Понятие и сущность искового производства в гражданском процессе: § 1 Понятие и сущность искового производства. Гражданское процессуальное право

Содержание

§ 1 Понятие и сущность искового производства. Гражданское процессуальное право

§ 1

Понятие и сущность искового производства

В рамках гражданской процессуальной деятельности судов общей юрисдикции предусмотрены процессуальные формы пяти видов производств: исковое производство, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, особое производство, приказное производство и производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов.

В гражданском процессуальном законодательстве отсутствует понятие «вид производства». В соответствии со ст. 22 ГПК к исковому производству отнесены дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Из этого следует, что критерием отграничения исковых дел от гражданских дел неисковых производств является наличие в них гражданско-правового спора.

Следовательно, исковое производство представляет собой урегулированную нормами гражданского процессуального права деятельность суда о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по рассмотрению и разрешению споров, возникающих из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Из данного определения понятия искового производства следует, что сущностью его является:

— равноправие субъектов спора, отсутствие между ними отношений власти и подчинения;

— наличие или отсутствие нарушенного (спорного) субъективного права либо законного интереса;

— осуществление процессуальной деятельности в исковом производстве в целях защиты субъективного права и законного интереса способами, предусмотренными законом (ст. 12 ГК).

Кроме того, гражданские правоотношения, спор из которых является предметом судебного рассмотрения и разрешения, могут возникать, изменяться либо прекращаться также в связи с принятием актов государственных органов, органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (п.

 2 ст. 8 ГК).

В подобных случаях суд при рассмотрении конкретного гражданского дела проверяет законность действий государственного органа (органа местного самоуправления), разрешает спор о праве и осуществляет защиту субъективного права. Так, суд вправе проверить законность выдачи ордера на занятие жилого помещения в деле о признании ордера недействительным и выселении.

Например, по делу, возникшему из семейных отношений, суд также вправе проверить законность решения соответствующего органа местного самоуправления о снижении брачного возраста (ст. 12, 13 СК). В делах, возникающих из трудовых правоотношений, суд вправе проверить законность приказов администрации организаций о приеме на работу, переводе на другую работу, об увольнении, о наложении на работника дисциплинарного взыскания и т. д.

Из этого следует, что в делах искового производства суд не только разрешает спор о праве гражданском, но и довольно широко осуществляет судебный контроль за управленческой деятельностью, породившей спор о праве между гражданином (либо юридическим лицом) и должностным лицом, государственным органом, органом местного самоуправления.

Таким образом, наличие спора о праве является общей чертой, характеризующей как дела искового производства, так и дела, возникающие из публичных правоотношений. Различие между ними состоит лишь в тех материальных правоотношениях, из которых возникает спор, и если он возникает из разнохарактерных материальных правоотношений, то этот признак также нельзя признать достаточным для разграничения видов производств по гражданским делам.

Поэтому в основе деления гражданского судопроизводства на виды производств в качестве критерия должно быть использовано такое обстоятельство, которое имеется в одной группе категорий дел и отсутствует в другой. Например, по аналогии разграничения дел искового (спорного) и особого (бесспорного) производств.

В связи с этим анализ дел, отнесенных в соответствии с действующим законодательством к разным видам производств, дает основание для вывода о том, что есть только один безусловный критерий, который может быть положен в основу деления судопроизводства по гражданским делам на виды, — это

наличие спора о праве.

Поэтому нельзя не согласиться с мнением А. Т. Боннера о том, что «логика развития так называемого производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений, в конце концов должна привести к полной его ликвидации»[25].

За последнее время принят ряд законов, предусматривающих форму искового производства для случаев, в которых речь идет не о защите субъективного гражданского права, а об обжаловании неправомерных действий должностных лиц или органов государства, местного самоуправления, т. е. когда налицо спор о праве, возникший из государственных, финансовых, земельных и других правоотношений.

Подобные случаи предусмотрены, например, в ч. 9 ст. 30 Земельного кодекса РФ (в ред. от 25 октября 2001 г.), п. 3 ст. 66 Закона РФ «Об охране окружающей среды» (в ред. от 10 января 2002 г.), п. 3 ст. 38 Закона РФ «Об образовании» (в ред. от 25 июля 2002 г.) и др.

Следовательно, логика дальнейшего развития гражданского процессуального права все-таки должна привести к тому, чтобы все дела по спорам о праве должны рассматриваться и разрешаться исключительно в порядке искового производства.

Исковое производство: понятие, сущность

Привилегия судебной защиты личных прав и интересов граждан и организаций реализовывается посредством обращения в суд. Основное количество гражданских дел, рассматриваемые судом, составляют дела по спорам, которые возникают из разнообразных имущественных и финансовых правоотношений. Они отнесены законодательством к исковому производству, и представляют собой одну из основополагающих виды гражданского судопроизводства.

Понятие судопроизводства

Первым детальное определение понятия и форм гражданского судопроизводства дал Д.М. Чечот (1923-2004). Он сформулировал его как регламент рассмотрения гражданских дел, которые предусмотрены законодательством и собраны в определенные группы, в суде первой инстанции.

Регламент который обусловлен материально-правовым происхождением дел, состоящих в группе, и охарактеризованный обособленными средствами и методами охраны прав и законных интересов, а также специфическими свойствами судебных процедур проистекающих из этого.

Замечание 1

Из данного определения следует, что любое разбирательство имеет обособленные способы защиты права, а это, в свою очередь, приводит к использованию особенных способов охраны и построению специфической процедуры.

Исковое производство

В исковом производстве охрана прав и интересов выполняется посредством решения судом разбирательства по существу. В соответствии с этим исковое производство в гражданском процессе описывается данными основополагающими признаками:

  • иском – способом охраны гражданских прав;
  • прениями о гражданских правах – объектом производства;
  • решением прений по существу – методом охраны прав;
  • гражданской процессуальной судебной исковой формой.
Определение 1

Исковое производство – есть регламентированный гражданским процессуальным правом, начинаемый путем подачи иска род деятельности суда направленный на рассмотрение и решение разбирательств о личном праве и законном интересе, которые возникают из любых видов и форм правоотношений, одной из сторон в них обычно является гражданин.

Сущность искового производства ориентирована на решение разбирательств между частными субъектами по поводу выполнения личных прав и обязанностей. Спорный случай, который вызвал правовое разбирательство, мешает нормативному исполнению права, формирует неясность в материальных правоотношениях. Для защиты своих прав, гражданин или организация совершают обращение в суд. Суть искового производства в том, что суд исследует наличие либо отсутствие права, ввиду неясности опровержения или несоблюдения которого возникла конфликтная ситуация. Задачей искового производства значится охрана субъективных прав посредством их принятия, присуждения к исполнению конкретных действий либо отказа от них, остановка или изменение правоотношений.

Замечание 2

Пленум ВС РФ в постановлении от 23.12.2003 №23 прописал что суть исковых требований обязана быть отражена в объяснительной части решения суда в соответствии с заявлением истца.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Стадии производства

Отметим, что исковое производство ГПК включает такие стадии процесса как:

  • возбуждение гражданского дела;
  • приготовление дела к разбирательству в суде;
  • разбирательство в суде.

Разбирательство решается, обе стороны спора исчезают, права и обязанности принимают конкретный характер после того как выносится судебное решение по данному делу.

Исковой вид охраны права есть наиболее многоцелевой среди всех существующих. Определяется это тем, что он подразумевает самый широкий спектр процессуальных средств для субъектов по охране своих прав и законных интересов.

Законы искового производства общие для всех остальных форм судопроизводства, исключая отдельные изъятия или дополнения.

Понятие и сущность искового производства

В соответствии с действующим законодательством в рамках гражданской процессуальной деятельности судов общей юрисдикции предусмотрены процессуальные формы трех видов производства: исковое производство, производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, и особое производство.

В законодательстве не сформулировано определение понятия «вид производства». Статья 25 ГПК к исковому производству относит дела по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых правоотношений. Из этого следует, что критерием отграничения исковых дел от гражданских дел неисковых производств является наличие в них гражданско-правового (в широком смысле – т.е. цивильного) спора. Отсюда и исковое производство определяется как урегулированная нормами гражданского процессуального права деятельность суда по рассмотрению и разрешению споров о субъективном праве или охраняемом законом интересе, возникающих из гражданских, семейных и трудовых правоотношений.

Из приведенного определения понятия искового производства вытекает, что сущностью его является:

  • равноправие субъектов спора, отсутствие между ними отношений власти и подчинения;
  • наличие или отсутствие нарушенного (спорного) субъективного права либо охраняемого законом интереса;
  • наличие субъективного права в качестве предмета защиты либо, в редких случаях, охраняемого законом интереса;
  • осуществление процессуальной деятельности в исковом производстве в целях защиты субъективного права (охраняемого законом интереса) способами, предусмотренными законом (ст. 12 ГК).

Гражданские (в широком смысле) правоотношения, спор из которых является предметом судебного рассмотрения и разрешения, могут возникать, изменяться либо прекращаться также в связи с принятием актов государственных органов, органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (п. 2 ст. 8 ГК). В таких случаях суд при рассмотрении конкретного гражданского дела проверяет законность действий государственного органа (органа местного самоуправления), разрешает спор о праве и осуществляет защиту субъективного права. Например, суд проверяет законность ордера на занятие жилого помещения в деле о признании ордера недействительным и выселении. По делу, возникшему из семейных отношений, суд вправе проверить законность решения соответствующего органа местного самоуправления о снижении брачного возраста (ст. 12, 13 СК РФ). В трудовых делах суды проверяют законность приказов администрации организаций о приеме на работу, переводе на другую работу, об увольнении, о наложении на работника дисциплинарного взыскания и т.

д.

Таким образом, в делах искового производства суды не только разрешают спор о праве гражданском, но и довольно широко осуществляют контроль за управленческой деятельностью, породившей спор о праве между гражданином (либо юридическим лицом) и должностным лицом, государственным органом, органом местного самоуправления.

Следовательно, наличие спора о праве является общей чертой, характеризующей как дела искового производства, так и дела, возникающие из административно-правовых отношений. Различие между ними лишь в тех материальных правоотношениях, из которых возникает спор. Но поскольку спор возникает из разнохарактерных материальных правоотношений, этот признак нельзя признать достаточным для разграничения видов производства по гражданским делам.

Во всяком случае вывод напрашивается один: устанавливая определенные процессуальные особенности рассмотрения для разных, но однотипных категорий дел, объединенных одним видом судопроизводства, законодатель исходил не из характера материальных правоотношений, а из каких-то иных соображений.

В основе деления гражданского судопроизводства на виды в качестве четкого критерия должно быть использовано такое обстоятельство, которое есть в одной группе категорий дел и отсутствует в другой. Именно так подразделяются дела искового (спорного) и особого (бесспорного) производства.

Анализ дел, отнесенных в соответствии с действующим законодательством к разным видам производства, дает основание для вывода о том, что есть только один безусловный критерий, который может быть положен в основу деления судопроизводства по гражданским делам на виды – спор о праве (любом праве). Следует полностью согласиться с мнением А.Т. Боннера, согласно которому «логика развития так называемого производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений, в конце концов должна привести к полной его ликвидации». Правотворческая практика наших дней подтверждает эту мысль.

Уже принят ряд законов, предусматривающих форму искового производства для случаев, в которых речь идет не о защите субъективного гражданского права, а об обжаловании неправомерных действий должностных лиц или органов государства, местного самоуправления, т. е. когда налицо спор о праве, возникший из государственных, финансовых, земельных и других правоотношений. Такие случаи предусмотрены, например, ч. 4 ст. 29 Земельного кодекса РФ, ст. 91 Закона РФ «Об охране окружающей природной среды», ст. 38 Закона РФ «Об образовании» (в ред. от 13 января 1996 г.) и др.

Таким образом, не только в правоведении, но и в законотворчестве наметилась тенденция упрощения искового производства: все дела по спорам о любом праве должны разрешаться в порядке искового производства.

Понятие и сущность искового производства

1. Понятие и сущность искового производства.

В каждом современном государстве права
и интересы граждан закреплены в Конституции
и других нормативных актах. Законодательство
России не исключение, поэтому понятие
и сущность искового производства
установлены с целью реализации права
граждан на защиту гарантированных законом
свобод. Обращение в суд — та гарантия,
которая должна обеспечить справедливость
и в нужный момент помочь
Исковое производство
это урегулированная гражданским
процессуальным правом и
возбуждаемая иском деятельность
суда по рассмотрению и разрешению
споров о субъективном праве или
законном интересе, возникающих из
гражданских, семейных, трудовых,
жилищных, земельных, экологических и
иных правоотношений, одной из сторон
в которых является гражданин
Исковое производство направлено на
разрешение конфликтов между
отдельными лицами по поводу реализации
субъективных прав и обязанностей.
Конфликтная ситуация, вызвавшая
правовой спор, препятствует нормальному
осуществлению права, создает
неопределенность в материальных
правоотношениях. Чтобы защитить свое
право гражданин или организация
обращаются в суд.
Сущность искового производства
состоит в том, что суд проверяет наличие или отсутствие
субъективного права, ввиду неопределенности
оспаривания или нарушения которого возник спор.
Возбуждается путем предъявления иска в суд
Регламентировано всей системой норм гражданского процессуального
права
Направлено на рассмотрение и разрешение споров о субъективных правах
или охраняемых законом интересах
Предназначено для разрешения подведомственных суду дел, возникающих
из правоотношений, в которых стороны занимают равное положение, не
находясь в отношении «власть –подчинение»
Целью искового производства
является защита субъективных прав путем их
признания, присуждения к совершению
определенных действий либо воздержанию
от них, прекращение или изменение
правоотношения.
Позиция сторонников третьего
направления (К. С. Юдельсон, К.И.
Комиссаров, В.М. Семенов и др.)
заключается в понимании иска как чисто
процессуальной категории,
самостоятельного института гражданского
процессуального права. Субъективное
право, материальное благо они выводят за
рамки иска. Такое право (благо) составляет
цель, а не содержание иска.

8. Можно выделить три научных направления на сущность иска.

Позиция
сторонников третьего
Представители первого
направления
А.Ф. Клейнман,
направления
(К. С. Юдельсон,
К.И. А.А. Добровольский, С.А.
(М.А. Гурвич, Н.Б. Зейдер,
С.Н. Абрамов,
Иванова,
Н.И. Авдеенко, по их мнению,
Комиссаров, В.М. Семенов
и др.)
П.Ф. Елисейкин)
судиска
имеет
только с одним понятием
заключается
в понимании
какдело
чисто
Иск в материально-правовом
смысле
иска и дает в своем решении один ответ
процессуальной
категории,
понимается ими как субъективное
право,
по заявленному иску. Давая ответ на
самостоятельного
института
благо, защищаемое судом.
Иск в
материально-правовое
требование
гражданского
процессуального
права.
процессуальном смысле
— обращенное
истца к ответчику,
Субъективное
благо суд тем самым дает
к суду требование
о защите право, материальное
ответ
и на
обращение истца к суду о
за рамки иска.
Такое
право
субъективного праваони
иливыводят
охраняемого
защите его права.
(благо) составляет цель, а не содержание
законом интереса.
иска.
Следует отметить, что исковое производство
охватывает три стадии гражданского процесса:
возбуждение
гражданского дела
судебное
разбирательство
подготовку
гражданского дела к
судебному
разбирательству
Исковая форма защиты права является
наиболее универсальной среди всех
существующих форм. Это определяется
тем, что она предусматривает наиболее
широкий спектр процессуальных
возможностей для субъектов по защите
своих субъективных прав и законных
интересов.
Иск является одним из наиболее сложных
институтов гражданского процессуального
права. Его понятие неразрывно связано с
понятием искового производства, в порядке
которого осуществляется защита
нарушенного или оспоренного
права. Иск большинством процессуалистов
определяется как обращенное через суд
требование заинтересованного лица о
защите своих нарушенных или оспоренных
прав и законных интересов.
Традиционно в каждом иске различают
определенные элементы. Элементы иска
это его составные части,
характеризующие сущность и
юридическую природу конкретного
искового требования и служащие
средством его индивидуализации.
Именно по элементам один иск отличается
от другого. По предмету и основаниям
определяется тождество иска.
Закон говорит о двух элементах
иска: предмете и основании. В
соответствии с
п. 4, 5 ст. 131 ГПК истец в своем исковом
заявлении должен указать, в чем
заключаются нарушение либо угроза
нарушения прав, свобод или законных
интересов истца и его требования, а также
обстоятельства, на которых истец
основывает свои требования и
доказательства, подтверждающие их.
Предметом иска будет то, относительно
чего истец просит суд постановить
решение, т.е. указанное истцом спорное
субъективное право.
Основанием иска является
совокупность фактов, из которых истец
выводит существование конкретных
правоотношений и основанных на них
требований к ответчику.
Третьим элементом иска является его СОДЕРЖАНИЕ,
под которым понимается указанный истцом вид
судебной защиты, соответствующий одному из трех
видов способов, установленных ст. 12 ГК РФ. Они
состоят в следующем: 1) истец вправе просить суд о
присуждении ответчика к совершению определенного
действия или воздержанию от определенного
действия; 2) о признании существования или,
напротив, отсутствия какого-либо правоотношения; 3)
об изменении или прекращении правоотношений,
существующих между ним и ответчиком (т.е. о
преобразовании правоотношения). Выбор способа
защиты нарушенного права принадлежит истцу, а не
суду .
Элементы иска дают необходимую информацию о
заинтересованных лицах — сторонах процесса,
субъективном материальном праве,
нуждающемся, по мнению истца, в защите,
обстоятельствах, послуживших основанием для
обращения в суд. Такая информация позволяет
индивидуализировать и сам процесс по
конкретному гражданскому делу, определить
объем, характер и направление деятельности
суда. Ответчик, к которому предъявлен иск,
получает возможность подготовиться к защите,
поскольку узнает о характере предъявленного к
нему требования: из чего оно вытекает и на чем
основано. От элементов иска зависит и способ
защиты, и характер будущего судебного решения.

Понятие и сущность искового производства (Реферат)

План

Введение

1. Понятие и сущность искового производства

2. Понятие иска

3. Элементы иска

3.1 Основания иска

3.2 О содержании иска

4. Виды исков

4.1 Иски о присуждении

4.2 Иски о признании

5. Право на иск

Литература

Введение

Основным и наиболее распространённым видом судопроизводства является исковое производство, в порядке которого рассматриваются дела по спорам, возникающим из гражданских, жилищных, семейных, трудовых и иных правоотношений. Правила искового производства являются общими для гражданского судопроизводства по всем делам.

Для характеристики подведомственности исковых дел метод полного их перечисления по отдельным категориям не применяется. Это объясняется тем, что перечислить в одной или в нескольких статьях Гражданского процессуального кодекса все исковые дела, подведомственные суду, невозможно ввиду их количественного и качественного разнообразия.

Поэтому определение подведомственности судам исковых дел и применение правил о подведомственности вызывают затруднения на практике.

В течение длительного времени в теории гражданского процесса для определения судебной подведомственности исковых дел пользовались двумя критериями в совокупности: а) характером спорного правоотношения и б) субъектным составом спорного правоотношения.

По общим критериям судам общей юрисдикции были подведомственны исковые дела, вытекающие из гражданских, семейных, трудовых, жилищных и иных правоотношений (первый критерий), если хотя бы одной из сторон в споре выступал гражданин (второй критерий). Установленные в своё время ст. 25 ГПК РСФСР для определения подведомственности исковых дел два критерия не действуют в том виде, как они применялись в течение нескольких десятилетий.

Суды общей юрисдикции имеют право рассматривать исковые дела с участием организаций, например, споры между общественными объединениями или споры с участием органов местного самоуправления, в то время и арбитражные суды рассматривают споры с участием граждан-предпринимателей.

Суды общей юрисдикции вправе рассматривать и разрешать споры, вытекающие из любых правоотношений, которые трудно перечислить в виде завершённого перечня. Суды могут рассматривать споры с участием двух сторон – организаций и без участия граждан, например, о ликвидации общественного объединения (ст. 44 Закона «Об общественных объединениях»).

В соответствии со ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела с участием граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретённый в установленном законом порядке, если спор при этом вытекает из экономических правоотношений.

Суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления, о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ).

1. Понятие и сущность искового производства

Исковое производство – основной вид гражданского судопроизводства. Гражданские дела – это, как правило, исковые дела. Следовательно, защита права в большинстве случаев осуществляется судом в порядке искового судопроизводства. Исковая форма защиты права в значительной мере совпадает с гражданской процессуальной формой.

Для исковой формы защиты права характерны следующие признаки:

1) наличие материально – правового требования, вытекающего из нарушенного или оспоренного права стороны и подлежащего в силу закона рассмотрению в определённом порядке, установленном законом, т.е. иска;

2) наличие спора о субъективном праве;

3) наличие двух сторон с противоположными интересами, которые наделены законом определёнными полномочиями по защите их прав и интересов в суде.

Иск – важнейшее процессуальное средство защиты нарушенного или оспоренного права, а форма, в которой происходит защита этого права, называется исковой формой.2

Спорные требования, подлежащие рассмотрению в рамках процессуальной формы, называются исковыми.

Исковая форма защиты является наиболее приспособленной для правильного рассмотрения и разрешения споров с вынесением решения.

Основные черты исковой формы защиты права достаточно детально изучены в процессуальной науке и состоят в следующем:

- порядок рассмотрения и разрешения гражданских дел последовательно определён нормами гражданского процессуального закона;

- лица, участвующие в деле, имеют право лично или через своих представителей участвовать в рассмотрении дела в заседании суда;

- лицам, участвующим в деле, закон предоставляет достаточные правовые гарантии, дающие им возможность влиять на ход процесса и добиваться вынесения законного решения;

- исковое производство носит состязательный характер.

Нарушение права заинтересованных лиц на судебную защиту, их прав и законных интересов является основанием к отмене решения суда.

Право на судебную защиту является одним из важнейших субъективных прав граждан и организаций, охраняемых законом.

Выбор способа защиты гражданских прав принадлежит непосредственно гражданам и юридическим лицам.

Исковая форма защиты права существует не только в гражданском судопроизводстве, основные её черты присущи и арбитражному процессу. Увеличилось число норм, содержащих правовые гарантии исковой формы защиты права. Об исковой форме защиты права можно говорить применительно к третейскому разбирательству. Рассмотрение и разрешение спора в третейском суде происходит с необходимыми правовыми гарантиями соблюдения законности, и стороны обладают равными процессуальными правами. Так, в Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. говорится о предъявлении иска, исковым заявлением, исковых требований, возражениях ответчика по иску, равном отношении к сторонам (ст. 8, 13, 18).

В юридической литературе указывается равенство процессуальных форм и возможности защиты одних и тех же прав, как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах.5

Несмотря на некоторые различия в исковой форме защиты права в гражданском, арбитражном процессах, при третейском разбирательстве, принципиальные черты всех исковых форм в этих юрисдикционных органах одни и те же, и поэтому некоторые особенности отдельных видов исковой формы защиты права, применяемой различными юрисдикционными органами, не меняют единой сущности исковой формы защиты права.

Исковое производство - Виды судебного производства - Гражданское право - Библиотека юриста

Понятие иска, его элементы, виды исков

Право на судебную защиту субъективных прав и законных интересов граждан и организаций осуществляется путем обращения в суд. Основную массу гражданских дел, рассматриваемых судами, составляют дела по спорам, возникающим из различных правоотношений, отнесенные законом к исковому производству, которые являются одним из основных видов гражданского судопроизводства.

В исковом производстве защита прав и интересов производится путем разрешения судом спора по существу. Соответственно исковое производство характеризуется следующими основными признаками:

  • иском — средством защиты гражданского права;

  • спором о гражданском праве — предметом производства;

  • разрешением спора по существу — способом защиты прав;

  • гражданской процессуальной судебной исковой формой.

Исковое производство — это урегулированная гражданским процессуальным правом и возбуждаемая иском деятельность суда по рассмотрению и разрешению споров о субъективном праве или законном интересе, возникающих из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, одной из сторон в которых является гражданин.

Исковое производство направлено на разрешение конфликтов между отдельными лицами по поводу реализации субъективных прав и обязанностей. Конфликтная ситуация, вызвавшая правовой спор, препятствует нормальному осуществлению права, создает неопределенность в материальных правоотношениях. Чтобы защитить свое право гражданин или организация обращаются в суд.

Сущность искового производства состоит в том, что суд проверяет наличие или отсутствие субъективного права, ввиду неопределенности оспаривания или нарушения которого возник спор.

Целью искового производства является защита субъективных прав путем их признания, присуждения к совершению определенных действий либо воздержанию от них, прекращение или изменение правоотношения.

Следует отметить, что исковое производство охватывает три стадии гражданского процесса: возбуждение гражданского дела, подготовку гражданского дела к судебному разбирательству, судебное разбирательство.

