Экологические проблемы связанные с добычей угля: Экологические проблемы угледобывающих регионов России обсудили в Росприроднадзоре

Содержание

Экологические проблемы угледобывающих регионов России обсудили в Росприроднадзоре

19 ноября в Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, под председательством руководителя ведомства Светланы Радионовой прошло совещание «Экологические проблемы угледобывающих регионов России». В мероприятии помимо сотрудников Росприроднадзора приняли участие представители Минприроды, Минэнерго, Роснедр, Ростехнадзора, субъектов РФ и угледобывающих компаний.

Добыча и разведка угля осуществляется в 25 субъектах Российской Федерации на 22 угольных бассейнах и 129 отдельных месторождениях на основании 661 лицензии на право недропользования. Крупнейшими из них являются Канско-Ачинский, Кузнецкий, Иркутский, Печорский, Донецкий, Южно-Якутский, Минусинский. Основным угольным бассейном, где ведется добыча угля, является Кузнецкий (Сибирский Федеральный округ) — 270 лицензий (41%).

Данные ФОИВ угольной отрасли Российской Федерации не совпадают.

По данным АСЛН Роснедр разрабатывается с добычей угля 585 лицензионных участков; Минэнерго России: 58 шахт и 133 разреза; Реестр ОПО Ростехнадзора: эксплуатируется 374 объекта (95 шахт и 279 разрезов).

Суть экологических проблем угольной отрасли в первую очередь характеризуется негативным воздействием горных работ и горно-геологических процессов на все компоненты окружающей среды, которое продолжается и после окончания эксплуатации месторождения. Кроме того, за период с 2012 по 2018 годы динамика показателей окружающей среды в угольной отрасли ухудшилась. Не соблюдаются требования технического проекта на разработку и многое другое.

Росприроднадзор предложил регулирование деятельности по недропользованию с разработкой Плана мероприятий по сокращению негативного воздействия предприятий угольной промышленности на окружающую среду на основе наилучших доступных технологий Правительства Российской Федерации («Дорожная карта»). Подробнее с докладом «Экологические проблемы угледобывающих регионов России» можно ознакомиться здесь: rpn.

gov.ru/upload/ecology_problems.pdf

АО «Атомредметзолото» — Уран и экология

Мы используем куки-файлы (cookies) на нашем сайте для того, чтобы улучшить его работу.

Что такое куки-файлы?
Куки-файлы представляют собой небольшие текстовые файлы, которые пересылаются на ваш компьютер (или мобильное устройство), когда вы впервые посещаете сайт. Они помогают опознать вас (ваше устройство), когда вы в следующий раз посетите сайт; помогают вам быстрее справляться с формами для заполнения, а также рекомендовать определенный контент, исходя из вашего предыдущего поведения на сайте. Термин cookies применяется по отношению ко всем файлам, которые собирают информацию подобным образом.

Некоторые куки-файлы содержат личную информацию. Например, если вы кликнете на «напомнить мне» при загрузке, такой файл запомнит ваше имя пользователя. Но большинство куки-файлов не собирает информацию, по которой можно идентифицировать конкретно вас, вместо этого они собирают более общую информацию (местоположение, географическая зона и пр. ).

Какими куки-файлами пользуется Урановый холдинг «АРМЗ»?
В общих чертах, наши куки-файлы выполняют четыре различные функции:

Основные куки-файлы
Такие куки-файлы позволяют идентифицировать подписчиков и гарантировать, что они заходят только на страницы, на которые подписались. Если подписчик выберет вариант отмены этих куки-файлов, то он не сможет получить доступ ко всему содержанию, которое обеспечено ему подпиской.

Оперативные куки-файлы


Куки-файлы этого типа используются для анализа того, как вы пользуетесь нашим сайтом, для мониторинга его показателей. Это позволяет нам предоставлять высококачественные услуги за счет предоставления быстрого доступа к наиболее популярным страницам.

Функциональные куки-файлы
Подобные куки-файлы используются, чтобы запоминать предпочтения пользователей. К примеру, они помогают сберечь ваше время при заполнении различных форм, для сохранения указанных вами в качестве предпочтительных настроек.

Другие куки-файлы
Определенные куки-файлы используются для сбора статистики, мониторинга трафика на сайте (например, при работе с программами «Яндекс. Метрика» и Google Analytics), улучшения функциональности сайта, а также выявления использования ботов (роботов).

Больше информацииИногда куки-файлы используются рекламодателями для того, чтобы показывать пользователям рекламу, исходя из их предпочтений. Если вы – резидент Европейского Союза и хотите узнать больше о том, как куки-файлы используются в таких целях или выбрать отказ от них, пожалуйста, посетите www.youronlinechoices.eu. Помните, что если вы выберете отключение использования куки-файлов, вы можете обнаружить, что некоторые разделы сайтов не будут работать привычным для вас образом.

Более подробно о том, как юридические лица могут использовать куки-файлы, рассказано на www.allaboutcookies.org.

Если у вас есть вопросы по поводу использования куки-файлов, пожалуйста, свяжитесь с нашим контактным лицом по эл. почте: [email protected]

Решение проблемы загрязнения воздуха в результате добычи полезных ископаемых

Загрязнение воздуха является глобальной экологической проблемой и одним из наиболее серьезных факторов риска, угрожающих здоровью людей. Каждый год от заболеваний, связанных с загрязнением воздуха, умирают миллионы людей. Смертность в результате загрязнения воздуха наиболее высока в странах с низким и средним уровнем дохода.

(Фото: с разрешения qAIRa)

Мы предпринимаем действия, направленные на решение глобальной проблемы загрязнения окружающей среды, постоянно и повсеместно наблюдая за качеством воздуха.

Несмотря на то что за последние годы методы работы в горнодобывающей отрасли изменились в лучшую сторону, деятельность в этом секторе может иметь целый ряд негативных последствий для окружающей среды. Среди таких последствий можно отметить следующие:

  • загрязнение почвы и поверхностных водных ресурсов,
  • сокращение биоразнообразия и
  • загрязнение воздуха (выброс микроскопических частиц пыли, вредных для здоровья человека).

Перуанский стартап qAIRa использует беспилотные летательные аппараты и технологию зондирования для решения проблемы загрязнения воздуха, в том числе в результате деятельности в горнодобывающей отрасли страны. Перу занимает одно из первых мест в мире по объему добычи меди, цинка и многих других полезных ископаемых.

(Фото: с разрешения qAIRa)

Мы, qAIRa, хотим преобразовать информацию о качестве воздуха в цифровой формат и сделать ее более доступной. Наша цель – сделать так, чтобы каждый располагал инструментами, позволяющими инициировать перемены в интересах окружающей среды.

О компании

Компания qAIRa была основана в 2015 г. Моникой Абарка, аспирантом Папского католического университета Перу и ее коллегами Карлосом Саито, Франсиско Куэльяром и Хавьером Кальво-Пересом.

  • qAIRa использует анализ больших данных и робототехнику для преобразования данных о качестве воздуха в цифровой формат и их отображения на карте мира.
  • Ее беспилотники облетают на большой высоте обширные территории и собирают данные о качестве воздуха, что позволяет составлять глобальную карту загрязненности, с тем чтобы компании, особенно в горнодобывающей отрасли могли лучше отслеживать и минимизировать воздействие своей деятельности на окружающую среду.
  • qAIRa также использует недорогостоящие статические модули для контроля качества воздуха для наблюдения за уровнем загрязнения воздуха в городах.
(Фото: с разрешения qAIRa)

В 2014 и 2016 гг. qAIRa были поданы заявки на получение патентов на полезные модели в ведомство интеллектуальной собственности Перу

Права ИС позволяют нам повышать эффективность нашей технологии и делать ее более ценной, способствуя росту нашего бизнеса

Горнодобывающая отрасль проявляет огромный интерес к технологии компании qAIRa, при помощи которой предприятия отрасли могут наблюдать за воздействием своей деятельности на качество воздуха. Эта технология может также применяться в других секторах, для которых загрязнение окружающей среды представляет проблему, таких как нефтегазовая отрасль, сельское хозяйство, электроэнергетика и многие другие.

VI Международный Российско-Казахстанский Симпозиум «Углехимия и экология Кузбасса»

16-18 октября 2017 года на базе ФИЦ УУХ СО РАН успешно прошел VI Международный Российско-Казахстанский Симпозиум «Углехимия и экология Кузбасса», организованный Институтом углехимии и химического материаловедения ФИЦ УУХ СО РАН.

Всего в работе Симпозиума приняли участие более 200 ведущих ученых, специалистов научно-исследовательских институтов, представителей вузов и промышленных предприятий из 22 городов России, Казахстана и Монголии (гг. Алматы, Астана, Улан-Батор, Москва, Электросталь, Ростов-на-Дону, Рязань, Сыктывкар, Пермь, Екатеринбург, Омск, Новосибирск, Томск, Кемерово, Новокузнецк, Прокопьевск, Березовский, Кызыл, Красноярск, Иркутск, Владивосток).

Тематика Симпозиума посвящена основным направлениям исследований в области углехимии и экологии:

1. Строение и химия угля:

— современные представления о структуре и свойстве углей;

— минеральный состав и органические компоненты;

— обогащение угля.

2. Глубокая переработка угля, синтез ценной химической продукции:

— газификация, ожижение;

— получение синтетического жидкого топлива и мономеров;

— коксохимия, каменноугольная смола, пеки;

— производство адсорбентов, гуминовых препаратов;

— синтез, свойства и современное использование углеродных наноматериалов.

3. Экологические проблемы:

— безопасность угледобычи и углепереработки;

— утилизация шахтного метана;

— мониторинг экологической обстановки и рекультивация нарушенных земель;

— экология человека угледобывающих регионов.

На торжественном открытии Симпозиума с приветственным словом выступили научный руководитель ФИЦ УУХ СО РАН, академик А.Э. Конторович, начальник Департамента природных ресурсов и экологии Кемеровской области С.В. Высоцкий, заместитель руководителя департамента науки и высшей школы Администрации Кемеровской области С.А. Пфетцер и директор Института проблем горения, академик МАН ВШ З.А. Мансуров.

Академик Конторович А.Э. в приветственной речи отметил, что рынок угля нестабилен, крайне упали цены на уголь за три последних года, вместе с тем снизился спрос. В связи с этим, губернатор области Аман Гумирович Тулеев и ведущие учёные неустанно говорили о необходимости организации глубокой переработки угля и производства широкого спектра продуктов углехимии. Для первого шага необходимо восстановление набора продуктов, который активно и хорошо производился в Советском Союзе. Для этого необходимо привлечение науки, ведь наука — это мозги государства. Поэтому этот шестой Симпозиум очень полезен в этом отношении, он отчетливо показывает, в каком состоянии мы сейчас находимся, куда мы двигаемся и каковы наши перспективы на ближайшее будущее.

С.В. Высоцкий от лица губернатора Кемеровской области Амана Гумировича Тулеева и коллегии Администрации Кемеровской области приветствовал всех присутствующих. Отметил, что Кемеровская область является одним из наиболее развитых регионов Сибири и основу её экономики составляет угледобывающая отрасль, в связи с чем для региона характерно негативное воздействие промышленности на окружающую среду, среди которых угольная промышленность занимает ведущее место. Однако в последние несколько лет в угольной промышленности произошла смена приоритетов — сейчас важнее не столько добыть «чёрного золота», сколько его переработать, чтобы получить именно полноценный высококачественный продукт и уменьшить негативное воздействие на окружающую среду. Вопрос внедрения принципов зелёной экономики в угольной отрасли очень актуален для нашего региона. Подчеркнул важность Симпозиума, в качестве площадки для обсуждения последних достижений в углехимии и в экологических вопросах, связанных с добычей и переработкой угля, а также для профессионального общения учёных, представителей бизнеса, власти, что в совокупности способствовует развитию международного сотрудничества и созданию новых условий для более тесного сотрудничества в области углехимии и экологии.

С.А. Пфетцер по поручению Амана Гумировича Тулеева поздравил Исмагилова Зинфера Ришатовича с 70-летним юбилеем с пожеланиями здоровья, успехов, научного поиска. Подчеркнул неоценимый вклад Исмагилова З.Р. в развитие экономики и науки в Кузбассе, а также ожидание дальнейших открытий, новых технологий и методик на благо Кузбасса и России.

Академик МАН ВШ Мансуров З.А. от лица председателя комитета науки Министерства образования Республики Казахстан и науки доктора, профессора Абдирасилова приветствовал участников Симпозиума, объединяющего научные круги России, Казахстана, Монголии и других стран. Подчеркнул, что Симпозиум является важным участком для обсуждения широкого спектра вопросов, касающихся химии, химической технологии, в том числе фундаментальных процессов горения и газификации углей, конверсии метана, плазмохимической технологии. Отметил, что Симпозиум несёт важный вклад в решение актуальных современных проблем в области химической технологии и пожелал всем участникам успешной и плодотворной работы.

Ключевым моментов всего Симпозиума были пленарные доклады, представленные ведущими специалистами.

Член-корр. РАН З.Р. Исмагилов (Институт углехимии и химического материаловедения ФИЦ УУХ СО РАН) в пленарном докладе «Успехи углехимии в зарубежных компаниях и перспективы развития в России» показал ,что большинство стран с высокой обеспеченностью запасами каменного угля, такие как США, Китай, Австралия, Индия интенсивно разрабатывают и внедряют промышленные технологии конверсии угля в продукты с высокой добавленной стоимостью, включая такие направления как выделение органических компонентов углей химическими методами; прямое ожижение в жидкие продукты; газификация для получения синтез газа; производство моторных топлив из синтез газа; производство метанола, гликолей и диметилового эфира; получение бензина через метанол; производство олефинов и полимеров. Россия за последние 25-30 лет уступила свои позиции одного из лидеров в этой области зарубежным странам и сейчас складывается парадоксальная ситуация, когда Российская Федерация, обладая огромными запасами угля, становится импортером продуктов углехимии, в том числе для оборонной промышленности.

На современном этапе социально-экономического развития Российской Федерации необходимо значительно увеличить часть продукции угледобычи, направляемую на экономически эффективную глубокую химическую переработку, что требует системного и экономически обоснованного развития всех этих направлений.

Академик МАН ВШ, профессор З.А. Мансуров (Институт проблем горения, Республика Казахстан, г. Алматы) в пленарном докладе «Наноуглеродные материалы» рассказал о современных достижениях в области получения наноуглеродных материалов в процессах горения. Подробно остановился на вопросах образования фуллерены в режиме горения, способах синтеза слоистых пленок графена в пламени, графена в пламени при низком давлении, феноменологии сажеобразования, а также улучшения параметров кремниевых солнечных элементов с использованием синтезированных наночастиц оксида металла.

Представлены интересные результаты по получению интеллектуального текстиля, в котором были синтезированы многослойные углеродные нанотрубки на стеклянной ткани с нанесенными наночастицами оксида кобальта. Были проведены измерения вольт-амперных характеристик синтезированного массива углеродных нанотрубок, выращенных на стеклянной ткани и исследована возможность использования их в качестве обогревающего жилета.

Академик РАН С.В. Алексеенко (Институт теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН, г. Новосибирск) в пленарном докладе «Перспективные угольные технологии» рассмотрел современные технологии и проблемы использования угля в энергетике, уделив особое внимание нетрадиционным технологиям в энергетике. Выявил проблемы снижения эффективности сжигания угля (транспорт и хранение, обогащение, углеподготовка, тепломассоперенос, полнота выгорания, шлакование и т.п.), осбенности физического и математического моделирования процесса горения, а также коснулся вопросов экологии (выбросы угольной пыли, NOX, CO2, SO2, взрываемость, летучая зола, золошлаковые отвалы, выделение полициклических углеводородов (бензапирен), нитросоединений (нитрозамин), микроэлементов (ванадий, ртуть, мышьяк, фтор) и т. п.).

Обозначил пути решения обозначенных проблем, а именно, рассмотрел Программы чистой угольной энергетики (Clean Coal Technology Demonstration Program (CCT) – USA, 1986, Combustion 2000 (C-2000) – USA, Thermie – EU, Joule II – EU, Экологически чистая энергетика – Россия, 1989: Экологически чистая ТЭС на твердом топливе (9 проектов для 4 видов угля).

В завершение доклада отметил, что для решения проблем использования угля в современной энергетике необходим радикальный рост объема фундаментальных и прикладных исследований по угольной тематике, включая углубленное изучение свойств твердых топлив, разработку новых видов топлив с улучшенными эксплуатационными, энергетическими и экологическими характеристиками, а также ускоренное развитие технологий глубокой переработки угля. Важным является внедрение нетрадиционных подходов в угольной энергетике, включая микроуголь, плазменный поджиг, нанотехнологии, топливные элементы и др.

