Средства массовой информации это: Статья 2. Средства массовой информации. Основные понятия / КонсультантПлюс

Содержание

1.4. Виды средств массовой информации. Их использование

Самые распространённые и чаще всего используемые СМИ — это телевидение, интернет, радио и печатные издания. Именно они и будут рассмотрены в данном разделе.

Телевидение

Телевидение — совокупность аудиовизуальных сообщений, которые предназначены для слухового и зрительного восприятия. Аудиовизуальные сообщения — это информация, представляющая собой серию связанных кадров (в сопровождении звуков или без них). Телевидение является источником информации разного рода — коммерческой, культурной, развлекательной, политической, образовательной. Всё это вместе с рекламой создаёт основу для манипуляции человеческим сознанием.

История возникновения:

В основе телевидения лежит открытие фотоэффекта в селене, сделанное Уиллоуби Смитом в 1873 году. Изобретение сканирующего диска Паулем Нипковым в 1884 году послужило толчком в развитии механического телевидения, которое пользовалось популярностью вплоть до начала Второй мировой войны.

Первая в мире передача движущегося изображения была осуществлена в 1923 году американцем Чарльзом Дженкинсом, с использованием для передачи механической развёртки, но передаваемое изображение было силуэтным, то есть не содержало полутонов.

17 октября 1950 года в США принят первый в мире стандарт цветного телевещания с последовательной передачей цвета, использовавшийся телекомпанией CBS меньше четырёх месяцев и отменённый из-за несовместимости с чёрно-белыми телевизорами.

Интернет

Интернет — система объединённых компьютерных сетей для хранения и передачи информации. Часто упоминается как «Всемирная сеть» и «Глобальная сеть», а также просто «Сеть». На основе интернета работает «Всемирная паутина» и множество других систем передачи данных.

История возникновения:

В 1957 году, после запуска Советским Союзом первого искусственного спутника Земли, министерство обороны США посчитало, что на случай войны Америке нужна надёжная система передачи информации.

 Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США (DARPA) предложило разработать для этого компьютерную сеть.

К 1971 году была разработана первая программа для отправки электронной почты по сети. Эта программа сразу стала очень популярна.

В 1973 году к сети были подключены через трансатлантический телефонный кабель первые иностранные организации из Великобритании и Норвегии, сеть стала международной.

В 1990-е годы интернет объединил в себе большинство существовавших тогда сетей.

В настоящее время подключиться к интернету можно через спутники связи, радиоканалы, кабельное телевидение, телефон, сотовую связь, специальные оптико-волоконные линии или электропровода. Всемирная сеть стала неотъемлемой частью жизни в развитых и развивающихся странах.

Радио

Радио — разновидность беспроводной связи, при которой в качестве носителя сигнала используются радиоволны, свободно распространяемые в пространстве.

История возникновения:

Создателем первой успешной системы обмена информацией с помощью радиоволн (радиотелеграфии) считается итальянский инженер Гульельмо Маркони (1895).

Изобретение радиосвязи дало начало таким научно-техническим направлениям, как радиоастрономия, радиометрология, радионавигация, радиолокация, радиоразведка, радиопротиводействие. (2)

Печатные издания

Печатное издание — издание, размноженное при помощи печатания. Это могут быть:

·           Книги;

·           Газеты;

·           Журналы;

·           Сборники;

·           Бюллетени и другое.

История возникновения:

Книги (самые распространённые печатные издания).

Издревле устная речь считалась единственным способом передачи знаний от одного поколения к другому. Затем древние цивилизации изобрели письменность, и для письма стали использовать кору дерева, глиняные плитки, металлические листы и многое другое. В Древнем Египте записи вели на листах папируса.

В I веке н. э. появились кодексы – старинные рукописи. В VI веке тексты рукописей переписывали, тогда еще не было печатной машинки.

В XV веке появилась печатная машина с наборными элементами из металла.  

В последнее время все более распространяются электронные книги, однако, они не вытесняют бумажные, которые более удобны и популярны. (3)

Средства массовой информации | Правительство Курганской области

Издательский Дом «Новый мир»

В Издательский Дом «Новый мир» входят:

— газета «Новый мир»

— альманах «Тобол»

— газета «Зауралье»

— интерент-телевидение «Zauralonline»

О газете «Новый мир»

«Новый мир» — областная общественно-политическая газета, соучредителями которой являются Правительство Курганской области, Курганская областная Дума, ГАУ «Издательский Дом «Новый мир».

«Новый мир» — полноформатное печатное издание областного уровня. Это более 10 тысяч экземпляров актуальной и полезной информации, собранной для читателей журналистами газеты и пресс-службами органов государственной власти региона.

Три раза в неделю газета информирует читателей о процессах, которые происходят в обществе, о решениях, принятых Губернатором и областной Думой, общественными организациями, знакомит с героями-современниками, помогает в решении насущных проблем. Статус общественно-политического издания позволяет «Новому миру» исполнять роль диалоговой площадки, где рядовые зауральцы и представители власти могут открыто обсуждать общественно-значимые вопросы.

И.о. генерального директора ГАУ «Издательский Дом «Новый мир» Дружинина Ольга Валерьевна.

Главный редактор Кузеванова Нина Александровна.

 

 

Формы выпуска

Ежедневный выпуск газеты «Новый мир» — это самая свежая информация о ситуации в официальных, деловых, культурных областях. Выходит по вторникам и пятницам.

«Толстушка» — номер газеты, формируемой для семейного чтения, выходит каждую среду. В нем, наряду с ТВ-программой, читатель сможет познакомиться с интересными людьми и творческими коллективами Зауралья, узнать о новостях культуры, науки, спорта, найти полезные советы и рецепты.

Необходимая газета в кабинете руководителя любого уровня — приложение «Новый мир»-документы», в котором публикуются законы, решения и постановления органов власти области.

Подписка


Контактная информация 
Адрес редакции: 640000, г. Курган, ул. М. Горького, 84 
Телефон: (3522) 46-17-22
Электронная почта: [email protected]
Сайт: www.nm45.ru

 

Роскомнадзор: Иркутские СМИ законопослушны — Областная газета OGIRK.RU

Итоги работы средств массовой информации с точки зрения соблюдения законодательства подвел руководитель Управления Роскомнадзора по Иркутской области Сергей Костылов. Он сообщил, что в 2021 году из реестра исключено 31 СМИ, но это те издания, которые не выходили в течение года. Также глава ведомства поблагодарил журналистов региона за ответственное отношение к их публикациям.

 

Запись прямого эфира – по ссылке

 

Пресс-конференция руководителя иркутского управления Роскомнадзора проходила в пресс-центре газеты «Областная» в день российской печати. Сергей Костылов отметил, что журналисты представляют самую неравнодушную часть общества:

– Их отличает любовь к избранному делу, огромное желание донести до аудитории новые знания и оперативные факты, вера в будущее страны. Более 300-летней историей российской печати мы можем по праву гордиться. Сегодня журналистика меняется как содержательно, так и по форме. Мы живем в эпоху перехода от бумажных носителей к электронным. Появляются новые форматы, жанры, способы подачи журналистских материалов. Тем не менее это не снижает силу слова и ответственность журналистов за предоставленную информацию.

Сейчас в Иркутской области действует 382 СМИ. Растет число электронных средств массовой информации – с 16 в 2018 году, до 66 – в 2021-м. А вот газет и журналов становится меньше. В 2018 году в регионе действовало 218 периодических печатных изданий, в 2021-м осталось 191. В целом количество изданий, исключенных из реестра СМИ, сократилось на 39% по сравнению с 2020 годом.

 

Цифра:

В Иркутской области сегодня действует 382 средства массовой информации

 

– Это те СМИ, которые в принципе уже были «мертвые», – уточнил глава территориального управления Роскомнадзора.Они не выходили в течение года, по сути прекратили свое существование. Но несмотря на эту тенденцию, печатные средства массовой информации не потеряли востребованность, особенно в отдаленных территориях Иркутской области. Ведь не секрет, что в регионе есть населенные пункты, где отсутствуют интернет и стабильная сотовая связь.

В 2021 году служба также провела 141 контрольно-надзорное мероприятие в рамках систематического наблюдения в отношении СМИ. Было выявлено 67 нарушений законодательства. В 19 случаях – это представление в регистрирующий орган уставных документов, которые не соответствовали закону о СМИ. Выявлено 17 фактов несоблюдения требований о предоставлении обязательных экземпляров документов.

– Данные нарушения не носят критический характер, они вполне исправимы, – подчеркнул Сергей Костылов. – Мы обязаны их выявлять, на них нужно обращать внимание, чтобы не попасть на наши административные санкции. А серьезные нарушения российского законодательства, такие как распространение экстремистского, террористического, наркотического контента, запрещенной для детей информации или пропагандирующей культ насилия и жестокости, в региональных СМИ отсутствуют.

Выпуска ими фейковой информации также не выявлялось.

Между тем ведомство не надзирает за всеми сайтами в интернете, а только за теми изданиями, кто зарегистрирован в качестве СМИ. Они отвечают за достоверность предоставляемой информации, а за распространение противоправного контента могут нести и уголовную ответственность. Такой контент в сети отслеживают другие органы – от Роспотребнадзора до Генеральной прокуратуры, данные о сайтах-нарушителях по решению судов вносит в реестр запрещенной информации Роскомнадзор, а операторы связи их блокируют.

Средства массовой информации и закон о них

СМИ, как убеждены многие, это «четвертая власть». Настолько влияние газет, журналов, ТВ, радио и онлайн-источников заметно в современном обществе. Какова роль и функция СМИ? Каким образом осуществляется законодательное регулирование медиа-сферы? Какие новшества нас могут ожидать в этом аспекте?

Определение термина «СМИ»

Согласно популярной трактовке, средства массовой информации — это учреждения, которые созданы для публичной трансляции в общество или локальные его группы различных сведений посредством тех или иных технологических каналов. СМИ, как правило, имеют целевую аудиторию и тематическую (отраслевую) направленность. Есть политические средства массовой информации, есть СМИ деловой направленности, научной, развлекательной и т. д.

Технологические каналы, о которых идет речь, сейчас принято подразделять на оффлайновые (именуемые также «традиционными») и онлайновые. К первым относятся печатные газеты и журналы, радио, телевидение. Ко вторым — их аналоги, которые функционируют в Интернете в виде статей на веб-страницах, ТВ- и радиотрансляций в режиме онлайн, а также видео- и аудиороликов, выкладываемых как запись и иных способов представления контента при помощи цифровых технологий (флеш-презентаций, HTML5-скриптов и т. д.).

Возникновение СМИ

Вместе с тем, как считают некоторые эксперты, прообразы СМИ существовали уже в те времена, когда человечество еще не изобрело не то чтобы печатного станка и алфавита, но даже и полноценного языка. Наскальные рисунки древности, считают некоторые ученые, уже могли выполнять ряд функций, характерных для тех, которые выполняют современные средства массовой информации. Например, посредством них одно кочевое племя могло сообщить (намеренно или случайно) другому, которое приходило на их место, о том, какие ресурсы присутствуют на данной территории — вода, растительность, минералы, дать общие сведения об особенностях климата, (например, нарисовать солнце) или же отобразить элементы теплой одежды на рисунках.

Однако «массовость» СМИ обрели, конечно же, только по факту изобретения носителей информации, предполагавших техническую возможность тиражирования источников в большом количестве копий. Это позднее средневековье — время, когда появились первые газеты. На рубеже 19-20-го веков были изобретены телефон, телеграф, чуть позже — радио и ТВ. К тому моменту сообщества развитых стран начали испытывать ощутимые потребности в коммуникации в силу процессов, отражающих аспекты политического строительства, социально-экономические проблемы, назревавшие по факту интенсификации производства и внедрения новых рыночных механизмов. Власть и бизнес стали активно задействовать доступные технологии для коммуникации с сообществом. Этот тренд быстро приобрел массовый характер, и появились средства массовой информации в том виде, в котором мы знаем их сегодня.

СМИ получили огромную востребованность, прежде всего, в политической среде. Они превратились в ключевой механизм коммуникации между властью и обществом, а также в эффективный инструмент дискуссии между различными политическими организациями. СМИ стали ресурсом, контроль над которым мог гарантировать способность тех или иных заинтересованных групп управлять сознанием людей в масштабе всего общества или отдельных его представителей. Появилась власть средств массовой информации.

СМИ наделены специфическими функциями. Рассмотрим их.

Функции средств массовой информации

Базовой функцией эксперты называют информационную. Она заключается в ознакомлении сообщества или конкретных групп, его формирующих, со сведениями, отражающими актуальные проблемы, события, прогнозы. Также информационная функция может выражаться в опубликовании теми или иными участниками политического процесса или субъектами предпринимательства сведений с целью информирования не только общества, но также и значимых фигур или организаций своего уровня. Это может выражаться, например, в публикации профильных интервью, где предприниматель рассказывает о конкурентных преимуществах своей фирмы — такого рода информация может быть рассчитана на прочтение не столько со стороны целевых клиентов, сколько теми, кто может считаться конкурентами фирмы или же, например, потенциальными инвесторами. При этом формы преподнесения информации могут быть разными. Среди основных можно выделить две — в виде фактов и в виде мнений (или посредством сбалансированного смешивания этих двух моделей).

Ряд экспертов считает, что СМИ выполняют образовательную (и в какой-то мере социализирующую) функцию. Она заключается в передаче целевым группам граждан или обществу в целом знаний, которые помогают повысить уровень вовлеченности в те или иные процессы, начать понимать то, что происходит в политике, в экономике, в обществе. Также образовательная функция СМИ важна с той точки зрения, что целевая аудитория понимает язык читаемых источников, становится постоянной, заинтересованной в получении новых сведений. Влияние средств массовой информации на уровень как таковой образованности, конечно, не столь велик. Этой функцией, в свою очередь, призваны заниматься школы, вузы и иные учебные заведения. Однако СМИ могут гармонично дополнять те знания, которые человек получает в образовательных учреждениях.

Социализирующая функция СМИ может заключаться в содействии людям в приобщении к реалиям общественного окружения. Средства массовой информации могут дать людям ориентиры в выборе тех ценностей, которые будут способствовать скорейшей адаптации к специфике социально-экономического и политического процессов.

Кто кого контролирует?

СМИ, если говорить о демократических режимах, также выполняют функцию контроля над теми или иными явлениями в политике и экономике. При этом субъектом, который его выполняет, призвано быть само общество. Взаимодействуя со СМИ, социум (как правило, в лице отдельных активистов, выражающих интересы определенных групп) формирует соответствующую проблематику, а сами средства массовой информации делают ее публичной. Власть, в свою очередь, или же субъекты экономических активностей, предприятия, отдельные деятели бизнеса, будут вынуждены реагировать на соответствующие запросы общества, «отчитываться» за обещания, за реализацию тех или иных программ, решение актуальных проблем. В ряде случаев контроль дополняется функцией критики. Роль средств массовой информации в этом смысле не меняется — главное, донести соответствующие замечания и предложения до широких масс. А затем, в свою очередь, транслировать ответную реакцию властей или бизнесов.

Одна из специфических функций СМИ — артикуляционная. Она заключается в том, чтобы дать возможность обществу, опять же, в лице активистов, представляющих чьи-то интересы, выражать свое мнение публично, доносить его до иных аудиторий. С артикуляционной соседствует также и мобилизационная функция СМИ. Она предполагает наличие каналов, при помощи которых те же самые активисты, которые отражают чьи-то интересы, включаются в процесс политического или экономического характера. Они становятся не просто представителями чьих-то взглядов, но также и непосредственными фигурами на уровне власти или бизнеса.

СМИ и закон

Российские средства массовой информации, как и СМИ в большинстве стран мира, работают в соответствии с установленными нормами закона. Какого рода нормативными актами регулируется деятельность медиа-сферы в РФ? Основной источник права у нас — Закон «О средствах массовой информации», который вступил в силу в феврале 1992 года. Однако принят он был еще в декабре 1991-го. Поскольку тогда СССР еще формально существовал, орган, принявший этот акт, именовался Верховным Советом России. А подписывал его Президент РСФСР, Борис Николаевич Ельцин. Предшествующим данному правовому акту считается советский Закон «О печати», вступивший в силу в августе 1990 года. Эксперты отмечают тот факт, что оба источника права разрабатывали в основном одни и те же авторы.

История российского законодательства о СМИ

Какие нормативно-правовые акты предшествовали двум, что мы назвали выше? Историки отмечают, что законы, регулирующие деятельность СМИ, действовали еще до Октябрьской революции. Однако после смены власти они были отменены. Очень скоро, однако, появился Декрет о печати, подписанный Советом Народных комиссаров в октябре 1917 года. В нем было сказано, что, как только новая политическая система обретет стабильность, какое-либо административное воздействие на работу печатных изданий будет прекращено. Предполагалось, что будет свобода слова, ограниченная лишь в возможных мерах ответственности перед судебными органами. Правда, принятие закона, который бы закреплял эти положения, так и не состоялось, вплоть до 1990 года.

Цензура и гласность

Большевики, как отмечают историки, почти сразу по факту установления своей власти закрыли несколько десятков газет, ввели цензуру. Деятельность советских СМИ не регулировалась никаким законом и находилась, как считают эксперты, под прямым контролем КПСС и Совмина СССР. Взаимодействие средств массовой информации и власти в СССР происходило фактически в одностороннем порядке. Функционеры центральных органов или же подчиненные им лица в составе структур на уровне союзных республик и входящих в их состав субъектов, как отмечают историки и юристы, принимали соответствующие постановления, касающиеся ключевых аспектов редакционной политики, назначали ведущих должностных лиц в изданиях, решали организационные вопросы. Аналогичная ситуация имела место также в сфере радио и телевидения. Таким образом, в СССР легально функционировали исключительно государственные средства массовой информации.

Однако во второй половине 80-х в стране появилась гласность. Практика прямого вмешательства властей в деятельность СМИ как-то не увязывалась со складывающейся действительностью в этой сфере. Де-факто издательства стали играть огромную роль в социально-политическом развитии СССР. Но де-юре они были бесправны. Издательства не имели возможности, как отмечают некоторые эксперты, распоряжаться прибылью от реализации огромных тиражей. В результате руководство страны приняло решение разработать закон о средствах массовой информации, который бы юридически закрепил ту значимость, которую приобрели СМИ в эпоху гласности. Необходимо было создать медиа-сферу, действующую независимо от линии партии.

Так, с 1 августа 1990 года в СССР открылась возможность для функционирования СМИ в рамках гласности. Единственным механизмом, который многие эксперты посчитали отголоском времен цензуры, стала обязательная регистрация СМИ, требовавшая соблюдения некоторых формальностей. Таких, как, например, определение лица или организации, учреждающей средство массовой информации, — закон предписывал это делать.

Новый закон о СМИ

Принятый формально еще в СССР, правовой акт, регулирующий деятельность СМИ, в силе до сих пор. Однако за все время существования закона в него регулярно вносились периодические поправки. И сегодня дискуссии на предмет того, не подредактировать ли данный правовой акт в очередной раз, вписать ту или иную норму, не утихают. Конечно, речь о принятии принципиального закона пока не идет (во всяком случае, публичных данных, известных широкой общественности, об этом нет). Однако предложений о различного рода поправках, которые бы влияли на деятельность средств массовой информации в России, достаточно много.

В числе самых свежих, которые приняты Госдумой, та, что касается ограничения во владении долей в СМИ для иностранцев. Что конкретно здесь имеется в виду? До последнего времени в акционерных долях и уставном капитале российских СМИ иностранцы могли присутствовать в каких угодно пропорциях (исключая сферу радио и телевидения). Осенью 2014 года Госдума в трех чтениях приняла поправки к закону о СМИ, по которым с 2016 года зарубежные инвесторы смогут владеть не более чем 20% от активов российских средств массовой информации.

Ограничение доли иностранцев

С последствиями принятия закона в новой редакции может столкнуться, как считают эксперты, не одно средство массовой информации. Примеры имеются в большом количестве. Велика доля иностранцев в активах таких издательств, как Sanoma Independent Media, Bauer, Hearst Shkulev и многих других. Обойти нормы закона, полагают юристы, проблематично. Нормы, изложенные в акте, не допускают, чтобы иностранцы владели долями в медиа-активах через посредническую цепочку из разных юрлиц. К чему это может привести?

Эксперты считают, что результатом вступления поправок в силу может стать желание некоторых медиа-брендов прекратить деятельность в РФ. Во многом потому, полагают аналитики, что у владельцев СМИ не будет возможности выстраивать редакционную политику в желаемом формате. В связи с чем узнаваемость стиля медиа-бренда может потерять в качестве, читатели перестанут покупать соответствующие издания, а владелец понесет убытки. По мнению ряда экспертов, целесообразность закона может вызывать сомнения в связи с тем, что самые чувствительные для законодателя сферы медиа-пространства в России (политика, социум) иностранцами контролируются не столь значительно. Гораздо больше зарубежного влияния в «глянцевых» изданиях, практически не имеющих отношения к делам государственной важности.

Закон о блогерах

В числе других нашумевших инициатив российского законодателя — поправки, связанные с деятельностью блогеров. В соответствии с ними, владельцы Интернет-порталов (или страниц в социальных сетях и иных подобных им онлайн-проектов) в определенном выражении приравниваются к СМИ, если аудитория на соответствующих страницах превышает 3 тыс. пользователей ежедневно. Правда, в данном случае поправки касаются не закона «О средствах массовой информации», а другого правового акта, относящегося к регулированию сферы информационных технологий.

Какого рода обязательства, характерные для СМИ, должны будут выполнять популярные блогеры? Прежде всего, это предоставление настоящей фамилии, имени и отчества. Также блогер обязан указать электронный адрес, для того чтобы с ним можно было вести юридически значимую переписку. В свою очередь, ФИО и e-mail блогер или же хостинг-провайдер сайта, где размещается проект, должен перенаправить в Роскомнадзор.

