Распространение и употребление наркотиков: УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства… / КонсультантПлюс

Содержание

Работа по противодействию распространения и употребления наркотических и психотропных веществ

Работа по противодействию распространения и употребления наркотических и психотропных веществ

Профилактика наркомании

Злоупотребление наркотиками и алкоголем, известное с древнейших времен, сейчас распространилось в размерах, тревожащих всю мировую общественность. Наркомания превратилась в социальное бедствие. Особенно трагично и гибельно злоупотребление наркотическими веществами в молодежной среде, ведь поражается и настоящее, и будущее общества. Причем наркомафия изобретает все новые и новые вещества и препараты, не включенные в список наркотиков. Как правило, они еще более злокачественны, приводят к еще большему ущербу для здоровья, а затем и для общества в целом.

Среди потребителей наркотиков преобладает молодежь в возрасте до 30 лет. И темпы роста наркомании в этой среде самые высокие. Средний возраст приобщения к наркотикам сегодня составляет 13 лет. Но уже выявлены случаи наркотической зависимости у 9-10-летних детей. Выборочные опросы подростков показывают, что 44% мальчиков и 25% девочек попробовали хотя бы раз в своей короткой жизни наркотики и другие психоактивные вещества. Число подростков-наркоманов, впервые обратившихся за медицинской помощью, только за последние годы возросло на четверть.

Для многих подростков и молодежи наркотики, в том числе алкоголь не являются социальной или личностной проблемой, они скорее воспринимают их как часть своей повседневной жизни. Отсюда, тесная взаимосвязь наркотиков с различными сферами жизни подростков: «двором», компанией знакомых, клубом, дискотекой и т.п. Если сегодняшние десятиклассники первый раз услышали о наркотиках в 9-10 лет, то шестиклассники узнали о них уже в 6-7 лет. Сегодня мы видим, как наркотики включаются в детскую игру: «охота за наркоманами», «убегание от пьяных», игра с найденным шприцем и т.п. – это все не так уж редко встречающие детские игры.

Как действует наркотик? Вызывает эйфорию, наркотическую зависимость и абстиненцию («ломку»).

Эйфория – состояние, когда человек находится в болезненно повышенном, беспричинно радостном настроении. Преобладает чувство довольства и благополучия, несоответствующее реальному положению вещей. Именно ради эйфории, наслушавшись рассказов наркоманов о «неземном наслаждении», «абсолютном рае» и т.д., подростки решают попробовать наркотик «один только раз»… и попадают в «сети». А иногда эйфория может выражаться в замедленности психических процессов, вялости, пассивности, притупленности. В этом случае наркоман сам легко становится жертвой насилия, внушения и может оказаться соучастником преступлений, — хулиганства, разбоя, вплоть до насилия. После эйфории наступает «ломка» и поиск новой дозы наркотика. Наркоманы быстро дряхлеют внутренне и внешне, и редко кто из них доживает до 30 лет.

Каковы последствия наркомании для общества?  Это возросшая в 7-11 раз смертность,  увеличение в десятки раз числа суицидальных попыток,  увеличение в десятки раз сопутствующих наркомании болезней: в первую очередь СПИДа, инфекционных гепатитов венерических болезней, туберкулеза и других заболеваний.

  По данным международной статистики весь круг заболеваний, связанных с наркоманиями, дает около 10% всех смертей и 20% всех госпитализаций. Причем в настоящее время около 40% госпитализаций в психиатрические клиники составляют подростки с наркотизацией и токсикоманией.

Наркоторговцы широко применяют тактику «затягивания в сети»: в школах, в подъездах домов, в местах массовых сборов подростков они продают наркотики по сверхнизким, символическим ценам, чтобы приобщить к ним как можно больше детей. Потом цена, разумеется, повышается, а легковерный покупатель затянут «в сети». Наркотики стали неотъемлемым атрибутом молодежных вечеринок, концертов популярных артистов и музыкальных групп, дискотек. Почему распространители наркотиков предлагают их так часто именно на дискотеках? Потому, что в царящей вокруг атмосфере веселья чувство опасности притупляется, не приходит в голову, что в такой прекрасной обстановке может случиться беда. Доверчивым подросткам предназначается наркотик задешево.

А завсегдатаи платят уже сполна, и не только деньгами, но и своим здоровьем и жизнью.

Внешние признаки наркозависимого человека.

       1 группа признаков — настораживающие признаки:

·        Расширенные или суженные зрачки.

·        Покрасневшие или помутневшие глаза.

·        Замедленная речь.

·        Плохая координация движений.

·        Похудение или прибавка в весе.

·        Блеск в глазах.

·        Нарушение пищеварения.

        2 группа – очевидные признаки наркозависимого человека:

·          Следы от уколов, порезы, синяки.

·          Свернутые в трубочку бумажки.

·          Маленькие ложечки.

·          Капсулы, бутылочки, пузырьки.

·          Запахи табачного дыма с примесями запахов трав, синтетики.

        3 группа – изменения в поведении наркомана:

·          Нарастающее безразличие.

·          Невозможность сосредоточиться.

·          Частая и резкая смена настроения.

·          Смена круга знакомых.

·          Безобразное отношение к учебе.

·          Проявление грубости, лени.

·          Нарушение сна.

Для профилактики употребления наркотиков, алкоголизма среди молодежи, важно знать, почему одни легко становятся наркозависимыми, а другие не поддаются пагубным влияниям, иными словами, важно выявить причины и факторы молодежного наркотизма.  Исследования, проведенные в студенческой среде, показывают, что большая часть молодых людей — 31% считают, что «это помогает забыть о проблемах» и «приносит приятные ощущения». «Интерес к риску», в связи с потреблением наркотиков обнаружили 16% студентов. Начинают прием наркотических препаратов «от скуки» – 14 %, «считают наркотики необходимым элементом молодежных вечеринок» 5,0%, Важным мотивом употребления наркотических веществ является поиск необычных ощущений и переживаний.

Запомните! Чем богаче внутренний мир человека, тем выше уровень его самодостаточности и меньше риск того, что он сядет на «иглу». Неумение занять себя и получать удовлетворение от реальной жизни приводит к поиску заменителей в виде наркотиков. Если у ребенка выработан внутренний моральный запрет, самостоятельность, если отсутствует стремление «быть как все», наркомания ему не грозит.

Всем вместе с  наркоманией  можно  справиться! Если  у  Ваших близких возникли проблемы с наркотиками, алкоголем – срочно ищите помощь! Обращайтесь к врачам, специалистам районных, городских, наркологических кабинетов и диспансеров.

«Сообщи, где торгуют смертью»

Номера телефонов «доверия»:

1.     УМВД России по Архангельской области 8(8182)216555 (круглосуточно)

2.     Архангельский областной психоневрологический диспансер 8(8182)202101- для лиц старше 18 лет (круглосуточно), 8(8182)685104- детское отделение (будни с 9:00 до 19:00)

3.     Молодежное отделение Архангельского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест» 8(8182)210065 (с 9:00 до 17:00)

4.

     Центр «Надежда» 8(8182)201837, 8(8182)695-000 с 10 до 18 в рабочие дни

5.     Общероссийский детский телефон доверия 8(800)2000122 круглосуточно  (г.Архангельск, г. Северодвинск, г. Вельск)

 

«Курительные смеси – наркотик или нет?»

 

Курительные смеси – это наркотик.

В последние годы из Китая в Россию заходит непрекращающийся поток новых наркотиков, расходится по стране почтовыми отправлениями, а непосредственная торговля ведется через сеть Интернет. Названия этих наркотиков на слэнге: спайсы и соли. Бороться с ними сложно, потому что их с запозданием включают в список запрещенных, а также потому что распространение происходит через Интернет, и организаторы сами не прикасаются к наркотикам. Основные потребители — молодежь 1989-1999 г.р.

Наркотики эти чрезвычайно опасны, так как доступны, просты в употреблении и действуют в первую очередь на психику.

Самые распространенные среди молодежи наркотики — курительные смеси JWH (план, дживик, спайс, микс, трава, зелень, книга, журнал, бошки, головы, палыч, твердый, мягкий, сухой, химия, пластик, сено, липкий, вишня, шоколад, россыпь, рега, дым, зеленый флаг, ляпка, плюха и т. д.) являются синтетическими аналогами каннабиноидов, но в разы сильнее.

Историческая справка.

Spice с английского языка переводится как «специя».

По сути, спайс–представляет из себя курительную смесь, состоящую из засушенных растений, обладающих дурманящим эффектом, изначально разрешенных к распространению.

Широкое распространение эти вещества получили в начале 2000 годов, когда преимущественно в Соединенных Штатах Америки и в странах Европы, в частности в Голландии и в Бельгии, курительные смеси начали продавать посредством Интернет-магазинов в качестве 

положительной замены наркотическим средствам. Продажа спайса была повсеместно легальна, т.к поначалу, спайсы считались безопасными не наркотическими психотропными веществами. Однако уже в 2009 году у властей различных государств вызвало подозрение привыкание человеческого организма к спайсу. При повторном исследовании выяснилось, что к старым натуральным веществам начали добавляться химические элементы, как например, дибензоперан, нафтаилиндол и олеамид (наиболее дешевые вещества).  По сути, это не что иное, как синтетические наркотики.

Действие наркотика может длиться от 20 минут до нескольких часов. Сопровождается кашлем (обжигает слизистую), сухостью во рту (требуется постоянное употребление жидкости), мутный либо покрасневший белок глаз , нарушение координации, дефект речи (заторможенность, эффект вытянутой магнитофонной пленки), заторможенность мышления, неподвижность, бледность, приступы смеха.

В связи с тем, что дозу не просчитать (разные продавцы, составы, формулы, концентрация) возможны передозировки, которые сопровождаются тошнотой, рвотой, головокружением, сильной бледностью до потери сознания, и могут привести к смерти.

В 99% случаев употреблять курительные смеси начинают те, кто уже курит сигареты.

Ни один из употребляющих курительные смеси не считает себя наркоманом.

Сначала хватает одной-двух затяжек. Затем увеличивается частота употребления. Потом доза. Позднее начинают курить неразведенный реагент. С этого момента наркоман уже не может обходиться без смеси и испытывает невероятный дискомфорт и беспокойство, если наркотика нет при себе.

Также в молодежной среде популярны еще более страшные наркотики, МДПВ (метилендиоксипировалерон) (соли, легалка, скорость, свист и т.д.). Опасность этих наркотиков заключается в их доступности и простоте употребления (нюхают, реже курят, разводят в любой жидкости и пьют, и самое страшное — колют в вену). Если курительные смеси можно какое-то время употреблять незаметно, то начавшего употреблять соли видно сразу.

Как выглядит этот наркотик?

Как кристаллический порошок. Похож на сахарную пудру. Цвет от ярко белого до темного.

Солевые — самая тяжелая позиция.

Покупают эти наркотики или через Интернет, или у сверстников.

Главная опасность заключается в том, что синтетические наркотические вещества, в отличие от растительных в организме не метаболизируются, т.е., говоря человеческим языком, не разрушаются и слишком медленно выводятся. А некоторые виды таких наркотиков не выводятся вовсе из организма человека. Всего одна доза (это 0,01г) будет действовать трое-четверо суток. У человека возникает эйфорическое состояние и ощущение легкости, повышенное чувство собственного могущества, силы или сверхспособностей. После одного применения, бессонница может продолжаться до трех суток. Активность прилично зашкаливает. Когда действие синтетического наркотического вещества заканчивается, человеку становится страшно, появляется желание куда-то бежать, в поисках новой дозы наркотика. В периоды употребления «СОЛИ» и позже возможно появление разнообразных галлюцинаций. Любые наркотики в первую очередь расстраивают мышление человека. Очень сильно страдает ВНИМАНИЕ, пациенты, несколько месяцев не принимавшие прием «СОЛИ», не могут до конца сосредоточиться на теме беседы, а некоторые из них не в состоянии даже читать. Так же сильно нарушается ПАМЯТЬ, чрезвычайно страдает оперативная и кратковременная память. Фактически необратимо расстраивается СОН. Наркоманы, подсевшие на «СОЛЬ», наркоманами себя не считают! Они находятся в полной уверенности, что могут бросить употреблять «СОЛЬ» в любой момент. И настолько в этом убеждены, что друзья или родственники реально и трезво могут оценить ситуацию слишком поздно, когда такой наркоман шагает в открытое окно на высоком этаже или прыгает под поезд. В настроении наркомана доминирует РАЗДРАЖИТЕЛЬНОСТЬ на фоне ОБЩЕЙ РАСТЕРЯННОСТИ, а так же ощущается неспособность адекватно и правильно оценивать жизненные ситуации.

«Солевая» зависимость настолько сильно завышает уровень оценки норм поведения, что обычное адекватное состояние с его обычными радостями кажется безликим и бессмысленным, серым.«Солевого наркомана» сравнивают с безнадежно проигравшимся азартным игроком в карты, который закладывает все на свете в надежде отыграться. Но, к сожалению, синтетические наркотические вещества «отыграться» никому не позволят. Сроки излечения при солевой зависимости гораздо дольше, чем при героиновой.

Постановлением правительства Российской Федерации от 31 декабря 2009 года голубой лотос, шалфей предсказателей, гавайская роза, (Нафталин-1-ил)(1-пентил-1H-индол-3-ил) метанон (JWH-018) и ряд других синтетических каннабиноидов внесен в список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен.

 

4. В соответствии со ст. 271 Уголовного кодекса ответственность за завладение наркотическими средствами или психотропными веществами наступает в случаях незаконного их изъятия из предприятий, организаций и учреждений, выращиваемых наркотикосодержащие растения либо их частей с полей сельскохозяйственных предприятий и земельных участков граждан, а также незаконного изъятия наркотических средств или психотропных веществ у граждан, владеющих ими правомерно или незаконно. Завладение наркотическими средствами или психотропными веществами (статья 271 Уголовного кодекса), совершенное путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, грабежа, злоупотребления должностным положением, вымогательства, разбоя следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 271 и соответствующими статьями Уголовного кодекса, предусматривающими ответственность за хищение чужого имущества только в тех случаях, когда санкции этих статей (частей статьи) предусматривают более строгое наказание, чем ст. 271 Уголовного кодекса. 6. При решении вопроса о наличии у виновного умысла на сбыт незаконно изготовленных, приобретенных, хранящихся наркотических средств или психотропных веществ (ст. 273 Уголовного кодекса) суды должны исходить из совокупности доказательств о том, что эти средства или вещества реально подготовлены к сбыту. Например, обнаружение наркотических средств или психотропных веществ в размерах, исключающих только употребление, расфасовка наркотиков или психотропных веществ на дозы, сокрытие их при перевозке или пересылке в специальных тайниках, наличие оборудования для изготовления наркотических средств, заключение экспертизы о том, что сам виновный наркоманией не страдает и т. д. В зависимости от установленных фактических обстоятельств дела действия виновного следует квалифицировать по статьям 25, 273 ч. 5 Уголовного кодекса.8. По смыслу закона (часть четвертая статьи 273 УК) под организацией или содержанием притона для потребления или распространения наркотических средств или психотропных веществ, следует понимать разовое или неоднократное предоставление виновным помещений в целях употребления этих средств или веществ (при этом не имеет юридического значения, приспособлено ли помещение специально для употребления наркотических средств или психотропных веществ и преследовал ли при этом виновный корыстную цель). Если будет установлено, что наркотические средства или психотропные вещества были принесены и употреблены потребителями без ведома лица, предоставившего жилое помещение, последний не может быть признан виновным в организации или содержании притона. 9. В соответствии с частью 6 статьи 273 и частью 3 статьи 276 Уголовного кодекса лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или психотропные вещества, освобождается от уголовной ответственности за изготовление, приобретение сданных наркотических средств или психотропных веществ, а также за их хранение, провоз и пересылку. Добровольное обращение лица в медицинское учреждение за оказанием медицинской помощи в связи с употреблением наркотических средств или психотропных веществ может явиться основанием для его освобождения от уголовной ответственности за имевшее место ранее незаконное приобретение, хранение, перевозку и пересылку: употребление наркотических средств и психотропных веществ, лишь в тех случаях, когда такое обращение вызвано желанием лица излечиться от наркомании и не связано с его разоблачением. В соответствии со статьей 173 УПК для установления факта признания вещества или средства наркотическим либо психотропным такие экспертизы должны проводиться по всем делам указанной категории.В соответствии со статьей 96 Уголовного кодекса принудительное лечение от наркомании назначается лицам, совершившим преступления, не только в местах лишения свободы, но и в медицинских учреждениях в случаях, когда назначается наказание, не связанное с лишением свободы.

Роскомнадзор уведомил видеосервисы о запрете на распространение информации о наркотиках

Роскомнадзор разослал крупнейшим видеосервисам – ivi, Okko, «Кинопоиску», Megogo, Start – письмо, в котором напомнил о запрете на распространение информации об употреблении, изготовлении и распространении наркотических средств, рассказали «Ведомостям» сотрудники этих видеосервисов. «Ведомости» ознакомились с копией обращения за подписью заместителя руководителя службы Вадима Субботина. Субботин подтвердил «Ведомостям» направление обращения видеосервисам. В ivi, Okko, «Кинопоиске», Megogo, Start отказались от комментариев.

На данном этапе Роскомнадзор ждет, что видеосервисы в инициативном порядке сами проверят свои библиотеки и приведут их в соответствие с требованием законодательства, пояснил Субботин: «Фильмы и сериалы, где есть сцены с употреблением наркотических веществ, должны маркироваться 18+. Если же в видеоконтенте будет содержаться информация о способах изготовления, местах культивирования наркотических средств и т. д., видеосервисам необходимо принять к нему меры, чтобы эта информация была недоступна. Любым способом, который сочтут возможным они сами».

Если этого сделано не будет, то возможны два варианта развития событий, говорит Субботин: «В том случае если МВД, проведя экспертизу, сочтет, что эту информацию необходимо запретить, видеосервисы должны будут ее удалить. В противном случае не исключены более жесткие меры – ограничение доступа к страницам с таким контентом либо штраф». 

О каких именно сериалах и фильмах идет речь в письме Роскомнадзора, не уточняется. Не назвал их и Субботин. Тем не менее в популярных сериалах и фильмах, таких как «Эйфория», «Криминальное чтиво», «Волк с Уолл-стрит» и др., есть сцены употребления наркотиков, а в сериале «Во все тяжкие» изготовление, употребление и распространение наркотиков является основой сюжетной линии. 

Отвечая на вопрос корреспондента «Ведомостей», может ли, к примеру, сериал «Во все тяжкие» попасть под блокировку, Субботин заявил: «Здесь есть определенные риски. Этот вопрос надо разбирать экспертно».

В письме Роскомнадзор ссылается на «участившиеся обращения граждан», связанные с размещением на видеосервисах произведений, затрагивающих тему употребления, изготовления и распространения наркотических средств. В то же время, как отмечается в письме, противодействие распространению деструктивного контента, к которому относится и указанная информация, предусмотрено федеральным законом № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В частности, согласно ст. 15.1 данного закона был создан единый реестр запрещенной информации и в рамках ведения этого реестра Роскомнадзор уполномочен во внесудебном порядке блокировать контент, отнесенный к таковой, указано в письме. 

Также ст. 10.5 этого же закона накладывает на владельцев видеосервисов требования по соблюдению порядка распространения массовой информации, напоминает Субботин: «А в соответствии со ст. 4 закона «О средствах массовой информации» в СМИ запрещено распространение сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров».

В письме указано, что оно носит профилактический характер. Как пояснил Субботин, это означает, что служба будет внимательнее следить за тем, чтобы контент видеосервисов соответствовал требованиям законов. В том числе, по словам Субботина, закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Под такую информацию в том числе подпадает контент, способный вызвать у детей желание употребить наркотические средства, табачные изделия, никотинсодержащую продукцию, алкоголь и т.  д., следует из положений закона.

В действующем приказе Роскомнадзора, МВД, Роспротребнадзора и ФНС, который регламентирует критерии отнесения информации к запрещенной, действительно указано, что таковым является контент, направленный на формирование положительного образа лиц, осуществляющих изготовление, разработку и использование наркотиков и их прекурсоров и т. д., говорит директор Института исследований интернета Карен Казарян: «Однако в нем есть одна очень важная оговорка: за исключением художественных произведений, в которых описывается информация, оправданная их жанром». 

Согласно закону решение о признании информации запрещенной принимают федеральные органы исполнительной власти в соответствии с их компетенцией, а в случае с контентом, содержащим информацию об употреблении, изготовлении и распространении наркотиков, это МВД, уточняет Субботин. 

В последнее время всевозможные общественники ополчаются порой на целые жанры произведений: выступают с инициативами запретить показ фильмов и сериалов, где есть герои ЛГБТ, затрагиваются темы веры и т.  д., и Роскомнадзор не может на них не реагировать, рассуждает Казарян. Но, как считает эксперт, вряд ли это кардинально изменит контентную политику видеосервисов. 

С ним согласен руководитель крупного видеосервиса: «У нас уже целый перечень таких ограничений. Пусть будет еще один. Но это не значит, что, производя контент, мы будем включать самоцензуру и не показывать героев, которые делают, к примеру, закладки с наркотиками». Кроме того, продолжает он, вряд ли видеосервисы будут повсеместно вносить изменения в купленные у мейджоров сериалы и фильмы, поскольку большинство контрактов включают в себя условия, запрещающие внесение правок. 

Руководитель другого крупного видеосервиса говорит, что пока воспринял письмо от Роскомнадзора как информационное: «Но при получении требований от Роскомнадзора с указанием наименования фильма, мы будем убирать их из сервиса до определения дальнейших возможностей на показ в стране».

Это сигнал, что за видеосервисы, скорее всего, скоро возьмутся с точки зрения ужесточения контроля, говорит Павел Катков, владелец юридической компании «Катков и партнеры». «Есть, правда, один нюанс. В то время как контроль легальных сервисов продолжает ужесточаться, пираты показывают любой контент без подобных ограничений», – замечает эксперт.

Статистика распространения наркомании в России в 2000-2010 гг. Справка

По данным Минздрава РФ, в 2002 г. число официально зарегистрированных больных наркоманией в России  составляло 450 тысяч человек, 70% из них  в возрасте до 25 лет. По экспертным оценкам, реальное количество наркоманов в 5-8 раз больше, то есть может достигать 4 млн человек.

В 2003 г. в России употребляли наркотики около 4 млн человек.  Эта цифра составляет 4% населения России. Только около 500 тысяч человек обратились в медучреждения за помощью. На учете в медучреждениях находилось только 15-20% от числа людей, употребляющих наркотики. 80% употребляющих наркотики – это люди в возрасте 18-39 лет.

В 2005 г., согласно ежегодному докладу Международного комитета по контролю за наркотиками (МККН) при ООН, опубликованному 2 марта 2006 г. ,  потребителей запрещенных веществ в России  официально зарегистрировано 500 тысяч, однако, по данным МККН, общее количество лиц, злоупотребляющих наркотиками в России, «может достигать 6 млн человек. При этом 2 млн российских наркоманов – молодые люди в возрасте до 24 лет, а 1 млн российских граждан употребляют наркотики-опиаты, в основном героин.

В 2006 г., по данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН)  в России, по приблизительным подсчетам насчитывалось порядка 2 млн. наркоманов. Состоящих на медицинском учете – 350 тысяч, но эта цифра плохо соотносится с действительностью.

В 2007 г. на госучете в России состояло 537 тысяч человек, которые или были, или больны наркоманией, или регулярно употребляли наркотики с болезненными последствиями. Согласно международным методикам расчета, реальное количество наркозависимых примерно в пять раз больше, то есть 2-2,5 млн человек или почти 2% населения страны. Эти данные корреспондируются с данными Управления ООН по наркотикам и преступности.

Анализ статистических данных Минздравсоцразвития России, характеризующих учтенную распространенность наркологических заболеваний, показывает, что в 2007 г. специализированными наркологическими учреждениями страны зарегистрированы 356 тысяч 188 больных наркоманией, или 250,45 в расчете на 100 тысяч населения.

Показатель распространенности употребления наркотиков с вредными последствиями составил в 2007 г. 181 тысяча 586 человек, или 127,68 больных на 100 тысяч населения.

