Последствия оспоримой сделки: ГК РФ Статья 167. Общие положения о последствиях недействительности сделки / КонсультантПлюс

Содержание

ГК РФ Статья 166. Оспоримые и ничтожные сделки / КонсультантПлюс

КонсультантПлюс: примечание.

К сделкам, совершенным до 01.09.2013, нормы ст. ст. 166 — 176, 178 — 181 применяются в редакции, действовавшей до указанной даты (ФЗ от 07.05.2013 N 100-ФЗ).

ГК РФ Статья 166. Оспоримые и ничтожные сделки

(в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ)

1. Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

3. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

4. Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

5. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Открыть полный текст документа

Ст. 167 ГК РФ. Общие положения о последствиях недействительности сделки

1. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

3. Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

4. Суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Комментарий эксперта:

Последствия недействительности сделки, в соответствии со статьей 167 ГК РФ >>>

Недействительной признаётся сделка, которая изначально содержала какой-то порок, а её заключение нарушало чьи-то права или противоречило правовым нормам. Правила дальнейшего поведения сторон и юридические последствия недействительной сделки определяет ст. 167 ГК РФ.

См. все связанные документы >>>

1. Общая реакция на недействительность сделки состоит в том, что она не порождает тех последствий, на которые была направлена. Каковы бы ни были различия сделок по их последствиям, они все равно аннулируются недействительностью сделки.

Ничтожная сделка и до решения суда не имеет юридической силы. Суд, признавая сделку ничтожной, лишь устраняет неопределенность в правоотношениях, но не превращает ничтожную сделку из действительной в недействительную.

Важным является момент информированности лица об основаниях недействительности оспоримой сделки. Если в судебном порядке будет установлено, что оспоримая сделка недействительна и лицо знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, это лицо рассматривается как изначально знавшее или обязанное знать о ее недействительности, что влияет на последствия, наступающие для такого лица, например, в соответствии с п.

2 ст. 173.1 ГК РФ (см. комментарий к ней) и др.

2. В п. 2 комментируемой статьи говорится о таком последствии недействительности сделки, как двусторонняя реституция, когда каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость. Это наиболее распространенное последствие, однако иные последствия недействительности сделки могут быть предусмотрены законом.

О выявлении конституционно-правового смысла пунктов 1 и 2 статьи 167 см. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 N 6-П, который признал не противоречащими Конституции Российской Федерации содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, поскольку данные положения — по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со статьей 302 ГК Российской Федерации — не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом.

В Определении КС России от 18 января 2005 г. N 23-О отмечено, что «последствия недействительности сделки предусмотрены положением данного (п. 2 комментируемой статьи) пункта, согласно которому каждая из сторон возвращает все полученное по сделке, т.е. стороны возвращаются в то имущественное положение, которое имело место до исполнения этой сделки; отсутствие в данной норме правила о возмещении одной стороне рыночной стоимости имущества на момент его возвращения при двусторонней реституции другой стороне не может рассматриваться как нарушающее равенство участников данных гражданско-правовых отношений и не обеспечивающее гарантии права частной собственности; вместе с тем названное законоположение не препятствует индексации подлежащих возврату денежных сумм с учетом инфляции, при этом как сам факт инфляции, так и размер возможной индексации могут быть установлены судом, рассматривающим соответствующий гражданско-правовой спор».

3. С учетом существа сделки суд может прекратить действие оспоримой сделки только на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК РФ). О подобном случае говорится и в п. 31 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

В частности, в нем сказано, что «при признании недействительной по иску лица, получившего денежную сумму, оспоримой сделки (займа, кредита, коммерческого кредита), предусматривавшей уплату процентов на переданную на основании этой сделки и подлежащую возврату сумму, суд с учетом обстоятельств дела может прекратить ее действие на будущее время; в этом случае проценты в соответствии с условиями сделки и в установленном ею размере начисляются до момента вступления в силу решения суда о признании оспоримой сделки недействительной; после вступления в силу решения суда проценты за пользование денежными средствами начисляются на основании п. 2 ст. 1107 части второй ГК РФ (в этой статье говорится о возмещении при неосновательном обогащении неполученных доходов)».

4. Пункт 4 комментируемой статьи, устанавливающий, что суд вправе не применять последствия недействительности сделки, если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности, был введен Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ.

Содержание понятий «основы правопорядка» и «нравственность» в общем виде раскрыто в Определении КС России от 8 июня 2004 г. N 226-О сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности, получили название антисоциальных. При этом КС отметил, что «понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений.

Статья 169 ГК Российской Федерации указывает, что квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т. е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий».

Таким образом, суд вправе не применять последствия недействительности антисоциальной сделки. Например, суд может не удовлетворить требование о двусторонней реституции при совершении притворной сделки, целью которой был уход от налогов.

Статья 167 ГК РФ Общие положения о последствиях недействительности сделки

1. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

3. Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

4. Суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Положения статьи 167 ГК РФ используются в следующих статьях:
  • Статья 169 ГК РФ Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности
    Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 ГК РФ. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом. Открыть статью
  • Статья 178 ГК РФ Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения
    6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 ГК РФ. Открыть статью
  • Статья 179 ГК РФ Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств
    4. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 — 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 ГК РФ. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки. Открыть статью
  • Статья 352 ГК РФ Прекращение залога
    7) в случае изъятия заложенного имущества (статьи 167, 327), за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 статьи 353 ГК РФ; Открыть статью
  • Статья 431.1 ГК РФ Недействительность договора
    3. В случае признания недействительным по требованию одной из сторон договора, который является оспоримой сделкой и исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, общие последствия недействительности сделки (статья 167) применяются, если иные последствия недействительности договора не предусмотрены соглашением сторон, заключенным после признания договора недействительным и не затрагивающим интересов третьих лиц, а также не нарушающим публичных интересов. Открыть статью
  • Статья 449 ГК РФ Основания и последствия признания торгов недействительными
    2. Признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги, и применение последствий, предусмотренных статьей 167 ГК РФ. Открыть статью

Признание сделки недействительной как способ защиты имущественных прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан

БАХМУТОВ А.В., Белгородский государственный университет, г. Белгород, аспирант кафедры гражданского права и процесса.

В настоящее время наблюдается тенденция увеличения числа сделок, действительность которых оспаривается их участниками или иными лицами после их совершения. Центральной проблемой, осложняющей рассмотрение судами названных споров, выступает несовершенство действующего законодательства. В частности, содержание статей § 2 гл. 9 ГК РФ, допускающих различное толкование недействительных сделок, ставит многочисленные вопросы перед учеными и практиками. Так, ГК РФ не содержит определения понятия недействительной сделки. Традиционно в теории гражданского права под недействительными сделками понимают действия физических и юридических лиц, хотя и направленные на установление, изменение или прекращение гражданского правоотношения, но не создающие этих последствий вследствие несоответствия совершенных действий требованиям закона. Существуют и иные подходы. Н.В. Рабинович отмечала, что недействительные сделки являются действиями неправомерными, они поэтому и признаются недействительными, что противоречат нормам права. Правомерность должна рассматриваться как непременный признак не сделки вообще, а только действительной сделки <1>. Разделяя эту точку зрения, Ф.С. Хейфец подчеркивает, что недействительная сделка является правонарушением. Отсутствие в системе гражданского права категории неделиктных правонарушений свидетельствует о том, что она должна быть разработана <2>. В.П. Шахматов, напротив, рассматривая недействительные сделки, обращал внимание на то, что зачастую такие сделки не заключают в себе ничего противозаконного <3>.

———————————

<1> См.: Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 11.

<2> См.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С. 15.

<3> См.: Шахматов В.П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. Томск, 1966. С. 11.

Определенную специфику признания сделок недействительными имеют случаи, когда сделка совершается недееспособным или ограниченно дееспособным. В повседневной жизни недееспособные и ограниченно дееспособные граждане не изолированы от общества, они ежедневно участвуют в гражданском обороте: покупают продукты питания, пользуются услугами розничной торговли, оплачивают проезд в транспорте и т. п. В таких случаях говорить о неправомерном действии не вполне корректно. Недееспособная сторона не способна понимать значения своих действий, следовательно, ставить ей в вину или запрещать совершение сделок неразумно. В свою очередь, другая сторона таких сделок может и не знать о юридическом статусе контрагента.

Недействительность сделки может и не быть санкцией за ее неправомерность (например, недействительны односторонние сделки, совершенные недееспособным гражданином, действия которого вообще не могут быть неправомерными и, следовательно, влечь за собой применение юридических санкций). Кроме того, закон прямо устанавливает, что сделки недееспособных и ограниченно дееспособных граждан могут быть полезными и признаваться действительными. Согласно п. 2 ст. 171 ГК РФ в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина. Например, ограниченно дееспособный гражданин без соответствующего разрешения попечителя купил квартиру для постоянного проживания по сходной цене у людей, срочно выезжающих за рубеж, либо квартиру ему подарили. Орган опеки и попечительства может возражать против такой сделки, хотя очевидно, что ограниченно дееспособный гражданин в данном случае не только не понес никакого ущерба, но и выгодно приобрел квартиру, обеспечив себя и свою семью жилплощадью. В таких случаях обязательность признания сделки недействительной может обернуться в карательную санкцию, которая лишит ограниченно дееспособного гражданина всех выгод, полученных по такой сделке <4>. Нет необходимости возводить требования о согласии законного представителя в неустранимое правило, несоблюдение которого влечет за собой ничтожность сделки. Такие сделки должны быть признаны оспоримыми, а не ничтожными, так как их недостаток в любое время может быть устранен согласием на них попечителя.

