Гражданские и политические права и свободы: Гражданские и политические права — Международное право и права человека

Содержание

Права человека | Организация Объединенных Наций

Что такое права человека?

Права человека являются неотъемлемым достоянием всех людей, без какого бы то ни было различия на основании расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального или социального происхождения или любого иного аспекта. Права человека включают право на жизнь и свободу, свободу от рабства и пыток, свободу убеждений и их свободное выражение, право на труд и образование и многие другие. Этими правами должны обладать все люди, без какой-либо дискриминации.

Международное право в области прав человека

Международное право в области прав человека определяет правовые обязанности государств, в соответствии с которыми они обязаны действовать определенным образом или воздерживаться от определенных действий с целью поощрения и защиты прав человека и основных свобод отдельных лиц или групп людей.

Одним из важнейших достижений Организации Объединенных Наций является создание всеобъемлющего свода законов в области прав человека — универсального и защищаемого на международном уровне кодекса, к которому может присоединиться любое государство и к реализации которого стремятся все люди.

Организация определила широкий круг признаваемых на международном уровне прав, включая гражданские, культурные, экономические, политические и социальные права. Она также создала механизмы поощрения и защиты этих прав и содействия государствам в выполнении взятых на себя обязательств.

Основой этого свода законов являются Устав ООН и Всеобщая декларация прав человека, принятые Генеральной Ассамблеей в 1945 и 1948 годах соответственно. С тех пор ООН постепенно расширяла законодательство в области прав человека, включая в него конкретные нормы в отношении женщин, детей, инвалидов, меньшинств и других уязвимых групп, которые в настоящее время обладают правами, защищающими их от дискриминации, долгое время существовавшей во многих обществах.

Всеобщая декларация прав человека

Всеобщая декларация прав человека является основополагающим документом исторической важности. Текст Декларации явился результатом тесного взаимодействия специалистов в области права, представлявших все регионы планеты. Декларация была принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в Париже 10 декабря 1948 года в качестве документа, принципам которой обязаны следовать все народы и страны. В ней, впервые в истории человечества, были определены основные права человека, которые необходимо защищать на международном уровне.

С момента своего принятия в 1948 году Декларация была переведена на более 500 языков, став самым переводимым документом в мире, и послужила ориентиром для конституций многих новых независимых государств и многих молодых демократий. Вместе с Международным пактом о гражданских и политических правах и двумя факультативными протоколами к нему (о процедуре подачи и рассмотрения жалоб и о смертной казни) и Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах эти три инструмента образуют так называемый Международный билль о правах человека.

Экономические, социальные и культурные права

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах вступил в силу в 1976 году. Права человека, на поощрение и соблюдение которых направлен Пакт, включают, в частности:

  • право каждого на справедливые и благоприятные условия труда;
  • право каждого человека на социальное обеспечение, право на достаточный жизненный уровень и право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья;
  • право на образование, право на участие в культурной жизни и на пользование результатами научного прогресса.

Гражданские и политические права

Международный пакт о гражданских и политических правах и первый факультативный протокол к нему вступили в силу в 1976 году. Второй факультативный протокол был принят в 1989 году.

Пакт признает право на свободное передвижение; равенство перед законом; справедливое и публичное судебное разбирательство; свободу мысли, совести и религии; свободу убеждений и их свободное выражение; мирные собрания; свободу ассоциации с другими; участие в ведении государственных дел, а также права меньшинств. Он запрещает произвольное лишение жизни; пытки и жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения или наказания; рабство и принудительный труд; произвольные аресты и содержание под стражей; произвольное вмешательство в личную жизнь; пропаганду войны; дискриминацию; и разжигание расовой или религиозной ненависти.

Конвенции в области прав человека

Целый ряд международных договоров в области прав человека и других документов, принятых начиная с 1945 года, расширили нормы международного права в области прав человека. К ним относятся Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 год), Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965 год), Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 год), Конвенция о правах ребенка (1989 год), Конвенция о правах инвалидов (2006 год) и другие.

Совет по правам человека

Совет по правам человека, учрежденный 15 марта 2006 года Генеральной Ассамблеей и подотчетный непосредственно ей, заменил функционировавшую в течение 60 лет Комиссию ООН по правам человека в качестве ключевого межправительственного органа ООН, ответственного за права человека.

Совет, в состав которого входят представители 47 государств-членов, занимается укреплением системы поощрения и защиты прав человека во всем мире, рассматривает ситуации, связанные с нарушением прав человека, и выносит соответствующие рекомендации, а также реагирует на чрезвычайные ситуации в области прав человека.

Наиболее новаторским механизмом Совета по правам человека является Универсальный периодический обзор (УПО). Посредством этого уникального механизма раз в четыре года осуществляется обзор ситуации в области прав человека во всех 193 государствах — членах ООН. Являясь основанным на сотрудничестве процессом, ведущую роль в котором играют государства-члены, УПО осуществляется под эгидой Совета и предоставляет возможность каждому государству сообщать о мерах, которые были им приняты, и проблемах, которые ему необходимо решить для улучшения положения в области прав человека и выполнения своих международных обязательств. УПО разработан таким образом, чтобы гарантировать соблюдение принципов универсальности и равного подхода для каждой страны.

Верховный комиссар ООН по правам человека

Верховный комиссар ООН по правам человека несет основную ответственность за осуществление деятельности в области прав человека в рамках всей системы ООН. Согласно своему мандату, Верховный комиссар реагирует на случаи нарушения прав человека и принимает превентивные меры.

Управление Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) координирует усилия ООН по обеспечению прав человека. УВКПЧ выполняет функции секретариата Совета по правам человека, договорных органов (комитеты экспертов, которые контролируют выполнение основных международных договоров в области прав человека) и других органов ООН по правам человека. Он также обеспечивает проведение мероприятий в сфере прав человека на местах.

Для основных международных договоров в области прав человека существуют надзорные органы, которые наблюдают за выполнением соответствующих договоров ратифицировавшими их государствами. Лица, чьи права были нарушены, могут направить жалобу непосредственно в соответствующий комитет.

Права человека и система ООН

Права человека отражены во всех программах и стратегиях Организации в таких ключевых областях, как мир и безопасность, развитие, гуманитарная помощь и экономические и социальные вопросы. В результате практически любое учреждение или специализированное агентство ООН в определенной мере участвует в защите прав человека. В качестве примеров можно привести право на развитие, лежащее в основе целей в области устойчивого развития; право на питание, на реализацию которого направлены усилия ФАО; трудовые права, которые определяет и защищает Международная организация труда; вопросы гендерного равенства, которые активно пропагандирует структура «ООН-женщины», права коренных народов и права инвалидов.

День прав человека отмечается каждый год 10 декабря.

Ресурсы

Политические права и свободы российских граждан

Политические права и свободы российских граждан.

 

Сегодня мы поговорим с вами о политических правах и свободах.

 

Знакомо ли вам, слово политика?

 

Вечером во многих семьях смотрят по телевизору новости или другие информационные программы, в которых рассказывают о новых законах, принятых в нашей стране, о политических партиях, государственной думе или о важных переговорах между президентами различных государств.

Все эти события и объединяет одно слово – политика. Иными словами, политика – это деятельность государственной власти, партии или какой-либо общественной группы в области внутригосударственного управления и международных отношений.

 

Сам же термин «политика» был придуман древнегреческим мыслителем Аристотелем.

 

Таким образом, мы можем говорить о том, что политические права и свободы – это те права, пользуясь которыми, человек может участвовать в управлении государством и влиять на события, происходящие внутри страны.

 

Человечество многие годы боролось за свои политические права и свободы. Но неужели они нам так необходимы?

 

В зависимости от политики, которую проводит государство, человек будет жить хуже или лучше. Поэтому все граждане заинтересованы в том, чтобы проводимая государством политика учитывала их интересы.

 

Политические права и свободы провозглашены Всеобщей Декларацией прав человека и закреплены в Международном пакте о гражданских и политических правах. Они составляют обязательную часть Конституций демократических государств.

 

К числу основных политических прав и свобод конституция Российской Федерации относит:

·         право на гражданство;

·         право избирать и быть избранным;

·         право на равный доступ к государственной службе;

·         право участвовать в отправлении правосудия;

·         право на обращение в государственные органы;

·         право на объединение;

·         свободу выражения мнения;

·         право на собрания и демонстрации;

·         право на получение информации;

·         свободу мысли и слова;

·         свободу печати и информации.

 

Давайте познакомимся с ними более подробно.

 

В отличие от личных (гражданских) прав и свобод, обладание политическими правами и свободами обычно связывается с принадлежностью к гражданству конкретного государства.

 

Гражданство – это связь человека и государства, которая выражается в наличии взаимных прав, обязанностей и ответственности.

 

Статья шесть Конституции Российской Федерации гласит, что «Каждый гражданин Российской Федерации обладает на её территории всеми правами и свободами и несёт равные обязанности, предусмотренные конституцией Российской Федерации».

 

Более того, сегодня в конституции закреплено положение о том, что никто не может быть лишён своего гражданства или права изменить его. Но так было не всегда. Например, в соответствии с законодательством Советского союза гражданства могли лишить за действия, которые опорочили звание гражданина СССР или нанесли ущерб престижу или государственной безопасности.

 

Так, гражданства были лишены выдающиеся деятели российской культуры, как режиссёр Юрий Петрович Любимов, дирижёр Мстислав Леопольдович Ростропович, оперная певица Галина Павловна Вишневская, писатель Василий Павлович Аксёнов и многий другие граждане СССР, которые решили по различным причинам покинуть нашу страну. И только после принятия Конституции Российской Федерации данная правовая норма была отменена. 

 

В нашей стране только гражданам Российской Федерации принадлежат права:

·         избирать и быть избранным;

·         на равный доступ к государственной службе;

·         право участвовать в отправлении правосудия.

 

 В чём же состоит суть данных прав?

 

Как только вам исполнится 18 лет вы получите возможность непосредственно влиять на политические события, которые происходят в нашей стране. А именно принимать участие в голосовании на выборах и отдать свой голос за понравившегося вам кандидата. С возрастом ваши избирательные права расширятся. Например, с 21 года вы смежите самим выдвинуть свою кандидатуру в депутаты Государственной Думы. А когда вам исполнится 35 лет, то смело можете становиться кандидатом на пост Президента Российской Федерации. И кто знает, быть может, будущим главой государства станете именно вы.

Но не во всех странах мира избирательные права являются только правом, в некоторых государствах (всего их 10) прийти на выборы и отдать свой голос –   это гражданская обязанность, за невыполнение которой может быть наложен штраф.

 

По достижении совершеннолетия вы сможете использовать право на равный доступ к государственной службе. Например, уже с 18 лет вы можете стать муниципальным чиновником или даже премьер-министром, если конечно к этому моменту у вас есть соответствующие умения и навыки. И в том случае если в 18 лет они будут выше уровнем, чем у вашего 30 летнего конкурента, то эту должность займёте именно вы. Ну и конечно же, вы вправе обратиться к любому чиновнику или в любой государственный орган с любым интересующим вас вопросом. Но помните, что если вы будете обращаться с вопросами очень часто или задавать их не по существу, то можете просто навредить другим гражданам, которые ждут ответа на более важные вопросы.

 

Все граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия. Например, через участие в судебном заседании в качестве: «присяжного заседателя».

 

Присяжные заседатели – это непрофессиональные судьи, которые принимают участие в судебном процессе.

Судебное заседание с участием присяжных заседателей.

 

В таком виде судебном процессе, суд состоит из профессиональных юристов в лице судей и присяжных заседателей, которые не обязаны иметь юридическое образование. При рассмотрении дела в суде непрофессионалы-присяжные из числа простых граждан выносят вердикт: виновен или же невиновен подсудимый в совершении преступления.

 

В свою очередь, судьи решают вопросы, требующие юридических познаний, например, об установлении меры наказания за совершенное преступление и вынесение приговора.

 

Следует понимать, что во всех случаях присяжные принимают решения независимо от мнения и позиции профессиональных судей.

 

Например, однажды знаменитый русский адвокат Фёдор Никифорович Плевако взялся за дело об убийстве одним мужчиной своей жены. На суд адвокат пришёл как обычно, спокойный и уверенный в успехе. И вот, когда дошла очередь до защиты, Плевако встал и произнёс:

– Господа присяжные заседатели!

В зале начал стихать шум. Плевако опять:

– Господа присяжные заседатели!

В зале наступила мёртвая тишина. Адвокат снова:

– Господа присяжные заседатели!

В зале прошёл небольшой шорох, но речь не начиналась. Опять:

– Господа присяжные заседатели!

Тут в зале прокатился недовольный гул заждавшегося долгожданного зрелища народа. А Плевако снова:

– Господа присяжные заседатели!

Началось что-то невообразимое. Зал ревел от негодования вместе с судьёй, прокурором и заседателями. И вот наконец Плевако поднял руку, призывая народ успокоиться.

– Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужу слушать 15 лет несправедливые попрёки по каждому ничтожному пустяку?!

Зал оцепенел, потом разразился бурными аплодисментами. В итоге, несмотря на мнения судьи и прокурора, присяжные заседатели вынесли оправдательный вердикт.

 

Целый ряд политических прав и свобод, способствует привлечению граждан к управлению государством.

 

Прежде всего, это свобода мысли и слова. Данное положение закреплено в двадцать девятой статье Конституции Российской Федерации, которая гласит: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова».

 

Свобода мысли и слова – это право человека придерживаться любых убеждений и взглядов и выражать их публично, ничего не опасаясь.

 

Без гарантий свободы мысли и слова со стороны государства было бы невозможно закрепление в российском законодательстве таких политических прав и свобод как право на получение и распространение информации и свобода печати.

 

Например, чтобы правильно сделать домашнее задание вы должны найти определённую информацию.

 

Для её получения вы можете пойти в библиотеку, почитать учебник, поискать в интернете, спросить у учителя или родителей. При любых обстоятельствах выбор остаётся за вами. Ну а в дальнейшем вы вправе самостоятельно решать – поделиться ли с одноклассниками полученными знаниями или же нет.

 

Как правило, политические прав и свободы, можно отстаивать не только в одиночку, но и с помощью различных рода гражданских групп.

 

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому гражданину право на такого рода объединения для защиты своих интересов, гарантирует свободу их деятельности.

 

На сегодняшний день права и свободы граждан России отстаивают семьдесят восемь политических партий и более двухсот тысяч различных объединений граждан Российской Федерации.

