Концепция в соответствии с которой право вытекает непосредственно: Концепция, в соответствии с которой право вытекает непосредственно из общественной солидарности, принадлежит …

Содержание

Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права

Приняты резолюцией 60/147 Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 2005 года

Преамбула

Генеральная Ассамблея,

ссылаясь на положения, обеспечивающие право на правовую защиту для жертв нарушений международных норм в области прав человека, которые содержатся во многих международных договорах, в частности в статье 8 Всеобщей декларации прав человека, статье 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, статье 6 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, статье 14 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, статье 39 Конвенции о правах ребенка, и в области международного гуманитарного права, которые содержатся в статье 3 Гаагской конвенции о законах и обычаях ведения войны на суше (Конвенция IV) от 18 октября 1907 года, статье 91 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) от 8 июня 1977 года, а также в статьях 68 и 75 Римского статута Международного уголовного суда,

ссылаясь на положения, обеспечивающие право на правовую защиту для жертв нарушений международных норм в области прав человека, которые содержатся в региональных конвенциях, в частности в статье 7 Африканской хартии прав человека и народов, статье 25 Американской конвенции о правах человека и статье 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод,

ссылаясь на Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, ставшую итогом обсуждений на седьмом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, а также на резолюцию 40/34 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года, в которой она приняла рекомендованный Конгрессом текст,

вновь подтверждая принципы, провозглашенные в Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, в том числе принципы, в соответствии с которыми к жертвам следует относиться с состраданием и уважать их достоинство, в полной мере уважать их право на доступ к механизмам правосудия и восстановления в правах и следует содействовать созданию, укреплению и расширению национальных компенсационных фондов для жертв, а также оперативной разработке соответствующих прав и средств правовой защиты для жертв,

отмечая, что Римский статут Международного уголовного суда требует установления «принципов, касающихся возмещения ущерба потерпевшим или в отношении потерпевших, включая реституцию, компенсацию и реабилитацию», требует от Ассамблеи государств-участников учредить целевой фонд в интересах защиты потерпевших от преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, и семей таких потерпевших, и уполномочивает Суд на принятие мер «по защите безопасности, физического и психического благополучия, достоинства и неприкосновенности личной жизни потерпевших» и разрешает участвовать жертвам во всех «стадиях судебного разбирательства, которое Суд сочтет для этого подходящим»,

подтверждая, что Основные принципы и руководящие положения, содержащиеся в настоящем документе, касаются грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права, которые в силу их серьезности, представляют собой оскорбление человеческого достоинства,

подчеркивая, что Основные принципы и руководящие положения, содержащиеся в настоящем документе, не создают новых международных или внутренних правовых обязательств, а определяют механизмы, формы, процедуры и методы осуществления имеющихся правовых обязательств в соответствии с международными нормами в области прав человека и международного гуманитарного права, которые дополняют друга, хотя и различны по охватываемым ими нормам,

напоминая, что международное право содержит обязательство преследовать в судебном порядке виновных в совершении определенных международных преступлений согласно международным обязательствам государств и требованиям национального законодательства или в соответствии с применимыми статутами международных судебных органов и что обязанность преследовать виновных укрепляет международно-правовые обязательства, которые должны исполняться в соответствии с национальными законодательными требованиями и процедурами, и поддерживает концепцию взаимодополняемости,

отмечая, что современные формы виктимизации, хотя и направленные главным образом против отдельных лиц, могут, тем не менее, быть также направлены против групп лиц, которые становятся коллективной мишенью,

признавая, что, уважая право жертв на использование средств правовой защиты и возмещение ущерба, международное сообщество поддерживает в жертвах, лицах, оставшихся в живых, и в будущих поколениях людей чувство веры и вновь подтверждает международно-правовые принципы подотчетности, справедливости и верховенства права,

будучи убеждена в том, что, избирая подход, ориентированный на интересы жертв, международное сообщество подтверждает свою человеческую солидарность с жертвами нарушений международного права, в том числе нарушений международных норм в области прав человека и международного гуманитарного права, а также с человечеством в целом, в соответствии с нижеследующими Основными принципами и руководящими положениями,

утверждает следующие Основные принципы и руководящие положения:

I.

Обязательство уважать, обеспечивать уважение и осуществлять международные нормы в области прав человека и международного гуманитарного права

1. Обязательство уважать, обеспечивать уважение и осуществлять международные нормы в области прав человека и международного гуманитарного права, предусмотренное соответствующими сводами норм, вытекает из:

а) договоров, стороной которых является государство;

b) обычного международного права;

с) национального законодательства каждого государства.

2. Государства, если они еще не сделали этого, должны, согласно требованиям международного права, обеспечить соответствие своего национального законодательства их международно-правовым обязательствам посредством:

а) включения международных норм в области прав человека и международного гуманитарного права в их национальное законодательство или их применения иным образом в рамках их национальной правовой системы;

b) принятия надлежащих эффективных законодательных и административных процедур и других соответствующих мер, обеспечивающих на справедливых условиях эффективный и незамедлительный доступ к правосудию;

с) обеспечения адекватных, эффективных, быстрых и надлежащих средств правовой защиты, включая возмещение ущерба, которые определяются ниже;

d) создания гарантии того, чтобы их национальное законодательство обеспечивало по меньшей мере такой же уровень защиты жертв, какой предусмотрен их международными обязательствами.

II. Сфера действия обязательства

3. Обязательство уважать, обеспечивать уважение и осуществлять международные нормы в области прав человека и международного гуманитарного права, как это предусмотрено соответствующими сводами норм, включает, в частности, обязанность:

а) принимать соответствующие законодательные и административные, а также иные надлежащие меры для предотвращения нарушений;

b) проводить эффективные, незамедлительные, тщательные и беспристрастные расследования по фактам нарушений и, когда это целесообразно, принимать меры против предполагаемых виновников в соответствии с нормами национального законодательства и международного права;

с) обеспечивать тем, кто утверждает, что стал жертвой нарушения прав человека или гуманитарного права, равноправный и эффективный доступ к правосудию, о котором идет речь ниже, независимо от того, на ком в конечном счете может лежать ответственность за нарушение;

d) предоставлять жертвам эффективные средства правовой защиты, включая возмещение ущерба, как это описано ниже.

III. Грубые нарушения международных норм в области прав человека и серьезные нарушения международного гуманитарного права, являющиеся преступлениями согласно международному праву

4. В случае грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права, являющихся преступлениями согласно международному праву, государства обязаны проводить расследования и, при наличии достаточных улик, обязаны подвергать судебному преследованию лиц, предположительно совершивших эти нарушения, а в случае доказанности вины — наказывать виновных. Кроме того, в таких случаях государства должны, в соответствии с международным правом, сотрудничать друг с другом и помогать компетентным международным судебным органам в расследовании этих нарушений и преследовании за них.

5. С этой целью, когда это предусмотрено применимым договором или другими обязательствами согласно международному праву, государства должны включать или иным образом осуществлять в своем национальном законодательстве соответствующие положения, предусматривающие применение универсальной юрисдикции.

Кроме того, когда это предусмотрено применимым договором или другими международно-правовыми обязательствами, государствам следует содействовать экстрадиции или выдаче преступников другим государствам и соответствующим международным судебным органам, а также оказывать судебную помощь и осуществлять другие виды сотрудничества при отправлении международного правосудия, в том числе при оказании помощи жертвам и свидетелям и их защите в соответствии с международно-правовыми нормами в области прав человека и следуя международно-правовым требованиям, таким, как запрещение пыток и других форм жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания.

IV. Положения о сроке давности

6. Когда это предусмотрено применимым договором или иными международно-правовыми обязательствами, действие положений о сроке давности не должно распространяться на грубые нарушения международных норм в области прав человека и серьезные нарушения международного гуманитарного права, которые являются преступлениями согласно международному праву.

7. Внутренние положения о сроке давности для других видов нарушений, которые не являются преступлениями согласно международному праву, включая сроки давности, применимые к гражданским искам и другим процедурам, не должны быть неоправданно ограничительными.

V. Жертвы грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права

8. Для целей настоящего документа жертвами считаются лица, которые понесли ущерб индивидуально или коллективно, включая физический или психический вред, душевное страдание, материальные потери или существенное ущемление их основополагающих прав, в результате действий или бездействия, которые являются грубыми нарушениями международных норм в области прав человека или серьезными нарушениями международного гуманитарного права. В применимых случаях и в соответствии с национальным законодательством под «жертвой» может пониматься также прямой член семьи или иждивенец непосредственно пострадавшего лица, а также лица, которым при вмешательстве с целью оказания помощи находящимся в бедственном положении жертвам или предотвращения дальнейших нарушений был нанесен ущерб.

9. Соответствующее лицо считается жертвой независимо от того, было ли опознано, задержано, привлечено к ответственности или осуждено лицо, совершившее нарушение, и независимо от родственной связи, которая может существовать между виновником и жертвой.

VI. Обращение с жертвами

10. К жертвам следует относиться гуманно и с уважением к их достоинству и правам человека, при этом должны приниматься соответствующие меры для обеспечения безопасности, физического и психологического благополучия и неприкосновенности частной жизни как их самих, так и их родственников. Государству следует обеспечить в своих национальных законах максимально возможные гарантии того, чтобы лица, подвергшиеся насилию или испытавшие посттравматический шок, были окружены особым вниманием и заботой во избежание повторного травмирования их психики в ходе юридических и административных процедур, направленных на обеспечение справедливости и возмещение ущерба.

VII.

Право жертв на средства правовой защиты

11. Средства правовой защиты при грубых нарушениях международных норм в области прав человека и серьезных нарушениях международного гуманитарного права включают в себя, согласно нормам международного права, право жертв на следующее:

a) равноправный и эффективный доступ к правосудию;

b) адекватное, реальное и быстрое возмещение понесенного ущерба;

c) доступ к соответствующей информации о нарушениях прав и механизмах возмещения ущерба.

