Кто в россии не платит налоги: В каких случаях можно не платить налоги

Содержание

Россияне готовы не платить налоги

Россияне стали чаще оправдывать уклонение от налогов, на что влияет не только падение доходов и рост неуверенности в будущем, но и нежелание государства отчитываться перед налогоплательщиками за расходование их денег.

Допускающих неуплату налогов россиян в кризис стало почти на треть больше, показало исследование Центра стратегических разработок (ЦСР) «Налоги глазами россиян». В декабре 2019 г. 35% респондентов на вопрос «Как вы относитесь к ситуации, когда физические лица уклоняются от уплаты налогов?» отвечали, что не уплачивать налоги иногда допустимо. В мае 2020 г. так ответили уже 45%. Еще сильнее – с 54 до 35% – упала доля тех, кто считает налоги обязательными к уплате и нельзя оправдать тех, кто их не уплачивает. Одновременно с 11 до 20% выросла доля тех, кто затруднился ответить.

Динамику эксперты ЦСР связывают в первую очередь с шоковым падением уровня доходов россиян в марте – мае и опасениями о будущем. Более 60% респондентов отметили снижение доходов в мае по сравнению с февралем 2020 г. Около 53% респондентов ЦСР в мае высоко оценили риск снижения заработной платы в дальнейшем.

В такой ситуации идея не платить налоги оправдывается людьми стремлением выжить, которое оказывается сильнее при изначально слабой поддержке государства и невозможности заработать. Но само по себе все это едва ли привело бы к такому сильному изменению настроений – падение доходов и страхи о будущем, похоже, усилили имеющиеся представления россиян и ухудшили отношение к институту налогообложения в России.

Чтобы добросовестно и осознанно выполнять налоговые обязательства перед государством, людям важно понимать, как уплачиваемые ими налоги влияют на их жизнь, говорит руководитель направления «Налоговая политика» ЦСР Левон Айрапетян. Но только 12% опрошенных ЦСР в декабре 2019 г. россиян сказали, что знают, на какие цели государством расходуются поступившие в бюджет налоговые платежи, и регулярно следят за этой информацией.

Еще 38% респондентов о расходах государством собранных налогов не знают ничего – чаще других это люди со средним образованием, безработные, бюджетники, госслужащие и военные (среди них – 60%). Также чаще встречаются люди с низким уровнем дохода и сложным материальным положением. Абсолютное большинство из незнающих все же хотели бы знать, куда государство тратит налоги.

В кризис у одной части людей – со слабой налоговой и финансовой грамотностью – обострилось непонимание, куда идут их налоги, которые воспринимаются нередко просто как обязательное изъятие денег, которые нужно платить под угрозой наказания.

У другой – меньшинства, имеющего представление, как работает бюджет, – сомнения, что налоги действительно эффективно расходуются. Это люди, разочаровавшиеся в действиях правительства в кризис из-за того, что они платят налоги, а в результате помощи от государства не дождались или получили ее мало и поздно, считает руководитель направления фискальной политики Экономической экспертной группы Александра Суслина.

Да, в кризис государство демонстрирует интенсивную поддержку (счет мер пошел на десятки). Но обычным гражданам сложно уследить из новостей за информацией и разобраться, на что конкретно идут деньги из бюджета, считает Айрапетян: в результате непонимание, куда тратятся средства бюджета, растет, что в условиях снижающихся доходов граждан дополнительно снижает мотивацию платить налоги.

Государство в лице ФНС старалось улучшить налоговую культуру – в последние годы налоговики стали более сервисно-ориентированными, удобными в онлайне. Но налоговая культура – это не вопрос доступности и удобства сайта, замечает Суслина. Россияне часто не знают основ рыночной экономики, не понимают, для чего платить налоги, почему их нельзя не платить, как их контролировать, чтобы расходовать эффективно.

Понять, что такое налоги, мешает само государство, которое не отчитывается перед гражданами за расходы, а его высшие руководители и чиновники регулярно заявляют, что деньги в бюджете – государственные (а не налогоплательщиков) т. е. не надо к ним даже подходить. Высокопоставленные лица в России самого высокого ранга тоже впитали советскую парадигму, у них нет понимания, что они ответственны перед налогоплательщиками, говорит Суслина.

Сейчас эта проблема обострилась: политики демонстрируют непонимание, что оказание помощи обычным налогоплательщикам – это не проедание денег, а то, что будет способствовать выходу из кризиса. Обывателям с федерального экрана повторяют: государственные деньги, бюджет поможет – это создает впечатление, что бюджет к ним не имеет никакого отношения, они тут ни при чем. Зачем тогда платить налоги в бюджет?

Сильный рост готовности россиян не платить налоги показывает среди прочего и роль денег в сегодняшней России. Когда резко падают доходы, возникает высокая неопределенность, а поддержки особо ждать не от кого, то деньги компенсируют слабую институциональную среду в стране и низкое доверие к государственным институтам. Человек мало на что может опереться, кроме как на деньги, – если они у него останутся, у него есть шанс, например, откупиться. Такое представление также работает на усиление стимулов не платить налоги в кризис.

Ухудшение отношения к институту налогообложения еще не означает автоматически переход к неуплате налогов, тем более что мониторинг ФНС значительно улучшила, а репрессивные функции автоматизировала. Но время играет, похоже, против налоговой культуры. Возвращение к прежним показателям отношения к уплате налогов прямо зависит от динамики безработицы и уровня доходов, прогнозирует Айрапетян. Когда они вернутся на прежние, докризисные, показатели, полагает он, тогда можно попытаться обнаружить возврат налоговой дисциплины к прежнему уровню. К концу 2020 г. ЦСР на основе экономических ожиданий прогнозирует рост количества безработных до 10–12 млн человек, что в 2,7 раза выше, чем в 2014–2015 гг.

Youtube обложит российских видеоблогеров налогами в пользу США

| Поделиться

Российские YouTube-видеоблогеры в обозримом будущем будут вынуждены выплачивать налоги на свой доход. Часть их денег, согласно новому законодательству США, будет забирать Google, плюс Минцифры России работает над законопроектом, который иностранные компании отчислять НДФЛ с заработка отечественных блогеров в российскую казну.

Налог на YouTube

Российские видеоблогеры столкнулись с необходимостью платить Google налог с денег, заработанных ими на YouTube. Интернет-гигант будет забирать у них часть средств с июня 2021 г., ссылаясь на изменения в законодательстве США (Google – американская компания, YouTube – видеосервис, принадлежащий ей).

Google обяжет платить налоги не только российских, а в принципе всех видеоблогеров со всего мира, проживающих за пределами США. Деньги будут взиматься с их дохода, полученного исключительно от американских зрителей их каналов (то есть от граждан США). Платить придется за все имеющиеся способы монетизации – просмотр рекламы, спонсорство, так называемые «суперчаты» и др.

Google разослала всем блогерам предупреждение о необходимости подать налоговую информацию в сервис AdSense – рекламную платформу Google. Крайний срок – 31 мая 2021 г., и на основании этих данных специалисты Google рассчитают ставку налогообложения.

США нуждаются в деньгах российских видеоблогеров

Если сведения предоставлены не будут, то Google оставляет за собой право начать удерживать с видеоблогеров налог в размере 24%. В этом случае он будет взиматься с их дохода, «сгенерированного во всех странах», говорится в сообщении Google. Другими словами, если блогер не отправит в компанию требуемые сведения, она будет забирать себе почти четверть его выручки, полученной от пользователей со всего мира, даже если его доходы непосредственно в США окажутся околонулевыми.

Как не делиться деньгами с Google

Ставка налогообложения для российских видеоблогеров в случае, если те предоставят необходимые Google сведения, может составить от 0% до 30%. По данным «Коммерсанта», ограничиться нулевой ставкой можно лишь в случае, если между США и страной, гражданином которой является конкретный блогер, имеется соглашение об исключении двойного налогообложения.

Уведомление, направленное Google видеоблогерам

Россия и США имеют такое соглашение, хотя на момент публикации материала в России не было закона, согласно которому заработок российских блогеров на американском видеосервисе должен облагаться налогом.

Это собирается исправить Минцифры России – 10 марта 2021 г., по информации «Ведомостей», выяснилось, что ведомство предложило обязать все зарубежные компании платить НДФЛ за каждого российского блогера, зарабатывающего на рекламе в их сервисе.

Это предложение есть в плане по стимулированию развития российской ИТ-отрасли, а список потенциальных налоговых агентов включает YouTube, Facebook, Twitter, Instagram, TikTok и целый ряд других популярных иностранных сервисов.

Минцифры работает над соответствующим законопроектом – он будет готов к середине 2021 г. Сроки его вступления в силу, даже приблизительные, пока неизвестны.

Альтернатива российским налогам

Если будущий законопроект Минцифры получит подпись Президента России Владимира Путина, то российским видеоблогерам, по данным Telegram-канала «НеАдские бабки», им придется отчислять в казну 13% НДФЛ и 30% страховых взносов. В этом случае им будет выгоднее выплачивать налог напрямую Google по ставке от 0% до 30% и затем, воспользовавшись наличием соглашением об исключении двойного налогообложения, отказаться платить налоги непосредственно в России.

Облачные хранилища получили трехуровневую защиту от вымогателей

Облака

У YouTube есть представительство в России, но налоги блогеры будут платить именно головному офису в США, поскольку договор о рекламе они подписывают именно с ним, и он же выплачивает им гонорары. А выгода выплачивать налог именно Google заключается в том, что он будет взимать его именно за деньги, принесенные пользователями из США, тогда как подавляющее большинство российских блогеров делает контент именно для российских пользователей, на русском языке.

Платить все равно придется

Как сообщил «Коммерсанту» партнер юридической фирмы Digital Rights Center

Михаил Третьяк, новый налог Google на российских видеоблогеров может спровоцировать их уход на альтернативные видеосервисы, вследствие чего сервис, по его словам, «потеряет часть своей аудитории». Следует отметить, что на 11 марта 2021 г. альтернатив YouTube, схожих с ним по популярности и охвату аудитории в мире не существовало.

Россияне предпочитают YouTube социальным сетям и интернет-магазинам

Согласно рейтингу Alexa, YouTube – это второй по популярности во всем мире сайт, он уступает исключительно поисковику Google. В России ситуация аналогичная – Google на первом месте, YouTube на втором.

В России существует отечественный видеохостинг RuTube, запущенный в 2006 г., спустя год с момента появления YouTube. За 15 лет своего существования RuTube добрался лишь до 8130 места в рейтинге Alexa.

Востребованным среди пользователей RuTube назвать нельзя

В мире есть и другие сервисы наподобие YouTube, к примеру, французский Dailymotion, который компания Huawei в мае 2020 г. выбрала в качестве альтернативы YouTube в своих смартфонах. В рейтинге Alexa он занимает 279 место, но россиянам он недоступен – как сообщал CNews, по распоряжению российских властей он навечно заблокирован по всей стране с 1 января 2017 г. Зайти на него можно только при помощи прокси или VPN.



Telegram под беспрецедентной нагрузкой, руководители «Яндекса» и «Сбера» обратились к сотрудникам

Раз вы считаете это нецелесообразным, то я потрачу это время вместо Вас и процитирую тот пункт, выполнение которого якобы Украина потеряет суверенитет.

11 пункт соглашений:

«Проведение конституционной реформы на Украине и вступление в силу к концу 2015 года новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учётом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие до конца 2015 года постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей.»

Примечание про особый статус:

«Особый статус «отдельных районов Донецкой и Луганской областей» должен был, в частности, предусматривать:

  • освобождение от наказания, преследования и дискриминации лиц, участвовавших в конфликте;

  • право на языковое самоопределение;

  • участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов;

  • государственную поддержку социально-экономического развития территорий;

  • содействие центральных органов власти трансграничному сотрудничеству территорий с регионами Российской Федерации;

  • создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка. «

Отмечу от себя, проведение децентрализации значит переход от унитарного государства, к децентрализованному унитарному государству. Примерами таких государств является Великобритания, Япония и Швеция. Отличительной чертой такой формы правления является то, что местные органы самоуправления формируются и выбираются местным населением и они не находятся в прямом подчинении у общенационального органа, но при этом подотчетны. Естественно, правом вето такая форма государственного строя регионы не наделяет.

Если у Вас вдруг возникнет желание заявить, что не нахождение в прямом подчинении от общенационального органа является потерей суверенитета. То спешу напомнить, что Европейская Хартия местного самоуправления, которая ратифицирована во всей Европе, обязывает государства закрепить во внутреннем законодательстве и применять на практике совокупность юридических норм, гарантирующих политическую, административную и финансовую независимость муниципальных образований.  Она также устанавливает необходимость конституционного регулирования автономии местного самоуправления. Кроме того, Хартия является первым юридическим документом, гарантирующим соблюдение принципа субсидиарности государствами — членами Совета Европы. Таким образом, местные власти должны осуществлять управление и контролировать значительную часть публичных обязательств в интересах местного населения и под свою ответственность. В соответствии с принципом субсидиарности Хартия закрепляет, что публичные обязательства должны реализовываться на наиболее близком населению уровне и должны относиться к более высокому административному уровню только в том случае, если решение таких задач силами местных администраций неэффективно или невозможно. Принципы Хартии применимы ко всем видам органов местного самоуправления.

Ну и наконец не могу не спросить. А Вы точно читали соглашение, и точно ли Вы гражданин РФ? Меня очень настораживает Ваша предвзятость в данном вопросе.