Таким образом, суммарное число лиц, злоупотребляющих наркотиками, и состоящих на учете наркологических учреждений Российской Федерации, составило в 2007 г. 537 тысяч 774 человек, или 378,13 в расчете на 100 тысяч населения.

По учетам Минздравсоцразвития России, количество наркоманов в 2008 г. составило около 550 тысяч человек. Зарегистрировано более 140 тысяч детей и подростков, страдающих наркологическими расстройствами. По оценкам специалистов, количество лиц, потребляющих наркотики, в стране достигает примерно 2,5 млн человек, или почти 2% населения страны.

В сентябре 2009 г. в России на учете стояли 550 тысяч человек (тех, кто обратился добровольно за помощью), а фактически в России  2-2,5 млн наркоманов.

От общего числа наркоманов в России по статистике – 20% – это школьники, 60% – молодежь в возрасте 16-30 лет, 20% – люди более старшего возраста.

Средний возраст приобщения к наркотикам в России составляет по статистике 15-17 лет, резко увеличивается процент употребления наркотиков детьми 9-13 лет. Зафиксированы случаи употребления наркотиков детьми 6-7 лет – к наркомании их приобщают родители-наркоманы.

Как заявил в феврале 2010 г. заместитель директора ФСКН России Олег Сафонов, по данным ООН  самое большое число наркозависимых,  в Иране и Афганистане, третьей в этом списке значится Россия. По данным Минздрава в России около 550 тысяч наркозависимых лиц, но по экспертным оценкам их около 2-2,5 млн человек.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

В Госдуме предложили сажать россиян за употребление наркотиков: Политика: Россия: Lenta.

ru

Россиян, которые систематически употребляют наркотики, надо привлекать к уголовной ответственности, заявил первый заместитель председателя комитета Госдумы по контролю и регламенту Олег Нилов («Справедливая Россия») в ходе парламентских слушаний об угрозах распространения наркотиков в даркнете, передает корреспондент «Ленты.ру» из зала заседаний.

Нилов отметил, что наркоманы, «которых сегодня миллионы, являются основными распространителями чумы XXI века». Их надо изолировать, «как и больных чумой», полагает депутат.

Главный редактор «Ленты.ру» Владимир Тодоров в ответ на выступление депутата заявил, что сажать наркопотребителей, особенно тех, кто использует наркотики для рекреационных целей, бессмысленно: «Бороться надо не со следствием, а с причиной. Причина — доступность продажи, которая напрямую исходит из легкости производства. Бороться надо с производителями и крупными продавцами, а не с потребителями».

Кроме того, по словам Тодорова, бороться надо с поставщиками сырья, которое в основном поступает в Россию из Китая.

«Преступление в изготовлении наркотика — это уголовная статья. В покупке — это финансирование вот этой гидры, которую мы считаем приравненной к террористической организации. Изготовление, покупка, может быть, кража, реализация продукции — это все уголовные преступления. Так почему человек, который сознательно на протяжении долго времени этим занимается, не уголовник?» — рассуждал Нилов. Он отметил, что наркоманы, которые отказались от лечения, не должны сидеть в колониях, но должны быть «максимально изолированы» от наркотиков.

Материалы по теме:

Ранее 2 декабря Нилов заявил, что продавцов наркотиков, в том числе площадку Hydra, в России необходимо приравнять к террористам, а наркомафию и наркобаронов признать самой большой угрозой для страны. Он также предложил сделать уголовно наказуемой пропаганду наркотиков. По словам Нилова, необходимо создать условия максимальной изоляции, чтобы из даркнета «никак не могли поступать наркотики».

2 декабря проходят вторые парламентские слушания на тему распространения наркотиков в даркнете, первые состоялись 14 октября. Тогда главный редактор «Ленты.ру» Владимир Тодоров показал депутатам, насколько легко купить наркотики в подпольном интернет-магазине Hydra в любой точке России, а также обсудил с депутатами и экспертами недостатки наркополитики в стране.

В конце сентября — начале октября на «Ленте.ру» вышел спецпроект в трех частях «Россия под наркотиками». Первая его часть посвящена началу в России самой мощной в мире войны за рынок наркотиков. Второй блок рассказывает о многомиллиардных заработках торговцев наркотиками в России. Третья часть повествует о том, как наркотики ломают судьбы простых продавцов и потребителей наркотиков в стране.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Наркотические вещества — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Наркотические вещества

Организация Объединенных Наций

2016 год HTML PDF
«Наша общая приверженность эффективному решению мировой проблемы наркотиков и борьбе с ней» — итоговый документ Специальной сессии Генеральной Ассамблеи по мировой проблеме наркотиков   477 KB
2005 год HTML PDF
Международная конвенция о борьбе с допингом в спорте 81 KB 647 KB
Типовое двустороннее соглашение о совместном использовании конфискованных доходов от преступлений или имущества, на которые распространяется действие Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года 81 KB
1999 год HTML PDF
Лакхнауское соглашение о принятии единообразных мер по контролю международной торговли прекурсорами и другими химическими веществами, используемыми при незаконном изготовлении наркотических средств и психотропных веществ   64 KB
1998 год HTML PDF
Протокол встречи Министров иностранных дел Центральной Азии, Российской Федерации, Исполнительного Директора Международной программы Организации Объединенных Наций по контролю за наркотиками и Представителя Организации Ага Хана по развитию   58 KB
Протокол о присоединении Правительства Российской Федерации и Организации Ага Хана по развитию к Меморандуму о взаимопонимании о сотрудничестве в области контроля за незаконным производством, оборотом, злоупотреблением наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, подписанному 4 мая 1996 года в Ташкенте правительствами Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан, Туркменистана, Республики Узбекистан и Международной программой Организации Объединенных Наций по контролю за наркотиками   58 KB
1988 год HTML PDF
Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ   1. 3 MB
1971 год HTML PDF
Конвенция о психотропных веществах    3 MB
1961 год HTML PDF
Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом о поправках к Единой конвенции о наркотических веществах 1961 года   2.3 MB
1948 год HTML PDF
Протокол, распространяющий международный контроль на лекарственные вещества, не подпадающие под действие Конвенции от 13 июля 1931 года об ограничении производства и регулировании распределения наркотических средств 22 KB 190 KB
1946 год HTML PDF
Протокол о внесении изменений в Соглашения, Конвенции и Протоколы о наркотиках, заключенные в Гааге 23 января 1912 года, в Женеве 11 февраля 1925 года, 19 февраля 1925 года и 13 июля 1931 года, в Бангкоке 27 ноября 1931 года и в Женеве 26 июня 1936 года 43 KB 557 KB

Профилактика употребления наркотических средств и психотропных веществ в молодежной среде

Наркотические средства— это вещества растительного или синтетического происхождения, препараты, растения, которые оказывают специфическое (стимулирующее, возбуждающее, угнетающее, галлюциногенное) воздействие на центральную нервную систему, вызывающие зависимость,  и включенные  Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве РФ в Список наркотических средств.

Психотропные вещества-это любые вещества естественного или искусственного происхождения, влияющие на функционирование центральной нервной системы, приводящие к изменению психического состояния человека.

В последние годы во всем мире наблюдается тенденция разработки и производства новых наркотических препаратов. Новые наркотики настолько быстро распространяются, что практически свели к нулю все попытки борьбы с их распространением. Только в 2010 году в Европе было зарегистрировано 40 новых наркотических препаратов, среди которых наибольшее распространение и популярность получил наркотик крокодил, разработанный на основе дезоморфина. Употребление этого наркотического препарата набирает масштабы эпидемии в результате невысокой стоимости и подобного с героином эффекта употребления. Этот препарат отличается в 15 раз выше токсичностью по сравнению с героином и вызывает привыкание практически с первых попыток употребления.

Спайс наркотики продаются под прикрытием безобидных курительных смесей. Однако за их внешней безопасностью скрывается синтетический наркотик и балластные вещества. В качестве наполнителя используются обычные лекарственные травы, приобретаемые в аптеке. Порошкообразный наркотик напыляется на безобидную траву, в результате чего появляется синтетический наркотик, полностью готовый к продаже. Даже торговцы не знают, какое именно вещество находится в каждой конкретной курительной смеси. Результатом употребления спайсов могут стать острые отравления, вплоть до летального исхода. Медики не могут оказать квалифицированную помощь, поскольку не могут сразу выявить основное наркотическое вещество.

Общая профилактика является наиболее массовой, она охватывает всю субпопуляцию подростков и молодёжи и направлена на противодействие наиболее общим причинам наркопотребления (макросоциальным факторам). К таким причинам относят в первую очередь резкие социально-исторические, политические или экономические изменения, которые, как известно, неизбежно влекут за собой рост уровня отклоняющегося поведения в обществе, в том числе и наркотизации.

Существует поговорка, что «наркоман как пещерный человек, обычно живет до 30 лет». Эта поговорка является вполне правдивой. Популярный американский журналист Р.Аристофсен по этому поводу писал, что он ни разу не встречал наркомана в возрасте старше 30 лет.

Иногда даже первая доза может стать смертельной. Наркотики  могут погубить самого сильного,  здорового, волевого, талантливого человека. Тех, кто начинает лечение и справляется со своей зависимостью, насчитываются единицы.

Мало кому удается победить наркотики. Они убивают в наркоманах «людей», забирают у них личность, превращают в бездушных машин, полностью подчиняют к себе и управляют их волей. Больные наркоманией имеют болезненный вид, со временем начинается разрушение кожных покровов, органов, мозга. Больные наркоманией в поисках денег на новую дозу идут на преступления, что, в свою очередь, заканчивается тюремным заключением.

 

Только совместными усилиями учебных заведений и позитивным общением внутри семьи можно вести эффективную профилактику употребления наркотических средств и психотропных веществ с целью недопущения формирования зависимости и гибели молодого организма. Наличие хобби, друзей и семьи будет благоприятно влиять на психологическое состояние человека и являться важными составляющими в профилактике наркомании.

Источник информации: отдел организации медико-профилактической работы и психологической помощи.

Источник фотографий: отдел организации медико-профилактической работы и психологической помощи.

Схемы распространения наркотиков: последствия и проблемы

Резюме

В этой статье описываются различные схемы незаконной продажи наркотиков, особенно на розничном (и почти розничном) уровне, затрагивая различные основные вопросы, связанные с продажей и распространением наркотиков, задокументированные во время за последние 30 лет, включая: а) связь между потреблением наркотиков и распространением наркотиков; б) различные роли распределения; в) различные уровни распределительной иерархии; г) виды розничных и оптовых рынков; д) связь распространения наркотиков с преступностью и насилием, не связанными с наркотиками. В статье также рассматриваются последствия распространения наркотиков: влияют ли различные меры государственной политики, такие как сокращение поставок и перехват источников, на незаконные рынки наркотиков, и как стратегии охраны правопорядка и различные стратегии правоохранительных органов могут влиять на участие отдельных лиц в деятельности по распространению наркотиков. Также будет рассмотрен упущенный из виду вклад лечения от «наркомании» в сокращение продаж и распространения наркотиков, как и другие важные нерешенные вопросы.

Ключевые слова: Продажа и распространение наркотиков, Незаконные рынки наркотиков, Спрос/предложение, Лечение наркозависимости, Преступность, Героин, Крэк, Кокаин и продажа. Основное внимание уделяется розничному (и почти розничному) уровню героина, кокаина и крэка. В нем не рассматриваются столь же сложные вопросы распространения марихуаны/каннабиса, которые также являются незаконными в большинстве обществ.Первый раздел будет адресован:

  • Ролевая структура нелегальных сетей распространения,

  • Иерархия распространения,

  • Типы розничных и оптовых рынков,

  • Связи с распространением наркотиков

  • Связи распространения с преступлениями против собственности/секс-работой.

В статье также будут рассмотрены несколько важных последствий и вопросов, связанных с незаконным распространением наркотиков, в том числе:

  • Эффективны ли стратегии пресечения поставок?

  • Останавливают ли «жесткие законы» незаконное распространение?

  • Сокращают ли «жесткие законы» потребление незаконных наркотиков?

  • Может ли эффективная работа полиции сократить незаконное распространение и потребление среди населения?

  • Какие правоприменительные меры работают лучше всего?

  • Как лечение влияет на распределение?

  • Как насчет методов снижения вреда?

  • Какие средства контроля распределения сработали?

Исходные данные для понимания розничного и почти розничного уровней незаконного распространения наркотиков

История незаконного распространения наркотиков началась с подъема коммерческой торговли опиумом на Дальнем Востоке и широкого распространения бизнеса патентованных лекарств в 19 веке ( Мусто, 1999; Кортрайт, 2001). Во многих отношениях «проблема злоупотребления наркотиками» была инициирована тремя крупными изобретениями XIX века. Хотя эти изобретения были чрезвычайно важными достижениями в развитии современной медицины и остаются исключительно ценными при надлежащем использовании медицинским персоналом, эти изобретения также повышали эффективность потребляемых лекарств, облегчая их использование и злоупотребление ими, а также их было легче скрывать и провозить контрабандой. .

  • Изобретение иглы/шприца для подкожных инъекций в 1850-х годах позволило людям вводить определенные дозы лекарств непосредственно в кровоток.

  • Выделение морфина из опиатов в 1803 г., а также очищение от морфина и коммерческая продажа героина в 1898 г. значительно повысили вероятность зависимости и злоупотребления среди потребителей.

  • Аналогичным образом, при выделении гидрохлорида кокаина из растения коки в 1860-х годах появилось еще одно важное вещество, которым стали широко злоупотреблять.

В первой четверти 20-го века беспокойство по поводу коммерческой торговли опиумом на Дальнем Востоке, особенно в Китае, и широкое использование опиатов и кокаина в патентованных лекарствах привело к заключению в 1920-х годах международных соглашений об ограничении продажи опиума. эти вещества в медицинских целях.Эти международные соглашения стали частью мирного договора после Первой мировой войны, обязывающего большинство западных стран принять законы, ограничивающие употребление опиатов и кокаина медицинской практикой (Musto, 1999, 2002). Когда эта политика была реализована после Первой мировой войны, вопрос о том, могут ли люди, зависимые от этих веществ, могли быть обеспечены врачами поддерживающими дозами, не был решен. В Соединенных Штатах агентству по запрету алкоголя было поручено обеспечить соблюдение этого закона; впоследствии это превратилось в Бюро по борьбе с наркотиками после отмены запрета на алкоголь.Это бюро определило, что врачи не могут прописывать героин и кокаин тем, кто зависит от этих наркотиков, и арестовало и привлекло к ответственности нескольких врачей за это. Большинство врачей перестали прописывать наркозависимым героин, морфин и кокаин (Musto, 1999).

Однако, даже когда эти наркотики можно было продавать на законных основаниях, небольшое число лиц начали перепродавать запасы героина другим лицам, которые хотели избежать позора наркоманов (Courtwright, 2001). После того, как врачи перестали прописывать наркоманам, многие нынешние потребители героина и морфина стали покупать эти наркотики у нелегальных продавцов.После морального крестового похода коммерческая продажа героина была полностью запрещена в 1928 году в Соединенных Штатах, и аналогичная политика впоследствии была введена во многих других странах (Musto, 1999). Запрет героина стал результатом кампаний, в которых людей называли «торговцами наркотиками». «Жесткие законы» налагали уголовные наказания и тюремные сроки на тех, кто был осужден за эти преступления.

В период с 1950-х по 1980-е годы законодатели и политики США постоянно продвигали политику, которая была «жесткой по отношению к преступникам» и предписывала длительные тюремные сроки (вплоть до пожизненного) для продавцов героина и кокаина, а также для продавцов крэка (кокаин без основания). Эта политика в первую очередь подчеркивала «нравственную праведность» образа жизни без наркотиков и в значительной степени символизировала беспокойство американцев по поводу незаконного употребления наркотиков. Незаконный продавец наркотиков, особенно те, кто ведет бизнес в общественных местах, продолжает вызывать отвращение и страх у рядовых граждан, выступающих против незаконного употребления наркотиков.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ О НЕЗАКОННОМ РАСПРОСТРАНЕНИИ «СИЛЬНЫХ НАРКОТИКОВ»

В рамках этой незаконности сырье (опиаты для героина, лист коки для кокаина) обычно выращивается в отдаленных сельских районах очень бедными фермерами в беднейших странах мира. (Моралес, 1989).Эти производители получают гораздо больше дохода, чем они могли бы получить от других легальных культур. Тем не менее, затраты на выращивание составляют небольшую часть розничной стоимости, которую платит потребитель. Производители продают свою продукцию разветвленной и сложной сети лиц, занимающихся нелегальной контрабандой, перерабатывая сырье в героин или кокаин. Специализированные синдикаты эффективно незаконно ввозят рафинированные наркотики в богатые страны, такие как США и Европа (Stares, 1996). В 1990-х годах в странах третьего мира возникла незаконная контрабанда и торговля (Musto, 2002).Соединенные Штаты и Европа ежегодно тратят миллиарды долларов на политику «запрещения источников» и «нарушения поставок» (MacCoun and Reuter, 2001). Точно так же еще миллиарды тратятся на местное обеспечение соблюдения жестких законов для полиции, судов и исправительных служб. На лечение потребителей наркотиков («сокращение спроса») на местах расходуются лишь скромные суммы (Musto, 2002; Massing, 1998).

Ролевая структура сетей нелегального распространения

Структура незаконной продажи и распространения наркотиков в целом проста в общих чертах, но чертовски сложна в деталях применительно к какой-либо конкретной группе распространения.Структура ролей может быть сгруппирована на дистрибьюторов розничного уровня и оптовых дистрибьюторов. Исследования (Johnson et al. , 1990; Johnson et al., 2000) выделяют два уровня розничных дистрибьюторов:

для обоих, наркотиков или денег. Они действуют как «держатели», «транспортеры», «мулы», «доставщики», «счетчики», «наблюдатели», «запасные» или «мускулы».

Розничные продавцы несут ответственность как за деньги, так и за наркотики (по крайней мере временно).Эта роль является функциональным, хотя и незаконным, эквивалентом розничных продавцов в магазинах. Они собирают деньги с кого-то (обычно конечного розничного потребителя), покупающего товар.

Оптовые дистрибьюторы. Дилеры обычно покупают большие «оптовые» единицы крэка, кокаина или героина (например, унции, граммы, фунты, килограммы) по весу или, особенно, в долларах.

Дистрибьюторы высшего уровня часто импортируют кокаин/героин из стран-производителей, покупают и/или продают несколько килограммов кокаина.Они контролируют финансирование, контрабанду и транспортировку этих наркотиков, редко «обрабатывая», «владея» или «торгуя» наркотиками, которыми они владеют. Эти дистрибьюторы высшего уровня развивают и поддерживают транснациональные сети лиц, которые занимаются импортом и распределением оптовых партий и считаются организованными преступными группами. (МакКоун и Рейтер, 2001).

Основные результаты эмпирического исследования незаконного распространения наркотиков

Пропорционально очень мало тех, кто не употребляет запрещенные наркотики, когда-либо участвовали в незаконной продаже или передаче наркотиков (см. Johnson et al., 2000).

Почти все дистрибьюторы также потребляют запрещенные наркотики (некоторые иногда продают наркотики, которые они не употребляют регулярно). Большинство дистрибьюторов в первую очередь предоставляют свой труд и навыки в обмен на наркотики, которые они потребляют. Часто они не получают денежных выплат, но потребляют часть лекарств, которые должны продать. Дистрибьюторы низшего звена регулярно переключаются между различными ролями, часто в течение нескольких минут.

Переход от розничного продавца к роли дилера и импортера очень сложен и маловероятен. Действительно, подавляющее большинство нелегальных наркоманов часто выполняет самые низкие и самые опасные с юридической точки зрения роли в распространении. Почти нет мелких дистрибьюторов и мало продавцов, которые платят за собственную квартиру/дом или содержат семью. В Соединенных Штатах многие дистрибьюторы более низкого уровня живут в крайней нищете. Это верно даже тогда, когда их доход от продаж кажется значительным. (Джонсон и др., 1985, 2000).

Иерархия распределения. Большинство интересов полиции, суда и политики сосредоточено на высшем уровне (дилеры, поставщики, торговцы людьми).Тем не менее, подавляющее большинство (более 80%) арестованных и привлеченных к суду — это мелкие продавцы и мелкие дистрибьюторы, хотя они могут иметь обширную и более серьезную криминальную историю (Голуб и др., 2002). Эффективные торговцы людьми, поставщики и продавцы изолируют свою личность и незаконную деятельность практически от всех, кроме своих самых надежных коллег. Поставщики и продавцы используют обедневших людей для выполнения опасных миссий и ролей и, как правило, платят им только после успешного выполнения.

Типы розничных/оптовых рынков

Частные сети связаны с незаконными сделками между покупателями и продавцами, которые обычно сотрудничают в организации сделок, происходящих в частных условиях, таких как дома, квартиры или автомобили. Многие сделки часто организуются по телефону. Полиция/правоохранительные органы редко знают о таких частных сетях или проникают в них. Эти сети особенно распространены среди среднего класса и работающих потребителей нелегальных наркотиков.

Публичные сети включают продавцов и дистрибьюторов более низкого уровня, осуществляющих продажи покупателям в общественных местах (улицы, парки) и даже в частных местах (бары, клубы, магазины, коридоры и места общего пользования зданий).Покупатели/продавцы редко знают друг друга лично. Продавцы могут максимизировать количество транзакций и обслуживаемых клиентов.

Внештатное публичное распространение: Практически все распространители незаконных наркотиков предпочитают внештатную работу (где они продают в одиночку и несут ответственность как за деньги, так и за наркотики). И все же одинокие фрилансеры не преобладали в Нью-Йорке. Их более организованные конкуренты вытеснили большинство внештатных продавцов крэка с более прибыльных мест публичной продажи; полиция арестовала и удалила других.Основной проблемой фрилансеров была зависимость; они потребляли припасы до того, как они были проданы. Задействована общая закономерность. Кооперативы фрилансеров, в которых несколько продавцов-фрилансеров сотрудничали в свободном кооперативе в определенном месте, полагаясь на неформальные соглашения, чтобы помочь друг другу, но никто не контролировал поставки или деньги других.

Предприятия по распределению имели место, когда одно или несколько лиц могли контролировать деятельность нескольких других лиц. Такие деловые продавцы составляют меньшинство дистрибьюторов.Но они нанимают и выплачивают регулярную заработную плату нескольким ключевым сотрудникам, которые отвечают за наем и управление поденщиками, выполняющими самую опасную работу.

Поденщики не могли закупать наркотики для продажи и искали работу у других продавцов. Обычно их нанимают на один день, они могут раздавать наркотики («предлагать») после того, как кто-то другой получит деньги, или служить наблюдателями. По сути, поденщику платят за то, чтобы он выполнял указания в роли квази-наемного работника. Поденщику платили наркотиками, а не наличными.Быстрое потребление таких доходов обеспечивало стабильное и дешевое предложение рабочей силы.

Распространение наркотиков и насилие. В Америке исследование связи между «тяжелыми наркотиками» и насилием выявило некоторые важные, но не очевидные выводы. Большинство исследований, проведенных в конце 1980-х и 1990-х годах, были сосредоточены на роли наркотиков в убийствах. Неожиданно относительно небольшое количество убийств происходит из-за того, что кто-то погибает во время грабежа или кражи, совершенной наркоманом, ищущим финансирование для своего пристрастия к наркотикам.Скорее, значительная доля убийств связана с фармакологическим эффектом; преступник был под кайфом или находился в состоянии алкогольного опьянения после тяжелого употребления наркотиков.

Пистолеты и распределители. Больше убийств было связано с системным насилием, включая конфликты внутри и между группами распространения наркотиков. В обычном убийстве участвовал поставщик, который убил продавца или дистрибьютора более низкого уровня, не вернувшего деньги или лекарства. Еще одно распространенное убийство заключалось в том, что конкурирующие продавцы или дистрибьюторские группы убивали друг друга.Взрыв пистолетов в 1980-х годах попал в руки молодых членов групп по распространению наркотиков (Blumstein and Wallman, 2000). Введение жесткого контроля над оружием в сочетании с изъятием оружия у гражданского населения помогло сократить количество убийств.