В пленарной лекции член-корр. РАН В.А. Лихолобова (Институт проблем переработки углеводородов СО РАН, г. Омск) «Роль углеродных наноматериалов в развитии нанотехнологий и материаловедения» рассмотрены научные и прикладные аспекты получения и применения «наноглобулярного» углеродного материала в наноиндустрии. В ИППУ СО РАН в течение последнего десятилетия были выполнены исследования закономерностей формирования углеродных наноглобул при их получении в газовой фазе из углеводородов. С применением современных методов исследования (HREM, SEM, IRS, XPS, XRD, NMR MAS и др.) были изучены «внутреннее» строение углеродной наноглобулы и структура их агрегатов. Установлено, что углеродная наноглобула состоит из трех частей: центральной части, построенной из сферического «комка» фуллереноподобного углерода, среднего, наиболее протяженного слоя слабоупорядоченного графитоподобного углерода и периферийного слоя частично упорядоченного графитоподобного углерода. С использованием этих подходов получены новые функциональные материалы для решения задач защиты природы и здоровья человека, освоения Арктики, получения и хранения электрической энергии, создания эффективных катализаторов органического синтеза и квалифицированной переработки органических веществ.

Д.т.н. Журавлева Н.В. (ОАО «Западно-Сибирский испытательный центр», г. Новокузнецк) представила пленарную лекцию «Обоснование, разработка и развитие методов оценки влияния добычи и переработки углей кузнецкого угольного бассейна на экологическое состояние природной среды», в которой рассказала о приоритетных органических и неорганических загрязняющих веществах, подлежащих контролю в зоне действия предприятий угледобывающей и углеперерабатывающей отрасли.

В докладе было показано, что оценка влияния процессов добычи и переработки углей на экологическое состояние природной среды должна производиться на основе научно обоснованного перечня загрязняющих веществ, образующихся при функционировании угольных предприятий, который должен включать помимо показателей, традиционно используемых в экологическом контроле, такие загрязняющие вещества, как ПАУ, взвешенные частицы размерами менее 2,5 мкм и менее 10 мкм, 2,4,6-тринитротолуол и его метаболиты. Установлено, что техногенная нагрузка на территорию в зоне влияния предприятий угольной отрасли может быть определена на основе изучения распределения концентраций приоритетных ПАУ в почвах. При этом в качестве основного информативного показателя указанной нагрузки следует использовать концентрацию фенантрена в почвах.

Профессор Мухин В.М. (ОАО «Электростальское НПО «Неорганика», г. Электросталь) посвятил свой доклад «Углеродные адсорбенты на основе каменных углей Кузбасса для решения широкого спектра технологий защиты биосферы» обсуждению результатов работ по получению адсорбентов и вопросам создания производства сорбентов на основе углей Кузбасса, проводимых совместно с ведущими учеными Института углехимии и химического материаловедения ФИЦ УУХ СО РАН. В докладе показана роль активных углей в решении широкого спектра экологических проблем не только Кузбасса, но и Российской Федерации в целом, особенно для обеспечения городов и крупных населенных пунктов водой питьевого качества. Предложены наиболее перспективные технологии получения углеродных адсорбентов на основе Кузбасского каменноугольного сырья.

Доклад профессора Энсхарул Бамбаджав (Национальный Университет Монголии, г. Улан-Батор) «Steam gasification of Mongolian low rank coals with Na-Fe binary catalyst» посвящен чистым угольным технологиям, а именно паровой газификации монгольских углей низкой метаморфизовонности с использованием бинарного катализатора Na-Fe. Данный процесс является энергоэффективным, поскольку никзометаморфизованные монгольские угли позволяют проводить его при довольно низкой температуре 800 °C.

Д.х.н. С.И. Жеребцов (Институт углехимии и химического материаловедения ФИЦ УУХ СО РАН, г. Кемерово) в докладе «Сорбция катионов меди, цинка, марганца и кобальта нативными и модифицированными гуминовыми кислотами бурых углей» рассказал о результатах исследования процесса сорбции катионов меди, цинка, марганца и кобальта из водных растворов нативными и модифицированными гуминовыми кислотами. Гуминовые кислоты были выделены из бурых углей Тисульского месторождения и его окисленной в пласте формы, и модифицированы пероксидом водорода. Состав подробно охарактеризован с помощью технического и элементного анализа, а также методами ИК-, ЯМР- и ЭПР-спектроскопии. Комплекс исследований позволил сделать вывод о механизме взаимодействия катионов с гуминовыми кислотами в процессе сорбции. Для катионов цинка с большей вероятностью сорбция протекает по механизму ионного обмена, для катионов меди, марганца и кобальта — по смешанному механизму, т.е. ионный обмен и комплексообразование с различными кислородосодержащими группами. Отмечено, что большая часть физико-химических исследований проведена на оборудовании Кемеровского центра коллективного пользования на базе ФИЦ УУХ СО РАН.

 В докладе профессора Е.И. Андрейков (Институт органического синтеза УрО РАН, г. Екатеринбург) «Новые продукты и процессы на базе каменноугольной смолы» рассмотрен современный уровень получения химических продуктов путем переработки каменноугольной смолы и обсуждены перспективные направления совершенствования технологических процессов в смолоперерабатывающих цехах коксохимических предприятий, а также новые виды продукции на основе каменноугольной смолы и каменноугольного пека. Отмечена недостаточная загруженность существующих мощностей смолоперерабатывающих и перспектива использования их для совместной дистилляции каменноугольной смолы с продуктами нефтепереработки. Показано, что основные тенденции в новых процессах и технологиях связаны с повышением качества и совершенствованием технологии получения товарных продуктов. Обсуждены вопросы получения новых видов каменноугольного пека для алюминиевой промышленности, использования пека для малотоннажных углеродных материалов и переработки отработанных полимеров.

ФАНО России, Сибирское отделение РАН выполнило в 2009-2016 гг. работу по усилению фундаментальных научных исследований в области углехимии. В 2010 г. организован Институт углехимии и химического материаловедения, вошедший в 2015 году в состав Федерального исследовательского центра угля и углехимии, где создан и оснащен современным оборудованием Аналитический центр коллективного пользования.

В планарном докладе профессора Мороз Э.М. (Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН, г. Новосибирск) «Определение структурных характеристик углеродных материалов комплексом рентгенографических методов» (Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН, г. Новосибирск) обсуждаются основы рентгенографических методов и возможности их при изучении углеродных материалов. В работе исследованы образцы углеродных материалов, в основе которых лежит структура графита: активные угли (сарановый, березовый, ацетиленовая сажа, буроугольный полукокс), сибунит. Для них определены структурные (межатомные расстояния и координационные числа) и субструктурные характеристики: степень кристалличности, доля ароматического углерода, степень трехмерной упорядоченности, размеры областей когерентного рассеяния в ароматических слоях, толщину пачек графитоподобных слоев или размер областей когерентного рассеяния для направления, перпендикулярного графитовым слоям.

Д.т.н., профессор Тайлаков О. В. (Институт угля ФИЦ УУХ СО РАН, г. Кемерово) представил пленарный доклад «Перспективы развития извлечения и переработки шахтного метана в Кузбассе». В докладе подробно рассмотрены аспекты инвентаризации выбросов шахтного метана, оценки ресурсов угольного метана выработанного пространства, определения фильтрационных и коллекторских свойств угольных пластов. Рассмотрены стандарты, по которым ведется уточнение газового баланса очистного участка на основе прямых измерений изотопного состава углерода в метановоздушной смеси и научное сопровождение проектов бурения наклонно-направленных скважин из горных выработок. Значительный раздел посвящен вопросу утилизация шахтного метана. В докладе показаны реальные проекты утилизации шахтного метана в генераторной станции 0,9 МВт на шахте «им. С.М. Кирова», проект утилизации метана в блочно-модульной котельной 0,7 МВт на шахте «Красногорская», технологии утилизации метана при отработке запасов центральной части южной привязки на шахте «Комсомолец», техническое перевооружение шахт № 7 и «Котинская» ОАО «СУЭК-Кузбасс» в части внедрения технологии утилизации метана и техническое перевооружение шахт № 7 и «Котинская» ОАО «СУЭК-Кузбасс» в части внедрения технологии утилизации метана.

Симпозиум проводился при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, компании MERCK, Торгово-Сервисного Центра «ХромоСиб» и получил высокую оценку участников и гостей Симпозиума. На протяжении всех дней осуществлялась он-лайн трансляция заседаний, благодаря чему заочные участники Симпозиума и все заинтересованные лица имели возможность слушать доклады в режиме реального времени.

На закрытии мероприятия участники приняли решение о проведении следующего Симпозиума в первой половине октября 2018 года.

Ученые обсудят актуальные проблемы, связанные с добычей и переработкой угля

 

В Кемерове открылся VII Международный российско-казахстанский симпозиум «Углехимия и экология Кузбасса». Его главными темами стали мониторинг экологической обстановки и рекультивации нарушенных земель, а также проблемы безопасности угледобычи и углепереработки.

 

В числе остальных тем симпозиума: строение и химия угля (структура и свойства, минеральный состав и органические компоненты), его глубокая переработка, синтез ценной химической продукции (газификация и сжижение, синтетическое жидкое топливо и мономеры, адсорбенты и гуминовые препараты, углеродные наноматериалы).

 

 

В симпозиуме принимают участие более 100 специалистов из России, Казахстана, Монголии, Эстонии и Украины. География российских участников довольно обширна и включает в себя Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, Кемерово, Томск, Красноярск, Кызыл, Пермь, Сыктывкар и другие города.

 

 

«Конференция призвана привлечь внимание к вопросам глубокой переработки угля, экологическим проблемам в угледобывающем регионе, который дает России практически 60 % годовой добычи, — сказал заместитель директора Института углехимии и химического материаловедения ФИЦ угля и углехимии Сибирского отделения РАН кандидат химических наук Алексей Петрович Козлов. — Мы должны держать курс на то, чтобы эффективно и безопасно перерабатывать эти природные ископаемые и получать продукты с высокой добавленной стоимостью».

 

На стендах гостям симпозиума была представлена краткая информация о разработках институтов, входящих в ФИЦ УУХ СО РАН: Института угля, Института химии и химического материаловедения, Института экологии человека, Кемеровского центра коллективного пользования.

«Вопросы углехимии в созданных нами технологиях представлены довольно широко: от высокотермических методов переработки угольного сырья до экстракционных; от попыток получения жидких углеводородных топливных фракций до стимуляторов роста растений», — прокомментировал заведующий лабораторией химии бурых углей Института углехимии и химического материаловедения ФИЦ УУХ СО РАН доктор химических наук Сергей Игоревич Жеребцов.

 

По словам участников симпозиума, сейчас на острие именно экологический аспект угледобычи и восстановления земель. Многие страны (например, Германия и Великобритания) сокращают уровень потребления угля и переходят на возобновляемую энергетику — ветряные и солнечные электростанции. Вместе с тем, по прогнозам экспертов, драйвером экономики развивающихся стран станет именно угольная промышленность. Сегодня главным мировым экспортером угля является Китай: за последние 10 лет он увеличил угледобычу в два раза, до 3 млрд тонн в год. Это почти 50 %  мирового рынка. В России, для сравнения, эта цифра составляет 300 млн тонн в год.

 

«Согласно прогнозам Международного энергетического агентства и компании British Petroleum, до 2040—2050-х годов нефтяная, газовая и угольная промышленности будут интенсивно развиваться, особенно в странах Юго-Восточной Азии, — сказал научный руководитель ФИЦ УУХ СО РАН академик Алексей Эмильевич Конторович на открытии симпозиума. — 20 % мирового рынка природных ископаемых станут поступать на глубокую химическую переработку. Это повлечет за собой экологические проблемы. Одна из них — увеличение концентрации углекислого газа в атмосфере и глобальное потепление климата, вторая — экологическая обстановка в угольных регионах». 

 

В настоящее время тот же Кузбасс испытывает серьезные проблемы: запыленность и химический состав атмосферы в регионе значительно превышают допустимые нормы, в почве и в воздухе накапливаются канцерогены. «С ухудшением экологической обстановки в угольных районах необходимо бороться, и наука обязана заниматься этим всерьез. Поэтому важность сегодняшнего мероприятия, направленного на “оздоровление” угледобывающих территорий, сложно переоценить», — подчеркнул академик.

 

«Наука в Сибири»

 

Фото Юлии Клюшниковой

 

4. Целевое видение развития угольной промышленности России / КонсультантПлюс

4. Целевое видение развития угольной промышленности России

Глобальные проблемы предстоящего периода являются причинами включения в Программу развития угольной промышленности России на период до 2030 года (далее — Программа) альтернативных сценариев развития угольной промышленности.

Первой проблемой является усиление глобальной конкуренции, охватывающей рынки товаров, капиталов, технологий и рабочей силы. В предстоящий период серьезное влияние на развитие мировой экономики будут оказывать проблемы, связанные с преодолением энергетических барьеров роста, в том числе за счет повышения энергоэффективности и расширения использования альтернативных видов энергии, а также с усилением влияния экологических факторов и факторов изменения климата.

Изменится характер рынка энергоресурсов, его ценовые и объемные характеристики все в большей мере будут определяться не производителем энергоресурсов, а их потребителем, что значительно усилит экологические требования к использованию энергоресурсов.

Второй проблемой является ожидаемая новая волна технологических изменений, усиливающая роль инноваций в социально-экономическом развитии и снижающая влияние многих традиционных факторов роста. В ближайшее десятилетие развитые страны перейдут к формированию новой технологической базы развития экономики, основанной на использовании новейших достижений в области науки и техники.

Третьей проблемой является нарастание новых внутренних ограничений роста, обусловленных недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры.

С учетом изложенного проанализированы альтернативные варианты развития угольной промышленности с учетом глубины технологической модернизации, темпов обновления производственных фондов и создания новых продуктов переработки угля. При этом основным направлением развития российской угольной промышленности является создание новых центров угледобычи на востоке страны — в Республике Тыва, Республике Саха (Якутия), в Забайкальском крае и Амурской области с соответствующим наращиванием экспортного потенциала и повышением конкурентоспособности угольных компаний.

Рассмотрены 2 основных варианта объемных показателей развития промышленности.

Первый вариант предусматривает добычу угля в объеме не более 410 млн. тонн и обусловлен низким перспективным соотношением цен на газ и уголь (менее чем 2 к 1) и наличием инфраструктурных ограничений. Однако при этом предполагается реализация мероприятий по управлению рисками, определенными проектом энергетической стратегии России на период до 2035 года.

Второй вариант, оптимистический (технологическая модернизация), предусматривает добычу угля в объеме 480 млн. тонн. Выполнению этого показателя будут способствовать установленные Федеральным законом «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части стимулирования реализации региональных инвестиционных проектов на территориях Дальневосточного федерального округа и отдельных субъектов Российской Федерации» льготные налоговые условия для высокотехнологичных проектов, реализуемых на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, а также высокие темпы модернизации производства, переход внутреннего рынка газа к условиям равнодоходности по отношению к экспортным поставкам, более высокие темпы промышленного освоения технологий переработки угля, в том числе глубокой. Предполагается изменение тарифного и налогового законодательства. Прогнозируется рост цены угля на внешнем рынке в пределах рассматриваемого периода.

Кроме того, при благоприятном сочетании внешних и внутренних условий возможно превышение прогнозных показателей оптимистического варианта. Оно может быть связано с ростом спроса на атлантическом рынке угля, что даст стимул к расширению угледобычи в Печорском и Донецком бассейнах. На востоке страны доля российского угля на рынке Азиатско-Тихоокеанского региона с сегодняшних 5,9 процента может увеличиться до 13 процентов.

В значительной степени на увеличение прогнозируемых объемов добычи угля к 2030 году может оказать влияние успешное экономическое сотрудничество с Китаем по возможному освоению 3 месторождений, два из которых расположены в Амурской области (Ерковецкое и Огоджинское), где к 2030 году возможно довести добычу угля до 29 и 10 млн. тонн соответственно с одновременным строительством электростанций на угольном топливе для поставки электроэнергии в Китай. Третий перспективный центр угледобычи — это угольные месторождения Чикойской впадины в Забайкальском крае (с добычей 10 — 20 млн. тонн угля к 2030 году). Причем освоение этих проектов не скажется на загрузке внутренних транспортных магистралей, так как месторождения расположены в непосредственной близости от границы с Китаем, а угольная продукция с месторождений Чикойской впадины будет экспортироваться через ближайший погранпереход.

Преимущественное наращивание экспорта угля из восточных регионов страны позволит сохранить конкурентоспособность российского угля на международных рынках за счет снижения транспортных затрат. В старых районах угледобычи получат развитие угольно-технологические (включая глубокую переработку угля), углехимические кластеры (в том числе получение из низкокачественных коксующихся углей кокса, синтетического жидкого топлива и новых химических продуктов) и энергоугольные кластеры, позволяющие комплексно использовать возможности угольных месторождений. В восточных районах страны помимо кластерного подхода получат развитие территориально-производственные комплексы, ориентированные на совместную разработку угля и залегающих рядом металлических руд.

Внедрение единых систем управления промышленной безопасностью позволит существенно снизить уровень производственного травматизма и профзаболеваний. Использование наиболее современных экологически чистых технологий при модернизации старых и строительстве новых угледобывающих и углеперерабатывающих предприятий позволит минимизировать вредные выбросы в окружающую среду. Ежегодный уровень рекультивации нарушенных земель приблизится к годовому объему нарушений.

Завершится реструктуризация угольной промышленности России. Будут выполнены в полном объеме обязательства государства по обеспечению мер социальной защиты высвобожденных работников ликвидированных предприятий и охраны территорий от экологических и иных последствий добычи угля. В процессе создания системы планомерного выбытия неэффективных производств начнется формирование ликвидационного фонда (фондов), заработает механизм ликвидации предприятий-банкротов до начала финансирования из ликвидационного фонда с обеспечением всех положенных по закону мер социальной защиты увольняемых трудящихся ликвидируемых угольных предприятий.