 

Таким образом, мы можем говорить о том, что политические права и свободы позволяют каждому человеку участвовать в государственной жизни страны, а значит, создавать мир вокруг себя таким, каким ему хотелось бы его видеть. Но следует помнить, что ни в коем случае нельзя использовать политические права и свободы для пропаганды или агитации, которая может привести к социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражде.

 

В конце нашего урока давайте попробуем ответить на некоторые вопросы.

1.     Что такое политика?

2.     Что такое политические права и свободы?

3.     Какие права можно отнести к числу основных политических прав и свобод?

 

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

1. ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА (1948)

Всеобщая Декларация прав человека была принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Случилось это 10 декабря 1948 года,- вскоре после того, как были обнародованы свидетельства преступлений нацистской Германии во время Второй мировой войны, в частности Холокоста, массового убийства 6 миллионов евреев в Европе. Всеобщая декларация прав человека – самый важный международный документ, определяющий права человека, как принадлежащие всем людям от рождения, независимо от их пола, цвета кожи, этнической, религиозной или сексуальной принадлежности. Активное участие в разработке документа принимала Элеонора Рузвельт, — руководитель Комитета по разработке Декларации. Всеобщая декларация прав человека состоит из 30 статей и защищает гражданские, политические, экономические и социально-культурные права человека.

2. ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНВЕНЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД (1950)

В 1950 году Советом Европы была принята Европейская конвенция о защите прав и свобод человека, которая стала одним из важнейших международных документов о правах человека, позволяющих гражданам возбуждать дела против своих государств и добиваться справедливого судебного разбирательства в Европейском суде по правам человека.
Европейская конвенция и ее протоколы защищают:
• право на жизнь, свободу и неприкосновенность личности
• справедливое судебное разбирательство
• участие и выдвижение своей кандидатуры на выборах
• свободу мысли, совести и религиии
• cвободу слова и прессы
• свободу распоряжаться своей собственностью
• свободу собраний и объединений.
Европейская конвенция и ее протоколы особо запрещают:
• пытки и бесчеловечное обращение
• смертную казнь
• рабство и подневольный труд
• высылку из страны собственных граждан или отказ им во въезде в страну
• коллективную высылку иностранцев.
Главное отличие Конвенции от иных международных договоров в области прав человека — существование реально действующего механизма защиты декларируемых прав- Европейского суда по правам человека, рассматривающего индивидуальные жалобы на нарушения конвенции. Все 47 стран- членов Совета Европы ратифицировали Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Обязательным при ратификации является отказ от применения смертной казни. При ратификации государства обязуются соблюдать положения Европейской Конвенции и ее протоколов; исполнять решения Европейского Суда по правам человека и приводить свое законодательство в соотвествие с положениями Конвенции и решениями Суда.

3. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПАКТ О ГРАЖДАНСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВАХ (1966)

Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1966 года, призывает государства, его ратифицировавшие уважать гражданские и политические свободы граждан. Гражданские и политические свободы, такие как свобода слова, религии, объединений и ассоциаций, свобода выборов и право на жизнь. Обязательства наблюдения за исполнение положений Международного пакта о гражданских и политических правах возложено на Комитет по правам человека ООН.

4. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПАКТ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКИХ, СОЦИАЛЬНЫХ И КУЛЬТУРНЫХ ПРАВАХ   (1966)

Международный пакт о экономических, социальных и культурных правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года, вступил в силу 3 января 1976 года. Пакт оговаривает защиту таких прав, как:
• Право на самоопределение
• Право на труд и благоприятные условия труда
• Право на создание профсоюзов и забастовки
• Право на социальное обеспечение
• Защита семьи, материнства и детей
• Право на достаточный уровень жизни
• Право на образование и бесплатное обязательное начальное образование
• Право на участие в культурной жизни и пользования достижениями науки.

5. КОНВЕНЦИЯ О ЛИКВИДАЦИИ ВСЕХ ФОРМ ДИСКРИМИНАЦИИ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН (1979)

Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, принятая на Генеральной Ассамблее ООН в 1979, вступила в силу 3 сентября 1981 года. Статья 1 Конвенции определяет дискриминацию в отношении женщин как любое различие, исключение или ограничение по признаку пола, которое направлено на ослабление или сводит на нет признание, пользование или осуществление женщинами, независимо от их семейного положения, на основе равноправия мужчин и женщин, прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или любой другой области.
Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин отмечается, по инициативе Генеральной ассамблеи ООН 2000 года, каждый год 25 ноября и призван обратить внимание на проблему насилия над женщинами во всех странах мира.

6. МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНВЕНЦИЯ О ЛИКВИДАЦИИ ВСЕХ ФОРМ РАСОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ (1979)

Международная конвеция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1965 года, вступила в силу в январе 1969 года. Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации (следит за исполнением положений конвенций государствами, ее ратифицировавшими.
Выражение «расовая дискриминация» означает в Конвенции любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни. Государства-участники осуждают расовую дискриминацию и обязуются безотлагательно всеми возможными способами проводить политику ликвидации всех форм расовой дискриминации.

7. КОНВЕНЦИЯ ООН ПРОТИВ ПЫТОК И ДРУГИХ ЖЕСТОКИХ, БЕСЧЕЛОВЕЧНЫХ, УНИЖАЮЩИХ ДОСТОИНСТВО ВИДОВ ОБРАЩЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ (1984)

Конвенция ООН против пыток, принятая в 1984 году, вступила в силу в 1987 году. Комитет ООН против пыток следит за исполнениями положений Конвенции государствами, ее ратифицировавшими.
Статья 1 Конвенции определят «пытку» как любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно.
Последующие статьи Конвенции подчеркивают ответственность государства в искоренении применения пыток. Так, статья 2 гласит: «Каждое Государство-участник предпринимает эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его юрисдикцией.
Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток. Приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток.

8. КОНВЕНЦИЯ ООН О ПРАВАХ РЕБЕНКА (1989)

Конвенция о правах ребенка была принята Генеральной ассамблеей ООН в ноябре 1989 года и вступила в силу в сентябре 1990 года. Конвенция состоит из 54 статей, оговоривающих индивидуальные права детей в возрасте до 18 лет на полное развитие своих возможностей в условиях, свободных от голода и нужды, жестокости, эксплуатации и других форм злоупотреблений.
Конвенция дает определение «ребенка» и приоритетность интересов детей перед интересами общества.
В ней закреплены:
• Права детей на на жизнь, имя, гражданство, право знать своих родителей, право на заботу родителей и на не разлучение, права и обязанности родителей по отношению к детям
• Права детей на выражение своих взглядов, своего мнения, на свободу мысли, совести и религии, ассоциаций и мирных собраний, доступ ребенка к распространению информации
• Права детей на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка, а также права на образование, отдых и досуг
• Защитa прав детей от эксплуатации, от незаконного употребления наркотиков, похищения и торговли детьми
• Права детей, находящихся в месте заключения, а также права детей на охрану во время вооруженных конфликтов и войн.
Конвенция о правах ребенка ратифицирована всеми странами-членами ООН, кроме США и Сомали.

9. КОНВЕНЦИЯ ООН О ПРАВАХ ИНВАЛИДОВ (2006)

Конвенция ООН о правах инвалидов, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 2006 года, вступила в силу в марте 2007 года. На сегодняшний день 97 государств в мире ратифицировали и 147 государств подписали Конвенцию.
В статья 3 перечислены следующие принципы Конвенции:
• Уважение достоинства человека, его личной самостоятельности, свободу делать свой выбор и независимость
• Недискриминация
• Полное и эффективное вовлечение и включение в общество
• Уважение особенностей инвалидв и их принятия в качестве компонента людского многообразия и части человечества
• Равенство возможностией
• Доступность среды: свободный доступ к транспортным средствам, местам и информации и невозможность отказа в доступе по причине инвалидности
• Равенство мужчин и женщин
• Уважение развивающихся способностей детей-инвалидов и уважение права детей-инвалидов сохранять свою индивидуальность, право гордиться собой

Политические права и свободы ребенка

Как и любой другой гражданин России, ребенок обладает не только личными, но и политическими правами и свободами.

В статье 30 Конституции РФ предусматривается право граждан на объединение. Для реализации этого права законом не устанавливается возрастных ограничений. Так, ребенок имеет право на участие в детских и юношеских общественных организациях (объединениях). Членами и участниками молодежных общественных объединений могут быть лица, достигшие 14 лет; детских общественных объединений — лица, достигшие 10 лет. Запрещается принуждение несовершеннолетних к вступлению в общественные, общественно-политические организации (объединения), движения и партии, к участию в агитационных кампаниях и политических акциях. Государственные органы, органы местного самоуправления должны оказывать помощь деятельности общественных организаций (объединений), которые содействуют развитию личности детей, их творческих задатков, социальной активности, приобщению к участию в культурной, спортивной жизни, организации досуга.

Субъектами РФ предусматривается проведение следующих мер по поддержке деятельности детских и молодежных общественных организаций:

  • предоставление субсидий за счет внебюджетных средств;
  • предоставление права пользования зданиями, помещениями, оборудованием, находящимися в муниципальной собственности, на бесплатных или льготных условиях;
  • льготная налоговая политика;
  • поощрение спонсорской и благотворительной деятельности юридических и физических лиц, направленной на укрепление материальной базы таких организаций.

Согласно ст. 9 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» администрация образовательных учреждений не вправе препятствовать созданию по инициативе обучающихся в возрасте старше 8 лет общественных объединений, за исключением учреждаемых или создаваемых политическими партиями и детских религиозных организаций.

В статье 31 Конституции закреплено право проводить собрания и митинги. Основной Закон для реализации данного права также не устанавливает возрастных ограничений. Обучающиеся, воспитанники образовательных учреждений, за исключением дошкольных учреждений и учреждений начального общего образования, могут проводить во внеучебное время собрания и митинги по вопросам защиты своих нарушенных прав.

В статье 15 «Конвенции о правах ребенка» также содержится указание на то, что за ребенком признается право на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.

Материал подготовлен методистом ГМЦ ДОгМ Кокшаровой А.А.

НОВЫЙ ДОКЛАД: Freedom in the World 2020 выявил упадок устоявшихся демократий

Вашингтон — 4 марта 2020 г. – Демократия находится под угрозой во всем мире, и это происходит не только в авторитарных государствах, как Китай, Россия и Иран, но также и в странах, имеющих многолетний опыт защиты прав и свобод. Согласно последнему выпуску ежегодного доклада о состоянии политических прав и гражданских свобод в странах мира Freedom in the World 2020, несмотря на то, что протестные движения в каждом регионе продемонстрировали общественный запрос на более эффективное государственное управление, им еще предстоит обратить вспять общую тенденцию ухудшения уровня свободы.

Количество стран, где состояние свободы усугубилось в 2019 году, почти в два раза превзошло количество тех государств, где оно улучшилось, что свидетельствует об ухудшении глобального уровня свободы в течение четырнадцатого года подряд. За это время снизились показатели 25 из 41 устоявшихся демократий в мире.

Тревогу в докладе также вызывает глобальная эрозия приверженности многих стран плюрализму – определяющей черты либеральной демократии. Этнические, религиозные и другие меньшинства приняли основной удар от недавних претеснений со стороны государства как в демократических, так и в авторитарных странах. Находящиеся вне контроля, такие нарушения ставят под угрозу свободу целых стран.

Наиболее ярких примера в текущем докладе два: Китай, где существует множество свидетельств о многолетней кампании режима по уничтожению культуры уйгурского меньшинства и других преимущественно мусульманских групп, и Индия, оценка свободы которой понизилась на самое большое количество баллов среди 25 самых густонаселенных демократий мира. Индия долгое время рассматривалась в качестве потенциального демократического противовеса авторитарному Китаю в Индо-Тихоокеанском регионе, однако тревожный отход нынешнего правительства Индии от демократических норм размывает ценностные различия между Пекином и Нью-Дели.

В рамках индуистского националистического политического курса премьер-министра Нарендры Моди Индия опубликовала в одном из штатов реестр исключительных граждан, приняла национальный дискриминационный закон о гражданстве, а затем использовала агрессивную тактику подавления последовавших протестов. Центральное правительство также внезапно отозвало автономный статус Джамму и Кашмира, единственного в стране штата с мусульманским большинством, и инициировало масштабные репрессивные меры служб безопасности, чтобы обеспечить соблюдение изменений. В результате в индийском Кашмире, который оценивается докладом Freedom in the World отдельно, произошло одно из пяти крупнейших в мире падений показателя свободы за год в течение последнего десятилетия, а статус территории понизился с частично свободной до несвободной.

Демократические процессы в Соединенных Штатах Америки также находятся под угрозой. Несмотря на то, что в этом году показатель страны не изменился, за последние 10 лет он снизился на восемь пунктов по 100-балльной шкале. В 2019 году тревожными сигналами стали правовые изменения, ограничивающие права просителей убежища, новые свидетельства о вмешательстве в избирательную кампанию и обостряющееся противостояние между исполнительной властью и Конгрессом из-за их полномочий. В основе процесса импичмента президенту Дональду Трампу лежит полное пренебрежение к власти Конгресса: Трамп приказал действующим и бывшим государственным служащим игнорировать все повестки Конгресса, требовавшие предоставить документы и дать показания о его попытке получить личную политическую услугу от президента Украины. В то же время администрация президента делала противоречивые высказывания об ухудшении демократических институтов и состоянии прав человека за рубежом.

«Индия и Соединенные Штаты являются крупнейшими и, возможно, самыми влиятельными демократиями в мире, и их отход от идеалов либеральной демократии шлет совершенно неверный сигнал», – заявил Майк Абрамовиц, президент Freedom House. «Если крупные демократические державы не смогут подать убедительный пример и обеспечить конструктивное лидерство, то глобальные тенденции, угрожающие свободе обществ по всему миру, будет невозможно остановить».

Протестующие по всему миру требуют перемен

Всплеск массовых протестов в странах с различными политическими режимами в прошлом году подчеркивает универсальность человеческого стремления к основным свободам и эффективному государственному управлению.  Как в свободных, так и в частично свободных и несвободных странах и территориях люди выходили на улицы, чтобы выразить недовольство существующими политическими системами и потребовать изменений, которые приведут к лучшим, более демократичным результатам. Значительные протесты прошли в Гонконге, Алжире, Боливии, Чили, Эфиопии, Индонезии, Ираке, Иране, Ливане и Судане, и в других местах. Тем не менее эти движения зачастую сталкивались с интересами очень влиятельных групп, и поэтому до сих пор они не привели к значительному улучшению уровня свободы в мире.

