Где находится страсбургский суд в какой стране: Европейский суд по правам человека

Содержание

Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Справка

С 1 октября 1994 года заявителям было предоставлено право самим передавать свои дела в суд по жалобам, признанным комиссией приемлемыми.

С 1 ноября 1998 года Суд начал действовать в новой организационной форме как постоянно действующий судебный орган. В этот же день вступила в силу обновленная редакция Европейской конвенции.

Европейский суд рассматривает только конкретные жалобы с тем, чтобы установить, действительно ли были допущены нарушения требований Конвенции.

Компетенция ЕСПЧ распространяется на дела, а) касающиеся толкования и применения Конвенции, и б) переданные на его рассмотрение государствами-участниками Конвенции или Европейской комиссией по правам человека.

К производству принимаются

— индивидуальные жалобы, поданные физическим лицом, группой лиц или неправительственной организацией,

— жалобы на нарушение Конвенции государством-членом Совета Европы (СЕ) со стороны другого государства-члена.

Прежде чем жалоба будет подана в суд, необходимо строгое соблюдение нескольких непременных условий. Предметом жалобы могут быть только права, гарантируемые конвенцией. Жалоба может исходить только от самого потерпевшего. Жалоба должна быть подана не позднее чем через шесть месяцев после окончательного рассмотрения вопроса компетентным государственным органом. Жаловаться можно только на те нарушения, которые имели место после даты ратификации конвенции. Для того, чтобы жалоба была признана приемлемой по существу, заявителем должны быть исчерпаны все внутригосударственные средства защиты своего права, и, прежде всего, судебные средства такой защиты.

ЕСПЧ не является высшей инстанцией по отношению к судебной системе государства-участника Конвенции, поэтому он не может отменить решение, вынесенное органом государственной власти или национальным судом, не дает указаний законодателю, не осуществляет абстрактный контроль национального законодательства или судебной практики, не имеет права давать распоряжения о принятии мер, имеющих юридические последствия.

Однако ЕСПЧ вправе присудить «справедливое удовлетворение претензии» в виде финансовой компенсации материального ущерба и морального вреда, а также возмещение выигравшей стороне всех издержек и расходов.

Контроль за исполнением решений ЕСПЧ осуществляет Комитет министров СЕ.

Состав ЕСПЧ:

Председатель — Люциус Вильдхабер /Luzius Wildhaber, Швейцария/.

Число судей соответствует числу государств, подписавших Конвенцию. Судьи от каждого из государств-участников избираются Парламентской Ассамблеей Совета Европы /ПАСЕ/ большинством поданных за них голосов из списка, включающего трех кандидатов, представляемых данным государством. Судьи избираются сроком на шесть лет /с возможностью переизбрания/, срок их полномочий истекает по достижении ими 70-летнего возраста. Судьи пользуются полной независимостью при исполнении своих обязанностей и не представляют интересы государства, его выдвинувшего.

В числе судей — Анатолий Иванович Ковлер /РФ/.

Структура ЕСПЧ:

1. Большая палата — 17 судей.

2. Секции — по семь судей.

3. Комитеты — по трое судей.

Судья, назначенный от государства, участвующего в разбираемом споре, обязательно включается в состав Секции и Большой палаты. В случае невозможности этого /если судья не избран или же по каким-то причинам не может принять участия в данном разбирательстве/, указанное государство назначает лицо, выступающее в качестве судьи.

Штаб-квартира —  Дворец прав человека в Страсбурге (Франция), где находится и сам Совет Европы. 

Все справки>>

Refworld | Поиск по издателю

и / или стране Все страныАвстралияАвстрияАзербайджанАлбанияАлжирАмериканские Виргинские островаАмериканское СамоаАнгильяАнголаАндорраАнтигуа и БарбудаАргентинаАрменияАрубаАфганистанБагамские ОстроваБангладешБарбадосБахрейнБеларусьБелизБельгияБенинБермудские ОстроваБолгарияБоливияБосния и ГерцеговинаБотсванаБразилияБританские Виргинские островаБрунейБуркина-ФасоБурундиБутанВануатуВатиканВенгрияВенесуэлаВосточный ТиморВьетнамГабонГаитиГайанаГамбияГанаГваделупаГватемалаГвинеяГвинея-БисауГерманияГибралтарГондурасГонконгГренадаГренландия (административная единица)ГрецияГрузияГуамДанияДжибутиДоминикаДоминиканская РеспубликаЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранИрландияИсландияИспанияИталияЙеменКабо-ВердеКазахстанКаймановы островаКамбоджаКамерунКанадаКатарКенияКипрКирибатиКитайская Народная РеспубликаКокосовые островаКолумбияКоморыКонго, Демократическая РеспубликаКонго, РеспубликаКорейская Народно-Демократическая РеспубликаКорея, РеспубликаКоста-РикаКот-д’ИвуарКубаКувейтКыргызстанЛаосЛатвияЛесотоЛиберияЛиванЛивияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМаврикийМавританияМадагаскарМакаоМалавиМалайзияМалиМальдивыМальтаМароккоМартиникаМаршалловы ОстроваМексикаМозамбикМолдоваМонакоМонголияМонтсерратМьянмаНамибияНауруНепалНигерНигерияНидерландские Антильские островаНидерландыНикарагуаНиуэНовая ЗеландияНовая КаледонияНорвегияОбъединённые Арабские ЭмиратыОманОстров НорфолкОстрова КукаОстрова ПиткэрнОстрова Святой Елены, Вознесения и Тристан-да-КуньяПакистанПалауПалестинаПанамаПапуа — Новая ГвинеяПарагвайПеруПольшаПортугалияПуэрто-РикоРоссийская ФедерацияРуандаРумынияСальвадорСамоаСан-МариноСан-Томе и ПринсипиСаудовская АравияСеверная МакедонияСеверные Марианские островаСейшельские ОстроваСенегалСент-Винсент и ГренадиныСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСербияСингапурСирийская Арабская РеспубликаСловакияСловенияСоединенное Королевство Великобритании и Северной ИрландииСоединенные Штаты АмерикиСоломоновы ОстроваСомалиСуданСуринамСьерра-ЛеонеТаджикистанТаиландТанзанияТогоТокелауТонгаТринидад и ТобагоТувалуТунисТуркменистанТурцияТёркс и КайкосУгандаУзбекистанУкраинаУоллис и ФутунаУругвайФедеративные Штаты МикронезииФиджиФилиппиныФинляндияФолклендские островаФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияХорватияЦентральноафриканская РеспубликаЧадЧерногорияЧешская РеспубликаЧилиШвейцарияШвецияШри-ЛанкаЭквадорЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭсватиниЭстонияЭфиопияЮжно-Африканская РеспубликаЮжный СуданЯмайкаЯпония

Невидимая рука Страсбурга: зачем России Европейский суд по правам человека

Министерство юстиции России объявило конкурс на замещение должности судьи Европейского суда по правам человека от России. Полномочия действующего — Дмитрия Дедова — истекают 1 января 2022 года. Кремль должен до 10 мая следующего года представить в Парламентскую ассамблею Совета Европы три кандидатуры, из которых в июне 2021 года она выберет одну. В понедельник 5 октября прием документов от кандидатов завершился. Известно, что документы подали 19 человек. Одним из кандидатов стал Павел Чиков, руководитель Международной правозащитной группы «Агора», написавший по просьбе Forbes эту колонку.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), отмечающий в этом году 70-летие своего существования, остается самым противоречивым международным институтом, в котором участвует Россия. Наша страна признала его юрисдикцию 22 года назад, ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Вскоре после этого главой государства становится Владимир Путин, почти сразу же взявший курс на усиление государственного аппарата, рост влияния силовых ведомств и сначала умеренный, а затем все более явный консерватизм. На 3-4 года позже Россия уже вряд ли стала бы членом Совета Европы, а россияне не имели бы возможности жаловаться на всю страну в международный суд.

Сама риторика Конвенции и решений суда, острые дебаты в Парламентской ассамблее Совета Европы, состоящей из представителей парламентов стран-членов, право Комиссара по правам человека приехать с инспекцией, — все это первые лет 10 вызывало устойчивое раздражение, а второе десятилетие — стойкую неприязнь у российских официальных лиц.

Реклама на Forbes

Первый раз российскую делегацию в ПАСЕ лишили голоса в 2000 году «за нарушения прав человека в Чечне». В 2009 году этот вопрос вставал повторно в связи с российско-грузинским конфликтом. Тогда депутаты Госдумы отказались ехать в Страсбург, чтобы не стать «мальчиками для битья», однако резолюция не набрала большинства голосов.

Главный кризис отношений России и ПАСЕ начался в связи с присоединением Крыма — в 2014 году ПАСЕ лишила российских депутатов голоса до конца года. На следующий год ситуация повторилась. В 2016 году Москва заявила о бойкоте ПАСЕ, а год спустя прекратила платить взносы за членство в Совете Европы. В кулуарах организации к 2019 году шли упорные разговоры о предстоящем выходе России из Совета Европы или — как минимум — приостановлении членства. Конфликт разрешился лишь год назад ко всеобщему удовлетворению, включая восстановление голоса в ПАСЕ, выплату задолженностей по взносам и в целом возобновление полноценного участия России в структурах организации.

При столь напряженных отношениях между Россией и ПАСЕ, как ни странно, отношение к ЕСПЧ со стороны российских властей носит в целом неконфликтный и гораздо более спокойный характер. Россия четырежды выдвигала кандидатов на должность судей — в 1996, 1998, 2004 и 2012 годах. Все три судьи (полномочия Анатолия Ковлера продлевались на второй срок) — юристы с незапятнанной репутацией. В своих немногочисленных особых мнениях они выступали далеко не с самых консервативных, клерикальных или государственнических позиций, — в этом их сильно опережали некоторые их коллеги из других стран.

За редкими исключениями судьи от России соглашались с мнением коллег о наличии нарушений Конвенции в делах, даже громких и политически чувствительных для властей.

В начале таковыми были в основном «чеченские дела», — в общей сложности несколько сотен жалоб пострадавших во второй чеченской кампании и родственников погибших. Суд выработал подходы и стандарты и стал пачками присуждать компенсации по €60 000 — €80 000. Власти довольно быстро смирились с этими выплатами и даже стали предоставлять доступ к материалам уголовных дел.

Затем ЕСПЧ указал на проблемы с исполнением решений судов, и в России сильно укрепилась система судебных приставов и исполнительное производство. После этого был сильный прессинг на тюремное ведомство из-за крайне плохих условий содержаний в следственных изоляторах, и на судебную систему — из-за повальных и чрезмерно длительных арестов обвиняемых. Сегодня в России минимальное число осужденных в колониях, значительно улучшившиеся условия, много новых современных учреждений.

Резко выросло применение альтернативных содержанию под стражей мер — домашнего ареста, запрета определенных действий. Осужденные теперь имеют возможность отбывать наказание в регионе проживания близких родственников, иностранцы с ВИЧ, имеющие семьи в России, могут получить вид на жительство. Это все системные изменения, происшедшие вследствие конкретных решений ЕСПЧ.

Стоит записать на счет Страсбурга и смягчение антиэкстремистского законодательства в 2018 году, разработку закона о домашнем насилии с охранными ордерами, введение апелляционной инстанции в судах и новых кассаций. Даже проект нового КоАП РФ разрабатывается с учетом правовых позиций ЕСПЧ.

Рука Страсбурга в реальности незримо присутствует и в конкретных делах. Например, осенью 2019 года власти отказались от идеи уголовного преследования фигурантов Московского дела по статье о массовых беспорядках. Для посвященных причина очевидна — все осужденные по Болотному делу 2012 года, дошедшие до ЕСПЧ, смогли убедить его в том, что такое обвинение прямо нарушает свободу мирных собраний. Поэтому под суд пошли только обвиняемые в конкретных эпизодах насилия в отношении полицейских — вне зависимости от обоснованности и с расчетом на то, что ЕСПЧ затем займет свою обычную позицию не оценивать доказательства по конкретному делу и не подменять собой российский суд.

Судьи в регионах все чаще применяют прецеденты ЕСПЧ, а для Конституционного суда РФ это вообще обязательный элемент. Верховный суд ежеквартально все эти годы рассылает по всей стране судьям перевод наиболее значимой практики Европейского суда. Совет Европы организует семинары для российских судей. То, что еще 10 лет назад выглядело экзотикой, а 20 лет назад совершенно нереальным, сегодня повседневность, которой никто не удивляется.

Однако эти изменения, видимые разве что вооруженному взгляду включенного в юридическую практику специалиста, ярко контрастируют с государственной риторикой и инициативами, подрывающими авторитет суда в Страсбурге. Знаменитая стычка Конституционного суда РФ и ЕСПЧ по делу военнослужащего Константина Маркина и ожидавшееся решение по делу ЮКОСа подтолкнули к принятию так называемого «закона о необязательности ЕСПЧ». Теперь власти могут направить в Конституционный суд запрос о соответствии конкретного решения ЕСПЧ Конституции и получить документ, позволяющий его не исполнять. Вкупе с активным пропагандистским сопровождением у публики укоренилась уверенность в необязательности любых решений Страсбурга. Тому же способствовала кампания вокруг поправок к Конституции, которыми якобы отменяется приоритет международного права. В реальности ни в тексте Основного закона, ни в практике ничего не изменилось.

Если бы не все эти внешнеполитические ужимки, игры, пропаганда и болезненное неприятие критики, пользы от деятельности ЕСПЧ для России было бы гораздо больше. Всего несколько изменений в законодательстве и практике, немного политической воли — и поток жалоб в Страсбург резко сократится, Департамент исполнения решений Комитета министров Совета Европы воодушевится, юристы получат мощнейший импульс в работе, и отношение публики к российскому суду и другим государственным институтам изменится к лучшему.

Вынужденные запоздалые изменения исподволь могли бы смениться открытой реформой институтов и процедур, начиная с исполнения всех 25 условий, принятых Россией при вхождении в Совет Европы (см. п. 10 документа). Суд создавался как маяк и ориентир, которому государства-основатели добровольно согласились следовать. Его нужно воспринимать как уникальный результат интеллектуальных усилий лучших представителей юридической профессии Европы, у него нет и не может быть штата вооруженных приставов, принуждающих власти 47 стран исполнять его постановления.

Нынешний упрямый подход — стоять на своем до последнего — приводит к чувствительным решениям Большой палаты о политически мотивированном преследовании Навального или бесконечных требованиях исполнить решение по делу ЮКОСа. Они, в свою очередь, порождают новые обиды и экстраполируют негативное отношение к ЕСПЧ на все решения. При этом общеизвестно, что суд все свое время занят как раз рутинными однотипными делами простых заявителей по предельно приземленным делам.

Судья от России, как и от любой другой страны, в ЕСПЧ сам не решает многого. Единолично он может разве что признать жалобу неприемлемой. По существу дело рассматривает коллегия из 7 судей, и мнение одного конкретного становится решающим лишь при разделении голосов коллег 3 на 3. Такое случается редко, зато решения по таким делам часто затем выносятся в Большую палату, чтобы выяснить мнение судей со всего европейского континента. Суд силен именно единой коллективной позицией, особенно по новым вопросам, единые подходы к которым еще не сформулированы. Поэтому судья в ЕСПЧ от России — это не только про Россию. Это про эволюцию права на всем континенте и влияние на мир благодаря международной репутации суда.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

50 вопросов о Европейском суде

ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНВЕНЦИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

1. Когда была принята Конвенция?

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, более знакомая нам под названием «Европейская Конвенция по правам человека», была открыта для подписания 4 ноября 1950 года в Риме и вступила в силу3 сентября 1953 года. Конвенция закрепила отдельные права и свободы, признанные во Всеобщей декларации прав человека, и основала международный судебный орган компетентный выносить постановления в отношении государств, которые не выполняют принятые на себя обязательства.

2. Что такое протокол к Конвенции?

Протокол к Конвенции — это документ, который дополняет первоначальный текст Конвенции одним или несколькими правами, а также вносит изменения в ее отдельные положения. Протоколы, вносящие в список прав Конвенции дополнительные права, являются обязательными только для государств, которые их подписали и ратифицировали. Протокол не имеет обязательной силы для государства, которое подписало, но не ратифицировало его.На сегодняшний день было принято 14 дополнительных протоколов.

3. Какие права предусмотрены Конвенцией?

Государство, подписавшее Конвенцию, именуемое также «Государство — участник Конвенции», признает и гарантирует основные гражданские и политические права своих граждан, а также любого другого лица, на которое распространяется действие его законов. Конвенция предусматривает, в частности, право на жизнь, право на справедливое судебное разбирательство, право на уважение частной и семейной жизни, свободу выражения мнения, свободу мысли, совести и религии, право на уважение частной собственности. Она также запрещает пытки и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание, рабство и принудительные работы, безосновательное и незаконное заключение под стражу, дискриминацию в использовании прав и свобод, гарантируемых Конвенцией.

4. Изменяется ли Конвенция?

Да. Конвенция изменяется, главным образом благодаря толкованию ее положений Судом. Практика Суда превратила Конвенцию в действующий механизм; так, она расширила гарантируемые Конвенцией права и позволила их применение в ситуациях, которые не были предусмотрены во время принятия Конвенции.Конвенция также изменяется посредством протоколов, которые дополняют ее новыми правами, как, например, в случае с вступлением в силу в июле 2003 года Протокола № 13 об отмене смертной казни при любых обстоятельствах, или с вступлением в силу в апреле 2005 года Протокола № 12 о запрещении дискриминации.

5. Должны ли национальные судебные органы применять Конвенцию?

Конвенция может применяться на национальном уровне. Ее положения включены в законодательство государств — участников Конвенции, которые призваны соблюдать права, сформулированные в Конвенции. В силу этого, национальные судебные органы обязаны применять положения Конвенции. Несоблюдение государством прав частного лица дает последнему право подать жалобу, что может повлечь за собой осуждение данного Государства.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА (ЕСПЧ)

6. Каков состав Суда?

Число судей, входящих в состав суда, равно количеству государств — участников Конвенции (47 судей на сегодняшний день).

7. Каков порядок избрания судей?

Судьи избираются Парламентской ассамблеей Совета Европы из списка, поданного каждым государством и включающего в себя три кандидатуры. Они избираются со сроком полномочий на девять лет и не могут быть переизбраны.

8. Действительно ли судьи являются независимыми?

Каждый судья действует самостоятельно и не представляет интересы государства, от имени которого он был избран. Судьи полностью независимы и не могут заниматься любой другой деятельностью, несовместимой с принципом независимости и беспристрастности.

9. Может ли национальный судья заседать по делу, которое затрагивает интересы его государства?

Национальный судья не может заседать в качестве единоличного судьи. В исключительных случаях он может быть приглашен на заседание комитета. Но национальный судья всегда входит в состав Суда, который рассматривает дело, переданное в данную палату. Он заседает в палате из семи судей или в Большой Палате из 17 судей.

10. Что такое Секретариат Суда?

Секретариат Суда – это подразделение, которое оказывает Суду юридическую и административную помощь в осуществлении судопроизводства. В его состав входят юристы, административные работники, технический персонал и переводчики.

11. Каков бюджет Суда?

Расходы по содержанию Суда берет на себя Совет Европы. Бюджет Суда является частью бюджета Совета Европы, который финансируется за счет взносов государств – членов Совета Европы. Размер взноса устанавливается по шкале расчетов с учетом количества населения и размера валового национального продукта.Бюджет Суда покрывает расходы на содержание судей, зарплату служащих и расходы на обслуживание (информационную систему, официальные визиты, переводы, публикации, представительские расходы, юридическую помощь, миссии для проведения расследований и так далее).

12. Может ли меняться состав Суда при рассмотрении дел?

Да. Суд может заседать в четырех основных составах.Явно неприемлемые жалобы рассматриваются единоличным судьей. Комитет из трех судей единогласным решением может признать жалобу приемлемой и рассмотреть ее по существу в делах, в отношении которых уже существует хорошо установленная судебная практика. Жалоба может быть также передана на рассмотрение палаты из семи судей, которая выносит решение большинством голосов, главным образом в отношении приемлемости и по существу дела.В исключительных случаях, Большая Палата из 17 судей рассматривает дела, направленные ей одной из палат в порядке уступки юрисдикции, или в результате удовлетворения ходатайства сторон о передаче дела на рассмотрение Большой Палатой. Основная часть постановлений выносится одной из палат.

13. В чем состоит разница между палатой и секцией?

Секция – это административная единица, палата – это юридическое подразделение Суда, образованное в рамках секции.Суд состоит из пяти секций, в рамках которых созданы палаты. Каждая секция включает в свой состав президента, вице-президента и несколько судей.

14. Каков состав палат и Большой Палаты?

Каждая палата включает в свой состав президента секции, в ведение которой передано дело, национального судью, то есть судью, избранного от имени государства, против которого подана жалоба, и пяти судей, назначаемых президентом секции в порядке очередности.Большая Палата состоит из Президента Суда, вице-президентов, президентов секций, а также национального судьи и судей, выбранных согласно жребию. Судьи, принимавшие участие в заседании палаты, которая вынесла постановление, не могут заседать в Большой Палате, если она рассматривает дело по ходатайству сторон.

15.

В каких случаях дела передаются на рассмотрение Большой Палатой?

Большая Палата принимает дела к рассмотрению в двух случаях: в результате их передачи на рассмотрение по ходатайству сторон или при уступке юрисдикции одной из палат.После вынесения палатой постановления стороны могут попросить о передаче дела на рассмотрение Большой Палатой. Такая передача может иметь место только в исключительных случаях. Решение о передаче дела в Большую Палату на рассмотрение по ходатайству сторон принимается коллегией Большой Палаты.Дело может быть также передано в Большую Палату в результате уступки юрисдикции одной из палат, что может также иметь место только в исключительных случаях. Если дело, находящееся на рассмотрении одной из палат, поднимает серьезный вопрос, касающийся толкования положений Конвенции, или если решение может войти в противоречие с ранее вынесенным Судом постановлением, палата может уступить юрисдикцию в пользу Большой Палаты.

16. Может ли один из судей отказаться от участия в заседании по делу?