VIII. Доступ к правосудию

12. Жертва грубого нарушения международных норм в области прав человека или серьезного нарушения международного гуманитарного права должна иметь равноправный доступ к эффективным судебным средствам правовой защиты, как это предусмотрено международным правом. Другие средства, имеющиеся в распоряжении жертв, включают доступ к административным и иным органам, а также к механизмам, формам и процедурам, существующим в соответствии с национальным законодательством. Вытекающие из международного права обязательства по обеспечению права на доступ к правосудию и на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство должны быть закреплены в национальных законах. Для этой цели государствам следует:

а) распространять по государственным и частным каналам информацию обо всех доступных средствах правовой защиты, применяемых в случае грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права;

b) принимать меры для сведения к минимуму неудобств для жертв и их представителей, надлежащей защиты их частной жизни и обеспечения защиты жертв, а также их семей и свидетелей от запугивания и репрессалий до, в ходе и после судебных, административных или иных процедур, затрагивающих интересы жертв;

с) оказывать необходимую помощь жертвам, стремящимся получить доступ к правосудию;

d) предоставлять все соответствующие правовые, дипломатические и консульские средства для обеспечения жертвам возможности осуществления их прав на использование средств правовой защиты в связи с грубыми нарушениями международных норм в области прав человека или серьезными нарушениями международного гуманитарного права.

13. Помимо индивидуального доступа к правосудию, государствам следует стремиться к разработке процедур, позволяющих группам жертв предъявлять коллективные иски о возмещении ущерба и получать компенсацию в установленном порядке.

14. Адекватное, эффективное и быстрое средство правовой защиты при грубых нарушениях международных норм в области прав человека или серьезных нарушениях международного гуманитарного права должно включать использование всех имеющихся и надлежащих международных процедур, в рамках которых заинтересованное лицо может иметь правосубъектность, и оно не должно ограничивать использование каких-либо других внутренних средств правовой защиты.

IX. Возмещение нанесенного ущерба

15. Адекватное, реальное и быстрое возмещение ущерба призвано содействовать достижению справедливости путем восстановления пострадавшего в его правах, попранных в результате грубых нарушений международных норм в области прав человека или серьезных нарушений международного гуманитарного права. Возмещение должно быть соразмерным степени тяжести нарушений и нанесенного ущерба. В соответствии со своими национальными законами и международно-правовыми обязательствами государство должно обеспечивать возмещение ущерба пострадавшим от действий или бездействия, которые могут быть присвоены государству и которые представляют собой грубые нарушения международных норм в области прав человека или серьезные нарушения международного гуманитарного права. В тех случаях, когда какое-либо физическое лицо, юридическое лицо или иной субъект права несет ответственность за возмещение ущерба жертве, такая сторона должна возместить ущерб жертве или выплатить компенсацию государству, если государство уже возместило ущерб жертве.

16. Государства должны стремиться к созданию национальных механизмов для возмещения ущерба и оказания другой помощи жертвам на случай, если стороны, несущие ответственность за нанесенный ущерб, не имеют возможности или не желают выполнять свои обязательства.

17. В отношении исков жертв государства должны обеспечивать исполнение решений своих национальных судов о возмещении ущерба, вынесенных в отношении частных или юридических лиц, несущих ответственность за нанесенный ущерб, и стремиться обеспечивать исполнение имеющих силу судебных решений других государств о возмещении ущерба в соответствии со своим национальным законодательством и своими международно-правовыми обязательствами. С этой целью государства должны предусмотреть в своем национальном законодательстве эффективные механизмы исполнения судебных решений о возмещении ущерба.

18. В соответствии с национальным законодательством и международным правом, а также принимая во внимание конкретные обстоятельства, жертвам грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права следует предоставлять в установленном порядке и соразмерно серьезности нарушения и обстоятельствам каждого случая полное и эффективное возмещение ущерба, предусмотренное в принципах 19–23, которое включает в себя следующие формы: реституцию, компенсацию, реабилитацию, сатисфакцию и гарантии неповторения случившегося.

19. При реституции следует, по возможности, восстановить первоначальное положение жертвы, существовавшее до совершения грубых нарушений международных норм в области прав человека или серьезных нарушений международного гуманитарного права. Реституция включает в себя соответственно: восстановление свободы, пользование правами человека, документов, удостоверяющих личность, семейной жизни и гражданства, возвращение на прежнее место жительства, восстановление на работе и возврат имущества.

20. Компенсацию следует предоставлять за любой поддающийся экономической оценке ущерб в установленном порядке и соразмерно серьезности нарушения и обстоятельствам каждого случая, являющегося результатом грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права, включая:

а) физический или психический ущерб;

b) упущенные возможности, в том числе в области трудоустройства, образования и получения социальных льгот;

с) материальный ущерб и упущенную выгоду, в том числе потерю возможности заработка;

d) моральный ущерб;

е) расходы на правовую или экспертную помощь, лекарства и медицинское обслуживание, а также на услуги психологических и социальных служб.

21. Реабилитация должна включать в себя оказание медицинской и психологической помощи, а также юридических и социальных услуг.

22. Сатисфакция должна включать, когда это возможно, любое или все из нижеследующего:

а) эффективные меры, направленные на прекращение продолжающихся нарушений;

b) проверку фактов и полное и публичное обнародование правды при условии, что такое обнародование не причинит дополнительного ущерба или не поставит под угрозу безопасность и интересы жертв, их родственников, свидетелей или лиц, которые осуществляли вмешательство с целью оказания помощи жертвам или предотвращения дальнейших нарушений;

с) поиск местонахождения исчезнувших лиц, установление личности похищенных детей, а также опознание тел убитых и оказание помощи в возвращении, опознании и перезахоронении тел в соответствии с выраженным или предполагаемым пожеланием жертв или культурными традициями семей и общин;

d) официальное заявление или судебное решение о восстановлении достоинства, репутации и прав жертвы и лиц, тесно связанных с жертвой;

е) принесение публичных извинений, в том числе признание фактов и ответственности;

f) судебные и административные санкции в отношении лиц, несущих ответственность за нарушения;

g) поминовение и воздание должного памяти жертв;

h) включение точной информации о совершенных нарушениях в учебные программы по международным нормам в области прав человека и международного гуманитарного права и в учебные пособия всех уровней.

23. Гарантии неповторения случившегося должны включать, когда это применимо, любые или все нижеследующие меры, которые будут также способствовать предотвращению нарушений:

а) обеспечение эффективного гражданского контроля за вооруженными силами и службами безопасности;

b) обеспечение того, чтобы все гражданские и военные судебные процедуры соответствовали международным нормам, касающимся надлежащего судопроизводства, честности и беспристрастности;

с) укрепление независимости судебных органов;

d) защиту лиц, занимающихся юридическими и медицинскими вопросами и оказывающих медицинский уход, работающих в средствах массовой информации и в других связанных с ними областях, а также правозащитников;

е) организацию в первоочередном порядке и на постоянной основе деятельности по информированию о международных нормах в области прав человека и международного гуманитарного права всех слоев общества и подготовке по этим вопросам должностных лиц правоохранительных органов, а также военнослужащих и сотрудников органов безопасности;

f) содействие соблюдению кодексов поведения и этических норм, в частности международных норм, государственными служащими, в том числе работниками правоохранительных органов, исправительных учреждений, средств массовой информации, медицинских учреждений, психологических и социальных служб, военнослужащими, а также работниками предприятий экономического профиля;

g) содействие созданию механизмов контроля и предупреждения социальных конфликтов и их урегулирования;

h) пересмотр и реформирование законов, способствующих или допускающих грубые нарушения международных норм в области прав человека и серьезные нарушения международного гуманитарного права.

Х. Доступ к соответствующей информации о нарушениях прав и механизмах возмещения ущерба

24. Государствам следует разработать механизмы информирования широких слоев населения и, в частности, жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и международного гуманитарного права о правах и средствах правовой защиты, предусмотренных настоящими Основными принципами и руководящими положениями, а также обо всех имеющихся юридических, медицинских, психологических, социальных, административных и всех иных услугах, право на доступ к которым могут иметь жертвы. Кроме того, жертвы и их представители должны иметь право запрашивать и получать информацию о причинах, поставивших их в положение жертв, и о причинах и условиях, ведущих к грубым нарушениям международных норм в области прав человека и серьезным нарушениям международного гуманитарного права, и знать правду об этих нарушениях.

XI.

Недопущение дискриминации

25. Настоящие Основные принципы и руководящие положения должны применяться и толковаться в соответствии с международными нормами в области прав человека и международного гуманитарного права и не допускать какой бы то ни было дискриминации любого рода и по любым признакам, без исключения.

XII. Недопущение отступлений

26. Ничто в настоящих Основных принципах и руководящих положениях не должно толковаться как ограничивающее какие-либо права или обязательства, предусмотренные национальным законодательством или международным правом, или допускающее отступления от них. В частности, предполагается, что настоящие Основные принципы и руководящие положения не наносят ущерба осуществлению права жертв любых нарушений международных норм в области прав человека и международного гуманитарного права на правовую защиту и возмещение ущерба. Предполагается также, что настоящие Основные принципы и руководящие положения не наносят ущерба специальным нормам международного права.

XIII. Права других лиц

27. Ничто в настоящем документе не должно толковаться как допускающее отступления от защищаемых на международном или национальном уровне прав других лиц, в частности права обвиняемого пользоваться применимыми нормами надлежащего судопроизводства.

Андрей Клишас: Закон о запрете экстремистам участвовать в выборах не будет иметь обратной силы

Госдума на пленарном заседании 25 мая приняла во втором чтении законопроект о запрете участия в выборах для лиц, состоящих в экстремистских организациях или причастных к их деятельности. О внесённых в документ поправках рассказал председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас.

— Андрей Александрович, какова концепция законопроекта?

— Она заключается в недопущении во власть лиц, связанных с осуществлением экстремистской или террористической деятельности. Конституционный суд указал, что право быть избранным в органы государственной власти неразрывно связано с правом занимать публичную должность и тем самым осуществлять политическую власть.

Если мы обратимся к понятиям терроризма и экстремистской деятельности, то нам станет совершенно очевидно, что занятие данной деятельностью не просто несовместимо с осуществлением государственных полномочий, а является прямой противоположностью понятию государственности. Мы увидим, что в первом случае (терроризм) — это, в частности, воздействие на принятие решения органами государственной власти, связанное с противоправными насильственными действиями, а во втором (экстремистская деятельность) — насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение территориальной целостности, возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, а также воспрепятствование законной деятельности государственных органов.

— Инициатива затрагивает конституционные права граждан. Как она связана с внесёнными поправками к Конституции?

— Идея законопроекта концептуально согласуется с поправками к Конституции в части защиты национального суверенитета.