В блоге не должна публиковаться информация, которая может, в силу своего содержания и направленности, противоречить нормам законодательства. Например, становятся недопустимыми необоснованные и затрагивающие в негативном выражении интересы других лиц высказывания, суждения, публикация компрометирующих и личного характера сведений.

Средства массовой информации

Средства массовой информации — это периодические печатные издания, сетевые издания, телеканалы, радиоканалы, телепрограммы, радиопрограммы, видеопрограммы, кинохроникальные программы и иные формы периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием) (Ст. 2 ФЗ «О СМИ»)

Здравствуйте, друзья! Сегодня мы окунемся в интереснейшую  тему: мир средств массовой информации и его связи с политикой. Нередко в тестах ЕГЭ по обществу, особенно в части повышенной сложности, требуется рассказать о функциях средств массовой информации, их роли в политической системе. 

А поскольку тема эта довольно щепетильная и обширная, мало кто в школе ее изучает. Сразу скажу, что в статье я использую «взрослые» термины. Если с ними возникли проблемы, рекомендую к изучению мой видеокурс «Обществознание: ЕГЭ на 100 баллов».

Что такое — средства массовой информации?

Итак  средства массовой информации иногда именуют четвертой властью. Справедливости ради стоит сказать, что на самом деле четвертой властью в начале прошлого века стали называть журналистов в частности и прессу (печатные издания) в общем. Независимую прессу, естественно. В США даже был особый «сорт» таких журналистов, которых называли макрейкерами — «разгребателями грязи».

Функции средств массовой информации зависит от политической системы того или иного государства.

Средства массовой информации при демократическом режиме

При демократии функции СМИ полностью связаны с распространением открытой информации среди населения. Для чего нужно  распространять информацию? Во-первых для того, чтобы граждане знали более-менее адекватную информацию о ситуации в стране, использовали эту информацию в повседневной жизни.

К примеру, те, кто узнали о наложении санкций в отношении России в конце прошлого года не стали покупать, например, квартиры. Зачем тебе квартира — то есть нереализуемый актив, который налагает на тебя обязанности. К тому, жилье ещё может подешеветь из-за неплатежеспособности основной массы населения страны.

Ещё одна важная функция средств массовой информации при демократии: социализация. То есть трансляция культуры, ценностей подрастающему поколению. Понятно, что в современной России эта функция вообще не реализуется.

На телевидении сплошные песни-пляски и культура потребления. Никаких ценностей, кроме этих, молодежи не транслируется. В итоге подрастает целое поколение, которое толком не умеет читать, не умеет связно выражать свои мысли, не имеет потребности к расширению своего кругозора.

Творцы массовой культуры: думают над тем, что бы вам ещё такого показать

Также немаловажная функция средств массовой информации — коммуникативная. Сегодня можно позвонить на передачу и пообщаться с Президентом, или интересным человеком по телефону. Вопрос там задать…. Это клёво!

Функция критики также свойственна для СМИ. Журналисты обязаны доносить не только господствующую точку зрения на события, но и альтернативную. Без этого не никакой демократии невозможно. Понятно, что в реальности в угоду тем или иным деловым кругам часто критикуются вполне здравые вещи. В связи с этим очень показателен пример из книги Роберта Пенна Уорена «Вся королевская рать».

Одному кандидату в губернаторы штата в США (30-е годы) понадобилось морально уничтожить в глазах общественности судью Ирвина, славившегося своей неподкупностью и принципиальностью. И вот подчиненный этого кандидата — профессиональный историк — нарыл в архивах компромат на этого судью. Судья однажды в молодости споткнулся…. И этого случая хватило, чтобы средства массовой информации разорвали судью в клочья. От этого унижения последний застрелился.

Афиша фильма «Вся королевская рать», созданная по мотивам романа Роберта Пенна Уорена

Вот так средства массовой информации могут стать гильотиной и при демократической политической системе.

Ещё одна функция СМИ — формирование общественного мнения. Общественное мнение по идее должно строиться на принципах общечеловеческой морали и нравственности. А значит, такое общественное мнение легко может поставить на место любого политика. Вот к примеру, в 2011 году в Японии было землетрясение, в ходе которого возникла экологическая и гуманитарная катастрофа на Фукусиме.

Впоследствии министр экономики, труда и промышленности Японии Есио Хатиро 8 сентября на встрече с журналистами сделал вид, будто задел рукавом защитного комбинезона одного из репортеров, и тут же пошутил: «Там же радиация!». А на следующий день, 9 сентября, Хатиро назвал жилые районы вблизи АЭС «городами-призраками». Японцы такого надсмехательства над народными бедствиями нестерпели и весьма жестко выразили свою позицию. В итоге министр сам подал в отставку.

Важная функция средств массовой информации при демократии — мобилизационная. Эта функция заключается в том, что СМИ могут сыграть свою не последнюю роль в консолидации народных масс, в превращении толпы в массы. Более детально мы коснемся этой функции ниже.

Также у СМИ при демократии есть функция развлекательная, которая сегодня, по моему скромному мнению, затмила все остальные функции. Постоянно наблюдаю всякие развлекательные шоу, какие-то выдумки и просто, откровенно говоря дезинформацию. Вот например на канале Рен-TV сплошные экстрасенсы, НЛО, конец света, термоядерная война и прочая жесть.

Я вот раньше Игоря Прокопенко уважал, а сейчас не уважаю. Потому что опустился он со своими разоблачениями — ниже некуда. Тоже канал ТВ3. Раньше хоть шоу хорошее было про битву иллюзионистов, которую вел Оскар Кучера. А сейчас? Мистика? Ужас. А про другие каналы вообще молчу. Лично я теперь смотрю только два канала Discovery и National Geografic. Ну ещё можно посмотреть History.

Средства массовой информации при тоталитарном режиме

Из курса обществознания вы знаете, что есть режимы демократические, а есть недемократические. Более подробно о политических режимах — по линку. Тоталитарный режим — один из таких. При таком режиме средства массовой информации в дополнение к предыдущим выполняют также функцию идеологическую. То есть все события и новости подаются с позиций господствующей идеологии.

Если мы говорим о сталинизме, то радио и газеты вещали о светлом будущем, о народных трудовых подвигах, о вере в непогрешимость вождя народа — И.В. Сталина. При этом, само собой, замалчивались неприглядные стороны советской сталинской действительности: голод в Поволжье, почему были поражения в первые дни Великой отечественной войны и пр.

Кроме того, идеологическая функция проявляется ещё и в том, что формируется антитеза «мы — они». Мы, советские люди свои, они — страны империализма — чужие, вражеские страны. Эта роль газет, журналов, радио и телевидения также имплицитно эксплуатируется и сегодня: понаблюдайте за тем ,как информация подается в СМИ: везде кавардак, только в России всё стабильно. В принципе это нормально. Главное осознавать это 🙂

В более позднюю советскую эпоху замалчивались неудачные пуски ракет в открытый космос: Белок и Стрелок, например, было несколько.

Ещё одна функция средств массовой информации при  тоталитарном режиме: мобилизационная. Благодаря возвеличиванию будущих успехов газеты, журналы, радио постоянно твердят о том, что надо поработать за бесплатно, проявить энтузиазм, быть сознательными, не поддаваться на провокации врагов народа и обо всем сообщать, куда следует.

Передовица газеты Правда

 

Между прочим именно благодаря этой функции российский народ создал ту самую материально-техническую базу коммунизма, которой мы сейчас и пользуемся: дорогами, заводами, поездами, самолетами и прочим.

Понятно, что при тоталитаризме у средств массовой информации есть функция контроля. Когда в газетах постоянно печатаются сообщения о врагах народа, которых обеспокоенные граждане выявили и предали честному суду. Естественно враги народа у каждого тоталитарного режима свои: другие народы (нацизм), буржуи (марксизм-ленинизм), просто интеллигенты в очках и брюках (Комбоджа, красные кхмеры).

Средства массовой информации при авторитарном режиме

При  авторитарном режиме СМИ больше всего выполняют функцию контролирующую и идеологическую. При этом допускается и существование других изданий: более либерального толка. Прекрасный пример: царская Россия. Такие журналы как : Европеец, Московский Телеграф, Москвитянин и прочие были либерального толка. (презентация и классный видеоурок на эту тему есть в моем видеокурсе «

История России. Подготовка к ЕГЭ на 100 баллов«) Как только газеты стали говорить о политике, их тут же закрывали. Поскольку при авторитаризме власть дает относительную свободу, но никого не пускает в сферу политики.

Таким образом средства массовой информации при всех режимах играют одну из ключевых ролей в обществе. Не зря поэтому их называют «четвертой властью». Ну а о «пятой власти» в контексте постиндустриального общества мы поговорим в другой раз. Подписывайтесь на новые статьи!

С уважением, Андрей Пучков

Поделиться в соц. сетях

Новости — Правительство России

Д.Медведев: «Журналистика остаётся одной из наиболее социально значимых профессий. Именно поэтому ежегодно Правительство отмечает лучших представителей средств массовой информации».

Выступление Дмитрия Медведева на церемонии вручения премий:

С фотокорреспондентом федерального государственного унитарного предприятия «Информационное телеграфное агентство России (ТАСС)» Владимиром Мусаэльяном

13 января 2015

Вручение дипломов лауреатам премий Правительства в области средств массовой информации

13 января 2015

С генеральным директором автономной некоммерческой организации «Общественное телевидение России» Анатолием Лысенко

13 января 2015

С генеральным директором ООО «Бизнес-Партнёр», главным редактором портала для людей с ограниченными возможностями здоровья dislife.

ru Юрием Ковалёвым

13 января 2015

С председателем совета директоров ООО «Эфир» Андреем Григорьевым

13 января 2015

С главным редактором журнала «Мурзилка» Татьяной Андросенко

13 января 2015

С издателем общественно-политической газеты «Русия днес – Россия сегодня», управляющим партнером ООО «БРИП – Болгаро-Российский информационный пул» Светланой Шаренковой

13 января 2015

С главным редактором газеты «Рассвет» Инной Свердлюковской

13 января 2015

С генеральным директором, художественным руководителем Российского государственного музыкального телерадиоцентра Ириной Герасимовой

13 января 2015

Выступление Дмитрия Медведева на церемонии вручения премий Правительства в области средств массовой информации

13 января 2015

Предыдущая новость Следующая новость

С фотокорреспондентом федерального государственного унитарного предприятия «Информационное телеграфное агентство России (ТАСС)» Владимиром Мусаэльяном

Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые лауреаты, гости нашей сегодняшней церемонии!

Стало хорошей традицией, что мы вручаем премии Правительства в области средств массовой информации в День российской печати. И прежде всего позвольте поздравить вас с профессиональным праздником, с этим важным событием.

В праздничный день обычно и настроение хорошее, тем более когда он совпадает с другим таким общероссийским мероприятием, которое всегда отмечают, – так называемым старым Новым годом. Это окончание вообще всех новогодних праздников и уже активное начало работы. Но, несмотря на праздничное настроение, прежде чем говорить о, собственно, лауреатах церемонии, я хотел бы отметить, что 2013 год и 2014 год, да и вообще последние годы были не самыми простыми для журналистики. Если говорить о 2014 годе, то военные конфликты забирали и ваших коллег. Совсем недавно мы проводили Андрея Стенина, Игоря Корнелюка, Антона Волошина, Анатолия Кляна – людей, в чьих руках находилось, как известно, не оружие, а камеры, и не сказать об этом сегодня я тоже не могу.

Список награждённых

  • Список награждённых премиями Правительства Российской Федерации в области средств массовой информации, 13 января 2015 года

К сожалению, профессия журналиста такова, что большое количество журналистов попадает в зону риска. Так было всегда, и, к сожалению, и ушедший год в этом смысле не был исключением. По оценкам международной организации «Репортёры без границ», только в 2014-м году при исполнении профессиональных обязанностей погибли 66 журналистов.

Также не могу не сказать о том, что случилось во Франции. Хотел бы высказать от имени всех присутствующих слова поддержки родственникам и близким погибших сотрудников издания «Шарли Эбдо». Международное сообщество дало оценку тому, что произошло. Я думаю, здесь другие комментарии просто неуместны.

Всё это что доказывает? Что слово «журналист» обладает огромной силой и на каждом из присутствующих лежит ответственность за произнесённую в эфире и напечатанную фразу. Ответственность и риски в этом смысле концентрируются.

Журналистика остаётся одной из наиболее социально значимых профессий. Именно поэтому ежегодно Правительство отмечает лучших представителей средств массовой информации.

У каждого средства массовой информации есть свои читатели и своя история. Иногда она фокусируется в жизни и творчестве одного человека. Мне приятно отметить, что среди лауреатов есть люди, которые известны всему миру и нашему, естественно, отечеству уже долгие годы, в том числе фотокорреспондент ТАСС Владимир Гургенович Мусаэльян. На протяжении многих десятилетий он, по сути, находился в эпицентре истории, снимал страну, делал уникальные фотографии. Героями этой работы были и простые люди, как принято говорить, и генеральные секретари. Хотел бы, пользуясь этой возможностью, пожелать Владимиру Гургеновичу здоровья и всего самого наилучшего.

Сегодня премии также вручаются нескольким известным нашим журналистам за персональный вклад в развитие СМИ, в том числе Анатолию Григорьевичу Лысенко, генеральному директору Общественного телевидения России. Вместе с Эдуардом Сагалаевым Анатолий Григорьевич создавал известные всем программы, в том числе «Взгляд», который во многом в определённый период изменил и советское телевидение, и вообще атмосферу в нашей стране, – и сегодня занимается очень важным проектом, проектом общественного телевидения. Этот новый канал имеет и своего зрителя, и занял свою нишу на рынке. Я уверен, что Общественное телевидение в нашей стране необходимо и этот проект и дальше будет развиваться.

Среди награждённых другие наши коллеги – Леонид Михайлович Млечин, которого Правительство отметило за авторскую телепрограмму «Документальное кино», и первый заместитель главного редактора «Российской газеты» Юрий Михайлович Лепский.

Уважаемые друзья, всем нам интересны не только международные новости, общегосударственные события, но и то, что происходит в нашем городе, в нашем районе, во дворе – всё то, о чём пишут и снимают журналисты региональных каналов и газет, которые хорошо понимают свою аудиторию, живут рядом со своим читателем, со своим слушателем, в результате имеют даже зачастую более высокие рейтинги, чем федеральные коллеги. К примеру, в Татарстане в десятке самых популярных программ оказались исключительно местные передачи. Это, кстати, неудивительно, потому что это происходит и в других регионах. Это нормальное явление: люди хотят получать новости не только о том, что происходит в Москве, но и прежде всего о том, что происходит вокруг. Это показывает, что уровень региональной журналистики по-прежнему высок. Телеканал «Эфир» более 20 лет удерживает лидерские позиции в регионе. За многолетнее первенство ему тоже вручается премия Правительства.

Ещё один региональный лауреат – это газета «Рассвет» из Краснодарского края. В этом году она отмечает своё 80-летие и награждается за специальный проект «Язык правит миром», цель которого – сохранять чистоту и богатство нашего с вами родного языка.

Но для нас важно, чтобы на хорошем русском языке говорили и читали не только в России, поэтому с этого года мы вручаем премию Правительства и лучшим иностранным русскоязычным изданиям. Первым победителем в новой номинации стала болгарская газета «Русия днес – Россия сегодня» за продвижение русского языка и, конечно, российской культуры за рубежом.Уважаемые коллеги! Я хотел бы вернуться к ещё одному приятному событию прошлого года – Олимпиаде и Паралимпиаде. Хочу поблагодарить журналистов, которые в целом освещали события Олимпиады. Миллионы телезрителей смогли переживать вместе со спортсменами наиболее яркие моменты. Российская сборная, как известно, победила, и нам приятно ещё раз упоминать об этом, ещё раз об этом говорить. Мы победили на Олимпийских играх и в паралимпийском зачёте.

Паралимпийские игры проходят раз в четыре года, а проблемами инвалидов необходимо заниматься каждый день. И государству, и средствам массовой информации нужно делать всё, чтобы информационная среда становилась для участников такого рода соревнований более доступной, комфортной. Примером такой работы стали 14 тыс. часов эфирных телепрограмм и фильмов, которые были снабжены субтитрами для людей, которые имеют проблемы со слухом. Среди сегодняшних лауреатов есть интернет-портал, который ориентирован именно на потребности инвалидов. За создание многофункциональной социальной сети для людей с ограничениями по здоровью также награждён портал dislife.ru, который помогает общаться, искать работу, даёт бесплатные юридические консультации для всех, кто имеет ограничения по здоровью.

Очень приятно также то, что среди лауреатов есть радиостанция «Орфей», которая получает премию за вклад в популяризацию классической музыки. Эта ниша требует внимательного отношения государства. Хорошо, что в нашей стране есть такое радио, которое не просто ориентируется на рейтинги и отдельные вкусы аудитории, а самостоятельно формирует эти вкусы. Как участник Европейского вещательного союза радиостанция «Орфей» знакомит 600 млн слушателей в Европе и мире с классическим и современным искусством, конечно, отдавая предпочтение нашей, российской музыке.

Другие лауреаты тоже развивают интерес к образованию, к культуре не только у взрослой аудитории, но и у юных граждан. Я говорю о журнале «Мурзилка», который отмечен премией Правительства за сохранение лучших традиций детской литературы и большой вклад в воспитание подрастающего поколения. В прошлом году издание отметило 90-летний юбилей. Очевидно, что это тот журнал, который во всяком случае большинство присутствующих в детском возрасте читали и получали от этого большое удовольствие.

Некоммерческим СМИ, которые работают в сфере культуры, занимаются детскими образовательными программами, сегодня непросто конкурировать с развлекательными программами, с шоу-бизнесом, который очень активен, но именно они в конечном счёте и вырабатывают наши представления о нашей культуре и просто хороший вкус.

Уважаемые друзья и уважаемые коллеги! Я в заключение хочу поблагодарить членов экспертного совета. Благодаря вашим усилиям и вашей позиции выбраны самые достойные и уважаемые средства массовой информации. Я в этот процесс не погружён и стараюсь на него никак не влиять, но это действительно уважаемые СМИ. Спасибо вам за работу, а журналистам, да и вообще всем нам хотел бы пожелать в наступившем году как можно больше положительных информационных поводов.

Сейчас идёт огромный вал новостей об экономических проблемах, о международных проблемах, о всякого рода природных и техногенных катаклизмах, которых всегда хватает, и обычному человеку сложно справиться с таким информационным потоком. Задача журналиста остаётся, естественно, прежней – всесторонне оценивать эти события и объективно, честно о них рассказывать. Это главная миссия журналиста и главная ответственность журналиста, и хотел бы сказать, что сегодняшние лауреаты, естественно, с этой работой отлично справляются. Ещё раз всех лауреатов поздравляю, желаю всем успехов. И давайте, наконец, вручим сами премии.

***

Выступление Дмитрия Медведева по завершении церемонии:

Не скрою, все выступления заряжают оптимизмом, особенно в условиях сложных, уже наступивших послепраздничных будней, навалившихся экономических проблем. Хорошо, что у нас есть такая премия. И хорошо, что есть такой праздник. И хорошо, что есть люди, которые отдают этому служению, по-другому не скажешь, всю энергию своей души, своей деятельности. Владимир Гургенович (В.Мусаэльян) стихи читал. Конечно, каждый человек всегда, когда слышит какое-то имя или вспоминает какие-то исторические события, накладывает это на собственную жизнь. Вот я, например, не скрою, никогда не мог себе представить, что люди, фотографии которых публиковались в важнейших советских изданиях, на первых страницах (там так и было написано прямо: «фото Мусаэльяна, ТАСС»)… Что я буду Владимиру Гургеновичу и многим другим коллегам вручать премию! И здорово, что это всё-таки именно так и происходит, здорово, что вы, как принято говорить, остаётесь в строю, и позвольте всем получившим премию, всем лауреатам и вообще всем журналистам, всем сотрудникам средств массовой информации, всем тем, кто работает в СМИ, пожелать хорошего года. На самом деле действительно от вас многое зависит. Это правда. Как человек, который принимает несколько другие решения, могу вам об этом ответственно сказать. Это абсолютная правда. С праздником вас! И ещё раз сердечно поздравляю лауреатов!

«Медиа» — единственное или множественное число?

Наша история

Поиск на нашем сайте

Должен ли я писать «средства массовой информации» или «средства массовой информации»?

«Медиа» — это собирательное существительное, что означает, что вы можете использовать его как в единственном, так и во множественном числе, в зависимости от смысла вашего предложения. Если ваше предложение не передает идею множества людей в средствах массовой информации, тогда вам следует рассматривать слово «средства массовой информации» в единственном числе.
(Это изображение из Google Ngram Viewer показывает, что «медиа есть» немного более популярно, чем «медиа».»)

Готовы к тесту?

«Медиа» — единственное или множественное число?

«Медиа» происходит от латинского множественного числа слова «среда». Однако из этого не следует, что «медиа» всегда следует рассматривать как слово во множественном числе в современном английском языке. «Медиа» больше не является множественным числом слова «медиа». Множественное число слова «медиум» — «медиумы». Теперь термин «медиа» означает:
  • «Те, кто передает сообщения по телевидению, радио, в печатную или электронную прессу (например, в Интернет)».
  • (Используя это определение, «медиа» — собирательное существительное, т.д., слово, обозначающее группу людей, животных или вещей.)
Поскольку «медиа» — собирательное существительное (точно так же, как слова «команда» и «жюри»), писатели должны рассматривать его как единственное число, если только «медиа» в их предложении не рассматривает медиа как множество отдельных объектов. Например:
  • Средства массовой информации представлены фургонами, грузовиками, скутерами и велосипедами.
  • (В этом предложении СМИ рассматриваются как множество отдельных объектов.)
  • Носитель присутствует .
  • (В этом предложении СМИ рассматриваются как единое целое.)
Узнайте больше о трактовке собирательных существительных в единственном или множественном числе.