Да, судья даже обязан отказаться от участия в заседании по делу, если он, каким бы то ни было образом, был причастен к фактам по данному делу до его рассмотрения Судом. Таким образом, судья заявляет самоотвод от участия в рассмотрении дела. Его замещает другой судья или судья ad hoc, если речь идет о национальном судье.

17. Что означает понятие «судья ad hoc»?

Судья ad hoc назначается государством, являющимся стороной по делу. Он принимает участие в рассмотрении дел на заседании, в котором национальный судья не может принять участия, отказывается или освобождается от участия в нем.

18. Какова компетенция Суда?

Суд не может возбудить дело по собственной инициативе. В компетенцию Суда входит вынесение постановлений по результатам рассмотрения предполагаемых нарушений Европейской Конвенции о защите прав человека. Для этого в Суд должна быть подана индивидуальная или межгосударственная жалоба.

РАССМОТРЕНИЕ ЖАЛОБ В ЕСПЧ

19. Кто может обратиться в Суд?

Конвенция различает два вида жалоб: индивидуальные жалобы, поданные в Суд частным лицом, группой частных лиц или неправительственной организацией, которые считают, что их права были нарушены; и межгосударственные жалобы, поданные одним государством против другого государства. С момента образования Суда, бóльшая часть заявлений была подана частными лицами, обратившимися в Суд с жалобой на одно или несколько предполагаемых нарушений Конвенции.

20. Против кого может быть подана жалоба?

Жалоба может быть подана против одного или нескольких государств, которые ратифицировали Конвенцию. Жалоба, поданная против государства, которое не ратифицировало Конвенцию, или, например, против частного лица, будет признана неприемлемой.

21. Каков порядок подачи жалобы в Суд?

Частное лицо может подать жалобу лично. При этом на начальной стадии рассмотрения жалобы участие адвоката необязательно. Для обращения в Суд необходимо послать надлежащим образом заполненный формуляр жалобы и приложить к нему соответствующие документы. Однако, тот факт, что жалоба была зарегистрирована в Суде, не означает ее приемлемости и обоснованности ее подачи.Конвенция предусматривает «простую» подачу жалобы в Суд, для того, чтобы каждый человек, независимо от того, является ли он малоимущим или находится в труднодоступной местности на территории государства – участника Конвенции, мог обратиться в Суд. Поэтому рассмотрение жалобы в Суде также является бесплатным.

22. В чем заключается разница между индивидуальной и межгосударственной жалобой?

Бóльшая часть жалоб, находящихся в производстве Суда, подана частными лицами и носит индивидуальный характер. Одно государство также может подать жалобу против другого государства – участника Конвенции; речь идет, таким образом, о межгосударственной жалобе.

23. Должен ли адвокат представлять интересы заявителя в Суде?

На первоначальной стадии рассмотрения жалобы участие адвоката необязательно, что дает каждому человеку возможность подать жалобу непосредственно в Суд. Однако участие адвоката становится необходимым на стадии, когда Суд доводит до ведома правительства государства-ответчика жалобу для того, чтобы оно могло предоставить свои замечания по делу. Заявителю может быть предоставлена материальная помощь для оплаты юридических услуг, если есть такая необходимость на данной стадии процедуры.

24. Кто может защищать интересы заявителя в Суде?

Суд не располагает списком адвокатов, уполномоченных защищать интересы заявителей в Суде. Это право дается юристу, имеющему право заниматься юридической практикой на территории государства – участника Конвенции, или лицу, уполномоченному на это президентом палаты, которая рассматривает данную жалобу.

25. Каковы этапы рассмотрения жалобы в Суде?

Процедура рассмотрения жалобы, поданной в Суд, включает в себя два основных этапа: рассмотрение жалобы на предмет ее приемлемости и по существу предъявленных претензий. Период рассмотрения жалобы также делится на несколько стадий. Единоличный судья признает жалобу неприемлемой в деле, где неприемлемость очевидна; его решения не подлежат обжалованию.Комитет выносит решение или постановление, являющееся окончательным, в делах, в отношении которых уже существует хорошо установленная судебная практика.Палата сообщает государству-ответчику о жалобе для того, чтобы правительство могло предоставить свои замечания по жалобе, после чего замечания предоставляют обе стороны. Учитывая большое количество дел, находящихся в производстве Суда, в исключительных случаях Суд может принять решение о необходимости проведения слушания по делу. Палата выносит постановление, которое становится окончательным только по истечении трех месяцев, срока, в течение которого заявитель или правительство могут ходатайствовать о направлении дела на рассмотрение Большой Палатой. Если коллегия Большой Палаты принимает дело, оно будет пересмотрено и, при необходимости, будет проведено слушание. Постановление Большой Палаты является окончательным.

26. Каковы условия приемлемости?

Жалоба должна отвечать определенным требованиям, иначе она будет признана неприемлемой, и поднимаемые вопросы не будут рассмотрены Судом по существу. В Суд можно обратиться после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты. Это означает, что заявитель предварительно должен подать жалобу о нарушении своих прав в соответствующие судебные инстанции, вплоть до высшего судебного органа государства-ответчика. Таким образом, государству предоставляется возможность устранить предполагаемое нарушение на национальном уровне.Предметом жалобы должно быть нарушение одного или нескольких прав, закрепленных в Конвенции. Суд может рассматривать только те жалобы, которые касаются нарушения прав, изложенных в Конвенции. Заявитель должен обратиться в Суд в течение шести месяцев с момента вынесения окончательного судебного решения по данному делу. Подобным решением, как правило, является постановление высшего судебного органа государства-ответчика. Нарушение Конвенции должно напрямую касаться заявителя и затрагивать его личные интересы, нанесенный ущерб должен быть значительным. Разумеется, что заявитель может подать жалобу против государств – участников Конвенции, но не против других государств или частных лиц.

27. Может ли государство или неправительственная организация принимать участие в рассмотрении жалобы?

Да, они могут подать жалобу в Суд. Президент Суда может им также разрешить принять участие в качестве третьей стороны.

28. Что такое третья сторона?

Президент Суда может разрешить частному лицу, которое не является заявителем, или государству-участнику Конвенции, которое не является государством-ответчиком по делу, принять участие в процедуре. В данном случае мы говорим об участии третьей стороны. Частное лицо или государство, выступающее в качестве третьей стороны, может также предоставить свои письменные замечания или принять участие в слушании по делу.

29. Может ли Суд назначать экспертов или заслушивать свидетелей?

Да. В исключительных случаях, Суд может организовывать миссии с целью проведения расследования, выезжая в отдельные государства, для того, чтобы установить факты, на которых основаны некоторые жалобы. Таким образом, делегация Суда может собирать свидетельские показания и проводить расследование на месте.Суд может назначать экспертов, как, например, в случае, когда Суд просит врачей-экспертов провести медицинское обследование заявителей, находящихся в заключении.

30. Проводит ли Суд открытые судебные заседания?

Процедура рассмотрения жалоб в Суде является письменной, но Суд может принять решение о проведении слушания по отдельным делам. Слушания проходят во Дворце прав человека, в Страсбурге. Они являются открытыми, за исключением случаев, когда президент палаты, рассматривающей дело, или Большая Палата принимает решение о проведении слушания за закрытыми дверями. Таким образом, как правило, пресса и публика могут присутствовать в зале заседания, где проводится слушание; для этого достаточно представить на проходной пресс-карту или удостоверение личности. Все слушания снимаются на кинопленку и в тот же день транслируются на интернет-сайте Суда, начиная с 14 часов 30 минут (по местному времени).

31. Что такое предварительные возражения?

Предварительные возражения — это доводы, выдвигаемые государством-ответчиком, которые, по его мнению, препятствуют рассмотрению жалобы по существу.

32. Что такое мировое соглашение?

Это соглашение между сторонами, которое приводит к прекращению производства по делу. Если заявитель и государство-ответчик приходят к соглашению о прекращении взаимного спора, чаще всего это выражается в перечислении определенной денежной суммы заявителю. После изучения условий мирового соглашения, и если Суд приходит к выводу, что соблюдение прав человека не требует продолжения рассмотрения жалобы, Суд прекращает производство по делу. Суд всегда побуждает стороны к достижению мирового соглашения по делу. Если подобное соглашение не достигнуто, Суд приступает к рассмотрению жалобы по существу.

33. Может ли Суд применить предварительные меры?

Суд может обязать государство, против которого была подана жалоба, принять определенные меры до вынесения Судом решения по делу. В большинстве случаев, Суд просит государство-ответчика воздержаться от выполнения отдельных действий, и обычно речь идет о высылке граждан в страну, где им грозит смертельная опасность или применение пыток.

34. Являются ли совещания Суда открытыми?

Нет, совещания Суда проводятся за закрытыми дверями.

35. Бывают ли случаи, когда государство-ответчик отказывается содействовать работе Суда?

Случается, что отдельные государства воздерживаются и даже отказываются передавать Суду информацию и документы необходимые для рассмотрения дела.

В таком случае Суд может вынести постановление о нарушении государством положений статьи 38 Конвенции (обязанность способствовать и создавать благоприятные условия для рассмотрения дела).

36. Каков срок рассмотрения жалобы в Суде?

Определить срок рассмотрения жалобы в Суде не представляется возможным.Суд делает все возможное для того, чтобы жалобы были рассмотрены в течение трех лет после их подачи, но иногда рассмотрение отдельных жалоб занимает больше времени, а некоторые жалобы рассматриваются в более короткий срок.Длительность производства в Суде, естественно, зависит от сути рассматриваемого дела, подразделения, в которое оно было передано, готовности сторон предоставить Суду необходимую информацию, и, конечно, от других факторов, как, например, проведения слушания или передачи дела в Большую Палату.Некоторые жалобы Суд может признать срочными и рассмотреть их в приоритетном порядке, в частности, в случаях, когда физическая целостность заявителя находится под угрозой.

РЕШЕНИЯ И ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЕСПЧ

37. В чем заключается разница между решением и постановлением?

По общему правилу решение выносится единоличным судьей, комитетом или палатой Суда. Оно выносится на предмет приемлемости, а не по существу дела. Часто палата рассматривает одновременно вопрос о приемлемости и по существу дела, в таком случае, палата выносит постановление.

38. Является ли постановление обязательным для государства-ответчика?

Постановление о нарушении Конвенции является обязательным для государства-ответчика, и государство должно его исполнить. Комитет Министров Совета Европы следит за исполнением постановлений, в частности, за тем, чтобы денежные суммы, присужденные Судом в качестве компенсации за ущерб, нанесенный заявителям, были выплачены.

39. Может ли постановление быть обжаловано?

В то время как решения о неприемлемости и постановления, вынесенные комитетом или Большой Палатой, являются окончательными и не могут быть обжалованы, стороны могут подать заявление о передаче дела на рассмотрение в Большую Палату в течение трех месяцев после объявления палатой постановления. Заявление о передаче дела в Большую Палату рассматривается коллегией судей, которая принимает решение о необходимости такой передачи.

40. Каков порядок исполнения постановлений Суда?

После вынесения постановления о нарушении Конвенции Суд передает досье Комитету Министров Совета Европы, который вместе с государством-ответчиком и отделом исполнения постановлений определяет способ исполнения вынесенного постановления и меры по предупреждению новых идентичных нарушений. Это выражается в принятии общих мер, в частности, во внесении изменений в законодательство, и в случае необходимости, в принятии мер индивидуального характера.

41. Каковы последствия вынесения постановления о нарушении Конвенции?

Государство-ответчик обязано принимать меры для предотвращения новых подобных нарушений Конвенции, в противном случае Суд может вынести повторное постановление. Такая практика побуждает государство-ответчика приводить национальное законодательство в соответствие с положениями Конвенции.

42. Что такое справедливая компенсация?

Если Суд выносит постановление об имевшем место нарушении и констатирует причиненный заявителю вред, он может назначить денежную сумму в качестве компенсации за нанесенный ущерб. Комитет Министров следит за тем, чтобы присужденные Судом суммы были выплачены заявителям.

43. Что такое «пилотное дело»?

В течение последних лет Суд разработал новую процедуру, появление которойсвязано с большим наплывом жалоб, содержащих однородные вопросы, называемые также системными проблемами. Это проблемы, которые возникают в результате несоответствия национального законодательства положениям Конвенции.Согласно новой процедуре Суд рассматривает одну или несколько аналогичных жалоб, а также откладывает на определенный срок рассмотрение целой серии подобных им жалоб. Вынося постановление по «пилотному делу», Суд призывает государство-ответчика привести национальное законодательство в соответствие с положениями Конвенции и с этой целью намечает общие меры по устранению данного нарушения. Таким образом, Суд рассматривает другие аналогичные «пилотному делу» жалобы.

44. Что такое особое мнение судьи?

Судья может высказать свое особое мнение по делу, в рассмотрении которого он принимал участие. Особое мнение приобщается к вынесенному постановлению. В нем судья в письменной форме излагает основания, по которым он согласен с большинством судей, или мотивирует свое несогласие с мнением большинства судей.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЕСПЧ

45. Какое количество дел находится в производстве Суда?

Суд является заложником своего успеха: около 50 000 новых жалоб поступает в Суд каждый год. Отзвук, который получают некоторые постановления Суда, и растущее признание среди граждан государств-участников Конвенции оказывают значительное влияние на количество обращений, поступающих ежегодно в Суд.

46. Нарушений каких прав касается большая часть жалоб?

Более половины всех жалоб, поступивших в Суд с момента его образования, касаются нарушения статьи 6 Конвенции, в которой речь идет о праве на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки. Так 58% нарушений, констатированных Судом, касаются нарушений статьи 6 (права на справедливое судебное разбирательство) и статьи 1 Протокола № 1 (права на защиту собственности). Вместе с тем, примерно в 11% случаев Суд пришел к выводу о серьезных нарушениях Конвенции, касающихся права на жизнь или запрещения пыток, а также бесчеловечного или унижающего достоинство обращения (статьи 2 и 3 Конвенции).

47. Эффективно ли применение предварительных судебных мер?

В то время как, в основном, государства-участники Конвенции следуют предписаниям Суда в отношении применения предварительных судебных мер, иногда некоторые из них не выполняют указания Суда. В таких случаях Суд, как правило, выносит постановления о несоблюдении обязательств, принятых ими в соответствии с требованиями статьи 34 (право на подачу индивидуальной жалобы).

48. Рассматривает ли Суд общественные вопросы?

Сегодня Суд рассматривает вопросы, которые нельзя было предвидеть во время подписания Конвенции в 1950 году. В течение 50 лет, Суд вынес постановления по многим вопросам, касающимся нашего общества: по вопросам, связанным с правом на проведение аборта, оказанием содействия в самоубийстве, полным личным досмотром, подневольным трудом в домашнем хозяйстве, правом на установление своего происхождения, в случае, если при рождении ребенка мать пожелала сохранить анонимность, усыновлением ребенка лицами с гомосексуальной ориентацией, ношением исламского платка в учебных заведениях, защитой источников информации журналистов, дискриминацией цыган, или вопросами, связанными с защитой окружающей среды.

БУДУЩЕЕ ЕСПЧ

49. Что такое Протокол  № 14?

Протокол № 14, целью которого является обеспечение долгосрочной эффективной работы Суда на основе оптимальной сортировки и рассмотрения жалоб, предусматривает, в частности, создание новых судебных подразделений для работы с простыми делами, вводит новое условие приемлемости (причинение «значительного ущерба») и устанавливает срок полномочий судей на девять лет, без права переизбрания. Он вступил в силу 1 июня 2010 года.

50. Каковы проекты новых реформ?

Независимо от ратификации Протокола № 14, было принято решение о необходимости продолжить реформу правового механизма Конвенции. В ноябре 2006 года группа Советников, состоящая из заслуженных юристов, представила Комитету Министров свой отчет. Группа порекомендовала, в частности, создание нового механизма по сортировке дел и разработке Устава по отдельным структурным аспектам деятельности Суда, который предусматривал бы более гибкую процедуру внесения поправок, нежели порядок внесения изменений в международные договоры, действующий для Конвенции. В настоящее время Комитет по правовым вопросам и правам человека Совета Европы рассматривает различные предложения.

Июль 2012, (с) Европейский суд по правам человека

Где находится европейский суд

Европейский суд по правам человека – одна из самых важных правовых организаций Европы.

Узнать, где находится европейский суд по правам человека, не составит труда, так как эту информацию легко можно найти в интернете.

Также информация о местонахождении европейского суда по правам человека будет представлена в этой статье.Конкретное местонахождение европейского суда: дворец прав человека в городе Страсбург, который находится во Франции.

Там же неподалеку находится совет Европы.

Страсбургский суд, то есть Европейский суд по правам человека, находится во Франции, в провинции Эльзас, в городе Страсбург.

Знать, где находится европейский суд по правам человека, важно тем, кто хочет воспользоваться услугами европейского суда и восстановить свои нарушенные права.

Ведь жалобы в европейский суд принимаются только по почте.

Из России письмо в европейский суд по правам человека отправляется заказным письмом с уведомлением, либо бандеролью без описи имущества.

Для того чтобы письмо дошло, нужно знать два параметра: кому и куда отправлять письмо.

Итак, в графе «кому» необходимо указать: European Court of Human Rights Council of Europe (европейский суд по правам человека, Совет Европы).

А в графе «куда» вы указываете: F − 67075 Strasbourg-Cedex, France.Важно помнить, что, несмотря на век информационных технологий, развития интернета и электронной почты, письма и жалобы в европейский суд по правам человека принимаются лишь по обычной почте, электронная почта в данном случае не используется.

Это повышает ценность информации о том, где находится европейский суд по правам человека, для людей, желающих написать туда жалобу.Также важно помнить, что процесс рассмотрения конкретного дела и скорость его рассмотрения не зависит от заявителя или официального представителя заявителя.

То есть ваш адвокат не сможет ускорить процесс рассмотрения дела или процесс принятия решения по делу.

Но он сможет получать справки о состоянии дела на конкретный момент времени.

Справки эти можно получать по почте, написав соответствующее письмо на нужный адрес, либо по телефонам: Tel: 33 (0)3 88 41 20 18, Fax: 33 (0)3 88 41 27 30.Таким образом, если вы хотите написать жалобу в европейский суд, вам, во-первых, необходимо подготовить все требуемые документы, а также получить всю подробную информацию о том, где находится европейский суд по правам человека.

На какие страны распространяется юрисдикция Европейского суда по правам человека и к чему это обязывает обе стороны?

Европейская Конвенция о Правах Человека (ЕКПЧ) – международное соглашение, которым был утвержден ряд политических и гражданских прав для всех, подписавшихся под договором стран-участниц Совета Европы. Специальным механизмом их защиты стал единственный орган Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ).

Местом его дислокации стал Страсбург (Франция), а именно Дворец прав человека. Под юрисдикцию Суда подпадают все страны, что подписали Европейскую Конвенцию.

Исторический момент

Европейский Суд учредили в 1959 году, этот орган с 1998 года поглотил все полномочия, что были разделены ранее между Судом, Комиссией и Комитетом министров СЕ (Совета Европы). Этот международный орган рассматривает в установленном международным правом порядке обращения и жалобы граждан, права и свободы которых были ущемлены в государствах-участниках СЕ. За несоблюдение регулируемых конвенцией норм может наступить должная правовая реакция – индивидуальная жалоба.

Весь период существования Суда международного значения позволил мировому сообществу утвердиться во мнении что ЕКПЧ – уважаемый и влиятельный, а еще эффективный инструмент защиты человеческих прав на международном уровне. Этот регулирующий механизм действенен не только на территории Европы, а и по всему миру. На данном этапе развития всего 47 государств, являющиеся участниками СЕ, автоматически становятся членами Европейского суда, регулирующего права человека.

Государства-участники Совета Европы, находящиеся под юрисдикцией ЕСПЧ:

Австрия, Азербайджан, Андорра, Албания, Армения, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Исландия, Ирландия, Испания, Италия, Кипр, Лихтенштейн, Литва, Латвия, Люксембург, Мальта, Молдавия, Монако, Нидерланды, Македония, Польша, Россия, Норвегия, Португалия, Румыния, Сан-Марино, Сербия, Словакия, Турция, Словения, Финляндия, Украина, Франция, Черногория, Чехия, Хорватия, Эстония, Швейцария, Швеция.

Дела, попадающие под влияние Европейского Суда

ЕСПЧ не имеет полномочий в рассмотрении уголовных дел и вынесении приговоров по ним. Основоположное предназначение этого органа – проверка достоверности соблюдения обязанностей теми государствами, что являются подписантами ЕКПЧ. В вынесенном Судом решении должен фигуририровать факт наличия или отсутствия нарушений по выполнению обязательств, предусмотренных международным договором.

Предусмотрено три уровня нарушений, что подлежат рассмотрению ЕСПЧ:

1. Случаи, где нарушение норм по ЕКПЧ наблюдаются со стороны государственной власти. В качестве примера: сотрудник правоохранительных органов ведет себя по отношению к заключенному жестоко и неуважительно, тем самым унижает человеческое достоинство, а, значит, нарушая права гражданина. В этой ситуации нарушается запрет на пытки, что оговаривается в ЕКПЧ.
2. Ненадлежащее выполнение своих обязательств государством. В частности, когда нет полномерного расследования дела, ущемляются права потерпевшей стороны, а, значит, не наступает восстановление тех правах что были нарушены.
3. Невыполнение государством норм конвенции международного значения. На этом уровне находятся дела, в течение которых права гражданина не были защищены государством.

Практически в каждом государстве-участнике СЕ имели место нарушения на каждом из уровней. 1959-1998 годы – тот период, за который ЕСПЧ сумел рассмотреть тысячи дел, основная часть которых включала в себя индивидуальные жалобы граждан. Как показывает современная практика нормы, включенные в I раздел Конвенции и еще в протоколы дополнений к этому разделу, приобретают ту трактовку, что дает им Европейский Суд.

Для выполнения своей основной функции, а именно выполнения обязательств странами-подписантами ЕКПЧ, Европейский Суд берет на себя обязательство рассмотрения конкретного случая, а также вынесения вердикта по нему. К производству принимаются те индивидуальные жалобы, что были поданы одним из участников. Заявителем может выступать:

• Физическое лицо;
• Группа граждан;
• Неправительственная организация;
• Государство – член СЕ.