Новые профессиональные стандарты позволят подготовить и трудоустроить специалистов необходимых в угольной промышленности профессий в требуемом количестве. Строительство благоустроенных поселков с необходимой социальной инфраструктурой позволит привлечь специалистов к освоению новых угольных месторождений в отдаленных местностях.

Российская угольная промышленность обладает всеми возможностями стать современной отраслью производства с высококонкурентной продукцией. Потенциал развития российских угольных компаний в рамках отечественного топливно-энергетического комплекса заключается:

в наличии огромных запасов угля, которых при существующем уровне добычи хватит на 600 лет;

в наличии значительного опыта использования этого энергоресурса, обеспечивающего в том числе устойчивость энергоснабжения, особенно в кризисных ситуациях;

в возможности выхода на мировой рынок;

в наличии существенных резервов повышения эффективности;

в многообразии различных видов угольной продукции;

в возможности адаптации к меняющимся условиям рынка;

в возможности интеграции с приоритетными направлениями инновационного развития экономики;

в обеспечении региональной энергетической безопасности.

Ученые обсудили актуальные проблемы, связанные с добычей и переработкой угля

В Кемерове открылся VII Международный российско-казахстанский симпозиум «Углехимия и экология Кузбасса». Его главными темами стали мониторинг экологической обстановки и рекультивации нарушенных земель, а также проблемы безопасности угледобычи и углепереработки.

В числе остальных тем симпозиума: строение и химия угля (структура и свойства, минеральный состав и органические компоненты), его глубокая переработка, синтез ценной химической продукции (газификация и сжижение, синтетическое жидкое топливо и мономеры, адсорбенты и гуминовые препараты, углеродные наноматериалы).

В симпозиуме принимают участие более 100 специалистов из России, Казахстана, Монголии, Эстонии и Украины. География российских участников довольно обширна и включает в себя Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, Кемерово, Томск, Красноярск, Кызыл, Пермь, Сыктывкар и другие города.

«Конференция призвана привлечь внимание к вопросам глубокой переработки угля, экологическим проблемам в угледобывающем регионе, который дает России практически 60 % годовой добычи, – сказал заместитель директора Института углехимии и химического материаловедения ФИЦ угля и углехимии Сибирского отделения РАН кандидат химических наук Алексей Петрович Козлов. – Мы должны держать курс на то, чтобы эффективно и безопасно перерабатывать эти природные ископаемые и получать продукты с высокой добавленной стоимостью».

На стендах гостям симпозиума была представлена краткая информация о разработках институтов, входящих в ФИЦ УУХ СО РАН: Института угля, Института химии и химического материаловедения, Института экологии человека, Кемеровского центра коллективного пользования.

«Вопросы углехимии в созданных нами технологиях представлены довольно широко: от высокотермических методов переработки угольного сырья до экстракционных; от попыток получения жидких углеводородных топливных фракций до стимуляторов роста растений», – прокомментировал экспозицию ведущий научный сотрудник Института углехимии и химического материаловедения ФИЦ УУХ СО РАН доктор химических наук Сергей Игоревич Жеребцов.

По словам участников симпозиума, сейчас на острие именно экологический аспект угледобычи и восстановления земель. Многие страны (например, Германия и Великобритания) сокращают уровень потребления угля и переходят на возобновляемую энергетику: ветряные и солнечные электростанции. Вместе с тем, по прогнозам экспертов, драйвером экономики развивающихся стран станет именно угольная промышленность. Сегодня главным мировым экспортером угля является Китай: за последние 10 лет он увеличил угледобычу в два раза, до 3 млрд тонн в год. Это почти 50 % мирового рынка. В России, для сравнения, эта цифра составляет 300 млн тонн в год.

«Согласно прогнозам Международного энергетического агентства и компании British Petroleum, до 2040-2050-х годов нефтяная, газовая и угольная промышленности будут интенсивно развиваться, особенно в странах Юго-Восточной Азии, – сказал научный руководитель ФИЦ УУХ СО РАН академик Алексей Эмильевич Конторович на открытии симпозиума. – 20 % мирового рынка природных ископаемых станут поступать на глубокую химическую переработку. Это повлечет за собой экологические проблемы. Одна из них – увеличение концентрации углекислого газа в атмосфере и глобальное потепление климата, вторая – экологическая обстановка в угольных регионах».

В настоящее время тот же Кузбасс испытывает серьезные проблемы. Запыленность и химический состав атмосферы в регионе значительно превышают допустимые нормы, в почве и в воздухе накапливаются канцерогены. «С ухудшением экологической обстановки в угольных районах необходимо бороться, и наука обязана заниматься этим всерьез. Поэтому важность сегодняшнего мероприятия, направленного на «оздоровление» угледобывающих территорий, сложно переоценить», – подчеркнул академик.

«Наука в Сибири»

http://prirodasibiri.ru/show_new.php?id_new=23062

с вашего сайта.

Конец угля | Добыча угля

Долина Хантер, Австралия. Предоставлено: Max Phillips

Добыча угля наносит огромный ущерб здоровью людей и окружающей среде. Огромные участки лесов, гор и сельскохозяйственных угодий были расчищены, чтобы освободить место для угольных шахт. Общины были насильственно перемещены, а их земли уничтожены.

Сообщества, живущие вблизи шахт, страдают от загрязнения воздуха и воды. Они сталкиваются с сокращением ожидаемой продолжительности жизни и ростом заболеваемости раком легких, сердечно-сосудистых, респираторных и почечных заболеваний.Беременные женщины имеют более высокий риск рождения детей с низкой массой тела при рождении. В районе Аппалачей в США целые горы были вырыты для добычи угля. Приблизительно 3800 километров ручьев были погребены в результате добычи полезных ископаемых на вершинах гор. Полученные токсины в питьевой воде вызвали тысячи преждевременных смертей и увеличили уровень врожденных дефектов на 26 процентов.

Шахтеры подвергаются большому физическому риску из-за несчастных случаев, взрывов и обрушения шахт. В Китае ежегодно в результате несчастных случаев на подземных горных работах погибает от 4000 до 6000 рабочих.Шахтеры также подвергаются непосредственному воздействию токсичных паров, угольной пыли и токсичных металлов, что увеличивает риск смертельных заболеваний легких, таких как пневмокониоз и силикоз.

Физический ландшафт сильно пострадал. Одним из наиболее серьезных последствий добычи угля является дренаж кислотных шахт. Кислотный шахтный дренаж загрязняет грунтовые и поверхностные воды тяжелыми металлами и токсинами, выделяемыми при добыче полезных ископаемых. Это разрушает водные экосистемы и водоснабжение, от которых зависит питье и сельское хозяйство.

При добыче полезных ископаемых из водоносных горизонтов отводится огромное количество подземных вод, чтобы горнодобывающие компании могли получить доступ к угольным пластам – до 10 000 литров на тонну угля. По прогнозам, ряд предлагаемых шахт в бассейне Галилеи в Австралии будет добывать 1343 гигалитров воды, что более чем в 2,5 раза превышает количество воды в гавани Сиднея. Эта добыча резко понизит уровень грунтовых вод, что сделает местные колодцы непригодными для использования и повлияет на близлежащие реки. Открытые разработки также приводят к массовой эрозии и заилению ручьев, водно-болотных угодий и рек.

Сегодня общины по всему миру — в таких разных странах, как Китай, Индия, США, Индонезия, Австралия, Колумбия и Южная Африка — восстают против новых угольных шахт и требуют возмещения ущерба и восстановления за последствия для их средств к существованию и природная среда.

Воздействие добычи угля и сопутствующих отходов на окружающую среду: геохимическая перспектива

Резюме

С момента начала добычи угля в промышленных масштабах (на северо-востоке Англии около 1600 г.) и из отходов, оставленных на поверхности.На заре угледобычи жалобы на такие последствия были резкими, поскольку недавно созданная отрасль отрицательно сказывалась на давно сложившихся интересах сельского хозяйства. Когда торговля углем стала доминировать в региональной экономике в горнодобывающих районах, ее негативные последствия стали восприниматься как необходимый побочный продукт создания богатства за счет угля. Только после того, как за последние несколько десятилетий в крупных угледобывающих странах развитого мира началось крупномасштабное закрытие шахт, негативные последствия добычи угля снова стали считаться неприемлемыми.Воздействие на окружающую среду, возникающее в результате деятельности по добыче угля, в основном связано с воздействием на восстановленные земные материалы (особенно уголь, пирит, сидерит и анкерит) окислительной силы атмосферы Земли. Последствия варьируются от самовозгорания угля до выброса кислых вод в результате окисления пирита. Была разработана типология известных воздействий, возникающих в результате шахтных пустот и отходов в угледобывающих районах, в которой признается множество подкатегорий воздействий по пяти основным направлениям: загрязнение воздуха, пожароопасность, деформация грунта, загрязнение воды и истощение водных ресурсов.Глубокое понимание геохимических процессов является ключом к пониманию того, как возникают эти воздействия, и к разработке устойчивых стратегий смягчения последствий. Применение недавно разработанной типологии проиллюстрировано на примере угольного месторождения Шилботтл (Нортумберленд, Великобритания). Хотя в категориях загрязнения воздуха, пожароопасности или деформации грунта возникло несколько очевидных последствий, серьезные проблемы загрязнения воды требовали как профилактических, так и корректирующих вмешательств. Для затопленных подземных пустот они приняли форму системы перекачки и очистки, тогда как выбросы фильтратов из поверхностных отвалов потребовали установки инновационной «гибридной» пассивной системы очистки, включающей проницаемый реактивный барьер, пруды окисления, и заболоченное место. Инверсное геохимическое моделирование прояснило взаимосвязь между различными типами воды, встречающимися на угольном месторождении, и обеспечило базовое геохимическое понимание, на котором могут быть основаны будущие исследования устойчивости восстановительных систем.

  • © Лондонское геологическое общество, 2004 г.

тематическое исследование воздействия и конфликтов, связанных с добычей угля в провинции Мпумаланга, Южная Африка

 

Абстрактный:

Уголь является основным источником первичной энергии в Южной Африке и играет важную роль в снабжении химической и сталелитейной промышленности.Преимущества добычи угля актуальны в свете приоритетов развития Южной Африки по созданию рабочих мест и экономическому росту. Тем не менее, производство первичных металлов и угольная электроэнергетика в силу своей деятельности и деятельности представляют значительный и необратимый риск для окружающей среды. Воздействие на окружающую среду в дальнейшем сказывается на здоровье местных сообществ и на устойчивых источниках средств к существованию, а также часто представляет собой долгосрочное экономическое бремя и потерю ценных ресурсов. Несмотря на изменения в законодательстве и улучшение социальных и экологических показателей отрасли, растет обеспокоенность в связи с последствиями и конфликтами, связанными с добычей угля, с постоянными заявлениями сообществ и гражданского общества о связанных с этим проблемах со здоровьем, падеже крупного рогатого скота и уничтожении источников средств к существованию. . Однако на сегодняшний день, по-видимому, было предпринято мало попыток подкрепить опасения и мнения сообщества фактическими доказательствами и информацией, что свидетельствует об отсутствии конвергенции между непрофессиональными и экспертными знаниями.В данной диссертации исследуются факты, представления, опасения и конфликты в причинно-следственной цепи шахта-окружающая среда-сообщество в контексте экологических и социальных последствий, связанных с угледобывающей промышленностью Южной Африки. В частности, это влечет за собой подробный обзор опубликованных данных об академической литературе, газетных статьях, популярных журналах, а также в Интернете и специализированных отчетах с особым акцентом на южноафриканском сценарии; и полуструктурированные интервью с представителями сообществ, организаций гражданского общества и независимыми консультантами по окружающей среде. Особое внимание уделяется добыче угля в провинции Мпумаланга, на долю которой приходится более 84% добычи угля в Южной Африке. Это было сделано с целью лучшего понимания взаимосвязей между угледобывающей промышленностью и местной средой и обществом, в которых она работает. Предполагается, что в конечном итоге это будет способствовать выработке устойчивых решений проблем и конфликтов, связанных с добычей угля. Исторически добыча угля оказывала значительное воздействие на окружающую среду, и существуют убедительные доказательства прочной связи между загрязнением окружающей среды в результате добычи полезных ископаемых и здоровьем и благополучием людей и экосистем в окрестностях.Эти воздействия могут быть в значительной степени связаны с качеством воды, физической и химической деградацией земель и загрязнением воздуха в результате выпадения пыли и выбросов твердых частиц (ТЧ) и токсичных газов. В частности, АМД от добычи угля приводит к значительному загрязнению земельных и водных ресурсов. В опубликованной литературе приводятся доказательства того, что это загрязнение окружающей среды может и часто оказывает неблагоприятное воздействие на местные экосистемы, а также на здоровье и средства к существованию населения, особенно на растениеводство и животноводство.Выводы также показывают, что правительство и отрасль отреагировали на эти опасения. Правительство провело ряд законодательных реформ, особенно с 2002 года, и разработало программы, направленные на решение социально-экономических проблем в шахтерских городах. Промышленность также предприняла шаги по улучшению своих экологических показателей с точки зрения управления отходами, рекультивации шахтных вод и реабилитации после закрытия. Было обнаружено, что литературные данные в значительной степени соответствуют представлениям и опасениям сообществ, групп поддержки сообществ и консультантов, работающих в угледобывающих регионах провинции Мпумаланга.Восприятие сектора добычи и переработки угля было крайне негативным; все участники выразили серьезную озабоченность экологическими и социальными последствиями. Выбросы, в частности ВМД и пыли, от действующих и недействующих выработок и отвалов продолжают оставаться источником загрязнения воды, воздуха и деградации земель, что дополнительно оказывает неблагоприятное воздействие на водную флору и фауну и здоровье человека, а также на продуктивность скота и растениеводства. Особую озабоченность в угледобывающем районе Мпумаланга вызывает воздействие загрязнения окружающей среды на производство кукурузы.По мере роста осведомленности общественности об этих последствиях, что в значительной степени может быть связано с деятельностью относительно большого числа существующих в настоящее время организаций гражданского общества, проблемы и инциденты, связанные с экологическими и социально-экономическими последствиями добычи угля в Мпумаланге. области, как правило, хорошо известны. Общее мнение заключалось в том, что проблемы общин и организаций поддержки общин не воспринимаются всерьез и что правительство и промышленность не в состоянии облегчить ухудшение состояния окружающей среды и человеческие страдания в районах добычи угля в Мпумаланге. Отсутствие адекватной реакции со стороны правительства и промышленности, а также сохраняющиеся проблемы загрязнения окружающей среды и неблагоприятного воздействия на население привели к продолжающимся (и, возможно, эскалации) конфликтным ситуациям в форме общественной активности, протестов и судебных разбирательств. . Кроме того, это отсутствие реакции со стороны правительства было сочтено крайне политизированным и в значительной степени объяснялось неэтичными договоренностями между государственными чиновниками и/или общественными лидерами и горнодобывающими корпорациями.Участники в целом придерживались мнения, что негативные аспекты добычи угля перевешивают любые преимущества и должны быть полностью прекращены. Выводы этой диссертации показывают, что эффективная реабилитация, последовательное внедрение и обеспечение соблюдения правил, направленных на защиту окружающей среды и общества, а также сотрудничество заинтересованных сторон являются ключевым требованием с точки зрения смягчения воздействия на окружающую среду и связанных с ним рисков, связанных со здоровьем человека и скота и урожая. производительность.Поэтому рекомендуется, чтобы правительство занялось восстановлением заброшенных угольных шахт и отвалов в провинции Мпумаланга, а также разработало планы действий, увязанные с региональными планами развития, которые основаны на комплексной программе экологического мониторинга в сотрудничестве с другими заинтересованными сторонами, включая сообщества. , горнодобывающая промышленность и другие отрасли бизнеса в регионе. Также рекомендуется провести более подробное исследование возможностей повышения качества и доступности отчетов о результатах деятельности угольной промышленности.

Ссылка: HarvardAPAChicagoVancouver Копировать в буфер обмена

Shongwe, B. 2018. Воздействие добычи угля на окружающую среду и качество жизни населения: тематическое исследование воздействия и конфликтов, связанных с добычей угля в провинции Мпумаланга, Южная Африка. Университет Кейптауна.

Шонгве, Б.Н. (2018). Воздействие добычи угля на окружающую среду и качество жизни населения: тематическое исследование воздействия и конфликтов, связанных с добычей угля в провинции Мпумаланга, Южная Африка . (Тезис). Кейптаунский университет, Факультет инженерии и искусственной среды, Факультет химического машиностроения. Получено с http://hdl.handle.net/11427/28127

Шонгве, Бонисиле Нолвандо. «Воздействие добычи угля на окружающую среду и качество жизни населения: тематическое исследование воздействия и конфликтов, связанных с добычей угля в провинции Мпумаланга, Южная Африка». Диссертация. Кейптаунский университет, инженерный факультет и искусственная среда, кафедра химического машиностроения, 2018.http://hdl.handle.net/11427/28127

Шонгве Б.Н. Воздействие добычи угля на окружающую среду и качество жизни населения: тематическое исследование воздействия и конфликтов, связанных с добычей угля в провинции Мпумаланга, Южная Африка. [Тезис]. Кейптаунский университет, Факультет инженерии и искусственной среды, Факультет химического машиностроения, 2018 [цитируется гггг месяц дд]. Доступно по адресу: http://hdl.handle.net/11427/28127

.