После того как суд выносит решение по делу, спор разрешается, исчезает истец и ответчик, права и обязанности приобретают определенный характер.

Исковая форма защиты права является наиболее универсальной среди всех существующих форм. Это определяется тем, что она предусматривает наиболее широкий спектр процессуальных возможностей для субъектов по защите своих субъективных прав и законных интересов.

Правила искового производства являются общими для других видов судопроизводства, за исключением отдельных изъятий либо дополнений.

Иск является одним из наиболее сложных институтов гражданского процессуального права. Его понятие неразрывно связано с понятием искового производства, в порядке которого осуществляется защита нарушенного или оспоренного права. Иск большинством "процессуалистов" определяется как обращенное через суд требование заинтересованного лица о защите своих нарушенных или оспоренных прав и законных интересов.

Данное понятие иска не является единственным, так как существует несколько концепций.

Концепция двух самостоятельных правовых категорий: иска в материально-правовом и иска в процессуальном смысле. Суть ее сводится к тому, что в гражданском праве и гражданском процессе не может быть единого понятия иска. Применительно к гражданскому праву термин «иск» следует употреблять в материально-правовом смысле, а в гражданском процессуальном праве — в процессуальном.

Но как бы ни определялось понятие иска, и правоведы, и законодатель сходятся в одном: иск есть там, где есть исковое производство. Предъявление иска служит основанием для возбуждения процесса.

Иск занимает центральное место среди институтов гражданского процессуального права. Исковое производство по своему значению и объему является важнейшей частью всего гражданского судопроизводства и процессуальной формой правосудия по гражданским делам.

Традиционно в каждом иске различают определенные элементы.
Элементы иска — это его составные части, характеризующие сущность и юридическую природу конкретного искового требования и служащие средством его индивидуализации. Именно по элементам один иск отличается от другого. По предмету и основаниям определяется тождество иска.

Закон говорит о двух элементах иска: предмете и основании. В соответствии с п. 4, 5 ст. 131 ГПК истец в своем исковом заявлении должен указать, в чем заключаются нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования, а также обстоятельства, на которых истец основывает свои требования и доказательства, подтверждающие их.

Предметом иска будет то, относительно чего истец просит суд постановить решение, т.е. указанное истцом спорное субъективное право.

Основанием иска является совокупность фактов, из которых истец выводит существование конкретных правоотношений и основанных на них требований к ответчику.

Элементы иска дают необходимую информацию о заинтересованных лицах — сторонах процесса, субъективном материальном праве, нуждающемся, по мнению истца, в защите, обстоятельствах, послуживших основанием для обращения в суд. Такая информация позволяет индивидуализировать и сам процесс по конкретному гражданскому делу, определить объем, характер и направление деятельности суда. Ответчик, к которому предъявлен иск, получает возможность подготовиться к защите, поскольку узнает о характере предъявленного к нему требования: из чего оно вытекает и на чем основано. От элементов иска зависит и способ защиты, и характер будущего судебного решения.

Виды исков представляют собой их определенные группы, в которые они объединены по какому-либо общему признаку. Видовая классификация может осуществляться по процессуально-правовому и материально-правовому признакам. При процессуально-правовой классификации выделяют иски о признании, присуждении и преобразовательные.

В исках о признании истец просит вынести решение о подтверждении существования или отсутствия определенного спорного права (обязанности) или правоотношения в целом.

Они подразделяются на положительные и отрицательные. В первом случае истец добивается признания наличия спорного правоотношения, а во втором, наоборот, отвергается его существование. Положительное разрешение иска о признании обеспечивает определенность прав истца и обязанностей ответчика. Кроме того, решение по иску о признаки» может иметь преюдициальное значение для последующего иска о присуждении, возникшего из того же правоотношения. Разрешая иск о присуждении суд не будет вновь устанавливать права и обязанности сторон, а воспримет их из предыдущего решения по иску о признании. Иски о признании могут предъявляться и в целях предупреждения нарушения прав истца, установления определенности в его правовой сфере.

В исках о присуждении истец просит суд принудить ответчика к совершению какого-либо действия в пользу истца или воздержаться от совершения действий, которые могут нарушить его интересы. Цель такого иска всегда состоит в получении какого-либо материального удовлетворения от ответчика. Он направлен на принудительное осуществление гражданских прав, поэтому называется еще и исполнительным. Решение по такому делу всегда может быть исполнено принудительно.

Преобразовательные иски направлены на защиту гражданских прав путем преобразования правоотношения (изменения, прекращения, а в ряде случаев и возникновения нового) истца с ответчиком. В соответствии со ст. 12 ГК судебная защита возможна путем прекращения или изменения гражданского правоотношения. В случаях, прямо предусмотренных в законе, когда прекращение, изменение, возникновение нового правоотношения возможны только при наличии судебного решения, оно само выступает в качестве юридического факта материального права, которое изменяет структуру материального правоотношения.

Наряду с процессуальной классификацией возможно деление исков и по материальному признаку, т.е. в зависимости от характера спорного материально-правового отношения, существующего между сторонами, или той отрасли материального права, которая регулирует это отношение. Соответственно выделяют иски, возникающие из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, экологических, земельных и других правоотношений.

 

Понятие и сущность искового производства

Исковое производство - основной вид гражданского судопроизводства. Гражданские дела - это, как правило, исковые дела. Следовательно, защита права в большинстве случаев осуществляется судом в порядке искового судопроизводства. Исковая форма защиты права в значительной мере совпадает с гражданской процессуальной формой <*>.

Для исковой формы защиты права характерны следующие признаки:

1) наличие материально-правового требования, вытекающего из нарушенного или оспоренного права стороны и подлежащего в силу закона рассмотрению в определенном порядке, установленном законом, т.е. иска;

2) наличие спора о субъективном праве;

3) наличие двух сторон с противоположными интересами, которые наделены законом определенными полномочиями по защите их прав и интересов в суде <*>.

Иск - важнейшее процессуальное средство защиты нарушенного или оспоренного права, а форма, в которой происходит защита этого права, называется исковой формой <*>.

Спорные требования, подлежащие рассмотрению в рамках процессуальной формы, называются исковыми.

Исковая форма защиты является наиболее приспособленной для правильного рассмотрения и разрешения споров с вынесением решения.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Основные черты исковой формы защиты права достаточно детально изучены в процессуальной науке и состоят в следующем:

- порядок рассмотрения и разрешения гражданских дел последовательно определен нормами гражданского процессуального закона;

- лица, участвующие в деле, имеют право лично или через своих представителей участвовать в рассмотрении дела в заседании суда;

- лицам, участвующим в деле, закон предоставляет достаточные правовые гарантии, дающие им возможность влиять на ход процесса и добиваться вынесения законного решения;

- исковое производство носит состязательный характер <*>.

Нарушение права заинтересованных лиц на судебную защиту, их прав и законных интересов является основанием к отмене решения суда <*>.

Право на судебную защиту - одно из важнейших субъективных прав граждан и организаций, охраняемых законом <*>.

Выбор способа защиты гражданских прав принадлежит непосредственно гражданам и юридическим лицам <*>.

Исковая форма защиты права существует не только в гражданском судопроизводстве, основные ее черты присущи и арбитражному процессу. Увеличилось число норм, содержащих правовые гарантии исковой формы защиты права. Об исковой форме защиты права можно говорить применительно к третейскому разбирательству. Рассмотрение и разрешение спора в третейском суде происходит с необходимыми правовыми гарантиями соблюдения законности, и стороны обладают равными процессуальными правами. Так, в Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" от 7 июля 1993 г. говорится о предъявлении иска, исковом заявлении, исковых требованиях, возражениях ответчика по иску, равном отношении к сторонам (ст. ст. 8, 23, 18).

Несмотря на увеличение числа видов судопроизводства, основным и неоспоримым остается существование трех видов судопроизводства: искового, производства по делам, возникающим из публично-правовых отношений, и особого производства <*>.

При некоторых различиях в исковой форме защиты права в гражданском, арбитражном процессах, при третейском разбирательстве принципиальные черты всех исковых форм в этих юрисдикционных органах одни и те же, и поэтому иные особенности отдельных видов исковой формы защиты права, применяемой различными юрисдикционными органами, не меняют единой сущности исковой формы защиты права <*>.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Как составить краткое изложение дела

Часто возникает путаница в отношении термина «юридическая справка». Есть по крайней мере два разных смысла, в которых используется этот термин.

Апелляционная записка

Апелляционная записка - это письменный юридический аргумент, представленный в апелляционный суд. Его цель - убедить вышестоящий суд поддержать или отменить решение суда первой инстанции. Таким образом, сводки такого рода предназначены для представления вопросов, связанных с делом, с точки зрения только одной стороны.

Апелляционные записки с обеих сторон могут быть очень ценными для любого, кто оценивает правовые вопросы, поднятые в деле. К сожалению, они редко публикуются. Верховный суд США - единственный суд, для которого регулярно публикуются сводки. Landmark Briefs series ( REF. LAW KF 101.9 .K8 ) включает полные тексты сводок, относящихся к очень немногим из многих дел, рассмотренных этим судом. Кроме того, в U.S. Отчеты Верховного суда. Под ред. Юриста, 2-е. серии ( РЕФ. ЗАКОН KF 101 .A42 ).

Краткое описание студента

Краткое изложение студента - это краткое изложение и анализ случая, подготовленное для использования в ходе обсуждения в классе. Это набор примечаний, представленных систематически, чтобы разобраться в сторонах, выявить проблемы, выяснить, что было решено, и проанализировать мотивировку решений, принятых судами.

Несмотря на то, что в студенческие записки всегда входят одни и те же элементы информации, форма, в которой они излагаются, может быть разной.Прежде чем использовать конкретную форму для инструктажа по делам, посоветуйтесь со своим инструктором, чтобы убедиться, что выбранная вами форма является приемлемой.

Стороны и как их отслеживать

Начинающим студентам часто трудно определить отношения между сторонами, участвующими в судебных делах. Следующие определения могут помочь:

Истцы предъявили иск ответчикам в гражданских исках в суды первой инстанции.

Правительство (штат или федеральное) преследует обвиняемых по уголовным делам в судах первой инстанции.

Проигравшая сторона в уголовном преследовании или гражданском иске может обратиться в вышестоящий (апелляционный) суд с просьбой о пересмотре дела на том основании, что судья суда первой инстанции допустил ошибку. Если закон дает проигравшему право на пересмотр дела в вышестоящей судебной инстанции, его или ее адвокаты подадут апелляцию. Если проигравший не имеет этого права, его или ее адвокаты могут попросить суд о выдаче судебного приказа. В соответствии с этой процедурой апелляционному суду предлагается использовать свое законное усмотрение при рассмотрении дела для пересмотра.

Например, обвиняемый, осужденный федеральным окружным судом, имеет право обжаловать это решение в апелляционном суде округа, и этот суд не может отказать в его рассмотрении. Сторона, проигравшая в этом апелляционном суде, может потребовать пересмотра дела в Верховном суде, но, за исключением особых обстоятельств, не имеет права на слушание.

Эти две процедуры, апелляций и ходатайств certiorari , иногда в общих чертах сгруппированы вместе как «апелляции.Однако, как показано, между ними есть разница, и вы должны это знать.

Лицо, которое испрашивает судебный приказ Certiorari , то есть постановление вышестоящего суда о слушании дела, называется заявителем . Лицо, которое должно ответить на петицию, то есть победитель в суде низшей инстанции, называется ответчиком .

Лицо, которое подает официальную апелляцию , требующую рассмотрения апелляционной инстанции на праве, известно как лицо, подавшее апелляцию .Его оппонентом является апелля .

Имя стороны, инициирующей дело в суде на любом уровне судебной лестницы, всегда появляется первым в юридических документах. Например, Арло Татум и другие подали в суд Федерального округа на судебный запрет против министра обороны Мелвина Лэрда и других, чтобы остановить слежку за ними со стороны армии. Татум и его друзья стали истцами , и тогда дело было известно как Tatum v. Laird . Группа Татум проиграла в Окружном суде и подала апелляцию в Апелляционный суд, где они были названы апеллянтами , а ответчиками стали апеллянтов .Таким образом, дело все еще было известно по делу Tatum v. Laird .

Когда Татум и его коллеги по апелляции победили в Апелляционном суде, Лэрд и его коллеги по апелляции решили обратиться в Верховный суд. Они успешно подали прошение о выдаче судебного приказа о сертификации из Верховного суда, предписывающего Апелляционному суду направить протокол дела (стенограмму суда первой инстанции, ходатайства и различные юридические документы) в Верховный суд.

На этом этапе название дела изменилось на Laird v.Татум : Лэрд и партнеры теперь были петиционерами , а Татум и его товарищи были респондентами . Несколько церковных групп и группа бывших агентов разведки получили разрешение подать записки (письменные аргументы) от имени респондентов, чтобы помочь убедить Суд принять решение, благоприятное для них. Каждую из этих групп называли amicus curiae , или «другом двора».

В уголовных делах изменение названий дел является обычным явлением, поскольку большинство из них поступает в апелляционные суды в результате апелляции осужденного обвиняемого.Таким образом, дело Аризона против Миранды позже стало Миранда против Аризоны .

Бюллетени для студентов

Они могут быть обширными или краткими, в зависимости от требуемой глубины анализа и требований преподавателя. Полный бриф включает в себя следующие элементы:

  1. Название и ссылка
  2. Факты по делу
  3. Проблемы
  4. Решения (холдинги)
  5. Рассуждение (Обоснование)
  6. Отдельные мнения
  7. Анализ
1.Название и ссылка

Заголовок дела показывает, кто кому противостоит. Имя человека, подавшего иск в конкретный суд, всегда будет первым. Поскольку проигравшие часто обращаются в суд более высокой инстанции, это может сбивать с толку. В первом разделе этого руководства показано, как идентифицировать игроков без оценочной карты.

Цитата сообщает, как найти репортера дела в соответствующем репортере. Если вам известно только название дела, ссылку на него можно найти в дайджесте , охватывающем этот суд, через Google Scholar или в одной из электронных юридических баз данных, на которые подписана библиотека ( Westlaw или LEXIS -NEXIS ).

2. Факты по делу

Краткая справка для хорошего студента будет включать краткое изложение относящихся к делу фактов и юридических вопросов, поднятых в деле. Он покажет характер судебного разбирательства, кто против кого подал в суд, на основании каких событий и что произошло в суде (ах) низшей инстанции.

Факты часто удобно резюмируются в начале публикуемого заключения суда. Иногда лучшее изложение фактов может быть найдено в особом или совпадающем мнении. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! Судьи не чураются избирательности в отношении фактов, которые они подчеркивают. Это может иметь решающее значение, когда вы пытаетесь примирить очевидно противоречивые дела, потому что то, как судья выбирает характеризовать и «редактировать» факты, часто определяет, каким образом он или она проголосует и, как следствие, какое верховенство закона будет соблюдаться. применяемый.

Раздел фактов хорошего студента будет включать следующие элементы:

  • Описание сущности дела одним предложением, служащее введением.
  • Заявление о соответствующем законе с кавычками или подчеркиванием, чтобы привлечь внимание к ключевым словам или фразам, являющимся предметом спора.
  • Краткое изложение жалобы (в гражданском деле) или обвинительного заключения (в уголовном деле), а также соответствующие доказательства и аргументы, представленные в суде, чтобы объяснить, кто и что сделал, и почему это дело было сочтено незаконным.
  • Краткое изложение действий, предпринятых нижестоящими судами, например: обвиняемый осужден; обвинительный приговор, оставленный апелляционным судом в силе; Верховный суд предоставил certiorari.
3. Выпуски

Вопросы права, возникающие в связи с фактами, относящимися к делу, часто прямо указываются судом.Опять же, остерегайтесь случайного судьи, который искажает вопросы, поднятые в заключении суда низшей инстанции, сторонах апелляции или в связи с характером дела.

Конституционные дела часто связаны с множеством вопросов, одни из которых представляют интерес только для тяжущихся сторон и юристов, другие более широкие и непреходящие, как для граждан, так и для должностных лиц. Убедитесь, что вы включили оба.

За редкими исключениями исход апелляционного дела будет зависеть от значения положения Конституции, закона или судебной доктрины.Захватите это положение или обсуждаемый вопрос в повторной формулировке проблемы. Выделите его кавычками или подчеркните. Это поможет вам позже, когда вы попытаетесь урегулировать противоречивые случаи.

Отмечая проблемы, может быть полезно сформулировать их в виде вопросов, на которые можно дать точный ответ «да» или «нет».

Например, знаменитое дело Браун против Совета по образованию касалось применимости положения 14-й поправки к Конституции США к практике школьного совета, исключающей чернокожих учеников из некоторых государственных школ исключительно из-за их расы.Точная формулировка Поправки гласит: «Ни одно государство не может ... отказывать любому лицу, находящемуся под его юрисдикцией, в равной защите закона». Внимательный студент должен начать с определения ключевых фраз из этой поправки и решения, какие из них действительно являются предметом спора в данном случае. Если предположить, что не было никаких сомнений в том, что школьный совет действовал как государство, и что мисс Браун была «лицом, находящимся под его юрисдикцией», тогда ключевой вопрос был бы следующим: «Исключение учащихся из государственной школы исключительно на основании основание расы равносильно отрицанию «равной защиты закона»? »

Конечно, последствия этого дела выходили далеко за рамки ситуации с мисс Браун, школьного совета Топики или даже государственного образования. Они ставят под сомнение сохраняющуюся силу предыдущих решений, в которых Верховный суд постановил, что ограничение чернокожих американцев «отдельными, но равными» учреждениями не лишает их «равной защиты закона». Отметьте любые подобные последствия в своем изложении проблем в конце краткого обзора, в котором вы излагаете свои наблюдения и комментарии.

ПРИМЕЧАНИЕ: Многие студенты неправильно истолковывают дела, потому что не видят проблемы с точки зрения применимого права или судебной доктрины, чем по какой-либо другой причине.Ничто не может заменить собой время, чтобы тщательно сформулировать вопросы, чтобы они действительно включали ключевые положения закона в терминах, на которые можно дать точные ответы. Также может быть полезно обозначить проблемы, например, «процедурные вопросы», «вопросы существа», «юридические вопросы» и так далее. Помните также, что один и тот же кейс может использоваться инструкторами для разных целей, поэтому часть задачи брифинга состоит в том, чтобы выявить те проблемы в кейсе, которые имеют центральное значение для обсуждаемой темы в классе.

4. Решения

Решение или постановление - это ответ суда на вопрос, поставленный перед ним для ответа вовлеченными сторонами или поставленный самим судом при его собственном прочтении дела. Существуют узкие процедурные постановления, например, «дело отменено и возвращено на повторное рассмотрение», более широкие материальные постановления, которые касаются толкования Конституции, статутов или судебных доктрин. Если вопросы составлены точно, решения могут быть сформулированы простыми ответами «да» или «нет» или короткими заявлениями, взятыми из языка, используемого судом.

5. Рассуждения

Аргументация или логическое обоснование - это цепочка аргументов, которая привела судей к принятию решения большинством или несогласным мнением. Это должно быть выделено по пунктам в пронумерованных предложениях или абзацах.

6. Отдельные мнения

Как совпадающие, так и несовпадающие мнения должны быть подвергнуты одинаковому глубокому анализу, чтобы выявить основные моменты согласия или несогласия с мнением большинства. Запишите, как голосовал каждый судья и как они выстроились в очередь.Знание того, как судьи того или иного суда обычно выстраиваются по определенным вопросам, необходимо для прогнозирования того, как они будут голосовать в будущих делах, связанных с аналогичными проблемами.

7. Анализ

Здесь студент должен оценить значимость дела, его связь с другими делами, его место в истории, а также то, что показывает суд, его члены, процессы принятия решений или влияние, которое оно оказывает на стороны в судебном процессе, правительство, или общество. Именно здесь следует исследовать неявные предположения и ценности судей, обсудить «правильность» решения и рассмотреть логику рассуждений.

Предупреждение

Не кратко излагайте дело, пока не прочтете его хотя бы раз. Не думайте, что, найдя лучшую фиолетовую прозу судьи, вы обязательно извлекли суть решения. Ищите неартикулированные предпосылки, логические заблуждения, манипуляции с фактическими данными или искажения прецедента. Затем спросите: как это дело соотносится с другими делами в той же общей области права? Что это говорит о судебной политике? Результат нарушает ваше чувство справедливости или беспристрастности? Как это могло быть решено лучше?

Дополнительная информация и образцы записок

Многие из руководств по юридическим исследованиям и написанию статей включают обсуждение записок для студентов, записок для апелляций и других типов юридических меморандумов, используемых практикующими юристами.Примеры и дополнительную информацию можно найти в библиотечных книгах, перечисленных ниже:

  • Бахрыч Л. (2009). Коротко о юридическом письме (4 -е изд. , серия Nutshell). Сент-Пол, Миннесота: Запад. [Stacks KF 250 .S68 2009
  • Clary, B., & Lysaght, Pamela. (2006). Успешный юридический анализ и написание: Основы (2 nd изд.). Сент-Пол, Миннесота: Томсон / Вест. [Ref. Закон 250 .C53 2006]
  • Эдвардс, Л. (2007). Юридическое письмо и анализ (2 nd изд. ). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Аспен: Закон и бизнес Wolters Kluwer. [Ref. Юридическая и резервная комната KF 250 .E378 2007]
  • Гарнер, Б. (2004). Краткое изложение победителя: 100 советов для убедительного брифинга в судах первой и апелляционной инстанций (2 nd изд.). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Ref. Закон KF251 .G37 2004]
  • Hames, J., & Ekern, Yvonne. (2015). Юридические исследования, анализ и письмо (5 th ed.). [Резервная комната KF 240 .h46 2015; За 3 рд изд.(2009) Стеки КФ 240. х46 2009]
  • Putman, W. (2003). Юридический анализ и письмо (2 изд. и , серия «Западные правовые исследования»). Клифтон-Парк, штат Нью-Йорк: обучение Томсон / Делмар. [Ref. Закон KF 250 .P87 2003]
  • Рэй, М., и Рамсфилд, Джилл Дж. (2005). Юридическое письмо - как правильно и как писать (4 th ed., American casebook series). Сент-Пол, Миннесота: Томсон / Вест. [Ref. Закон KF 250 .R39 2005]
  • Шапо, Х., Уолтер, Мэрилин Р., & Фаянс, Элизабет. (2003). Написание и анализ в законе (Ред. 4 -е изд. ). Нью-Йорк: Foundation Press. [Стеки KF 250 .S5 2003]
  • Слокум Р. (2006). Юридическое обоснование, письмо и убедительные аргументы . Ньюарк, Нью-Джерси: LexisNexis Мэтью Бендер. [Стеки KF 250 .S568 2006]
  • Yelin, A., & Samborn, Hope Viner. (2015). Справочник по юридическим исследованиям и написанию: основной подход для помощников юристов (7 -е изд. , серия Aspen College).[Резервная комната KF 240 .Y45 2015]


Создано К. Пайлом, 1982 г. Отредактировано К. Киллораном, 1999 г. и М. Ричардсом, 2017 г.

Как ограбление доказательств влияет на судебный процесс

Представление о том, что существует обязанность хранить доказательства, относящиеся к спору или потенциальному спору, является древним и хорошо задокументированным принципом общего права. Доктрина, вероятно, восходит к римскому праву. Contra Spoliaterem Omnia Praesumuntur - латинская фраза, означающая, что все, что причиняет ему вред, должно быть презумпировано против разрушителя.По сути, доктрина требует, чтобы сторона сохраняла доказательства, когда они знают ( или должны знать ), что доказательства могут иметь отношение к текущему или будущему судебному разбирательству.

Сегодня термин «кража доказательств» часто используется в процессе гражданского судопроизводства. Он возникает, когда одна сторона подозревает или обнаруживает, что другая сторона намеренно, по неосторожности или случайно уничтожила доказательства, относящиеся к делу.

Признанные доказательства могут включать:

ПОСЛЕДНИЙ АКЦЕНТ

За последние десять лет внимание к этой доктрине значительно возросло.Истцы и суды сталкиваются с современными проблемами документирования и отслеживания информации, хранящейся в электронном виде. Это привело к очевидным усилиям со стороны адвокатов как истцов, так и ответчиков по привлечению внимания к этой потенциальной проблеме, чтобы избежать обвинений в разграблении доказательств. Недавние поправки к Федеральным правилам гражданского судопроизводства по-прежнему подчеркивают важность этого вопроса. С 1 декабря 2015 г. в Федеральное правило гражданского судопроизводства № 37 были внесены поправки.Правило больше не требует наличия «исключительных обстоятельств», прежде чем суд сможет наложить санкции за неспособность стороны передать хранящуюся в электронном виде информацию, потерянную из-за «рутинной добросовестной работы электронной информационной системы».