Таким образом, все граждане, их объединения, неполитические организации, что попадают под юрисдикцию государства-подписанта ЕКПЧ, могут напрямую обращаться в ЕСПЧ за восстановлением справедливости, если имеет место факт нарушения свобод, прав, регулируемых Конвенцией. Страна-подписант международного договора имеет право обратиться с жалобой на нарушение конвенционных норм другим членом СЕ. Но обращение может иметь место, когда соблюдены некоторые условия.

Условия, соблюдение которых, позволяет обращаться в Европейский Суд

• Предмет. Стать предметом жалобы могут исключительно права, прописанные в тексте ЕКПЧ и в ее Протоколах. Несмотря на то, что перечень регулируемых норм очень широк, он не охватывает всех современных прав, встречающихся в новейшем конституционном законодательстве современных стран. Например, право на социальное обеспечение, на труд-нормы, что регулируются другим международным документом, а именно Европейской Социальной Хартией. Следовательно, такие положения не могут попасть под юрисдикцию ЕСПЧ.
• Субъект. Участником процесса, истцом может быть исключительно потерпевший. И в тех случаях, когда с обращением выступает группа лиц, каждый из них будет являться отдельным участником процесса и отстаивать собственные интересы.
• Сроки. Подавать жалобу следует не позднее как через 6 месяцев после вынесения решения государственным судебным органом.
• Ратификация. В ЕСПЧ могут рассматриваться исключительно те нарушения, что имели место после даты ратификации ЕКПЧ государством, под юрисдикцией которого находится потерпевший.
• Соблюдение всех судебных ступеней. Жалоба может быть принята к рассмотрению лишь после прохождения иска по всем внутригосударственным судебным инстанциям.

«Ну тогда мы будем бить тебя». Почему жители Беларуси не могут обратиться в ЕСПЧ и куда жалуются на государство

Европейский суд по правам человека закрыт для белорусов: их государство не член Совета Европы. Отстаивать свои права граждане Беларуси могут в других международных инстанциях, например, в Комитете по правам человека ООН, однако его решения властями страны в основном игнорируются. В то время как обратившись в Европейский суд граждане России, Украины и других государств могут добиться выплаты компенсации или даже отмены приговора национального суда.

Зачем Беларуси доступ в Европейский суд и как его получить, выясняла корреспондент Настоящего Времени.

«Я упала в сугроб, он ударил сверху»

«Моего парня начали бить. Я попросила омоновца, чтобы его не трогали, и он мне сказал: «Ну тогда мы будем бить тебя». Он ударил меня несколько раз дубинкой по ноге, я упала. Омоновец сказал вставать и ударил еще раз. Я упала в сугроб, он ударил еще сверху, по бедру, и снова сказал: «Вставай, не выдумывай». Я попыталась встать, но поняла, что не могу. Омоновцы заставили нас зайти в машину – в микроавтобус с решетками. Я не могла идти, и мой парень понес меня на руках», – вспоминает Майя Абромчик.

В декабре 2010 года омоновец сломал Майе – студентке 4-го курса истфака БГУ – ногу, по которой бил дубинкой. На восстановление ушло два года, а проблемы со здоровьем из-за того перелома есть до сих пор: «Мне нельзя бегать, я не могу заниматься спортом. После такой травмы я не могу полностью восстановить активность, все равно нога болит».

Майя Абромчик пришла на акцию протеста после выборов президента Беларуси. Тогда в Минске силовики жестко разогнали демонстрантов, протестующих против очередного – четвертого по счету – президентского срока Александра Лукашенко. По официальным данным, за него проголосовали 79,65% белорусов, хотя, по опросам и данным экзит-поллов, он не набирал более 40%.

Участников акции государственная пресса потом обвиняла в попытке взять штурмом Дом правительства, активисты говорили о провокациях силовиков. Майя говорит, что увидеть ничего не успела: они пришли на площадь очень поздно, когда милиционеры уже начали разгонять людей.

Митинг в центре Минска после президентских выборов 19 декабря 2010 года. Фото: AFP/ Виктор Драчев

Когда омоновцы загнали ее в микроавтобус, девушка поняла, что с ногой что-то не так: «Кости нет, что-то не сходится, я не могу стоять«. Соседи по микроавтобусу кричали и требовали показать девушку врачу, милиционеры не реагировали. Потом из СИЗО, куда привезли в автобусе задержанных, пришла фельдшер и вызвала «скорую».

В больнице Майя с диагнозом «осколочный перелом большой берцовой кости со смещением осколков» провела десять дней, перенесла операцию. Без костылей смогла ходить через три месяца. Затем – еще две операции, опять костыли. Четвертый и пятый курсы университета пришлось оканчивать заочно.

Майя рассказывает, что боялась административного дела, которые часто заводят на задержанных на акциях протеста. Но только однажды к ней в больницу приехали двое из КГБ. «Они не угрожали, они хотели знать, что я собираюсь делать, с кем была, почему меня били. Спросили, не разговаривала ли я на белорусском языке – я удивилась такому вопросу».

Неизвестные омоновцы и жалоба в Комитет ООН

Выйдя из больницы, Майя подала жалобу на действия милиции в прокуратуру Московского района Минска. Ее долго не хотели рассматривать – помогло подключить адвоката. Майя дала показания и сняла побои. Судебно-медицинская экспертиза, сделанная по требованию прокуратуры, заключила, что зафиксированные травмы могут быть нанесены предметом, похожим на милицейскую дубинку. Девушка нашла свидетелей: молодую пару – их рядом с Майей тоже избивали омоновцы, и пожилую женщину, которая была с Майей в одной клетке в автозаке. Свидетелей допросили. В апреле 2011 года завели уголовное дело на неустановленных лиц – сотрудники ОМОНа в нем не фигурировали.

Майя объясняет это так: протокол ее задержания подписывали не те, кто ее избивал. «Это такая система белорусская: одни забирают, другие подписывают протокол. В Следственный комитет пригласили тех омоновцев, которые подписывали, и меня тоже – на опознание. Но это были другие люди. На этом, в общем, все и закончилось». Установить личность того, кто ее бил, следователи не пытались. Дело приостановили.

В 2015 году Майя Абромчик подала жалобу в Комитет ООН по правам человека (КПЧ ООН). Решение он вынес в 2018-м: посчитал избиение девушки нарушением прав человека и обязал белорусские власти провести полное расследование инцидента, виновных привлечь к ответственности, а пострадавшей предоставить компенсацию, включая возмещение юридических и медицинских услуг, и официальные извинения. В документе говорилось, что в течение 180 дней комитет хотел бы получить от белорусского государства информацию о мерах, принятых для претворения в жизнь его решения.

Но белорусские власти на решение Комитета ООН по правам человека не отреагировали никак. «Майе сломал ногу сотрудник милиции. Расследование данного преступления ни к чему ни привело. Мы посчитали важным зафиксировать в международном органе факт нарушения государством прав потерпевшей. Это было важно с моральной точки зрения, – говорит адвокат девушки Альвина Мингазова. – Как адвокат я считаю, что для наших граждан важно – иметь дополнительный ресурс для защиты своих прав на международном уровне».

Зачем нужен и как работает ЕСПЧ

Дополнительный и более эффективный способ защиты прав, нарушенных в государстве, – обращение в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). При его помощи защищать свои права могут граждане таких постсоветских стран, как Россия, Украина, Молдова и Азербайджан. Конвенция и протоколы ЕСПЧ обладают большей юридической силой, чем национальные законы стран-участниц, хотя сам Европейский суд не выше судебной системы этих стран. Неисполнение решений ЕСПЧ может повлечь за собой исключение государства из состава Совета Европы.

В последние годы лидирующую позицию по числу обращений в ЕСПЧ занимает Россия. В 2018 году в отношении этой страны Европейский суд вынес 2365 решений, 238 жалоб против России были удовлетворены. В 2019 году 25,2% всех находящихся на рассмотрении в Европейском суде дел были поданы против Российской Федерации – это 15 051 заявление.

Ирина Хрунова, адвокат и правовой аналитик Международной правозащитной группы «Агора», рассказывает, как ЕСПЧ защищает права человека в России:

«В [российском] законе есть отдельная норма – и в Гражданско-процессуальном кодексе, и в Уголовном процессуальном кодексе, – согласно которой решение Европейского суда по какому-то делу или решению влечет отмену приговора внутри страны. Это означает, что если человек судится – неважно, гражданское у него дело или уголовное, – и он проиграл в своем национальном праве, в своей стране, он может пожаловаться в Европейский суд. Не по всем основаниям, не по всем обстоятельствам, но тем не менее у него есть такая возможность в ряде случаев. Если Европейский суд вынес положительное решение по его делу, признал нарушение Венской конвенции в его отношении, то тогда этот человек имеет право на пересмотр приговора или решения в своей родной стране».

Ирина приводит в пример дело 31-летнего москвича Александра Борисова. Его задержали в феврале 2016 года и обвинили в хранении наркотиков в крупном размере. Сам Борисов утверждал, что наркотики ему подкинули полицейские. На пакете с веществом, изъятом из его куртки, не было его отпечатков пальцев, а смывы с рук показали отрицательный результат. Несмотря на это, суд вынес Борисову обвинительный приговор и назначил наказание в виде четырех с половиной лет лишения свободы.

Обвиняемый пожаловался в ЕСПЧ. Летом 2019 года Европейский суд вынес решение, где признал нарушение прав Александра Борисова, после чего Верховный суд России на основании решения ЕСПЧ отменил приговор, Борисова отпустил из тюрьмы на свободу и дело передал на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 13 марта 2020 года районный суд, который четыре года назад осудил Борисова к лишению свободы, прекратил уголовное дело в его отношении и разъяснил ему право на реабилитацию.

Несмотря на ущерб репутации, Россия принимает во внимание и исполняет решения ЕСПЧ – и в части выплат компенсаций, и в части пересмотра дел. Статус государства, входящего в юрисдикцию Совета Европы, важен для любой страны, которая считает себя и хочет называться цивилизованной и демократической, объясняет Ирина Хрунова.

Почему ЕСПЧ не работает в Беларуси

Граждане Беларуси не могут отстаивать свои права в ЕСПЧ, так как Беларусь не является членом Совета Европы и не ратифицировала Европейскую конвенцию по правам человека и протоколы к ней. Компетенцию Европейского суда по правам человека страна не признает.

«Беларусь не может быть членом Совета Европы на сегодняшний момент, даже если бы захотела, потому что условие членства в нем – это наличие моратория на смертную казнь либо ее отмена. Беларусь – это последняя страна в Европе и на всем постсоветском пространстве, которая до сих пор применяет смертную казнь на практике. Для ее отмены нужна политическая воля государства», – говорит юрист правозащитного центра «Весна» и вице-президент Международной федерации за права человека (FIDH) Валентин Стефанович.

До 1996 года Беларусь хотя и не была членом Совета Европы, но имела особый статус – «специально приглашенного» государства. Этот статус заморозили после референдума об изменении Конституции, инициированного президентом Лукашенко (уже второго по счету), и принудительного роспуска избранного на прямых выборах парламента и назначения нового. Поэтому никакие международные политические организации не могут заставить белорусское государство взять на себя международные обязательства, говорит Стефанович.

С тех пор единственной международной инстанцией, куда белорусы могут обратиться в связи с нарушением своих прав властями, остается Комитет по правам человека ООН. «Белорусские власти считают, что решения Комитета ООН носят факультативный и необязательный для исполнения характер, и мотивируют это тем, что нет никаких процедур на национальном уровне, в национальном законодательстве по имплементации таких решений комитета», – рассказывает правозащитник. 

Валентин Стефанович. Фото: svaboda.org

Но отсутствие механизмов не может быть оправданием, уверены Стефанович и другие юристы: ведь Беларусь присоединилась к Международному пакту ООН о гражданских и политических правах, созданному Комиссией ООН на основе Всеобщей декларации прав человека, и ратифицировала этот документ. А значит, она признает компетенцию Комитета по правам человека ООН и обязана исполнять пакт.

Поэтому жаловаться в Комитет ООН белорусы имеют право и это не бессмысленно, подчеркивает Стефанович: «Во-первых, важна оценка международного органа, который устанавливает нарушение прав. Комитет по правам человека формулирует еще подходы к пакту, к конкретным статьям, публикует замечания общего порядка – это фактически как постановление Верховного суда: они разъясняют применение той или иной специфики пакта. Это очень важно. Во-вторых, я думаю, для человека тоже важно, что международный орган установил нарушение его прав и это остается на века – это будет зарегистрировано, будет на сайте ООН и так далее».

Расстреляли, не дождавшись рассмотрения жалобы

Правозащитный центр «Весна», который представляет Валентин Стефанович, работает в стране с 1996 года. Права «Весны» в Беларуси тоже были нарушены: за участие в наблюдении во время президентских выборов 2001 года Верховный суд Беларуси лишил объединение государственной регистрации. Правозащитники прошли все инстанции в Беларуси, подали жалобы в Комитет по правам человека ООН. Он установил нарушения прав членов «Весны» на свободу ассоциаций и настоятельно рекомендовал перерегистрировать организацию. Трижды правозащитники пытались зарегистрировать новое объединение, но получали отказ. «После третьего отказа в регистрации мы заявили, что останавливаем все эти попытки бессмысленные», – говорит Стефанович. Сейчас правозащитный центр продолжает работать, но официального статуса в стране не имеет.

Часто «Весна» занимается делами, связанными со смертью в местах лишения свободы либо в участках милиции. «Мы пытаемся, чтобы в таких случаях проводились следствие и проверка надлежащая, но все это очень тяжело, потому что дела то прекращают, то начинают, то опять прекращают – это тянется годами», – рассказывает правозащитник. Берутся и за дела приговоренных к смерти – чтобы восстановить их право на защиту и справедливое разбирательство.

«Когда мы регистрируем индивидуальные обращения граждан, приговоренных к смертной казни, которые находятся в МВД и ожидают исполнения приговора, мы всегда запрашиваем принятие так называемых срочных мер защиты Комитетом ООН. Он эти процедуры начинает и информирует правительство о том, что они не имеют права расстреливать граждан до рассмотрения их дел комитетом. Но белорусские власти это игнорируют и смертный приговор приводят в исполнение», – рассказывает Стефанович.

Человеку, приговоренному к смертной казни, не обеспечивают надлежащее право на защиту, на справедливое судебное разбирательство, на возможность обжалования приговора, перечисляет правозащитник. Самое известное такое дело – дело Ковалева, одного из двух обвиняемых в совершении взрыва в минском метро в апреле 2011 года. Согласно следствию, Владислав Ковалев помогал другу Дмитрию Коновалову в перевозке взрывчатого вещества. В суде он вину не признал и заявил, что до конца не знал о планах приятеля.

Ковалева и Коновалова приговорили к смертной казни в ноябре 2011 года. Правозащитники, родные подсудимых и многие наблюдатели считали, что обвинение было сфальсифицировано, доказательства преступления спорные, а мотив неясен.

Дмитрий Коновалов (слева) и Владислав Ковалев в суде, 15 ноября 2011 года. Фото: svaboda.org

По закону Беларуси приговор не подлежал обжалованию, но у осужденных оставалось право на помилование. Владислав Ковалев им воспользовался и подал прошение на имя президента Лукашенко. В начале 2012 года Ковалев также подал жалобу на приговор Верховного суда в Комитет по правам человека ООН, где она была зарегистрирована. Но 15 марта 2012 года, не дождавшись рассмотрения жалобы, приговор Владиславу Ковалеву привели в исполнение. Родственникам сообщили об этом через два дня.

Уже 29 октября 2012 года – гораздо быстрее обычной процедуры – Комитет ООН рассмотрел жалобу матери и сестры Ковалева. В решении комитет признал, что было нарушено право на жизнь и право на обжалование приговора, а также отметил еще ряд нарушений: например, то, что в ходе следствия в отношении Владислава Ковалева применялась физическая сила, его заставляли давать показания против себя. Белорусское государство никак не прокомментировало этот вывод, расследование, которое бы опровергло эти факты, не проводилось.

Но есть и такие случаи, когда правозащитникам удается добиться результатов, говорит Стефанович. Он приводит в пример дело Игоря Птичкина. В 2013 году 21-летнего минчанина Птичкина осудили на три месяца ареста за повторное управление автомобилем без водительского удостоверения. Через три дня после начала отбывания срока он умер в СИЗО. По версии следствия, смерть наступила из-за острой сердечно-сосудистой недостаточности: якобы ранее Птичкин употреблял спайсы, а в заключении не выдержал синдрома отмены. В камере его привязали ремнями к кровати «с целью предотвращения членовредительства», не давали пить, не пускали в туалет. В таком состоянии молодой человек находился более 20 часов – до момента смерти.

Родные увидели на теле погибшего многочисленные гематомы и повреждения. Ни наркотических, ни психотропных веществ в организме Птичкина экспертиза не обнаружила. В 2016 году, после обращения матери Птичкина в прокуратуру и к правозащитникам, расследование начали заново. В результате суд признал виновным в невыполнении служебных обязанностей фельдшера тюрьмы: его осудили на два года и девять месяцев ограничения свободы. Матери и сестре Птичкина выплатили денежную компенсацию. Но на вопрос, откуда на теле погибшего взялись повреждения, следствие так и не ответило.

Портрет Игоря Птичкина. Фото: svaboda.org

В 2018 году, впервые за 20 лет, Беларусь отчиталась в Комитет по правам человека ООН об исполнении ей пакта о гражданских и политических правах. Правозащитники представили свой, альтернативный доклад, участвовали в слушаниях в комитете, рассказывает Стефанович: «Впервые были какие-то попытки обсуждать это с правозащитным сообществом, какие-то попытки консультаций госорганов, чего раньше не было. Но до того, чего хотелось бы, очень далеко». По результатам отчета Комитет ООН дал рекомендации правительству Беларуси – по каждой статье пакта. Но правозащитники пока не верят, что государство готово использовать эти рекомендации на национальном уровне или же присоединиться к Европейской конвенции.

«Я никогда не слышал заявлений Беларуси о том, что она ставит целью членство в Совете Европы, – говорит Валентин Стефанович. – Раньше говорилось о размораживании статуса специально приглашенного, но не о полном членстве. Я думаю, государственные власти не заинтересованы в том, чтобы брать на себя какие-то дополнительные обязательства, участвовать в мониторинговых механизмах ситуации с правами человека, выплачивать денежные компенсации жертвам нарушения прав человека. Я думаю, в этом наше государство заинтересовано в меньшей степени».

Европейский суд по правам человека

Как работает суд

Реестр

Статья 25 Европейской конвенции о правах человека предусматривает, что: «Суд должен иметь канцелярию, функции и организация которой устанавливаются Регламентом Суда».

Задачей Секретариата является оказание юридической и административной поддержки Суду в выполнении его судебных функций. Поэтому в его состав входят юристы, административный и технический персонал и переводчики.В настоящее время в Секретариате работает около 640 сотрудников, 270 юристов и 370 других вспомогательных сотрудников (см. Организационную схему ниже). Сотрудники Секретариата являются сотрудниками Совета Европы, головной организации Суда, и на них распространяется Положение о персонале Совета Европы. Примерно половина сотрудников Секретариата работает по контрактам с неограниченным сроком действия, и можно ожидать, что они будут продолжать карьеру в Секретариате или в других подразделениях Совета Европы. Они набираются на основе открытых конкурсов.Все члены Секретариата обязаны соблюдать строгие условия своей независимости и беспристрастности. Главой Секретариата (под руководством Председателя Суда) является Секретарь, который избирается Пленумом Суда (Статья 25 ( д) Конвенции). Ему / ей помогают один или несколько заместителей регистратора, также избираемых пленарным судом. Каждой из пяти судебных секций Суда помогают Секретарь секции и заместитель Секретаря секции.

Основная функция Секретариата заключается в обработке и подготовке к судебному разбирательству заявлений, поданных отдельными лицами в Суд.Юристы Секретариата разделены на 31 отдел по рассмотрению дел, каждому из которых помогает административная группа. Юристы готовят файлы и аналитические записки для судей. Они также ведут переписку со сторонами по процессуальным вопросам. Они сами не решают дела. Дела распределяются между различными отделами на основе знания соответствующего языка и правовой системы. Все документы, подготовленные Секретариатом для Суда, составлены на одном из двух его официальных языков (английском и французском).

Помимо отделов по рассмотрению дел в Секретариате имеются отделы, занимающиеся следующими секторами деятельности: информационные технологии; информация о прецедентном праве и публикации; исследования и библиотека; справедливое удовлетворение; пресса и связи с общественностью; языковой отдел и внутренняя администрация. У него также есть центральный офис, который обрабатывает почту, файлы и архивы.

См. блок-схему конструкции

Европейский суд по правам человека: в каких странах выносится больше всего решений? | Новости

Решения Европейского суда по правам человека.Судьи прибывают к началу слушаний. Фотография: Винсент Кесслер/Reuters

Какие страны страдают от решений Европейского суда по правам человека?

Это важно, потому что роль суда, который не является частью Европейского Союза, вопреки распространенному мнению (вы имеете в виду Европейский суд), всегда была политическим вопросом. Только на этой неделе премьер-министр Дэвид Кэмерон призвал суд отступить от Великобритании.

премьер-министр обвинил Европейский суд по правам человека в том, что он оказывает «разъедающее воздействие» на народную поддержку гражданских свобод, глава Совета Европы раскритиковал британские планы упорядочить его работу… привести к «автоматическому исключению» дел по истечении установленного периода, от одного до двух лет, если они остаются нерешенными

Что ж, ежегодный отчет ЕСПЧ показывает, какая страна чаще всего попадает в конфликт с ЕСПЧ. И это не Великобритания.