Распространение, связанное с преступлениями против собственности и секс-бизнесом. Потребители наркотиков, не имеющие легальной работы и стабильного легального дохода, обычно занимаются тем, что они называют «сделкой», т. е. различными видами деятельности, которые часто нарушают уголовный кодекс или моральные нормы традиционного общества. Типичный правонарушитель занимается широким спектром незаконных действий (Johnson et al., 1985). Незаконная продажа сильнодействующих наркотиков и операции с ними стали самым прибыльным делом, но влекут за собой самые суровые наказания в виде тюремного заключения. Люди, которые регулярно продают героин, кокаин, крэк, но при этом уклоняются от полиции и грабителей, могут получать большие доходы. В 1990-х годах многие женщины, употребляющие героин/крэк, переключились на продажу крэка и, в случае успеха, сократили количество магазинных краж или секс-работы (Maher, 1997; Dunlap et al., 1997; Fagan, 1994a). Продавцы наркотиков-мужчины стали менее склонны к грабежам или кражам со взломом, чем в прошлом (Fagan, 1994b).

ПОСЛЕДСТВИЯ И ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С РАСПРОСТРАНЕНИЕМ НАРКОТИКОВ

Работают ли стратегии пресечения поставок?

Эти стратегии не приводят к существенному сокращению общих запасов различных лекарств (MacCoun and Reuter, 2001; Stares, 1996). Потратив миллионы на уничтожение мака или листьев коки, Соединенные Штаты и Европа никогда не решались напрямую платить крестьянам за непроизводство и/или за полученный урожай. Такой запрет и сокращение поставок позволили существенно подавить выращивание в определенных странах, таких как Перу и Боливия, но производство, похоже, увеличилось в других местах (например, в Бразилии и Колумбии).Картели по производству наркотиков систематически ищут места с очень низкой вероятностью обнаружения и пресечения. Оценки мирового производства героина и/или кокаина оставались стабильными или увеличивались за последнее десятилетие. За последнее десятилетие розничные цены на героин и кокаин существенно снизились.

Помешают ли «жесткие законы» и длительные сроки тюремного заключения незаконному распространению?

Нет!! Немногие дистрибьюторы прекратили продажи из-за длинных приговоров. Они каким-то образом изменили свою тактику продаж, чтобы быть менее заметными, прятать свои наркотики в скрытых местах или больше перемещаться, чтобы казаться частью обычного пешеходного движения.Такие законы не оказали заметного/заметного влияния на торговцев наркотиками, а также на доступность героина, кокаина или крэка (Fagan, 1992; Davis and Johnson, 2000; Johnson et al. , 1995). Жесткие законы в Соединенных Штатах в основном используются для принуждения признание вины к меньшим (но очень длительным) приговорам от арестованных продавцов. Длительные тюремные сроки для лиц, осужденных за продажу героина и крэка, резко увеличили (с примерно 500 000 в 1980 году до более 1 900 000 в 2000 году) количество заключенных / тюрем в Соединенных Штатах.(Бюро судебной статистики, 2001 г.).

«Жесткие законы» останавливают или значительно сокращают незаконное употребление наркотиков?

Нет!! Такие законы не оказали заметного влияния на модели употребления героина, кокаина или крэка. Поколенческие, этнические и гендерные факторы гораздо сильнее влияют на модели потребления наркотиков (Golub, Johnson, 1997, 1999). Отход поколений от героина и крэка резко сократил рынки и прибыльность продажи наркотиков как карьеры для тысяч безработных молодых людей из городских районов (Johnson et al., 2000). В нескольких статьях задокументированы резкие сдвиги в предпочтениях незаконных наркотиков среди поколений арестованных, кратко описанные здесь (Golub and Johnson, 1997, 1998, 1999, 2001a, b, 2002a, b, c; Johnson et al. , 2000; Kandel, 2002). ; Липтон и Джонсон, 1998).

Поколение героина: В Нью-Йорке арестованные, родившиеся в 1945–1954 годах, с большой долей вероятности стали наркоманами героина, эта когорта остается основным пулом потребителей героина и инъекционных наркотиков до настоящего времени. Арестованные, родившиеся в 1955–1969 годах и после 1970 года, гораздо реже пробовали героин или вводили его инъекционным путем.

Поколение крэка: арестованные, родившиеся в 1955–1969 годах, как правило, избегали героина, но стали (и остаются в 2002 году) теми, кто предпочитал крэк и курение кокаина.

Поколение марихуаны/притупления: Арестованные, родившиеся в 1970 году и позже, имеют строгие нормы против употребления героина и крэка. Это поколение предпочитает «притупления»; они потребляют марихуану, помещенную в недорогую сигару.

Может ли эффективная полиция/правоприменение значительно уменьшить публичность незаконного распространения?

Квалифицированное да! Смена поколений в предпочтениях молодежи к наркотикам с крэка на косяки (марихуану) также совпала с одним из самых интенсивных репрессий против продавцов и потребителей наркотиков, когда-либо проводившихся. В период с 1990-х годов по настоящее время город Нью-Йорк увеличил численность своих полицейских сил, значительно улучшил определение целей и управление полицейскими ресурсами, а также увеличил количество правонарушений, приводящих к аресту, — и все это для существенного снижения уровня преступности. Очень значительные ресурсы полиции были выделены на то, чтобы не допускать на улицы торговцев оружием и незаконных наркоторговцев. Это многочисленное и частое присутствие полиции, направленное против уличных торговцев наркотиками, резко уменьшило публичность продажи наркотиков.(Джонсон и др., 2000; Голуб и др., 2002, 2003).

Разнообразные и интенсивные правоохранительные действия полиции разрушили уличные «супермаркеты наркотиков» конца 1980-х годов, положили конец многочисленным хорошо организованным торговым операциям и заключили в тюрьму многих дилеров. Почти все аресты приводят к задержанию или кратковременному заключению в тюрьму (или аналогичному наказанию). Полиция и районные организации тщательно следят за местами, где раньше шла активная уличная торговля (Johnson et al. , 2000).

Нелегальные продавцы все еще уклоняются от полицейского контроля?

В результате резко изменилась тактика продаж сильнодействующих наркотиков.В 1980-е продавцы наркотиков на улицах и в парках подходили почти ко всем прохожим, чтобы купить наркотики. Больше никогда!! Уличные продавцы в настоящее время ведут себя очень сдержанно и обычно ограничивают продажи известным покупателям. Убежденный потребитель героина или крэка все же может получить предпочтительный наркотик (наркотики) у продавца в общественном месте недалеко от своего дома или тусовки. Продавцы и покупатели теперь систематически сотрудничают, чтобы скрыть свои незаконные сделки от граждан и особенно от полиции под прикрытием.Но подавляющее большинство арестованных в Нью-Йорке сообщают, что они покупают героин и крэк в общественных местах и ​​по более низким ценам, чем их коллеги в других городах США. (NIJ, 2003).

Какие виды правоприменительной деятельности работают лучше всего?

Контроль над огнестрельным оружием — лучший способ уменьшить серьезность (убийства или серьезные ранения) конфликтов между распространителями наркотиков. Политика полиции, направленная против огнестрельного оружия и его ношения, привела к сокращению серьезных преступлений (грабежей, убийств и хранения оружия) (Blumstein and Wallman, 2000).Политика полиции нацелена на тех, кто носит оружие и подозревается в торговле наркотиками. По уважительной причине лиц с подозрительными выпуклостями останавливают и обыскивают. Обыски часто обнаруживают нелегальные наркотики. Если в г. Нью-Йорке происходит арест или правонарушение, политика полиции требует, чтобы офицеры заключали под стражу, задерживали и привлекали к суду, а суды требовали применения незначительных мер (штрафа или общественных работ). Введение краткосрочных санкций за кажущиеся незначительными правонарушения оказалось эффективным средством повышения осведомленности правонарушителей о необходимости уменьшить публичность торговой деятельности или даже незначительных действий (таких как уклонение от оплаты проезда, распитие алкоголя в общественных местах).Политика, направленная на выявление и мониторинг поведения постоянных правонарушителей, охватит большинство ежедневно употребляющих тяжелые наркотики (Golub et al. , 2003). Некоторые из этих лиц также иногда выполняют функции прямых продаж или распределения на низком уровне.

А как насчет политики полиции по неисполнению запретительной политики?

Общество в целом возложило на полицию ответственность за соблюдение моральных норм большинства (запрет на употребление или продажу сильнодействующих наркотиков) на меньшинство, употребляющее эти наркотики и постоянно сотрудничающее, чтобы обойти эти ограничения и полицейскую тактику.Эффективное применение полицией законов о наркотиках сложно и дорого. Одна политика полиции состоит в том, чтобы сосредоточиться только на дилерах высокого (килограммового) уровня, игнорируя при этом множество мелких продавцов времени. Связанная с этим политика заключается в том, чтобы не расходовать какие-либо ресурсы полиции для обеспечения соблюдения запретительной политики. В долгосрочной перспективе, к сожалению, неисполнение запретительной политики может создать столько же или даже больше проблем, сколько и правоприменение. Политика непринуждения, которая позволяла наркоманам собираться и продавать/употреблять героин в крупных общественных местах в Амстердаме и Голландии, стала политически неприемлемой (MacCoun and Reuter, 2001).

Как реагируют субкультуры нелегальных продавцов?

Субкультура незаконного оборота наркотиков, возглавляемая продавцами и дилерами, оказалась удивительно стойкой и полна решимости продолжать бизнес в обычном режиме. Продавцы замечательно умели находить и использовать каждую уязвимость в правоохранительных органах. Эта субкультура процветает в рамках полицейской политики неисполнения. Такое несоблюдение законодательства в отношении уличных продавцов низшего звена было связано с тысячами весьма заметных уличных продавцов в 1970-х и 1980-х годах в Нью-Йорке (Johnson et al., 2000). Из-за страха перед коррупцией в полиции Нью-Йорка в течение почти двух десятилетий в 1960-х и 1970-х годах существовала политика неисполнения со стороны полиции (направленная на мелких продавцов). За это время субкультура героина (а позже и субкультура крэка) развила разветвленную сеть уличных продавцов, почти все из которых были постоянными потребителями этих наркотиков. Примерно в 1970–1983 годах тысячи безработных молодых людей из числа меньшинств в городе вышли на улицы и в парки, где они открыто продавали запрещенные наркотики всем желающим.Некоторые улицы превратились в супермаркеты с наркотиками, где сотни продавцов и покупателей боролись за бизнес. Конфликты между продавцами, конкурирующими дистрибьюторскими организациями и резкий рост незаконного владения оружием были связаны с самыми высокими уровнями насильственных преступлений и убийств, когда-либо известных (вне военных действий) (Blumstein and Wallman, 2000).

Как лечение потребителей наркотиков влияет на незаконное распространение наркотиков?

За прошедшие годы специалисты в области уголовного правосудия пришли к двум выводам относительно преступников, причастных к наркотикам (большинство арестованных в Нью-Йорке и других местах):

  • Цикл арестов, тюрем, потребление наркотиков и незначительная преступность правонарушителей, употребляющих сильнодействующие наркотики.

  • Обязательные различные формы лечения потребителей наркотиков с принудительным посещением могут быть оптимальной политикой для сокращения настойчивых продаж или противоправного поведения.

Продажа наркотиков и участие в мелком распространении наркотиков – это один из видов противоправного поведения, на который лечение наркозависимых оказывает непосредственное и прямое влияние. Если и когда потребители-продавцы сильнодействующих наркотиков зарегистрированы и действительно посещают сеансы лечения наркозависимых, их участие в распространении незаконных наркотиков снижается на 50–80 % (Wexler et al., 1988). Это более существенное сокращение, чем потребление ими этих веществ, и часто больше, чем сокращение числа правонарушений, не связанных с наркотиками (грабежи, кражи со взломом, кражи и секс-работа). Это не зависит от уместности и качества введенной программы лечения (Magura, 2001).

Как насчет подходов по снижению вреда?

Подходы по снижению вреда (например, раздача легальных игл и презервативов) потребителям инъекционных наркотиков (ПИН) могут улучшить здоровье людей и снизить риск для их сексуальных партнеров — важные цели для достижения самих себя (Johnson et al. , 2001). Практически нет данных, указывающих на то, что такая политика оказывает прямое влияние на участие ПИН в распространении наркотиков (Natarajan and Hough, 2000). Тем не менее, обеспечение легкой доступности метадона для ПИН (в форме краткосрочного (например, дезинтоксикация или через метадоновые автобусы) и долгосрочного лечения (например, поддерживающая метадоновая терапия) неоднократно демонстрировало связь со снижением распространенности поведения (Болл и Ross, 1991).Южные города никогда не рассматривали возможность предоставления потребителям незаконных наркотиков «убежищ» или клиник, в которых они могли бы употреблять запрещенные наркотики. Нидерландская политика «разделения рынков» также не может рассматриваться в Америке в нынешних политических условиях (Cohen and Kaal, 2001; MacCoun and Reuter, 2001).

Какие другие политики успешны?

Одна международная политика оказалась чрезвычайно эффективной, однако исследователи или политики редко рассматривают ее даже как часть проблемы «незаконного контроля над наркотиками». Политика международного контроля, принятая до и реализованная после Первой мировой войны, оказалась чрезвычайно успешной в ограничении доступа к широкому спектру потенциально опасных фармацевтических продуктов (среди них морфин, другие опиаты, кокаин и его производные) по медицинским каналам. Можно многое узнать о том, сможет ли и каким образом система медицинского регулирования подорвать систему распространения незаконных наркотиков.

ОБСУЖДЕНИЕ

Американская наркополитика по отношению к продавцам и распространителям сильнодействующих наркотиков представляет собой триумф символической политики над политикой, которая могла бы обеспечить скромные улучшения в сокращении распространения запрещенных наркотиков.

Проведение запретительной политики, подчеркивающей краткосрочные наказания в сочетании с лечением, кажется наиболее эффективным как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе и, по крайней мере, стоит денег. Когда полиция преследует распространителей наркотиков, особенно тех, которые действуют в общественных местах, и проводит неоднократные остановки/обыски в этих местах, продавцы получают сигнал двигаться дальше или очень тщательно скрывать свою деятельность от посторонних глаз. Если обнаруживается, что люди хранят и продают сильнодействующие наркотики, то аресты, задержание правонарушителей и наложение нетривиальных мер работают так же, как и любая другая правоприменительная политика.

Включение обязательного лечения потребителей наркотиков с последовательным последующим наблюдением дает одни из лучших результатов. Напротив, правоприменительная политика (как в Нью-Йорке), которая делает упор на судебное преследование мелких продавцов и дистрибьюторов низкого уровня и устанавливает очень низкие объемы продаж в качестве показателей преступных продаж, работает не так эффективно. Такая жесткая политика означает, что многие ресурсы отвлекаются на судебные процессы для принуждения ограниченного числа лиц к признанию вины. Затраты на заключение таких лиц в течение многих лет очень значительны и не имеют документально подтвержденного сокращения незаконной продажи наркотиков, цен на такие вещества или улучшения качества жизни общества.

Биография

• 

Брюс Д. Джонсон , доктор философии. (США), Sociology, является одним из авторитетных источников Америки по преступности и незаконной продаже наркотиков в уличной торговле наркотиками, а также среди арестованных и представителей меньшинств. В настоящее время он руководит Институтом специальных исследований населения при Национальном институте развития и исследований, крупнейшей в стране некоммерческой исследовательской организацией, занимающейся вопросами употребления/злоупотребления наркотиками (расположенной на Манхэттене). Он является профессиональным исследователем, опубликовавшим пять книг и более 120 статей, основанных на результатах более чем 20 различных исследовательских проектов, финансируемых из федерального бюджета, финансируемых Национальным институтом по борьбе со злоупотреблением наркотиками, Национальными институтами юстиции, Центром лечения наркомании и Фондом Роберта Вуда Джонсона. Фундамент.

Его недавняя работа появилась в American Journal of Public Health, Journal of Quantitative Criminology, British Journal of Criminology, в качестве главы в книге Блюмштейна и Уолмана о The Crime Drop in America , а также в нескольких других журналах и книгах. . Крупный исследовательский проект 1990-х был специально сосредоточен на распространении крэка и его употреблении, но в более ранних исследованиях он также изучал модели продажи героина и марихуаны.

Текущие исследования включают модели злоупотребления наркотиками среди арестованных и преступников, влияние полицейских инициатив на преступное поведение, оценку числа потребителей сильнодействующих наркотиков и оперативников, новые технологии обнаружения наркотиков, употребление и продажу марихуаны и косяков, а также насилие в наркобизнесе. с использованием домохозяйств.Он также руководит крупнейшей в США программой пред- и постдокторской подготовки по социологии, психологии, антропологии и общественному здравоохранению. Он является членом редакционной коллегии журнала «Употребление психоактивных веществ и злоупотребление ими » и был преподавателем Ближневосточного летнего института по употреблению наркотиков (MESIDU/MEMSIDU) в Израиле и Италии.

Схемы распространения наркотиков: последствия и проблемы

Резюме

В этой статье описываются различные схемы незаконной продажи наркотиков, особенно на розничном (и почти розничном) уровне, затрагивая различные основные вопросы, связанные с документально подтвержденными продажами и распространением наркотиков. за последние 30 лет, включая: а) связь между потреблением наркотиков и распространением наркотиков; б) различные роли распределения; в) различные уровни распределительной иерархии; г) виды розничных и оптовых рынков; д) связь распространения наркотиков с преступностью и насилием, не связанными с наркотиками.В статье также рассматриваются последствия распространения наркотиков: влияют ли различные меры государственной политики, такие как сокращение поставок и перехват источников, на незаконные рынки наркотиков, и как стратегии охраны правопорядка и различные стратегии правоохранительных органов могут влиять на участие отдельных лиц в деятельности по распространению наркотиков. Также будет рассмотрен упущенный из виду вклад лечения от «наркомании» в сокращение продаж и распространения наркотиков, как и другие важные нерешенные вопросы.

Ключевые слова: Продажа и распространение наркотиков, Незаконные рынки наркотиков, Спрос/предложение, Лечение наркозависимости, Преступность, Героин, Крэк, Кокаин и продажа. Основное внимание уделяется розничному (и почти розничному) уровню героина, кокаина и крэка. В нем не рассматриваются столь же сложные вопросы распространения марихуаны/каннабиса, которые также являются незаконными в большинстве обществ.Первый раздел будет адресован:

  • Ролевая структура нелегальных сетей распространения,

  • Иерархия распространения,

  • Типы розничных и оптовых рынков,

  • Связи с распространением наркотиков

  • Связи распространения с преступлениями против собственности/секс-работой.

В статье также будут рассмотрены несколько важных последствий и вопросов, связанных с незаконным распространением наркотиков, в том числе:

  • Эффективны ли стратегии пресечения поставок?

  • Останавливают ли «жесткие законы» незаконное распространение?

  • Сокращают ли «жесткие законы» потребление незаконных наркотиков?

  • Может ли эффективная работа полиции сократить незаконное распространение и потребление среди населения?

  • Какие правоприменительные меры работают лучше всего?

  • Как лечение влияет на распределение?

  • Как насчет методов снижения вреда?

  • Какие средства контроля распределения сработали?

Исходные данные для понимания розничного и почти розничного уровней незаконного распространения наркотиков

История незаконного распространения наркотиков началась с подъема коммерческой торговли опиумом на Дальнем Востоке и широкого распространения бизнеса патентованных лекарств в 19 веке ( Мусто, 1999; Кортрайт, 2001). Во многих отношениях «проблема злоупотребления наркотиками» была инициирована тремя крупными изобретениями XIX века. Хотя эти изобретения были чрезвычайно важными достижениями в развитии современной медицины и остаются исключительно ценными при надлежащем использовании медицинским персоналом, эти изобретения также повышали эффективность потребляемых лекарств, облегчая их использование и злоупотребление ими, а также их было легче скрывать и провозить контрабандой. .

  • Изобретение иглы/шприца для подкожных инъекций в 1850-х годах позволило людям вводить определенные дозы лекарств непосредственно в кровоток.

  • Выделение морфина из опиатов в 1803 г., а также очищение от морфина и коммерческая продажа героина в 1898 г. значительно повысили вероятность зависимости и злоупотребления среди потребителей.

  • Аналогичным образом, при выделении гидрохлорида кокаина из растения коки в 1860-х годах появилось еще одно важное вещество, которым стали широко злоупотреблять.

В первой четверти 20-го века беспокойство по поводу коммерческой торговли опиумом на Дальнем Востоке, особенно в Китае, и широкое использование опиатов и кокаина в патентованных лекарствах привело к заключению в 1920-х годах международных соглашений об ограничении продажи опиума. эти вещества в медицинских целях.Эти международные соглашения стали частью мирного договора после Первой мировой войны, обязывающего большинство западных стран принять законы, ограничивающие употребление опиатов и кокаина медицинской практикой (Musto, 1999, 2002). Когда эта политика была реализована после Первой мировой войны, вопрос о том, могут ли люди, зависимые от этих веществ, могли быть обеспечены врачами поддерживающими дозами, не был решен. В Соединенных Штатах агентству по запрету алкоголя было поручено обеспечить соблюдение этого закона; впоследствии это превратилось в Бюро по борьбе с наркотиками после отмены запрета на алкоголь.Это бюро определило, что врачи не могут прописывать героин и кокаин тем, кто зависит от этих наркотиков, и арестовало и привлекло к ответственности нескольких врачей за это. Большинство врачей перестали прописывать наркозависимым героин, морфин и кокаин (Musto, 1999).

Однако, даже когда эти наркотики можно было продавать на законных основаниях, небольшое число лиц начали перепродавать запасы героина другим лицам, которые хотели избежать позора наркоманов (Courtwright, 2001). После того, как врачи перестали прописывать наркоманам, многие нынешние потребители героина и морфина стали покупать эти наркотики у нелегальных продавцов.После морального крестового похода коммерческая продажа героина была полностью запрещена в 1928 году в Соединенных Штатах, и аналогичная политика впоследствии была введена во многих других странах (Musto, 1999). Запрет героина стал результатом кампаний, в которых людей называли «торговцами наркотиками». «Жесткие законы» налагали уголовные наказания и тюремные сроки на тех, кто был осужден за эти преступления.

В период с 1950-х по 1980-е годы законодатели и политики США постоянно продвигали политику, которая была «жесткой по отношению к преступникам» и предписывала длительные тюремные сроки (вплоть до пожизненного) для продавцов героина и кокаина, а также для продавцов крэка (кокаин без основания). Эта политика в первую очередь подчеркивала «нравственную праведность» образа жизни без наркотиков и в значительной степени символизировала беспокойство американцев по поводу незаконного употребления наркотиков. Незаконный продавец наркотиков, особенно те, кто ведет бизнес в общественных местах, продолжает вызывать отвращение и страх у рядовых граждан, выступающих против незаконного употребления наркотиков.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ О НЕЗАКОННОМ РАСПРОСТРАНЕНИИ «СИЛЬНЫХ НАРКОТИКОВ»

В рамках этой незаконности сырье (опиаты для героина, лист коки для кокаина) обычно выращивается в отдаленных сельских районах очень бедными фермерами в беднейших странах мира. (Моралес, 1989).Эти производители получают гораздо больше дохода, чем они могли бы получить от других легальных культур. Тем не менее, затраты на выращивание составляют небольшую часть розничной стоимости, которую платит потребитель. Производители продают свою продукцию разветвленной и сложной сети лиц, занимающихся нелегальной контрабандой, перерабатывая сырье в героин или кокаин. Специализированные синдикаты эффективно незаконно ввозят рафинированные наркотики в богатые страны, такие как США и Европа (Stares, 1996). В 1990-х годах в странах третьего мира возникла незаконная контрабанда и торговля (Musto, 2002).Соединенные Штаты и Европа ежегодно тратят миллиарды долларов на политику «запрещения источников» и «нарушения поставок» (MacCoun and Reuter, 2001). Точно так же еще миллиарды тратятся на местное обеспечение соблюдения жестких законов для полиции, судов и исправительных служб. На лечение потребителей наркотиков («сокращение спроса») на местах расходуются лишь скромные суммы (Musto, 2002; Massing, 1998).