Простой налоговый справочник для американцев в России

Налоги на экспатов США — Россия

В Taxs for Expats мы занимаемся подготовкой налоговых деклараций США для граждан США и владельцев грин-карт, работающих в России более 6 лет. Мы были проверены Государственным департаментом и внесены в список утвержденных налоговых агентов консульства США в Москве . Наши клиенты родом из всех уголков этой большой страны — Москвы и Санкт-Петербурга, Новосибирска и Екатеринбурга, Сургута и Сахалина.

Как гражданин США или владелец грин-карты, вы по закону обязаны подавать налоговую декларацию США каждый год независимо от того, платите ли вы уже налоги в стране своего проживания.

Мы предлагаем профессиональные налоговые услуги. Это означает, что мы найдем лучший и наиболее оптимальный способ подачи вашей налоговой декларации в США и предоставим вам все возможные исключения и вычеты. Но, что не менее важно, избегайте ошибок, которые позволили бы IRS отклонить вашу декларацию и взимать штрафы и пени вдобавок.Вы также можете сделать их самостоятельно — мы не рекомендуем это делать. Для получения дополнительной информации см. IRS.

Исключение заработанного иностранного дохода может быть заявлено только в том случае, если вы своевременно подадите налоговую декларацию. Это не происходит автоматически, если вы не в состоянии подать файл и даже можете быть потеряны.


У нас много клиентов, живущих в России, и мы знаем, как интегрировать ваши американские налоги в местный подоходный налог, который вы платите. Любой российский подоходный налог, который вы уже уплатили, может быть зачтен в счет налоговых обязательств по вашему U.S. рентабельность при том же доходе.

Как эмигрант, проживающий за границей, вы автоматически продлеваете срок действия до 15 июня, следующего за окончанием календарного года. (Вы не можете подавать документы, используя календарный год, как это принято в России для целей налогообложения в США). Однако вы должны заплатить любой налог, который может быть уплачен до 15 апреля, чтобы избежать штрафов и процентов. Вы можете получить расширение файла (если вы его запросите) до 15 октября.

Существуют и другие формы, которые необходимо заполнить, если у вас есть счета в иностранных банках или финансовые счета; иностранная инвестиционная компания; или владеть 10% или более иностранной корпорации или иностранного партнерства.

Если вы не подадите эту форму или подадите ее с опозданием, IRS может наложить штраф в размере 10 000 долларов США или более за каждую форму. Эти штрафы начисляются независимо от того, платите ли вы подоходный налог или нет.

Мы помогли сотням эмигрантов по всему миру догнать свои прошлые налоги в США, потому что они не подали налоговые декларации в США в течение многих лет. На самом деле это наша специальность, и мы предлагаем 10% скидку клиентам, которые хотят подать несколько налоговых деклараций одновременно и полностью соответствовать требованиям IRS.

Работайте с признанным экспертом, который поможет вам подготовить американскую налоговую декларацию. Мы также можем предоставить налоговое планирование и консультации по другим налогам для экспатриантов; С нетерпением ждем сотрудничества с вами.

Ниже мы приводим информацию о российской налоговой системе для американских экспатриантов.

Ставка НДФЛ в РФ для резидентов 13% . Специальная ставка налога 35% применяется к некоторым видам доходов, напр. стоимость любых призов и выигрышей, поступления по добровольному страхованию, проценты по некоторым банковским вкладам и вкладам в иностранной валюте.Ставка 9% применяется к доходам в виде дивидендов, полученных от пакетов акций.

Все личные доходы нерезидентов, включая дивиденды, облагаются налогом по ставке 30%.

Налогом на доходы физических лиц облагаются физические лица-резиденты и нерезиденты, независимо от того, являются они гражданами Российской Федерации или нет. Физические лица считаются резидентами, если они проводят в России более 183 дней в течение календарного года. Резиденты облагаются подоходным налогом с доходов, полученных во всем мире, а нерезиденты — только с доходов, полученных в России.

СТРАХОВЫЕ ВЗНОСЫ

Работодатели уплачивают отдельные страховые взносы на расходы по оплате труда при приеме на работу российских работников.:

  • пенсионные отчисления – 22 процента от заработной платы работника, но не более 876 000 рублей, плюс 10 процентов от суммы превышения заработной платы;
  • взноса на социальное страхование – 2,9 процента от заработной платы работника, но не более 755 000 рублей, или 1,8 процента для иностранцев, временно пребывающих в России;
  • медицинская страховка – 5. 1–5,9 процента от заработной платы.

Кроме того, взносы на обязательное страхование от несчастных случаев уплачиваются в размере от 0,2 до 8,5 процента от заработной платы работника в зависимости от уровня оцениваемого риска его профессии. Он выплачивается отдельно от вышеупомянутых взносов на социальное обеспечение и по-прежнему управляется социальными фондами.


Основание – Российские резиденты облагаются налогом на свои доходы по всему миру. Нерезиденты облагаются налогом на доходы из источников в России.

Место жительства – Физическое лицо является резидентом, если оно проводит в России более 183 дней в течение 12-месячного периода, соответствующего календарному году.

Статус подачи налоговой декларации – Совместная подача или оценка для супругов не предусмотрены.

Налогооблагаемый доход – Налогооблагаемый доход состоит из любого дохода, полученного в денежной или натуральной форме физическим лицом или подлежащего распоряжению физическим лицом по своему усмотрению, за некоторыми исключениями. Прибыль, полученная от самозанятости, обычно облагается налогом так же, как прибыль, полученная компаниями.

Прирост капитала – Прибыль от продажи акций и ценных бумаг облагается подоходным налогом.Продажа иных видов имущества резидентом России освобождается после периода владения им в течение 3 лет.

Налоговые вычеты и налоговые льготы – С учетом определенных ограничений налогоплательщики-резиденты могут претендовать на вычеты на пенсионные, страховые, медицинские и образовательные расходы, а стандартный вычет применяется к лицам с очень низким доходом. Единовременный вычет в размере 2 млн рублей предоставляется при приобретении жилья, а также при уплате процентов по ипотеке.

Прочие налоги с физических лиц:

Гербовый сбор – Гербовый сбор взимается, но обычно является номинальным.

Налог на недвижимость – Налог взимается по ставкам до 1,5% от кадастровой стоимости в год.

Налог на приобретение капитала – №

Налог на капитал – №

Налог на наследство/имущество – №

Налог на имущество/чистую стоимость – №

Социальное обеспечение – Только самозанятые должны отчислять взносы на социальное обеспечение, поскольку в противном случае отчисления несет работодатель.

Россия Налоговый год – Налоговым годом в России является календарный год

Налог Подача и уплата налога – Налог на доход от трудовой деятельности удерживается работодателем и перечисляется в налоговые органы.В некоторых случаях физические лица должны сообщить о своих доходах, подав налоговую декларацию не позднее 30 апреля, следующего за годом налогообложения, с уплатой любых налогов до 15 июля. Иностранные граждане, выезжающие из России, должны подать налоговую декларацию о выезде не позднее, чем за 1 месяц до отъезда, и уплатить все причитающиеся налоги в течение 15 дней с даты подачи.

Штрафы – Штрафы применяются за несоблюдение. Нет доступных расширений.

 

Россия Корпоративный налог

Стандартная ставка налога на прибыль компаний в России в настоящее время составляет 20% из которых 2% обычно уплачивается федеральному правительству и 18% республиканским властям.Ставка налога на долю, передаваемую региональным властям, может составлять всего 13,5%. Иностранные предприятия, получающие доход, не связанный с осуществлением своей предпринимательской деятельности через постоянное представительство, уплачивают налог на прибыль по ставке 20% и 15% на дивиденды.

Российское налоговое законодательство различает отечественные и иностранные предприятия. Отечественные предприятия — это те, которые созданы в соответствии с законодательством России и облагаются налогом на их мировой доход. Иностранные юридические лица облагаются российским налогом на прибыль в отношении прибыли, полученной от хозяйственной деятельности, осуществляемой через постоянное представительство в Российской Федерации.

Россия Налоговым годом является календарный год. За исключением иностранных юридических лиц, предприятия обязаны ежемесячно вносить авансовые платежи по своим квартальным обязательствам. Авансовые платежи вносятся не позднее 28 числа соответствующего месяца. Отечественные предприятия имеют возможность платить налог ежемесячно на основе их фактической прибыли. Уплата налога производится не позднее 28 числа следующего месяца. Иностранные предприятия, осуществляющие свою деятельность через постоянные представительства, ежеквартально вносят авансовые платежи.

Как правило, декларация о подоходном налоге должна быть подана не позднее 28 марта, следующего за налоговым годом. В соответствии с действующим налоговым законодательством не предусмотрены специальные льготы для таких организаций, как религиозные объединения, государственные и муниципальные музеи, библиотеки или специализированные реставрационные учреждения.

НАЛОГ НА ПРИБЫЛЬ КАПИТАЛА

Прирост капитала рассматривается как обычный доход от коммерческой деятельности и, следовательно, облагается налогом на прибыль в соответствии с общим правилом.

НАЛОГ НА ПРИБЫЛЬ ФИЛИАЛА

В России нет специального налога на прибыль филиалов.

ПРОЧИЕ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ НАЛОГИ

Налогом на операции с ценными бумагами облагается номинальная сумма ценных бумаг, выпущенных акционерным обществом, за исключением первичного выпуска. Налог уплачивается эмитентом по ставке 0,2% от номинальной суммы выпущенных ценных бумаг (максимальная сумма 100 000 рублей). Акцизными сборами облагаются некоторые товары, такие как алкоголь, пиво, сигареты, автомобили и бензин. Налог на добычу полезных ископаемых применяется к стоимости полезных ископаемых, добытых компанией-налогоплательщиком.

Компании и физические лица, осуществляющие водопользование для специальных целей, облагаются водным налогом.Ставка налога является фиксированной и зависит от используемого водного объекта.

СПЕЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

Местные органы власти могут установить альтернативный подоходный налог для определенных видов деятельности малого бизнеса, таких как личные услуги и розничные продажи. Налог уплачивается взамен налога на прибыль, НДС (кроме ввоза товаров в РФ) и налога на имущество. В этом случае налогоплательщики рассчитывают «общий налог» по ставке 15%, исходя из стандартного дохода и определяемой местным законодательным органом.

В отдельных случаях в качестве альтернативы общему налогу может применяться упрощенная система налогообложения. Налогоплательщики, доходы которых по окончании девятого месяца налогового года (без учета НДС) не превышают 15 млн рублей, имеют право использовать данную систему налогообложения в течение следующего года (за исключением банков, предприятий с филиалами и т.п.). Эти предприятия не платят налог на прибыль, НДС (кроме ввоза товаров в Российскую Федерацию) и налог на имущество. Взимается только один налог, как и в случае «общего налога».Налогоплательщик может выбрать налогооблагаемую базу для этого налога — либо валовой доход по ставке 6%, либо доход за вычетом расходов по ставке налога 15%.

МЕСТНЫЕ НАЛОГИ

Органы местного самоуправления могут устанавливать определенные налоговые правила, но не могут взимать налоги, не предусмотренные федеральным законом о налогах. Земельный налог уплачивается по ставке 0,3% на земли сельскохозяйственного и жилого назначения и 1,5% на другие виды земель. Налогооблагаемой базой является стоимость земли, указанная в государственной земельной книге на 1 января соответствующего налогового года.

ПРОЧИЕ НАЛОГИ

Предприятия-резиденты и иностранные компании, владеющие имуществом на территории Российской Федерации, подлежат уплате налога на имущество. Ставка устанавливается региональными властями, но не может превышать 2,2%. Налогооблагаемой базой является среднегодовая совокупная амортизированная стоимость основных средств на балансе соответствующей компании-резидента или постоянного представительства. Иностранные компании, не имеющие постоянного представительства в России и владеющие только движимым имуществом, не облагаются российским налогом на имущество.

Владельцы транспортных средств (автомобилей, мотоциклов, автобусов и т.д.) платят транспортный налог. Этот налог взимается территориальными единицами Российской Федерации (республиками, областями и областями). Ставка налога зависит от технических характеристик принадлежащих транспортных средств. Налогоплательщики обязаны уплачивать налог по комиссионной схеме, определяемой законодательными органами субъектов Российской Федерации. Компании, управляющие игорными заведениями, облагаются налогом на игорный бизнес.Ставки налога фиксированы и не связаны с прибылью.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАЛОГООБЛАГАЕМОГО ДОХОДА

Налогооблагаемая прибыль рассчитывается путем установления налогооблагаемого дохода и последующего вычета всех допустимых расходов. Как правило, компании могут вычесть все необходимые расходы, оплаченные или начисленные в течение года в ходе деятельности.

АМОРТИЗАЦИЯ

Для начисления амортизации отдельных групп основных средств, таких как здания, сооружения и передаточные механизмы, может применяться только линейный метод.Амортизация прочих основных средств должна рассчитываться налогоплательщиком либо прямолинейным, либо ускоренным методом, в зависимости от того, какой метод он предпочитает. Амортизация рассчитывается ежемесячно и должна учитываться независимо от того, получает ли компания прибыль за отчетный период.

ЗАПАС/ИНВЕНТАРЬ

В соответствии с законодательством о бухгалтерском учете акции оцениваются по стоимости их приобретения. Закон о налоге на прибыль не содержит положений об оценке акций. Стоимость материалов, переданных в производство, может определяться следующими методами оценки: по средней себестоимости, себестоимости, ФИФО или ЛИФО.

ПРИБЫЛИ И УБЫТКИ

Как обсуждалось выше, прирост капитала и убытки облагаются налогом на прибыль по обычным корпоративным ставкам.