Это множественное число!
Поскольку слово «медиа» происходит от латинского множественного числа слова «среда», некоторые из ваших читателей могут ожидать, что вы будете относиться к нему как к существительному во множественном числе. Однако его значение изменилось с тех пор, когда оно было множественным числом от слова «средний». В настоящее время «медиа» можно смело считать собирательным существительным. Следовательно, вы должны рассматривать его как единственное число, если ваше предложение не передает идею множества людей в средствах массовой информации, и в этом случае вы должны рассматривать его как множественное число.

Следующий урок >

Почему новости не соответствуют действительности

Новости и культура лжи: как на самом деле работает журналистика, Пол Х. Уивер (The Free Press, 1994).

Кто украл новости ?: Почему мы не можем быть в курсе того, что происходит в мире, Морт Розенблюм (John Wiley & Sons, 1993).

Испорченная правда: манипулирование фактами в Америке, Синтия Кроссен (Саймон и Шустер, 1994).

Пресса США, как и правительство США, коррумпированная и проблемная организация. Коррумпирована не столько в том смысле, что берет взятки, сколько в системном смысле. Он не делает того, что заявляет, что должен делать и чего от него ожидает общество.

Средства массовой информации и правительство запутались в порочном кругу взаимных манипуляций, мифотворчества и корысти. Журналистам нужны кризисы, чтобы драматизировать новости, а правительственным чиновникам нужно делать вид, что они реагируют на кризисы. Слишком часто кризисы на самом деле не кризисы, а совместные выдумки. Два института настолько запутались в симбиотической паутине лжи, что средства массовой информации не в состоянии рассказать общественности, что является правдой, а правительство не в состоянии эффективно управлять. Это тезис, выдвинутый Полом Х. Уивером, бывшим политологом (в Гарвардском университете), журналистом (в журнале Fortune ) и руководителем отдела корпоративных коммуникаций (в Ford Motor Company), в своем провокационном анализе, озаглавленном «Новости и Культура лжи: как на самом деле работает журналистика .

Журналисты и политики оказались в ловушке симбиотической паутины лжи, которая вводит общественность в заблуждение.

Возьмем, к примеру, долгие усилия 1980-х годов по устранению федерального дефицита, сосредоточенные на поправке Грэмма-Рудмана-Холлингса. В течение нескольких лет газеты, журналы и телевизионные выпуски новостей поместили сотни сюжетов о дебатах по Грэмму-Рудману, мнениях всех видов экспертов о насущной необходимости сокращения дефицита и возможном принятии законодательства. Политики делали вид — и их описывали — как усердно работающие, чтобы справиться с дефицитом. Любой, кто читал газету или смотрел телевизионные новости, получал сообщение о том, что Конгресс и администрация Рейгана героически и мучительно боролись за сдерживание государственных расходов и сокращение дефицита.

Однако за дымовой завесой комитеты Конгресса и федеральные чиновники увеличивали расходы и добавляли новые программы в рутинные ежегодные процессы составления бюджета и ассигнований.Когда журналисты сообщали о новой программе, они обычно характеризовали ее как хорошую новость — правительство решает другую проблему, а не как дополнение к бюджету и дефициту. Журналисты вступили в сговор с политиками, чтобы создать образ правительства, борющегося за прекращение кризиса дефицита, но они игнорировали рутинные процедуры, которые увеличили дефицит. В результате, пишет Уивер, «не было новостей о том, что правительство увеличило дефицит, хотя именно это и происходило».

Средства массовой информации и правительство создали фарс, который служит их собственным интересам, но вводит общественность в заблуждение. Чиновники удовлетворяют потребность СМИ в драматизме, фабрикуя кризисы и инсценируя их реакцию, тем самым повышая свой престиж и власть. Журналисты добросовестно сообщают об этих измышлениях. Обе стороны знают, что статьи являются самовозвеличивающими манипуляциями и не информируют общественность о более сложных, но скучных вопросах государственной политики и деятельности.

Возникла, утверждает Уивер, культура лжи. «Культура лжи, — пишет он, — это дискурс и поведение чиновников, стремящихся задействовать возможности журналистики для поддержки своих целей, и журналистов, стремящихся кооптировать государственных и частных чиновников в свои усилия по поиску и освещению истории кризиса и реагирования на чрезвычайные ситуации.Это средство, через которое мы, американцы, ведем большую часть нашего государственного бизнеса (и большую часть нашего частного бизнеса) в наши дни». Результатом, по его словам, является искажение конституционной роли правительства в институт, который должен постоянно разрешать или делать вид, что разрешает кризисы; он функционирует в «новом и мощном постоянном аварийном режиме работы».

Архитектором преобразования был не политический лидер и не конституционный конвент, а Джозеф Пулитцер, который в 1883 году купил сонный New York World и через 20 лет сделал его крупнейшей газетой страны.Пулитцер добился этого, привнеся в новости драматизм — превратив новостные статьи в историй с сюжетом, участниками конфликта и красочными деталями. В конце девятнадцатого века большинство газетных отчетов о действиях правительства были оформлены в институциональных форматах, очень похожих на протоколы заседаний правления и примерно столь же интересных. Пулитцер превратил их в рассказы с резкой драматической направленностью, которые одновременно подразумевали и вызывали большой общественный интерес. Большинство газет того времени выглядели так же, как первая полоса Wall Street Journal до сих пор.Пулитцер сделал истории более драматичными, добавив кричащие заголовки, большие картинки и привлекательную графику. Его журналистика вырвала события из их сухого институционального контекста и сделала их эмоциональными, а не рациональными, непосредственными, а не обдуманными, и сенсационными, а не информативными. Пресса стала сценой, на которой действия правительства были серией драм.

Пулитцеровская журналистика

стала образцом для многоэтапного театра последних десятилетий. Развитие телевидения увеличило потребность в драматизме в новостях, а взрыв лоббистов и групп с особыми интересами увеличил количество действующих лиц и диапазон конфликтов.

Бизнес тоже должен был научиться играть в эту игру. Действительно, за последние десятилетия, примерно с момента основания Business Roundtable в конце 1970-х годов, многие компании научились продвигать ту версию реальности, которую они хотят, чтобы общественность и правительственные чиновники поверили ей. Сам Уивер был нанят в Ford в качестве корпоративного пропагандиста. Компании теперь регулярно используют убеждение и создание имиджа, будь то для привлечения политических союзников посредством благотворительности (компании Philip Morris), для продвижения своих экономических интересов (корпорация Mobil Oil) или для того, чтобы отклонить критику своих продуктов и процессов (корпорация McDonald’s).

В результате бизнес стал заметным игроком в манипулировании восприятием и коррупции в процессе государственной политики. Уивер вспоминает, что во время его работы в Ford руководителям перед интервью с журналистами давали сценарии, чтобы убедиться, что они излагают то, что хотела сделать компания: «Они буквально действовали». То, что говорилось в сценариях, почти никогда не совпадало с тем, что на самом деле думали люди в компании, но с тем, что Форд хотел, чтобы думали СМИ, правительство и общественность.

Когда президент Джимми Картер попросил 400 крупнейших корпораций ограничить рост заработной платы и цен, чтобы сдержать инфляцию в 1978 году, большинство руководителей Ford Motor отнеслись к этому цинично и полагали, что этот шаг усугубит инфляцию. Но это не то, что они сказали. Форд выступил с заявлением, в котором приветствовал инициативу президента и одобрил ее цель. Компания отметила, что, хотя ее собственные планы ценообразования предусматривали повышение, превышающее рекомендации президента, она поддержала его программу. Создатели имиджа Ford решили, что публично выступать против антиинфляционных мер было бы политически опасно, и надеялись, что кажущаяся поддержка компании поможет удержать ее поставщиков от повышения цен, а рабочих — от требований повышения заработной платы.Само заявление Форда было циничной ложью.

В Ford Уивер узнал, что новости часто имеют двойную идентичность, внешний фасад и внутреннюю реальность, очень похожую на японскую двойственность tatemae (внешность) и honne (реальность). «На первый взгляд это была выдуманная публичная история, созданная с целью манипулирования другими способами, выгодными создателям истории», — пишет он. «За этим стояла другая история, известная как тем, кто непосредственно участвовал, так и посторонним, обладающим знаниями, чтобы ее расшифровать, касающаяся создания публичной истории и частных целей, которые она должна была преследовать.Две истории, или реальности, часто сильно расходились друг с другом. В реальном мире роль прессы заключалась в продвижении общественных иллюзий и частных привилегий».

Пресса развращает себя, процесс государственной политики и восприятие публики, утверждает Уивер, когда она ищет и распространяет дуэльные прикрытия с их драмой, конфликтами и цитируемыми защитниками, но не может обнаружить или сообщить о лежащих в их основе реалиях. Пресса печатает новости, но не правду. В нем подробно сообщается о конкурирующей пропаганде конфликтующих интересов, но в значительной степени игнорируется существо конфликтующего вопроса.Недавний пример — освещение дебатов о здравоохранении. Исследовательский центр СМИ изучил вечерние выпуски новостей телевизионных сетей в период с 15 июня по 15 июля 1994 г. Из 68 сообщений о реформе здравоохранения 56 были посвящены политическим аспектам, и только 12 касались экономических или индивидуальных последствий различных предложений, а также сообщается в Wall Street Journal .

Практика средств массовой информации сосредотачивать внимание на манипуляторах и их махинациях, а не на существенных вопросах, возможно, неизбежна, поскольку она отражает несколько аспектов американской культуры. Личности более убедительны, чем институты, факты часто неопределенны, продолжительность концентрации внимания (и телевизионных звуковых фрагментов) коротка, а упрощение — часто чрезмерное упрощение — является нормой. Но внимание СМИ к фасадам имеет несколько последствий.

Во-первых, новости могут изменить восприятие, и восприятие часто становится реальностью. Негативные утечки или инсинуации о государственном чиновнике часто приводят к потере им или ей влияния, отставке или увольнению. Фондовый рынок также является благодатной почвой для сфабрикованных историй.Слухи или утверждения, распространяемые короткими продавцами, часто снижают цену акций. Может быть, нет ничего плохого ни в работе чиновника, ни в стоимости акций, но готовность прессы сообщать недомолвки и слухи по мере поступления новостей меняет реальность. Субъекты таких сообщений, которые обычно представляют собой выдумки оппонентов, должны быть готовы немедленно защищаться. Простое появление пренебрежительного сообщения в прессе меняет восприятие и, если не будет эффективно опровергнуто, изменит реальность и правду. Вот почему правительственные чиновники и политики, а также все чаще компании и другие учреждения уделяют коммуникациям не меньше внимания, чем политике.

Действительно, большая часть того, что появляется в газетах как деловые новости, является не чем иным, как корпоративной пропагандой. Когда я был руководителем крупного агентства по связям с общественностью, я часто забавлялся, наблюдая, как много статей в Wall Street Journal и деловом разделе New York Times были, по сути, выпусками новостей, выпущенными агентством. предыдущий день.В некоторые дни можно было четко определить, что большинство историй исходили — некоторые почти дословно — из объявлений корпораций или государственных учреждений.

Большая часть того, что появляется в прессе как деловые новости, является корпоративной пропагандой.

В среде, в которой восприятие может быстро повлиять на политику, компании должны быть такими же бдительными и агрессивными, как политики, правительственные чиновники и другие заинтересованные группы, в обеспечении того, чтобы их позиции были благоприятно представлены в средствах массовой информации. Новые технологии часто помогают им быстро реагировать на вызовы, обвинения или искажения. Инцидент, который произошел, когда я руководил коммуникациями для крупного международного банка, иллюстрирует способность организаций влиять на представление новостей и, следовательно, на восприятие общественности и государственных чиновников. Репортер Wall Street Journal закончил интервью с представителями банка по сложному и деликатному вопросу около 17:00. в Нью-Йорке. Через три часа, в 8 ч.м. в Гонконге его история появилась в азиатском издании Journal . Офис банка в Гонконге прислал нам по факсу эту историю, которая несколько неблагоприятно истолковала нашу позицию. Мой офис немедленно позвонил в копировальный отдел Journal в Нью-Йорке, чтобы уточнить позицию банка. На следующее утро в европейском и американском изданиях газеты появился более благоприятный отчет.

Одним из последствий преобладания пропаганды в прессе является то, что доверие общества ко всем институтам постепенно подрывается. Когда люди начинают понимать, что их вводят в заблуждение, ими манипулируют и им лгут, они возмущаются этим. Согласно опросам общественного доверия, проведенным Мичиганским университетом, с 1973 по 1993 год только Конгресс потерял общественное уважение больше, чем пресса. Падение доверия отражает растущее ощущение того, что средства массовой информации противоречивы, несправедливы, неточны и находятся под контролем влиятельных институтов, как показал опрос, проведенный Гэллапом в 1989 году для Times-Mirror Center for the People and Press.

С 1973 по 1993 год только Конгресс пользовался большим уважением, чем пресса.

Возможно, самым серьезным последствием концентрации внимания журналистов на кризисах и конфликтах является то, что и они, и общественность становятся слепыми к системным проблемам. Акцент на политике Грэмма-Рудмана затмил тот факт, что по сложным институциональным причинам государственные расходы и дефицит продолжали расти. Банкротство ссудно-сберегательных касс 1980-х стало таким масштабным и дорогостоящим, потому что пресса не могла сосредоточить на нем внимание, пока оно не переросло в кризис. Законодательные ошибки и провалы политики, вызвавшие его, были слишком сложными, слишком трудными для объяснения и слишком скучными.До тех пор, пока не случилась череда банкротств ссудно-сберегательных касс, что позволило прессе показать на первых полосах фотографии разгневанных вкладчиков, пытающихся забрать свои деньги, не было ни новостей, ни кризиса, и правительство не могло отреагировать.

Неспособность прессы сообщать о событиях или тенденциях, не являющихся кризисными, не ограничивается общественными делами и внутренними новостями. В своей забавной и анекдотической книге «, кто украл новости?»: почему мы не можем быть в курсе того, что происходит в мире, , давний специальный корреспондент Associated Press Морт Розенблюм, утверждает, что иностранные корреспонденты жертвуют освещением важных, но не драматичных долгосрочных тенденций в мире. предпочтение драматическим событиям, реальное значение которых может быть минимальным.По его словам, перевороты и землетрясения — это то, о чем хотят сообщать редакторы. Но когда репортеры пытаются осветить «ключевые тенденции, формирующиеся в нормальном темпе человеческих событий — медленно… редакторам трудно их упаковать».

Розенблюм, как и Уивер, утверждает, что пресса слишком охотно принимает саморекламу правительственных чиновников. Он цитирует Реувена Франка, бывшего президента NBC News, который утверждает: «Новости — это то, что говорит проклятое правительство». В длинном отчете об операции Организации Объединенных Наций в Сомали пару лет назад Розенблюм утверждает, что немецкая авиация была гораздо более эффективной и действенной в доставке помощи, чем США.С. силы были. Тем не менее, немногие американские читатели или зрители узнали что-либо о работе немцев или даже знали, что немцы участвовали в оказании помощи.

То, что мы узнаем о зарубежных новостях, так же зависит от кризисов и драматических картин, как и наши внутренние новости. «Система предназначена не только для того, чтобы развлекать и развлекать, но и для того, чтобы информировать, — пишет Розенблюм, — и она неадекватно реагирует, когда ее внезапно призывают объяснить что-то… сложное и угрожающее».

Уивер делает то же самое.Настоящая ошибка прессы, утверждает он, в том, что она стала жертвой синдрома «человек-собака-кусает». «То, что на самом деле происходит в реальном мире, — это обычное дело обычных учреждений», — пишет он. «Поэтому чиновники и журналисты сходятся во мнении, что это пародии, а не реальные события. Новости перестают представлять реальный мир и начинают его фальсифицировать. Бартерная сделка между ньюсмейкером и журналистом вырождается в обман, манипуляцию и эксплуатацию».

Дебаты о реформе здравоохранения за последние два года могут оказаться поворотным моментом в разрушительном цикле.Несмотря на огромные усилия администрации Клинтона, направленные на то, чтобы создать ощущение кризиса и необходимости срочных реформ, а также несмотря на интенсивное освещение в прессе конкурирующих предложений и точек зрения, результатом до сих пор был тупик. Опросы, в том числе опрос, проведенный в ноябре 1993 года компанией Fabrizio, McLaughlin & Associates для National Review , показали, что примерно 80% граждан США удовлетворены качеством своего нынешнего медицинского обслуживания. В вопросе, с которым у людей есть непосредственный опыт и непосредственный интерес, вся пропаганда и манипуляция оказались напрасными.Когда люди могут полагаться на свои собственные знания и опыт при формировании мнений, даже такие масштабные усилия по осуществлению изменений не работают. Промежуточные результаты выборов показывают, что электорат США стал настолько недоверчивым к Конгрессу и правительству в целом, что будет отвергать любого политика, который усилит власть или навязчивость правительства.

Тем не менее, когда у людей нет личного опыта или надежной информации, их легко убедить историей о кризисе. Одним из примеров является страх перед пестицидами в Аларе в 1989 году.Алар был пестицидом, распыляемым на яблоки, и исследования Агентства по охране окружающей среды показали, что он вызывает опухоли у лабораторных животных, которым давали высокие дозы. Многие производители яблок уже перестали его использовать; к 1989 году Аларом опрыскивали менее 40%, а возможно, и всего 5% яблок в стране. Но группа активистов-экологов посчитала, что EPA слишком медлит, чтобы полностью запретить его. Группа провела статистическое исследование, называемое оценкой риска, основанное на сомнительных данных, и пришла к выводу, что Алар опасен для детей, которые едят больше яблок, чем взрослые, по отношению к их массе тела.Она организовала публикацию своего исследования в эксклюзивном сюжете на канале CBS 60 Minutes , что привело к национальной панике.

Пресса кишела историей, в которой были все необходимые драматические элементы: медлительная бюрократия, исследование, обнаружившее, что любимый фрукт страны отравляет ее детей, и кинозвезды, выступающие против пестицидов. Продажи яблок рухнули. Через несколько месяцев производитель Алара отозвал его с рынка, хотя и Агентство по охране окружающей среды, и Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов заявили, что они считают уровни Алара в яблоках безопасными.Возмущение просто захлестнуло научные доказательства.

Это случается слишком часто, утверждает Синтия Кроссен в своей книге Испорченная правда: Манипуляция фактами в Америке . Хотя ее письмо небрежно, а ссылки на источники неадекватны, книга, тем не менее, расширяет аргументацию Уивер в нескольких важных аспектах. Кроссен, репортер Wall Street Journal , фокусируется на том, как защитники политических позиций и компании, продвигающие продукты, злоупотребляют научными исследованиями для достижения своих целей.

Опасаясь принимать решения, основанные на мнениях или убеждениях, общественность США привыкла полагаться на факты, данные, опросы и предположительно научные исследования. Люди все более неохотно верят любому утверждению, которое не подтверждается статистическими исследованиями. Тем не менее, пишет Кроссен, «все больше и больше информации, которую мы используем для покупки, избрания, совета, оправдания и исцеления, создается не для расширения наших знаний, а для продажи продукта или продвижения дела».

Таким образом, растущая индустрия развилась для создания исследований, чтобы узаконить политические позиции или маркетинговые цели.Дебаты о государственной политике теперь обычно вращаются вокруг конкурирующих оценок затрат, эффективности или риска, а не вокруг внутренних достоинств предложения. Большая часть дебатов о здравоохранении разгорелась вокруг различных оценок числа граждан, не имеющих медицинской страховки, и затрат на различные предложения по их покрытию. Когда президент Билл Клинтон пообещал Конгрессу, что он будет полагаться на прогнозы федеральных расходов и дефицита Бюджетного управления Конгресса, а не на прогнозы Административно-бюджетного управления исполнительной власти, представители и сенаторы приветствовали его; они считают, что прогнозы CBO более благоприятны для склонности Конгресса к расходам, чем прогнозы более осторожного OMB.

Компании регулярно используют исследования для продвижения продуктов или позиций. Белый хлеб не заставит вас набирать вес и питателен, как показало исследование Института аэробных исследований Купера. Его спонсор: производитель Wonder Bread. Шоколад может на самом деле препятствовать кариесу, говорится в исследовании Принстонского стоматологического ресурсного центра, который финансируется компанией Mars, производителем M&M’s и других шоколадных конфет. Вера американской общественности в так называемые научные исследования придает этим исследованиям эффект, даже если они противоречат здравому смыслу и явно корыстны.«Большинство представителей СМИ плохо подготовлены, чтобы судить о техническом исследовании», — правильно отмечает Кроссен. «Даже если наука не была объяснена или опубликована в американском журнале, СМИ могут ухватиться за исследование, если оно обещает развлечение для читателей или зрителей. И если средства массовой информации подпрыгнут, этого будет достаточно для многих американцев».

Кроссен особенно критически относится к чрезмерному и неправильному использованию опросов. То, как формулируются вопросы и как выбираются образцы, может оказать огромное влияние на ответы. В анкете 1992 года, рассылаемой по почте в рекламе Росса Перо в TV Guide , один из вопросов гласил: «Должен ли президент иметь право вето по отдельным статьям, чтобы устранить расточительство?» Да, ответили 97% респондентов. Но когда вопрос был переформулирован: «Должен ли Президент иметь право вето на статью расходов или нет?» и спросили научно отобранную случайную выборку, только 57% ответили утвердительно.

Пресса любит опросы и опросы. Это верный способ получить известность, даже если опрос не имеет научного, социального или экономического смысла.Первый вопрос, который умный специалист по связям с общественностью задает клиенту: «О чем мы можем провести опрос?» Опрос, каким бы бессмысленным или неуместным он ни был, напишет имя клиента в газетах. Опрос, проведенный в 1993 году Южной баптистской конвенцией, показал, что 46,1% жителей Алабамы рискуют попасть в ад; Кроссен не говорит, как он пришел к такому выводу. Опрос Roper 1991 года показал, что 2% американцев могли быть похищены неопознанными летающими объектами; Кроссен не говорит, кто был спонсором. «Вот что делают опросы, — говорит социолог Roper.«Они в основном производят новости». Политолог Линдсей Роджерс, кстати, придумал слово опросов общественного мнения как уничижительный вариант слова торговец . Кроссен называет их «опрашивающими».