———————————

<4> См. : Томилин А. Ничтожные и оспоримые сделки: трудности правоприменительной практики // Хозяйство и право. 1998. С. 107.

В российском законодательстве сделки полностью недееспособных рассматриваются как ничтожные (ст. 171 ГК РФ). Сделки, совершенные ограниченно дееспособными без согласия законных представителей, рассматриваются в качестве оспоримых (ст. 176 ГК РФ). Н. Растеряев, определяя общий признак недействительности для всех сделок, отмечает, что некоторый желаемый результат не происходит или если и происходит — не в желательном объеме <5>. Ничтожная сделка не порождает правовых последствий в том смысле, что не имеет места тот правовой эффект, на достижение которого была направлена сделка. В то же время она порождает отрицательные правовые последствия: обязанность возвратить полученное по ничтожной сделке. Появление правил о ничтожных сделках направлено на придание участникам гражданского оборота большей оперативности и самостоятельности в защите своих прав и в пресечении нарушений закона.

———————————

<5> См.: Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. СПб., 1901. С. 4.

«Смысл признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, — пишет В.А. Артемов, — состоит в защите нарушенного права каждой из сторон незаконной сделки» <6>. С точки зрения гражданского и гражданско-процессуального законодательства сделка может быть недействительной, только если она нарушает чьи-либо права. Следовательно, для того чтобы признать сделку недействительной, достаточно установить нарушение чьих-либо прав заключением данной сделки вне зависимости от того, нарушает ли эта сделка нормы права. Единственный вид ничтожных сделок, который должен иметь формальный состав, — это когда одна из сторон сделки недееспособна или ограничена в дееспособности.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.В. Артемова «Недействительность сделок и их последствия: некоторые аспекты» включена в информационный банк согласно публикации — «Юрист», 2002, N 6.

<6> Артемов В.А. Недействительность сделок и их последствия: отдельные аспекты // Хозяйство и право. 2002. N 9. С. 115.

Представляется, что не всякие сделки, совершенные гражданином, ограниченным в дееспособности (ст. 176 ГК РФ), могут быть признаны недействительными, а лишь те, которые касаются распоряжения имуществом. Поэтому, предположим, договор подряда, заключенный такими лицами в качестве подрядчика, не может быть признан недействительным из-за отсутствия согласия попечителя. Такое положение не отвечает интересам гражданина, ограниченного в дееспособности. Заключение договора, не связанного с распоряжением имуществом такого гражданина, также может быть крайне нежелательным, чего гражданин может и не осознавать. Тот же договор подряда может предусматривать невыгодные для гражданина условия (причем не только имущественные, но и касающиеся условий выполнения работ), и его заключение может повлечь за собой неблагоприятные последствия как для самого гражданина, так и для его семьи (низкая цена договора при чрезмерной занятости, необходимость нахождения вне семьи в ночное и вечернее время и т. п.).

Кроме того, норма п. 1 ст. 176 ГК РФ явно не согласуется с правилами п. 1 ст. 30 ГК РФ, где говорится о том, что все сделки, кроме мелких бытовых, гражданин может совершать лишь с согласия попечителя. Таким образом, без согласия попечителя ему нельзя совершать не только сделки по распоряжению имуществом, но и все иные сделки, не являющиеся мелкими бытовыми. Возникает вопрос о юридических последствиях остальных сделок без согласия попечителя, которые не связаны с распоряжением имуществом: должны ли они считаться действительными? На наш взгляд, такие сделки также должны считаться оспоримыми. Несогласованность п. 1 ст. 176 ГК РФ и п. 1 ст. 30 ГК РФ может быть устранена путем внесения соответствующих изменений. В п. 1 ст. 176 следует прямо установить, что все сделки, за исключением мелких бытовых, совершенные ограниченно дееспособным гражданином без согласия попечителя, могут быть признаны недействительными. Это можно сделать путем исключения из п. 1 ст. 176 ГК РФ словосочетания «по распоряжению имуществом».

Отсутствие полноценной воли у недееспособных граждан резюмируется в силу закона. Предоставлять этим гражданам право оспаривания сделки невозможно. Поэтому в их интересах назначаются субъекты (законные представители, попечители), которые призваны восполнить их волю при совершении юридически значимых действий. В таком замещении законный представитель сам совершает сделку от имени недееспособного гражданина. В этом случае волеизъявление представителя непосредственно входит в состав самой сделки и без такого волеизъявления сделка не считается заключенной.

Статьи 167 — 179 ГК РФ устанавливают различные правовые последствия частично или полностью исполненных или недействительных сделок, при этом правовые последствия меняются в зависимости от оснований недействительности сделок.

Общим требованием для этих сделок является обязанность дееспособной стороны помимо исполнения общего требования по недействительным сделкам (обязанность каждой из сторон возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость) возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения недействительной сделки. Такая обязанность возлагается на дееспособную сторону лишь в том случае, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Практика же показывает, что в ряде случаев определить, является гражданин дееспособным или нет, проблематично. Возраст, поведение лица или состоявшееся решение суда о признании гражданина недееспособным (ограниченно дееспособным), являющиеся основаниями недействительности сделок, не зависят от воли сторон, т.е. имеют объективный характер. В данном случае необходимо доказать, что при совершении сделки дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Факт осведомленности недееспособной стороны может подтвердить лишь информация о том, что дееспособный гражданин знакомился с соответствующими документами, знал о возрасте, о ранее существовавших судебных решениях и т.п., но никак не оценочное предположение гражданина о совершении сделки с недееспособным.

Необходимость виновной стороны возместить реальный ущерб, причиненный совершением недействительной сделки, встречается как в ничтожных (ст. 171 ГК РФ), так и в оспоримых сделках (ст. 176 ГК РФ), что обусловлено особенностями каждого конкретного состава недействительных сделок <7>. Причем для защиты прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан Н.Д. Шестакова предлагает ввести начисление процентов, дополнив ч. 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ после слов «возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб», словами «а также уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами» <8>. Распространение данной формулировки целесообразно в случаях недействительности сделки, совершенной ограниченно дееспособным гражданином (ст. 176 ГК РФ). Сделки, которые указанные категории граждан могут совершать самостоятельно, например мелкие бытовые сделки, не могут быть признаны недействительными.

———————————

<7> См.: Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М., 2003. С. 221.

<8> Шестакова Н. Д. Недействительность сделок. СПб., 2001. С. 79.

Касаясь сущности такого способа защиты прав, как признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки, следует отметить, что данный способ представляет собой разновидность реализации такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Обоснованность этого вывода подтверждает закрепленная законодателем норма, содержащая положение о том, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в денежном выражении.

Каковы правовые последствия сделок, заключенных в нарушение требований Закона № 223-ФЗ?

Каковы правовые последствия сделок, заключенных в нарушение требований Закона № 223-ФЗ?

Ответ: В соответствии с п. 1 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Ранее (до 1 сентября 2013 г.) действовало противоположное правило: сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу была ничтожна, если законом не было установлено, что она оспорима, или не были предусмотрены иные последствия нарушения (ст. 168 ГК РФ в прежней редакции).

Изменения направлены, в частности, на то, чтобы по возможности обеспечить стабильность оборота и сохранить юридическую силу совершенной и исполненной сделки, даже если она обладает юридическим дефектом. Для случаев, когда сторона знала о юридических недостатках сделки, но тем не менее пыталась впоследствии ее оспорить, установлено правило о недобросовестности этой стороны. Так, лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно (абз. второй п. 1 ст. 167 ГК РФ).

Оспоримая сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц (п. 1, 2 ст. 166 ГК РФ).

Согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Однако важно обратить внимание на специальную норму п. 2 ст. 168 ГК РФ о том, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Таким образом, нельзя исключать вероятность того, что сделка, совершенная в нарушение требований Закона о закупках, может быть квалифицирована судом как посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Следует отметить, что в судебно-арбитражной практике до настоящего времени не было прецедентов признания сделок, совершенных в нарушение требований Закона о закупках, недействительными, хотя попытки подобного оспаривания уже предпринимались (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.01.2014 г. по делу № А19-2882/2013; постановление ФАС Московского округа от 09.01.2014 г. № Ф05-16674/2013 по делу № А40-40619/13-27-394; постановление ФАС Уральского округа от 21.01.2014 г. № Ф09-13898/13 по делу № А60-46784/2012).

Таким образом, правовым последствием сделки, заключенной с нарушением требований, установленных Законом о закупках, является ее оспоримость. Однако, нельзя исключать риск квалификации судом данной сделки в качестве ничтожной как посягающей на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (подобной практики в настоящее время еще нет).

Опубликовано: Аукционный вестник, 2014, № 187

Запись в ЕГРН об оспоримости сделки, последствия оспоримой сделки.

 

Оспоримой называется сделка, которая недействительна в силу признания ее таковой судом по требованию уполномоченного лица, которое может быть предъявлено в течении одного года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (ст. 166 Гражданского кодекса РФ).

Федеральным законом от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» внесены изменения в осуществление процедур проведения государственной регистрации в отношении оспоримых сделок. Ранее по таким сделкам, например, при отсутствии согласия супруга при отчуждении объекта или отсутствия согласия залогодержателя при отчуждении заложенного имущества, принималось решение о приостановлении, и при непредставлении необходимых документов принималось решение об отказе в проведении государственной регистрации.