Ролевая структура сетей нелегального распространения

Структура незаконной продажи и распространения наркотиков в целом проста в общих чертах, но чертовски сложна в деталях применительно к какой-либо конкретной группе распространения.Структура ролей может быть сгруппирована на дистрибьюторов розничного уровня и оптовых дистрибьюторов. Исследования (Johnson et al. , 1990; Johnson et al., 2000) выделяют два уровня розничных дистрибьюторов:

для обоих, наркотиков или денег. Они действуют как «держатели», «транспортеры», «мулы», «доставщики», «счетчики», «наблюдатели», «запасные» или «мускулы».

Розничные продавцы несут ответственность как за деньги, так и за наркотики (по крайней мере временно).Эта роль является функциональным, хотя и незаконным, эквивалентом розничных продавцов в магазинах. Они собирают деньги с кого-то (обычно конечного розничного потребителя), покупающего товар.

Оптовые дистрибьюторы. Дилеры обычно покупают большие «оптовые» единицы крэка, кокаина или героина (например, унции, граммы, фунты, килограммы) по весу или, особенно, в долларах.

Дистрибьюторы высшего уровня часто импортируют кокаин/героин из стран-производителей, покупают и/или продают несколько килограммов кокаина.Они контролируют финансирование, контрабанду и транспортировку этих наркотиков, редко «обрабатывая», «владея» или «торгуя» наркотиками, которыми они владеют. Эти дистрибьюторы высшего уровня развивают и поддерживают транснациональные сети лиц, которые занимаются импортом и распределением оптовых партий и считаются организованными преступными группами. (МакКоун и Рейтер, 2001).

Основные результаты эмпирического исследования незаконного распространения наркотиков

Пропорционально очень мало тех, кто не употребляет запрещенные наркотики, когда-либо участвовали в незаконной продаже или передаче наркотиков (см. Johnson et al., 2000).

Почти все дистрибьюторы также потребляют запрещенные наркотики (некоторые иногда продают наркотики, которые они не употребляют регулярно). Большинство дистрибьюторов в первую очередь предоставляют свой труд и навыки в обмен на наркотики, которые они потребляют. Часто они не получают денежных выплат, но потребляют часть лекарств, которые должны продать. Дистрибьюторы низшего звена регулярно переключаются между различными ролями, часто в течение нескольких минут.

Переход от розничного продавца к роли дилера и импортера очень сложен и маловероятен. Действительно, подавляющее большинство нелегальных наркоманов часто выполняет самые низкие и самые опасные с юридической точки зрения роли в распространении. Почти нет мелких дистрибьюторов и мало продавцов, которые платят за собственную квартиру/дом или содержат семью. В Соединенных Штатах многие дистрибьюторы более низкого уровня живут в крайней нищете. Это верно даже тогда, когда их доход от продаж кажется значительным. (Джонсон и др., 1985, 2000).

Иерархия распределения. Большинство интересов полиции, суда и политики сосредоточено на высшем уровне (дилеры, поставщики, торговцы людьми).Тем не менее, подавляющее большинство (более 80%) арестованных и привлеченных к суду — это мелкие продавцы и мелкие дистрибьюторы, хотя они могут иметь обширную и более серьезную криминальную историю (Голуб и др., 2002). Эффективные торговцы людьми, поставщики и продавцы изолируют свою личность и незаконную деятельность практически от всех, кроме своих самых надежных коллег. Поставщики и продавцы используют обедневших людей для выполнения опасных миссий и ролей и, как правило, платят им только после успешного выполнения.

Типы розничных/оптовых рынков

Частные сети связаны с незаконными сделками между покупателями и продавцами, которые обычно сотрудничают в организации сделок, происходящих в частных условиях, таких как дома, квартиры или автомобили. Многие сделки часто организуются по телефону. Полиция/правоохранительные органы редко знают о таких частных сетях или проникают в них. Эти сети особенно распространены среди среднего класса и работающих потребителей нелегальных наркотиков.

Публичные сети включают продавцов и дистрибьюторов более низкого уровня, осуществляющих продажи покупателям в общественных местах (улицы, парки) и даже в частных местах (бары, клубы, магазины, коридоры и места общего пользования зданий).Покупатели/продавцы редко знают друг друга лично. Продавцы могут максимизировать количество транзакций и обслуживаемых клиентов.

Внештатное публичное распространение: Практически все распространители незаконных наркотиков предпочитают внештатную работу (где они продают в одиночку и несут ответственность как за деньги, так и за наркотики). И все же одинокие фрилансеры не преобладали в Нью-Йорке. Их более организованные конкуренты вытеснили большинство внештатных продавцов крэка с более прибыльных мест публичной продажи; полиция арестовала и удалила других.Основной проблемой фрилансеров была зависимость; они потребляли припасы до того, как они были проданы. Задействована общая закономерность. Кооперативы фрилансеров, в которых несколько продавцов-фрилансеров сотрудничали в свободном кооперативе в определенном месте, полагаясь на неформальные соглашения, чтобы помочь друг другу, но никто не контролировал поставки или деньги других.

Предприятия по распределению имели место, когда одно или несколько лиц могли контролировать деятельность нескольких других лиц. Такие деловые продавцы составляют меньшинство дистрибьюторов.Но они нанимают и выплачивают регулярную заработную плату нескольким ключевым сотрудникам, которые отвечают за наем и управление поденщиками, выполняющими самую опасную работу.

Поденщики не могли закупать наркотики для продажи и искали работу у других продавцов. Обычно их нанимают на один день, они могут раздавать наркотики («предлагать») после того, как кто-то другой получит деньги, или служить наблюдателями. По сути, поденщику платят за то, чтобы он выполнял указания в роли квази-наемного работника. Поденщику платили наркотиками, а не наличными.Быстрое потребление таких доходов обеспечивало стабильное и дешевое предложение рабочей силы.

Распространение наркотиков и насилие. В Америке исследование связи между «тяжелыми наркотиками» и насилием выявило некоторые важные, но не очевидные выводы. Большинство исследований, проведенных в конце 1980-х и 1990-х годах, были сосредоточены на роли наркотиков в убийствах. Неожиданно относительно небольшое количество убийств происходит из-за того, что кто-то погибает во время грабежа или кражи, совершенной наркоманом, ищущим финансирование для своего пристрастия к наркотикам.Скорее, значительная доля убийств связана с фармакологическим эффектом; преступник был под кайфом или находился в состоянии алкогольного опьянения после тяжелого употребления наркотиков.

Пистолеты и распределители. Больше убийств было связано с системным насилием, включая конфликты внутри и между группами распространения наркотиков. В обычном убийстве участвовал поставщик, который убил продавца или дистрибьютора более низкого уровня, не вернувшего деньги или лекарства. Еще одно распространенное убийство заключалось в том, что конкурирующие продавцы или дистрибьюторские группы убивали друг друга.Взрыв пистолетов в 1980-х годах попал в руки молодых членов групп по распространению наркотиков (Blumstein and Wallman, 2000). Введение жесткого контроля над оружием в сочетании с изъятием оружия у гражданского населения помогло сократить количество убийств.

Распространение, связанное с преступлениями против собственности и секс-бизнесом. Потребители наркотиков, не имеющие легальной работы и стабильного легального дохода, обычно занимаются тем, что они называют «сделкой», т. е. различными видами деятельности, которые часто нарушают уголовный кодекс или моральные нормы традиционного общества. Типичный правонарушитель занимается широким спектром незаконных действий (Johnson et al., 1985). Незаконная продажа сильнодействующих наркотиков и операции с ними стали самым прибыльным делом, но влекут за собой самые суровые наказания в виде тюремного заключения. Люди, которые регулярно продают героин, кокаин, крэк, но при этом уклоняются от полиции и грабителей, могут получать большие доходы. В 1990-х годах многие женщины, употребляющие героин/крэк, переключились на продажу крэка и, в случае успеха, сократили количество магазинных краж или секс-работы (Maher, 1997; Dunlap et al., 1997; Fagan, 1994a). Продавцы наркотиков-мужчины стали менее склонны к грабежам или кражам со взломом, чем в прошлом (Fagan, 1994b).

ПОСЛЕДСТВИЯ И ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С РАСПРОСТРАНЕНИЕМ НАРКОТИКОВ

Работают ли стратегии пресечения поставок?

Эти стратегии не приводят к существенному сокращению общих запасов различных лекарств (MacCoun and Reuter, 2001; Stares, 1996). Потратив миллионы на уничтожение мака или листьев коки, Соединенные Штаты и Европа никогда не решались напрямую платить крестьянам за непроизводство и/или за полученный урожай. Такой запрет и сокращение поставок позволили существенно подавить выращивание в определенных странах, таких как Перу и Боливия, но производство, похоже, увеличилось в других местах (например, в Бразилии и Колумбии).Картели по производству наркотиков систематически ищут места с очень низкой вероятностью обнаружения и пресечения. Оценки мирового производства героина и/или кокаина оставались стабильными или увеличивались за последнее десятилетие. За последнее десятилетие розничные цены на героин и кокаин существенно снизились.

Помешают ли «жесткие законы» и длительные сроки тюремного заключения незаконному распространению?

Нет!! Немногие дистрибьюторы прекратили продажи из-за длинных приговоров. Они каким-то образом изменили свою тактику продаж, чтобы быть менее заметными, прятать свои наркотики в скрытых местах или больше перемещаться, чтобы казаться частью обычного пешеходного движения.Такие законы не оказали заметного/заметного влияния на торговцев наркотиками, а также на доступность героина, кокаина или крэка (Fagan, 1992; Davis and Johnson, 2000; Johnson et al. , 1995). Жесткие законы в Соединенных Штатах в основном используются для принуждения признание вины к меньшим (но очень длительным) приговорам от арестованных продавцов. Длительные тюремные сроки для лиц, осужденных за продажу героина и крэка, резко увеличили (с примерно 500 000 в 1980 году до более 1 900 000 в 2000 году) количество заключенных / тюрем в Соединенных Штатах.(Бюро судебной статистики, 2001 г.).

«Жесткие законы» останавливают или значительно сокращают незаконное употребление наркотиков?

Нет!! Такие законы не оказали заметного влияния на модели употребления героина, кокаина или крэка. Поколенческие, этнические и гендерные факторы гораздо сильнее влияют на модели потребления наркотиков (Golub, Johnson, 1997, 1999). Отход поколений от героина и крэка резко сократил рынки и прибыльность продажи наркотиков как карьеры для тысяч безработных молодых людей из городских районов (Johnson et al., 2000). В нескольких статьях задокументированы резкие сдвиги в предпочтениях незаконных наркотиков среди поколений арестованных, кратко описанные здесь (Golub and Johnson, 1997, 1998, 1999, 2001a, b, 2002a, b, c; Johnson et al. , 2000; Kandel, 2002). ; Липтон и Джонсон, 1998).

Поколение героина: В Нью-Йорке арестованные, родившиеся в 1945–1954 годах, с большой долей вероятности стали наркоманами героина, эта когорта остается основным пулом потребителей героина и инъекционных наркотиков до настоящего времени. Арестованные, родившиеся в 1955–1969 годах и после 1970 года, гораздо реже пробовали героин или вводили его инъекционным путем.

Поколение крэка: арестованные, родившиеся в 1955–1969 годах, как правило, избегали героина, но стали (и остаются в 2002 году) теми, кто предпочитал крэк и курение кокаина.

Поколение марихуаны/притупления: Арестованные, родившиеся в 1970 году и позже, имеют строгие нормы против употребления героина и крэка. Это поколение предпочитает «притупления»; они потребляют марихуану, помещенную в недорогую сигару.

Может ли эффективная полиция/правоприменение значительно уменьшить публичность незаконного распространения?

Квалифицированное да! Смена поколений в предпочтениях молодежи к наркотикам с крэка на косяки (марихуану) также совпала с одним из самых интенсивных репрессий против продавцов и потребителей наркотиков, когда-либо проводившихся. В период с 1990-х годов по настоящее время город Нью-Йорк увеличил численность своих полицейских сил, значительно улучшил определение целей и управление полицейскими ресурсами, а также увеличил количество правонарушений, приводящих к аресту, — и все это для существенного снижения уровня преступности. Очень значительные ресурсы полиции были выделены на то, чтобы не допускать на улицы торговцев оружием и незаконных наркоторговцев. Это многочисленное и частое присутствие полиции, направленное против уличных торговцев наркотиками, резко уменьшило публичность продажи наркотиков.(Джонсон и др., 2000; Голуб и др., 2002, 2003).

Разнообразные и интенсивные правоохранительные действия полиции разрушили уличные «супермаркеты наркотиков» конца 1980-х годов, положили конец многочисленным хорошо организованным торговым операциям и заключили в тюрьму многих дилеров. Почти все аресты приводят к задержанию или кратковременному заключению в тюрьму (или аналогичному наказанию). Полиция и районные организации тщательно следят за местами, где раньше шла активная уличная торговля (Johnson et al. , 2000).

Нелегальные продавцы все еще уклоняются от полицейского контроля?

В результате резко изменилась тактика продаж сильнодействующих наркотиков.В 1980-е продавцы наркотиков на улицах и в парках подходили почти ко всем прохожим, чтобы купить наркотики. Больше никогда!! Уличные продавцы в настоящее время ведут себя очень сдержанно и обычно ограничивают продажи известным покупателям. Убежденный потребитель героина или крэка все же может получить предпочтительный наркотик (наркотики) у продавца в общественном месте недалеко от своего дома или тусовки. Продавцы и покупатели теперь систематически сотрудничают, чтобы скрыть свои незаконные сделки от граждан и особенно от полиции под прикрытием.Но подавляющее большинство арестованных в Нью-Йорке сообщают, что они покупают героин и крэк в общественных местах и ​​по более низким ценам, чем их коллеги в других городах США. (NIJ, 2003).

Какие виды правоприменительной деятельности работают лучше всего?

Контроль над огнестрельным оружием — лучший способ уменьшить серьезность (убийства или серьезные ранения) конфликтов между распространителями наркотиков. Политика полиции, направленная против огнестрельного оружия и его ношения, привела к сокращению серьезных преступлений (грабежей, убийств и хранения оружия) (Blumstein and Wallman, 2000).Политика полиции нацелена на тех, кто носит оружие и подозревается в торговле наркотиками. По уважительной причине лиц с подозрительными выпуклостями останавливают и обыскивают. Обыски часто обнаруживают нелегальные наркотики. Если в г. Нью-Йорке происходит арест или правонарушение, политика полиции требует, чтобы офицеры заключали под стражу, задерживали и привлекали к суду, а суды требовали применения незначительных мер (штрафа или общественных работ). Введение краткосрочных санкций за кажущиеся незначительными правонарушения оказалось эффективным средством повышения осведомленности правонарушителей о необходимости уменьшить публичность торговой деятельности или даже незначительных действий (таких как уклонение от оплаты проезда, распитие алкоголя в общественных местах).Политика, направленная на выявление и мониторинг поведения постоянных правонарушителей, охватит большинство ежедневно употребляющих тяжелые наркотики (Golub et al. , 2003). Некоторые из этих лиц также иногда выполняют функции прямых продаж или распределения на низком уровне.

А как насчет политики полиции по неисполнению запретительной политики?

Общество в целом возложило на полицию ответственность за соблюдение моральных норм большинства (запрет на употребление или продажу сильнодействующих наркотиков) на меньшинство, употребляющее эти наркотики и постоянно сотрудничающее, чтобы обойти эти ограничения и полицейскую тактику.Эффективное применение полицией законов о наркотиках сложно и дорого. Одна политика полиции состоит в том, чтобы сосредоточиться только на дилерах высокого (килограммового) уровня, игнорируя при этом множество мелких продавцов времени. Связанная с этим политика заключается в том, чтобы не расходовать какие-либо ресурсы полиции для обеспечения соблюдения запретительной политики. В долгосрочной перспективе, к сожалению, неисполнение запретительной политики может создать столько же или даже больше проблем, сколько и правоприменение. Политика непринуждения, которая позволяла наркоманам собираться и продавать/употреблять героин в крупных общественных местах в Амстердаме и Голландии, стала политически неприемлемой (MacCoun and Reuter, 2001).

Как реагируют субкультуры нелегальных продавцов?

Субкультура незаконного оборота наркотиков, возглавляемая продавцами и дилерами, оказалась удивительно стойкой и полна решимости продолжать бизнес в обычном режиме. Продавцы замечательно умели находить и использовать каждую уязвимость в правоохранительных органах. Эта субкультура процветает в рамках полицейской политики неисполнения. Такое несоблюдение законодательства в отношении уличных продавцов низшего звена было связано с тысячами весьма заметных уличных продавцов в 1970-х и 1980-х годах в Нью-Йорке (Johnson et al., 2000). Из-за страха перед коррупцией в полиции Нью-Йорка в течение почти двух десятилетий в 1960-х и 1970-х годах существовала политика неисполнения со стороны полиции (направленная на мелких продавцов). За это время субкультура героина (а позже и субкультура крэка) развила разветвленную сеть уличных продавцов, почти все из которых были постоянными потребителями этих наркотиков. Примерно в 1970–1983 годах тысячи безработных молодых людей из числа меньшинств в городе вышли на улицы и в парки, где они открыто продавали запрещенные наркотики всем желающим.Некоторые улицы превратились в супермаркеты с наркотиками, где сотни продавцов и покупателей боролись за бизнес. Конфликты между продавцами, конкурирующими дистрибьюторскими организациями и резкий рост незаконного владения оружием были связаны с самыми высокими уровнями насильственных преступлений и убийств, когда-либо известных (вне военных действий) (Blumstein and Wallman, 2000).

Как лечение потребителей наркотиков влияет на незаконное распространение наркотиков?

За прошедшие годы специалисты в области уголовного правосудия пришли к двум выводам относительно преступников, причастных к наркотикам (большинство арестованных в Нью-Йорке и других местах):

  • Цикл арестов, тюрем, потребление наркотиков и незначительная преступность правонарушителей, употребляющих сильнодействующие наркотики.

  • Обязательные различные формы лечения потребителей наркотиков с принудительным посещением могут быть оптимальной политикой для сокращения настойчивых продаж или противоправного поведения.

Продажа наркотиков и участие в мелком распространении наркотиков – это один из видов противоправного поведения, на который лечение наркозависимых оказывает непосредственное и прямое влияние. Если и когда потребители-продавцы сильнодействующих наркотиков зарегистрированы и действительно посещают сеансы лечения наркозависимых, их участие в распространении незаконных наркотиков снижается на 50–80 % (Wexler et al., 1988). Это более существенное сокращение, чем потребление ими этих веществ, и часто больше, чем сокращение числа правонарушений, не связанных с наркотиками (грабежи, кражи со взломом, кражи и секс-работа). Это не зависит от уместности и качества введенной программы лечения (Magura, 2001).

Как насчет подходов по снижению вреда?

Подходы по снижению вреда (например, раздача легальных игл и презервативов) потребителям инъекционных наркотиков (ПИН) могут улучшить здоровье людей и снизить риск для их сексуальных партнеров — важные цели для достижения самих себя (Johnson et al. , 2001). Практически нет данных, указывающих на то, что такая политика оказывает прямое влияние на участие ПИН в распространении наркотиков (Natarajan and Hough, 2000). Тем не менее, обеспечение легкой доступности метадона для ПИН (в форме краткосрочного (например, дезинтоксикация или через метадоновые автобусы) и долгосрочного лечения (например, поддерживающая метадоновая терапия) неоднократно демонстрировало связь со снижением распространенности поведения (Болл и Ross, 1991).Южные города никогда не рассматривали возможность предоставления потребителям незаконных наркотиков «убежищ» или клиник, в которых они могли бы употреблять запрещенные наркотики. Нидерландская политика «разделения рынков» также не может рассматриваться в Америке в нынешних политических условиях (Cohen and Kaal, 2001; MacCoun and Reuter, 2001).

Какие другие политики успешны?

Одна международная политика оказалась чрезвычайно эффективной, однако исследователи или политики редко рассматривают ее даже как часть проблемы «незаконного контроля над наркотиками». Политика международного контроля, принятая до и реализованная после Первой мировой войны, оказалась чрезвычайно успешной в ограничении доступа к широкому спектру потенциально опасных фармацевтических продуктов (среди них морфин, другие опиаты, кокаин и его производные) по медицинским каналам. Можно многое узнать о том, сможет ли и каким образом система медицинского регулирования подорвать систему распространения незаконных наркотиков.

ОБСУЖДЕНИЕ

Американская наркополитика по отношению к продавцам и распространителям сильнодействующих наркотиков представляет собой триумф символической политики над политикой, которая могла бы обеспечить скромные улучшения в сокращении распространения запрещенных наркотиков.

Проведение запретительной политики, подчеркивающей краткосрочные наказания в сочетании с лечением, кажется наиболее эффективным как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе и, по крайней мере, стоит денег. Когда полиция преследует распространителей наркотиков, особенно тех, которые действуют в общественных местах, и проводит неоднократные остановки/обыски в этих местах, продавцы получают сигнал двигаться дальше или очень тщательно скрывать свою деятельность от посторонних глаз. Если обнаруживается, что люди хранят и продают сильнодействующие наркотики, то аресты, задержание правонарушителей и наложение нетривиальных мер работают так же, как и любая другая правоприменительная политика.

Включение обязательного лечения потребителей наркотиков с последовательным последующим наблюдением дает одни из лучших результатов. Напротив, правоприменительная политика (как в Нью-Йорке), которая делает упор на судебное преследование мелких продавцов и дистрибьюторов низкого уровня и устанавливает очень низкие объемы продаж в качестве показателей преступных продаж, работает не так эффективно. Такая жесткая политика означает, что многие ресурсы отвлекаются на судебные процессы для принуждения ограниченного числа лиц к признанию вины. Затраты на заключение таких лиц в течение многих лет очень значительны и не имеют документально подтвержденного сокращения незаконной продажи наркотиков, цен на такие вещества или улучшения качества жизни общества.

Биография

• 

Брюс Д. Джонсон , доктор философии. (США), Sociology, является одним из авторитетных источников Америки по преступности и незаконной продаже наркотиков в уличной торговле наркотиками, а также среди арестованных и представителей меньшинств. В настоящее время он руководит Институтом специальных исследований населения при Национальном институте развития и исследований, крупнейшей в стране некоммерческой исследовательской организацией, занимающейся вопросами употребления/злоупотребления наркотиками (расположенной на Манхэттене). Он является профессиональным исследователем, опубликовавшим пять книг и более 120 статей, основанных на результатах более чем 20 различных исследовательских проектов, финансируемых из федерального бюджета, финансируемых Национальным институтом по борьбе со злоупотреблением наркотиками, Национальными институтами юстиции, Центром лечения наркомании и Фондом Роберта Вуда Джонсона. Фундамент.

Его недавняя работа появилась в American Journal of Public Health, Journal of Quantitative Criminology, British Journal of Criminology, в качестве главы в книге Блюмштейна и Уолмана о The Crime Drop in America , а также в нескольких других журналах и книгах. . Крупный исследовательский проект 1990-х был специально сосредоточен на распространении крэка и его употреблении, но в более ранних исследованиях он также изучал модели продажи героина и марихуаны.

Текущие исследования включают модели злоупотребления наркотиками среди арестованных и преступников, влияние полицейских инициатив на преступное поведение, оценку числа потребителей сильнодействующих наркотиков и оперативников, новые технологии обнаружения наркотиков, употребление и продажу марихуаны и косяков, а также насилие в наркобизнесе. с использованием домохозяйств.Он также руководит крупнейшей в США программой пред- и постдокторской подготовки по социологии, психологии, антропологии и общественному здравоохранению. Он является членом редакционной коллегии журнала «Употребление психоактивных веществ и злоупотребление ими » и был преподавателем Ближневосточного летнего института по употреблению наркотиков (MESIDU/MEMSIDU) в Израиле и Италии.