Хотел бы отметить, что в 2020 году при проведении общероссийского голосования широкой поддержкой со стороны наших граждан пользовались поправки, направленные как раз на защиту национального суверенитета и территориального единства.

Российская Федерация является участницей многочисленных международных договоров в сфере противодействия терроризму. Согласно Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма от 2005 года, акты терроризма имеют одной из своих целей серьёзную дестабилизацию и разрушение основополагающих политических, конституционных, экономических или социальных структур той или иной страны.

Что означает предоставить лицам, непосредственно причастным к такой деятельности, возможность осуществлять политическую власть? Это означает пойти против волеизъявления наших граждан, поставить под угрозу нормальное функционирование государства, конституционный правопорядок, безопасность страны, государственный суверенитет и территориальную целостность.

Полагаем, что интерес граждан Российской Федерации, заключающийся в обеспечении стабильного и поступательного государственного развития, напрямую согласуется с заявленной целью законопроекта.

Поправки, представленные к проекту федерального закона на стадии второго чтения, также внесены в развитие новой редакции пункта т статьи 71 Конституции, согласно которому в ведении Российской Федерации находится установление ограничений для замещения государственных должностей.

— Неоднократно звучали мнения, что закон противоречит статье Конституции о праве граждан участвовать в управлении. Как можете это прокомментироваить?

— Критика тех, кто считает, что законопроект противоречит статье 32 Конституции по причине того, что предлагаемые им ограничения в ней не перечислены, абсолютно несостоятельна. Конституционным судом неоднократно была выражена предельно чёткая правовая позиция, согласно которой ограничения пассивного избирательного права можно устанавливать на уровне федерального закона. Такая возможность вытекает непосредственно из Конституции и норм международного права, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации.

Более того, Конституционным судом неоднократно формулировались конституционные критерии, которые необходимо соблюдать законодателю при формулировании таких ограничений (разумность, соразмерность, пропорциональность и другие).

Не предусмотренные непосредственно Конституцией ограничения избирательных прав граждан уже содержатся в действующем законодательстве. Они, в частности, рассматривались на предмет своей конституционности (например, ограничения, связанные с наличием судимости, иностранного гражданства), которая была подтверждена.

Таким образом, возможность введения дополнительных ограничений избирательных прав на уровне федерального закона возможна.

— Почему закон в случае его принятия всё же не будет иметь обратной силы, как некоторые об этом говорят?

— Согласно статье 54 Конституции закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Обратная сила закона предполагает собой распространение его действия на правоотношения, возникшие до его вступления в силу.

Законопроект регулирует избирательные правоотношения, касающиеся реализации пассивного избирательного права. В соответствии с законопроектом устанавливаемые им ограничения действуют на будущее время и распространяют своё действие на выборы, назначенные после его вступления в законную силу.

При этом основанием ограничения пассивного избирательного права является решение суда об установлении причастности лица к деятельности экстремистской или террористической организации.

Законопроект не предполагает своего действия по принципу обратной силы и будет распространяться только на тех лиц, причастность к экстремистской или террористической деятельности которых только будет установлена решением суда, вынесенным после вступления данного закона в силу.

Таким образом, предлагаемая законопроектом конструкция представляет собой не ответственность, а новое ограничение пассивного избирательного права, которое возникает у лица в связи с причастностью (которая устанавливается судом с учётом фактических обстоятельств каждого дела на основе чётких законодательных критериев) к противоправному деянию (экстремизм/терроризм), которое в соответствии с УК РФ и КоАП РФ уже признавалось таковым на момент его совершения

— Внесёнными ко второму чтению поправками предложено раскрыть понятие «причастности» участников, членов, работников экстремистских и террористических организаций к их деятельности. В чём здесь суть?

— Дискуссия вокруг формулировок возникла из-за того, что понятие причастности, предложенное законопроектом, содержит в себе элементы ретроактивности. Однако это не то же самое, что действие закона по принципу обратной силы. Ретроактивность обусловлена тем, что осуществление экстремистской или террористической деятельности представляет собой длящееся противоправное деяние. Оно характеризуются тем, что противоправные действия начинаются с момента совершения первоначального акта и заканчиваются либо вследствие действия самого лица, либо ввиду наступления событий, препятствующих дальнейшему продолжению такого деяния.

Применительно к нашему случаю это означает, что совершение действий, образующих состав экстремизма или терроризма, могло начаться задолго до вынесения судом решения о ликвидации организации, занимающейся такой деятельностью. Именно по данным причинам в законопроекте указаны сроки причастности, обусловленные самой спецификой таких противоправных деяний.

Важно понимать, что элемент ретроактивности касается понятия причастности лица к экстремистской или террористической деятельности, но сама по себе такая причастность отдельно не образует новый самостоятельный состав ни административного правонарушения, ни уголовного преступления.

Читайте также:

• Россиянам хотят запретить участвовать в работе нежелательных НПО за рубежом

— По каким ещё причинам законопроект нуждался в доработке?

— На наш взгляд, понятие причастности, использованное в законопроекте, должно подразумевать собой наличие признаков противоправности в действиях лица. Это положение не вытекало из первоначальной версии законопроекта.

Иное допускало бы возможность распространения ограничения на необоснованно широкий круг лиц. Например, тех, кто, помогая такой организации, не знал и не имел возможности оценить, что характер деятельности организации носил экстремистский или террористический характер. Если бы законопроект остался в первоначальном виде, он был бы лишён разумного основания — недопущения во власть лиц, непосредственно связанных с экстремизмом или терроризмом. Именно по этим причинам к законопроекту на стадии второго чтения были предложены поправки, согласно которым соответствующие элементы противоправности будут устанавливаться судом с учётом фактических обстоятельств дела и на основе предложенных в поправках критериях.

Предложенные поправки также снимают проблематику, связанную с усмотрением административных правоприменительных органов при установлении причастности лица.

Предложив же распространить действие ограничения на выборы всех уровней, мы исходили из того, что недопущение лиц, причастных к экстремизму или терроризму, должно гарантироваться при голосовании как за федеральных, так и региональных, и муниципальных депутатов. Иными словами, если мы не допускаем лиц, причастных к экстремизму на выборы в Государственную Думу, почему они должны иметь возможность избираться в законодательные собрания регионов? Решить данную проблему при доработке законопроекта во втором чтении можно было только путём внесения изменений в Закон об основных гарантиях избирательных прав граждан.

— Можно ли сравнить понятие причастности, используемое в законопроекте, с другими юридическими конструкциями?

— Говоря об элементах противоправности в действиях лица, по которым лицо признаётся причастным к экстремистской или террористической деятельности, можно провести аналогию с понятием малозначительного деяния — деяния, формально содержащего в себе признаки преступления или правонарушения, но в силу малозначительности не представляющего общественной опасности и по этой причине не являющегося наказуемым деянием.

Аналогично этому — понятие причастности, используемое в законопроекте, которое, не образуя самостоятельный состав противоправного деяния, может выступать основанием ограничения прав лиц, так как преследует легитимную цель — недопущение во власть лиц, непосредственно связанных с деятельностью, представляющей собой угрозу российской государственности.

Л. Дюги. Теория социальной солидарности (Реферат)

В первой половине ХХ века широкое распространение получило политико-правовое учение солидаризма, главным представителем которого был Леон Дюги ( 1859-1928 гг. ).Он намеревался направить классовую борьбу в реформистское русло и с этой целью развивал концепцию социальной солидарности. В теории Л. Дюги связи, объединяющие людей в обществе, являются узами социальной солидарности, или взаимозависимости. Факт общественной солидарности осознается индивидами, заявлял Л. Дюги,и порождает норму социальной солидарности. Социальная норма солидарности составляет основу всего объективного права.

Л. Дюги утверждал, что право непосредственно вытекает из общественной солидарности и поэтому стоит над государством , обязательно для него. Юридическая норма возникает спонтанно в условиях общественных взаимосвязей. Законодатель лишь констатирует , но не создает ее.

С позиций солидаризма Л.Дюги отрицал субъективное право и субъекта права как «метафизические», не соответствующие действительности понятия. Существует лишь объективное право. Норма солидарности создает для индивида лишь «юридическую ситуацию», » социальную обязанность» выполнять определенную функцию в соответствии с положением, которое данное лицо занимает в системе общественной солидарности.

Роль концепции о замене субъективных прав обязанностями особенно выпукло обнаружилась в трактовке права частной собственности. Л.Дюги заявлял, что собственность перестает быть абсолютным правом и трансформируется для собственника в социальную функцию, долг. И только в этих пределах она пользуется социальной защитой. Собственность обязывает и должна использоваться в интересах общего блага.

Л.Дюги критиковал суверенитет и противопоставлял ему » синдикалистский федерализм». Классовое общество Л. Дюги предлагал переустроить на основе синдикатов, в результате чего, предполагал он , социальная борьба сведется к минимуму и будет достигнуто примирение классов, участие всего народа и всех партий в осуществлении государственной власти.

Соединение синдикатов в федерализм, считал он, приведет к децентрализации, диффузии политической власти, к политическому и правовому плюрализму. Деятельность центрального правительства будет направляться палатой, образованной из представителей всех синдикатов.

Социальная солидарность- факт взаимной зависимости, соединяющей ме­жду собой, в силу общности потребностей и разделения труда, членов рода человеческого, членов одной социальной группы


Государственный строй


Объективное право

Синдикалистский федерализм политическая система, призванная объединить классы общества в син­дикаты, обеспечить их гармонию и солидарность, предотвратить рево­люцию

Социальная норма


Юридическая норма

классы обществасоб­рание индивидов, между которыми существует особенно тесная зависи­мость

норма поведения, обязательная для всех


возникает спонтанно в усло­виях общественных взаимо­связей

основана на соединяющей людей

взаимной зависимости

налагает на каждого члена общества

социальную обязанность, т. е. обязывает его исполнить некоторую мис­сию


не дает ни индивиду, ни коллективу

субъективных прав


совершают одинаковую работу в общественном разделении труда


осуществляют определен­ные функции, направлен­ные на обеспечение обще­ственной солидарности

относится к внешним проявлениям

человеческой воли и не обязательна

для его внутренней жизни

значима лишь постольку, поскольку отвечает соци­альной норме


должны быть объеди­нены в синдикаты политико-юридические формы и средства координации различных классов и социальных групп


ее нарушение обязательно вызывает «социальную реакцию»


участвуют в осуществле­нии государственной власти


Власть


публичная

государственная


просто факт

функции контроля и надзора


должна быть распределена между различными синдикатами и осуществляться ими


Хабаровская академия экономики и права

Реферат

по истории политических и правовых учений

тема: » Л. Дюги. Теория социальной солидарности»

выполнила студентка ХГАЭП,

вечернего отделения, 5 курса, 51 группы

Денисова Анна Владимировна

проверил преподаватель

Пономарев Евгений Викторович

г. Хабаровск. 1997 год

Застрахованные лица и деловые партнеры

Правила HIPAA применяются к организациям и деловым партнерам, на которые распространяется действие .