Часто задаваемые вопросы: уголь, бедность и окружающая среда

Использование угля для производства энергии является основным источником загрязнения воздуха, вызывая болезни и смерть. При сжигании угля на электростанциях выбрасываются опасные загрязнители атмосферного воздуха: твердые частицы, двуокись серы, оксиды азота, двуокись углерода, ртуть и мышьяк. Загрязнение сажей (PDF), возникающее в процессе добычи угля и при транспортировке угля, способствует загрязнению атмосферного воздуха. В то время как использование угля для приготовления пищи и отопления приводит к загрязнению воздуха внутри помещений.

В США и Китае уголь является крупнейшим источником загрязнения атмосферного воздуха. В Индии мало официальных данных о загрязнении воздуха, но новые спутниковые данные показывают, что выработка электроэнергии на угле является основной причиной возникновения горячих точек загрязнения воздуха в стране.Как в Пекине, так и в Нью-Дели ежедневные уровни твердых частиц на 1200 % превышают нормы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

Загрязнение воздуха является причиной 5,5 миллионов преждевременных смертей в год во всем мире, причем более половины из них приходится на Китай и Индию. Сжигание угля для выработки электроэнергии ежегодно приводило к преждевременной смерти 366 000 человек в Китае, от 80 000 до 115 000 в Индии, 22 900 в Европе и 13 000 в США.

Помимо преждевременной смерти, загрязнение воздуха углем вызывает рак легких, респираторные и сердечно-сосудистые заболевания.Это снижает фертильность и массу тела при рождении, а также подрывает когнитивное развитие детей. Сообщества, живущие рядом с угольными электростанциями, также подвергаются более высокому воздействию переносимых по воздуху загрязнителей, но большая часть загрязняющих веществ оказывает воздействие на здоровье на больших расстояниях и через границы.

Затраты на эти последствия загрязнения воздуха для здоровья человека высоки. Расходы на здравоохранение за производство электроэнергии на угле, которое в настоящее время не учитывается в бюджетах здравоохранения, оцениваются в пределах 32 евро.от 4 до 62,2 млрд евро в Европе и от 3,3 до 4,6 млрд долларов в Индии. Кроме того, загрязнение воздуха, связанное с углем, влияет на производительность сельского хозяйства и труда: только в Европе оно приводит к потере более 4 миллионов рабочих дней в году. Существуют технологии для уменьшения загрязнения воздуха от сжигания угля, но часто это оборудование просто превращает токсины в загрязняющие сточные воды (PDF).

Более широкое признание воздействия загрязнения воздуха углем на здоровье, наряду с наличием устойчивых, надежных и доступных альтернатив энергии, является сильным стимулом для отказа от угля.Пекин, например, закрыл все свои угольные электростанции, чтобы уменьшить загрязнение воздуха в 2015 году. Напротив, технологии возобновляемых источников энергии практически не загрязняют воздух (PDF).

 

Исследование на угольном месторождении Талчер в Индии

Введение

После обретения независимости улучшение состояния здоровья населения путем повышения доступности и использования услуг в области здравоохранения, семейного благосостояния и питания оставалось одним из основных направлений для социального развития в Индии.Но проекты развития, инициированные для того, чтобы поставить страну на порог экономического развития, всегда оказывались вредными. 1 В то же время, стремясь к быстрому экономическому развитию, как развитые, так и развивающиеся страны полностью используют природные ресурсы. Из мероприятий по развитию горнодобывающая промышленность играет важную роль в улучшении экономических аспектов страны. 2 Очевидной причиной добычи полезных ископаемых является широкий спектр проблем.Несмотря на значительный рост как в области медицины, так и в области здравоохранения, на протяжении нескольких десятилетий факторы окружающей среды остаются основной причиной болезней и смертей во всем мире. Даже непрерывный выброс нескольких загрязняющих частиц вызывает изменение климата в более широком аспекте. 3 Экологический дисбаланс также добавляет еще одно преимущество в вопросе загрязнения окружающей среды. 4 Таким образом, можно констатировать, что экономика не может быть укреплена в прямом смысле этого слова, тогда как более широкое воздействие добычи полезных ископаемых оказывается на окружающую среду. 5

Исходная информация

Горнодобывающий сектор Индии играет жизненно важную роль не только в создании рабочих мест и улучшении средств к существованию, но и в обеспечении достаточного пространства для деградации окружающей среды. Кроме того, центральное воздействие добычи полезных ископаемых является долгосрочным и разрушительным, поскольку оно скрывает негативное воздействие на местное качество воздуха и воды, истощение природных ресурсов, уменьшение количества осадков, потерю пригодных для обработки земель и т. д. 6 Согласно официальному подтверждению Министерства Шахт, страна наделена 87 полезными ископаемыми.Из них основными источниками являются слюда, уголь, бурый уголь, железная руда, бокситы, марганец, алюминий и сырая сталь. 7 Среди этих запасов полезных ископаемых уголь занимает жизненно важное место, удовлетворяя около 55% потребностей Индии в энергии. 7

Для удовлетворения энергетических потребностей страны добыча угля становится коммерциализированной, и в то же время были созданы различные угледобывающие предприятия. Благодаря традиционной практике добычи угля страна получает хорошие доходы, но в то же время это привело к серьезным проблемам со здоровьем и окружающей средой. 89–10

Добывающие отрасли, в основном добыча угля, оказывают негативное воздействие на местные экологические условия, что неблагоприятно влияет на местную экономику и угрожает устойчивости местных систем жизнеобеспечения. Фаза добычи угля в долине Иб расширила сферу рентабельной промышленности, но исследование, основанное на сырьевом материалистическом подходе, также предполагает, что воздействие добычи угля должно быть концептуализировано с точки зрения проклятия / благословения ресурсов; кроме того, важно отметить, что масштабы и размеры майнинга всегда находятся под вопросом.Эксплуатация богатств природных ресурсов имеет отрицательные социальные и экологические последствия. Исследование Ramsay 11 , Rossi, 12 и Williams 13 показывает несколько негативных последствий добычи ресурсов в глобальном сценарии. Исследование Hota and Behra 14 также показало, что существует необходимость реинвестировать часть ренты от природных ресурсов в восстановление природного капитала региона, но результаты их исследования также показывают, что сельские домохозяйства в горнодобывающем районе испытывают как положительные, так и отрицательные результаты деятельности по добыче угля.Исследование Деонандана и Догерти 15 о воздействии добычи полезных ископаемых в Латинской Америке подняло ряд вопросов о практике горнодобывающих компаний на местах, и воздействие добычи полезных ископаемых на принимающие сообщества с точки зрения средств к существованию и возможностей очень важно. Они упоминают, что столетие добычи полезных ископаемых является причиной исчезновения леса, реки и озера. Нильсен и Оскарссон 16 проливают свет на важнейшую политическую и социальную динамику, которая разворачивается сегодня, когда Индия стремится ускорить промышленный рост.Они показывают, как государство стимулировало сельские земли для добычи полезных ископаемых и игнорировало активы природного капитала. Их исследование показывает, что разрушение базы природных ресурсов в более общем плане является одной из областей сопротивления.

Начиная с момента добычи и заканчивая погрузкой и разгрузкой, уголь производит пыль и радиацию, которые оказывают прямое негативное воздействие на экологию, биоразнообразие и здоровье окружающих сообществ. 17 Во время бурения, взрывных работ, калибровки и транспортировки выброс твердых взвешенных частиц (TSP) и вдыхаемых твердых частиц (PM 10 ) является причиной загрязнения воздуха в зоне добычи и вокруг нее. 18 Для проверки качества воздуха в угледобывающих регионах Индии Министерство охраны окружающей среды и лесов (MoEF) правительства Индии провело исследование. Согласно отчету, подготовленному МЭФ, наиболее загрязненными районами Индии из-за добычи угля являются Корба, Анугул, Талчер, Хазарибаг-Чатра, Синграули, Чандрапур, Райгарх и Джхарсугуда. 19 Центральный совет по контролю за загрязнением окружающей среды (CPCB) разработал комплексный индекс загрязнения окружающей среды (CEPI). Центральный совет по контролю за загрязнением окружающей среды провел общенациональную экологическую оценку промышленных кластеров на основе CEPI, и 43 таких промышленных кластера, имеющих CEPI выше 70 по шкале от 0 до 100, были определены как критически загрязненные.В Одише 3 кластера — Ангул-Талчер, Джхарсугуда и долина Иб — попали в категорию критически загрязненных. Среди этих трех регионов Ангул-Талчер занял наивысшую позицию, получив 82,09 балла CEPI (SPCB, 2016). 20 Еще недавно CPCB объявил регион Ангул-Талчер критически загрязненным районом в Одише. В регионе Ангул-Талчер загрязнение вызвано главным образом предприятиями Bhushan Energy, Nalco Smelter, Bhushan Steel, а также рудниками Mahanadi Coalfields Limited (MCL) Bharatpur и Bhubaneswari (The Pioneer, 17 июня 2017 г.).Основной причиной загрязнения воздуха является выброс взвешенных твердых частиц (ВЧ). 21

В Индии центральным производителем угля является компания Coal India Limited (CIL), которая работает на 8 различных станциях. Добыча угля ведется как открытым способом, так и подземным. Однако карьеры являются основным источником летучей пыли в воздух, которая в конечном итоге загрязняет воздушную среду. 22 Иногда оценка качества воздуха показывает, что качество воздуха как в жилых, так и в промышленных районах превышает протокол национальных стандартов качества окружающего воздуха (NAAQS).Исследование, проведенное Chaulya 23 в районе угольного месторождения Ib Valley в MCL, показывает, что среднее 24-часовое значение TSP и PM 10 намного превышает установленный предел NAAQS. Даже исследование, проведенное Центральным институтом исследований горного дела и топлива в Дханбаде в период с 2012 по 2013 год, показало, что общий выброс твердых частиц на шахтах MCL происходит из-за выброса загрязняющей пыли. 24

Длительная и непрерывная добыча угля ухудшает природную среду, поскольку оказывает негативное воздействие на близлежащие водоемы и почву. 10 Однако основной причиной загрязнения воды является регулярный сброс миллионов сточных вод в близлежащие водоемы. 25 В частности, выброс химических частиц со сточными водами является причиной изменения водного режима. 26 Загрязнение воды кислыми шахтными стоками прежде всего химическими частицами является причиной изменения баланса pH. Даже низкий баланс pH является причиной опасного состояния водной жизни. 27 Кроме того, металлические материалы, в состав которых входят железо (Fe), медь (Cu), марганец (Mn) и никель (Ni), препятствуют бытовому использованию воды. 21

Загрязнение как поверхностных, так и подземных вод становится безудержным из-за деятельности по добыче угля. В начальный период выброс неприятных веществ, таких как зола, нефть, фосфор, аммиак, мочевина и кислоты, загрязняет качество поверхностных вод в горнодобывающих регионах. 26 Исследования показали, что качество подземных вод также загрязняется из-за выброса марганца (Mn), кадмия (Cd) и свинца (Pb).Концентрация этих металлических частиц оказалась выше предельно допустимой. 28 Точно так же присутствие этих металлических веществ в воде приводит к различным опасностям для здоровья, таким как ревматизм, нарушения речи и слуха, эйфория, импотенция, высокое кровяное давление, высокий уровень холестерина, диабет, камни в почках и рак. 29,30 Иногда чрезмерная эксплуатация воды из близлежащих водоемов становится основной причиной дефицита воды. 31

Шумовое загрязнение совершенно очевидно при обсуждении добычи угля и загрязнения окружающей среды.Поскольку добыча полезных ископаемых ведется в течение всего дня, шум, возникающий во время взрывных работ, бурения и транспортировки, загрязняет всю окружающую среду. В основном из-за карьеров шум возникает во время взрывных работ и удаления вскрышных пород (ВП). 32 Даже рабочие работают в загрязненной среде, где они постоянно подвергаются воздействию шума, влажности, нездоровой вентиляции, запаха химического взрыва и т. д. и становятся неблагоприятными участками из-за добычи полезных ископаемых. 33

Тем не менее, все эти проблемы могут быть решены путем разработки и внедрения соответствующих политик для сообществ, затронутых проектом. Снова и снова разрабатывались некоторые стратегии, но неправильное распределение мер по переселению и реабилитации (R&R) приводило к разным бедствиям среди затронутых общин. В связи с вышеупомянутыми последствиями добычи полезных ископаемых данная статья посвящена рассмотрению основных экологических проблем, с которыми сталкивается пострадавшее от проекта население Талчерского угольного месторождения.Здесь мы попытались изучить влияние добычи полезных ископаемых на местную окружающую среду. Изучая влияние, мы рассмотрели его с социологической точки зрения.

Цели

В этой статье предпринята попытка обсудить следующие экологические аспекты добычи угля в районе угольного месторождения Талчер:

Материалы и методы

Это исследование было проведено в районе MCL штата Одиша, Индия. Mahanadi Coalfield Limited, дочерняя компания CIL, разделена на 3 части в соответствии со своими функциональными областями, такими как Talcher, Ib Valley и Vasundhara. Тем не менее, это исследование ограничено районами открытых разработок MCL, Talcher (Карта 1).

Карта 1.

Талчерское угольное месторождение, ограниченное 23*53′ северной широты и 21*12′ северной широты и 84*20′ восточной долготы и 85*23′ восточной долготы, занимает площадь около 1800 км 2 . Он имеет 8 открытых и 3 подземных угольных разреза в 5 угольных районах, а именно в районе Джаганнатх, районе Бхаратпур, районе Лингарадж, районе Хингула и районе Талчер.

В этом исследовании целевая группа состоит из тех, кто несет отрицательные затраты на добычу полезных ископаемых.На первом этапе был проведен список всех тех деревень, которые находятся вблизи шахт. После выбора целевой совокупности следующим шагом было составление списка целевой совокупности, известного как генеральная совокупность выборки, из которой, в конечном счете, была составлена ​​выборка. Во-вторых, был составлен список из 6 деревень в соответствии с процедурой стратифицированной случайной выборки. Слои были выбраны на основе расстояния от шахты. Значимость выбора деревень именно таким образом заключается в том, чтобы уловить различия в воздействии на средства к существованию из-за деятельности по добыче полезных ископаемых.

Чем ближе деревня к рудникам, тем больше вероятность того, что она пострадает от добычи. Поскольку шахты начали работать 20 лет назад, сложно провести анализ до и после. Вместо этого будет проведено сравнение с и без. Для целей сравнения и без сравнения выбираются еще 2 села, которые не затронуты отработкой, но относятся к тому же району, что и контрольные села. На последнем этапе из каждой выборки методом круговой случайной выборки были отобраны сельские домохозяйства для окончательного исследования (таблица 1).

Таблица 1.

Деревни выборки.

Для достижения целей исследования данные были собраны как из первичных, так и из вторичных источников. Для сбора первичных данных, помимо количественных методов, в этом исследовании использовались качественные антропологические инструменты. В рамках сбора качественных данных используются такие методы, как наблюдение (как за участниками, так и за неучаствующими), тематическое исследование, интервью с ключевыми информантами, формальные и неформальные интервью, а также некоторые методы совместной оценки сельских районов, такие как целевые групповые обсуждения, карты ресурсов и сезонные опросы. использовались анализы.Для сбора количественных данных было проведено обследование домохозяйств с использованием заранее опробованных графиков. Вторичные данные были собраны из официальных отчетов, политических документов, опубликованных отчетов о подобных проектах, журналов и литературы по общественным наукам.

Добыча угля и окружающая среда

Со временем многие защитники окружающей среды пришли к выводу, что сжигание угля является наиболее загрязняющим окружающую среду методом производства электроэнергии и наносит огромный ущерб окружающей среде. Худшее, что происходит при этом процессе, это, конечно, образование парниковых газов (в основном выбросы углекислого газа) при сжигании угля, но выбросы углерода — не единственный негатив в этом процессе, так как в нем участвуют и различные вредные соединения, которые выделяются при сжигании. угля.Помимо процесса сжигания, экологические проблемы также связаны с транспортировкой, хранением и утилизацией, погрузкой и разгрузкой, взрывными работами и т. д. Поскольку уголь добывается преимущественно с поверхности земли, это часто наносит ущерб близлежащим экосистемам, поскольку многие из вышеперечисленных экосистем деградируют. а иногда и вовсе удаляются. Уголь обычно перевозят дизель-поездами на большие расстояния, а это значит, что он выделяет лишнюю углекислоту и другие вредные частицы. Кроме того, угольная пыль, которая когда-то образуется, способствует образованию твердых частиц в воздухе, что в конечном итоге приводит к загрязнению воздуха.

Микрофакторы, содержащиеся в угле (и другие вещества, образующиеся при сгорании), представляют собой большую группу различных загрязняющих веществ, оказывающих ряд воздействий на здоровье человека и окружающую среду. В результате это нарушает экосистему и подвергает опасности здоровье человека. Одни вызывают рак, другие нарушают репродуктивную функцию и нормальное развитие детей, третьи повреждают нервную и иммунную системы. Многие также являются респираторными раздражителями, которые могут ухудшить респираторные заболевания, такие как астма. Существует экологическая проблема, поскольку они часто наносят ущерб экосистемам.