ДИВИДЕНДЫ

Дивиденды, выплачиваемые российскими компаниями, облагаются окончательным налогом у источника выплаты независимо от того, выплачиваются ли они резидентам или нерезидентам. Дивиденды, полученные компаниями-резидентами, облагаются налогом у источника по ставке 0%, если:

  • — получатель владеет не менее 50% капитала плательщика и
  • — стоимость акций не менее 500 млн рублей и
  • — участие проводилось непрерывно в течение последнего года


Эта налоговая ставка составляет 15%, если выплачивается компании или физическому лицу-нерезиденту, и 9%, если выплачивается компании или физическому лицу-резиденту.

ВЫЧЕТЫ ПРОЦЕНТОВ

Правила недостаточной капитализации применяются, когда проценты выплачиваются иностранному предприятию, которому принадлежит более 20% уставного капитала российского предприятия. В случае превышения суммы долга над собственным капиталом более чем в 3:1 (для банковских компаний – более чем в 12,5:1) размер процентов, подлежащих вычету российским лицом, ограничивается. Разница между реальной суммой процентов и суммой, рассчитанной в соответствии с налоговым законодательством Российской Федерации, рассматривается как дивиденд, выплачиваемый российской организацией своему иностранному акционеру, и облагается налогом у источника по ставке 15%.

ПОТЕРИ

Текущие торговые убытки могут быть использованы для компенсации прибыли за тот же налоговый год. Убытки могут быть перенесены на десять лет вперед. С 1 января 2007 г. убытки могут быть перенесены на следующий налоговый период без каких-либо ограничений по налогу.

ДОХОД ИЗ ИНОСТРАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Доходы и прибыль от иностранных источников облагаются налогом на прибыль по обычной ставке.

НАЛОГОВАЯ ЛЬГОТА

Российское налоговое законодательство предусматривает налоговый кредит в отношении иностранных налогов, уплаченных с прибыли или доходов из иностранных источников, с ограничением, равным максимальной сумме российского налога, подлежащего уплате с той же прибыли или доходов.Любые избыточные иностранные налоговые льготы не могут быть перенесены на будущие или предыдущие периоды. Никакой кредит не предоставляется для основного корпоративного подоходного налога на дивиденды.

КОРПОРАТИВНЫЕ ГРУППЫ

Понятие налогового единства в российском законодательстве не существует и не предусмотрено объединение прибыли или убытков одного предприятия с прибылью или убытком другого в рамках одной группы.

УДЕРЖАННЫЕ НАЛОГИ

Иностранные юридические лица, получающие прибыль в связи с деятельностью на территории России, могут облагаться налогом у источника на дивиденды, проценты и роялти.Внутренние и договорные ставки указаны в Разделе I ниже.

ОБМЕННЫЙ КОНТРОЛЬ

Как правило, операции с СКВ между резидентами и нерезидентами РФ осуществляются без ограничений. Тем не менее, некоторые операции подлежат государственному регулированию и ограничениям.

Операции с СКВ между резидентами запрещены за некоторыми исключениями. Операции с СКВ между нерезидентами могут осуществляться без ограничений.

 

Ставки НДС (налога на добавленную стоимость) в России

Стандартная ставка НДС в России 20% .Некоторые поставки основных продуктов питания, детской одежды и обуви облагаются налогом по сниженной ставке 10%. Некоторые импортные лекарства, медицинское оборудование и научные исследования освобождены от НДС. Другие исключения включают культурные и образовательные услуги, а также услуги, оказываемые адвокатами. Налоговый период по НДС — за квартал.

Продажи предприятий и иностранные поставщики электронных услуг облагаются НДС по ставке 16,67%.

НДС взимается при реализации товаров и услуг в России и ввозе товаров в Российскую Федерацию. Налогооблагаемой базой является цена реализации.

Иностранное юридическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность через несколько филиалов, расположенных на территории Российской Федерации, вправе самостоятельно выбрать один филиал, через который уплачивается НДС с продаж и услуг всех филиалов.

Регистрация по НДС – Порог регистрации для целей НДС составляет 2 миллиона рублей. Иностранное юридическое лицо не может зарегистрироваться только для уплаты НДС.

Подача и уплата НДС – Квартальный график применяется только на основе начисления.

Россия ежегодно теряет 52 млрд фунтов стерлингов из-за уклонения от уплаты налогов и незаконных переводов, заявил глава банка | Россия

Россия теряет до 1 триллиона рублей (20 миллиардов фунтов стерлингов) в год из-за махинаций с уклонением от уплаты налогов, а еще 32 миллиарда фунтов стерлингов незаконно покидают страну в 2012 году, заявили высокопоставленные чиновники.

Глава Центробанка Сергей Игнатьев заявил, что «теневые операции» по переводу денег за границу стоят примерно 2,5% годового ВВП России.

«Это может быть плата за доставку наркотиков или других товаров, запрещенных к ввозу на территорию России.Это может быть плата за нелегальный импорт… взятки и откаты для госслужащих», — сказал он. одной организации, которую он отказался назвать.

«Наш анализ показывает, что более половины этих теневых операций осуществляются фирмами, прямо или косвенно связанными друг с другом платежами. Создается впечатление, что все они контролируются одной очень хорошо организованной группой лиц», — сказал он газете «Ведомости».

Игнатьев сообщил, что к незаконным сделкам часто причастны фиктивные фирмы-«однодневки», некоторые из которых зарегистрированы по удаленным адресам на незнакомых людей.

Люди, использующие компании-однодневки, называемые по-русски однодневники , не платят налоги на муниципальном, региональном или федеральном уровне.

«Фирмы-однодневники — это просто беда нашей экономики», — сказал он. Он добавил, что в ФНС зарегистрировано 3,9 млн компаний, но только 2 млн являются реальными организациями.

И даже из этих 2м около 11% не платят вообще никаких налогов и 4-6% платят только символическую сумму налога.

Вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что компании несут ответственность за резкое падение налоговых поступлений. «Посмотрите на данные ЦБ: бюджет сократился на полтриллиона до триллиона рублей из-за связи с цветущим бизнесом этих компаний-однодневок», — сказал Шувалов.

Чистый отток капитала из России в 2012 году составил 37,2 млрд фунтов стерлингов по сравнению с 52 фунтами стерлингов.8 миллиардов в 2011 году.

Российский бизнес известен отсутствием прозрачности. Компании на протяжении десятилетий использовали такие сложные холдинговые структуры, что часто невозможно определить бенефициарного владельца.

Кипр традиционно является оффшорным направлением для российских фирм, вследствие чего официально остров является крупнейшим иностранным инвестором в России.

Наталья Орлова, экономист Альфа-банка в Москве, сказала, что цифры Игнатьева «очень большие», но их следует рассматривать в контексте коррумпированной экономики России в целом, которая, по оценкам экспертов, составляет от 5% до 10% ВВП (около от 64 до 128 млрд фунтов стерлингов).

Россия считается одной из самых коррумпированных стран мира, занимая 133-е место из 176 в Индексе восприятия коррупции Transparency International.

Россия получает миллиард долларов от нового налога на самых высокооплачиваемых

Правительство России собрало дополнительно 83 миллиарда рублей (1,1 миллиарда долларов) в первый год действия нового налога на самых высокооплачиваемых работников страны, сообщил в четверг российский бизнес-сайт РБК со ссылкой на данные Федеральной налоговой службы страны.

В начале 2021 года Россия ввела новый подоходный налог с россиян, зарабатывающих более 5 миллионов рублей (67 000 долларов США) в год, в результате кардинального пересмотра своей старой так называемой «единой налоговой системы». В соответствии с новым подходом все доходы сверх порога облагаются налогом по ставке 15% вместо стандартных 13%.

Новая система вызвала споры, поскольку простая единая налоговая система в России — одна из первых экономических реформ, проведенных президентом Владимиром Путиным в 2001 году, — рассматривалась как важнейшая часть увеличения налоговых поступлений и сдерживания россиян от сокрытия своих доходов. Однако Россия стала исключением среди крупных экономик, большинство из которых используют прогрессивную налоговую шкалу с более высокими сборами для более высокооплачиваемых, а растущее неравенство по всей стране сделало этот шаг политически популярным.

Налоговые поступления от дополнительной ставки были на 38% выше, чем 60 миллиардов рублей, которые ожидало собрать Министерство финансов России, что развеяло опасения, что дополнительный сбор может подтолкнуть людей к реструктуризации или сокрытию своих доходов. Когда был введен новый налог, Путин сказал, что дополнительные доходы будут выделены на социальные выплаты и программы для уязвимых групп и больных детей.

Даже с новой структурой в России одна из самых низких ставок налога на прибыль в мире.Российское правительство также не нуждается в дополнительных доходах, поскольку годовой бюджет правительства профицит, а Центральный банк располагает более чем 600 миллиардами долларов валютных резервов.

Более половины дополнительного дохода было выплачено от работающих в Москве, сообщает РБК. Но некоторые из беднейших регионов страны, такие как Дагестан на Северном Кавказе, также были среди регионов, которые сообщили о самых высоких дополнительных налоговых поступлениях от нового сбора.

Время взглянуть правде в глаза о «виртуальной экономике» России

Непосредственные причины нынешнего финансового кризиса в России — большой дефицит государственного бюджета и неспособность обслуживать свой долг, особенно краткосрочные долларовые обязательства, — ясны.Шаги, необходимые для решения этих краткосрочных проблем с ликвидностью, кажутся столь же простыми и широко предлагаются. Со своей стороны, российское правительство призвано сократить дефицит бюджета за счет увеличения налогов и сокращения государственных расходов. Международные финансовые организации и западные страны, с другой стороны, призываются разработать экстренный кредитный пакет, который, возможно, будет включать средства для стабилизации текущей финансовой ситуации, но, безусловно, программу реструктуризации долга России в более долгосрочной перспективе.Утверждается, что эти меры позволят реформистскому правительству вернуться к делу рыночных реформ.

Представление о том, что экономические проблемы России могут быть решены такими мерами, ошибочно. Оно основано на фундаментальном непонимании российской экономики, но это точка зрения почти едина. Это выглядит примерно так. Россия представляет собой в значительной степени приватизированную экономику, чей первоначальный успех в проведении рыночных реформ был замедлен широко распространенной коррупцией, преступностью и некомпетентностью. Взрыв бартера и неплатежей происходит из-за неумелого и аморального управления предприятием. Плохой сбор налогов породил слабое государство. Преодоление этих препятствий представляет собой сложную задачу. Но если их удастся преодолеть, движение к рынку может продолжиться.

На самом деле большая часть российской экономики не продвигается к рынку и даже не топчется на месте. Активно уходит с рынка. За последние шесть лет «радикальной реформы» российские компании, особенно в основных производственных секторах, действительно изменили методы своей работы. Только они сделали это не для того, чтобы присоединиться к рынку, а чтобы защитить себя от него.То, что появилось в России, можно отнести к новому типу экономической системы со своими правилами поведения и критериями успеха и неудачи.

Мы называем новую систему России «Виртуальной экономикой», потому что она основана на иллюзии или притворстве почти всех важных параметров экономики: цен, продаж, заработной платы, налогов и бюджетов. В его основе лежит крайняя притворность, что российская экономика больше, чем она есть на самом деле. Именно это притворство позволяет иметь более крупное правительство и более крупные расходы, чем Россия может себе позволить.Это причина паутины неплатежей и фискального кризиса, из которого Россия, похоже, не может выйти.

Ниже мы предлагаем масштабы виртуальной экономики и объясняем ее корни. Мы также показываем, как это помогает объяснить некоторые особенности текущего политического процесса в России. Мы утверждаем, что виртуальная экономика надежна, имеет глубокие корни и пользуется сильной поддержкой населения. По этим причинам он определил новую программу «реформ» для России, которая уже задает тон нынешнему правительству.Он наверняка сделает это для будущего.

Виртуальная экономика ставит перед Западом трудный выбор в отношении дальнейшей поддержки переходного периода в России. Основным мотивом для выделения дополнительных экстренных средств для России, «санитарной помощи», кажется, является вера не только в то, что требуется больше денег для сохранения социальной и политической стабильности, но и в то, что их можно предоставить с условиями, которые побудят к дальнейшим реформам. Мы считаем, что верно как раз обратное: неизбежным результатом финансовой помощи будет поддержка виртуальной экономики, системы, которая по своей природе нерыночна и неэффективность которой обеспечит продолжение экономического спада и будущие кризисы.В лучшем случае спасение просто отсрочит день расплаты. Когда этот день наступит, экономические последствия и политическая реакция будут еще сильнее, чем сегодня.

Реальность и притворство

Если внимательно посмотреть на экономическую статистику, то широкое преувеличение в отношении российской экономики становится очевидным. Национальное статистическое агентство сообщило о росте промышленного производства за 1997 год (как и о небольшом увеличении ВВП). После восьмилетнего спада промышленное производство выросло на 1.9%. Но останавливаться на достигнутом очень неправильно. Реальная прибыль в промышленности снизилась на 5% в прошлом году. К настоящему времени доля промышленных предприятий, сообщивших об убытках, составляет почти половину, а точнее 47,3%, по сравнению с менее чем 27% два года назад.

Еще одним показателем, отражающим истинное состояние экономики, является уровень накопления основного капитала. В прошлом году он снова упал, седьмой год подряд (и продолжает снижаться в этом году). В 1997 общий уровень капитальных вложений в производственные отрасли экономики (промышленность, сельское хозяйство, транспорт и связь) составил 17% от уровня 1990 года.В основном производстве продукции металлообработки и машиностроения объем реальных затрат на машины и оборудование в 1997 г. составил не более 5,3% от уровня 1990 г.

Очень мало негативных сигналов о таком положении дел. Банкротство по-прежнему редкость. За последние четыре недели в США было больше корпоративных банкротств, чем в России за весь прошлый год. Таким образом, получается, что, несмотря на явную неуспех, в российской промышленности ничего не меняется.Тем не менее, это тоже неправда. Компании не отмирают и даже просто умирают. Они закончили 1997 год с большим количеством рабочих, чем в начале.