Схемы распространения наркотиков: последствия и проблемы

Резюме

В этой статье описываются различные схемы незаконной продажи наркотиков, особенно на розничном (и почти розничном) уровне, затрагивая различные основные вопросы, связанные с документально подтвержденными продажами и распространением наркотиков. за последние 30 лет, включая: а) связь между потреблением наркотиков и распространением наркотиков; б) различные роли распределения; в) различные уровни распределительной иерархии; г) виды розничных и оптовых рынков; д) связь распространения наркотиков с преступностью и насилием, не связанными с наркотиками.В статье также рассматриваются последствия распространения наркотиков: влияют ли различные меры государственной политики, такие как сокращение поставок и перехват источников, на незаконные рынки наркотиков, и как стратегии охраны правопорядка и различные стратегии правоохранительных органов могут влиять на участие отдельных лиц в деятельности по распространению наркотиков. Также будет рассмотрен упущенный из виду вклад лечения от «наркомании» в сокращение продаж и распространения наркотиков, как и другие важные нерешенные вопросы.

Ключевые слова: Продажа и распространение наркотиков, Незаконные рынки наркотиков, Спрос/предложение, Лечение наркозависимости, Преступность, Героин, Крэк, Кокаин и продажа. Основное внимание уделяется розничному (и почти розничному) уровню героина, кокаина и крэка. В нем не рассматриваются столь же сложные вопросы распространения марихуаны/каннабиса, которые также являются незаконными в большинстве обществ.Первый раздел будет адресован:

  • Ролевая структура нелегальных сетей распространения,

  • Иерархия распространения,

  • Типы розничных и оптовых рынков,

  • Связи с распространением наркотиков

  • Связи распространения с преступлениями против собственности/секс-работой.

В статье также будут рассмотрены несколько важных последствий и вопросов, связанных с незаконным распространением наркотиков, в том числе:

  • Эффективны ли стратегии пресечения поставок?

  • Останавливают ли «жесткие законы» незаконное распространение?

  • Сокращают ли «жесткие законы» потребление незаконных наркотиков?

  • Может ли эффективная работа полиции сократить незаконное распространение и потребление среди населения?

  • Какие правоприменительные меры работают лучше всего?

  • Как лечение влияет на распределение?

  • Как насчет методов снижения вреда?

  • Какие средства контроля распределения сработали?

Исходные данные для понимания розничного и почти розничного уровней незаконного распространения наркотиков

История незаконного распространения наркотиков началась с подъема коммерческой торговли опиумом на Дальнем Востоке и широкого распространения бизнеса патентованных лекарств в 19 веке ( Мусто, 1999; Кортрайт, 2001). Во многих отношениях «проблема злоупотребления наркотиками» была инициирована тремя крупными изобретениями XIX века. Хотя эти изобретения были чрезвычайно важными достижениями в развитии современной медицины и остаются исключительно ценными при надлежащем использовании медицинским персоналом, эти изобретения также повышали эффективность потребляемых лекарств, облегчая их использование и злоупотребление ими, а также их было легче скрывать и провозить контрабандой. .

  • Изобретение иглы/шприца для подкожных инъекций в 1850-х годах позволило людям вводить определенные дозы лекарств непосредственно в кровоток.

  • Выделение морфина из опиатов в 1803 г., а также очищение от морфина и коммерческая продажа героина в 1898 г. значительно повысили вероятность зависимости и злоупотребления среди потребителей.

  • Аналогичным образом, при выделении гидрохлорида кокаина из растения коки в 1860-х годах появилось еще одно важное вещество, которым стали широко злоупотреблять.

В первой четверти 20-го века беспокойство по поводу коммерческой торговли опиумом на Дальнем Востоке, особенно в Китае, и широкое использование опиатов и кокаина в патентованных лекарствах привело к заключению в 1920-х годах международных соглашений об ограничении продажи опиума. эти вещества в медицинских целях.Эти международные соглашения стали частью мирного договора после Первой мировой войны, обязывающего большинство западных стран принять законы, ограничивающие употребление опиатов и кокаина медицинской практикой (Musto, 1999, 2002). Когда эта политика была реализована после Первой мировой войны, вопрос о том, могут ли люди, зависимые от этих веществ, могли быть обеспечены врачами поддерживающими дозами, не был решен. В Соединенных Штатах агентству по запрету алкоголя было поручено обеспечить соблюдение этого закона; впоследствии это превратилось в Бюро по борьбе с наркотиками после отмены запрета на алкоголь.Это бюро определило, что врачи не могут прописывать героин и кокаин тем, кто зависит от этих наркотиков, и арестовало и привлекло к ответственности нескольких врачей за это. Большинство врачей перестали прописывать наркозависимым героин, морфин и кокаин (Musto, 1999).

Однако, даже когда эти наркотики можно было продавать на законных основаниях, небольшое число лиц начали перепродавать запасы героина другим лицам, которые хотели избежать позора наркоманов (Courtwright, 2001). После того, как врачи перестали прописывать наркоманам, многие нынешние потребители героина и морфина стали покупать эти наркотики у нелегальных продавцов.После морального крестового похода коммерческая продажа героина была полностью запрещена в 1928 году в Соединенных Штатах, и аналогичная политика впоследствии была введена во многих других странах (Musto, 1999). Запрет героина стал результатом кампаний, в которых людей называли «торговцами наркотиками». «Жесткие законы» налагали уголовные наказания и тюремные сроки на тех, кто был осужден за эти преступления.

В период с 1950-х по 1980-е годы законодатели и политики США постоянно продвигали политику, которая была «жесткой по отношению к преступникам» и предписывала длительные тюремные сроки (вплоть до пожизненного) для продавцов героина и кокаина, а также для продавцов крэка (кокаин без основания). Эта политика в первую очередь подчеркивала «нравственную праведность» образа жизни без наркотиков и в значительной степени символизировала беспокойство американцев по поводу незаконного употребления наркотиков. Незаконный продавец наркотиков, особенно те, кто ведет бизнес в общественных местах, продолжает вызывать отвращение и страх у рядовых граждан, выступающих против незаконного употребления наркотиков.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ О НЕЗАКОННОМ РАСПРОСТРАНЕНИИ «СИЛЬНЫХ НАРКОТИКОВ»

В рамках этой незаконности сырье (опиаты для героина, лист коки для кокаина) обычно выращивается в отдаленных сельских районах очень бедными фермерами в беднейших странах мира. (Моралес, 1989).Эти производители получают гораздо больше дохода, чем они могли бы получить от других легальных культур. Тем не менее, затраты на выращивание составляют небольшую часть розничной стоимости, которую платит потребитель. Производители продают свою продукцию разветвленной и сложной сети лиц, занимающихся нелегальной контрабандой, перерабатывая сырье в героин или кокаин. Специализированные синдикаты эффективно незаконно ввозят рафинированные наркотики в богатые страны, такие как США и Европа (Stares, 1996). В 1990-х годах в странах третьего мира возникла незаконная контрабанда и торговля (Musto, 2002).Соединенные Штаты и Европа ежегодно тратят миллиарды долларов на политику «запрещения источников» и «нарушения поставок» (MacCoun and Reuter, 2001). Точно так же еще миллиарды тратятся на местное обеспечение соблюдения жестких законов для полиции, судов и исправительных служб. На лечение потребителей наркотиков («сокращение спроса») на местах расходуются лишь скромные суммы (Musto, 2002; Massing, 1998).

Ролевая структура сетей нелегального распространения

Структура незаконной продажи и распространения наркотиков в целом проста в общих чертах, но чертовски сложна в деталях применительно к какой-либо конкретной группе распространения.Структура ролей может быть сгруппирована на дистрибьюторов розничного уровня и оптовых дистрибьюторов. Исследования (Johnson et al. , 1990; Johnson et al., 2000) выделяют два уровня розничных дистрибьюторов:

для обоих, наркотиков или денег. Они действуют как «держатели», «транспортеры», «мулы», «доставщики», «счетчики», «наблюдатели», «запасные» или «мускулы».

Розничные продавцы несут ответственность как за деньги, так и за наркотики (по крайней мере временно).Эта роль является функциональным, хотя и незаконным, эквивалентом розничных продавцов в магазинах. Они собирают деньги с кого-то (обычно конечного розничного потребителя), покупающего товар.

Оптовые дистрибьюторы. Дилеры обычно покупают большие «оптовые» единицы крэка, кокаина или героина (например, унции, граммы, фунты, килограммы) по весу или, особенно, в долларах.

Дистрибьюторы высшего уровня часто импортируют кокаин/героин из стран-производителей, покупают и/или продают несколько килограммов кокаина.Они контролируют финансирование, контрабанду и транспортировку этих наркотиков, редко «обрабатывая», «владея» или «торгуя» наркотиками, которыми они владеют. Эти дистрибьюторы высшего уровня развивают и поддерживают транснациональные сети лиц, которые занимаются импортом и распределением оптовых партий и считаются организованными преступными группами. (МакКоун и Рейтер, 2001).

Основные результаты эмпирического исследования незаконного распространения наркотиков

Пропорционально очень мало тех, кто не употребляет запрещенные наркотики, когда-либо участвовали в незаконной продаже или передаче наркотиков (см. Johnson et al., 2000).

Почти все дистрибьюторы также потребляют запрещенные наркотики (некоторые иногда продают наркотики, которые они не употребляют регулярно). Большинство дистрибьюторов в первую очередь предоставляют свой труд и навыки в обмен на наркотики, которые они потребляют. Часто они не получают денежных выплат, но потребляют часть лекарств, которые должны продать. Дистрибьюторы низшего звена регулярно переключаются между различными ролями, часто в течение нескольких минут.

Переход от розничного продавца к роли дилера и импортера очень сложен и маловероятен. Действительно, подавляющее большинство нелегальных наркоманов часто выполняет самые низкие и самые опасные с юридической точки зрения роли в распространении. Почти нет мелких дистрибьюторов и мало продавцов, которые платят за собственную квартиру/дом или содержат семью. В Соединенных Штатах многие дистрибьюторы более низкого уровня живут в крайней нищете. Это верно даже тогда, когда их доход от продаж кажется значительным. (Джонсон и др., 1985, 2000).

Иерархия распределения. Большинство интересов полиции, суда и политики сосредоточено на высшем уровне (дилеры, поставщики, торговцы людьми).Тем не менее, подавляющее большинство (более 80%) арестованных и привлеченных к суду — это мелкие продавцы и мелкие дистрибьюторы, хотя они могут иметь обширную и более серьезную криминальную историю (Голуб и др., 2002). Эффективные торговцы людьми, поставщики и продавцы изолируют свою личность и незаконную деятельность практически от всех, кроме своих самых надежных коллег. Поставщики и продавцы используют обедневших людей для выполнения опасных миссий и ролей и, как правило, платят им только после успешного выполнения.

Типы розничных/оптовых рынков

Частные сети связаны с незаконными сделками между покупателями и продавцами, которые обычно сотрудничают в организации сделок, происходящих в частных условиях, таких как дома, квартиры или автомобили. Многие сделки часто организуются по телефону. Полиция/правоохранительные органы редко знают о таких частных сетях или проникают в них. Эти сети особенно распространены среди среднего класса и работающих потребителей нелегальных наркотиков.

Публичные сети включают продавцов и дистрибьюторов более низкого уровня, осуществляющих продажи покупателям в общественных местах (улицы, парки) и даже в частных местах (бары, клубы, магазины, коридоры и места общего пользования зданий).Покупатели/продавцы редко знают друг друга лично. Продавцы могут максимизировать количество транзакций и обслуживаемых клиентов.

Внештатное публичное распространение: Практически все распространители незаконных наркотиков предпочитают внештатную работу (где они продают в одиночку и несут ответственность как за деньги, так и за наркотики). И все же одинокие фрилансеры не преобладали в Нью-Йорке. Их более организованные конкуренты вытеснили большинство внештатных продавцов крэка с более прибыльных мест публичной продажи; полиция арестовала и удалила других.Основной проблемой фрилансеров была зависимость; они потребляли припасы до того, как они были проданы. Задействована общая закономерность. Кооперативы фрилансеров, в которых несколько продавцов-фрилансеров сотрудничали в свободном кооперативе в определенном месте, полагаясь на неформальные соглашения, чтобы помочь друг другу, но никто не контролировал поставки или деньги других.

Предприятия по распределению имели место, когда одно или несколько лиц могли контролировать деятельность нескольких других лиц. Такие деловые продавцы составляют меньшинство дистрибьюторов.Но они нанимают и выплачивают регулярную заработную плату нескольким ключевым сотрудникам, которые отвечают за наем и управление поденщиками, выполняющими самую опасную работу.

Поденщики не могли закупать наркотики для продажи и искали работу у других продавцов. Обычно их нанимают на один день, они могут раздавать наркотики («предлагать») после того, как кто-то другой получит деньги, или служить наблюдателями. По сути, поденщику платят за то, чтобы он выполнял указания в роли квази-наемного работника. Поденщику платили наркотиками, а не наличными.Быстрое потребление таких доходов обеспечивало стабильное и дешевое предложение рабочей силы.

Распространение наркотиков и насилие. В Америке исследование связи между «тяжелыми наркотиками» и насилием выявило некоторые важные, но не очевидные выводы. Большинство исследований, проведенных в конце 1980-х и 1990-х годах, были сосредоточены на роли наркотиков в убийствах. Неожиданно относительно небольшое количество убийств происходит из-за того, что кто-то погибает во время грабежа или кражи, совершенной наркоманом, ищущим финансирование для своего пристрастия к наркотикам.Скорее, значительная доля убийств связана с фармакологическим эффектом; преступник был под кайфом или находился в состоянии алкогольного опьянения после тяжелого употребления наркотиков.

Пистолеты и распределители. Больше убийств было связано с системным насилием, включая конфликты внутри и между группами распространения наркотиков. В обычном убийстве участвовал поставщик, который убил продавца или дистрибьютора более низкого уровня, не вернувшего деньги или лекарства. Еще одно распространенное убийство заключалось в том, что конкурирующие продавцы или дистрибьюторские группы убивали друг друга.Взрыв пистолетов в 1980-х годах попал в руки молодых членов групп по распространению наркотиков (Blumstein and Wallman, 2000). Введение жесткого контроля над оружием в сочетании с изъятием оружия у гражданского населения помогло сократить количество убийств.

Распространение, связанное с преступлениями против собственности и секс-бизнесом. Потребители наркотиков, не имеющие легальной работы и стабильного легального дохода, обычно занимаются тем, что они называют «сделкой», т. е. различными видами деятельности, которые часто нарушают уголовный кодекс или моральные нормы традиционного общества. Типичный правонарушитель занимается широким спектром незаконных действий (Johnson et al., 1985). Незаконная продажа сильнодействующих наркотиков и операции с ними стали самым прибыльным делом, но влекут за собой самые суровые наказания в виде тюремного заключения. Люди, которые регулярно продают героин, кокаин, крэк, но при этом уклоняются от полиции и грабителей, могут получать большие доходы. В 1990-х годах многие женщины, употребляющие героин/крэк, переключились на продажу крэка и, в случае успеха, сократили количество магазинных краж или секс-работы (Maher, 1997; Dunlap et al., 1997; Fagan, 1994a). Продавцы наркотиков-мужчины стали менее склонны к грабежам или кражам со взломом, чем в прошлом (Fagan, 1994b).

ПОСЛЕДСТВИЯ И ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С РАСПРОСТРАНЕНИЕМ НАРКОТИКОВ

Работают ли стратегии пресечения поставок?

Эти стратегии не приводят к существенному сокращению общих запасов различных лекарств (MacCoun and Reuter, 2001; Stares, 1996). Потратив миллионы на уничтожение мака или листьев коки, Соединенные Штаты и Европа никогда не решались напрямую платить крестьянам за непроизводство и/или за полученный урожай. Такой запрет и сокращение поставок позволили существенно подавить выращивание в определенных странах, таких как Перу и Боливия, но производство, похоже, увеличилось в других местах (например, в Бразилии и Колумбии).Картели по производству наркотиков систематически ищут места с очень низкой вероятностью обнаружения и пресечения. Оценки мирового производства героина и/или кокаина оставались стабильными или увеличивались за последнее десятилетие. За последнее десятилетие розничные цены на героин и кокаин существенно снизились.

Помешают ли «жесткие законы» и длительные сроки тюремного заключения незаконному распространению?

Нет!! Немногие дистрибьюторы прекратили продажи из-за длинных приговоров. Они каким-то образом изменили свою тактику продаж, чтобы быть менее заметными, прятать свои наркотики в скрытых местах или больше перемещаться, чтобы казаться частью обычного пешеходного движения.Такие законы не оказали заметного/заметного влияния на торговцев наркотиками, а также на доступность героина, кокаина или крэка (Fagan, 1992; Davis and Johnson, 2000; Johnson et al. , 1995). Жесткие законы в Соединенных Штатах в основном используются для принуждения признание вины к меньшим (но очень длительным) приговорам от арестованных продавцов. Длительные тюремные сроки для лиц, осужденных за продажу героина и крэка, резко увеличили (с примерно 500 000 в 1980 году до более 1 900 000 в 2000 году) количество заключенных / тюрем в Соединенных Штатах.(Бюро судебной статистики, 2001 г.).

«Жесткие законы» останавливают или значительно сокращают незаконное употребление наркотиков?

Нет!! Такие законы не оказали заметного влияния на модели употребления героина, кокаина или крэка. Поколенческие, этнические и гендерные факторы гораздо сильнее влияют на модели потребления наркотиков (Golub, Johnson, 1997, 1999). Отход поколений от героина и крэка резко сократил рынки и прибыльность продажи наркотиков как карьеры для тысяч безработных молодых людей из городских районов (Johnson et al., 2000). В нескольких статьях задокументированы резкие сдвиги в предпочтениях незаконных наркотиков среди поколений арестованных, кратко описанные здесь (Golub and Johnson, 1997, 1998, 1999, 2001a, b, 2002a, b, c; Johnson et al. , 2000; Kandel, 2002). ; Липтон и Джонсон, 1998).

Поколение героина: В Нью-Йорке арестованные, родившиеся в 1945–1954 годах, с большой долей вероятности стали наркоманами героина, эта когорта остается основным пулом потребителей героина и инъекционных наркотиков до настоящего времени. Арестованные, родившиеся в 1955–1969 годах и после 1970 года, гораздо реже пробовали героин или вводили его инъекционным путем.

Поколение крэка: арестованные, родившиеся в 1955–1969 годах, как правило, избегали героина, но стали (и остаются в 2002 году) теми, кто предпочитал крэк и курение кокаина.

Поколение марихуаны/притупления: Арестованные, родившиеся в 1970 году и позже, имеют строгие нормы против употребления героина и крэка. Это поколение предпочитает «притупления»; они потребляют марихуану, помещенную в недорогую сигару.

Может ли эффективная полиция/правоприменение значительно уменьшить публичность незаконного распространения?

Квалифицированное да! Смена поколений в предпочтениях молодежи к наркотикам с крэка на косяки (марихуану) также совпала с одним из самых интенсивных репрессий против продавцов и потребителей наркотиков, когда-либо проводившихся. В период с 1990-х годов по настоящее время город Нью-Йорк увеличил численность своих полицейских сил, значительно улучшил определение целей и управление полицейскими ресурсами, а также увеличил количество правонарушений, приводящих к аресту, — и все это для существенного снижения уровня преступности. Очень значительные ресурсы полиции были выделены на то, чтобы не допускать на улицы торговцев оружием и незаконных наркоторговцев. Это многочисленное и частое присутствие полиции, направленное против уличных торговцев наркотиками, резко уменьшило публичность продажи наркотиков.(Джонсон и др., 2000; Голуб и др., 2002, 2003).

Разнообразные и интенсивные правоохранительные действия полиции разрушили уличные «супермаркеты наркотиков» конца 1980-х годов, положили конец многочисленным хорошо организованным торговым операциям и заключили в тюрьму многих дилеров. Почти все аресты приводят к задержанию или кратковременному заключению в тюрьму (или аналогичному наказанию). Полиция и районные организации тщательно следят за местами, где раньше шла активная уличная торговля (Johnson et al. , 2000).

Нелегальные продавцы все еще уклоняются от полицейского контроля?

В результате резко изменилась тактика продаж сильнодействующих наркотиков.В 1980-е продавцы наркотиков на улицах и в парках подходили почти ко всем прохожим, чтобы купить наркотики. Больше никогда!! Уличные продавцы в настоящее время ведут себя очень сдержанно и обычно ограничивают продажи известным покупателям. Убежденный потребитель героина или крэка все же может получить предпочтительный наркотик (наркотики) у продавца в общественном месте недалеко от своего дома или тусовки. Продавцы и покупатели теперь систематически сотрудничают, чтобы скрыть свои незаконные сделки от граждан и особенно от полиции под прикрытием.Но подавляющее большинство арестованных в Нью-Йорке сообщают, что они покупают героин и крэк в общественных местах и ​​по более низким ценам, чем их коллеги в других городах США. (NIJ, 2003).

Какие виды правоприменительной деятельности работают лучше всего?

Контроль над огнестрельным оружием — лучший способ уменьшить серьезность (убийства или серьезные ранения) конфликтов между распространителями наркотиков. Политика полиции, направленная против огнестрельного оружия и его ношения, привела к сокращению серьезных преступлений (грабежей, убийств и хранения оружия) (Blumstein and Wallman, 2000).Политика полиции нацелена на тех, кто носит оружие и подозревается в торговле наркотиками. По уважительной причине лиц с подозрительными выпуклостями останавливают и обыскивают. Обыски часто обнаруживают нелегальные наркотики. Если в г. Нью-Йорке происходит арест или правонарушение, политика полиции требует, чтобы офицеры заключали под стражу, задерживали и привлекали к суду, а суды требовали применения незначительных мер (штрафа или общественных работ). Введение краткосрочных санкций за кажущиеся незначительными правонарушения оказалось эффективным средством повышения осведомленности правонарушителей о необходимости уменьшить публичность торговой деятельности или даже незначительных действий (таких как уклонение от оплаты проезда, распитие алкоголя в общественных местах).Политика, направленная на выявление и мониторинг поведения постоянных правонарушителей, охватит большинство ежедневно употребляющих тяжелые наркотики (Golub et al., 2003). Некоторые из этих лиц также иногда выполняют функции прямых продаж или распределения на низком уровне.

А как насчет политики полиции по неисполнению запретительной политики?

Общество в целом возложило на полицию ответственность за соблюдение моральных норм большинства (запрет на употребление или продажу сильнодействующих наркотиков) на меньшинство, употребляющее эти наркотики и постоянно сотрудничающее, чтобы обойти эти ограничения и полицейскую тактику.Эффективное применение полицией законов о наркотиках сложно и дорого. Одна политика полиции состоит в том, чтобы сосредоточиться только на дилерах высокого (килограммового) уровня, игнорируя при этом множество мелких продавцов времени. Связанная с этим политика заключается в том, чтобы не расходовать какие-либо ресурсы полиции для обеспечения соблюдения запретительной политики. В долгосрочной перспективе, к сожалению, неисполнение запретительной политики может создать столько же или даже больше проблем, сколько и правоприменение. Политика непринуждения, которая позволяла наркоманам собираться и продавать/употреблять героин в крупных общественных местах в Амстердаме и Голландии, стала политически неприемлемой (MacCoun and Reuter, 2001).

Как реагируют субкультуры нелегальных продавцов?

Субкультура незаконного оборота наркотиков, возглавляемая продавцами и дилерами, оказалась удивительно стойкой и полна решимости продолжать бизнес в обычном режиме. Продавцы замечательно умели находить и использовать каждую уязвимость в правоохранительных органах. Эта субкультура процветает в рамках полицейской политики неисполнения. Такое несоблюдение законодательства в отношении уличных продавцов низшего звена было связано с тысячами весьма заметных уличных продавцов в 1970-х и 1980-х годах в Нью-Йорке (Johnson et al., 2000). Из-за страха перед коррупцией в полиции Нью-Йорка в течение почти двух десятилетий в 1960-х и 1970-х годах существовала политика неисполнения со стороны полиции (направленная на мелких продавцов). За это время субкультура героина (а позже и субкультура крэка) развила разветвленную сеть уличных продавцов, почти все из которых были постоянными потребителями этих наркотиков. Примерно в 1970–1983 годах тысячи безработных молодых людей из числа меньшинств в городе вышли на улицы и в парки, где они открыто продавали запрещенные наркотики всем желающим.Некоторые улицы превратились в супермаркеты с наркотиками, где сотни продавцов и покупателей боролись за бизнес. Конфликты между продавцами, конкурирующими дистрибьюторскими организациями и резкий рост незаконного владения оружием были связаны с самыми высокими уровнями насильственных преступлений и убийств, когда-либо известных (вне военных действий) (Blumstein and Wallman, 2000).