«Неконтролируемая жестокость автократических режимов и этический упадок демократических сил совместно делают мир все более враждебным к новым запросам о более эффективном государственном управлении», – прокомментировала Сара Репуччи, вице-президент по исследованиям. «Без большей поддержки и солидарности со стороны устоявшихся демократий, протестные движения, призывающие к свободе и реформам, скорее всего станут жертвами преследований со стороны авторитарных властей».

Freedom in the World 2020 оценивает политические права и гражданские свободы в 210 странах и территориях по всему миру. В докладе основное внимание уделяется событиям, которые произошли в период с января по декабрь 2019 года.

Основные выводы
  • Из 195 исследованных стран 83 (43 процента) были отнесены к свободным, 63 (32 процента)  к частично свободным, и 49 (25 процентов) – к несвободным. Доля свободных стран сократилась на три процента за последнее десятилетие, в то время как доли частично свободных и несвободных стран выросли на два и один процент, соответственно.
  • Разрыв между странами, где свобода ухудшилась, и странами, где она улучшилась, увеличился. В 2019 году люди в 64 странах испытали ухудшение своих политических прав и гражданских свобод, в то время как улучшения произошли всего лишь в 37 странах. Разрыв был меньшим в 2018 году, когда в 68 странах показатели понизились, а в 50-ти – повысились.
  • Большинство стран с наибольший ростом и стран с наибольшим снижением показателей за год находятся в Африке. В Бенине, Мозамбике и Танзании произошли серьезные нарушения во время выборов, а несогласные подверглись репрессиям со стороны государства, в то время как работа в направлении реформ и более демократического правления привела к улучшениям в Судане, Мадагаскаре и Эфиопии.
  • За последние 14 лет в большинстве устоявшихся демократий произошло ухудшение уровня свободы. Двадцать пять из 41 страны, оценивавшейся в 2005 году как развитые демократии и поддерживавших рейтинг свободных в течение 20 лет до этого, ухудшили свои рейтинговые показатели.
  • Массовые протесты неоднозначно повлияли на общие оценки для каждой страны и территории. Например, Гонконг потерял четыре пункта частично из-за репрессивных действий со стороны полиции и проправительственных наемников. В Судане показатель свободы улучшился на пять пунктов после того, как его протесты привели к формированию переходного правительства с разделением власти.
  • Поскольку демократические страны демонстрируют неустойчивую поддержку свободы на международной арене, авторитарные режими расширили свое мировое влияние через опосредованные войны, вмешательство в выборы и цензуру за пределами своих границ.

«Доклад еще раз ясно показывает, что демократия находится в упадке», – сказал Абрамовиц. «Политические права и гражданские свободы находятся под угрозой как в свободных, так и в репрессивных государствах. Эту тенденцию можно переломить, но для этого потребуются совместные усилия правительств, народное давление и участие бизнес-сообщества».

Презентация доклада 11 марта

Представители средств массовой информации приглашаются на презентацию доклада, которая будет проводится Freedom House и Посольством Швеции в Соединенных Штатах Америки 11 марта 2020 года в 16:30. Мероприятие будет включать беседу с Фрэнсисом Фукуямой, директором Центра демократии, развития и верховенства права Стэнфордского университета; Сьюзен Глассер из New Yorker и CNN; Майком Абрамовицем, президентом Freedom House; и Сарой Репуччи, вице-президентом Freedom House по исследованиям и анализу. Со вступительным словом выступит посол Швеции в Соединенных Штатах Америки Карин Олофсдоттер. Место проведения: Посольство Швеции, 2900 K Street NW, Вашингтон, округ Колумбия. RSVP по электронной почте [email protected]

Контактное лицо: Дженнифер Стэйплтон

[email protected]

+1 202.747.7035 

Свобода в мире | Freedom House

Об отчете

С 1973 года Freedom House оценивает состояние политических прав и гражданских свобод во всем мире. Его регулярно используют политики, журналисты, ученые, активисты и многие другие.

Данные

Отчет «Свобода в мире » состоит из числовых рейтингов и вспомогательных описательных текстов для 195 стран и 15 территорий. Внешние аналитики оценивают 210 стран и территорий, используя сочетание исследований на местах, консультаций с местными контактами и информации из новостных статей, неправительственных организаций, правительств и множества других источников. Затем эксперты-консультанты и региональные специалисты проверяют выводы аналитиков. Конечный продукт представляет собой консенсус аналитиков, консультантов и сотрудников Freedom House.

Для каждой страны и территории Свобода в мире  анализирует избирательный процесс, политический плюрализм и участие, функционирование правительства, свободу выражения мнений и убеждений, права на ассоциации и организации, верховенство закона, личную автономию и индивидуальные права.

Файлы сравнительных и исторических данных:

Наши доноры

Этот отчет стал возможным благодаря щедрой поддержке Google, Inc., Фонда Херфорда, Фонда Jyllands-Posten, Lilly Endowment Inc., Meta Platforms, Inc. и Национального фонда за демократию.

Программа Freedom in the World Junior Fellowship дает молодым исследователям критически важный опыт работы в области демократии и прав человека.Девятимесячная программа нанимает младших научных сотрудников на основные исследовательские должности, чтобы внести свой вклад в этот отчет, и вооружает их рядом востребованных на рынке навыков, которые могут способствовать их успешной карьере.

Программа Freedom in the World Junior Fellowship щедро финансируется Фондом семьи Меррилл при поддержке Фонда Пантер. Младшие стипендиаты, вносящие вклад в Freedom in the World 2022 , включают:

  • Мэтью Барак, младший научный сотрудник по Европе и Евразии
  • Алекс Дент, младший научный сотрудник по странам Африки к югу от Сахары
  • Алессандра Рестифо, младший научный сотрудник по Северной и Южной Америке

Международный пакт о гражданских и политических правах

(неофициальное резюме)
 

Настоящий Пакт был принят Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 16 декабря 1966 года и вступил в силу 23 марта 1976 года . К маю 2012 года Пакт был ратифицирован 167 государствами.

Пакт развивает гражданские и политические права и свободы, перечисленные во Всеобщей декларации прав человека.

В соответствии со статьей 1 Пакта государства обязуются поощрять право на самоопределение и уважать это право. Он также признает прав народов свободно владеть, торговать и распоряжаться своими природными богатствами и ресурсами.


Среди прав лиц, гарантированных Пактом, следующие:

Статья 2

Право на обращение в суд в случае нарушения их прав, даже если нарушитель действовал в официальном качестве.

Статья 3

Право на равенство мужчин и женщин в пользовании своими гражданскими и политическими правами.

Статья 6

Право на жизнь и выживание.

Статья 7

Свобода от бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания.

Статья 8

Свобода от рабства и подневольного состояния.

Статья 9

Право на свободу и личную неприкосновенность и свободу от произвольного ареста или задержания.

Статья 11

Освобождение из тюрьмы за долги.

Статья 12

Право на свободу передвижения и свободу выбора места жительства

Статья 14

Право на равенство перед законом; право считаться невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана, и право на справедливое и публичное слушание дела беспристрастным судом.

Статья 16

Право на признание правосубъектности.

Статья 17

Право на неприкосновенность частной жизни и его защита законом.

Статья 18

Свобода мысли, совести и религии.

Статья 19

Свобода мнения и выражения.

Артикул 20

Запрет пропаганды войны или национальной, расовой или религиозной ненависти.

Статья 21

Право на мирные собрания.

Статья 22

Право на свободу ассоциации.

Статья 23

Право на вступление в брак и создание семьи

Статья 24

Права детей (статус несовершеннолетних, гражданство, регистрация и имя).

Артикул 25

Право участвовать в ведении государственных дел, голосовать и быть избранным, а также доступ к государственной службе.

Статья 26

Право на равенство перед законом и равную защиту

Статья 27

Право представителей религиозных, этнических или языковых меньшинств пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и использовать свой язык.


Пакт имеет обязательную юридическую силу; Комитет по правам человека, созданный в соответствии со статьей 28, следит за ее выполнением. Первый Факультативный протокол устанавливает механизмы рассмотрения индивидуальных жалоб для МККП.К маю 2012 года протокол ратифицировали 114 государств. Второй Факультативный протокол вступил в силу в 1991 году и направлен на отмену смертной казни. К маю 2012 года его ратифицировали 74 государства.

Принципы защиты гражданских и политических прав в борьбе с Covid-19

Пандемия Covid-19 представляет серьезную угрозу для здоровья населения, но чрезвычайные меры, принимаемые для борьбы с опасностями, также могут расширены и перепрофилированы после того, как кризис прошел. Freedom House призывает правительства защищать гражданские и политические права во время и после пандемии, следуя этим принципам:

  1. Любые чрезвычайные ограничения должны быть четко сообщены, введены в действие прозрачным образом, хорошо обоснованы законом, необходимы для достижения законных целей и соразмерны угрозе.
     
  2. Чрезвычайные ограничения, затрагивающие основные права, включая свободу собраний, ассоциаций или внутреннего передвижения, должны быть ограничены по продолжительности, подлежат независимому надзору, а также должны вводиться и продлеваться только на основе прозрачных критериев.Люди должны иметь возможность добиваться средств правовой защиты и компенсации за любые ненужные или несоразмерные нарушения прав, совершенные во время кризиса.
     
  3. Новые или расширенные программы наблюдения, использующие новые технологии или собирающие личную информацию отдельных лиц, в том числе полученную от частных компаний, должны осуществляться открыто и прозрачно, с научной точки зрения необходимы для ограничения распространения болезни, ограничены по продолжительности, подлежат независимому надзора и «защищены» от других коммерческих и государственных целей, таких как обеспечение соблюдения законов и иммиграционной политики.
     
  4. Свободная пресса особенно важна во время чрезвычайных ситуаций. Не должно быть государственной цензуры или других необоснованных ограничений на свободное распространение информации. Необходимо приложить все усилия для обеспечения и поддержания доступа к Интернету и другим коммуникационным платформам. Уголовные наказания за распространение ложной информации являются непропорциональными и подвержены произвольному применению и злоупотреблениям. Вместо этого правительства должны противостоять любой лжи, предоставляя четкую, точную и актуальную информацию.
     
  5. Необходимо принять все возможные меры для защиты проведения свободных и справедливых выборов, в том числе путем корректировки правил регистрации избирателей и процедур на избирательных участках, поощрения досрочного голосования и разрешения голосования по почте или других процедур дистанционного голосования, когда их честность может будь уверен. Отсрочка выборов должна быть только крайней мерой и должна поддерживаться законом и широким консенсусом среди политических сил и независимых экспертов.

Законодательная линия

Перечень не допускающих отступлений прав и свобод в соответствии со статьей 4 МПГПП 

Список не допускающих отступлений прав и свобод

в соответствии со статьей 4 Международного пакта о гражданских и политических правах

ЧАСТЬ III

Статья 6

1.Каждый человек имеет неотъемлемое право на жизнь. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни.

2. В странах, не отменивших смертную казнь, приговор к смертной казни может быть вынесен только за самые тяжкие преступления в соответствии с законом, действовавшим на момент совершения преступления, и не противоречащим положениям настоящего Пакт и к Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Это наказание может быть осуществлено только в соответствии с окончательным решением, вынесенным компетентным судом.

3. Когда лишение жизни представляет собой преступление геноцида, подразумевается, что ничто в настоящей статье не разрешает любому государству-участнику настоящего Пакта каким-либо образом отступать от любого обязательства, взятого на себя в соответствии с положениями Конвенции о предупреждении и наказании. преступления геноцида.

4. Любой приговоренный к смертной казни имеет право просить о помиловании или смягчении приговора. Амнистия, помилование или смягчение смертного приговора могут быть предоставлены во всех случаях.

5. Смертный приговор не назначается за преступления, совершенные лицами, не достигшими восемнадцатилетнего возраста, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин.

6. Ничто в настоящей статье не может использоваться для отсрочки или предотвращения отмены смертной казни любым Государством-участником настоящего Пакта.

Статья 7

Никто не может быть подвергнут пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. В частности, никто не может без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным экспериментам.

Статья 8

1. Никто не может содержаться в рабстве; рабство и работорговля во всех их формах запрещаются.

2. Никто не может содержаться в подневольном состоянии.

Статья 11

Никто не может быть лишен свободы только на основании неспособности выполнить договорное обязательство.

Статья 15

1 . Никто не может быть признан виновным в каком-либо уголовном преступлении в связи с каким-либо действием или бездействием, которое не являлось уголовным преступлением в соответствии с национальным или международным правом на момент его совершения. Не может быть назначено более тяжкое наказание, чем то, которое применялось в момент совершения уголовного преступления. Если после совершения преступления законом предусмотрено применение более легкого наказания, правонарушитель получает от этого выгоду.

2. Ничто в настоящей статье не препятствует суду и наказанию любого лица за любое действие или бездействие, которое на момент его совершения было преступным в соответствии с общими принципами права, признанными сообществом наций.

Статья 16

Каждый имеет право на признание в любом месте правосубъектности.

Статья 18

1.Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору, а также свободу индивидуально или совместно с другими, публично или в частном порядке исповедовать свою религию или убеждения в богослужении, обрядах, практике и обучении.

2. Никто не должен подвергаться принуждению, которое нанесло бы ущерб его свободе иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору.

3. Свобода исповедовать свою религию или убеждения может подлежать только таким ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы для защиты общественной безопасности, порядка, здоровья или нравственности или основных прав и свобод других лиц. 4. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу родителей и, в соответствующих случаях, законных опекунов обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями.

Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП)

МПГПП – это международный договор о правах человека, принятый в 1966 году. Великобритания согласилась следовать МПГПП в 1976 году. Он позволяет людям пользоваться широким спектром прав человека, в том числе правами, касающимися:

  • свобода от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания

  • права на справедливое судебное разбирательство

  • свобода мысли, религии и слова

  • частная жизнь, дом и семейная жизнь

  • равенство и недискриминация

Найдите в нашем трекере прав человека все рекомендации ООН по МПГПП и другим договорам. На странице МПГПП есть конкретная информация о том, как он контролируется и соответствует ли Великобритания международным стандартам.