Ко всему этому еще и пресловутый кризис «неплатежей» или «просроченных платежей». То, как рассказывается эта история, знакомо: предприятия не платят своим поставщикам; они не платят своим работникам; они не платят налоги. Хотя неуплата налогов и заработной платы привлекает внимание средств массовой информации, в некотором смысле это не настоящая история.Выплаты производятся, но не реальными деньгами. Доля бартера в платежах среди всех промышленных предприятий России сейчас превышает 50%. В прошлом году 40% всех налогов, уплаченных федеральному правительству России, были в неденежной форме. Степень немонетизации местных и региональных бюджетов еще выше.

Описанные выше явления наиболее распространены в секторе крупных предприятий. Российская правительственная комиссия в прошлом году сообщила, что крупнейшие компании страны вели 73% всего своего бизнеса в форме бартера и других неденежных форм расчетов.Еще более примечательным было то, как эти крупные предприятия обращались с налоговыми органами. В федеральный бюджет они перечисляли 80% причитающихся им налогов — не такая уж плохая цифра, — но доля, выплачиваемая наличными, составляла всего 8%.

Следующие предложения из доклада обобщают собственные выводы комиссии о текущей российской экономике:

Возникает экономика, в которой устанавливаются цены, которые никто не платит наличными; где никто ничего не платит вовремя; где создаются огромные взаимные долги, которые также не могут быть погашены в разумные сроки; где заработная плата декларируется и не выплачивается; и так далее.[…] [Это создает] иллюзорные или виртуальные доходы, которые, в свою очередь, приводят к невыплаченным или виртуальным фискальным обязательствам, [с ведением бизнеса по] нерыночным или виртуальным ценам.

Короче говоря, возникла «Виртуальная экономика».

Корни виртуальной экономики

Корни виртуальной экономики лежат в значительной степени нереформированном промышленном секторе, унаследованном от советского периода. В основе явления лежит большое количество предприятий, которые все еще производят товары, но уничтожают стоимость. Это сектор экономики, переживший шесть лет рыночных реформ. Причины сложны, но самая главная заключается в том, что сегодня в России предприятия могут работать без оплаты счетов. Это возможно потому, что к ним перераспределяется стоимость из других секторов экономики. Один из способов сделать это — задолженность по налогам, которая фактически является продолжением бюджетных субсидий в иной форме. Однако более важным является прямое перераспределение стоимости в сторону вычитателей стоимости из производящих стоимость секторов экономики, прежде всего ресурсного сектора.

Здесь важно понимать связь с прошлым. Советская экономика представлялась крупной индустриальной экономикой. Фактически промышленность в советской экономике субсидировалась заниженными ценами на сырье и недостаточными затратами на капитал. Казалось, что в экономике есть большой производственный сектор, производящий стоимость; на самом деле производство уничтожило стоимость, но это было замаскировано произвольным ценообразованием. Корни виртуальной экономики лежат в поддержании этого притворства.

Простая модель учета

Самый простой способ понять современную российскую экономику — представить, что она состоит всего из четырех секторов. Во-первых, это бытовая сфера. Он поставляет рабочую силу. Во-вторых, существует государственный или бюджетный сектор, который передает налоговые поступления домохозяйствам. В-третьих, есть сектор производства с добавленной стоимостью (сокращенно «Газпром»). Обозначим эти три соответственно «Н» (для домохозяйств), «Б» (для бюджетов) и «Г» (для «Газпрома»).Наконец, есть четвертый сектор, производственный сектор вычитания стоимости, «М», который охватывает всю остальную экономику (выражаясь несколько расплывчато, но не очень).

Представим M как отдельный завод, который берет 100 рублей труда от H и 100 рублей газа от G и производит продукт стоимостью 100 рублей. Он вычитает или уничтожает ценность на 100 рублей. Но он делает вид, что это добавленная стоимость. Для этого он переоценивает свою продукцию. Он утверждает, что стоит не 100, а 300. И все остальные принимают это притворство.Они делают это, потому что могут использовать продукцию по завышенным ценам в бартерной торговле друг с другом (где цены не имеют значения) или для уплаты собственных налогов.

М платит G за газ, отдавая ему треть его конечного продукта, утверждая, что он стоит 100 рублей. (В рыночных условиях он стоит всего 33 1/3.) Это устраивает G, так как он просто передает продукт B во исполнение своего налогового обязательства. (Мы принимаем 100-процентную ставку налога на добавленную стоимость.) М, конечно, платит свои налоги — 100 рублей — и натурой.

Проблемы начинают возникать только в отношении домохозяйств. H ожидает, что ему заплатят 100 за его труд, но не может принять оплату в натуральной форме. Нужны (хотя бы немного) наличные. Но денежная стоимость оставшегося продукта М составляет всего 33 1/3. Отсюда и «задолженность по зарплате».

Эта модель конечно сильно стилизована. Но, несмотря на его упрощенный характер, удивительно, насколько большую часть современной российской экономики ему удается захватить. Начиная со схемы, описанной выше, и делая несколько дополнительных допущений, модель генерирует почти всю виртуальную экономику: не только задолженность по заработной плате, но и нереалистичный бюджет, задолженность по пенсиям и кажущееся увеличение выпуска.

Не менее важно и то, что модель учета с четырьмя секторами сразу предполагает полезность или бесполезность различных мер политики. Возьмем, к примеру, суровые меры по сбору налогов, продиктованные МВФ. Российское правительство было вынуждено увеличить сумму наличных средств в бюджет и поэтому требует, чтобы предприятия погашали свою налоговую задолженность наличными, а не натурой. Модель ясно дает понять, что такой подход может означать только перемещение определенной суммы стоимости — слишком малой, чтобы удовлетворить требования как бюджета (налоги), так и рабочих (заработная плата) — от одного получателя к другому. Выигрыш одного — проигрыш другого. Если налоги будут платить, зарплаты не будет.

Так регулярно происходило в последние годы, в том числе в первом квартале этого года. С января по март налоговая служба России увеличила поступление наличности чуть более чем на пять миллиардов рублей (с учетом инфляции). За тот же период задолженность предприятий перед своими работниками по просроченной заработной плате выросла почти в 1,5 раза. . . пять миллиардов рублей.

Почему русские предпочитают

Очевидно, что описанная выше система не могла существовать или, по крайней мере, не могла долго сохраняться в условиях рыночной экономики.Но в России он существует и, кажется, с каждым днем ​​становится все сильнее. Чтобы понять, почему виртуальная экономика настолько надежна, давайте снова обратимся к стилизованной четырехсекторной модели и посмотрим, что произойдет, если ее прекратить. Мы можем сравнить кажущийся результат виртуальной экономики с тем, что на самом деле происходит под видом. Все, что необходимо, — это предположить, что никто, включая производителя, вычитающего стоимость, не делает вид, что его конечный продукт стоит чего-то другого, кроме тех 100, которые он имеет на самом деле.

Первый результат заключается в том, что М должен был бы сообщить об убытке в размере 100 вместо прибыли в размере 100. Следовательно, у него не было бы налоговых обязательств. Но при выручке от продаж всего в 100 юаней M не может платить и G (кому он должен 100 за газ), и H (кому он должен заработную плату в размере 100). Ему придется распределить 100, которые у него есть, между ними. Предположим, что она выплачивает каждому из них одинаковую сумму: 50 H и 50 G. Таким образом, M имеет задолженность по заработной плате в размере 50 и межпредпринимательскую задолженность в размере 50. (На самом деле эти цифры задолженности произвольны.Сумма будет равна 100, но ее можно разделить в разных пропорциях между G и H.)

G, в свою очередь, переводит B свою единственную прибыль, 50, которую он получает от M. Это оставляет G с налоговой задолженностью в размере 50. Единственным доходом B является то, что он получает от G, поскольку M не имеет добавленной стоимости. Затем B переводит H 50, которые он получил от G. При этом остается задолженность по бюджету (скажем, задолженность по пенсиям) в размере 50.

Сравнение макропоказателей, виртуальных и реальных

Это упражнение можно было бы продолжить более подробно, но картина начинает проясняться.Полезно обобщить результаты в виде набора воображаемых национальных счетов. В таблице 1 сравнивается то, как кажется, что экономика работает в режиме виртуальной экономики, с тем, как она работает на самом деле. По всем параметрам совокупные показатели эффективности виртуальной экономики (продажи, прибыль, ВВП, выпуск) выглядят лучше, чем у реального варианта.


Таблица 1. Сравнительные показатели виртуальной экономики и лежащей в ее основе реальной экономики
ВИРТУАЛЬНЫЙ НАСТОЯЩИЙ
Общий объем продаж 400 200
Общая прибыль 200 0
Норма прибыли 50% 0%
Общая добавленная стоимость (=ВВП) 300 100
Промышленная продукция 400 200
Размер бюджета
— Планируется 200 100
— как реализовано 67 50
Доход семьи
— Начислено 300 200
— Фактический 100 100
Задолженность
— Заработная плата 67 50
— Межпредприятие Нет 50
-Налоги Нет 50
-Бюджет 133 50

Отдельного комментария заслуживает статья в таблице 1 о размере бюджета. Запланированный бюджет равен общей сумме причитающихся налогов и общих расходов на основе этих ожидаемых доходов. В реальном варианте он вдвое меньше, чем в виртуальном. Что это значит? Если предположить, например, что бюджетные трансферты населению представляют собой пенсии, то это означает, что номинальные пенсии урезаются на 50%. На деле, конечно, ничего не меняется. На самом деле правительство в большей степени выполняет свои обещания в реальном варианте (пообещало 100 и выполнило 50, а не пообещало 200 и выполнило 67).) Тем не менее, будет ощущение, что пенсии урезали вдвое! И это притворство, которое имеет значение.

Отличается и картина просроченной задолженности. Суммарная задолженность в этом числовом примере одинакова. Но обратите внимание, что два новых типа задолженностей возникают, когда устраняется притворство виртуальной экономики. Теперь у G есть налоговая задолженность, а у M есть межпредпринимательская задолженность перед G. Сеть взаимных задолженностей стала еще более запутанной, чем в исходном случае.

Однако, возможно, более важным, чем любой совокупный показатель, является то, как ликвидация виртуальной экономики повлияет на отдельное предприятие, М.Виртуальная экономика маскирует нежизнеспособность производителя, вычитающего стоимость. В виртуальной экономике M добавляет стоимость в 100 единиц. В реальном варианте M является явно убыточным.

В итоге ни один из участников Виртуальной Экономики не выигрывает от ее ликвидации. Любая попытка перейти от воображаемого виртуального мира к честному реальному миру будет, мягко говоря, непопулярна. Это означало бы урезать пенсии, вызвать раздражение у Газпрома, заклеймив его неплательщиком налогов и потребовав от него увеличения налогов, а также пригрозив банкротством производственного предприятия и полной потерей рабочих мест и заработной платы для населения.

Это, в свою очередь, подчеркивает ключевой момент модели. Виртуальная экономика возникает из-за сочетания двух фундаментальных фактов: (1) большая часть российской экономики (особенно ее производственный сектор) вычитает стоимость, в то время как (2) большинство участников экономики делают вид, что это не так. Бартер, задолженность по налогам и другие неденежные способы оплаты оказываются основным механизмом, используемым для поддержания притворства. Притворство является причиной всех трудностей с неуплатой.Производимая стоимость меньше, чем существует требований к ней и обязательств по отношению к ней.

Отчаянно нуждающийся в деньгах

Любопытна связь между безналичной виртуальной экономикой и рыночной экономикой, основанной на наличных деньгах. В какой-то степени описанная выше система основана на активном стремлении избежать наличных денег. Денежные операции разоблачают обман. Есть и другие причины избегать наличных денег. Наличные дорого зарабатывать и дорого хранить. Наличие большого количества наличных денег у предприятия может повысить вероятность того, что налоговые органы откажутся принимать безналичные взаимозачеты.Наличные также подлежат «налогообложению» вездесущим рэкетом в России. Тем не менее, попытки избежать наличных доходов начинают действовать только в определенный момент, как только достигается определенный уровень наличных денег. Этот минимальный уровень называется денежным ограничением. Пока этот уровень не достигнут, наличные деньги нужны внутри системы, и они нужны отчаянно.

В первую очередь предприятие, вычитающее стоимость, должно иметь возможность продавать свою продукцию за наличные, чтобы выплачивать заработную плату. Это объясняет ироническую особенность системы, заключающуюся в том, что, хотя она сама по себе является нерыночной системой, она требует существования рынка.Только рынок позволяет реализовать часть продукта экономики за деньги, необходимые для оплаты труда рабочих. Часть продукции может продаваться внутри России. Но главный источник наличных денег находится снаружи, на мировом рынке.

С 1992 года экспорт считается успешной частью переходного периода в России. Принято считать, что рост экспорта означал, что большая часть российской экономики выдержала окончательные рыночные испытания. На самом деле это далеко не так. Многие российские экспортеры фактически убыточны.Но для участников Виртуальной экономики целью экспорта является не прибыль, а денежные средства. Предприятия продолжают экспортировать, потому что им необходимо удовлетворить нехватку денежных средств. Потери, которые они несут, считаются необходимыми издержками для сохранения бизнеса в виртуальной экономике.

Домохозяйства в виртуальной экономике работают с таким же ограничением денежных средств. Они распределяют усилия между работой в M и зарабатыванием денег самостоятельно или каким-либо иным образом поддерживают себя за счет деятельности, не связанной напрямую с системой (т.г., уличная торговля, производство продуктов питания на приусадебных участках и др.). Таким образом, этот вид деятельности полезен для виртуальной экономики, а не является угрозой или альтернативой ей. Это уменьшает минимальную сумму наличных денег, которая должна быть предоставлена ​​домохозяйствам из системы.