Европейский суд по правам человека был создан в Страсбурге государствами-членами Совета Европы в 1959 году для рассмотрения нарушений Европейской конвенции о правах человека 1950 года. Данные показывают, что:

• В 2011 году суд восемь раз выносил решения против Великобритании, по сравнению с 159 нарушениями против Турции, 121 против России и 105 против Украины. и 32 соответственно
• Суд чаще всего нарушал права человека в связи с продолжительностью судебного разбирательства (341), правом на свободу и личную неприкосновенность (241) и правом на справедливое судебное разбирательство (211)
• Судом установлено 70 случаев в которых право на жизнь было неправомерно нарушено – 53 из которых были вынесены против России
• Россия также получила наибольшее количество судебных решений за бесчеловечное или унижающее достоинство обращение – 62 из 183, а в общей сложности 488 была страной с наибольшее количество нарушений прав человека в 2011 году
• ЕСПЧ вынес решение по 1157 делам в течение 2011 года, 19 из которых касались Великобритании. Из них суд признал, что Великобритания нарушила как минимум одно право человека в восьми случаях. Было установлено, что девять из оставшихся дел не нарушали закон о правах человека, а два дела были «мировыми соглашениями»
• Великобритания была признана виновной в отсутствии эффективного расследования в пяти случаях, трижды не предлагала справедливого судебного разбирательства, и дважды нарушил свой долг по запрету пыток

Большинство дел, переданных в суд, признаются неприемлемыми без проведения полного слушания.В случае Великобритании 97% дел, поданных в суд в период с 1966 по 2010 год, были отклонены на этом предварительном этапе.

Вот как выглядят эти данные, спасибо Крейгу Бладворту из информационной лаборатории:

Нельзя отрицать, что суд становится все более загруженным. Это показывает ожидающие рассмотрения дела с 1999 года:

Председатель Европейского суда по правам человека сэр Николас Братца говорит, что «30 000 повторяющихся дел, находящихся на рассмотрении суда, указывают на неспособность исправить структурные проблемы в соответствующих странах и коллективный провал процесса реализации, в отношении которого все 47
страны несут ответственность. »

Ниже приведены полные данные за 2011 год. Что ты можешь сделать с этим?

Сводка данных

БЮР

Решения Европейского суда по правам человека, 2011 г.

Щелкните заголовок, чтобы отсортировать таблицу. Скачать эти данные

Страна

Общее количество решений

Хотя бы одно нарушение

Нет нарушения

Дружественные поселения / Вычеркивание

Другой*

Албания 5 4     1
Андорра 0      
Армения 5 2 1   2
Австрия 12 7 4 1  
Азербайджан 9 9      
Бельгия 9 7 1   1
Босния и Герцеговина 5 3 2    
Болгария 62 52 8   2
Хорватия 25 23 2    
Кипр 2 1 1    
Чехия 22 19 1   2
Дания 6 1 5    
Эстония 3 3      
Финляндия 7 5     2
Франция 33 23 9   1
Грузия 4 3 1    
Германия 41 31 9   1
Греция 73 69 2   2
Венгрия 34 33     1
Исландия 0      
Ирландия 2 2      
Италия 45 34 3   8
Латвия 12 10 2    
Лихтенштейн 0      
Литва 10 9   1  
Люксембург 3 1 2    
Мальта 13 9 3   1
Республика Молдова 31 29 1   1
Македония 6 6      
Монако 0      
Черногория 5 5      
Нидерланды 6 4 2    
Норвегия 1 1      
Польша 71 54 16   1
Португалия 31 27 3   1
Румыния 68 58 3   7
Россия 133 121 10   2
Сан-Марино 1   1  
Сербия 12 8 2   2
Словакия 21 19 2    
Словения 12 11 1    
Испания 12 9 2   1
Швеция 4   4  
Швейцария 11 3 8    
Турция 174 159 2   13
Украина 105 105      
Соединенное Королевство 19 8 9 2  
Итого   987 122 4 52

• ДАННЫЕ: загрузите полную таблицу

Больше открытых данных

Журналистика данных и визуализация данных от Guardian

Данные мирового правительства

• Поиск правительственных данных по всему миру с помощью нашего шлюза

Данные о развитии и помощи

• Поиск глобальных данных о развитии с помощью нашего шлюза

Вы можете что-то сделать с этими данными?

Flickr Разместите свои визуализации и мэшапы в нашей группе Flickr
• Свяжитесь с нами по адресу [email protected] co.uk

• Получите данные в алфавитном порядке
• Дополнительные сведения в каталоге хранилища данных

• Следуйте за нами в Twitter
• Отметьте нас в Facebook

Юрисдикция и ответственность: тенденции судебной практики Страсбургского суда

Стр. из

НАПЕЧАТАНО ИЗ OXFORD SCHOLARSHIP ONLINE (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Copyright Oxford University Press, 2022. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в OSO для личного использования.дата: 28 февраля 2022 г.

Тенденции судебной практики Страсбургского суда

Глава:
(стр.97) 5 Юрисдикция и ответственность
Источник:
Европейская конвенция о Европейской конвенции о правах человека и общее международное право
Автор (ы):

Marko Milanovic

Оксфордский университет пресса

DOI: 10. 1093 / ОС /9780198830009.003.0006

В этой главе рассматриваются общие тенденции в судебной практике Европейского суда по правам человека по вопросам юрисдикции государств в смысле статьи 1 Европейской конвенции о правах человека и ответственности государств после его основополагающего решения в Чемодан Al-Skeini .Хотя глава не претендует на полноту охвата, в ней сначала обсуждается пороговый вопрос об экстерриториальной применимости договоров о правах человека и анализируется взаимосвязь между понятиями юрисдикции и ответственности, особенно при рассмотрении недавнего дела Jaloud v Netherlands . Затем в нем рассматривается вопрос о связи между правами человека и международным гуманитарным правом, а также решение Европейского суда по делу Hassan v The United Kingdom . Основной тезис этой главы заключается в том, что Суду становится все более комфортно применять Конвенцию экстерриториально и в условиях вооруженного конфликта, а также прямо ссылаться на нормы международного гуманитарного права. Тем не менее, в судебной практике Суда остается ряд важных оговорок и неопределенностей, которые неизбежно будут затронуты в важных делах, которые в настоящее время находятся на рассмотрении или которые скоро будут на его рассмотрении, например, многочисленные межгосударственные и индивидуальные жалобы, касающиеся конфликта в Украине.

Ключевые слова: юрисдикция, ответственность, присвоение, Европейская конвенция о правах человека, экстерриториальность, вооруженный конфликт

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

Европейский суд по правам человека

Что такое Европейский суд по правам человека?

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), местонахождение которого находится в Страсбурге, Франция, следит за соблюдением государствами-участниками европейских договоров о правах человека и дополнительных протоколов к ним.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, вступившая в силу в 1950 году, является основным договором, за которым следит Суд. В нем излагаются гражданские и политические права и свободы, которые европейские государства соглашаются обеспечивать людям, проживающим в пределах их юрисдикции. Он дополняет Европейскую социальную хартию, которая гарантирует гражданские и политические права и контролируется Европейским комитетом по социальным правам.

Европейский суд является частью Совета Европы (СЕ).Невыполнение государствами решений может привести к исключению из Совета Европы, а решения Суда обязательны для всех членов Совета Европы.

Чем занимается ЕСПЧ?

Суд выносит решения против государств-членов Совета Европы в связи с предполагаемыми нарушениями европейских договоров по правам человека. Жалобы могут быть поданы отдельными лицами или другими государствами-членами.

Европейский суд рассматривает дела, в которых лицо не получило надлежащего возмещения за нарушения в судах своей страны или не имело доступа к национальной системе правосудия.Комитет министров, который является директивным органом Совета Европы и состоит из министров иностранных дел его государств-членов, отвечает за надзор за исполнением решений судов.

Суд также имеет консультативную функцию, которая позволяет ему выносить «консультативные заключения». Консультативные заключения, которые могут быть запрошены Комитетом министров Совета Европы, содержат более подробную информацию о конкретной статье или аспекте Конвенции, что помогает интерпретировать ее значение.

Права детей и ЕКПЧ

Основной договор Совета Европы по правам человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, не содержит конкретных упоминаний о правах детей. Однако права, содержащиеся в Конвенции, распространяются на детей, и действительно, в Европейский суд по правам человека были поданы жалобы на нарушения этих прав в отношении детей (см. ниже).

Кроме того, Совет Европы принял ряд договоров специально для защиты прав детей, на которые можно ссылаться в Европейском суде для оспаривания нарушений этих прав:

Суд также признал важность Конвенции ООН о правах ребенка, заявив, что «права человека детей и стандарты, к которым должны стремиться все государства при реализации этих прав для всех детей, изложены в Конвенция Организации Объединенных Наций о правах ребенка» (Sahin v. Германия). Дополнительные решения Европейского суда со ссылкой на CRC можно найти в базе данных прецедентного права CRIN «CRC в суде».

Какие нарушения прав детей доведены до ЕСПЧ?

Первое дело о правах детей было передано в суд в 1978 году. Оно касалось судебного телесного наказания гражданина Великобритании г-на Энтони Тайрера, которому на момент вынесения приговора в 1972 году было 15 лет. суд на острове Мэн в связи с незаконным нападением, причинившим телесные повреждения ученику в его школе.Суд приговорил его к трем ударам березой (связка безлистных веток/веток).

Заявитель утверждал, что его судебное телесное наказание представляло собой нарушение статьи 3 Европейской конвенции, которая запрещает пытки, унижающее достоинство и бесчеловечное обращение или наказание. Он также утверждал, что это наказание нанесло ущерб благополучию семьи в нарушение статьи 8; что в Соединенном Королевстве не существовало средств правовой защиты для исправления нарушения, как того требует статья 13; и что наказание было дискриминационным, поскольку оно применялось в первую очередь к лицам из финансово и социально неблагополучных семей (статья 14).

Европейская комиссия, которая в это время определяла приемлемость жалоб, 14 голосами против одного постановила, что судебное телесное наказание было унижающим достоинство и нарушающим статью 3 Конвенции. Дело было передано в суд для принятия обязательного решения. Суд также признал судебное телесное наказание нарушением статьи 3 и предоставил, в соответствии со статьей 50 Европейской конвенции, справедливую компенсацию (т.е. компенсацию) заявителю.Ознакомьтесь с полным решением по делу Тайрер против Соединенного Королевства.

Другие нарушения прав детей, которые с тех пор рассматривались в суде, включают жестокое обращение с детьми, содержащимися под стражей в полиции; право на юридическую помощь детям, находящимся в конфликте с законом; задержание и депортация малолетних детей; голос детей в решениях по защите детей и их размещении; международное усыновление; и телесные наказания дома и в школе.

Программа Совета Европы «Построение Европы для детей и с детьми» также поддерживает «Тесей» — доступную для поиска базу данных прецедентного права Суда в отношении детей, доступную на английском и французском языках.

Назначается ли суд специально для решения вопросов прав детей?

Никто не назначается специально для решения вопросов прав ребенка в суде. Однако Комиссар Совета Европы по правам человека может представить письменные комментарии и принять участие в слушаниях в качестве третьей стороны от имени одного из заявителей, но не может сам подавать заявления.

Как я могу подать заявление в суд?

Любое государство-член или частное лицо может подать жалобу в Суд о предполагаемом нарушении прав, закрепленных в Конвенции, государством-участником.

Чтобы суд рассмотрел ваше заявление, оно должно соответствовать определенным критериям. Они перечислены ниже:

  1. Вы должны быть жертвой нарушения одной или нескольких статей Конвенции. Обычно это означает, что вы станете непосредственной жертвой нарушения, хотя иногда достаточно показать, что вы, вероятно, будете затронуты нарушением или что вы принадлежите к группе людей, которая может быть затронута.
  2. Вы должны испробовать все возможные способы возмещения ущерба в своей стране, прежде чем обращаться в Европейский суд по правам человека.
  3. Любое обращение в ЕСПЧ должно быть подано в течение шести месяцев после завершения любого судебного разбирательства, которое вы начали в своей стране, которое могло бы предоставить вам средство правовой защиты, или, если не было никакого судебного разбирательства, которое было разумно ожидать от вас. , в течение шести месяцев после события, ставшего основанием для подачи вашего заявления.

Чтобы получить заявление в Суд, вы должны отправить письмо в Европейский суд по правам человека, Совет Европы 67075 Страсбург-Седекс, Франция.

Ваше письмо должно содержать следующую информацию:

  1. Ваши данные (имя, адрес и национальность).
  2. Страна, против которой вы подаете заявку.
  3. Факты, которые привели к вашему заявлению.
  4. Статья или статьи Конвенции, о которых вы говорите, были нарушены.

Совет Европы учредил схему правовой помощи для заявителей, у которых нет достаточных средств для подачи жалобы в Суд.

Что можно сделать, чтобы нарушение не повторилось?

Если нарушение продолжает иметь неблагоприятные последствия для лица после того, как заявитель получил возмещение (или «справедливую компенсацию») за это нарушение, Комитет министров может потребовать от национальных властей принять «индивидуальные меры», направленные на прекращение и, как насколько это возможно, устранить эти последствия. Эти меры применяются непосредственно к рассматриваемым лицам и могут включать, например, предоставление лицу, ищущему убежища, статуса беженца или гражданства или запрет определенной группе, использующей язык ненависти.

Если заявителю было предоставлено возмещение за нарушение Европейской конвенции Судом, Комитет министров может потребовать от государства принять «общие меры» для предотвращения подобных нарушений в будущем. Они применяются ко всем в данной стране и могут включать меры по изменению закона, такие как декриминализация гомосексуализма.

Как устроен Суд?

Суд состоит из числа судей, равного числу судей Высоких Договаривающихся Сторон (т.е. государства-участники) и избираются Парламентской ассамблеей Совета Европы.

Двор разделен на пять секций. Каждый судья назначается в секцию сроком на три года, и в каждой секции есть палата, состоящая из семи судей, и комитет из трех судей.

Большинство решений выносятся палатами. Роль комитетов заключается в разрешении дел, которые явно неприемлемы. Комитеты занимаются только индивидуальными жалобами, а не межгосударственными делами.Если они не могут прийти к единогласному решению, дело передается в Большую Палату, состоящую из семнадцати судей, включая Председателя, Вице-президента и председателей секций. Большая палата рассматривает дела, в которых возникают трудности с толкованием или применением Конвенции. Кроме того, любая из сторон может потребовать, чтобы дело было передано в Большую палату в течение трех месяцев после вынесения решения — в этом смысле Большая палата чем-то напоминает апелляционный суд. Решения Большой палаты являются окончательными.

Вызовы европейской системе защиты прав человека

В последние годы европейская система защиты прав человека столкнулась с рядом проблем. Это неудивительно, учитывая, что она была создана в 1950-х годах, и с тех пор значимость стандартов в области прав человека значительно возросла.

Система оказалась серьезно перегружена в результате резкого увеличения членства в Совете Европы и общего увеличения количества обращений в Суд, вслед за развитием стандартов в области прав человека и повышением осведомленности о возможности подачи жалоб в этот Форум.Число дел, ежегодно передаваемых в Суд, возросло с семи в 1981 году до 119 в 1997 году.

Сложная структура также требовала реформ и привела к расширению полномочий Суда. Раньше система работала как межамериканская система прав человека, в которой Комиссия и суд делят работу.

Европейская комиссия по правам человека обычно рассматривала допустимость дел и затем пыталась достичь дружественного урегулирования между сторонами. Если это не увенчалось успехом, дело передавалось в Комитет министров, который выносил решение о предполагаемом нарушении. Если заинтересованное государство признало спорную юрисдикцию Суда (полномочия Суда выносить решения о нарушениях прав человека), Комиссия также могла бы просить Суд вынести обязательное решение, в противном случае Комитет министров принимал бы решение о том, имело ли место нарушение. и если да, присудить «справедливую компенсацию» или компенсацию потерпевшему. Физические лица не имели права обращаться со своими делами непосредственно в Суд.

Чтобы решить некоторые из этих проблем, были разработаны два протокола, которые внесли важные изменения в систему. Первым был Протокол № 11. Этот Протокол, вступивший в силу в 1998 году, был направлен на упрощение структуры Суда. Он сделал это, упразднив Европейскую комиссию, чтобы все дела теперь рассматривались Судом, а Комитет министров больше не мог выносить решения о предполагаемых нарушениях прав человека, но продолжал нести ответственность за надзор за их соблюдением.

Несмотря на эти изменения, количество дел снова стало неуправляемым, что привело к созданию в 2004 году дополнительного протокола – Протокола 14, который вступил в силу в мае 2010 года. Это не вносит радикальных изменений, а вместо этого увеличивает гибкость Суда. для обработки заявок. Основные изменения включают дополнительные критерии приемлемости (которые определяют, является ли дело жизнеспособным или нет), меры по рассмотрению повторяющихся дел и усиление способности Суда фильтровать необоснованные жалобы.

Изменение поведения государства: возмещение ущерба перед Европейским судом по правам человека | Европейский журнал международного права

Аннотация

Несмотря на усилия, предпринятые в рамках многочисленных реформ системы Европейской конвенции о правах человека, несоблюдение постановлений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) остается серьезной проблемой для Совета Европы. В этой статье спрашивается, как мы можем изменить поведение состояния и какую роль могут играть убытки в этом контексте, если таковые имеются. Во-первых, в статье основное внимание уделяется тому, как выбор средства правовой защиты влияет на соблюдение требований и почему возмещение убытков при отягчающих обстоятельствах или штрафные санкции выглядят идеальным вариантом, чтобы подтолкнуть государства к соблюдению. Я исследую недавние аргументы ученых и судей, которые утверждают, что ЕСПЧ должен активно изменить свой подход (или, возможно, уже сделал), чтобы подтолкнуть поведение государства к соблюдению и предотвращению будущих нарушений. Основываясь на своем эмпирическом исследовании, я показываю, что действующее прецедентное право представляет несколько препятствий для введения таких убытков.Основываясь на экономическом анализе права и знаниях поведенческих наук, я показываю, как подход Суда не соответствует ни одному из элементов, необходимых для стимулирования государств к изменению своего поведения. Наконец, я задаюсь вопросом, в какой степени могут быть эффективны возмещение убытков при отягчающих обстоятельствах или штрафные санкции в рамках системы, основанной на добровольном согласии.

1 Изменение поведения состояния

В марте 2018 года Совет Европы опубликовал новость о том, что из всех решений, вынесенных Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) с момента его создания 60 лет назад, более половины — почти 7500 решений — до сих пор не исполнены. 1 Несмотря на усилия, предпринятые посредством многих реформ системы Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ) и путем расширения ЕСПЧ до 47 европейских юрисдикций, неисполнение решений Суда остается серьезной проблемой для Совета Европа. В течение многих лет невыполнение государствами решений Суда угрожало подорвать Страсбургскую систему и одновременно подорвать доверие к Суду. Когда государства не выполняют решения Суда, это порождает новые повторяющиеся иски в Суд.В частности, «непринятие эффективных общих мер приводит к повторению аналогичных нарушений, порождая повторяющиеся заявления и отвлекая Суд от его основной функции». 2 Эти повторяющиеся дела составляют значительную часть накопившихся дел Суда. Фактически, из года в год количество постановлений, ожидающих рассмотрения в Комитете министров, органе, отвечающем за надзор за исполнением постановлений ЕСПЧ, неуклонно растет. 3 Параллельно с этим продолжает расти разрыв между количеством поданных заявлений и заявлений, рассмотренных Судом, до такой степени, что потерпевшим приходится ждать годами, прежде чем их заявления будут рассмотрены и решения будут вынесены. 4 Несмотря на то, что было предпринято несколько попыток реформировать институциональные структуры и ввести процедуры для более эффективного управления растущим объемом нерассмотренных дел, ситуация по-прежнему вызывает опасения относительно жизнеспособности существующей системы и ее долгосрочной эффективности. 5

В поисках решения этой проблемы акцент был сделан на творческом подходе к выбору средств правовой защиты, которые ЕСПЧ мог бы наложить на государства, которые мотивировали бы государства реагировать на нарушения прав человека у себя дома. Социологи и экономисты заметили, что человеческое поведение можно изменить с помощью трех механизмов социального воздействия: материального побуждения, убеждения и аккультурации. 6 Материальное побуждение направлено на то, чтобы повлиять на поведение акторов, навязывая материальные затраты или выгоды.Наложение штрафа побудит государство провести анализ затрат и результатов на предмет того, является ли определенное поведение экономически обоснованным. Если затраты на постоянное поведение перевешивают выгоды, то ожидается, что государство прекратит дорогостоящие действия. В то время как материальное побуждение фокусируется на «цене» конкретного поведения, второй механизм — убеждение — опирается на состояния убеждения в обоснованности или уместности конкретной нормы, убеждения или практики. Убеждение происходит, когда действующие лица — в нашем случае государства — оценивают содержание определенного правила или практики и «меняют свое мнение».Говоря языком Гарольда Коха, государства подчиняются международным правилам, потому что они «внедрили» эти нормы в свое внутреннее право и практику. 7 В этом отношении цель убеждения состоит не только в том, чтобы добиться соблюдения, но, скорее, в том, чтобы «внедрить новое толкование международной нормы во внутреннюю нормативную систему другой стороны». 8 Наконец, аккультурация — это процесс, посредством которого акторы перенимают убеждения и поведенческие модели окружающей культуры.Вместо оценки содержания или издержек и выгод международных норм аккультурация опирается на когнитивное и социальное давление, которое создает тягу к соблюдению. Поведенческие экономисты утверждают, что такое когнитивное и социальное давление «вызывает изменения, потому что акторы мотивированы минимизировать когнитивный дискомфорт или социальные издержки и достичь когнитивного комфорта». 9 На практике это означает, что государства могут быть вынуждены действовать в соответствии с международными нормами, поскольку такое поведение является частью принадлежности к определенной группе, к которой государство желает принадлежать. Как следствие, государство желает отражать поведение других государств и, таким образом, оставаться частью «своей группы» с общей идентичностью.

Подобно другим международным организациям, существующая система средств правовой защиты, используемая ЕСПЧ и Комитетом министров, по-видимому, опирается на использование всех трех инструментов, чтобы мотивировать государство исправить свои действия и предотвратить подобные нарушения в будущем. ЕСПЧ делает четкий акцент на справедливой компенсации, в соответствии с которой государства должны компенсировать потери и страдания жертвы.Иногда это дополняется неденежными средствами правовой защиты. Когда Суд стремится добиться реституции в integrum и вернуть заявителя в положение, существовавшее до нарушения, он может распорядиться об освобождении жертвы, находящейся в произвольном заключении, или может потребовать от государства изменить свое законодательство. для предотвращения будущих действий. Эти средства правовой защиты назначаются Судом настолько редко, что в целом Суд хранит молчание и полагается на убедительную силу своего решения. 10 Ожидается, что решение определит основную проблему настолько четко, что государства смогут предпринять необходимые действия для предотвращения будущих нарушений у себя дома. В качестве последнего шага Комитет министров может попытаться скорректировать поведение государства путем аккультурации путем публичного осуждения и порицания государств. 11 Комитет министров, например, может призвать государства соблюдать решения Суда, осудить их невыполнение этого требования и может издать временные резолюции, требующие их действий.Вместе Суд и Комитет министров должны обеспечить эффективную и убедительную правовую основу, предоставляя государствам различные стимулы для соблюдения европейских решений по правам человека.