В последний раз ООН изучала, насколько хорошо Великобритания выполняет МПГПП, в июне 2015 г. и опубликовала свои рекомендации в августе 2015 г. В их числе:

  • обеспечение того, чтобы любой закон, принятый взамен Закона о правах человека 1998 г., усиливал защиту прав человека в Великобритании

  • поддержание надлежащего баланса между национальной безопасностью и ответственностью за нарушения прав человека, предположительно совершенные британскими вооруженными силами за границей

  • усиление усилий по предотвращению расизма и ксенофобии

  • усиление мер по предотвращению насилия в отношении женщин и девочек

  • принятие мер по предотвращению самоубийств и членовредительства взрослых и молодых людей, находящихся под стражей государства

  • , устанавливающий срок содержания под стражей иммигрантов и обеспечивающий реформы системы ускоренного рассмотрения задержанных в полном соответствии с международным правом прав человека

    .
  • пересмотр законов о слежке, чтобы любое вмешательство в право на неприкосновенность частной жизни было законным, соразмерным и необходимым

Самая последняя работа, которую мы подготовили в рамках мониторинга МПГПП, включает:

Последнее обновление: 12 марта 2020 г.

гражданских прав против.Гражданские свободы

 «Гражданские права» и «гражданские свободы» — это термины, которые часто используются как синонимы, взаимозаменяемо, но на самом деле эти термины очень разные. Гражданские свободы — это свободы, гарантированные нам Конституцией для защиты от тирании (вспомните: наша свобода слова), в то время как гражданские права — это юридические права, защищающие людей от дискриминации (вспомните: дискриминация в сфере занятости).

Вы имеете право хранить молчание. Вы имеете право на справедливое судебное разбирательство.Вы также имеете право голоса и право на неприкосновенность частной жизни. Американцы хорошо знакомы с этими правами, но считаются ли они гражданскими правами или гражданскими свободами? В этой статье исследуются различия между гражданскими правами и гражданскими свободами с конкретными законами, соответствующими каждому термину.

Гражданские права

Гражданские права касаются основного права на свободу от неравного обращения на основании определенных защищенных характеристик (раса, пол, инвалидность и т. д.) в таких условиях, как занятость, образование, жилье и доступ к общественным объектам.Нарушение гражданских прав происходит в определенных ситуациях, когда лицо подвергается дискриминации на основании охраняемой характеристики. Большинство законов о гражданских правах принимаются федеральным правительством посредством федерального законодательства или прецедентного права.

Гражданские свободы

Гражданские свободы касаются основных прав и свобод, которые гарантированы либо явно определены в Билле о правах и Конституции, либо интерпретированы или выведены на протяжении многих лет законодательными органами или судами.

Гражданские свободы включают:

  • Право на свободу слова
  • Право на неприкосновенность частной жизни
  • Право хранить молчание на допросе в полиции
  • Право на свободу от необоснованных обысков в вашем доме
  • Право на справедливое судебное разбирательство
  • Право на брак
  • Право голоса

Гражданские права против гражданских свобод

Закон проводит различие между гражданскими правами, что означает основное право на свободу от дискриминации на основе определенных личных характеристик, таких как пол, раса или инвалидность, и гражданскими свободами, которые являются основными свободами.Гражданские свободы касаются фактических основных свобод; гражданские права касаются обращения с человеком в отношении определенных прав. В отличие от гражданских свобод, где люди пользуются широкими правами, гражданские права содержат аспект защиты этих прав, основанный на определенных характеристиках.

Один из способов рассмотреть разницу между гражданскими правами и гражданскими свободами состоит в том, чтобы посмотреть на 1) какое право затрагивается и 2) чье право затрагивается.

Например, как наемный работник вы не имеете законного права на продвижение по службе, главным образом потому, что получение повышения не является гарантированной «гражданской свободой».» Однако, как женщина-сотрудник, вы имеете законное право на свободу от дискриминации при рассмотрении кандидатуры на повышение по службе — вам не может быть отказано в повышении на основании вашего пола (или расы, инвалидности и т. д.). не продвигать работницу исключительно из-за пола работника, работодатель совершил нарушение гражданских прав и причастен к незаконной дискриминации при приеме на работу по признаку пола или пола.

Вот еще один пример: право вступать в брак — это гражданская свобода, а однополый брак — это вопрос гражданских прав.Если паре (однополой или разнополой) отказывают в разрешении на брак, потому что секретарь суда решил вообще не выдавать их, то их гражданские свободы были нарушены. Но если клерк отказывает в разрешении на брак только ЛГБТ-парам, это нарушение гражданских прав.

Обратитесь к адвокату по гражданским правам за помощью с вашим юридическим иском

Знание разницы между гражданскими правами и гражданскими свободами может помочь определить, есть ли у вас претензии по гражданским правам. Если вы считаете, что ваши гражданские права были нарушены, подумайте о том, чтобы поговорить с ближайшим к вам адвокатом по гражданским правам, чтобы лучше понять ваши юридические возможности.

Гражданские права (Стэнфордская философская энциклопедия)

1. Свободное и равноправное гражданство

Свободные и равноправные граждане в современном обществе пользуются правами как на общественная и частная автономия. Каждый гражданин должен иметь права, обеспечивающие их свобода участвовать в формировании общественного мнения и в коллективные решения общества (общественная автономия), а также права, гарантирующие их свободу решать, каким путем жизнь, которую нужно преследовать (частная автономия) (Хабермас, 1996).Важность Эти два аспекта современного гражданства вытекают из того, что Ролз называет «две моральные силы» личности: способность иметь и действовать исходя из чувства справедливости и способности удерживать, пересматривать и действовать исходя из концепции добра (1995: 164; 2001: 18). Люди являются свободными и равными гражданами, когда их общество и его политическая система уделяет равное и должное внимание интересам каждого имеет в развитии и применении их собственных моральных сил.

Идея свободного и равного гражданства возникла в течение несколько столетий в западных обществах, которые станут современными представительные демократии.Идея восходит к 17 веку. века английские эгалитаристы и либералы, такие как Лилберн (1649) и Локка (1690/1952), и получила драматическое выражение в период Французская революция с ее «Декларацией прав человека и Гражданин» (1789) и свержение укоренившихся иерархий и абсолютистское правление старого режима. Но пока в 20-го века, расистские и сексистские предположения о том, что человеческое существа имели возможность быть полноценными членами общества привело к неоправданно суженному представлению о том, кто может законно претендовать на права свободного и равноправного гражданина.Эти предположения были в значительной степени исключены из философского дискурса, хотя и сохраняются в некоторых слоях общества.

2. Стандартная идея

В современном публичном дискурсе термин «гражданские права» обычно используется для обозначения диапазона прав, более узкого, чем полный совокупность требований, принадлежащих свободным и равным гражданам. Это использование отражает ставшее общепринятым представление о гражданских правах как о правах, члены общества против дискриминации по признаку расы, пол, этническая принадлежность, инвалидность, сексуальные предпочтения и другие характеристики, рассматриваемые как морально неприемлемые причины для распределение основных социальных благ и бремени.Дискриминация, в свою очередь, понимается как охватывающий те действия, политику и практики, которые (неправомерно) ставят в невыгодное положение членов определенных социально значимые группы, в силу их групповой идентичности, относительной другим членам общества (ср. Lippert-Rasmussen 2014).

Кристофер Шмидт утверждает, что стандартная идея — это идея 20-го века. развитие, отклоняющееся от концепции гражданских прав, которая господствовала в течение десятилетий после Гражданской войны. Он отмечает, что ранее понятие, относящееся к «праву заключать контракт, владеть имуществом, предъявлять иски, давать показания в суде и право на физическую безопасность», все из которых были считается «основным для гражданства» (2021: 30 и 52).Но «[когда] гражданские права возродились [sic] в середине десятилетия двадцатого века», возникла «новая» концепция, которая «сосредоточена на всеобъемлющий принцип недискриминации, а не ограниченный собрание основных прав» (135).

Робин Уэст рисует аналогичную историческую картину, хотя ее внимание сосредоточено на правовой доктрины, а не на общественном понимании. Она пишет: «У нас нет гражданских прав ни на что, кроме право на недискриминацию… в соответствии с нашими современными концепция гражданских прав» (2019: 74).Уэст объясняет, как США Верховный суд сыграл важную роль в нынешнем господстве этого идея гражданских прав, но она также указывает на роль, которую господствующее юридическая наука сыграла. В отличие от этой нынешней идеи, согласно «классическому пониманию» (29), которого придерживался XIX в. юристов, гражданские права «были не просто правами не быть дискриминированы» на основании недопустимого характеристик», но также включал «однозначно права с по что-то: . .. для защиты и безопасности, для входа и обеспечения контракты, право собственности на покупку или продажу имущества» и другие категорические требования необходимо для «членства в обществе» (149–50 и 157, акцент в оригинал). Как прогрессивный либерал, стремящийся иметь правовую доктрину признавать материальные экономические притязания правами гражданства, Запад стремится превзойти стандартную идею, подчинив ее обновленному вариант классического понимания.

Возможно, это удивительно, но многие радикальные активисты, призывающие к революционным изменения проигнорировали любое представление о гражданских правах, более широкое, чем стандартный один.Соответственно, Анджела Дэвис, одна из самых выдающихся этих активистов, объясняет, что «рамки гражданских прав» слишком мал, чтобы понять природу борьбы чернокожих за свободу в Америка и не только. Борьба «была не только вопросом приобретение формальных прав на полноценное участие в жизни общества, но скорее речь шла и о материальных правах – о рабочих местах, бесплатное образование, бесплатное здравоохранение, доступное жилье, а также о прекращение расистской полицейской оккупации черных сообществ» (2016: 72).Таким образом, Дэвис следует правовому мейнстриму, отказываясь называть «гражданские права» категорические претензии на такие блага, как рабочие места, жилье, здравоохранение и надежная полиция.

Уэст утверждает, что стандартная идея неразрывно связана с концептуальная ошибка. Рассмотрим право на защиту от частного насилие, которое Уэст характеризует как « непреодолимое, минимальным и даже квинтэссенцией гражданского права» (2019: 66; курсив в оригинал). Каждый член общества имеет такое право, утверждает она, и, если правительству не удастся обеспечить его для всех, то гражданское права всех нарушаются, несмотря на то, что было бы быть никакой дискриминации, связанной с отказом (23). Соответственно, она считает концептуальной ошибкой «смешивать[ ] идею недискриминации с идеей гражданских прав» (18).

Кроме того, Уэст утверждает, что стандартная идея связана с нормативной. ошибки, потому что не подтверждает, что члены общества не только имеют право не лишаться определенных льгот за дискриминационные причины; они также имеют категорическое право на тех, преимущества. В результате, согласно стандартной идее, гражданские права оказываются «пустыми» и «формальными», лишенными существенное содержание, потому что они не предписывают результатов в распределения благ, а требуют лишь того, чтобы процессы распространение должно быть свободным от дискриминации (46 и 48).

Для Запада проявляется нормативный дефицит стандартной идеи. в постановлениях Верховного суда об образовании и работа. Суд постановил, что существуют конституционные права против отказа в возможности получения образования или трудоустройства на признаках расы или пола, но не признал каких-либо категорических конституционное право на образование или работу (204–212). Суд даже не признал категорическое гражданское право на полицию защита. Запад рассматривает эти неудачи как отражение стандартного идея и ее радикально усеченная концепция «долга государства принимает, когда мы вступаем в общественный договор» (66).

Однако стандартная идея не является концептуально или нормативно несовершенна в том смысле, в каком ее утверждает Запад. Идея в том, последовательно сочетается с признанием того, что помимо антидискриминационные права, свободное и равное гражданство требуют прав на защиту полиции, образование и другие блага, которые современные общество может и должно обеспечивать своих членов. Если Верховный суд неправомерно не признавать такие притязания в качестве основных прав граждане, то проблема не в стандартной идее, а скорее с обедненным пониманием суда свободных и равных гражданство.

Кроме того, обвинение Уэста в том, что стандартная идея делает цивилизованным права «пусты» из-за чисто «формального» характера антидискриминационные права, как представляется, чрезмерно преуменьшают нормативные значимость претензий против дискриминации. Хотя такие претензии являются в некотором смысле «формальными», заявления, которые являются формальными, все же могут быть морально важный. Дэвис признает это, написав, что гражданские права «чрезвычайно важны», хотя она добавляет, что «свобода важнее обширнее, чем гражданские права» (2016: 72).

Нормативная значимость формальных прав может быть оценена учитывая право голоса на свободных и справедливых выборах. Здесь нет гарантированный или заранее определенный результат на таких выборах, и, к тому В той или иной степени право голоса носит формальный характер: это право быть частью процесс, а не право на какой-либо конкретный результат процесса. Но франшиза не является нормативно «пустой»; скорее, это право, которое помогли людям в современном обществе защитить себя от серьезных несправедливость (гл.4 ниже).

3. Категории прав

Гражданские права часто понимались как противопоставление притязаниям. относятся к разным категориям прав: политическим, социальным, благосостояние и культура, среди прочего. Конкурирующие концепции гражданского права рисовали контрасты по-разному и для разных целей. В той мере, в какой конкретный контраст используется для выражения точка зрения, которая необоснованно ограничивает объем требований, принадлежащих свободным и равное гражданство, контраст подлежит критике и пересмотру на основе достаточно емкой идеи гражданских прав.Такая критика и ревизия привели к отказу от некогда широко распространенного считают, что политические права не являются гражданскими правами. И, в приговоре многих, хотя и не всех, современных мыслителей, социальных и культурных права, как и политические права, необходимы для свободы и равноправие граждан и поэтому должны считаться типами гражданских права, а не как права совершенно иного рода.

3.1 Политические и социальные права

Вплоть до 20-го века гражданские права резко противопоставлялись с политическими и социальными правами.Гражданские права включали в себя права владеть имуществом, заключать юридически обязывающие договоры, получать причитающиеся судебный процесс, подавать частные иски, давать показания в суде и поклоняться свою религию. Они также касались свободы слова и пресса (Амар 1998: 216–217). Но они были традиционно задуманы исключающие право голосовать или занимать государственные должности, которые были отнесены к совершенно отдельной категории — к политическим правам, и предоставляется по закону только (некоторым) взрослым мужчинам. Социальные права касалась области взаимодействий, считающихся «личными», которые охватывают не только личные отношения, такие как дружба, но сделок между предприятиями и их клиентами.