Правило 37 (e) теперь прямо перечисляет возможные санкции за непринятие «разумных шагов» для сохранения информации, хранящейся в электронном виде, в ожидании или во время судебного разбирательства.

«Если информация, хранящаяся в электронном виде, которая должна была быть сохранена в ожидании
или ведение судебного разбирательства, потеряна из-за того, что сторона не предприняла разумных шагов для ее сохранения
, и она не может быть восстановлена ​​или заменена путем дополнительного обнаружения, суд:

  1. При обнаружении причинения вреда другой стороне из-за потери информации может предписать меры, не превышающие необходимых для устранения предубеждения; или
  2. Только после обнаружения, что сторона действовала с намерением лишить другую сторону

использование информации в судебном процессе может:

  1. Предположить, что утерянная информация была неблагоприятной для партии;
  2. Указать присяжным, что оно может или должно предположить, что информация была неблагоприятной для стороны; или
  3. Отменить действие или ввести решение по умолчанию.

Похоже, что изменения в правиле предназначены специально для ESI. Остается неясным, повлияет ли судебное толкование нового правила на анализ потенциальных санкций за хищение материалов, не принадлежащих ESI.

ВЛИЯНИЕ НА ПРЕТЕНЗИЮ ПРЕТЕНЗИИ

«Тщательное понимание позиции юрисдикции в отношении доктрины ограбления может стать важным оружием в арсенале адвоката истца при возбуждении деликтного дела.Качество и количество доказательств истца могут иметь значение между средней суммой компенсации или урегулирования и существенной ».
Ральф Лигуори

В деликтных исках опасность разбора соответствующих доказательств лежит в первую очередь на обвиняемом. Истец (или жертва правонарушения) обычно не контролирует место причинения вреда или не имеет возможности быстро получить доступ и изучить документы и вещественные доказательства, связанные с причиной инцидента. Жертва также не может контролировать действия ответчика по исправлению или устранению проблемы, которая с самого начала причинила вред. Если ответчик не сохраняет должным образом доказательства, относящиеся к первоначальному ущербу, он делает это на свой страх и риск. Компании по управлению рисками тратят много времени и энергии, консультируя частных лиц и корпорации по вопросам применения протоколов «судебного запрета». Протоколы вступают в силу сразу после события и предназначены для выявления, сбора и сохранения доказательств, чтобы снизить вероятность успешного иска о грабеже. Когда обвиняемые не соблюдают свои собственные процедуры или не задумываются о проблеме, они становятся уязвимыми для иска о грабежах и требований о санкциях.

Меч грабителя обоюдоострый. Истец и его / ее адвокат также должны помнить о своей ответственности за сохранение доказательств. Если истец хранит доказательства или контролирует их, он также рискует получить иск о ограблении, если не будут приняты необходимые меры для предотвращения потери или уничтожения доказательств. Бездействие истца также может повлечь за собой неблагоприятные последствия.

Поверенный анализ умышленного или неосторожного уничтожения или изменения доказательств противной стороной, которые могли быть благоприятными для истца, может раскрыть важную информацию, имеющую решающее значение для вашего дела.Если у вас есть гражданский деликтный иск и у вас есть вопрос о растрате доказательств, обратитесь к адвокату Ральфу Лигуори по телефону (401) 273-0800 или [email protected]

Родственный поверенный Ральф Р. Лигуори

Юридическая концепция доказательств (Стэнфордская философская энциклопедия)

Стивен (1872: 3–4, 6–7) давно заметил, что законный использование термина «свидетельство» неоднозначно. Иногда это относится к тому, что представлено стороной в суде как средство установление фактических требований.(«Представление доказательств» - это юридический срок для представления или представления доказательств в суде для цель установления доказательства.) Это значение доказательства отражено в разделе определений Закона о свидетельских показаниях Индии (Стивен 1872: 149). [2] Когда юристы используют термин «доказательства» таким образом, что они иметь в виду то, что эпистемологи назвали бы «объектами чувственного доказательства »(Haack 2004: 48). Доказательства в этом смысле разделены условно на три основных категории: [3] устные доказательства (показания свидетелей в суде), документальные доказательства (документы, представленные для проверки суд) и «вещественные доказательства»; первые два не требует пояснений, а третий захватывает вещи, кроме документов например, нож, предположительно использованный при совершении преступления.

Термин «свидетельство» может, во-вторых, относиться к утверждение о факте, установленное доказательствами в первом смысл. [4] Это иногда называют «доказательным фактом». Что обвиняемый находился на месте преступления или около него в соответствующее время является свидетельством во втором смысле его возможной причастности к преступление. Но присутствие обвиняемого должно быть доказано путем предъявления доказательства в первом смысле. Например, обвинение может вызвать свидетеля явиться в суд и заставить его дать показания о том, что он видел обвиняемый в непосредственной близости от преступления в соответствующем время.Успешность доказательства присутствия обвиняемого (доказательная факт) будет зависеть от оценки исследователем фактов Правдивость показаний свидетеля и достоверность его показаний. (В установщик фактов - это лицо или орган, ответственный за выяснение того, где правда заключается в спорных вопросах о фактах и ​​о том, в ком Определиться с приговором жилеты. Источника фактов также называют «Судья факта» или «судья факта». Установление фактов является задачей жюри или, в некоторых случаях а в странах без системы присяжных - судья.) Иногда доказательный факт напрямую доступен для установщика фактов. Если предполагаемый нож, использованный при совершении рассматриваемого преступления (форма «Реальные доказательства») в суде, установщик фактов может сам увидеть форму ножа; ему не нужно учиться об этом по свидетельству посредника.

Третья концепция доказательства - это разработка или расширение второй. Согласно этой концепции, свидетельства относительны. Фактический суждение (на латыни factum probans ) является доказательством в третье чувство только в том случае, если оно может служить предпосылкой для рисования умозаключение (прямо или косвенно) к вопросу, который является существенным для дело ( factum probandum ) (см. раздел 2.2 ниже для концепции существенность). Тот факт, что отпечатки пальцев обвиняемого были найдено в комнате, где что-то было украдено, является доказательством в настоящем смысл, потому что из этого можно сделать вывод, что он был в комнате, и его присутствие в комнате свидетельствует о его возможной причастности к кража. С другой стороны, тот факт, что обвиняемый любимый цвет - синий, при отсутствии весьма необычных обстоятельства, которые должны быть отклонены как доказательство его вины: обычно, какие любимый цвет человека не может служить предпосылка для любого разумного вывода о совершении им преступление и, как таковое, не имеет отношения к делу (см. обсуждение актуальности в разделе 2.1 ниже). В третьем смысле «Доказательство», которое рассматривает доказательства как предпосылку для материальный вывод, «не относящееся к делу свидетельство» - это оксюморон: это просто не доказательства. Следовательно, это утверждение Бентама (1825: 230): [5]

Сказать, что показания неуместны, значит сказать что оно чуждо делу, не имеет к нему никакого отношения и не служить доказательством рассматриваемого факта; Одним словом, это значит, что это не доказательство.

Могут быть доказательства в первом смысле без доказательств в второе или третье чувство.Чтобы продолжить нашу иллюстрацию, предположим, что она появляется при перекрестном допросе эксперта, что его показания о наличии обнаружил, что совпадение отпечатков пальцев было ложью. Юристы описали бы это ситуация как та, где «доказательства» (показания эксперта) не может доказать тот факт, что он был первоначально произведен для доказать, а не то, что никакие «доказательства» не были представлены иметь значение. Здесь «свидетельство» используется в первом смысл - свидетельство как свидетельство - и свидетельство остается в протокол суда, независимо от того, верят ему или нет.Но юристы также сказал бы, что в данных обстоятельствах нет «Доказательства» того, что обвиняемый находился в комнате, если предположить, что не было ничего, кроме дискредитированных экспертных показаний одного совпадение отпечатков пальцев, чтобы установить его присутствие там. Здесь Показания эксперта являются ложными и не устанавливают что в комнате были обнаружены отпечатки пальцев обвиняемого, и нет (других) фактических оснований полагать, что он был комната. Фактическая посылка, из которой делается вывод привлеченного к обвиняемому вина не установлена.

В-четвертых, условия получения чего-либо (или, в технический термин «допущен») в качестве доказательства в суде иногда включается в юридическое понятие доказательства. (Эти условия обсуждаются в разделе 2 ниже.) Согласно этой концепции, юридическое доказательство - это то, что считается доказательства в законе. Что-то обычно может рассматриваться как доказательство и пока не будет отклонено судом. В качестве примера часто приводят слухи. Это подчеркивается, что полагаться на слухи - обычное дело в обычных жизнь.Мы часто полагаемся на слухи при формировании наших фактических убеждений. В Напротив, «слухи не являются доказательствами» в судебных процессах. (Стивен 1872: 4–5). Как правило, суд не будет полагаться на по слухам в качестве предпосылки для вывода о том, что утверждал. Это не позволит свидетелю свидетельствовать в суде о том, что другой человек X (который не предстал перед судом) сказал что p по определенному случаю (внесудебное заявление) для с целью доказать, что p .

Таким образом, по крайней мере, четыре возможных концепции юридических доказательств. в валюте: как объект чувственного доказательства, как факт, как предположение и как то, что считается доказательством в законе. В смысл, в котором используется термин «свидетельство», редко явным образом изложены в юридическом дискурсе, хотя предполагаемое значение будет часто быть ясным из контекста.

В этом разделе рассматривается четвертая концепция доказательства. К напомним, что-то будет принято судом в качестве доказательства - это является, если использовать термин Монтроуза, дебиторская задолженность в качестве доказательства в судебное разбирательство - только при соблюдении трех основных условий удовлетворены: актуальность , существенность и допустимость (Montrose 1954).Эти три условия возможность получения, в свою очередь, обсуждается ниже.

2.1 Актуальность

2.1.1 Юридическое значение релевантности

Концепция релевантности играет ключевую роль в правовой установление фактов. Тайер (1898: 266, 530) формулирует его значение с точки зрения двух основополагающих принципов доказательственного права: во-первых, все без исключения не относящиеся к делу могут быть получено в качестве доказательства судом и, во-вторых, с учетом многих исключения и оговорки, все относящееся к делу, подлежит получению как доказательства, представленные судом.Взгляды Тайера оказали большое влияние и находит выражение в источниках права, например, в Правиле 402 Федеральные правила доказывания в США Состояния. [6] Тайер утверждает, и сейчас это широко признано, что актуальность «Логическое», а не юридическое понятие; в разделе 2.1.3 мы рассмотрим это иск и несогласие, выраженное Вигмором. Оставляя в стороне особое мнение на данный момент, мы обратимся сначала к рассмотрению возможные концепции релевантности в общепринятом смысле логическая релевантность.

2.1.2 Концепции логической релевантности

Доказательства могут быть представлены в судопроизводстве только для подтверждения факта. если факт актуален. Релевантность - это понятие отношений. Нет фактов актуален сам по себе; это актуально только по отношению к другому факту. Термин «вероятный» часто используется для описания этого связь. Мы видим два примера этого в следующих хорошо известных определения. Согласно Стивену (1886: 2, курсив мой):

Слово «релевантный» означает, что любые два факты, к которым он применяется, настолько связаны друг с другом, что в соответствии с обычным ходом событий либо взятый сам по себе, либо в связи с другими фактами доказывает или делает вероятным прошлое, настоящее или будущее существование или несуществование Другой.

Второе определение содержится в США Федеральное правило доказывания 401, которое (в его рестайлинговой версии) гласит: это свидетельство актуально, если «оно имеет тенденцию подтверждать факт более или менее вероятно , чем было бы без доказательства »(курсив наш). Слово «вероятный» в эти и другие стандартные определения иногда интерпретируются как несущий математический смысл вероятность. [7] В передовой статье Лемперт привел этот пример, чтобы показать, как актуальность включает отношение правдоподобия.Обвинение представляет доказательства того, что кровь преступника, обнаруженная на месте преступления, относится к типу A. У обвиняемого такая же группа крови. Предположим, что пятьдесят процентов у подозреваемого населения кровь группы А. Если обвиняемый на самом деле виновен, вероятность того, что кровь, найденная на месте происшествия, будет тип A - 1.0. Но если он на самом деле невиновен, вероятность обнаружение крови типа А на месте происшествия - 0,5, то есть соответствует фоновая вероятность крови типа А от подозреваемого Население. Отношение правдоподобия - это отношение первых вероятность до второго - 1.0: 0,5 или, проще говоря, 2: 1. Доказательства считаются значимыми, если отношение правдоподобия кроме 1: 1 (Lempert 1977). Если соотношение 1: 1, это означает, что вероятность доказательства одинакова, независимо от того, является ли обвиняемый виновен или невиновен.

Общепринятое мнение состоит в том, что значимость в праве - это бинарное понятие: доказательства либо актуальны, либо нет. Пока вероятность соотношение отличается от 1: 1, доказательства считаются Соответствующий. [8] Однако чем больше отношение правдоподобия отклоняется от 1: 1, тем выше так называемая доказательная ценность доказательства (то есть на одно толкование доказательной силы).Мы рассмотрим подробнее доказательная сила в разделе 3.1 ниже.

Хотя отношение правдоподобия может быть полезно как эвристический прием в анализируя доказательную аргументацию, остается спорным вопрос о том, правильно отражает понятие актуальности. Во-первых, это неясно, что термин «вероятный» в стандарте определения релевантности когда-либо предназначались как ссылка на математическая вероятность. Некоторые утверждали, что актуальность должна быть понимается в широком смысле, так что любое доказательство будет считаться относящимся к делу, поэтому до тех пор, пока он дает некоторые основания в поддержку вывода о том, что Утверждение фактов, относящихся к делу, является верным или ложным (Pardo 2013: 576–577).

Математическая концепция релевантности оспаривается. На судебное разбирательство, противоборствующие стороны очень часто представляют конкурирующие отчеты о событиях, которые имеют общие черты. Чтобы использовать Аллена Например, тот факт, что обвиняемые приехали в конкретный город на конкретный день и время соответствуют указаниям обвинения дело о том, что он ехал туда, чтобы совершить убийство, а также с защиты, что он ехал туда, чтобы навестить свою мать. Этот факт, являющийся общей чертой объяснений обеих сторон материальных событий, так же согласуется с гипотезой вины, как с гипотезой невиновности.О зачатии отношения правдоподобия релевантности, этот факт не должен иметь отношения к делу и, следовательно, свидетельствовать о нем. нельзя допустить. Но в таких случаях суд представьте доказательства в (Park et al. 2010: 10). Математическая теория релевантность не может объяснить это. Утверждается, что альтернатива теория релевантности лучше соответствует юридической практике и, таким образом, должна быть предпочтительнее. Согласно объяснительной концепции релевантности, свидетельство имеет значение, если это объясняется или дает основания полагать, что конкретное объяснение материальных событий, предлагаемое стороной приводить доказательства, и они остаются актуальными даже там, где, как в нашем Например, доказательства также подтверждают или составляют часть объяснения предложенный оппонентом (Пардо и Аллен 2008: 241–2; Пардо 2013: 600).

Один из возможных ответов на вышеуказанный вызов вероятности теория релевантности состоит в том, чтобы отрицать, что она когда-либо была задумана эксклюзивный тест на актуальность. Доказательства актуальны, если отношение правдоподобия отличается от 1: 1. Но доказательства также могут иметь значение по другим причинам, например, когда он предусматривает более богатое повествование или помогает суду понять другие доказательства. Это для этих причины, по которым свидетелям обычно разрешается называть свои имена и стороны могут представить схемы, схемы и планы этажей (так называемые «Доказательные доказательства») в суде (McCormick 2013: 995).Признание доказательств в сценарии, нарисованном Алленом выше было объяснено аналогичным образом (Park et al. 2010: 16).

2.1.3 Логическая релевантность в сравнении с юридической релевантностью

Концепция релевантности, рассмотренная в предыдущем разделе: широко известный как «логическая релевантность». Это что-то вроде неправильное выражение: «Актуальность - это не вопрос логики, а зависит от вопросы факта »(Haack 2004: 46). В нашем предыдущем примере Актуальность факта наличия у обвиняемого крови группы А зависит от очевидно, о состоянии мира.При том понимании, что релевантность - это вероятностное отношение, заманчиво думать, что в описывая релевантность как «логическую», человек подписывается на логическая теория вероятностей (ср. Франклин 2011). Однако срок "Логическая релевантность" изначально не была придумана этим коннотации в уме. В криминалистическом контексте «логика» - это используется свободно и относится к набору исходных убеждений или обобщений и типа рассуждений, которые судьи и адвокаты любит называть «здравый смысл» (MacCrimmon 2001–2002 годы; Твининг 2006: 334–335).

Основная цель использования прилагательного «логический» - отметьте неправовой характер релевантности. Как Тайер (1898: 269) Как известно, актуальность «является делом логики, а не закон." Это не означает, что актуальность не имеет правового измерения. Закон различает вопросы права и вопросы факта. Актуальный вопрос ставит вопрос права, который должен решать судья. решать, а не присяжные, и насколько релевантность определена в юридических источники (например, в Федеральном правиле доказывания 401 упоминается выше), судья должен учитывать юридическое определение.Но законный определения релевантности всегда очень широки. Об актуальности говорят быть логической и неправовой концепцией в том смысле, что при ответе вопрос актуальности и применения определения релевантности, судья обязательно должен полагаться на внезаконные ресурсы и не связаны юридическими прецедентами. Возвращаясь к Федеральному правилу доказывания 401, в нем обычно говорится, что доказательства имеют отношение к делу, если «у них есть склонность делать факт более или менее вероятным, чем это было бы без доказательство".При решении вопроса о том, являются ли доказательства имеет такую ​​тенденцию, судья должен смотреть за пределы закон. На этом настаивал Тайер. По его словам, «[т] он закон не дает никакого теста на релевантность. Для этого он неявно ссылается на логику и общий опыт »(Thayer 1898: 265). Что любимый цвет обвиняемого - синий, за исключением необычных обстоятельства, не имеющие отношения к вопросу о его намерении совершить кража. Это говорит нам не закон, а «логика и общее опыт".По мнению Тайера, закон не контролирует или регулировать оценку актуальности; предполагается, что судьи уже обладает (здравым смыслом) ресурсами для выполнения этого оценка.

Вигмор занимает иную позицию. Он возражает против Тайера, эта релевантность - это юридическая концепция. У него две нити раздор. Во-первых, для того, чтобы доказательства имели отношение к закону, Требуется «обычно более высокая степень доказательной силы» «Чем спросят в обычных рассуждениях»;

юридическая значимость означает… нечто большее, чем минимум доказательной ценности.Каждое отдельное доказательство должно иметь плюс значение. (ср. Pattenden 1996-7: 373)

По мнению Вигмора, требование «Плюс» защищает от «того, что жюри удовлетворены незначительными вопросами, могут быть преувеличены предрассудки и поспешные рассуждения »(Wigmore 1983b: 969, ср. 1030–1031). Противники Вигмора признают, что могут быть разумными политическими причинами для исключения доказательств с низким уровнем доказательности стоимость. Получение доказательств в суде может вызвать множественность вопросов, отнимают слишком много времени и средств, сбивают с толку присяжных или порождают в их сознании необоснованные предрассудки.Когда судья исключает доказательства по любой из этих причин, и судья имеет право для этого во многих странах доказательства исключаются несмотря на это актуально (например, Федеральное правило Соединенных Штатов о Свидетельство 403). Релевантность - это отношение между фактами и вышеупомянутые причины исключения являются внешними по отношению к этому отношению; Они основаны на таких соображениях, как ограничение судебных ресурсы и психология жюри. Понятие «плюс стоимость» путает релевантность с посторонними соображениями (James 1941; Траутман 1952).

В утверждении Вигмора есть и вторая сторона: актуальность - это юридическое понятие. Соответствие законно в том смысле, что судья связан ранее рассмотренными делами («судебные прецеденты »), когда он должен принять решение о релевантности предлагаемые доказательства.

Пока суды продолжают определять… что их представления о логике таковы, что до тех пор, пока будут существовать нормы закона что необходимо соблюдать. (Wigmore 1983a: 691)

Вигмор цитирует в поддержку решения Кушинга С.J. в деле State v LaPage , где было отмечено:

[T] здесь есть много случаев, когда свидетельство конкретные факты, имеющие отношение к конкретным вопросам, так часто предмет обсуждения в судах, и так часто выносился приговор, что можно сказать, что объединенная логика множества судей и юристов предоставить ... лучшее доказательство того, что может быть должным образом называется обыкновенным -смыслом и, таким образом, приобретает авторитет закон. (1876 г. 57 г. Н. Х. 245 на 288 [Верховный суд, Нью-Йорк]). Хэмпшир])

Позиция Вигмора относительно релевантности странным образом расходится с его решительно возражает против того, чтобы судья был связан судебными прецедентами в оценка веса или достоверности доказательств (Wigmore 1913).Более что важно, вторая часть его аргументов также не устраивает с первой прядью. Если, как утверждает Вигмор, доказательства должны иметь плюс значение, чтобы сделать это юридически значимым, суд должен рассмотреть доказательную ценность доказательства и сопоставить его с количеством время и расходы, которые могут быть затрачены на получение доказательств, наличие других доказательств, риск того, что доказательства будут вводить в заблуждение или сбивает с толку исследователя фактов и так далее. Учитывая, что оценка плюс ценность и, следовательно, юридическая значимость настолько сильно зависит от контекста, что трудно понять, как судебный прецедент может иметь большую ценность в еще один случай определения момента, имеющего юридическое значение (Джеймс 1941: 702).

2.2 Существенность и рассматриваемые факты

Мы только что рассмотрели первое условие приемлемости, а именно актуальность. Тот факт A имеет отношение к факту B является недостаточно для подтверждения факта A дебиторская задолженность в корт. Кроме того, B должен быть «материальным». факт. Существенность фактов в конкретном случае определяется закон, применимый к этому делу. В уголовном преследовании это зависит от о законе, определяющем преступление, в котором обвиняется обвиняемый а в гражданском судопроизводстве - закон, устанавливающий элементы правового иск, поданный против ответчика (Wigmore 1983a, 15–19; Montrose 1954: 536–537).

Представьте, что обвиняемый преследуется за преступление изнасилования и поведение предполагаемой жертвы (факт A ) увеличивает вероятность того, что она согласилась на половой акт с обвиняемый (факт B ). По вероятностной теории релевантности, что мы рассмотрели, A соответствует B . Теперь предположим, что предполагаемая жертва - несовершеннолетний. По уголовному праву это не имеет значения давала ли она согласие на половой акт.Если B из без правовых последствий, суд не допустит доказательства A к для доказательства B : наиболее очевидное Причина в том, что получение доказательств - пустая трата времени.

Не все существенные факты обязательно оспариваются. Предположим, что истец предъявляет иск ответчику за нарушение договора. По закону договора, чтобы добиться успеха в этом действии, истец должен доказать следующие три элемента: что между сторонам, что ответчик нарушил договор, и что истец понес убытки в результате этого нарушения.В ответчик может признать, что был договор и что он был в нарушение его, но отрицать, что истец понес какие-либо убытки в качестве результат этого нарушения. В такой ситуации только последний из Существенные факты оспариваются. Следуя терминологии Стивена, оспариваемый материальный факт называется «спорным фактом» (Стефан 1872: 28).

Закон не позволяет приводить доказательства, подтверждающие факты, которые несущественны или не являются предметом обсуждения. «Актуальность» - это часто используется в более широком смысле, охватывающем концепции, обсуждение.Доказательства иногда описывают как «Нерелевантно» не по той причине, что нет логического вывода можно привлечь к утверждению, которое стремятся доказать (в нашем Например, A , строго говоря, относится к B ), но потому что это предложение не является существенным или не оспаривается (в нашем например, B не материал). [9] Это более широкое использование термина «Релевантность», хотя в остальном вполне безобидна, не способствовать концептуальной ясности, потому что он объединяет разные концепции (см. James 1941: 690–691; Trautman 1952: 386; Montrose 1954: 537).

2.3 Приемлемость

2.3.1 Допустимость и актуальность

Для получения доказательств должно быть выполнено еще одно условие. в судопроизводстве. Существуют правовые нормы, запрещающие доказательства быть представленным в суде, даже если это имеет отношение к фактическое предложение, которое является существенным и спорным. Эти правила делают доказательства, к которым они относятся, «неприемлемые» и потребовать от судьи «исключить» его. Два ярких примера таких правил допустимости или правил исключения являются правилом против свидетельств с чужих слов и правила против свидетельств характера.Этот В разделе рассматривается связь между концепцией релевантности и понятие допустимости. Следующий раздел (раздел 2.3.2) обсуждаются общие аргументы за и против правил исключения или допустимости.