Сфабрикованные или неточные опросы и исследования искажают наше представление о том, что является правдой, и искажают дебаты о государственной политике. Кроссен соглашается с Уивером в том, что стремление СМИ к драматизму поощряет искажение и коррупцию в процессе принятия государственных решений. «СМИ — добровольные жертвы ложной информации, и все чаще они ее производят.Они берут информацию от заинтересованных сторон и добавляют к ней еще один слой личной заинтересованности — желание продать информацию».

И Кроссен, и Уивер заканчивают свои книги длинными списками предложений по реформам. Кроссен предлагает, чтобы средние школы обучали студентов основам статистики и тому, как определить, правдоподобны ли цифры. Новостным организациям следует обучать журналистов статистическому анализу и уделять больше места описанию методологии исследования. В каждом рассказе об исследовании должен быть указан спонсор и описана его заинтересованность в результатах или влиянии исследования.А средства массовой информации должны прекратить производить информацию, которая служит только их интересам.

Решения Weaver более обширны, фундаментальны и сложны. Он утверждает, что пресса должна меньше освещать кризисы и бедствия, а больше политические, социальные и экономические события: меньше политики, больше содержания; меньше на личностях, больше на институтах. Например, когда президент проводит пресс-конференцию, пресса должна освещать все ее содержание в одной статье, озаглавленной «Президентская пресс-конференция.

Это донкихотство, и этого никогда не случится. Это было бы возвращением к допулитцеровской журналистике. Стремление СМИ привлечь аудиторию и неспособность аудитории долго концентрироваться сделали бы такой формат невозможным. Столь же нереалистична и другая рекомендация Уивера. Он призывает новостные организации «создать культуру ответственности и обдумывания». Любой, кто когда-либо был в отделе новостей в крайний срок, знает, насколько это представление далеко от реальности. Уивер также предлагает переориентировать внимание СМИ на читателей, а не на рекламодателей, и ликвидировать монополию СМИ.Быстрое развитие технологий информационного века — сотни каналов кабельного телевидения, рост специализированных СМИ, распространение компьютерных информационных ресурсов — несомненно, откроет гражданам доступ к гораздо более разнообразным источникам информации и, вероятно, заставит СМИ заново изобретать способы подачи новостей и другой информации.

Но ни одно из этих изменений вряд ли изменит постоянство загадки Уивера. Пресса, движимая драмой и кризисами, создает правительство, движимое реакцией на кризисы.Такое «чрезвычайное правительство не может управлять», заключает Уивер. «Мало того, что общественная поддержка политики чрезвычайного положения испаряется в тот момент, когда она принимается и кризис проходит, но и чиновники, действующие в чрезвычайном режиме, не могут проводить осмысленную государственную политику. Согласно классическому определению из учебника, правительство авторитетно распределяет ценности, а чрезвычайное правительство не распределяет ценности авторитетно».

В такой среде акторы, которые наиболее умело создают кризисы и манипулируют ими, определяют направление изменений.На выборах в Конгресс 1994 г. этими действующими лицами явно были республиканцы. Многие из реформ, за которые они выступают, такие как вето по отдельным статьям, реструктуризация комитетов и аппаратов Конгресса и передача полномочий штатам, в случае их реализации, как правило, компенсируют динамику пулитцеровской журналистики. Эти реформы помогли бы вернуть дебаты к достоинствам, а не к политической политике правительства. И это уменьшит давление на правительство и его способность реагировать на кризисы экстренными действиями и вернет развитие политики на более устойчивый, более конституционный путь.

Изменение в правительстве США будет революционным и со временем уменьшит давление на предприятия, чтобы они немедленно реагировали на нападения и кризисы. Однако в ближайшие годы предприятиям, вероятно, понадобится больше корпоративных пропагандистов, а не меньше.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май – июнь 1995 года.

Роль новых медиа в политике

Новые политические медиа — это формы коммуникации, которые облегчают производство, распространение и обмен политическим контентом на платформах и в сетях, обеспечивающих взаимодействие и сотрудничество.Они быстро развивались за последние три десятилетия и продолжают развиваться новыми, иногда неожиданными путями. Новые медиа имеют широкое значение для демократического управления и политической практики. Они радикально изменили способы работы государственных учреждений и общения политических лидеров. Они преобразовали политическую систему СМИ и переопределили роль журналистов. Они изменили способ проведения выборов и то, как граждане участвуют в политике.

Возникновение новых медиа усложнило систему политических медиа. Устаревшие средства массовой информации, состоящие из устоявшихся средств массовой информации, существовавших до Интернета, таких как газеты, радиопередачи и телевизионные новостные программы, сосуществуют с новыми средствами массовой информации, которые являются продуктом технологических инноваций. В то время как устаревшие медиа поддерживают относительно стабильные форматы, список новых медиа, включая веб-сайты, блоги, платформы для обмена видео, цифровые приложения и социальные сети, постоянно расширяется за счет инновационных подходов.К средствам массовой информации, предназначенным для предоставления новостей, представляющих общий интерес для широкой аудитории, присоединились нишевые источники, ориентированные на отдельных пользователей (Stroud, 2011). Новые средства массовой информации могут передавать информацию напрямую отдельным лицам без вмешательства редакционных или институциональных привратников, которые присущи устаревшим формам. Таким образом, новые медиа привнесли в процесс политической коммуникации повышенный уровень нестабильности и непредсказуемости.

Отношения между унаследованными медиа и новыми медиа носят симбиотический характер.Устаревшие СМИ включили новые медиа в свои стратегии репортажей. Они распространяют материалы по множеству старых и новых коммуникационных платформ. Они полагаются на новые медиа-источники, чтобы удовлетворить постоянно растущий спрос на контент. Несмотря на конкуренцию со стороны новых медиа, аудитория традиционных медиа остается стабильной, даже если она не так велика, как в прошлом. Читатели печатного издания The New York Times и зрители ночных сетевых новостных программ намного превосходят тех, кто имеет доступ к самым популярным веб-сайтам политических новостей (Wired Staff, 2017).Новости кабельного и сетевого телевидения остаются основными источниками политической информации для людей старше тридцати лет (Mitchell and Holcomb, 2016). Следовательно, новые медиа полагаются на своих устаревших аналогов, чтобы получить легитимность и популяризировать свой контент.

В идеале средства массовой информации выполняют несколько важных функций в демократическом обществе. Их основная цель — информировать общественность, предоставляя гражданам информацию, необходимую для принятия продуманных решений в отношении руководства и политики. СМИ действуют как сторожевые псы, контролирующие действия правительства.Они устанавливают повестку дня для общественного обсуждения вопросов и обеспечивают форум для политического выражения. Они также способствуют созданию сообщества, помогая людям находить общие причины, выявлять гражданские группы и работать над решением социальных проблем.

Разнообразие контента, распространяемого новыми медиа, создало такие возможности, как возможность услышать больше голосов.

Новые медиа потенциально могут выполнять эти функции учебника. Они обеспечивают беспрецедентный доступ к информации и могут охватить даже незаинтересованных членов аудитории через персонализированные одноранговые каналы, такие как Facebook.По мере того, как обычные люди объединяют усилия с авторитетной прессой, чтобы выполнять роль сторожевого пса, государственные чиновники подвергаются более тщательному контролю. О проблемах и событиях, которые могут быть вне поля зрения основных журналистов, могут рассказать обычные граждане. Благодаря своим обширным сетевым возможностям новые медиа могут способствовать созданию сообщества, выходящего за пределы физических границ. Хотя освещение политических событий традиционными средствами массовой информации коррелирует с усилением политического участия широкой общественности, ведущие журналисты не считают, что поощрение участия является их обязанностью (Hayes and Lawless, 2016).Однако новые СМИ явно стремятся напрямую вовлечь общественность в политическую деятельность, такую ​​как голосование, контакты с государственными чиновниками, волонтерство в своих сообществах и участие в протестных движениях.

В то же время эра новых медиа обострила тенденции, которые подрывают идеальные цели демократической прессы. СМИ распространяют огромное количество политического контента, но большая часть материалов тривиальна, ненадежна и противоречива. Роль сторожевого пса до появления новых СМИ выполняли в основном подготовленные журналисты, которые в самых лучших обстоятельствах сосредоточивались на раскрытии фактов, связанных с серьезными политическими нарушениями. Washington Post Репортеры Боб Вудворд и Карл Бернстайн вдохновили целое поколение журналистов-расследователей после того, как раскрыли роль президента Ричарда Никсона во взломе штаб-квартиры Демократической партии в отеле Watergate, вынудившем его уйти в отставку (Shepard, 2012). Многие новости в эпоху новых медиа определяются освещением нескончаемого шквала сенсационных скандалов — реальных, преувеличенных или полностью сфабрикованных, — которые часто лишь косвенно связаны с управлением.

Эта глава начинается с краткого рассмотрения эволюции новых медиа в Соединенных Штатах, чтобы установить основные характеристики существующей системы политических медиа.Затем мы сосредоточимся на роли СМИ в предоставлении информации в демократическом государстве и рассмотрим, как новые СМИ повлияли на эту роль. Разнообразие контента, распространяемого новыми средствами массовой информации, создало возможности, например возможность услышать больше голосов. Однако сомнительное качество большей части этой информации поднимает серьезные вопросы для демократического дискурса. Далее мы обсудим, как новые медиа являются неотъемлемой частью политического освещения в обществе постправды, где ложь, наполненная лакомыми кусочками фактов, выдается за новости.Наконец, мы рассмотрим способы, которыми пресса-наблюдатель затмевается прессой-рупором, которая служит рекламной машиной для политиков.

Эволюция новых медиа

Новые медиа появились в конце 1980-х годов, когда развлекательные платформы, такие как ток-радио, телевизионные ток-шоу и бульварные газеты, взяли на себя важную политическую роль и породили жанр информационно-развлекательных программ. Информационно-развлекательная система стирает границы между новостями и развлечениями и отдает предпочтение сенсационным, скандальным историям, а не серьезным новостям (Jebril et al., 2013). Политики обратились к новым СМИ, чтобы обойти контроль господствующей прессы над новостной повесткой. Информационно-развлекательный акцент новых медиа на этом раннем этапе предлагал политическим лидерам и кандидатам более дружелюбную площадку для представления себя публике, чем жесткие новостные агентства (Moy, et al. , 2009). Во время президентских выборов 1992 года кандидат от Демократической партии Билл Клинтон, как известно, появился в телевизионном ток-шоу Арсенио Холла в темных очках и играл на саксофоне, что создало теплый, личный образ, который задал тон его кампании (Diamond, et al., 1993). Слияние политики и развлечений привлекло аудиторию, которая обычно не интересовалась общественными делами (Williams and Delli Carpini, 2011). Это также способствовало приходу к власти знаменитых политиков и подготовило почву для президента «реалити-шоу», такого как Дональд Трамп спустя десятилетия.

Политические обозреватели и ученые предполагали появление «нового медиа-популизма», который привлечет лишенных гражданских прав граждан и будет способствовать более активной роли общественности в политическом дискурсе.У новых медиа есть потенциал для расширения доступа людей к политической информации, содействия более широкому политическому дискурсу и поощрения участия. Первоначально общественность положительно отреагировала на более доступные каналы связи, звоня в программы политических дискуссий и участвуя в онлайн-встречах в мэрии. Однако подлинный популистский потенциал новых медиа был подорван тем фактом, что новая система политических медиа развивалась бессистемно, без каких-либо руководящих принципов или целей. В ней доминировали коммерческие интересы и те, кто уже занимал привилегированные позиции в политике и новостной индустрии.Общественный энтузиазм в конце концов уступил место амбивалентности и цинизму, особенно по мере того, как новизна первой фазы новых медиа угасала (Davis and Owen, 1998).

Следующий этап в развитии новых медиа развернулся в связи с применением новых цифровых коммуникационных технологий в политике, что сделало возможными совершенно новые средства массовой информации и системы доставки контента. Цифровая среда и платформы, которые она поддерживает, сильно изменили систему политических СМИ. Начиная с середины 1990-х годов новые политические медиа-платформы быстро развивались от рудиментарного веб-сайта «брошюрного программного обеспечения», использовавшегося во время президентской кампании Билла Клинтона в 1992 году, до сайтов с интерактивными функциями, форумов, блогов, онлайн-платформ для сбора средств, сайтов для набора добровольцев, и встречи. Общественность стала более активно участвовать в фактическом производстве и распространении политического контента. Гражданские журналисты были очевидцами событий, которые не освещались профессиональными журналистами. Неэлиты предложили свои взгляды на политические вопросы политикам и коллегам. Представители общественности также несли ответственность за запись и публикацию видеороликов, которые могли стать вирусными и повлиять на ход событий (Wallsten, 2010). В 2006 году, например, кампания по переизбранию сенатора-республиканца Джорджа Аллена была сорвана из-за вирусного видео, в котором он использовал термин «макака», расистское оскорбление, по отношению к молодому человеку индийского происхождения, присутствовавшему на предвыборном митинге ( Крейг и Шир, 2006).

Третий этап эволюции новых медиа отмечен новаторской цифровой предвыборной стратегией кандидата от Демократической партии Барака Обамы на президентских выборах 2008 года. Команда Обамы произвела революцию в использовании социальных сетей на выборах, которые, по их мнению, невозможно было выиграть с использованием традиционных методов. Кампания использовала передовые функции цифровых медиа, которые извлекли выгоду из потенциала социальных сетей для создания сетей, сотрудничества и создания сообщества для создания политического движения. Веб-сайт кампании Обамы представлял собой мультимедийный центр с полным спектром услуг, где избиратели могли не только получать доступ к информации, но и смотреть и обмениваться видео, просматривать и распространять предвыборную рекламу, оставлять комментарии и вести блог.Сторонники могли пожертвовать, стать волонтером и приобрести предметы с логотипом кампании, такие как футболки и кепки. Кампания была активна в Facebook, Twitter и YouTube, а также в ряде других социальных сетей, ориентированных на определенные группы, таких как BlackPlanet, AsianAve и Glee. Кампания впервые применила тактику цифрового микротаргетинга. Он использовал социальные сети для сбора данных о политических и потребительских предпочтениях людей и создал профили избирателей для преследования определенных групп, таких как молодые профессиональные избиратели, с помощью индивидуальных сообщений.

Новые медиа-тенденции, установленные в ходе кампании 2008 года, распространились на сферу правительства и политики в целом. Социальные сети стали всепроникающей силой в политике, изменяя динамику общения между политическими лидерами, журналистами и общественностью. Они открыли более широкие возможности для мгновенных политических дискуссий и дебатов. Исследования показывают, что доступ людей к социальным сетям положительно влияет на их чувство политической эффективности и склонность к участию в политике (Gil de Zuniga, et al., 2010). Однако также наблюдалась негативная реакция, когда дискурс в социальных сетях становился слишком неприятным, а пользователи блокировали контент или выпадали из своих социальных сетей (Linder, 2016). Социальные сети позволяют людям эффективно организовывать и использовать свое коллективное влияние. Таким образом, политические лидеры несут большую ответственность, поскольку их действия постоянно расследуются в социальных сетях.

Представители общественности также несли ответственность за запись и публикацию видеороликов, которые могли стать вирусными и повлиять на ход событий.

В то же время традиционные медиа-организации стали полагаться на аспекты новых медиа. Газеты, в частности, испытали финансовые трудности из-за неблагоприятных условий финансового рынка, снижения доходов от рекламы и конкуренции со стороны множащихся источников новостей. Размер традиционных отделов новостей в США за последние двадцать лет сократился более чем на 20 000 позиций, и глобальные отделы новостей испытали аналогичный спад (Owen, 2017). Устаревшие новостные организации сократили следственные подразделения, и только около одной трети репортеров занимаются политическими новостями (Mitchell and Holcomb, 2016).Алисия Шепард, бывший омбудсмен СМИ и защитник медиаграмотности, высказала мнение: «Если газеты не могут освещать даже ежедневную журналистику, как они собираются инвестировать в долгосрочные и дорогостоящие журналистские расследования?» (2012). Тем не менее, журналисты, работающие в старых организациях, продолжают делать свою долю серьезного сбора новостей и журналистских расследований. Основные журналисты стали в значительной степени полагаться на новый медиа-контент как на источник новостей. Эти тенденции серьезно повлияли на качество и характер новостного контента, а также на стиль политических репортажей, которые стали более насыщенными информационно-развлекательными материалами и цитатами из лент Twitter.

Предоставление политической информации

Сложность новой медиасистемы отражается в разнообразии доступного контента. Информация, распространяемая через обширную коммуникационную сеть, варьируется от основанных на фактах репортажей-расследований от профессиональных журналистов до дерзких измышлений или «альтернативных фактов» — если использовать термин, придуманный советником президента Трампа Келлиэнн Конуэй, — предлагаемых альтернативной прессой (Graham, 2017). В эпоху новых медиа границы, разделяющие эти разрозненные типы информации, становятся все более размытыми.Профессиональных редакторов СМИ, которые регулируют поток информации, применяя принципы и стандарты новостей, связанные с общественным благом, стало мало (Willis, 1987). На смену им пришли редакторы социальных сетей и аналитики, основная цель которых — привлечь пользователей к контенту независимо от его новостной ценности. Зрителям приходится много работать, чтобы отличить правду от вымысла и отличить важное от второстепенного.

Можно предложить ряд объяснений изменения качества и количества политической информации.Технологические возможности новых медиа позволяют контенту распространяться, казалось бы, без ограничений. Социальные сети имеют совершенно другую структуру, чем предыдущие медиа-платформы. Контент может передаваться без существенной сторонней фильтрации, проверки фактов или редакционного суждения. Лица, не имеющие предварительного журналистского образования или репутации, могут молниеносно связаться со многими пользователями. Сообщения размножаются по мере того, как они распространяются на новостных платформах и через личные учетные записи в социальных сетях (Allcott and Gentzkow, 2017).

Кроме того, экономические стимулы, лежащие в основе новых медиа-компаний, таких как Google, Facebook и Twitter, основаны на привлечении большой аудитории, которая будет получать доход от рекламы. Политический контент используется для привлечения потребителей к продуктам социальных сетей, а не для выполнения функции общественной службы по информированию граждан. Коммерческое давление заставляет средства массовой информации публиковать зажигательные истории, привлекающие наибольшее внимание. Кроме того, в то время как платформы разрастаются, аналогичный контент широко рассредоточивается, поскольку власть СМИ сосредоточена в руках небольшого числа старых и новых медиакорпораций (McChesney, 2015).Поисковые системы направляют пользователей на ограниченный набор хорошо посещаемых и хорошо финансируемых сайтов (Hindman, 2009; Pariser, 2011).

Другие объяснения сосредотачиваются на природе американской политической среды, которая стала чрезвычайно поляризованной, что привело к появлению политических программ, которые продвигают мошенническую политику. Исследование исследовательского центра Pew, проведенное в 2017 году, показало, что разрыв между демократами и республиканцами в отношении основных политических ценностей, включая роль правительства, расы, иммиграции, системы социальной защиты, национальной безопасности, налогов и защиты окружающей среды, вырос до невероятных размеров. Современная эра.Две трети американцев твердо относятся к либеральному или консервативному лагерю, и лишь немногие придерживаются смешанных идеологических позиций (Pew Research Center, 2017; Kiley, 2017).

Речь в новых средствах массовой информации отражает эти резкие политические разногласия и часто превращается в выражение враждебности и личных нападок. Президент Дональд Трамп использовал Twitter, чтобы разжечь полемику по поводу игроков НФЛ, которые протестовали против расового угнетения во время исполнения государственного гимна перед играми. Он использовал уничижительный термин для обозначения игроков, которые преимущественно являются афроамериканцами, и призвал владельцев команд уволить тех, кто поддерживает демонстрацию.Взрывы Трампа в социальных сетях обвинили игроков в неуважении к флагу и вооруженным силам, что искажает повестку дня протеста и разделяет общественность по политическим и расовым признакам.

Политические разногласия находят свое отражение в наличии «эхо-камер» СМИ, где люди выбирают свои новости и источники информации на основе своей симпатии к политике других пользователей. Современные эхо-камеры новых медиа начали формироваться на первом этапе развития новых медиа, когда консервативные радиоведущие, такие как Раш Лимбо, привлекли преданных последователей (Jamieson and Cappella, 2010).Социальные сети ускорили развитие эхо-камер, поскольку они облегчают доступ людей к информации, которой делятся единомышленники в их личных цифровых сетях, при этом 62% взрослых американцев получают новости из социальных сетей. Даже политически незаинтересованные пользователи социальных сетей часто непреднамеренно сталкиваются с новостными статьями, просматривая свою ленту (Gottfried and Shearer, 2016). Способность социальных сетей изолировать людей от тех, кто придерживается разных точек зрения, усугубляет политическую поляризацию.

Значительная часть общества воспринимает журналистов как удаленную элиту, не разделяющую их консервативные ценности. Политический аналитик Нейт Сильвер (2017) утверждает, что национальная пресса работала в политически однородном, столичном, либерально настроенном пузыре, который привязался к «влиятельным истеблишментам». Он утверждает, что основные средства массовой информации оторваны от широких слоев населения. Во время недавних выборов это стало ясно, поскольку унаследованные медиа-учреждения не могут эффективно реагировать на разочарование и гнев людей за пределами кругов высшего образования и доходов (Camosy, 2016).