Добыча угля и загрязнение воздуха

В эпоху 21 века этот пояс стал промышленным центром. Наряду с MCL в этом районе появилось большое количество угольных тепловых электростанций, несколько предприятий тяжелой промышленности, углеобогатительных заводов и большое количество подсобных промышленных предприятий. Вся эта горнодобывающая и промышленная деятельность вызвала быстрое ухудшение качества окружающей среды. Хотя, с одной стороны, в первую очередь деградируют имеющиеся природные ресурсы, с другой стороны, спрос на ресурсы в этой местности вырос из-за роста промышленности и притока чужаков.

Во всем мире добыча полезных ископаемых прямо или косвенно связана с загрязнением воздуха. 34 Хотя влияние добычи угля, т.е. открытой и подземной, различно, негативное воздействие открытой добычи угля намного выше, чем отрицательное воздействие подземных выработок. Такие виды деятельности, как бурение, взрывные работы и транспортировка, являются основной причиной загрязнения воздуха. 21,35 Даже выброс летучей пыли в воздух также является причиной загрязнения воздуха. 22 В этом исследовании отмечается, что в деревнях, пострадавших от добычи полезных ископаемых, из-за выброса твердых частиц и ядовитых газов атмосфера вызвала хаос и панику среди жителей деревни.В результате все карьеры прямо или косвенно способствуют загрязнению воздуха. Даже связанная с карьерами деятельность, такая как разгрузка и погрузка угля, транспортировка угля, плохое состояние дорог и сжигание огромного количества угля на открытом воздухе сельскими жителями, являются причинами, ответственными за загрязнение воздуха.

Во всех пострадавших деревнях и близлежащих районах было отмечено, что выбросы в атмосферу происходят на каждом этапе горнодобывающего цикла, но особенно во время разведки, разработки, строительства и эксплуатации.При горных работах обычно мобилизуется большое количество материала, а отвалы, содержащие мелкие частицы, легко разносятся ветром. Наиболее крупными источниками загрязнения атмосферного воздуха при горных работах являются: взвешенные частицы, переносимые ветром в результате земляных работ, взрывных работ и транспортировки материалов; пылеулавливающая пыль хвостохранилищ ветровой эрозии; запасы; свалки отходов; и прокладывать дороги. Выбросы выхлопных газов из мобильных источников (автомобили, грузовики, тяжелая техника) также повышают уровень этих твердых частиц.На дорогах было замечено, что движение большегрузных автомобилей, в которых находились тонны угля, предназначенного для перевозки в другие места, создавало загрязнение воздуха. Также было замечено, что во время транспортировки вагоны с углем, как правило, не были закрыты. Даже составы, которые перевозят уголь от источника к назначенному месту, представляют серьезную опасность, так как грузы буквально не прикрыты. Власти Mahanadi Coalfields Limited совершенно не заинтересованы в наблюдении за обнаруженными транспортными средствами.В ходе обсуждения представители MCL обвинили государственные органы в том, что они не следят за этими вопросами. Они утверждали, что около 85% угля перевозится по железной дороге, и только 15% угля доставляется грузовиками для местных предприятий из-за Меморандума о взаимопонимании (МоВ) с правительством штата. Они также утверждали, что до ворот МПУ они контролировали и выдавали свидетельство о допуске, но водители грузовиков снимали покрытие, когда пересекали ворота МПУ.

Однако в ходе полевого исследования было замечено, что почти все грузовики с углем были вскрыты.Интересно, что когда водителей спросили, были ли им предписаны покрыть угольные грузы во время перевозки, они ответили, что во время погрузки таких указаний не давали, и они не платили за это никаких штрафов. Хотя и была договоренность о том, что будет построена отдельная дорога угольного коридора, она еще не готова. Жители села в районе исследования показали, что дождевание воды для предотвращения разлета пыли никогда не происходит, и они вынуждены вдыхать загрязненный воздух, который губителен для их здоровья.Mahanadi Coalfields Limited открыто нарушила нормы Совета по контролю за загрязнением окружающей среды, разрешив перегрузку угля транспортными средствами, которые, в свою очередь, производят большое количество частиц пыли из-за разлива, и власти не приняли никаких мер для сбора разлитых угольных материалов, которые стали источник загрязнения. Это явно нарушило Закон об охране окружающей среды 1986 года.

Данные, собранные на местах и ​​отраженные в Таблице 2, показывают, что около 95,33% домохозяйств сообщают, что добыча полезных ископаемых загрязнила их местную окружающую среду.Поскольку различий в ответах не так много, надежность анкеты свидетельствует о высокой надежности.

Таблица 2.

Реакция респондентов на загрязнение.

Летом температура в Талчере держится между 42°C и 48°C, что невыносимо, и в то же время минный пожар также усугубляет экстремальные летние условия. Выброс огромных запасов угля из шахт Лингарадж, Бхаратпур и Ананта регулярно вызывает пожары в шахтах. В то же время неспособность властей MCL погасить пожар ухудшила ситуацию.Постоянный огонь поднял атмосферное тепло и загрязняет всю окружающую среду. Хотя влаги в воздухе нет, необходимо рассеять добытый уголь. Его не следует хранить. Уголь не должен брать в запасы, что приводит к комбо камню, огню и дыму. Во избежание возгорания необходимо разработать объекты по отгрузке угля. Власти Mahanadi Coalfields Limited также хорошо осведомлены о том, что частицы пыли, возникающие при взрывных работах, погрузке, разгрузке и транспортировке угля, смертельны, но власти не проявляют активности в плане создания постоянного и стратегического метода уничтожения. противодействие опасности, связанной с пылью.Судя по имеющимся официальным данным MCL, они утверждают, что были приняты различные меры для борьбы с загрязнением воздуха. К таким мерам относится использование безвзрывной технологии добычи, которая полностью исключает пылеобразующие операции, такие как бурение, взрыв и дробление, с одновременным разбрызгиванием воды, но вряд ли существует безвзрывная технология добычи, которая устраняет частицы пыли или есть какая-то последовательность в разбрызгивании воды. Другая мера по смягчению последствий, заявленная MCL, включает систему распыления воды туманного типа вдоль конвейерных лент / бункеров на основных угольных заводах, но вряд ли водяная система туманного типа была обнаружена во время полевого исследования.

Чтобы уменьшить летучие выбросы пыли, MCL начала использовать машину для добычи полезных ископаемых. Раньше это полностью зависело от метода обычного майнинга. Однако MCL Talcher не полностью зависит от Surface Miner. Большая часть его деятельности по добыче полезных ископаемых по-прежнему зависит от традиционных методов. Дороги, по которым перевозят уголь, мало оборудованы системой орошения. Техническое обслуживание стационарных и мобильных дождевальных установок на дорогах, железнодорожных путях, складах и т. д. также не осуществляется MCL на регулярной основе.Обязательным условием должно быть наличие по обеим сторонам дороги достаточного количества разбрызгивателей воды, которых нет на Талчерском угольном месторождении. Время от времени некоторые танки движутся по дорогам, чтобы полить водой. Серьезность MCL в отношении установки и усиления существующих пылесборников и пылеуловителей в буровых установках вызывает серьезные опасения.

Угольный щебень с углеперегрузочной установки или непосредственно с забоя карьерного комбайна транспортируется через самосвалы, которые выгружают уголь на платформу. Затем грузчики загружают уголь в вагон. В связи с разгрузкой, погрузкой и перемещением большого количества самосвалов железнодорожные подъездные пути становятся основным источником летучих выбросов пыли. Хотя разбрызгивание воды через мобильные и стационарные разбрызгиватели и хорошая уборка с помощью колесных бульдозеров используются для борьбы с пылью на железнодорожных подъездных путях, загрязнение все же остается здесь серьезной проблемой. Даже сельские жители, пострадавшие от добычи полезных ископаемых, сообщили, что MCL открыто вырубила тысячи деревьев и никогда не сажала в их деревнях ни одного растения.Деревья не только приносили им плоды, но и очищали атмосферу. Это свидетельствует о том, что MCL открыто не подчиняется законам об охране окружающей среды и не серьезно относится к соблюдению каких-либо программ по лесонасаждению для улучшения состояния окружающей среды.

Таблица 3 показывает, что около 96,44% сельских жителей ответили, что MCL не принимает никаких мер по смягчению последствий загрязнения, вызванного добычей полезных ископаемых. Сельские жители также добавили, что меры по смягчению последствий, которые, по утверждению MCL, реализуются в пострадавших деревнях, такие как использование безвзрывной технологии и использование распылителя воды, являются не чем иным, как ложью во благо, а MCL нарушает законы об окружающей среде, и ее заявления о смягчении последствий абсолютно безосновательны. .Однако во время полевых работ было замечено, что, хотя компания MCL предприняла много усилий для борьбы с загрязнением, она не смогла достичь полного решения.

Таблица 3.

Реакция респондентов на инициативу MCL по смягчению последствий загрязнения, вызванного добычей полезных ископаемых.

Для изучения существующего сценария загрязнения воздуха в этом исследовании использовались данные о качестве окружающего воздуха за 10 лет, измеренные Государственным советом по контролю за загрязнением (SPCB), Одиша. Согласно исследованию, проведенному Госвами, 36 взвешенных частиц достигли тревожного уровня 1848 кг/км 2 в районе Талчер в Одише. Данные, собранные Советом по контролю за загрязнением штата Орисса, показывают, что уровни двуокиси азота (NO2) и двуокиси серы (SO2) для большинства районов добычи угля находятся в установленных пределах; однако высокая концентрация взвешенных частиц и пыли является серьезной проблемой в горнодобывающих районах Тальчера и вокруг них. Неорганизованные выбросы пыли, в частности, вызывают серьезную озабоченность.

Региональное отделение Государственного совета по контролю за загрязнением окружающей среды, Ангул, Одиша, проводит периодический отбор проб воздуха в регионе MCL.Краткое сравнение сделано с использованием их результатов отбора проб для проекта Jagannath Opencast Project, которые представлены в таблицах 4 и 5 и могут рассматриваться как представление для других открытых горных работ в районе, прилегающем к угольному месторождению Talcher. Самые высокие концентрации твердых частиц обнаруживаются внутри рудника, при этом концентрации постепенно уменьшаются по мере удаления от рудника, 37 , и, следовательно, ожидаемая концентрация в пределах карьерного проекта Джаганнатх намного выше, чем значения, указанные в приведенных выше таблицах.

Таблица 4.

RSPM (PM 10 ) и концентрация взвеси в мкг/м 3 (Jagannath Opencast Project).

Таблица 5.

Концентрация взвеси в мкг/м 3 (Jagannath Opencast Project).

Из таблиц также видно, что концентрация этих твердых загрязняющих веществ постоянно увеличивается на протяжении последнего десятилетия. Концентрация взвеси тревожно высока во всех точках отбора проб, в то время как концентрация вдыхаемых взвешенных частиц (ВВЧ), которая когда-то находилась в допустимых пределах, теперь постепенно приближается к стандартному допустимому значению 300 мкг/м 3 .В некоторых случаях было замечено, что RSPM превышал стандартные пределы. Серьезную озабоченность вызывает рост количества взвешенных частиц в колонии Джаганнатх, то есть в жилом районе. Данные SPCB по другим горнодобывающим районам показывают, что уровни взвешенных частиц и вдыхаемых твердых частиц (ВЧМ) превысили минимальный уровень даже в большинстве жилых районов. Данные за 2014 год, собранные в деревне Хенсамул и транспортировке угля по городской дороге шахты Бхубанешвари и деревне Кумуда шахты Лингарадж, показывают, что уровни как SPM, так и RPM превысили минимальный уровень во всех деревнях.

На рис. 1 показана динамика концентрации RSPM и взвеси на карьере Jagannath. Зарегистрированные значения RSPM и SPM демонстрируют колебательный тренд с 2012 по 2014 год, а затем резкий рост значений RSPM и SPM, соответственно, в марте 2014 года.

Рисунок 1.

Джаганнатха открытым рудником.

Источник: Региональное отделение Государственного совета по контролю за загрязнением окружающей среды, Ангул, Одиша.

Загрязнение воды

Другим пагубным последствием добычи угля является воздействие на водные ресурсы, что, возможно, является наиболее важным аспектом с точки зрения существования сельских жителей.Жители пострадавших деревень утверждали, что угольные отходы и угольный шлам часто закачиваются в близлежащие водоемы, что делает воду непригодной для бытового использования. Пруды, которые сельские жители раньше использовали для купания гхат , больше не существуют, так как либо вода высохла, либо в водоемах явно преобладали отходы, связанные с углем. В ходе полевых исследований было установлено, что при добыче полезных ископаемых эксплуатируются огромные акры земель. Немногие знающие сельские жители также восклицали, что эрозия обычно приводит к загрязнению отложений, содержащих химические загрязнители, которые вызывают различные экологические проблемы.В каждой деревне, затронутой горнодобывающей промышленностью, было замечено, что отвалы, состоящие из пустой породы, могут содержать связанные с углем отходы, которые могут попасть в подземные воды в результате выщелачивания и вызвать загрязнение подземных вод. Сельские жители также заявили, что у них также изменился вкус питьевой воды.

Добыча угля не только ухудшила качество воды в деревнях, но и привела к дефициту воды. Поскольку добыча полезных ископаемых требует большого количества воды, доступность воды является большим вопросом. По словам Резы и Сингха, 26 , в среднем 86,26 миллиона кубических метров в год извлекается из реки для промышленности / горнодобывающей деятельности в районе Ангул-Талчер штата Одиша. Сообщается, что многие регионы добычи угля сталкиваются с проблемой чрезмерной эксплуатации ресурсов подземных вод, что, в свою очередь, снижает уровень грунтовых вод. 21 Сельские жители очень скептически относятся к роли MCL в сохранении водных ресурсов в своих регионах. Несколько сельских жителей также сообщили, что MCL постоянно эксплуатирует ресурсы подземных вод, что повлияло на уровень грунтовых вод в их районе.Они привели в пример свой существующий трубчатый колодец. Они утверждали, что трубчатый колодец теперь дает воду после 15 минут откачки, что имеет большие различия, чем раньше. Сельские жители утверждали, что колодцы, трубчатые колодцы, пруды и ручьи в деревнях, пострадавших от добычи полезных ископаемых, сначала пересыхают из-за интенсивного использования воды для добычи полезных ископаемых. Они утверждали, что до начала добычи полезных ископаемых в этом районе вода добывалась на глубине 0,75 м под землей. Летом даже почти все скважины функционировали.Добыча полезных ископаемых уменьшила уровень грунтовых вод. Особенно в летний сезон они сталкиваются с множеством проблем с получением безопасной питьевой воды. Летом почти все трубчатые колодцы приходят в негодность.

Mahanadi Coalfields Limited довольно низок по сравнению с другими видами промышленной деятельности. Хотя мы не получили предварительных данных об уровне грунтовых вод, имеющиеся данные показывают, что уровень грунтовых вод снизился по сравнению с утверждениями людей. В предмуссонный период уровень грунтовых вод опускается примерно на 7/9 м (таблица 6).

Таблица 6.

Данные УГВ за 2014 год (пояс Ангул-Талчер).

Следователь собрал мнения 450 домохозяйств об источниках загрязнения воды в деревнях, пострадавших от горнодобывающей промышленности. Около 41,34% домохозяйств заявили, что сброс золы является основным источником загрязнения воды в этом районе, а 22% домохозяйств указали, что шахтная вода, сбрасываемая в существующие водные источники, вызывает загрязнение воды в этом районе, но это не было обнаружено в контрольные деревни, потому что контрольные деревни находятся далеко от шахт. На вопрос о каких-либо мерах по смягчению последствий, таких как добавление MCL хлорной извести в источники воды для очистки воды, более 80% жителей деревни объяснили, что MCL никогда не предусматривала добавления хлорной извести в водные ресурсы. Более 80% сельчан заявили, что МКВ вообще не соблюдает нормы оборотного водоснабжения и не удосуживается следить за состоянием воды, образовавшейся из-за постоянного образования пыли и золы, которые оседают в источниках воды. сел и полностью ухудшить состояние воды (табл. 7).

Таблица 7.

Источники загрязнения вод.

Дренажные воды, откачиваемые из шахты, а также воды, вытекающие из отвалов ОБ, сбрасываются в отстойники перед сбросом в реки и другие водоемы для отстаивания наносов и предотвращения заиления рек и других водоемов. Сельские жители также добавили, что часто нефтесодержащий шлам, образующийся при добыче полезных ископаемых, смешивается с водными ресурсами. Сточные воды не очищаются должным образом, и MCL не занимается повторным использованием воды. Также было обнаружено, что есть автоцистерны, которые снабжают жителей сел водой, но количество, а также частота подачи воды по МГС вызывает сомнения, а летом лишь немногие домохозяйства не получают даже ведра воды для бытовых нужд, т.к. другие источники воды полностью высохли из-за эксплуатации, вызванной MCL. При транспортировке угля просыпи угля часто соприкасаются с водоемами и стоками, которые являются основными источниками загрязнения местности. Mahanadi Coalfields Limited хвалит себя за то, что является законодателем мод в плане смягчения последствий загрязнения, но в ходе полевых исследований таких вещей практически не было обнаружено, а ответы жителей села полностью доказывают предполагаемое бездействие MCL в плане контроля загрязнения воды в площадь.Также выяснилось, что были написаны несколько видов демонстраций, а также несколько жалоб, требующих вмешательства властей MCL на фоне угрозы воды, но MCL совершенно не знает о справедливых требованиях жителей села. Голос жителей деревни всегда подавляется, когда они пытаются пойти против властей MCL.