Здесь опять неточная терминология. Допустимость и Приемлемость четко не различаются. Это обычно для нерелевантное свидетельство или свидетельство несущественный факт , который следует описать как «Недопустимый». Это означает, что суд будет отказываться от получения доказательств, если они не имеют отношения к делу или не имеют значения.Но, что важно, суд также исключает доказательства по причинам, отличным от несущественность и несущественность. Для Монтроуза есть заслуга в ограничение понятия «недопустимость» исключение доказательств, основанных на этих других причинах (Montrose 1954: 541–543). Если доказательства отклонены на основании их неуместности, это, как выразился Тайер (1898: 515), «правило разума, отвергает »; если доказательства отклонены в соответствии с допустимостью или правило исключения, отклонение осуществляется в силу закона. Концепции допустимость и существенность также следует разделять.Это потому что правила допустимости или исключения служат целям и обоснования, отличные от закона, определяющего преступление или гражданское иск, который находится в суде, и именно этот закон определяет существенность фактов в споре.

Тайер (1898: 266, 530) оказал большое влияние на его точку зрения, что закон доказательства не имеют никакого отношения к логической релевантности и что его основной задачей является при рассмотрении вопроса о приемлемости. Если доказательства логически не имеет значения, по этой причине он должен быть исключен.Если доказательства логически значимое, оно будет получено судом, если закон - в форме исключения или допустимости правило - требует исключения. В этой схеме понятие релевантность и концепция допустимости различны: действительно, правила допустимости предполагают относимость доказательств, к которым они применяются.

Стивен, похоже, придерживается другой точки зрения, в которой концепция допустимости очевидно поглощается концепцией релевантности. Возьмем, к примеру, анализ Стивена правила, что в в целом никакие доказательства не могут быть представлены в доказательство «утверждений относительно факты, предъявленные лицами, не вызванными в качестве свидетелей », короче говоря, слухи (Стефан 1872: 122).Как правило, никакие доказательства не могут быть даны понаслышке, потому что это запрещено законом. Тогда вопрос возникает в отношении обоснования этого запрета. Стивена ответ на этот вопрос часто принимается так, что слухи не «Актуальным», и его критикуют за то, что он не видит разница между релевантностью и допустимостью (Whitworth 1881: 3; Thayer 1898: 266–268; Поллок 1876, 1899; Вигмор 1983a: §12). Его критики отмечают, что слухи имеют или могут иметь Доказательная сила и доказательства слухов исключены, несмотря на или независимо от его актуальности.Обобщая, что нет дым без огня, факт, что человек утверждал, что р в заявление, сделанное во внесудебном порядке, имеет или может иметь отношение к вероятность того, что p и p могут быть (логически релевантными) существенный факт в споре.

Интересно, что Стивен, похоже, уступил столько же. Он признал, что полицейский или адвокат занимались подготовкой дела было бы небрежно, если бы он заткнул уши, чтобы слышать слухи. Слухи один из тех фактов, которые «очевидно относятся к делу, но не совсем так что »(Стивен 1872: 122; см. также Стивен 1886: xi).Утверждая эти слухи не имеют отношения к делу, Стивен, похоже, просто констатирует действие закона: закон требует, чтобы слухи рассматривались как не имеющий отношения. Он предложил множество оправданий для исключения свидетельства, основанные на слухах: его допустимость «представила бы большой соблазн ленивым судьям довольствоваться подержанным отчеты »и« открывают широкие двери для мошенничества », а также «[E] очень один будет во власти людей, которые могут сказать ложь, и чьи доказательства не могут быть ни проверены, ни противоречит »(Стефан 1872: 124–125).Для его недоброжелателей, это соображения политики и справедливости, и это лишает ясности внедрите такие соображения в понятие релевантности.

Хотя критика Стивена бесполезно смешанные допустимость и релевантность (понимается как логическая релевантность), пожалуй, можно сказать что-нибудь в его защиту. Исключительные правила или правила приемлемости - во всяком случае, многие из них - более точно рассматриваются как исключающие формы рассуждения, а не запрещающие доказательства определенных типов фактов (Макнамара 1986).Это, безусловно, верно в отношении правила слухов. На одном авторитетное определение правила (решение Тайного совета в деле Субраманиам против PP , (1956) 1 Weekly Law Reports 965), то что он запрещает, так это использование слухов для доказательства Истина утвержденных фактов в нем. [10] Возражение состоит в том, чтобы сделать вывод о том, что p из внесудебного заявления X , что p где X недоступно для рассмотрения в суде.Но суд разрешит доказательства показаний X , основанных на слухах. быть допущенным - это позволит подтвердить заявление - где цель приведения доказательств - убедить суд что X действительно сделал заявление, и этот факт актуален для какая-то другая цель. Например, это может иметь отношение к состоянию о душе человека, слушающего заявление, и его душевном состоянии может быть важным для его защиты в связи с тем, что он действовал под принуждением. Следовательно, два писателя отметили, что «не существует такой вещи, как по слухам свидетельство , только по слухам использует ”(Робертс и Цукерман 2010: 385).

Другие правила допустимости также более точно рассматриваются как целевые на формах рассуждений, а не на типах фактов. В Соединенных Штатах, Федеральное правило доказывания 404 (a) (1) запрещает использование доказательств характер человека "чтобы доказать, что в конкретном случае лицо действовало в соответствии со своим характером »и Федеральный Правило доказывания 404 (b) (1) предусматривает, что доказательства преступления или правонарушения

не допускается для доказательства персонаж, чтобы показать, что в конкретном случае человек действовал в соответствии с персонажем.

Сомнительно, чтобы доказательства наличия у человека характер и прошлое поведение не могут иметь вероятностного отношения к его поведение по определенному поводу; о вероятностной концепции актуальность, трудно понять, почему доказательства не Соответствующий. Даже в этом случае могут быть политические, моральные или другие причины для закон, запрещающий определенное использование характерных доказательств. В объявлении факт, не имеющий отношения к конкретной цели, мы не обязательно говоря или подразумевая что-либо о вероятности.Мы можем выражать нормативное суждение. По политическим, моральным или другим причинам закон принимает позиция, которая слышит или характер обвиняемого или предыдущее неправомерное поведение не должно использоваться в качестве предпосылки для конкретного цепочка рассуждений. Аргументация может быть моральной нежелательно («дайте собаке плохую репутацию и повесите ее за это »), или было бы несправедливо разрешить рисование вывод, когда оппоненту не была предоставлена ​​справедливая возможность бросить вызов этому (как в ситуации слухов) (Ho 2008: chs.5, 6). Если мы принимаем нормативную концепцию релевантности вместо логической или вероятностный, это не злоупотребление языком для описания недопустимые доказательства как не относящиеся к делу, если имеется в виду, что доказательства не следует принимать во внимание определенным образом.

2.3.2 Правила допустимости или исключения

В одном историческом отчете применяются правила допустимости или исключения. продукт системы жюри, в котором граждане, не обученные оценивать доказательства сидят как судьи по факту.Эти правила появились потому, что считал необходимым держаться подальше от неопытных присяжных определенных типов доказательств, которые могут ввести в заблуждение или быть ими неправильно использованы - для например, доказательства, которым они могут придать слишком большое значение или что несет в себе риск создания несправедливых предрассудков в их умах (Thayer 1898; Wigmore 1935: 4–5). Эпистемический патернализм предположительно в игре (Leiter 1997: 814–5; Allen and Leiter 2001: 1502). Подписка на эту теорию вызвала давление на отмена исключительных правил с упадком системы жюри и замена непрофессионалов профессиональными судьями в качестве присяжных на самом деле.Есть сомнения в исторической достоверности этого учетная запись; во всяком случае, он не кажется способным объяснить рост всех правил исключения (Morgan 1936–37; Nance 1988: 278–294).

Даже если теория верна, из нее не обязательно следует, что правила исключения должны быть отменены, как только система жюри удаленный. Судьи могут быть столь же восприимчивы к одним и тем же когнитивным и другим нарушениям. неудач в качестве присяжных, и может возникнуть дополнительный риск того, что судьи могут переоценивать свои когнитивные и интеллектуальные способности в их профессиональная сфера.Следовательно, остается потребность в ограничения правовых норм (Schauer 2006: 185–193). Но Эффективность этих правил в системе без присяжных сомнительна. В процессуальная реальность такова, что судьи должны будут столкнуться с доказательства для принятия решения о его допустимости. Поскольку судья не может реально можно ожидать, что он сотрет улики из его головы, как только он решил исключить его, кажется бессмысленным исключать доказательство; мы могли бы также позволить доказательствам и позволить судье дать доказательства той доказательной ценности, которой он заслуживает (Mnookin 2006; Дамашка 2006; ср.Ho 2008: 44–46).

Бентам был ярым критиком правил исключения. Он был много в в пользу «свободы доказательства», понимаемой как свободный доступ к информация и отсутствие формальных правил, ограничивающих такой доступ (Твининг 2006: 232, № 65). Непосредственным объектом судебного разбирательства является «Правильность решения», под которым он подразумевает исправление применение материального права к истинным фактам. Исключение соответствующие доказательства - доказательства, способные пролить свет на правда - пагубно для этого.Следовательно, нет соответствующих доказательств следует исключить; единственные исключения, которые он допускает, - это когда доказательства являются излишними, или их получение потребовало бы преобладающего промедление, расходы или досада (Бентам 1827: Книга IX; Бентам 1825: Книга VII; Твининг 1985: гл. 2). Аргумент Бентама был бросали вызов на разных фронтах. Говорят, что он переоценил поиск истины, недооценка процедурной справедливости и процессуальных прав, и слишком доверяли чиновникам, недооценивая риск злоупотреблений, когда им предоставляется свобода усмотрения, не ограниченная правилами (Твининг 1985: 70–71).

Даже если мы согласны с Бентам, что правильность решения является целью юридических процедур и что достижение точности в установлении фактов является необходимо для достижения этой цели, не очевидно, что основанный на правилах подход к приемлемости подорвет эту цель в долгосрочной перспективе. Шауэр защищал правила исключения доказательств по Правило-консеквенциалистская линия. Заставить тех, кто проверяет факты, следовать правилам определенные вопросы вместо того, чтобы позволить им по своему усмотрению осуществлять решение в каждом конкретном случае может привести к наибольшему количеству благоприятные исходы в совокупности.Это формальный правило, что его следует соблюдать, даже если это может не служить фоновая причина правила. Если считается, что слухи как правило, ненадежен, точность может быть лучше удовлетворена в целом требовать исключения таких доказательств безотносительно их надежность в отдельных случаях. Учитывая несовершенство человека разум и наши подозрения в способности рассуждать поисковик, позволяющий принимать индивидуальные решения по надежность и допустимость слухов может со временем порождают большую долю ошибочных суждений, чем основанные на правилах подход (Schauer 2006: 180–185; Schauer 2008).Однако это аргумент основан на большом предположении о вероятных эффектах имея правила исключения и не имея их, и нет сильных эмпирическое основание для предположения, что последствия будут или будут такими же предполагаемый (Goldman 1999: 292–295; Laudan 2006: 121–122).

Другие сторонники правил исключения строят свои аргументы на широкий спектр различных соображений. Литература слишком обширна, чтобы вдаваться в подробности. Вот краткое упоминание некоторых аргументов. На одном Теоретически некоторые правила исключения - это устройства, которые служат стимулами чтобы юристы представили самые лучшие с эпистемологической точки зрения доказательства, которые в разумных пределах (Nance 1988).Например, если юристы не разрешено полагаться на доказательства из вторых рук (слухи), они будут вынуждены искать лучшие доказательства (из первых рук). По другой теории, правила исключения распределяют риски ошибки. Опять же, рассмотрим слух. Проблема с тем, чтобы сторона могла полагаться на слухи в том, что у оппонента нет возможности перекрестно допросить оригинал составителя заявления и, таким образом, лишен важного средства нападая на надежность доказательств. Исключительные правила в в целом изолируйте сторону, против которой требуются доказательства вытекает из риска ошибки, что доказательства, если они будут допущены, будут представили.Распределение таких рисков называется политическое решение, которое не следует оставлять на усмотрение индивидуальные искатели фактов (Stein 2005; ср. Redmayne 2006 и Nance 2007a: 154–164). Также утверждалось, что правило слухов и сопутствующее право на очную ставку перед свидетелями продвигать общественное принятие и стабильность судебных приговоров. Если суд полагается на прямые доказательства, он может требовать превосходного доступа к фактам (имея слышно, так сказать, изо рта лошади), и это тоже уменьшает риск появления новой информации после испытания для дискредитации вывод, сделанный на основании слухов (первоначальный создатель заявления может появиться после суда, чтобы отрицать истинность заявление, которое было приписано ему) (Nesson 1985: 1372–1375; ср.Park 1986; Goldman 1999: 282; Goldman 2005: 166–167).

Раздел 2 выше касается условия, которые должны быть выполнены для дачи показаний свидетеля, документ или предмет, которые должны быть получены в качестве доказательства в юридическом разбирательства. Предположим, судья решает предоставить доказательства представлен на суде. Услышав или увидев доказательства, Теперь искатель фактов должен взвесить его, чтобы вынести вердикт. Вес может относятся к любому из следующих трех свойств доказательства: доказательная сила отдельных доказательств, (б) достаточность всей совокупности доказательств, представленных в суде в соответствии с стандарт доказательства, или (c) относительная полнота этой совокупности доказательство.Первые два аспекта веса известны юридическим практиков, но третий был ограничен академическими обсуждения. Эти три идеи обсуждаются в одном порядке. ниже.

3.1 Доказательная ценность конкретных доказательств

При вынесении приговора судья по факту должен оценить доказательная сила отдельных доказательств, которые были получил в суде. Концепция доказательной ценности также может сыграть роль на предыдущем этапе (которая была в центре внимания в разделе 2) где судья должен принять решение о том, следует ли получать доказательства в первом место.Во многих правовых системах, если судья находит доказательную силу предлагаемого доказательства должно быть низким и существенно перевешивающим из соображений противодействия, таких как риск возникновения несправедливых предубеждение или замешательство, судья может отказать присяжным в слушании или см. доказательства (см., например, Правило 403 Закона США Федеральные правила доказывания).

Понятие доказательной ценности (или, как ее еще называют, доказательной ценности). сила) связано с концепцией актуальность. Раздел 2.1.2 выше представил и рассмотрели утверждение, что отношение правдоподобия является мерой актуальность. Резюмируя, вероятность того, что предмет доказательства, E (в нашем предыдущем примере вероятность совпадение группы крови) с учетом гипотезы H (что обвиняемый находится в факт виновности) сравнивается с вероятностью E с учетом отрицание H (что обвиняемый фактически невиновен). До введение E , можно было сформировать некоторое представление около H на основании других доказательств, которые уже имеются.Этот предшествующее убеждение не влияет на отношение правдоподобия, так как его расчет основан на альтернативных предположениях, что H - это истина, а H - ложь (Kaye 1986a; Kaye and Koehler 2003; ср. Дэвис и Фоллетт 2002 и 2003 гг.). Постановления по релевантности обычно делается в ходе судебного разбирательства, когда возражение подняли до внесения доказательств. Актуальность пункта доказательства предположительно оцениваются сами по себе, без учета другие доказательства (Мнукин 2013: 1544–5). [11]

Доказательная ценность, как и релевантность, была объяснена с точки зрения отношение правдоподобия (подробные примеры см. в Nance and Morris 2002 и Финкельштейн и Левин 2003). Ранее отмечалось, что доказательства либо относятся к делу, либо нет, и, по преобладающим понимания, это актуально до тех пор, пока отношение правдоподобия отклоняется от 1: 1. Но доказательства могут быть более или менее доказательными в зависимости от значения отношения правдоподобия. В нашем ранее Например, доказательная ценность соответствия группы крови равна 1.0: 0,5 (или 2: 1), поскольку 50% подозреваемого населения имели ту же группу крови, что и обвиняемый. Но предположим, что группа крови встречается реже и только 25% у подозреваемого населения это есть. Доказательная ценность доказательства составляет теперь 1.0: 0.25 (или 4: 1). В обоих случаях доказательства актуальны; но доказательная ценность в последнем случае больше, чем в первом сценарий. Заманчиво описать доказательную ценность как степень релевантности, но это будет вводить в заблуждение, поскольку актуальность в законе двоичная концепция.

Есть второй способ думать о доказательной ценности.На вторая точка зрения, но не первая, доказательная ценность предмета доказательства оцениваются контекстуально. Доказательная стоимость E может быть низким, учитывая одно состояние другого свидетельства, и существенным, учитывая другой набор других доказательств (Friedman 1986; Friedman and Park 2003; ср. Дэвис и Фоллетт 2002, 2003). Где другие доказательства показывает, что женщина умерла, упав с эскалатора в торговом центре пока она ходила по магазинам, история супругов ее мужа батарея вряд ли будет иметь доказательную силу в доказательстве того, что он был несет ответственность за ее смерть.Но где другие свидетельства показывают, что жена умерла от травм в супружеском доме, и вопрос в том, были ли травмы получены в результате случайного падения с лестница или нанесенная мужем, то же свидетельство супружеской батарея теперь будет иметь значительную доказательную ценность.

Согласно второй точке зрения, доказательная сила доказательства ( E ) не измеряется просто отношением правдоподобия, как на первый взгляд. Под пробным значением понимается степень который E увеличивает (или уменьшает) вероятность предложение или гипотеза ( H ) в поддержку (или против) который ведется E .Доказательная ценность E измеряется разница между вероятностью H при E ( апостериорная вероятность) и вероятность H отсутствует E (априорная вероятность) (Friedman 1986; James 1941: 699).

Доказательное значение \ (E = P (H | E) - P (H) \)

\ (P (H | E) \) (апостериорная вероятность) получается путем применения Теорема Байеса, то есть путем умножения предыдущего вероятность по отношению правдоподобия (см. обсуждение в разделе 3.2.2 ниже). На настоящее мнение, в то время как отношение правдоподобия само по себе не измеряет доказательная ценность E , тем не менее, он является важным компонентом в оценка.

Серьезная трудность с обеими математическими концепциями доказательная ценность, которую мы только что рассмотрели, заключается в том, что для большинства доказательств получение цифр, необходимых для вычисления отношения правдоподобия, проблематично (Allen 1991: 380). Исключительно количественные базовые ставки данные существуют, как в нашем примере группы крови.Где объективные данные недоступен, специалист по установлению фактов должен опираться на предыдущий опыт и знания, чтобы придумать субъективные ценности. В нашей группе крови Например, решающим фактором при вычислении отношения правдоподобия было процент «подозреваемого населения», у которого были такие же группа крови как обвиняемый. «Эталонный класс» - это общий статистический термин для обозначения роли, которую подозреваемое население играет в этом анализе. Как должен эталонный класс Определить «подозрительную популяцию»? Стоит ли нам смотреть на население страны в целом или города или улицы где произошло предполагаемое убийство? Что, если бы это произошло в международный аэропорт, где большинство людей - иностранцы посетители? Или что, если будет показано, что и обвиняемый, и потерпевший были во время предполагаемого убийства сокамерниками той же тюрьмы? Должны ли мы тогда брать тюремное население в качестве эталонного класса? В распределение групп крови может отличаться в зависимости от того, какая ссылка класс выбран.Скептики математического моделирования доказательной значение подчеркивают, что данные из разных ссылочных классов будут иметь разная объяснительная сила и выбор эталонного класса открыт для - и должен быть предметом - контекстуальной аргументации и требует суждения; нет априорного способа определение правильного эталонного класса. (Об эталонном классе проблема в установлении юридических фактов, см. в дополнение к ссылкам, приведенным в остальная часть этого раздела - Коливан, Риган и Ферсон, 2001; Культиваторы 2005; Аллен и Робертс 2007.

Некоторые авторы предложили измеримые способы выбора или помощь в выборе соответствующего эталонного класса. На одном предложения, суду не нужно искать оптимальные эталонный класс. Общая характеристика состязательной системы суд заключается в том, что судья играет пассивную роль; это зависит от сторон придумать аргументы, на которые они хотят опираться, и предоставить доказательства в поддержку своих аргументов. Этот состязательная настройка делает проблему эталонного класса более управляемой поскольку суду нужно только решить, какой из эталонных классов полагался по сторонам является предпочтительным.И это можно сделать применяя один из множества технических критериев, которые статистики разработаны для сравнения и выбора статистических моделей (Cheng 2009 г.). Другое предложение - использовать статистический метод Вместо этого «выбор функции». Идеальный эталонный класс - это определяется пересечением всех соответствующих характеристик дела, и функция актуальна, если она соотносится с рассматриваемым вопросом (Франклин 2010, 2011: 559–561). Например, если сумма есть основания полагать, что наркотики, которые могут быть ввезены контрабандой, связаны с аэропорт, через который он переправляется контрабандой, страна происхождения и период времени, и нет никаких доказательств того, что какая-либо другая функция в зависимости от того, какие данные доступны, идеальным эталонным классом является класс контрабандистов наркотиков, проходящих через этот аэропорт из в этой стране и в течение того периода времени.Оба предложения самопровозглашенные ограничения: не в последнюю очередь они зависят от наличие подходящих данных. Кроме того, как подчеркивает Франклин, в то время как статистические методы «содержат советы о том, как суды должны судить о количественных доказательствах », они делают это« таким образом, чтобы дополняет обычный интуитивно понятный юридический аргумент, а не заменяет его по формуле »(Франклин 2010: 22).

Проблема эталонного класса не ограничивается вероятностными оценка доказательной силы отдельных доказательств.Это общая трудность математического подхода к юридическим доказательство. В частности, такая же проблема возникает на вероятностном толкование стандарта доказывания, когда суд должен определить, соблюдается ли стандарт на основе всех доказательств Приведены по делу. Эта тема исследуется в разделе 3.2 ниже, но это удобно на данном этапе, чтобы проиллюстрировать, как проблема эталонного класса может также возникают в связи с этим. Пусть будет так, что истец подает в суд на Blue Автобусная компания взыскивает компенсацию за травмы, полученные в результате несчастный случай.Истец дает показания, и суд полагает на основании из его показаний, что его сбил автобус, который по неосторожности приехал. К сожалению, в то время было темно, и он не может сказать, Автобус принадлежал компании Blue Bus. Предположим далее, что существует также доказательства, подтверждающие, что компания Blue Bus владеет 75% автобусов в городе, где произошла авария, а оставшиеся 25% находятся в собственности компании Red Bus Company. Никаких других доказательств не представлено. Чтобы использовать данные как основание для вывода, что существует 0.75 вероятность того, что автобус участвовавший в аварии, принадлежал Blue Bus Company, казалось бы, привилегия эталонного класса «автобусов, работающих в город »по сравнению с другими возможными эталонными классами, такими как« автобусы курсируют по улице, где произошла авария »или« автобусы действующие в рассматриваемое время »(Allen and Pardo 2007a: 109). Различные эталонные классы могут давать очень разную вероятность соотношения. Очень важно, как выбран эталонный класс, и это в конечном итоге это вопрос аргументов и суждений.Любой выбор ссылки класс (кроме класса, который разделяет каждую особенность конкретный инцидент, который, по сути, является самим уникальным инцидентом) в принципе оспаривается.

Критики математизации юридических доказательств поднимают этот вопрос как пример неотъемлемых ограничений математического моделирования доказательная ценность (Аллен и Пардо 2007а). [12] Аллен и Пардо предлагают альтернативу - объяснительную теорию юридическое доказательство. Они утверждают, что эта теория имеет преимущество избегая проблемы эталонного класса, потому что он не пытается количественно оценить доказательную ценность (Пардо 2005: 374–383; Пардо и Аллен 2008 год: 261, 263; Пардо 2013: 600–601).Предположим, мужчина обвиняется убийства своей жены. Имеются доказательства его внебрачного брака. Роман. Уникальная доказательная ценность неверности обвиняемого не могут быть математически рассчитаны на основе статистических базовых ставок неверность и уксорициды (мужья убивают жен). При оценке доказательной ценности, суду следует вместо этого рассмотреть, насколько сильно доказательства неверности подтверждают объяснение материала события, выдвинутые стороной, приводящей доказательства, и насколько сильно он оспаривает объяснение, предложенное оппонентом.Например, обвинение может представить доказательства в поддержку своей версии что обвиняемый хотел избавиться от жены, чтобы жениться его любовница, и защита может продвигать альтернативную теорию что пара была необычной тем, что мирилась с внебрачными отношениями. дел и никогда не позволял этому влиять на их любовные отношения. Как Доказательная ценность доказательств неверности зависит от сила объяснительных связей между ним и конкурирующими гипотезы, и это не то, что поддается количественной оценке.

Но разногласия в этой дискуссии не так велики, как могло бы быть. появляться. Критики признают, что формальные модели оценки доказательств в законе может быть полезно. Они возражают против

.