Отделение гражданских прав от политических и социальных было традиционно используется для ограничения объема прав гражданства, чтобы удерживать членов определенных социальных групп, особенно женщин, чернокожих, и наемных рабочих, находящихся в их подчиненном положении. Претензии членов из этих групп в избирательном праве было отказано с утверждением, что, хотя все граждане имели право на гражданские права, не все наделены политическими правами. Говорят, что франшиза не право, а скорее «привилегия», должным образом предоставляемая только тем, кто были в состоянии использовать его таким образом, который способствовал бы благу общества (Кейссар: 38 и 177). И претензии негров к удовлетворению по делам или ехать в вагоне, к которому белые в доступе было отказано с утверждением, что гражданские права не касаются по социальным вопросам, таким как решения отдельных лиц и предприятий ассоциироваться с представителями одной расы, но не с другой. Такие решения считались аналогом выбора человеком друзей или гости ужина.

В течение десятилетий после гражданской войны Верховный суд США постановил что с точки зрения конституционного права политические права не среди прав, принадлежащих всем взрослым гражданам, и что Конгресс не имел право запрещать расовую дискриминацию в доступе к товарам и услуги частных фирм, которые обслуживали население.В Майнор v. Happersett , Суд сослался на гражданско-политическое различие в утверждая, что, несмотря на то, что женщины, несомненно, были гражданами, « Конституция, когда она давала гражданство, не обязательно даровать избирательное право» (1874: 177). И в гражданских правах Дела , Суд отменил Закон о гражданских правах 1875 г. , написав, что Конституция не наделяет Конгресс полномочиями «урегулировать то, что можно назвать социальными правами людей и рас в сообщества, а только для того, чтобы провозгласить и подтвердить эти фундаментальные права, которые относятся к сущности гражданства» (1883: 22).

Соответственно, суд использовал гражданско-политико-социальное разграничение для сформулировать свою концепцию гражданства, и эта концепция разрешила иерархическая сортировка граждан по полу и расе. Суды постановления и рассуждения отражали доминирующие взгляды на расу и пол в Американское общество в то время и десятилетия спустя. Эти взгляды однако не остался без внимания. Вызовы ставили женщины в суфражистском движении и чернокожими, которые утверждали, что доступ к голосование было необходимо для эффективного осуществления прав на собственность, договор и другие традиционные гражданские права.

3.2 Социальные и социальные права

В влиятельном эссе, впервые опубликованном в 1950 г. , британский социолог Т.Х. Маршалл постулировал «эволюцию гражданственности, которая непрерывно развивалась в течение примерно 250 лет» (Маршалл и Боттомор 1987: 7). Маршалл использовал трехстороннее различие, которое был в некотором роде похож на традиционное различие, обнаруженное в мнения Верховного суда США, но его цель была совсем другой от любых попыток иерархически рассортировать граждан по разным категории с различным набором прав.Он предполагал, что права гражданство должно быть одинаковым для всех, и его цель состояла в том, чтобы показать что набор прав расширялся на протяжении веков.

Маршалл различал гражданские, политические и социальные права. утверждал, что в течение нескольких столетий идея гражданство постепенно расширилось, охватив только гражданское права на включение политических прав, а затем, во время 20 -го века, к закреплению социальных прав. Его различие между гражданскими и политическими правами проходило по линии, У.С. Верховный суд нарисовал в 19 -м веке между правами на собственность, контрактом, надлежащей правовой процедурой и т. д., на одном стороны, а право голоса и занимать должность — с другой. Но что он подразумевал под термином «социальные права» совсем другое из того, что имел в виду Верховный суд США.

Маршалл объяснил, что «социальные права» относятся к « весь спектр [прав] от права до капельки экономического благополучие и безопасность на право в полной мере участвовать в общественной наследия и жить жизнью цивилизованного существа в соответствии с нормы, сложившиеся в обществе» (8).Включены права на «а минимальное предложение определенных основных товаров и услуг (таких как медицинское обслуживание и расходные материалы, жилье и образование) или минимум денежный доход, который можно потратить на предметы первой необходимости» (32). Таким образом, социальные права Маршалла радикально отличались от права, на которые ссылался Верховный суд в Гражданских правах Дела : права суда были правами лиц на ассоциироваться с другими, кто хотел ассоциироваться с ними и исключать из их круга кого угодно, а Маршалл были права на долю основных социальных благ, доступ к которым он мысль была необходима для личного благополучия или благосостояния. Соответственно, Маршалл предполагал, что то, что стало называться «права на благосостояние» относились к правам свободных и равных граждан и таким образом, были «гражданские права» в широком смысле.

Сегодня во многих богатых странах, но не в США, права на социальное обеспечение охраняются в соответствии с конституционным принципом. Например, Статья 75 Конституции Дании гласит, что «любое лицо, неспособное содержать себя или своих иждивенцев, если ни одно другое лицо не ответственность за его или их содержание, имеют право на получение общественная помощь.И Федеральный конституционный суд Германии установлено, что Основной закон страны устанавливает «Социалстат». (отражая использование Маршаллом слова «социальный») и обеспечивает каждому члену общества может быть предоставлено обеспеченное правовой защитой право правительство «материальные предпосылки, которые необходимы за его или ее физическое существование и за минимальное участие в общественной, культурной и политической жизни» [Эгиды 2011: 1964].

3.3 Культурные права

Культурные права включают языковые права членов культурных меньшинств и права коренных народов на сохранение их культурных институтов и обычаев, а также осуществлять некоторую меру политическая автономия.Статья 27 Международного пакта о гражданских и Политические права заявляет, что такие права должны быть защищены: «В тех государствах, в которых этнические, религиозные или языковые меньшинства существуют, лица, принадлежащие к таким меньшинствам, не могут быть лишены право совместно с другими членами своей группы пользоваться своей собственной культуры, исповедовать и исповедовать свою религию или пользоваться своим языком». Точно так же Канадская хартия прав и Freedoms защищает языковые права меньшинств, а раздел 27 предусматривает: «Настоящая Хартия должна толковаться в соответствии с с сохранением и приумножением многокультурного наследия канадцы.В Соединенных Штатах Закон об избирательных правах защищает говорящие на некоторых языках меньшинств (52 USC §10303), и конституционная доктрина признает, что коренные индейские племена имеют некоторые права политического самоуправления.

Существуют серьезные философские разногласия по поводу легитимности и объем прав культурного членства. Кимлика утверждал, что либеральная приверженность защите равных прав людей требует общества для защиты таких прав, соответствующим образом определенных (1989, 1994, 1995).Он различает три вида прав, на которые претендовали различные группы, культура которых отличается от доминирующей культуры страна: (1) права на самоуправление, включая притязания на степень политической автономии через меньшинство собственные институты культуры, (2) полиэтнические права, включающие особые притязания представителей культуры меньшинств на облегчение их интеграция в основные институты и практики, и (3) представительские права, связанные с особым требованием меньшинства культуры, чтобы ее члены работали в законодательных органах и других политических органы более широкого общества (1995: 27–33).

Кимлика утверждает, что эти три вида групповых прав могут в принципе, быть оправданным для тех популяций, которые он определяет как «национальные меньшинства», такие как коренные американцы в Соединенные Штаты и квебекцы и аборигены в Канада. Национальное меньшинство – это «межпоколенческое сообщество, более или менее институционально законченные, занимающие данную территорию или родина, [и] общий язык и история» (18). Кимлика утверждает, что «предоставление специальных права, земельные претензии или языковые права [национального] меньшинства … можно рассматривать как ставящее… [это] в более равное положение [с большинством], уменьшая степень, в которой меньшая группа уязвим перед большим» (36–37).Такие особые права не связаны с предоставлением национальному меньшинству полномочий принимать лишил своих членов каких-либо гражданских прав. Скорее, права «внешняя защита», обеспечивающая группу полномочиями и иммунитеты, с помощью которых она может защитить свою культуру от потенциально вредные решения общества в целом (35).

По словам Кимлики, в отличие от национальных меньшинств (и беженцы), большинство иммигрантов покинули свою исконную культуру добровольно и поэтому имеют право лишь на гораздо более ограниченный набор групповые права. Эти «полиэтнические права» определенные корректировки или приспособления, сделанные в действующем законодательстве и нормативных актов, чтобы дать людям доступ к общественному мейнстриму. Таким образом, Кимлика считает, что ортодоксальные евреи в вооруженных силах США должны иметь законное право носить ермолку при исполнении служебных обязанностей и Канадские сикхи имеют законное право на освобождение от мотоциклов. законы шлема (31).

Кимличка различает национальные меньшинства и иммигрантов подвергся критике со стороны Чоудри, который пишет, что «в в большинстве случаев решение об иммиграции не является бесплатным» (2002: 64) из-за укоренившихся особенностей мировой экономики и других факторы, не зависящие от иммигрантов.Но Паттен защищает квалифицированную форму различия Кимлики, утверждая, что в свете благ, получаемых иммигрантами, и моральной прерогативой, государствам нравится заниматься своими собственными национальными проектами, «скромное приоритет требований национальных меньшинств над требованиями иммигрантов разумно и допустимо» (2014: 295–96).

Однако Паттен считает, что подход Кимлики несовершенен, когда речь идет о культурных меньшинствах, включая иммигрантов — которые географически рассредоточены и не имеют институтов, которые могли служить основой для их коллективного самоуправления. Contra Kymlicka, Паттен утверждает, что, исходя из справедливости, такие лица имеют право на то, чтобы их культурная практика соответствовала уровню признания и приспособления от государства, равного тому, что культура большинства пользуется. Это право происходит от либерального «обязательство государства предоставлять справедливые возможности для решимость ко всем своим гражданам» (29) обязательство, влекущее за собой что государство «обязанно быть нейтральным по отношению к различные представления о добре, которые утверждаются его граждан» (27).Надлежащая форма нейтралитета (что Паттен называет «нейтральностью обращения») достигается, когда государство предоставляет сопоставимые средства, ресурсы и возможности для членов групп культурных меньшинств, чтобы они не ни в неблагоприятном, ни в выгодном положении по сравнению с теми, кто находится в культурной большинства, когда дело доходит до реализации связанных с идентичностью аспектов их представления о добре. Паттен объясняет особенности, связанные с идентичностью, как те, которые являются не просто предпочтениями, но помогают определить ощущение человеком того, кто он есть, и занимать центральное место значимость в системе целей человека.

Согласно Паттену, среди областей, в которых можно было бы назвать государство при распространении особых прав на культурные меньшинства — это язык, праздники и устройство подгосударственных политических подразделений. Для Например, нейтральность обращения может потребовать от государства предоставления услуги, такие как помощь в подготовке налоговых деклараций или информация по вопросам здравоохранения на языках культурных меньшинств. Хотя такие приспособления выходят далеко за рамки того, что есть у Кимлики. одобрен, Паттен соглашается с ним в том, что основная цель культурного прав не в том, чтобы обеспечить выживание культуры.Как говорит Паттен, такие права «не являются правами на сохранение культуры» (29). Как только система справедливых возможностей установлена, все возникающий культурный результат справедлив, даже если некоторые культуры «бороться или… исчезнуть совсем» (29).

Несмотря на различия, позиции Паттена и Кимлицка занимают промежуточное положение между взглядами, которые в значительной степени противоречат идее культурных прав и взглядов, которые охватывают такие права на том основании, что выживание культур внутренней важности, несводимой к интересам отдельных лиц.Барри придерживается первой, антагонистической точки зрения, а Тейлор придерживается другой. последний.

Барри утверждает, что «существуют определенные права против угнетения, эксплуатация и вред, которым подвергается каждый человек вправе предъявлять претензии, и… апеллирует к культурному разнообразию и плюрализм ни при каких обстоятельствах не может превзойти ценности основных либеральных права» (2001: 132–133). Правовая система должна защищать эти права, беспристрастно навязывая одинаковые правила всем лицам, независимо от их культурной или религиозной принадлежности.Барри позволяет несколько исключений, таких как размещение мальчика-сикха, чей тюрбан нарушил правила школьной формы, но считает, что условия при которых такие исключения будут оправданы «редко доволен» (2001: 62).

На другом конце спектра Тейлор (1994) выступает за форму коммунитаризм, придающий особое значение выживанию культуры. По его мнению, дифференцированное обращение в соответствии с законом для некоторые виды практики иногда оправданы на том основании, что такие лечение важно для поддержания жизни культуры.И Тейлор утверждает, что культурное выживание иногда может преобладать над основными индивидуальные права, такие как свобода слова. Соответственно, он защищает юридические ограничения на использование английского языка в Квебеке, ссылаясь на сохранилась французская культура Квебека.

4. Право голоса

Конфликт по поводу того, кто должен иметь право голоса, был частью история современного представительного правления с момента его возникновения в Англии в 17 -м веке. Потому что выборы центральной для таких систем управления и различных групп, которые составляют общество, имеют конкурирующие политические интересы, проблема которых слои населения должны иметь франшизу уже давно оспариваемый. Имущественный и половой ценз резко ограничивал франшиза в 20 -й век. Оппозиция универсальному избирательное право мужчин исходило от тех, кто утверждал, что мужчины без достаточного собственности не хватало независимости разума и ставки на благо сообщество, необходимое для ответственного осуществления франшизы (Кейссар 2000: 8–10). После индустриализации произведен большой класс наемных рабочих, общий аргумент против всеобщего избирательного права заключался в том, что Предоставление рабочим права голоса приведет к установлению катастрофический социалистический или коммунистический режим.Оппозиция избирательное право женщин исходило от тех, кто придерживался традиционных патриархальное представление о том, что врождённые способности женщин подходят им, не для публичного мира политики, а для ограниченного частного сфера семейной жизни и домашнего хозяйства (Keyssar 2000: 141).

В США право голоса для темнокожих мужчин было достигнуто дек. jure вскоре после Гражданской войны, но по всему Югу право было , де-факто было отказано, пока Движение за гражданские права не возглавило к Закону об избирательных правах 1965 г. Однако попытки лишить чернокожих голосовать и ослабить их право голоса после акта (разделы 4.1 – 4.3 ниже).

4.1 Лишение избирательных прав чернокожих американцев

15 -я поправка к Конституции США была ратифицирована в 1870 г., веха эпохи Реконструкции, когда радикальные Республиканцы и их союзники стремились обеспечить, чтобы Америка вольноотпущенники и их собратья-черные будут свободными и равными гражданами. То поправка запрещает отказ или ограничение права голоса по учет расы и уполномочивает Конгресс принимать «соответствующие законодательства» для осуществления запрета.Но это займет столетие после ратификации поправки перед неграми по всей Юг мог зарегистрироваться и проголосовать без широко распространенного и открытого дискриминация и вполне обоснованный страх перед экономическим принуждением и ответное насилие. Даже во времена Реконструкции, когда многие негры могли голосовать под защитой федеральных войск, оккупировавших юг в то время существовала обычная дискриминация и насилие в отношении чернокожих, пытающихся реализовать свое конституционное право.