Как лечение потребителей наркотиков влияет на незаконное распространение наркотиков?

За прошедшие годы специалисты в области уголовного правосудия пришли к двум выводам относительно преступников, причастных к наркотикам (большинство арестованных в Нью-Йорке и других местах):

  • Цикл арестов, тюрем, потребление наркотиков и незначительная преступность правонарушителей, употребляющих сильнодействующие наркотики.

  • Обязательные различные формы лечения потребителей наркотиков с принудительным посещением могут быть оптимальной политикой для сокращения настойчивых продаж или противоправного поведения.

Продажа наркотиков и участие в мелком распространении наркотиков – это один из видов противоправного поведения, на который лечение наркозависимых оказывает непосредственное и прямое влияние. Если и когда потребители-продавцы сильнодействующих наркотиков зарегистрированы и действительно посещают сеансы лечения наркозависимых, их участие в распространении незаконных наркотиков снижается на 50–80 % (Wexler et al., 1988). Это более существенное сокращение, чем потребление ими этих веществ, и часто больше, чем сокращение числа правонарушений, не связанных с наркотиками (грабежи, кражи со взломом, кражи и секс-работа). Это не зависит от уместности и качества введенной программы лечения (Magura, 2001).

Как насчет подходов по снижению вреда?

Подходы по снижению вреда (например, раздача легальных игл и презервативов) потребителям инъекционных наркотиков (ПИН) могут улучшить здоровье людей и снизить риск для их сексуальных партнеров — важные цели для достижения самих себя (Johnson et al., 2001). Практически нет данных, указывающих на то, что такая политика оказывает прямое влияние на участие ПИН в распространении наркотиков (Natarajan and Hough, 2000). Тем не менее, обеспечение легкой доступности метадона для ПИН (в форме краткосрочного (например, дезинтоксикация или через метадоновые автобусы) и долгосрочного лечения (например, поддерживающая метадоновая терапия) неоднократно демонстрировало связь со снижением распространенности поведения (Болл и Ross, 1991).Южные города никогда не рассматривали возможность предоставления потребителям незаконных наркотиков «убежищ» или клиник, в которых они могли бы употреблять запрещенные наркотики. Нидерландская политика «разделения рынков» также не может рассматриваться в Америке в нынешних политических условиях (Cohen and Kaal, 2001; MacCoun and Reuter, 2001).

Какие другие политики успешны?

Одна международная политика оказалась чрезвычайно эффективной, однако исследователи или политики редко рассматривают ее даже как часть проблемы «незаконного контроля над наркотиками».Политика международного контроля, принятая до и реализованная после Первой мировой войны, оказалась чрезвычайно успешной в ограничении доступа к широкому спектру потенциально опасных фармацевтических продуктов (среди них морфин, другие опиаты, кокаин и его производные) по медицинским каналам. Можно многое узнать о том, сможет ли и каким образом система медицинского регулирования подорвать систему распространения незаконных наркотиков.

ОБСУЖДЕНИЕ

Американская наркополитика по отношению к продавцам и распространителям сильнодействующих наркотиков представляет собой триумф символической политики над политикой, которая могла бы обеспечить скромные улучшения в сокращении распространения запрещенных наркотиков.

Проведение запретительной политики, подчеркивающей краткосрочные наказания в сочетании с лечением, кажется наиболее эффективным как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе и, по крайней мере, стоит денег. Когда полиция преследует распространителей наркотиков, особенно тех, которые действуют в общественных местах, и проводит неоднократные остановки/обыски в этих местах, продавцы получают сигнал двигаться дальше или очень тщательно скрывать свою деятельность от посторонних глаз. Если обнаруживается, что люди хранят и продают сильнодействующие наркотики, то аресты, задержание правонарушителей и наложение нетривиальных мер работают так же, как и любая другая правоприменительная политика.

Включение обязательного лечения потребителей наркотиков с последовательным последующим наблюдением дает одни из лучших результатов. Напротив, правоприменительная политика (как в Нью-Йорке), которая делает упор на судебное преследование мелких продавцов и дистрибьюторов низкого уровня и устанавливает очень низкие объемы продаж в качестве показателей преступных продаж, работает не так эффективно. Такая жесткая политика означает, что многие ресурсы отвлекаются на судебные процессы для принуждения ограниченного числа лиц к признанию вины. Затраты на заключение таких лиц в течение многих лет очень значительны и не имеют документально подтвержденного сокращения незаконной продажи наркотиков, цен на такие вещества или улучшения качества жизни общества.

Биография

• 

Брюс Д. Джонсон , доктор философии. (США), Sociology, является одним из авторитетных источников Америки по преступности и незаконной продаже наркотиков в уличной торговле наркотиками, а также среди арестованных и представителей меньшинств. В настоящее время он руководит Институтом специальных исследований населения при Национальном институте развития и исследований, крупнейшей в стране некоммерческой исследовательской организацией, занимающейся вопросами употребления/злоупотребления наркотиками (расположенной на Манхэттене). Он является профессиональным исследователем, опубликовавшим пять книг и более 120 статей, основанных на результатах более чем 20 различных исследовательских проектов, финансируемых из федерального бюджета, финансируемых Национальным институтом по борьбе со злоупотреблением наркотиками, Национальными институтами юстиции, Центром лечения наркомании и Фондом Роберта Вуда Джонсона. Фундамент.

Его недавняя работа появилась в American Journal of Public Health, Journal of Quantitative Criminology, British Journal of Criminology, в качестве главы в книге Блюмштейна и Уолмана о The Crime Drop in America , а также в нескольких других журналах и книгах. . Крупный исследовательский проект 1990-х был специально сосредоточен на распространении крэка и его употреблении, но в более ранних исследованиях он также изучал модели продажи героина и марихуаны.

Текущие исследования включают модели злоупотребления наркотиками среди арестованных и преступников, влияние полицейских инициатив на преступное поведение, оценку числа потребителей сильнодействующих наркотиков и оперативников, новые технологии обнаружения наркотиков, употребление и продажу марихуаны и косяков, а также насилие в наркобизнесе. с использованием домохозяйств.Он также руководит крупнейшей в США программой пред- и постдокторской подготовки по социологии, психологии, антропологии и общественному здравоохранению. Он является членом редакционной коллегии журнала «Употребление психоактивных веществ и злоупотребление ими » и был преподавателем Ближневосточного летнего института по употреблению наркотиков (MESIDU/MEMSIDU) в Израиле и Италии.

Схемы распространения наркотиков: последствия и проблемы

Резюме

В этой статье описываются различные схемы незаконной продажи наркотиков, особенно на розничном (и почти розничном) уровне, затрагивая различные основные вопросы, связанные с документально подтвержденными продажами и распространением наркотиков. за последние 30 лет, включая: а) связь между потреблением наркотиков и распространением наркотиков; б) различные роли распределения; в) различные уровни распределительной иерархии; г) виды розничных и оптовых рынков; д) связь распространения наркотиков с преступностью и насилием, не связанными с наркотиками.В статье также рассматриваются последствия распространения наркотиков: влияют ли различные меры государственной политики, такие как сокращение поставок и перехват источников, на незаконные рынки наркотиков, и как стратегии охраны правопорядка и различные стратегии правоохранительных органов могут влиять на участие отдельных лиц в деятельности по распространению наркотиков. Также будет рассмотрен упущенный из виду вклад лечения от «наркомании» в сокращение продаж и распространения наркотиков, как и другие важные нерешенные вопросы.

Ключевые слова: Продажа и распространение наркотиков, Незаконные рынки наркотиков, Спрос/предложение, Лечение наркозависимости, Преступность, Героин, Крэк, Кокаин и продажа. Основное внимание уделяется розничному (и почти розничному) уровню героина, кокаина и крэка. В нем не рассматриваются столь же сложные вопросы распространения марихуаны/каннабиса, которые также являются незаконными в большинстве обществ.Первый раздел будет адресован:

  • Ролевая структура нелегальных сетей распространения,

  • Иерархия распространения,

  • Типы розничных и оптовых рынков,

  • Связи с распространением наркотиков

  • Связи распространения с преступлениями против собственности/секс-работой.

В статье также будут рассмотрены несколько важных последствий и вопросов, связанных с незаконным распространением наркотиков, в том числе:

  • Эффективны ли стратегии пресечения поставок?

  • Останавливают ли «жесткие законы» незаконное распространение?

  • Сокращают ли «жесткие законы» потребление незаконных наркотиков?

  • Может ли эффективная работа полиции сократить незаконное распространение и потребление среди населения?

  • Какие правоприменительные меры работают лучше всего?

  • Как лечение влияет на распределение?

  • Как насчет методов снижения вреда?

  • Какие средства контроля распределения сработали?

Исходные данные для понимания розничного и почти розничного уровней незаконного распространения наркотиков

История незаконного распространения наркотиков началась с подъема коммерческой торговли опиумом на Дальнем Востоке и широкого распространения бизнеса патентованных лекарств в 19 веке ( Мусто, 1999; Кортрайт, 2001).Во многих отношениях «проблема злоупотребления наркотиками» была инициирована тремя крупными изобретениями XIX века. Хотя эти изобретения были чрезвычайно важными достижениями в развитии современной медицины и остаются исключительно ценными при надлежащем использовании медицинским персоналом, эти изобретения также повышали эффективность потребляемых лекарств, облегчая их использование и злоупотребление ими, а также их было легче скрывать и провозить контрабандой. .

  • Изобретение иглы/шприца для подкожных инъекций в 1850-х годах позволило людям вводить определенные дозы лекарств непосредственно в кровоток.

  • Выделение морфина из опиатов в 1803 г., а также очищение от морфина и коммерческая продажа героина в 1898 г. значительно повысили вероятность зависимости и злоупотребления среди потребителей.

  • Аналогичным образом, при выделении гидрохлорида кокаина из растения коки в 1860-х годах появилось еще одно важное вещество, которым стали широко злоупотреблять.

В первой четверти 20-го века беспокойство по поводу коммерческой торговли опиумом на Дальнем Востоке, особенно в Китае, и широкое использование опиатов и кокаина в патентованных лекарствах привело к заключению в 1920-х годах международных соглашений об ограничении продажи опиума. эти вещества в медицинских целях.Эти международные соглашения стали частью мирного договора после Первой мировой войны, обязывающего большинство западных стран принять законы, ограничивающие употребление опиатов и кокаина медицинской практикой (Musto, 1999, 2002). Когда эта политика была реализована после Первой мировой войны, вопрос о том, могут ли люди, зависимые от этих веществ, могли быть обеспечены врачами поддерживающими дозами, не был решен. В Соединенных Штатах агентству по запрету алкоголя было поручено обеспечить соблюдение этого закона; впоследствии это превратилось в Бюро по борьбе с наркотиками после отмены запрета на алкоголь.Это бюро определило, что врачи не могут прописывать героин и кокаин тем, кто зависит от этих наркотиков, и арестовало и привлекло к ответственности нескольких врачей за это. Большинство врачей перестали прописывать наркозависимым героин, морфин и кокаин (Musto, 1999).

Однако, даже когда эти наркотики можно было продавать на законных основаниях, небольшое число лиц начали перепродавать запасы героина другим лицам, которые хотели избежать позора наркоманов (Courtwright, 2001). После того, как врачи перестали прописывать наркоманам, многие нынешние потребители героина и морфина стали покупать эти наркотики у нелегальных продавцов.После морального крестового похода коммерческая продажа героина была полностью запрещена в 1928 году в Соединенных Штатах, и аналогичная политика впоследствии была введена во многих других странах (Musto, 1999). Запрет героина стал результатом кампаний, в которых людей называли «торговцами наркотиками». «Жесткие законы» налагали уголовные наказания и тюремные сроки на тех, кто был осужден за эти преступления.

В период с 1950-х по 1980-е годы законодатели и политики США постоянно продвигали политику, которая была «жесткой по отношению к преступникам» и предписывала длительные тюремные сроки (вплоть до пожизненного) для продавцов героина и кокаина, а также для продавцов крэка (кокаин без основания).Эта политика в первую очередь подчеркивала «нравственную праведность» образа жизни без наркотиков и в значительной степени символизировала беспокойство американцев по поводу незаконного употребления наркотиков. Незаконный продавец наркотиков, особенно те, кто ведет бизнес в общественных местах, продолжает вызывать отвращение и страх у рядовых граждан, выступающих против незаконного употребления наркотиков.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ О НЕЗАКОННОМ РАСПРОСТРАНЕНИИ «СИЛЬНЫХ НАРКОТИКОВ»

В рамках этой незаконности сырье (опиаты для героина, лист коки для кокаина) обычно выращивается в отдаленных сельских районах очень бедными фермерами в беднейших странах мира. (Моралес, 1989).Эти производители получают гораздо больше дохода, чем они могли бы получить от других легальных культур. Тем не менее, затраты на выращивание составляют небольшую часть розничной стоимости, которую платит потребитель. Производители продают свою продукцию разветвленной и сложной сети лиц, занимающихся нелегальной контрабандой, перерабатывая сырье в героин или кокаин. Специализированные синдикаты эффективно незаконно ввозят рафинированные наркотики в богатые страны, такие как США и Европа (Stares, 1996). В 1990-х годах в странах третьего мира возникла незаконная контрабанда и торговля (Musto, 2002).Соединенные Штаты и Европа ежегодно тратят миллиарды долларов на политику «запрещения источников» и «нарушения поставок» (MacCoun and Reuter, 2001). Точно так же еще миллиарды тратятся на местное обеспечение соблюдения жестких законов для полиции, судов и исправительных служб. На лечение потребителей наркотиков («сокращение спроса») на местах расходуются лишь скромные суммы (Musto, 2002; Massing, 1998).

Ролевая структура сетей нелегального распространения

Структура незаконной продажи и распространения наркотиков в целом проста в общих чертах, но чертовски сложна в деталях применительно к какой-либо конкретной группе распространения.Структура ролей может быть сгруппирована на дистрибьюторов розничного уровня и оптовых дистрибьюторов. Исследования (Johnson et al., 1990; Johnson et al., 2000) выделяют два уровня розничных дистрибьюторов:

для обоих, наркотиков или денег. Они действуют как «держатели», «транспортеры», «мулы», «доставщики», «счетчики», «наблюдатели», «запасные» или «мускулы».

Розничные продавцы несут ответственность как за деньги, так и за наркотики (по крайней мере временно).Эта роль является функциональным, хотя и незаконным, эквивалентом розничных продавцов в магазинах. Они собирают деньги с кого-то (обычно конечного розничного потребителя), покупающего товар.

Оптовые дистрибьюторы. Дилеры обычно покупают большие «оптовые» единицы крэка, кокаина или героина (например, унции, граммы, фунты, килограммы) по весу или, особенно, в долларах.

Дистрибьюторы высшего уровня часто импортируют кокаин/героин из стран-производителей, покупают и/или продают несколько килограммов кокаина.Они контролируют финансирование, контрабанду и транспортировку этих наркотиков, редко «обрабатывая», «владея» или «торгуя» наркотиками, которыми они владеют. Эти дистрибьюторы высшего уровня развивают и поддерживают транснациональные сети лиц, которые занимаются импортом и распределением оптовых партий и считаются организованными преступными группами. (МакКоун и Рейтер, 2001).

Основные результаты эмпирического исследования незаконного распространения наркотиков

Пропорционально очень мало тех, кто не употребляет запрещенные наркотики, когда-либо участвовали в незаконной продаже или передаче наркотиков (см. Johnson et al., 2000).

Почти все дистрибьюторы также потребляют запрещенные наркотики (некоторые иногда продают наркотики, которые они не употребляют регулярно). Большинство дистрибьюторов в первую очередь предоставляют свой труд и навыки в обмен на наркотики, которые они потребляют. Часто они не получают денежных выплат, но потребляют часть лекарств, которые должны продать. Дистрибьюторы низшего звена регулярно переключаются между различными ролями, часто в течение нескольких минут.

Переход от розничного продавца к роли дилера и импортера очень сложен и маловероятен.Действительно, подавляющее большинство нелегальных наркоманов часто выполняет самые низкие и самые опасные с юридической точки зрения роли в распространении. Почти нет мелких дистрибьюторов и мало продавцов, которые платят за собственную квартиру/дом или содержат семью. В Соединенных Штатах многие дистрибьюторы более низкого уровня живут в крайней нищете. Это верно даже тогда, когда их доход от продаж кажется значительным. (Джонсон и др., 1985, 2000).

Иерархия распределения. Большинство интересов полиции, суда и политики сосредоточено на высшем уровне (дилеры, поставщики, торговцы людьми).Тем не менее, подавляющее большинство (более 80%) арестованных и привлеченных к суду — это мелкие продавцы и мелкие дистрибьюторы, хотя они могут иметь обширную и более серьезную криминальную историю (Голуб и др., 2002). Эффективные торговцы людьми, поставщики и продавцы изолируют свою личность и незаконную деятельность практически от всех, кроме своих самых надежных коллег. Поставщики и продавцы используют обедневших людей для выполнения опасных миссий и ролей и, как правило, платят им только после успешного выполнения.

Типы розничных/оптовых рынков

Частные сети связаны с незаконными сделками между покупателями и продавцами, которые обычно сотрудничают в организации сделок, происходящих в частных условиях, таких как дома, квартиры или автомобили. Многие сделки часто организуются по телефону. Полиция/правоохранительные органы редко знают о таких частных сетях или проникают в них. Эти сети особенно распространены среди среднего класса и работающих потребителей нелегальных наркотиков.

Публичные сети включают продавцов и дистрибьюторов более низкого уровня, осуществляющих продажи покупателям в общественных местах (улицы, парки) и даже в частных местах (бары, клубы, магазины, коридоры и места общего пользования зданий).Покупатели/продавцы редко знают друг друга лично. Продавцы могут максимизировать количество транзакций и обслуживаемых клиентов.

Внештатное публичное распространение: Практически все распространители незаконных наркотиков предпочитают внештатную работу (где они продают в одиночку и несут ответственность как за деньги, так и за наркотики). И все же одинокие фрилансеры не преобладали в Нью-Йорке. Их более организованные конкуренты вытеснили большинство внештатных продавцов крэка с более прибыльных мест публичной продажи; полиция арестовала и удалила других.Основной проблемой фрилансеров была зависимость; они потребляли припасы до того, как они были проданы. Задействована общая закономерность. Кооперативы фрилансеров, в которых несколько продавцов-фрилансеров сотрудничали в свободном кооперативе в определенном месте, полагаясь на неформальные соглашения, чтобы помочь друг другу, но никто не контролировал поставки или деньги других.

Предприятия по распределению имели место, когда одно или несколько лиц могли контролировать деятельность нескольких других лиц. Такие деловые продавцы составляют меньшинство дистрибьюторов.Но они нанимают и выплачивают регулярную заработную плату нескольким ключевым сотрудникам, которые отвечают за наем и управление поденщиками, выполняющими самую опасную работу.

Поденщики не могли закупать наркотики для продажи и искали работу у других продавцов. Обычно их нанимают на один день, они могут раздавать наркотики («предлагать») после того, как кто-то другой получит деньги, или служить наблюдателями. По сути, поденщику платят за то, чтобы он выполнял указания в роли квази-наемного работника. Поденщику платили наркотиками, а не наличными.Быстрое потребление таких доходов обеспечивало стабильное и дешевое предложение рабочей силы.

Распространение наркотиков и насилие. В Америке исследование связи между «тяжелыми наркотиками» и насилием выявило некоторые важные, но не очевидные выводы. Большинство исследований, проведенных в конце 1980-х и 1990-х годах, были сосредоточены на роли наркотиков в убийствах. Неожиданно относительно небольшое количество убийств происходит из-за того, что кто-то погибает во время грабежа или кражи, совершенной наркоманом, ищущим финансирование для своего пристрастия к наркотикам.Скорее, значительная доля убийств связана с фармакологическим эффектом; преступник был под кайфом или находился в состоянии алкогольного опьянения после тяжелого употребления наркотиков.

Пистолеты и распределители. Больше убийств было связано с системным насилием, включая конфликты внутри и между группами распространения наркотиков. В обычном убийстве участвовал поставщик, который убил продавца или дистрибьютора более низкого уровня, не вернувшего деньги или лекарства. Еще одно распространенное убийство заключалось в том, что конкурирующие продавцы или дистрибьюторские группы убивали друг друга.Взрыв пистолетов в 1980-х годах попал в руки молодых членов групп по распространению наркотиков (Blumstein and Wallman, 2000). Введение жесткого контроля над оружием в сочетании с изъятием оружия у гражданского населения помогло сократить количество убийств.

Распространение, связанное с преступлениями против собственности и секс-бизнесом. Потребители наркотиков, не имеющие легальной работы и стабильного легального дохода, обычно занимаются тем, что они называют «сделкой», т. е. различными видами деятельности, которые часто нарушают уголовный кодекс или моральные нормы традиционного общества.Типичный правонарушитель занимается широким спектром незаконных действий (Johnson et al., 1985). Незаконная продажа сильнодействующих наркотиков и операции с ними стали самым прибыльным делом, но влекут за собой самые суровые наказания в виде тюремного заключения. Люди, которые регулярно продают героин, кокаин, крэк, но при этом уклоняются от полиции и грабителей, могут получать большие доходы. В 1990-х годах многие женщины, употребляющие героин/крэк, переключились на продажу крэка и, в случае успеха, сократили количество магазинных краж или секс-работы (Maher, 1997; Dunlap et al., 1997; Fagan, 1994a). Продавцы наркотиков-мужчины стали менее склонны к грабежам или кражам со взломом, чем в прошлом (Fagan, 1994b).

ПОСЛЕДСТВИЯ И ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С РАСПРОСТРАНЕНИЕМ НАРКОТИКОВ

Работают ли стратегии пресечения поставок?

Эти стратегии не приводят к существенному сокращению общих запасов различных лекарств (MacCoun and Reuter, 2001; Stares, 1996). Потратив миллионы на уничтожение мака или листьев коки, Соединенные Штаты и Европа никогда не решались напрямую платить крестьянам за непроизводство и/или за полученный урожай. Такой запрет и сокращение поставок позволили существенно подавить выращивание в определенных странах, таких как Перу и Боливия, но производство, похоже, увеличилось в других местах (например, в Бразилии и Колумбии).Картели по производству наркотиков систематически ищут места с очень низкой вероятностью обнаружения и пресечения. Оценки мирового производства героина и/или кокаина оставались стабильными или увеличивались за последнее десятилетие. За последнее десятилетие розничные цены на героин и кокаин существенно снизились.

Помешают ли «жесткие законы» и длительные сроки тюремного заключения незаконному распространению?

Нет!! Немногие дистрибьюторы прекратили продажи из-за длинных приговоров. Они каким-то образом изменили свою тактику продаж, чтобы быть менее заметными, прятать свои наркотики в скрытых местах или больше перемещаться, чтобы казаться частью обычного пешеходного движения.Такие законы не оказали заметного/заметного влияния на торговцев наркотиками, а также на доступность героина, кокаина или крэка (Fagan, 1992; Davis and Johnson, 2000; Johnson et al., 1995). Жесткие законы в Соединенных Штатах в основном используются для принуждения признание вины к меньшим (но очень длительным) приговорам от арестованных продавцов. Длительные тюремные сроки для лиц, осужденных за продажу героина и крэка, резко увеличили (с примерно 500 000 в 1980 году до более 1 900 000 в 2000 году) количество заключенных / тюрем в Соединенных Штатах.(Бюро судебной статистики, 2001 г.).

«Жесткие законы» останавливают или значительно сокращают незаконное употребление наркотиков?