С 01.01.2017 года сделки при отсутствии согласия третьих лиц, органа юридического лица или государственного органа, либо органа местного самоуправления (если такие сделки не являются в силу закона ничтожными) подлежат государственной регистрации. Необходимо отметить, что при регистрации перехода права на нового собственника в Едином государственном реестре недвижимости (далее – ЕГРН), будет внесена запись об отсутствии необходимого согласия при совершении сделки.

Таким образом, заинтересованное лицо будет считаться информированным о соответствующем сроке сделки. В дальнейшем лицо, чьи права нарушены, может оспорить все последующие сделки в судебном порядке.

Выписки из ЕГРН об основных характеристиках и зарегистрированных правах на объект недвижимости, об объекте недвижимости также будут содержать сведения об осуществлении государственной регистрации сделки, права, ограничения права без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа (запись об оспоримости сделки).

Многие граждане после проведения государственной регистрации обращаются с вопросом как можно погасить такую запись в ЕГРН и предоставляют согласие третьего лица для того, чтобы исключить запись из ЕГРН. Согласно закону такая запись никак не погашается и будет содержаться в ЕГРН всегда.

Данная запись означает, что на момент проведения регистрационных действий не было представлено заявителями в орган регистрации необходимое в силу закона согласие третьего лица или органа. Возможно, необходимое согласие было у участников сделки, но они его в орган регистрации не представили.

Управление Росреестра напоминает гражданам, что в целях защиты их прав и законных интересов при заключении сделок и подаче документов в орган регистрации необходимо обращать внимание на наличие или отсутствие такого согласия и о возможных последствиях его отсутствия. Вопрос о наличии или отсутствии согласия должен выясняться сторонами сделки самостоятельно в момент заключения сделки, а не потом, когда такая запись появится в ЕГРН.

Что нужно знать о Едином законе об оспоримых сделках

В прошлом году Национальная конференция уполномоченных по единообразным законам штатов («NCCUSL») представила один из своих последних проектов — Единый закон об оспоримых сделках («UVTA»). [I] Согласно веб-сайту NCCUSL, [ii] типовой закон уже принят в восьми штатах, включая Калифорнию (где он вступает в силу 1 января 2016 г.), и введен в действие в четырех других, включая Массачусетс. .

Первое, что нужно знать о UVTA, это то, что это Единый закон о мошеннических передачах («UFTA») [iii] с новым названием и юридическим эквивалентом свежей краски. В длинной статье о разработке типового устава [iv] репортер редакционного комитета NCCUSL профессор Кеннет К. Кеттеринг описывает типовой устав как «UFTA, переименованный и слегка измененный». Однако какими бы легкими ни были поправки, Кеттеринг отмечает, что они «достаточно значительны, чтобы привлечь внимание» [v] — достаточно значительны, по крайней мере, чтобы оправдать его публикацию 57-страничной обзорной статьи по этому вопросу. .Обширные «Официальные комментарии», которые были обнародованы NCCUSL вместе с типовым уставом, также дают некоторое представление о размышлениях составителей, но статья профессора Кеттеринга гораздо более откровенна о причинах предлагаемых изменений в законе. Поэтому всем, кто хочет узнать всю историю, следует ознакомиться со статьей профессора Кеттеринга. Вместо этого мы постараемся просто описать наиболее существенные положения нового или, по крайней мере, усовершенствованного модельного устава.

Новая номенклатура

Во всем типовом законе, а не только в названии, термин «мошенническая передача» заменен термином «оспоримая сделка».Составители считали, что продолжающееся использование слова «мошеннический» в связи с законом вводит в заблуждение, поскольку виды сделок, которые обычно описываются как связанные с «конструктивным мошенничеством» (те, в которых неплатежеспособный должник осуществляет перевод или берет на себя обязательство меньше, чем разумно эквивалентная стоимость) не связаны с каким-либо мошенничеством, и даже операции, описываемые как «фактические мошеннические переводы» (совершенные «с намерением воспрепятствовать, задержать или обмануть» кредиторов), не обязательно связаны с мошенническими намерениями.

Эта неправильная маркировка имела некоторые реальные последствия. Иногда, например, суды ошибочно применяли повышенные требования к заявлению о «мошенничестве» к жалобам на существование мошеннической передачи или требовали от истца доказать свою правоту с помощью более строгого стандарта доказывания, чем обычно применяются в гражданских исках. Чтобы попытаться предотвратить такие ошибки, составители фактически исключили из закона слова «мошенничество» и «мошенничество».

Новое правило выбора права

Суды почти буквально объездили всю карту, пытаясь определить, закон какой юрисдикции следует применять в соответствии с UFTA.По словам профессора Кеттеринга, «[не]возможность предсказать, какая юрисдикция оспорит закон о передаче будет применяться», увеличивает транзакционные издержки и, если дело когда-либо дойдет до суда, судебные издержки. [vi]

Соответственно, в разделе 10 УВТА изложена норма о выборе права, которая должна применяться во всех случаях в соответствии с законом. Он указывает, что оспоримое требование по сделке регулируется правом юрисдикции, в которой должник «находится» на момент совершения оспариваемой передачи или возникновения оспариваемого обязательства.Для этого должник-физическое лицо «находится» по основному месту жительства физического лица, а должник-организация «находится» по его месту нахождения, если оно имеет только одно, а если имеет более одного места бизнеса, в его главном исполнительном органе.

Это правило, хотя и полезное, не устраняет все потенциальные споры о местонахождении должника. (Аналогичные правила, касающиеся местонахождения должника в соответствии со статьей 9 Единого коммерческого кодекса, на протяжении многих лет вызывали серьезные судебные разбирательства.) Тем не менее, это сужает область потенциального спора, если стороны вступают в судебный процесс, и дает транзакционным юристам важные рекомендации, если не всегда окончательный ответ на вопросы выбора права.

Основное значение этого правила выбора права заключается в том, что, когда применяется UVTA, те, кто ведет дела с должником, должны быть готовы проанализировать потенциальную оспоримость сделки в соответствии с законодательством юрисдикции, в которой находится должник, а не , например, юрисдикция, в которой находится передаваемое имущество.

Другим значением этого правила выбора права является то, что в юрисдикции, которая приняла УВТА, суды будут рассматривать закон о расторжении договора в зависимости от местонахождения должника, независимо от того, находится ли он в другом штате или даже в другой стране. По словам профессора Кеттеринга, это так, даже если закон местонахождения должника «принизил» или фактически отменил его законы о расторжении сделок, чтобы способствовать «трастам защиты активов» или «туризму активов» [vii]

Новые изменения определения неплатежеспособности

Независимо от того, был ли цедент «неплатежеспособным» во время передачи, это не является существенным элементом в случаях, когда передача осуществляется с «намерением воспрепятствовать, задержать или обмануть» кредиторов, но во многих, возможно, в большинстве случаев, при мошенничестве закон о передаче прав не содержал заявлений о намерении воспрепятствовать, задержать или обмануть. Вместо этого эти дела включают сочетание двух факторов: во-первых, отсутствие разумно эквивалентной стоимости (или, говоря более старым языком, справедливого возмещения) и, во-вторых, некоторая форма неплатежеспособности.

Таким образом, определение «несостоятельности» всегда было одним из краеугольных камней закона о мошеннической передаче прав. Неудивительно, что UVTA оставляет определение «неплатежеспособности» UFTA практически без изменений, но вносит в него некоторые изменения.

Во-первых, в Разделе 2(а) определение переформулировано, чтобы прояснить, что, если дело о несостоятельности связано с тем, что у должника больше обязательств, чем активов, как обязательства, так и активы должны подлежать «справедливой оценке».» Согласно Официальным комментариям к Разделу 2, «не предполагается изменение смысла».

Во-вторых, в Разделе 2(b) УВТА изменяет формулировку положения, касающегося неплатежеспособности на основании неуплаты долгов при наступлении срока их погашения. В UFTA неплатежеспособность неопровержимо предполагается на основании такого несостоятельности. УВТА разъясняет, что для целей применения этой презумпции суд должен игнорировать долги, являющиеся предметом добросовестного спора. Согласно Официальным комментариям к Разделу 2, «[t] это было предполагаемым значением языка» в предыдущем типовом законе.(Следует отметить, что презумпция возлагает на ответчика бремя доказывания того, что отсутствие неплатежеспособности более вероятно, чем ее наличие.)

Наконец, и это наиболее существенно, хотя и UFTA, и Кодекс о банкротстве содержат специальные определения термина «неплатежеспособный» в случае товариществ, UVTA отменяет этот особый режим и подвергает товарищества такому же тесту на несостоятельность, как и других должников. (Для определения несостоятельности UFTA и Кодекс о банкротстве добавляют к стоимости активов товарищества совокупную чистую стоимость основных партнеров товарищества; UVTA этого не делает.)

Новое распределение бремени доказывания

UFTA ничего не говорит о том, какая сторона должна нести бремя доказывания в случаях мошеннической передачи или какой стандарт доказывания должен требовать суд. UVTA заполняет пробелы в этих вопросах.