Верховный суд дал вымученную интерпретацию федеральному законодательство, направленное на защиту избирательных прав чернокожих, заявив, что законодательство не было «соответствующим» в качестве основы для преследование государственных чиновников, которые грубо мешали чернокожим от регистрации до голосования ( У.С. против Риз 1875). И после закулисная сделка позволила Резерфорду Хейсу выиграть оспариваемый президентских выборах 1876 года его администрация поручила федеральному войска, чтобы положить конец их усилиям по защите прав чернокожих. С Последующая кончина Реконструкции открыла путь для Южного белых, чтобы превратить 15 й Поправку в мертвую букву.

Южные штаты приступили к принятию требований грамотности и других проверка знаний избирателя, избирательные налоги и множество других меры, дискриминационно применяемые местными регистраторами и в сочетании с террористическим насилием и экономическим принуждением, удалось в лишении избирательных прав подавляющего большинства чернокожих в регионе. А также несмотря на открытое пренебрежение 15-й поправкой, в деле Giles v. Harris (1903), Верховный суд постановил, что федеральное судебная власть не место для чернокожих, которые добивались отмены системы лишения прав. Джастис Холмс писал для суда, что «освобождение от большой политической несправедливости, если это будет сделано, как якобы, народом государства и само государство должно быть дано ими или законодательным и политическим отделом правительство Соединенных Штатов» (488).Но Холмс и все другой малоинформированный американец в то время прекрасно знал, что не было реальной возможности того, что южные штаты или Конгресс будет добровольно действовать для защиты избирательных прав чернокожих.

Черным было ясно, что без избирательного права у них нет перспектива безопасно пользоваться своими законными правами на собственность, контракт, надлежащая правовая процедура и другие требования, которые традиционно рассматриваются как основные права свободных и равных граждан. Без политическая власть, южные чернокожие подвергались безжалостной эксплуатации и угнетение со стороны белых, что было причиной того, что белые предприняли свои схемы лишения избирательных прав в первую очередь.То Опыт Реконструкции научил белых тому, что голосование власть, которую чернокожие использовали бы для защиты своих других законных прав. Это было не случайно одна из основных целей гражданских прав Движение было бы введением в действие действующего федерального законодательства для защитить право голоса.

4.2 Закон об избирательных правах

Среди наиболее эффективных и важных законодательных актов из Движения за гражданские права был Закон об избирательных правах 1965 г. (ВРА). Этот акт произвел «тихую революцию» (Дэвидсон и Грофман 1994) в политических системах южных штатов значительно сокращая юридическую власть, которой эти государства традиционно пользовались для определяют правила, по которым действовали их избирательные системы.То широкий консенсус среди историков и политологов заключается в том, что VRA положила конец массовому лишению гражданских прав южных чернокожих, поскольку уровень регистрации чернокожих избирателей экспоненциально рос по всему миру. южных штатах всего через несколько лет после принятия закона (Wright 2013: 183). Кроме того, исследования показали, что с помощью постоянные судебные тяжбы на основании акта, количество избранных чернокожих должностных лиц, особенно на местном уровне, значительно увеличилось. (184). В своей оценке эффектов VRA Райт заключает: что «неоспоримо, что местное политическое участие [путем чернокожие] вызвали положительные изменения в аспектах, важных для [их] сообщества и их члены … .[b]y обеспечение того, чтобы прибыль от экономический рост разделялся бы более широко», чем иначе было бы так (184). Эти достижения включали предоставление основных общественных услуг, которыми пользовались многие чернокожие общины на Юге. ранее было отказано из-за дискриминации, такие услуги, как мощение дороги, уличные фонари, пожарные депо и очистка сточных вод удобства.

VRA предприняла ряд беспрецедентных шагов по передаче власти регулировать выборы от штатов в национальное правительство.То традиционное понимание заключалось в том, что в соответствии с Конституцией государства имели исключительную и окончательную власть определять правила путем какие выборы на государственные и местные должности были проведены. ВРА отменил это понимание, введя федеральную власть в суверенные владения штатов.

Раздел 2 VRA содержал общенациональный запрет на любое голосование. квалификация или процедура, которые отрицали или ограничивали право гражданина на право голоса на основании расы или цвета кожи. Акт продолжал предоставлять средства правовой защиты, чтобы сделать запрет эффективным в юрисдикциях, которые были особенно вопиющие в нарушениях 15-й поправки.То средства правовой защиты, применяемые к юрисдикциям, отвечающим двум условиям ( «формула покрытия»): 1) по состоянию на ноябрь 1964 г. юрисдикция использовала тест на грамотность или какое-то подобное устройство для определить право на регистрацию, и 2) долю правомочных избиратели в юрисдикции, которые были зарегистрированы на эту дату или которые оказалось, чтобы проголосовать на выборах в том году, было ниже 50%. То Идея заключалась в том, что низкий общий уровень регистрации или голосования (менее 50%) был объективный показатель того, что значительная часть правомочных избирателям было отказано в доступе к бюллетеням на расовой почве. дискриминационные причины.Меры, разрешенные к применению против юрисдикции, которые соответствовали формуле покрытия, включали признание недействительным тестов на грамотность, назначение федеральных экзаменаторов вместо местным регистраторам и для составления списков избирателей, а также в соответствии со статьей 5, требование получить федеральное одобрение (как правило, от Генеральный прокурор) для любых изменений в правилах, регулирующих выборы («требование о предварительной очистке»). Семь южных штатов подпадает под формулу покрытия.

Конституционность ключевых положений VRA была оспорена штатами, подпадающими под формулу, но Верховный суд поддержал закон в South Carolina v.Катценбах (1966). То Затем акт несколько раз переуполномочивался с некоторыми изменениями. То изменения стремились усилить защиту от того, что называлось Барьеры «второго поколения» на пути к расовому равенству в избирательный процесс. Первое поколение включало тесты на грамотность. и другие средства, которые применялись дискриминационным образом к блокировать негров от регистрации. Второе поколение состояло из различными способами, которыми политическая власть зарегистрированных избирателей из числа меньшинств был разбавлен предвыборными мероприятиями.

Рассмотрим следующий пример разбавления голосов. Во многих уездах г. на Юге белые составляли абсолютное большинство, но черные составляли большинство в некоторых частях округа. Округа были традиционно делится на округа, каждый из которых избирает член уездной управы. Обеспечивается дискриминация первого поколения полностью белые доски, заблокировав регистрацию черных в большинстве-черных районы. Когда устройства первого поколения были признаны недействительными в результате VRA, многие южные округа перешли от районного систему к голосованию на свободе, так что белое большинство в графстве, как все могло продолжать избирать полностью белую доску.Верховный суд постановил, что такие изменения подлежат предварительному рассмотрению со стороны федеральные власти, которые были уполномочены запретить изменения ( Аллен против Избирательной комиссии штата 1969 г. ). И лечение разбавление как форма расовой дискриминации, в 1982 году Конгресс внес поправку раздел 2, чтобы запретить любое избирательное правило или договоренность, которые «приводит к отказу или ограничению права любого гражданина Соединенных Штатов голосовать по признаку расы или цвета кожи… . [или будучи] членом группы языкового меньшинства» (52 U.С.К. 10301 и 10303).

На протяжении более четырех десятилетий требование о предварительном разрешении раздела 5 и судебный процесс, основанный на разделе 2, использовался для прекращения голосования на расовой почве. разбавление и ряд других избирательных механизмов, которые были сочтены расовой дискриминации. Затем Верховный суд отменил предварительное разрешение в своем постановлении по делу округа Шелби против Холдера (2013 г.).

4.3 Дело

Shelby и его последствия

В округе Шелби, Верховный суд отменил освещение формула VRA, что делает бессильным раздел 5 положение о предварительной очистке: без формулы покрытия, без юрисдикций могут быть выбраны как те, которые нуждаются в получении федерального одобрения для изменить свои избирательные правила. Формула последний раз обновлялась в начала 1970-х годов, и в письме для суда главный судья Робертс обнаружил, что использование формулы стало «иррациональным» в свете «драматического [расового] прогресс», достигнутый за прошедшие десятилетия (554 и 556). Он указал, что юрисдикции, охватываемые формулой, уровень регистрации чернокожих избирателей и явка столь же высоки, а в некоторых случаев выше, чем показатели для белых, и что меньшинства пришли занимать пост «на беспрецедентном уровне» (547) в тех состояния.

Судья Робертс не отрицал существования второго поколения барьеры, но он утверждал, что Конгрессу не удалось изменить формула покрытия для отслеживания частей страны, в которых такие барьеры были наиболее распространены в настоящее время. Соответственно, он не видел рациональная связь между формулой и любыми оставшимися препятствиями к расовой дискриминации при голосовании. Более того, он утверждал, что Раздел 5 представлял собой «резкий отход от принципа что все государства пользуются равным суверенитетом» (535). В свете такого отход от принципа, который он считал фундаментальным, Робертс пришли к выводу, что Конгресс не имеет конституционных полномочий для введения старая формула покрытия.

В своем несогласии судья Гинзбург подчеркнула доказательную базу того, что Конгресс составил его до повторной авторизации закона в 2006 году. Эта запись привела Конгресс к выводу, что старое освещение формула была адекватной для тех юрисдикций, где преобладали барьеры второго поколения.Например, запись содержала исследование, показывающее, что покрытые площади были намного больше скорее всего, будет успешно предъявлен иск в судебном процессе по Разделу 2, чем другие юрисдикции. Соответственно, Гинзбург пришел к выводу, что «Конгресс разумный вывод о том, что формула покрытия продолжает определять юрисдикции, вызывающие наибольшую обеспокоенность» (578). Она также истолковала принцип «равного суверенитета» как применимый только к очень ограниченное обстоятельство, при котором новое государство допускалось к союза: новому государству не должно быть предоставлено ни меньшее, ни большее, степени суверенитета, чем существующие государства.

Робертс прав, рассматривая VRA как «драматическое отход» (535) от традиционного юридического взгляда на власть национальное правительство регулирует выборы в штатах. Как Акерман подчеркивает, акт был радикальным законодательным актом, родственным поправку к конституции таким образом, что она отменила давно устоявшуюся юридические договоренности (2014 г.). Тем не менее аргумент Робертса то, что Конгресс должен изменить формулу освещения, неубедительно. На На первый взгляд, Конгрессу кажется неразумным полагаться на старую формулы, несмотря на важные изменения в положении негров.Но тот факт, что ситуация изменилась в некоторых важных аспектах, не означают, что он изменился во всех отношениях, и при ближайшем рассмотрении Конгресс определил, что в одном отношении дело не изменилось: одни и те же юрисдикции, выбранные по старой формуле, по-прежнему имели наибольшее проблематичные записи в отстаивании прав чернокожих на неразбавленное голосование. Робертс замалчивает тот факт, что увеличение регистрации среди чернокожих не решают проблему расового разбавления голосов, и, хотя он прав в том, что уровень занимаемых должностей чернокожих увеличился значительно с 1970 года, Конгрессу было разумно заключить что увеличение произошло в основном из-за энергичного федерального правоприменения на основе старой формулы покрытия.

После Shelby заявляет, что подвергся федеральное требование о предварительном разрешении (а также ряд штатов, которые не подпадали под его действие) приняли законы и практику, которые делают голосовать сложнее, чем раньше, и что ставят в непропорционально невыгодное положение чернокожих, членов коренных племен, и другие расовые меньшинства. Эти законы и практика включают удостоверение личности с фотографией. требования о подтверждении гражданства, ограничения на досрочное голосование и бюллетени по почте, а также сокращение количества избирательных участков.Предотвращение фальсификаций избирателей является основным обоснованием, предлагаемым для таких меры. Тем не менее, судебный процесс по оспариванию этих мер был смонтированы по всей стране. Где может быть дискриминационное намерение показано, меры могут быть признаны недействительными в судебном порядке ( NAACP против McCrory 2016 г.), но отсутствуют «неопровержимые доказательства», с таким намерением меры были в целом оставлены в силе (см. , например, Брнович против DNC . 2021). Их критики утверждали, что меры нарушают раздел 2 VRA, поскольку их непропорциональное расовое воздействие означает, что меры «приводят[ ] в … [a]n ограничении права голоса» в связи с расы (VRA: раздел 2; Комиссия по гражданским правам, 2018 г.; Херрон и Смит 2016).Но остаются юридические и философские вопросы о том, как интерпретировать ориентированный на результат язык раздела 2 и намерение дискриминировать следует рассматривать как необходимый элемент любого обоснованное заявление о расовой дискриминации в избирательных механизмах (Альтман 1998).

5. Уголовное правосудие и расовое профилирование

В последние годы система уголовного правосудия стала координационным центром в дискуссии о гражданских правах в США. Количество комментаторы утверждали, что система представляет собой «новый Джим Ворона», низводя чернокожих до низшего, кастового статуса. (Alexander 2012; критику аналогии с Джимом Кроу см. в Forman 2012). Тем не менее, даже независимо от таких аргументов, озабоченность гражданскими правами были затронуты все аспекты уголовного правосудия в США, от расследования и ареста подозреваемых до вынесения приговора смертный приговор. И вопросы расового равенства в отношении уголовных правосудие едва ли ограничивается США (Кларк: 9–10). Во Франции для например, насилие на расовой почве, совершаемое полицией, является серьезное общественное беспокойство, и офис Защитника прав нашел что люди, воспринимаемые как черные или арабы, в 20 раз чаще остановлен полицией как представители населения в целом (Бредин и Моренн 2017).

Одна из самых спорных тактик, используемых полицией при определении того, кто совершил преступление по расовому (и этническому) профилированию. Тактика имеет выдвинуто обвинение в том, что оно нарушает гражданские права тех, кого он преследует, и в некоторых случаях суды соглашались с заряжать. Например, в деле State v. Soto суд Нью-Джерси обнаружил, что полицейские остановки движения нацелены на чернокожих и составили «выборочное исполнение» (351) закона и нарушение Пункта о равной защите 14-й поправки. Тем не менее, продолжаются споры о том, когда, если вообще когда-либо, правомерно для полиции используйте гонку, чтобы решить, кого остановить и задать вопрос.