Учитывая плохой послужной список некоторых штатов и общее 50-процентное неисполнение решений ЕСПЧ, очевидно, что нынешняя структура и функционирование средств правовой защиты не работают. Принуждение государств к соблюдению — это функция Комитета министров, а не Суда, и она была лишь с переменным успехом. В первом глобальном статистическом анализе проблемы Эмили Хафнер-Бертон обнаружила, что, хотя усилия правительств по разоблачению и осуждению нарушителей прав человека часто улучшали защиту политических прав после того, как государства подвергались публичной критике (например, они проводили выборы), эти государства редко прекращали или уменьшали свою политику пыток и исчезновений. 12 Как это ни парадоксально, иногда международное давление и неодобрение сменяются краткосрочными репрессиями, что побуждает лидеров и деспотов использовать новые стратегии террора.В некотором смысле некоторым правительствам может быть проще реформировать свои правовые или политические структуры (например, организовав выборы или приняв законы для лучшей защиты некоторых политических прав), чем остановить агентов террора, которые находятся вне их прямого контроля. Другая причина, однако, заключается в том, что некоторые правительства стратегически злоупотребляют правами человека; Столкнувшись с глобальным давлением в отношении реформ, некоторые правительства компенсируют улучшения, которые они делают в ответ на международное давление, террором, например, убийствами или избиениями, чтобы повысить свою легитимность дома.

Точно так же немонетарные средства правовой защиты оказались лишь частично успешными. В Межамериканском суде по правам человека (IACtHR), например, Даррен Хокинс и Уэйд Джейкоби показали, что из 908 отдельных исков, наложенных Судом, государства выполнили 251 из них (то есть 28 процентная ставка соответствия). Скорость соблюдения снижалась, чем более инвазивным было лекарство; когда государства должны были принести извинения за свое поведение, уровень выполнения составил 31%; когда государствам было приказано наказать виновных или восстановить права тех, у кого их лишили прав, уровень соблюдения упал до 13–19 процентов, и, наконец, когда суд приказал государству изменить, отменить или принять внутренние законы или решения, это было делается только в 5% случаев.Все эти примеры едва ли можно сравнить с соблюдением требований о возмещении морального и материального ущерба (47% и 42% соответственно). Хотя аналогичное исследование не проводилось в отношении ЕСПЧ, который применяет неденежные средства правовой защиты гораздо более неохотно, чем МАСПЧ, 13 сами судьи настаивают на том, что Суд сталкивается с той же проблемой соблюдения требований, что и его межамериканский коллега. 14 Фактически, на самой последней конференции государств-участников вопрос о повторяющихся делах, возникающих в результате неисполнения пилотных судебных решений, налагающих такие неденежные средства правовой защиты, был прямо поднят как проблема. 15

В конце концов, кажется, что эксперты обращаются к материальному побуждению. 16 Статья 41 ЕКПЧ о «справедливой компенсации», по-видимому, служит средством правовой защиты ЕСПЧ и предоставляет Суду возможность предоставить материальный стимул государствам изменить свое поведение. Как наименее обременительное и наиболее соблюдаемое средство правовой защиты, оно предлагает наибольший потенциал для максимального сдерживания и, таким образом, обеспечения эффективности средства правовой защиты. В этом контексте ученые утверждают, что компенсация ущерба может выходить за рамки цели компенсации истцу причиненного вреда.Наложение высокого штрафа побудило бы государство провести анализ затрат и выгод на предмет того, является ли определенное поведение экономически обоснованным. Если затраты на постоянное поведение перевешивают выгоды, то ожидается, что государство прекратит дорогостоящие действия. Ущерб при отягчающих обстоятельствах может побудить государства прекратить свое непокорное поведение и принять меры для исправления повторяющихся нарушений и структурных проблем дома. 17

В то время как международное право всегда использовало подход материального побуждения для изменения государственной практики (например, санкции Совета Безопасности или кредиты Всемирного банка при условии их соблюдения), идея штрафных санкций в целом отвергалась. 18 Ни компенсация, ни сатисфакция не предназначены для «наказания ответственного государства и… не носят выразительного или показательного характера». 19 Фактически, даже когда имело место серьезное нарушение международного обязательства, «присуждение штрафных убытков не признается в международном праве». Более того, после того, как Комиссия международного права внесла предложение о «убытках, отражающих тяжесть нарушения», крайне негативная реакция привела докладчика к выводу, что «идея штрафных убытков по международному праву в настоящее время несостоятельна». 20 ЕСПЧ однозначно принимает этот подход 21 и до сих пор не считал уместным принимать иски о возмещении ущерба с такими ярлыками, как «карательные», «при отягчающих обстоятельствах» или «примерные». 22 Тем не менее, как отмечают судьи Пауло Пинто де Альбукерке и Анне ван Аакен, отказ от штрафных убытков не означает, что на практике Суд уже не может наказывать государства за определенные типы поведения. 23 В деле Cyprus v. Turkey Пинто де Альбукерке утверждал в своем совпадающем мнении, что Суд «присудил штрафные санкции государству-истцу», 24 и в деле Guiso -Gallisay v.Italy , Суд в более общем виде заявил, что решения по статье 41 должны быть «серьезным и эффективным средством сдерживания повторения противоправного поведения того же типа, но не брать на себя карательную функцию». 25 Комитет министров также открыто поддержал использование штрафных санкций для обеспечения эффективности решений ЕСПЧ, как и Парламентская ассамблея Совета Европы, которая приветствовала введение штрафов, налагаемых на государства, которые систематически не выполняют исполнять решения Суда с целью принятия более эффективных мер в случае их неисполнения. 26

Предложения о том, чтобы ЕСПЧ занял более жесткую позицию в отношении возмещения ущерба и установил штрафные санкции, звучат все громче, даже в самом Суде. 27 С новыми механизмами, введенными Протоколом 14, которые теперь позволяют Комитету министров обращаться в Суд с государством-членом за несоблюдение предыдущего решения, аргумент состоит в том, что такие разбирательства о нарушении теперь дают Суду возможность отражают подход судов Европейского Союза (ЕС). 28 В законодательстве ЕС сдерживание четко закреплено в основном законе Договора о функционировании Европейского Союза, который предусматривает наложение финансовых санкций на государства-члены за неисполнение решений Суда Европейского Союза Союз или неспособность транспонировать директивы. 29 Хотя в Протоколе 14 нет аналогичной (прямой) правовой основы, широкие полномочия Суда в рамках статьи 41 (или статьи 46) позволяют ему налагать возмещение убытков в качестве финансового стимула для непокорных государств, чтобы подтолкнуть их к соблюдению. 30 С учетом того, что первое дело о нарушении прав недавно было передано в Суд, возможность применить такой подход есть здесь и сейчас. 31

В этой статье я показываю, как выбор средства правовой защиты влияет на соблюдение требований и почему возмещение убытков при отягчающих обстоятельствах или штрафные санкции кажутся идеальным способом подтолкнуть государства к согласию. Затем я перехожу к самым последним предложениям, аргументирующим введение отягчающих обстоятельств или штрафных убытков. Основываясь на своем эмпирическом исследовании, я показываю, что действующее прецедентное право представляет несколько препятствий для введения таких убытков. 32 Основываясь на экономическом анализе права и знаниях поведенческих наук, я показываю, как подход Суда не соответствует ни одному из элементов, необходимых для стимулирования государств к изменению своего поведения! Наконец, я задаюсь вопросом, в какой степени могут быть эффективны возмещение убытков при отягчающих обстоятельствах или штрафные санкции в рамках системы, основанной на добровольном согласии.

2 Текущая проблема соответствия и ее связь с решениями

Традиционно ученые настаивали на том, что соблюдение решений в области прав человека зависит от типа государства и от участия граждан в неправительственных организациях (НПО).В этом контексте демократические государства с активным гражданским обществом более склонны соблюдать нормы прав человека, чем авторитарные режимы со слабым гражданским обществом. 33 Другие настаивают на том, что забота о репутации и социальная конформность объясняют модели уступчивости. Похоже, что правительства берут на себя и соблюдают юридические обязательства, если это делают и другие страны региона. 34 В европейском контексте, например, Герда Фолкнер и Оливер Трейб говорят о Дании, Финляндии и Швеции как о государствах, принявших «культуру подчинения», в то время как другие контрастные географические регионы взвешивают подчинение решениям внутриполитическим издержкам. 35 и посткоммунистические юрисдикции относятся к закону как к «мертвой букве». 36 Другие ученые утверждают, что соблюдение требований тесно связано с общим потенциалом правовой инфраструктуры и эффективностью правительства. Если институциональный потенциал страны высок (то есть, если есть несколько внутренних органов для проверки соблюдения), это помогает желающим политикам быстро претворять в жизнь суждения, и «неблагоприятные суждения вряд ли будут препятствовать или игнорироваться, даже когда правительство , политические элиты или другие действующие лица сопротивляются». 37 В этом контексте, например, Объединенный комитет Соединенного Королевства (СК) по правам человека был провозглашен ключевым институтом, занимающим «мощное и центральное место в парламентской системе правительства Великобритании» 38 и действующим в качестве «канал между исполнительной, законодательной и судебной властью по проблемам прав человека», чтобы ускорить соблюдение ЕКПЧ путем «содействия участию групп гражданского общества и средств массовой информации в мониторинге соблюдения и привлечении государства к ответственности». 39

Тем не менее, как показали эмпирические исследования, на соблюдение требований могут влиять не только переменные, связанные с государством, но и тип средств правовой защиты, принятых ЕСПЧ в своих решениях. Хотя может показаться, что странам с низким потенциалом требуется больше времени для реализации решений, это может быть не обязательно потому, что у них меньше опыта или возможностей, а, скорее, потому, что часто они также явно привлекают суждения, которые труднее реализовать. 40 В этом контексте Юваль Шани утверждает, что на соблюдение «могут сильно повлиять существенные позиции, одобренные рассматриваемым решением, и конкретный тип средств правовой защиты, выданных». 41 Он выдвигает гипотезу о том, что чем меньше возражений вызывает рекомендательная часть решения суда (для проигравшей стороны) и чем менее обременительны средства правовой защиты, тем выше ожидаемое «принуждение к соблюдению» решения. 42 Таким образом, чем больше государство согласно с существом судебного решения и чем меньше усилий требуется от него для исполнения решения, тем больше вероятность его исполнения.

Это базовое понимание комплаенса не только поддерживается в литературе по международному юридическому реализму, которая часто использует модели теории игр для иллюстрации взаимодействия между интересами государства и комплаенсом, 43 , но также находит поддержку в некоторых начальных, небольших описательных работах. эмпирическая работа, которая предполагает, что «высокозатратные» суждения (т. е. суждения, соблюдение которых могло бы существенным образом неблагоприятно повлиять на важные государственные интересы) соблюдаются в меньшей степени, чем «недорогие» суждения. 44 Хокинс и Джейкоби, например, обнаружили, что во многих делах ЕСПЧ, все еще находящихся на рассмотрении Комитета министров, справедливая компенсация (как малозатратный элемент решения) выплачивалась быстро после вынесения первоначального решения, но любое дополнительные средства правовой защиты, такие как индивидуальные меры или общие меры, либо не были приняты, либо значительно отсрочены. 45 В ныне печально известном деле Ильгар Мамедов против Азербайджана ЕСПЧ присудил компенсацию в размере 20 000 евро потерпевшему, яростному критику правительства, который был арестован и задержан без каких-либо доказательств совершения преступления, которым он был обвинен. 46 Суд пришел к выводу, что фактическая цель его задержания заключалась в том, чтобы заставить Мамедова замолчать или наказать его за критику правительства и публикацию информации, которую оно пыталось скрыть. Азербайджан без промедления возместил Мамедову ущерб в соответствии с приговором, однако в течение многих лет после приговора потерпевший оставался в тюрьме, несмотря на осуждения, полученные от Комитета министров, и призывы к его освобождению.

Замечание о том, что государства могут проводить различие между различными средствами правовой защиты и выбирать для соблюдения только менее обременительные части судебного решения, важно, поскольку цель международных судов состоит не только в возбуждении иска в ответ на судебное решение в отношении лица, перед Судом, но и способствовать более общему сближению или интернализации норм, вынуждая государства сделать международные нормы частью своей внутренней правовой системы таким образом, чтобы сделать международный надзор совершенно ненужным. 47 Таким образом, ожидается, что международные нормы и решения будут встроены во внутреннее законодательство и изменят внутреннюю практику до такой степени, что предотвратит нарушения и отпугнет потенциальных нарушителей. 48 В этом контексте, однако, международный суд, такой как ЕСПЧ, вместе с Комитетом министров, который стремится внести изменения в законы и практику своих государств-членов, сталкивается с дилеммой. Как показано на Рисунке 1, «чем менее обременительными являются средства правовой защиты, выдаваемые международным судом, тем меньше потенциальные изменения в практике государств, вызываемые этими средствами, и, следовательно,… более «поверхностным» является воздействие суда». 49 Несмотря на то, что степень соблюдения денежных средств правовой защиты может быть высокой, влияние судебного решения на внутреннюю правовую систему государства может быть минимальным. На самом деле, «судебные средства правовой защиты могут не повлиять на практику государств либо потому, что они отвергаются государствами как утопические — полностью оторванные от их интересов, — либо апологетические — отражающие практику, существующую независимо от судебного решения, — и, следовательно, бессмысленные». 50

Рисунок 1:

Рисунок 1:

Выбор средства правовой защиты требует, чтобы Суд задумался о своей институциональной ответственности и пределах своей компетенции.Существенная часть этой роли, по-видимому, включает оценку того, какая мера будет наиболее эффективной. 51 В связи с этим необходимо стратегически взвесить, какое средство правовой защиты будет реализовано с наибольшей вероятностью и какое из них окажет наибольшее влияние. Предпочтение Суда в отношении убытков ясно видно из рисунка 1, где размер кружка указывает на количество дел, в которых была присуждена компенсация по сравнению с другими неденежными средствами правовой защиты. Конечно, Суд осознает опасность применения конкретных неденежных средств правовой защиты, которые ни одно государство не будет соблюдать. 52 Иногда решения ЕСПЧ содержали некоторые рекомендации об индивидуальных или общих мерах, которые должны быть приняты для полного исполнения решения в национальной правовой системе. В первом пилотном постановлении, вынесенном Судом, Broniowski v. Poland , Суд предложил принять «надлежащие правовые и административные меры» для устранения «неработающего польского законодательства» в отношении экспроприации. 53

Однако по большей части Суд настаивал на том, что в его задачу не входит определение того, какие неденежные средства правовой защиты надлежащим образом удовлетворят обязательства по ЕКПЧ. 54 Суд обеспокоен чрезмерным охватом: с одной стороны, указанием неденежных средств правовой защиты, которые могут вмешиваться во внутреннюю правовую систему государства (например, «Суд не вправе предписывать конкретные процедуры для следовать национальным судам’) 55 и, с другой стороны, выбирать средства, с помощью которых государство должно выполнять свои обязательства по Конвенции, которые взаимно определяются государством и Комитетом министров. 56 Тем не менее, Комитет министров вместо того, чтобы инструктировать правительства о мерах, которые необходимо принять, в равной степени ждет, пока государство представит свой собственный план действий, в котором оно излагает стратегию соблюдения и интернализации: правовые нормы и судебная практика побудили Суд частично отступить от него. 57 Таким образом, текущая структура предоставляет государствам достаточную свободу определять для себя, каким должно быть средство правовой защиты. После вынесения неблагоприятного решения государства должны работать в обратном направлении от нарушения, чтобы понять, что необходимо изменить, чтобы исправить его в конкретном случае, и гарантировать, что в будущем таких случаев не возникнет.

Предоставление такой широкой свободы выбора государствам средств правовой защиты зависит от убедительной силы постановления ЕСПЧ. 58 Международные суды, как правило, обладают очень низкими правоприменительными полномочиями, и выполнение их решений всегда является добровольным.В этом отношении, как утверждает Шейни, именно содержание суждений и утвержденных позиций будет мотивировать и убеждать государства в необходимости изменений. 59 Например, некоторые ученые утверждают, что, когда ЕСПЧ установил, что мнение генерального адвоката не может считаться нейтральным в соответствии со статьей 6, Франция, Бельгия, Португалия и Нидерланды были вынуждены провести обширные внутренние судебные реформы, несмотря на историческое положение генерального адвоката в их соответствующих системах. Постановления Суда нарисовали достаточно убедительную картину необходимости особой «судебной схемы», в рамках которой прежняя роль генеральных адвокатов просто перестала быть жизнеспособной и должна была быть переработана, чтобы привести ее в соответствие с ЕКПЧ. 60 В этом смысле, оставляя государствам свободу действий в отношении того, как изменить позицию адвоката, общее мотивированное согласие, поскольку правовым системам было предоставлено достаточно «передышки», чтобы найти собственное решение. 61 Судебное молчание и уважение к государству в отношении того, как обеспечить соблюдение и интернализацию решений по правам человека, таким образом, по-видимому, открывают диалог между судом и государством и со временем способствуют лучшему соблюдению.

Тем не менее, решение ЕСПЧ не носить предписывающего характера в отношении индивидуальных и общих мер также может означать, что многие государства пользуются своей прерогативой, разрабатывая средства правовой защиты, которые менее чем полностью учитывают решение Суда. 62 Этот момент уже давно признан инсайдерами Суда, и в ряде случаев Комитет министров прямо просил Суд прямо предусмотреть средства правовой защиты. 63 Как утверждают Абрам Чейес и Антония Хэндлер Чейес, в международном праве «двусмысленность и неопределенность» юридического языка «лежит в основе большей части поведения, которое может показаться нарушением договорных требований». 64 Серьезное несоблюдение может быть связано с неточностью формулирования обязательств. Если ЕСПЧ не указывает требуемые действия или средства правовой защиты, государствам будет трудно соблюдать и интернализировать его решения. Если его суждения предназначены для того, чтобы убедить государства и склонить их к определенному поведению, то они наиболее полезны, «если они резко снижают неопределенность в отношении содержания обязательств». 65 В этом контексте соблюдение и интернализация будут происходить только после того, как государства займутся активной оценкой обоснованности этих норм и поймут их содержание. Таким образом, точность способствует уступчивости и интернализации. В определенной степени это было продемонстрировано в контексте IACtHR, который содержит перечень очень конкретных шагов, которые необходимо предпринять в качестве средств защиты от неблагоприятных судебных решений. Этот контрольный список часто приводит только к частичному соблюдению, но, тем не менее, конкретность помогает государствам в обеспечении соблюдения. 66

ЕСПЧ все больше «вполне обеспокоен склонностью и способностью государств» выполнять решения суда и в настоящее время выделяет значительные ресурсы на «помощь государствам». 67 В этом контексте Суд согласился в некоторых случаях помочь государству-ответчику, пытаясь указать тип мер, которые оно может принять, чтобы положить конец системной ситуации, обнаруженной в деле. Это происходило, в частности, в случаях, когда Суд хотел «содействовать быстрому и эффективному устранению неисправности, обнаруженной в национальной системе защиты прав человека», 68 , например, восстановление судьи в Верховном суде, 69 сокращение вынесение приговора заключенному 70 или даже внедрение механизма исполнения внутренних судебных решений. 71 Эти действия показали разные результаты. В то время как судья Александр Волков был восстановлен в должности судьи Верховного суда Украины по указанию суда в 2015 году, а приговор Франко Скопполе был смягчен, 72 пилотное решение, касающееся неисполнения Украиной тысяч внутригосударственных судебных решений, остается невыполненным. . 73 Фактически, к 2017 году ситуация в отношении Украины стала настолько разочаровывающей, что Суд признал, что его практика «неспособна достичь намеченной цели» и что Суду пришло время «переопределить… свою роль». ‘. 74 Ссылаясь на Брайтонскую декларацию, Суд заявил, что он должен был играть только «вспомогательную» роль в контексте исполнения своих решений и что он полностью выполнил ее, указав соответствующее средство правовой защиты в предыдущем (пилотном) решении. . 75 Суд приступил к прекращению более 12 000 дел против государства, настаивая на том, что, когда общие меры по исправлению положения оказались неэффективными, Комитет министров и Исполнительный департамент вместе с государственными сторонами должны искать новые меры для мотивации государства согласие. 76 Поскольку государство не удалось убедить рассмотреть нарушение внутри страны, суд сдался.

3 Когда денежные средства правовой защиты могут стать стимулом

Как показано выше, неденежные средства правовой защиты – индивидуальные и общие – часто остаются неисполненными, и ЕСПЧ, как правило, избегает применения этих средств защиты из уважения к свободе усмотрения государств при исполнении своих решений 77 или из-за опасений по поводу несоблюдения . 78 Вместо этого Суд сосредоточил внимание на статье 41 – справедливая компенсация.ЕСПЧ присуждает компенсацию («справедливая компенсация») за нарушение прав, закрепленных в ЕКПЧ. Независимо от типа нарушений возмещение ущерба является основным средством правовой защиты, используемым ЕСПЧ. Суд настаивает на том, что «присуждение денежных сумм заявителям в порядке справедливой компенсации не является одной из основных обязанностей Суда, а второстепенно по отношению к его задаче по обеспечению соблюдения государствами своих обязательств по Конвенции». 79 В этом контексте Суд «не предоставляет механизма компенсации, сравнимого с национальными судебными системами». 80 Вместо этого цель присуждения компенсации состоит в том, чтобы «предоставить возмещение исключительно за ущерб, понесенный заинтересованными сторонами, в той мере, в какой такие события являются следствием нарушения, которое не может быть устранено иным образом». 81

Целью «справедливой компенсации» является компенсация потерпевшему его «убытка», возмещение причиненного ему вреда и исправление несправедливости. 82 В этом контексте ожидается, что Суд скорректирует размер компенсации «в зависимости от конкретной ситуации каждой» жертвы 83 и их личных обстоятельств. 84 Но текущая практика Суда не содержит четких принципов относительно того, когда следует присуждать убытки и как они должны быть измерены. Хотя ЕСПЧ использует термин «справедливая компенсация» для обозначения денежного возмещения ущерба, неясно, как Суд определяет, что является «справедливым». Уже в 2001 г. Юридическая комиссия – орган правовой реформы Англии и Уэльса – раскритиковала подход Суда как произвольный и непрозрачный. 85 Вместо того, чтобы придерживаться четкого подхода, размер компенсации определялся в каждом конкретном случае, «часто без учета или различия дел, связанных с аналогичными фактами». 86 Практики и судьи жалуются, что по сей день отсутствие аргументированных решений, формулирующих принципы, на которых предоставляется средство правовой защиты, затрудняет их работу. 87 Это дает мало возможностей жертвам нарушений прав для защиты своих интересов или правительствам, желающим исправить такие нарушения.