стипендия доказывает… что такие модели установить правильную или точную доказательную силу доказательств, и таким образом подразумевая, что любые отклонения от таких моделей приводят к неточным или иррациональные исходы. (Аллен и Пардо 2007b: 308)

С другой стороны, признается, что там являются пределами математической формализации доказательных рассуждений в закон (Франклин 2012: 238–238) и этот контекст, аргументы и суждение действительно играет роль в определении эталонного класса (Nance 2007b).

3.2 Достаточность доказательств и стандарты доказывания

3.2.1 Математическая вероятность и стандарты доказательства

В разделе 3.1 выше мы сконцентрирован на весе доказательств в смысле доказательной ценности отдельных доказательств. Понятие веса также может применяться ко всей совокупности доказательств, представленных в суде; здесь «Вес» обычно называют «достаточностью доказательств ». Закон возлагает юридическое бремя доказывания между стороны спора.Например, на уголовном процессе обвиняемые считается невиновным, и обвинение несет бремя доказывания что он виновен по обвинению. Чтобы добиться осуждения, тело доказательства, представленные в суде, должны быть достаточными для удовлетворения стандарт доказательства. В общем, вердикт будет вынесен в в пользу стороны, несущей юридическое бремя доказывания, только если, имея рассмотрев все доказательства, установщик фактов убедился, что применимый стандарт доказательства соблюден. Стандарт доказательства был даны разные интерпретации.

Согласно одной интерпретации стандартом доказательства является вероятностный порог. В гражданских делах стандартом является «баланс вероятности »или, как это более популярно в США называют Утверждается, что «преобладание доказательств». Истец удовлетворяет этому стандарту и преуспевает в своем требовании только в том случае, если есть, по всем доказательствам, представленным по делу, вероятность его утверждение верно. В уголовных процессах стандарт виновного приговор является «доказательством, не вызывающим разумных сомнений».Здесь вероятностный порог считается намного выше 0,5, но суды избегают любых попыток авторитетной количественной оценки. Обычно условное значение, такое как 0,9 или 0,95, принимается писатели ради обсуждения. Чтобы обвинение обеспечило обвинительный приговор, доказательства, представленные в суде, должны установить уголовное обвинение с степенью вероятности, которая пересекает это порог. Где, как в США, есть промежуточный стандарт «четких и убедительных доказательств», который зарезервированный для особых случаев, вероятностный порог, как говорят, лежит где-то между 0.5 и порог доказывания сверх разумных сомневаться.

Каплан был одним из первых, кто применил теорию принятия решений для разработки рамки для установки вероятностного порога, который представляет стандарт доказательства. Поскольку внимание в этой области права имеет тенденцию быть на избежание ошибок и их нежелательных последствий, он считает удобным сосредоточиться на бесполезности, а не на полезности. В ожидаемая бесполезность результата - продукт бесполезности (в широком смысле, социальные издержки) такого исхода и вероятность этот результат.Суду обычно доступны только два варианта: по уголовным делам он должен либо признать виновным, либо оправдать обвиняемого и в по гражданским делам он должен вынести решение либо за истца, либо за ответчик. В уголовном процессе должно быть принято решение о осужденный, где ожидаемая бесполезность решения об оправдании больше, чем ожидаемая бесполезность решения об осуждении. Это так, чтобы свести к минимуму ожидаемые неудобства. Чтобы поместить это в форму уравнения:

\ [ П \ textit {Dag}> (1-P) \ textit {Dci} \]

П - вероятность того, что обвиняемый виновен на основании из всех доказательств, представленных по делу, Dag является бесполезность оправдания виновного и Dci является бесполезность осуждения невиновного человека.Аналогичный анализ применяется к гражданским делам: ответчик должен быть привлечен к ответственности, если ожидаемая бесполезность признания его невиновным, хотя на самом деле он ответственность превышает ожидаемую бесполезность признания его виновным, когда он фактически не несет ответственности.

При таком подходе лицо должно быть осуждено только за преступление. где P больше, чем:

\ [ \ frac {1} {1+ \ frac {\ textit {Dag}} {\ textit {Dci}}} \]

Та же формула применяется в гражданских делах, за исключением того, что два утилиты ( Dag и Dci ) должны быть заменены их гражданскими эквивалентами (сформулированными с точки зрения бесполезности вынесение приговора истцу, который на самом деле его не заслуживает и бесполезность вынесения приговора ответчику, который на самом деле не заслуживает).В этой формуле решающий детерминант мерилом доказательства является соотношение двух бесполезностей. в в гражданском контексте бесполезность ошибки в одном направлении считается равносильно бесполезности ошибки в другом направлении. Следовательно, a вероятность ответственности более 0,5 будет достаточной для решение о вынесении приговора против ответчика (см. Redmayne 1996: 171). Ситуация такая иначе в уголовном процессе. Dci , бесполезность осуждение невиновного человека считается гораздо более серьезным чем Dag , бесполезность оправдания виновного человек. [13] Следовательно, порог вероятности обвинительного приговора должен быть очень большим. выше 0,5 (Kaplan 1968: 1071–1073; см. также Cullison 1969).

Возражение против этого анализа состоит в том, что он неполный. Нет достаточно, чтобы сравнить издержки ошибочных приговоров. Полезность правильное осуждение и полезность точного оправдания должны также следует учитывать и учитывать в уравнении (Lillquist 2002: 108). [14] Это приводит к следующей модификации формулы для задания стандарт доказывания:

\ [ \ frac {1} {1+ \ frac {\ textit {Ucg} - \ textit {Uag}} {\ textit {Uai} - \ textit {Uci}}} \]

Ucg - утилита для осуждения виновных, Uag - полезность для оправдания виновного, Uai - полезность оправдания невиновных и Uci полезности осуждения невиновный.

Поскольку соответствующие коммунальные услуги зависят от индивидуального обстоятельства, такие как серьезность преступления и тяжесть наказания, теоретико-решающее рассмотрение стандарта казалось бы, доказательство, как для простой, так и для модифицированной версии, приводит к выводу, что вероятностный порог должен отличаться от от случая к случаю (Lillquist 2002; Bartels 1981; Laudan and Saunders 2009 г.). Другими словами, стандарт доказательства должен быть гибким или гибким. плавающий. Эта точка зрения считается проблематичной.

Во-первых, не хватает описания. Закон требует от суда применять фиксированный стандарт доказывания для всех случаев в рамках соответствующего категория. Теоретически все уголовные дела регулируются одной и той же высшей стандартные и все гражданские дела регулируются одним и тем же более низким стандартом. Тем не менее, неясно, придерживаются ли на самом деле сборщики фактов строго в соответствии с установленным стандартом доказательства (см. Kaplow 2012: 805-809).

Аргумент лучше интерпретировать как нормативный аргумент - как продвижение претензии о том, каким должен быть закон, а не каким он является.Стандарт доказательства должен варьироваться от случая к случаю. Но это Предложение встречает второе возражение. Для удобства возражение будет разрабатываться в криминальной среде; в принципе, гражданские стороны имеют те же два права, которые мы обозначим. По словам Дворкина (1981), моральный вред возникает как объективный моральный факт, когда человек ошибочно признан виновным в совершении преступления. Моральный вред отличается от голый вред (в виде боли, разочарования, лишения свободы и т. д.), понесенный незаконно осужденным и наказанным человек.При этом обвиняемые имеют право не быть осужденными, если невиновны, они не имеют права на самую точную процедуру возможно для установления их вины или невиновности. Однако они делают имеют право придавать определенное значение или важность риск морального вреда при разработке процессуальных и доказательственных правил которые влияют на уровень точности. Обвиняемые имеют дальнейшее право на последовательную оценку важности морального вреда и это дополнительное право проистекает из их права на равную заботу и уважать.Теория Дворкина подразумевает настоящие дебаты. Можно утверждать, что принятие плавающего стандарта доказательство нарушило бы второе право, поскольку оно означает лечение обвиняемые по-разному в отношении оценки важность избежания морального вреда. Эта разница в лечении отражается в разном уровне риска причинения морального вреда, которому они разоблачены.

Есть третье возражение против плавающего стандарта доказательство. Пичинали (2013) рассматривает установление фактов как теоретическое упражнение. это вызывает вопрос о том, что думать о спорных факты.Что считается «разумным» для целей применение стандарта доказывания вне разумных сомнений соответственно это вопрос теоретических, а не практических рассуждений. Вкратце, теоретические рассуждения связаны с тем, во что верить, тогда как практические рассуждения о том, что делать. Только причины для веры уместен в теоретических рассуждениях. Хотя соображения, относящиеся к оценка полезности и бесполезности дает основания для действий, они не являются основанием полагать, что обвиняемый вина.Следовательно, теорию принятия решений нельзя использовать для поддержки переменной. применение стандарта доказывания вне разумных сомнений.

Третья критика гибкого стандарта доказательства не прямо бросить вызов теоретико-аналитическому анализу стандарта доказательство. При таком анализе может показаться, что максимизация ожидаемая полезность является критерием выбора подходящего вероятностный порог для применения, и он больше не играет роли в принятие решения о том, соблюдается ли этот порог, однажды выбранный, на доказательства, представленные по конкретному делу.Это не несовместимо с анализ теории принятия решений, чтобы настаивать на том, что вопрос соблюдение выбранного порогового значения должно полностью регулироваться эпистемологические соображения. Однако можно утверждать, что то, что считается веская или достаточно веская теоретическая причина для суждения, и, следовательно, вера в то, что что-то правда, зависит от контекста, например как то, что поставлено на карту в вере в то, что это правда. На кону больше судебный процесс, связанный со смертной казнью, чем в случае мелких магазин-подъемник; соответственно, должны быть более сильные эпистемологические обоснованность признания вины по первому, чем по второму дело.Философская литература по эпистемическому контекстуализму и относящиеся к интересам отчеты об знаниях и обоснованных убеждениях были использован для поддержки варианта стандарта доказательства (Ho 2008: ch. 4; см. также Amaya 2015: 525–531). [15]

Предпосылка третьего критического замечания состоит в том, что проверяющий факт должен сделать вывод на основе спорного фактического предположения, основанного на его убеждениях в предложении. Это спорно. Убеждения непроизвольны; мы не может поверить во что-то, просто решив в это поверить.В преобладающее мнение состоит в том, что убеждения не зависят от контекста; в любом случае момент, мы не можем поверить во что-то в одном контексте и не поверить в это в другой. С другой стороны, юридическое установление фактов предполагает выбор и принятие решений, и оно зависит от контекста; Например, доказательства, которые достаточно веские, чтобы оправдать установление факта в гражданском дело может быть недостаточно веским, чтобы оправдать тот же вывод в уголовное дело с более высокой степенью доказуемости. Это было утверждал, что установщик фактов должен основывать свои выводы не на том, что он верит, но принимает то, что принимает (Cohen 1991, 1992: 117–125, Beltrán 2006; ср.Picinali 2013: 868–869). Вера и принятие - это пропозициональные установки: это разные установки что можно иметь в отношении предложения. Как Коэн (1992: 4) объясняет,

принять, что p должен иметь или принять политика рассуждения, постулирования или постулирования что p - т.е. включения этого предложения или правила среди предпосылок для решения, что делать или думать в конкретный контекст.

3.2.2 Возражения против использования математической вероятности для интерпретации стандартов доказательства

Понимание стандартов доказательства с точки зрения математики вероятности спорны.Говорят, что он поднимает ряд парадоксы (Коэн 1977; Аллен 1986, 1991; Аллен и Лейтер 2001; Редмэйн 2008). Вернемся к нашему предыдущему примеру. Ответчик, Компания Blue Bus владеет 75% автобусов в городе, где истец пострадал из-за неосторожного вождения автобуса, а оставшиеся 25% принадлежит Red Bus Company. Никаких других доказательств не представлено. Уход помимо проблемы эталонного класса, описанной выше, существует 0,75 вероятность того, что авария была вызвана автобусом, принадлежащим ответчик.О вероятностной интерпретации применимых стандарт доказательства (то есть баланс вероятностей), доказательства должны быть достаточными для обоснования вердикта в в пользу истца. Но все юристы согласятся, что доказательств недостаточно. Загадка в том, почему это так. Различный были предприняты попытки решить эту загадку (для обзоров этих попытки, см. Енох и Фишер 2015: 565–571; Редмэйн 2008, Хо 2008: 135–143, 168–170). О решении, предложенном Томсон, статистические данные (75% владения автобусами) не соответствуют действительности. причинно связанный с доказываемым фактом (авария) и как таковые не могут оправдывать веру или знание факта (Thomson 1986).Но сомнительно, что суд должен стремиться к знанию оспариваемого факта, а не просто точности его вывода (Енох, Спектр и Фишер 2012; Енох и Фишер 2015).

Есть еще один парадокс в математической интерпретации стандарт доказательства. Это «парадокс соединения». К выиграть гражданский иск (или уголовное преследование), истец (или обвинение) должны будут доказать существенные факты - или «Элементы» - составляющие гражданский иск (или уголовное обвинение), которое рассматривается в суде (см. обсуждение «Существенность» в разделе 2.2 выше). Представьте себе иск по закону о халатности, основанный на двух элементы: нарушение ответчиком обязанности проявлять осторожность (элемент A ) и причинение вреда истцу (элемент B ). Чтобы выиграть В случае истца по закону требуется доказать A и B . Для простоты пусть A и B будут взаимно независимые события. Предположим, что доказательства устанавливают A с вероятностью 0,6 и B с вероятностью 0.7. О математическая интерпретация гражданского стандарта доказательства, истец должен добиться успеха в своем иске, поскольку вероятность с по каждому из элементов превышает 0,5. Однако, согласно правило умножения обычного исчисления вероятностей, вероятность того, что A и B истинны, является произведением их соответствующие вероятности; в этом примере это всего 0,42 (получается умножением 0,6 на 0,7). Таким образом, общая вероятность больше того, что ответчик заслуживает победы, чем то, что истец заслуживает победы, и все же приговор вынесен в пользу истец.

Один из способов избежать парадокса конъюнкции - занять позицию что каждого элемента должно быть недостаточно, чтобы пересечь вероятностный порог; истец (или обвинение) должен выиграть только если вероятность истца (или обвинение) в целом превышает применимые вероятностный порог. Итак, в нашем примере истец должен проиграть так как общая вероятность ниже 0,5. Но это предполагало решение неудовлетворительное. Требуемый уровень общей вероятности затем включит, сколько элементов гражданского иска или уголовного заряд бывает.Чем больше элементов, тем выше уровень вероятности, до которого, в среднем, каждый из них должен быть доказано. Это считается произвольным и поэтому нежелательным. В виде два комментатора отметили, что юридическое определение кражи содержит больше элементы, чем это для убийства. Уголовное право не во всем одинаковое страны. В качестве удобного приближения к каков закон в некоторых странах: убийство - это (1) действие, повлекшее смерть человека (2), совершенная с намерением причинить смертью, и чтобы составить кражу, должно быть (1) намерение совершить забрать собственность, (2) нечестное изъятие собственности, (3) изъятие имущество, принадлежащее другому лицу, и (4) отсутствие согласие этого человека.Поскольку преступление воровства содержит в два раза больше количество элементов по сравнению с убийством, отдельные элементы для кража должна быть доказана с гораздо более высокой степенью вероятности (для того, чтобы вероятность их соединения пересечь общий порог), чем отдельные элементы для гораздо большего тяжкое преступление в виде убийства (Allen and Leiter 2001: 1504–1505). Это интуитивно неприемлемо.

Еще одно предложение по разрешению парадокса конъюнкции - отойти от мышления о стандарте доказательства как о количественном пороге абсолютная вероятность и истолковать ее, вместо этого, как вероятность соотношение.Специалист по установлению фактов должен сравнить вероятность доказательства представленный в суде в соответствии с теорией истца по делу с вероятностью наличия доказательств по мнению ответчика теория дела (два не нужно добавлять к 1), и вынести вердикт в сторону с большей вероятностью (Cheng 2013). Одна критика эта интерпретация стандарта доказательства состоит в том, что он игнорирует, и не дает оснований для игнорирования разницы, с которой вероятность превосходит другую, и разница в вероятности может существенно различаются для разных элементов корпуса (Allen and Stein 2013: 598).

Есть более глубокая проблема с вероятностной концепцией стандарт доказательства. Не кажется удовлетворительным интерпретация вероятности, соответствующая криминалистическому контексту. В Единственный вероятный кандидат - это субъективное значение вероятности согласно которому вероятность понимается как сила вера. Доказательств достаточно, чтобы соответствовать правовым стандартам доказательство по спорному вопросу о факте - например, это достаточно, чтобы оправдать положительный вывод о том, что обвиняемый убил жертву - только если установщик фактов, рассмотрев доказательства, формирует достаточно твердое убеждение, что обвиняемый убил жертву.Руководство по обработке доказательств и формы убеждения можно найти в математической теореме, известной как Байесовская теорема; это метод, с помощью которого идеальный рациональный поиск фактов пересмотрит или обновит свои убеждения в свете новых доказательство. [16] Чтобы вернуться к нашему предыдущему гипотетическому сценарию, предположим, что поисковик изначально полагает, что обвиняемый может быть виновен 1: 1 («предыдущие шансы») или, иначе говоря, что вероятность вины 0,5. Затем установщик фактов получает доказательства того, что кровь типа А была обнаружена на месте преступления и что у обвиняемого кровь группы А.Пятьдесят процентов населения имеет эту группу крови. При байесовском подходе апостериорные шансы равны рассчитывается путем умножения предыдущих шансов (1: 1) на вероятность соотношение (которое, как мы видели в разделе 2.1.2 выше, составляет 2: 1). Вера исследователя в шансы виновности теперь следует изменить на 2: 1; вероятность вины сейчас увеличился до 0,67 (Lempert 1977).

Появилась субъективистская байесовская теория установления юридических фактов. под атакой (см. в целом Amaya 2015: 82–93; Pardo 2013: 591).Во-первых, как мы уже видели в разделе 3.1, определение отношений правдоподобия очень проблематично. Во-вторых, байесовская теория нечувствительна к вес доказательств, который, грубо говоря, представляет собой количество доказательств, которые доступен. Эта критика и концепция веса являются дальнейшими исследовано в разделе 3.3.

В-третьих, в то время как байесовская теорема предлагает метод обновления вероятности в свете новых доказательств, в нем ничего не говорится о том, что начальная вероятность должна быть. В пробной версии начальная вероятность не может быть установлена ​​равной нулю, поскольку это означает уверенность в невиновность обвиняемого.Никакие новые доказательства не могут сделать никаких разница; независимо от отношения правдоподобия доказательств, умножение это по нулю (априорная вероятность) все равно будет иметь апостериорную вероятность нулевая. С другой стороны, начиная с начального вероятность также проблематична. Особенно это касается преступника. дело. Начать судебное разбирательство с некоторой вероятностью вины - значит иметь искатель фактов, изначально предполагающий, что обвиняемый виновен и это нелегко согласовать с презумпцией невиновность.(Tribe 1971: 1368–1372; ср. Posner 1999: 1514, предлагая начать испытание с предварительными шансами 50:50, раскритиковал Фридман 2000.)

В-четвертых, для простоты иллюстрации мы до сих пор полагались на сильно упрощенные и, следовательно, нереалистичные примеры. В В реальных случаях обычно есть несколько и зависимых элементов доказательства и вероятности всех возможных сочетаний этих элементы, которых много, необходимо будет вычислить. Эти вычисления слишком сложны, чтобы их могли выполнять люди (Каллен 1982: 10–15).Невозможность соблюдения Байесовская модель подрывает ее предписывающую ценность.

В-пятых, согласно Хааку, байесовская теория ошибочна. наоборот. Важна не сила само убеждение искателя фактов. Стандарт доказательства должен быть понимается вместо этого с точки зрения того, что разумно для специалист по установлению фактов, чтобы верить в свете представленных доказательств, и это вопрос степени, в которой убеждение подтверждается доказательство. Доказательства юридически достаточны, если они гарантируют оспоренные фактические утверждения в степени, требуемой законом.Будь фактическое утверждение подтверждается доказательствами, указывающими на то, насколько сильно доказательства подтверждают утверждение о том, как независимо защитить доказательства есть, и сколько соответствующих доказательств доступно поиск фактов (то есть полнота доказательств - см. дальнейшее обсуждение в разделе 3.3 ниже). Хаак против определения степени гарантии с математические вероятности. Степени гарантии не соответствуют аксиомы стандартного исчисления вероятностей. Например, где доказательства слабые, ни p , ни нет - p не могут быть оправданы; напротив, вероятность p и вероятность not- p должно быть равно 1.Далее, где вероятность из p и вероятность q меньше 1, вероятность того, что p и q , будучи произведением вероятность p и вероятность q меньше, чем вероятность того и другого. С другой стороны, степень ордера для соединения p и q может быть выше, чем ордер на или. [17] (См. Haack 2004, 2008a, b, 2012, 2014 для юридическое применение ее общей теории эпистемологии.Для нее общую теорию эпистемологии, см. Haack 1993: ch. 4; Хаак 2009: гл. 4; Хаак 2003: гл. 3.)

В-шестых, исследования в области экспериментальной психологии показывают, что специалисты по установлению фактов не оценивают доказательства по отдельности и в однонаправленный способ, требуемый математической моделью (Amaya 2015: 114–5). Вместо этого используется целостный подход, когда отдельные элементы доказательств объединены в большие когнитивные структуры (по-разному обозначаемые как «ментальные модели», «Рассказы», ​​«рассказы» и «теории дело »), и они оцениваются в глобальном масштабе с точки зрения правовых определение оспариваемого преступления или гражданского иска (Pennington и Хасти 1991, 1993; Пардо 2000).Рассуждения не продвигаются линейно от доказательства к заключению; это двунаправленный, идущий вперед и назад: как рассмотрение искателем фактов доказательства склоняют его к определенному приговору, его склонность к такому выводу часто приводит пересмотр его оригинального восприятие и его оценка доказательств (Саймон 2004, 2011).

Холистический характер доказательной аргументации, раскрытый этими исследования вдохновили альтернативные теории, которые нематематический характер.Одна из уже упомянутых альтернатив - это «Объяснительная» или «относительная правдоподобность» теория, выдвинутая Алленом вместе с Пардо и другими сотрудниками (Аллен 1986, 1991, 1994; Пардо 2000; Аллен и Лейтер 2001; Аллен и Jehl 2003; Пардо и Аллен 2008; ср. Нэнс 2001, Фридман 2001). [18] Они утверждают, что искатели фактов не рассуждают так, как по байесовской модели. Вместо этого они участвуют в создании объяснения или гипотезы о доступных доказательствах в процессе абдуктивное рассуждение или рисование «умозаключений в лучшую сторону» объяснение », и эти конкурирующие объяснения или гипотезы сравниваются в свете доказательство. [19] Сравнение не является гипотезой с отрицанием этого. гипотеза, где вероятность гипотезы сравнивается с вероятность его отрицания. Вместо этого проводится сравнение одного гипотеза с одной или несколькими частными альтернативными гипотезами как отстаиваемый стороной или созданный самим установщиком фактов. На этот подход, правдоподобие X, фактическое изложение дела который устанавливает вину обвиняемого или подсудимого ответственность, сравнивается с правдоподобием гипотезы Y, a конкретная альтернативная версия, которая указывает на обвиняемого невиновность или отсутствие ответственности ответчика, и может быть более одной такой конкретной альтернативной учетной записи.

По этой теории доказательств достаточно, чтобы удовлетворить преобладание стандарта доказательства, когда наилучшая из имеющихся гипотез который объясняет доказательства и лежащие в основе события, включает в себя все элементы иска. Таким образом, в случае халатности наилучшая имеющаяся гипотеза должна включать в себя нарушение обязанности забота истца и причинение вреда ответчику, поскольку эти являются элементами, которые должны быть доказаны для успешной юридической требовать. Для промежуточного уровня «ясно и убедительно» стандарта доказывания, должно быть предоставлено наилучшее доступное объяснение. существенно лучше, чем альтернативы.Установить стандарт доказательства вне разумных сомнений, должно быть правдоподобное объяснение доказательства, которое включает в себя все элементы преступления и, кроме того, не должно быть правдоподобного объяснения, которое соответствует невиновности (Пардо и Аллен 2008: 238–240; Пардо 2013: 603–604).

Считается, что сама теория относительной правдоподобия ряд недостатков. Во-первых, теория описывает оценку правдоподобия как выражение суждения, которое предполагает использование различные критерии, такие как согласованность, последовательность, простота, консистенция и многое другое.Тем не менее, теория отрывочна относительно значения правдоподобия и критерии оценки правдоподобия оставлены в основном не проанализированы. [20]

Вторая критика теории относительной правдоподобности состоит в том, что несмотря на предполагаемое использование «вывода лучших объяснение », приговор не контролируется лучшее объяснение. Например, даже если обвинение гипотеза лучше, чем гипотеза защиты, будь очень хорошим. В этих обстоятельствах суд должен отклонить гипотезу обвинения, хотя она и является лучшей из альтернативы (Laudan 2007).Один предложил смягчить эту критику состоит в том, чтобы предъявить определенные требования к эпистемологическим усилиям, которые проверяющий факт должен принять (например, будучи достаточно прилежным и тщательным) в построении набора гипотез, из которых должно быть выбран (Amaya 2009: 155).