Нет!! Такие законы не оказали заметного влияния на модели употребления героина, кокаина или крэка. Поколенческие, этнические и гендерные факторы гораздо сильнее влияют на модели потребления наркотиков (Golub, Johnson, 1997, 1999). Отход поколений от героина и крэка резко сократил рынки и прибыльность продажи наркотиков как карьеры для тысяч безработных молодых людей из городских районов (Johnson et al., 2000). В нескольких статьях задокументированы резкие сдвиги в предпочтениях незаконных наркотиков среди поколений арестованных, кратко описанные здесь (Golub and Johnson, 1997, 1998, 1999, 2001a, b, 2002a, b, c; Johnson et al., 2000; Kandel, 2002). ; Липтон и Джонсон, 1998).

Поколение героина: В Нью-Йорке арестованные, родившиеся в 1945–1954 годах, с большой долей вероятности стали наркоманами героина, эта когорта остается основным пулом потребителей героина и инъекционных наркотиков до настоящего времени. Арестованные, родившиеся в 1955–1969 годах и после 1970 года, гораздо реже пробовали героин или вводили его инъекционным путем.

Поколение крэка: арестованные, родившиеся в 1955–1969 годах, как правило, избегали героина, но стали (и остаются в 2002 году) теми, кто предпочитал крэк и курение кокаина.

Поколение марихуаны/притупления: Арестованные, родившиеся в 1970 году и позже, имеют строгие нормы против употребления героина и крэка. Это поколение предпочитает «притупления»; они потребляют марихуану, помещенную в недорогую сигару.

Может ли эффективная полиция/правоприменение значительно уменьшить публичность незаконного распространения?

Квалифицированное да! Смена поколений в предпочтениях молодежи к наркотикам с крэка на косяки (марихуану) также совпала с одним из самых интенсивных репрессий против продавцов и потребителей наркотиков, когда-либо проводившихся.В период с 1990-х годов по настоящее время город Нью-Йорк увеличил численность своих полицейских сил, значительно улучшил определение целей и управление полицейскими ресурсами, а также увеличил количество правонарушений, приводящих к аресту, — и все это для существенного снижения уровня преступности. Очень значительные ресурсы полиции были выделены на то, чтобы не допускать на улицы торговцев оружием и незаконных наркоторговцев. Это многочисленное и частое присутствие полиции, направленное против уличных торговцев наркотиками, резко уменьшило публичность продажи наркотиков.(Джонсон и др., 2000; Голуб и др., 2002, 2003).

Разнообразные и интенсивные правоохранительные действия полиции разрушили уличные «супермаркеты наркотиков» конца 1980-х годов, положили конец многочисленным хорошо организованным торговым операциям и заключили в тюрьму многих дилеров. Почти все аресты приводят к задержанию или кратковременному заключению в тюрьму (или аналогичному наказанию). Полиция и районные организации тщательно следят за местами, где раньше шла активная уличная торговля (Johnson et al., 2000).

Нелегальные продавцы все еще уклоняются от полицейского контроля?

В результате резко изменилась тактика продаж сильнодействующих наркотиков.В 1980-е продавцы наркотиков на улицах и в парках подходили почти ко всем прохожим, чтобы купить наркотики. Больше никогда!! Уличные продавцы в настоящее время ведут себя очень сдержанно и обычно ограничивают продажи известным покупателям. Убежденный потребитель героина или крэка все же может получить предпочтительный наркотик (наркотики) у продавца в общественном месте недалеко от своего дома или тусовки. Продавцы и покупатели теперь систематически сотрудничают, чтобы скрыть свои незаконные сделки от граждан и особенно от полиции под прикрытием.Но подавляющее большинство арестованных в Нью-Йорке сообщают, что они покупают героин и крэк в общественных местах и ​​по более низким ценам, чем их коллеги в других городах США. (NIJ, 2003).

Какие виды правоприменительной деятельности работают лучше всего?

Контроль над огнестрельным оружием — лучший способ уменьшить серьезность (убийства или серьезные ранения) конфликтов между распространителями наркотиков. Политика полиции, направленная против огнестрельного оружия и его ношения, привела к сокращению серьезных преступлений (грабежей, убийств и хранения оружия) (Blumstein and Wallman, 2000).Политика полиции нацелена на тех, кто носит оружие и подозревается в торговле наркотиками. По уважительной причине лиц с подозрительными выпуклостями останавливают и обыскивают. Обыски часто обнаруживают нелегальные наркотики. Если в г. Нью-Йорке происходит арест или правонарушение, политика полиции требует, чтобы офицеры заключали под стражу, задерживали и привлекали к суду, а суды требовали применения незначительных мер (штрафа или общественных работ). Введение краткосрочных санкций за кажущиеся незначительными правонарушения оказалось эффективным средством повышения осведомленности правонарушителей о необходимости уменьшить публичность торговой деятельности или даже незначительных действий (таких как уклонение от оплаты проезда, распитие алкоголя в общественных местах).Политика, направленная на выявление и мониторинг поведения постоянных правонарушителей, охватит большинство ежедневно употребляющих тяжелые наркотики (Golub et al., 2003). Некоторые из этих лиц также иногда выполняют функции прямых продаж или распределения на низком уровне.

А как насчет политики полиции по неисполнению запретительной политики?

Общество в целом возложило на полицию ответственность за соблюдение моральных норм большинства (запрет на употребление или продажу сильнодействующих наркотиков) на меньшинство, употребляющее эти наркотики и постоянно сотрудничающее, чтобы обойти эти ограничения и полицейскую тактику.Эффективное применение полицией законов о наркотиках сложно и дорого. Одна политика полиции состоит в том, чтобы сосредоточиться только на дилерах высокого (килограммового) уровня, игнорируя при этом множество мелких продавцов времени. Связанная с этим политика заключается в том, чтобы не расходовать какие-либо ресурсы полиции для обеспечения соблюдения запретительной политики. В долгосрочной перспективе, к сожалению, неисполнение запретительной политики может создать столько же или даже больше проблем, сколько и правоприменение. Политика непринуждения, которая позволяла наркоманам собираться и продавать/употреблять героин в крупных общественных местах в Амстердаме и Голландии, стала политически неприемлемой (MacCoun and Reuter, 2001).

Как реагируют субкультуры нелегальных продавцов?

Субкультура незаконного оборота наркотиков, возглавляемая продавцами и дилерами, оказалась удивительно стойкой и полна решимости продолжать бизнес в обычном режиме. Продавцы замечательно умели находить и использовать каждую уязвимость в правоохранительных органах. Эта субкультура процветает в рамках полицейской политики неисполнения. Такое несоблюдение законодательства в отношении уличных продавцов низшего звена было связано с тысячами весьма заметных уличных продавцов в 1970-х и 1980-х годах в Нью-Йорке (Johnson et al., 2000). Из-за страха перед коррупцией в полиции Нью-Йорка в течение почти двух десятилетий в 1960-х и 1970-х годах существовала политика неисполнения со стороны полиции (направленная на мелких продавцов). За это время субкультура героина (а позже и субкультура крэка) развила разветвленную сеть уличных продавцов, почти все из которых были постоянными потребителями этих наркотиков. Примерно в 1970–1983 годах тысячи безработных молодых людей из числа меньшинств в городе вышли на улицы и в парки, где они открыто продавали запрещенные наркотики всем желающим.Некоторые улицы превратились в супермаркеты с наркотиками, где сотни продавцов и покупателей боролись за бизнес. Конфликты между продавцами, конкурирующими дистрибьюторскими организациями и резкий рост незаконного владения оружием были связаны с самыми высокими уровнями насильственных преступлений и убийств, когда-либо известных (вне военных действий) (Blumstein and Wallman, 2000).

Как лечение потребителей наркотиков влияет на незаконное распространение наркотиков?

За прошедшие годы специалисты в области уголовного правосудия пришли к двум выводам относительно преступников, причастных к наркотикам (большинство арестованных в Нью-Йорке и других местах):

  • Цикл арестов, тюрем, потребление наркотиков и незначительная преступность правонарушителей, употребляющих сильнодействующие наркотики.

  • Обязательные различные формы лечения потребителей наркотиков с принудительным посещением могут быть оптимальной политикой для сокращения настойчивых продаж или противоправного поведения.

Продажа наркотиков и участие в мелком распространении наркотиков – это один из видов противоправного поведения, на который лечение наркозависимых оказывает непосредственное и прямое влияние. Если и когда потребители-продавцы сильнодействующих наркотиков зарегистрированы и действительно посещают сеансы лечения наркозависимых, их участие в распространении незаконных наркотиков снижается на 50–80 % (Wexler et al., 1988). Это более существенное сокращение, чем потребление ими этих веществ, и часто больше, чем сокращение числа правонарушений, не связанных с наркотиками (грабежи, кражи со взломом, кражи и секс-работа). Это не зависит от уместности и качества введенной программы лечения (Magura, 2001).

Как насчет подходов по снижению вреда?

Подходы по снижению вреда (например, раздача легальных игл и презервативов) потребителям инъекционных наркотиков (ПИН) могут улучшить здоровье людей и снизить риск для их сексуальных партнеров — важные цели для достижения самих себя (Johnson et al., 2001). Практически нет данных, указывающих на то, что такая политика оказывает прямое влияние на участие ПИН в распространении наркотиков (Natarajan and Hough, 2000). Тем не менее, обеспечение легкой доступности метадона для ПИН (в форме краткосрочного (например, дезинтоксикация или через метадоновые автобусы) и долгосрочного лечения (например, поддерживающая метадоновая терапия) неоднократно демонстрировало связь со снижением распространенности поведения (Болл и Ross, 1991).Южные города никогда не рассматривали возможность предоставления потребителям незаконных наркотиков «убежищ» или клиник, в которых они могли бы употреблять запрещенные наркотики. Нидерландская политика «разделения рынков» также не может рассматриваться в Америке в нынешних политических условиях (Cohen and Kaal, 2001; MacCoun and Reuter, 2001).

Какие другие политики успешны?

Одна международная политика оказалась чрезвычайно эффективной, однако исследователи или политики редко рассматривают ее даже как часть проблемы «незаконного контроля над наркотиками».Политика международного контроля, принятая до и реализованная после Первой мировой войны, оказалась чрезвычайно успешной в ограничении доступа к широкому спектру потенциально опасных фармацевтических продуктов (среди них морфин, другие опиаты, кокаин и его производные) по медицинским каналам. Можно многое узнать о том, сможет ли и каким образом система медицинского регулирования подорвать систему распространения незаконных наркотиков.

ОБСУЖДЕНИЕ

Американская наркополитика по отношению к продавцам и распространителям сильнодействующих наркотиков представляет собой триумф символической политики над политикой, которая могла бы обеспечить скромные улучшения в сокращении распространения запрещенных наркотиков.

Проведение запретительной политики, подчеркивающей краткосрочные наказания в сочетании с лечением, кажется наиболее эффективным как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе и, по крайней мере, стоит денег. Когда полиция преследует распространителей наркотиков, особенно тех, которые действуют в общественных местах, и проводит неоднократные остановки/обыски в этих местах, продавцы получают сигнал двигаться дальше или очень тщательно скрывать свою деятельность от посторонних глаз. Если обнаруживается, что люди хранят и продают сильнодействующие наркотики, то аресты, задержание правонарушителей и наложение нетривиальных мер работают так же, как и любая другая правоприменительная политика.

Включение обязательного лечения потребителей наркотиков с последовательным последующим наблюдением дает одни из лучших результатов. Напротив, правоприменительная политика (как в Нью-Йорке), которая делает упор на судебное преследование мелких продавцов и дистрибьюторов низкого уровня и устанавливает очень низкие объемы продаж в качестве показателей преступных продаж, работает не так эффективно. Такая жесткая политика означает, что многие ресурсы отвлекаются на судебные процессы для принуждения ограниченного числа лиц к признанию вины. Затраты на заключение таких лиц в течение многих лет очень значительны и не имеют документально подтвержденного сокращения незаконной продажи наркотиков, цен на такие вещества или улучшения качества жизни общества.

Биография

• 

Брюс Д. Джонсон , доктор философии. (США), Sociology, является одним из авторитетных источников Америки по преступности и незаконной продаже наркотиков в уличной торговле наркотиками, а также среди арестованных и представителей меньшинств. В настоящее время он руководит Институтом специальных исследований населения при Национальном институте развития и исследований, крупнейшей в стране некоммерческой исследовательской организацией, занимающейся вопросами употребления/злоупотребления наркотиками (расположенной на Манхэттене). Он является профессиональным исследователем, опубликовавшим пять книг и более 120 статей, основанных на результатах более чем 20 различных исследовательских проектов, финансируемых из федерального бюджета, финансируемых Национальным институтом по борьбе со злоупотреблением наркотиками, Национальными институтами юстиции, Центром лечения наркомании и Фондом Роберта Вуда Джонсона. Фундамент.

Его недавняя работа появилась в American Journal of Public Health, Journal of Quantitative Criminology, British Journal of Criminology, в качестве главы в книге Блюмштейна и Уолмана о The Crime Drop in America , а также в нескольких других журналах и книгах. . Крупный исследовательский проект 1990-х был специально сосредоточен на распространении крэка и его употреблении, но в более ранних исследованиях он также изучал модели продажи героина и марихуаны.

Текущие исследования включают модели злоупотребления наркотиками среди арестованных и преступников, влияние полицейских инициатив на преступное поведение, оценку числа потребителей сильнодействующих наркотиков и оперативников, новые технологии обнаружения наркотиков, употребление и продажу марихуаны и косяков, а также насилие в наркобизнесе. с использованием домохозяйств.Он также руководит крупнейшей в США программой пред- и постдокторской подготовки по социологии, психологии, антропологии и общественному здравоохранению. Он является членом редакционной коллегии журнала «Употребление психоактивных веществ и злоупотребление ими » и был преподавателем Ближневосточного летнего института по употреблению наркотиков (MESIDU/MEMSIDU) в Израиле и Италии.

Распределение лекарственных средств — StatPearls — NCBI Bookshelf

Определение/Введение

Фармакокинетика — это изучение части лекарственного средства или соединения, которое проходит через организм после введения.Он включает процессы всасывания, биодоступности, клиренса и распределения лекарств [1]. Хотя эти процессы теоретически разделены, с практической точки зрения in vivo все они взаимосвязаны. После того, как лекарство всасывается из места введения, оно распространяется во внеклеточные жидкости.[2] Высокие запасы лекарств, связанных с белками плазмы, могут вызывать пролонгированные эффекты за счет создания механизма замедленного высвобождения.[3]

Распределение лекарственных средств – это распределение неметаболизированных лекарственных средств по мере их прохождения через кровь и ткани организма.Эффективность или токсичность лекарства зависит от распределения в конкретных тканях и частично объясняет отсутствие корреляции между уровнями в плазме и наблюдаемыми эффектами. В зависимости от молекулярной структуры лекарства имеют различное распределение в различных типах тканей, таких как жировая, мышечная и мозговая. В отличие от других тканей, мозг и яички уникальны, так как содержат мембранные барьеры, делающие лекарство значительно менее восприимчивым к распространению.[4] Основываясь на растворимости в липидах и нелипидах, лекарства можно классифицировать как липофильные или гидрофильные, описанные ниже.

Липофильный (жирорастворимый)

  • Неполярные соединения 5

  • , легко диффундируют через липидные билорики клеточных мембран

  • RX могут вводиться в тема

  • Бесплатная диффузия через кровополкомальный барьер

  • Biotransformed в печени

  • Выводится через желчные протоки

Гидрофильный (водорастворимый)

Клиническое значение

С возрастом общее количество воды в организме уменьшается.Однако внутриклеточная вода остается относительно стабильной с первого месяца жизни до зрелого возраста. Детям младшего возраста требуются более высокие дозы лекарств на килограмм веса, так как они имеют более высокий процент воды.[5] Липофильные препараты с большей вероятностью распределяются в области с высокой плотностью липидов.[6] Содержание жира в организме зависит от возраста, пола и генетики. Многие лекарства связываются с белками плазмы, и наиболее важными белками, связывающими лекарства, являются альбумины и глобулины. Концентрация этих белков зависит от возраста, состояния питания и заболевания.

Понимание распределения лекарств и фармакокинетики (ФК) важно для всех врачей, назначающих лекарства, наряду с пониманием основ связывания белков.[7] Только свободные и несвязанные лекарственные средства будут поступать из сосудистых пространств в ткани, где будет происходить взаимодействие лекарственного средства с рецептором, а также воздействовать лекарственное средство. На связывание белка влияет не только концентрация белка, но и рН, метаболические нарушения (гипергликемия, уремия) и присутствие других химических веществ, которые будут конкурировать за связывание белка.

Конкуренция за связывание с плазмой может влиять на действие препарата. Например, известно, что аспирин и варфарин конкурируют за один и тот же сайт связывания с белками плазмы. Одновременное введение обоих препаратов увеличивает количество несвязанного препарата, тем самым усиливая их действие и потенциально приводя к риску кровотечения.[8] Для того чтобы лекарство эффективно выводилось почками, оно должно метаболизироваться из липофильной молекулы в полярную молекулу. Печень вырабатывает полярный метаболит препарата, используя два уникальных набора реакций, известных как метаболизм фазы I и метаболизм фазы II.[9]

Фаза I метаболизма  включает так называемую систему цитохрома P-450 (фермент CYP). CYP изменяет лекарство таким образом, что оно становится более податливым для соединения с полярными молекулами. Эти реакции включают основные принципы химии, такие как окисление, восстановление или гидролиз. Метаболизм фазы II  – это процесс добавления к лекарственному средству полярной части, такой как сульфат, ацетат или глюкуронат. Добавление полярной части к лекарственному средству делает его водорастворимым и доступным для выведения почками.

Фазы биотрансформации

  • Реакции фазы II : включает связывание метаболита с глюкуроновой кислотой, ацетильными группами, сульфатами, аминокислотами или глутатионом.

Типы кинетики лекарств

Период полувыведения (T1/2):   Время, необходимое для того, чтобы концентрация препарата в плазме достигла половины исходного значения.

Выведение лекарства: Мера скорости выведения лекарства → объем плазмы, который может быть полностью выведен из организма за определенный период времени.

Кроме того, уремия влияет не только на связывание с белками, но и почки играют важную роль в абсорбции, распределении, метаболизме и выведении лекарств (ADME). Коррекция почечной дозы необходима при умеренной и тяжелой почечной недостаточности. Важные стратегии лечения и дозирования лекарств должны быть соответствующим образом скорректированы, а риски должны быть сопоставлены с преимуществами.[10]

На распространение наркотиков влияет несколько факторов. Эти факторы включают концентрацию переносчиков лекарств в крови, pH, перфузию, состав воды в организме, состав жира в организме и, безусловно, болезненные состояния (например,г., истощение объема, ожоги, третий интервал). Большая часть связывания с белками имеет значение только тогда, когда лекарство связывается с белками более чем на 90 процентов. В состоянии гипоальбуминемии, возникающем при недоедании и воспалении, концентрация несвязанных препаратов выше. Состав тела и метаболические факторы также влияют на распределение лекарств. Например, в течение последнего триместра беременности объем плазмы увеличивается, поэтому наблюдается общее разбавляющее действие на белки плазмы. Также происходит изменение жировой ткани.Кроме того, беременные женщины часто исключаются из клинических испытаний, связанных с лекарствами.[11] У пациентов в критическом состоянии распределение лекарств также изменяется из-за нарушений физиологии, изменений связывания белков, сдвигов жидкости, изменений pH и перфузии сосудистых органов.[12] Таким образом, было бы полезно контролировать уровни наркотиков в этих условиях, если это возможно.

Система цитохрома Р-450 представляет собой семейство гемсодержащих ферментов, обнаруженных в печени и кишечном тракте. Существует несколько форм ферментов CYP.Некоторые лекарства могут либо индуцировать, либо ингибировать определенные изоформы фермента, влияя на ADME лекарства. Клиницист должен знать о потенциальных лекарственных взаимодействиях с индукторами и ингибиторами фермента CYP, а также встречающимися в природе соединениями, которые могут изменить действие фермента CYP. Встречающиеся в природе соединения включают грейпфрутовый сок, никотинсодержащие продукты и зверобой.[13][14]

Ниже приведен список основных препаратов, ингибирующих и индуцирующих систему цитохрома Р-450, а также препараты, являющиеся основным субстратом фермента: 

CYP1A2

    • ингибиторов: амиодарон, циметидин, ципрофлоксацин, флювоксамин

    • индукторов: карбамазепин, фенобарбитал, рифампин, табак

    • субстраты: кофеин, клозапин, теофиллин

CYP2C9

    • ингибиторов: амиодарон, флуконазол, флуоксетин, метронидазол, ритонавир, триметоприм / сульфаметоксазол

    • индукторы: карбамазепин, фенобарбитал, фенитоин, рифампин

    • субстраты: карведов, целекоксиб, глипизид, ибупрофен, Irbesartan, Losartan

    CYP2C19

    • ингибиторов

    • : Ritovoxamine, изониазид, ритонавир

    • индукторы: карбамазепин, фенитоин, рифампин

    • субстраты: омепразол, фенобарбитал, фенитоин

    CYP2D6

      • ингибиторов: амиодарон, циметидин, дифенгидрамин, флуоксетин, пароксетин, хинидин, ритонавир, тербинафин

      • индукторы: none

      • субстраты: амитриптилин, карведилол, кодеин, донпезил, галоперидол, метопролол, пароксетин, рисперидон, трамадол

      CYP2E1

      • Ингибиторы: нет

      • Индукторы: этанол, изониазид, табак

      • Субстраты: ацетаминофен, теофиллин, верапамил

      • 4 CYP3A4 и CYP3A5

        • Ингибиторы: кларитромицин, дилтиазем, эритромицин, грейпфрутовый сок, итраконазол, кетоконазол, нефазодон * , ритонавир, телитромицин, верапамил

        • индукторов: карбамазепин, зверобоя продырявленного, фенобарбитал, фенитоин, рифампицин

        • Субстраты : алпразолам, амлодипин, аторвастатин, циклоспорин, диазепам, эстрадиол, симвастатин, силденафил, верапамил, золпидем

        Препарат: AmioDarone

        CYP-фермент: CYP2C9 и CYP3A4 Ингибитор

        Взаимодействие препарата

        Взаимодействие на наркотиках: 9095

        Warfarin

        Метаболизирующий фермент: CYP2C9

        Побочные эффекты: повышенный риск кровотечения, вызванные повышенным уровнем варфарина.

        Препарат: Carbamazepine , Фенобарбитал , Фенотин , Фенитин

        CYP-фермент: CYP3A4 Индуктор

        Средстворетистое лекарственное средство: Этинил эстрадиолсодержащие контрацептивы

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: незапланированные беременности за счет снижения уровня эстрадиола.

        Препарат: Кларитромицин , эритромицин , Telithromycin , Telithromycin

        CYP-фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Метабамический препарат: 9095

        Симвастатин, Verapamil

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: миопатия или рабдомиолис, вызванный повышение уровня симвастатина.Гипотензия и удлинение интервала QT, вызванные повышением уровня верапамила.

        Препарат: Diltiazem , Verapamil , Verapamil

        CYP Фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство: Предназон

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: иммуносупрессия, вызванные повышенным предсисолоном уровня сыворотки.

        Препарат:

        Препарат: Флуоксетин , Пароксетин , Paroxetine

        CYP фермент: CYP2D6 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство: 9095

        , Трамадоль

        Метаболизирующий фермент: CYP2D6

        Побочные эффекты: повышенный риск экстрапирамидальных побочных эффектов, вызванные повышенным уровень рисперидона.

        Препарат: Грейпфрутовый сок

        4

        CYP фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное взаимодействие: Buspirone

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: головокружение и синдром серотонина, вызванные повышенным уровнем бусирона.

        Препарат:

        препарат: Metronidazole

        CYP фермент: CYP2C9 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство

        Метаболизм

        Warfarin

        Метаболизирующий фермент: CYP2C9

        Побочные эффекты: повышенный риск кровотечения, вызванные повышенным уровнем варфарина.

        Препарат: Terbinafine

        CYP фермент: CYP2D6 Ингибитор

        Амитриптилин

        Амитриптилин

        Метаболизирующий фермент: CYP2D6

        Побочные эффекты: сухость во рту, головокружение и сердечная токсичность, вызванная длительным увеличением амитриптина и нортриптилин.