Именно в контексте этой опоры на статью 41 и отсутствия прозрачности происходящего заявления об изменении подхода ЕСПЧ стали более актуальными.В недавней статье действующий судья Суда Пинто де Альбукерке утверждал, что Суд «имплицитно применяет штрафные санкции», и он «должен» делать это еще чаще в будущем, чтобы предотвратить повторение противоправного поведения государств. 88 Поскольку мало что известно о подходе Суда к возмещению убытков, 89 Пинто де Альбукерке довод о том, что Суд имплицитно использует штрафные санкции, следует воспринимать всерьез. Учитывая секретность, связанную с подходом Суда к статье 41, вполне возможно, что Суд «тайно» принял карательный, а не компенсационный подход к возмещению ущерба.Конечно, это заявление имеет еще большее значение, потому что оно сделано судьей, в настоящее время заседающим в Суде, человеком, который не только имеет представление о работе учреждения, но и имеет право влиять на его подход. 90

Аргумент в пользу штрафных убытков, а не неденежных средств правовой защиты кажется привлекательным на первый взгляд. Денежные средства правовой защиты кажутся менее обременительными и менее интервенционными; они не говорят государству, как вести себя или какие меры принять, 91 они просто говорят, сколько будет стоить нарушение.Кроме того, эмпирические исследования показывают, что они соблюдаются чаще, в среднем в два-три раза чаще, чем другие средства. 92 Но, хотя это справедливо для обычных компенсационных присуждений, неясно, в какой степени это верно для штрафных убытков: «Присуждение штрафных или примерных убытков делает предупредительную функцию возмещения более важной и выраженной, чем это было бы, если бы деньги суждения были ограничены возмещением убытков». 94 Во многих случаях штрафные санкции «содержат элементы компенсации, а также сдерживания и наказания». 95 Дина Шелтон, например, приводит дела, в которых присужденная денежная компенсация выходит за рамки реального ущерба, понесенного истцом (например, серьезный проступок, причинивший небольшие материальные измеряется только на уровне компенсационной премии.

Аргумент о том, что штрафные санкции могут быть эффективным средством изменения поведения государства, вытекает из исследований, проведенных в двух областях: экономический анализ права и поведенческая экономика.Первая предполагает, что если государства ведут себя как рациональные акторы, то они будут рационально добиваться своих целей. Это означает, что если на поведение состояния накладываются внешние ограничения, состояния будут корректироваться соответствующим образом. В этом контексте возмещение ущерба может выступать в качестве стимула для государств не участвовать в нарушениях прав человека: «Угроза привлечения к ответственности побуждает государство учитывать убытки потерпевших в своих решениях о том, заниматься ли и как заниматься определенной деятельностью. ‘ 96 Государство эффективно проводит анализ затрат и результатов, решая прекратить свое поведение, потому что продолжать его было бы слишком дорого.Тем не менее, эта линия рассуждений требует, чтобы налагаемые убытки были достаточно высокими, чтобы государство могло интернализировать требуемое поведение.

Однако практика назначения «цены» за нарушение прав человека может быть проблематичной, поскольку может оказать неожиданное отрицательное воздействие на нарушителей. Экономисты-бихевиористы, показавшие, что у людей есть когнитивные предубеждения и лишь ограниченная сила воли, отмечают, что, когда к нарушениям прилагается «штраф», рациональные действующие лица могут воспринимать это как способ откупиться от своих проступков. 97 В принципе, штраф должен уменьшить нарушения. Однако эмпирические данные свидетельствуют о том, что штраф «освобождает акторов от беспокойства по поводу общественного неодобрения» или «социального дискомфорта», которые они могли испытывать при нарушении нормы. 98 По сути, штраф изменяет восприятие субъектами характера обязательства. В известном эксперименте Ури Гнизи и Альдо Рустичини было показано, что родители, которые опаздывают забрать своих детей из детского сада, чувствуют себя виноватыми за свои действия. 99 Но когда к их опозданиям прилагается штраф, фактор вины снимается, и родители, скорее всего, будут еще более опаздывать, забирая своих детей. Введение штрафа «не только уменьшает неодобрение за опоздание, но и родители больше не считают опоздание заслуживающим порицания». Более того, «установление цены сообщает, что товар «опоздания» теперь можно купить». 100

Если мы переведем это в контекст прав человека, действие по монетизации нарушения может дать «потенциальным нарушителям норм возможность освободиться от следования социальной норме, заставив их платить за нарушение нормы». 101 Платя за нарушение, штаты освобождаются от дискомфорта или неодобрения, которые вызывает их первоначальное поведение. Если одно и то же нарушение неоднократно приводит к одной и той же цене (как может требовать правовая определенность и принцип справедливости), это восприятие может усилиться. В этом отношении процесс определения цены прав приводит к тому, что государства получают возможность эффективно расплачиваться за свои правонарушения. 102 Таким образом, государство может быть «готово нарушить социальную норму, купив прерогативу сделать это». 103

Если возмещение ущерба должно служить стимулом для изменения поведения государства, то оно должно учитывать как рациональные, так и иррациональные аспекты поведения государства. В то время как экономический анализ права «прослеживает стимулирующие эффекты штрафных санкций для потенциальных правонарушителей, исходя из предположения, что они преследуют свою материальную выгоду», экономисты-бихевиористы сосредотачиваются на том, как акторы реагируют на практике. 104 В этом контексте, например, Теодор Айзенберг и Кристоф Энгель показали, что, в зависимости от суммы убытков, акторы могут быть сдерживаемы в зависимости от того, насколько неопределенна угроза санкции и выше ее суровость, если бы они были подвергнуты санкциям в прошлое. 105 Недостаточно возложить большие убытки, ожидая, что штаты проведут прямой анализ затрат и выгод. Скорее, в игру вступают как неопределенность, так и серьезность ущерба, а также предыдущий опыт игроков. Поведенческие экономисты также рассматривают, как выражаются нормы. Как утверждает Роберт Кутер, карательные, а не отягчающие меры возмещения ущерба являются успешными, потому что они «позволяют [] судьям… выражать праведный гнев посредством слов и наказаний. Выражение эмоций судом свидетельствует о силе его приверженности рассматриваемому закону.Восприятие этого обязательства формирует ожидания граждан [например, государств] и меняет их поведение». 106

Таким образом, выразительная сила судебного решения также имеет решающее значение. 107 В своих решениях суды дают четкие сигналы государству-нарушителю, что они не одобряют его поведение. В то время как теоретически утверждается, что «судебное выражение само по себе может влиять на поведение существующих спорщиков и будущих потенциальных спорщиков», 108 эмпирические эксперименты показывают, что когда штраф формулируется карательно (как наказание) и публично это будет действовать скорее как эффективное средство сдерживания. 109 Когда сумма ущерба интерпретируется как «наказание» или «санкция», государства с меньшей вероятностью нарушают правила. Поскольку наказание выражается публично, дополнительный элемент публичности дает четкое представление участникам и наблюдателям о том, какой тип поведения является нежелательным или аморальным. «Угроза более публичного взыскания штрафа может стать более мощным стимулом для кооперативного поведения». 110

Если, как утверждают некоторые судьи ЕСПЧ, возмещение ущерба должно быть направлено на то, чтобы побудить государства изменить свое поведение и, таким образом, служить цели сдерживания, вопрос заключается в том, принял ли Суд уже этот подход и действует ли в настоящее время статья 41. используется в качестве потенциального сдерживающего фактора: «Всякий раз, когда формулируется цель нормы, возникает потребность в социальном анализе, чтобы проверить, будет ли эта цель достигнута в действительности. 111 Объединяя уроки экономического анализа права и экономистов-бихевиористов, можно выделить три элемента, которым компенсация ущерба должна соответствовать, чтобы иметь сдерживающий эффект: (i) высокая стоимость; (ii) непредсказуемость и (iii) возмездие. Опираясь на эмпирические исследования, следующие три раздела посвящены каждому из них по очереди. Они показывают не только то, что действующая практика ЕСПЧ не соответствует всем трем аспектам, но и то, что препятствия могут помешать принятию штрафных санкций в будущем.

4 Экономический и поведенческий анализ текущего подхода ЕСПЧ к возмещению ущерба

A Прозрачность, повышенная ценность и индивидуализация

С точки зрения экономического анализа права возмещение убытков можно рассматривать как инструмент, который может обеспечить поведенческие стимулы для изменения государствами своих действий. Угроза привлечения к ответственности побуждает акторов (государства) учитывать потенциальные потери в своих решениях и переоценивать, как часто они должны заниматься такой деятельностью и какие меры они должны принимать для предотвращения таких событий в будущем.Повышение осторожности и принятие мер по предотвращению нарушений может снизить вероятность будущих нарушений и, таким образом, значительно уменьшить потери участников в долгосрочной перспективе. Тем не менее, такой анализ затрат и выгод работает только в том случае, если затраты на погашение продолжающихся, повторяющихся нарушений настолько высоки, что они перевешивают (по крайней мере, в долгосрочной перспективе) затраты на принятие превентивных мер. Таким образом, ущерб должен быть «достаточно высоким, чтобы сделать должную осторожность [то есть принятие превентивных мер]… более привлекательной, чем применение более низкого уровня осторожности». 112 По сути, экономическая линия рассуждений подразумевает, что ущерб должен быть достаточно высоким, чтобы нарушитель серьезно задумался о том, не будет ли другое, ненасильственное поведение более рентабельным.

Подход ЕСПЧ к установлению возмещения ущерба, особенно морального вреда, использует другой подход. Как установили английские суды, компенсация в ЕСПЧ «невелика» по сравнению с английскими деликтными стандартами, 113 , и в целом суммы чрезвычайно малы и часто просто «символичны». 114 Даже в самых серьезных случаях суммы компенсации обычно скромные – например, 20 000 евро за пытки и около 50 000 евро за исчезновение близкого человека. 115 Рисунок 2 содержит все нематериальные компенсации, вынесенные за последние 13 лет за нарушения статьи 3 (пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение) и статьи 5 (произвольное задержание). 116 Это ясно показывает, что суммы убытков невелики: 74,5 процента всех заявителей по статье 3 получают компенсацию ниже 10 000 евро, а 94 процентам.8% жертв получают компенсацию ниже 20 000 евро. За нарушение статьи 5 80,7% потерпевших получают менее 5 000 евро, а 94,8% потерпевших получают менее 10 000 евро.

Рисунок 2:

Справедливая компенсация за пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и содержание под стражей

Рисунок 2:

Справедливая компенсация за пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и содержание под стражей

Эти довольно «небольшие» суммы проблематичны с двух точек зрения.В контексте определения соответствующей суммы экономисты подчеркивают, что суд должен учитывать вероятность привлечения нарушителя к ответственности. Жертвы нарушений прав человека сталкиваются с многочисленными препятствиями, прежде чем попасть в ЕСПЧ. Они должны исчерпать все внутренние средства правовой защиты; если их дело будет признано приемлемым, они должны показать, что именно государство совершило нарушение активным или пассивным поведением, 117 , после чего им придется ждать много лет, прежде чем их дело будет рассмотрено и вынесено решение, все без уверенности, что их дело будет успешным. 118 Жертвы могут счесть слишком дорогим подачу иска и преследование нарушителя на различных этапах процесса, особенно при сравнении затрат с ожидаемым результатом процесса. Таким образом, они могут страдать от так называемой «рациональной апатии». 119 В то же время государство-нарушитель может предложить компенсацию жертве, чтобы предотвратить передачу дела в суд или впоследствии, чтобы предотвратить вынесение окончательного решения. 120

Все эти элементы способствуют тому, что признание нарушения любым судом, включая ЕСПЧ, является неопределенным.Нарушитель принимает это во внимание и может быть готов «поиграть», что из-за любого из этих препятствий обнаружение нарушения маловероятно. Высокие повреждения могут улучшить эту ситуацию. 121 Они могут служить «стимулом для жертв, которым причинен тяжкий вред личному достоинству», преследовать правонарушителей независимо от того, насколько трудным может быть путь. 122 Чем неопределеннее исход, тем выше должны быть убытки, если жертва должна быть достаточно мотивирована и если потенциальные правонарушители должны быть отговорены от имитации противоправного поведения: «Коэффициент, на который следует умножать компенсационные убытки, является взаимным. вероятность привлечения к ответственности. 123 Таким образом, если вероятность обнаружения нарушения составляет 50%, то убытки «должны быть удвоены, чтобы обеспечить правильные стимулы». 124

Но малозначительные решения, вынесенные ЕСПЧ, не учитывают сложный путь, с которым заявитель сталкивается, пытаясь добиться нарушения. Это позволяет государствам с большей готовностью идти на риск быть привлеченными к суду, особенно когда существует особая социальная выгода (или польза) от нарушения ЕКПЧ. Примером может служить дело Ильгара Мамедова.Оппозиционный политик в Азербайджане, который считался вероятным кандидатом на президентских выборах 2013 года, был арестован, предан суду и приговорен в результате действия, которое «многие считают политически мотивированным». 125 Хотя ЕСПЧ признал нарушение статей 5, 6 и 18 Конвенции и присудил компенсацию в размере 20 000 евро, которая была незамедлительно выплачена, Мамедов остался в тюрьме. Справедливая компенсация, которая, следует отметить, была установлена ​​на очень высоком уровне за нарушения статьи 5, 126 , таким образом, не имела сдерживающего эффекта, и тюремное заключение Мамедова явно принесло Азербайджану большую пользу, чем присужденная компенсация. Поэтому экономисты утверждают, что ущерб «должен быть настолько высок, что он удерживает даже [нарушителя], который [пользуется] этими неприемлемыми выгодами». 127

Присужденные «невеликодушные» суммы также проблематичны с точки зрения того, как они оценивают страдания жертвы. Часть использования возмещения ущерба в качестве сдерживающего фактора также требует, чтобы ЕСПЧ правильно оценил, насколько сильно пострадала жертва: «Если существует риск того, что возмещаемый ущерб не соответствует истинным потерям жертвы, [нарушитель] не получает адекватного поведенческого стимулы.’ 128 Таким образом, чтобы мотивировать нарушителя изменить свое поведение, награды должны быть сосредоточены на жертве и понесенных потерях или вреде. Тем не менее, судьи Суда открыто признают, что им сложно оценить страдания потерпевших, особенно в контексте возмещения морального вреда. Во многих случаях они «признают, что в целом может быть сомнительным, можно ли исправить нарушения прав человека с помощью денег» и что трудно или невозможно «выразить в денежном эквиваленте боль от потери сына». 129 В интервью они признают, что у них нет опыта в этом отношении, и утверждают, что им легче оценить ущерб, исходя из поддающихся количественному определению элементов (особенно продолжительности нарушения), что позволяет проводить сравнения между случаями. 130 В этом контексте эмпирические результаты показывают, что такие переменные, как оценка потерпевшими ущерба, их особые обстоятельства или уязвимость, а также перенесенные страдания, похоже, не имеют отношения к окончательному решению. 131

Вместо этого статистический анализ показал, что именно государство-ответчик (и связанные с ним переменные) оказывает значительное влияние на решения, присуждаемые Судом. Представляется, что ущерб лучше коррелирует с государством-респондентом и уровнем его экономического развития. 132 Суд утверждает, что компенсируя ущерб государству, он стремится обеспечить равную покупательную способность жертв, но почти исключительное внимание к государству, которое раскрывается в эмпирических исследованиях, выходит за рамки этого. 133 Мои результаты показывают, что предыдущая запись штата о нарушениях также играет роль. В этом контексте, согласно статье 5, предварительный анализ показывает, что государства платят на 10-20 евро меньше за каждый дополнительный случай, в котором было обнаружено нарушение статьи 5. 134 Как отмечают другие ученые, в делах с несколькими заявителями компенсация каждой жертве ниже, чем если бы они фигурировали в иске с одним заявителем. 135 Эти результаты предполагают, что чем больше государство нарушает определенное право, тем меньше оно платит за это нарушение.Отвечая на вопрос об этой тенденции к уменьшению вознаграждения, судьи признают, что результаты могут быть связаны с их опасениями по поводу соблюдения требований, с которыми они сталкиваются при принятии решений. 136 Когда государства ссылаются на экономический кризис как на фактор, влияющий на их платежеспособность, это учитывается в подходе ЕСПЧ к делам. 137 Судьи также допускают, например, что претензии Украины об ограниченности ресурсов (из-за войны, которую она вела на западе) могли быть учтены при назначении Судом более низких компенсаций. 138 В ряде дел, связанных с неисполнением решений украинских судов, компенсация лицам, ожидающим исполнения, была уменьшена с первоначальных 5000 евро за моральный вред (в 1999 году) до 2500 евро в Иванов опытным решением (в 2008 г.) и затем до €2000 в Пысарский (в 2013 г.). Хотя изначально Суд проводил тщательные различия между потерпевшими, ожидающими исполнения в течение трех лет и старше (1500 и 3000 евро соответственно), это различие постепенно было устранено, 139 , а с 2013 года заявителям выплачивались 2000 евро независимо от количество времени, в течение которого они ждали исполнения решений, причем некоторые ждали более 10 лет. 140 Кроме того, компенсации, которые первоначально присуждались только за моральный вред, теперь предназначались для покрытия как материального, так и морального вреда, независимо от финансового ущерба, понесенного заявителем.

История на этом не заканчивается. В 2015 году и в свете тысяч нерассмотренных в ЕСПЧ дел о неисполнении решений Суд признал, что украинское правительство может избежать дальнейших исков, выплатив заявителям только 1000 евро в качестве компенсации морального вреда вместе с обязательством для исполнения внутренних судебных решений. 141 Таким образом, с 1999 по 2015 год «цена» за неисполнение национальных судебных решений снизилась с 5000 евро до 20 процентов от этой суммы. Даже после того, как Украина пообещала потерпевшим выплатить им уменьшенные суммы и привести в исполнение невыполненные судебные решения, заявители жаловались, что их обещания остались невыполненными. 142 Несмотря на снижение финансовой нагрузки на Украину, первоначальная структурная проблема осталась нерешенной.

Подобные решения говорят об озабоченности ЕСПЧ способностью и желанием государства выполнять его решения. 143 Но с точки зрения экономического анализа подход Суда полностью противоречит здравому смыслу, поскольку можно было бы ожидать, что непокорное поведение будет обходиться все дороже и дороже. Вместо этого подход Суда удешевляет нарушения и переворачивает анализ затрат и выгод с ног на голову. Более того, с точки зрения поведенческой экономики, это подкрепляет идею о том, что награда является «ценой» за непокорное поведение и практически не поощряет государства к изменению своего поведения. Государства платят за задержку, но затем продолжают свои действия без каких-либо изменений. 29 000 дел типа Иванов , которые Суд получил в период с 1999 по 2017 год, показывают, как средства правовой защиты, принятые Судом, не смогли побудить Украину изменить свое поведение. Фактически, завалив Суд делами, порожденными нерешенными структурными проблемами, Украина, похоже, сумела получить «скидку на количество» за свое поведение. Это решение скорректировать или эффективно снизить ущерб, чтобы облегчить соблюдение государствами требований, не имело сдерживающего эффекта, а вместо этого, похоже, привело к потенциальному краху системы.В 2017 году в деле Бурмыч против Украины , когда в Суде снова встал вопрос о делах типа Иванов , Большая палата фактически отказалась от попыток стимулировать Украину выполнять свои решения. Суд отклонил все оставшиеся 12 148 дел типа Иванова , а также любые будущие дела 144 и направил их в Департамент исполнения наказаний Совета Европы. Аргумент Суда заключался в том, что он сделал все, что мог, и теперь Департамент исполнения наказаний должен был найти решение для исполнения его решений. 145

Первое требование о возмещении ущерба в качестве сдерживающего фактора требует, чтобы присуждения были индивидуализированы, чтобы были признаны потери и страдания жертвы и чтобы была признана низкая вероятность успеха в суде. Тем не менее, ЕСПЧ фокусируется не на жертве, а скорее на государстве и его способности выполнить решение. Как выразились несогласные в деле Бурмыч , решение большинства объединить все 12 148 заявлений без «оценки каждого из дел в отдельности» противоречит идее системы Конвенции как системы «индивидуального правосудия». 146 Согласно ЕСПЧ, каждый потерпевший имеет право на решение его дела после индивидуального судебного рассмотрения его единственного заявления и тщательного изучения материалов его дела. Однако Суд обходит этот факт. Хотя подход Суда в деле Бурмыч кажется нелогичным с точки зрения экономического анализа закона, уменьшение штрафов от случая к случаю, возможно, само по себе неудивительно. Психологи показывают, что наша реакция на большое количество случаев (например, большие человеческие жертвы, массовые зверства или нарушения) отличается от того, когда мы имеем дело с одним случаем.Сасскинд и его коллеги считают, что «отдельный человек, в отличие от группы, рассматривается как психологически связная единица. Это приводит к более обширной обработке информации и более сильным впечатлениям об отдельных людях, чем о группах». 147 Люди испытывают больше страданий и сочувствия, «думая об одной идентифицированной жертве, чем о группе жертв». 148 Есть новизна и непосредственность с одной-единственной жертвой. 149 Когда «нарушение становится статистикой (как это обязательно происходит, когда вы имеете дело с 29 000 подобных дел о неисполнении внутренних судебных решений), это приводит к психологическому онемению: «[Повторение] в конечном итоге притупляет моральное воображение. 150 Благотворительные организации получают меньше пожертвований на двоих голодающих детей, чем на одного, и даже меньше, если проблема представлена ​​в статистическом выражении. 151 Люди менее склонны помогать неопознанным статистическим жертвам, чем идентифицированным. 152 По сути, чем больше число, тем более размыты наше представление о каждой отдельной жертве и внимание к ней. 153 Когда люди по делам, которые рассматривает Суд, становятся неустановленными статистическими потерпевшими, то это «приводит к апатии и бездействию». 154 Таким образом, раскрыта первая проблема подхода Суда.