Третья критика направлена ​​на целостные теории доказательной рассуждения в целом, а не конкретно относительно правдоподобия теория. Хотя может быть описательно верно, что искатели фактов решают приговоры путем целостной оценки правдоподобия конкурирующих объяснения, гипотезы, рассказы или фактические теории, которые основанные на доказательствах, такие формы рассуждений могут скрывать предвзятость и предрассудки, которые имеют больше шансов разоблачить системный подход, такой как байесовский анализ (Twining 2006: 319; Саймон 2004, 2011; Гриффин 2013).Гипотеза, построенная поиск фактов может быть сформирован на подсознательном уровне предвзятым обобщение или предыстория обвиняемого, основанная на определенная особенность, скажем, его раса или сексуальная история. Индивидуализируя это особенность и подвергнув ее байесовскому исследованию, имеет желаемый эффект помещения обобщения или фонового убеждения под в центре внимания и вынуждают исследователя столкнуться с проблемой предрассудки.

3.3 Вес доказательств как степень доказательной полноты

Третья идея доказательной силы подсказана этой идеей Кейнс (1921: 71):

По мере увеличения количества соответствующих доказательств, имеющихся в нашем распоряжении, величина вероятности аргумента может уменьшиться или увеличиваться, в зависимости от того, как новое знание усиливает неблагоприятное или благоприятное свидетельство; а вот что-то кажется увеличиться в любом случае - у нас есть более существенный основание, на котором основывается наш вывод.Я выражаю это, говоря, что добавление новых доказательств увеличивает вес аргумент. Новые доказательства иногда уменьшают вероятность аргумент, но он всегда будет увеличивать "масса".

Проще говоря, мы можем рассматривать вес в контексте юридических установление фактов как количество доказательств перед судом. Вес отличим от вероятности. Вес доказательств может быть высоким и математическая вероятность мала, как в ситуации, когда обвинение приводит множество доказательств, направленных на инкриминирование обвиняемый, но у защиты есть непоколебимое алиби (Cohen 1986: 641).И наоборот, состояние доказательств, представленных по делу, может установить достаточную степень вероятности - достаточно высокую, чтобы пересечь предполагаемый порог доказательства математической концепции стандарта доказательства - и все же не имеют достаточного веса. в широко обсуждаемый парадокс привратника, единственный доступный доказательства показывают, что обвиняемый был одним из тысячи зрителей на родео-шоу, и что только четыреста девяносто девять билетов были изданный. Организатор шоу подает на ответчика в суд за разбитие ворот.Математическая вероятность того, что обвиняемый был нарушителем ворот, равна 0,501, что соответствует вероятностному порогу гражданской ответственности. Но, согласно принципу отрицания математической вероятности, существует вероятность 0,499, что ответчик заплатил за свои Вход. В этих обстоятельствах интуитивно несправедливо находить его. несет ответственность (Cohen 1977: 75). Возможное объяснение того, что его не нашли ответственность заключается в том, что доказательства слишком ненадежны или недостаточны масса.

Сторонники математической концепции стандарта доказательства стояли на своем, даже признавая, что вес имеет роль в байесовском анализе доказательной ценности и достаточность доказательств.Если сторона не представит соответствующих доказательств это находится в его распоряжении, в результате чего суд сталкивается с доказательством недостаток, это может сделать против него неблагоприятный вывод, когда вычисление апостериорной вероятности (Kaye 1986b: 667; Friedman 1997). Одна из критических замечаний по поводу этого подхода заключается в том, что в отсутствие сведения об отсутствующих доказательствах, нанесение отрицательного вывод открыт для возражения против произвола (Nance 2008: 274). Еще одно возражение заключается в том, что руководство сторон поведение, связанное с сохранением и представлением доказательств, должно быть оставлено судьям, а не присяжным.Что может сделать судья для оптимизации доказательная сила должна возлагать бремя доказывания на партии и заставить ее пострадать от неблагоприятного установления факта, если он не может предоставить доказательства. Это послужит стимулом для сторона действовать таким образом, чтобы способствовать заинтересованности в доказательственных полнота (Nance 2008, 2010).

Коэн предлагает разработать стандарт доказательства. исключительно из соображений доказательной силы, что, по его теории, зависит от количества тестов или проблем, к которым фактический гипотеза рассматривается в суде.Он предлагает отчет о юридических установление фактов с точки зрения учета индуктивной вероятности, которая была вдохновленный работами таких писателей, как Фрэнсис Бэкон и Дж. Милл. Индуктивная вероятность работает иначе, чем классическое исчисление. вероятности. Он основан на индуктивной поддержке здравого смысла. обобщение, позволяющее сделать соответствующий вывод. Индуктивная поддержка обобщения оценивается в соответствии с количество тестов, которые он прошел, или, по-другому, по степени устойчивости к фальсификации соответствующими переменные.Индуктивная вероятность аргумента равна степень надежности индуктивной опоры для обобщения что покрывает аргумент.

Доказательство вне разумных сомнений представляет максимальный уровень индуктивная вероятность. Обвинение может попытаться убедить суд сделать вывод о том, что обвиняемый виновен в краже со взломом, представив доказательства, подтверждающие, что он был найден поблизости от дом жертвы поздно ночью с украденным предметом на его. Этот вывод подтверждается обобщением, которое обычно если незнакомец обнаружен сразу после кражи со взломом с украденный предмет он намеренно удалил сам.Защита может попытаться опровергнуть вывод, показав, что обобщение не применяется в конкретном случае, например, путем представления доказательства того, что обвиняемый нашел предмет на улица. Гипотеза обвинения теперь оспаривается или ставится под сомнение. к тесту. В качестве ответного шага он может предоставить доказательства для установления что объект не мог лежать на улице, поскольку якобы. Если обобщения, на которых основывается версия обвинения остальное пережить вызовы со стороны защиты в любой возможной точке, а затем вина доказана сверх разумного сомневаться. [21] Та же структура рассуждений применяется в гражданском контексте, за исключением того, что в гражданском деле истцу удается доказать преимущество доказательств до тех пор, пока вывод, который он должен доказать, более индуктивно вероятно, чем его отрицание. (Коэн 1977, 1986; ср. Schum 1979.) [22]

Теория Коэна, кажется, требует, чтобы каждый тест, к которому Выдвинутая гипотеза может быть однозначно и объективно разрешена. Но обычно это не так. В нашем примере мы не можем быть полностью убежден, что обвиняемый нашел или не нашел предмет на улице, и наша оценка будет включать вынесение суждения о том, что не менее субъективен, чем суждения, необходимые при применении стандартная вероятностная концепция доказательства (Nance 2008: 275–6; Schum 1994: 261).

Важность судебных процессов для закона и общественной ответственности

Пятая ежегодная лекция судьи Томаса А. Фланнери, Вашингтон, округ Колумбия

14 ноября 2013 г.

Для меня большая честь читать лекцию пятого ежегодного судьи Томаса А. Фланнери. И особенно важно, чтобы сегодня вечером к нему присоединились дочь Тома Флэннери Ирен, сын Том и так много друзей, коллег и бывших юристов, которые знали его и служили вместе с ним.

К сожалению, мне не посчастливилось знать судью Фланнери и работать с ним.Но одно из больших преимуществ того, что меня попросили выступить сегодня вечером, заключается в том, что это дало мне возможность немного узнать его - узнав о его многих впечатляющих карьерных достижениях и прочитав его собственные слова и слова других о нем. Хотел бы я его знать. Он действительно был замечательным человеком, юристом и судьей.

Как все здесь знают, судья Флэннери был весьма уважаемым помощником прокурора Соединенных Штатов, прокурором Соединенных Штатов, адвокатом и юристом в этом суде более 35 лет.Фактически, он провел большую часть своей жизни в нескольких милях от этого зала суда.

В рамках проекта «Устная история» Исторического общества для этого округа судья Флэннери дал интервью в 1992 году. Это захватывающий рассказ о его профессиональной жизни и жизни этого суда. Судья Фланнери сказал, что его взгляд на систему правосудия во многом сформировался благодаря просмотру судебных процессов в полицейском суде здесь, в Вашингтоне, в качестве студента юридического факультета.

Он также сказал кое-что еще, что особенно нашло отклик у меня, и я уверен, у всех из вас, кто работал в прокуратуре Соединенных Штатов.Он сказал: «Мне всегда не хватало офиса прокурора США. Я скучал по волнению ... и по происходящему в здании суда ". И неудивительно, что он так думал.

К тому времени, когда он завершил свою должность помощника прокурора США, Том Флэннери рассмотрел более 300 дел. Это удивительный подвиг и редкая возможность, недоступная многим юристам, особенно сегодня, когда количество судебных процессов по гражданским и уголовным делам сократилось.

Должен признаться, я всегда завидовал тому, что Д.C. Прокуратура США, учитывая ее юрисдикцию в отношении местных и федеральных преступлений, предоставляет такую ​​огромную возможность для рассмотрения стольких дел как в Верховном суде, так и в Окружном суде. Но 300 судебных процессов за 12 лет - это все еще примечательное число даже по меркам этого ведомства.

Почему так важны испытания

Несмотря на то, что у меня почти не было опыта судебного разбирательства с судьей Фланнери, я тоже считал, что судебные дела являются одними из самых захватывающих и драматичных частей моей карьеры. На самом деле нет сопоставимого профессионального момента, чтобы стоять в зале суда в федеральном суде перед присяжными и произносить слова: «Я представляю Соединенные Штаты.”

Это довольно пьянящий материал, но по большей части это огромная ответственность, требующая большого смирения и сосредоточенности.

Сейчас я участвовал во многих судебных процессах, сначала как судебный адвокат, а затем как прокурор Соединенных Штатов, наблюдающий за судебными процессами. И трудно сравнивать другой опыт с пристальным наблюдением за судебными процессами над десятками международных террористов, когда я работал прокурором Соединенных Штатов. Эти дела, в которых участвовала террористическая организация «Аль-Каида» и обвиняли Усаму бен Ладена, были очень высокими ставками и оказывали большое давление.

Сегодня я снова нахожусь в завидном положении как председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам, поскольку я тесно сотрудничаю с невероятно квалифицированными юристами, которые играют ключевую роль в отправлении правосудия. Они расследуют нарушения ценных бумаг и рассматривают дела до суда. Преследование преступлений белых воротничков как в гражданском, так и в уголовном порядке чрезвычайно важно для нашей системы правосудия и является приоритетом, отстаиваемым судьей Фланнери, когда он был здесь прокурором США.

После изменения, которое я внес в июне в протокол урегулирования SEC без признания / отказа, чтобы требовать признания в определенных случаях, некоторые предсказывали, что больше наших дел будет передано в суд.И некоторые спрашивают, готовы ли адвокаты агентства выступить против лучших из белых воротничков защиты. Возможно, для вас это не станет сюрпризом, но мой ответ - твердое «да».

Итак, когда я думал о том, о чем поговорить с вами сегодня вечером, у меня на уме были испытания, в частности испытания SEC. Узнав о судье Фланнери и его опыте работы в суде как юриста, так и судьи, я «скрепил сделку» по выбранной мной теме. В своем выступлении сегодня вечером я сделаю несколько замечаний о важности судебных процессов и их уникальном месте в нашей системе правосудия, а также немного расскажу о роли, которую они играют в SEC.

Личное и профессиональное удовлетворение, которое каждый из нас получает от испытания, конечно же, меркнет по сравнению с большей целью, которой служат испытания. Проще говоря, они выставили нашу систему правосудия - лучшую в мире - на всеобщее обозрение. В любом здании суда в Америке любой может войти в зал суда и понаблюдать за силой нашей судебной системы. Публичное обнародование фактов буквально в открытом судебном заседании создает ответственность как для обвиняемых, так и для правительства. То, как мы разрешаем споры и как мы определяем виновность или невиновность обвиняемого, являются истинным мерилом нашей демократии.Томас Джефферсон однажды сказал, что он считает «суд присяжных единственным якорем, когда-либо воображаемым человеком, с помощью которого правительство может придерживаться принципов своей конституции».

Возможно, поэтому испытания всегда захватывали наше воображение.

Помимо драматических залов судебных заседаний, изображенных в наших книгах, фильмах и на телевидении, история нашей страны изобилует реальными испытаниями, которые имеют для нас особое значение, поскольку представляют собой вынесение обществом решений по очень важным вопросам.Просто вспомните прошедшие годы, и влияние судебных процессов на наше общество станет очевидным: дела Розенбергов, судебные процессы по гражданским правам 1960-х годов, документы Пентагона, судебные процессы по делу о терроризме 1990-х годов, суд над Enron. Есть из чего выбирать.

Эрл Силберт, также легендарный прокурор США в этом округе и ваш лектор во Фланнери два года назад, справедливо назвал судебные процессы «жемчужиной» нашей системы правосудия. Но что такого важного в испытаниях?

Нам нужно отойти от наших идеализированных представлений об Аттикусе Финче или Кларенсе Дэрроу, бросающемся в глаза при перекрестном допросе, и вместо этого попытаться выделить то, что, по сути, происходит на судебных процессах, что дает им такое высокое и священное место в нашей системе правосудия.Хотя я уверен, что существует множество причин, по которым каждый из нас может определить, я хотел бы сосредоточиться только на двух важных ролях, которые судебные процессы играют в нашем отправлении правосудия: как они способствуют развитию закона и, возможно, даже более важно, как они создают публичную ответственность как для обвиняемых, так и для правительства посредством публичного обнародования обвинений и доказательств.

Что потеряно с прекращением судебных разбирательств

Полагаю, мне следует начать с неприятной реальности. Несмотря на то, что судебные процессы значат для нашей системы правосудия, нельзя отрицать, что количество судебных процессов медленно, но постоянно сокращается с течением времени.Они действительно стали редким видом.

Семьдесят лет назад 20 процентов всех федеральных гражданских дел передавалось в суд. К 2009 году этот процент упал до менее 2 процентов, и, по последним данным, этот показатель остается неизменным. Если говорить о фактических цифрах, в 1985 году у нас было около 12 000 федеральных судебных процессов. Двадцать пять лет спустя их количество сократилось до немногим более 3000. И это падение произошло в период, когда в целом количество гражданских исков резко увеличивалось.

В отношении федеральной преступности мы видим аналогичную картину. В 1962 году 15 процентов дел доходило до судебных заседаний. По состоянию на 2009 год это число составляло менее 5 процентов. И здесь снова этот процент оставался стабильным, если не несколько снизился за последние четыре года.

Есть много теорий, объясняющих это снижение. Эрл Силберт справедливо указал в своей лекции Флэннери на федеральные правила вынесения приговоров как на главную причину. Перед лицом потенциально «драконовских» тюремных сроков многие обвиняемые, обвиняемые в преступлениях, подлежащих судебному преследованию, предпочитают признать себя виновными, если приговор может быть известен или, по крайней мере, предсказуем.Что касается гражданского права, то существенное влияние имело продвижение АРС (арбитраж, посредничество и другие альтернативные механизмы разрешения споров), включая местные гражданские правила, требующие от сторон подачи заявлений об АРС.

Безусловно, очевидны преимущества эффективности и сохранения ресурсов с уменьшением количества судебных разбирательств и увеличением числа урегулирований, признаний вины и вынесения итоговых решений по делам по ходатайству. Но мы всегда должны размышлять о том, что мы теряем, когда испытания становятся исключением.

Судебные процессы способствуют развитию закона

Судья Патрисия Уолд, легендарный юрист вашего окружного суда, например, предостерегала нас от «постепенного превосходства» суммарного судебного решения и прецедентного права, слишком сильно полагающегося на досудебное разбирательство: «в котором закон в основном строится на основе неоспоримых фактов, «заявленных», «оговоренных» или «предполагаемых», а не более полных протоколов судебных заседаний, которые могут более точно отражать сложность и неоднозначность жизни ».

Она спрашивает: «Сможет ли наша юриспруденция выработать правила и принципы и передать их полностью сформированными из загробного мира гипотез юридической школы, вместо того, чтобы выковывать их в пылу напряженной битвы и придавать им форму на наковальне судебных процессов, свидетелей, перекрестных… экспертизы и живые доказательства, оцениваемые обычными непрофессионалами? »

Ее наблюдения, как всегда, точны и хорошо отражают важность судебных процессов для развития права.Судебные процессы позволяют более вдумчиво и детально интерпретировать закон, чего не могут добиться урегулирования и суммарные судебные решения. И мы все можем указать на дела, в которых судебные разбирательства приводили к вынесению важных юридических решений, имеющих большее значение, чем факты конкретного дела, но, тем не менее, решения подкреплялись полными протоколами судебного разбирательства по конкретному делу.

США против О’Хагана,

Одним из примеров является дело США против О’Хагана, которое установило теорию «незаконного присвоения» инсайдерской торговли. В этом случае О’Хаган, партнер известной юридической фирмы Среднего Запада, узнал, что его клиент пытался приобрести другую компанию.Затем он начал торговать ценными бумагами объекта приобретения и получил большую прибыль, когда было объявлено о сделке.

Комиссия по ценным бумагам и биржам совместно с Министерством юстиции провела параллельное расследование, и О’Хагану было предъявлено гражданское обвинение SEC и Министерство юстиции США в мошенничестве с ценными бумагами. После уголовного процесса О’Хагана признали виновным суд присяжных по всем 57 пунктам обвинительного заключения и приговорили к 3,5 годам тюремного заключения.

Верховный суд оставил в силе обвинительный приговор и расширенную ответственность за мошенничество с ценными бумагами - известную как раздел 10 (b) - в случаях, когда злоумышленник незаконно присвоил конфиденциальную информацию в нарушение фидуциарной обязанности, даже если злоумышленник не несет таких обязательств перед компанией, акциями которой он торговал. .Эта теория незаконного присвоения лежит в основе многих дел о торговле инсайдерской информацией, которые мы приводим сегодня. И эта теория поддерживается законом, основанным на полностью разработанном протоколе судебного разбирательства. Это стало роскошью, которая редко встречается в нашей нынешней системе «пробного света», и, на мой взгляд, часто страдает закон.

Подотчетность общественности через судебные процессы

Уменьшение количества судебных процессов влечет за собой и другие печальные последствия. Как сказал профессор Роберт Бернс: «Прекращение судебного разбирательства… устранит источник дисциплинированной информации по вопросам, имеющим общественное значение.... Это означало бы конец незаменимого общественного форума и означало бы, что больше правового порядка будет происходить за закрытыми дверями. И это лишило бы нас, американских граждан, важного источника знаний о нас самих и ключевых проблемах, вызывающих озабоченность общества ». Согласен.

Как и многие из вас здесь сегодня вечером, я ценю почти священный характер зала суда. Ведь именно в таких местах - по всей стране, в маленьких и больших городах - где прокуроры, юристы SEC и другие тяжущиеся стороны обязаны нести бремя доказывания, и где есть личная ответственность за все, что угодно. суд идет о.

Это место, где потерпевшие и свидетели имеют возможность рассказать свои истории и где общественность может услышать факты, изложенные в открытом судебном заседании. И это место для публичного закрытия по горячо оспариваемым фактам и юридическим вопросам.

Для многих из нас судебный процесс - это глубоко значимый процесс, который включает в себя интенсивную подготовку, вступительные и заключительные заявления, наполненные решительной защитой, а также прямые свидетельские показания и перекрестный допрос, предназначенные для доказательства или опровержения дела. Судебный процесс создает неизгладимую запись фактов дела.

Свидетель за свидетелем вызываются для дачи показаний и изложения своей версии событий, а затем подвергаются перекрестному допросу. Иногда свидетели являются участниками правонарушений, рассказывая о своей причастности и развитии схемы. В других случаях экспертов вызывают для дачи свидетельских показаний о событиях, чтобы помочь присяжным разъяснить факты. Но к концу судебного разбирательства все проступки передаются тому, кто занимается установлением фактов, для принятия решения о виновности или невиновности, ответственности или отсутствии ответственности.

И каждое судебное разбирательство завершается тем моментом, когда мы ждем приговора. Это захватывающий, но унизительный и часто эмоциональный опыт.

Это, безусловно, были чувства, которые я испытал на своем первом судебном процессе (который, как оказалось, был судебным процессом по уголовному делу о мошенничестве с ценными бумагами). И это были чувства, которые я испытывал на каждом последующем испытании. Меня всегда трепетал тот момент, когда присяжные выносили приговор подсудимому. Ведь именно в тот момент, когда оглашается приговор, мы определяем, должен ли обвиняемый быть привлечен к ответственности, или мы или, скорее, правительство не справилось с возложенным на него бременем.

После того, как решение жюри вынесено, часто сразу же возникают очень серьезные последствия. Я до сих пор слышу в зале суда на Фоли-сквер в центре Манхэттена звук защелкивания наручников за столом позади меня на запястьях обвиняемого, признанного виновным в совершении преступления, связанного с наркотиками, и постановления о заключении под стражу. Обвиняемым была жена крупного торговца наркотиками и мать их 10-летнего сына. Шел 1978 год. Это был мой второй процесс в качестве прокурора.Этот опыт убедительно продемонстрировал мне огромную силу обвинения и необходимость очень осторожно использовать эту власть.

Редкость уголовных процессов означает, что общественность недостаточно часто имеет такую ​​публичную трансляцию и вынесение судебных решений, которые уникальны для судебных разбирательств.

Тем не менее, когда обвиняемые признают себя виновными, существует по крайней мере справедливая мера ответственности.

Обеспечение подотчетности через приемную комиссию

Судам не разрешается принимать признание вины без признания обвиняемым того, что он понимает свои права и выдвинутые против него обвинения.При условии получения удовлетворительных ответов обвиняемый должен признаться в незаконном поведении своими словами.

Любой, кто был свидетелем признания вины, понимает его значение. Он создает публичную запись о рассматриваемом поведении и недвусмысленно демонстрирует принятие ответчиком ответственности за свои действия. Не испытание, а открытый форум для общественной ответственности.

Напротив, частное или регулирующее урегулирование в соответствии с законом не обязано включать признание правонарушения.В результате, публичная подотчетность посредством урегулирования иногда оказывается более труднодостижимой, даже несмотря на то, что, по крайней мере, урегулирование SEC также включает подачу подробных гражданских жалоб или подробных сведений о фактах в административном деле. Но достаточно ли подотчетности в каждом случае?

Как прокурор США в 1994 году я заключил первое в истории соглашение об отсрочке судебного преследования с компанией. Он включал в себя выплату большой суммы денег (330 миллионов долларов) в фонд для выплаты компенсации пострадавшим инвесторам и согласие компании на значительные улучшения в области соблюдения нормативных требований и корпоративного управления.В то время в законе или политике не существовало требования о том, чтобы признание было получено в соглашении об отсрочке судебного преследования - ни протокола, ни руководства по существу. Но, учитывая конкретные обстоятельства дела, я решил, что даже в отсутствие признания вины важно, чтобы компания признала определенные факты, которые сделали ее виновной. Итак, я составил первое корпоративное соглашение об отложенном судебном преследовании таким образом, чтобы потребовать публичного признания незаконного поведения. Я считал, что это было необходимо для принятия решения и обеспечения большей ответственности перед обществом.С тех пор я считаю, что почти во всех соглашениях об отсрочке судебного преследования были такие признания.

Именно на этом фоне, когда я прибыл в SEC в начале этого года, я решил пересмотреть нашу практику урегулирования споров без допуска / отказа. Посоветовавшись с директорами отдела правоприменения и моими коллегами-комиссарами, я решил изменить политику расчетов Комиссии по ценным бумагам и биржам.

Раньше, как многие из вас знают, Комиссия по ценным бумагам и биржам, как и большинство других федеральных агентств и регулирующих органов, наделенных полномочиями гражданского правоприменения, урегулировала практически все свои дела на основе запрета на принятие или отказа.Партия извергнет незаконно полученные доходы, заплатит огромный штраф и согласится на судебный запрет против неправомерных действий в будущем, но не признает и не отвергнет правонарушения, заявленные SEC.

Как я сказал ранее этой осенью, в большинстве случаев этот протокол имеет смысл. Комиссия по ценным бумагам и биржам обычно разрешает дела только в том случае, если мы можем получить облегчение в пределах того, чего мы могли разумно ожидать после победы в суде. Благодаря урегулированию, агентство может устранить все риски судебного разбирательства, разрешить дело, быстрее вернуть деньги жертвам и сохранить наши правоприменительные ресурсы для других расследований.

Это действительно очень мощный инструмент принуждения, который мы продолжим использовать в большинстве случаев. Но я изменил политику, потому что считаю, что в некоторых случаях может потребоваться больше, чтобы резолюция достигла общественной ответственности и стала и рассматривалась как достаточное наказание, чтобы посылать сильный сигнал сдерживания. Не испытание, а некоторая дополнительная мера общественной ответственности.