Наконец, следует отметить, что минимальное количество наличных денег в этой системе не означает, что наличные в России неактуальны. Как раз наоборот. В стране безналичных человек с мелочью — король… или, по крайней мере, «олигарх», как называют российских крупных капиталистов и финансистов. Некоторые российские капиталисты, конечно, имеют больше, чем мелочь, но в международном исчислении они не особенно велики. Возможно, самый известный из финансовых магнатов Владимир Потанин возглавляет банк «Онэксимбанк», который по размеру не входит в сотню крупнейших в США. (Суммарный размер Онэксимбанка и одного из его главных конкурентов, Менатепа, меньше, чем у Centura Banks в Роки-Маунт, Северная Каролина.) Именно относительно богатый наличностью статус российских магнатов в безналичной экономике дает им такую ​​большую власть

Последствия

Эта система имеет ряд существенных и негативных последствий.Достаточно назвать три области воздействия: (1) реструктуризация предприятий; (2) измерение экономической эффективности; и (3) государственный сектор.

Эффект реструктуризации предприятия наиболее очевиден. Даже те (по общему признанию, немногочисленные) предприятия, которые, вероятно, могли бы реструктурироваться и стать жизнеспособными на рынке, этого не делают. Они не проводят реструктуризацию, потому что реструктуризация обходится дорого и потому что они могут выжить как вычитатели стоимости.

Влияние на видимые совокупные экономические показатели, такие как ВВП и объем производства, уже было предложено.Продукция в виртуальной экономике переоценена в два-три, а то и в пять раз. ВВП России завышен. Российская экономика, вероятно, даже меньше, чем предполагают официальные данные (а не больше, как говорят многие). Его годовой рост также преувеличен. Когда вычитатели стоимости увеличивают выпуск, это плохая новость, а не хорошая, даже если в виртуальной экономике это проявляется как увеличение ВВП. Российское статистическое агентство сообщило, что ВВП вырос на 0,8% в 1997 году. Дополнительная добавленная стоимость, о которой оно сообщает, почти наверняка является «виртуальной», а не реальной.

Воздействие на государственный сектор может быть самым важным из всех. Виртуальная экономика меняет всю природу бюджета. Бюджет должен представлять собой план приоритетов государственных расходов. В демократическом обществе причина обсуждения и принятия бюджета законодательным органом состоит в том, чтобы демократическим путем решить, каковы приоритеты общества. Поскольку наличные деньги обеспечивают полную свободу и гибкость в удовлетворении потребностей, определенных бюджетом, они обеспечивают максимальную эффективность и справедливость. Уплата налогов в натуральной форме нарушает это.Возьмем, к примеру, случай с Челябинским метрополитеном.

23 марта губернатор Челябинской области объявил строительство метрополитена в городе Челябинске одной из важнейших строек региона. Проект финансируется за счет налоговой задолженности строительных организаций перед федеральным, областным и местным бюджетами. История с челябинским метрополитеном является хорошей иллюстрацией того, как приоритеты государственной политики формируются из-за довольно случайного наличия налоговых обязательств у некоторых компаний.В данном случае у строительных компаний в Челябинске была большая задолженность по налогам перед местным и федеральным правительством. В то же время федеральное правительство имело задолженность перед Челябинском по средствам, но запаздывало с выплатой. Местное правительство было более или менее вынуждено принять предложение строительных компаний о крупной стройке взамен долгов, а федеральное правительство списало долги компаний по налогам взамен федерального вклада в Челябинск. В итоге получается метро.Неважно, есть ли у города или области более насущные потребности. Когда товары поставляются в натуральной форме в качестве компенсации налогов, это рынок продавца.

Роль правительства

Виртуальная экономика не является исключительно негативным явлением. В самом общем смысле — это система социальной защиты России. Самый важный вклад, который он вносит, — это рабочие места, хотя и с минимальной заработной платой. Благодаря этой роли Россия действительно пользовалась социальной стабильностью. Задолженность по заработной плате достигла рекордного уровня в первом квартале этого года.Тем не менее, в течение марта по всей стране было всего 70 официально объявленных забастовок (забастовок продолжительностью более одного дня). Из них 22 были в промышленности с общим числом рабочих 7700 человек. (Всего в российской промышленности занято более 15 миллионов человек.) 1 апреля продолжалось только семь промышленных забастовок.

Но есть пределы стабильности. В мае в России прошли общенациональные акции протеста шахтеров по поводу задолженности по зарплате. Они блокировали поезда, перевозившие пассажиров и грузы, и их протест закончился только тогда, когда правительство (опять же) пообещало выплатить задолженность по заработной плате.Это поучительный пример того, как обстоят дела в виртуальной экономике. Основная проблема шахт заключается в том, что большинство из них экономически нецелесообразно. Правильная политика заключалась бы в том, чтобы закрыть шахты и выплатить горнякам компенсацию, чтобы они могли искать работу в другом месте. Таким образом, обещание выплатить задолженность по заработной плате представляет собой капитуляцию перед диктатом виртуальной экономики.

События во время забастовки шахтеров подчеркивают одну из ролей правительства в виртуальной экономике — роль арбитра. Чтобы погасить задолженность по заработной плате шахтеров, требовалось перераспределение стоимости от какого-либо другого использования, как признал Борис Ельцин, когда заметил, что шахтеры не более достойны, чем учителя или другие лица, у которых есть задолженность по заработной плате. Поскольку виртуальная экономика обязательно порождает ожидания, которые не всегда могут быть удовлетворены для всех, конфликты и соперничество неотъемлемы от нее. Государство должно быть арбитром среди участников системы.

«Утечка»

Вторая задача, которая ложится на правительство, состоит в том, чтобы сделать систему более эффективной, уменьшив «утечку» ценности из системы.Утечка повышает стоимость функционирования виртуальной экономики. Сохранение большей ценности в системе за счет устранения утечек сохраняет ценность, необходимую для продолжения работы системы.

Утечка из виртуальной экономики принимает несколько форм. Он может быть законным или незаконным, санкционированным или несанкционированным. Утекающая стоимость может оставаться внутри страны или может быть переведена за границу (бегство капитала). Однако самое важное различие заключается в том, хороша ли утечка для системы или вредна для нее. Хорошую утечку можно рассматривать как необходимую стоимость удержания некоторых участников в игре.Это было бы одним из способов думать о Газпроме. В нашем примере Газпром вносит в систему всю производимую им стоимость. Как приватизированная компания, можно было бы предположить, что ее владельцы предпочтут экспортировать весь газ за твердую валюту. Но это политически невозможно. На практике «Газпрому» разрешено выкачивать (и прикарманивать) определенную долю в качестве оплаты, чтобы продолжать выполнять свою роль в системе.

В то время как некоторые утечки, таким образом, полезны для Виртуальной экономики, поскольку они заставляют систему работать (например, разрез «Газпрома»), другие утечки наносят ущерб (например, кража фондов заработной платы, из-за которой становится труднее удовлетворить денежный дефицит, или перенаправление деньги от налогов). В контексте утечки взаимосвязь между борьбой с коррупцией и экономическими реформами становится еще более сложной. Снижение коррупции обычно считается ключевым элементом ускорения экономических реформ. В виртуальной экономике России на самом деле может быть наоборот. Если уменьшение коррупции приводит к уменьшению утечек из системы, остается больше ценности для поддержки непрерывной работы убыточных предприятий.

Новое определение реформы

Признание роли правительства в виртуальной экономике имеет решающее значение для понимания последних политических событий в России.Улучшение управления этой системой и есть то, что сейчас определяется как «реформа» в Москве и по всей стране, в отличие от того, во что мы на Западе можем верить. Новая правительственная команда в Москве хорошо знакома с виртуальной экономикой гораздо лучше, чем с «рынком». Провозглашенная группа «молодых реформаторов» в Москве на самом деле почти полностью состоит из сыновей российского «пояса ржавчины», крупных промышленных городов Урала и долины Волги, являющихся родиной виртуальной экономики. Местные органы власти, даже банки и нефтяные компании, в которых они работали до приезда в Москву, были активными и добровольными участниками своих региональных виртуальных экономик.

Мы уже видим, как новое правительство превращает то, что на Западе считается инструментом рыночных реформ, во что-то, что служит целям виртуальной экономики. Возьмем, к примеру, институт банкротства. Новый кабинет министров объявил, что инициирует процедуру банкротства в отношении директоров госпредприятий, которые, по словам вице-премьера Виктора Христенко, не выплачивают «зарплату, не сохраняют рабочие места и не платят налоги».Их заменят, по словам г-на Христенко, «более эффективными» менеджерами.

Иными словами, вопреки практике рыночной экономики, банкротство в новой, «реформирующейся» российской экономике не означает продажу нежизнеспособного предприятия новым собственникам, которые проведут реструктуризацию, сократят издержки и сделают его прибыльным (добавочная стоимость). ), чего бы это ни стоило. Скорее это означает устранение утечек ценности из системы. Один проницательный российский журналист как-то написал, что «российские режиссеры не делятся на тех, кто ворует, и тех, кто не ворует.Они делятся на тех, кто ворует у завода, и на тех, кто ворует для завода». Программа реформ российского правительства означает замену менеджера, который «ворует у предприятия», на того, кто «ворует для предприятия», т. е. такого, который не злоупотребляет своим положением в личных целях за счет своей рабочей силы и труда. благо всей системы.

Налоговую реформу следует рассматривать в том же свете. Когда налоговая реформа означает попытку собрать больше денежных налогов с предприятий, вычитающих стоимость, она обречена на провал и нанесет ущерб социальному миру.Однако в той мере, в какой налоговая реформа означает взимание налогов с тех, кто действительно имеет средства (стоимость) для уплаты, это может означать сокращение вредных утечек из виртуальной экономики. Таким образом, это сделает его более эффективным

Ответ Запада

Как мы должны реагировать на все это, поскольку сейчас Запад вновь призывается предоставить экстренные средства для России? Первый шаг — признать, насколько сильно нас ограничивает существование виртуальной экономики. Мы были замешаны в появлении виртуальной экономики. Она не могла бы развиться до такой степени и, возможно, не стала бы такой коррумпированной и неэффективной, как сейчас, если бы мы не вливали средства извне — более 70 миллиардов долларов с 1992 года. Напрасно думать, что сегодня шесть годы спустя мы можем заставить русских, в качестве условия нашей помощи, пройти мучительный процесс демонтажа этой системы. Это не сработает, а попытка сделать это с нашей стороны сильно навредит нам в глазах простых россиян.

У нас остается два варианта. Во-первых, сосредоточиться на поддержании стабильности в России в краткосрочной перспективе, спасая виртуальную экономику. Если мы выбираем этот курс, мы должны осознавать цену для себя и для России. Это будет означать дальнейшую консолидацию отсталой, неконкурентоспособной экономики.

Наш второй вариант — просто прекратить финансирование такого дорогостоящего тупика. Мы можем отказаться от помощи. Здесь тоже надо взвешивать последствия. Что конкретно произойдет? В отсутствие экстренной помощи крайне маловероятно, что стоимость рубля сможет сохраниться по отношению к доллару.Иностранный капитал будет покидать фондовые рынки и, что наиболее важно, внутренний рынок государственного долга. России было бы сложнее заимствовать средства из-за рубежа. Все эти события окажут немедленное негативное влияние на российскую экономику. Но мы не верим, что какой-либо из них будет катастрофическим. Более важно то, что в долгосрочной перспективе эффект будет благотворным

.

Наиболее непосредственное влияние обесценения рубля будет на тех, у кого есть крупные обязательства, номинированные в долларах.Крупнейшие коммерческие банки оказались бы в тяжелейшем положении, а некоторые просто не выжили бы. Но важно четко понимать последствия этого. Почти 80% банковских вкладов российских домохозяйств — и непропорционально больше для домохозяйств с низкими доходами — находятся в государственном сберегательном банке Сбербанке, который был бы относительно неуязвим. Кончина некоторых коммерческих банков, безусловно, оказала бы негативное влияние на экономику, но не вызвало бы коллапса денежной системы, в первую очередь потому, что такая большая доля операций уже совершается вне ее.Одним из основных результатов банковского краха станет ослабление власти банковских олигархов. Но не понятно, что все так плохо.

Как насчет инфляции? Это правда, что борьба последних трех лет с инфляцией в России, похоже, увенчалась успехом. Возврат к эпохе непрерывного роста цен периода 1992-1995 годов был бы неудачным. Но оживление инфляции будет зависеть не только от обесценивания рубля. Решающим фактором предотвращения возобновления инфляции является продолжение политики Центрального банка, заключающейся в том, чтобы не печатать деньги для покрытия бюджетного дефицита.Это будет большим испытанием для правительства. Здесь тоже важно отказаться от притворства. До сих пор правительству удавалось поддерживать свою политику отказа от монетизации дефицита путем простого заимствования как внутри страны, так и за рубежом. Это большая часть проблемы, которая привела к нынешнему кризису. Уже с одной этой точки зрения обесценивание валюты может помочь, а не навредить, потому что России будет труднее брать кредиты для финансирования текущего дефицита. Валютные риски, которые были недооценены, если не сказать проигнорированы, теперь повысят стоимость внешних заимствований.Даже внутренний долг станет более дорогим, поскольку большая часть прироста казначейского долга в 1997 году была куплена иностранными инвесторами. Таким образом, амортизация повысит стоимость финансирования. Это сделает более очевидным истинное состояние государственных финансов России. Но если российская экономическая политика в настоящее время помешана на заимствованиях, то прекращение предоставления кредита может быть лучшим способом избавиться от этой опасной привычки.