B Предсказуемость суммы ущерба

Экономисты-бихевиористы обнаружили, что непредсказуемый ущерб имеет лучший сдерживающий эффект, чем полностью предсказуемый (или определенный) ущерб. Рассматривая проблему как с точки зрения уголовного права (в отношении вынесения приговора), так и с точки зрения деликтного права (в отношении возмещения ущерба), эти экономисты экспериментировали с неопределенностью и определенностью санкций и показали, что отсутствие предсказуемости повышает эффективность правовые нормы. Используя идеи поведенческой экономики и простой эксперимент, Том Бейкер, Алон Харел и Тамар Куглер обнаружили, что, когда людям с уверенностью говорят, какими будут их санкции (или сколько они будут платить за конкретное нарушение), сдерживающий эффект первичная норма снижена. 155 В ходе эксперимента величина санкции менялась, и в каждом пункте участники должны были решить, нарушать ли норму или подчиняться ей. Авторы обнаружили, что чем больше неопределенность в отношении размера штрафа, тем менее вероятно, что участники нарушат норму и, таким образом, приведут к применению санкции.Выводы, сделанные из этого эксперимента, заключались в том, что, по крайней мере, в контексте деликтного права 156 такие результаты предполагают, что усилия по реформе, направленные на повышение предсказуемости неэкономических и штрафных убытков, могут уменьшить сдерживающий эффект закона. Статья Бейкера, Харела и Куглера, написанная в то время, когда в США обсуждалась деликтная реформа, в итоге отклонила предложения о том, что следует установить верхний предел деликтных убытков и тем самым сделать их более определенными. Снижение неопределенности в результате такой реформы может «значительно увеличить ожидаемую потерю сдерживания». 157 Таким образом, был сделан вывод, что отсутствие предсказуемости, по-видимому, является ключевым компонентом эффективной сети средств правовой защиты.

Текущая практика ЕСПЧ в отношении возмещения ущерба является секретной. Как представляется, не существует четких принципов относительно того, когда следует присуждать возмещение убытков и как их следует измерять. Тем не менее, при определении суммы морального вреда ЕСПЧ установил набор внутренних «шкал на принципах справедливости… для того, чтобы прийти к эквивалентным результатам в аналогичных случаях». 158 Они были разработаны «после нескольких лет изучения» причин задержек по вине сторон в соответствии с итальянскими процессуальными нормами, что привело к нарушению статьи 6 о продолжительности разбирательства. Шкалы существуют в основном для «повторяющихся» или «клонированных» дел или даже для «пилотных решений» и остаются неопубликованными. 159 Некоторые авторы утверждают, что такая непрозрачность связана с тем, что Суд обеспокоен тем, чтобы не возникло новых судебных разбирательств, но сами судьи признают, что отсутствие ясности сохраняет их усмотрение в контексте статьи 41. 160

Таким образом, на первый взгляд, возмещение ущерба в ЕСПЧ кажется неопределенным. Между тем данные эмпирического анализа показывают совершенно иную картину. Рисунок 2 ясно показывает, что существует очень мало различий в количествах. В общей сложности 74,5% всех заявителей по статье 3 получают компенсацию менее 10 000 евро, а у 94,8% потерпевших сумма составляет менее 20 000 евро. Что касается заявителей по статье 5, то 80,7% потерпевших получают менее 5000 евро и 94.8% получают менее 10 000 евро. Последовательность подхода Суда такова, что из 1128 заявителей, чьи права, предусмотренные статьей 3, были признаны нарушенными за последние 13 лет, только один выделяется как явное исключение: дело о множественных случаях пыток, которые в исключительных случаях привели к жертва 105 000 евро. Даже если Суд обладает свободой усмотрения, когда речь идет о присуждении компенсации за ущерб, похоже, что он предпочитает осуществлять ее последовательным и предсказуемым образом.

На самом деле судьи признают, что те государства, которые часто предстают перед ЕСПЧ (например, системные нарушения), возможно, видели таблицы и могли даже точно знать диапазон, в пределах которого Суд почти наверняка будет устанавливать суммы ущерба. 161 Те, кто работал в Суде, говорят о необходимости прозрачности и стандартизации – объективной основы, на которой происходит расчет убытков. 162 Тем не менее, в отсутствие общего обзора прецедентного права и внутреннего статистического анализа они не видят, насколько интуитивно понятны суммы ущерба. На самом деле подход Суда к расчету ущерба настолько последователен, что судьи принимают во внимание годы или дни лишения свободы (например, по статье 5), а не учитывают, было ли лицо особенно уязвимым. 163 Эта необходимость прибегать только к объективным, поддающимся количественной оценке факторам при определении ущерба означает, что чаще всего частые нарушители хорошо осведомлены о «цене», которую повлечет за собой их нарушение, даже если точный способ, которым сумма будет быть вычислено, остается неизвестным. 164

То, что государства знают о сумме убытков, а также их предыдущий опыт перед ЕСПЧ важны, потому что не теоретическая угроза убытков, а, скорее, фактический (предыдущий) индивидуальный опыт государств с санкциями, который влияет на их будущее поведение. 165 Поскольку текущий подход Суда предусматривает низкие и предсказуемые суммы ущерба, штаты могут планировать стоимость своих нарушений. Интригующим примером такого поведения является Россия, которая является одним из самых злостных системных нарушителей ЕКПЧ (вместе с Турцией, Румынией и Украиной). Российское законодательство прямо требует, чтобы годовой бюджет страны содержал часть, предназначенную для погашения нарушений ЕКПЧ. 166 В период с 2010 по 2016 год сумма, «зарезервированная» для компенсации ЕСПЧ, увеличилась со 114 миллионов рублей (1 доллар США.7 миллионов) до 500 миллионов рублей (7,6 миллиона долларов США). 167 В то же время мало что было сделано для устранения источника или глубинных причин этих нарушений (особенно поведения национальных властей в контексте статей 2 и 3). Хотя составление бюджета компенсации ЕСПЧ не обязательно означает, что Россия заранее «планирует» свои нарушения, это ясно указывает на своего рода расчет того, во сколько обойдутся нарушения ЕСПЧ в данном году. Россия может знать о делах, которые проходят через конвейер Суда, но вместо того, чтобы вкладывать деньги в решение системных проблем и нарушений (или в предоставление альтернативных средств правовой защиты дома, как это делает Италия), Россия вкладывает деньги в компенсацию нарушений прав человека. . 168 Таким образом, кажется, что предсказуемость ущерба ЕСПЧ, по-видимому, позволяет частым нарушителям планировать стоимость своих нарушений, мало делая для решения основных проблем в своей правовой системе.

Суд утверждает, что его награды призваны работать как «серьезное и эффективное средство сдерживания», особенно в отношении систематических и повторных нарушителей. 169 Тем не менее, российский пример ясно указывает на то, что нынешний подход Суда может позволять (или позволять) государствам рассматривать компенсацию как «цену», которую необходимо заплатить за нарушение, и в то же время бездействовать как стимул для государств изменить свое поведение. Таким образом, нынешняя процедура возмещения убытков в соответствии с ЕКПЧ не оказывает сдерживающего воздействия на поведение государств.

C Возмездие и огласка как неотъемлемый элемент штрафных санкций

Третий элемент, необходимый для возмещения убытков, чтобы иметь сдерживающий эффект, заключается в том, что они должны быть сформулированы карательно и публично. В этом контексте эксперименты показали, что если финансовая сумма представляется в качестве наказания, угроза такой карательной санкции, скорее всего, произведет желаемое влияние на поведение. 170 Напротив, когда суммы интерпретируются как выполняющие компенсаторную функцию (т. оказались неэффективными сдерживающими факторами. Именно выразительная функция обозначения штрафа как «наказания» или «санкции» означает, что люди с меньшей вероятностью нарушат правила. В проведенных экспериментах люди с меньшей вероятностью опаздывают, если к их поведению прилагается «наказание».

Исследования также выявили больший поведенческий эффект штрафов, когда они взимались публично (или находились под угрозой публичного взыскания). 171 Элемент публичности содержит четкое сообщение участникам и наблюдателям о том, какой тип поведения является нежелательным или аморальным. В экспериментах, когда наказание грозило публичным наложением, лица приходили на собрание значительно раньше, чем это было в контрольных группах. Таким образом, «может показаться, что угроза более публичного взыскания штрафа может действовать как более мощный стимул для кооперативного поведения». 172 Именно кумулятивный эффект обеих переменных – карательного оформления штрафа и его публичного взыскания/наложения – оказывает наиболее эффективное воздействие на участников. 173 Таким образом, помимо высокой стоимости и непредсказуемости суммы ущерба, крайне важно, чтобы штраф оформлялся как санкция и чтобы он применялся публично.

ЕСПЧ прямо отвергает позицию о том, что возмещение ущерба является (или должно быть) карательным. Практические указания от марта 2007 г. и января 2016 г. гласят, что:

цель присуждения Судом суммы ущерба состоит в том, чтобы компенсировать заявителю фактически вредные последствия нарушения.Он не предназначен для наказания ответственной Договаривающейся стороны. Поэтому Суд до сих пор считал неуместным принимать требования о возмещении ущерба с такими ярлыками, как «карательные», «при отягчающих обстоятельствах» или «примерные». 174

Таким образом, в Практических инструкциях четко указано, что Суд «до сих пор» не отклонялся от общего международного права, где штрафные убытки были прямо отклонены. 175 В каждом случае Суд последовательно и недвусмысленно отклонял просьбы истцов о возмещении убытков в порядке приведения в исполнение, при отягчающих обстоятельствах или штрафных санкций, 176 в том числе, когда такие просьбы были сделаны специально, чтобы «отражать особый характер нарушений, от которых пострадали [заявители] и служить сдерживающим фактором в отношении нарушений аналогичного характера со стороны государства-ответчика». 177 В деле Varnava and Others v. быть фактически понесенными в связи с прошлыми нарушениями Конвенции». 178

Несмотря на этот четкий и последовательный отказ от штрафных санкций, как в научных, так и в судебных кругах все чаще звучат голоса, утверждающие, что ЕСПЧ – как система 179 lex specialis – допускает таких убытков, поскольку он в первую очередь не функционирует как механизм разрешения межгосударственных споров. 180 Утверждается, что акцент на индивидуальных исках позволяет Суду отойти от традиционного международного права и изменить свой подход к назначению штрафных санкций, особенно в случаях грубых нарушений прав человека; длительное преднамеренное невыполнение постановления Суда и серьезное ущемление прав человека заявителя, особенно тех, которые ограничивают его или ее доступ к Суду. 181 В этом контексте некоторые настаивают на том, что сдвиг уже произошел и что Суд «уже изменил свой курс и применяет штрафные санкции, хотя и довольно косвенно». 182 Судья Пинто де Альбукерке (вместе с ван Аакеном), например, утверждает, что Практические инструкции «больше не актуальны». 183 Он идет дальше и описывает семь способов, которыми суд косвенно применяет штрафные санкции. 184 Точно так же Шелтон утверждает, что «похоже, что наблюдается некоторый сдвиг в сторону рассмотрения присуждаемых в качестве наказания и при отягчающих обстоятельствах убытков, если не штрафных мер». 185 Она опирается на те же аргументы, что и Пинто де Альбукерке, а также на отдельные мнения других судей, в которых они прямо ссылаются на решения в определенных случаях как на карательные меры. 186 Таким образом, предложение состоит в том, что суд разрешил при отягчающих обстоятельствах, примерный или даже штрафные убытки. В следующих разделах я исследую два часто цитируемых примера, в которых утверждается, что такие убытки налагаются имплицитно.

1 Ящики, о потерях которых не сообщается

Первая ситуация касается дел, в которых заявители не предъявляют требований о компенсации. В своих Практических указаниях ЕСПЧ прямо указывает, что заявитель «должен предъявить конкретное требование» для получения справедливой компенсации.Если заявитель не выполняет требование и не предъявляет требования, «Суд считает, что нет необходимости присуждать ему какую-либо сумму в связи с этим». 187 Такой подход соответствует «неотъемлемой цели» компенсации «поставить потерпевшего в положение, в котором он или она оказались бы, если бы нарушение не было установлено». В соответствии с компенсационной моделью, когда пострадавшая сторона «даже не утверждает, что понесла какой-либо ущерб», Суд не должен присуждать возмещения ущерба. 188 В соответствии с принципом (« ne ultra petitum rule»), потерпевшие, не требующие компенсации, не получат возмещения ущерба. 189 По словам IACtHR, «возмещение ущерба не должно делать жертв или их правопреемников ни богаче, ни беднее». 190

Тем не менее, как отмечают ученые, ЕСПЧ присуждал компенсацию в некоторых случаях, когда заявитель не требовал компенсации или не подавал иск в установленные сроки. 191 Самым последним из этих дел было Нагметов , в котором сын заявительницы был убит сотрудниками милиции с применением огнестрельного оружия во время акции протеста. 192 Суд установил двойное нарушение статьи 2 ЕКПЧ. В частности, Суд постановил, что, помимо существенного нарушения статьи 2 (незаконное и чрезмерное применение смертоносной силы), в расследовании были многочисленные недостатки и что Россия не предоставила никакой компенсации за убийство в течение девяти лет, которые прошло после событий.Заявитель, однако, не подал ходатайство в соответствии со статьей 41 в установленный срок, и возник вопрос, может ли Суд присудить заявителю какой-либо ущерб. Ссылаясь на предыдущие дела, в которых «Суд в порядке исключения счел справедливым присудить компенсацию в отношении морального вреда, даже если такого требования не поступало», Палата приняла решение о присуждении компенсации. 193

Затем дело было направлено в Большую палату, чтобы прояснить практику Суда, учитывая, что разные отделы Суда использовали разные подходы к этим делам. 194 Большая Палата утверждала, что руководящим принципом Суда была справедливость, но что он также обладал «некоторой гибкостью» в отношении морального вреда. В совокупности эти принципы требовали от него «объективного рассмотрения того, что является справедливым, справедливым и разумным», включая не только позицию заявителя, но и общий контекст, в котором произошло нарушение. Это означало, что судьи могли действовать по своему усмотрению в исключительных обстоятельствах, когда тяжесть нарушения и его последствия для заявителя были таковы, что адекватное возмещение было недоступно или реституция в integrum была невозможна.Так как эти элементы были выполнены в Нагметов , то и награда была сделана уместно. 195

В своей статье судья Пинто де Альбукерке (вместе с ван Аакеном) предполагает, что, «[когда] Суд присуждает компенсацию в размере, превышающем предполагаемый ущерб, или даже независимо от любого утверждения об ущербе, природа справедливого удовлетворения больше не является компенсационным, но мы считаем его карательным, поскольку оно превышает заявленную сумму; т. е. вред, причиненный потерпевшему». 196 В своей книге под названием Средства правовой защиты в Законе о правах человека Шелтон приводит тот же аргумент. 197 Но, глядя на решение, награда явно не оформлена карательно. В центре внимания Суда находится непосредственно заявитель и то, как на него повлияло нарушение: «В данном деле моральный вред имел место в связи с моральными страданиями и страданиями, понесенными заявителем в связи с незаконное и необоснованное применение огнестрельного оружия со смертельным исходом против его сына и неполное расследование этого дела». 198 В других делах, в которых Суд применяет аналогичный подход, он также утверждает, что «заявитель должен был пострадать» 199 или что «простое установление нарушения» не может « компенсировать » «страдание и разочарование». в результате процессуального нарушения статьи 3′. 200 Из этих заявлений становится ясно, что Суд пытается приписать страдания жертве, шаг, который, кажется, стремится вписаться в компенсационную модель.

ЕСПЧ признает, что «абсолютный характер права» и «основополагающий характер» права должны играть роль при присуждении компенсации морального вреда. 201 Большинство решений, в которых Суд присуждает возмещение ущерба без заявленного ущерба, касается статей 2 и 3 (право на жизнь и право не подвергаться пыткам). 202 В этом отношении исключение, по-видимому, применяется только в тех обстоятельствах, когда ученые утверждают, что штрафные санкции уместны и должны быть присуждены грубых нарушений прав человека. Таким образом, можно утверждать, что Суд сосредоточен на защите рассматриваемого права и рассматривает его абсолютный характер и фундаментальный характер, а также важность защищаемых им интересов (включая «человеческое достоинство»).Поскольку заявитель не «устанавливал цену» справа, именно Суд считает себя обязанным сделать это. В этом отношении Суд может выйти за рамки «компенсационной» цели и подтвердить важность нарушенного права, но, тем не менее, он далек от наложения штрафных санкций. Если бы ущерб был карательным (или при отягчающих обстоятельствах), они попытались бы сформулировать ущерб со ссылкой на правонарушителя, государство-нарушитель. Однако, глядя на формулировку решений Суда, кажется, что Суд не сосредоточен на поведении государства или на его преднамеренном или потенциально жестоком поведении.Нет упоминания о том, что награда может носить карательный характер, и даже несогласные судьи не предполагают, что награда предназначена для наказания государства. 203 Вместо этого термин «компенсация» встречается бесчисленное количество раз в постановлении Нагметова , включая ссылку на решение Палаты в исключительном порядке « присудить компенсацию в отношении морального вреда». 204

Даже если мы согласимся с оценкой судьи Пинто де Альбукерке о том, что признание Судом штрафных убытков в этом отношении было имплицитным и что «основная цель этого средства правовой защиты [в деле Нагметова ], следовательно, заключается в государству-правонарушителе и предотвратить повторение той же модели противоправных действий или бездействия со стороны государства-ответчика и других Договаривающихся сторон Конвенции», ясно, что нынешняя практика Суда не соответствует всем трем элементам, которые необходимы для того, чтобы Нагметов — Средство защиты от повреждений типа . 205 Сумма присужденной компенсации (50 000 евро) соответствует другим аналогичным суммам компенсации за нарушение статьи 2. 206 Она сформулирована «компенсационным» языком. Наконец, это также вполне предсказуемо: «Большую палату просили сделать в контексте этого обращения, так это разрешить правовую неопределенность в результате развития расхождения в прецедентном праве по вопросу о справедливой компенсации, изложенном выше (в связи с чем некоторые палаты присуждают справедливую компенсацию в отношении одних государств в отсутствие иска, в то время как другие, в делах, касающихся других государств, не делают этого). 207 Поскольку Большая палата вынесла решение по этому вопросу, чтобы прояснить подход Суда, и создала прецедент для всех будущих дел, в которых не предъявляется требований о возмещении ущерба, она, наконец, устранила последний элемент – непредсказуемость – который потенциально могли позволить предыдущим решениям оказать сдерживающее воздействие. 208

2 Межгосударственное дело: Кипр против Турции

Межгосударственное дело, Кипр против Турции , является вторым делом, в котором, как считается, Суд имплицитно присудил штрафные санкции.Первоначальный приговор, вынесенный в 2001 г., выявил 14 нарушений в связи с ситуацией в северной части Кипра (военная интервенция Турции в июле и августе 1974 г.). К ним относятся нарушение права собственности и семейной жизни в отношении домов и недвижимого имущества перемещенных киприотов-греков; нарушение запрета на унижающее достоинство обращение в отношении условий жизни киприотов-греков в районе Карпас в северной части Кипра и нарушение права на жизнь в отношении пропавших без вести киприотов-греков и их родственников.С 2001 по 2012 год, несмотря на бесчисленные вмешательства Комитета министров, мало что было сделано для исправления нарушений или компенсации страданий жертв и их наследников. В 2012 году дело вернулось в суд для определения справедливой компенсации. В конце 2014 года Большая палата присудила правительству Кипра совокупные суммы в размере 30 млн евро в качестве компенсации морального вреда, понесенного оставшимися в живых родственниками 1456 пропавших без вести, и 60 млн евро в качестве компенсации морального вреда, понесенного жителями анклава Карпас. полуостров.