Частные лица, организации и учреждения, которые соответствуют определению подпадающей под действие организации в соответствии с HIPAA, должны соблюдать требования Правил по защите конфиденциальности и безопасности медицинской информации и должны предоставлять отдельным лицам определенные права в отношении их медицинской информации. Если застрахованная организация нанимает бизнес-партнера для помощи в выполнении своей деятельности и функций в области здравоохранения, застрахованная организация должна иметь письменный договор о деловом партнерстве или иное соглашение с деловым партнером, в котором конкретно указывается, для чего этот деловой партнер был привлечен. делать и требует, чтобы деловой партнер соблюдал требования Правил для защиты конфиденциальности и безопасности защищенной медицинской информации.В дополнение к этим договорным обязательствам деловые партнеры несут прямую ответственность за соблюдение определенных положений правил HIPAA.

Если организация не соответствует определению застрахованной организации или делового партнера, она не обязана соблюдать правила HIPAA. См. определения «деловой партнер» и «подстрахованное лицо» в 45 CFR 160.103.

Просмотрите простой в использовании инструмент принятия решений по вопросам и ответам, чтобы узнать, является ли организация или физическое лицо застрахованным лицом.

Быстрые факты для организаций, на которые распространяется действие

Застрахованное лицо является одним из следующих:

Поставщик медицинских услуг План медицинского обслуживания Центр обмена информацией о здравоохранении

Сюда входят такие поставщики, как:

  • Врачи
  • Клиники
  • Психологи
  • Стоматологи
  • Хиропрактики
  • Дома престарелых
  • Аптеки

. … но только в том случае, если они передают какую-либо информацию в электронной форме в связи с транзакцией, для которой HHS приняло стандарт.

Сюда входят:

  • Медицинские страховые компании
  • ОПЗ
  • Планы медицинского обслуживания компании
  • Государственные программы по оплате медицинского обслуживания, такие как Medicare, Medicaid, а также программы медицинского обслуживания военных и ветеранов
Сюда входят объекты, которые обрабатывают нестандартную информацию о состоянии здоровья, которую они получают от другого объекта, в стандартную (т.е., стандартный электронный формат или содержание данных) или наоборот.

Узнайте больше о деловых партнерах

Узнайте больше о договорах с деловыми партнерами

Позитивное право — обзор

Юридический позитивизм и естественное право

Отношения между правом и моралью долгое время были главными объектами для формулирования конкурирующих философий права, особенно классического естественного права и подходов юридического позитивизма. к пониманию и оценке права и правовых систем.Однако, как мы видели, задействованные отношения различаются по типу и содержанию, и никоим образом не очевидно, что традиционные наборы тезисов, связанные с классическими теориями, все еще связаны друг с другом. Действительно, существует реальная перспектива концептуальной перестройки, которая сделает некоторые исторические дебаты о праве и морали устаревшими.

Юридический позитивизм, получивший свою классическую формулировку в работах Джереми Бентама (1748–1832) и Джона Остина (1790–1859), подчеркивает противопоставление права и морали, политическое подчинение морали воле суверена (Остин, 1954).Следуя гоббсовскому анализу политической власти, который он основывал на требованиях взаимного выживания в хищническом социальном мире, государство рассматривается как навязывающее морально произвольное правило приказов, чтобы обеспечить мир между враждующими группировками, религиями и моралью. . Эта характерно современная теория государства заменила средневековый европейский синтез правительства, религии и морали, который получил свою классическую формулировку в Summa Theologica Фомы Аквинского, чье определение закона как «рационального порядка вещей, касающихся общего блага». ; обнародовано тем, кто отвечает за заботу об обществе» (Фома Аквинский, 1966: ст.4) подводит итог слиянию права и морали в естественно-правовой традиции.

Остин, благодаря работам которого юридический позитивизм стал господствующей ортодоксией в англо-американской теории права девятнадцатого века, представляет свою позицию в серии определений, предназначенных для идентификации фактического или «позитивного» (в смысле наблюдаемого) права в эмпирических терминах. такие как команды, санкции и привычное послушание. Закон определяется как общие приказы суверена, то есть человека или группы, которым обычно подчиняются на определенной территории и которые сами обычно не подчиняются никому другому.Приказ представляет собой выражение желания, связанного с поведением другого лица, и оно подкрепляется угрозами применения силы, при этом юридическое обязательство заключается в вероятности того, что невыполнение приказа повлечет за собой применение санкций. В каждом государстве есть один такой суверен (который может состоять из отдельного лица или коллектива), который отдает (но не получает) такие команды. Существование этого унитарного суверена является ядром классического позитивистского анализа современного суверенного государства.

Определяющей чертой этой версии юридического позитивизма является отсутствие необходимой связи между правом и моралью (Hart, 1961: p. 181). Природа необходимости, заложенная в классическом позитивистском разделении права и морали, интеллектуально основана на юмовском различии между «есть» (утверждения о том, что имеет место, а что нет) и «должен» (утверждения о том, что должно или не должно быть). случай). По звучным словам Остина, «существование закона — это одно, его добро или зло — другое» (Остин, 1954, с.184). Юридические позитивисты настаивают на том, что можно отделить описание закона от нашей моральной оценки и критики этого закона: юридический аргумент не является моральным аргументом, юридический авторитет не является моральным авторитетом, а закон есть закон, вне зависимости от того, справедлив он или несправедлив. , или добро или зло. Все это относится только к тому, что называется «позитивным правом», т. е. правом, как оно действительно применяется в человеческих обществах; но юридические позитивисты утверждают, что, строго говоря, это единственный существующий подлинный закон.

Такая дихотомия зависит от нашей способности эмпирически идентифицировать право, и именно это Остин делает в своем анализе права как приказа политического суверена. В терминологии более позднего и столь же известного юридического позитивиста Х.Л.А. Харт, право юрисдикции может быть идентифицировано посредством его «правила признания» (Hart, 1961: pp. 92–93), которое устанавливает критерии, используемые юридическими лицами для определения юридической «действительности» (т.е. что является и не является частью права этой конкретной юрисдикции).В случае Остина это правило определяет приказы политического суверена, лица или органа, которым обычно подчиняются в определенном месте, в качестве критерия, необходимого и достаточного для определения юридической силы.

Аналогичный подход классических юридических позитивистов к позитивной морали. Правила поведения, которые широко соблюдаются в данном обществе и подкреплены санкциями общественного одобрения и неодобрения, рассматриваются как отдельная система идентифицируемых моральных норм, аналогичных позитивному праву, хотя всегда пересекающихся с позитивными законами того же общества. общества по форме и содержанию.Обе эти позитивные системы отличаются от «естественного права» — термина, который Остин применяет к тому, что действительно является морально правильным и неправильным в человеческом поведении, которое он сам, вслед за Бентамом, считает утилитаристским стандартом действия или воздержания от такого поведения. как максимизировать человеческое удовольствие и минимизировать человеческую боль. Хотя такие естественные законы можно рассматривать, с точки зрения позитивизма, как повеления верховного суверена – а именно, Бога – Остин и юридические позитивисты в целом опираются на полезность как на основу для своей критики позитивного права, а не как на критерий юридического период действия. Классическая позиция естественного права, напротив, состоит в том, что знание правильного и неправильного, проявляющееся в законе Бога или открываемое человеческим разумом или совестью, играет существенную роль в выявлении и понимании всех позитивных законов, порождающих моральные обязательства.

Для некоторых естественных юристов это означает, что не может быть такого понятия, как «несправедливый закон», так что если позитивный закон морально несправедлив, то он не может быть подлинным законом. Однако Джон Финнис, в настоящее время наиболее влиятельный теоретик естественного права в классической традиции, отвергает этот анализ и рассматривает теорию естественного права как представление роли позитивного права как социального института, необходимого для конкретного применения общих моральных принципов, вытекающих из от идеи человеческого процветания (Финнис, 1980/2011).Другие современные теоретики естественного права выдвигают более сильное утверждение, что, хотя отдельные законы могут быть или не быть справедливыми, идея права, в отличие от содержания частных законов, обязательно связана со справедливостью, поскольку право как институт должно не только требовать быть справедливым, но и стремиться быть таковым, иначе это не могло бы быть правовой системой (Бейлевелд, Браунсворд, 1989; Раз, 2009: с. 4).

Важнейший вопрос интерпретации на данном этапе заключается в том, является ли роль морали в обоих классических подходах образцом критической или позитивной морали.В случае с юридическим позитивизмом кажется несомненным, что утилитаристская мораль, используемая для оценки правовых систем, является критической моралью. Действительно, Бентам называет эту деятельность «цензурной юриспруденцией». В случае с теорией естественного права ситуация менее ясна, потому что моральная методология теории естественного права касается «природы», включая человеческое поведение, в частности нормативное поведение, то есть поведение, которое предполагает контроль естественных аппетитов таким образом, чтобы сделать возможной социальную жизнь и индивидуальное духовное развитие.Фактически это означает, что универсальная позитивная мораль играет ключевую доказательную роль в определении того, что соответствует правильному разуму. Однако классическая теория естественного права часто представляет собой критическую мораль, а современные теории естественного права, которые обычно не связаны с теологическими предпосылками или моральным почтением к тому, что соответствует природе, считают, что это критическая мораль, хотя и центральная. к самой идее права (Simmonds, 2007).