Короче говоря, мы не думаем, что даже краткосрочные экономические последствия отказа России в финансовой помощи будут слишком серьезными.Вполне могут быть и, вероятно, должны быть, некоторые политические последствия. Но при любом мыслимом сценарии ответной реакции, которая могла бы возникнуть сегодня, последствия дефолта и финансового краха еще через год, два или три продолжения того же пути, что и сейчас, были бы намного хуже.

Наше предложение не является «волшебным средством». Это просто лучшая из двух плохих альтернатив. Отказ от финансовой помощи сам по себе не гарантирует никаких хороших результатов, и у него будут некоторые плохие. Это, конечно, сэкономит деньги, которые в противном случае пошли бы на рефинансирование российского долга.Но, возможно, более важно то, что мы, наконец, возложим ответственность за экономическое будущее России на самих россиян. Отказавшись от заявления о том, что наша помощь зависит от проведения рыночных реформ (поскольку этого не было и не может быть), мы подали бы россиянам сигнал о том, что выбор, который вы делаете в отношении экономической политики, принадлежит только вам. Похоже, вы выбрали виртуальную экономику. Ладно, держись, если хочешь. Но теперь вы должны знать цену, потому что она есть.

Отказ России в финансовой помощи небезопасен.Но спасение виртуальной экономики наверняка увеличит эти риски в будущем.

Внутри российских налоговых убежищ, созданных Путиным для помощи миллиардерам, находящимся под санкциями

Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг.

Андрей Рудаков/Bloomberg, Михаил Светлов/Getty Images

Российские миллиардеры могут лучше пережить экономические санкции благодаря налоговой гавани, которую их страна создала в 2018 году.

Две офшорные зоны, известные как особые административные районы, или ОАР, использовали налоговые льготы, чтобы побудить российские компании, базирующиеся в других странах, переехать в Россию.

Расположенные на крайнем западе и востоке страны — один на острове Октябрьский в Калининградской области, зажатой между Литвой и Польшей, другой на острове Русский недалеко от границ с Китаем и Северной Кореей — два особых региона дали олигархам выходной пандус из иностранных юрисдикций, где они могут быть подвергнуты санкциям.

Помимо низких налоговых ставок, SAR имеют дополнительное преимущество, заключающееся в том, что они делают компании недоступными для США и других стран, стремящихся наказать президента Владимира Путина за агрессию России против Украины.Президент США Джо Байден заявил, что его администрация готовится ввести санкции против российских миллиардеров в ответ на любое насилие.

«Инициатива SAR была создана для того, чтобы помочь компаниям, попавшим под санкции, вернуться в Россию и минимизировать юридические риски, — говорит Иван Насонов, директор по международному налогообложению KPMG в России. дивиденды, доход и прирост капитала, добавляет он.

Это было в августе 2018 года, через четыре месяца после того, как U.Министерство финансов С. ввело санкции в отношении семи российских миллиардеров, подозреваемых в связях с Путиным, за то, что российское правительство незаметно приняло закон, создающий потенциальный путь к отступлению.

Для российских бизнесменов репатриация их иностранных компаний в Россию обеспечила налоговую сделку, которую было трудно превзойти: нулевые налоги на дивиденды и прирост капитала от продажи акций публичных компаний, если бенефициары инвестировали не менее 50 миллионов рублей. – около 650 000 долларов США – в российской компании в течение шести месяцев после перевода их фирмы в ЮАР.И они по-прежнему могли использовать иностранные банковские счета для платежей и переводов, что облегчало перемещение денег через границы, когда это было необходимо.

По мнению Кремля, SAR вернули некоторые из крупнейших российских компаний на орбиту Москвы и смягчили американские санкции. С 2018 года более 70 компаний репатриировались в САР России из иностранных юрисдикций, многие из которых находились в местах, давших согласие на признание санкций США. Это включает в себя Европейский союз и его государства-члены, такие как Кипр, офшорный финансовый центр, когда-то популярный среди российских миллиардеров.Наиболее известными из них являются алюминиевый гигант UC Rusal и энергетическая и металлургическая компания En+ ​​Group, которые частично принадлежат Виктору Вексельбергу и Олегу Дерипаске соответственно, двум российским миллиардерам, которые попали под санкции Министерства финансов в апреле 2018 года.

Дерипаска, близкий союзник Путина и бывший клиент главы предвыборного штаба Дональда Трампа в 2016 году Пола Манафорта, владеет 45% акций En+ Group стоимостью около 3,3 млрд долларов, что составляет более 75% его предполагаемого состояния в 4,3 млрд долларов. В свою очередь En+ Group владеет 57% Русала.Вексельбергу принадлежит примерно 10% акций «Русала» на сумму 1,4 миллиарда долларов, что составляет небольшую часть его предполагаемого состояния в 9,3 миллиарда долларов.

В декабре 2018 года, через восемь месяцев после введения санкций Минфина, En+ переместила свою юридическую штаб-квартиру из зависимой от британской короны Джерси — популярной офшорной гавани в Ла-Манше — в САР острова Октябрьский. Месяц спустя, в январе 2019 года, США сняли санкции с «Русала» и En+ Group, сославшись на сокращение прямой и косвенной доли Дерипаски в компаниях после того, как Дерипаска реструктурировал свои активы.Этот шаг подвергся критике за то, что Дерипаска и его соратники остались с контрольным пакетом акций En+ Group, а также с более крупной долей в Русале благодаря обмену акциями с гигантом по торговле сырьевыми товарами Glencore. В конце концов, Русал последовал его примеру, совершив такой же переход с Джерси на Октябрьский в сентябре 2020 года. С тех пор Дерипаска перевел в Октябрьский САР еще как минимум 12 компаний.

Теперь Дерипаска и Вексельберг могут управлять этими инвестициями, не опасаясь, что дядя Сэм заморозит активы, при этом получая дивиденды и прирост капитала без уплаты налогов.В отличие от Джерси, который пошел по стопам США и Великобритании и ввел санкции в отношении ряда российских банков в 2014 году, остров Октябрьский предлагает аналогичные налоговые ставки, не подвергаясь иностранным санкциям.

До н. Вексельберг, например, имел кипрское гражданство до того, как его, как сообщается, лишили в 2019 году. Но как член ЕС Кипр также ввел экономические санкции блока против российских компаний.

Некоторые из российских миллиардеров, включенных в список Минфина 2018 года российских олигархов, преуспевших при Путине, хотя и не попали под санкции, также воспользовались SAR. Виктор Харитонин передал Октябрьскому свою кипрскую холдинговую компанию Augment Investments Ltd, владеющую контрольным пакетом акций фармацевтической компании «Фармстандарт». Соратник-миллиардер Андрей Мельниченко перевел как свою кипрскую холдинговую компанию Donalink Ltd, так и дочернюю компанию угольной энергетической компании СУЭК с Кипра в САР острова Русский.Еще один магнат в сфере недвижимости Сергей Гордеев перевел в Октябрьский свою кипрскую компанию Ledamen Ltd., связанную с застройщиком ПИК, на долю которого приходится подавляющая часть его состояния, оцениваемого в 4,3 миллиарда долларов.

«Исторически российские группы использовали кипрские холдинговые компании, — говорит Насонов из KPMG. «Большинство субъектов, переехавших в российские САР, имеют кипрские корни».

Тем не менее, САР предназначены для репатриации крупных корпораций или холдингов, а не личных активов, которыми владеют многие российские миллиардеры в западных странах.Некоторые лица из списка Минфина 2018 года, в том числе Михаил Прохоров, Харитонин и Мельниченко, в настоящее время владеют или владели в прошлом недвижимостью во Франции и Италии через холдинговые компании, базирующиеся в Люксембурге, члене-основателе Европейского Союза со своей собственной налоговой службой. льготы для иностранных инвесторов.

По словам Насонова, поскольку в соответствии с САР требуется инвестировать в Россию 50 миллионов рублей для получения соответствующих налоговых льгот, у российских миллиардеров мало стимулов для перевода личных холдинговых компаний в Россию.Новый законопроект, рассматриваемый российским парламентом, предлагает дополнительные налоговые льготы для тех, кто инвестирует 300 миллионов рублей, примерно 3,9 миллиона долларов, в определенные отрасли, включая транспорт и инфраструктуру в ЮАР. В случае принятия эти положения снизят ставку налога у источника с 15% до 10%, что удешевит реинвестирование прибыли миллиардеров, чьи компании находятся в ЮАР, за пределами России.

Но эти иностранные активы все еще могут попасть под санкции США.В интервью Forbes Russia в 2021 году Вексельберг рассказал, что он до сих пор не может получить доступ к зарубежным активам на сумму более 1,5 миллиарда долларов. И правительство США может вскоре нацелиться на других российских олигархов с гораздо более заметными активами на Западе, которые будет очень трудно, если вообще возможно, перевести в российский САР.

Российское правительство подчеркнуло налоговые льготы при переезде в ЮАР, но любые новые санкции США могут убедить фирмы, которые еще не переехали, наконец совершить прыжок.

«В России есть компании, которые не передислоцировали свои иностранные холдинги в ОАР, — говорит Насонов. — Если эти группы или бенефициары попали под [новые] санкции, они могут принять решение о переезде в ОАР как можно скорее».

Примечание: история была обновлена ​​3 февраля.

Иностранные дела: виртуальная экономика России

Иностранные дела
Сентябрь/октябрь 1998 г.

Виртуальная экономика России

Клиффорд Г.Гэдди и Барри В. Икес

 

Помимо спасения

Непосредственные причины нынешнего финансового кризиса в России ясны — большой дефицит бюджета и неспособность обслуживать долг, особенно краткосрочные долларовые обязательства. Столь же простые шаги для решения этих проблем были широко предложены. Москву просят сократить дефицит бюджета, собирая больше налогов и сокращая расходы. Международные финансовые организации и западные страны в июле обязались предоставить экстренный кредит в размере 17 миллиардов долларов для стабилизации текущего финансового кризиса и реструктуризации краткосрочного долга.Утверждается, что эти меры позволят правительству вернуться к делу рыночных реформ.

Но такие меры не могут решить экономических проблем России. Они основаны на фундаментальном, но почти повсеместном непонимании российской экономики, которое звучит примерно так: Россия рано добилась успеха в рыночных реформах, но прогресс был замедлен широко распространенной коррупцией, преступностью и некомпетентностью. Взрыв бартерных сделок и невыплаты заработной платы и налогов происходит из-за неправильного управления предприятиями.Плохой сбор налогов ослабил государство. Преодоление этих препятствий является огромной проблемой, но если их удастся преодолеть, движение к рынку может продолжиться.

На самом деле, большая часть российской экономики не движется к рынку и даже не топчется на месте. Он активно движется в другом направлении. За последние шесть лет российские компании, особенно в производственной сфере, действительно изменили методы работы, но чтобы защитить себя от рынка, а не влиться в него.В России возникла новая экономическая система со своими правилами и своими критериями успеха и неудачи.

Новую систему можно назвать виртуальной экономикой России, потому что она основана на иллюзии почти всех важных параметров: цен, продаж, заработной платы, налогов и бюджетов. В его основе лежит притворство, что экономика намного больше, чем она есть на самом деле. Это притворство позволяет иметь более крупное правительство и более крупные расходы, чем Россия может себе позволить. Это реальная причина, скрывающаяся за паутиной задолженности по заработной плате, поставкам и налогам, из которой Россия, похоже, не может выпутаться.

Виртуальная экономика является надежной, глубоко укоренившейся и широко популярной. По этим причинам он определил новую программу реформ, в основном направленную на сохранение нынешних договоренностей. Виртуальная экономика ставит перед Западом трудный выбор в отношении дальнейшей поддержки экономических преобразований в России. Основным мотивом для предоставления средств спасения является убеждение не только в том, что для сохранения социальной и политической стабильности требуется больше денег, но и в том, что можно привязать условия, чтобы стимулировать дальнейшие реформы.Однако верно и обратное: финансовая помощь поддержит виртуальную экономику, которая принципиально не основана на рынке и чья неэффективность обеспечит продолжение экономического спада и новые кризисы. Спасение просто отсрочит день расплаты. Когда этот день наступит, экономические последствия и политическая реакция будут еще хуже.

 

Реальность и притворство

Внимательное прочтение статистики раскрывает реальность российской экономики. После 8 лет спада, по данным Госкомстата, объем промышленного производства вырос на 1. 9 процентов в 1997 году, и ВВП немного увеличился. Но останавливаться на достигнутом — заблуждение. Реальная прибыль в промышленности снизилась на 5 процентов в прошлом году. Почти половина промышленных предприятий сообщила об убытках по сравнению с менее чем 27 процентами в 1995 году

.

Накопление основного капитала также отражает истинные трудности экономики. Накопление капитала сократилось в прошлом году седьмой год подряд и продолжает снижаться в этом году. В 1997 г. общие капитальные вложения в производственные отрасли экономики — промышленность, сельское хозяйство, транспорт и связь — упали всего на 17% от уровня 1990 г.В основном секторе производства продукции металлообработки и машиностроения затраты на машины и оборудование в 1997 г. составляли не более 5,3% от того, что было всего 7 лет назад.

Очень мало негативных сигналов о таком положении дел. Банкротство по-прежнему редкость. В США корпоративных банкротств в среднем за месяц больше, чем в России за весь 1997 г. Таким образом, может показаться, что, несмотря на отстающие показатели, в российской промышленности ничего не меняется.Наоборот, в 1997 г. в российских компаниях в конце года насчитывалось больше работников, чем в начале.