Риссе и Зекхаузер формулируют философски изощренную защиту. расового профилирования. Они утверждают, что даже в таком расистском обществе, как Соединенных Штатах, такое профилирование оправдано в условиях правдоподобно считается, что существует в ряде случаев. Их аргумент сочетает в себе утилитарные и деонтологические соображения: утилитаристский Стрэнд считает, что профилирование способствует общественному благу преступности. контроль, в то время как деонтологическая линия аргументации направлена ​​на опровержение утверждений что профилирование является неприемлемо дискриминационным и несправедливым по отношению к людям кому это вредит.

Риссе и Зекхаузер признают, что злоупотребления со стороны полиции могут сочетаться с профилирование, но они настаивают на том, что «злоупотребление и профилирование… — это разные проблемы , которые необходимо оценить самостоятельно» (139; курсив в оригинале). Профилирование «любое инициированное полицией действие, основанное на расе, этнической принадлежности, или национального происхождения, а не только на поведении личности» (136). Такие действия не обязательно должны включать какие-либо оскорбительные поведение полиции, такое как «грубые слова, унизительные требования, физическую силу или телесные повреждения» (138).Злоупотребление «должно быть исправлено самостоятельно» (139) профилирования.

Некоторые критики профилирования утверждают, что оно совершенно неэффективно в качестве мера борьбы с преступностью. Риссе и Зекхаузер отмечают, что если это утверждение верно, тогда нет проблемы: профилирование неоправданно исходя из этого. Но они считают, что даже если некоторые формы профилирования не вносят чистого вклада в борьбу с преступностью, маловероятно, что все формы соответствуют этому описанию, учитывая «значительную корреляцию между принадлежностью к определенным расовым группам и склонностью к совершению определенные преступления» (132).

Расовые меньшинства обижены профилированием, а Риссе и Зекхаузер не игнорирует этот факт. Однако они утверждают, что недовольство в значительной степени основывается на «лежащей в основе систематической расизм» (145) общества и что вред, причиняемый меньшинствам профилирование «маленькое» (169) по сравнению с причиняемым вредом этим лежащим в основе расизмом. Например, афроамериканцы будут «лишь немного» было бы лучше, если бы профилирование было устранено, « с сохранением всего остального » (149; курсив в оригинал).«[T] он вред, связанный с профилированием как таковым», они объясните, «является ли выразительным » (146; ударение в оригинал). Профилирование — это «символ структурного недостатком» (147), но «не основной причиной … чувство обиды среди меньшинств» (149). В утилитарном исчисление Риссе и Зекхаузера, вред, который засчитывается против преимущества, вытекающие из более эффективного контроля над преступностью, «сравнительно скромный» (149), а именно: символический вред плюс временные неудобства, связанные с остановкой и допросом полиция. Этот скромный вред, по их мнению, вероятно, перевесит в ряде случаев по выгоде.

Кроме того, Рисс и Зекхаузер утверждают, что расовое профилирование само по себе не является нежелательно дискриминационным, поскольку не имеет ни намерение или результат поддержания или установления гнетущие отношения ”между расами (153; ударение в оригинале). Когда это не связано со злоупотреблениями, профилирование целью борьбы с преступностью, и, поскольку профилирование «является сам паразитирует на лежащих в его основе угнетающих отношениях» (154). и наносит (в основном) символический вред, он «не способствует [а] угнетающее отношение» (155).

Критики Рисса и Зекхаузера утверждают, что профилирование — это не только символ лежащего в основе общества расизма, но также и существенно способствует такому расизму и его пагубным последствиям. Эйдельсон утверждает, что «использование расы в качестве показателя преступности вероятно, будет воспринято как подтверждение расистских предположений, и тем самым питать те самые предрассудки, которые самым непосредственным образом способствуют к [расово] угнетающим отношениям» (2015: 215). В в том же духе, Левер утверждает, что профилирование «побуждает нас видеть чернокожих преступниками» и что «расовые профилирование усугубляет проблемы злоупотреблений со стороны полиции», потому что такие профилирование «передаёт сообщение о том, что чёрные люди… опасно» (2007: 24).А Хосейн утверждает, что негры и некоторые другие группы, такие как мусульмане и выходцы с Ближнего Востока. происхождения, «можно обоснованно предположить, что профилирование способствует злоупотреблениям со стороны полиции, поскольку сотрудники полиции (даже если ошибочно) воспринимать это как разрешение жестокого обращения с теми, группы» (2018: e17; курсив в оригинале).

Хосейн также утверждает, что политика профилирования негров и других групп дает членам этих групп веские основания думать, что правительство «существенно обесценивает [их] права и интересы» по отношению к остальному обществу и является тем самым обрекая их на «низший политический статус» (е5).В противовес утилитаристской защите профилирования он придерживается что правительство обязано по справедливости избегать действий, которые заставляют его разумно полагать, что члены политического сообщества обречены на такой статус: равное гражданство должно быть обеспечивается государством, и все граждане должны иметь достаточные основания для уверенности в том, что равенство им обеспечено.

Могенсен утверждает, что против Риссе и Зекхаузера, расовые профилирование pro tanto и по своей сути неправильно, потому что оно не уважает заинтересованность человека в том, чтобы с ним обращались таким образом, отражает ее достоинства, определяемые личностными чертами, над которыми она имеет контроль.Он указывает, что другие формы дифференцированного обращения на основе статистических обобщений о невыбранных функциях — например, требования к минимальному возрасту для получения водительского удостоверения. лицензия— также несправедливы из-за неуважения к этому интересу. Но Центральное утверждение Могенсена состоит в том, что, в отличие от других форм, «расовое профилирование чернокожих граждан [является] особенно проблематичным поскольку это одна из множества несправедливостей, которые вместе составляют … . систематическая модель несправедливости» наносится неграм и через которые они подчиняются белым (2019: 467).Он отмечает, что, по его мнению, расовое профилирование было бы серьезно противоправным, даже если это держалось в секрете от общественности и повысилась эффективность правоохранительных органов.

Рейман соглашается с Риссом и Зекхаузером в том, что некоторые формы расового профилирование может внести значительный вклад в общую безопасность, но он также поддерживает точку зрения Левера о том, что расовое профилирование в расистских общество может усугубить расизм и усилить нарушение права пострадавших от него. Пока он держит это «Профилирование по своей сути не является расистским» (2011: 17), Рейман утверждает, что Риссе и Зекхаузер недостаточно установили планку высокая для профилирования, чтобы быть оправданным.Он утверждает, что в свете его вероятное обострение существующего расизма, «расовое профилирование [должно] применяться только к тяжким преступлениям и только при наличии обильного доказательство его вероятности значительного увеличения задержания лиц, совершивших такие преступления» (17). В том же духе Хосейн утверждает, что профилирование оправдано только тогда, когда социальные блага «убедительно» и «нет других средств достижение тех же преимуществ, не создавая подобной несправедливости» (2018: е16). Таким образом, для Реймана, Хосейна и других критиков понимание связи расового профилирования с системным несправедливость заставляет сделать вывод, что, если профилирование может быть оправдано вообще, это в более узком диапазоне обстоятельств, чем то, что Аргумент Риссе-Цекхаузера позволяет.

6. Брачное равенство

Среди самых спорных вопросов гражданских прав за последние годы был вопрос о том, следует ли распространять законы о браке на включают однополые пары. За последние два десятилетия ряд страны либерализовали свои законы, чтобы позволить таким парам стать женат, несмотря на противодействие тех, кто считает, что это нравственно или богословски неоправданно изменять традиционное понимание Брак как союз мужчины и женщины.Страны, которые в настоящее время признают однополые браки, включая Нидерланды, Бельгия, Канада, Южная Африка, Испания, Норвегия, Швеция, Мексика, Португалия, Исландия, Аргентина, Дания, Бразилия, Франция, Англия, Новая Зеландия и США. В большинстве этих стран по всей стране однополые браки были предусмотрены законодательством. Но в Соединенных США, решение Верховного суда по делу Obergefell v. Hodges (2015) распространили однополые браки с десяти штатов на все пятьдесят.

Большинство ученых, работающих в области философии и теории права поддерживают принцип равного обращения с однополыми и гетеросексуальными пары и утверждают, что равное обращение требует, чтобы однополые браки должны быть легализованы (Wardle 1996; Eskridge 1996; Balkin 2020).Однако в литературе есть и несогласные, отвергающие равенство брака. Эти голоса не выступают в пользу традиционной практика криминализации однополых отношений, хотя некоторые что такие отношения «явно недостойны человека и аморальным» (Финнис 1996: 14). Но все они утверждают, что распространение брака на однополые пары попирает важные ценности и принципы.

Многие защитники права на однополые браки утверждают, что право человека вступать в брак на основании сексуальной ориентации нежелательным по тем же причинам, что и ограничение этого права на основание расы не может быть оправдано: обе формы ограничения произвольное лишение основных гражданских прав (Koh et al. : 18–19 и 42). Впрочем, такое рассуждение тоже продолжается быстро. В глазах оппонентов аналогия между расой и половым ориентация неуместна: соображения, которые они выдвигают против однополых брак, такие как интересы детей или особый характер гетеросексуальных контактов, не относятся к межрасовым браки. Соответственно, споры об однополых браках должны касаться с этими соображениями.

Финнис (1996), Ли (1997) и Джордж (1997) выступают против однополые браки, ссылаясь на естественное право.Однако, в отличие от традиционных версии теории естественного права, их версия не опирается ни на какие явные теологические или метафизические утверждения. Скорее, вызывает независимые принципы практического мышления, которые формулируют основные причины действий. Такие причины являются фундаментальными благами, которые действие способно осуществиться и, по мнению Финниса, Ли и Джорджа, включают «брак, союз мужчины и женщины» (фин. 1996: 4). Гомосексуальное поведение, мастурбация и все виды внебрачного секса нацелены строго на «личное удовлетворение» и не могут быть частью любого «общего блага». Такие действия «наносят вред характер» тех, кто их добровольно выбирает (Ли и Джордж, 1997: 135), и, совершая действия, человек становится рабом своим страстям, позволяя своему разуму быть отвергнутым его грубым стремление к чувственным удовольствиям.

По мнению Финниса, когда сексуальное поведение по обоюдному согласию является частным, правительство не может объявить это вне закона, но правительство «может справедливо судить что у него есть непреодолимый интерес в отрицании того, что «гей образ жизни» являются действительным и приемлемым для человека выбором и формой жизни» (1996: 17).А для Финниса Ли и Джорджа равны отношение к однополым и гетеросексуальным отношениям выходит за рамки вопрос из-за морально неполноценного характера однополых связи.

Маседо отвечает Финнису, утверждая, что «все товары, может быть общим для стерильных гетеросексуальных пар совершенные гомосексуальные пары» (1996: 39). Маседо отмечает, что Финнис не осуждает половые сношения стерильных гетеросексуалов пары. Но Финнис отвечает, что есть существенная разница между гомосексуальными парами и стерильными гетеросексуальными парами: последние но не первые объединены «биологически», когда они заниматься сексом.Ли и Джордж делают по существу один и тот же вывод: только гетеросексуальные пары могут «действительно стать одним телом, одним организма» (1997: 150). Но Маседо указывает, что биологически объединяются не мужчина и женщина, а сперматозоид и яйцеклетка (1996: 37). Можно добавить, что аргумент «биологического единства» кажется, противоречит утверждению Финниса о том, что его позиция «не стремится вывести нормативные выводы из ненормативных (натуральные) предпосылки» (1997: 16). Что еще более важно, Маседо и Коппельман делают ключевой вывод о том, что человеческое благо реализуется в интимные отношения являются функцией «взаимных обязательств и стабильная помолвка» (Macedo, 1996: 40) и что однополые пары может достичь «того самого вида человеческого блага», который доступны гетеросексуальным (Koppelman, 1997: 1649). Соответственно, равное обращение в соответствии с законом для однополых пар, в том числе признание однополых браков устранило бы неоправданные препятствия сталкиваются эти пары к достижению этого человеческого блага.

Корвино объясняет одно из главных человеческих благ, обеспечиваемых браком. таким образом: в браке участвуют два человека взаимно и публично обязательство быть «человеком номер один» для другого в делиться преимуществами и облегчать бремя, которое приносит жизнь (Корвино и Галлахер: 15).Стерильные гетеросексуальные пары и те неспособные вступать в половые отношения по физическим причинам, по праву разрешено жениться, чтобы обеспечить это благо, и Корвино утверждает, что «Как только государство предоставляет брак как вариант для разнополых партнеры, даже если они не могут или не хотят иметь детей; … [и] даже если они неспособны к половому акту, … но тогда отрицает [брак] с однополыми парами, это обращение с гражданами неравномерно» (89–90).

Галлахер отвергает точку зрения Корвино, утверждая, что «[t] он Важнейшая общественная или «гражданская» задача брака состоит в регулировании сексуальные отношения между мужчинами и женщинами, чтобы уменьшить вероятность того, что дети… столкнутся с бременем безотцовщины, и увеличить вероятность того, что будет следующий поколение, которое будет воспитано их матерями и отцами в одном семья, в которой оба родителя преданы друг другу и детей» (Корвино и Галлахер: 96). Она утверждает, что «однополый брак — это глубокое изменение значения слова ‘брак’… . [b]потому что это разъединяет брак основанный на человеческой реальности, что сексуальные отношения между мужчиной и женщиной отношения отличаются от других видов отношений» (101).

Однако Галлахер не прав, утверждая, что точка зрения Корвино исходит из того, что «союз двух мужчин или двух женщин точно так же, как союз мужа и жены» (132). То вопрос заключается в том, являются ли два вида союза релевантно схожими с уважение к ценностям, которым служит брак.Корвино утверждает, что с относительно по крайней мере одного важного значения, а именно, обеспечение поддержки для пары, которые хотят взять на себя взаимные и публичные обязательства быть «Человека номер один» друг друга, нет релевантная разница. Галлахер ослабляет собственную точку зрения, когда пишет что «однополые браки неправильны в первую очередь не из-за его последствия, а потому, что это ложь» (178), в частности, ложь о том, что однополые пары «похожи на мужа и жену» (177). Скорее, в свете ее акцента на том, как брак защищает детей (109–115 лет), ей было бы разумнее утверждать, что регулирование сексуальных отношений между мужчинами и женщинами в интересах детей является важнейшей социальной целью брака и что равенство в браке угрожает способности брака служить этому функция; она не должна отрицать, что брак имеет другие, социальные ценные функции.