Что касается бремени доказывания, Раздел 8(g) Закона о защите окружающей среды возлагает на кредитора-истца бремя доказывания по следующим вопросам:

  • В отношении Раздела 8(b):
    • Доказательство стоимости переданного актива или суммы требования кредитора, в зависимости от того, что меньше.
    • Доказательство того, что ответчик был первым правопреемником («Первоначальный правоприобретатель») или лицом, в пользу которого была осуществлена ​​передача, либо являлся непосредственным или опосредованным правоприобретателем Первоначального правоприобретателя («Последующее правопреемник»).
  • В отношении Раздела 8(c), если суждение основано на стоимости переданного актива, подтверждение стоимости актива на момент передачи (с учетом корректировки, которая может потребоваться в отношении акций).

Что касается бремени доказывания, Раздел 8(g) UVTA возлагает на ответчика-правоприобретателя (или, где применимо, кредитора) бремя доказывания по следующим вопросам:

  • В отношении Раздела 8(а), доказательство того, что Первоначальный правопреемник (или кредитор) принял добросовестно и за разумно эквивалентную стоимость, переданную должнику. (Примечание: квалификация о том, что стоимость должна быть указана именно «должнику», добавлена ​​UVTA.)
  • В отношении Раздела 8(b)(ii)(A) ​​или (B), если ответчик был Последующим правопреемником, доказательство того, что такой Последующий правоприобретатель был либо добросовестным правоприобретателем, принявшим за стоимость («Добросовестный последующий правопреемник ») или непосредственным или опосредованным правопреемником Добросовестного Последующего правопреемника.
  • В отношении раздела 8(d), доказательство того, что правопреемник (или кредитор) является «добросовестным правоприобретателем или кредитором», имеющим право, в пределах стоимости, переданной должнику, на (1) право удержания или право удержания проценты на переданный актив, (2) принудительное исполнение принятого обязательства или (3) уменьшение суммы ответственности по судебному решению.
  • В отношении Раздела 8(e), доказательство того, что передача, которая предположительно может быть аннулирована как то, что мы привыкли называть «заведомо мошеннической передачей» или как аннулируемая инсайдерская передача, на самом деле не может быть аннулирована, поскольку она является результатом (1) определенные виды прекращения аренды или (2) принудительное исполнение обеспечительного интереса в соответствии со статьей 9 (кроме принятия всего или части залога).
  • В отношении пункта 8(f) доказательство того, что передача инсайдеру, которая в противном случае была бы оспорима, не считается оспоримой, поскольку (1) инсайдер присвоил должнику новую стоимость после получения передачи (и не может быть оспорена только в той мере, в какой такая новая стоимость), (2) передача была осуществлена ​​в ходе обычной коммерческой или финансовой деятельности должника и инсайдера, или (3) передача была осуществлена ​​«в результате добросовестных усилий по реабилитации должника и передача обеспечивала текущую стоимость, предоставленную для этой цели, а также предыдущий долг должника.

Новый установленный законом стандарт доказательства

Раздел 8(h) устанавливает, что «стандарт доказывания, необходимый для установления фактов, упомянутых в этом разделе, представляет собой преобладание доказательств». Это предназначено для отмены судебных решений, которые применяли более строгий стандарт доказывания к делам, связанным с «фактически мошенничеством» или даже, в некоторых случаях, с «конструктивным мошенничеством».

Новые положения об организациях серии

Возможно, самым большим нововведением в УВТА является Раздел 11, который касается относительно нового типа бизнеса, известного как «серийная организация».«Серийная организация» — это организация, организационные документы которой разрешают ей создавать особые обязательства, которые могут быть удовлетворены только за счет определенных активов организации, и чьи другие обязательства не могут быть удовлетворены за счет этих защищенных активов. По словам профессора Кеттеринга, двенадцать штатов, округ Колумбия и Пуэрто-Рико приняли законы, разрешающие создание серийных организаций (хотя не во всех таких законах используется термин «серийная организация»), и большинство из них применяются к компаниям с ограниченной ответственностью. или ООО, но теоретически любой тип коммерческой организации может быть серийной организацией. [viii ]

В соответствии с текущим положением закона неясно, следует ли рассматривать защищенную серию, созданную серийной организацией, как отдельное юридическое лицо (по аналогии с дочерней компанией) или рассматривать как часть организации как целое (аналог корпоративного подразделения). [ix] Это создает некоторые интересные проблемы в контексте закона о мошеннической передаче или оспоримых сделках.Как заметил профессор Кеттеринг, если «серия не является юридическим лицом, то никакая передача принадлежащего ей имущества другой серии или «базовому судну» не может быть оспоримой передачей в соответствии с UFTA». [х]

Чтобы решить эти проблемы, UVTA указывает в Разделе 11(b), что «организация серии и каждая защищенная серия организации является отдельным лицом для целей настоящего [Закона], даже если для других целей защищенная серия не является лицом, отдельным от организации или другого защищенного ряда организации.

NCCUSL отмечает, что это положение должно быть принято даже в штатах, которые не разрешают создание охраняемых сериалов, на том основании, что в соответствии с нормами права суду может потребоваться применить право другой юрисдикции, которое разрешает создание охраняемых сериалов. ряд.

Примечание о Калифорнии и единообразии

Примечательно, что Калифорния, крупнейший штат страны, ввел в действие УВТА. [xi] Закон вступает в силу вместо Закона о свободной торговле с 1 января 2016 г. в разделах 3439 и др.сл. Гражданского кодекса Калифорнии.

Однако не менее важно и то, что Калифорния не приняла УВТА в полном объеме. Например, он не принял Раздел 11, касающийся серийных организаций, и не ввел в действие положения UVTA об избежании «предпочтения инсайдеров», которые были практически дословно перенесены из UFTA (Калифорния также не приняла эти положения UFTA) [xii] , и он сохранил некоторые неединообразные положения, которые ранее были включены в калифорнийскую версию UFTA. [xiii]

Тем не менее, Калифорния ввела в действие правила выбора закона UVTA в новом штате Калифорния. Раздел 3439.10 Гражданского кодекса, в результате чего, в зависимости от юрисдикции, в которой считается, что находится должник, суды Калифорнии и кредиторы Калифорнии могут обратиться к законам такой юрисдикции, как Делавэр (где все еще действует UFTA, но также разрешается создание защищенных серий) или в Нью-Йорке (в котором до сих пор действует типовой закон, предшествовавший UFTA, Единый закон о мошеннических перевозках, обнародованный в 1918 году). В этой связи остается открытым вопрос, действительно ли Единый закон об оспоримых сделках является шагом к дальнейшему единообразию.


[ i] http://www.uniformlaws.org/shared/docs/Fraudulent%20Transfer/2014_AUVTA_Final%20Act.pdf

[ii] http://www.uniformlaws.org/Act.aspx?title=Поправки к Закону о недействительных сделках (2014 г.) – Ранее Закон о мошеннических передачах

[iii] http://www.uniformlaws.org/Act.aspx?title=Закон о мошеннических передачах – теперь известный как Закон о недействительных сделках

[iv] Кеттеринг, «Единообразный закон об оспоримых сделках; или Поправки 2014 года к Единому закону о мошеннической передаче прав», 70 Bus. Закон. 777 (2015) (далее именуемый «Кеттеринг»).

[v] Кеттеринг по телефону 779.

[vi] Кеттеринг по телефону 795.

[vii] Кеттеринг, тел. 801.

[viii] Кеттеринг 828-829.

[ix] Рутледж, «Опять же, из-за отсутствия теории: вызов «серии» закону об организации бизнеса», 46 Am. Автобус. LJ 311 (2009).

[x] Кеттеринг на 830.

[xi] Кал. SB № 161, поданная Государственному секретарю штата Калифорния 2 июля 2015 г.

[xii] Сравните раздел 5(b) UFTA и раздел 5(b) UVTA с разделом 3439 Гражданского кодекса Калифорнии.05.

[xiii] Сравните, например, Раздел 7 UVTA (Средства правовой защиты кредитора) с Разделом 3439.07 Гражданского кодекса Калифорнии (как в его текущей версии, вдохновленной UFTA, так и в ее будущей версии, вдохновленной UVTA).

Руководство по корпоративным оспоримым сделкам

 

Что такое оспоримая сделка?

Оспоримая сделка — это выплата денег, передача имущества или иная сделка из активов компании связанной или несвязанной третьей стороне, которая либо происходит в то время, когда компания была неплатежеспособной, либо иным образом наносит ущерб компании.

Ответственность ликвидатора состоит в том, чтобы распределить активы компании, обеспечив при этом, чтобы ни один кредитор не оказался в несправедливом преимуществе или невыгодном положении. Если оспоримая сделка имела место до назначения ликвидатора, то ликвидатор имеет право избежать этих сделок в соответствии с Законом о корпорациях 2001 года (Cth), чтобы обеспечить справедливое распределение активов между кредиторами.

Для всех оспоримых требований по сделке у Ликвидатора есть более поздний из трех лет с момента первого назначения в качестве Администратора, Ликвидатора или первого возбуждения дела о ликвидации компании (определяется ниже как дата возврата) или 1 год с момента, когда Ликвидатор сначала назначается ликвидатором для открытия производства по оспоримой сделке.

Наши ресурсы в приведенном ниже Руководстве по корпоративным оспоримым сделкам помогут вам понять наиболее важные аспекты оспоримых сделок.

 

Несправедливые предпочтения

Несправедливые преференции являются наиболее распространенным типом оспоримой сделки и имеют место, когда кредитор получил преимущество перед другими кредиторами, получив платеж (или другой тип сделки) по своим непогашенным обязательствам, и делает это в обстоятельствах, когда он знал или должен был знали, что компания неплатежеспособна.