В довершение всего к этим проблемам относится пресловутый кризис неплатежей. Это знакомая история: предприятия не платят ни поставщикам, ни работникам, ни налоги. Хотя неуплата налогов и заработной платы привлекает внимание средств массовой информации, это не настоящая история. Оплата производится, только не наличными. Доля бартера в расчетах между всеми промышленными предприятиями России достигла в настоящее время более 50%.В прошлом году 40 процентов всех налогов, уплаченных российскому федеральному правительству, были неденежными. В местных и региональных бюджетах степень неденежных платежей была еще выше.

Проблема наиболее распространена в секторе крупных предприятий. В прошлом году комиссия Карпова сообщила, что крупнейшие компании страны вели 73 процента своего бизнеса в бартерных и других неденежных средствах. Еще более примечательным было то, как эти крупные предприятия обращались с налоговыми органами. Они заплатили 80 процентов налогов, которые они должны были федеральному правительству — неплохая цифра — но только 8 процентов наличными.В отчете резюмируются выводы комиссии о текущей российской экономике следующим образом:

Возникает экономика, в которой устанавливаются цены, которые никто не платит наличными; где никто ничего не платит вовремя; где создаются огромные взаимные долги, которые также не могут быть погашены в разумные сроки; где заработная плата декларируется и не выплачивается; и так далее… [Это создает] иллюзорные или «виртуальные» доходы, которые, в свою очередь, ведут к невыплаченным или «виртуальным» фискальным обязательствам, [при этом бизнес ведется по] нерыночным или «виртуальным» ценам.

Короче говоря, возникла виртуальная экономика.

 

Корни виртуальной экономики

Виртуальная экономика возникла в основном нереформированном промышленном секторе, унаследованном от Советского Союза. В его основе множество предприятий, которые производят товары, но забирают, а не добавляют стоимость. Этот сектор пережил шесть лет рыночной реформы. Причины сложны, но самая главная заключается в том, что предприятия теперь могут работать в России, не оплачивая свои счета.Это возможно потому, что к ним перераспределяется стоимость из других секторов экономики. Один из способов сделать это — задолженность по налогам, которая является формой продолжающихся бюджетных субсидий. Однако более важным является прямое перераспределение из производящих стоимость секторов экономики, в первую очередь из сектора природных ресурсов.

Эта ситуация является скорее связью с прошлым, чем разрывом с ним. Советская экономика казалась крупной индустриальной экономикой, хотя на самом деле советская промышленность субсидировалась за счет заниженных цен на сырье и капитал.Оказалось, что в экономике есть большой производственный сектор, создающий добавленную стоимость; по правде говоря, производство уничтожило часть стоимости используемых ресурсов, но произвольное ценообразование держало это в секрете. Корни виртуальной экономики лежат в продолжении этого притворства.

Один из способов понять российскую экономику — принять упрощенную модель, состоящую всего из четырех секторов. Во-первых, это сектор домохозяйств (H), который поставляет рабочую силу. Во-вторых, это государственный сектор (G), который передает налоговые поступления домохозяйствам.В-третьих, сектор, создающий добавленную стоимость и производящий ресурсы (R). Последним является производственный сектор, вычитающий стоимость (M), который охватывает остальную часть экономики.

Предположим, что М — единственный завод, который берет 100 рублей труда у Н и 100 рублей ресурсов у R и производит продукт стоимостью 100 рублей. Он вычитает стоимость на 100 рублей, но делает вид, что увеличивает стоимость. Для этого он переоценивает свою продукцию. Оно утверждает, что оно стоит не 100, а 300. И все остальные соглашаются с этим притворством, потому что они могут использовать продукцию по завышенной цене для обмена друг с другом или для уплаты собственных налогов.

М платит R за ресурсы, отдавая им треть конечного продукта, утверждая, что они стоят 100 рублей. (На самом деле он стоит всего 33 1ffi3.) Предположим для простоты, что существует 100-процентный налог на добавленную стоимость, что устраивает R, так как он просто передает продукт G в порядке уплаты налога. обязательство. М платит, конечно, свои налоги — 100 руб. — и натурой.

В отношении домохозяйств начинают возникать проблемы. Н ожидает, что ему заплатят 100 за его труд, но не может принять оплату натурой, поскольку не может потреблять продукт М.Нужны наличные. Но денежная стоимость оставшегося продукта М составляет всего 33 1ffi3. Отсюда возникает задолженность по заработной плате. Точно так же государственный бюджет 200 г., равный его налоговым сборам, стоит только 67 наличными. Если предположить, что G переводит свой бюджет в H в качестве пенсий, то также возникает задолженность по пенсиям.

Эта модель, конечно, сильно стилизована, но она охватывает большую часть современной российской экономики — не только задолженность по заработной плате, но и нереалистичный бюджет, задолженность по пенсиям и очевидный рост производства. Не менее важно и то, что модель учета с четырьмя секторами сразу же предполагает бесполезность различных мер политики. Возьмем, к примеру, жесткие меры по сбору налогов, к которым призывает МВФ. Российское правительство, стремясь увеличить объем наличных средств в бюджете, требует, чтобы предприятия погашали свою налоговую задолженность наличными, а не натурой. Модель ясно дает понять, что такой подход может означать только передачу определенной суммы стоимости — слишком малой, чтобы удовлетворить требования как правительства, так и рабочих — от одного получателя к другому.Выигрыш одного — проигрыш другого. Если налоги платить, зарплаты не будет.

Так регулярно происходило в последние годы, в том числе в первом квартале этого года. С января по март Государственная налоговая служба России увеличила поступления наличных чуть более чем на пять миллиардов рублей (с учетом инфляции). За тот же период почти на столько же выросла задолженность предприятий перед своими работниками по просроченной заработной плате. В апреле в связи с общероссийским днем ​​протеста профсоюзов против задолженности по заработной плате Федерация независимых профсоюзов России призвала внести поправку в Гражданский кодекс, запрещающую предприятиям платить налоги до выплаты заработной платы.Профсоюзы утверждали, что «недавние попытки правительства выжать больше налогов из промышленных предприятий для выплаты работникам государственного сектора только усугубили проблему задолженности по заработной плате в частном секторе…»

 

Почему русские предпочитают это

Описанная выше система не могла долго просуществовать в условиях рыночной экономики, но в России она, кажется, крепнет с каждым днем. Виртуальную экономику можно сравнить с тем, что на самом деле происходит под видом. Остается только предположить, что никто не делает вид, что конечный продукт производителей стоит дороже тех 100 рублей, которыми он является на самом деле.

Первый результат заключается в том, что М должен был бы сообщить об убытке в размере 100 вместо прибыли в размере 100. Следовательно, у него не было бы налоговых обязательств. Но при объеме продаж всего 100 М не может заплатить как R, которому он должен 100 за ресурсы, так и Н, которому он должен 100 за заработную плату. Ему придется распределить 100, которые у него есть, между ними. Предположим, что он платит 50 H и 50 R. Таким образом, M имеет задолженность по заработной плате в размере 50 и межпредпринимательскую задолженность в размере 50.

90 004 R, в свою очередь, выплачивает свой единственный заработок, 50, которые он получает от M, G.Это оставляет R с задолженностью по налогам в размере 50. Единственным доходом G является то, что она получает от R, поскольку M не имеет добавленной стоимости. Затем G переводит в H 50, полученные от R. При этом остается задолженность перед бюджетом в размере 50.

Картина начинает проясняться. В таблице сравниваются показатели виртуальной экономики с показателями реальной экономики. По всем пунктам совокупные показатели виртуальной экономики — продажи, прибыль, ВВП, объем производства — выглядят лучше, чем они есть на самом деле.

Как только видимость виртуальной экономики устранена, запланированный бюджет (общие расходы, основанные на ожидаемых налоговых поступлениях) становится вдвое меньше, чем казалось.Но это означало бы, например, сокращение вдвое номинальных пенсий.

Отличается и картина просроченной задолженности. Суммарная задолженность одинакова как в реальной, так и в виртуальной экономике. Но обратите внимание, что два новых типа задолженностей возникают, когда устраняется притворство виртуальной экономики. Теперь у R есть налоговая задолженность, а у M есть межпредпринимательская задолженность перед R. Сеть взаимной задолженности еще более запутана, чем в виртуальном случае.

Однако, возможно, более важным, чем любой совокупный показатель, является то, как ликвидация виртуальной экономики повлияет на производство.Виртуальная экономика маскирует нежизнеспособность производителя, вычитающего стоимость. В виртуальной экономике М кажется добавленной стоимостью в 100. На самом деле М явно в минусе.

Таким образом, ни один из участников виртуальной экономики не выиграет от ее ликвидации. Любая попытка раскрыть правду о виртуальной экономике будет непопулярна. Это будет означать урезание пенсий, клеймение сектора добавленной стоимости как неплательщика налогов, а также угрозу банкротства производственных предприятий и потери рабочих мест и заработной платы, которые они обеспечивают.

Это, в свою очередь, подчеркивает ключевой момент модели. Виртуальная экономика возникла по двум фундаментальным причинам: большая часть российской экономики, особенно ее производственный сектор, забирает стоимость, а большинство участников экономики делают вид, что это не так. Бартер, задолженность по налогам и другие немонетарные способы оплаты оказываются основным механизмом, используемым для поддержания притворства. Притворство является причиной всех трудностей с неуплатой. Производимая стоимость меньше, чем на нее претендует.

 

Отчаянно нуждаться в наличных

Связь между безналичной виртуальной экономикой и рыночной экономикой, основанной на наличных деньгах, любопытна. В какой-то степени система движима активными усилиями избегать наличных денег, потому что операции с наличными разоблачают притворство. Но есть и другие причины избегать наличных денег. Наличные дорого зарабатывать и дорого хранить. Налоговые органы могут с меньшей вероятностью принимать безналичные платежи от предприятия, имеющего много наличных денег. Наличные также уязвимы для вымогательства со стороны организованной преступности.В то же время система диктует определенное минимальное требование к денежным средствам, называемое денежным ограничением.

Очень срочно многие предприятия должны продавать свою продукцию за наличный расчет, чтобы выплачивать заработную плату. Это объясняет ироническую особенность виртуальной экономики, заключающуюся в том, что, хотя она сама по себе является нерыночной системой, она зависит от рынка. Только рынок позволяет реализовать часть продукта экономики за деньги, необходимые для оплаты труда рабочих. (В Советском Союзе и труд, и заработная плата распределялись централизованно. ) Часть товара можно продавать внутри России. Но главный источник наличных денег находится снаружи, на мировом рынке.

С 1992 года рост экспорта считается успешным этапом переходного процесса в России. Принято считать, что рост экспорта означал, что большая часть российской экономики выдержала окончательные рыночные испытания. На самом деле многие российские экспортеры убыточны. Но для участников виртуальной экономики целью экспорта является не прибыль, а денежные средства. Убытки, которые они несут, считаются необходимыми затратами на то, чтобы остаться в бизнесе.

Домохозяйства в виртуальной экономике действуют по схожей логике. Они распределяют усилия между работой на производстве и зарабатыванием денег самостоятельно или каким-либо иным образом поддерживают себя за счет деятельности, не связанной напрямую с системой, такой как уличная торговля и садоводство. Эти виды деятельности хороши для виртуальной экономики, поскольку они сокращают минимальную сумму наличных денег, которая должна быть предоставлена ​​домохозяйствам из системы.

Наконец, минимальное количество наличных в этой системе не означает, что наличные в России неактуальны.Наоборот, в стране безналичных человек с мелочью — король или, по крайней мере, олигарх, как называют русских капиталистов и финансистов. Некоторые российские капиталисты, безусловно, имеют больше, чем мелочь, но по международным меркам они не особенно богаты. Онэксимбанк, возглавляемый Владимиром Потаниным, пожалуй, самым известным из финансовых магнатов, не входит в число 100 крупнейших по размеру банков США. Совокупный размер «Онэксимбанка» и одного из его главных конкурентов, «Менатепа», меньше, чем у средних банков «Центура» в Роки-Маунт, Северная Каролина.Именно относительно богатый статус российских магнатов в условиях безналичной экономики дает им такую ​​большую власть.

 

Реальные затраты

Данная система имеет ряд существенных негативных последствий. Но были затронуты три основные области: реструктуризация предприятий, оценка экономической эффективности и государственный сектор. Эффект от реструктуризации предприятий наиболее очевиден. Даже те, по общему признанию, немногие предприятия, которые, вероятно, могли бы реструктурироваться и стать жизнеспособными на рынке, не сделали этого, потому что это было бы дорого, и потому что они могли бы и без того ковылять.

Влияние на видимые совокупные экономические показатели, такие как ВВП и объем производства, уже было предложено. В зависимости от используемой формы оплаты продукция в виртуальной экономике переоценивается в два-три раза (при бартерных сделках) и до пяти раз (при продаже по векселям). Поскольку отчетная стоимость национального экономического продукта основана на этих завышенных ценах, ВВП России может быть даже меньше, чем предполагают официальные данные, даже с учетом занижения данных о скрытой экономике.По рыночному обменному курсу ВВП России в 1997 году составлял около 466 миллиардов долларов, или не более 6 процентов ВВП США. Его годовой рост также преувеличен. Когда вычитатели стоимости увеличивают выпуск, это плохая новость, хотя в виртуальной экономике это проявляется как увеличение ВВП. Российское статистическое агентство сообщило, что в 1997 году ВВП вырос на 0,8 процента. Дополнительная добавленная стоимость, о которой оно сообщает, почти наверняка является виртуальной.

Воздействие на государственный сектор может быть самым важным из всех. Виртуальная экономика меняет саму природу бюджета.Бюджет должен представлять собой план приоритетов государственных расходов. В демократическом обществе причина обсуждения и принятия бюджета законодательным органом состоит в том, чтобы демократическим путем решить, каковы приоритеты общества. Поскольку наличные деньги обеспечивают полную свободу и гибкость в удовлетворении потребностей, определенных в бюджете, они обеспечивают максимальную эффективность и справедливость. Уплата налогов натурой нарушает эту функцию.