        CYP  = цитохром P-450 

        Сестринское дело, союзное здравоохранение и межпрофессиональные бригады

        Межпрофессиональная команда и медицинские работники, включая лаборантов, фармацевтов, медсестер и врачей, должны работать вместе для обеспечения безопасности и эффективность вводимых препаратов.После того, как клиницист выбирает выбор и дозировку конкретного препарата, фармацевт должен проверить дозировку, сообщить о любых лекарственных взаимодействиях и обратить внимание на особые клинические ситуации, которые будут влиять на уровни препарата и, следовательно, на его эффективность, а также на побочные эффекты (например, уровни альбумина, изменения веса, недоедание, нарушение функции почек и печени). В одном исследовании пациентов с хроническим заболеванием почек фармацевты выявили 5302 проблемы, связанные с приемом лекарств, и дали 3160 рекомендаций с уровнем принятия до 95%.[15] 

        По возможности следует соблюдать указанные уровни в плазме. Медсестры играют решающую роль в назначении лекарств и предупреждении команды об ошибках, связанных с согласованием лекарств.[16] Это командное сотрудничество является неотъемлемой частью безопасности пациентов в стационарных и амбулаторных условиях.

        Распределение лекарственных средств — StatPearls — NCBI Bookshelf

        Определение/Введение

        Фармакокинетика — это изучение части лекарственного средства или соединения, которое проходит через организм после введения.Он включает процессы всасывания, биодоступности, клиренса и распределения лекарств [1]. Хотя эти процессы теоретически разделены, с практической точки зрения in vivo все они взаимосвязаны. После того, как лекарство всасывается из места введения, оно распространяется во внеклеточные жидкости.[2] Высокие запасы лекарств, связанных с белками плазмы, могут вызывать пролонгированные эффекты за счет создания механизма замедленного высвобождения.[3]

        Распределение лекарственных средств – это распределение неметаболизированных лекарственных средств по мере их прохождения через кровь и ткани организма.Эффективность или токсичность лекарства зависит от распределения в конкретных тканях и частично объясняет отсутствие корреляции между уровнями в плазме и наблюдаемыми эффектами. В зависимости от молекулярной структуры лекарства имеют различное распределение в различных типах тканей, таких как жировая, мышечная и мозговая. В отличие от других тканей, мозг и яички уникальны, так как содержат мембранные барьеры, делающие лекарство значительно менее восприимчивым к распространению.[4] Основываясь на растворимости в липидах и нелипидах, лекарства можно классифицировать как липофильные или гидрофильные, описанные ниже.

        Липофильный (жирорастворимый)

        • Неполярные соединения 5

        • , легко диффундируют через липидные билорики клеточных мембран

        • RX могут вводиться в тема

        • Бесплатная диффузия через кровополкомальный барьер

        • Biotransformed в печени

        • Выводится через желчные протоки

        Гидрофильный (водорастворимый)

        Клиническое значение

        С возрастом общее количество воды в организме уменьшается.Однако внутриклеточная вода остается относительно стабильной с первого месяца жизни до зрелого возраста. Детям младшего возраста требуются более высокие дозы лекарств на килограмм веса, так как они имеют более высокий процент воды.[5] Липофильные препараты с большей вероятностью распределяются в области с высокой плотностью липидов.[6] Содержание жира в организме зависит от возраста, пола и генетики. Многие лекарства связываются с белками плазмы, и наиболее важными белками, связывающими лекарства, являются альбумины и глобулины. Концентрация этих белков зависит от возраста, состояния питания и заболевания.

        Понимание распределения лекарств и фармакокинетики (ФК) важно для всех врачей, назначающих лекарства, наряду с пониманием основ связывания белков.[7] Только свободные и несвязанные лекарственные средства будут поступать из сосудистых пространств в ткани, где будет происходить взаимодействие лекарственного средства с рецептором, а также воздействовать лекарственное средство. На связывание белка влияет не только концентрация белка, но и рН, метаболические нарушения (гипергликемия, уремия) и присутствие других химических веществ, которые будут конкурировать за связывание белка.

        Конкуренция за связывание с плазмой может влиять на действие препарата. Например, известно, что аспирин и варфарин конкурируют за один и тот же сайт связывания с белками плазмы. Одновременное введение обоих препаратов увеличивает количество несвязанного препарата, тем самым усиливая их действие и потенциально приводя к риску кровотечения.[8] Для того чтобы лекарство эффективно выводилось почками, оно должно метаболизироваться из липофильной молекулы в полярную молекулу. Печень вырабатывает полярный метаболит препарата, используя два уникальных набора реакций, известных как метаболизм фазы I и метаболизм фазы II.[9]

        Фаза I метаболизма  включает так называемую систему цитохрома P-450 (фермент CYP). CYP изменяет лекарство таким образом, что оно становится более податливым для соединения с полярными молекулами. Эти реакции включают основные принципы химии, такие как окисление, восстановление или гидролиз. Метаболизм фазы II  – это процесс добавления к лекарственному средству полярной части, такой как сульфат, ацетат или глюкуронат. Добавление полярной части к лекарственному средству делает его водорастворимым и доступным для выведения почками.

        Фазы биотрансформации

        • Реакции фазы II : включает связывание метаболита с глюкуроновой кислотой, ацетильными группами, сульфатами, аминокислотами или глутатионом.

        Типы кинетики лекарств

        Период полувыведения (T1/2):   Время, необходимое для того, чтобы концентрация препарата в плазме достигла половины исходного значения.

        Выведение лекарства: Мера скорости выведения лекарства → объем плазмы, который может быть полностью выведен из организма за определенный период времени.

        Кроме того, уремия влияет не только на связывание с белками, но и почки играют важную роль в абсорбции, распределении, метаболизме и выведении лекарств (ADME). Коррекция почечной дозы необходима при умеренной и тяжелой почечной недостаточности. Важные стратегии лечения и дозирования лекарств должны быть соответствующим образом скорректированы, а риски должны быть сопоставлены с преимуществами.[10]

        На распространение наркотиков влияет несколько факторов. Эти факторы включают концентрацию переносчиков лекарств в крови, pH, перфузию, состав воды в организме, состав жира в организме и, безусловно, болезненные состояния (например,г., истощение объема, ожоги, третий интервал). Большая часть связывания с белками имеет значение только тогда, когда лекарство связывается с белками более чем на 90 процентов. В состоянии гипоальбуминемии, возникающем при недоедании и воспалении, концентрация несвязанных препаратов выше. Состав тела и метаболические факторы также влияют на распределение лекарств. Например, в течение последнего триместра беременности объем плазмы увеличивается, поэтому наблюдается общее разбавляющее действие на белки плазмы. Также происходит изменение жировой ткани.Кроме того, беременные женщины часто исключаются из клинических испытаний, связанных с лекарствами.[11] У пациентов в критическом состоянии распределение лекарств также изменяется из-за нарушений физиологии, изменений связывания белков, сдвигов жидкости, изменений pH и перфузии сосудистых органов.[12] Таким образом, было бы полезно контролировать уровни наркотиков в этих условиях, если это возможно.

        Система цитохрома Р-450 представляет собой семейство гемсодержащих ферментов, обнаруженных в печени и кишечном тракте. Существует несколько форм ферментов CYP.Некоторые лекарства могут либо индуцировать, либо ингибировать определенные изоформы фермента, влияя на ADME лекарства. Клиницист должен знать о потенциальных лекарственных взаимодействиях с индукторами и ингибиторами фермента CYP, а также встречающимися в природе соединениями, которые могут изменить действие фермента CYP. Встречающиеся в природе соединения включают грейпфрутовый сок, никотинсодержащие продукты и зверобой.[13][14]

        Ниже приведен список основных препаратов, ингибирующих и индуцирующих систему цитохрома Р-450, а также препараты, являющиеся основным субстратом фермента: 

        CYP1A2

          • ингибиторов: амиодарон, циметидин, ципрофлоксацин, флювоксамин

          • индукторов: карбамазепин, фенобарбитал, рифампин, табак

          • субстраты: кофеин, клозапин, теофиллин

CYP2C9

    • ингибиторов: амиодарон, флуконазол, флуоксетин, метронидазол, ритонавир, триметоприм / сульфаметоксазол

    • индукторы: карбамазепин, фенобарбитал, фенитоин, рифампин

    • субстраты: карведов, целекоксиб, глипизид, ибупрофен, Irbesartan, Losartan

    CYP2C19

    • ингибиторов

    • : Ritovoxamine, изониазид, ритонавир

    • индукторы: карбамазепин, фенитоин, рифампин

    • субстраты: омепразол, фенобарбитал, фенитоин

    CYP2D6

      • ингибиторов: амиодарон, циметидин, дифенгидрамин, флуоксетин, пароксетин, хинидин, ритонавир, тербинафин

      • индукторы: none

      • субстраты: амитриптилин, карведилол, кодеин, донпезил, галоперидол, метопролол, пароксетин, рисперидон, трамадол

      CYP2E1

      • Ингибиторы: нет

      • Индукторы: этанол, изониазид, табак

      • Субстраты: ацетаминофен, теофиллин, верапамил

      • 4 CYP3A4 и CYP3A5

        • Ингибиторы: кларитромицин, дилтиазем, эритромицин, грейпфрутовый сок, итраконазол, кетоконазол, нефазодон * , ритонавир, телитромицин, верапамил

        • индукторов: карбамазепин, зверобоя продырявленного, фенобарбитал, фенитоин, рифампицин

        • Субстраты : алпразолам, амлодипин, аторвастатин, циклоспорин, диазепам, эстрадиол, симвастатин, силденафил, верапамил, золпидем

        Препарат: AmioDarone

        CYP-фермент: CYP2C9 и CYP3A4 Ингибитор

        Взаимодействие препарата

        Взаимодействие на наркотиках: 9095

        Warfarin

        Метаболизирующий фермент: CYP2C9

        Побочные эффекты: повышенный риск кровотечения, вызванные повышенным уровнем варфарина.

        Препарат: Carbamazepine , Фенобарбитал , Фенотин , Фенитин

        CYP-фермент: CYP3A4 Индуктор

        Средстворетистое лекарственное средство: Этинил эстрадиолсодержащие контрацептивы

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: незапланированные беременности за счет снижения уровня эстрадиола.

        Препарат: Кларитромицин , эритромицин , Telithromycin , Telithromycin

        CYP-фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Метабамический препарат: 9095

        Симвастатин, Verapamil

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: миопатия или рабдомиолис, вызванный повышение уровня симвастатина.Гипотензия и удлинение интервала QT, вызванные повышением уровня верапамила.

        Препарат: Diltiazem , Verapamil , Verapamil

        CYP Фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство: Предназон

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: иммуносупрессия, вызванные повышенным предсисолоном уровня сыворотки.

        Препарат:

        Препарат: Флуоксетин , Пароксетин , Paroxetine

        CYP фермент: CYP2D6 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство: 9095

        , Трамадоль

        Метаболизирующий фермент: CYP2D6

        Побочные эффекты: повышенный риск экстрапирамидальных побочных эффектов, вызванные повышенным уровень рисперидона.

        Препарат: Грейпфрутовый сок

        4

        CYP фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное взаимодействие: Buspirone

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: головокружение и синдром серотонина, вызванные повышенным уровнем бусирона.

        Препарат:

        препарат: Metronidazole

        CYP фермент: CYP2C9 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство

        Метаболизм

        Warfarin

        Метаболизирующий фермент: CYP2C9

        Побочные эффекты: повышенный риск кровотечения, вызванные повышенным уровнем варфарина.

        Препарат: Terbinafine

        CYP фермент: CYP2D6 Ингибитор

        Амитриптилин

        Амитриптилин

        Метаболизирующий фермент: CYP2D6

        Побочные эффекты: сухость во рту, головокружение и сердечная токсичность, вызванная длительным увеличением амитриптина и нортриптилин.

        CYP  = цитохром P-450 

        Сестринское дело, союзное здравоохранение и межпрофессиональные бригады

        Межпрофессиональная команда и медицинские работники, включая лаборантов, фармацевтов, медсестер и врачей, должны работать вместе для обеспечения безопасности и эффективность вводимых препаратов.После того, как клиницист выбирает выбор и дозировку конкретного препарата, фармацевт должен проверить дозировку, сообщить о любых лекарственных взаимодействиях и обратить внимание на особые клинические ситуации, которые будут влиять на уровни препарата и, следовательно, на его эффективность, а также на побочные эффекты (например, уровни альбумина, изменения веса, недоедание, нарушение функции почек и печени). В одном исследовании пациентов с хроническим заболеванием почек фармацевты выявили 5302 проблемы, связанные с приемом лекарств, и дали 3160 рекомендаций с уровнем принятия до 95%.[15] 

        По возможности следует соблюдать указанные уровни в плазме. Медсестры играют решающую роль в назначении лекарств и предупреждении команды об ошибках, связанных с согласованием лекарств.[16] Это командное сотрудничество является неотъемлемой частью безопасности пациентов в стационарных и амбулаторных условиях.

        Распределение лекарственных средств — StatPearls — NCBI Bookshelf

        Определение/Введение

        Фармакокинетика — это изучение части лекарственного средства или соединения, которое проходит через организм после введения.Он включает процессы всасывания, биодоступности, клиренса и распределения лекарств [1]. Хотя эти процессы теоретически разделены, с практической точки зрения in vivo все они взаимосвязаны. После того, как лекарство всасывается из места введения, оно распространяется во внеклеточные жидкости.[2] Высокие запасы лекарств, связанных с белками плазмы, могут вызывать пролонгированные эффекты за счет создания механизма замедленного высвобождения.[3]

        Распределение лекарственных средств – это распределение неметаболизированных лекарственных средств по мере их прохождения через кровь и ткани организма.Эффективность или токсичность лекарства зависит от распределения в конкретных тканях и частично объясняет отсутствие корреляции между уровнями в плазме и наблюдаемыми эффектами. В зависимости от молекулярной структуры лекарства имеют различное распределение в различных типах тканей, таких как жировая, мышечная и мозговая. В отличие от других тканей, мозг и яички уникальны, так как содержат мембранные барьеры, делающие лекарство значительно менее восприимчивым к распространению.[4] Основываясь на растворимости в липидах и нелипидах, лекарства можно классифицировать как липофильные или гидрофильные, описанные ниже.

        Липофильный (жирорастворимый)

        • Неполярные соединения 5

        • , легко диффундируют через липидные билорики клеточных мембран

        • RX могут вводиться в тема

        • Бесплатная диффузия через кровополкомальный барьер

        • Biotransformed в печени

        • Выводится через желчные протоки

        Гидрофильный (водорастворимый)

        Клиническое значение

        С возрастом общее количество воды в организме уменьшается.Однако внутриклеточная вода остается относительно стабильной с первого месяца жизни до зрелого возраста. Детям младшего возраста требуются более высокие дозы лекарств на килограмм веса, так как они имеют более высокий процент воды.[5] Липофильные препараты с большей вероятностью распределяются в области с высокой плотностью липидов.[6] Содержание жира в организме зависит от возраста, пола и генетики. Многие лекарства связываются с белками плазмы, и наиболее важными белками, связывающими лекарства, являются альбумины и глобулины. Концентрация этих белков зависит от возраста, состояния питания и заболевания.

        Понимание распределения лекарств и фармакокинетики (ФК) важно для всех врачей, назначающих лекарства, наряду с пониманием основ связывания белков.[7] Только свободные и несвязанные лекарственные средства будут поступать из сосудистых пространств в ткани, где будет происходить взаимодействие лекарственного средства с рецептором, а также воздействовать лекарственное средство. На связывание белка влияет не только концентрация белка, но и рН, метаболические нарушения (гипергликемия, уремия) и присутствие других химических веществ, которые будут конкурировать за связывание белка.

        Конкуренция за связывание с плазмой может влиять на действие препарата. Например, известно, что аспирин и варфарин конкурируют за один и тот же сайт связывания с белками плазмы. Одновременное введение обоих препаратов увеличивает количество несвязанного препарата, тем самым усиливая их действие и потенциально приводя к риску кровотечения.[8] Для того чтобы лекарство эффективно выводилось почками, оно должно метаболизироваться из липофильной молекулы в полярную молекулу. Печень вырабатывает полярный метаболит препарата, используя два уникальных набора реакций, известных как метаболизм фазы I и метаболизм фазы II.[9]

        Фаза I метаболизма  включает так называемую систему цитохрома P-450 (фермент CYP). CYP изменяет лекарство таким образом, что оно становится более податливым для соединения с полярными молекулами. Эти реакции включают основные принципы химии, такие как окисление, восстановление или гидролиз. Метаболизм фазы II  – это процесс добавления к лекарственному средству полярной части, такой как сульфат, ацетат или глюкуронат. Добавление полярной части к лекарственному средству делает его водорастворимым и доступным для выведения почками.

        Фазы биотрансформации

        • Реакции фазы II : включает связывание метаболита с глюкуроновой кислотой, ацетильными группами, сульфатами, аминокислотами или глутатионом.

        Типы кинетики лекарств

        Период полувыведения (T1/2):   Время, необходимое для того, чтобы концентрация препарата в плазме достигла половины исходного значения.

        Выведение лекарства: Мера скорости выведения лекарства → объем плазмы, который может быть полностью выведен из организма за определенный период времени.

        Кроме того, уремия влияет не только на связывание с белками, но и почки играют важную роль в абсорбции, распределении, метаболизме и выведении лекарств (ADME). Коррекция почечной дозы необходима при умеренной и тяжелой почечной недостаточности. Важные стратегии лечения и дозирования лекарств должны быть соответствующим образом скорректированы, а риски должны быть сопоставлены с преимуществами.[10]

        На распространение наркотиков влияет несколько факторов. Эти факторы включают концентрацию переносчиков лекарств в крови, pH, перфузию, состав воды в организме, состав жира в организме и, безусловно, болезненные состояния (например,г., истощение объема, ожоги, третий интервал). Большая часть связывания с белками имеет значение только тогда, когда лекарство связывается с белками более чем на 90 процентов. В состоянии гипоальбуминемии, возникающем при недоедании и воспалении, концентрация несвязанных препаратов выше. Состав тела и метаболические факторы также влияют на распределение лекарств. Например, в течение последнего триместра беременности объем плазмы увеличивается, поэтому наблюдается общее разбавляющее действие на белки плазмы. Также происходит изменение жировой ткани.Кроме того, беременные женщины часто исключаются из клинических испытаний, связанных с лекарствами.[11] У пациентов в критическом состоянии распределение лекарств также изменяется из-за нарушений физиологии, изменений связывания белков, сдвигов жидкости, изменений pH и перфузии сосудистых органов.[12] Таким образом, было бы полезно контролировать уровни наркотиков в этих условиях, если это возможно.

        Система цитохрома Р-450 представляет собой семейство гемсодержащих ферментов, обнаруженных в печени и кишечном тракте. Существует несколько форм ферментов CYP.Некоторые лекарства могут либо индуцировать, либо ингибировать определенные изоформы фермента, влияя на ADME лекарства. Клиницист должен знать о потенциальных лекарственных взаимодействиях с индукторами и ингибиторами фермента CYP, а также встречающимися в природе соединениями, которые могут изменить действие фермента CYP. Встречающиеся в природе соединения включают грейпфрутовый сок, никотинсодержащие продукты и зверобой.[13][14]

        Ниже приведен список основных препаратов, ингибирующих и индуцирующих систему цитохрома Р-450, а также препараты, являющиеся основным субстратом фермента: 

        CYP1A2

          • ингибиторов: амиодарон, циметидин, ципрофлоксацин, флювоксамин

          • индукторов: карбамазепин, фенобарбитал, рифампин, табак

          • субстраты: кофеин, клозапин, теофиллин

CYP2C9

    • ингибиторов: амиодарон, флуконазол, флуоксетин, метронидазол, ритонавир, триметоприм / сульфаметоксазол

    • индукторы: карбамазепин, фенобарбитал, фенитоин, рифампин

    • субстраты: карведов, целекоксиб, глипизид, ибупрофен, Irbesartan, Losartan

    CYP2C19

    • ингибиторов

    • : Ritovoxamine, изониазид, ритонавир

    • индукторы: карбамазепин, фенитоин, рифампин

    • субстраты: омепразол, фенобарбитал, фенитоин

    CYP2D6

      • ингибиторов: амиодарон, циметидин, дифенгидрамин, флуоксетин, пароксетин, хинидин, ритонавир, тербинафин

      • индукторы: none

      • субстраты: амитриптилин, карведилол, кодеин, донпезил, галоперидол, метопролол, пароксетин, рисперидон, трамадол

      CYP2E1

      • Ингибиторы: нет

      • Индукторы: этанол, изониазид, табак

      • Субстраты: ацетаминофен, теофиллин, верапамил

      • 4 CYP3A4 и CYP3A5

        • Ингибиторы: кларитромицин, дилтиазем, эритромицин, грейпфрутовый сок, итраконазол, кетоконазол, нефазодон * , ритонавир, телитромицин, верапамил

        • индукторов: карбамазепин, зверобоя продырявленного, фенобарбитал, фенитоин, рифампицин

        • Субстраты : алпразолам, амлодипин, аторвастатин, циклоспорин, диазепам, эстрадиол, симвастатин, силденафил, верапамил, золпидем

        Препарат: AmioDarone

        CYP-фермент: CYP2C9 и CYP3A4 Ингибитор

        Взаимодействие препарата

        Взаимодействие на наркотиках: 9095

        Warfarin

        Метаболизирующий фермент: CYP2C9

        Побочные эффекты: повышенный риск кровотечения, вызванные повышенным уровнем варфарина.

        Препарат: Carbamazepine , Фенобарбитал , Фенотин , Фенитин

        CYP-фермент: CYP3A4 Индуктор

        Средстворетистое лекарственное средство: Этинил эстрадиолсодержащие контрацептивы

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: незапланированные беременности за счет снижения уровня эстрадиола.

        Препарат: Кларитромицин , эритромицин , Telithromycin , Telithromycin

        CYP-фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Метабамический препарат: 9095

        Симвастатин, Verapamil

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: миопатия или рабдомиолис, вызванный повышение уровня симвастатина.Гипотензия и удлинение интервала QT, вызванные повышением уровня верапамила.

        Препарат: Diltiazem , Verapamil , Verapamil

        CYP Фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство: Предназон

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: иммуносупрессия, вызванные повышенным предсисолоном уровня сыворотки.

        Препарат:

        Препарат: Флуоксетин , Пароксетин , Paroxetine

        CYP фермент: CYP2D6 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство: 9095

        , Трамадоль

        Метаболизирующий фермент: CYP2D6

        Побочные эффекты: повышенный риск экстрапирамидальных побочных эффектов, вызванные повышенным уровень рисперидона.

        Препарат: Грейпфрутовый сок

        4

        CYP фермент: CYP3A4 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное взаимодействие: Buspirone

        Метаболизирующий фермент: CYP3A4

        Побочные эффекты: головокружение и синдром серотонина, вызванные повышенным уровнем бусирона.

        Препарат:

        препарат: Metronidazole

        CYP фермент: CYP2C9 Ингибитор

        Средстворетистое лекарственное средство

        Метаболизм

        Warfarin

        Метаболизирующий фермент: CYP2C9

        Побочные эффекты: повышенный риск кровотечения, вызванные повышенным уровнем варфарина.

        Препарат: Terbinafine

        CYP фермент: CYP2D6 Ингибитор

        Амитриптилин

        Амитриптилин

        Метаболизирующий фермент: CYP2D6

        Побочные эффекты: сухость во рту, головокружение и сердечная токсичность, вызванная длительным увеличением амитриптина и нортриптилин.

        CYP  = цитохром P-450 

        Сестринское дело, союзное здравоохранение и межпрофессиональные бригады

        Межпрофессиональная команда и медицинские работники, включая лаборантов, фармацевтов, медсестер и врачей, должны работать вместе для обеспечения безопасности и эффективность вводимых препаратов.После того, как клиницист выбирает выбор и дозировку конкретного препарата, фармацевт должен проверить дозировку, сообщить о любых лекарственных взаимодействиях и обратить внимание на особые клинические ситуации, которые будут влиять на уровни препарата и, следовательно, на его эффективность, а также на побочные эффекты (например, уровни альбумина, изменения веса, недоедание, нарушение функции почек и печени).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.