Напротив, в контрольных деревнях, а именно в Сарадхапуре и Дерагуде, картина отличается от картины пострадавших деревень.В ходе полевых исследований в контрольных селах 96% жителей ответили, что в их местности нет загрязнения воды и доступ к чистой и чистой воде у них есть. Пруды в их районе имеют хорошее количество воды, пригодной для купания. Воды для бытовых нужд в изобилии, так как есть несколько трубчатых колодцев, которые дают хороший объем воды даже в экстремальное лето, восклицают жители села. Кроме того, такие мероприятия, как очистка прудов, проводятся регулярно, и жители деревни очень довольны тем фактом, что их источники воды для купания, стирки и других бытовых целей не загрязнены и находятся в состоянии статус-кво с тех пор. незапамятные времена.

Чтобы усилить аргументацию и выяснить влияние добычи полезных ископаемых на местную окружающую среду, данные о существующей воде, проверенные данные по угольному месторождению Талчер были собраны из SPCB, Бхубанешвар, Одиша (Таблица 8).

Таблица 8.

Данные о качестве сточных вод в районе MCL г. Талчер.

И биохимическая потребность в кислороде (БПК), и химическая потребность в кислороде (ХПК) являются мерой относительного эффекта истощения кислорода загрязнителем отходов. Оба были широко приняты в качестве меры воздействия загрязнения.Тест БПК измеряет потребность в кислороде биоразлагаемых загрязнителей, тогда как тест ХПК измеряет потребность в кислороде биоразлагаемых загрязнителей плюс потребность в кислороде небиоразлагаемых окисляемых загрязнителей. Приведенные выше данные показывают, что взвешенные наносы и ХПК в большинстве районов добычи и БПК в нескольких случаях превышают установленный норматив. Водная жизнь будет нарушена из-за снижения фотосинтеза, высокого содержания взвешенных отложений, ХПК и БПК. Тем не менее, недавняя инициатива MCL по нулевому сбросу шахтной воды решит большинство проблем, связанных с водой.

Дренажные воды из шахт, сбрасываемые в различные ручьи и реки, повлияли на водную жизнь. Многие виды диких животных сильно зависят от растительности, произрастающей в естественных стоках. Эта растительность обеспечивает необходимую пищу, места для гнездования и укрытие от хищников. Развитие проектов добычи полезных ископаемых уничтожает растительность вблизи прудов, водохранилищ и снижает качество и количество среды обитания, необходимой для водоплавающих, береговых птиц и многих наземных видов. Утрата требований к среде обитания для многих животных не позволила им приспособиться к изменениям, вызванным нарушением земель.В результате сократилась дикая природа.

Шумовое загрязнение

Добыча угля — это шумный, продолжающийся днем ​​и ночью процесс, включающий взрывные работы, бурение и непрерывное движение тяжелых транспортных средств. Эта деятельность, связанная с добычей полезных ископаемых, привела к возникновению громкого шума, который нарушил жизнь жителей близлежащих населенных пунктов и снизил качество жизни. 32 В ходе полевых исследований были получены четкие доказательства того, что пагубные последствия добычи полезных ископаемых затрагивают не только окружающую среду, но и среду обитания человека. Взрывные работы, которые производятся для добычи угля, сотрясают землю на некотором расстоянии вокруг места взрыва. Воздействие взрывов на жилые дома вокруг карьера значительно увеличилось. Жители деревни были очень опечалены тем фактом, что они вложили астрономическую сумму денег в свои дома, но вибрация, возникающая из-за добычи полезных ископаемых, сильно встряхнула жителей деревни. Более 60% жителей села заявили, что взрывные работы вызывают у детей страх и мешают их учебе.По словам некоторых жителей, они не могли спать по ночам из-за взрывов и того, что большегрузные автомобили работают практически всю ночь, чтобы возить уголь на завод компании.

Сельские жители в целом несколько раз жаловались генеральным директорам района и руководителям проектов по поводу повсеместного взлома домов, но, по словам жителей села, чиновники MCL не решают их проблемы и выражают свою беспомощность в этом отношении. Некоторые чиновники даже пригрозили сельским жителям покинуть деревню вместо того, чтобы заплатить за ущерб. Движение грузовиков создает разный уровень шума. Самосвалы и погрузчики в пределах карьера непрерывно движутся в дневное и ночное время. Транспортные грузовики прибывают пустыми и заполняются. Заполнение часто приводит к громким ударам и грохоту при загрузке пустых металлических контейнеров. Все грузовики и передвижные установки имеют громкие и пронзительные звуковые сигналы заднего хода, которые постоянно мешают местным жителям.

Таблица 9 показывает, что около 91% домохозяйств сообщили, что взрывные работы являются основной причиной шумового загрязнения, а 9% домохозяйств ответили, что движение тяжелых транспортных средств в районе добычи создает шумовое загрязнение, которого не было в контрольных деревнях. .Из-за шумового загрязнения домохозяйства столкнулись с множеством проблем, таких как нарушения слуха, психические расстройства, нарушение учебы учащихся, взлом домов, которые наглядно показаны в таблице 10.

Таблица 9.

Восприятие людьми причин Шумовое загрязнение.

Таблица 10.

Проблемы, связанные с шумовым загрязнением.

В таблице 10 представлены данные о проблемах, с которыми столкнулись домохозяйства, пострадавшие от добычи полезных ископаемых. Шумовое загрязнение является одним из основных факторов, вызывающих неудобства при добыче полезных ископаемых.Около 81,3% домохозяйств сообщили, что из-за взрывов на рудниках их дома трескаются, а 13% домохозяйств указали, что у них наблюдаются психические расстройства. Шумовое загрязнение возникает из-за шума автомобилей, бульдозеров и экскаваторов. Но основной причиной шумового загрязнения является форма взрывных работ с использованием взрывчатых материалов для извлечения горных пород из шахт. Шум имеет серьезные последствия для рабочих, работающих в этом районе, в целом и для местных жителей в частности.Власти Mahanadi Coalfields Limited, когда к ним обратились в ходе полевого расследования, ответили, что они являются законодателями моды во внедрении безвзрывной технологии добычи угля в карьере компанией Surface Miner.

Пока что шумовое загрязнение вызывает озабоченность; это связано с тяжелой техникой и взрывными работами. Таким образом, рабочие в шахтах должны быть обеспечены средствами защиты слуха, а продолжительность воздействия должна быть сокращена, чтобы свести к минимуму неблагоприятные последствия для здоровья. Было отмечено, что компания предоставляет достаточное количество материалов для защиты органов слуха (беруши и наушники) операторам и рабочим, чтобы снизить опасность для здоровья от шума.Но видно, что операторы не соблюдают нормы. Хотя официальные лица из MCL заявили, что время взрывных работ очень ограничено, а их эффект сведен к минимуму с помощью электронных детонаторов замедленного действия, жители деревни утверждали, что они сильно пострадали от взрывных работ, и во время полевых работ большинство домохозяйств также визуализировали трещины в своих стенах.

Воздействие на местное биоразнообразие

Разработка угольных шахт привела к потере лесного покрова и одновременно повлияла на биоразнообразие и коридоры дикой природы в этих лесных районах. По данным Министерства угольной промышленности (МУК), около 60% угольных ресурсов находится в лесных массивах (МУК, 2005 г.). Большинство угольных блоков, выделенных за последние несколько лет, находилось в лесных массивах или примыкало к ним. Из всех угольных участков, приобретенных CIL, 28% находились в лесном массиве, т.е. из них 2 00 000 га составляют угольные участки и 55 000 га находятся под лесным покровом (Отчет Гринпис, 2012 г.).

По оценкам Министерства финансов, с учетом растущего спроса потребность в лесных угодьях для добычи полезных ископаемых увеличится примерно с 22 000 га в 2005 г. до 75 000 га к 2025 г.Например, в районе Ангул-Талчер в Одише лесной покров сократился на 11% в период с 1973 по 2007 год из-за добычи угля (Singh, 2010). Добыча угля, особенно открытым способом и эвакуация угля, требует больших участков земли для процессов добычи, промышленных целей, таких как тепловые электростанции и внутренние заводы, а также вспомогательных процессов, таких как отвалы OB, трубопроводы, железнодорожные пути и общественные работы. . Он уничтожает не только стоячие леса, но и звериные коридоры, отводившие ручьи.

Добыча полезных ископаемых повлияла на местную окружающую среду и связанную с ней биоту в результате удаления растительности и верхнего слоя почвы, перемещения фауны, выброса загрязняющих веществ и создания шума. Добыча угля, как поверхностная, так и подземная, наносит огромный ущерб флоре, фауне, гидрологическим отношениям и биологическим свойствам почв систем. Уничтожение лесов при добыче полезных ископаемых неизменно сопровождается значительным ущербом и потерями системы. ОВ угольных шахт при захоронении на неразработанных территориях создает шахтные отвалы, которые в конечном итоге влияют на окружающую растительность.

Разрушение экосистемы в период после добычи полезных ископаемых нанесло большой ущерб дикой природе и среде ее обитания. И прямо, и косвенно он нанес ущерб дикой природе. Эти животные живут в сообществах, которые зависят друг от друга. Выживание этих видов может зависеть от местной экосистемы, почвенных условий, местного климата, высоты над уровнем моря и других особенностей местной среды обитания. Воздействия связаны, прежде всего, с нарушением, удалением и перераспределением поверхности земли. Некоторые воздействия носят кратковременный характер и ограничиваются рудником; другие могут иметь далеко идущие, долгосрочные последствия.Наиболее непосредственным воздействием на живую природу является уничтожение или вытеснение видов в местах раскопок и складирования шахтных отходов. По мнению жителей деревни, большинство видов диких животных вымерли. Подвижные виды диких животных, такие как промысловые животные, птицы и хищники, покинули эти районы. Серьезно страдают малоподвижные животные, такие как беспозвоночные, многие рептилии, роющие грызуны и мелкие млекопитающие. Фрагментация мест обитания из-за добычи полезных ископаемых затруднила экологические перемещения некоторых животных.В некоторых случаях изоляция привела к локальному сокращению видов или генетическим эффектам, таким как инбридинг. Виды, которым нужны большие участки леса, просто исчезли.

Водная опасность загрязнения селеном в результате добычи угля

Водная опасность загрязнения селеном в результате добычи угля | Поиск по дереву Перейти к основному содержанию

. gov означает, что это официально.
Веб-сайты федерального правительства часто заканчиваются на .gov или .mil. Прежде чем делиться конфиденциальной информацией, убедитесь, что вы находитесь на сайте федерального правительства.

Сайт защищен.
https:// гарантирует, что вы подключаетесь к официальному веб-сайту и что любая предоставленная вами информация шифруется и передается безопасно.

Тип публикации:

Научный журнал (JRNL)

Первичная(ые) станция(и):

Южная исследовательская станция

Источник:

Глава книги В: В: Фосдайк, Джеральд Б. изд. Добыча угля: исследования, технологии и безопасность.

Описание

Селен — это химический элемент, который в небольших количествах содержится в угле. Потенциальные экологические проблемы возникают, когда угленосные пласты подвергаются воздействию воздуха и воды в процессе добычи, а также когда уголь промывается перед транспортировкой и распределением. Это может привести к мобилизации селена и образованию загрязненного фильтрата и жидких отходов, которые часто становятся источником загрязнения близлежащих поверхностных вод.Попадая в водную среду, селен может быстро биоаккумулироваться в пищевых цепях и достигать уровней, токсичных для водных организмов. Из-за биоаккумуляции небольшое количество селена в воде может представлять значительную опасность для окружающей среды. Примеры из практики показывают, что селен из угледобычи может иметь различные последствия для рыб, начиная от незначительных эффектов на рост и заканчивая серьезными уродствами и полным нарушением воспроизводства. Однако, несмотря на это негативное последствие, добыча угля может быть совместима с потребностями окружающей среды, если будут предприняты адекватные шаги для предотвращения или снижения опасности.Применительно к перспективным рудникам это включает в себя проведение детальной оценки площадки и последующее согласование эксплуатационных параметров с экологическими требованиями. Для действующих или выведенных из эксплуатации рудников необходимо сформулировать и реализовать соответствующие планы обращения с отходами и рекультивации площадок.

Цитата

Лемли, А. Деннис. 2009. Опасность загрязнения вод селеном в результате добычи угля. В: Фосдайк, Джеральд Б. изд. Добыча угля: исследования, технологии и безопасность.167-183. Глава 6. Nova Science Publishers, Inc. 17 стр.

Примечания к публикации

  • Мы рекомендуем вам также распечатать эту страницу и приложить ее к распечатке статьи, чтобы сохранить полную информацию о цитировании.
  • Эта статья была написана и подготовлена ​​служащими правительства США в официальное время и поэтому находится в открытом доступе.

https://www.fs.usda.gov/treesearch/pubs/33826

«Абсолютно масштабная» экологическая катастрофа

Джеймс Бруггерс | Inside Climate News

Неспособность угольных компаний рекультивировать землю ложится тяжелым бременем на землевладельцев

Семья Нис владеет недвижимостью в округе Флойд с 1930-х годов. Контракт на добычу полезных ископаемых с целью рекультивации земель до сих пор не выполнен.

Louisville Courier Journal

ГАРОЛЬД, Кентукки. Вдоль извилистой двухполосной дороги, ведущей к горе Трейси Нис, нет и намека на огромные шрамы на холмах за дубами и соснами.

Зеленые леса покрывают крутые склоны по обеим сторонам дороги, которая превращается из асфальта в пыльный гравий. Скромные дома приютились в низинах вдоль ручья с садами, где выращивают кукурузу и кабачки под жарким летним солнцем.

Первым признаком опустошения наверху является вид на безлесную плоскогорье.

Проезжая на своем пикапе Ford F-150 мимо заброшенной будки службы безопасности, Нис въезжает в бесплодное пространство. Лес исчез, его заменили травы. Вершины и склоны целых гор были взорваны динамитом.

Нис останавливается на высоте около 1000 футов над впадиной, чтобы посмотреть на то, что осталось от его горы, где угледобывающая компания ушла и оставила отвесные скалы, открытые и опасные, после того, как шахтеры выдолбили черный битуминозный уголь со склона горы с огромной землей. -движущиеся машины.

Нис купил гору в 2012 году в качестве инвестиции в уголь, как раз перед тем, как в 2015 году угольная промышленность Восточного Кентукки рухнула. ноги.

По закону, горнодобывающие компании должны возмещать причиненный ими ущерб. Этот процесс известен как одновременная рекультивация. Склоны должны быть стабилизированы и возвращены к исходному контуру; необходимо управлять осадками; необходимо посадить траву или деревья.

Ничего этого не произошло.

Теперь, сказал Нис, имущество и небезопасно, и в основном бесполезно , потому что он не уверен, когда, и даже как оно когда-либо будет возвращено.

«Они никогда ничего не делали», — сердито сказал Нис о ныне обанкротившихся угольных компаниях, которые срезали склоны его горы.«Вы не можете использовать его впустую».

Его опыт является символом ускоряющегося упадка угля в Соединенных Штатах и ​​разрушения окружающей среды, которое его использование оставило позади.

Ученый-эколог Эмили Бернхардт из Университета Дьюка сказала, что ущерб будет длиться «тысячелетия». Профессор права из Западной Вирджинии Пэт МакГинли сказал, что в его штате есть угольные районы, где «все загрязнено, окружающая среда разрушена, и нет ни ответственности, ни последствий».

Ущерб обширен:

  • В Пенсильвании горят подземные шахтные пожары, и насыщенная железом кислая вода выливается в реки из заброшенных шахтных стволов.
  • В Нью-Гэмпшире культовому сахарному клену угрожает повреждение почвы, вызванное кислотными дождями, вызванными углем.
  • Во Флориде молодая мать одержима загрязнением воздуха и воды из-за огромной кучи угольной золы, хранящейся в ее местной коммунальной службе.
  • А в Кентукки многомиллиардные затраты на восстановление заброшенных шахт, подобных шахте Ниса, намного превышают гарантийные обязательства, оставленные растущим числом обанкротившихся угольных компаний.

В Аппалачах снос горных вершин и другие виды открытых горных работ повредили более 2300 квадратных миль в Кентукки, Западной Вирджинии, Вирджинии и Теннесси.

По всей стране более миллиона акров земли, используемой шахтами, которые все еще работают, простаивают или заброшены, нуждаются в очистке и рекультивации — задача, которую новый законопроект президента Байдена об инфраструктуре на сумму 1,2 триллиона долларов может только начать решать.

«Размах этой проблемы просто огромен», — сказал Эрик Диксон, исследователь, изучавший заброшенные шахты по всей стране.

Уголь является самым грязным ископаемым топливом, и он внес больший вклад в глобальное потепление, чем нефть или газ. По одной из оценок, 46 процентов всех антропогенных парниковых газов, выброшенных в атмосферу с 1750 года, образовались из угля, поднимающего уровень моря, угрожающего крупным городам, и усиливающего ураганы.