Корвино утверждает, что брак имеет важное значение для защиты детей функции, отвергая при этом идею о том, что это единственная функция (192). Его ключевые разногласия с Галлахером касаются важности этих другие функции и есть ли достаточные основания полагать, что равенство в браке угрожает функции защиты детей. Корвино утверждает, что отказ однополым парам в доступе к человеческим благам, брак может обеспечить им немаловажное значение для тех пар и что Галлахер сильно недооценивает, что для них значит такой доступ (198).Учитывая, как настойчиво и энергично действуют однополые пары боролся за равенство браков, с Корвино трудно не согласиться по вопросу.

Ссылаясь на исследования, показывающие, что мужские однополые пары имеют относительно слабая приверженность сексуальной верности и относительно безразличны о том, что их партнер занимается сексом вне отношений, Галлахер утверждает, что однополые браки ослабили бы приверженность верности среди гетеросексуальных пар, тем самым подрывая существенный брачный союз. норма.И, с серьезно ослабленной нормой верности, гетеросексуальные браки станут более нестабильными, а интересы детей будет причинен вред.

Однако, по мнению Корвино, аргумент Галлахера основывается на о «неправдоподобном эмпирическом утверждении об однополых парах». право свергнуть нормы большинства» (195). Однополые браки были бы лишь крошечная часть всех браков, а однополые браки между мужчинами равнодушных к верности было бы еще меньше. Один мог бы добавить к критике Корвино то, что, даже если Галлахер утверждение не является неправдоподобным, оно кажется немногим более спекуляции, и отказать в гражданском праве на такие спекулятивные основания для части взрослого населения, которая сделала ясно, что против Галлахер, право очень важно им. Галлахер мог бы ответить, что ставки для общества высоки, утверждая, что благополучие будущих поколений зависит от остаток средств. Но по существу те же заявления были сделаны защитниками традиционного брака о всякой либерализации закона брак, от демонтажа покрытия (которое поместило замужняя женщина почти полностью находится под законной властью своего мужа) нынешние споры об однополых браках.

Гиргис, Андерсон и Джордж утверждают, что защита однополых брак зиждется на ошибочном понимании брака, на том, что они называют «ревизионистский взгляд» (4).Такой взгляд вытекает из сексуальная революция 1960-х годов и отвергает понимание господствовавшее до того времени почти в каждом обществе, супружеский взгляд» (3).

С супружеской точки зрения брак является постоянным обязательством, «приказано к продолжению рода и семейной жизни» (7) и составляя «всеобъемлющий союз» мужчины и женщины. Союз объединяет супругов «как телом, так и душой» и «запечатывается половым актом» (3). Такой союз является «базовое человеческое благо, особый способ процветания» (35).И «есть что-то особенное» в супружеской жизни. половой акт пары, потому что он представляет собой «высший вид телесного единства» (26), единство недоступное в любых других отношениях. Во время полового акта супруги «не просто соприкасаться или сцепляться», но объединяться таким образом, чтобы «имеет генеративное значение» и «физически воплощает в себе их конкретные супружеские обязательства» (36). Напротив, ревизионистская точка зрения рассматривает брак, по существу, как вопрос «эмоциональный союз и сожительство» (8).Секс может улучшить эмоциональные связи, но не является существенным для брачного союза, и когда эмоции остывают, партнеры могут разумно стремиться к завершению Союз.

Гиргис и др. утверждают, что ревизионистский взгляд искажает наше понимание того, что брак есть. Они отвергают идею Корвино о том, что брак — это иметь «человека номер один», утверждая, что это «не может отличить брак от простого дружеского общения» (15). Ревизионистская точка зрения также не может объяснить, почему государство должно быть участие в регулировании брака или учете центрального семейного нормы постоянства и сексуальной исключительности.

Корвино может ответить, что его защита равноправия в браке не соответствует действительности. опираться на ревизионистскую позицию, хотя и отвергает супружеский взгляд. Скорее, Корвино предлагает способ понимания брак, который дает однополым партнерам доступ к этим существенным брачные блага, не привязанные к гетеросексуальным контактам. Безопасность в стабильных отношениях, которые публично и юридически ратифицированный как прочный и исключительный, относится к числу этих товаров. Свобода разрывать отношения, когда эмоции «крутые» не являются частью понимания Корвино брака.И хотя это правда что товарищеские отношения и дружба могут обеспечить «номер один человека», они не могут сделать это с той же степенью уверенности, что юридически ратифицированный брак может.

Гиргис и др. может отвергнуть точку зрения Корвино на том основании, что она основывается исключительно на психологических соображениях, связанных с такими вопросами, как насколько безопасно люди чувствуют себя и насколько вероятно, что они закончат отношения, если они сексуально открыты, тогда как их точка зрения основывается на а априорных принципов, касающихся объективных человеческих благ.Однако, Корвино может ответить, что его понимание брака взывает к человеческому товары, не менее объективные, чем у Гиргиса «Всеобъемлющий союз». Кроме того, Корвино может отметить что, даже если предположить, что гетеросексуальный контакт объединяет мужчину и женщин-партнеров, его аргумент продолжается без обращения к таким спорные утверждения как квазиметафизический тезис о том, что такие половой акт между супругами является «высшей» формой телесного единства и что другие виды сексуальной активности «простое» прикосновение или переплетение частей тела.

Гиргис и др. считают, что супружеский счет брака отражает его истинная природа, но эта позиция, по-видимому, была отвергнута большинством демократических обществах после либерализации законов о браке и норм, которые начались с критики девятнадцатого века права укрытие. Блэкстоун резюмировал закон в том виде, в каком он 18 век: «В браке муж и жена составляют одно лицо. в законе: то есть само существование или юридическое существование женщины приостановлен во время брака или, по крайней мере, зарегистрирован и объединены в муже» (441).В течение столетие и более, прикрытие было ограничено и в конечном итоге ликвидировано в выступает за равенство в браке между мужем и женой, хотя традиционалисты неоднократно утверждали, что такие изменения нарушают сущность брака как «союза личности в муже и жена» (441). Последующие изменения в общественном понимании брака отразились в отказе от требования полового половой акт для заключения брака и распространения законы о разводе без вины. Учитывая, что столь радикальные изменения в понимание брака уже состоялось и было вписано в праве неясно, как право и общество могут теперь последовательно или справедливо исключают однополые пары из образования брачных уз.

7. Инвалидность

В 1970-х и 80-х годах инвалиды все чаще утверждал, что по закону к ним относились как к гражданам второго сорта и общество. Они организовали движение за гражданские права, которое настаивало на законодательство, которое помогло бы закрепить за ними статус свободных и равные граждане. Защита от дискриминации по признаку инвалидности был записан в Канадская хартия прав и свобод, Хартия основных прав Европейского Союза и Конвенция о правах инвалидов.Движение за права инвалидов в США завершилось с прохождением Закон об американцах-инвалидах 1990 г. (АДА). ADA послужила моделью для законодательства в странах таких как Австралия, Индия и Израиль

Движение за права инвалидов началось с идеи о том, что дискриминация по признаку инвалидности не отличался никаким нравственно значимым путь от дискриминации по расовому признаку. Целью движения было закрепить в законе такой же антидискриминационный принцип, который защищаемые лица в зависимости от их расы.Но некоторые теоретики спросил, насколько хорошо проводится аналогия. Они отмечают, что применение антидискриминационной нормы к инвалидности, например, установив пандусы для доступа к зданиям или предлагающие специальные образовательные программы, требует учета физических или психических различий между люди. Похоже, это лечение, основанное на физическом состоянии человека. или психических особенностей, по-видимому, прямо противоположных идеалу «дальтоник» за традиционной антидискриминацией принцип.

Даже позитивные действия, основанные на расе, на самом деле не кажутся параллельными к антидискриминационной политике, учитывающей инвалидность.Сторонники позитивных действий утверждают, что социальный идеал лиц, с которыми вообще нельзя обращаться на основании их расы или цвета кожи. Политика, учитывающая расовые интересы, рассматривается как инструмент, который изменит общество. к этому идеалу (Wasserstrom: 2001).

Напротив, политика, направленная на противодействие дискриминации, основанной на инвалидность не разумно понимается как временные меры или шаги к цели, в которой с людьми обращаются не на основании их инвалидность. Политика навечно закрепляет идею о том, что в проектирование зданий или автобусов или строительство какого-либо другого аспекта нашей физико-социальная среда, мы должны реагировать на инвалидность люди имеют для того, чтобы инвалиды имели «справедливое равенство возможность» (Ролз, 2001: 43–44; Хартли, 2009). Необходимость для постоянного «проживания» инвалидов знаменует собой важное отличие в том, как антидискриминационная норма должна быть понимается в контексте инвалидности, а не в контексте раса. Однако важно понимать, что на уровне основополагающий принцип, причины, по которым дискриминация по признаку инвалидности является морально неприемлемым и даже несправедливым, параллельны причинам почему расовая дискриминация такая. На индивидуальном уровне, неблагоприятное обращение с инвалидами часто коренится в недоброжелательности, пренебрежение и моральный произвол.На системном уровне такие лечение создает социальную модель неблагополучия, которая уменьшает инвалид второго сорта. В этих двух отношениях основания закон о гражданских правах ничем не отличается, когда речь идет об инвалидах.

Еще один способ, которым считается, что инвалидность отличается от расы касается особых потребностей, которые часто имеют инвалиды, которые делают жизнь для них дороже. Эти дополнительные расходы будут иметь место, даже если социально сконструированная физическая среда была создана для обеспечения инвалидов со справедливым равенством возможностей и их основных гражданских и политические свободы были обеспечены. Чтобы эффективно функционировать, инвалидам, возможно, потребуется купить лекарства или терапию или другие формы помощи, которые трудоспособным не нужны для их функционирование. И, кажется, нет никакой параллели в вопросах гонка за особыми потребностями некоторых из тех, кто с ограниченными возможностями. То движущей идеей Движения за гражданские права было то, что у черных не было любые особые потребности: все, что им было нужно, это нести бремя расизма сняты с них, и как только это будет достигнуто, они будут процветать или потерпеть неудачу, как и все остальные в обществе.

Однако Сильверс (1998) утверждает, что параллель между расой и инвалидность остается в силе: все инвалиды могут требовать от общества как вопрос справедливости заключается в том, что они имеют справедливое равенство возможностей и те же основные гражданские права, что и все остальные. Любые особые потребности, которые инвалиды, возможно, не предоставляют оснований для каких-либо законных требования справедливости. С другой стороны, Kittay (2000) утверждает, что особые потребности инвалидов являются вопросом элементарной справедливости. Она фокусируется на людях с серьезными умственными недостатками, для которых справедливая возможность на рынке труда и политические права в общественной сфере будут значения не имеют, а на семьях, которые несут ответственность ухода за тяжелобольными.Pogge (2000) также ставит вопросы Сильверса, предполагая, что неправдоподобно отрицать, что справедливость требует, чтобы общество предоставляло ресурсы для удовлетворения потребностей из числа тяжелобольных. Тем не менее, может быть так, что какая-то версия Подход Сильверса оправдан, когда речь идет об инвалидах. лица, которые имеют возможность «в полной мере участвовать в политические и гражданские институты общества и, шире, в общественной жизни» (Pogge, 2000: 45). В отношении таких лиц основное гражданское право на равное гражданство потребует, чтобы они имеют равные возможности участвовать в таких учреждениях, независимо от их инвалидности. Хотя могут быть некоторые аспекты расовая модель, которую нельзя применять к лицам с тяжелыми формами умственной отсталости, принципы, лежащие в основе американских гражданских прав борьба 1950-х и 60-х годов остается важным нормативным ресурсом для понимание и борьба с формами несправедливой дискриминации, только совсем недавно к ним обращались философы и общество более широко.

Барнс фокусируется на категории физической инвалидности и утверждает, что условия, подходящие под эту категорию, «поразительно гетерогенный» (2016: 9 и 46) и что нет общим для тел всех (физически) инвалидов, что делает их инвалиды.По ее мнению, инвалидность является социально сконструированной категорию, которую «люди сочли полезной при организации себя в борьбе за гражданские права» и «инвалидность — это всего лишь , что бы ни продвигало движение за права людей с инвалидностью. справедливости для» (43 – курсив в оригинале). Барнс добавляет, что суждения движения о том, какие люди и условия включенные под его зонтик, не произвольны, а скорее «основанных на правилах» и имплицитно относятся к категории инвалидность как «концепция кластера», применимая к физические условия, которые имеют «некоторое достаточное количество такие особенности, как: подверженность социальной стигматизации и предубеждениям; существование рассматривается как необычный или нетипичный; усложнение обычных повседневных задач или сложный; вызывая хроническую боль; создание барьеров для доступа общественные места, … требующие использования средств передвижения или вспомогательные технологии [и] требующие медицинской помощи» (45). какой объединяет различные состояния, отнесенные к категории инвалидности, в Барнса, заключается в том, что они « типа вещь , которую движение за права инвалидов пытается сделать сделать мир лучшим местом для жизни» (48 – курсив в оригинал). Чтобы быть ясным, ее точка зрения состоит не в том, что движение признавая «вид вещи», которая существовала бы даже в ее отсутствие, но что движение создает то, что мы называем «инвалидность». Соответственно, если мы спросим о каждом из состояния, подпадающие под категорию инвалидности, «Что общего у него с другими состояниями в категория?, то Барнс считает, что наиболее показательным ответом является что движение за права инвалидов борется за справедливое обращение лиц с таким состоянием.

Тем не менее, трудно понять, как отчет Барнса может адекватно объяснить, почему некоторые стигматизированные черты, такие как слепота и глухота считаются инвалидностью в то же время, что и другие, такие как темная кожа и еврейство не являются инвалидностью. При Джиме Кроу, темная кожа была стигматизирована, нетипична, выполняла обычные задачи (например, получение медицинской помощью или банковским кредитом) затруднено и создавало препятствия для доступ в общественные места (где были обнаружены таблички «только для белых» в общественных парках, больницах, ванных комнатах и ​​бассейнах).Тем не менее, Движение за гражданские права не было, даже косвенно, вопросом устранение недостатков, основанных на инвалидности, несмотря на важные параллели между расой и инвалидностью дискриминация (Лим 2018: 983–84).

Судебные дела и уставы

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.