Таким образом, некоторые современные представления как о естественном праве, так и о традициях юридического позитивизма, по-видимому, разделяют мнение о том, что их роль заключается в обеспечении моральной критики позитивного права, а оставшиеся различия между ними заключаются в том, какого рода критическая мораль должна быть представлена ​​в этом критика.Юридические позитивисты склонны придерживаться утилитарной морали, а естественные юристы придерживаются более коммунитарной морали, сосредотачивающейся на человеческой природе и общем благе. Недавним примером этой последней позиции является программа возрождения, выдвинутая Робином Уэстом, который, опираясь на работу Джона Финниса и Марты Нуссбаум (2001), призывает к принятию либеральной и прогрессивной теории естественного права, которая признает, что « Наше счастье, наше благополучие, наши способности, наше процветание, наше функционирование и даже наше столь оклеветанное удовольствие не могут быть сведены к сумме полезностей, которые мы ищем» (West, 2011: p. 44). Однако остается еще один вопрос: каким образом предпочитаемая критическая мораль находит или должна найти свое место в содержании и практике позитивного права.

Все это не означает, однако, что современные версии классических теорий просто представляют собой конкурирующие схемы критической морали с утилитаризмом юридического позитивизма, противопоставляемые светским версиям натурализма. Действительно, оба подхода переросли свои первоначальные моральные связи. То, что именно сейчас поставлено на карту между этими двумя подходами, лучше всего объяснить со ссылкой на более поздние разногласия по поводу того, что называется «тезисом отделимости».

Граница права: закон, мораль и концепция права

Докладчик: Лиам Мерфи, профессор философии и права, Нью-Йоркский университет

Резюме Джапа Палликкатхайил, Эдмонд Дж. Сафра, аспирант по этике

В «Границах закона» Лайам Мерфи исследовал границу между законом и моралью. С одной стороны, юридический позитивизм предполагает, что граница между правом и моралью строга и исключительна. То есть вопрос о том, что такое право, и вопрос о том, каким он должен быть, совершенно неразделимы.Следовательно, судьи не могут использовать свои собственные моральные суждения, чтобы определить, что такое закон. Мерфи противопоставил юридический позитивизм двум непозитивистским взглядам. Во-первых, по мнению немецкого юриста Густава Радбруха, о вопиющей несправедливости государственной директивы действительно мог быть закон. Таким образом, в крайних случаях судьям приходится применять собственное моральное суждение, чтобы определить, что такое закон. Во-вторых, по мнению Рональда Дворина, юридическая интерпретация, хотя и ограниченная юридическими материалами, в основном всегда требует морального суждения, поскольку эти юридические материалы неубедительны.

Прежде чем рассмотреть, что стоит на кону между позитивизмом и непозитивизмом, Мерфи отделил вопрос о границе между правом и моралью от двух других вопросов. И позитивисты, и непозитивисты могут согласиться с тем, что не существует возможного набора юридических материалов, который позволил бы судьям решать все дела совершенно механически. Хотя позитивист будет настаивать на том, что судья создает, а не интерпретирует закон, когда юридические материалы неопределенны, сторонники обеих точек зрения должны рассмотреть (1) вопрос о том, как должны быть оформлены юридические материалы, т.е.е. должны ли эти материалы быть более или менее определенными, и (2) вопрос о том, на каких основаниях судьи должны решать дела, когда юридические материалы неопределенны. Мерфи предложил решить эти два вопроса, рассмотрев соответствующую институциональную роль судебной власти, хотя соображения эффективности также имеют значение.

Мерфи предположил, что, как только становится ясно, что вопрос о границе между законом и моралью и вопросы об оформлении юридических материалов и судебного разбирательства могут быть разделены, становится также ясно, что ответ на вопрос о праве/морали имеет очень мало прямого практического применения. импорт.Мерфи привел несколько примеров, в том числе один, касающийся судебного преследования бывших восточногерманских пограничников после падения Берлинской стены. Охранники стреляли в людей, пытавшихся перелезть через стену, и перед судами встал вопрос, могут ли они быть привлечены к ответственности за убийство. Это был сложный вопрос, потому что Конституция Федеративной Германской Республики запрещала наказание задним числом, и казалось, что наказание охранников нарушит этот запрет. Один суд, следуя концепции закона Радбруха, постановил, что юридическая директива ГДР, требующая от охранников действовать так, как они поступали, была настолько несправедливой, что ее вообще нельзя было назвать законом.Таким образом, запрет на обратную силу наказания не будет нарушен их преследованием. Другой суд при рассмотрении аналогичного дела пришел к такому же выводу, но по другим основаниям. Вместо того, чтобы поставить под сомнение правовой статус директивы ГДР, второй суд решил, что запрет на ретроактивное наказание не распространяется на другие преступные действия, разрешенные в высшей степени несправедливым законом. Позитивист не должен возражать против этого решения, пока второй суд понимается как осуществляющий дискрецию, а не интерпретирующий закон.

Таким образом, решение вопроса о праве/морали не обязательно должно иметь какое-либо влияние на исход конкретных дел. Мерфи стремился показать, что, несмотря на отсутствие прямого практического значения, решение вопроса о праве/морали все же может представлять практический интерес. Чтобы сделать дискуссию более конкретной, Мерфи сосредоточился на конкретных версиях позитивизма и непозитивизма. С позитивистской стороны он рассматривал взгляды Х.Л.А. Харта и Джозефа Раза. С непозитивистской стороны он рассматривал точку зрения Рональда Дворкина.Спор между позитивистом и Дворкиным касается того, как понять, что делает судья, когда для разрешения дела необходимо использовать моральные рассуждения. Позитивист утверждает, что судья создает закон, тогда как Дворкин говорит, что она просто высказывает свое мнение о том, чем закон уже является. Это традиционно рассматривается как дискуссия о том, каково содержание понятия права. Мерфи рассматривал возможность того, что понятие закона не имеет значения. Единственная причина, по этой точке зрения, для принятия одной концепции над другой, заключается в риторической силе.Мерфи утверждал, что вопрос не только в этом. Вслед за Разом Мерфи предположил, что понятие права — это понятие, которое используется людьми для понимания себя и своего общества. Итак, для самопонимания важно остановиться на определенной концепции. В то время как Раз пытается объяснить концепцию закона с помощью проекта концептуального анализа, Мапри предположил, что в интуитивных предположениях, которые являются датой для такого анализа, слишком много разногласий, чтобы этот подход был успешным.Мерфи также отклонил попытку Дворкина решить вопрос о соответствующей концепции права с помощью метода конструктивного толкования. Мерфи спросил, почему мы должны думать, как предполагает этот метод, что лучший способ разрешить разногласия по поводу наилучшего понимания практики или института — это придерживаться понимания, которое показывает практику или институт в лучшем свете.

В конце концов Мерфи предположил, что проект поиска истинной концепции закона безнадежен, независимо от того, какой метод используется.Просто есть разные взгляды на этот вопрос. Если это так, то как этот вопрос может иметь большее значение, чем просто риторическое практическое значение? Мерфи предложил то, что он назвал «практическим политическим» методом установления границ закона. Граница закона должна быть расположена там, где она лучше всего повлияет на наше самопонимание как общества.

Чтобы проиллюстрировать, что он имел в виду, Мерфи привел аргумент в пользу вывода о том, что мы все должны быть позитивистами.Вслед за Бентамом Мерфи предположил, что непозитивистская точка зрения предполагает некритическое отношение к директивам, представленным государством в виде законов. Предположим, что люди рассматривают то, что государство представляет как законы, вероятно, таковыми и являются. Если это так, то из-за того, что с точки зрения непозитивизма закон и мораль переплетены, люди считают то, что государство представляет законом, возможно, не так уж и плохо. Вместо этого предположим, что непозитивистская точка зрения заставила кого-то считать многие правовые директивы в ее штате незаконными.Это все еще может привести к «квиетизму», потому что решение этой проблемы, по-видимому, состоит в том, чтобы требовать, чтобы государство соответствовало своей истинной природе, а не действительно критиковать государство.

Мерфи продолжил рассмотрение других практических аргументов, которые можно было бы предложить по обе стороны вопроса о законе/морали. Он предположил, что ни одна из сторон явно не права. Но вместо того, чтобы продолжать собирать эти аргументы, Мерфи обратился к последствиям такого подхода к вопросу о праве/морали.Мерфи рассмотрел возражение Дворкина против Харта, измененное таким образом, чтобы оно противоречило точке зрения Мерфи. По мнению Мерфи, при отсутствии широкого согласия в отношении концепции права можно было бы опасаться, что нет правильного ответа на вопрос, что такое закон. Мерфи признал, что есть некоторые случаи, из которых мог бы последовать этот вывод, но предположил, что существует существенное ядро ​​концепции права, которое широко разделяется, и, следовательно, будет много случаев, в которых следует рассматривать вопрос о том, что такое закон. как улажено.

Учебник по физике: Закон Кулона

Взаимодействие между заряженными объектами представляет собой бесконтактную силу, действующую на некотором расстоянии друг от друга. Заряд, заряд и расстояние. Каждое электрическое взаимодействие включает в себя силу, которая подчеркивает важность этих трех переменных. Будь то пластиковая трубка для гольфа, притягивающая кусочки бумаги, два одинаково заряженных шарика, отталкивающиеся, или заряженная пластина из пенополистирола, взаимодействующая с электронами в куске алюминия, всегда есть два заряда и расстояние между ними как три критические переменные, влияющие на прочность. взаимодействия.В этом разделе урока 3 мы рассмотрим важность этих трех переменных.


Сила как вектор Количество

Электрическая сила, как и все силы, обычно выражается в единицах Ньютон. Будучи силой, сила электрического взаимодействия является векторной величиной, имеющей как величину, так и направление. Направление электрической силы зависит от того, заряжены ли заряженные объекты одинаковым или противоположным зарядом, а также от их пространственной ориентации.Зная тип заряда на двух объектах, направление силы на любой из них можно определить с небольшими рассуждениями. На приведенной ниже диаграмме объекты A и B имеют одинаковый заряд, из-за чего они отталкиваются друг от друга. Таким образом, сила на объекте А направлена ​​влево (от В), а сила на объекте В направлена ​​вправо (от А). С другой стороны, объекты C и D имеют противоположный заряд, поэтому они притягиваются друг к другу. Таким образом, сила на объекте C направлена ​​вправо (к объекту D), а сила на объекте D направлена ​​влево (к объекту C).Когда дело доходит до вектора электрической силы, возможно, лучший способ определить его направление — это применить фундаментальные правила взаимодействия зарядов (противоположности притягиваются, а подобные отталкиваются), используя небольшие рассуждения.


Электрическая сила также имеет величину или силу. Как и для большинства типов сил, существует множество факторов, влияющих на величину электрической силы. Два шара с одинаковым зарядом будут отталкивать друг друга, и силу их отталкивания можно изменить, изменив три переменные.Во-первых, на силу отталкивания будет влиять количество заряда одного из шаров. Чем сильнее заряжен воздушный шар, тем больше сила отталкивания. Во-вторых, количество заряда второго шара будет влиять на силу отталкивания. Аккуратно потрите два шарика шерстью животных, и они немного оттолкнутся. Энергично потрите два шарика, чтобы придать им обоим больше заряда, и они сильно отталкиваются. Наконец, расстояние между двумя шарами будет иметь значительное и заметное влияние на силу отталкивания.Электрическая сила наиболее сильна, когда воздушные шары находятся ближе всего друг к другу. Уменьшение разделительного расстояния увеличивает силу. Говорят, что величина силы и расстояние между двумя шарами обратно пропорциональны .

Уравнение закона Кулона

Количественное выражение влияния этих трех переменных на электрическую силу известно как закон Кулона. Закон Кулона гласит, что электрическая сила между двумя заряженными объектами прямо пропорциональна произведению количества заряда на объектах и ​​обратно пропорциональна квадрату расстояния между двумя объектами.В форме уравнения закон Кулона можно сформулировать как

, где Q 1 представляет количество заряда на объекте 1 (в кулонах), Q 2 представляет количество заряда на объекте 2 (в кулонах), а d представляет собой расстояние между два объекта (в метрах). Символ k представляет собой константу пропорциональности, известную как константа закона Кулона. Значение этой константы зависит от среды, в которую погружены заряженные объекты.В случае воздуха значение составляет примерно 9,0 x 10 9 Н • м 2 / C 2 . Если заряженные объекты присутствуют в воде, значение k может быть уменьшено в 80 раз. Стоит отметить, что единицы измерения k таковы, что при подстановке в уравнение единицы на заряд (кулоны) и единицы расстояния (метры) будут отменены, оставив Ньютон в качестве единицы силы.

Уравнение закона Кулона обеспечивает точное описание силы между двумя объектами, когда объекты действуют как точечные заряды .Заряженный проводящий шар взаимодействует с другими заряженными объектами так, как если бы весь его заряд был сосредоточен в его центре. Хотя заряд равномерно распределен по поверхности сферы, центр заряда можно считать центром сферы. Сфера действует как точечный заряд с избыточным зарядом, расположенным в ее центре. Поскольку закон Кулона применим к точечным зарядам, расстояние d в уравнении есть расстояние между центрами заряда обоих объектов (а не расстояние между их ближайшими поверхностями).

Символы Q 1 и Q 2 в уравнении закона Кулона представляют количество зарядов на двух взаимодействующих объектах. Поскольку объект может быть заряжен положительно или отрицательно, эти величины часто выражаются как значения «+» или «-». Знак заряда просто показывает, имеет ли объект избыток электронов (отрицательно заряженный объект) или недостаток электронов (положительно заряженный объект). Может возникнуть соблазн использовать знаки «+» и «-» при расчете силы. Хотя эта практика не рекомендуется, в этом, безусловно, нет никакого вреда. При использовании знаков «+» и «-» при расчете силы результатом будет то, что значение «-» для силы является признаком силы притяжения, а значение «+» для силы означает силу отталкивания. Математически значение силы должно быть положительным, когда Q 1 и Q 2 имеют одинаковый заряд — либо оба «+», либо оба «-».И значение силы будет отрицательным, когда Q 1 и Q 2 имеют противоположный заряд — один «+», а другой «-». Это согласуется с концепцией о том, что противоположно заряженные объекты взаимодействуют притягивающе, а заряженные объекты отталкиваются. В конце концов, если вы мыслите концептуально (а не просто математически), вы вполне сможете определить природу силы — притягивающей или отталкивающей — без использования знаков «+» и «-» в уравнении.

 

Расчеты по закону Кулона

В курсах физики закон Кулона часто используется в качестве своего рода алгебраического рецепта для решения задач по физике. Здесь показаны три таких примера.

Пример А

Предположим, что два точечных заряда, каждый с зарядом +1,00 Кулона, находятся на расстоянии 1 друг от друга.00 метров. Определить величину электрической силы отталкивания между ними.

Это не самая сложная математическая задача, которую можно было выбрать. Он определенно не был выбран из-за его математической строгости. Используемая здесь стратегия решения проблем может показаться ненужной, учитывая простоту данных значений. Тем не менее, эта стратегия будет использоваться, чтобы проиллюстрировать ее полезность для любой проблемы закона Кулона.

Первым шагом стратегии является идентификация и перечисление известной информации в переменной форме. Здесь мы знаем заряды двух объектов (Q 1 и Q 2 ) и расстояние между ними (d). Следующий шаг стратегии включает перечисление неизвестной (или желаемой) информации в переменной форме. В этом случае задача запрашивает информацию о силе. Итак, F Elect — это неизвестная величина. Результаты первых двух шагов представлены в таблице ниже.

Дано:

Q 1 = 1.00 С

О 2 = 1,00 С

d = 1,00 м

Найти:

F избранный = ???

Следующий и последний шаг стратегии включает подстановку известных значений в уравнение закона Кулона и использование соответствующих алгебраических шагов для поиска неизвестной информации. Этот шаг показан ниже.

F избранный = k • Q 1 • Q 2 / d 2

F Elect = (9,0 x 10 9 Н•м 2 /C 2 ) • (1,00 C) • (1,00 C) / (1,00 м) 2

F избранный = 9,0 x 10 9 N

 

Сила отталкивания двух зарядов +1,00 Кулон, находящихся на расстоянии 1,00 м друг от друга, составляет 9 миллиардов ньютонов. Это невероятно большая сила, по величине сравнимая с весом более 2000 реактивных лайнеров.

Эта проблема была выбрана в первую очередь из-за ее концептуального сообщения. Объекты просто не приобретают зарядов порядка 1,00 кулона. На самом деле более вероятно, что значения Q составляют порядка 10 -9 или, возможно, 10 -6 кулонов. По этой причине перед кулоновской единицей заряда часто используется греческий префикс. Заряд часто выражается в микрокулонах (мкКл) и нанокулонах (нКл). Если в задаче указан заряд в этих единицах, рекомендуется сначала преобразовать в кулоны перед подстановкой в ​​уравнение закона Кулона.Следующие единицы эквивалентности помогут в таких преобразованиях.

1 кулон = 10 6 микрокулон

 1 Кулон = 10 9 наноКулон

 

Стратегия решения проблем, использованная в примере А, включала три шага:

  1. Определите и перечислите известную информацию в переменной форме.
  2. Перечислите неизвестную (или желаемую) информацию в переменной форме.
  3. Подставьте известные значения в уравнение закона Кулона и, используя соответствующие алгебраические шаги, найдите неизвестную информацию.(В некоторых случаях и для некоторых учащихся может быть проще сначала выполнить алгебраические вычисления с использованием переменных, а затем выполнить подстановку в качестве последнего шага.)

Эта же стратегия решения проблем демонстрируется в Примере B ниже.

 

Пример В

Два баллона заряжены одинаковым количеством и типом заряда: -6,25 нКл. Их разделяют на расстоянии 61.7 см. Определить величину электрической силы отталкивания между ними.

В задаче указано значение Q 1 и Q 2 . Поскольку эти значения выражены в единицах нанокулонов (нКл), необходимо выполнить преобразование в кулоны. В задаче также указывается разделительное расстояние (d). Поскольку расстояние указывается в сантиметрах (см), необходимо также выполнить преобразование в метры. Эти преобразования необходимы, поскольку единицами заряда и расстояния в постоянной Кулона являются кулоны и метры.Неизвестной величиной является электрическая сила (F). Результаты первых двух шагов представлены в таблице ниже.

Дано:

Ом 1 = -6,25 нКл = -6,25 х 10 -9 Кл

Q 2 = -6,25 нКл = -6,25 x 10 -9 C

д = 61,7 см = 0,617 м

Найти:

F избранный = ???

Последний шаг стратегии включает подстановку известных значений в уравнение закона Кулона и использование соответствующих алгебраических шагов для поиска неизвестной информации. Эта замена и алгебра показаны ниже.

F избранный = k • Q 1 • Q 2 / d 2

F Elect = (9,0 x 10 9 Н•м 2 /C 2 ) • (6,25 x 10 -9 C) • (6,25 x 10 -9 C) • (6,25 x 10 -9 C)1 м) 2

F избранный = 9,23 x 10 -7 N

 

Обратите внимание, что перед подстановкой в ​​уравнение закона Кулона знак «-» был удален из значений Q 1 и Q 2 .Как упоминалось выше, использование знаков «+» и «-» в уравнении приведет к положительному значению силы, если Q 1 и Q 2 одинаково заряжены, и к отрицательному значению силы, если Q 1 и Q 2 заряжены противоположно. Полученные в результате знаки «+» и «-» на F означают, является ли сила притягательной (значение «-» F) или отталкивающей (значение «+» F).


Пример С

Два шара с зарядом +3.37 мкКл и -8,21 мкКл притягиваются друг к другу с силой 0,0626 ньютона. Определите расстояние между двумя шарами.

В задаче указано значение Q 1 и Q 2 . Поскольку эти значения выражены в микрокулонах (мкКл), будет выполнено преобразование в кулоны. В задаче также указывается электрическая сила (F). Неизвестной величиной является разделительное расстояние (d). Результаты первых двух шагов представлены в таблице ниже.

Дано:

Ом 1 = +3,37 мкКл = +3,37 х 10 -6 Кл

Q 2 = -8,21 мкКл = -8,21 x 10 -6 C

F избранный = -0,0626 Н (используйте значение силы, так как оно является привлекательным)

Найти:

д = ???


Как упоминалось выше, использование знаков «+» и «-» необязательно. Однако, если они используются, то они должны использоваться последовательно для значений Q и значений F. Их использование в уравнении показано в этой задаче.

Последний шаг стратегии включает подстановку известных значений в уравнение закона Кулона и использование соответствующих алгебраических шагов для поиска неизвестной информации. В этом случае алгебра выполняется первой, а подстановка выполняется последней. Эта алгебра и замена показаны ниже.

F избранный = k • Q 1 • Q 2 / d 2

d 2 • F избранный = k • Q 1 • Q 2

d 2 = k • Q 1 • Q 2 / F избранный

d = SQRT(k • Q 1 • Q 2 ) / F избранный

д = SQRT [(9.0 x 10 9 Н•м 2 /C 2 ) • (-8,21 x 10 -6 C) • (+3,37 x 10 -6 C) / (-0,0626 N)]

d = Кв. [ +3,98 м 2 ]

d = +1,99 м

 

Сравнение электрических и гравитационных сил

Электрическая сила и гравитационная сила — две бесконтактные силы, обсуждаемые в учебнике «Класс физики».Уравнение закона Кулона для электрической силы очень похоже на уравнение Ньютона для всемирного тяготения.


Эти два уравнения имеют очень похожую форму. Оба уравнения показывают обратную квадратичную зависимость между силой и разделяющим расстоянием. И оба уравнения показывают, что сила пропорциональна произведению величины, вызывающей силу, — заряда в случае электрической силы и массы в случае гравитационной силы. Тем не менее, между этими двумя силами есть некоторые поразительные различия.Во-первых, сравнение констант пропорциональности — k и G — показывает, что константа закона Кулона (k) значительно больше, чем ньютоновская постоянная всемирного тяготения (G). Следовательно, единица заряда будет притягивать единицу заряда со значительно большей силой, чем единица массы притягивает единицу массы. Во-вторых, гравитационные силы действуют только притягивающе; электрические силы могут быть как притягивающими, так и отталкивающими.

Зависимость обратного квадрата между силой и расстоянием, вплетенная в уравнение, является общей для обеих бесконтактных сил.Эта взаимосвязь подчеркивает важность разделяющего расстояния, когда речь идет об электрическом взаимодействии между заряженными объектами. Этому посвящен следующий раздел Урока 3.

 

 

 

Мы хотели бы предложить … Иногда недостаточно просто прочитать об этом. Вы должны взаимодействовать с ним! И это именно то, что вы делаете, когда используете один из интерактивов The Physics Classroom. Мы хотели бы предложить вам совместить чтение этой страницы с использованием нашего интерактивного закона Кулона.Вы можете найти его в разделе Physics Interactives на нашем сайте. Интерактивный закон Кулона позволяет учащимся исследовать влияние заряда и разделяющего расстояния на величину электрической силы между двумя заряженными объектами.


 

Проверьте свое понимание

Используйте свое понимание, чтобы ответить на следующие вопросы. Когда закончите, нажмите кнопку, чтобы просмотреть ответы.

1. Q в уравнении закона Кулона означает _____.

а. масса заряженного объекта

б. # избыточных электронов на объекте

в. ток заряженного объекта

д. расстояние между заряженными объектами

эл.заряд заряженного объекта

 

 

 

2. Символ d в уравнении закона Кулона обозначает расстояние от ___.

 

а. от А до В

б. от А до Д

в.от В до С

д. от В до Д

эл. С-D

ф. от А до G

г. от В до F

ч. от С до Е

 


3.Определить электрическую силу притяжения между двумя шарами с отдельными зарядами +3,5 х 10 -8 Кл и -2,9 х 10 -8 Кл при расстоянии 0,65 м друг от друга.

 


4. Определить электрическую силу притяжения между двумя шариками, заряженными противоположным типом заряда, но одинаковым количеством заряда. Заряд на воздушных шарах составляет 6,0 х 10 -7 Кл, и расстояние между ними равно 0.50 м.

 


5. Джоанна натерла шарик шерстью, чтобы придать ему заряд -1,0 x 10 -6 Кл. Затем она приобрела пластиковую трубку для гольфа с зарядом +4,0 x 10 -6 Кл, локализованным в данной точке. позиция. Она держит место заряда на пластиковой трубке для гольфа на расстоянии 50,0 см над баллоном. Определить электрическую силу притяжения между трубкой для гольфа и шариком.

 


 

6. Баллон с зарядом 4,0 мкКл держат на расстоянии 0,70 м от второго баллона с таким же зарядом. Вычислите величину силы отталкивания.

 

7. На каком расстоянии друг от друга должны находиться два заряда в 1,00 мкК, чтобы сила отталкивания между ними была эквивалентна весу (на Земле) 1.00 кг массы?

Прямая дискриминация — Гражданский совет

Если кто-то несправедливо поступил с вами просто из-за того, кто вы есть, это может быть прямой дискриминацией . Прямая дискриминация противоречит Закону о равенстве 2010 года. Дискриминация, противоречащая Закону о равенстве, является незаконной. Это означает, что вы можете подать иск в гражданские суды.

Если вы столкнулись с незаконной дискриминацией, вы можете что-то с этим сделать.

Прочтите эту страницу, чтобы узнать больше о прямой дискриминации.

Верхние наконечники

Помните, что прямая дискриминация может быть вызвана:

  • кто ты
  • кем тебя считают
  • кто-то, с кем вы находитесь.

Противозаконной дискриминацией является только если к вам относятся по-другому и хуже из-за охраняемой характеристики.

Что такое прямая дискриминация?

Прямая дискриминация — это когда к вам относятся иначе и хуже чем к кому-то другому по определенным причинам. В Законе о равенстве говорится, что с вами обращались менее благосклонно .

Прямая дискриминация может быть вызвана:

  • возраст
  • инвалидность
  • смена пола
  • брак или гражданское партнерство
  • Беременность и материнство
  • раса
  • религия или убеждения
  • секс
  • сексуальная ориентация.

Закон о равенстве называет эти вещи охраняемыми характеристиками .

Почему к вам относятся иначе?

Не всякое несправедливое обращение является незаконной дискриминацией в соответствии с Законом о равенстве. Это незаконная дискриминация только в том случае, если к вам относятся по-другому из-за охраняемой характеристики.

Не имеет значения, не имел ли человек, относящийся к вам по-разному, намерение дискриминировать вас или он не знал, что дискриминирует вас.Если кто-то относится к вам по-другому из-за защищенной характеристики, это прямая дискриминация.

Почему важно знать, является ли что-то незаконной дискриминацией?

Важно знать, когда несправедливое обращение является незаконной дискриминацией, поскольку в этом случае вы можете принять меры только в соответствии с Законом о равенстве. Если с вами обошлись несправедливо, но это не является незаконной дискриминацией, вы можете предпринять другие действия.

Что подразумевается под менее благоприятным обращением?

Менее благоприятное обращение означает, что с вами обращались не так, как с кем-то, кто не обладает такой же защищенной характеристикой, как у вас, и из-за этого вам стало хуже.

Пример

Вы продавщица и сообщаете своему работодателю, что хотите провести остаток своей жизни, живя мужчиной. В результате этого вас переводят на роль без контакта с клиентом вопреки вашему желанию. Это менее благоприятное обращение из-за смены пола. Это все равно было бы менее благоприятным обращением, даже если бы ваш работодатель увеличил вам зарплату, чтобы компенсировать потерю статуса работы.

Расовая сегрегация

Расовая сегрегация, если она преднамеренная, всегда считается менее благоприятным обращением.Это означает, что вы можете оспаривать расовую сегрегацию в соответствии с Законом о равенстве, поскольку это прямая дискриминация.

Пример

Молодежный клуб имеет разное время работы для местных азиатов и чернокожих. Это преднамеренная политика молодежного клуба, направленная на то, чтобы избежать каких-либо проблем между двумя сообществами. Это расовая сегрегация и незаконная дискриминация.

Кто к вам относился менее благосклонно?

Чтобы показать прямую дискриминацию, вам нужно сравнить ваше обращение с обращением с кем-то другим, у кого нет такой же защищенной характеристики, как у вас.Закон о равенстве называет этого человека компаратором .

Пример

Вы ирландский путешественник. Ирландские путешественники считаются частью этнической группы в соответствии с Законом о равенстве и, таким образом, разделяют защищенные характеристики расы. Вы хотите провести свадьбу в местном отеле, но менеджер говорит вам, что отель полностью забронирован на следующие несколько месяцев. Когда вы уходите, вы слышите, как тот же менеджер говорит другой паре, которая не является ирландским путешественником, что отель свободен для их свадьбы через две недели.

Вы можете пожаловаться на то, что к вам относятся менее благосклонно, чем к паре, которая смогла забронировать отель для свадьбы. Они находятся в такой же ситуации, как и вы, но не разделяют вашу защищенную характеристику. Эта пара будет вашим компаратором.

Прямая дискриминация из-за того, кем вас считают

Если кто-то относится к вам по-другому из-за того, кем он вас считает, это тоже прямая дискриминация. Это называется прямым различением по восприятию .

Пример

Вы гетеросексуальны. Агент по недвижимости отказывается сдать вам квартиру, потому что думает, что вы гей. Это прямая дискриминация по восприятию из-за сексуальной ориентации, которая является защищенной характеристикой в ​​соответствии с Законом о равенстве.

Прямая дискриминация из-за кого-то, с кем вы находитесь, или кого-то, кого вы знаете

Это также является прямой дискриминацией, если кто-то относится к вам по-другому из-за кого-то, с кем вы находитесь, или кого-то, кого вы знаете. Это может быть родитель, ребенок, партнер или друг.Это называется прямой дискриминацией по ассоциации .

Пример

Ваш работодатель наказывает вас за то, что вы вынуждены брать отпуск для ухода за ребенком-инвалидом. Он не наказывал других работников, у которых было такое же количество нерабочих дней. Это прямая дискриминация по ассоциации из-за защищенного признака инвалидности.

Когда законно обращаться с кем-то менее благосклонно?

Возраст

Иногда это не является прямой дискриминацией, если кто-то относится к вам по-разному из-за возраста.Закон говорит, что можно оправдать прямую дискриминацию по возрасту, если есть достаточно веская причина для другого обращения с вами.

Пример

В вашей поликлинике бесплатные прививки от гриппа предоставляются только людям старше 65 лет. Это связано с тем, что пожилые люди более уязвимы к гриппу и с большей вероятностью серьезно заболеют, если заразятся вирусом. Это достаточно веская причина относиться к людям по-разному в зависимости от возраста.

Следующие шаги

Другая полезная информация

Консультативная служба поддержки по вопросам равенства (EASS)

Если вы столкнулись с дискриминацией, вы можете получить помощь по горячей линии EASS по вопросам дискриминации.

Комиссия по вопросам равенства и прав человека (EHRC)

Обычное МГП – Норма 6. Утрата защиты гражданских лиц от нападения

Правило 6. Гражданские лица защищены от нападения, за исключением случаев и на то время, пока они принимают непосредственное участие в военных действиях.

Том II, глава 1, раздел F.

Практика государств устанавливает эту норму как норму международного обычного права, применимую как в международных, так и в немеждународных вооруженных конфликтах. Использование живых щитов регулируется Правилом 97.

Норма, в соответствии с которой гражданские лица теряют свою защиту от нападения, когда и на то время, пока они принимают непосредственное участие в военных действиях, содержится в статье 51(3) Дополнительного протокола I, к которой не было сделано никаких оговорок[1]. На Дипломатической конференции, приведшей к принятию Дополнительных протоколов, Мексика заявила, что статья 51 Дополнительного протокола I настолько важна, что «не может быть предметом каких бы то ни было оговорок, поскольку они противоречили бы цели и задачам Протокола I и подорвать его основу».[2] Также на Дипломатической конференции Соединенное Королевство заявило, что исключение из иммунитета гражданских лиц от нападения, содержащееся в статье 51(3), является «ценным подтверждением» существующей нормы обычного международного права.[3] После ратификации Конвенции о конкретных видах обычного оружия Соединенное Королевство заявило, что гражданские лица пользуются защитой Конвенции «за исключением тех случаев и на тот период времени, когда они принимают непосредственное участие в военных действиях»[4]. Во многих военных уставах говорится, что гражданские лица не защищены от нападения, когда принимают непосредственное участие в боевых действиях.[5] Правило поддерживается официальными заявлениями и сообщениями о практике. [6] Эта практика включает практику государств, которые не являлись или не являлись в то время участниками Дополнительного протокола I[7]. Когда МККК обратился к сторонам конфликта на Ближнем Востоке в октябре 1973 г., т. е. до принятия Дополнительного протокола I, с призывом уважать гражданский иммунитет от нападения, за исключением случаев и на то время, пока они принимали непосредственное участие в военных действиях, Заинтересованные государства (Египет, Ирак, Израиль и Сирия) ответили утвердительно. .[9] Кроме того, это правило изложено в других документах, касающихся также немеждународных вооруженных конфликтов.[10] Правило о том, что гражданские лица не защищены от нападения, когда они принимают непосредственное участие в военных действиях, включено во многие военные уставы, которые применимы или применялись в немеждународных вооруженных конфликтах[11]. В деле, касающемся событий в Ла-Таблада в Аргентине, Межамериканская комиссия по правам человека постановила, что гражданские лица, непосредственно участвующие в боевых действиях, поодиночке или в составе группы, тем самым становятся законными военными целями, но только на то время, пока они активно участвуют в боевых действиях. [12]

В той мере, в какой члены вооруженных оппозиционных групп могут считаться гражданскими лицами (см. комментарий к правилу 5), это правило создает дисбаланс между такими группами и правительственными вооруженными силами. Применение этого правила будет означать, что нападение на членов вооруженных оппозиционных групп является законным только «в то время, когда они принимают непосредственное участие в боевых действиях», в то время как нападение на членов правительственных вооруженных сил будет законным в любое время. Такого дисбаланса не было бы, если бы члены вооруженных оппозиционных групп в силу своего членства либо считались постоянно принимающими непосредственное участие в боевых действиях, либо не считались гражданскими лицами.

Понятно, что правомерность нападения на гражданское лицо зависит от того, что именно представляет собой непосредственное участие в боевых действиях и в связи с этим, когда непосредственное участие начинается и когда оно заканчивается. Как поясняется ниже, значение непосредственного участия в боевых действиях до сих пор не выяснено. Однако следует отметить, что какое бы значение ни придавалось этим терминам, иммунитет от нападения не означает иммунитет от ареста и судебного преследования.

Точного определения термина «непосредственное участие в боевых действиях» не существует.Межамериканская комиссия по правам человека констатировала, что под термином «непосредственное участие в боевых действиях» обычно понимаются «действия, которые по своему характеру или цели направлены на причинение реального вреда живой силе и военной технике противника».[ 13] Утрата защиты от нападения очевидна и неоспорима, о чем свидетельствуют несколько военных уставов, когда гражданское лицо использует оружие или другие средства для совершения актов насилия против людей или материальных сил противника[14]. Но есть также много практики, которая дает мало или вообще не дает рекомендаций по толкованию термина «прямое участие», утверждая, например, что оценка прямого участия должна производиться в каждом конкретном случае или просто повторяя общее правило, что прямое участие приводит к тому, что гражданские лица теряют защиту от нападения. [15] Военные уставы Эквадора и Соединенных Штатов приводят несколько примеров действий, представляющих собой непосредственное участие в военных действиях, таких как охрана, разведка или наблюдение от имени вооруженных сил.[16] В Докладе о практике Филиппин также отмечается, что гражданские лица, действующие в качестве шпионов, курьеров или наблюдателей, теряют защиту от нападения[17].

В отчете о правах человека в Колумбии Межамериканская комиссия по правам человека стремилась провести различие между «прямым» и «косвенным» участием:

Гражданские лица, деятельность которых просто поддерживает войну или военные действия противной стороны или иным образом лишь косвенно участвует в боевых действиях не могут только по этим основаниям считаться комбатантами.Это связано с тем, что косвенное участие, такое как продажа товаров одной или нескольким вооруженным сторонам, выражение сочувствия делу одной из сторон или, что еще более очевидно, бездействие для предотвращения вторжения одной из вооруженных сторон, не не связаны с актами насилия, которые создают непосредственную угрозу фактического вреда противной стороне. [18] Различие между прямым и косвенным участием ранее было разработано Специальным представителем Комиссии ООН по правам человека в Сальвадоре.[19] Однако ясно, что международное право не запрещает государствам принимать законодательство, предусматривающее наказуемость любого участия в военных действиях, будь то прямое или косвенное. В Докладе о практике Руанды проводится различие между действиями, которые представляют собой прямое участие в международных и немеждународных вооруженных конфликтах и ​​исключают материально-техническую поддержку в немеждународных вооруженных конфликтах из действий, которые представляют собой прямое участие. Согласно ответам офицеров руандийской армии на вопросник, упомянутый в докладе, невооруженные гражданские лица, которые следуют за своими вооруженными силами во время международного вооруженного конфликта, чтобы, например, снабжать их продовольствием, перевозить боеприпасы или передавать сообщения, теряют свой статус мирное население.Однако в условиях немеждународного вооруженного конфликта невооруженные гражданские лица, сотрудничающие с одной из сторон конфликта, всегда остаются гражданскими лицами. Согласно отчету, это различие оправдано тем фактом, что во внутренних вооруженных конфликтах гражданские лица вынуждены сотрудничать со стороной, которая держит их у власти[20]. выше, в частности применение оружия или иных средств для совершения актов насилия против живой силы или материальных сил противника, в практике государств не выработано четкого и единообразного определения непосредственного участия в военных действиях.[21] В некоторых военных уставах указывается, что гражданские лица, работающие на военных объектах, например, на заводах по производству боеприпасов, не принимают непосредственного участия в боевых действиях, но должны брать на себя риски, связанные с нападением на этот военный объект.[22] Ранения или смерть, причиненные таким гражданским лицам, считаются случайными при нападении на законную цель, которое должно быть сведено к минимуму путем принятия всех возможных мер предосторожности при выборе средств и методов, например путем нападения ночью (см. Правило 17). Теория о том, что такие лица должны считаться квазикомбатантами, на которых могут напасть, не находит поддержки в современной практике государств. Вопрос о том, как классифицировать человека в случае сомнения, сложен и труден. В случае международных вооруженных конфликтов Дополнительный протокол I стремился решить этот вопрос, устанавливая, что «в случае сомнения в том, является ли лицо гражданским лицом, это лицо считается гражданским лицом»[23]. Некоторые государства вписали это правило в свои военные наставления[24]. Другие выразили сомнения по поводу военных последствий строгого толкования такого правила. В частности, при ратификации Дополнительного протокола I Франция и Соединенное Королевство выразили свое понимание того, что эта презумпция не отменяет обязанности командиров обеспечивать безопасность находящихся под их командованием войск или сохранять их военное положение в соответствии с другими положениями Дополнительного протокола. Протокол И.[25] В Справочнике военно-морских сил США говорится, что: Непосредственное участие в боевых действиях должно оцениваться в каждом конкретном случае. Комбатанты в полевых условиях должны честно определить, подвергается или не подвергается конкретное гражданское лицо преднамеренному нападению, основываясь на его поведении, местонахождении и одежде, а также на другой информации, доступной на тот момент. [26]

В свете вышеизложенного справедливо заключить, что при возникновении сомнительной ситуации необходимо провести тщательную оценку условий и ограничений, регулирующих конкретную ситуацию, на предмет наличия достаточных признаков, оправдывающих нападение.Нельзя автоматически атаковать любого, кто может показаться сомнительным.

В случае вооруженных конфликтов немеждународного характера вопрос сомнения почти не рассматривался в практике государств, хотя было бы желательно иметь четкое правило по этому вопросу, поскольку оно укрепило бы защиту гражданского населения от нападения. В этом отношении такой же взвешенный подход, как описанный выше в отношении международных вооруженных конфликтов, представляется оправданным в немеждународных вооруженных конфликтах.

Закон сохранения энергии

Закон сохранения энергии гласит, что энергия не может быть ни создана, ни уничтожена — только преобразована из одной формы энергии в другую. Это означает, что система всегда имеет одинаковое количество энергии, если только она не добавляется извне. Это особенно сбивает с толку в случае неконсервативных сил, когда энергия преобразуется из механической энергии в тепловую, но общая энергия остается неизменной. Единственный способ использования энергии — это преобразование энергии из одной формы в другую.

Таким образом, количество энергии в любой системе определяется следующим уравнением:

[математика]U_{T} = U_{i} + W + Q[/математика]

  • [math]U_T[/math] — полная внутренняя энергия системы.
  • [math]U_i[/math] — начальная внутренняя энергия системы.
  • [math]W[/math] — это работа, выполняемая системой или над ней.
  • [math]Q[/math] — количество тепла, добавленное к системе или отведенное от нее.

Также можно определить изменение внутренней энергии системы по уравнению: [математика]\Дельта U = W + Q[/математика]

Это также формулировка первого закона термодинамики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.