Мир отреагировал, хотя и медленно.

Количество электроэнергии, вырабатываемой из угля в США, упало с 50 до 20 процентов с 2005 года, хотя, по прогнозам, в этом году оно вернется к 23 процентам. Европейский союз еще быстрее отходит от угля. А на переговорах Организации Объединенных Наций по климату в прошлом месяце в Глазго 40 стран заявили, что постепенно прекратят использование угля.

Однако Китай и Индия, которые сжигают две трети мирового угля, отказались дать это обещание, равно как и Соединенные Штаты и Австралия, крупный экспортер угля.И хотя президент Китая Си Цзиньпин заявил в сентябре, что Китай прекратит строительство угольных электростанций за границей, страна продолжает строить угольные электростанции внутри страны и по-прежнему получает большую часть своей электроэнергии из угля.

На самом деле выбросы парниковых газов в Китае только от угля превышают общие выбросы в США.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш заявил, что «ускорение глобального поэтапного отказа от угля является самым важным шагом» на пути к достижению цели Парижского соглашения по удержанию глобального потепления на уровне 1.5 градусов Цельсия.

По мере усиления внимания к углю международная коалиция защитников окружающей среды и юристов начала глобальную кампанию, направленную на то, чтобы сделать системное, долгосрочное разрушение окружающей среды, такое как добыча угля, международным преступлением, названным Международным уголовным судом «экоцидом» наряду с геноцидом, преступления против человечности, военные преступления и преступления агрессии.

Будущее кампании неопределенно. И даже если экоцид станет международным преступлением через пять или шесть лет, он не будет иметь никакого юридического значения в Соединенных Штатах.США не входят в число 123 стран-членов суда, и добыча угля была прямо разрешена и поощрялась правительством США с момента его создания.

Но те, кто стоит за этой кампанией, и многие американские защитники окружающей среды говорят, что «экоцид» и широкая концепция преступлений против природы обеспечивают новую и важную моральную основу для рассмотрения повсеместного ущерба окружающей среде как оскорбления человечества.

Определение, предложенное группой юристов и ученых-правоведов, созванной Фондом «Остановить экоцид» в начале этого года, напоминает о разрушениях, вызванных добычей угля.«Широкомасштабный» экологический ущерб, писали юристы, «означает ущерб, который выходит за пределы ограниченного географического района, выходит за пределы государственных границ или от которого страдает вся экосистема или вид или большое количество людей».

«Долгосрочный» ущерб, по их словам, «означает ущерб, который является необратимым или который не может быть устранен путем естественного восстановления в течение разумного периода времени».

Бернхардт, экосистемный эколог и биогеохимик, изучавший открытые шахты Аппалачей и работавший над пониманием долгосрочного воздействия угля в течение почти двух десятилетий, сказал, что сдувание вершин гор коренным образом меняет планету.

«Мы фактически изменили распределение склонов всего экорегиона», — сказала она. «Так что это другая форма, чем раньше. Вода движется через него по-другому», и когда это происходит, она собирает загрязняющие вещества, которые могут просачиваться «десятилетиями, если не веками».

«Есть угольные шахты Римской империи, — сказала она, — которые до сих пор выделяют кислоту».

В Кентукки снесена часть горы

Земля в восточном Кентукки, которую Трейси Нис арендовала для добычи полезных ископаемых, была впервые куплена его дедом в 1930-х годах.Он окружен другими карьерами.

Нис сказал, что в то время его решение сдать гору в аренду казалось хорошей идеей. Он не против вскрышных работ, если они проводятся в рамках закона и с надлежащей рекультивацией, и он говорит, что надеялся, что правила будут соблюдаться.

Добыча полезных ископаемых, по его словам, «накормила многие семьи и предоставила много рабочих мест», а добыча открытым способом может сделать больше земли доступной для охоты и других целей. На своей территории, по его словам, он хотел «создать ровную площадку для домов.Или вы могли бы управлять скотом на нем.

Сенатор Манчин, демократ, связанный родственными связями с угольной промышленностью и являющийся одним из самых стойких защитников угольной промышленности, часто повторяет знакомый рефрен.

«Американские шахтеры составляют костяк нашей великой нации, — сказал Манчин в апреле на выступлении в Национальном пресс-клубе. «На протяжении поколений наши шахтеры добывали уголь, из которого выковывали сталь, из которой изготавливались танки и корабли, а также известные нам отрасли промышленности, благодаря которым наша страна стала самой сильной в мире.

Manchin также почти в одиночку заблокировал большую часть программы президента Байдена по климату в Конгрессе в этом году, пытаясь дать углю спасательный круг в мире с ограниченным выбросом углерода, настаивая на дорогостоящих и непроверенных технологиях улавливания углерода.

Но Западная Вирджиния, Кентукки, Пенсильвания и все другие угольные штаты заплатили высокую цену за здоровье и окружающую среду за экономический рост страны, и эти затраты продолжают накапливаться.

Оглядываясь назад, Нис сказал, что ему жаль, что он никогда не подписывал договор аренды с James River Coal, и что Revelation, обанкротившаяся компания Blackjewel, которая оставила собственность в ее нынешнем состоянии, никогда не брала на себя аренду James River после того, как James River обанкротилась. .

Нарушители на вездеходах теперь могут по незнанию съехать с вершины, опасается Нис. Камни могли упасть на дома внизу. Дождь может вызвать оползни.

«Они знали, что делали», — сказал Нис об Откровении. «Они просто хотели заработать миллион долларов, понимаете, взять все, что можно, и уйти. Они не собирались возвращать его».

Он также сказал, что чувствует себя разочарованным регулирующими органами штата Кентукки, которые разрешили добычу полезных ископаемых без одновременной рекультивации.

Записи показывают, что в период с 2016 по 2019 год Кентукки неоднократно уведомлял о нарушениях правил добычи полезных ископаемых, в том числе о неспособности восстановить 10 000 футов высотной стены, оставленной горняками.

Компания также была процитирована за неспособность поддерживать надлежащий дренаж для контроля стока наносов и надлежащего обращения с пустой породой, называемой отвалом шахты, взорванной со склона холма.

«Из того, что я видела, глядя на протоколы правоприменения за 2016 год, становится ясно, что с этим разрешением возникла огромная проблема», — сказала Мэри Варсон Кромер, заместитель директора Аппалачского гражданского юридического центра в соседнем Уайтсбурге, Кентукки.

По ее словам, с 2016 года до банкротства компании в 2019 году государство делало «очень мало» для обеспечения соблюдения своих правил, помимо выдачи уведомлений о нарушениях.

Кентукки Представитель кабинета энергетики и окружающей среды Джон Мура заявил в письменном заявлении, что штат работает над решением проблем на шахте, которую он считает «высокоприоритетной рекультивацией».

В Кентукки государство финансирует рекультивацию обанкротившихся шахт, таких как шахта, принадлежащая Нис, за счет облигаций, купленных горнодобывающими компаниями, или пула облигаций с общим риском, финансируемого за счет сборов с отрасли, если облигации горнодобывающей компании не оправдаются.Но сейчас может произойти самое худшее.

В целом обязательства Кентукки по рекультивации составляют от 1,9 до 2,4 млрд долларов по сравнению с облигациями компании на сумму около 888 млн долларов, согласно июльскому отчету экологической группы Appalachian Voices. Аналогичные дефициты существуют и в других угольных штатах.

Согласно отчетам, поданным в суд по делам о банкротстве, штат оценил стоимость рекультивации более 300 акров только в отношении собственности Нис в 10 миллионов долларов. Однако государству требовалось всего около 1 доллара.7 миллионов в скреплениях мелиорации.

«Я думаю, мы все знаем, что мы находимся в положении, когда мы находимся вверх ногами, и у нас, вероятно, больше проблем, чем денег», — сказал комиссар Чарльз «Расти» Джастис на мартовском собрании Гарантийного фонда мелиорации штата Кентукки. комиссия.

Добыча угля в Пенсильвании в долгосрочной перспективе

Аналогичное состояние отчаяния с недостаточным финансированием существует в долине Вайоминг на северо-востоке Пенсильвании, примерно в 125 милях к северо-западу от Нью-Йорка, где добыча угля подпитывала промышленную революцию в Бостоне, Нью-Йорке и Филадельфии.

Крупных шахт нет уже несколько десятилетий. Но отрасль оставила после себя огромные проблемы.

Среди них:

  • Куча токсичных угольных отходов площадью 55 акров в Суойерсвилле.
  • Миллионы галлонов насыщенной железом кислой воды вытекают из скважины Старой кузницы недалеко от Скрэнтона.
  • Подземный пожар на шахте площадью 15 акров возле Олифанта, который горит дольше, чем многие дети в городе живут.
  • И по всему региону постоянный риск обрушения подземных шахтных стволов и смертельных обвалов на поверхности, которые они могут вызвать.

В 1977 году Конгресс принял Закон о контроле за открытыми разработками и рекультивации для решения многих из этих проблем. Он установил федеральные правила для открытых горных работ, потребовал рекультивации шахт и установил требования по связыванию, чтобы обеспечить рекультивацию в случае банкротства компаний.

Он также учредил фонд Abandoned Mine Land для борьбы с экологическим ущербом от шахт, заброшенных до 1977 года. 

С тех пор, по данным Отчет Института долины реки Огайо.

Но осталось еще 850 000 акров заброшенных шахтных земель, и их очистка обойдется еще в 18,3–24,4 млрд долларов — более чем в два раза превышает официальную оценку федерального правительства.

Эти затраты, вероятно, вырастут до 33,6 миллиардов долларов к 2050 году.

Подавляющее большинство шахт, заброшенных до 1977 года, находится в Алабаме, Кентукки, Огайо, Пенсильвании, Теннесси, Вирджинии и Западной Вирджинии.

Пенсильвания уже потратила 1,26 миллиарда долларов в виде грантов с 1980 года на рекультивацию тысяч заброшенных угольных шахт, в том числе на ликвидацию более 270 миль опасных «высоких стен», оставленных открытой добычей полезных ископаемых, по словам государственных чиновников.

Пенсильвания лидирует среди семи штатов с неудовлетворенными потребностями в мелиорации, по оценкам, на сумму 8,5 миллиардов долларов, согласно анализу, проведенному Институтом долины реки Огайо по инвентаризации заброшенных шахтных земель федерального правительства.

Западная Вирджиния нуждается в 5 миллиардах долларов; Кентукки, 1,2 миллиарда долларов.

Возможность решения этих проблем во многом зависит от Конгресса. Основным источником финансирования для решения проблемы заброшенных шахт до 1977 года является фонд, поддерживаемый сборами за добычу угля.

Двухпартийный законопроект об инфраструктуре, подписанный президентом Байденом в ноябре, повторно утвердил шахтный фонд, даже при снижении взносов на угледобывающие компании.Он также направил 11 миллиардов долларов на помощь в мелиоративных проектах в течение следующих 15 лет — этого достаточно, чтобы решить проблему, но не решить ее.

Тем не менее, Пенсильвания теперь рассчитывает получить дополнительные 250 миллионов долларов в год — «беспрецедентная» сумма по сравнению с 56 миллионами долларов в год, которые она получала в течение последних пяти лет, сказал Брайан Брэдли, директор Бюро по делам заброшенных. Рекультивация шахт в Департаменте охраны окружающей среды Пенсильвании.

Суойерсвилль

В Суойерсвилле, историческом горнодобывающем поселке с населением около 5000 человек к северу от Уилкс-Барре, огромная куча угольных отходов высотой с 17-этажное здание окружена с трех сторон домами.

Пыльный черный материал, достаточный для заполнения 26 000 железнодорожных вагонов, остался после десятилетий добычи угля жителями на западном берегу реки Саскуэханна.

Ветры разносят пепел по ближайшим дворам. Дождь, падающий на сваю, загрязняет местные водотоки и грунтовые воды. Нарушители на вездеходах рискуют получить травмы. Куча также пожароопасна.

Есть план ликвидации сваи через 10-20 лет, но это зависит от обеспечения долгосрочного финансирования из фонда заброшенного рудника или субсидий от США.С. казна.

Мэр округа Кристофер Концерт, занимавший два срока, сказал, что эта куча не имеет большого значения для многих его избирателей. Он вспоминает, как в детстве, 40 лет назад, в гостях у родственников в Суойерсвилле зимой, как он скользил по заснеженным берегам кучи.

Тем не менее, Концерт назвал отходы угледобычи, известные в местном масштабе как солома, «отвратительными».

«Нам нужно его увезти», — сказал он. «Я молюсь, чтобы представители наших штатов, наши конгрессмены, наши сенаторы выделили больше денег, чтобы убедиться, что это будет сделано.

Старая кузнечная скважина

Старая кузнечная скважина находится в получасе езды к северу от Суойерсвилля. Инженерный корпус армии США пробурил отверстие шириной 42 дюйма и глубиной 170 футов в 1961 году, чтобы вода, угрожающая подвалам людей, могла стекать из заброшенных подземных шахт.

Вот уже более 60 лет из выпускного отверстия недалеко от Скрэнтона происходит неконтролируемый сброс загрязненной шахтной воды в реку Лакаванна, расположенную выше по течению от места ее впадения в реку Саскуэханна.

Во всяком случае, в этом месте уровень кислотности, наконец, снизился почти до нормы, заявили государственные чиновники во время недавнего визита, но выход по-прежнему ежедневно сбрасывает в реку тысячи фунтов железа.

В сухую погоду шахтная вода цвета дорожных конусов оранжевого цвета и, вместе с водой из другого шахтного выхода поблизости, обесцвечивает реки Лакаванна и Саскуэханна на три мили. Дно реки и береговые скалы на ее пути покрыты железным покрытием, разрушающим среду обитания рыб и других водных организмов.

Чиновники ведут переговоры с представителями частного бизнеса, чтобы выяснить, может ли существовать коммерческий рынок для железа или даже потенциал для производства гидроэлектроэнергии, сказал Берни МакГерл, исполнительный директор Ассоциации коридора реки Лакаванна.

В противном случае, сказал он, природе потребуется тысяча или даже две тысячи лет, чтобы очистить шахтную воду. По его словам, быть предпринимателем в долине Вайоминг «означает зарабатывать деньги на разрушениях, оставленных углем».

Олифант

В получасе езды к северу, недалеко от города Олифант, пожар площадью 15 акров в подземной угольной шахте распространяет запах тухлых яиц через щели и трубы. Горит уже 17 лет.

Потратив более 25 миллионов долларов на локализацию пожара, государственные чиновники считают, что смогут потушить ад к следующему году. Это один из более чем трех десятков минных пожаров, выявленных штатом по состоянию на прошлый год.

По всей стране горит по меньшей мере 7000 акров шахтных пожаров, ликвидация которых оценивается в более чем 1 миллиард долларов.

Этот пожар, названный «Пожар в шахте Дольфа», начался с сжигания мусора на вершине кучи соломы, как тот, что в Суойерсвилле.Огонь попал в шахту внизу и с тех пор горит.

К 2008 году Управление открытых горных работ и мелиорации США вырыло траншею длиной 3400 футов и глубиной 150 футов, чтобы изолировать огонь. Сейчас на участке площадью 75 акров подрядчики построили пруды и наполняют их водой.

Их план состоит в том, чтобы использовать методы открытых горных работ, включая взрывные работы и рытье, чтобы потушить огонь, залив его водой и пеной. На открытом воздухе он мог гореть до 1400 градусов. Дата их завершения: январь 2023 года.

Это сложная работа, сказал Брэдли. Подрядчик будет бурить соломину и горную породу, покрывающую старую шахту, закладывая в отверстия взрывчатые вещества, чтобы разрушить породу и добраться до горящего угля. Чем ближе они подходят к горящим участкам, тем горячее будет скала и тем опаснее будет работа для подрядчика.

«Таким образом, одной из проблем всегда является просто работа со взрывчаткой в ​​​​дырах, которые уже горячие», — сказал он.Они решают эту задачу, охлаждая породу перед взрывом.

Пожар, начавшийся на шахте «Дольф», — это наихудшая ситуация, которая беспокоит Генри Зелински, вице-президента по выработке и утилизации Northampton Generating Co., материнской компании, контролирующей рекультивацию угольных отвалов в Суойерсвилле. .

«Возможно, если это загорится, вы не сможете его потушить», — сказал Зелински. «Может быть, вы собираетесь изолировать его и позволить ему сгореть.” 

Долгосрочные вопросы о жизнеспособности очистки, которая зависит от большего государственного финансирования и сжигания угольных отходов для производства электроэнергии на минимально конкурентоспособных электростанциях, остаются среди скептически настроенных жителей.

«Они сказали, что на уборку уйдет 20 лет», — сказал Билл Смит, живущий в паре кварталов от кучи и солнечным осенним днем ​​чинивший бельевую веревку на улице. Хотя он сказал, что эта куча его не беспокоит, «потому что она всегда была здесь», он также ожидает, что она будет существовать намного дольше.

«Угадайте, на это уйдет более 20 лет», — сказал он.