Испытательная группа

Конечно, признание в делах о ценных бумагах может быть обеспечено только в том случае, если SEC или какое-либо государственное учреждение может достоверно заявить, что оно будет передано в суд и выиграет, если требуемые признания не будут согласованы с ответчиком.Чтобы добиться такого доверия, не требуется безупречный протокол судебного разбирательства. В самом деле, если правительство выиграет все дела, это может означать, что наша система несовершенна или что правительство уклоняется от сложных дел.

В то время, когда мы изменили политику урегулирования споров, мы осознали, что, несмотря на общую тенденцию к сокращению числа судебных разбирательств, наш новый подход вполне может привести к увеличению числа судебных разбирательств, в которых стороны отказываются признать свои правонарушения. По причинам, которые мы обсуждали, я не думаю, что это плохо, и мы приветствуем такую ​​возможность.Больше судебных разбирательств должно означать большую общественную ответственность и больше случаев полной фактической записи правонарушений, что должно способствовать лучшему развитию закона.

Но это означает, что мы должны быть готовы к потенциальному увеличению числа судебных разбирательств. Если судебный процесс представляет собой гигантское перетягивание каната, адвокаты, рассматривающие дела, являются якорем команды. Без сильных, устойчивых и успешных кадров этих профессионалов способность агентства отправлять правосудие снижается, и любая угроза привлечь ответчика к суду не заслуживает доверия.

В SEC я рад и горжусь тем, что наши адвокаты, которые рассматривают наши дела, невероятно квалифицированы и эффективны. За последние три года наша команда достигла 80-процентного успеха - показатель, который может объяснить, почему большинство юристов советуют своим клиентам не обращаться в суд против Комиссии по ценным бумагам и биржам, и почему мы добиваемся надежных соглашений по большинству наших дел.

Репутация агентства впечатляет, и тем более, учитывая сложность и сложность рассматриваемых нами дел. В отличие от наших коллег из Министерства юстиции, мы чаще всего действуем без помощи сотрудников, прослушивания телефонных разговоров, доказательств слежки и многих других инструментов, имеющихся в распоряжении прокуратуры.В наших делах мы часто должны в значительной степени полагаться на косвенные доказательства, враждебных свидетелей или на перекрестный допрос обвиняемого, чтобы доказать свою правоту.

Показания эксперта часто необходимы для доказательства некоторых элементов наших правонарушений. Многие из наших дел о мошенничестве связаны с очень сложными транзакциями, выполняемыми опытными сторонами, которые работают в многоуровневых организациях и находятся под контролем множества юридических и профессиональных консультантов. А доказать намерение в зале суда по делам белых воротничков - всегда непростая задача.

Дела о мошенничестве с гражданскими ценными бумагами сложны и по другим причинам. Прежде чем даже перейти к вопросу о том, кто причастен к нарушению, обычно возникает пороговый вопрос, действительно ли нарушение вообще имело место.

Любой может увидеть, когда компания не соответствует прогнозам прибыли или когда акции резко падают. Но такие факты не обязательно могут свидетельствовать о правонарушении, и вместо этого можно утверждать, что они возникли в результате неправильного делового решения.

Наших судебных юристов также просят объяснить присяжным сложные финансовые инструменты с подробными раскрытиями информации и алфавитом из отраслевого жаргона.С другой стороны, они часто сталкиваются с толпой юристов. Но они показали, что не отступят и очень хорошо справляются с поставленной задачей.

Незадолго до того, как одно из наших недавних испытаний заканчивалось, наша команда получила электронное письмо с довольно драматичным названием «Пора сдаваться». Это было от защитника, который написал: «Пришло время, чтобы Отделение отказалось от своих требований к [ответчику]. … Мы не собираемся перефразировать то, что произошло во время открытия, но до боли ясно, что ваши претензии к [ответчику] рассыпаны в клочья.”

Но у нас были сила наших убеждений и опытная судебная команда, и эта команда недавно добилась крупной победы после пятинедельного суда присяжных.

Заключение

Итак, в наш век сокращающихся испытаний, мы в SEC, возможно, собираемся немного изменить тенденцию. Нам нужно убедиться, что мы всегда готовы к вызову, располагаем ресурсами для его решения и никаким другим образом не умаляем нашу сильную программу правоприменения.

Если на самом деле в результате нашего изменения в политике урегулирования споров будет проведено больше судебных процессов, одним явным победителем будет отправление правосудия, которое всегда будет лучше всего в открытом доступе, чтобы публика могла увидеть и оценить действия обвиняемого. и что делает его правительство.Это также сделало бы нашу жизнь как юристов и судей более интересной и, да, как дань уважения Тому Флэннери, время от времени даже более захватывающей. Тоже неплохая вещь.

Большое спасибо за внимание.

Правило 26.02: Объем и пределы обнаружения.

218

Правило 26.02: Объем и пределы обнаружения.

Если иное не ограничено постановлением суда в соответствии с настоящими правилами, объем обнаружения следующий:

(1) ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ. Стороны могут получить открытие в отношении любого вопроса, не являющегося привилегированным, который имеет отношение к предмету, вовлеченному в незавершенное действие, независимо от того, относится ли оно к иску или защите стороны, добивающейся открытия, или к иску или защите любой другой стороны, включая наличие, описание, характер, хранение, состояние и местонахождение любых книг, документов или других материальных вещей и информации, хранящейся в электронном виде, т. е. информации, которая хранится на электронном носителе и может быть получена в воспринимаемой форме, а также личность и местонахождение людей знание любого обнаруживаемого предмета.Нет оснований для возражений против того, что запрошенная информация будет недопустимой в суде, если запрошенная информация будет разумно рассчитана на то, чтобы привести к обнаружению допустимых доказательств.

Сторона не обязана обеспечивать обнаружение хранящейся в электронном виде информации из источников, которые partv определяет как недоступные из-за чрезмерного бремени или затрат. При подаче ходатайства о принуждении к обнаружению или для выдачи охранного ордера сторона, у которой запрашивается обнаружение, должна показать, что информация недоступна в разумных пределах из-за чрезмерного бремени и затрат.Если такой показ будет сделан, суд тем не менее может распорядиться о раскрытии информации из таких источников, если запрашивающая сторона предъявит веские основания. например, когда сторона, запрашивающая открытие, показывает, что вероятная выгода от предложенного открытия перевешивает вероятное бремя или расходы. принимая во внимание количество разногласий, ресурсы сторон, важность вопросов и важность запрашиваемого открытия для решения проблем. Суд определяет условия открытия.

Частота или степень использования методов обнаружения, указанных в подразделе 26.01, и это подразделение должно быть ограничено судом, если он определит, что: (i) разыскиваемое открытие является необоснованно кумулятивным или дублирующим или получено из другого источника, который является более удобным, менее обременительным или менее дорогим; (ii) сторона, стремящаяся к открытию, имела широкие возможности путем открытия в ходе действия получить запрошенную информацию; или (iii) открытие является чрезмерно обременительным или дорогостоящим, принимая во внимание потребности дела, сумму разногласий, ограничения ресурсов сторон и важность спорных вопросов в судебном разбирательстве.Суд может действовать по собственной инициативе после разумного уведомления или в соответствии с ходатайством в соответствии с подразделом 26.03.

(2) (Зарезервировано)

(3) ПРОБНАЯ ПОДГОТОВКА: МАТЕРИАЛЫ. В соответствии с положениями подраздела (4) этого правила, сторона может получить документы и материальные вещи, которые могут быть обнаружены иным образом в соответствии с подразделом (1) этого правила и подготовленные в ожидании судебного разбирательства или для судебного разбирательства другой стороной или для другой стороны, или или для представителя этой другой стороны (включая поверенного, консультанта, поручителя, компенсатора, страховщика или агента) только после доказательства того, что сторона, ищущая раскрытие, имеет существенную потребность в материалах при подготовке дела и не может без чрезмерных трудностей получить существенный эквивалент материалов другими способами.Приняв решение об обнаружении таких материалов после того, как был проведен требуемый показ, суд должен защитить от разглашения мысленные впечатления, выводы, мнения или правовые теории адвоката или другого представителя стороны в отношении судебного разбирательства.

Сторона может получить без обязательного предъявления заявления о действии или его предмете, ранее сделанных этой стороной. По запросу лицо, не являющееся стороной, может получить без требуемого представления заявление о действии или его предмете, ранее сделанное этим лицом.Если в просьбе отказано, лицо может подать заявление в суд. Положения Правила 37.01 (4) применяются к компенсации расходов, понесенных в связи с ходатайством. Для целей этого параграфа ранее сделанное заявление является (A) письменным заявлением, подписанным или иным образом принятым или одобренным лицом, делающим его, или (B) стенографической, механической, электрической или другой записью или ее транскрипцией, которая представляет собой по существу дословное изложение устного заявления лица, сделавшего его, и записанное одновременно.

(4) ПРОБНАЯ ПОДГОТОВКА: ЭКСПЕРТЫ. Обнаружение известных фактов и мнений экспертов, которые могут быть обнаружены иным образом в соответствии с положениями раздела (1) этого правила и приобретены или разработаны в ожидании судебного разбирательства или для судебного разбирательства, может быть получено только следующим образом:

(A) (i ) Сторона может посредством допросов потребовать от любой другой стороны идентифицировать каждого человека, которого другая сторона ожидает вызвать в качестве свидетеля-эксперта в суде, указать предмет, по которому эксперт должен давать показания, и изложить суть фактов. заключения, по которым эксперт должен свидетельствовать, и краткое изложение оснований для каждого заключения.Кроме того, по запросу на допросе для каждого идентифицированного таким образом лица сторона должна раскрыть квалификацию свидетеля (включая список всех публикаций, созданных за предыдущие десять лет), список всех других случаев, в которых в течение предыдущих четырех vears, свидетель, выступающий в качестве эксперта, и заявление о компенсации, выплачиваемой за исследование и дачи показаний по делу.

(ii) Сторона может также низложить свидетеля-эксперта любой другой стороны, который, как ожидается, даст показания в суде.

(B) Сторона не может установить личность, факты, известные эксперту, или мнения, которых придерживается эксперт, с которым консультировалась другая сторона в ожидании судебного разбирательства или подготовки к судебному разбирательству и который не должен быть вызван в качестве свидетеля на судебное разбирательство, за исключением случаев, предусмотренных Правилом 35.02, или после доказательства того, что сторона, ищущая раскрытия, не может получить факты или мнения по тому же вопросу другими способами.

(C) Если не возникнет явная несправедливость, (i) суд должен потребовать, чтобы сторона, добивающаяся открытия, заплатила эксперту разумную плату за время, потраченное на ответ на открытие согласно подразделам (4) (A) (ii) и (4 ) (B) этого правила; и (ii) в отношении открытия, полученного в соответствии с подразделом (4) (A) (ii) этого правила, суд может потребовать, а в отношении открытия, полученного в соответствии с подразделом (4) (B) этого правила, суд потребует, сторона, добивающаяся открытия, должна выплатить другой стороне справедливую часть гонораров и расходов, разумно понесенных последней стороной при получении фактов и заключений от эксперта.

(5) ПРЕТЕНЗИИ О ПРИВИЛЕГИИ ИЛИ ЗАЩИТЕ МАТЕРИАЛОВ ИСПЫТАТЕЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ. Когда сторона скрывает информацию, которую можно было бы иным образом обнаружить в соответствии с правилами, заявляя, что она является привилегированной или подлежащей защите в качестве материала для подготовки к судебному разбирательству, сторона должна прямо заявить претензию и описать характер документов, сообщений или вещей, которые не были предоставлены или раскрыты. таким образом, чтобы без раскрытия самой привилегированной или защищенной информации другие стороны могли оценить применимость защиты привилегий.

Если при обнаружении производится информация, которая является предметом иска о привилегии или защите в качестве материала для подготовки к судебному разбирательству, сторона, предъявляющая иск, может уведомить любую сторону, получившую информацию о иске и его основании. После уведомления сторона должна незамедлительно вернуть, изолировать или уничтожить указанную информацию и любые копии, которые у нее есть, и не может использовать или раскрывать информацию до тех пор, пока претензия не будет урегулирована. Принимающая сторона может незамедлительно предоставить информацию суду за печатью для рассмотрения иска.Если принимающая сторона раскрыла информацию до получения уведомления, она должна предпринять разумные меры для ее восстановления. Сторона-производитель должна сохранять информацию до разрешения претензии.

[В редакции 1 июля 1979 г .; и приказом от 31 января 1984 г., вступившим в силу 20 августа 1984 г .; и 29 января 1987 г., начиная с 1 августа 1987 г .; и постановлением от 1 июля 1997 г .; и приказом от 28 января 2000 г., вступившим в силу с 1 июля 2000 г .; приказом от 31 января 2002 г., вступившим в силу с 1 июля 2002 г., постановлением от 1 января 2003 г. и вступившим в силу 1 июля 2003 г .; приказом от 8 января 2009 г., вступившим в силу с 1 июля 2009 г .; и постановлением от 21 декабря 2010 г., вступившим в силу с 1 июля 2011 г.]

Комментарий Консультативной комиссии [2009].

Правило 26.02 изменено на параллельное Правило 34.01 путем признания того, что сторона должна обеспечивать обнаружение хранящейся в электронном виде информации, а также документов, которые она может использовать для обоснования своих требований или возражений. Термин «информация, хранящаяся в электронном виде» имеет такое же широкое значение в Правиле 26.02, что и в Правиле 34.01. Термин «компиляция данных» удален за ненадобностью, потому что это подмножество как документов, так и информации, хранящейся в электронном виде.

Правило 1 (3) Единых правил, касающихся обнаружения информации, хранящейся в электронном виде, Национальная конференция уполномоченных по единообразным государственным законам (2007 г.), гласит: «Информация, хранящаяся в электронном виде» означает информацию, которая хранится на электронном носителе и является извлекаемый в воспринимаемой форме ".

Поправка к Правилу 26.02 предназначена для решения проблем, связанных с трудностями при обнаружении, извлечении и обеспечении обнаружения некоторой информации, хранящейся в электронном виде. Электронные системы хранения часто упрощают поиск и извлечение информации.Эти преимущества должным образом принимаются во внимание при определении разумного объема обнаружения в конкретном случае. Но доступ к некоторым источникам информации, хранящейся в электронном виде, требует значительных затрат и затрат. В конкретном случае эти бремя и затраты могут сделать информацию о таких источниках недоступной в разумных пределах.

Невозможно определить в правиле различные типы технологических характеристик, которые могут повлиять на бремя и стоимость доступа к информации, хранящейся в электронном виде.Информационные системы предназначены для обеспечения быстрого доступа к информации, используемой в регулярной текущей деятельности. Они также могут быть разработаны таким образом, чтобы обеспечивать свободный доступ к информации, которая не используется регулярно. Но система может сохранять информацию об источниках, к которым можно получить доступ, только если нести существенное бремя или затраты. Поправка добавлена, чтобы регулировать обнаружение из таких источников.

В соответствии с этим правилом отвечающая сторона должна предоставить хранимую в электронном виде информацию, которая является актуальной, не привилегированной и разумно доступной, в соответствии с 26.02 ограничения, применимые ко всем открытиям. Отвечающая сторона также должна идентифицировать по категории или типу источники, содержащие потенциально полезную информацию, которую она не ищет и не производит. Идентификация должна, насколько это возможно, содержать достаточно подробностей, чтобы запрашивающая сторона могла оценить бремя и затраты, связанные с предоставлением открытия, а также вероятность нахождения соответствующей информации по идентифицированным источникам.

Идентификация стороной источников информации, хранящейся в электронном виде, как недоступных в разумных пределах, не освобождает эту сторону от ее общих или установленных законом обязанностей по сохранению доказательств.Требуется ли от отвечающей стороны сохранять неисследованные источники потенциально полезной информации, которая, по ее мнению, не является разумно доступной, зависит от обстоятельств каждого случая. Сторонам часто бывает полезно обсудить этот вопрос на раннем этапе открытия.

Объем и возможность поиска большого количества информации, хранящейся в электронном виде, означает, что во многих случаях отвечающая сторона сможет получить информацию из разумно доступных источников, которые полностью удовлетворят потребности сторон в обнаружении.Во многих случаях запрашивающая сторона должна получить и оценить информацию из таких источников, прежде чем настаивать на том, чтобы отвечающая сторона произвела поиск и предоставила информацию, содержащуюся в источниках, которые не являются разумно доступными. Если запрашивающая сторона продолжает стремиться к обнаружению информации из источников, определенных как малодоступные, стороны должны обсудить бремя и затраты, связанные с доступом и извлечением информации, а также потребности, которые могут установить веские основания для требования полного или частичного требования о раскрытии даже если запрашиваемая информация не является разумно доступной, и условия получения и предоставления информации, которые могут быть подходящими.

Если стороны не могут договориться о том, следует ли или на каких условиях производить поиск источников, определенных как малодоступные, и предоставлять доступную информацию, вопрос может быть поднят либо путем ходатайства о принуждении к обнаружению, либо путем подачи ходатайства о выдаче охранного судебного приказа. Стороны должны посовещаться, прежде чем вносить какое-либо движение. Если стороны не решают вопрос и решение должно быть принято судом, отвечающая сторона должна доказать, что указанные источники информации недоступны в разумных пределах из-за чрезмерного бремени или затрат.Запрашивающей стороне может потребоваться обнаружение для проверки этого утверждения. Такое обнаружение может принять форму требования от отвечающей стороны провести выборку информации, содержащейся в источниках, определенных как малодоступные; разрешение некоторой формы проверки таких источников; или снятие показаний свидетелей, знакомых с информационными системами отвечающей стороны.

Как только будет показано, что источник информации, хранящейся в электронном виде, недоступен в разумных пределах, запрашивающая сторона все равно может получить открытие, указав уважительную причину, учитывая ограничения Правила 26.02, которые уравновешивают затраты и потенциальные выгоды от открытия. Решение о том, требовать ли от отвечающей стороны поиска и предоставления информации, которая не является разумно доступной, зависит не только от бремени и затрат, связанных с этим, но также от того, могут ли эти затраты и затраты быть оправданы в обстоятельствах дела. Соответствующие соображения могут включать: (1) специфику запроса на обнаружение; (2) количество информации, доступной из других и более доступных источников; (3) неспособность предоставить релевантную информацию, которая, вероятно, существовала, но больше не доступна из более легкодоступных источников; (4) вероятность найти релевантную и точную информацию, которую нельзя получить из других, более доступных источников; (5) прогнозы относительно важности и полезности дополнительной информации; (6) важность спорных вопросов в судебном процессе; и (7) ресурсы сторон.

Отвечающая сторона несет бремя в отношении одного аспекта запроса - являются ли идентифицированные источники разумно доступными в свете бремени и затрат, необходимых для поиска, извлечения и получения любой ответной информации, которая может быть найдена. Запрашивающая сторона обязана показать, что ее потребность в открытии перевешивает бремя и затраты, связанные с обнаружением, извлечением и производством информации. В некоторых случаях суд сможет определить, являются ли идентифицированные источники доступными в разумных пределах и продемонстрировала ли запрашивающая сторона веские основания для частичного или полного открытия в соответствии с ограничениями Правила 26.02, с помощью одной процедуры или презентации. Однако определение уважительной причины может быть затруднено, поскольку суд и стороны могут мало знать о том, какая информация может содержаться в источниках, определенных как малодоступные, имеет ли она отношение к делу или насколько она может быть ценна для судебного разбирательства. В таких случаях сторонам может потребоваться определенное целенаправленное исследование, которое может включать выборку источников, чтобы узнать больше о том, какие бремя и затраты связаны с доступом к информации, из чего состоит информация и насколько она ценна для судебного разбирательства в немного информации, которую можно получить, исчерпав другие возможности для открытия.

Рассмотрение уважительной причины и рассмотрение ограничений Правила 26.02 сочетаются с полномочиями устанавливать условия для обнаружения. Условия могут принимать форму ограничений на количество, тип или источники информации, которая должна быть доступна и подготовлена. Условия могут также включать оплату запрашивающей стороной части или всех разумных затрат на получение информации из источников, которые не являются разумно доступными. Готовность запрашивающей стороны разделить или нести затраты на доступ может быть взвешена судом при определении наличия уважительной причины.Но бремя производящей стороны по проверке информации на предмет релевантности и привилегии может мешать разрешению запрошенного открытия.

Ограничения Правила 26.02 продолжают применяться ко всем случаям обнаружения информации, хранящейся в электронном виде, включая информацию, хранящуюся в разумно доступных электронных источниках.

[2009] Риск отказа от привилегий и работа, необходимая для его предотвращения, увеличивают затраты и задержку обнаружения. Когда проверка представляет собой информацию, хранящуюся в электронном виде, риск отказа, а также время и усилия, необходимые для его предотвращения, могут существенно возрасти из-за объема информации, хранящейся в электронном виде, и трудностей с обеспечением того, чтобы вся информация, которая должна быть предоставлена, действительно была рассмотрено.Поправка к Правилу 26.02 (5) предусматривает процедуру для стороны, которая скрыла информацию на основании привилегий или защиты в качестве материала для подготовки к судебному разбирательству, чтобы подать иск, чтобы запрашивающая сторона могла решить, оспаривать ли иск, а суд может разрешить спор. Второй абзац правила 26.02 (5) добавлен для обеспечения процедуры для стороны, чтобы заявить о своей привилегии или защите материалов при подготовке к судебному разбирательству после того, как информация будет обнаружена в процессе, и, если требование оспаривается, разрешить любой стороне который получил информацию о передаче дела в суд.

Второй абзац Правила 26.02 (5) не касается того, были ли отменены производством привилегии или защита, заявленные после производства. Суды разработали принципы для определения того, является ли отказ от непреднамеренного предоставления конфиденциальной или защищенной информации и при каких обстоятельствах. Второй параграф Правила 26.02 (5) предусматривает процедуру представления и решения этих вопросов. Второй абзац работает в тандеме с измененным Правилом 26.06, в соответствии с которым стороны должны обсуждать вопросы привилегий при подготовке своего плана обнаружения, и который, с поправкой к Правилу 16, позволяет сторонам просить суд включить в приказ любые соглашения, достигнутые сторонами по вопросам привилегий или материалов для подготовки к судебному разбирательству. защита.

Соглашения, достигнутые в соответствии с Правилом 26.06, и приказы, включающие такие соглашения, заключенные в соответствии с Правилом 16, могут быть рассмотрены, когда суд определяет, произошел ли отказ. Такие соглашения и приказы обычно определяют, принимают ли они процедуры, отличные от тех, что указаны в Правиле 26.02 (5).

Сторона, претендующая на привилегию или защиту после производства, должна уведомить принимающую сторону. Это уведомление должно быть оформлено в письменной форме, если обстоятельства не исключают этого. Такие обстоятельства могут включать предъявление иска во время депонирования. Уведомление должно быть как можно более конкретным с указанием информации и основанием для претензии. Поскольку принимающая сторона должна решить, оспаривать ли претензию и может изолировать информацию и передать ее в суд для вынесения решения о том, применяется ли заявленная привилегия или защита и был ли от нее отказано, уведомление должно быть достаточно подробным, чтобы позволить получающая сторона и суд должны понять основание иска и определить, имел ли место отказ.Суды продолжат рассмотрение вопроса о том, было ли подано требование о привилегии или защите в разумный срок, если задержка является частью решения об отказе в соответствии с применимым законодательством.

После получения уведомления каждая сторона, получившая информацию, должна незамедлительно вернуть, изолировать или уничтожить информацию и любые имеющиеся у нее копии. Возможность изолирования или уничтожения информации включена частично потому, что принимающая сторона могла включить информацию в защищенные материалы для подготовки к судебному разбирательству.Ни одна принимающая сторона не может использовать или раскрывать информацию до разрешения требования привилегии. Принимающая сторона может задать суду вопросы о том, является ли информация конфиденциальной или защищенной в качестве материала для подготовки к судебному разбирательству, и был ли отказ от этой привилегии или защиты. В этом случае он должен предоставить суду основания для привилегии или защиты, указанные в уведомлении производящей стороны, и обслужить все стороны. Задавая вопрос, сторона может использовать содержание информации только в той мере, в какой это разрешено применимым законодательством о конфиденциальности, защите материалов для подготовки к судебному разбирательству и профессиональной ответственности.

Если сторона раскрыла информацию третьим лицам до получения уведомления о притязании на привилегию или защиту в качестве материала для подготовки к судебному разбирательству, она должна принять разумные меры для извлечения информации и ее возврата, секвестрации до разрешения претензии или уничтожения Это.