Элементы несправедливых преференций — см. FAQ по Voidables

 

Некоммерческие операции

Некоммерческая сделка относится к сделкам, заключенным компанией, в которых можно ожидать, что разумное лицо в обстоятельствах компании не заключило бы сделку, принимая во внимание ее выгоды и/или ущерб для компании. В соответствии с Законом о корпорациях от 2001 г. (Cth) ликвидаторы имеют право аннулировать такие сделки.

Элементы некоммерческих транзакций — см. часто задаваемые вопросы о Voidables

 

Необоснованные сделки, связанные с директором

Аналогично иску о некоммерческой сделке необоснованная сделка, связанная с директором, возникает, когда сделка совершается директором или близким сотрудником компании в обстоятельствах, когда можно ожидать, что разумное лицо в обстоятельствах компании не будет вступил в сделку. Опять же, суд учитывает выгоды и/или убытки компании от заключения сделки.В соответствии с Законом о корпорациях от 2001 г. (Cth) ликвидаторы имеют право избегать таких сделок.

Основные различия между необоснованной сделкой, связанной с директором, и иском о некоммерческой сделке заключаются в том, что:

  1. Для возникновения необоснованной сделки, связанной с директором, должен быть вовлечен директор или близкий партнер;
  2. Сделка не обязательно должна быть заключена, когда компания была неплатежеспособной – это означает, что Ликвидатору не нужно предпринимать усилия по доказыванию неплатежеспособности; и
  3. Период обратной связи составляет 4 года.
Элементы необоснованных транзакций, связанных с директором — см. наш Часто задаваемые вопросы о недействительных вещах

 

Несправедливые кредиты

Недобросовестные ссуды могут возникать в обстоятельствах, когда ссуда компании является несправедливой и соответствует одному из следующих критериев (как указано в статье 588FD Закона о корпорациях 2001 года (Cth)):

  • Проценты по ссуде были грабительскими, когда ссуда была сделана, или с тех пор стала грабительской из-за изменения; или
  • Плата за ссуду была грабительской, когда ссуда была предоставлена, или с тех пор стала грабительской из-за изменения, даже если проценты или сборы больше не являются грабительскими.

Ликвидатор, подающий иск в суд в соответствии со статьей 588FF Закона о корпорациях 2001 г. , в отношении несправедливого кредита не должен определять, была ли компания неплатежеспособной на момент заключения кредита, и требование зависит от обстоятельств и фактов. дела.

Чтобы ликвидатор успешно предъявил кредитору несправедливый иск по кредиту, ликвидатор должен показать, что события, предшествовавшие и во время заключения кредитного соглашения, кредитор вымогал деньги у заемщика.

По нашему опыту, это очень трудно доказать.

 

Защита оспоримых сделок

Основные возражения против оспоримой сделки:

  • Добросовестная защита;
  • Текущая защита баланса счета;
  • Кредитор-ответчик является обеспеченным кредитором; и
  • Доктрина конечного эффекта или «защита арендодателя».

Другие аргументы, с которыми мы столкнулись против исков, которые мы подали:

  • Платежеспособность;
  • Справедливые залоговые права;
  • Зачет в соответствии с недавним комментарием к прецедентному праву;
  • Оговорки об оплате; и
  • Договоры факторинга.

Если у вас есть какие-либо вопросы относительно этих возможных средств защиты, позвоните нашим специалистам SV Voidables по телефону 1800 246 801.

Wilson Harle — Уменьшение не требуется для аннулируемых сделок

В Робот. Jones Holdings Limited v McCullah [2019] NZSC 86 Верховный суд подтвердил, что требования, изложенные в статье 294 Закона о компаниях 1993 года («Закон »), — это все, что требуется для признания несостоятельной сделки недействительной.В частности, Верховный суд подтвердил отсутствие дополнительного принципа общего права, согласно которому сделка должна была уменьшить чистый пул активов, доступных кредиторам.

Предыстория

Robt Jones Holdings Limited (« RJH ») сдала имущество в аренду компании Northern Crest Investments Limited (« NC »), компании, связанной с обанкротившейся группой Blue Chip. Когда NC просрочила арендные платежи, RJH получила платежи от двух дочерних компаний NC, причем платеж, адресованный Верховным судом, назывался платежом MSh3. Платеж MSh3 был получен RJH в течение 2 лет после ликвидации NC, и ликвидатор попытался отменить платеж в соответствии со статьей 292 на том основании, что это была неплатежеспособная сделка. Ликвидатор добился успеха в Высоком суде и Апелляционном суде.

К тому времени, когда дело дошло до Верховного суда, было признано, что платеж МШ3 соответствует всем требованиям к оспоримой неплатежеспособной сделке в статье 292. Это была сделка, заключенная НК в то время, когда она была не в состоянии выплатить причитающиеся долги. , произошло в течение указанного периода, и в результате RJH получила больше, чем в противном случае получила бы при ликвидации.Соответственно, если бы требования статьи 292 были исчерпывающими, то для отмены платежа МШ3 больше не требовалось.

Апелляция

Суть доводов RJH в апелляции заключалась в следующем:

  1. В дополнение к требованиям, указанным в статье 292, для признания сделки оспоримой она должна привести к уменьшению пула активов, доступных необеспеченным кредиторам при ликвидации. Утверждалось, что это принцип общего права, который пережил реформы, введенные Законом.
  2. Поскольку выплата МШ3 немедленно заменила задолженность НК перед RJH на эквивалентную задолженность перед дочерней компанией, пул активов, доступных при ликвидации, не уменьшился.

Со своей стороны, ликвидаторы утверждали, что статья 292 является исчерпывающей и требует только, чтобы получатель неплатежеспособной сделки получил больше, чем в противном случае получил бы при ликвидации. Закон был призван заменить и упростить предыдущий режим корпоративной несостоятельности, и добавление дополнительного принципа общего права помимо требований статьи 292 помешало бы достижению этой цели.Ликвидаторы также указали три потенциально значительных последствия, которые вытекали бы из принятия требования о сокращении по общему праву:

  1. Простота режима корпоративной несостоятельности будет поставлена ​​под угрозу. Предполагалось, что этот режим будет кратким и экономически эффективным, но требование к ликвидаторам доказать, что сокращение было вызвано, потребует подробной информации об источнике платежей.
  2. Требование уменьшения суммы может создать проблемы для платежей, осуществляемых с необеспеченного счета овердрафта в течение указанного периода.Такие платежи, по определению, финансируются за счет банковского долга, и, следовательно, не происходит уменьшения, поскольку сокращение долга перед получателем компенсируется одновременным увеличением долга перед банком. Это создало бы значительные практические сложности для ликвидаторов, особенно в случае, когда с одного и того же банковского счета в быстрой последовательности осуществляются многочисленные платежи, некоторые из которых могли быть совершены, когда счет был в кредите, а другие — во время овердрафта.
  3. Это создаст искусственность.Ликвидатор указал, что, если бы дочерняя компания NC предоставила NC средства, необходимые для выплаты RJH, а не выплатила RJH напрямую, технически произошло бы уменьшение активов NC. Однако экономический эффект был бы точно таким же, и для проведения различия между ситуациями не было оправдания государственной политики.

Решение

Верховный суд единогласно отклонил доводы RJH и постановил, что от ликвидатора не требуется дополнительных доказательств того, что платеж уменьшил активы компании.Его причины можно резюмировать следующим образом:

  1. Ключевыми целями политики, лежащими в основе статьи 292, являются равенство кредиторов и сдерживание кредиторов, чтобы предотвратить гонку между кредиторами за получение платежа накануне банкротства. Предотвращение сокращения пула активов больше не было главной целью политики.
  2. В тексте статьи 292 не было ничего, что указывало бы на то, что уменьшение активов должно существовать как дополнительное требование сверх тех, которые прямо указаны в разделе.Не было ничего, что указывало бы на то, что определение «неплатежеспособной сделки» в статье 292(2) было неполным, и, следовательно, не было места для прочтения дополнительного требования общего права.
  3. В то время как исторические положения требовали рассмотрения намерения, статья 292 была сосредоточена исключительно на последствиях транзакций. В этом контексте следует рассматривать решения властей, принятые при предыдущих режимах.
  4. Дополнительное требование о сокращении по общему праву привело бы к значительной дополнительной сложности и искусственности.Практические последствия, подчеркнутые ликвидаторами, были весомыми.
  5. Заявленная цель парламента при реформировании режима несостоятельности в Законе заключалась в упрощении режима и обеспечении простых и эффективных с точки зрения затрат процедур реализации и распределения активов между кредиторами. Было трудно согласовать эту цель со значительной сложностью, присущей дополнительному требованию об уменьшении размера по общему праву.

При изложении своих доводов Верховный суд представил полезный обзор законодательной истории законодательства об оспоримых сделках в Новой Зеландии, цели режима несостоятельности в Законе о компаниях 1993 г., а также анализ соответствующей судебной практики в Австралии, Канаде и Великобритания  

Поскольку требования об уменьшении не было, Верховному суду не нужно было рассматривать вопрос о том, действительно ли выплата МШ3 привела к уменьшению активов, имевшихся в наличии при ликвидации.