Некоторые ученые утверждают, что новые медиа сокращают разрыв между далекими журналистами и широкой публикой, предоставляя право голоса тем, кто чувствует себя обделенным (Duggan and Smith, 2016). «Чайная партия», консервативное политическое движение, сосредоточенное на вопросах налогообложения и государственного долга, использовала социальные сети для политической мобилизации на промежуточных выборах 2010 года. Кандидаты от Партии чаепития использовали социальные сети, чтобы изменить общественный дискурс вокруг кампании, укрепив чувство солидарности среди групп, которые ранее чувствовали себя бесправными (Williamson, Skocpol, and Coggin, 2011).Кандидаты, продвигающие крайнюю повестку дня, усилили эту тенденцию. Крайне пристрастные, яркие кандидаты в Конгресс по обеим сторонам прохода, вызывающие политические разногласия и возмущенную риторику, собирают наибольшее количество сторонников на Facebook. Они используют социальные сети для укрепления своей политической базы (Messing and Weisel, 2017).

СМИ постправды

Американский писатель Ральф Киз (2004) отмечает, что общество вступило в эпоху постправды. Обман стал определяющей характеристикой современной жизни и настолько распространен, что люди теряют чувствительность к его последствиям.Он сетует на то, что двусмысленные заявления, содержащие зерно достоверности, но не соответствующие истине, стали валютой политиков, репортеров, руководителей корпораций и других влиятельных лиц.

Журналистка

Сьюзан Глассер (2016) утверждает, что журналистика стала отражать реалии репортажей в постправдной Америке. Объективные факты подчиняются эмоциональным призывам и личным убеждениям в формировании общественного мнения. Общественность с трудом отделяет актуальные новости по важным вопросам политики от постороннего шума, который пронизывает СМИ. Работа журналистов-расследователей в некотором смысле стала более проницательной и информированной, чем в прошлом, благодаря обширным ресурсам, доступным для исследования историй, включая более широкий доступ к государственным архивам и анализу больших данных. Тем не менее, хорошо задокументированные истории затемнены постоянным гулом повторяющихся, сенсационных мелочей, которые доминируют в старых и новых медиа. Размышляя об освещении последних президентских выборов в США, Глассер заявляет: «Скандал в СМИ 2016 года связан не столько с тем, что репортеры не смогли рассказать американской публике; речь идет о том, о чем они сообщали, и о том, что это, похоже, не имело значения» (2016).

Доказательства обоснованности опасений Глассера могут быть собраны путем ежедневного изучения содержания СМИ. СМИ постправды были заметны во время президентских выборов 2016 года. Сообщения СМИ о выборах были наполнены дезинформацией, беспочвенными слухами и откровенной ложью. Ложные истории и непроверенные факты исходили от сфабрикованных новостных сайтов, а также из учетных записей кандидатов и их представителей в социальных сетях. Кандидат от республиканцев Дональд Трамп использовал свою ленту в Твиттере, чтобы публиковать сенсационные, непроверенные заявления, которые будут доминировать в повестке дня новостей, — практика, которую он придерживался после вступления в должность президента.Он утверждал, что отец Теда Круза, его претендента на выдвижение, был причастен к убийству президента Джона Ф. Кеннеди, и увековечил ложное утверждение о том, что президент Барак Обама родился не в Соединенных Штатах (Carson, 2017). Ложные новостные сообщения проникли в отчеты традиционных СМИ, поскольку они в значительной степени полагались на цифровые источники информации. Кабельные новостные организации, такие как CNN и MSNBC, усилили необоснованные утверждения Трампа, такие как его утверждения о том, что мусульмане в Нью-Джерси праздновали падение Всемирного торгового центра 11 сентября, даже несмотря на то, что они критиковали их правдивость (Shafer, 2015).

Надуманные противоречия отвлекают внимание от важных вопросов, связанных с политикой, процессами и управлением (Horton, 2017). В октябре 2017 года президент Дональд Трамп и сенатор Боб Коркер (республиканец от штата Теннесси) обменялись серией оскорблений, поскольку Конгресс рассматривал возможность проведения крупных налоговых реформ. Вражда доминировала в освещении битвы за налоговое законодательство в новых СМИ и занимала первую полосу The New York Times . Среди множества оскорблений, брошенных в течение нескольких недель, Трамп назвал Коркера «Лиддл Боб» и написал в Твиттере, что Коркер «не может быть избран ловцом собак.Коркер назвал Белый дом «детским садом для взрослых», а Трампа назвал «совершенно лживым президентом» (Sullivan, 2017).

Господство фейковых новостей

Наиболее яркой иллюстрацией концепции репортажей пост-правды является рост популярности фейковых новостей. Определение фейковых новостей со временем менялось и остается изменчивым. Первоначально термин «фейковые новости» относился к новостным пародиям и сатире, таким как The Daily Show , The Colbert Report и Weekend Update на Saturday Night Live . Во время кампании 2016 года понятие фейковых новостей было связано с вымышленными историями, которые выглядели так, как если бы они были настоящими новостными статьями. Эти истории распространялись на веб-сайтах, которые имели вид законных новостных платформ или блогов, таких как Infowars , The Rightest и National Report . Сборник 2017 года задокументировал 122 сайта, регулярно публикующих фейковые новости (Chao, et al., 2017). Авторам платят — иногда тысячи долларов — за написание или запись ложной информации.Некоторые из этих авторов находятся за пределами США, в том числе в России (Shane, 2017). Они используют взаимодействие и алгоритмы в социальных сетях для распространения контента среди определенных идеологических групп. Сфабрикованные истории распространяются с помощью социальных ботов, автоматизированного программного обеспечения, которое воспроизводит сообщения, маскируясь под человека (Emerging Technology from the arXiv, 2017).

Объективные факты подчиняются эмоциональным призывам и личным убеждениям в формировании общественного мнения.

Фальшивые новости играют на ранее существовавших представлениях людей о политических лидерах, партиях, организациях и основных средствах массовой информации. В то время как некоторые фальшивые новости являются откровенной выдумкой, другие содержат элементы правды, которые делают их правдоподобными для аудитории, укрывшейся в эхо-камерах. Теории заговора, мистификации и ложь эффективно распространялись через Facebook, Snapchat и другие социальные сети и достигли миллионов избирателей на выборах 2016 года (Oremus, 2016). Например, сфабрикованная история на The Denver Gardian , поддельном сайте, предназначенном для имитации законной газеты The Denver Post , сообщила, что Ф.Б.И. агент, связанный с расследованием электронных писем кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон, убил свою жену и застрелился. В других ошибочных сообщениях утверждалось, что Папа Франциск поддержал Дональда Трампа и что Хиллари Клинтон продала оружие ИГИЛ (Rogers and Bromwich, 2016).

В век новых медиа созрели условия для распространения фальшивых новостей. Новая медиа-система устранила многие препятствия для создания и распространения новостей, существовавшие в предыдущую эпоху средств массовой информации.Хотя пережитки цифрового неравенства сохраняются, особенно среди семей с низким доходом (Klein, 2017), барьеры для доступа к новым медиа были снижены. Затраты на производство и широкомасштабное распространение информации были снижены. Логистика и навыки, необходимые для создания контента, менее сложны. Сайты социальных сетей позволяют создавать и поддерживать аудиторию единомышленников, которые будут доверять публикуемому контенту. Фейковые новости широко распространяются через социальные сети, особенно Facebook и Twitter.На самом деле фальшивые новости распространяются на Facebook шире, чем реальные сообщения основных СМИ (Silverman, 2016). Зрителей обманывают и сбивают с толку фальшивые новости, которые смешивают основные факты о политике и правительстве с вымыслом. В отчете Pew Research Center за 2016 год было обнаружено, что 64% ​​американцев считают, что выдуманные новости создают большую путаницу в отношении основных фактов текущих событий, а еще 24% считают, что фальшивые новости вызывают некоторую путаницу (Бартель, Митчелл, и Холкомб, 2016).Наконец, юридические проблемы с фейковыми новостями и распространением ложного контента ставить гораздо труднее, поскольку подавать в суд на издателей за распространение ложной информации требует больших затрат и времени.

После президентских выборов появилось альтернативное значение фейковых новостей. На своей первой пресс-конференции в качестве избранного президента Дональд Трамп присвоил термин «фейковые новости» как уничижительную ссылку на основную прессу. Указывая на журналиста CNN Джима Акосту, который пытался задать вопрос, Трамп воскликнул: «Вы — фейковые новости!» Трамп и его соратники часто используют прозвище «фейковые новости», пытаясь лишить легитимности традиционные СМИ, в том числе The New York Times и The Washington Post , за сообщения, которые они считают неблагоприятными (Carson, 2017). Устав от того, что Трамп постоянно использует ярлык «фейковые новости», CNN запустила кампанию «Факты прежде всего» в ответ на «постоянные нападки из Вашингтона и других стран». Тридцатисекундное видео показывает изображение яблока с голосом за кадром:

.

Это яблоко. Некоторые люди могут попытаться сказать вам, что это банан. Они могут кричать «банан, банан, банан» снова и снова. Они могут поставить банан во все заглавные буквы. Вы можете даже начать верить, что это банан. Но это не так. Это яблоко.

Твиттер-аккаунт Дональда Трампа не только сообщает о решениях и ставит цели, но и агрессивно реагирует на обвинения.

Факты есть факты. Они не окрашены эмоциями или предубеждениями. Они бесспорны. Альтернативы факту нет. Факты объясняют вещи. Что это такое, как они произошли. Факты — это не интерпретации. Когда факты установлены, можно формировать мнения. И хотя мнения имеют значение, они не меняют фактов. (https://www.cnncreativemarketing.com/project/cnn_factsfirst/)

Сторожевая пресса или рупор политиков

Представление о прессе как о политическом наблюдателе делает СМИ защитником общественных интересов. Наблюдательная пресса обеспечивает проверку злоупотреблений со стороны правительства, снабжая граждан информацией и добиваясь прозрачности правительства. Общественная поддержка роли СМИ в качестве сторожевого пса весьма существенна: исследование Pew Research Center показало, что 70% американцев считают, что сообщения в прессе могут «помешать лидерам делать то, чего делать не следует» (Chinni and Bronston, 2017).

Новые средства массовой информации расширили возможности репортеров по выполнению их роли наблюдателей, даже в эпоху сокращения ресурсов для журналистских расследований.Информацией можно легко делиться через официальные источники в СМИ, поскольку местные новостные агентства могут передавать информацию о важных событиях национальным организациям. Новости также могут документироваться и распространяться гражданами через социальные сети. Когда страшный ураган 5-й категории опустошил Пуэрто-Рико, а реакция американского правительства была медленной, журналисты смогли обнародовать эту историю, поскольку жители и службы экстренного реагирования обратились в социальные сети, чтобы предоставить из первых рук национальные журналисты, которым было трудно добраться до острова (Вернон , 2017).

Тем не менее, есть аспекты роли наблюдателей за СМИ, которые стало труднее выполнять. Противодействие откровенной лжи государственных чиновников стало почти бесполезным занятием, даже несмотря на то, что проверка фактов стала отдельной категорией новостей. The Washington Post «Проверка фактов» выявила почти 1500 ложных утверждений, сделанных президентом Трампом чуть более чем за 250 дней пребывания у власти (www.washingtonpost.com/news/fact-checker). Сайты, ориентированные на установление истины, такие как PolitiFact, Snopes и FactCheck, едва поспевают за количеством материалов, требующих проверки. Несмотря на эти усилия, количество ложной информации в эфире и в Интернете увеличилось.

Имеются данные, позволяющие предположить, что новые средства массовой информации позволяют политическим лидерам обходить сторожевую прессу. В некотором смысле пресса превратилась из сторожевого пса в рупор политиков. Эта тенденция усугубляется тем фактом, что существует вращающаяся дверь, через которую работающие журналисты перемещаются между должностями в СМИ и правительстве. Некоторые ученые утверждают, что эта вращающаяся дверь ставит под угрозу объективность журналистов, которые рассматривают работу в правительстве как источник своей следующей зарплаты (Shepard, 1997).

Средства массовой информации выступают в роли рупора политических лидеров, обнародуя их слова и действия, даже если их новостная ценность сомнительна. Президент Дональд Трамп использует Твиттер как механизм для отправки сообщений напрямую своим подписчикам, избегая при этом журналистов и политических привратников, в том числе высокопоставленных членов своего личного штаба. Многие из его твитов имеют сомнительную новостную ценность, за исключением того факта, что они исходят из личной учетной записи президента в социальных сетях. Тем не менее, пресса действует как рупор, продвигая его твиты.Глупый или порочный подросток может доминировать в нескольких новостных циклах. В интервью Марии Бартиомо из Fox Business Network президент Трамп объяснил причину использования социальных сетей для общения с общественностью и прессой, которая поддерживает идею СМИ-рупоров:

 

Твиттер похож на пишущую машинку: когда я его печатаю, вы сразу же включаете его в свое шоу. Я имею в виду, на днях я кое-что выложил, через две секунды смотрю ваше шоу, оно готово… Знаете, нужно заинтересовать людей.Но, социальные сети, без социальных сетей, я не уверен, что мы бы здесь разговаривали. Вероятно, я бы здесь не разговаривал (Татум, 2017).

Успешные средства массовой информации, такие как The New York Times или The Washington Post, часто обвиняют в публикации фальшивых новостей, когда эта информация не представляет интереса для некоторых элит.

Когда слухам и теориям заговора верят, они могут иметь серьезные последствия. Этот момент иллюстрируется теорией заговора «PizzaGate», которая распространилась в социальных сетях во время президентских выборов 2016 года.Кандидата в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон и председателя ее кампании Джона Подеста обвинили в участии в сатанинских ритуалах, в ходе которых они лично «рубили и насиловали» детей. Wikileaks опубликовал личные электронные письма из аккаунта Подесты, в которых говорилось, что ему нравится есть в пиццерии в Вашингтоне, округ Колумбия. Хэштег Twitter #pizzagate стал популярным. Стали распространяться слухи о том, что владелец ресторана занимается сексом с детьми. Поверив слухам, мужчина приехал из Северной Каролины, чтобы освободить предполагаемых детей-секс-рабынь.Он выстрелил из автомата в пиццерии, когда персонал и посетители сбежали. В настоящее время он отбывает четырехлетний тюремный срок (Aisch, et al., 2016; Fisher, et al., 2016).

Заключение

Новые медиа одновременно расширили и подорвали традиционную роль прессы в демократическом обществе. С положительной стороны, они значительно увеличили возможность того, что политическая информация дойдет даже до самых незаинтересованных граждан. Они позволяют создавать цифровые публичные площадки, где можно открыто делиться мнениями.Они создали новые возможности для взаимодействия, которые позволяют общественности по-новому связываться с правительством и вносить свой вклад в поток политической информации.

В то же время слияние подъема новых медиа и общества постправды создало опасную ситуацию, которая подрывает их полезные аспекты. В настоящее время создается впечатление, что существует мало эффективных средств борьбы с растущим потоком ложной информации. Замена серьезных журналистских расследований освещением скандалов ослабила контрольную роль прессы.Неоднозначное положение СМИ как рупора политиков делает журналистов соучастниками распространения ложной информации и ложных фактов. Важно признать, что американская журналистика никогда не переживала «золотого века», когда факты всегда преобладали, а ответственное освещение было абсолютным. Однако нынешняя эпоха может ознаменовать новый минимум демократического императива свободной прессы.

Ссылки

Айш, Грегор, Джон Хуанг и Сесилия Канг. 2016. «Разбор теорий заговора #PizzaGate», The New York Times, 10 декабря.https://www.nytimes.com/interactive/2016/12/10/business/media/pizzagate.html?_r=0

Олкотт, Хант и Мэтью Генцкоу. 2017. «Социальные сети и фейковые новости на выборах 2016 года», Журнал экономических перспектив, том. 31, нет. 2: 211-236.

Бартель, Майкл, Эми Митчелл и Джесси Холкомб. 2016. «Многие американцы считают, что фальшивые новости сеют путаницу». Исследовательский отчет. Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательский центр Пью. http://www.journalism.org/2016/12/15/many-americansbelieve-fake-news-is-sowing-confusion/

Камози, Чарльз.2016. «Трамп победил, потому что американцы с высшим образованием не в курсе», The Washington Post, 9 ноября. -образованные-американцы-недосягаемы/?utm_term=.b900fe12b964

Карсон, Джеймс. 2017. «Что такое фейковые новости? Его происхождение и развитие в 2016 г.», The Telegraph, 10 марта.

Чинни, Данте и Салли Бронстон. 2017 г. «Несмотря на нападки на прессу, общественность поддерживает роль наблюдателя», NBC News, 9 июля.https://www.nbcnews.com/politics/white-house/despite-attacks-press-public-supports-watchdog-role-n781046

Крейг, Тим и Майкл Д. Шир. 2006 г. «Аллен Квип провоцирует возмущение, извинения», The Washington Post, 15 августа.

Дэвис, Ричард и Дайана Оуэн. 1998. Новые СМИ и американская политика. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Даймонд, Эдвин, Марта Маккей и Роберт Сильверман.1993. «Поп-музыка идет в политику: новые медиа, интерактивные форматы и президентская кампания 1992 года», American Behavioral Scientist, vol. 37, нет. 2: 257-261.

Дагган, Мейв и Аарон Смит. 2016. Политическая среда в социальных сетях. Исследовательский отчет. Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательский центр Пью. http://www.pewinternet.org/2016/10/25/politic-content-on-social-media/

Новые технологии от arXiv. 2017. «Первое свидетельство того, что социальные боты играют важную роль в распространении фейковых новостей», MIT Technology Review, 7 августа.https://www.technologyreview.com/s/608561/first-evidence-that-social-bots-play-amajor-role-in-spreading-fake-news/

Фишер, Марк, Джон Вудро Кокс и Питер Германн. 2016 г. «Пиццагейт: от слухов к хэштегу и стрельбе в округе Колумбия», Washington Post, 6 декабря. ,%20to%20hashtag,%20to%20gunfire%20in%20D. C.pdf

Хиль де Зунига, Омеро, Наквон Юнг и Себастьян Валенсуэла. 2010. «Использование социальных сетей для новостей и социального капитала отдельных лиц, гражданской активности и политического участия», Журнал компьютерных коммуникаций, том.17: 319-336.

Глассер, Сьюзан Б. 2016 г. «Освещение политики в «постправдной» Америке», Brookings Essay, 2 декабря. https://www.brookings.edu/essay/covering-politics-in-a-post-truth -america/?utm_campaign=brookings-comm&utm_source=hs_email&utm_medium=email&utm_content=38712889

Готфрид, Джеффри и Элиза Ширер. 2016. Использование новостей на платформах социальных сетей, 2016. Отчет об исследовании. Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательский центр Пью. файл:///C:/Пользователи/owend/Загрузки/PJ_2016.05.26_social-media-and-news_FINAL-1.pdf

Грэм, Дэвид А. 2017. «Альтернативные факты»: ненужная ложь администрации Трампа», The Atlantic, 22 января. https://www.theatlantic.com/politics/archive/2017/01/the-pointless -ненужная-ложь-администрации-трампа/514061/

Хейс, Дэнни и Дженнифер Л. Лоулесс. 2015. «Как идут местные новости, так и идет участие граждан: СМИ, знания и участие в выборах в Палату представителей США», The Journal of Politics, vol. 77, нет. 2: 447-462.

Хиндман, Мэтью. 2008. Миф о цифровой демократии. Принстон: Издательство Принстонского университета.

Хортон, Алекс. 2017. «Безумное лето споров о Трампе, о которых вы уже забыли», The Washington Post, 19 августа. https://www.washingtonpost.com/news/the-fix/wp/2017/08/19/the- сумасшедшее-лето-противоречий-трамп-которое-вы-уже-забыли/?utm_term=.868a02cceef2

Джеймисон, Кэтлин Холл и Джозеф Н. Капелла. 2010. Эхо-камера. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Киз, Ральф. 2004. Эра постправды. Нью-Йорк: Издательство Св. Мартина.

Кили, Джослин. 2017. «В эпоху поляризации все меньше американцев придерживаются сочетания консервативных и либеральных взглядов». Исследовательский отчет. Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательский центр Пью. http://www.pewresearch. com. org/fact-tank/2017/10/23/в-поляризованной-эре-меньше-американцев-держит-сочетание-консервативных-и-либеральных-взглядов/

Линдер, Мэтт. 2016. «Блок. Немой. Удалить из друзей. Напряженность в Facebook растет после результатов выборов», Chicago Tribune, 9 ноября.http://www.chicagotribune.com/lifestyles/ct-facebook-electionreaction-family-1109-20161109-story.html

Джебрил, Наэль, Эрик Альбэк и Клас Х. де Вриз. 2013. «Информационно-развлекательные программы, цинизм и демократия: последствия приватизации и персонализации в новостях», Европейский журнал коммуникаций, том. 28, нет. 2: 105-121.

Кляйн, Паула. 2017. «Цифровой разрыв 2017», Инициатива Массачусетского технологического института по цифровой экономике, 1 сентября.

Макчесни, Роберт.2015. Rich Media, Poor Democracy, 2-е издание. Нью-Йорк: Новая пресса.

Мессинг, Соломон и Рэйчел Вайзел. 2017. Партизанский конфликт и работа с Конгрессом. Исследовательский отчет. Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательский центр Пью. file:///C:/Users/owend/Downloads/LabsReport_FINALreport.pdf

Митчелл, Эми и Джесси Холкомб. 2016. Состояние средств массовой информации. Исследовательский отчет. Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательский центр Пью. https://assets.pewresearch.org/wp-content/uploads/sites/13/2016/06/30143308/state-of-the-news-media-report-2016-final.пдф

Мой, Патрисия, Майкл А. Ксенос и Верена К. Хесс. 2009. «Связь и гражданство: картирование политических эффектов информационно-развлекательных программ», Массовые коммуникации и общество, том. 8, нет. 2: 111-131.

Ордуэй, Дениз-Мари. 2017. «Фейковые новости и распространение дезинформации», Журналистский ресурс. Бостон, Массачусетс: Центр СМИ, политики и государственной политики Шоренштейна, Гарвардский университет. https://journalistsresource.org/studies/society/internet/fake-news-conspiracy-theories-journalism-research

Оремус, Уилл.2016 г. «Хватит называть все «фейковыми новостями»», Slate, 6 декабря.