В Нью-Гэмпшире: кислотные дожди и восстановление

Чарльз Дрисколл поднимается по усыпанной листьями тропе в экспериментальном лесу Хаббард-Брук в Вудстоке, штат Нью-Гэмпшир, где восстановление может занять столетие или больше. Прохладное солнечное октябрьское утро, с близлежащего Зеркального озера доносятся крики гагар.

Почти все листья сахарного клена упали на землю вместе со многими листьями бука, образуя золотой коврик с красными вкраплениями, который кажется мягким под ногами.

Дрисколл руководит Центром инженерии экологических систем Сиракузского университета и является соавтором сотен научных работ, многие из которых написаны в Хаббард-Брук, одном из наиболее изученных лесов в мире.

Хаббард-Брук — место, где эколог-первопроходец Джин Ликенс в 1960-х годах открыл кислотные дожди в Северной Америке, а позже, в 1974 году, совместно определил сжигание ископаемого топлива как их причину.

Именно здесь Лайкенс, Дрисколл и другие рассказали, как кислотные дожди от горящего угля лишили почву питательных веществ, жизненно важных для самого знакового вида деревьев региона — сахарного клена — с его ярко-желтыми, оранжевыми и красными листьями на осенью и производство сиропа весной.

При сжигании угля и других ископаемых видов топлива выбросы включают двуокись серы и оксиды азота и могут попадать на землю в виде влажных или сухих отложений. Они смешиваются с водой, кислородом и другими химическими веществами, образуя серную и азотную кислоты, и они могут изменить дождь, туман или град.

Они также могут приземляться в виде частиц и таким образом подкислять воду и почву.

Кислотные дожди были главной целью поправок к Закону о чистом воздухе 1990 года, подписанных президентом Джорджем Бушем-старшим. Куст. Закон резко снизил выбросы двуокиси серы от электростанций, работающих на угле, которые нанесли такой большой ущерб озерам и лесам на востоке Соединенных Штатов.

Другие положения требуют контроля загрязнения оксидами азота.

Уровень кислотности в дождях и озерах снизился, и популяции рыб, которые были уничтожены в некоторых озерах, начали возвращаться. Борьба с кислотными дождями считается крупным достижением обеих партий в области охраны окружающей среды.

«Отложение серы уменьшилось примерно на 80 процентов, а количество кислотных дождей уменьшилось примерно на 80 процентов», — сказал Лайкенс в интервью Zoom. «Так что это намного, намного лучше, и это большая история успеха.

Но и Дрисколл, и Лайкенс говорят, что поврежденным почвам и их длительному воздействию на сахарные клены предстоит долгий путь к восстановлению, и они могут не выжить. Эти почвы являются продуктом тысячелетнего выветривания. Восстановление, по словам Лайкенса, может занять «десятилетия, а может быть, и столетия».

Дрисколл сворачивает с лесной тропы и направляется вглубь леса, обходя стволы упавших деревьев и подходя к небольшому ущелью, где выемка на склоне холма обнажила несколько футов почвы.

Он царапает землю, оставляя свежий порез, затем становится на колени, чтобы рассмотреть поближе и ткнуть в нее пальцем.

«В таких районах, как Адирондак или Хаббард-Брук, почвы состоят из минералов, которые очень трудно разрушить, и они имеют очень низкую скорость выветривания», — объяснил Дрисколл.

Почвы естественно кислые. «И поэтому мы думаем, либо на основе исторических измерений, либо на основе модельных расчетов, что кислотные дожди вымыли значительную часть, в первую очередь кальций, но также и магний. И поэтому деревья, которым нужно большое количество этих материалов, сталкиваются с проблемой.

Как сахарные клены, говорит он. Проблема не только в ручье Хаббард, но и в ландшафтах с похожими почвами в других районах северо-востока и даже в Германии и Китае.

Ущерб кленовому лесу и отдельным деревьям значительный.

Это явление часто называют синдромом сахарного клена. В частности, у старых, больших сахарных кленов одна или пара ветвей рано осенью окрасится раньше, чем остальная часть дерева. Затем часть верхних ветвей отмирает.

Через «может быть, четыре, или пять, или шесть лет верхняя часть дерева отмирает, и тогда, в конце концов, дерево погибает», — сказал Лайкенс.

Пострадали не только старые деревья. Молодые саженцы не могут прижиться, что препятствует размножению сахарных кленов.

Одна из причин, по которой эти ученые так уверены в своих выводах, связана с экспериментом, который они провели в части леса Хаббард-Брук в конце 1990-х годов в развитие статьи 1996 года, опубликованной в журнале Science, о долгосрочных последствиях кислотных дождей в лесной экосистеме.

Стоя возле плотины, которая собирала и сбрасывала воду из ручья, с датчиками для определения потока и химического состава воды, Дрисколл объяснил, что было дальше.

«Мы получили финансирование от Национального научного фонда, поэтому мы планировали вернуть кальций, потерянный в результате кислотных дождей, и посмотреть, как восстановится экосистема. Так мы и сделали. Его наносили с вертолета».

Всего в октябре 1999 года около 40 тонн медленно высвобождающихся кальциевых гранул было сброшено на водораздел площадью 29 акров, и с тех пор эксперимент продолжается.

Вскоре результаты стали очевидны. Папоротники и другие растения, растущие на земле, стали зеленее. Это изменение впервые заметил покойный профессор лесной экологии Йельского университета Том Сиккама.

«Я думал, что он сошел с ума», — вспоминал Дрисколл, но проверка внутренней химии растений показала более высокое содержание хлорофилла.

Наблюдения продолжались.

«Мы увидели, что саженцы сахарного клена, которые на самом деле не были очень заметными во всем лесу, были очень заметны здесь», в водоразделе, который получил кальций, — сказал Дрисколл. «Итак, сразу же мы увидели поколение сахарного клена, которое было закрыто в течение многих лет, просто отскочило назад, как по волшебству.

Он добавил: «И кроновые деревья за короткий промежуток времени полностью отреагировали на это — их рост значительно улучшился».

Но это только на небольшом исследовательском участке.

Было бы слишком дорого, непрактично и, вероятно, политически неприемлемо разбрасывать кальций с вертолетов по обширным участкам востока Соединенных Штатов в районах, где кислотные дожди повреждают почвы.

Изменение климата является еще одним фактором стресса для сахарного клена, за которым внимательно следят исследователи всего региона. В отчете Лесной службы США за 2018 год об уязвимости лесов Новой Англии и Северного Нью-Йорка говорится, что качество среды обитания сахарного клена, по прогнозам, снизится при более высоком сценарии выбросов парниковых газов.

Но именно дефицит кальция в почве из-за кислотных дождей, в значительной степени из-за сжигания угля, может нанести сокрушительный удар по сахарным кленам в таких лесах, как этот, с его почвами более низкого качества.

«Я думаю, что это произойдет в течение десятилетий», — сказал Дрисколл о спаде сахарного клена. «У вас есть эти большие деревья с кронами, они функционируют, но просто не очень хорошо. И регенерация полностью остановилась.

«Значит, нет маленьких кленов, которые могли бы заменить клены, когда они вымрут, — сказал он. «А сахарные клены вытесняются американским буком в лесу».

В конце концов, по мере того, как климат продолжает теплеть, дубы могут взять верх, оставив этот конкретный лес лишь в памяти.

Во Флориде, угольная зола и шлам скрубберов

Спрятанная среди разбросанных сосен и кипарисов в Орландо, Флорида, гора угольной золы высотой 175 футов вырисовывается как четкое физическое представление зависимости этого быстро развивающегося региона от ископаемого топлива.

Он расположен рядом с двумя возвышающимися угольными электростанциями, их вырисовывающиеся цилиндрические градирни выпускают вихри пара в облака из самой заметной части энергокомплекса Комиссии по коммунальным предприятиям Орландо, раскинувшегося на востоке Орландо, известного как Stanton Energy Center. .

Пайпер Варгас особенно осведомлена о свалке. Варгас боится, что частицы пыли переносятся ветром со свалки на шесть миль в аккуратный голубой дом на берегу озера, который она делит со своим мужем Оскаром и двумя сыновьями: Максом, 8 лет, и Диего, 5 лет. 

Она беспокоится о том, что вдыхание токсичных частиц может сделать с ее семьей, особенно с ее сыновьями, и как это может повлиять на грунтовые воды, жизненно важный ресурс пресной воды в этом районе.

Угольная зола и другие отходы сжигания — это то, что остается после сжигания угля для производства электроэнергии, и оно содержит токсичные загрязняющие вещества, такие как ртуть, кадмий и мышьяк, которые могут загрязнять воздух и грунтовые воды и связаны с раком и другими заболеваниями.

Страхи Варгаса переросли в приступы паники, и она и ее муж решили переехать из своего района, где семья любит работать в своем огороде на заднем дворе и заниматься спортом на открытом воздухе, такими как футбол и теннис.

«Я начинаю думать о таких местах, как:« Почему мы все еще живем здесь? «Они не убирают это. Или они все еще сжигают (уголь) прямо сейчас.У них еще есть годы, чтобы сжечь его».

И она задается вопросом, что именно происходит со всей этой угольной золой, и «что они делают с этими токсичными отходами», — говорит она.

За последнее столетие, как США все больше полагаясь на уголь для обеспечения своей экономики, сотни электростанций производили миллиарды тонн золы и других отходов сжигания, включая шлам скрубберов

Чем больше загрязнений воздуха коммунальным предприятиям приходилось очищать от выбросов дымовых труб, чтобы соответствовать правилам чистого воздуха , тем больше отходов сжигания угля они произвели.Поскольку средства контроля не допускали попадания загрязняющих веществ в воздух, некоторые из них стали частью золы, что сделало ее более токсичной, в том числе такие загрязнители, как ртуть, кадмий и мышьяк, вызывающие рак и другие серьезные последствия для здоровья.

Все эти отходы сжигания угля должны были куда-то деваться.

Коммунальные службы сбрасывали его в водянистые необлицованные ямы, называемые золоотвалами, складывали на свалки высотой с офисную башню, отправляли в отделы коммунальных работ для разбрасывания по обледенелым зимникам, использовали как альтернативу грязи на строительных площадках для насыпи или структурную засыпку и утилизируют ее на старых угольных шахтах.

В течение 28 лет OUC сбрасывала большую часть отходов сжигания угля на свою главную свалку площадью около 90 акров.

Этот сброс прекратился 28 августа 2015 года, всего за 52 дня до вступления в силу первых национальных правил обращения с отходами сжигания угля. Маневр освободил свалку от правил Агентства по охране окружающей среды США по мониторингу окружающей среды и, в случае обнаружения загрязнения, от требования принять корректирующие меры.

Эти правила теперь применяются только к новой активной ячейке рядом со свалкой, которую использует утилита, и к любым будущим ячейкам, которые она заполнит пеплом.

Несмотря на это, сказал представитель OUC Тим Труделл, коммунальное предприятие признает свою ответственность за уголь.

«Мы будем продолжать следить за этим сайтом столько, сколько потребуется», — сказал он.

Ситуация в OUC не уникальна. Они говорят, что действия OUC воспользовались широко используемой лазейкой, которая была записана в Правиле EPA об остатках после сжигания угля, принятом в 2015 году ближе к концу правления Обамы, после десятилетий сражений между защитниками окружающей среды, промышленностью и EPA во времена Демократической и Республиканской администраций.

Агентство по охране окружающей среды, исключив многие золоотвалы, которые перестали получать отходы от сжигания угля к тому времени, когда правило вступило в силу в том же году, возможно, исключило из Флориды до половины всех таких отходов, когда-либо образовавшихся в Соединенных Штатах. на Аляске, по оценкам экологических групп.

«Это не отслеживается, и, следовательно, это не инициирует корректирующие действия, предусмотренные правилом», — сказала Лиза Эванс, старший юрист, специализирующийся на законах об опасных отходах в Earthjustice, национальной организации по экологическому праву.«Таким образом, у вас будет это ядовитое наследие, которое может длиться постоянно во многих местах».

Регулирование EPA по угольной золе в 2015 г. было вызвано крупными бедствиями. Одно из них произошло недалеко от Ноксвилля 22 декабря 2008 г., когда дамба, удерживавшая гору размокшего пепла, внезапно сорвалась с электростанции в Кингстоне, принадлежащей Управлению долины Теннесси. 300 акров были задушены, пепел высыпался в две реки, три дома были разрушены, еще десятки были повреждены, за прошедшие годы заболели сотни ликвидаторов, многие умерли.

Затем, в 2014 году, десятки тысяч тонн угольной золы с электростанции Duke Energy вылились в реку Дэн в Идене, Северная Каролина, затронув 70 миль водораздела ниже по течению.

На протяжении десятилетий Агентство по охране окружающей среды США исключало угольную золу из своего определения «опасных отходов» в результате поправки 1980 года, внесенной покойным членом палаты представителей США Томом Бевиллом, штат Алабама, в основной национальный закон о регулировании опасных и твердых отходов. напрасно тратить. Бевилл был конгрессменом в течение 15 сроков, известным как «Король свинины» за его способность возвращать федеральные доллары в свой родной штат.Он также был известен своими поставками для отрасли ископаемого топлива.

В своих показаниях в Конгрессе в то время Бевилл сказал, что цель его поправки состояла в том, чтобы ограничить ожидающие рассмотрения правила EPA в отношении отходов ископаемого топлива, чтобы защитить угольную и электроэнергетическую отрасли от «ненужного бремени» и высоких затрат, а также «поощрить использование угля как основным источником внутренней энергии». Отходы ископаемого топлива, утверждал Бевилл своим коллегам из Конгресса, не представляют «существенной опасности» для здоровья человека или окружающей среды.

Тридцать пять лет спустя, несмотря на то, что по всей стране были обнаружены десятки примеров, когда угольная зола загрязняла или могла загрязнять грунтовые воды, загрязнять озера или вызывать деформации рыб, в 2015 году Агентство по охране окружающей среды встало на сторону угольной и электроэнергетической промышленности. , и снова отказался считать отходы сжигания угля опасными.

Должностные лица Агентства по охране окружающей среды пришли к выводу, что способ, которым оно планировало регулировать угольную золу как твердые отходы — менее строгую категорию в соответствии с законом — будет достаточно для предотвращения обрушения золоотвалов, выдувания зольной пыли и загрязнения грунтовых вод.Чиновники также заявили, что выбранная ими стратегия даст коммунальным предприятиям «практический подход» к управлению массивным сбором отходов сжигания угля.

Агентство по охране окружающей среды до сих пор почти оставило соблюдение своих правил по угольной золе на усмотрение граждан или штатов, что привело к мешанине противоречивых и запутанных действий.

В некоторых штатах, таких как Северная Каролина и Южная Каролина, после того, как Южный центр экологического права подал в суд, практически все золоотстойники осушаются и выкапываются, а их токсичный шлам отправляется на современные свалки с защитным покрытием.SELC и ее партнеры одержали и другие победы в очистке отстойников от золы в Вирджинии и Теннесси.

В других штатах сложилась смешанная ситуация: коммунальным предприятиям разрешалось просто осушать и засыпать свои золоотстойники — практика, известная как «крышка на месте».

«Единственный способ вызвать общественный спор, — сказал Фрэнк Холлеман из Южной Каролины, старший юрист Южного экологического юридического центра, — это либо местная общественная группа, которая забеспокоится и обратит на это внимание какой-нибудь группы по защите окружающей среды. , или юридическая группа защиты и защиты окружающей среды узнает о проблеме, проверяет и видит местное сообщество, которое имеет смутное представление, но не совсем уверено, что происходит.Или, в-третьих, у вас катастрофа».

В то время как администрация Трампа с ее повесткой дня в области ископаемого топлива смогла смягчить некоторые части правила эпохи Обамы, продлив сроки соблюдения и позволив коммунальным предприятиям запрашивать исключения, другие части остались, включая требования к коммунальным предприятиям отслеживать и сообщать о состояние грунтовых вод.

Благодаря всему этому мониторингу появилось лучшее понимание масштабов загрязнения угольной золой по всей стране.

Отчет за 2019 год, подготовленный Проектом экологической целостности и другими правозащитными группами, показал, что загрязнение грунтовых вод распространено даже больше, чем считалось ранее.Они обнаружили небезопасные уровни токсичных загрязнителей, связанные с более чем девятью из каждых 10 угольных электростанций с данными мониторинга.

В целом небезопасные уровни загрязнения были зарегистрированы в подземных водах на участках в 39 штатах и ​​Пуэрто-Рико.

В Иллинойсе больше всего электростанций с хранилищами загрязненной золы (16), за ними следуют Техас, Индиана, Кентукки, Мичиган, Северная Каролина и Миссури, всего более 10.

Во Флориде было девять электростанций с хранилищами загрязненной золы, в том числе в Stanton Energy Center, говорится в отчете.

Защитники окружающей среды ожидают, что администрация Байдена отклонит просьбы коммунальных предприятий об освобождении от очистки, сделанные администрации Трампа, чтобы начать использовать новые правоприменительные полномочия, которые Конгресс дал Агентству по охране окружающей среды в отношении отходов сжигания угля в 2016 году, и потребовать очистки от загрязнения, вызванного сбросом золы это произошло до того, как это правило вступило в силу.

Со своей стороны, администрация Байдена в этом году решила сохранить изменения правил администрации Трампа в отношении угольной золы, заявив, что это будет «наиболее экологически безопасный курс», и пообещав пересмотреть управление угольной золой в будущем при разработке правил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.