Комментарий

Это полезное решение, которое вносит определенность в проверку оспоримых сделок и позволяет избежать излишнего усложнения режима корпоративной несостоятельности. В этом отношении принятый подход согласуется с заявленным намерением Закона « обеспечить прямые и справедливые процедуры реализации и распределения активов неплатежеспособных компаний ».[1]

Если бы превалировало требование о уменьшении, за которое выступает RJH, это увеличило бы стоимость и сложность ликвидации, поскольку от ликвидаторов потребовалось бы подтвердить как источник средств для неплатежеспособной сделки, так и то, что сделка оказала негативное влияние на других кредиторов.Показательно (и на это было указано адвокатом ликвидаторов), что оспаривание источника средств в этом деле привело к спорному процессу открытия, который задержал разбирательство на несколько лет. Это также стимулировало бы «острые методы», позволяющие компаниям структурировать сделки, которые отдавали бы предпочтение избранным необеспеченным кредиторам до начала ликвидации. Одним из приведенных примеров было то, что это могло бы побудить директоров обеспечить льготные платежи для погашения долгов, гарантированных лично, а не долгов, не подлежащих гарантии.Верховный суд, по-видимому, учел эти разветвления, прямо отметив, что было трудно согласовать цель парламента по упрощению со сложностями, присущими требуемому дополнительному требованию о сокращении общего права.

[1] Пункт (e) полного названия Закона о компаниях 1993 г.

Что нужно знать специалистам по планированию недвижимости о Едином законе об оспоримых сделках

Что планировщики недвижимости должны знать о Едином законе об оспоримых сделках… Это тема в этом подкасте ACTEC Trust and Estate.

Стенограмма/примечания к показу

Это Сьюзен Снайдер, научный сотрудник ACTEC из Чикаго. Консультанты по доверительному управлению и недвижимости должны знать о проблемах с Единообразным законом об оспоримых сделках при консультировании клиентов. Чтобы больше узнать об этой теме, сегодня вы услышите выступление стипендиата ACTEC Джорджа Карибджаняна из Бока-Ратон, Флорида; Дик Ненно из Уилмингтона, Делавэр; и Дэниел Рубин из Нью-Йорка. Добро пожаловать.

Спасибо, Сьюзен, это Джордж Карибджанян.Единообразная правовая комиссия в 2014 году приняла поправку к Единому закону о мошеннических передачах, переименованную в Единый закон об оспоримых сделках. Закон в основном остается нетронутым по закону, но многие проблемы для планировщиков недвижимости возникают из-за введения в закон нескольких новых комментариев. Комментарии очень убедительны для суда, и есть опасения, что эти комментарии могут быть использованы для создания прецедента для толкования статута. Это вопрос, который мы обращаемся к ACTEC сегодня. И чтобы дать некоторую предысторию, я передам ее Дику Ненно, который затем передаст ее Дэну, чтобы выделить основные моменты, а затем мы рассмотрим один важный вопрос, который, кажется, вызывает озабоченность.

Опасность комментариев к Единообразному закону об оспоримых сделках заключается в том, что комментарии путают традиционный закон о самоурегулированных трастах и ​​закон о мошеннической передаче. Это имеет особое значение для трастов защиты активов, а также для некоторых из наших очень распространенных методов планирования имущества, таких как благотворительные остаточные трасты, GRAT, GRIT и другие QPRT. И опасность заключается в том, что комментарии предполагают, что если кто-то из штата, не являющегося АРТ, например, из Нью-Йорка, захочет создать траст в штате АРТ, это не сработает, потому что, хотя закон штата В юрисдикции, не входящей в APT, говорится, что для мошеннической передачи у вас должно быть какое-то реальное намерение воспрепятствовать, задержать или обмануть кредиторов, вывод в комментариях состоит в том, что создание самоустанавливающегося траста любого рода автоматически представляет собой это доказательство для имеют реальное намерение воспрепятствовать, задержать или обмануть.

Проблема с этим анализом заключается в том, что с конца 15 века английское общее право полагалось на доктрину самоурегулированных трастов, которая теперь отражена в Разделе 156 Второго пересмотра трастов, Разделе 58(2) Третьего пересмотра. трастов и раздел 505(a)(2) Единого трастового кодекса, в которых говорится, что кредиторы того, кто учреждает траст для своей собственной выгоды, могут достигать интересов учредителя-бенефициара. В настоящее время есть 17 штатов, которые изменили это правило, чтобы разрешить ту или иную форму траста защиты активов.И определение, которое мы обнаружили, которое предполагает наш анализ, что вывод о том, что создание любого самоурегулированного траста автоматически является оспоримой сделкой, является неточным. В соответствии с этим Вторым повторением коллизионного права вам следует изучить доктрину траста, чтобы определить, доступны ли кредиторам активы самоурегулированных трастов, и, в соответствии с этими органами, если вы правильно учредили свой траст, тогда активы должны быть иммунитет от требований кредиторов.

А это Дэн Рубин.Этот вопрос не является чисто академическим вопросом, это практический вопрос для адвокатов по планированию недвижимости. И причина, по которой это является практическим вопросом для адвокатов по наследственному планированию, заключается в том, что предположение о том, что создание любого саморегулируемого траста по определению является мошеннической передачей, означает, что поверенные по наследственному планированию, которые просто представляют своих клиентов в связи с различными аспектами их план недвижимости, да, включая трасты защиты активов, но также и другие трасты, которые технически являются самостоятельными, даже если мы не думаем о них в этом смысле, такие как траст QTIP inter vivos, GRAT, QPRT, ING и т. д., означает что адвокат помогает своему клиенту или ее клиенту в связи с мошеннической передачей.Это почти наверняка будет нарушением этических обязательств адвоката в соответствии с Типовым правилом 4.4, которое было принято в 49 из 50 штатов, за исключением Калифорнии, где это также, вероятно, является нарушением этических норм, поскольку Типовое правило 4.4 предусматривает, что адвокат не должен использовать любые средства, не имеющие существенной цели, кроме как поставить в неловкое положение, задержать или обременить третье лицо, что считается мошенническим переводом.

Кроме того, помимо этических норм, существует возможность гражданской ответственности адвоката в связи с консультированием или помощью клиенту в мошенническом переводе.Кроме того, существует возможность уголовной ответственности по законам примерно 10 штатов, в том числе, вероятно, наиболее известному разделу 531 Уголовного кодекса Калифорнии, который криминализирует акт оказания помощи кому-либо в передаче собственности посредством мошеннической передачи. Эти вопросы могут быть решены с помощью решения государственной политики, если это то, что законодательный орган хочет сделать, заявить в законодательном порядке, что передача в траст для защиты активов или любой саморегулируемый траст является мошеннической передачей, но, к сожалению, это было не то, что было сделано с Единым законом об оспоримых сделках, вместо этого было сделано то, что комментарии создают это бэкдор-исключение, которое законодательные органы, принимающие УВТА, могут не заметить, пока не станет слишком поздно.

Позвольте мне задать вам, ребята, вопрос, потому что два больших аргумента, которые кажутся в пользу UVTA, в отличие от наших аргументов, это:

  • недопустимо полагаться на закон о трастах с доктриной самоустанавливающихся расточительных трастов, а закон о мошеннических передачах — это то, где прецедентное право единогласно поддерживается, и
  • , что мы, кажется, утверждаем, что комментарии создают лакмусовую бумажку, которая может быть оспорена как таковая в отношении траста защиты активов, но они не говорят, что она может быть оспорена сама по себе.

Есть мысли по любому из этих вопросов?

Ну, конечно, по второму вопросу они не выходят и не говорят, что это оспоримо как таковое, но говорят, что умысел предполагается, что на самом деле сводится к тому же.

По сути, перефразируя то, что говорится в комментариях, сам закон возлагает на кредитора бремя доказывания мошеннической передачи путем преобладания доказательств. Но когда в комментариях говорится, что следует сделать вывод о том, что это намерение имело место на основании того факта, что получателем является траст защиты активов, это действительно различие без особой разницы.

Таким образом, кажется, что единственным выходом, который есть у людей или у различных штатов, была бы попытка принять законодательство в отношении комментариев, что именно и сделали Арканзас и Индиана. Я знаю, что это обсуждается в других штатах, и мы надеемся, что если кто-либо, кто слушает этот подкаст, имеет какое-либо влияние или является членом какого-либо законодательного органа или секции адвокатов, которые создают законодательство, они рассмотрят это и рассмотрят возможность законодательно обойти положений или имеющих общее положение о том, что они не принимают новые комментарии из Единообразного закона об оспоримых сделках.

Мы не только надеемся на это, но и призываем вас взяться за это, потому что, как объяснил Дэн, это может иметь серьезные этические и практические последствия для вашей практики.

Спасибо всем за то, что рассказали нам о подводных камнях Единого закона об оспоримых сделках.

23 ИЮЛЯ

UVTA. Вашингтонская версия Единого закона об оспоримых сделках (UVTA) вступит в силу 23 июля.Комиссия по единообразному законодательству (ULC) приняла поправки и новое название для Единого закона о мошеннических передачах (UFTA) в 2014 году, и Вашингтон станет 15-м штатом, принявшим новую версию. Как написал профессор Кен Кеттеринг, репортер проекта ULC, хотя название изменилось,

переименование не следует понимать как означающее, что УВТА является новым и другим законом или что поправки вносят существенные изменения в содержание УФТА. Нет ничего более далекого от правды.UVTA не новый акт; это UFTA, переименованное и слегка измененное.