Оуэн, Диана. 2017. Состояние технологий в глобальных отделах новостей. Исследовательский отчет. Вашингтон, округ Колумбия: Международный центр журналистов. http://www.icfj.org/sites/default/files/ICFJTechSurveyFINAL.pdf

Паризер, Эли. 2011. Пузырь фильтров. Нью-Йорк: Пингвин Пресс.

Исследовательский центр Пью. 2017. Партизанский раскол в отношении политических ценностей становится еще шире.Исследовательский отчет. Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательский центр Пью. file:///C:/Users/owend/Downloads/10-05-2017 Политический-ландшафт-релиз.pdf

Роджерс, Кэти и Джона Энгель Бромвич. 2016. «Мистификации, фейковые новости и дезинформация, которые мы видели в день выборов», The New York Times, 8 ноября. https://www.nytimes.com/2016/11/09/us/politics/debunk-fake-news -election-day.html

Шафер, Джек. 2015. «Пусть начнется большая ложь», журнал Politico, 24 ноября.

Шейн, Скотт.2017. «Фальшивые американцы, которых Россия создала для влияния на выборы», The New York Times, 7 сентября. https://www.nytimes.com/2017/09/07/us/politics/russia-facebook-twitter-election. html

Шао, Ченгчэн, Джованни Лука Чампалья, Онур Вароль, Алессандро Фламмини и Филиппо Менцер. 2017. «Распространение фальшивых новостей социальными ботами». Технический отчет 1707.07592, arXiv. https://arxiv.org/pdf/1707.07592.pdf

Шепард, Алисия. 2012. «Журналистика, вдохновленная Уотергейтом, теперь находится под угрозой исчезновения», The New York Times, 13 июня.https://www.nytimes.com/roomfordebate/2012/06/13/did-any-good-come-ofwatergate/the-journalism-watergate-inspired-isendangered-now

Шепард, Алисия. 1997. «Вращающаяся дверь», AJR, июль/август. http://ajrarchive.org/article.asp?id=745

.

Серебро, Нейт. 2017. «Действительно был либеральный медиа-пузырь», FiveThirtyEight, 10 марта. https://fivethirtyeight.com/features/there-really-was-a-liberal-media-bubble/

Сильверман, Крейг. 2016. «Этот анализ показывает, насколько фальшивые новости о выборах превзошли настоящие новости на Facebook», BuzzFeed News, 6 декабря.

Страуд, Натали Джомини. 2011. Нишевые новости: политика выбора новостей. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Салливан, Эйлин. 2017. «Трамп нападает на Коркера в преддверии политического обеда с сенаторами», The New York Times, 24 октября. https://www.nytimes.com/2017/10/24/us/politics/trump-corker-feud-dogcatcher. html

Татум, Софи. 2017. «Трамп о своих твитах: «Вы должны заинтересовать людей», CNN, 21 октября. http://www.cnn.com/2017/10/20/politics/donaldtrump-fox-business-interview-twitter/ показатель.html

Вернон, Пит. 2017. «СМИ сегодня: социальные сети и буря», Columbia Journalism Review, 29 августа. https://www.cjr.org/the_media_today/hurricane-harvey-social-media.php

Уолстен, Кевин. 2010. «Да, мы можем»: как просмотры в Интернете, обсуждение в блогах, заявления кампании и освещение в основных СМИ привели к феномену вирусного видео». Журнал информационных технологий и политики, вып. 7, нет. 2-3: 163-181.

Уильямс, Брюс А. и Майкл X. Делли Карпини.2011. После новостей. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Уильямсон, Ванесса, Теда Скокпол и Джон Коггин. 2011. «Чаепитие и переделка республиканского консерватизма», Перспективы политики, том. 9, нет. 1: 25-43.

Уиллис, Джим. 1987. «Редакторы, читатели и оценка новостей», редактор и издатель, т. 120, вып. 6: 14-15.

Проводной посох. 2017. «Средства старой школы привлекают гораздо больше зрителей, чем вы думаете», Wired, 2 февраля. https://www.wired.com/2017/02/daily-audiencenumbers-for-big-media-outlets/

Свобода СМИ: нисходящая спираль

Освещение в СМИ растущего глобального присутствия Китая часто было сосредоточено на быстро растущем экономическом влиянии страны и потенциально негативных последствиях для зарубежных стран.Эти опасения, заслуживающие трезвого рассмотрения и политических мер, угрожают затмить риски для демократии, связанные с растущим глобальным влиянием авторитарной КПК, в том числе благодаря ее усилиям по использованию средств массовой информации за пределами Китая для продвижения повестки дня партии. КПК разработала самый многоуровневый, динамичный и сложный в мире аппарат контроля над СМИ внутри страны, значительно расширив при этом свои возможности влиять на сообщения СМИ, распространение контента, общественные дебаты и, в некоторых случаях, на избирательную политику за пределами Китая.А там, где возможность подрыва свободы прессы еще не задействована, закладывается основа для будущего влияния, если — или, что более вероятно, когда — Пекин решит ее применить.

Расширение влияния КПК на зарубежные СМИ — это глобальная кампания, и Соединенные Штаты — одна из ее целей. Результаты уже повлияли на потребление новостей миллионами американцев. Более того, разнообразные и агрессивные способы, с помощью которых КПК пытается повлиять на нарративы средств массовой информации за рубежом, подрывают демократическое управление и электоральную конкуренцию в других странах, включая таких союзников США, как Тайвань.Совокупный эффект этих усилий, если их не остановить, может иметь далеко идущие последствия для демократического управления, свободы прессы и влияния США во всем мире.

Многогранность влияния Коммунистической партии на зарубежные СМИ

Глобальные кампании КПК по влиянию на СМИ многогранны. Традиционно они стремились продвигать позитивное отношение к Китаю и благожелательное отношение к авторитарному режиму КПК; поощрять инвестиции в Китай и открытость для китайских инвестиций и стратегического участия за рубежом; и подавить или сократить негативное освещение политической системы Китая.В последние годы новый нарратив представил авторитарный стиль управления Китая как модель для развивающихся стран, а в некоторых случаях одновременно бросил вызов привлекательности как демократии, так и международного лидерства США.

Китайские власти влияют на содержание новостных СМИ по всему миру с помощью трех основных стратегий: продвижения нарративов КПК, подавления критических точек зрения и управления системами доставки контента.

Пропаганда нарративов КПК

В своем выступлении в 2016 году лидер КПК Си Цзиньпин сказал государственным СМИ: «Где бы ни были читатели, где бы ни были зрители, именно там пропагандистские сообщения должны протягивать свои щупальца. [1] Еще до восхождения Си на вершину Коммунистической партии китайское правительство начало инвестировать миллиарды долларов в расширение глобального охвата государственных СМИ. Благодаря различным партнерствам по распространению новостей и через социальные сети контент китайских государственных СМИ теперь доступен сотням миллионов людей во многих странах и на многих языках. Усилия по более глубокому проникновению на иностранные медиа-рынки и распространению предпочтительных нарративов КПК не дают никаких признаков ослабления. Расследование Financial Times , проведенное в ноябре 2018 года, показало, что китайская государственная телекомпания Центральное телевидение Китая (CCTV) бесплатно предоставляет контент 1700 иностранным новостным организациям.[2] Только в период с сентября по ноябрь 2018 года официальное информационное агентство Китая Синьхуа подписало соглашения об обмене новостями с телеграфными службами Австралии, Беларуси, Лаоса, Индии и Бангладеш.

КПК также внедряет свои нарративы в иностранные СМИ через доверенных лиц и союзников, включая китайских дипломатов, владельцев дружественных СМИ и журналистов, а также иностранных политиков, имеющих деловые интересы в Китае. Например, член парламента Новой Зеландии Тодд Макклей, присутствовавший на организованном КПК диалоге в 2017 году, недавно назвал лагеря перевоспитания в Синьцзяне «центрами профессиональной подготовки», повторяя терминологию, используемую китайским правительством для оправдания задержания и политической идеологической обработки. более миллиона уйгуров и других мусульманских меньшинств.Точно так же бывший канцлер Германии Герхард Шредер, который получил прибыль после ухода с поста, помогая немецким компаниям в их контактах с китайскими официальными лицами, назвал массовые задержания «сплетнями» в интервью агентству Reuters в 2018 году. В частности, в развивающемся мире усилия КПК по внешней пропаганде, по-видимому, оказали некоторое влияние на укрепление или сохранение положительного имиджа Китая и лично Си Цзиньпина.[3]

Подавление критических точек зрения

КПК и ее агенты, союзники и доверенные лица также работают над подавлением критического освещения Китая за рубежом. Китайские дипломаты преуменьшают негативное освещение Китая в статьях и выступлениях в СМИ, особенно по таким темам, как массовые задержания в Синьцзяне или проблемы, с которыми сталкивается экономика Китая. Дипломаты неоднократно прибегали к откровенным преследованиям журналистов, чтобы обуздать критику, как, например, в начале 2019 года, когда китайские дипломаты в Швеции и России запугивали журналистов, критически писавших об экономике страны или в поддержку демократии на Тайване[4]. Китайское правительство и его доверенные лица также препятствуют журналистским расследованиям темной изнанке современного Китая или усилиям КПК по политическому влиянию за рубежом, препятствуя работе иностранных корреспондентов в Китае и угрожая иностранным журналистам дорогостоящими исками о диффамации в судах, базирующихся в их странах.

КПК также успешно кооптирует владельцев СМИ, которые затем маргинализируют критические репортажи в своих собственных СМИ, особенно в Гонконге, Тайване и СМИ, обслуживающих китайскую диаспору. Иногда это распространяется на англоязычные СМИ,[5] как это произошло в сентябре 2018 года, когда частично принадлежащая Китаю газета в Южной Африке прекратила выпуск еженедельной колонки после того, как ее автор написал о нарушениях в Синьцзяне.[6] Косвенное давление также применяется через доверенных лиц, включая рекламодателей, спутниковые фирмы, технологические компании и иностранные правительства, которые принимают меры для предотвращения или наказания за публикацию контента, критикующего Пекин, подрывая при этом финансовую жизнеспособность новостных агентств, критикующих КПК.[7] Отдельно имели место кибератаки и физические нападения, которые окончательно не связаны с центральными китайскими властями, но служат целям партии.

Управление системами доставки контента

Наконец, за последние пять лет технологии, которые доставляют контент потребителям новостей, открыли новые возможности для влияния китайского правительства за рубежом. В Африке китайская телевизионная компания StarTimes, которая стала ключевым игроком в переходе от аналогового к цифровому телевидению в Кении, Нигерии, Уганде, Замбии и других странах, имеет право определять, к каким станциям могут получить доступ ее зрители. Хотя StarTimes находится в частной собственности, она извлекает выгоду из тесных отношений с китайским правительством и периодических субсидий. Между тем, служба обмена мгновенными сообщениями WeChat китайского технологического гиганта Tencent, которая широко распространена в Китае, в настоящее время обслуживает от 100 до 200 миллионов человек за пределами страны. Недавние данные свидетельствуют о том, что эти сообщения все чаще отслеживаются и подвергаются цензуре в соответствии со стандартами правительства Китая.

Растущее число сделок китайских государственных СМИ по распространению новостей, агрессивные действия китайских дипломатов по подавлению СМИ и институционализация китайских систем доставки контента за границу указывают на эскалацию способности — и желания — китайских официальных лиц подрывать независимое освещение новостей за рубежом, и в конечном итоге ослабить сторожевую роль СМИ в демократических условиях.

Последствия для демократического управления и свободы СМИ во всем мире

Стратегии, которые китайские официальные лица, государственные СМИ и другие субъекты используют для оказания влияния на СМИ по всему миру, могут подорвать ключевые черты демократического управления и лучшие практики обеспечения свободы СМИ. В некоторых случаях этот потенциал уже реализуется.

Пренебрежение прозрачностью

Публикации китайских государственных СМИ, распространяемые в других странах, обычно опускают любые упоминания о правительственных связях, которые могли бы сигнализировать об их происхождении для непосвященных потребителей новостей.Действительно, именно потому, что потребителей новостей во многих странах, как правило, не привлекает и не убеждает китайская правительственная пропаганда, используются слои запутывания, чтобы дистанцировать контент от его авторитарного происхождения.

Таким образом,

Китайские государственные СМИ используют в своей рекламе вводящие в заблуждение слоганы. People’s Daily , например, рекламирует себя перед потенциальными иностранными подписчиками своей страницы в Facebook как «крупнейшую газету в Китае», не упоминая тот факт, что она является официальным рупором КПК.Такая неискренняя самоидентификация распространяется и на платные рекламные печатные издания. Государственное приложение China Daily «China Watch», опубликованное в основных средствах массовой информации в 30 странах[8], в том числе в Washington Post, New York Times и Sydney Morning Herald . — редко содержит явное упоминание об официальных связях китайского издания.

Во многих случаях это отсутствие прозрачности распространяется на экономические договоренности, связанные с различными видами деятельности, будь то то, сколько China Daily  платит за каждую рекламную статью, сколько и какие журналисты едут в Китай в оплачиваемых государством поездках или какие финансовые льготы обмены новостями обеспечивают каждой стороне.

Эти усилия КПК по сокрытию происхождения, масштаба и характера участия китайских государственных СМИ за границей ставят под угрозу целостность итоговых публичных дебатов и подрывают культуру прозрачности в деятельности внешних СМИ.

Подрыв конкуренции

КПК применяет различные стратегии, которые подрывают честную конкуренцию между государственными или дружественными новостными агентствами и критически настроенными, часто снижая финансовую жизнеспособность последних.

Препятствование китайским правительством или наложение штрафов на СМИ, считающиеся критически важными, помимо ограничения их аудитории, может привести к потере запасов и снижению доходов от рекламы.Например, блокировка в 2012 году китайскоязычного веб-издания New York Times привела к потере доходов от рекламы и 20-процентному падению стоимости акций газеты за одну ночь. Представители китайского правительства также оказывают давление на предприятия, чтобы они не размещали рекламу в критически важных СМИ. В результате таких усилий гонконгская компания Apple Daily лишилась рекламных контрактов с игроками прибыльной индустрии недвижимости и двумя лондонскими инвестиционными банками. В 2019 году оставшиеся рекламодатели газеты столкнулись с резкими публичными осуждениями со стороны бывшего исполнительного директора Гонконга С.И. Люна, который в настоящее время является заместителем председателя консультативного органа правительства материкового Китая.[9] Ущерб от кибератак со стороны китайских субъектов против зарубежных китайских или международных СМИ — регулярное явление для некоторых ключевых целей — также влечет за собой финансовые затраты для безденежных средств массовой информации, которые должны оплачивать усилия по очистке и предотвращению.

Китайское правительство и его партнеры также нашли способы предоставить китайским государственным СМИ за рубежом другие преимущества по сравнению с конкурентами. Например, после наблюдения за переходом от аналогового к цифровому телевидению в ряде стран Африки StarTimes отдала предпочтение китайским государственным медиаканалам в своих пакетных предложениях, а не независимым международным новостным станциям.В Кении, Уганде и Нигерии телевизионные пакеты, включающие такие каналы, как BBC World Service, стоят дороже, чем базовые версии с местными каналами и китайскими государственными СМИ. В более общем плане, по мере того, как Пекин расширял свою помощь и инвестиции в иностранные медиа-секторы, он, как правило, отдавал предпочтение государственным СМИ, а не независимым частным конкурентам, отражая медиа-ландшафт в Китае. В других случаях очевидное закулисное давление со стороны китайских официальных лиц привело к тому, что критически настроенные средства массовой информации, такие как базирующееся в США телевидение Новой династии Тан (NTDTV), были лишены аккредитации для участия в новостных мероприятиях, таких как Генеральная Ассамблея ООН[11] — в то время как китайские государственные СМИ сохранили доступ к репортажам.

Вмешательство в жизнь общин диаспоры

Двадцать лет назад многие китайцы в диаспоре получали новости из относительно независимых газет или вещательных компаний, базирующихся в Гонконге или на Тайване. Сегодня китайские государственные СМИ или пропекинские частные СМИ более влиятельны и, таким образом, в большей степени способны побудить избирателей из диаспоры придерживаться точки зрения, аналогичной точке зрения Пекина, и поддерживать политику в своих странах, которая выгодна КПК.

В Соединенных Штатах способность КПК влиять на средства массовой информации, потребляемые американцами китайского происхождения, особенно очевидна на рынке кабельного телевидения, где CCTV доминирует над тайваньской станцией ETTV и базирующейся в США NTDTV.[12] Сообщения о закулисном давлении Китая на американские кабельные компании и онлайн-популярность таких станций, как NTDTV, по сравнению с CCTV, указывают на то, что в формировании этой иерархии играют не рыночные силы.[13] Китайские официальные лица также развивают партнерские отношения с заинтересованными сторонами в частных, базирующихся в США китайских СМИ. [14]

Власти КПК оказывают огромное влияние на китайскоязычные австралийские СМИ, где большинство таких изданий, за заметными исключениями, управляемыми диссидентскими сообществами, поддерживают Пекин.[15] Несколько независимых изданий диаспоры сталкиваются с прямыми препятствиями своей деятельности со стороны китайских официальных лиц, как это произошло в прошлом году, когда дипломаты из китайского консульства в Сиднее вынудили местный совет запретить Vision China Times спонсировать мероприятие, посвященное китайскому Новому году. и убедил по крайней мере десять предприятий отказаться от своей рекламы. Вмешательство КПК в медиа-рынок Канады было разоблачено отдельными увольнениями двух журналистов из Global Chinese Press после того, как они опубликовали контент, который, по мнению руководства, не устраивал Пекин.В Новой Зеландии многолетние усилия КПК по кооптации средств массовой информации диаспоры — а вместе с ними и освещение местной политики — привели диаспору, по словам одного китайского ученого, в состояние, в котором «китайская община может реально стремиться только к политической представительство своих членов через лиц, утвержденных Пекином». [17]

Контроль КПК над распространением новостей за пределами Китая усиливается по мере того, как популярность WeChat среди диаспоры растет, а политики, соответственно, используют этот сервис для общения с представителями китайской диаспоры.В Канаде цензоры WeChat удалили послание члена парламента к избирателям, восхваляющее протестующих Гонконгского движения зонтиков, манипулировали распространением новостных сообщений, связанных с арестом исполнительного директора Huawei Мэн Ваньчжоу, и заблокировали более широкое освещение в СМИ коррупции в правительстве Китая и ведущих чиновников. В Соединенных Штатах американцы китайского происхождения видели, как сообщения WeChat замалчивались в групповых беседах о местных азиатско-американских политических проблемах. В Австралии недавнее исследование источников новостей, доступных китайской диаспоре, выявило незначительное политическое освещение Китая на каналах WeChat поставщиков новостей на китайском языке.Невероятно, но в период с марта по август 2017 года ни один из каналов WeChat не опубликовал ни одной статьи о политике Китая, несмотря на подготовку к важному 19-му съезду партии той осенью.

Создание каналов для политического вмешательства

Хотя попытки правительства Китая использовать влияние СМИ для вмешательства в выборы были ограниченными, недавно произошли важные инциденты. На Тайване несколько примеров историй о «фейковых новостях» и фальшивых изображений, происходящих из Китая и порочащих репутацию тайваньского правительства, широко распространились в социальных сетях, а некоторые из них были подхвачены и переданы тайваньскими новостными станциями как факты.[18] Некоторые наблюдатели считают, что такая деятельность — наряду с другими факторами — повлияла на местные выборы в ноябре 2018 г., когда правящая партия, неблагосклонная к Пекину, понесла ряд неожиданных поражений.[19] В апреле 2019 г. тайваньские СМИ сообщили, что подозреваемые китайские правительственные агенты тайно предлагали купить популярные протайваньские страницы в Facebook в преддверии всеобщих выборов в следующем году.[20] В Интернете также появились объявления о наборе стримеров в прямом эфире, выступающих за объединение.

В преддверии промежуточных выборов 2018 года в США также были предприняты усилия КПК по охвату американских избирателей, в частности, фермеров, выращивающих сою. В июле Китайская глобальная телевизионная сеть (CGTN), иностранное подразделение государственной телерадиовещательной компании Китая, выпустила двухминутный анимационный видеоролик о влиянии напряженности в двусторонней торговле на соевую промышленность США, завершаясь вопросом: « Смогут ли тамошние избиратели поддержать Трампа и республиканцев, когда они получат удар по кошельку?» В сентябре печатное издание Des Moines Register  включило дополнение China Watch со статьями, описывающими, как торговая война нанесет вред американским фермерам, выращивающим сою, — содержание гораздо более целенаправленное и политизированное, чем обычно для вкладыша China Watch.Хотя влияние этих усилий было ограниченным, они отражают готовность китайских государственных СМИ использовать устоявшиеся способы распространения контента, чтобы повлиять на американских избирателей.

Эти примеры в основном связаны с распространением пропаганды и дезинформации в социальных сетях, не принадлежащих Китаю, таких как Facebook, LINE и YouTube. Но растущее использование китайского приложения WeChat как общинами диаспоры, так и не говорящими по-китайски в таких странах, как Малайзия, Монголия и Австралия, создает плодородную основу для будущего вмешательства КПК в выборы.Как недавно заметил австралийский профессор Джон Фитцджеральд: «Мы вступаем на неизведанную территорию. WeChat не был разработан для работы в условиях демократии».

Подрыв законности

Пытаясь ограничить рабочее пространство для независимой диаспоры или офшорных китайских СМИ, китайские официальные лица подрывают верховенство закона в других странах, злонамеренно используя судебные системы и пренебрегая конфликтом интересов и другими стандартами, призванными обеспечить честное ведение бизнеса.