Судья Пинто де Альбукерке в своем совпадающем мнении называет эти награды карательными. Причины этого, как утверждает Пинту де Альбукерке, заключаются в том, что точное число отдельных жертв нарушений прав человека не было установлено и, по сути, в том, что жертвы в районе Карпаса не были идентифицированы или не поддаются идентификации на основании доказательств, файл. ЕСПЧ не установил каких-либо критериев для распределения компенсации между потерпевшими или их законными наследниками и не предоставил каких-либо правил о переходе компенсации в случаях, когда потерпевшие и их законные наследники не могут быть найдены.Как отмечает Пинто де Альбукерке, «в этом случае государство-истец будет конечным бенефициаром сумм, выплаченных государством-ответчиком. Карательный характер этой компенсации вопиющий ’. 209 Это заявление может показаться осуждением, но Пинто де Альбукерке приветствует:

штрафные санкции [как] надлежащий и необходимый инструмент для выполнения миссии Суда по защите прав человека в Европе и обеспечению соблюдения обязательств, взятых на себя Договаривающиеся стороны в Конвенции и протоколах…. Этот вывод с еще большей силой применим к рассматриваемому делу, когда государство-ответчик не только совершило множество грубых нарушений прав человека в течение значительного периода времени на севере Кипра, но и не расследовало наиболее серьезные из этих нарушений. адекватно и своевременно, но также преднамеренно не выполнял год за годом решение Большой палаты по существу, вынесенное давным-давно в отношении этих конкретных нарушений. 210

По сравнению с Нагметов , награда в Кипр против . Турция явно непредсказуема, а общая сумма моральной компенсации высока (из-за неопределенного, но явно большого количества жертв). Однако, как и в случае с делом Нагметова , мнение большинства Суда изо всех сил подчеркивает, что оно никоим образом не отступает от прежней судебной практики. В связи с этим Суд подчеркивает, что в соответствии с самой природой ЕКПЧ именно лицо, а не государство, прямо или косвенно страдает и в первую очередь «ущемляется» нарушением одного или нескольких конвенционных прав.Следовательно, если в межгосударственном деле предоставляется справедливая компенсация, она всегда должна производиться в интересах отдельных потерпевших. Ссылаясь на решение Международного Суда в деле Diallo , Суд считает, что сумма, присужденная государству-заявителю в порядке осуществления дипломатической защиты своих граждан, предназначена для возмещения ущерба, нанесенного последнему. 211 Справедливая компенсация присуждается, как утверждает Суд, двум достаточно точным и объективно идентифицируемым группам людей, а именно 1456 пропавшим без вести и проживающим в анклаве киприотам-грекам полуострова Карпас. Возмещение ущерба запрашивается не «с целью компенсации государству за нарушение его прав, а в интересах отдельных жертв». 212 В связи с этим принимающее государство обязано «передать потерпевшему любую компенсацию, полученную за ущерб от ответственного государства». 213

Из этих заявлений видно, что ЕСПЧ не пытается идти дальше, чем это позволяет общее международное право. Ущерб, который снова упоминается как компенсация, предназначен для человека, а не для государства.Тем не менее, настойчивость Суда в отношении «компенсации» также может иметь стратегический характер. Настаивая на компенсационном характере присуждения, Суд рассчитывает на тот факт, что «часто бывает трудно провести грань между ущербом, предназначенным для наказания государства-правонарушителя, и чисто компенсационным ущербом с учетом степени неправомерного поведения государства». 214 Если сохраняется компенсационный характер убытков, то, возможно, государство с большей вероятностью согласится. В этом отношении Суду, возможно, известно об исследованиях, которые показывают, что, в отличие от контролируемых экспериментов над отдельными лицами, которые говорят в пользу карательного фрейминга, ущерб в некоторых судебных приказах, которые открыто называются «карательными», часто остаются неисполненными.Арбитражные штрафные санкции, например, «как правило, не подлежат исполнению в юрисдикциях, которые не признают это средство правовой защиты». 215 Никколо Кастаньо отмечает, что в таких странах, как Италия и Германия, «защита государственной политики… может… представлять сильное предубеждение против приведения в исполнение штрафных санкций». 216 Он придерживается той же точки зрения в отношении Соединенного Королевства, учитывая, что по английскому законодательству такая помощь недоступна в контрактных делах. 217 Помимо арбитражных решений, аналогичные тенденции были отмечены даже во внутренних правопорядках, допускающих возмещение таких убытков (например, в США). Хотя в этих юрисдикциях приведение в исполнение штрафных убытков может и не быть проблемой, практика показывает, что при обжаловании размер компенсации часто сокращается. 218

Как утверждает Пинто де Альбукерке, если ЕСПЧ использует возмещение ущерба «для предотвращения дальнейших нарушений прав человека и наказания правительств-правонарушителей», то, возможно, Суд считает, что «скрытность» является необходимым элементом достижения преследуемой цели. 219 В контексте международного права, которое в значительной степени зависит от готовности государств добровольно подчиняться судебным решениям, судебные решения должны убедить государства принять окончательное решение и привести его в исполнение.Если государства воспринимают ущерб как явно возмездие, они могут считать его неуместным и чрезмерным и, как следствие, могут отказать в соблюдении. В ходе разбирательства в Суде Турция, например, прямо выступила против использования штрафных санкций, напомнив Суду, что ЕСПЧ не гарантирует права на штрафные санкции и что прецедентное право последовательно отклоняет их. 220 Он настаивал на том, чтобы деньги не выплачивались неустановленным бенефициарам. С момента вынесения решения в 2014 году Турция постоянно избегала призывов предоставить какой-либо ответ на решение или информацию о том, когда будет произведен платеж.На каждом своем заседании с июня 2015 года Комитет министров напоминал, что обязательство по выплате справедливой компенсации, присужденной Судом, является безусловным, и призывал турецкие власти выплатить суммы, присужденные в решении. Тем не менее, Турция продолжает молчать даже перед лицом истекшего срока (18 месяцев), после которого начали накапливаться проценты по умолчанию в размере 6 процентов. Соблюдение решения о справедливой компенсации кажется все менее и менее вероятным.

Тем не менее поразительно, что с момента вынесения решения 2014 года Турция фактически начала устранять нарушения с решения 2001 года.В течение нескольких месяцев после решения 2014 года он начал внедрять внутреннюю схему реституции, обмена или компенсации для лиц, лишенных собственности; он также начал предоставлять доступ экспертам в военные зоны, чтобы можно было начать раскопки пропавших без вести, а также в архивы для определения местонахождения останков и так далее. 221 Судебное решение, таким образом, кажется, подтолкнуло государство к тому, чтобы начать решать основные проблемы. В этом отношении, возможно, решение Пинто де Альбукерке открыто назвать награду «карательной» (и/или неожиданно высокий уровень награды) могло подтолкнуть государство к действиям.Возможно, платежи в размере 30–60 миллионов евро никогда не будут произведены, 222 , но решение не осталось без последствий. Если цель использования штрафных санкций (неявно или явно) состоит в том, чтобы вызвать иное поведение со стороны государства, то, возможно, Кипр против Турции является хорошим началом.

5 Заключение

В этой статье я показываю, как выбор средства правовой защиты влияет на соблюдение требований и почему возмещение убытков при отягчающих обстоятельствах или штрафные санкции кажутся идеальным вариантом, чтобы подтолкнуть государства к согласию.Я исследую недавние аргументы ученых и судей, которые утверждают, что ЕСПЧ должен активно изменить свой подход (или, возможно, уже сделал), чтобы подтолкнуть поведение государства к соблюдению и предотвращению будущих нарушений. Однако, основываясь на своем эмпирическом исследовании, я показываю, что действующее прецедентное право представляет несколько препятствий для введения штрафных убытков. Основываясь на экономическом анализе права и выводах из поведенческих наук, я показываю, как подход Суда не соответствует ни одному из элементов, необходимых для стимулирования государств к изменению своего поведения, в частности высокой ценности наград, предсказуемости и карательных рамок.Если возмещение ущерба должно быть направлено на то, чтобы побудить государства изменить свое поведение и, таким образом, послужить цели сдерживания, то из практики Суда совершенно ясно, что судьи активно избегают использования возмещения ущерба для этой цели.

Только в одном решении – Кипр против Турции – присужденные суммы являются достаточно высокими и непредсказуемыми, а также открыто названными карательными, чтобы соответствовать критериям штрафных убытков. Именно это решение дает некоторое представление о последствиях потенциального изменения структуры средств правовой защиты. Хотя суд, по-видимому, явно сопротивляется идее наказания государств денежными штрафами, дело Кипр против Турции , по-видимому, предполагает, что непредсказуемые важные решения могут подтолкнуть государства к исправлению основного нарушения. Хотя в системе, основанной на добровольном соблюдении, такие убытки вряд ли будут возмещены, тем не менее они могут побудить государства провести анализ затрат и результатов и прийти к выводу, что лучше избавиться от структурных/системных проблем, чем продолжать нарушение.

Кипр против Турции , конечно, является исключением и не может убедительно и само по себе подтвердить идею непредсказуемых, крупных штрафных убытков, особенно в свете такого последовательного прецедентного права об обратном. Тем не менее, пример показывает, что идеи экономистов-бихевиористов, возможно, могут быть применены даже в контексте государства и могут быть использованы для информирования наших размышлений о реформе существующей структуры средств правовой защиты. Хотя государства не являются личностями и могут вести себя не так, как личности, когда речь идет о деньгах (например, когда возмещение ущерба называется «штрафным», государство, возможно, с меньшей вероятностью его выплатит), тем не менее они могут реагировать на решение о наложении таких компенсаций.И эта реакция часто более чем вызвана существующими денежными и неденежными средствами защиты.

Эта статья является частью более крупного проекта по возмещению ущерба за нарушения прав человека, который финансируется Советом по экономическим и социальным исследованиям Future Research Leaders Grant (грант № ES/N000927/1), Фондом Исаака Ньютона и Кембриджским Грант на гуманитарные исследования. Я благодарен за исследовательскую помощь Сабрине Боудре и Яке Кукавице, которые кодировали случаи, и Мандипу Дхами, который помог со статистическим анализом.Исследование также основано на интервью с бывшими и действующими судьями Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), членами Секретариата и Комитета министров. В этой статье их анонимность сохранена за счет нумерации; номера присваивались судьям случайным образом.

© Автор(ы), 2019 г. Опубликовано Oxford University Press от имени EJIL Ltd. Все права защищены. Чтобы получить разрешения, отправьте электронное письмо по адресу: [email protected]

.

португальских детей судятся с европейскими странами из-за изменения климата: NPR

Шестнадцатилетняя София (слева) и 13-летний Андре Оливейра стоят в Парке да Пас в Лиссабоне.Братья и сестры — двое из шести молодых людей в Португалии, которые судятся с правительствами самых загрязняющих окружающую среду стран Европы, в том числе с их собственными, чтобы заставить их сократить выбросы. Клэр Харбедж/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Клэр Харбедж/NPR

Шестнадцатилетняя София (слева) и 13-летний Андре Оливейра стоят в Парке да Пас в Лиссабоне. Братья и сестры — двое из шести молодых людей в Португалии, которые судятся с правительствами самых загрязняющих окружающую среду стран Европы, в том числе с их собственными, чтобы заставить их сократить выбросы.

Клэр Харбедж/NPR

ЛИССАБОН, Португалия — София и Андре Оливейра, братья и сестры и подростки-активисты по борьбе с изменением климата, не ожидали многого от климатической конференции Организации Объединенных Наций в Глазго.

«Большинство политиков делают заявления о том, что к 2030 году они собираются сократить выбросы на 60%, — говорит 13-летний Андре.«И мы хотим в это верить. Но из-за их истории мы знаем, что им действительно нельзя доверять».

«Вот почему нам пришлось подать на них в суд, — говорит 16-летняя София, — чтобы мы могли дать им еще один шанс поступить правильно».

Братья и сестры Оливейра вместе с четырьмя другими молодыми людьми из Португалии подали в суд на правительства 33 стран Европы с наибольшим уровнем загрязнения окружающей среды, включая свое собственное, с требованием радикально сократить выбросы, вызывающие потепление планеты. Они утверждают, что изменение климата ставит под угрозу их здоровье и будущее, нарушая их права человека.Португалия сталкивается с повышением уровня моря, а также с хроническими засухами и аномальной жарой.

Европейский суд по правам человека в Страсбурге, Франция, ускорил рассмотрение иска, поданного в 2020 году, что означает, что решение может быть вынесено в следующем году. Решение суда будет иметь юридическую силу; Если молодой португалец выиграет, судебное решение может быть приведено в исполнение в национальных судах по всей Европе, говорит Джерри Листон, юрист Global Legal Action Network, некоммерческой организации, базирующейся в Ирландии и США.К., представляющий молодежь.

«Они были вынуждены действовать из-за беспокойства, которое они испытывают, из-за того, что они видят вокруг себя», — говорит он.

Дети, в первую очередь Грета Тунберг, сыграли решающую роль в борьбе за изменение климата. Несколько молодежных активистов, в том числе в США и Перу, также подали иски, оспаривающие климатическую и экологическую политику в своих странах.

Взрослые «могут видеть нас серьезными или шутливыми», — говорит София.

«Судебный процесс, — добавляет Андре, — это не шутки».

Пожарный тушит пожар в районе Лейрия в центральной Португалии. Лес загорелся во время сильной жары 2017 года. Пабло Бласкес Домингес / Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Пабло Бласкес Домингес / Getty Images

Пожарный тушит пожар в районе Лейрия в центральной Португалии.Лес загорелся во время сильной жары 2017 года.

Пабло Бласкес Домингес / Getty Images

Жара 2017 года превратила братьев и сестер Оливейру в активистов

София и Андре впервые забеспокоились об изменении климата летом 2017 года, когда им было 12 и 9 лет. Сильная жара пекла Португалию. София говорит, что Лиссабон, их родной город, был похож на оранжерею.

«Я играла с братом в саду, играла с ним в баскетбол», — вспоминает она.»Андре чувствовал себя очень усталым. Он не может дышать, и я говорю: «Андре, ты в порядке?»»

У него был приступ астмы, один из нескольких тем летом, и он связал это с тем, что он описывает как » удушающая «жара». Врачи говорят, что изменение климата увеличивает количество пыльцы, плесени и других аллергенов, вызывающих приступы астмы.

«Я действительно думал, что это влияет на мою личную жизнь», — говорит Андре.

Он сказал своей сестре, что его астма ухудшилась, когда температура стала выше.«И каждое лето кажется жарче, чем предыдущее», — говорит он.

Братья и сестры узнали об изменении климата в школе и от своих родителей, Нуно Оливейры и Сусаны Сантос, биологов. Нуно Оливейра говорит, что теперь, когда они поверили, что это влияет на их жизнь, они захотели что-то с этим сделать — и немедленно.

«Они сказали не только «что мы можем сделать», но и «что ВЫ можете сделать? Вы делаете что-то, чтобы исправить это, верно?», — говорит он.

София (слева) и Андре Оливейра впервые забеспокоились об изменении климата летом 2017 года, когда в Португалии свирепствовала сильная жара.Взрослые «могут считать нас серьезными, а могут видеть в нас шутку», — говорит София. «Судебный процесс, — добавляет Андре, — это не шутки». Клэр Харбедж/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Клэр Харбедж/NPR

София (слева) и Андре Оливейра впервые забеспокоились об изменении климата летом 2017 года, когда в Португалии свирепствовала сильная жара.Взрослые «могут считать нас серьезными, а могут видеть в нас шутку», — говорит София. «Судебный процесс, — добавляет Андре, — это не шутки».

Клэр Харбедж/NPR

Они объединились с другими детьми в других частях страны.

Оливейра и Сантос попросили друга-эколога, который вызвался добровольцем в GLAN, поговорить с их детьми. Затем друг познакомил их с четырьмя молодыми португальцами, которые жили в центральной Португалии недалеко от леса Лейрия, который сгорел во время жары 2017 года.

Одна из этих молодых людей, Катарина Мота, которой сейчас 21 год, помнит, как смотрела в небо и видела только дым. В пожарах погибли 66 человек.

«В тот момент мне показалось, что я вижу всю свою жизнь, свою будущую жизнь», — говорит она. «Я был напуган.»

Молодые люди хотели сделать что-то большое. Они просто не были уверены, что это должно быть.

«Мы ходили на демонстрации и митинги, размещали материалы в Интернете, пытаясь привлечь внимание других», — говорит Андре. «Кажется, этого было недостаточно.»

Но когда юристы GLAN предложили подать в суд на правительства через Европейский суд по правам человека, он заколебался. Он не был уверен, что это за судебный процесс, только то, что это было «что-то, что взрослые сделали друг с другом».

«Сначала Честно говоря, я подумал, что это немного экстремально, — говорит он. — Но потом я провел небольшое исследование и решил: да, это идеально, это способ заставить их слушать».

Листон, юридический отдел GLAN офицер, вмешался, чтобы поговорить о том, почему эта конкретная юридическая стратегия совпала с опасениями молодых людей.

«Мы начали с того, что объяснили им, каковы их права человека в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека и почему неспособность правительств принять необходимые меры для сокращения своих выбросов в той степени, в которой этого требует наука, является нарушением их прав человека. ,» он говорит. «Это имело для них смысл».

Вид со скалистого побережья в Пенише, Португалия, где рыбаки ловят сардины среди другой рыбы.Изменение климата уже влияет на морскую жизнь, в том числе на уловы самой любимой рыбы Португалии — сардины. Клэр Харбедж/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Клэр Харбедж/NPR

Вид со скалистого побережья в Пенише, Португалия, где рыбаки ловят сардины среди другой рыбы.Изменение климата уже влияет на морскую жизнь, в том числе на уловы самой любимой рыбы Португалии — сардины.

Клэр Харбедж/NPR

Шестеро молодых людей собрали средства для финансирования судебного процесса. GLAN собрал его и подал в Страсбургский суд, входящий в состав Совета Европы.

«Изменение климата влечет за собой текущее воздействие и риск для жизни и здоровья заявителей», — говорится в иске. «Это вмешательство будет постепенно усиливаться в течение их жизни.»

В Португалии широко поддерживают действия по борьбе с изменением климата

После подачи иска в сентябре 2020 года молодые португальцы привлекли к себе много внимания. Президент Португалии встретился с ними, чтобы обсудить их опасения. Анджелина Джоли связалась с GLAN и спросила Софию для написания книги о правах детей Австрийская съемочная группа, работающая с Netflix, связалась с нами по поводу создания фильма. говорит Мота.«Мы стараемся делать все, что в наших силах, потому что мы действительно хотим победить. Это наше будущее».

В Португалии существует широкая общественная поддержка действий по борьбе с изменением климата. Правительство приняло стратегию адаптации к последствиям глобального потепления, а также план борьбы с ним. В прошлом месяце в стране прошла конференция ООН по управлению рисками в случае чрезвычайных климатических ситуаций.

Рыбаки привозят свой улов в Пенише, Португалия. Клэр Харбедж/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Клэр Харбедж/NPR

Рыбаки привозят свой улов в Пенише, Португалия.

Клэр Харбедж/NPR

Изауль Родригес, торговец рыбой из скалистого порта Пенише, к северу от Лиссабона, поддерживает иск детей, потому что он задается вопросом, будет ли политика правительства реализована достаточно быстро, чтобы помочь рыбной промышленности.Изменение климата уже влияет на морскую жизнь, в том числе на улов самой любимой португальской рыбы — сардины.

«Рыбаки говорят мне, что из-за потепления морей они ловят меньше сардин, а те, что они ловят, меньше, чем раньше», — говорит Родригес. «Трудно бороться с промышленностью и лоббистами, чтобы внести изменения, но, возможно, они обратят внимание на детей».

Рядом слушает Манон Мюзё, стажер из Франции, работающая в отделе контроля качества в порту Пениши.

«Трудно бороться с промышленностью и лоббистами, чтобы добиться перемен, но, возможно, они обратят внимание на детей», — говорит Исаул Родригес, торговец рыбой в Пенише, Португалия. Клэр Харбедж/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Клэр Харбедж/NPR

«Трудно бороться с промышленностью и лоббистами, чтобы добиться перемен, но, возможно, они обратят внимание на детей», — говорит Исаул Родригес, торговец рыбой в Пенише, Португалия.

Клэр Харбедж/NPR

22-летняя Манон Мюзё работает стажером в отделе контроля качества рыбы, поступающей в порт Пенише, Португалия. Клэр Харбедж/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Клэр Харбедж/NPR

Манон Мюзё, 22 года, работает стажером в отделе контроля качества рыбы, поступающей в порт Пенише, Португалия.

Клэр Харбедж/NPR

«Иногда нам трудно объяснить неотложность изменения климата пожилым людям, — говорит она. «Это здорово, когда это проходит».

Даже если дети выиграют дело, перемены потребуют много времени

Жоао Жоаназ де Мело, профессор экологической инженерии Лиссабонского университета NOVA, годами выступал за более экологичную политику, включая меньшую зависимость от автомобилей и лесовосстановление с использованием местных деревья.

«Перемены требуют десятилетий», — говорит он. «Например, может потребоваться 200 лет, чтобы увидеть полноценные средиземноморские леса с голой почвы после пожара».

Он говорит, что надеется, что молодые португальцы выиграют дело, но этого недостаточно для кардинальных политических изменений, необходимых для предотвращения чрезвычайной климатической ситуации.

«Это может оказаться пирровой победой, потому что впереди нас ждут десятилетия напряженной работы, и суды никак не смогут добиться этого», — говорит он. «Единственный способ добиться этого — воля народа.Люди в целом должны хотеть этого».

София Оливейра говорит, что она и ее коллеги-активисты хотят верить, что воля уже есть.

Деревья в Парке да Пас обрамляют статую Кристо Рей в Лиссабоне. Клэр Харбедж/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Клэр Харбедж/NPR

Деревья в Парке да Пас обрамляют статую Кристо Рей в Лиссабоне.

Клэр Харбедж/NPR

«Я думаю, что большинство людей понимают, что изменение климата — это не шутка и что у нас осталось не так много времени», — говорит она. «Мы здесь, чтобы напомнить им, что они могут что-то с этим сделать».

Филипа Соареш внесла свой вклад в эту историю в Португалии.

Нидерланды рассмотрят роль России в крушении Mh27 на слушаниях в Европейском суде по правам человека | Новость

Новость | 24-01-2022 | 19:55

На публичных слушаниях в Страсбурге в среду Нидерланды разъяснят заявление, которое они подали в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) против России относительно ее роли в крушении рейса Mh27.На слушаниях перед судом выступит представитель Нидерландов в ЕСПЧ.

10 июля 2020 г. Нидерланды подали межгосударственный иск в ЕСПЧ против России относительно ее роли в крушении рейса Mh27 на востоке Украины 17 июля 2014 г. Все 298 человек на борту, в том числе 196 граждан Нидерландов, погибли. .
 
«Сбитие рейса Mh27 причинило невыразимые страдания, — сказал министр иностранных дел Вопке Хекстра. «Должны быть последствия. Слушание в Европейском суде по правам человека в Страсбурге является важным шагом в усилиях Нидерландов по обеспечению справедливости для жертв и их ближайших родственников.Это есть и останется приоритетом правительства».
 
Слушание будет посвящено приемлемости заявления. Среди вопросов, которые необходимо решить, — осуществляла ли Россия эффективный контроль на востоке Украины во время сбития Mh27.
 
В ходе слушаний Нидерланды впервые публично поднимут вопрос о роли России в крушении Mh27. Правительство считает важным дать возможность четко представить позицию ближайших родственников в ходе разбирательства в Суде.Таким образом, часть доступного времени для выступлений будет предоставлена ​​представителю ближайших родственников для выступления в Суде от их имени.
 
ЕСПЧ постановил объединить жалобу Нидерландов с двумя более ранними жалобами, поданными Украиной против России в связи с событиями на востоке Украины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.