Толчком к проекту послужила статья, написанная профессором Кеттерингом в 2011 году, в которой предлагалось внести поправку в UFTA, включив в нее норму о выборе права. Большая часть оставшейся части проекта по переработке была сосредоточена на небольших изменениях в UFTA, сохраняя при этом основную цель устава. Вполне вероятно, что УВТА окажет большее влияние на судебные разбирательства, связанные с тем, что сейчас называется «оспоримыми сделками», чем на существо того, что может быть оспорено.Уточнение выбора права, стандартов состязательности и доказывания, а также бремени доказывания — положений, не содержащихся в UFTA или его предшественниках — сторонам судебного разбирательства в соответствии с UVTA должно быть предоставлено больше уверенности, чем раньше.

Правило выбора права. В соответствии с УВТА выбор права определяется местонахождением должника, т. е. лица, переводы которого проверяются на предмет их оспоримости. Местонахождение должника определяется следующим образом:

  • Для физических лиц, их основное место жительства
  • Для организаций — местонахождение, а при наличии нескольких — исполнительный орган

Это правило знакомо тем, кто знаком с правилами выбора права в соответствии с Единым торговым кодексом, за исключением того, что нет специального правила для «зарегистрированных организаций». Другими словами, корпорация, созданная в соответствии с законодательством штата Делавэр, но штаб-квартира которой находится в Проссере, штат Вашингтон, для целей UVTA подпадает под действие законодательства штата Вашингтон.

Вашингтон Варианты. Вашингтон принял три варианта единой версии УВТА. В частности, один вашингтонский вариант может привести к некоторым интересным результатам, когда применяется правило выбора права. В соответствии с UVTA (как и в соответствии с UFTA и любым законом о мошеннической передаче прав собственности, восходящим к Статуту 13 Елизаветы 1571 года), передача может быть оспорена, если она совершена с реальным намерением «помешать, задержать или обмануть» любого кредитора должника.Раздел 8(a)(1) UFTA предоставил защиту от такого иска получателю, который действовал добросовестно и заплатил разумно эквивалентную стоимость актива. Возражение было изменено в UVTA, чтобы прямо указать, что разумно эквивалентная стоимость должна быть выплачена непосредственно должнику. Делая этот выбор политики, разработчики имели в виду такие примеры:

Фирма является коммерческой корпорацией. В соответствующее время он может быть или не быть платежеспособным. Босс занимает руководящую должность в Фирме; возможно, Босс владеет фирмой.Босс желает приобрести недвижимость или услуги для собственной выгоды. Босс обращается к Продавцу, чтобы договориться о приобретении желаемого имущества или услуг. Продавец — профессионал в соответствующем направлении бизнеса, полностью независимый от Фирмы и Босса. Торговец продает Боссу желаемое имущество или услуги по справедливой цене. Босс оплачивает имущество или услуги средствами со счета Фирмы. Продавец принимает платеж, не зная об этом факте и не осознавая никакой другой вины.Позже Кредитор Фирмы предъявляет иск Продавцу в соответствии с актом о возмещении платежа, который Фирма произвела Продавцу. Кредитор может установить, что платеж был произведен Фирмой с намерением воспрепятствовать, задержать или обмануть кредиторов. Имеет ли Продавец право на защиту по разделу 8(а)?

ULC решил, что нет, Продавец не должен иметь право на защиту, поскольку должник (Фирма) не получил стоимость. Во всех этих случаях будет один злодей — неплатежеспособный должник — и две невиновные стороны — кредиторы и сторона, заключившая сделку с должником.

Это было политическое решение относительно того, какие разумные умы могут отличаться. Чтобы доказать это, Законодательное собрание Вашингтона отклонилось от ULC и заняло прямо противоположный подход. Новый RCW 19.40.081(1) предусматривает, что защита доступна тому, кто действует добросовестно и выплачивает разумно эквивалентную сумму «независимо от того, была ли она предоставлена ​​должнику или нет». Принимая это положение, Законодательное собрание рассмотрело этот пример, основанный на реальном деле в Вашингтоне:

.

Пожилая пара выставила на продажу свой дом и продала его.Покупатель был разоблачен как мошенник по схеме Понци. Он был осужден и отбывает 18 лет в федеральной тюрьме. Его компании и личные активы были объявлены банкротами. Конкурсный управляющий обнаружил, что одно из ООО покупателя сделало банковский перевод для первоначального взноса за дом, проданный пожилой парой. На пару подал в суд управляющий по банкротству, и пара проиграла. Несмотря на то, что они обменяли разумно эквивалентную стоимость (дом) в обмен на оплату, для того, чтобы преуспеть в соответствии с УВТА, они были обязаны передать дом должнику (третье лицо ООО).Неравномерная поправка была бы более справедливой и справедливой, если бы они взяли оплату добросовестно и обменяли разумно эквивалентную стоимость на имущество, не имеет значения, была ли передача должнику или третьему лицу.

Законодательный орган также рассмотрел дело родителей, которые оплачивали обучение в колледже не за себя, а за своего ребенка (и, следовательно, не за «должника»).

Поскольку выбор права заключается в местонахождении должника, а не невиновного лица, дающего разумную эквивалентную стоимость, вашингтонский вариант может привести к некоторым неожиданным результатам. Если бы ООО во втором приведенном выше примере имело свое основное место деятельности в штате, таком как Юта, который принял единую версию Раздела 8(а)(1), у покупателя из Вашингтона не было бы средств правовой защиты. Но если бы родители из Вашингтона отправили своего ребенка в Колледж Харви Мадда (самый дорогой колледж в Америке), расположенный в Калифорнии (в котором также действует единая версия Раздела 8(а)(1)), выбор права Калифорнии будет указывать на закон Вашингтона. и школе не придется возмещать плату за обучение, несмотря на то, что многие из невыплаченных кредиторов родителей, вероятно, были вашингтонскими предприятиями.Между тем, Вашингтонскому университету, возможно, придется возместить плату за обучение, оплаченную калифорнийскими родителями одного из его студентов, из-за собственного выбора закона Вашингтоном.

Два других варианта Вашингтонского типового закона об униформе менее существенны. В одном приводится определение «разумно эквивалентной стоимости», которого нет в типовом единообразном акте, хотя определение ничуть не отходит от общего понимания термина. Определение Вашингтона на RCW 19.40.011(13), выглядит следующим образом:

«Разумно эквивалентная стоимость» включает, помимо прочего, передачу или обязательство, которое находится в диапазоне стоимостей, за которые передающая сторона продала бы имущество или услуги или приобрела бы имущество или услуги у получателя на рыночных условиях. сделки по рыночным ценам.

Использование фразы «включает без ограничений» предполагает, что этот язык будет функционировать как безопасная гавань. Несомненно, будут сделки настолько уникальные, что определение рыночной цены, скорее всего, превратится в битву экспертов.

Типовой закон об униформе не содержал правил перехода, а вашингтонская версия содержит. По сути, новый закон применяется к сделкам, совершенным или взятым на себя обязательствам после даты его вступления в силу, но не применяется к тем, которые были совершены или взяты на себя до даты его вступления в силу, независимо от того, ведется ли судебное разбирательство в настоящее время или подано после даты вступления в силу.

Влияние на частичное или строгое обращение взыскания в соответствии с UCC. UVTA сохраняет за собой «безопасную гавань», содержащуюся в UFTA, для имущества, полученного в результате обращения взыскания UCC, но исключает из этой «безопасной гавани» имущество, полученное в результате полного или частичного строгого обращения взыскания.Например: представьте себе должника со значительной долей в оборудовании, который знает, что он будет вынужден передать этот залог (или выручку от него) какому-то кредитору, и ему все равно, какому именно. Должник решает передать залог обеспеченному кредитору, которому он должен гораздо меньше, чем стоимость оборудования. Процедура полного или частичного строгого обращения взыскания уведомляет об этой сделке других обеспеченных кредиторов, если таковые имеются, но не основных кредиторов. Таким образом, заключают составители, иммунизировать такую ​​сделку от УВТА нецелесообразно. См. RCW 19.40.081(5)(b).

Заявление и доказательство. UVTA разъясняет ходатайство, бремя доказывания и стандарт доказывания, а также конкретно разъясняет, что в контексте UVTA применяются обычные стандарты для гражданских исков, а не повышенные стандарты, которые применяются к мошенничеству. Основное оправдание для изменения названия и замены слова «мошеннический» на «оспоримый» в большинстве мест закона заключалось в том, чтобы прояснить, что иск UVTA является обычным гражданским иском и, следовательно, не подпадает под требования о признании мошенничества с конкретными обстоятельствами. или повышенный стандарт доказывания мошенничества.Комментарий 10 к разделу 5 УВТА называет применение к УВТА стандартов мошенничества «ошибочным» и отмечает, что, в отличие от дела о мошенничестве, иск по УВТА «вряд ли нанесет существенный вред репутации ответчика, поскольку ответчик является правопреемником. или кредитором, и элементы иска не требуют, чтобы ответчик совершил даже спорный проступок».

Специальное правило для полных товариществ удалено. Исключено специальное правило определения платежеспособности полных товарищей (по сути зачисление им имущества своих товарищей).Редакционная комиссия не обнаружила разницы между активами генеральных товарищей и активами поручителей, которые не были зачислены на счет других лиц.