История с челябинским метро — хорошая иллюстрация того, как случайные налоговые обязательства некоторых компаний исказили приоритеты государственной политики.23 марта губернатор Челябинской области Петр Сумин объявил строительство метрополитена в городе Челябинске одной из важнейших строек региона. Проект финансируется за счет налоговой задолженности строительных компаний перед федеральными, провинциальными и местными органами власти. Строительные компании в Челябинске имели большую задолженность по налогам перед местными и федеральными властями. В то же время федеральное правительство имело задолженность перед Челябинском по средствам, но запаздывало с выплатой.Местное правительство было более или менее вынуждено принять предложение строительных компаний о крупном проекте вместо оплаты, в то время как федеральное правительство списало налоговую задолженность компаний взамен федерального взноса в Челябинск. В итоге получается метро. И не беда, что в Челябинске, как и во всей России, больницы и школы в аварийном состоянии, а учителям, медсестрам и врачам не платят. Когда товары поставляются в натуральной форме в качестве компенсации налогов, это рынок продавца.

 

Роль правительства

Виртуальная экономика не совсем вредна. В самом общем смысле — это система социальной защиты России. Самый важный вклад, который он вносит, — это рабочие места, хотя и с минимальной заработной платой. Благодаря этой функции Россия обладает социальной стабильностью. Задолженность по заработной плате достигла рекордного уровня в первом квартале этого года, но в течение марта по всей стране было проведено только 70 официально объявленных забастовок продолжительностью более одного дня.Из них 22 были в промышленности, в которых было задействовано 7700 рабочих из общего числа более 15 миллионов человек. К 1 апреля только 7 из этих забастовок все еще продолжались.

Но у этой стабильности есть пределы. В мае шахтеры устроили общенациональную акцию протеста против невыплаты заработной платы. Они блокировали пассажирские и товарные поезда и воздержались только тогда, когда правительство снова пообещало выплатить заработную плату. Забастовка шахтеров подчеркнула роль правительства как арбитра в виртуальной экономике. Чтобы погасить задолженность по зарплате шахтерам, требовалось сместить стоимость с какой-то другой цели, как признал Борис Ельцин, когда заметил в разгар майского кризиса, что шахтеры не более достойны, чем учителя или другие лица, у которых также есть задолженность по зарплате. Поскольку виртуальная экономика постоянно порождает ожидания, которые не могут быть оправданы для всех, правительство должно выступать в качестве арбитра.

Вторая задача, которая ложится на правительство, заключается в том, чтобы сделать систему более эффективной за счет сокращения утечки стоимости, которая повышает стоимость функционирования виртуальной экономики. Утечка принимает несколько форм. Он может быть законным или незаконным, санкционированным или несанкционированным. Утекающая стоимость может оставаться внутри страны или может быть переведена за границу в результате бегства капитала. Однако наиболее важное различие заключается в том, является ли утечка благом или вредом для системы.Хорошая утечка — это цена, необходимая для удержания некоторых участников в игре. В четырехсекторной модели российской экономики ресурсный сектор вносит в систему всю производимую им стоимость. Предположим, что этот сектор с добавленной стоимостью состоит из приватизированной газовой компании, скажем, «Газпрома», владельцы предпочли бы экспортировать весь газ за твердую валюту. Но это политически невозможно. На практике «Газпрому» по закону разрешено экспортировать определенную долю своего газа, чтобы продолжать выполнять свою роль в системе.

В то время как некоторые утечки, таким образом, полезны для виртуальной экономики, другие утечки, такие как кража фондов заработной платы, не приносят пользы, что затрудняет удовлетворение минимальных потребностей в наличных деньгах. В контексте утечек взаимосвязь между борьбой с коррупцией и экономическими реформами может быть поставлена ​​с ног на голову. Снижение коррупции обычно считается ключевым элементом ускорения экономических реформ. Но если сокращение коррупции в виртуальной экономике России приведет к уменьшению утечек, останется больше ценности для поддержки дальнейшей работы убыточных предприятий.

 

Московская идея реформ

Признание роли правительства в виртуальной экономике имеет решающее значение для понимания недавних политических событий. Улучшение управления этой системой и есть то, что сейчас определяется как реформа в Москве и по всей стране, что довольно резко контрастирует с тем, во что могут верить на Западе. Правительство, приведенное к присяге в апреле, хорошо знакомо с виртуальной экономикой гораздо лучше, чем с рынком. Прославленная группа молодых реформаторов в Москве — премьер-министр Сергей Кириенко, бывший банкир и нефтяник, и три его заместителя, Борис Немцов, бывший губернатор Нижнего Новгорода, Олег Сысуев, бывший мэр Самары, и Виктор Христенко, региональный администратор в Челябинске — это, по большому счету, российские ржавые пояса, крупные промышленные города Уральских гор и долины Волги, где сосредоточена виртуальная экономика.Местные органы власти, банки и нефтяные компании, в которых реформаторы работали до приезда в Москву, были активными и добровольными игроками в своих региональных виртуальных экономиках.

Новое правительство формирует то, что Запад считает инструментами рыночных реформ, которые служат целям виртуальной экономики. Возьмем, к примеру, институт банкротства. В мае новый кабинет объявил, что инициирует процедуру банкротства в отношении директоров государственных предприятий, которые, по словам Христенко, «не выплачивают заработную плату, не сохраняют рабочие места и не платят налоги». По его словам, их заменят «более эффективными» менеджерами. Иными словами, в отличие от практики рыночной экономики, банкротство в новой, реформирующейся российской экономике не означает продажу нежизнеспособного предприятия новым собственникам, которые реструктурируют, сокращают издержки и получают прибыль. Скорее, это означает устранение утечек ценности из системы.

Проницательная российская журналистка Юлия Латынина в прошлом году писала, что «российские режиссеры не делятся на тех, кто ворует, и тех, кто не ворует.Они делятся на тех, кто ворует у завода, и тех, кто ворует для завода». злоупотреблять своим положением в личных целях за счет своей рабочей силы и блага всей системы.

Налоговую реформу следует рассматривать в том же свете. Когда налоговая реформа означает попытку собрать больше денег с неплатежеспособных предприятий, она обречена на провал и нанесет ущерб социальному миру.Однако когда налоговая реформа означает взимание налогов с тех, у кого действительно есть средства для их уплаты, это может означать сокращение утечек из виртуальной экономики. Таким образом, это поможет сохранить его, а не реформировать.

 

Ответ Запада

Как должен реагировать Запад, когда его в очередной раз призывают предоставить экстренные средства для России? Первый шаг — признать существование виртуальной экономики и тот факт, что Запад причастен к ее возникновению.Он не мог бы развиться до такой степени и, возможно, не стал бы таким коррумпированным и неэффективным, как сейчас, если бы с 1992 года извне не было влито более 70 миллиардов долларов. Бесполезно думать, что сегодня, шесть лет спустя, Запад может заставить русских в качестве условия помощи пройти мучительный процесс демонтажа этой системы. Они не пойдут на такое требование, и попытка навязать его им нанесет серьезный ущерб Западу в глазах простых россиян.

Осталось два варианта. Первый, который, похоже, на данный момент выбрал Запад, заключается в том, чтобы сконцентрироваться на поддержании стабильности в России в краткосрочной перспективе, спасая виртуальную экономику. Запад должен осознавать цену для себя и для России: дальнейшая консолидация отсталой, неконкурентоспособной экономики, гарантирующая необходимость череды экстренных мер по спасению в будущем.

Второй вариант — прекратить финансирование такого дорогостоящего тупика и отказаться от финансовой помощи. Здесь тоже нужно взвешивать последствия.Без экстренной помощи стоимость рубля, вероятно, не сможет поддерживаться по отношению к доллару. Иностранный капитал покинет фондовые рынки и, что наиболее важно, внутренний рынок государственного долга. России было бы сложнее заимствовать средства из-за рубежа. Все эти события окажут немедленное негативное влияние на российскую экономику. Но ни один из них не был бы катастрофическим. Более важно то, что в долгосрочной перспективе последствия будут благотворными.

Наиболее непосредственное влияние обесценивания рубля будет на тех, у кого есть крупные обязательства, номинированные в долларах.Крупнейшие коммерческие банки окажутся в наиболее тяжелом положении, а некоторые обанкротятся. Но почти 80 процентов банковских вкладов российских домохозяйств — и непропорционально больше для домохозяйств с низкими доходами — находятся в государственном сберегательном банке Сбербанке, который был бы относительно неуязвим. Кончина некоторых коммерческих банков, безусловно, оказала бы негативное влияние на экономику, но не вызвало бы коллапса денежной системы, прежде всего потому, что около половины операций уже осуществляются вне ее.Одним из основных результатов банковского краха станет ослабление власти банковских олигархов. Но не понятно, что все так плохо.

А инфляция? Похоже, что борьба последних трех лет с инфляцией увенчалась успехом. Еще в мае 1995 года инфляция свирепствовала на уровне более 200 процентов в год; к маю этого года она снизилась до 7,5% в год. Возвращение к непрерывному росту цен 1992–1995 годов было бы неудачным, но оживление инфляции зависело бы не только от обесценивания рубля.Решающим фактором предотвращения возобновления инфляции является сохранение политики Центрального банка, заключающейся в том, чтобы не печатать деньги для покрытия бюджетного дефицита.

Здесь тоже важно отказаться от притворства. До сих пор успех правительства в снижении инфляции был связан с некоторой уловкой. Начиная с середины 1995 г. он заменил свою прежнюю привычку монетизировать дефицит менее заметным злом: массовыми заимствованиями внутри страны и за границей для восполнения дефицита бюджета. Его предпочтительным долговым инструментом были казначейские векселя.Результатом стало быстрое накопление краткосрочного внутреннего долга на сумму около 70 миллиардов долларов, что почти равно общей сумме налогов, собранных наличными за тот же период. Этот трехлетний рост заимствований является большой частью проблемы, которая привела к нынешнему кризису. Теперь очевидно, что единственный способ, с помощью которого Россия может избежать монетизации своего дефицита (и, следовательно, инфляции), — это брать кредиты по процентным ставкам, которые становятся все более невыполнимыми. В настоящее время более половины налоговых поступлений федерального правительства в денежной форме идет на выплату процентов по государственному долгу. К осени этот уровень может подняться до 70 процентов. Россия стоит перед дилеммой: инфляция сейчас или позже. Чем дольше Россия выжидает, тем больше у нее накапливается долгов и тем выше неизбежная инфляция. Уже с одной этой точки зрения обесценивание валюты может помочь, а не навредить, потому что России будет труднее брать кредиты для финансирования текущего дефицита. Валютные риски, которые были недооценены, теперь повысят стоимость внешних заимствований. Внутренний долг также подорожает, учитывая, что большая часть прироста казначейского долга в 1997 году была куплена иностранными инвесторами.Повышая стоимость финансирования, обесценивание сделает более очевидным истинное состояние государственных финансов России. Если российская экономическая политика в настоящее время помешана на заимствованиях, то прекращение предоставления кредита может быть лучшим способом избавиться от этой привычки.

Это предложение не панацея. Это просто лучшая из двух плохих альтернатив. Отказ от дальнейшей финансовой помощи сам по себе не гарантирует никаких хороших результатов, и у него будут некоторые плохие. Это, конечно, сэкономит деньги, которые в противном случае пошли бы на рефинансирование российского долга.Но что еще более важно, это, наконец, возложит ответственность за экономическое будущее России на самих россиян. Отказавшись от заявления о том, что помощь зависит от проведения рыночных реформ, поскольку этого не было и не может быть, Запад посылает россиянам сигнал о том, что выбор, который они делают в отношении экономической политики, остается только за ними: похоже, вы выбрали виртуальную экономику. . Ладно, держись, если хочешь. Но не ждите, что Запад останется замешанным в притворстве, которое делает вашу экономику все беднее.Отказ России в финансовой помощи небезопасен. Но спасение виртуальной экономики наверняка увеличит эти риски в будущем.

Клиффорд Г. Гэдди — научный сотрудник Института Брукингса, специализирующийся на исследованиях в области внешней политики. Барри В. Икес — адъюнкт-профессор экономики Пенсильванского государственного университета .

 

Путин повышает налоги для богатых россиян в преддверии голосования за его правлениеSputnik/Алексей Никольский/Кремль через REUTERS

МОСКВА (Рейтер) — Президент Владимир Путин повысил подоходный налог для богатых россиян и предложил новые государственные пособия семьям с детьми во вторник, за несколько дней до того, как страна проголосует за реформы, которые могут оставить его у власти до 2036.

В телевизионном обращении к нации 67-летний Путин сказал, что реакция России на кризис с коронавирусом спасла десятки тысяч жизней, и он приказал продлить ряд мер поддержки, чтобы смягчить экономические последствия.

Отклоняясь от фиксированного налога в размере 13%, который он сам ввел почти два десятилетия назад, Путин сказал, что богатые теперь будут платить 15% с годового дохода свыше 5 миллионов рублей (72 833 доллара США), а дополнительные деньги пойдут на помощь больным детям.

Этот шаг, который будет введен с января, скорее всего, понравится избирателям, разочарованным годами падения доходов. Многим также не нравится класс богатых бизнесменов, возникший после распада Советского Союза.

Речь Путина предшествовала семидневному общенациональному голосованию, которое начнется в четверг, в ходе которого россияне одобрят или отклонят ряд реформ, в том числе ту, которая может позволить Путину отбыть в Кремле еще два срока вместо того, чтобы уйти в отставку в 2024 году.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.