Китайские официальные лица оказывали давление на критиков в иностранных СМИ через собственные судебные системы этих стран, а иногда оказывали давление на местных чиновников, чтобы они помогли им. В Юго-Восточной Азии возникло несколько случаев, связанных с радиосетью «Звук надежды». Базирующаяся в Соединенных Штатах и ​​основанная практикующими запрещенной в Китае духовной группы Фалуньгун, радиостанция транслирует без цензуры новости о нарушениях прав человека и коррупции в Китае, а также другие программы, посвященные дискуссиям, и культурные программы.В Таиланде полиция, как сообщается, по настоянию китайского правительства недавно задержала гражданина Тайваня, который помог организовать вещание станции в Китай. Дело продолжалось по состоянию на май 2019 года и стало третьим в своем роде в регионе; два подобных случая имели место в Индонезии и Вьетнаме, в результате последнего двое мужчин были заключены в тюрьму.

Журналисты и новостные агентства, критически освещающие действия китайского правительства или пропекинских официальных лиц за пределами материкового Китая, также сталкиваются с угрозами или фактическими судебными исками о клевете.Люн, бывший топ-менеджер в Гонконге, осуждавший рекламодателей Apple Daily , подал в Гонконге иск о диффамации против журналиста из отдельного издания, написавшего о своих возможных связях с организованной преступностью. В Чешской Республике юристы, представляющие могущественный китайский энергетический и финансовый конгломерат CEFC, разослали письма с угрозами судебных исков из-за статей, связывающих владельца фирмы с китайской военной разведкой.[21] В 2018 году австралийцы китайского происхождения, связанные с правительством Китая, подали иски о диффамации против двух медиа-компаний в связи с громким документальным расследованием, посвященным политическому влиянию КПК в Австралии.

В других случаях китайские инвестиции в иностранные секторы связи вызвали обеспокоенность в связи с конфликтом интересов, коррупцией и сомнительной практикой проведения торгов. На Тайване попытки компании, принадлежащей дружественному к Китаю медиа-магнату, приобрести доли в крупной кабельной компании, вызвали опасения, что такое совместное владение приведет к тому, что поставщики кабельного телевидения получат преимущества пропекинских станций за счет независимых или выступающих за независимость. . (После бурных публичных дебатов регулирующие органы отклонили сделку. [22]) В Замбии партнерство между Национальной радиовещательной корпорацией Замбии (ZNBC) и китайским поставщиком услуг StarTimes по созданию совместного предприятия — TopStar — по сообщениям, нарушило внутреннее законодательство в отношении любого отдельного медиа-предприятия, имеющего лицензии как на передачу контента, так и на его создание. Сделка также была заключена без одобрения ни совета директоров ZNBC, ни парламента Замбии, что привело к подозрениям в коррупции.

Будущая траектория

Когда экономически мощное авторитарное государство быстро расширяет свое влияние на производство и распространение средств массовой информации в других странах, это явление относительно новое.Нынешнее воздействие операций китайских СМИ по влиянию на демократические институты и практику остается относительно ограниченным, хотя оно непропорционально сильно влияет на общины диаспоры. Тем не менее, сам масштаб, экономическое влияние и расширяющаяся сеть связей подчеркивают возросшую способность КПК агрессивно вмешиваться за границу, если она решит это сделать. Кроме того, Пекин продемонстрировал готовность игнорировать или открыто нарушать дипломатические нормы, защиту прав человека и законы иностранных государств для достижения своих целей.

Тем не менее, способность КПК достигать желаемых целей с помощью своих кампаний по влиянию на иностранные СМИ все еще оспаривается. Критические репортажи о действиях китайского правительства внутри и за пределами Китая появляются регулярно и достигают широкой аудитории. За последние несколько лет ряд независимых китайскоязычных СМИ в Гонконге, США и других странах стали более профессиональными и влиятельными. Группы гражданского общества, владельцы СМИ и бывшие официальные лица в странах, где влияние Китая расширяется, начали высказываться и призывать свои правительства соблюдать стандарты надлежащего управления при рассмотрении вопроса о китайских инвестициях в коммуникационную инфраструктуру.

Забегая вперед, отдельные лица и организации, желающие изучить принципиальные ответы на угрозу глобальной свободе и демократии, создаваемую глобальным влиянием СМИ Китая, должны сосредоточиться на расследовании и разоблачении скрытой и вводящей в заблуждение деятельности, повышении сложности и масштабов политических дебатов и поддержке местного законодательства. стандарты.

Рекомендации

Следующие рекомендации для политиков в демократических странах помогут противостоять потенциальному негативному влиянию пекинских кампаний по влиянию на иностранные СМИ:

  • Повышение прозрачности.Иностранные правительства должны принять или проводить в жизнь политику, которая расширяет общедоступную информацию о влиянии китайских СМИ на их страны. Это может включать требования к отчетности о расходах на платные рекламные объявления, структуры собственности и другие экономические связи с китайскими государственными деятелями. В Соединенных Штатах Министерству юстиции следует распространить недавние такие запросы к CGTN и Xinhua на другие государственные СМИ или связанные с ними средства массовой информации, особенно на китайскоязычное CCTV.
  • Санкционированные дипломаты.Когда китайские дипломаты и агенты службы безопасности выходят за рамки своих полномочий и пытаются помешать сообщениям СМИ в других странах, правительство принимающей страны должно решительно протестовать, заявив, что такое поведение может нарушить дипломатические протоколы. Если рассматриваемое деяние повторяется или носит особенно вопиющий характер, правительству принимающей страны следует рассмотреть возможность объявления правонарушителей персонами нон грата.
  • Тщательно изучить международную цензуру и слежку WeChat. Иностранные парламенты должны провести слушания, чтобы лучше понять масштабы, природу и влияние политизированной цензуры и слежки на платформе Tencent WeChat, а затем изучить возможности оказания давления на компанию с целью защиты прав на свободу выражения мнений и неприкосновенность частной жизни пользователей, проживающих в демократических странах.Политики, решившие использовать WeChat для общения с избирателями, должны внимательно следить за обменом сообщениями, чтобы обнаруживать любые манипуляции, по возможности регистрировать учетные записи с международными телефонными номерами и повторно публиковать сообщения на параллельных международных платформах социальных сетей.
  • Поддержите независимые зарубежные китайские СМИ. Спонсоры развития СМИ должны обязательно включать средства массовой информации из изгнания и диаспоры в финансирование, обучение и другие возможности помощи китайскоязычным СМИ. Иностранные правительства должны активно взаимодействовать с такими СМИ, давая интервью и изучая другие потенциальные партнерские отношения, сопротивляясь давлению со стороны китайских дипломатов с целью их маргинализации.Спонсоры должны оказывать техническую и финансовую поддержку для реагирования на кибератаки.

Что такое СМИ? – Правительство США (2e – второе издание)

РЕЗУЛЬТАТЫ ОБУЧЕНИЯ

К концу этого раздела вы сможете:

  • Объясните, что такое СМИ и как они организованы
  • Опишите основные функции СМИ в свободном обществе
  • Сравните различные медиаформаты и их аудиторию

У нас взрывающаяся медиа-система.То, что начиналось как печатная журналистика, впоследствии было дополнено освещением на радио, затем сетевым телевидением, а затем кабельным телевидением. Теперь, с появлением Интернета, блогов и социальных сетей — набора приложений или веб-платформ, позволяющих пользователям мгновенно общаться друг с другом, — граждане получают самые разнообразные источники мгновенных новостей всех видов. Интернет также позволяет гражданам инициировать публичное обсуждение, загружая изображения и видео для просмотра, например, видео, документирующие взаимодействие между гражданами и полицией.При условии, что мы подключены к цифровым технологиям, у нас есть ошеломляющее количество вариантов поиска информации о мире. На самом деле, кто-то может сказать, что по сравнению с безмятежными днями 1970-х годов, когда мы могли читать утреннюю газету за завтраком и смотреть сетевые новости ночью, сегодня в постоянно усложняющемся информационном мире существует слишком много вариантов выбора. Эта реальность может сделать средства массовой информации еще более важными для структурирования и формирования нарративов о политике США. Или распространение конкурирующих источников информации, таких как блоги и социальные сети, может фактически ослабить власть средств массовой информации по сравнению с теми днями, когда средства массовой информации монополизировали наше внимание.

Термин СМИ определяет ряд различных коммуникационных форматов, от телевизионных СМИ, которые обмениваются информацией через эфирное вещание, до печатных СМИ, которые опираются на печатные документы. Совокупность всех форм средств массовой информации, которые сообщают информацию широкой публике, называется средствами массовой информации , включая телевидение, печать, радио и Интернет. Одна из основных причин, по которой граждане обращаются в СМИ, — это новости. Мы ожидаем, что средства массовой информации будут освещать важные политические и общественные события и информацию в сжатой и нейтральной форме.

Для выполнения своей работы в СМИ работает ряд людей на различных должностях. Журналисты и репортеры несут ответственность за раскрытие новостей, следя за сферами общественного интереса, такими как политика, бизнес и спорт. Как только у журналиста появляется зацепка или возможная идея для статьи, он или она изучает справочную информацию и берет интервью у людей, чтобы создать полную и сбалансированную версию. Редакторы работают в фоновом режиме в отделе новостей, назначая истории, одобряя статьи или пакеты и редактируя контент для обеспечения точности и ясности.Издатели — это люди или компании, которые владеют и производят печатные или цифровые СМИ. Они контролируют как содержание, так и финансы публикации, обеспечивая получение организацией прибыли и создание высококачественного продукта для распространения среди потребителей. Продюсеры контролируют производство и финансирование визуальных медиа, таких как телевидение, радио и кино.

Работа средств массовой информации отличается от связей с общественностью , которая представляет собой общение, осуществляемое для улучшения имиджа компаний, организаций или кандидатов на должности.Связи с общественностью не являются нейтральной информационной формой. В то время как журналисты пишут истории для информирования общественности, пресс-секретарю по связям с общественностью платят за то, чтобы он помогал отдельному лицу или организации получать положительные отзывы в прессе. Материалы по связям с общественностью обычно публикуются в виде пресс-релизов или платной рекламы в газетах и ​​других средствах массовой информации. Однако некоторые менее авторитетные издания публикуют платные статьи под баннером новостей, стирая грань между журналистикой и связями с общественностью.

*Посмотрите это видео, чтобы узнать больше о силе и влиянии СМИ на политику.

Каждая форма СМИ имеет свои сложности и используется разными демографическими группами. Миллениалы (в настоящее время в возрасте от 21 до 37 лет) с большей вероятностью получают новости и информацию из социальных сетей, таких как YouTube, Twitter и Facebook, в то время как бэби-бумеры (в настоящее время в возрасте от 54 до 72 лет) чаще всего узнают новости из телевидения, либо национальные передачи или местные новости.

Рисунок 1. Возраст сильно влияет на выбор источников новостей. Бэби-бумеры чаще узнают новости и информацию по телевидению, в то время как представители поколения X и миллениалы чаще используют социальные сети.Только телевидение

предлагает зрителям различные форматы. Программирование может быть написано по сценарию, как драмы или комедии. Оно может быть незаписанным, как игровые шоу или реалити-шоу, или информативным, например, новостные программы. Хотя большинство программ создается телевизионной продюсерской компанией, национальные сети, такие как CBS или NBC, покупают права на программы, которые они распространяют на местных станциях по всей территории Соединенных Штатов. Большинство местных станций связаны с национальной сетевой корпорацией и транслируют национальные сетевые программы своим местным зрителям.

До появления кабельной и оптоволоконной сетей сети должны были иметь местные филиалы, чтобы иметь доступ к передающим башням местной станции. Башни имеют ограниченный радиус действия, поэтому каждой сети нужен был филиал в каждом крупном городе, чтобы охватить зрителей. Хотя кабельные технологии уменьшили зависимость сетей от воздушных сигналов, некоторые зрители по-прежнему используют антенны и приемники для просмотра программ, транслируемых с местных вышек.

Филиалы, по соглашению с сетями, отдают приоритет сетевым новостям и другим программам, выбранным национальной медиа-корпорацией аффилированного лица.Местным дочерним станциям сообщают, когда транслировать программы или рекламные ролики, и они расходятся только для того, чтобы информировать общественность о местной или национальной чрезвычайной ситуации. Например, филиалы ABC транслировали популярное телешоу Однажды в сказке в определенное время в определенный день. Если пожар угрожает домам и предприятиям в местном районе, филиал может упредить его, чтобы сообщить гражданам об опасностях пожара и вернуться к регулярно запланированным программам после того, как опасность исчезнет.

Большинство аффилированных станций будут показывать местные новости до и после сетевых программ, чтобы информировать местных зрителей о событиях и проблемах.Сетевые новости имеют национальное внимание к политике, международным событиям, экономике и многому другому. С другой стороны, местные новости, скорее всего, будут посвящены вопросам, близким к дому, таким как региональный бизнес, преступность, спорт и погода. NBC Nightly News , например, освещает президентские кампании и Белый дом или стычки между Северной Кореей и Южной Кореей, в то время как филиал NBC в Лос-Анджелесе (KNBC-TV) и филиал NBC в Далласе (KXAS-TV) сообщают о мероприятиях губернатора или праздниках выходного дня в регионе.

Кабельное вещание предлагает национальным сетям второй способ прямого контакта с местными зрителями. Как следует из названия, кабельные станции передают программы напрямую в местный концентратор кабельной компании, который затем отправляет сигналы в дома по коаксиальным или оптоволоконным кабелям. Поскольку кабель не транслирует программы в эфире, кабельные сети могут работать по всей стране напрямую без местных филиалов. Вместо этого они покупают права на вещание кабельных станций, которые, по их мнению, нужны их зрителям.По этой причине кабельные сети часто специализируются на различных типах программ.

The Cable News Network (CNN) была первой новостной станцией, которая воспользовалась преимуществом этого специализированного формата, создав круглосуточную новостную станцию ​​с прямой трансляцией и программами интервью. Вскоре последовали и другие новостные станции, такие как MSNBC и FOX News. Зритель может настроиться на канал Nickelodeon и посмотреть семейные программы и фильмы или посмотреть ESPN, чтобы узнать последние результаты бейсбольных или баскетбольных матчей. Кабельно-спутниковая сеть по связям с общественностью, более известная как C-SPAN, теперь имеет три канала, охватывающих Конгресс, президента, суды и вопросы, представляющие общественный интерес.

Провайдеры кабельного и спутникового телевидения также предлагают программы по запросу для большинства станций. Граждане могут приобретать кабельные, спутниковые и интернет-услуги по подписке (например, Netflix), чтобы находить программы для мгновенного просмотра, не привязываясь к расписанию. Первоначально программирование по запросу ограничивалось ретрансляцией старого контента и не содержало рекламы. Тем не менее, многие сети и программы теперь позволяют транслировать свои новые программы в течение дня или двух после их первоначальной трансляции. Взамен они часто добавляют рекламу, которую пользователь не может перемотать вперед или избежать.Таким образом, сети ожидают увеличения доходов от рекламы.

Доступность Интернета по запросу создала множество возможностей для новостных агентств. В то время как ранние поставщики медиа были теми, кто мог платить высокую стоимость печати или вещания, современные медиа требуют только URL-адреса и достаточно места на сервере. Простота публикации в Интернете позволила сформировать больше нишевых СМИ. Веб-сайты New York Times и других газет часто посвящены вопросам, касающимся Соединенных Штатов, в то время как такие каналы, как BBC America, представляют мировые новости. FOX News представляет политические комментарии и новости в консервативном ключе, а интернет-сайт Daily Kos предлагает либеральную точку зрения на новости. Politico.com, пожалуй, лидер нишевой журналистики.

К сожалению, распространение онлайн-новостей также увеличило количество плохо написанных материалов с небольшим редакционным контролем, и читатели должны быть осторожны при чтении источников новостей в Интернете. Такие сайты, как Buzzfeed, позволяют участникам публиковать статьи без проверки редакционной коллегией, что приводит к публикациям статей разного качества и точности.Интернет также сделал скорость публикации важным фактором для профессиональных журналистов. Ни одно новостное агентство не хочет быть последним, кто опубликует статью, а спешка с публикацией часто приводит к опечаткам и фактическим ошибкам. Даже крупные новостные агентства, такие как Associated Press, в спешке публикуют статьи с ошибками.

Интернет также облегчает поток информации через социальные сети, что позволяет пользователям мгновенно общаться друг с другом и делиться информацией с аудиторией, которая может расти в геометрической прогрессии. Facebook и Twitter имеют миллионы пользователей в день. Социальные сети меняются быстрее, чем другие форматы СМИ. В то время как люди из самых разных возрастных групп используют такие сайты, как Facebook, Twitter и YouTube, другие сайты, такие как Snapchat и Yik Yak, больше нравятся пользователям младшего возраста. Платформы также выполняют различные функции. Tumblr и Reddit способствуют дискуссиям, основанным на темах и противоречивым, в то время как Instagram в основном социальный. Растущее число этих сайтов также позволяет пользователям оставлять комментарии анонимно, что приводит к увеличению количества угроз и злоупотреблений.Сайт 4chan, например, был связан со стрельбой в 2015 году в общественном колледже штата Орегон.

Рисунок 2. В 1983 г. пятьдесят компаний владели 90% американских СМИ. К 2012 году всего шесть конгломератов контролировали такой же процент американских СМИ.

Независимо от того, откуда мы получаем информацию, различные средства массовой информации, доступные сегодня, по сравнению с тем, что было несколько лет назад, значительно облегчают участие каждого. Вопрос в том, кто контролирует средства массовой информации, на которые мы полагаемся? Большинство СМИ контролируются ограниченным числом конгломератов.Конгломерат — это корпорация, состоящая из ряда компаний, организаций и медиа-сетей. В 1980-е годы более пятидесяти компаний владели большей частью теле- и радиостанций и сетей. К 2011 году шесть конгломератов контролировали большую часть вещательных СМИ в Соединенных Штатах: CBS Corporation, Comcast, Time Warner, 21st Century Fox (ранее News Corporation), Viacom и The Walt Disney Company. После завершения слияния Disney и Fox в марте 2019 года это число сократится до пяти.Компания Уолта Диснея, например, владеет телеканалами ABC, ESPN, A&E и Lifetime в дополнение к каналу Disney. Viacom владеет BET, Comedy Central, MTV, Nickelodeon и Vh2. Time Warner владеет, среди прочего, Cartoon Network, CNN, HBO и TNT. В то время как каждая из этих сетей имеет свои собственные программы, в конце концов, конгломерат может создать политику, влияющую на все станции и программы, находящиеся под его контролем.

Конгломераты могут создать монополию на информацию, контролируя сектор рынка.Когда медиа-конгломерат имеет политику или ограничения, они будут применяться ко всем станциям или каналам, находящимся в его собственности, что потенциально ограничивает информацию, которую получают граждане. Конгломератная собственность также создает обстоятельства, при которых может иметь место цензура. iHeartMedia (ранее Clear Channel Media) владеет музыкой, радио и рекламными щитами на всей территории Соединенных Штатов, а в 2010 году компания отказалась размещать несколько рекламных щитов для фестиваля St. Pete Pride Festival и Promenade в Санкт-Петербурге, Флорида. Организаторы фестиваля заявили, что содержание двух рекламных роликов, изображение однополых пар, находящихся в тесном контакте друг с другом, стало причиной того, что реклама не была показана.Поскольку iHeartMedia владеет большей частью рекламных щитов в этом районе, это ограничение создавало проблемы для фестиваля и снижало осведомленность о мероприятии. Руководители фестиваля расценили отказ как цензуру.

Газеты тоже испытали модель концентрированной собственности. Компания Gannett, владеющая также телевизионными СМИ, контролирует большое количество газет и новостных журналов. Многие из них были приобретены незаметно, без публичного уведомления или обсуждения. Приобретение Gannett в 2013 году издательского гиганта A.Однако корпорация H. Belo вызвала некоторое беспокойство и освещение в новостях. Продажа позволила бы Ганнетту владеть филиалами NBC и CBS в Сент-Луисе, штат Миссури, что дало бы ему контроль над тарифами на программы и рекламу для двух конкурирующих станций. Министерство юстиции США потребовало от Ганнетта продать станцию, принадлежащую Бело, чтобы обеспечить рыночную конкуренцию и совместное владение в Сент-Луисе.

ССЫЛКА НА ОБУЧЕНИЕ

Если вас беспокоит отсутствие разнообразия в средствах массовой информации и доминирование на рынке медиаконгломератов, некоммерческая организация Free Press отслеживает и поощряет открытое общение.

Эти изменения в формате и собственности СМИ поднимают вопрос о том, продолжают ли СМИ действовать как независимый источник информации. Возможно ли, что корпорации и руководители теперь контролируют поток информации, делая прибыль более важной, чем беспристрастное предоставление информации? Реальность такова, что средства массовой информации, будь то газета, телевидение, радио или Интернет, являются бизнесом. У них есть расходы, и они должны получать доходы. Но в то же время мы ожидаем, что средства массовой информации будут развлекать, информировать и предупреждать нас беспристрастно.Они должны предоставлять некоторые общественные услуги, соблюдая при этом законы и правила. Согласование этих целей не всегда возможно.

Средства массовой информации существуют для выполнения ряда функций. Независимо от того, является ли средство массовой информации газетой, радио или телевизионным выпуском новостей, закулисная корпорация должна приносить доход и оплачивать стоимость продукта. Доход поступает от рекламы и спонсоров, таких как McDonald’s, Ford Motor Company и других крупных корпораций. Но корпорации не будут платить за рекламу, если нет ни зрителей, ни читателей.Таким образом, все программы и публикации должны развлекать, информировать или заинтересовывать публику и поддерживать постоянный поток потребителей. В конце концов, выживает то, что привлекает зрителей и рекламодателей.

СМИ также являются сторожевыми псами общества и государственных чиновников. Некоторые называют средства массовой информации четвертой властью , причем ветви власти являются первыми тремя сословиями, а средства массовой информации в равной степени участвуют в качестве четвертого. Эта роль помогает поддерживать демократию и обеспечивает подотчетность правительства за свои действия, даже если какая-либо ветвь власти не хочет открываться для общественного контроля.Как бы социологи ни хотели, чтобы граждане были информированы и участвовали в политике и событиях, реальность такова, что это не так. Так что СМИ, особенно журналисты, следят за происходящим и бьют тревогу, когда общественность должна обратить внимание.