ООО «Серия «. UVTA содержит совершенно новый раздел, который фактически приводит к тому, что ряд компаний с ограниченной ответственностью рассматривается как отдельные юридические лица для целей UVTA. Вашингтон не уполномочил серийные ООО в своем уставе ООО и не принял Раздел 1-501(a)(3) Унифицированного кодекса коммерческих организаций (UBOC) , который предусматривал бы, что выбор права в отношении ответственности Иностранная серия ООО была законом его юрисдикции организации. Сравните RCW 23.95.500. Обсуждения с лицами, участвовавшими в работе над законом об ООО, УБОП и УВТА, с законодательным органом не выявили согласования первых двух уставов и УВТА. Есть несколько серийных ООО, организованных в соответствии с законами других штатов, которые ведут бизнес в Вашингтоне. Эффект этой законодательной аномалии, по-видимому, ждет судебного разбирательства. Обратите внимание, что, поскольку Вашингтон косвенно не признает поправку к закону, включение серийных ООО в УВТА не будет считаться внесением поправок ни в устав Вашингтонского ООО, ни в версию Вашингтона UBOC.

Различия в нумерации секций. Наконец, редактор Вашингтонского кодекса изменил нумерацию всех подразделов УВТА в соответствии с практикой Вашингтона. Это краткий закон, и найти соответствующий раздел не должно быть сложно, но практикующие специалисты должны знать, что цифры не будут соответствовать типовому закону о униформе. Преимущество заключается в том, что это облегчит различие между UFTA и UVTA, поскольку разделы были перенумерованы даже там, где текст не изменился.

ЗАКОН

О КОРПОРАЦИЯХ 2001 ГОДА Оспоримые сделки

ЗАКОН О КОРПОРАЦИЯХ 2001 г. – РАЗДЕЛ 588FE Оспоримые транзакции

Сводные законы Содружества

[Показатель] [Стол] [Поиск] [Искать в этом акте] [Примечания] [Примечание] [Предыдущий] [Следующий] [Скачать] [Помощь]

ЗАКОН О КОРПОРАЦИЯХ 2001 г.

– РАЗДЕЛ 588FE Оспоримые транзакции

(1) Если компания ликвидируется:

(a) сделка компании может быть признана недействительной из-за любого одного или больше подразделов (2)–(6), если транзакция была заключена или после 23 июня 1993 года; и

(b) сделка компании может быть оспорена из-за подраздел (6A), если транзакция была заключена в день или после начало Поправка к Закону о корпорациях (выплата премий директоров) 2003 г. ; и

(c) сделка компании может быть оспорена из-за подраздел (6B), если транзакция была заключена в день или после начало этого подраздела.

(2) Транзакция может быть признана недействительной, если:

(a) это неплатежеспособная сделка компании; и

(b) оно было заключено или действие было совершено с целью предоставления эффект на него:

(i) в течение 6 месяцев, заканчивающихся в день обратной связи; или

(ii) после этого дня, но не позднее дня начала ликвидации.

          (2A)  сделка недействительна, если:

(а) транзакция:

(i) некоммерческая сделка компании; или

(ii) несправедливое предпочтение, предоставленное компанией кредитору Компания; или

(iii) несправедливый кредит компании; или

(iv) необоснованная сделка, связанная с директором компании; и

(b) компания находилась под управлением непосредственно перед:

(i) компания приняла специальное решение о ликвидации добровольно; или

(ii) Суд распорядился о ликвидации компании; и

(c) сделка была заключена или действие было совершено с целью вступления в силу в течение периода, начинающегося с начала день связи и окончание:

(i) когда компания приняла специальное решение о ликвидации добровольно; или

(ii) когда Суд вынес постановление о ликвидации компании; и

(d) сделка или действие, совершенное с целью придания силы оно не было заключено или совершено от имени компании кем-либо или под полномочия, администратор компании.

          (2B)  сделка недействительна, если:

(а) транзакция:

(i) некоммерческая сделка компании; или

(ii) несправедливое предпочтение, предоставленное компанией кредитору Компания; или

(iii) несправедливый кредит компании; или

(iv) необоснованная сделка, связанная с директором компании; и

(b) компания немедленно подлежала соглашению о создании компании до:

(i) компания приняла специальное решение о ликвидации добровольно; или

(ii) Суд распорядился о ликвидации компании; и

(c) сделка была заключена или действие было совершено с целью вступления в силу в течение периода, начинающегося с начала день связи и окончание:

(i) когда компания приняла специальное решение о ликвидации добровольно; или

(ii) когда Суд вынес постановление о ликвидации компании; и

(d) сделка или действие, совершенное с целью придания силы оно не было заключено или совершено от имени компании кем-либо или под полномочия:

(i) распорядитель акта; или

(ii) администратор компании.

          (2C)  сделка недействительна, если:

(а) транзакция:

(i) некоммерческая сделка компании; или

(ii) несправедливое предпочтение, предоставленное компанией кредитору Компания; или

(iii) несправедливый кредит компании; или

(iv) необоснованная сделка, связанная с директором компании; и

(б) компания находилась в стадии реструктуризации непосредственно перед:

(i) компания приняла специальное решение о ликвидации добровольно; или

(ii) Суд распорядился о ликвидации компании; и

(c) сделка была заключена или действие было совершено с целью вступления в силу в течение периода, начинающегося с начала день связи и окончание:

(i) когда компания приняла специальное решение о ликвидации добровольно; или

(ii) когда Суд вынес постановление о ликвидации компании; и

(d) сделка или действие, совершенное с целью придания силы оно не было заключено или совершено в ходе обычной деятельности или кем-либо или с согласия специалиста по реструктуризации компании.

          (2D)  сделка недействительна, если:

(а) транзакция:

(i) некоммерческая сделка компании; или

(ii) несправедливое предпочтение, предоставленное компанией кредитору Компания; или

(iii) несправедливый кредит компании; или

(iv) необоснованная сделка, связанная с директором компании; и

(b) компания подверглась плану реструктуризации непосредственно перед:

(i) компания приняла специальное решение о ликвидации добровольно; или

(ii) Суд распорядился о ликвидации компании; и

(c) сделка была заключена или действие было совершено с целью вступления в силу в течение периода, начинающегося с начала день связи и окончание:

(i) когда компания приняла специальное решение о ликвидации добровольно; или

(ii) когда Суд вынес постановление о ликвидации компании; и

(d) сделка или действие, совершенное с целью придания силы это не было заключено или совершено:

(i)  в ходе обычной деятельности или с согласия или с согласия специалист по реструктуризации компании; или

(ii)  от имени компании по поручению или по поручению специалист по реструктуризации плана.

(3) Транзакция может быть признана недействительной, если:

(а) это является неплатежеспособной сделкой, а также некоммерческая сделка компании; и

(b) оно было заключено или действие было совершено с целью предоставления действие на него, в течение 2 лет, заканчивающихся в день обращения.

(4) Транзакция может быть признана недействительной, если:

(a) это неплатежеспособная сделка компании; и

(b) связанное лицо компании является ее стороной; и

(c) оно было заключено или действие было совершено с целью предоставления действие на него, в течение 4 лет, заканчивающихся в день обращения.

(5) Транзакция может быть признана недействительной, если:

(a) это неплатежеспособная сделка компании; и

(b) компания стала стороной сделки с этой целью, или в целях, в том числе с целью помешать, задержать или помешать с правами любого или всех его кредиторов при ликвидации Компания; и

(c) сделка была заключена или действие было совершено с целью совершения сделки в течение 10 лет, заканчивающихся отношение назад день.

(6) Сделка может быть оспорена, если это несправедливая ссуда компании. совершено в любое время не позднее дня, когда началась ликвидация.

          (6A)  сделка недействительна, если:

(a) это необоснованная сделка, связанная с директором компании; и

(b)  оно было заключено или действие было совершено с целью предоставления эффект на него:

(i) в течение 4 лет, заканчивающихся в день обращения; или

(ii) после этого дня, но не позднее дня начала ликвидации.

          (6B)  сделка недействительна, если:

(a) это отчуждение имущества компании в ущерб кредиторам; и

(b) применимо хотя бы одно из следующего:

(i) сделка была заключена или действие было совершено для целях приведения его в действие, когда компания была неплатежеспособной, в течение 12 месяцев, заканчивающихся в день возврата или как после этого дня, так и в день или раньше день начала ликвидации;

(ii) компания стала неплатежеспособной из-за сделки или действия совершено в целях осуществления сделки в течение 12 месяцев заканчивающийся в день обратной связи или как после этого дня, так и в день или до день начала ликвидации;

(iii) менее чем через 12 месяцев после операции или действия, совершенного для целях совершения сделки, начала внешнего администрирование (как определено в Приложении 2) компании происходит как прямой или косвенный результат сделки или действия; и

(c) сделка или действие, совершенное с целью придания силы это не было заключено или совершено:

(i)  по компромиссу или соглашению, одобренному судом в соответствии с раздел 411; или

(ii)  в соответствии с договором о создании компании, заключенным компанией; или

(iii) администратором компании; или

(iii) специалистом по реструктуризации компании; или

(iiib) в соответствии с планом реструктуризации, разработанным компанией; или

(iv) ликвидатором компании; или

(v) временным ликвидатором компании.

(7) Ссылка в этом разделе на совершение действия включает в себя ссылку на делая упущение.



AustLII: Политика защиты авторских прав | Отказ от ответственности | Политика конфиденциальности | Обратная связь

Налоговые последствия отмены оспоримой сделки по причине заблуждения | Трасты и попечители

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.