Независимо от того, будет ли информация возвращена или нет, сторона-производитель должна сохранить информацию до решения суда о том, заявлено ли требование о привилегии или защите должным образом и было ли от него отказано.Как и в случае претензий, предъявленных в соответствии с пунктом 1 Правила 26.02 (5), решение может не приниматься, если другие стороны не оспаривают претензию.

Комментарий Консультативной комиссии [2011.]

Приговор, добавленный к Правилу 26.02 (4) (A) (i) относительно обнаружения информации о тех, кто должен быть вызван в качестве свидетелей-экспертов в суде, призван минимизировать стоимость изучения дополнительной информации о свидетелях-экспертах противной стороны. Изменение, позволяющее раскрыть список дел, по которым эксперт давал показания в течение предыдущих четырех лет, включает показания экспертов, данные в ходе слушания, дачи показаний, судебного, административного или арбитражного разбирательства.Список должен включать название дела, номер дела и юрисдикцию для судебных и административных разбирательств, а в случае арбитража - информацию, достаточную для того, чтобы получатель мог идентифицировать адвоката сторон в арбитраже.

Back to Top

Основы деликтного права

Основы деликтного права

Автор: Эрик Байме

Закон о правонарушениях направлен на возмещение расходов членам общества, которые несут убытки из-за опасного или необоснованного поведения других.Правонарушения могут быть (1) умышленными, (2) небрежными или (3) влекущими строгую ответственность. Слово «деликт» означает «неправомерное» и изначально образовалось от судебных приказов о нарушении права владения и посягательства на это дело. В то время как каждое действие вовлекало действующего лица или причинителя вреда, непосредственно причиняющего вред жертве, одним из многих недостатков судебной системы было отсутствие какой-либо всеобъемлющей теоретической основы. В 1800-х годах, когда судебная система была заменена более современными формами ходатайства, американские профессора права и судьи начали разрабатывать базовую теорию деликтного права, основанного на вине.

Закон о правонарушениях, по сути, устанавливает стандарты поведения для всех членов общества. Он определяет как гражданские правонарушения следующие виды антиобщественного поведения: (1) умышленное вмешательство в чью-либо личность, репутацию или собственность (умышленные правонарушения), (2) неспособность проявить разумную осторожность (небрежность) и (3) в некоторых обстоятельствах ответственность без вины (строгая ответственность). Короче говоря, деликтное право - это метод, с помощью которого потерпевший может попытаться переложить ущерб на другое лицо.Поскольку истцы по деликтным делам обычно требуют денежной компенсации, деликтные иски, которые не были урегулированы до суда, обычно рассматриваются присяжными. Фактически, многие суды считают, что конституционное право на суд присяжных является неотъемлемой частью деликтного права и что неуместно, если не сказать неконституционно, ограничивать жюри при определении суммы потенциального вознаграждения истцу.

Умышленные правонарушения основаны на умышленных проступках или преднамеренных проступках.Однако важно помнить, что намерение не обязательно является враждебным намерением или даже желанием причинить серьезный вред. Человек действует умышленно, если он или она имеет сознательное желание вызвать последствия, которые закон признает неправомерными или неправомерными. Таким образом, можно обнаружить, что человек, который не имеет сознательного желания вызвать последствия, но знает, что последствия с большой вероятностью последуют, действовал намеренно.

Нападение является умышленным деликтом, когда кто-то получает разумные основания полагать, что умышленное, неизбежное, несанкционированное, вредное или оскорбительное прикосновение со стороны другого лица.Нападения происходят, когда беспокойство целевого человека является продуктом угрожающего поведения актера, такого как преследование или поднесение пистолета к лицу (заряженного или незаряженного). Пока у человека есть разумные опасения относительно какого-либо оскорбительного контакта, нападение имело место. Батарея определяется как недопустимый, непривилегированный, преднамеренный контакт с другим человеком. Этот деликт включает в себя контакт, который действительно причиняет вред, а также поведение, которое является просто оскорбительным. В отличие от нападения, не обязательно, чтобы истец знал о контакте в момент его совершения.

Конверсия - это умышленное правонарушение, которое позволяет владельцам материальной личной собственности вернуть свое имущество во владение другим лицам, лишившим его собственности. Любое несанкционированное действие, лишающее владельца владения его или ее материальным личным имуществом, является конверсией. Поскольку конверсия считается принудительной продажей, ответчик должен выплатить полную стоимость, а не только сумму фактического ущерба. Напротив, вторжение на землю происходит, когда кто-то совершает несанкционированный доступ на чужую землю.Фактически, защита законом исключительного владения землей не ограничивается поверхностью недвижимого имущества, но распространяется как ниже, так и выше нее. Хотя посягательство на личную собственность также может иметь место, в большинстве случаев посягательство на владение личной собственностью будет считаться обращением, а не посягательством.

Злонамеренное судебное преследование - это умышленное деликтное право, которое предоставляет жертвам гражданские средства правовой защиты против лиц, подавших необоснованные жалобы против цели, которые приводят к уголовному преследованию, а теперь и гражданским жалобам.Истец в судебном иске о злонамеренном преследовании должен доказать, что ответчик действовал злонамеренно и без вероятной причины при возбуждении уголовного дела.

Ложное заключение - это умышленное правонарушение, которое предоставляет целевым лицам гражданские средства правовой защиты против тех, кто незаконно лишает их свободы передвижения. Истцы должны доказать, что они были намеренно и незаконно задержаны против их воли на необоснованный период времени. Большинство судов, однако, постановили, что истцы должны знать о своем лишении свободы во время его перенесения, а если нет, то они должны понести какой-либо вид реального вреда.

Диффамация - это умышленное правонарушение, которое предоставляет целевым лицам средства правовой защиты от лиц, которые намеренно делают злонамеренные заявления, наносящие вред характеру, славе или репутации жертвы. Как правило, истинность заявления является полной защитой в иске о клевете, поскольку правдивые утверждения не считаются злонамеренными. Клевета и клевета - это формы диффамации. Клевета - это диффамация, выраженная в печати, письмах, вывесках, изображениях и, как правило, посредством радио- и телевещания.Клевета включает в себя произнесенные слова, которые были услышаны кем-то, кроме цели. Некоторые действия известны как клевета как таковая или как клевета сами по себе. Клевета как таковая состоит из особо вопиющих преступлений, включая ложные обвинения в том, что другой человек заразился морально оскорбительной инфекционной болезнью, и клеветнические выражения, непосредственно влияющие на его профессию, такие как утверждение, что конкретный поверенный является мошенником или что врач является мошенником. крякать.

Вмешательство в договорные отношения - это умышленное правонарушение, которое происходит, когда недоговаривающаяся сторона или третье лицо неправомерно вмешиваются в договорные отношения между двумя или более договаривающимися сторонами.Истец должен доказать, что ответчик злонамеренно и существенно вмешался в выполнение действующего и подлежащего исполнению контракта. Мотив или цель вмешивающейся стороны является важным фактором при определении ответственности. В случае умышленного деликта, связанного с причинением эмоционального страдания, лицо имеет основание для иска, когда поведение ответчика носит серьезный или "возмутительный" характер и вызывает душевные страдания истца. Восстановление за умышленное причинение психического расстройства допускается только в ситуациях, связанных с крайним проступком.Таким образом, психическое беспокойство, страдание, горе и унижение - это элементы душевного страдания, от которых пострадавший может оправиться.

Согласно умышленному правонарушению в виде вторжения в частную жизнь, иск может включать необоснованную огласку, которая выставляет истца в ложном свете, вторгается в частную жизнь истца, раскрывает неловкие частные факты или использует имя или образ истца для выгоды ответчика. Суды постановили, что лица, которые считаются общественными деятелями, имеют меньшую защиту, поскольку общество имеет право на информацию, представляющую законный общественный интерес.В отличие от иска о диффамации и его цели - защиты репутации, цель действия, связанного с посягательством на частную жизнь, состоит в том, чтобы защитить свое душевное спокойствие.

Халатность - это непреднамеренная неспособность соответствовать общественному идеалу разумной заботы, не имеющая ничего общего с моральной заботой. Человек, который вел себя небрежно, - это тот, кто не выполнил определенную вмененную обязанность или обязательство соответствовать определенному стандарту поведения для защиты других от необоснованного риска причинения вреда.Однако, если ответчик не мог разумно предвидеть какой-либо ущерб в результате определенного поведения, халатность отсутствует и, следовательно, никакой ответственности. Элементами, необходимыми для основания иска в соответствии с деликтом халатности, являются (1) обязанность или стандарт осторожности, признанные законом, (2) нарушение этой обязанности или неспособность проявить разумную осторожность, (3) причинно-следственная связь, проистекающая из указанного нарушения в результате (4) причинен вред истцу. Поводом для иска по неосторожности не признается, если в деле отсутствует какой-либо из этих элементов.

Злоупотребление служебным положением, или mala praxis, относится к профессиональной халатности, которая принимает различные формы в разных областях. Считается, что профессионалы обладают более высоким уровнем знаний, навыков или опыта, чем разумный человек, и, следовательно, обязаны использовать эти способности. От профессионалов требуется действовать так же, как от достаточно квалифицированных, расчетливых, компетентных и опытных представителей той же профессии.

Халатность не подлежит судебному преследованию, за исключением случаев, когда существует законная обязанность проявлять осторожность.Однако в случае законодательных актов истцы должны просто доказать, что они относятся к ограниченному кругу лиц, которые должны быть защищены законом. После принятия решения о применимости закона большинство судов считают, что нарушение без уважительной причины является решающим в отношении вопроса о халатности. Таким образом, нарушение постановления о превышении скорости считается небрежностью само по себе, и вопрос о халатности не рассматривается присяжными, равно как и вопросы причинно-следственной связи. Нарушение постановления само по себе является доказательством халатности.

Хотя по общему правилу в общем праве нет обязанности помогать или защищать, суды постановили, что, когда обнаруживается наличие особых отношений, возникает обязанность помогать или защищать другого. Такие отношения существуют в отношении родителей и детей, спасателя и пловца, бармена и покровителя, консультанта и туриста и многих, многих других. Вдобавок, если кто-то подвергает другого опасности, берет на себя обязанности по контракту или начинает помогать, а затем отступает, у него есть обязанность помочь, и в случае нарушения может и, скорее всего, последует иск о халатности.Таким образом, хотя люди, видящие другого в беде, могут не быть обязаны быть добрыми самаритянами, если они захотят это сделать, они берут на себя обязанность проявлять обычную заботу.

Обычные принципы халатности не регулируют ответственность жильцов перед входящими в их помещения. Таким образом, обязанность землевладельца или правообладателя перед нарушителем меньше, чем обязанность владельца земли перед общественностью в соответствии с обычными принципами халатности. Сумма долга владельцев с точки зрения важности в первую очередь относится к (1) приглашенным, затем (2) лицензиатам, и, наконец, самая низкая из обязанностей возлагается на (3) нарушителей.

Приглашенный - это либо публичный приглашенный, либо деловой посетитель. Приглашенный общественность - это представитель общественности, который входит в землю с той целью, для которой земля является открытой для публики, например, покупатель, который входит в магазин. Деловой посетитель входит в землю с целью, прямо или косвенно связанной с деловыми отношениями с правообладателем. Землевладелец обязан проявлять к приглашенному обычную заботу в соответствии с обычными принципами ответственности за халатность.

Тот, кто въезжает на землю или остается на ней в силу явного или подразумеваемого согласия владельца, является лицензиатом, например, коммивояжером или социальным гостем, например соседом, входящим в собственность с чисто социальной целью.Офицеры полиции и пожарные также обычно классифицируются как лицензиаты. В то время как владелец земли обычно обязан перед лицензиатом только обязанность воздерживаться от умышленных или необоснованных проступков, владелец обязан предупреждать лицензиатов об известных опасностях.

нарушитель - это тот, кто входит и остается на чужой земле без явного или подразумеваемого согласия владельца. Лицензиаты или приглашенные лица могут стать нарушителями, когда они рискуют попасть в зону, куда их не приглашают или не ожидают, или если они остаются на территории дольше, чем это необходимо.Единственная обязанность, которую захватчик земли несет перед нарушителем, - воздерживаться от умышленных или необоснованных проступков. Однако в отношении взрослого нарушителя, присутствие которого было обнаружено или который обычно вторгается на ограниченную территорию, по-прежнему сохраняется обязанность проявлять разумную осторожность. В отношении правонарушителя-ребенка, которого могут соблазнить проникнуть в собственность, чтобы поплавать в бассейне или прыгнуть на батуте, также лежит обязанность проявлять разумную осторожность.

Для того, чтобы истец поддержал иск о халатности, должна существовать разумная связь между небрежным действием ответчика и ущербом, понесенным истцом.Однако для деликтной ответственности доказательства фактической причинности недостаточно. Ответственность за правонарушение основывается на существовании непосредственной причины, которая состоит из: (1) фактической причинной связи и (2) предсказуемости. Истец должен доказать, что его или ее травмы были фактическим или фактическим результатом действий ответчика. Фактически причинно-следственная связь может быть установлена ​​прямо или косвенно, но все же должна быть предсказуемость.

Суды обычно используют критерий «но для», чтобы установить фактическую причинно-следственную связь.Если бы не сработала сигнализация ответчика, ответчик не попал бы в аварию с истцом. В дополнение к этому элементу, конечно, должен быть элемент предсказуемости, чтобы полностью установить ближайшую причину. Таким образом, в деле о халатности перед судом встает вопрос о том, было ли поведение настолько серьезным и важным поводом, что ответчик должен нести юридическую ответственность. Таким образом, в большинстве случаев одной фактической причинности недостаточно для установления ответственности.

Чтобы учесть множество фактических отклонений, которые неизбежно произойдут в результате несчастных случаев и случаев халатности, закон установил, что для надлежащего и законного допущения причинно-следственной связи должны быть определенные границы, установленные для последствий действия.Следовательно, физическое лицо несет ответственность только за те последствия, которые можно разумно предвидеть, и будет освобождено от ответственности за травмы, которые не были разумно связаны с небрежным поведением. Мы обнаружили, что суд в деле Вест против Восточного Теннесси Pioneer Oil Co., 172 SW3d 545 (Sup. Ct. Tenn. 2005) постановил, что обязанность проявлять осторожность возникает, когда сотрудники на заправочной станции разрешают и помогают явно пьяным клиент заправил свою машину бензином, что вскоре привело к серьезной аварии.Суд рассудил, что предсказуемая вероятность причинения вреда значительно перевешивает бремя или обязанность, возложенную судом на ответчиков, заключающуюся в том, чтобы просто воздержаться от разрешения и помощи водителю заправлять его автомобиль.

Соучастная халатность - это защита, которая существует, когда потерпевшие непосредственно способствовали получению травм по своей собственной неосторожности. В случае доказанной небрежности соучастие в возмещении убытков истцом, как правило, не разрешается. Защита принятия риска происходит, когда истцы знали о риске и сделали свободный выбор подвергнуться ему.Например, любители бейсбола, сидящие на неэкранированных сиденьях на стадионе, знают, что в них могут попасть мячи и даже биты. Таким образом, они неявно соглашаются рискнуть получить такую ​​травму.

Однако серьезным недостатком неосторожности, способствующей уплате взносов, является то, что все убытки ложатся на одну сторону, даже если обе стороны проявили халатность. По этой причине в большинстве штатов сейчас используется стандарт сравнительной небрежности, согласно которому общая ответственность определяется путем сравнения размера халатности со стороны истца с размером халатности со стороны ответчика.Согласно доктрине сравнительной небрежности истец, проявивший халатность, может иметь возможность возместить часть стоимости травмы. В частности, сравнительная небрежность разделяет убытки между сторонами, уменьшая убытки истца пропорционально степени сопутствующей вины лица. Таким образом, в юрисдикции чистой сравнительной небрежности истец, признавший 80% ответственности за свои травмы, все равно сможет получить 20%, в то время как в юрисдикции соучастия в небрежности; такому истцу ничего не будет присуждено.

Истцы могут также возместить ущерб в случае халатности, доказав, что поведение производителя нарушило стандарты разумного человека и непосредственно вызвало травму. В исках об ответственности за качество продукции часто бывает трудно доказать действие или бездействие ответчика, которое причинило вред истцу. Таким образом, в интересах правосудия суды разработали доктрину res ipsa loquitor («вещь говорит сама за себя»). Эта доктрина позволяет истцам косвенно доказывать небрежность, если будут доказаны следующие факты: (1) ответчик имел исключительный контроль над предположительно бракованным продуктом во время производства, (2) при нормальных обстоятельствах истец не пострадал бы от продукта, если бы ответчик проявил обычную осторожность, и (3) поведение истца не способствовало существенной аварии.

Хотя res ipsa loquitor не обязательно приводит к окончательному доказательству халатности, он позволяет присяжным сделать вывод о факте, в отношении которого нет прямых, явных доказательств, - о халатности или бездействии ответчика. В частности, судья проинструктирует присяжных, что закон позволяет им принимать во внимание предполагаемый факт, а также доказанные факты при принятии решения о том, был ли обвиняемый небрежным.

Вменяемая небрежность возникает, когда одно лицо (агент) действует от имени или представляет другого (принципала) властью последнего и для достижения целей последнего.Типичный пример - ответственность работодателей за правонарушения, которые работодатели совершают при найме на работу. Как правило, работник не будет входить в сферу занятости, если (1) работник находится в пути к дому или из дома, (2) если служащий работает на собственном предприятии, (3) если действия запрещены работодатель, или (4) если действие является несанкционированным делегированием со стороны работодателя. Хотя работодатели обычно не несут ответственности за действия независимых подрядчиков, существуют определенные исключения из этой ответственности, например, если работодатель проявляет халатность при найме подрядчика, который возлагает на него обязанности, не подлежащие делегированию.

Согласно измененному закону об ответственности за без вины, потерпевший обычно не имеет права подавать иск о возмещении денежного ущерба за телесные повреждения и потерю заработной платы ниже установленного законом порога. Вместо этого потерпевший получает компенсацию от собственной страховой компании. Эффект от этих законов заключался в снижении стоимости автострахования за счет экономии судебных издержек, включая гонорары адвокатов, а также за счет того, что почти или совсем не снимались боль, страдания и эмоциональный стресс, сопровождающие автомобильную аварию.

Помимо умышленных правонарушений и халатности, существует третий вид деликта, называемый строгой ответственностью или абсолютной ответственностью. Это налагает ответственность на ответчиков, не требуя каких-либо доказательств отсутствия должной осторожности. Строгая гражданская ответственность применяется в случаях, связанных с тем, что в общем праве признается необычно опасной деятельностью, а в последнее время - в делах об ответственности за качество продукции.

Лицо, вовлеченное в аномально опасную деятельность, несет юридическую ответственность за вредные последствия, которые непосредственно возникли.Несколько иллюстративных опасных инструментов, обычно связанных с опасной деятельностью, включают яды, токсичные химические вещества, взрывчатые вещества, ядерное топливо и отходы, а также злобных животных.

К дефектам продукта относятся дефекты конструкции, производственные дефекты и дефекты, предупреждающие об этом. Лицо, получившее травму из-за дефекта продукта, может получить возможность выздоровления на основании строгой ответственности, а также нарушения гарантии и халатности. Фактически, большая часть случаев использования строгой ответственности в случаях ответственности за качество продукции возникла из-за неудовлетворенности небрежностью и гарантийными средствами.Утверждалось, что если потребители слишком часто несут на себе основную тяжесть всех травм, то было бы более разумно с экономической точки зрения переложить стоимость травм на производителей, поскольку производители могли бы приобретать страховку и могли бы распределять стоимость страховых премий между теми, кто покупал их продукцию. .

В отличие от истца, который полагается на нарушение гарантии и средства правовой защиты в результате небрежности, истец, полагающийся на строгую ответственность, должен доказать, что продукт был неоправданно опасным и дефектным и что дефект непосредственно стал причиной травмы.

По мере того, как травмы истца продолжают расти, аргументы в пользу реформы деликта увеличиваются, с упором на ограничения или ограничения, налагаемые на награды присяжных. В частности, многие сторонники реформы считают, что в основе проблемы лежит жадность к судебным адвокатам, в то время как другие утверждают, что высокие награды напрямую ответственны за наш, казалось бы, неудержимый рост затрат на здравоохранение. С другой стороны, оппоненты отмечают, что эти реформы стремятся произвольно лишить потерпевших людей компенсации, на которую они имеют право, и, на самом деле, возмещение ущерба является большим только в тех случаях, когда травмы ужасны, а ответственность причинителя вреда велика.

В результате все более вызывающей разногласия борьбы за участие в реформе деликта многие штаты пытались снизить размер вознаграждения присяжных, установив законодательно лимиты возмещения за неэкономический ущерб, такой как боль и страдания. Сторонники реформы деликта часто призывают законодателей установить финансовые «максимумы» суммы убытков, которые может получить успешный истец по деликтным преступлениям. Как правило, это объясняется тем, что врачи не могут позволить себе оплачивать расходы по страхованию от врачебной практики и что установление предельных значений возмещения ущерба снизит общую стоимость медицинского обслуживания.Однако, как мы узнали в деле Atlanta Oculoplastic Surgery v. Nestlehutt, 286 Ga. 731 (2010), такие ограничения могут быть признаны неконституционными с точки зрения ограничения или ущемления конституционного права истца на суд присяжных.

© 2014-2021, Национальный Параюридический Колледж

Национальный университет юриспруденции, выпускное отделение Национальный параюридический колледж, предлагает следующие программы:

Магистр юридических наук
Магистр комплаенс-права
Магистр налоговых наук

Правило против разделения причин иска

Правило против разделения причин иска требует, чтобы стороны в судебном процессе предъявляли все свои требования, вытекающие из одной и той же транзакционной основы фактов, в один и тот же гражданский иск.Это справедливое правило и вспомогательная доктрина res judicata. Как и res judicata, правило против разделения оснований для иска основывается на принципах, согласно которым дела не должны рассматриваться по частям и что судебный процесс должен заканчиваться после того, как будут определены права сторон.

По сути, правило запрещает повторение исков, связанных с одним и тем же основанием для иска. Следовательно, истцы должны предъявить все такие связанные требования, которые уже были начислены в том же состязательном процессе, или проиграть их. Например, в иске о телесных повреждениях, возникшем в результате столкновения с автомобилем, стороны должны предъявить свои иски как о телесных повреждениях, так и о материальном ущербе в одном и том же иске.

Поучительным аргументом в пользу правила против разделения оснований иска является дело «Кумер против CSX Transportation, Inc.», 319 S.W.3d 366, 371 (Ky. 2010). Истец подал иск в Окружной суд Джефферсона о возмещении за хронические травмы запястья, которые, по его утверждению, возникли в результате его двадцатилетней работы на рабочих местах в CSX. Почти два года спустя он подал последующий иск в Окружной суд Перри против CSX о дополнительных травмах, которые, как он утверждал, возникли в результате его работы в компании.

Верховный суд в Кумеру заявил, что правило против разделения оснований иска «применяется не только к пунктам, по которым стороны требовали от суда сформировать мнение и вынести решение, но и ко всем пунктам, которые должным образом относятся к предмету иска. судебный процесс, который стороны, проявив разумную осмотрительность, могли возбудить в то время ». В этом смысле правило имеет более широкое применение, чем res judicata.

С другой стороны, справедливый характер правила делает его общее применение несколькими исключениями.Например: (1) правило не обязательно запрещает последующий иск по вопросам, которые не имели отношения или, по крайней мере, неявно связаны с проблемами первоначального действия; и (2) правило не применяется к основанию иска до его возникновения.

Суд Кумера в конечном итоге рассмотрел новый вопрос о том, как действует правило, когда новое требование, возникающее из того же самого ядра фактов, возникает во время рассмотрения первоначального гражданского иска. Поступая таким образом, Суд применил принципы справедливости и распространил исключение из правила в отношении причин еще не начисленных действий, включив в него причины исков, возникшие в ходе судебного разбирательства.Таким образом, если основание иска, вытекающее из той же совокупности фактов, что и причина иска в существующем иске, возникает во время рассмотрения этого судебного дела, истец имеет процессуальный выбор. Истец может либо подать отдельный гражданский иск, либо изменить жалобу в существующем иске (или дополнить жалобу, если факты, послужившие основанием для возникновения новой причины иска, произошли после того, как была подана первоначальная жалоба).

Для осторожного практикующего, однако, попытка полагаться на исключения из правила против разделения причин действия может быть рискованным и дорогостоящим делом.Предпочтительный курс действий - полное расследование дела до подачи иска и, если возможно, рассмотрение связанных исков по тому же основанию иска. Если обстоятельства вызывают новую причину иска того же или подобного типа, вытекающую из того же основного набора действующих фактов против одного и того же ответчика во время рассмотрения первоначального судебного разбирательства, истец, по причинам судебной экономии и во избежание риск разделения причин действия, следует настоятельно рассмотреть возможность изменения или дополнения жалобы, чтобы добавить новую претензию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *