Какой документ представляет собой конституция: Что нужно знать каждому об основном законе страны?

Содержание

Что нужно знать каждому об основном законе страны?

Что такое Конституция?

Конституция Российской Федерации — высший нормативный правовой акт Российской Федерации.

Документ обладает высшей юридической силой, закрепляющей основы конституционного строя России, государственное устройство, образование представительных, исполнительных, судебных органов власти и систему местного самоуправления, права и свободы человека и гражданина, а также конституционные поправки и процедуры пересмотра Конституции.

Когда была принята Конституция?

Действующая редакция Конституции была принята народом России 12 декабря 1993 года, путем всенародного голосования. В этот же день состоялись первые в современной истории выборы в Государственную Думу. 

За принятие Конституции проголосовало 58,43 %. 

Когда Конституция вступила в силу? 

Она начала действовать со дня опубликования в «Российской газете» — 25 декабря 1993 года.


Из чего состоит Конституция? 

Действующая Конституция РФ состоит из Преамбулы и двух разделов. 

В преамбуле провозглашается, что народ России принимает данную Конституцию; закрепляются демократические и гуманистические ценности; определяется место России в современном мире. Первый раздел включает 9 глав и состоит из 137 статей, закрепляющих основы политической, общественной, правовой, экономической, социальной систем в Российской Федерации, основные права и свободы личности, федеративное устройство Российской Федерации, статус органов публичной власти, а также порядок пересмотра Конституции и внесения в нее поправок. Второй раздел определяет заключительные и переходные положения и служит основой преемственности и стабильности конституционно-правовых норм.

Кто может инициировать внесение изменений в Конституцию?

Инициировать изменение Конституции могут только Президент, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство, законодательные органы регионов и группа не менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы.

 

Как могут вноситься изменения в Конституцию? 

Смотрите также

Изменения Конституции, кроме отдельных глав, оформляются в виде федерального конституционного закона, принимаемого Государственной Думой и Советом Федерации, и одобренного законодательными органами не менее двух третей регионов Российской Федерации. 

Главы, касающиеся основ конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина, а также порядка пересмотра Конституции, изменяются только по решению Конституционного собрания, которое созывается в случае если предложение об изменении поддержано тремя пятыми голосов членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы. Конституционное собрание может само принять новый текст Конституции либо может вынести этот вопрос на всенародное голосование. 

Наиболее важными изменениями Конституции можно назвать увеличение срока полномочий Президента с 4 до 6 лет (решение было принято 30 декабря 2008 года). В этот же день был продлен срок полномочий депутатов Государственной Думы с 4 до 5 лет. Кроме того, поправки предусматривали ежегодный отчет Правительства перед Государственной Думой. 

21 марта 2014 годы был изменен состав Российской Федерации: 84 и 85 субъектами Федерации стали Республика Крым и город федерального значения Севастополь.

В этом же году были объединены Арбитражный и Верховный суды: Высший Арбитражный Суд РФ упраздняется, а вопросы осуществления правосудия, отнесенные к его ведению, были переданы в юрисдикцию Верховного Суда РФ.

Какие вопросы, согласно Конституции, относятся к ведению Государственной Думы?

  • Дача согласия Президенту РФ на назначение Председателя Правительства РФ;
  • решение вопроса о доверии Правительству РФ;
  • заслушивание ежегодных отчетов Правительства РФ о результатах его деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой; 
  • назначение на должность и освобождение от должности Председателя Центрального банка РФ; 
  • назначение на должность и освобождение от должности Председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов;
  • назначение на должность и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека, действующего в соответствии с федеральным конституционным законом; 
  • объявление амнистии;
  • выдвижение обвинения против Президента РФ для отрешения его от должности.

Галерея карточек 


С некоторыми из положений основ конституционного строя вы можете ознакомиться на наших карточках

Российская конституция доказала свою актуальность

ФотО: Пресс-служба Президента РФ

Как сегодня, по мнению законодателей, реализуются права и свободы граждан, что может мешать россиянам в этом и почему основной закон государства не должен подвергаться революционным изменениям, обсудили 7 декабря в Госдуме на научно-практической конференции «Современная Конституция Российской Федерации и законотворческий процесс».

Править можно, но с умом

«У нас праздник на носу. Я даже говорю не про Новый год, а про День Конституции, который мы отмечаем 12 декабря. Именно Конституция как главный документ для всей нашей большой страны устанавливает базовые принципы законотворчества.

Напомню, что в России — 727 субъектов права законодательной инициативы, среди которых президент, Правительство, каждый депутат Госдумы и член Совета Федерации, а также заксобрания 85 регионов страны, Конституционный и Верховный суды», — сказал, отрывая конференцию, председатель думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников («Единая Россия»).

По его словам, Конституцию можно хвалить, ругать, утверждать, что есть в ней неверные принципы, но не признать, что этот документ прошёл проверку временем, невозможно.

Несмотря на то, что лидер ЛДПР Владимир Жириновский любит критиковать некоторые статьи Конституции, для него время, когда принимали главный закон, было очень ярким, переломным. Депутат напомнил, что тогда он отстаивал необходимость появления нового парламента и отчётливо понимал, что без Конституции этому не бывать. «Мы правильно сделали, что не взялись совершенствовать старую Конституцию, а создали принципиально другой документ.
Да, я бы его где-то подправил, добавив, в частности, полномочий парламентариям. Но главное, что для этого и в будущем у нас есть прочный фундамент», — высказался лидер ЛДПР.

Все, кто присутствовал в зале, уверены: Конституция РФ — это живой документ, который не должен закостенеть, а потому в него, конечно, могут вноситься поправки. Но делать это нужно очень осторожно — сообразно вызовам времени. Главное, чтобы федеральное законодательство не противоречило основному закону, но даже когда наступают спорные моменты, на помощь гражданам всегда приходит Конституционный суд. Тем не менее не нужно забывать, что основной закон страны — это опора общества, отражающая интересы всех его слоёв.

Именно в Конституции, которая была создана 25 лет назад, впервые было записано, что главой государства является президент и избирается он прямым голосованием. Закрепились полномочия двухпалатного парламента, право на частную собственность и свободу передвижения. «Для меня нет важнее в этой Конституции главы, чем та, которая провозгласила права и свободы человека, самого человека — высшей ценностью», — призналась омбудсмен по правам человека при Президенте

РФ Татьяна Москалькова. Она напомнила, что и институт уполномоченного был впервые прописан в Конституции 1993 года.

Руководитель фракции ЛДПР Владимир Жириновский и председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Фото: Пресс-служба Госдумы

Законотворчество будет эволюционировать

В Министерстве юстиции РФ также считают, что более ответственно нужно подходить к изменению Кодекса об Административных правонарушениях (КоАП). Для того чтобы отслеживать качество поступающих инициатив, в ведомстве уже создана специальная рабочая группа.

Замминистра юстиции РФ Денис Новак рассказал, что по поручению главы Правительства Дмитрия Медведева готовятся конкретные предложения. «Мы считаем, что пояснительные записки к проектам, которые меняют статьи КоАП, обязаны содержать данные, подтверждавшие необходимость поправок, доказательства того, что изменения действительно необходимы и ничего подобного в законодательстве нет, а также представлять максимально полную статистику», — сказал чиновник. Он отметил, что нередко изменения в КоАП написаны очень некачественно, а позже при проведении экспертизы проектов выясняется, что нечто подобное уже в кодексе есть.

«При этом мы понимаем, что изменить ситуацию без помощи Госдумы мы тоже не сможем. Ведь именно депутаты играют ключевую роль в законотворческом процессе. Может быть, и в регламент палаты впоследствии будут внесены изменения насчёт более тщательной подготовки проектов изменений в КоАП», — уточнил замминистра.

Сейчас на рассмотрении Госдумы находится 130 законопроектов, содержащих поправки в Кодекс об административных правонарушениях, 44 из них были инициированы Правительством.

О том, что Госдума VII созыва тщательно подходит к разработке законопроектов и много времени уделяет изучению поступающих в палату инициатив, напомнил первый заместитель председателя Комитета палаты по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков (КПРФ).

По словам депутата, и у оппозиционных фракций благодаря спикеру Вячеславу Володину и тому, как он выстраивает деятельность палаты, появилось больше возможностей для участия в комиссиях по подготовке законопроектов и участия в доработке тех, что поступают из Правительства.

«Конституция – это фундамент правовой системы нашей страны, от которого зависит ее дальнейшее развитие»

22.11.2013
Депутат Законодательного Собрания Валерий Кан ответил на вопросы анкеты, посвященной 20-летию Конституции России.

1. Исполнилось 20 лет со дня принятия Конституции России. Как вы оцениваете этот основополагающий документ нашей страны?

Конституция России является основным документом страны. Она представляет собой юридический акт со всеми чертами и основополагающими принципами, присущими Основному Закону. В ней закрепляются положения, определяющие характер общества, базовые принципы экономики, политики, социальной сферы, государства и права. Прежде всего, именно Конституция вносит определенный порядок и организацию в жизнь страны, определяет, как основы положения человека в обществе, его правовой статус, так и задает основные принципы взаимодействия человека и государства.

Конституция – это та вершина, тот фундамент всей правовой системы нашей страны, от которого зависит ее дальнейшее развитие и жизнь российского общества.

2. Насколько эффективно, по Вашему мнению, применение Конституции России в наше время?

Конституция России должна быть эффективным документом. Но если говорить насколько эффективно она применяется, то здесь надо учитывать, в том числе и субъективный человеческий фактор. Ведь многое зависит от самого человека, от его отношения и правовой культуры. Для того, чтобы Конституция эффективно применялась, люди должны понимать свои конституционные права, уметь их защищать и нести определенную ответственность.

3. Чтобы искоренить «обвинительный уклон» в работе правоохранительных органов, президент Владимир Путин предложил объединить Верховный (ВС) и Высший арбитражный (ВАС) суды России. Судебная реформа также создаст единообразие судебной практики и сокращение аппарата. Но для этого необходимо внести изменения в Конституцию. Поддерживаете ли Вы данную идею?

В связи с тем, что основной целью объединения ВС и ВАС является обеспечение единого подхода к разрешению споров, как между гражданами, так и органами власти, и учитывая неоднозначные и равно противоположные решения по схожим делам в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, то решать эту проблему, конечно же, необходимо.

Дальнейшую реализацию этой реформы, ее возможную положительную или отрицательную динамику, покажет практика.

В.Зорькин. «Конституция и общественное доверие».

В.Зорькин. «Конституция и общественное доверие».

25.06.2015 в 11:09

В.Д.Зорькин

Председатель

Конституционного Суда России

 

Конституция и общественное доверие

В преддверии 20-летнего юбилея Конституции давно идущие среди политиков и экспертов споры  о возможности и целесообразности    конституционной реформы перешли в новое качество: впервые обсуждение этого вопроса было проведено под эгидой Государственной Думы (в конце прошлого года эта проблема была поставлена на очередном заседании круглого стола «Открытая трибуна», посвященного теме «Конституция Российской Федерации 20 лет спустя: пути формирования общественного согласия в контексте развития российской государственности», в котором приняли участие депутаты и руководство Госдумы).

Я хотел бы продолжить обсуждение этой темы по двум обозначенным в  ходе дискуссии направлениям:

возможность, целесообразность и формы изменения конституционного текста;

перспективы и способы достижения общественного согласия.

 

О Конституции

Конституция и раньше нередко подвергалась критике. Говорилось, например, что  она принималась в спешке и допускает разные толкования. Говорилось, что она «кроилась» под конкретную фигуру Бориса Ельцина и дает Президенту чрезмерные полномочия. И что нужно «восстановить баланс полномочий», например перейти к парламентской республике. Наконец, что прошла большая эпоха в жизни России и что ее результаты необходимо учесть в новом Основном Законе.

Разумеется, Конституция России имеет не только достоинства. Недостатки есть тоже. В их числе — отсутствие должного баланса в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной ветви власти,  нечеткость в распределении полномочий между Президентом и Правительством,  и т. д.

Но эти недостатки вполне можно преодолевать  отдельными изменениями и дополнениями (как это было сделано, например, в 2008 г. путем внесения поправки, касающейся контрольных полномочий Думы в отношении Правительства). 23 апреля 2013 г. Государственная Дума приняла закон о парламентском контроле, а еще ранее, в 2005 г. – о парламентском расследовании. По Конституции у Думы в этих вопросах нет простора для полномочий. Как раз в этих направлениях в перспективе было бы уместно обсудить вопрос о возможности точечных дополнений Конституции, которые выправили бы некоторый дисбаланс в системе разделения властей, не меняя конкретную форму президентской республики.

Как известно, идеальных конституций не бывает. Идеального текста Конституции, не допускающего неоднозначных толкований, нет и быть не может. Возможность неоднозначного толкования любого текста вытекает из фундаментальных свойств человеческого языка. Однако сегодня даже в самых демократических странах с богатыми конституционными традициями философы и правоведы вынуждены объяснять это политикам.

Наша Конституция является необходимой и достаточной основой для развития законодательства и всей правовой системы России. Лучшей конституции в ближайшей перспективе не предвидится. Надо дорожить существующей Конституцией, укреплять правовые основы и развивать правовой вектор этого документа. Поэтому стремление к изменению и уж тем более к смене) Конституции — это юридическая иллюзия, так сказать суетность ненасытного изменения. Принцип конституционного государства — научиться жить по Конституции, снимая противоречия между конституционным текстом и социально-правовой практикой посредством адекватных правовых форм.

И здесь очень многое зависит от нас с вами: от Думы и Конституционного Суда. От правового качества принимаемых Думой законов и эффективности контроля за их конституционностью.

Думаю, что было бы целесообразно наладить более тесные рабочие контакты между нами. Для начала – хотя бы на уровне экспертов с обеих сторон. Площадкой для такого взаимодействия мог бы  стать Центр конституционного права, который можно было бы создать под эгидой ГД и КС. У нас уже давно и эффективно функционирует Центр частного права. Почему бы в преддверии юбилея Конституции нам не поставить вопрос о Центре конституционного права как институциональной площадке взаимодействия законодательной и судебной ветвей власти с целью более полного обеспечения конституционности принимаемого законодательства?

Конституция – это формализованный общественный договор о принципах государственного и общественного устройства, базой которого должен быть реальный общественный договор между основными социальными слоями и группами нашего общества. Однако  проблема в том, что в условиях расколотого  общества у нас нет той основы, на которой только и возможен реальный общественный договор, формирующий то, что называют «фактической Конституцией». Такой основой является надлежащий уровень общественного согласия, которого всем нам сейчас так явно не хватает. Эту проблему можно обсуждать в разных аспектах. Но я хотел бы остановиться на том, что мне представляется самым главным: на проблеме общественного доверия: доверия между людьми, между социальными группами, между обществом и властью.

Особенно важно то доверие общества к власти, на котором базируется  легитимность власти, и то доверие власти по отношению к обществу, на котором только и может основываться эффективная государственная политика. Ведь очевидно, что доверие  может быть только взаимным.

Отчуждение, т.е. взаимное недоверие между властью и обществом – это исконная российская проблема, которую невозможно решить за пару десятилетий. И тем не менее в этой области можно было бы  сделать больше. А сейчас,  когда экономическая ситуация в стране, судя по всему, усложняется, нужно постараться сделать максимум возможного в кратчайшие сроки.

Я  хотел бы остановиться на той роли, которую могут сыграть здесь институты законодательной и судебной власти, а также те, кого мы называем элитой и лидерами общественного мнения.

 

О законодательной  власти

Главное: эта власть  является не только законодательной, но и представительной. Она должна представлять и адекватно выражать интересы всех социальных слоев и групп нашего общества. Роль законодателя – слышать запросы общества. Она должна слышать социальные запросы и  доверять им.  Не навязывать обществу то или иное решение социальных проблем, а, относясь с уважением и доверием к различным, зачастую противоборствующим социальным интересам, искать способы и формы достижения согласия между ними.  Только на этой основе – на основе равносправедливого учета всех социальных интересов в рамках принимаемого Думой законодательного решения —  можно добиться ответного доверия к законодательной власти со стороны общества. И только на такой основе возможна выработка правовых законов.

Если законодатель действует таким образом, то это существенно облегчает работу судебной системы. Потому что правовое качество закона – это во многом залог правосудного решения конкретного спора о праве.

В качестве теоретико-методологической конкретизации  этого критерия выступают  два принятых в современной правовой доктрине принципа оценки правового регулирования: «разрешено все, что прямо не запрещено» (относится к частным лицам)  и  «запрещено  все,  что  прямо  не  разрешено»

 

(распространяется лишь  на  представителей публичной власти) [1].   Применительно к российской Конституции (в отличие, например, от Конституции Французской Республики [2]) речь идет, скорее, о доктринальном, а не нормативно-правовом характере этих принципов, поскольку они  непосредственно не закреплены в конституционных нормах. Однако первый из  них легко  выводится из ст.2 Конституции,  а разрешительный порядок осуществления государственно-властных полномочий – это всего лишь логическое развитие    принципа приоритета прав человека. С позиций этих доктринальных критериев, логически вытекающих из правового смысла ст.2 Конституции РФ, очевидно, что при трактовке конституционного текста надо ориентироваться на выявление дополнительных гарантий прав человека, а не дополнительных оснований для ограничения этих прав.

  Что касается самого конституционного  текста, то  следует согласиться с одним из авторов  альтернативного проекта  Основного закона  С.С.Алексеевым, который видит существенный дефект действующей Конституции в отсутствии  в ней указания на строго разрешительный порядок действий государственных органов и должностных лиц (в этой связи автор  напомнил, что в  свое время обсуждался вопрос о  внесении такой нормы в Конституцию)[3].   Правда,  в данном случае проблема, очевидно, не сводится к дефекту  Конституции. Ведь во многих странах  отсутствие  подобной конституционной нормы  восполняется  качеством правовой доктрины,   уровнем правового сознания законодателя и правоприменителя,  активной позицией общества, способного осуществлять эффективный социальный контроль за деятельностью властей, и т.д. В нашей же ситуации, судя по всему, надеяться  пока что можно главным образом на правовую доктрину.

В связи с этим я хотел бы отметить, что базовые принципы оценки правового регулирования –  «разрешено все, что прямо не запрещено для частных лиц и вытекающий из него принцип «запрещено все, что прямо не разрешено»  для  представителей публичной власти  –  до сих пор не получили надлежащего теоретического осмысления в исследованиях, посвященных методологии толкования Конституции РФ.  Поэтому главный вклад конституционно-правовой теории в  работу по  преодолению тенденции к монополизации и бесконтрольности политической власти заключается в формировании доктрины, содержащей четкие теоретико-методологические  основания для разграничения права от произвола, опираясь на которые можно было бы в рамках юридико-догматической интерпретации конституционных норм выстроить  последовательную  доктрину критериев ограничения прав человека. Нынешние постсоциалистические реалии свидетельствуют, пишет в этой связи академик В.С.Нерсесянц, что такую работу «пока это возможно, должны сделать сторонники  действующей Конституции, не откладывая дело до прихода к власти ее противников»[4].

 

О роли суда и правосудия в формировании доверия со стороны общества к  власти

Не надо говорить, сколь велика роль суда и правосудия в формировании доверия со стороны общества к  власти.  В последние десятилетия во всем мире место судебной власти в современном обществе значительно меняется, выходя за рамки традиционного восприятия ее как одной из ветвей государственной власти, основной функцией которой является урегулирование конфликтов между частными лицами (своего рода публичная услуга, оказываемая государством). Судебная власть в современных условиях становится гарантом реализации общественного договора, гарантией макросоциального спокойствия, конституционной стабильности. Это возлагает на всех нас очень высокую ответственность.

Конституционный Суд неоднократно высказывался о недопустимости вмешательства в осуществление правосудия и, особенно, о недопустимости применения каких-либо санкций к судьям за содержание вынесенных ими решений, за высказанное ими в ходе осуществления правосудия мнения.  Такие же подходы применяются сегодня во всех цивилизованных правовых системах. Вместе с тем, недопустимость воздействия на судей с помощью административных методов, несовместимых с принципом судейской независимости, не означает невозможности общественной реакции на деятельность судебной системы – в виде обсуждения, анализа и оценки как решений по отдельным делам, так и целых направлений судебной деятельности. Иное означало бы полное устранение судебной власти из диалога с обществом, делегировавшим ей ее полномочия, закрытость судебной власти, возвращение средневекового принципа управления «Король не может ошибаться».

Понимая меру этой ответственности, российская судебная система в последние годы сделала целый ряд важных шагов по обеспечению  открытости для  социального контроля за правосудием, обеспечивающих реализацию принципа  публичности правосудия.

Возвращаясь непосредственно к вопросу об общественном доверии, хочу сказать, что применительно к судебной власти проблема доверия усугубляется тем обстоятельством, что в отличие от законодательного решения, которое должно быть ориентировано на компромисс интересов,  решение,   которое принимает суд, всегда  бывает в пользу одной из сторон правового спора.

Как воспримет  судебное решение общество? Это зависит    главным образом от двух составляющих: 1) будет ли такое решение правосудным, т.е. справедливым и 2) способно ли правовое сознание общества оценить и признать правосудность такого решения, даже если оно идет вразрез с позицией тех или иных лидеров общественного мнения.

Ведь если общество этого решения не примет, то функционирование судебной системы будет подорвано. Сначала оно будет немного подорвано тем, что одно решение не будет принято обществом. Что значит не принято?

Далеко не всегда это оборачивается открытым общественным возмущением. Зачастую неприятие того или иного решения – судебного или иного – оборачивается трудно фиксируемой негативной реакцией. В дальнейшем эта реакция порождает, если можно так выразиться, крохотные кристаллики негативизма. Они могут со временем раствориться. Или сохраниться в социальной ткани. Но если находятся достаточно влиятельные и хорошо организованные силы, стремящиеся использовать этот негативизм в своих целях, то крохотные кристаллики негативизма могут превращаться в мощные точки роста этого самого негативизма. Который, вдобавок, по мере возрастания, будет менять свое качество. Как все мы понимаем, далеко не в лучшую сторону.

Так обстоит дело даже в случае, если общество не примет, то есть внутренне отторгнет, отдельное решение – повторяю, судебное или любое другое. Порой мы не оцениваем значимости этого самого внутреннего отторжения. Людям, ориентированным только на прагматику и политические действия, нередко свойственно пренебрегать всем, что касается системы внутренних общественных реакций на что бы то ни было. «Подумаешь! – говорят они. – Какая-то там внутренняя реакция! На улицу не выходят миллионы протестующих. Политические забастовки не парализуют страну. Вооруженные отряды не посягают на власть. А все остальное не имеет значения».

Мне такая позиция представляется более чем близорукой. Ведь мы все знаем, с чего начиналось все то, что привело к трагедии в феврале 1917 года. Все начиналось с мелочей. Солдаты, входя в церковь, переставали креститься, не тушили цигарки и так далее. Падал авторитет офицеров, накапливался тот самый негативизм, который поначалу чреват только внутренним отторжением.

А потом это внутреннее отторжение превратилось в крах всех институтов, всех систем социальной жизни. То есть в крах государства, которое, как и любой другой организм, остро нуждается в правильном кровоснабжении. При этом кровью, снабжающей государственные органы подлинной функциональностью, является прежде всего это самое общественное доверие, иногда называемое легитимностью.

Я начал с рассмотрения того, к чему приводит внутреннее социальное отторжение в случае, когда отторгается одно судебное решение. А ведь, как говорят в таких случаях, капля точит камень. Через какое-то время возникнет еще одно решение суда, отторгаемое частью общества, и в нем вновь возникнут крохотные кристаллики негативизма. И опять те, чьим интересам не отвечает принятое решение, начнут превращать эти кристаллики в точки роста негативизма, дискредитируя принятое решение всеми им доступными способами.

Поддержит ли общество эту дискредитацию? Вот ключевой вопрос, от которого зависит судьба тех или иных институтов. А также государства – как суперинститута, эти институты объединяющего.

И тут всегда важен первый прецедент внутреннего общественного отторжения, коль скоро это отторжение не удалось погасить. А не удается его погасить по двум причинам.

Первая – несправедливость, корыстность, действительная предвзятость решения, на которую закрыли глаза.   

Вторая – леность, пренебрежение к тому, что связано с каким-то там «внутренним отторжением».

Коль скоро возобладает даже одна из этих двух причин (а они иногда, как мы знаем, соседств уют), то прецедент решения, отторгаемого обществом, способен сыграть сокрушительную роль. Потому что те, кто начнет превращать кристаллики негативизма в точки роста отрицания всего и вся, скажут:

«Помните? Однажды судом уже было принято решение, которое общество не поддержало. Значит, суд небезупречен. А если он небезупречен, то у нас есть все основания не поддержать и это решение суда, потому что…» И далее организаторы дискредитации найдут сто причин, по которым это решение поддерживать не надо.

Будет сказано, например, что это решение было кем-то проплачено. Что судья элементарнейшим образом взял взятку. Нет доказательств? А разве в таких вопросах доказательства имеют решающее значение? Распространяемая сплетня вполне может подорвать доверие. И поскольку любое решение суда кому-то невыгодно, то часть общества с радостью будет внимать всему тому, что подрывает доверие к суду, принявшему решение, невыгодное для этой части общества.

А еще может быть сказано, что это решение было не проплачено, а продавлено. Мол, начальство позвонило судье, и он после этого звонка взял под козырек. Нет доказательств? Повторяю, в таких случаях не они играют основную роль. Основную роль играют интересы. Прежде всего, интересы тех групп, которые не удовлетворены решением суда. Но если есть конфликт между власть и обществом  

Решатся ли эти группы на то, чтобы объявить судье, принявшему такое решение, полноценную войну, используя так называемые средства грязного пиара? Если они на это решатся, то все будет зависеть от того, какими возможностями они располагают в сфере масс-медиа и так называемых пиар-технологий. Каковы их позиции в элите? Каков их авторитет в обществе? И так далее.

 

И здесь я перехожу к вопросу о роли  элиты и лидеров общественного мнения в установлении и поддержании взаимного доверия между властью и обществом.

Казалось бы, описанный мною процесс давно должен был взорвать все институты и системы, существующие в мире. Почему же институты работают, системы в течение длительного периода обеспечивают социальную устойчивость и развитие? Потому что в обществах, обладающих иммунитетом против необоснованного негативизма, безотказно срабатывает специфическая осторожность. Те, кто могут воздействовать на первичные кристаллики негативизма, превращая его в бурные точки роста оного, понимают: «Сегодня ты, а завтра я».

Сегодня оппозиция наращивает недоверие к власти. Завтра власть ответит тем же самым и начнет наращивать недоверие к оппозиции.

Сегодня бизнес-сообщество начнет наращивать недоверие к судебным решениям. Завтра юридическая корпорация, возмутившись действиями бизнес-сообщества, начнет наращивать недоверие общества к бизнесменам, что, как мы понимаем, сделать более чем легко.

А послезавтра общество скажет, подобно шекспировскому герою: «Чума на оба ваши дома!» И перестанет доверять всем сразу. А когда доверие потеряют все «дома», в которых поселилась чума социального негативизма, то рухнет государство. То есть, весь «город», в который входят «дома» той или иной институциональности и социальной регулятивности.

Ответственность людей, обладающих широкими возможностями влияния, – вот что позволяет жить государствам и социальным институтам. Я не люблю слово «элита», но именно такие люди с широкими возможностями влияния именуются элитой – например, Гаэтано Моска и его последователями. Были и есть, конечно, другие специалисты, вкладывавшие в слово «элита» представления об избранности, неприкасаемости и т.п. Но я предлагаю вывести подобные теории за рамки нашего сегодняшнего обсуждения.

Итак, есть люди, располагающие определенными возможностями влияния – например, являющиеся хозяевами газет, телеканалов… Или лидерами общественного мнения… Эти люди понимают, что государство – их общее достояние. Понимают они и то, что без здорового общества не будет государства. И потому забота об обществе, состоящем не только из тех, кто обладает этими самыми возможностями, категорически необходима.

Такая забота называется служением. Люди, обладающие возможностями, должны быть наделены еще и духом служения – государству, народу. А также здравым смыслом, который говорит им о том, что нельзя рубить сук, на котором сидишь. Нельзя дискредитировать институты, которые тебе же нужны. Потому что завтра эти дискредитированные институты перестанут работать. А послезавтра ты окажешься в среде, лишенной всяческой институциональности, и будешь растерзан возмущенными толпами. Притом, что эти толпы породило твое желание подрывать доверие к тому, что тебе не нравится. К тому или иному институту, государству в целом и так далее.

Великий английский ученый Томас Гоббс говорил об опасности войны всех против всех. Но даже говоря об этой войне, он не имел в виду той особо опасной разновидности войн, которую ведут люди, подрывающие доверие ко всему и вся и не понимающие, чем это для них обернется завтра.

Кстати, у нас это непонимание имеет ясную природу. К сожалению, в нашем обществе людьми, обладающими возможностями влияния, зачастую являются эгоцентрики, наделенные блестящими способностями к ситуационному реагированию, но начисто лишенные всего того, что должно дополнять этот дар. А дополнять его должны такие эгоистические разумные рефлексы, как способность приподняться над своими сиюминутными интересами, способность заглянуть вперед и так далее. А также альтруизм, порождающий сострадание и солидарность. Совершенно очевидно, что без альтруизма не может быть устойчивой никакая элита, никакая институциональная среда, никакое общество.  Все-таки нужны институты а не качество элиты

Исследования ученых показывают, что наша элита (вновь подчеркну, что элиту я понимаю как людей, обладающих возможностями влияния, по Моска) обладает и интеллектом, и волей, и мощнейшими хватательными рефлексами. Но что с солидарностью и состраданием дело обстоит плохо. Ученые, которые получают неопровержимые данные, говорящие о подобном состоянии дел в нашей элите, бьют тревогу. Они говорят, что без исправления этой ситуации долговременная стабильность невозможна. 

Что же касается войны всех против всех, о которой я говорил, адресуясь к Гоббсу, то этот великий ученый предупреждал: коль скоро разум, с его способностью приподняться над сиюминутностью и эгоизмом, не остановит войну всех против всех, то либо-либо.

Либо эта война уничтожит государство и общество.

Либо государство станет чрезмерно жестким. Оберегая государство от двух этих опасностей, Гоббс говорил об общественном договоре. То есть о том, что способно защитить доверие от разного рода посягательств.

Мы должны поставить во главу угла вопрос об общественном доверии. Об источниках этого доверия. О механизмах его защиты. То есть суметь придать всей нашей текущей проблематике одновременно и правовое, и философское, и даже психологическое звучание.

Почему вообще общество должно доверять кому бы то ни было, в том числе судье?

Говорят, что тут многое зависит от того, как организована судебная процедура. Что суду присяжных доверяют больше, чем суду, назначаемому всесильной административной системой. Но согласитесь, что в каких-то условиях недоверие может быть распространено и на присяжных. Почему их нельзя купить или запугать?

И что такое вообще доверие? Какую роль оно играет в человеческой жизни? Возможно ли такое общество, в котором роль доверия будет сведена к нулю? И можно ли назвать такое общество в полном смысле этого слова человеческим?

Все сидящие в этом зале сталкивались с данной проблематикой в той или иной степени. И понимают, что доверие в человеческом обществе обеспечивается формальными и неформальными механизмами.

Неформальные механизмы обеспечивают взаимоотношения между людьми на основе того самого альтруизма, который я уже рассмотрел выше. При этом под альтруизмом я понимаю все то, что запрограммировал в человеке инстинкт выживания различного рода сообществ. Например, своего рода или племени – если речь идет о патриархальном человечестве. Своего народа. Своей семьи, наконец.

Все, что с этим сопряжено, человек включает почти автоматически. То есть, помимо разума. Он не обосновывает причин, по которым бросается под машину, выталкивая из-под нее ребенка. Более того, разумные обоснования причин, по которым он должен кинуться под машину, спасая ребенка, не побудят его кинуться под машину.

Все мы понимаем, что альтруизм гораздо больше развит в обществах, которые именуются традиционными, или доиндустриальными. Я вовсе не хочу сказать, что неформальные механизмы, которые обеспечивают в этих обществах взаимоотношения между людьми, целиком являются альтруистичными. Альтруистичной, да и то в особом, оговоренном мною выше, смысле является только сокровенная сердцевина той регулятивности, которая делает устойчивыми традиционные доиндустриальные общества. Пока эта альтруистическая сердцевина не повреждена, традиционное общество сохраняет эффективную регулятивность. И может гармонически сочетать альтруизм и эгоизм во всех их модификациях, обеспечивая в обществе доверие.

Но когда индустриализм (то есть та самая модернизация, которую мы постоянно обсуждаем) атакует традиционализм, то разрушается именно эта сокровенная сердцевина регулятивности. И что тогда? Все, кто занимался этим разрушением, понимали, что взамен нужно нарастить особую разумную эгоистичность.

Что же это за эгоистичность? Это эгоистичность, позволяющая членам эффективных индустриальных обществ, воздвигаемых на руинах традиционализма, действовать определенным образом. Каким же именно образом?

Во-первых, с оглядкой на общие интересы. Ведь я тоже не выживу, если погибнут другие.

Во-вторых, с оглядкой на то, что находится за пределами частной профессиональной сферы. Ведь рядом со мной действую другие, помогая действовать мне. И если я подорву их функциональность, то мой профессиональный успех породит всеобщий, а значит, и мой индивидуальный, крах.

В-третьих, приподнимаясь над сиюминутными интересами. Ведь сегодня жизнь не кончается. Надо сохранить эффективность надолго. А это нельзя сделать, если тебя интересует только сиюминутная выгода.

Такой способ действия требует определенного формального подкрепления. То есть конструирования, наряду с неформальными механизмами, еще и механизмов формальных. Но очень тонких и одновременно очень мощных.

Функционирование таких механизмов обеспечивается формальным юридическим правом. Именно формальное развитое право приводит те или иные действия в статус санкционированных и несанкционированных. И определяет наказание за несанкционированные действия.

Механизмы же неформальные основаны на том, что человек ведет себя определенным образом вне зависимости от того, насколько ему грозят те или иные юридические санкции.

Такие неформальные механизмы создаются и воспроизводятся культурой и традицией. И определяют те представления о должном и не-должном, благом и злом, допустимом и недопустимом, и, в конечном итоге, справедливом и несправедливом, которые являются своего рода «каркасом» распространенной в обществе морали.

В религиозной среде мораль адресуется к божественным заповедям (есть такое важное и совсем не пустое понятие «страх божий»). В атеистической среде массовая мораль обычно воспроизводится без таких адресаций и назиданий, но постоянно передается через культуру. Но именно общая мораль, в любом случае, оказывается своего рода «базисом» для социализации человека с самого детства – в семье, школе, уличных группах, коллективах, объединенных дружбой или совместной деятельностью.

Неформальное доверие держится только и исключительно на указанном институте общей морали, освященной культурой и традицией и массово воспроизводящейся в ходе социализации. Здесь взаимное доверие определяется критерием убежденности в совпадении моральных норм и представлений о справедливости.

Формальные же механизмы обеспечения доверия, которые я уже описал, обсуждая то, чем именно они отличаются от неформальных, – это прежде всего система права и правоприменения. То есть, комплекс законодательных органов, кодифицированных норм законов, судебной системы и системы исполнения судебных решений.

Этот комплекс механизмов, придающих эффективность современному обществу, построен очень сложно. И в нем для любого человека оказывается далеко не очевидной связь конкретной формальной нормы с его собственными моральными установками, а также с моральными установками других людей. И потому-то весьма распространенным оказывается достаточно массовое недоверие и к каждому звену системы формальных правовых институтов, и к системе этих институтов в целом.

Именно по этой причине вся мировая история создания правовых систем практически повсеместно предъявляла создаваемые формальные правовые институты – как преемственные массовой социальной морали, освященной религией, культурой и традицией. То есть, как морально справедливые, и потому вызывающие доверие. Так было в Древнем Риме, так было в Европе, так было в Китае, так было в США, так было в России, начиная с Киевской Руси.

Социально-государственный слом, происходящий в России после распада СССР, не мог не оказать кардинального влияния и на формальные правовые, и на неформальные традиционные механизмы доверия. И, как мы видим, особенно серьезный слом при этом претерпели неформальные институты, включая массовую мораль.

Общество в этом смысле «расщепилось» на почти независимо существующие – или даже конфликтующие – страты с очень разными представлениями о моральном и справедливом. При этом во всех социальных стратах в значительной степени утрачены и альтруизм, и разумность эгоизма. Причем особенно явно это выражено, как я уже сказал, в нашей нынешней элите. В которой социологические исследования обнаруживают сострадание и солидарность лишь в порядке исключения.

В итоге и неформальные, и формальные социальные механизмы доверия в нынешней России не только очень сильно ослаблены. Они еще в чем-то оказались достаточно глубоко рассогласованы между собой в массовом общественном сознании.

В этом смысле наш постсоветский переворот в значительной мере повторил те «революционные эксцессы» в морали и праве, которые на раннем послереволюционном этапе совершала советская власть. И за которые эта власть долго и болезненно расплачивалась как недоверием между людьми, так и недоверием к государственной и правовой системе.

 

 

Так что же нужно делать?

 Я считаю, что для установления полноценного социального доверия нам необходимо одновременно решать две следующие задачи.

Во-первых, точно и аккуратно выстраивать формальные правовые регулятивные механизмы в осознанном сопряжении с неформальными моральными механизмами. В том числе, учитывать и обеспечивать продуманный баланс между принципами альтруизма и разумного эгоизма в нормах законодательства. Однако я убежден, что никакая, сколь угодно тонкая и точная, настройка законодательных норм, сама по себе проблему доверия не решит. Не решит даже в том случае, если система права и правоприменения избудет все свои недостатки и приблизится к идеальной. Правовые механизмы эту проблему не решат хотя бы потому, что в России традиционная мораль, с ее представлениями о справедливом, всегда играла в смысле доверия главную роль.

Поэтому параллельно надо  восстанавливать во всем обществе ослабленные в последние десятилетия неформальные механизмы альтруизма и разумного эгоизма, то есть основы единой моральной регулятивности. Начинать надо с того, что легче поддается воздействию – сформирования политико-правовых институтов, более открытых для взаимодействия с обществом. Но  основная работа – работа по укреплению нравственных основ общества – впереди.

Я убежден в том, что это должно стать одним из главных приоритетов развития России. И убежден в том, что только совместные усилия государства, общества, нашей юридической корпорации, усилия системные, последовательные и настойчивые, – могут дать на этом направлении реальный результат. И восстановить в российском обществе его важнейшее социальное качество – доверие.

 

 

Ответы на вопросы:

(в сокращении)

 

Нарышкин С.Е.  Валерий Дмитриевич, спасибо за первую часть лекции. Я всегда с восхищением слушаю Ваши выступления. И сегодня я ощущаю, что вся аудитория пребывает в таком же состоянии.

А теперь, если Вы не против, мы зададим вам несколько вопросов? Уважаемые присутствующие, прошу вас.

__________________________________________ Уважаемый Валерий Дмитриевич! В своем выступлении Вы подробно остановились на особой роле, особом характере конституционных положений в системе российского права в целом. Но ведь есть еще и международные правоположения. Как быть, если между ними и нормами Конституции возникают юридические коллизии?

Зорькин В.Д.  Благодарю за этот весьма значимый вопрос.

Я неоднократно призывал, и сейчас, в связи с Вашим вопросом, еще раз призову к крайне внимательному отношению к проблеме сочетания  эффективности и легитимности правотворчества и правоприменения. Что я имею в виду? Чтобы быть кратким, сошлюсь на позиции выдающихся западных мыслителей Пьера Бурдье и Юргена Хабермаса, с которыми я полностью солидарен.

Бурдье подчеркивал, что право и правоприменение может быть эффективным лишь в том случае, если закон и норма его юридического толкования созвучны общественным представлениям о справедливости. А Хабермас указывал на то, что в социальной оценке правоприменения чрезвычайно важна устойчивость и последовательность: именно эта устойчивость и последовательность повышает доверие к праву и его социальную легитимность в сознании общества.

Отсюда, прежде всего, следует, что мы и в своем правотворчестве, и в своем правоприменении должны серьезно, ответственно и, не побоюсь этого слова, бережно учитывать и использовать те сохранившиеся в российской социальной ткани неписаные нормы здоровой массовой моральной регулятивности, которые хоть как-то восполняют все еще недостаточную эффективность законодательного правового регулирования.

Такая ответственность требует внимательной оценки рекомендуемых нам для имплементации зарубежных или международных норм, а также решений международных судов, включая их соотнесение с Конституцией России. Здесь требуется решать один очень непростой вопрос: не внесут ли рекомендуемые нормы и решения в наше общество, и без того не вполне доверяющее правовым институтам, дополнительную толику недоверия к справедливости создаваемых и применяемых законов? И, тем более, не взорвут ли они социальный мир в стране? Ведь если это произойдет, то о каком содействии права развитию общества, государства и экономики мы говорим?

Отсюда следует, что и в национальном законотворчестве, и, тем более, в решении проблем имплементации в России каких-либо норм международного права и решений межгосударственных правовых институтов  необходимо в полной мере использовать существующие —  и парламентские, и общественные — демократические механизмы выявления и учета российской специфики, выраженной в особенностях   ценностно-нормативной структуры общества и прежде всего в общественной морали.

То есть, для точных и взвешенных законодательных решений, которые большинством общества будут приниматься и исполняться как справедливые, нам нужно иметь результаты глубокого анализа совокупности культурных, психологических, идейных, религиозных и других ценностных ориентаций российского общества. Только их понимание на основе такого анализа даст нам, правоведам, базовые основания для обеспечения правильного баланса между этим ценностными ориентациями в законодательных нормах.

Подчеркну, что я говорю не о чем-то необычном, выходящем за рамки правового поля, созданного в нашей стране. Высказанный мною тезис полностью отвечает требованию Конституции обеспечивать учет и согласование различных социальных интересов по принципу формального равенства. Сошлюсь, например, на предписание нашего Основного Закона, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч.3 ст.17 Конституции).

Предвижу, что высказанная мною позиция вызовет возражения. Мне скажут, что в нашей Конституции оговорено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы; если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15).

Так как же в данном случае быть?

Отвечаю. Сначала —  ссылками на прецеденты из практики взаимодействия между Европейским Судом по правам человека и высшими национальными органами конституционной юстиции

Так, Федеральный Конституционный Суд Германии  в нескольких своих постановлениях — от 11 октября 1985 года, от 14 октября 2004 года и от 13 июля 2010 года —сформулировал и обосновал правовую позицию «об ограниченной правовой силе постановлений Европейского Суда». Согласно этой позиции, государство обязано исполнять постановление Европейского Суда по правам человека в рамках участвующих в рассмотрении дела лиц и в отношении конкретного предмета спора, рассмотренного ЕСПЧ. Однако «государство вправе не учитывать решение Европейского Суда в случаях и в частях, противоречащих конституционным ценностям, защищаемым Основным Законом Германии».

Описанный мною прецедент, разумеется, не единственный. Так, в 1987 г. Конституционный Суд Австрии отверг правовую позицию Европейского Суда по схожим основаниям. Отметив необходимость учитывать судебную практику и решения ЕСПЧ, австрийский Конституционный Суд в то же время указал, что обязан руководствоваться принципами национальной Конституции, и потому не может допустить применения решений и правовых позиций Европейского Суда, которые противоречат конституционным принципам. Аналогичные решения были приняты в Италии, во Франции, в Швейцарии и в других европейских странах.

Россия, как и перечисленные выше страны, ратифицировала Конвенцию Совета Европы по правам человека, и признала обязательный характер решений ЕСПЧ, которыми установлено нарушение прав человека, допущенных национальными судами при разрешении конкретных дел. А также взяла на себя обязательства реагирования на постановления ЕСПЧ, требующие восстановления нарушенных прав и соответствующих компенсаций потерпевшим.

Но Россия, как и все перечисленные выше страны, имеет суверенное право выполнять решения ЕСПЧ таким образом, чтобы не были нарушены буква и дух Конституции нашей страны, которая, как известно, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 15).

Нарышкин С.Е. Спасибо, Валерий Дмитриевич.

Пожалуйста, следующий вопрос.

__________________________________________ Уважаемый Валерий Дмитриевич! Означает ли Ваш предыдущий ответ согласие с позицией, согласно которой Россия может игнорировать противоречащие её доброкачественным правовым традициям решения органов международной юстиции (в частности – Европейского Суда по правам человека)?

Зорькин В.Д. Российская Федерация вправе не учитывать решение Европейского Суда по правам человека в случаях и в частях, противоречащих конституционным ценностям, защищаемым ее Основным Законом. При этом важно подчеркнуть, что речь идет не о противоречиях между Европейской Конвенцией и Конституцией России, а о конкуренции между толкованием Конвенции и Конституции, которое осуществляется соответственно, на европейском и на внутрироссийском уровне. Конституционный Суд России, точно также, как и органы конституционной юстиции помянутых мною выше европейских стран, проверяя конституционность закона, принимает решение в зависимости от того, какое толкование ( учетом баланса конституционно защищаемых ценностей) наилучшим образом защищает права человека и гражданина. Это одно из ключевых суверенных прав России, которое мы обязаны отстаивать при любых правовых коллизиях и в любых ситуациях конкуренции национальной и международной правовых систем.

Нарышкин С.Е. Благодарю Вас, Валерий Дмитриевич! Уважаемые коллеги, давайте продолжим задавать вопросы.

Тодышев М.А. Тодышев Михаил Анатольевич, советник аппарата Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера.

Я солидарен с вами. И я оптимист в отношении Конституции. Она должна работать и она ещё не раскрыла весь свой потенциал. Ей лишь 20 лет, много впереди у нас.

У меня несколько вопросов практических.

Но первый вопрос касается статьи 115-й о Правительстве Российской Федерации. В соответствии с частью 1-й на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации, Правительство Российской Федерации издаёт постановления, распоряжения, обеспечивает их исполнение. Речь идет, в том числе, и об актах, которые должны издаваться во исполнение решений Конституционного Суда,  причем не только о подзаконных актах, но и о проектах законов. Но ведь такого рода документы далеко не всегда принимаются в должный срок. Как быть в этом случае? Это первый вопрос…

Нарышкин С.Е. Подождите, пожалуйста.

Валерий Дмитриевич ответит на первый вопрос, а потом я всё-таки аудиторию спрошу, будут ли другие вопросы, если их не будет, я вам дам возможность задать и второй вопрос.

Зорькин В.Д. Спасибо.

Конституционный Суд еще в 2009 году подготовил специальное послание по исполнению решений Конституционного Суда (в том числе, в особенности – его решений по социально-значимым вопросам). Эта задача имеет огромную важность применительно ко всем сферам конституционного контроля, но особое значение она приобретает именно применительно к социальной сфере. Выработка эффективной, комплексной стратегии её решения – наше с вами общее дело, дело взаимодействия всех трех ветвей власти (ибо это процесс, в который в особо сильной степени вовлечена также и исполнительная власть).

Очевидно, что исполнение решений Конституционного Суда правотворческими органами представляет собой сложный механизм  поэтапных действий, осуществляемых не только органами государственной власти и должностными лицами, поименованными в статье 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», но и иными функциональными структурами, включенными в процесс правового регулирования. В 2012 году Секретариатом Конституционного Суда для заинтересованных органов, включенных в процесс реализации наших решений, была разработана специальная методика работы с актами конституционного правосудия применительно к сфере правотворчества. Конкретное число наших судебных актов, требующих своего воплощения в жизнь путем принятия новых правовых норм, постоянно меняется. Однако в целом, несмотря на устойчивую положительную динамику последних лет, целый ряд решений Конституционного Суда, требующих осуществления дополнительного правового регулирования, до сих пор остается, что называется, «на стадии исполнения» (по состоянию на 18 марта 2013 года у нас находятся на контроле 45 актов такого рода).

Принятый Федеральный конституционный закон от 05 апреля 2013 № 1-ФКЗ «О внесении изменения в статью 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» закладывает основы формирования той комплексной стратегии воплощения в жизнь актов конституционного правосудия, о необходимости которой я говорил выше. Если раньше разработка необходимых для этого проектов законов была нормативно отнесена к компетенции Правительства Российской Федерации, то согласно новой редакции пункта 1 помянутой выше статьи, Президент Российской Федерации, Совет Федерации, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, а также Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации по вопросам их ведения вправе сами осуществлять подготовку необходимых законопроектов и вносить их в Государственную Думу. Иными словами, законодатель как бы говорит заинтересованным субъектам законодательной инициативы – под лежачий камень вода не течет, раз вы обладаете необходимой для законотворчества энергией — так действуйте же!

Думаю, такой подход способен в самом ближайшем будущем дать очень сильный позитивный эффект!

Нарышкин С. Е. Спасибо, Валерий Дмитриевич.

Пожалуйста, уважаемые друзья. Давайте дадим слово девушкам.

Свинухова Л.С. Советник аппарата Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Свинухова Людмила.

Как вы считаете, необходимо ли нам добавить ещё одну ветвь власти к уже имеющимся? Есть ли в этом необходимость сейчас?

Зорькин В.Д. Вы знаете, наверное, поскольку задаёте этот вопрос, сколько ветвей власти существует в нашей стране.

Согласно Конституции, государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на три ветви — законодательную, исполнительную и судебную. Так гласит статья 10 Конституции. В других её главах принцип разделения властей конкретизирован в нормах, определяющих статус и полномочия Президента и Федерального Собрания, Правительства и судебной власти.

Я неоднократно подчеркивал, что необходима тщательная проработка вопрос балансировки взаимоотношений ветвей власти в нашей стране. Все профессионалы признают этот. Правовая конкретизация закрепленной в Конституции модели разделения властей и ее надлежащая реализация в практике государственного строительства – это очевидная насущная необходимость.

Что же касается до планов «умножения властей», полагаю, что с точки зрения конституционализма предложения о том, что, надо добавить еще какую-нибудь ветвь власти – это фантазии. Я всегда подчеркивал и еще раз подчеркну, что объективно есть вообще только три ветви власти – законодательная, исполнительная и судебная. Таково мое мнение.

Потому, когда кто-то говорит о некоей особой, президентской власти, я всегда подчеркивал и подчеркиваю, что президент – это не некая отдельная «властная ветвь». Президент — это глава государства, который в наших российских условиях также фактически возглавляет исполнительную власть и вырабатывает основные направления внутренней и внешней политики государства. Он – гарант Конституции, не образующий образует некоей отдельной ветви государственной власти.

Евтропов Т. Меня зовут Евтропов Тимофей. Я студент МГИУ.

Я бы хотел задать вопрос про прокуратуру. Будет ли она отнесена к исполнительным органам власти или всё-таки к законодательным? Или вообще станет обособленной? Как можно это регламентировать?

Зорькин В.Д. Конституционный статус прокуратуры, как вам прекрасно известно, закреплен, или, иначе говоря, регламентирован в 129-й статье Конституции, в главе «Судебная власть». Но я считаю, что прокуратура достаточно самостоятельное по своим функциям учреждение. Образованная еще при Петре Великом, она всегда имело специфическую компетенцию — не просто поддерживая обвинения в суде, но и осуществляя общий надзор за законностью. Кстати, в Западной Европе по этому поводу несколько лет назад настоящие баталии развернулись. Дошло  до Совета Европы и до известной Венецианской Комиссии (членом которой я состоял до недавнего времени). От нас требовали: оставьте за прокуратурой только обвинение в суде, всё остальное уберите. С какой стати мы должны выполнять такие требования?

Каждая страна, нарабатывает свой подход к данному институту – в странах Западной Европы он один, в Северной Америке – другой, в Латинской Америке – третий, в России – четвертый и так далее. .. Во всех подходах есть нечто общее, и есть нечто различное, обусловленное опытом исторического развития конкретных стран и регионов мира. И нам нет никакой необходимости отбрасывать свой опыт.

Убежден, что российская прокуратура выполняет и будет выполнять комплексную историческую миссию. Ведь традиционно прокуратура в нашей стране всегда выступала не только в качестве «стряпчего о делах государственных», но и в роли  «защитника обидимых», главной задачей которого является строгое и беспристрастное «смотрение за исполнением закона» в всех сферах и областях жизни общества. В современной же России традиционные функции отечественной прокуратуры, зачастую, по сути, приобретают принципиально новое качество. Прокурорский надзор и иные направления деятельности по обеспечению законности и защите прав граждан, борьба с преступностью и коррупцией становятся составными частыми всеобъемлющего процесса комплексного утверждения в жизни российского общества фундаментальных начал конституционного правового бытия.

 

Нарышкин С.Е. Валерий Дмитриевич, большое спасибо. Мы, наверное, сейчас будем завершать.

Зорькин В.Д.

Уважаемый Сергей Евгеньевич, дорогие коллеги, друзья!

Я вас искренне благодарю, потому что я почувствовал дружеский дух аудитории. Это меня вдохновило. Спасибо вам большое!

 



[1]Сошлюсь на позицию такого авторитетного специалиста, как  Г.Кельзен,  оказавшего большое влияние на современную  юридическую догматику. Поясняя принципиальное различие в правовом статусе физического лица и государственного органа, он писал: «Физическому лицу …разрешено делать все, что не запрещено правопорядком, тогда как государству, т.е. физическому лицу, выступающему в качестве органа государства, разрешено делать только то, на что его непосредственно (курсив мой  —  В.Л.) уполномочивает правопорядок. Поэтому с точки зрения законодательной техники ненужно запрещать что-либо государственным органам,  —  достаточно не разрешать. … Устанавливать запрет на осуществление органом определенных действий нужно лишь тогда, когда  имеется необходимость ограничить ранее данное разрешение». (Кельзен Г. Общее учение о праве и государстве // Хрестоматия по конституционному праву / Сост.: Богданова Н.А., Шустров Д.Г. М., 2012. С.618).

 

[2]Действующая французская Конституция, включает себя (по смыслу ее Преамбулы) положения Декларации прав человека и гражданина 1789 г., согласно которым применительно к человеку как частному лицу действует принцип «все, что не воспрещено законом, то дозволено». (Конституции государств Европы. Т.3. М.,2001. С.404, 432).

 

[3]Алексеев С.С. К Конституции человека. Российский Основной закон: реальность и перспективы // Независимая газета. 2012. 16  ноября.

 

[4]Нерсесянц В.С. Конституционализм как общегосударственная идеология. С.856. Вернуться назад

Правовая природа Конституции Российской Федерации

Конституция Российской Федерации (далее — Конституция) представляет собой основной закон, обладающий особыми гарантиями стабильности. Конституция может быть пересмотрена в особом, предусмотренном ей же порядке, следовательно, любая попытка изменения Конституции, в нарушение установленного порядка, незаконна.

Конституция это прежде всего закон, который учреждает государство, систему его органов и порядок их формирования, их компетенцию, определяет характер взаимоотношений органов государственной власти и местного самоуправления.

Конституция это закон, формирующий и обеспечивающий единство народа. Согласно Конституции народ является единой в политическом отношении государственно-правовой и международно-правовой категорией. Конституция, однако, в то же время содержит и гарантии от чрезмерности этого единства путем признания идеологического и политического многообразия.

Конституция выступает способом правового определения формы государственного строя России путем закрепления его основ. Она определяет основные ценности государства и общества, порядок их государственной защиты.

Конституция устанавливает пределы государственной власти посредством закрепления прав человека и гражданина и возложения взаимозависимых с этими правами обязанностей на государство, а также пределы индивидуальной независимости личности, характер взаимоотношений личности и государства, закрепляется универсальная для всех обязанность соблюдать ее и законы.

Конституцию возможно определить как способ закрепления и выражения высших правовых норм и в этом смысле сама является так называемой абсолютной нормой. В связи с этим Конституция выступает в качестве закона, имеющего верховенство на всей территории государства, обладающего высшей юридической силой и гарантирующего политическое единство народа и единство экономического и правового пространства государства.

Высшая юридическая сила Конституции предполагает, что все иные нормативные правовые акты, принимаемые на территории Российской Федерации, не могут противоречить Конституции, а в случае такого противоречия применению подлежат положения Конституции. Тем самым Конституция возглавляет систему нормативных правовых актов.

Прямое действие Конституции означает, что ее нормы могут применяться непосредственно и не требуют наличия специального федерального закона или иного нормативного правового акта.

Конституция Российской Федерации состоит из преамбулы, 2 разделов, 9 глав, 137 статей и в силу краткости Конституции большинство ее норм не может быть применено напрямую. А в ряде случаев конституционная норма прямо устанавливает необходимость принятия федерального закона по тому или иному вопросу.

Распространение действия Конституции на всю территорию России как конституционный принцип построения системы нормативных правовых актов вытекает из федеративного характера Российского государства и означает, что ни один из субъектов Российской Федерации не может ограничить или прекратить действие Конституции на своей территории.

Кроме того, Конституция провозглашает, что права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Исходя из этого конституционного положения органы власти в своей деятельности должны прежде всего руководствоваться этим принципом.

 

учредительных документов США | Конгресс.гов

Раздел протокола Конгресса Ежедневный дайджест Сенат жилой дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор Any House MemberАдамс, Алма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди С. [R-TX] Окинклосс, Джейк [D-MA] Эксн, Синтия [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ами [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С.-младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блюменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Бурдо, Кэролайн [D-GA] Боуман, Джамаал [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браун, Шонтел М. [D-OH] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R -CO] Бакшон, Ларри [R-IN] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл С. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Чери [D -ИЛ] Баттерфилд, Г.К. [D-NC] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбахал, Салуд О. [D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Кэри, Майк [R-OH] Карл , Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D-TX] Коуторн, Мэдисон [R-NC] Шабо, Стив [ R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Черфилус-МакКормик, Шейла [D-FL] Чу, Джуди [D-CA] Чичиллин, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [D-MA] Кларк, Иветт Д.[D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн , Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э. [D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA ] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [ D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R-UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФацио, Питер А.[D-OR] ДеГетт, Диана [D-CO] ДеЛауро, Роза Л. [D-CT] ДельБене, Сьюзан К. [D-WA] Дельгадо, Антонио [D-NY] Демингс, Вэл Батлер [D-FL] ДеСолнье, Марк [D-CA] ДеЖарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э. [D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D- TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан, Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [ R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [ R-TX] Финстра, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А.Дрю, IV [R-GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фицпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К. Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Гаетц, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Г. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. .[R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес, Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Госар, Пол А. [R-AZ] Готхаймер, Джош [D-NJ] Грейнджер , Кей [R-TX] Грейвс, Гаррет [R-LA] Грейвс, Сэм [R-MO] Грин, Эл [D-TX] Грин, Марк Э. [R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Грихальва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гест, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А.[D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Харцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Холлингсворт, Трей [R-IN] Хорсфорд, Стивен [D-NV] Хулахан, Крисси [D-PA] Хойер, Стени Х. [D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюзенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э.[R-CA] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джексон, Ронни [R-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Джаяпал, Прамила [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри С. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Мондер [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайалии [D-HI] Каптур , Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг, Уильям Р. [D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL ] Келли, Трент [R-MS] Ханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т.[D-MI]Килмер, Дерек [D-WA]Ким, Энди [D-NJ]Ким, Янг [R-CA]Кинд, Рон [D-WI]Кинзингер, Адам [R-IL]Киркпатрик, Энн [D -AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кастер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] ЛаХуд, Дарин [R-IL] ЛаМальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D -PA] Ламборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH] ЛаТернер , Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л. [D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D -NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу, Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лью, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] ] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D-MA] Мейс, Нэнси [R-SC ] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [R-KS] Мэннинг, Кэти Э. [ D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБат, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] Маккол, Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П.[D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] МакНерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- Нью-Йорк] Мейер, Питер [R-MI] Менг, Грейс [D-NY] Мейзер, Дэниел [R-PA] Мфуме, Квейси [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Муленаар, Джон Р. [R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R- UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелл, Джозеф Д. [D-NY] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [ R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джеррольд [D-NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негус, Джо [D-CO] Нельс, Трой Э. [R-TX ] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман, Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернольте, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М. [ R-MS] Паллоне, Фрэнк-младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл-младший [D- Нью-Джерси] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радеваген, Аумуа Амата Коулман [R-AS] Раскин, Джейми [D- MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М. [D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [ R-KY] Роджерс, Майк Д.[R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN] Розендейл-старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R -TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA]Руис, Рауль [D-CA]Рупперсбергер, CA Датч [D-MD]Раш, Бобби Л. [D-IL]Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Сан-Николас, Майкл FQ [D-GU] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д. [D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D -IL] Шредер, Курт [D-OR] Шриер, Ким [D-WA] Швайкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт С.«Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D-CA] Шеррилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R- ID] Сиры, Альбио [D-NJ] Слоткин, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R-NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R- MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спартц, Виктория [R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D- NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Штаубер, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиз М. [R-NY] Стайл, Брайан [R-WI] Штойбе, В.Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд, Мэрилин [D-WA] Суоцци, Томас Р. [D-NY] Суолвелл, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон, Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [D-NV] Тлайб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D -NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трэхан, Лори [D-MA] Троун, Дэвид Дж. [D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд , Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г.[R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-TX] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес , Нидия М. [D-NY] Вагнер, Энн [R-MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальц, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D-NJ] Вебер, Рэнди К. старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Уэлч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзен [D-PA] Уильямс, Никема [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С. .[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Вомак, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зелдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантвелл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзен М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортес Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Дайэнн [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Хикенлупер, Джон У.[D-CO] Хироно, Мэйзи К. [D-HI] Хувен, Джон [R-ND] Хайд-Смит, Синди [R-MS] Инхоф, Джеймс М. [R-OK] Джонсон, Рон [R-WI ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С.-младший [I-ME] Клобучар, Эми [D-MN] Лэнкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D-OR ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилья, Алекс [D-CA] Пол , Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри С.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Сассе, Бен [R-NE] Шац, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард С. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Томас [R-NC] Туми, Патрик [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Уорнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

Часто задаваемые вопросы о Конституции — Национальный конституционный центр

Что такое Конституция США?

Конституция США является фундаментальной основой американской системы правления.

Конституция:

  • Создает правительство, передающее власть в руки народа
  • Разделяет полномочия правительства на три ветви: законодательную ветвь, которая принимает законы; исполнительная власть, которая исполняет законы; и судебная власть, которая толкует законы
  • Устанавливает систему сдержек и противовесов, которая гарантирует, что ни одна ветвь не имеет слишком большой власти
  • Разделяет власть между штатами и федеральным правительством
  • Описывает цели и обязанности правительства
  • Определяет объем и пределы государственной власти
  • Предписывает систему избрания представителей
  • Устанавливает процесс ратификации и внесения поправок в документ
  • Описывает многие права и свободы людей

В чем разница между Конституцией и Декларацией независимости?

Хотя Конституция и Декларация независимости связаны по духу, они являются отдельными документами.

Декларация независимости была написана в 1776 году. Это был список претензий к королю Англии, предназначенный для оправдания отделения от британского правления.

Конституция была написана и подписана в 1787 году. Это была хартия правительства, которую ратифицировали штаты, и она продолжает оставаться высшим законом страны.

Оба документа сыграли важную роль в американской истории и распространении демократических идеалов по всему миру. Они оба были подписаны в Зале Независимости, в нескольких шагах от того места, где сейчас стоит Национальный конституционный центр.

Когда и где была написана и подписана Конституция?

Конституция была написана и подписана в Филадельфии в актовом зале Дома штата Пенсильвания, ныне известном как Индепенденс-холл. Именно здесь была подписана Декларация независимости.

Конституция была написана во время Филадельфийского съезда, ныне известного как Конституционный съезд, который проходил с 25 мая по 17 сентября 1787 года. Он был подписан 17 сентября 1787 года.

Где Конституция? Это в Национальном конституционном центре?

Национальный центр Конституции владеет редким оригинальным экземпляром первого публичного издания Конституции. Этот отпечаток был опубликован в газете The Pennsylvania Packet and Daily Advertiser 19 сентября 1787 года — через два дня после подписания Конституции.

Конституционный конвент был проведен под присягой о сохранении тайны, поэтому эта печать представляет собой первый раз, когда американцы — «мы, народ» — увидели Конституцию.

Оригинал подписанной и написанной от руки Конституции находится в Национальном архиве в Вашингтоне, округ Колумбия.

Когда вступила в силу Конституция?

Конституция не вступила в силу с момента ее подписания делегатами. Он должен был быть одобрен народом в процессе ратификации. Статья VII Конституции установила процесс ратификации, просто заявив об этом. «Ратификация конвенций девяти штатов будет достаточной для установления настоящей Конституции между штатами, ратифицировавшими ее таким образом. 21 июня 1788 года Нью-Гэмпшир стал девятым штатом, ратифицировавшим; и Конгресс Конфедерации установил 4 марта 1789 года как дату начала работы нового правительства в соответствии с Конституцией.

Кто написал Конституцию?

Поскольку многие идеи Джеймса Мэдисона нашли отражение в Конституции, его часто называют «отцом Конституции». Действительно, он был движущей силой съезда летом 1787 года, и его записи о обсуждениях дали ценную информацию о ходе работы.

Однако Конституция стала результатом месяцев страстных и вдумчивых обсуждений делегатов. Многие другие, помимо Джеймса Мэдисона, внесли важный вклад, особенно те, кто работал в Детальном комитете, в который входили Оливер Эллсворт, Натаниэль Горхэм, Эдмунд Рэндольф, Джон Ратледж и Джеймс Уилсон; и члены Комитета по стилю, в который входили Александр Гамильтон, Уильям Джонсон, Руфус Кинг и губернатор Моррис. Среди других известных делегатов были Бенджамин Франклин и Джордж Вашингтон (который был президентом съезда).

Зачем была написана Конституция?

В 1787 году Конгресс уполномочил делегатов собраться в Филадельфии и рекомендовать внести изменения в существующую хартию правительства 13 штатов, Статьи Конфедерации, которые, по мнению многих американцев, создали слабое и неэффективное центральное правительство.

Однако с самого начала съезда стало ясно, что делегаты формируют совершенно новую форму правления.

Преамбула этого документа, изменившего историю, поясняет, почему он был написан:

«Мы, народ Соединенных Штатов, для того, чтобы сформировать более совершенный Союз, установить справедливость, обеспечить внутреннее спокойствие, обеспечить совместную оборону, способствовать всеобщему благосостоянию и обеспечить блага свободы себе и нашему потомству, издать и утвердить настоящую Конституцию Соединенных Штатов Америки.

Почему Конституция так важна?

В Конституция: основное руководство пользователя достопочтенная Сандра Дэй О’Коннор, бывший заместитель судьи Верховного суда, выразилась так:

«Что делает Конституцию достойной наших обязательств? Прежде всего, ответ — наша свобода. Попросту говоря, это самое сильное видение свободы, когда-либо выраженное. Это также самая короткая и самая старая национальная конституция в мире, не настолько жесткая, чтобы быть удушающей, и не настолько податливая, чтобы лишиться смысла.

Наша Конституция стала источником вдохновения, изменившим траекторию мировой истории на вечное благо человечества. В 1787 году ни одна страна в мире никогда не позволяла своим гражданам выбирать свою собственную форму правления, не говоря уже о том, чтобы избирать демократическое правительство. Что было революционным, когда она была написана, и что продолжает вдохновлять мир сегодня, так это то, что Конституция передала управление в руки народа».

Что такое День Конституции?

День Конституции — это федеральный праздник, посвященный Дню независимости США.С. Конституция. Отмечается 17 сентября, в день подписания Конституции 1787 года.

День Конституции был установлен законом в 2004 году. Помимо создания Дня Конституции (в день, который ранее назывался Днем гражданства), закон требует, чтобы любое образовательное учреждение, получающее федеральные средства, провело образовательную программу по Конституции в сентябре 17.

Выполните образовательные требования ко Дню Конституции, используя ресурсы Центра Интерактивная Конституция: Классное издание .

Как узнать больше о Конституции?

Вы в правильном месте! Национальный центр Конституции — это место, где прославляют, обсуждают и освещают Конституцию.

ПЛАНИРУЙТЕ ПОСЕЩЕНИЕ »

ИЗУЧИТЕ КОНСТИТУЦИЮ »
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ »
ЧИТАЙТЕ НАШ ЕЖЕДНЕВНЫЙ БЛОГ О КОНСТИТУЦИИ »

Великая хартия вольностей и Конституция США — Великая хартия вольностей: муза и наставник | Выставки

Предлагаемые статьи о поправках к Федеральной конституции [Билль о правах], 14 сентября 1789 г.[Личная копия печатной рекламы Джеймса Мэдисона]. Нью-Йорк: Томас Гринлиф, 1789. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (035)

.

Великая хартия вольностей оказала сильное влияние как на Конституцию Соединенных Штатов, так и на конституции различных штатов. Однако его влияние было сформировано тем, что американцы восемнадцатого века считали Великой хартией вольностей. Многие считали Великую хартию вольностей восстановлением прав народа против деспотичного правителя, наследием, которое отразило недоверие американцев к концентрированной политической власти.Отчасти из-за этой традиции конституции большинства штатов включали декларации прав, призванные гарантировать отдельным гражданам список средств защиты и иммунитетов от правительства штата. Соединенные Штаты также приняли Билль о правах, отчасти из-за этого политического убеждения.

И государственные декларации о правах, и Билль о правах Соединенных Штатов включали несколько гарантий, которые на момент их ратификации считались производными от прав, защищаемых Великой хартией вольностей.Среди них свобода от незаконных обысков и конфискаций, право на безотлагательное судебное разбирательство, право на суд присяжных как по уголовному, так и по гражданскому делу, а также защита от лишения жизни, свободы или имущества без надлежащей правовой процедуры.

Многие более широкие американские конституционные принципы уходят своими корнями в понимание Великой хартии вольностей восемнадцатого века, например, теория представительного правления, идея высшего закона и судебного надзора.

Журнал Континентального Конгресса

Когда первый Континентальный конгресс собрался в сентябре и октябре 1774 г., он разработал Декларацию прав и жалоб, в которой утверждалось, что колонистам будут предоставлены свободы, гарантированные им в соответствии с «принципами английской конституции и несколькими хартиями или договорами.Колонисты добивались сохранения своего самоуправления, свободы от налогообложения без представительства, права на суд присяжных из своих соотечественников и пользования «жизнью, свободой и собственностью» без произвольного вмешательства короны. На этом титульном листе изображен принятый съездом символ единства: двенадцать рук, протянутых к колонне, увенчанной шапкой свободы. В основании колонны написано «Великая хартия вольностей».

Добавить этот товар в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/magna-carta-and-the-us-constitution.html#obj031

Конституции штатов

В мае 1776 г. Континентальный конгресс рекомендовал собранию каждой колонии принять новую конституцию штата, «достаточную для нужд дел». Каждая конституция, созданная этими новыми независимыми государствами, включала положения, защищающие права личности от действий государства. Большинство из них сформулировали четкие декларации этих прав, включая свободу религии, свободу печати, запрет на чрезмерный залог или штрафы, право на суд присяжных и защиту от потери жизни, свободы или имущества без надлежащей правовой процедуры.Часто последнее из этих прав выражено языком главы 29 Великой хартии вольностей, например, двенадцатой строки конституции Северной Каролины.

  • «Северная Каролина» в Конституции нескольких независимых штатов Америки, Декларация независимости, Статьи Конфедерации между указанными штатами. . . . Лондон: Дж. Стокдейл, 1782. Юридическая библиотека, Библиотека Конгресса (032)

  • Конституции нескольких независимых штатов Америки, Декларация независимости, Статьи Конфедерации указанных штатов.. . . Лондон: Дж. Стокдейл, 1782. Юридическая библиотека, Библиотека Конгресса (032)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/magna-carta-and-the-us-constitution.html#obj032

Конституция Пенсильвании

Конституция Пенсильвании, составленная Бенджамином Франклином (1706–1790), Джорджем Брайаном (1731–1791), Джеймсом Кэнноном (1740–1782) и другими летом 1776 года, заимствовала формулировки из Конгресса Закона о гербовых марках, Первого континентального конгресса и Декларация Независимости.Его создатели стремились обратить вспять непропорциональную власть, которой обладало небольшое меньшинство землевладельцев Пенсильвании, создав то, что часто называют самой демократической конституцией в Соединенных Штатах. Конституция Пенсильвании установила однопалатный законодательный орган без сената, исполнительную ассамблею без губернатора и право голоса для всех свободных людей, которые платили налоги.

Independent Chronicle and the Universal Advertiser (Бостон), 7 ноября 1776 г. [с перепечаткой Конституции Пенсильвании из Pennsylvania Journal , 9 октября 1776 г.].Отдел периодических и правительственных изданий, Библиотека Конгресса (033)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/magna-carta-and-the-us-constitution.html#obj033

Копия документов федералиста Джефферсона

The Federalist Papers) — серия из восьмидесяти пяти статей, которые Джеймс Мэдисон (1751–1836), Джон Джей (1745–1829) и Александр Гамильтон опубликовали анонимно, чтобы заручиться поддержкой в ​​Нью-Йорке ратификации Закона США.С. Конституция. Несмотря на широкое распространение деклараций прав для конституций штатов, члены Конституционного собрания в целом выступали против добавления билля о правах в федеральную конституцию. В « Федералисте № 84» Гамильтон возражал против включения билля о правах, заявляя: «Здесь, строго говоря, люди ничего не уступают; и поскольку они сохраняют все, им не нужны особые оговорки».

[Александр Гамильтон (1755–1804)].№ 84 в Федералист: Сборник очерков, написанных в поддержку новой конституции, согласованной Федеральным собранием, 17 сентября 1787 г. , Vol. 2. Нью-Йорк: Дж. и А. М’Лин, 1788. Библиотека Томаса Джефферсона, Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (034)

.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/magna-carta-and-the-us-constitution.html#obj034

Копия Мэдисона предлагаемого «Билля о правах»

Поправки к Конституции, предложенные Конгрессом в 1791 году, находились под сильным влиянием деклараций прав штатов, в частности Декларации прав Вирджинии 1776 года, которая включала в себя ряд мер защиты Английского Билля о правах 1689 года и Великой хартии вольностей. Статьи с пятой по десятую предлагаемых поправок, соответствующие ратифицированным поправкам с четвертой по восьмую Конституции США, наиболее непосредственно воплощают эту традицию, гарантируя быстрое правосудие, суд присяжных, соразмерное наказание и надлежащую правовую процедуру.

Предлагаемые статьи поправок к Федеральной конституции [Билль о правах]. [Личная копия печатной рекламы Джеймса Мэдисона]. Нью-Йорк: Томас Гринлиф, 14 сентября 1789 г.Страница 2. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (035)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/magna-carta-and-the-us-constitution.html#obj035

Проект Конституции США Джорджа Вашингтона

Уильям Сэмюэл Джонсон возглавлял Комитет по стилю, в который входили Джеймс Мэдисон, Руфус Кинг (1755–1827), Александр Гамильтон и губернатор Моррис (1752–1816), делегат из Пенсильвании, которому приписывают вводную фразу «Мы, народа Соединенных Штатов» — простая фраза, которая закрепила новое национальное правительство на основе согласия народа, а не конфедерации штатов. Здесь показана статья II Конституции США, в которой подробно описаны полномочия, делегированные исполнительной ветви власти.

Проект Конституции США: отчет Комитета по стилю, 8–12 сентября 1787 г. Печатный документ с аннотациями Джорджа Вашингтона и секретаря съезда Уильяма Джексона. Документы Джорджа Вашингтона, Отдел рукописей, Библиотека Конгресса (068, 068.00.01)

Добавить этот товар в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/magna-carta-and-the-us-constitution.html#obj068

Наверх

Материалы Дня Конституции, Конституция США, Карманный сборник Конституции, Декларация независимости, Билль о правах

Конституция США состоит из 4400 слов. Это самая старая и самая короткая письменная конституция любого крупного правительства в мире.

Из орфографических ошибок в Конституции, пожалуй, самой яркой является «Пенсильвания» над именами подписавших.

Томас Джефферсон не подписывал Конституцию. Он был во Франции во время съезда, где занимал пост министра США. Джон Адамс был министром США в Великобритании во время Конституционного съезда и тоже не присутствовал.

Конституция была «написана» Джейкобом Шаллусом, клерком Генеральной Ассамблеи Пенсильвании, за 30 долларов (сегодня 830 долларов).

С 1952 года Конституция выставлена ​​в здании Национального архива в Вашингтоне, округ Колумбия. В настоящее время все четыре страницы отображаются за защитным стеклом в титановой рамке. Чтобы сохранить качество пергамента, ящики содержат аргон и хранятся при температуре 67 градусов по Фаренгейту и относительной влажности 40 процентов.

День Конституции отмечается 17 сентября, в годовщину подписания документа разработчиками.

Конституция не устанавливает требований к избирательному праву. В результате в начале Союза голосовать могли только владельцы собственности-мужчины. Афроамериканцы не считались гражданами, а женщины исключались из избирательного процесса. Коренные американцы не имели права голоса до 1924 года.

Джеймс Мэдисон, «отец Конституции», был одним из первых, кто прибыл в Филадельфию на Конституционный конвент.Он прибыл в начале мая с планом новой Конституции.

Из сорока двух делегатов, присутствовавших на большинстве собраний, тридцать девять фактически подписали Конституцию. Эдмунд Рэндольф и Джордж Мейсон из Вирджинии и Элбридж Джерри из Массачусетса отказались подписать контракт частично из-за отсутствия билля о правах.

Когда пришло время штатам ратифицировать Конституцию, основным камнем преткновения стало отсутствие какого-либо билля о правах.

Великий Компромисс спас Конституционный Конвент и, возможно, Союз. Созданный делегатом от Коннектикута Роджером Шерманом, он призывал к пропорциональному представительству в Палате представителей и одному представителю от штата в Сенате (позже это число было изменено на двух). .»

Когда она была ратифицирована в 1787 году, Конституция закрепила институт рабства посредством так называемого «Компромисса трех пятых», который призывал к тем, кто «обязан служить в течение нескольких лет», и «всем другим лицам» (имея в виду рабов). считаться в представительских целях как три пятых свободных людей.Однако слово «рабство» не появлялось в Конституции до 1865 года, когда была ратифицирована 13-я поправка, отменившая рабство в Соединенных Штатах.

Патрик Генри был избран делегатом Конституционного собрания, но отказался, потому что «почуял неладное».

Из-за слабого здоровья Бенджамин Франклин нуждался в помощи для подписания Конституции. При этом по его лицу текли слезы.

Гувернер Моррис в значительной степени отвечал за «формулировку» Конституции, хотя в сентябре 1787 года был сформирован Комитет стиля.

Самым пожилым человеком, подписавшим Конституцию, был Бенджамин Франклин (81 год). Самым молодым был Джонатан Дейтон из Нью-Джерси (26 лет).

Когда была подписана Конституция, население Соединенных Штатов составляло 4 миллиона человек.Сейчас это более 327 миллионов. Филадельфия была крупнейшим городом страны с населением 40 000 человек.

Прокламация президента Джорджа Вашингтона и резолюция Конгресса учредили первый национальный День благодарения 26 ноября 1789 года. Причиной праздника было выражение «благодарности» за новую Конституцию.

Впервые формальный термин «Соединенные Штаты Америки» был использован в Декларации независимости.

На то, чтобы фактически «сформировать» Конституцию, ушло сто дней.

Изначально был вопрос, как обращаться к Президенту. Сенат предложил обращаться к нему как к «Его Высочеству президенту Соединенных Штатов Америки и защитнику их свобод». И Палата представителей, и Сенат пошли на компромисс в отношении использования термина «президент Соединенных Штатов».

Джеймс Уилсон первоначально предложил, чтобы президент избирался всеобщим голосованием, но делегаты согласились (после 60 бюллетеней) на систему, известную как Коллегия выборщиков.Несмотря на то, что было предложено 500 поправок для его изменения, эта «косвенная» система избрания президента до сих пор не повреждена.

Джордж Вашингтон и Джеймс Мэдисон были единственными президентами, подписавшими Конституцию.

В ноябре 1788 года Конгресс Конфедерации прервался, и Соединенные Штаты остались без центрального правительства до апреля 1789 года. Именно тогда был созван первый Конгресс в соответствии с новой Конституцией и был собран первый кворум.

Джеймс Мэдисон был единственным делегатом, присутствовавшим на каждом собрании. Он сделал подробные записи различных дискуссий и дебатов, имевших место во время съезда. Журнал, который он вел во время Конституционного собрания, держался в секрете до самой его смерти. Он (вместе с другими бумагами) был куплен правительством в 1837 году по цене 30 000 долларов (сегодня это 695 000 долларов). Журнал был издан в 1840 году.

Хотя разум Бенджамина Франклина оставался активным, его тело ухудшалось.У него были постоянные боли из-за подагры и камня в мочевом пузыре, и он едва мог ходить. Он входил в конференц-зал в паланкине, который несли четыре заключенных из тюрьмы на Уолнат-стрит в Филадельфии.

Когда Бенджамин Франклин покидал Государственную палату Пенсильвании после заключительного заседания Конституционного собрания 17 сентября 1787 года, к нему подошла жена мэра Филадельфии. Ей было любопытно, каким будет новое правительство.Франклин ответил: «Республика, мадам. Если вы сможете ее сохранить».

24 марта 1788 года в Род-Айленде прошли всенародные выборы, чтобы определить статус ратификации новой Конституции. 237 голосов за и 2945 против!

Среди членов первого Конгресса Соединенных Штатов было 54 человека, которые были делегатами Конституционного собрания или делегатами различных съездов, ратифицировавших штаты.В число также вошли 7 делегатов, которые выступили против ратификации.

Бенджамин Франклин умер 17 апреля 1790 года в возрасте 84 лет. 20 000 скорбящих на его похоронах 21 апреля 1790 года составили крупнейшее общественное собрание того времени.

Вермонт ратифицировал Конституцию 10 января 1791 года, хотя еще не стал штатом.

Слово «демократия» ни разу не встречается в Конституции.

На Конституционном конвенте было предложение ограничить постоянную армию страны до 5000 человек. Джордж Вашингтон саркастически согласился с этим предложением при условии, что была добавлена ​​оговорка, что ни одна армия вторжения не может насчитывать более 3000 солдат!

Джон Адамс назвал Конституцию «величайшим усилием национального обсуждения, которое когда-либо видел мир», а Джордж Вашингтон написал маркизу де Лафайету, что «она (Конституция) кажется мне чуть ли не чудом.»

Дом штата Пенсильвания (где проходил Конституционный съезд) был местом, где Джордж Вашингтон был назначен командующим Континентальной армией в 1775 году и где была подписана Декларация независимости в 1776 году. Конституция 1781 года.

Род-Айленд был единственным штатом, который не посылал делегатов в Филадельфию в 1787 году. В то время законодательный орган штата контролировался аграрной партией и опасался, что более сильное центральное правительство потребует выплаты долгов звонкой монетой (твердыми деньгами). Это был последний штат, ратифицировавший Конституцию 29 мая 1790 года (более чем через год после инаугурации президента Джорджа Вашингтона) 34 голосами против 32.

Делегаты участвовали в прениях с 10 до 15 часов. шесть дней в неделю с 10-дневным перерывом на время проведения конвенции

Конституция содержит 4543 слова, включая подписи, и состоит из четырех листов размером 28-3/4 дюйма на 23-5/8 дюйма каждый.Он содержит 7 591 слово, включая 27 поправок.

Конституция была ратифицирована специально избранными съездами, начиная с декабря 1787 года. Тринадцать штатов приняли новую конституцию в следующем порядке: Делавэр, Пенсильвания, Нью-Джерси, Джорджия, Коннектикут, Массачусетс, Мэриленд, Южная Каролина, Нью-Гэмпшир, Вирджиния, Нью-Йорк. , Северная Каролина и Род-Айленд.

Дэниела Вебстера (1782–1852) из ​​Массачусетса называют «толкователем Конституции».

С 1804 по 1865 год в Конституцию не вносилось ни одной поправки до окончания Гражданской войны, когда была добавлена ​​Тринадцатая поправка, отменившая рабство. Это был самый продолжительный период в американской истории, когда в нашу Конституцию не вносилось никаких изменений.

Текст Конституции был напечатан Джоном Данлэпом и Дэвидом Клейпулом в Филадельфии, а затем отправлен на конституционные съезды различных штатов для обсуждения и обсуждения.

Свидетельством ее постоянной гибкости является то, что с 1791 года Конституция менялась всего семнадцать раз!

Основной причиной встречи в Филадельфии был пересмотр Статей Конфедерации. Однако вскоре делегаты пришли к выводу, что необходимо написать совершенно новую Конституцию. Они согласились проводить встречи в тайне, поставив охрану у дверей здания штата Пенсильвания.Когда один делегат отказался от документа съезда, председатель Джордж Вашингтон ответил: «Я должен умолять джентльменов быть более осторожными, чтобы наши сделки не попали в газеты и не нарушили общественный покой».

Во время Конституционного собрания Филадельфия была самым современным городом в Америке и самым большим городом в Северной Америке. В нем проживало 40 000 человек, 7 000 уличных фонарей, 33 церкви, 10 газет и университет.

Средний возраст в Америке к концу 18 века составлял 16 лет (сегодня это около 34 лет), 19 из каждых 20 граждан жили на земле, и 70% земли обрабатывалось ее владельцами ( 30% арендаторами).

Национальное правительство потратило 4,3 миллиона долларов во время первой сессии Конгресса с 1789 по 1791 год. В течение последнего года, когда Джордж Вашингтон был президентом Соединенных Штатов (1796–1797), общие расходы на содержание федерального правительства составили 5 727 000 долларов.

Избрание Джорджа Вашингтона первым президентом в соответствии с Конституцией не было на самом деле «единодушным». На самом деле двое выборщиков из Вирджинии и двое выборщиков из Мэриленда не голосовали. Нью-Йорк имел право на восемь голосов выборщиков, но законодательный орган штата не мог решить, как будут выбраны эти выборщики, поэтому штат Нью-Йорк официально не голосовал за президента. Голосование выборщиков в 1789 году должно было составить 81, но было подано только 69 голосов.

Джеймс Мэдисон из Вирджинии предложил резолюцию о создании различных должностей в кабинете в рамках исполнительной власти нашего правительства и двенадцать поправок к Конституции, десять из которых стали Биллем о правах.

Хотя Министерство финансов Соединенных Штатов прекратило распространение валюты номиналом 500, 1000, 5000 и 10 000 долларов в 1969 году, во всех смыслах производство каждой из них было остановлено после Второй мировой войны. Однако эти банкноты по-прежнему являются законным платежным средством и в редких случаях могут быть обнаружены в обращении. Джеймс Мэдисон, «отец Конституции», изображен на купюре в 5000 долларов.

По завершении Конституционного собрания Бенджамин Франклин заметил символ полусолнца на стуле Джорджа Вашингтона и заметил: «Я имею счастье знать, что это восходящее, а не заходящее солнце».

Бенджамин Франклин предложил на Конституционном конвенте открывать заседания молитвой.Делегаты отказались принять предложение, заявив, что не хватает денег, чтобы нанять капеллана.

Из 55 делегатов, присутствовавших на съезде, 34 были юристами, 8 подписали Декларацию независимости и почти половина были ветеранами Войны за независимость. Остальные члены были плантаторами, педагогами, министрами, врачами, финансистами, судьями и торговцами. Около четверти из них были крупными землевладельцами, и все они занимали те или иные государственные должности (39 были бывшими конгрессменами и 8 были нынешними или бывшими губернаторами).

Уильям Фью из Джорджии был единственным членом, представлявшим класс фермеров-йоменов, составлявший большинство населения страны. Девятнадцать членов, которые были выбраны представлять свой штат, никогда не присутствовали на собрании.

Бенджамин Франклин из Пенсильвании был известен как «Мудрец Конституционного собрания». Он также был посредником на съезде и часто советовал, что «мы здесь, чтобы советоваться, а не спорить».

Джордж Вашингтон и Джеймс Мэдисон были единственными президентами, подписавшими Конституцию.

Элбридж Джерри из Массачусетса был против должности вице-президента. «Близкая близость, которая должна существовать между президентом и вице-президентом, делает это абсолютно неуместным». Однако он отложил свои чувства в сторону и стал вице-президентом при Джеймсе Мэдисоне!

Когда Пол Ревир узнал, что Сэм Адамс и Джон Хэнкок не хотели предлагать свою поддержку Конституции во время борьбы за ратификацию, он организовал бостонских механиков в мощную силу и работал за кулисами для успешного утверждения съездом Массачусетса.

Единственным другим языком, используемым в различных частях Конституции, является латынь.

Четверо из тех, кто подписал Конституцию, родились в Ирландии.

Джон Тайлер был первым вице-президентом, принявшим на себя обязанности президента после смерти Уильяма Генри Харрисона в 1841 году. В Конституции не было ничего, что предусматривало бы, чтобы вице-президент СТАЛ президентом.Статья II, раздел 6 Конституции гласит: «В случае отстранения Президента от должности, его смерти, отставки или неспособности выполнять полномочия и обязанности указанной должности, то же самое переходит к заместителю Президент…» В статье не было сказано, что вице-президент СТАНОВИТСЯ Президентом! Тайлер немедленно начал называть себя президентом, не имеющим на это реальных конституционных полномочий, и каждый последующий вице-президент на той же должности поступал так же. Только после принятия Двадцать пятой поправки в 1967 году вице-президент технически СТАЛ президентом. Эта поправка узаконила неконституционное предположение Тайлера!

Во время мероприятия, посвященного празднованию полувека Конституции в 1937 году, Гарри Ф. Вильгельм процитировал весь документ по недавно добавленной 21-й поправке по памяти. Затем он получил работу в почтовом отделении Sesquicentennial!

Наверх

Билль о правах и поправки к Конституции

Десять первоначальных поправок: Билль о правах.Прошло Конгресс 25 сентября 1789 г. Ратифицирован 15 декабря 1791 г.

  • Конгресс не может издавать закон о учреждении религии или запрет на ее свободное исповедание; или ограничение свободы слова или печати; или право народа мирно собираться и обращаться с петициями к правительства для удовлетворения жалоб.
  • Хорошо организованная милиция, необходимая для безопасность свободного государства, право народа на сохранение и носить оружие, не должны быть нарушены.
  • Ни один солдат в мирное время не может быть расквартирован ни в каком дом, без согласия владельца, ни во время войны, но в порядке, установленном законом.
  • Право людей на безопасность в своей личности, дома, бумаги и вещи от необоснованных обысков и аресты, не должны нарушаться, и никакие ордера не должны выдаваться, но по вероятной причине, подкрепленной Клятвой или подтверждением, и особенно описывая место, которое нужно обыскать, и лиц или вещей, подлежащих аресту.
  • Никто не может быть привлечен к ответственности за капитал или гнусным преступлением, кроме как по представлению или обвинительный акт Большого жюри, за исключением случаев, возникающих в сухопутные или военно-морские силы, или в ополчении, когда в действительности служба во время войны или общественной опасности; ни одно лицо за одно и то же правонарушение быть дважды привлеченным к уголовной ответственности жизнь или конечность; и не может быть принужден в любом уголовном деле к быть свидетелем против самого себя, и не быть лишенным жизни, свобода или собственность без надлежащей правовой процедуры; и не будет частную собственность изымать для общественного пользования без компенсация.
  • Во всех случаях уголовного преследования обвиняемый пользуется право на быстрое и публичное судебное разбирательство беспристрастным жюри штата и округа, где преступление должно было быть совершено совершено, какой район должен быть ранее установленном законом, и быть проинформированным о характере и причине обвинения; встретиться со свидетелями против ему; иметь обязательный процесс для получения свидетелей в его благосклонность и иметь помощь адвоката для своей защиты.
  • В исках по общему праву, когда спорная стоимость должен превышать двадцать долларов, право на суд присяжных быть сохранены, и ни один факт, рассматриваемый присяжными, не может быть иначе повторно рассмотрен в любом суде Соединенных Штатов, чем в соответствии с к нормам общего права.
  • Не требуется ни чрезмерного залога, ни наложения чрезмерных штрафов, ни применялись жестокие и необычные наказания.
  • Перечисление в Конституции некоторых прав, не должно толковаться как отрицание или умаление других, нанятых люди.
  • Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам Конституция и не запрещенные ею государствам, сохраняются к Штатам соответственно, или к людям.

    Более поздние поправки к конституции

  • Судебная власть Соединенных Штатов не должна толкуется как распространяющийся на любой иск по закону или праву справедливости, начатый или преследуется против одного из Соединенных Штатов гражданами другого государства, либо гражданами или подданными любого иностранного Состояние.
    Принят Конгрессом 4 марта 1794 г. Ратифицирован 7 февраля 1795 г.
  • Выборщики собираются в своих штатах, и голосовать тайным голосованием за президента и вице-президента, один из которых, по крайней мере, не должен быть жителем одного государства с самих себя; они должны указать в своих бюллетенях лицо, за которое проголосовали в качестве президента, и в отдельных бюллетенях человек проголосовал за в качестве вице-президента, и они должны составить отдельные списки всех лиц, за которых проголосовали на пост президента, и всех лиц, проголосовавших за вице-президентом и числом голосов за каждого, которое списки, которые они должны подписать и удостоверить, и передать в запечатанном виде резиденция правительства Соединенных Штатов, направленная в Президент Сената; — Председатель Сената должен, в присутствии Сената и Палаты представителей, открыть все сертификаты, и голоса должны быть подсчитывается; — лицо, имеющее наибольшее количество голосов за Президент, является Президентом, если такое число является большинство от общего числа назначенных выборщиков; и если нет лица имеют такое большинство, то из лиц, имеющих самые высокие номера, не превышающие трех в списке проголосовавших поскольку в качестве президента Палата представителей избирает немедленно, путем голосования, Президент. Но при выборе Президент, голосование проводится по штатам, представительство от каждого штата с одним голосом; кворум для этой цели должен состоять из члена или членов из две трети штатов и большинство штатов должны быть необходимы для выбора. И если Дом Представители не должны избирать президента всякий раз, когда право выбора переходит к ним до четвертого дня следующего марта, то Вице-президент действует как президента, как и в случае смерти или иного конституционного инвалидность президента.Человек, имеющий наибольшее число голосов в качестве вице-президента, должно быть Вице-президент, если такое число составляет большинство от общего числа число назначенных выборщиков, и если ни один человек не имеет =большинство, то из двух самых высоких номеров в списке Сенат избирает вице-президента; кворум для назначения должны состоять из двух третей всего количества сенаторов, и большинство от общего числа должно быть необходимо для выбора. Но ни один человек конституционно лица, не имеющие права занимать пост президента, имеют право это вице-президент Соединенных Штатов.
    принят Конгрессом 9 декабря 1803 г. Ратифицирован 27 июля 1804 г.
  • Раздел 1.
    Ни рабство, ни подневольное состояние, кроме как в качестве наказания за преступление, сторона которого должна должным образом осуждены, должны существовать в Соединенных Штатах, или любом месте, находящемся под их юрисдикцией.
    Принят Конгрессом 31 января 1865 г. Ратифицирован 6 декабря 1865 г.
    Обсуждается, был ли более ранний 13-й поправка, которая как-то исчезла из списка поправок вокруг окончание гражданской войны. Некоторые ультраправые утверждают, что эта поправка подразумевает, что юристы не могут работать в правительстве. Их взгляды представлены в этой статье . Существует также а хорошее опровержение эти аргументы.
  • Раздел 1.
    Все лица, родившиеся или натурализованные в Соединенные Штаты Америки и подпадающие под их юрисдикцию, являются граждане Соединенных Штатов и штата, в котором они проживать. Ни один штат не может издавать или применять какой-либо закон, который ограничивать привилегии или иммунитеты граждан Соединенных Состояния; ни одно государство не должно лишать кого-либо жизни, свобода или собственность без надлежащей правовой процедуры; ни отрицать любому лицу, находящемуся под его юрисдикцией, равную защиту законы.

    Раздел 2.
    Представители распределяются между несколько штатов в соответствии с их соответствующими номерами, считая все количество лиц в каждом штате, исключая Индейцы не облагаются налогом. Но когда право голоса на любых выборах по выбору избирателей на пост президента и вице-президента США, представители в Конгрессе, исполнительная и судебные чиновники государства или члены Его законодательные органы запрещены любому из жителей мужского пола. такого государства, достигшие двадцати одного года, и граждане США, или каким-либо образом сокращенным, за исключением участие в мятеже или другом преступлении, являющееся основанием представительство в нем уменьшается пропорционально которое число таких граждан мужского пола должно относиться ко всему количество граждан мужского пола в возрасте двадцати одного года в таком штате.

    Раздел 3.
    Никто не может быть сенатором или Представитель в Конгрессе или выборщик президента и вице-президента президентом или занимать какую-либо должность, гражданскую или военную, в Соединенных Штатах или под управлением любого штата, которые, ранее принял присягу в качестве члена Конгресса или офицера Соединенных Штатов, или в качестве члена законодательного собрания любого штата, или в качестве исполнительного или судебного должностного лица любого государства, для поддержки Конституции Соединенных Штатов, должны участвовать в восстание или мятеж против того же, или оказанная помощь или утешение врагам его. Но Конгресс может голосованием две трети каждой палаты устраняют такую ​​инвалидность.

    Раздел 4.
    Действительность государственного долга Соединенных Штатов, разрешенных законом, включая долги, понесенные за выплата пенсий и премий за заслуги в подавлении восстание или мятеж, не подлежит сомнению. Но ни Соединенные Штаты, ни какое-либо государство не должны принимать на себя или платить любой долг или обязательство, возникшие в связи с восстанием или восстание против Соединенных Штатов или любое требование о возмещении убытков или освобождение любого раба; но все такие долги, обязательства и требования должны быть признаны незаконными и недействительными.

    Раздел 5.
    Конгресс имеет право применять, путем соответствующего законодательства, положения настоящей статьи.
    Принят Конгрессом 13 июня 1866 г. Ратифицирован 9 июля 1868 г.

  • Раздел 1.
    Права граждан США голосовать не может быть отказано или сокращено Соединенными Штатами или любым штатом по признаку расы, цвета кожи или предыдущего состояние рабства —

    Раздел 2.
    Конгресс имеет право обеспечивать соблюдение настоящей статьи соответствующим законодательством —
    Принят Конгрессом 26 февраля 1869 г. Ратифицирован 3 февраля 1870 г.

  • Конгресс имеет право устанавливать и собирать налоги на доходы, из какого бы источника они ни производились, без распределение между несколькими штатами и безотносительно к любой переписи или переписи.
    Принят Конгрессом 2 июля 1909 г. Ратифицирован 3 февраля 1913 г.
  • Сенат Соединенных Штатов состоит из два сенатора от каждого штата, избираемые его населением, на шесть лет; и каждый сенатор имеет один голос. То выборщики в каждом штате должны иметь квалификацию, необходимую для выборщиков самой многочисленной ветви законодательного собрания штата.

    При возникновении вакансий в представительстве любого Государство в Сенате, исполнительная власть такого штата издает приказы о выборах для заполнения таких вакансий: При условии, что законодательный орган любого штата может уполномочить исполнительный орган производить временные назначения до люди заполняют вакансии путем выборов, поскольку законодательный орган может непосредственный.

    Настоящая поправка не должна толковаться как затрагивающая выборы или срок полномочий любого сенатора, избранного до того, как он станет действует как часть Конституции.
    Принят Конгрессом 13 мая 1912 г. Ратифицирован 8 апреля 1913 г.

  • Через год после ратификации настоящей статьи, производство, продажа или перевозка опьяняющих алкогольных напитков внутри, их ввоз или их вывоз из США и всей территории в соответствии с его юрисдикцией в отношении напитков является настоящим запрещено.

    Конгресс и несколько штатов должны совпадающие полномочия по обеспечению соблюдения этой статьи посредством соответствующих законодательство.

    Настоящая статья утрачивает силу, если она не была ратифицирована в качестве поправки к Конституции законодательные органы нескольких штатов, как это предусмотрено в Конституции в течение семи лет со дня принятия представление его штатам Конгрессом.
    Принят Конгрессом 18 декабря 1917 г. Ратифицирован 16 января 1917 г. 1919 г. Изменено Поправкой 21.

  • Право граждан США голосовать не может быть отклонено или сокращено Соединенными Штатами или любым Состояния на почве секса.

    Конгресс должен иметь полномочия в соответствии с законодательства для обеспечения соблюдения положений настоящей статьи.
    Принят Конгрессом 4 июня 1919 г. Ратифицирован 18 августа 1920 г.

  • Раздел 1.
    Условия Президента и Вице-президент заканчивается в полдень двадцатого дня Январь, и срок полномочий сенаторов и представителей в полдень на третий день января года, в котором такие сроки закончилось бы, если бы эта статья не была ратифицирована; а также затем начинаются сроки полномочий их преемников.

    Раздел 2.
    Конгресс собирается как минимум один раз в каждый год, и такое собрание начинается в полдень третьего день января, если только они не назначат по закону другого день.

    Раздел 3.
    Если во время, установленное для начала срок полномочий Президента, избранный Президент должен иметь умер, избранный вице-президент становится президентом.Если Президент не может быть избран до срока, установленного для начале своего срока, или если избранный Президент не прошли квалификацию, то избранный вице-президент должен действовать в качестве Президента до тех пор, пока Президент не будет квалифицирован; а также Конгресс может по закону предусмотреть случай, когда ни Избранный президент и избранный вице-президент не имеют квалифицированным, объявив, кто будет затем действовать в качестве президента, или способ, которым тот, кто должен действовать, должен быть выбран, и такие лицо действует соответствующим образом до тех пор, пока Президент или Вице-президент должен иметь квалификацию.

    Раздел 4.
    Конгресс может по закону предусмотреть случай смерти любого из лиц, от которых Палата Представители могут избирать президента всякий раз, когда право выбор должен быть предоставлен им, и в случае смерти любого из лиц, из которых Сенат может выбрать Вице-президент, когда право выбора должно быть перешло к ним.

    Раздел 5.
    Разделы 1 и 2 вступают в силу с 15 октября после ратификации настоящего статья.

    Раздел 6.
    Эта статья утрачивает силу, если она не должны быть ратифицированы в качестве поправки к Конституции законодательными собраниями трех четвертей нескольких штатов в течение семи лет со дня его подачи.

  • Раздел 1.
    Восемнадцатая статья поправок к Конституция Соединенных Штатов настоящим отменяется.

    Раздел 2.
    Транспортировка или ввоз в любую Штат, территория или владения Соединенных Штатов для доставка или употребление в нем опьяняющих напитков в нарушение его законов, настоящим запрещается.

    Раздел 3.
    Изделие недействительно, если оно должны быть ратифицированы в качестве поправки к Конституции конвенциями в нескольких штатах, как это предусмотрено в Конституции в течение семи лет со дня принятия представление его штатам Конгрессом.
    Принят Конгрессом 20 февраля 1933 г. Ратифицирован 5 декабря 1933 г.

  • Раздел 1.
    Никто не может быть избран на должность Президент более двух раз, и ни одно лицо, занимавшее должность президента, или исполнял обязанности президента более двух лет срока, на который было избрано другое лицо Президент избирается на должность Президента далее чем один раз. Но эта статья не распространяется на любое лицо занимающий должность президента, когда эта статья была предложена Конгрессом, и не должен препятствовать любому лицу, которое может быть занимающий должность президента или исполняющий обязанности президента, в течение срока, в течение которого настоящая статья вступает в силу от занятия должности президента или исполнения обязанностей президента в течение оставшейся части такого срока.

    Раздел 2.
    Эта статья утрачивает силу, если она не должны быть ратифицированы в качестве поправки к Конституции законодательными собраниями трех четвертей нескольких штатов в течение семи лет со дня его подачи в штатов Конгрессом.
    Принят Конгрессом 21 марта 1947 г. Ратифицирован 27 февраля 1951 г.

  • Раздел 1.
    Район, являющийся резиденцией правительство Соединенных Штатов назначит таким образом по решению Конгресса: число выборщиков президента и вице-президент, равный общему числу сенаторов и Представители в Конгрессе, которым округ будет право, если бы оно было государством, но ни в коем случае не более наименее густонаселенный штат; они должны быть в дополнение к тем назначаются Штатами, но они должны рассматриваться для в целях избрания президента и вице-президента, быть выборщиками, назначаемыми государством; и они встретятся в округа и выполнять такие обязанности, как предусмотрено двенадцатым статья о поправках.

    Раздел 2.
    Конгресс имеет право применять настоящей статьи соответствующим законодательством.
    Принят Конгрессом 16 июня 1960 г. Ратифицирован 29 марта 1961 г.

  • Раздел 1.
    Права граждан США голосовать на любых первичных или других выборах президента или вице-президента президента, для выборщиков президента или вице-президента, или для сенатора или представителя в Конгрессе не может быть отказано или сокращено Соединенными Штатами или любым штатом по причине неуплата подушного налога или другого налога.

    Раздел 2.
    Конгресс имеет право применять настоящей статьи соответствующим законодательством.
    Принят Конгрессом 27 августа 1962 г. Ратифицирован 23 января 1964 г.

  • Раздел 1.
    В случае отстранения Президента от должности или его смерти или отставки, вице-президент станет президентом.

    Раздел 2.
    Всякий раз, когда в офисе вице-президента, президент назначает вице-президента Президент, который вступает в должность после утверждения большинством голосов обеих палат Конгресса.

    Раздел 3.
    Всякий раз, когда Президент передает Временный председатель Сената и спикер Палата представителей его письменное заявление о том, что он не в состоянии выполнять полномочия и обязанности своей должности, и пока он не передаст им письменное заявление в напротив, такие полномочия и обязанности выполняются Вице-президент в качестве исполняющего обязанности президента.

    Раздел 4.
    Всякий раз, когда вице-президент и большинство либо главных должностных лиц исполнительных департаментов или такого другого органа, который Конгресс может по закону предусмотреть, передать временному председателю Сената и спикеру Палате представителей свое письменное заявление о том, что Президент не может осуществлять полномочия и обязанности свою должность, вице-президент немедленно вступает в должность полномочия и обязанности должности исполняющего обязанности президента.

    После этого, когда Президент передает Временный председатель Сената и спикер Палата представителей свое письменное заявление о том, что существует неспособность, он должен возобновить полномочия и обязанности своего должность, если только вице-президент и большинство главные должностные лица исполнительного департамента или такого другой орган, который Конгресс может предусмотреть законом, передать в течение четыре дня временному президенту Сената и Спикер Палаты представителей свои письменные заявление о том, что Президент не может исполнить полномочия и обязанности его должности. После этого Конгресс должен решить вопрос, собравшись в течение сорока восьми часов для этого цель, если не в сеансе. Если Конгресс в течение двадцати одного дней после получения последнего письменного заявления, или, если Конгресс не заседает в течение двадцати одного дня после Конгресс обязан собраться, определяется двумя третями голосование обеих палат, которое президент не может отменить полномочия и обязанности своей должности, вице-президент должен продолжать исполнять обязанности исполняющего обязанности президента; иначе, Президент возобновляет полномочия и обязанности своего офис.
    Принят Конгрессом 6 июля 1965 г. Ратифицирован 10 февраля 1967 г.

  • Раздел 1.
    Право граждан Соединенных Штатов, в возрасте восемнадцати лет и старше, голосовать не могут отрицается или сокращается Соединенными Штатами или любым штатом на учет возраста.

    Раздел 2.
    Конгресс имеет право применять настоящей статьи соответствующим законодательством.
    Принят Конгрессом 23 марта 1971 г. Ратифицирован 30 июня 1971 г.

  • Нет закона, изменяющего вознаграждение за услуги сенаторов и представители должны вступают в силу до тех пор, пока не вступят в силу выборы представителей.
    (1992)
  • Государственный департамент: Международные информационные программы: Публикации: Outline of U.S. Government

    Конституция Соединенных Штатов является центральным инструментом американского правительства и высшим законом страны.В течение 200 лет он руководил эволюцией государственных институтов и обеспечивал основу политической стабильности, личной свободы, экономического роста и социального прогресса.

    Американская Конституция является старейшей действующей письменной конституцией в мире, которая послужила образцом для ряда других конституций по всему миру. Своей живучестью Конституция обязана своей простоте и гибкости. Первоначально разработанный в конце 18-го века, чтобы обеспечить основу для управления 4 миллионами человек в 13 очень разных штатах вдоль атлантического побережья Америки, его основные положения были настолько хорошо продуманы, что с учетом всего лишь 27 поправок он теперь служит потребностям более 260 миллионов человек. Американцы в 50 еще более разнообразных штатах, которые простираются от Атлантического океана до Тихого океана.

    Путь к Конституции не был ни прямым, ни легким. Проект документа появился в 1787 году, но только после интенсивных дебатов и шестилетнего опыта работы с более ранним федеральным союзом. 13 британских колоний в Америке провозгласили независимость от своей родины в 1776 году. Годом раньше между колониями и Великобританией разразилась война за независимость, продолжавшаяся шесть ожесточенных лет. Еще находясь в состоянии войны, колонии, называющие себя теперь Соединенными Штатами Америки, составили договор, который объединил их как нацию.Договор, получивший название «Статьи Конфедерации и Вечного Союза», был принят конгрессом штатов в 1777 г. и официально подписан в июле 1778 г. Статьи стали обязательными, когда они были ратифицированы 13-м штатом Мэриленд в марте 1781 г.

    Статьи Конфедерации разработали свободную ассоциацию между штатами и создали федеральное правительство с очень ограниченными полномочиями. В таких важных вопросах, как оборона, государственные финансы и торговля, федеральное правительство находилось во власти законодательных собраний штатов.Это не было договоренностью, способствующей стабильности или силе. Вскоре слабость конфедерации стала очевидной для всех. Политически и экономически новая нация была близка к хаосу. По словам Джорджа Вашингтона, ставшего первым президентом Соединенных Штатов в 1789 году, 13 штатов были связаны только «верёвкой из песка».

    Именно при таких неблагоприятных обстоятельствах была составлена ​​Конституция Соединенных Штатов. В феврале 1787 года Континентальный конгресс, законодательный орган республики, обратился к штатам с призывом направить делегатов в Филадельфию, штат Пенсильвания, для пересмотра статей.Конституционный конвент собрался 25 мая 1787 г. в Индепенденс-холле, где 11 лет назад, 4 июля 1776 г., была принята Декларация независимости. статей и приступили к созданию хартии совершенно новой, более централизованной формы правления. Новый документ, Конституция, был завершен 17 сентября 1787 г. и официально принят 4 марта 1789 г.

    Среди 55 делегатов, разработавших Конституцию, было большинство выдающихся лидеров или отцов-основателей новой нации.Они представляли широкий спектр интересов, происхождения и положения в жизни. Однако все согласились с главными целями, изложенными в преамбуле Конституции: «Мы, народ Соединенных Штатов, в целях создания более совершенного союза, установления справедливости, обеспечения внутреннего спокойствия, обеспечения совместной обороны, содействия всеобщее благополучие и обеспечить блага свободы нам и нашему потомству, учреждать и устанавливать настоящую Конституцию для Соединенных Штатов Америки.»

    ОБЪЕДИНЯЯ РАЗНООБРАЗНЫХ ЛЮДЕЙ

    Основной целью Конституции было создание сильного выборного правительства, непосредственно реагирующего на волю народа. Концепция самоуправления возникла не у американцев; действительно, в то время в Англии существовало определенное самоуправление. Но степень, в которой Конституция обязала Соединенные Штаты управлять народом, была уникальной, даже революционной, по сравнению с правительствами других стран мира. К тому времени, когда была принята Конституция, американцы обладали значительным опытом в искусстве самоуправления.Задолго до провозглашения независимости колонии были функционирующими государственными единицами, контролируемыми народом. А после начала революции — с 1 января 1776 г. по 20 апреля 1777 г. — 10 из 13 штатов приняли свои конституции. В большинстве штатов губернатор избирался законодательным собранием штата. Сам законодательный орган избирался всенародным голосованием.

    Статьи Конфедерации пытались объединить эти самоуправляющиеся государства. Конституция, напротив, установила сильное центральное, или федеральное, правительство с широкими полномочиями по регулированию отношений между штатами и с исключительной ответственностью в таких областях, как иностранные дела и оборона.

    Централизацию оказалось трудно принять многим людям. Америка была заселена в значительной степени европейцами, которые покинули свою родину, спасаясь от религиозного или политического гнета, а также от жестких экономических моделей Старого Света, которые привязывали людей к определенному жизненному положению независимо от их навыков или энергии. Эти поселенцы высоко ценили личную свободу и опасались любой силы, особенно государственной, которая могла ограничить личные свободы.

    Разнообразие новой нации также было серьезным препятствием на пути к единству. Люди, которые были уполномочены Конституцией в 18 веке избирать и контролировать свое центральное правительство, представляли различное происхождение, убеждения и интересы. Большинство прибыло из Англии, но Швеция, Норвегия, Франция, Голландия, Пруссия, Польша и многие другие страны также посылали иммигрантов в Новый Свет. Их религиозные убеждения были разнообразны и в большинстве случаев твердо придерживались. Были англиканцы, католики, кальвинисты, гугеноты, лютеране, квакеры, евреи. В экономическом и социальном плане американцы варьировались от земельной аристократии до рабов из Африки и наемных слуг, отрабатывающих долги. Но костяком страны был средний класс — фермеры, торговцы, механики, моряки, корабелы, ткачи, плотники и многие другие.

    Американцы тогда, как и сейчас, имели самые разные мнения практически по всем вопросам, включая разумность освобождения от британской короны. Во время американской революции большое количество британских лоялистов, известных как тори, бежали из страны, обосновавшись в основном в восточной Канаде.Те, кто остался, сформировали значительный оппозиционный блок, хотя они расходились между собой по причинам противодействия революции и по поводу того, какие компромиссы должны быть достигнуты с новой американской республикой.

    За последние два столетия разнообразие американского народа увеличилось, но при этом существенное единство нации укрепилось. На протяжении 19-го века и в начале 20-го бесконечный поток иммигрантов делился своими навыками и культурным наследием с растущей нацией. Пионеры пересекли Аппалачи на востоке, заселили долину Миссисипи и Великие равнины в центре континента, затем пересекли Скалистые горы и достигли берегов Тихого океана — в 4500 км к западу от атлантических прибрежных районов, заселенных первыми колонисты. И по мере того, как нация расширялась, ее огромные запасы природных ресурсов стали очевидны для всех: большие массивы девственной древесины; огромные залежи угля, меди, железа и нефти; обильная сила воды; и плодородная почва.

    Богатство новой нации порождало своеобразное разнообразие. Возникли специальные региональные и коммерческие группы интересов. Судовладельцы Восточного побережья выступали за свободную торговлю. Производители Среднего Запада выступали за введение импортных пошлин для защиты своих позиций на растущем рынке США. Фермеры хотели низких фрахтовых ставок и высоких цен на товары; мельники и пекари добивались низких цен на зерно; железнодорожные операторы хотели получить самые высокие фрахтовые ставки, которые они могли получить. Нью-йоркские банкиры, южные производители хлопка, техасские скотоводы и орегонские лесорубы — все по-разному смотрели на экономику и роль правительства в ее регулировании.

    Постоянной задачей Конституции и созданного ею правительства было объединение этих разрозненных интересов, создание общей почвы и, в то же время, защита основных прав всех людей.

    По сравнению со сложностями современного управления проблемы управления 4 миллионами человек в гораздо менее развитых экономических условиях кажутся действительно незначительными. Но авторы Конституции строили не только настоящее, но и будущее.Они остро осознавали потребность в структуре правительства, которая работала бы не только при их жизни, но и для будущих поколений. Поэтому они включили в Конституцию положение о внесении поправок в документ, когда этого требуют социальные, экономические или политические условия. С момента ратификации было принято 27 поправок, и гибкость Конституции оказалась одной из ее самых сильных сторон. Без такой гибкости немыслимо, чтобы документ, составленный более 200 лет назад, мог эффективно удовлетворить потребности 260 миллионов человек и тысяч правительственных единиц на всех уровнях в Соединенных Штатах сегодня.Точно так же он не мог бы применяться с одинаковой силой и точностью к проблемам малых и больших городов.

    Конституция и федеральное правительство находятся на вершине правительственной пирамиды, включающей местные органы власти и органы власти штатов. В системе США каждый уровень правительства имеет большую степень автономии с определенными полномочиями, закрепленными за ним. Споры между различными юрисдикциями разрешаются судами. Однако есть вопросы, затрагивающие национальные интересы, которые требуют сотрудничества всех уровней власти одновременно, и Конституция предусматривает и это.Американские государственные школы, например, в основном находятся в ведении местных юрисдикций в соответствии со стандартами штата. Но федеральное правительство также помогает школам, поскольку грамотность и образовательный уровень являются вопросами жизненно важного национального интереса, и оно обеспечивает соблюдение единых стандартов, призванных обеспечить равные возможности для получения образования. В других областях, таких как жилье, здравоохранение и социальное обеспечение, существует аналогичное партнерство между различными уровнями правительства.

    Ни один продукт человеческого общества не совершенен.Несмотря на поправки, Конституция Соединенных Штатов, вероятно, все еще содержит недостатки, которые проявятся в будущих периодах стресса. Но два столетия роста и непревзойденного процветания доказали дальновидность 55 человек, которые летом 1787 года трудились, чтобы заложить фундамент американского правительства. По словам Арчибальда Кокса, бывшего генерального солиситора Соединенных Штатов, «первоначальная Конституция по-прежнему хорошо служит нам, несмотря на огромные изменения во всех аспектах американской жизни, потому что ее создателям хватило гения сказать достаточно, но не слишком много…. По мере того, как план, изложенный в Конституционном конвенте, увенчался успехом, по мере того, как страна росла и процветала как в материальном плане, так и в реализации своих идеалов, Конституция приобрела величие и авторитет, намного более высокие, чем у любого человека или группы людей».

    РАЗРАБОТКА КОНСТИТУЦИИ

    Период между принятием Статей Конфедерации в 1781 году и разработкой Конституции в 1787 году был периодом слабости, разногласий и беспорядков. В соответствии со Статьями Конфедерации не было предусмотрено, чтобы исполнительная власть обеспечивала соблюдение законов или национальная судебная система для их толкования.Законодательный конгресс был единственным органом национального правительства, но он не имел права принуждать штаты делать что-либо против их воли. Теоретически он мог объявить войну и собрать армию, но не мог заставить какое-либо государство выполнить установленную квоту на войска или вооружение и технику, необходимые для их поддержки. Он обращался к штатам за доходом, необходимым для финансирования его деятельности, но не мог наказать штат за невыполнение своей доли в федеральном бюджете. Контроль над налогообложением и тарифами был оставлен на усмотрение штатов, и каждый штат мог выпускать собственную валюту.В спорах между штатами — а было много неурегулированных споров по поводу границ штатов — Конгресс играл роль посредника и судьи, но не мог требовать от штатов принятия его решений.

    Результатом стал виртуальный хаос. Не имея права собирать налоги, федеральное правительство погрузилось в долги. Семь из 13 штатов напечатали большое количество бумажных денег — с высокой номинальной стоимостью, но с низкой реальной покупательной способностью — для выплаты ветеранам Войны за независимость и различным кредиторам, а также для погашения долгов между мелкими фермерами и владельцами крупных плантаций.

    Напротив, законодательный орган Массачусетса ввел жестко ограниченную валюту и высокие налоги, что спровоцировало формирование небольшой армии фермеров во главе с Дэниелом Шейсом, бывшим капитаном армии времен Войны за независимость. Стремясь завладеть зданием штата Массачусетс, Шейс и другие потребовали отказаться от лишения права выкупа и несправедливой ипотеки. Для подавления восстания были вызваны войска, но федеральное правительство обратило на это внимание.

    Отсутствие единой стабильной валюты также нарушало торговлю между государствами и с другими странами. Мало того, что стоимость бумажных денег варьировалась от штата к штату, но некоторые штаты (например, Нью-Йорк и Вирджиния) взимали пошлины с товаров, поступающих в их порты из других штатов, тем самым провоцируя ответные действия. Штаты могли сказать, как это сделал федеральный управляющий финансами, что «наш общественный кредит закончился». Чтобы усугубить свои проблемы, эти новые независимые государства, насильственно отделившиеся от Англии, больше не пользовались благосклонным отношением в британских портах. Когда посол США Джон Адамс попытался заключить торговый договор в 1785 году, британцы отказались на том основании, что отдельные штаты не будут связаны им.

    Слабое центральное правительство, не имевшее возможности подкрепить свою политику военной мощью, неизбежно страдало и во внешней политике. Британцы отказались вывести свои войска из фортов и торговых постов на Северо-Западной территории новой страны, как они согласились сделать в мирном договоре 1783 года, положившем конец Войне за независимость. Что еще хуже, британские офицеры на северных границах и испанские офицеры на юге снабжали оружием различные индейские племена и поощряли их нападать на американских поселенцев.Испанцы, которые контролировали Флориду и Луизиану, а также всю территорию к западу от реки Миссисипи, также отказались разрешить западным фермерам использовать порт Нового Орлеана для отправки своей продукции.

    Хотя в некоторых районах молодой нации появились признаки возвращения процветания, внутренние и внешние проблемы продолжали расти. Становилось все более очевидным, что центральное правительство конфедерации недостаточно сильно, чтобы создать надежную финансовую систему, регулировать торговлю, обеспечивать соблюдение договоров или применять военную силу против иностранных антагонистов, когда это необходимо.Внутренние разногласия между фермерами и купцами, должниками и кредиторами и между самими государствами становились все более острыми. Вспоминая восстание отчаявшихся фермеров Шейса в 1786 году, Джордж Вашингтон предупреждал: «В каждом штате есть горючие вещества, которые могут загореться от искры».

    Это чувство потенциальной катастрофы и необходимость радикальных перемен пронизывали Конституционный конвент, который начал свои обсуждения 25 мая 1787 года. Все делегаты были убеждены, что эффективное центральное правительство с широким спектром принудительных полномочий должно заменить бессильный конгресс, созданный Статьи Конфедерации.В начале заседания делегаты согласились, что новое правительство будет состоять из трех отдельных ветвей — законодательной, судебной и исполнительной, каждая из которых будет наделена отдельными полномочиями, чтобы уравновесить полномочия двух других ветвей. Было также решено, что законодательная власть, как и британский парламент, должна состоять из двух палат.

    Однако помимо этого существовали резкие разногласия во мнениях, которые временами угрожали сорвать съезд и прервать его работу до того, как конституция была разработана.Более крупные штаты выступали за пропорциональное представительство в законодательном органе — каждый штат должен иметь право голоса в соответствии с его населением. Меньшие штаты, опасаясь господства более крупных, настаивали на равном представительстве всех штатов. Проблема была решена «Великим компромиссом», мерой, дающей каждому штату равное представительство в одной палате Конгресса и пропорциональное представительство в другой. В Сенате каждый штат будет иметь по два места. В Палате представителей количество мест будет зависеть от численности населения.Поскольку это считалось более чувствительным к настроениям большинства, Палата представителей получила право разрабатывать все законы, касающиеся федерального бюджета и доходов.

    Великий компромисс положил конец расколу между большими и малыми государствами, но в течение долгого лета делегаты выработали множество других компромиссов. Некоторые делегаты, опасаясь дать народу слишком много власти, выступали за непрямые выборы всех федеральных чиновников; другие хотели как можно более широкой избирательной базы.Некоторые хотели исключить западные территории из возможной государственности; другие видели будущую силу нации в девственных землях за Аппалачами. Нужно было сбалансировать частные интересы; необходимо примирить различные взгляды на срок, полномочия и метод избрания президента; и противоречивые представления о роли федеральной судебной системы.

    Высокое качество делегатов съезда облегчило путь к компромиссу. Отсутствовали лишь несколько великих лидеров американской революции: Томас Джефферсон и Джон Адамс — оба будущие президенты — служили американскими посланниками во Франции и Англии; Джон Джей был занят в качестве министра иностранных дел конфедерации.Несколько других, в том числе Сэмюэл Адамс и Патрик Генри, предпочли не участвовать, полагая, что существующая структура правительства надежна. Из присутствовавших наиболее известен Джордж Вашингтон, командующий американскими войсками и герой Революции, который председательствовал на съезде. Бенджамин Франклин, старый мудрый ученый, ученый и дипломат, тоже был там. Так же, как и такие выдающиеся люди, как Джеймс Мэдисон из Вирджинии, губернатор Моррис из Пенсильвании и Александр Гамильтон, блестящий молодой юрист из Нью-Йорка.

    Даже самые молодые делегаты, которым еще было от двадцати до тридцати, уже продемонстрировали политические и интеллектуальные способности. Как писал в Париже Томас Джефферсон Джону Адамсу в Лондоне: «Это действительно собрание полубогов».

    Некоторые из идей, воплощенных в Конституции, были новыми, но многие были почерпнуты из британских государственных традиций и из практического опыта самоуправления 13 штатов. Декларация независимости была важным ориентиром, удерживавшим внимание делегатов на идеях самоуправления и сохранения основных прав человека.Также оказали влияние труды таких европейских политических философов, как Монтескье и Джон Локк.

    В конце июля съезд назначил комитет для разработки документа на основе достигнутых договоренностей. После еще одного месяца обсуждений и доработок второй комитет во главе с губернатором Моррисом подготовил окончательный вариант, который был представлен на подписание 17 сентября. Не все делегаты были довольны результатами; некоторые ушли до церемонии, а трое из оставшихся отказались подписать: Эдмунд Рэндольф и Джордж Мейсон из Вирджинии и Элбридж Джерри из Массачусетса. Из 39 подписавших, вероятно, никто не был полностью удовлетворен, и их взгляды были умело подытожены Бенджамином Франклином, который сказал: «Есть несколько частей этой Конституции, которые я в настоящее время не одобряю, но я не уверен, что никогда не одобрит их». Однако он принял бы Конституцию, «потому что я не ожидаю лучшего и потому что я не уверен, что она не самая лучшая».

    РАТИФИКАЦИЯ: НОВОЕ НАЧАЛО

    Теперь был открыт путь для трудного процесса ратификации, то есть принятия Конституции по крайней мере девятью штатами.Делавэр начал действовать первым, за ним быстро последовали Нью-Джерси и Джорджия. Одобрение было дано комфортным большинством в Пенсильвании и Коннектикуте. Ожесточенные дебаты произошли в Массачусетсе. Это государство, наконец, обусловило свою ратификацию добавлением 10 поправок, гарантирующих определенные основные права, включая свободу религии, слова, печати и собраний; право на суд присяжных; и запрещение необоснованных обысков или арестов. Ряд других штатов добавили аналогичные положения, и 10 поправок, теперь известных как Билль о правах, были включены в Конституцию в 1791 году.

    К концу июня 1788 года Мэриленд, Южная Каролина и Нью-Гэмпшир дали свое согласие, удовлетворив требование о ратификации девятью штатами. Юридически действовала Конституция. Но два могущественных и ключевых штата — Нью-Йорк и Вирджиния — остались в нерешительности, как и два меньших штата Северная Каролина и Род-Айленд. Было ясно, что без согласия Нью-Йорка и Вирджинии Конституция будет стоять на зыбкой почве.

    Вирджиния была резко разделена, но влияние Джорджа Вашингтона, выступавшего за ратификацию, 26 июня 1788 года оказало влияние на законодательный орган штата с небольшим перевесом.В Нью-Йорке Александр Гамильтон, Джеймс Мэдисон и Джон Джей совместно подготовили замечательную серию письменных аргументов в пользу Конституции — The Federalist Papers — и 26 июля получили одобрение при узком голосовании. В ноябре Северная Каролина добавила свой одобрение. Род-Айленд продержался до 1790 года, когда его положение маленького и слабого государства, окруженного большой и могущественной республикой, стало несостоятельным.

    Процесс организации правительства начался вскоре после ратификации Вирджинией и Нью-Йорком.13 сентября 1788 года Конгресс определил город Нью-Йорк в качестве резиденции нового правительства. (Столица была перенесена в Филадельфию в 1790 году и в Вашингтон, округ Колумбия, в 1800 году.) Первая среда января 1789 года была назначена днем ​​​​выбора президентских выборщиков, а первая среда февраля — собранием выборщиков для избрания президента. , и первая среда марта для открытия сессии нового Конгресса.

    В соответствии с Конституцией законодательный орган каждого штата имел право решать, как будут выбираться президентские выборщики, а также представители и сенаторы.Некоторые штаты выбрали прямые выборы народа, другие — выборы законодательным органом, а некоторые — комбинацию этих двух способов. Соперничество было интенсивным; задержки с назначением первых выборов по новой Конституции были неизбежны. Нью-Джерси, например, выбрал прямые выборы, но не установил время закрытия избирательных участков, которые оставались открытыми в течение трех недель.

    Полное и окончательное введение в действие Конституции было назначено на 4 марта 1789 года. Но к этому времени в Нью-Йорк прибыли только 13 из 59 представителей и 8 из 22 сенаторов.(Места, выделенные Северной Каролине и Род-Айленду, не были заполнены до тех пор, пока эти штаты не ратифицировали Конституцию.) Кворум был наконец достигнут в Палате представителей 1 апреля и в Сенате 6 апреля. Затем две палаты собрались вместе для подсчета голосов выборщиков. .

    Неудивительно, что Джордж Вашингтон был единогласно избран первым президентом, а Джон Адамс из Массачусетса — вице-президентом. Адамс прибыл в Нью-Йорк 21 апреля, а в Вашингтон — 23 апреля. Они были приведены к присяге 30 апреля 1789 года.Дело о создании нового правительства было завершено. Работа по поддержанию первой в мире республики только началась.

    КОНСТИТУЦИЯ КАК ВЕРХОВНЫЙ ЗАКОН

    Конституция США называет себя «высшим законом страны». Суды истолковали этот пункт как означающий, что, когда конституции штатов или законы, принятые законодательными собраниями штатов или национальным конгрессом, признаются противоречащими федеральной конституции, эти законы не имеют силы. Решения, выносимые Верховным судом на протяжении двух столетий, подтвердили и укрепили эту доктрину конституционного верховенства.

    Окончательная власть принадлежит американскому народу, который может изменить основной закон, если пожелает, внеся поправку в Конституцию или — по крайней мере теоретически — составив новый. Однако народ не осуществляет свою власть напрямую. Они делегируют повседневные дела правительства государственным чиновникам, как избранным, так и назначенным.

    Власть государственных должностных лиц ограничена Конституцией. Их публичные действия должны соответствовать Конституции и законам, принятым в соответствии с Конституцией.Избранные должностные лица должны выдвигать свои кандидатуры на переизбрание через определенные промежутки времени, когда их записи подлежат тщательному общественному контролю. Назначенные должностные лица служат по усмотрению лица или органа, назначившего их, и могут быть смещены в любое время. Исключением из этой практики является пожизненное назначение председателем судей Верховного суда и других федеральных судей, чтобы они могли быть свободны от политических обязательств или влияния.

    Чаще всего американский народ выражает свою волю через урну для голосования.Тем не менее, Конституция предусматривает отстранение государственного должностного лица от должности в случае серьезных проступков или должностных преступлений в порядке импичмента. Статья II, раздел 4 гласит: «Президент, вице-президент и все гражданские служащие Соединенных Штатов должны быть отстранены от должности в случае импичмента и осуждения за государственную измену, взяточничество или другие тяжкие преступления и проступки».

    Импичмент — это обвинение в неправомерном поведении государственного чиновника, выдвинутое законодательным органом; это не относится, как обычно думают, к осуждению по таким обвинениям.Как указано в Конституции, Палата представителей должна выдвинуть обвинения в неправомерных действиях, проголосовав за законопроект об импичменте. Затем обвиняемый чиновник предстает перед Сенатом под председательством председателя Верховного суда.

    Импичмент считается крайней мерой, которая в Соединенных Штатах применялась лишь в редких случаях. С 1797 года Палата представителей проголосовала за статьи об импичменте 16 федеральным чиновникам — двум президентам, одному члену кабинета, одному сенатору, одному судье Верховного суда и 11 федеральным судьям.Из тех, кто подвергся импичменту, Сенат осудил семерых, все они судьи.

    В 1868 году президенту Эндрю Джонсону был объявлен импичмент по вопросам, касающимся надлежащего обращения с побежденными штатами Конфедерации после Гражданской войны в США. Сенату, однако, не хватило одного голоса для большинства в две трети, необходимого для осуждения, и Джонсон завершил свой полный срок полномочий. В 1974 году в результате Уотергейтского дела президент Ричард Никсон ушел в отставку после того, как Судебный комитет Палаты представителей рекомендовал импичмент, но до того, как Палата представителей в полном составе смогла проголосовать за законопроект об импичменте.

    Совсем недавно, в 1998 году, Палата представителей объявила импичмент президенту Биллу Клинтону по обвинению в даче ложных показаний и воспрепятствовании правосудию. После суда Сенат оправдал президента по обоим обвинениям, проголосовав за оправдательный приговор за дачу ложных показаний с перевесом 55–45 и поровну 50–50 за воспрепятствование правосудию. Для отстранения президента от должности потребовался бы обвинительный приговор большинством в 67 голосов по любому из обвинений.

    Принципы управления

    Хотя Конституция во многих аспектах изменилась с момента ее первого принятия, ее основные принципы остаются такими же, как и в 1789 году:

    — Три основные ветви власти — исполнительная, законодательная, судебная — самостоятельны и отличны друг от друга.Силы, данные каждому, тонко уравновешены силами двух других. Каждая ветвь служит проверкой потенциальных излишеств других.

    — Конституция вместе с законами, принятыми в соответствии с ее положениями, и договорами, заключенными президентом и одобренными Сенатом, стоят выше всех других законов, исполнительных актов и постановлений.

    — Все люди равны перед законом и имеют равные права на его защиту. Все штаты равны, и ни один из них не может пользоваться особым режимом со стороны федерального правительства.В рамках Конституции каждый штат должен признавать и уважать законы других. Правительства штатов, как и федеральное правительство, должны быть демократическими по форме, а окончательная власть должна принадлежать народу.

    — Народ имеет право изменить свою форму национального правления законными средствами, определенными в самой Конституции.

    Положения о поправках

    Авторы Конституции прекрасно осознавали, что время от времени потребуются изменения, если Конституция должна была существовать и идти в ногу с ростом нации.Они также осознавали, что процесс изменений не должен быть легким, допускающим непродуманные и поспешно принятые поправки. Точно так же они хотели гарантировать, что меньшинство не сможет заблокировать действия, желаемые большинством людей. Их решение состояло в том, чтобы разработать двойной процесс, с помощью которого можно было бы пересматривать Конституцию.

    Конгресс двумя третями голосов в каждой палате может инициировать поправку. В качестве альтернативы законодательные собрания двух третей штатов могут попросить Конгресс созвать национальный съезд для обсуждения и разработки поправок.В любом случае поправки должны быть одобрены тремя четвертями штатов, прежде чем они вступят в силу.

    Помимо прямого процесса изменения Конституции, действие ее положений может быть изменено судебным толкованием. В начале истории республики, в деле 1803 г. по делу Марбери против Мэдисона , Верховный суд установил доктрину судебного надзора, которая представляет собой право суда толковать акты Конгресса и определять их конституционность.Доктрина также включает в себя право Суда объяснять значение различных разделов Конституции применительно к меняющимся правовым, политическим, экономическим и социальным условиям. За прошедшие годы ряд судебных решений по самым разным вопросам, от государственного регулирования радио и телевидения до прав обвиняемых в уголовных делах, актуализировал основную направленность конституционного права без каких-либо существенных изменений в сама Конституция.

    Законодательство Конгресса, принятое для реализации положений основного закона или для его адаптации к меняющимся условиям, также расширяет и тонким образом изменяет значение Конституции.До определенного момента правила и положения многих агентств федерального правительства могут иметь аналогичный эффект. Серьезным испытанием в обоих случаях является то, соответствуют ли, по мнению судов, такое законодательство и правила целям Конституции.

    Билль о правах

    С 1789 года в Конституцию вносились поправки 27 раз, и, вероятно, в будущем в нее будут внесены поправки. Самые радикальные изменения произошли в течение двух лет после его принятия. В этот период были добавлены первые 10 поправок, известных под общим названием Билль о правах.Конгресс одобрил эти поправки как блок в сентябре 1789 г., и к концу 1791 г. их ратифицировали 11 штатов.

    Большая часть первоначального сопротивления Конституции исходила не от тех, кто выступал против укрепления федерального союза, а от государственных деятелей, которые считали, что права отдельных лиц должны быть конкретно прописаны. Одним из них был Джордж Мейсон, автор Декларации прав Вирджинии, предшественницы Билля о правах. Как делегат Конституционного собрания Мейсон отказался подписать документ, поскольку считал, что он недостаточно защищает права личности.Действительно, оппозиция Мейсона чуть не заблокировала ратификацию Вирджинией. Из-за подобных настроений в Массачусетсе этот штат обусловил свою ратификацию добавлением конкретных гарантий индивидуальных прав. Ко времени созыва I съезда мнение о принятии таких поправок было почти единодушным, и съезд почти не терял времени на их разработку.

    Эти поправки остаются в силе и сегодня, поскольку они были написаны два века назад. Первый гарантирует свободу вероисповедания, слова и печати; право на мирные собрания; и право ходатайствовать перед правительством об исправлении ошибок.Второй гарантирует право граждан на ношение оружия. Третье предусматривает, что войска не могут быть расквартированы в частных домах без согласия владельца. Четвертая охраняет от необоснованных обысков, арестов и конфискации имущества.

    Следующие четыре поправки касаются системы правосудия. Пятый запрещает судебное разбирательство по делу о серьезном преступлении, кроме как после предъявления обвинения большим жюри. Он запрещает повторные судебные процессы за одно и то же преступление, запрещает наказание без надлежащей правовой процедуры и предусматривает, что обвиняемый не может быть принужден к даче показаний против самого себя.Шестое гарантирует скорый публичный суд по уголовным преступлениям. Он требует проведения беспристрастного суда присяжных, гарантирует обвиняемому право на помощь адвоката и предусматривает, что свидетели обязаны присутствовать на суде и давать показания в присутствии обвиняемого. Седьмой обеспечивает суд присяжных по гражданским делам на сумму более 20 долларов США. Восьмой запрещает чрезмерный залог или штрафы, а также жестокие или необычные наказания.

    Последние две из 10 поправок содержат очень широкие формулировки конституционных полномочий.В девятом заявлено, что перечень индивидуальных прав не претендует на полноту; что у народа есть и другие права, конкретно не упомянутые в Конституции. Десятая предусматривает, что полномочия, не делегированные Конституцией федеральному правительству и не запрещенные ею штатам, сохраняются за штатами или народом.

    Жизненно важная защита личных свобод

    Гениальность Конституции в организации федерального правительства обеспечила Соединенным Штатам необычайную стабильность на протяжении двух столетий.А Билль о правах и последующие поправки поставили основные права человека в центр правовой системы США.

    В моменты национального кризиса у правительств возникало искушение попытаться приостановить действие этих прав в интересах национальной безопасности, но в Соединенных Штатах такие шаги всегда предпринимались неохотно и под самыми тщательными гарантиями. В военное время, например, военные власти подвергали цензуре почту между Соединенными Штатами и зарубежными странами, особенно с фронта, семьям на родине.Но даже в военное время конституционное право на справедливый суд не отменялось. Лица, обвиняемые в совершении преступлений, в том числе граждане противника, обвиняемые в шпионаже, подрывной деятельности и других опасных действиях, имеют право на самозащиту и, согласно американской системе, считаются невиновными до тех пор, пока их вина не будет доказана.

    Поправки к Конституции, принятые после принятия Билля о правах, охватывают широкий круг вопросов. Одним из наиболее далеко идущих является четырнадцатый, ратифицированный в 1868 году, который устанавливает четкое и простое определение гражданства и гарантирует равное обращение в соответствии с законом.По сути, Четырнадцатая поправка требовала от штатов соблюдения положений Билля о правах. Другие поправки ограничили судебную власть национального правительства; изменился метод избрания президента; запрещенное рабство; защитил право голоса от отказа по признаку расы, цвета кожи, пола или предыдущего подневольного состояния; расширил полномочия Конгресса по взиманию налогов с индивидуальных доходов; и установил выборы сенаторов США всеобщим голосованием.

    Самые последние поправки включают двадцать вторую, ограничивающую срок полномочий президента двумя сроками; двадцать третье, предоставляющее гражданам округа Колумбия право голоса; двадцать четвертое, предоставляющее гражданам право голоса независимо от неуплаты подушного налога; двадцать пятый, предусматривающий замещение должности вице-президента, когда она становится вакантной в среднесрочной перспективе; двадцать шестое, снижающее возрастной ценз до 18 лет; и двадцать седьмое, касающееся компенсации У. С. сенаторов и представителей.

    Важно отметить, что большинство из 27 поправок проистекает из продолжающихся усилий по расширению индивидуальных гражданских или политических свобод, в то время как лишь немногие касаются расширения базовой правительственной структуры, разработанной в Филадельфии в 1787 году.

    ФЕДЕРАЛЬНАЯ СИСТЕМА

    Создатели Конституции преследовали несколько четких целей. Они изложили их с поразительной ясностью в преамбуле из 52 слов и шести пунктов к основному документу.

    Проблема создания «более совершенного Союза» была очевидной проблемой, стоящей перед 13 штатами в 1787 году. Было совершенно ясно, что почти любой союз будет более совершенным, чем тот, который существовал согласно Статьям Конфедерации. Но разработка другой структуры для ее замены требовала критического выбора.

    «… Для создания более совершенного союза»

    Все штаты жаждали суверенной власти, которой они пользовались после разрыва с Англией 11 лет назад. Сбалансировать права штатов с потребностями центрального правительства было непростой задачей. Создатели Конституции добились этого, позволив штатам сохранить за собой все полномочия, необходимые для регулирования повседневной жизни своих граждан, при условии, что эти полномочия не противоречат потребностям и благосостоянию нации в целом. Это разделение власти, именуемое федерализмом, по существу не изменилось и сегодня. Власть каждого штата над местными делами — в таких вопросах, как образование, общественное здравоохранение, организация бизнеса, условия труда, брак и развод, местное налогообложение и обычные полицейские полномочия — настолько полностью признана и принята, что два соседних штата часто сильно различаются между собой. законы по этому же вопросу.

    Каким бы изобретательным ни было конституционное устройство, споры о правах штатов продолжали разгораться до тех пор, пока три четверти века спустя, в 1861 году, не разразилась четырехлетняя война между штатами Севера и Юга. Война была известна как Гражданская война или война между штатами, и основной проблемой было право федерального правительства регулировать рабство в новых штатах Союза. Северяне настаивали на том, что федеральное правительство имеет такое право, в то время как южане считали, что вопрос о рабстве должен решать каждый штат самостоятельно.Когда группа южных штатов попыталась выйти из Союза, разразилась война, которая велась по принципу сохранения республики. С поражением южных штатов и их возвращением в состав Союза было подтверждено федеральное превосходство и отменено рабство.

    «… для установления справедливости»

    Суть американской демократии заключена в Декларации независимости с ее звонкой фразой «Все люди созданы равными» и последующими утверждениями, «что они наделены своим создателем некоторыми неотъемлемыми правами, среди которых жизнь , свобода и стремление к счастью.»

    Конституция не делает различий в отношении богатства или статуса лиц; все равны перед законом, и все в равной степени подлежат суду и наказанию, когда нарушают закон. То же самое относится и к гражданско-правовым спорам, связанным с имуществом, юридическими соглашениями и деловыми договоренностями. Открытый доступ к судам является одной из жизненно важных гарантий, прописанных в Билле о правах.

    «… Для обеспечения внутреннего спокойствия»

    Бурное рождение Соединенных Штатов и неурегулированные условия вдоль американской западной границы убедили американцев в необходимости внутренней стабильности, которая позволила бы новой нации расти и процветать.Федеральное правительство, созданное Конституцией, должно было быть достаточно сильным, чтобы защитить штаты от вторжения извне и от раздоров и насилия внутри страны. Ни одна часть континентальной части Соединенных Штатов не подвергалась вторжению со стороны иностранцев с 1815 года. Правительства штатов, как правило, были достаточно сильны, чтобы поддерживать порядок в пределах своих границ. Но за ними стоит огромная сила федерального правительства, которое по конституции уполномочено предпринимать необходимые шаги для сохранения мира.

    «… Обеспечить общую оборону»

    Даже с обеспечением своей независимости новая нация столкнулась с очень реальными опасностями со многих сторон в конце 18 века. На западной границе поселенцы сталкивались с постоянной угрозой со стороны враждебных индейских племен. На севере британцы по-прежнему владели Канадой, восточные провинции которой были забиты мстительными американскими консерваторами, сохранившими верность британской короне во время Войны за независимость. Французы владели огромной территорией Луизианы на континентальном Среднем Западе.На юге испанцы удерживали Флориду, Техас и Мексику. Все три европейские державы имели колонии в Карибском море, в пределах досягаемости от американского побережья. Более того, народы Европы были втянуты в серию войн, перекинувшихся на Новый Свет.

    В первые годы конституционная цель обеспечения «общей защиты» была сосредоточена на открытии территории сразу за Аппалачскими горами и заключении мира с индейскими племенами, населявшими этот район. Однако за короткое время война с Англией в 1812 г., стычки с испанцами во Флориде и война с Мексикой в ​​1846 г. подчеркнули важность военной мощи.

    По мере роста экономической и политической мощи Америки росла и ее оборонительная мощь. Конституция разделяет ответственность за оборону между законодательной и исполнительной ветвями власти: только Конгресс имеет право объявлять войну и выделять средства на оборону, а президент является главнокомандующим вооруженными силами и несет основную ответственность за оборону страны. страна.

    «… Для всеобщего благосостояния»

    В конце революции Соединенные Штаты находились в тяжелом экономическом положении. Его ресурсы были истощены, кредит пошатнулся, а бумажные деньги почти ничего не стоили. Торговля и промышленность практически остановились, а штаты и правительство конфедерации по уши в долгах. Хотя людям не грозила неминуемая голодная смерть, перспективы экономического развития были действительно невелики.

    Одной из первых задач, стоявших перед новым национальным правительством, было поставить экономику на прочную основу. Первая статья Конституции предусматривала, что: «Конгресс имеет право устанавливать и собирать налоги … для выплаты долгов и обеспечения … общего благосостояния Соединенных Штатов».

    Налоговая власть позволила правительству финансировать свои военные долги и поставить валюту на более прочную основу. Секретарь казначейства был назначен для ведения финансовых дел страны, а государственный секретарь — для ведения отношений с другими странами. Также были назначены военный министр, отвечающий за военную безопасность страны, и генеральный прокурор, исполняющий обязанности главного юриста федерального правительства.Позже, по мере расширения страны и усложнения экономики, благосостояние людей потребовало создания дополнительных исполнительных ведомств.

    «… Чтобы сохранить благословения свободы для нас самих и нашего потомства»

    Акцент на личную свободу был одной из отличительных черт новой американской республики. Происходя, как и многие из них, из-за политического или религиозного подавления, американцы были полны решимости сохранить свободу в Новом Свете. Создатели Конституции, наделяя властью федеральное правительство, позаботились о защите прав всех людей, ограничив полномочия как национального правительства, так и правительства штатов. В результате американцы могут свободно перемещаться с места на место; принимать собственные решения о работе, религии и политических убеждениях; и обращаться в суды за справедливостью и защитой, когда они чувствуют, что эти права нарушаются.

    Ущербный гений Конституции

    Обновлено в 11:50.м. ET от 5 октября 2020 г.

    Почему я люблю Конституцию США? Этот инструмент формально превращал ценность моего прапрадеда Сидифа в три пятых ценности свободного человека. Живя в Ост-Индии свободным человеком, Сидифус был обманом обращен в рабство — его завербовали на ферму в Джорджии незадолго до Гражданской войны, пообещав стать мастером. Если бы ему удалось бежать из Грузии и кабалы до начала войны, Конституция не защитила бы его Богом данные естественные права.

    Статья I, раздел 2 Конституции определяла, что представительство в Конгрессе и прямое налогообложение будут распределяться между штатами путем суммирования всего числа свободных людей плюс «три пятых всех других лиц» — то есть порабощенных лиц — за исключением индейцев, не облагаемых налогом». Эти слова перенесли в Конституцию компромисс, впервые сформулированный в 1783 году в предложенной поправке к Статьям Конфедерации. Этот компромисс позже был принят в Конституции, чтобы решить загадку, как облагать налогом богатство плантаций Юга, не давая белым землевладельцам чрезмерной власти в Конгрессе за счет включения порабощенных людей в официальный подсчет населения.

    Учитывая преступление против человечности, прописанное в Конституции, поскольку для создания союза был необходим компромисс, — и учитывая пристальное и неослабевающее внимание, которое в последние месяцы уделялось Основателям нации и их трудам, — мне лучше иметь надежное объяснение моя любовь к этому документу. Простая любовь к родине, земле с молоком матери, не годится. Моя любовь должна быть зрячей, а не слепой.

    Спецпроект: Битва за Конституцию

    Так случилось, что данные Богом естественные права Сидифуса гораздо раньше были подтверждены не кем иным, как Томасом Джефферсоном и другими членами комитета по разработке Декларации независимости.Они взяли на себя труд сделать это утверждение в первоначальном проекте Декларации, когда подвергли критике короля Англии за нарушение — посредством его защиты торговли порабощенными людьми — «священных прав на жизнь и свободу» африканцев, которые никогда не причинил ему какой-либо вред. Мы никогда не узнаем, придумал ли Джефферсон эти слова — слова, которые сегодня застали бы врасплох многих американцев, — или другой член комитета, возможно, Джон Адамс или Бенджамин Франклин. Адамс из Массачусетса никогда никого не порабощал и считал порабощение неправильным.Франклин из Пенсильвании, который сам был наемным слугой, в начале своей жизни порабощал афроамериканцев, но в конце концов отказался от этой практики и стал ярым сторонником отмены смертной казни. Пенсильвания и Массачусетс станут первыми штатами, отменившими рабство в 1780 и 1783 годах соответственно (и постепенно в случае Пенсильвании) — за годы до принятия Конституции США и даже до формального окончания Революции. Континентальный Конгресс, разумеется, в своих поправках к проекту Декларации независимости исключил любое прямое признание прав человека африканцев, отложив их защиту до 1865 года, когда была ратифицирована Тринадцатая поправка.

    Уже в 1776 году Бенджамин Франклин умел остро шутить о так называемых рабских интересах и их влиянии на американскую политику. В дебатах по поводу Статей Конфедерации в июле 1776 года этот обмен мнениями произошел между Франклином и Томасом Линчем-младшим из Южной Каролины, как записано в Journals of the Continental Congress :

    lynch: Если это обсуждается, являются ли их рабы являются их собственностью, конфедерации пришел конец. Если наши рабы являются нашей собственностью, почему они должны облагаться налогом больше, чем земля, овцы, крупный рогатый скот, лошади и т. д.?? Свободных нельзя заставить работать в наших колониях; дело не в способности или склонности свободных людей выполнять работу, которую выполняют негры.

    Франклин: Рабы скорее ослабляют, чем укрепляют государство, и поэтому между ними и овцами есть некоторая разница; овцы никогда не восстанут.

    Франклин знал, что порабощенные мужчины, женщины и дети были полностью ему равны, так же способны к восстанию и революции, как он и его коллеги были в тот жаркий июльский день в Филадельфии, когда они решили отделиться от Британии.Франклин понимал, что общество, построенное на фундаменте господства, будет столь же неустойчивым, как и сам фундамент.

    Однако одиннадцать лет спустя Франклин помог укрепить Великий компромисс, включая его опору, пункт о трех пятых, который недооценивал ценность моего прапрадеда. они будут передавать свой проект Конгрессу без индивидуального одобрения или добиваться, чтобы каждый делегат поставил свою подпись под документом.Последний подход, который на самом деле осуществился, означал обещание приверженности и гарантировал, что инакомыслие умрет в Конвенте — заклятые секреты дебатов, которые долгое время скрывались до тех пор, пока десятилетия спустя не всплыли неофициальные заметки Джеймса Мэдисона. Франклин был за консенсус и за то, чтобы скрыть оговорки. В заявлении он сказал:

    Таким образом, я согласен, сэр, с этой Конституцией, потому что я не ожидаю лучшего, и потому что я не уверен, что она не самая лучшая. Мнения, которые у меня сложились о ее ошибках, я жертвую на общее благо.Я никогда не прошептал ни слова из них за границей. В этих стенах они родились, здесь и умрут. Если бы каждый из нас, вернувшись к нашим избирателям, сообщил о возражениях, которые у него были против него, и постарался привлечь сторонников в их поддержку, мы могли бы помешать его общепринятому принятию и тем самым лишиться всех благотворных последствий и больших преимуществ, вытекающих из этого. естественно в нашу пользу среди иностранных наций, а также между нами, из нашего реального или кажущегося единодушия.

    Этими словами Франклин сформулировал глубочайшую и суровую истину о свободном самоуправлении.Люди могут иметь шанс на самоуправление через институты конституционной демократии тогда и только тогда, когда они отдают предпочтение сохранению этих институтов, а не победам в существенных областях политики. В этом уроке Авраам Линкольн является нашим главным учителем. Когда союз и политические обязательства вступают в противоречие, те, кто хочет сохранить свободное самоуправление, должны выбрать союз. В этом духе Франклин предпочел свободу для некоторых свободе ни для кого.

    Франклин знал, что порабощенные мужчины, женщины и дети полностью равны ему.И все же он помог укрепить Великий Компромисс.

    Однако не все компромиссы хороши. И не все нужны. Чтобы понять и осознать центральное значение компромисса для устойчивости конституционной демократии и самоуправления свободных и равных граждан, нужно уметь различать хорошие и плохие компромиссы. И Декларация, и Конституция (через Билль о правах) включают еще один важный компромисс, на этот раз не в отношении порабощения, а в отношении религии.Декларация одновременно использует язык рационализма и веры, чтобы обосновать свои моральные обязательства, например, когда она ссылается на «Законы природы и Бога природы». Хотя в тексте говорится о «Творце», «божественном Провидении» и «Верховном Судье», он старательно избегает использования лексики какой-либо конкретной религии или доктрины. Текст емкий. И верующим, и неверующим дается повод подписаться; никакая конкретная форма веры не имеет приоритета. Точно так же включение в Конституцию защиты свободы вероисповедания и отделения церкви от государства сформировало структуру для очень ценного и прочного компромисса.Джеймс Мэдисон возглавил аргумент в пользу этого положения, отвечая на усилия Вирджинии по принятию закона, требующего от всех налогоплательщиков вносить ежегодный взнос или платить умеренный налог в поддержку церквей. (В число защитников закона входили некоторые из старых львов Революции, такие как Патрик Генри, Эдмунд Пендлетон и Ричард Генри Ли.) все те в новой стране, которые будут затронуты ими.Каждая религиозная точка зрения, существовавшая в колониях в 1776 году, была предположительно воспринята языком, включая точку зрения бесправных. Компромисс о порабощении, напротив, не учитывал точку зрения всех, кого это решение коснулось. Стоя на частичной почве, ему не хватало моральной легитимности, и в конечном итоге он оказался бы дестабилизирующим для страны.

    Из октябрьского выпуска 2015 года: Как Конституция стала причиной неэффективности нашего правительства

    Тем не менее компромисс был достигнут, и Франклин был не единственным, кто понял, что причастен к нему.Так же поступил и Джеймс Уилсон. Уилсон, как и Франклин, был из Филадельфии. На Конституционном конвенте он был одним из немногих старейших государственных деятелей, также подписавших Декларацию независимости. (Уилсону было 44 года; Мэдисону было 36 лет.) Он неоднократно заявлял, что работа по созданию Конституции была не чем иным, как продолжением основ, заложенных Декларацией. Уилсон был равен Мэдисону на Конвенте с точки зрения обучения и влияния. Хотя он был членом первого Верховного суда, мы, тем не менее, почти забыли его, по-видимому, потому, что он был также первым и единственным судьей Верховного суда, попавшим в долговую тюрьму (в результате неудачных спекуляций землей).Он умер от инсульта, скрываясь от закона.

    В то время как Франклин был поработителем в начале своей жизни, Уилсон был поработителем большую часть своей жизни. Даже когда он публично писал и выступал против порабощения, он владел человеком по имени Томас Перселл в течение 26 лет. Однако через два месяца после женитьбы на женщине-квакере Ханне Грей он эмансипировал Перселла, что часто приписывают влиянию Грея. Как и Франклин, Вильсон полностью понимал природу компромисса в Конституции и был готов его принять.Во время ратификационного съезда Пенсильвании он ответил таким образом пенсильванцу, который возражал против пункта о трех пятых Конституции и против другого положения статьи I, раздела 9, защищающего право ввозить порабощенных людей в течение 20 лет:

    В отношении пункт, ограничивающий Конгресс от запрета миграции или ввоза таких лиц , которые любой из существующих ныне штатов сочтет нужным допустить до 1808 года, достопочтенный джентльмен говорит, что этот пункт не только темен, но и предназначен для предоставления Конгрессу, на то время, право допустить ввоз рабов.Ничего подобного не предполагалось… При нынешней Конфедерации штаты могут допускать ввоз рабов столько, сколько им заблагорассудится; но по этой статье после 1808 года Конгресс будет иметь право запрещать такой ввоз, несмотря на противоположное намерение любого штата. Я считаю, что это закладывает основу для изгнания рабства из этой страны; и хотя этот период более отдален, чем я мог бы желать, тем не менее он произведет такие же постепенные изменения, которые наблюдались в Пенсильвании… На такой ввоз могут быть наложены налоги или пошлины, не превышающие десяти долларов на человека; и это, сэр, действует как частичный запрет; это было все, что можно было получить.Мне жаль, что этого больше не было; но из этого, я думаю, есть основания надеяться, что еще несколько лет, и он будет запрещен вовсе.

    Лучшее, что можно сказать о компромиссах в отношении рабства, которые также помогли Конституционному конвенту достичь единодушия, заключается в следующем: те, кто знал, что порабощение было неправильным, но, тем не менее, принимали компромиссы, считали, что они выбирают путь, который неумолимо ведет, если постепенно к свободе для всех.

    Однако мы не можем, подобно Уилсону, Франклину и им подобным, предполагать, что инкрементализм был единственным доступным путем к свободе для всех.Также неясно, ускорили ли конституционные компромиссы продвижение свободы как для порабощенных людей, так и для людей в целом. Великобритания предлагает естественный эксперимент, с помощью которого можно судить об альтернативных путях. Революционные идеи витали в воздухе и в 1770–80-х годах. Всеобщее избирательное право для мужчин было впервые предложено в парламенте в 1780 году Чарльзом Ленноксом, третьим герцогом Ричмондом, ярым сторонником как американских революционеров, так и радикалов в Британии.Тем не менее дома, на Британских островах, короне удалось отразить революцию, которую она не смогла победить в 13 своих колониях.

    Это, однако, не привело к постоянной несвободе британских подданных. Британское судебное решение 1772 года представило доктрину против продажи порабощенных людей за границу, доктрину, которая, как обычно, хотя и ошибочно, считалась означающей, что никто не может быть рабом на английской земле. Фактически это уменьшило порабощение в Британии и перенаправило внимание аболиционистов на порабощение в британских колониях.В 1793 году «Верхняя Канада» — по сути, регион к северу от Великих озер — принял Закон об ограничении рабства, первый закон такого рода в оставшихся британских колониях. Сама Великобритания в 1833 году приняла Закон об отмене рабства, ликвидировав порабощение во всех своих карибских колониях и сделав Канаду свободной землей для афроамериканцев, сбежавших из рабства в США. динамика, которая в конечном итоге привела к Гражданской войне.

    Что касается всеобщего избирательного права для мужчин, то Соединенное Королевство продвигалось медленно. В 1832 году Великобритания ввела первый из трех законов о реформе XIX века. В этом акте были разные правила для жителей округов и городов. В городах могли голосовать мужчины, которые занимали недвижимость с годовой арендной платой не менее 10 фунтов. При этом шесть из семи мужчин по-прежнему оставались без права голоса. Великобритания приняла еще одну реформу в 1867 году и еще одну в 1884 году. Третий закон о реформе предоставил право голоса всем домовладельцам-мужчинам и всем мужчинам, выплачивающим арендную плату в размере 10 фунтов или более в год, за исключением 40 процентов мужчин и, конечно, 100 процентов населения. женщины.Эти изменения были совершены без кровопролитной междоусобной войны.

    США предоставили право голоса всем гражданам мужского пола, независимо от цвета кожи или прежнего состояния рабства, только с Пятнадцатой поправкой в ​​1870 году. До этого момента афроамериканцы, а также некоторые белые мужчины в штатах, которые сделали уплату налогов обязательным условием, имели был лишен права голоса. Эти изменения потребовали кровопролитной гражданской войны, и даже они были еще частичными. Пенсильвания и Род-Айленд сохранили право платить налоги до 20 века; женщины и коренные американцы еще не имели избирательного права.И в Великобритании, и в Соединенных Штатах настоящее всеобщее избирательное право не было принято вплоть до 20-го века, и борьба за право голоса продолжается.

    Другими словами, Конституция не обеспечила более раннее освобождение от рабства и не способствовала всеобщему избирательному праву для мужчин намного быстрее, чем это было достигнуто при британской конституционной монархии. Не намного быстрее, чем это было достигнуто в Канаде, стране, в которой мы можем искать ответ на вопрос о том, что могло бы произойти, если бы североамериканские колонии, образовавшие Соединенные Штаты, потерпели неудачу в своем стремлении к свободе.

    Что действительно ускорило марш свободы для всех, так это аболиционизм, общественное движение, кристаллизовавшееся как в Соединенных Штатах, так и в Соединенном Королевстве сразу после революционного разрыва между ними. Моральное лидерство сделало эту разницу. Свобода проистекает из неустанных усилий тех, кто провозглашает и добивается защиты равного человеческого достоинства всех.

    Так почему же я люблю Конституцию? Я люблю его за практическое руководство. Я люблю его, потому что это величайший в мире учебный документ по одной части истории свободы: вопросу о том, как свободные и равные граждане контролируют и направляют власть, чтобы защитить себя от доминирования друг друга и обеспечить свою взаимную защиту от внешних сил. которые могут стремиться к их господству.

    Почему у нас есть три различных аспекта власти — законодательная, исполнительная и судебная — и почему лучше держать их отдельно и вместе с тем? Типичный урок гражданского права проходит через глубокую философскую основу того, что мы бойко называем «разделением властей» и «системой сдержек и противовесов». Эти концепции основаны на глубоком учете природы власти.

    Осуществление власти происходит с выражением воли или намерения. Законодательная власть, первая ветвь, выражает волю народа.Только после того, как воля выражена, может быть выполнено желаемое действие. За это отвечает исполнительная власть, вторая власть. Судебная власть занимает третье место как необходимый посредник для разрешения конфликтов между первой и второй ветвями власти. Три элемента власти — воля, исполнение и судебное решение — разделены для повышения подотчетности. Чиновников легче привлечь к ответственности, если они ограничены в том, что им разрешено делать. Кроме того, разделение властей обеспечивает механизм, с помощью которого те, кто несет ответственность за использование власти, также всегда привлекают друг друга к ответственности.

    Джеймс Мэдисон, в The Federalist Papers , серия газетных статей, написанных Мэдисоном, Александром Гамильтоном и Джоном Джеем в 1787 и 1788 годах в поддержку предложенной Конституции, изложите это так:

    Если бы люди были ангелами , никакого правительства не потребуется. Если бы ангелы управляли людьми, то не было бы необходимости ни во внешнем, ни во внутреннем контроле над правительством. При формировании правительства, которым должны управлять люди над людьми, великая трудность заключается в следующем: вы должны сначала дать правительству возможность контролировать управляемых; и, во-вторых, обязать его контролировать себя.Зависимость от народа, без сомнения, является первичным контролем правительства; но опыт научил человечество необходимости дополнительных мер предосторожности.

    Чтобы обеспечить подотчетность власти, разработчики Конституции разбили власть на составные части. Они присвоили по одной власти каждой из трех ветвей. Затем они разработали правила и процедуры, которые позволили бы офицерам каждой ветви власти не только осуществлять свои собственные полномочия, но и в некоторой степени сдерживать и уравновешивать использование власти другими.Смысл предоставления каждой ветви способов замедления других ветвей заключался в том, чтобы гарантировать, что ни одна ветвь не сможет доминировать и консолидировать полную власть.

    Разработанные ими правила и процедуры также можно назвать «механизмами» — процедурами, которые сами по себе организуют стимулы и требования для должностных лиц, чтобы власть текла добросовестно и справедливо.

    Мы все используем механизмы для ограничения власти и достижения справедливости в нашей обычной жизни. Хорошим примером является правило, которое родители используют, помогая детям делиться десертами.Если у меня есть торт, и мне нужно разделить его между двумя детьми, самый простой способ добиться справедливого результата — это позволить одному ребенку резать его, а другой ребенок выбирает первым. У ребенка, который нарезает ломтиками, есть стимул резать как можно честнее, зная, что второй ребенок наверняка выберет больший ломтик, если ломтики не равны. В книгах для родителей обычно не упоминается «Федералист № 51», в котором Мэдисон советует: «Честолюбие должно противодействовать амбициям».

    Я убираю прилавки.Я нахожу алмаз. Счищаю и храню. Я не отказываюсь от него из-за того, где я его нашел.

    Конституция США полна подобных механизмов, чтобы структурировать стимулы должностных лиц, чтобы убедиться, что власть работает справедливым образом. Вот несколько моих любимых примеров, любезно предоставленных идентификацией в The Federalist Papers высших и лучших черт Конституции:

    Каждая ветвь должна иметь как можно меньше полномочий при назначении членов другой, что означает, что ни одна ветвь не может тайно взять под контроль другую, заполнив ее персонал и сотрудников.

    Каждая ветвь должна как можно меньше зависеть от других в отношении вознаграждения, присоединенного к их офисам, что означает, что ни одна ветвь не попадает под влияние другой в силу надежды на повышение.

    Запрещено совмещать должности, а это означает, что попытки играть роль более чем в одном отделении одновременно строго запрещены.

    Исполнительная власть имеет право вето на законодательство, но оно может быть отменено двумя третями голосов в каждой палате Конгресса, а это означает, что исполнительное решение (по законодательству), принятое при поддержке незначительного большинства людей, не может отменить точка зрения, исходящая от подавляющего большинства населения страны.**

    Исполнительная власть может предлагать проекты договоров, но для ратификации требуется совет и согласие сенатора, что предотвращает заключение договоров как личных сделок, приносящих пользу исполнительной власти, и тем самым препятствует коррупции.

    Сенат должен одобрять назначения в Верховный суд, сделанные президентом, но суд имеет право пересматривать законы, принятые Конгрессом, что означает, что Конгресс может быть отменен судьями, на назначение которых согласилась сама законодательная власть.

    Конституция является законом страны и устанавливает правоприменительные полномочия, но она может быть изменена посредством тщательно сформулированного процесса внесения поправок народными постоянными законодательными представителями или представителями на съездах, специально избранными для этой цели, что означает окончательную власть всегда отдыхает с людьми.

    Я восхищаюсь хитростью этих механизмов. Есть много других. Учреждение двухпалатного законодательного органа, состоящего из Сената и Палаты представителей, само по себе является препятствием для монолитной законодательной власти.Я поражаюсь проникновению Конституции в действия власти. Я уважаю амбиции людей, которые стремились создавать институты и организовывать правительство с целью обеспечения безопасности и счастья людей. Я вижу его пределы, но мне нравится его признание — путем установления процесса внесения поправок, который на сегодняшний день осуществлялся 27 раз — о его собственной изменчивости. Примечательно, что медленные, неуклонные изменения Конституции регулярно шли в направлении морального совершенствования. В этом отношении он хорошо послужил средством обеспечения и стабилизации подлинного человеческого прогресса не только в политике, но и в понимании морали.Именно этого предвидели (или, по крайней мере, надеялись) такие фигуры, как Франклин и Уилсон.

    Было бы ошибкой думать, что собственный медленный марш Британии к расширению свободы никоим образом не подталкивался примером через Атлантику и внутренним давлением, вытекающим из этого примера, точно так же, как предыдущая отмена рабства в Великобритании породила давление, которое подтолкнуло марш свободы вперед здесь, дома.

    Конституция — произведение практического гения. Это морально ущербно.История расширения человеческой свободы — это история сияющих нравственных идеалов, запятнанных грязью продолжающегося господства. Я чищу прилавки. Я нахожу алмаз. Счищаю и храню. Я не отказываюсь от него из-за того, где я его нашел. Вместо этого я владею им. Из-за ее изменчивости и изменений, происходящих от поколения к поколению, никто, кроме живых, не может владеть Конституцией. Те, кто написал версию, ратифицированную столетия назад, не владеют версией, которой мы живем сегодня. Мы делаем. Это наш адаптируемый инструмент, используемый для определения самоуправления среди свободных и равных граждан, а также для обеспечения нашего постоянного нравственного воспитания в отношении этого самого важного человеческого стремления.Мы все несем ответственность за нашу Конституцию, и этот факт придает нам силы.

    Вот почему я так люблю Конституцию. И это формирует мою родную землю, которую я люблю еще и просто потому, что это мой дом. Вторая любовь инстинктивная. Первый приходит с открытыми глазами.


    * Первоначально эта статья подразумевала, что принятие пункта о трех пятых представляет собой Великий компромисс. Великий Компромисс был более широким соглашением.
    ** В статье также говорилось, что вето исполнительной власти на закон может быть отменено двумя третями голосов Сената.Для отмены требуется две трети голосов обеих палат Конгресса.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.