Средства массовой информации также участвуют в установлении повестки дня , то есть в процессе выбора вопросов или тем, заслуживающих публичного обсуждения. Например, в начале 1980-х голод в Эфиопии привлек внимание всего мира, что привело к увеличению благотворительных пожертвований в страну.Однако голод продолжался задолго до того, как о нем узнали западные СМИ. Даже после обнаружения потребовалась видеозапись, чтобы привлечь внимание населения Великобритании и США и начать поступление помощи. Сегодня многочисленные примеры определения повестки дня показывают, насколько важны средства массовой информации в попытке предотвратить новые чрезвычайные ситуации или гуманитарные кризисы. Весной 2015 года, когда Доминикана готовилась к изгнанию гаитян и незарегистрированных (или не имеющих документов) жителей, майор У.Новостные агентства S. хранили молчание. Однако после того, как эта история была несколько раз освещена Al Jazeera, государственной вещательной компанией, базирующейся в Катаре, ABC, New York Times и другими сетевыми изданиями. С широким охватом сети появилось общественное давление на правительство США, чтобы оно действовало от имени гаитян.

ИНСАЙДЕРСКАЯ ВЗГЛЯД

Кристиан Аманпур в программе «Что должно быть в новостях?»

СМИ – это наша связь с миром.Некоторые события слишком велики, чтобы их игнорировать, однако другие события, такие как разрушение ближневосточных памятников или бедственное положение иностранных беженцев, происходят достаточно далеко от наших берегов, поэтому часто остаются незамеченными. То, что мы видим, тщательно отобрано, но кто решает, какими должны быть новости?

Рисунок 3. Кристиан Аманпур принимает награду Ассоциации международного вещания «Персона года» 4 ноября 2015 г. (кредит: AIB (Ассоциация международного вещания))

Как главный международный корреспондент CNN, Кристиан Аманпур лицо, принимающее решения в СМИ. На протяжении многих лет Аманпур освещал события по всему миру, от войн до геноцида. В интервью Опре Уинфри Аманпур объясняет, что ее долг и долг других журналистов — изменить мир к лучшему. Для этого «мы должны обучать людей и ответственно использовать средства массовой информации». Журналисты не могут пассивно сидеть и ждать, пока их найдут истории. «Слова имеют последствия: истории, которые мы решаем делать, и истории, которые мы решаем не делать… . . все имеет значение».

Как отмечает Аманпур, журналисты часто находятся «на острие реформ», поэтому, если они не смогут пролить свет на события, результаты могут быть трагическими.Одним из ее самых больших сожалений было то, что она не освещала геноцид в Руанде в 1994 году, унесший почти миллион жизней. Она сказала, что СМИ проигнорировали это событие в пользу освещения демократических выборов в Южной Африке и войны в Боснии, и в конечном итоге она считает, что СМИ подвели людей. «Если мы не будем уважать нашу профессию и увидим, как она рассыпается в царство тривиальности и сенсационности, мы потеряем свое положение», — сказала она. «Это не пойдет на пользу демократии. Процветающее общество должно иметь процветающую прессу.

Это чувство ответственности распространяется и на моральные темы, такие как геноцид. Аманпур считает, что не должно быть равного времени для всех сторон. «Я не просто стенографистка или человек с мегафоном; когда я сообщаю, я должен делать это в контексте, чтобы осознавать моральную головоломку. . . . Я должен уметь провести черту между жертвой и агрессором».

Аманпур также считает, что средства массовой информации должны освещать больше. При наличии полной предыстории и подробностей событий общество обращает внимание на новости.«У отдельных американцев была невероятная реакция на цунами [в Индийском океане 2004 года] — намного быстрее, чем реакция их правительства», — сказала она. «Американцы — очень нравственные и сострадательные люди, которые верят в возможность протянуть руку помощи, особенно когда они получают полные факты вместо одноминутных роликов». Если новости выполняют свою ответственность, как она это видит, мир может проявить свое сочувствие и помочь продвигать свободу.

Почему Аманпур считает, что пресса обязана сообщать обо всем, что они видят? Существуют ли ситуации, в которых допустимо проявлять пристрастность при сообщении новостей? Почему или почему нет?

Рис. 4. На собраниях местного самоуправления, таких как это собрание городского совета Индепенденса в Миссури, редко бывает больше, чем оводы и журналисты. (Источник: «MoBikeFed»/Flickr)

До Интернета традиционные СМИ определяли, станут ли гражданские фотографии или видеоматериалы «новостями». В 1991 году видеокамера частного лица показала, как четверо полицейских избивают афроамериканского автомобилиста по имени Родни Кинг в Лос-Анджелесе. После появления на местном независимом телеканале KTLA-TV, а затем в национальных новостях, это событие положило начало общенациональной дискуссии о жестокости полиции и вызвало беспорядки в Лос-Анджелесе.Однако власть традиционных СМИ по установлению повестки дня начала присваиваться социальными сетями и смартфонами. Tumbler, Facebook, YouTube и другие интернет-сайты позволяют свидетелям мгновенно загружать изображения и отчеты о событиях и пересылать ссылку друзьям. Некоторые загрузки становятся вирусными и привлекают внимание основных СМИ, но крупные сетевые выпуски новостей и крупные газеты по-прежнему более сильны в инициировании или изменении дискуссии.

Средства массовой информации также способствуют общественному благу, предлагая платформу для общественных дебатов и повышая осведомленность граждан.Сетевые новости информируют электорат о национальных проблемах, выборах и международных новостях. New York Times , Los Angeles Times , NBC Nightly News и другие издания гарантируют, что избиратели могут легко узнать, какие проблемы затрагивают нацию. Терроризм на подъеме? Доллар слабеет? Сетевые новости ведут общенациональные дебаты во время президентских выборов, транслируют основные президентские обращения и берут интервью у политических лидеров во время кризиса. Кабельные новостные сети теперь также освещают все эти темы.

Местные новости имеют большую работу, несмотря на небольшой бюджет и меньше ресурсов. Местное самоуправление и местная экономическая политика оказывают сильное и непосредственное влияние на граждан. Планирует ли городское правительство изменить ставку налога на недвижимость? Изменит ли школьный округ порядок проведения тестов Common Core? Когда и где будет проходить следующее собрание мэрии или общественный форум? Местные и социальные сети предоставляют форум для протеста и обсуждения вопросов, важных для сообщества.

ССЫЛКА НА ОБУЧЕНИЕ

Хотите моментальный снимок местных и государственных политических и политических новостей? Журнал Governing следит за тем, что происходит в каждом штате, предлагая статьи и анализ событий, происходящих по всей стране.

В то время как журналисты, освещающие новости, пытаются представить информацию непредвзято, иногда общественность интересуется мнением и анализом сложных вопросов, которые по-разному затрагивают разные группы населения, таких как реформа здравоохранения и Закон о доступном медицинском обслуживании. Этот тип освещения может быть в форме редакционных статей, комментариев, колонок Op-Ed и блогов. Эти форумы позволяют редакции и информированным обозревателям выражать личное мнение и пытаться убеждать. Если общественность доверяет авторам мнений, они имеют влияние.

У Уолтера Кронкайта, репортажа из Вьетнама, были верные последователи. В передаче после Тетского наступления в 1968 году Кронкайт выразил обеспокоенность тем, что Соединенные Штаты увязли в конфликте, который закончится тупиком. Его освещение было основано на мнении после просмотра войны с земли. Хотя число людей, поддерживающих войну, к этому времени сократилось, комментарий Кронкайта поддержал оппозицию. Как и редакционные статьи, комментарии содержат мнения и часто пишутся специалистами в какой-либо области.Ларри Сабато, известный профессор политологии в Университете Вирджинии, время от времени пишет свои мысли для New York Times . Эти произведения основаны на его опыте в политике и выборах. Блоги предлагают более персонализированное освещение, затрагивая конкретные проблемы и точки зрения для ограниченной группы читателей. Блог Нейта Сильвера, FiveThirtyEight , посвящен выборам и политике.

ОБЗОР ГЛАВЫ

См. Главу 8.1 Обзор для резюме этого раздела, ключевого словаря и некоторых контрольных вопросов для проверки ваших знаний.

Отрывок из книги Эзры Кляйна «Почему мы поляризованы»: роль СМИ

Ниже приводится отрывок из новой книги Эзры Кляйна « Почему мы поляризуемы », опубликованной Simon & Schuster и доступной 28 января.

Мы много говорим о разделении на левых и правых в политических СМИ. Но мы недостаточно говорим о более фундаментальном разделении, которое ему предшествует и в некотором роде его вызывает: о разделении заинтересованного/незаинтересованного.

В «Все новости, которые можно продать» экономист Джеймс Гамильтон пишет: «Новости исходят не от отдельных лиц, стремящихся улучшить функционирование демократии, а от читателей, ищущих развлечений, репортеров, стремящихся к карьере, и владельцев, ищущих прибыли. «Это немного более цинично, чем я мог бы быть — многие из нас действительно хотят улучшить функционирование демократии — но как описание общей экономической системы, окружающей нашу работу, это полезно. Вы не можете понять новости, не понимая финансовые и зрительские силы, которые формируют их. Первое, что нужно принять во внимание, это то, что эти силы изменились, и сильно изменились за последние десятилетия.

Подумайте, какие варианты были доступны нетерпеливым потребителям политических новостей в 1995 году. У них могли быть одна-две газеты в родном городе, горстка радиостанций, три ночных выпуска новостей, только что запущенный CNN и, если они были действительно хардкорщиками, пара подписки на журналы.

Перенесемся на десятилетие вперед. Те же самые потребители могли запустить Internet Explorer и читать почти любую газету в стране — и большинство крупнейших газет мира — онлайн. Что касается политического мнения, у них было головокружительное количество журналов, любая страница с комментариями, которую они выбирали, и, внезапно, бессчетное количество блогов. На телевидении к CNN присоединились Fox News и MSNBC. На радио спутники начали переполнять эфир политическими комментариями. В карманах запуск iPod положил начало эпохе подкастинга.И количество доступной политической информации с тех пор только увеличилось. Никогда в истории человечества не было возможности быть настолько политически информированным.

Президент Трамп беседует с журналистами в ноябре 2019 года. Чип Сомодевилла/Getty Images

В большинстве моделей демократической политики ограничивающим фактором является информация. У избирателей нет времени или энергии, чтобы читать толстые тома политической теории и быть в курсе каждого акта Конгресса, поэтому они зависят от политических профессионалов — выборных должностных лиц, организаторов избирательных кампаний, партийных работников, лоббистов, ученых мужей, — которые делать.То, что вытекает из этой модели, мучительно: если информация перестанет быть дефицитной, если она станет свободно и легкодоступной для всех, фундаментальная проблема, поражающая демократические системы, будет решена.

За прошедшее десятилетие мечты демократических теоретиков во всем мире действительно сбылись. Интернет сделал информацию изобилующей. Рост онлайн-новостей дал американцам доступ к большему количеству информации — значительно большему количеству информации, на порядки больше информации — чем когда-либо прежде.И все же опросы показали, что в среднем мы не были более политически информированы. Мы также больше не были вовлечены: участие избирателей не продемонстрировало повышения демократизации политической информации. Почему?

Как выбор меняет носитель

В начале нулевых политолог из Принстона Маркус Прайор решил разгадать этот очевидный парадокс. То, как он решил проблему, в ретроспективе очевидно.

Да, кабельных новостных каналов было больше, но их затмевали каналы, которые не интересовались новостями вообще, — каналы, которые давали круглосуточную кулинарию, ремонт дома, путешествия, комедии, мультфильмы, технику, классику фильмы.Ключевым фактором сейчас, утверждал Прайор, был не доступ к политической информации, а интерес.

Да, вы можете прочитать политические статьи любой газеты или журнала страны в Интернете, но вы также можете прочитать гораздо больше неполитических статей. Взрыв в политических СМИ был более чем сопоставим с взрывом в СМИ, освещающих музыку, телевидение, диеты, здоровье, видеоигры, скалолазание, духовность, расставания знаменитостей, спорт, садоводство, фотографии кошек, генеалогические записи — в общем, все.

Ключевым фактором сейчас, утверждал Прайор, был не доступ к политической информации, а интерес к политической информации. Он высказал свою точку зрения, сравнив его с телевидением. Как и Интернет, телевидение увеличило количество информации, доступной людям, и распространилось со скоростью лесного пожара. Но, в отличие от Интернета, телевидение, по крайней мере в первые годы своего существования, не предлагало большого выбора. У вас может быть телевизор, потому что вы отказывались пропустить Я люблю Люси , но если вы включали телевизор вечером, вы все равно просматривали новости. Точно так же вы могли подписаться на спортивную страницу в газете, но это означало просмотр политических материалов на А1. Политика была связана со всем остальным, и даже незаинтересованные люди были вынуждены потреблять политические новости.

Член палаты представителей Ильхан Омар (D-MN) отвечает на вопросы журналистов в сентябре 2019 года. Win McNamee/Getty Images

Цифровая революция открыла доступ к невообразимо широкому спектру информации, но, что не менее важно, она предоставила доступ к невообразимо большему выбору.И этот взрыв выбора расширил это разделение между заинтересованными и незаинтересованными. Большой выбор позволяет преданным узнать больше, а незаинтересованным знать меньше.

Чтобы проверить это, Прайор опросила более 2300 человек об их предпочтениях в отношении контента и их политических знаниях. И поскольку он проводил этот опрос в 2002 и 2003 годах, в ранние годы Интернета и еще достаточно рано для кабельного телевидения, он смог опросить людей, у которых был доступ в Интернет, тех, у кого был кабельный доступ, тех, у кого было и то, и другое, и тех, кто не было ни того, ни другого.

Контентные предпочтения — то есть, насколько люди хотели потреблять политическую информацию по сравнению с тем, сколько они хотели потреблять другие виды развлечений — мало повлияли на знания тех, у кого не было кабеля и доступа в Интернет. Даже если вам нужно было больше политической информации, у вас не было к ней легкого доступа, поэтому интерес не трансформировался в информацию.

Цифровая информационная революция предложила не просто больше информации, но и больший выбор информации

Но среди тех, у кого есть доступ к кабельному телевидению и Интернету, разница в политических знаниях между теми, кто проявляет наибольший и наименьший интерес к кабельным новостям, составляет 27 процентов.Это затмило разницу в политических знаниях между людьми с самым высоким и самым низким уровнем образования. «В среде с большим выбором предпочтения людей в отношении контента становятся лучшими предикторами политической образованности, чем даже их уровень образования», — пишет Прайор.

Прайор проводил это исследование в начале 2000-х, до Facebook и Twitter, до мобильного интернета и алгоритмов YouTube, до поворота MSNBC влево, до BuzzFeed и HuffPost, до Breitbart и альтернативных правых, до Vox.С тех пор Интернет стал намного лучше узнавать то, что мы хотим, и давать нам больше этого. С тех пор конкуренция за аудиторию и угроза журналистским бизнес-моделям стали намного острее. И все это изменило как то, как создаются политические новости, так и то, как они потребляются.

Политические СМИ для политически настроенных

В эпоху выбора политическая журналистика — это бизнес, который обслуживает людей, интересующихся политическими новостями, и пытается создать больше людей, заинтересованных в политических новостях.А интересоваться политикой для большинства людей значит выбирать сторону. Как могло быть иначе? Различия между партиями и их коалициями глубоки. Они идеологические, географические, демографические, темпераментные. Выиграет ваша сторона или проиграет, это буквально вопрос жизни и смерти — возможно, не для вас, но, учитывая ставки на медицинское страхование и внешнюю политику, определенно для кого-то.

В сегодняшней медиа-сфере, где бурный выбор сделал возможным получение политических СМИ, которые вам действительно нужны, это выражается в поляризованных СМИ, связанных с политической идентичностью, конфликтами и знаменитостями.Иными словами, это выражается в журналистике и комментариях, которые более непосредственно касаются вопроса о том, почему ваша сторона должна победить, а другая сторона должна проиграть.

Я много писал такого рода журналистики. Я освещаю политику, потому что я думаю, что политика важна, то есть потому, что я думаю, что важно, кто выигрывает, а кто проигрывает в политической борьбе. И, очевидно, мои взгляды на эти вопросы рациональны, рассудительны, бескорыстны и объективно правильны. Проблема в том, что многие другие люди тоже занимаются такой работой, и некоторые из них приходят к иным выводам, чем я.

Но вместо того, чтобы спорить о том, кто прав, я хочу сделать шаг назад и посмотреть, как система политических СМИ, все более организуемая вокруг этой оси, углубляет политическую идентичность, усиливает поляризацию и повышает политические ставки.

Сторонник Трампа на предвыборном митинге в Форт-Уэйне, штат Индиана, в ноябре 2018 года. Аарон П. Бернштейн/Getty Images

Самый простой показатель для оценки политической журналистики — дает ли она тем, кто ее следит, более точное понимание американской политики.В качестве одного тревожного окна в этот вопрос рассмотрим увлекательное исследование, опубликованное Дугласом Алером и Гауравом Судом в 2018 году.

В нем Алер ​​и Суд провели опрос, в котором просили людей «оценить процент чернокожих демократов, атеистов или агностиков, членов профсоюзов, а также геев, лесбиянок или бисексуалов, а также процент республиканцев-евангелистов в возрасте 65 лет и старше». , Southern, и зарабатывать более 250 000 долларов в год». Другими словами, они спрашивали, насколько люди считают, что состав партий соответствует карикатурам на партии.

Неправильное восприятие было особенно высоким, когда людей просили описать другую сторону. Демократы считали, что 44 процента республиканцев зарабатывают более 250 000 долларов в год; это на самом деле 2 процента. Республиканцы считали, что 38 процентов демократов были геями, лесбиянками или бисексуалами; правильный ответ около 6 процентов. Демократы считали, что более четырех из десяти республиканцев — пожилые люди; по правде говоря, пожилые люди составляют около 20 процентов Республиканской партии. Республиканцы считали, что 46 процентов демократов — чернокожие, а 44 процента принадлежат к профсоюзу; на самом деле около 24 процентов демократов являются черными и менее 11 процентов принадлежат к профсоюзу.

Вот в чем прикол: как видно из приведенных ниже диаграмм, чем больше людей из политических СМИ потребляли, тем больше они в целом ошибались в отношении другой партии. Это убийственный результат: чем больше политических СМИ вы поглощаете, тем более искаженным становится ваше представление о другой стороне.

Чем больше политической информации вы потребляете, тем больше вы неправильно воспринимаете другую сторону. «Вечеринки в наших головах», Алер ​​и Суд, 2018 г.

Старая строчка в местных репортажах гласила: «Если кровоточит, значит ведет.Для политических репортажей действует принцип «Если возмущает, то ведет». И возмущение глубоко связано с идентичностью — мы возмущены, когда члены других групп угрожают нашей группе и нарушают наши ценности. Как таковые, поляризованные СМИ не подчеркивают общие черты, они превращают различия в оружие; он не фокусируется на лучшем другой стороны, он угрожает вам худшим.

Как следует из последнего абзаца, я собираюсь ступить на опасную территорию, поэтому позвольте мне сказать прямо: я не утверждаю моральную эквивалентность, и в книге, из которой взята эта статья, я могу сказать гораздо больше о пути и причины, по которым левые и правые, включая их медийные сферы, разошлись.

Но практически все в политических СМИ борются за внимание и лояльность аудитории среди какофонии вариантов. Мы все принимаем разные решения о том, как конкурировать за эту аудиторию, но поскольку мы все пытаемся привлечь других людей, в нашем подходе есть определенное сходство.

Почему СМИ, ориентированные на аудиторию, являются идентитарными СМИ

Исторически сложилось так, что у аудитории не только было меньше выбора в том, какие средства массовой информации потреблять, но и у средств массовой информации было мало информации об аудитории.В сетях были рейтинги. Газеты имели продление подписки. Все получили письма. Но это было все.

Раньше я регулярно выступал в качестве гостя в кабельных новостях. Эмоциональный ритм этого рабочего дня достиг пика в 16:00, когда вышли цифры Нильсена, и все остановились, чтобы сравнить результаты своего шоу с конкурентами. Если вы победите своих конкурентов, вы можете быть спокойны. Если вы этого не сделали, вам нужно было беспокоиться. И если вы проигрывали несколько раз подряд, вам начинали звонить сверху. Возможно, ваши программы должны быть ближе к новостям дня.Возможно, вам нужно было более короткое вступление или более длинное вступление, или больше гостей, или больше жары.

Кабельные новости — это журналистика, но это также и бизнес. Крис Хейс, ведущий выпуск новостей MSNBC в 20:00 и являющийся одним из самых вдумчивых и граждански настроенных журналистов в отрасли, сослался на шутку Уилла Феррелла от Телеведущий 2 в своем подкасте: «Что, если вместо того, чтобы рассказывать людям то, что они нужно знать, мы говорим им то, что они хотят, чтобы знал?» То есть, говорит он, «история создания кабельных новостей.

Слева направо: MSNBC State of the Union принимает Брайана Уильямса, Рэйчел Мэддоу, Николь Уоллес и Криса Хейса в феврале 2019 года. Роб Ким/NBCUniversal через Getty Images

«На каком-то уровне, — продолжил он, — мы свадебные ди-джеи. И работа свадебного ди-джея состоит в том, чтобы поднять вас на пол». Дело не в том, что это не оставляет места для серьезной журналистики. Как говорит Хейс, есть хорошие свадебные диджеи и плохие свадебные диджеи, и работа ведущего кабельных новостей заключается в том, чтобы убедиться, что вы один из хороших. Но это бизнес-контекст, в котором принимаются решения о кабельных новостях.

Затем последовал рост цифровой аналитики в реальном времени. Каждый цифровой отдел новостей в стране, включая Vox, подписан на тот или иной сервис, который отслеживает трафик в игровом, постоянно обновляемом интерфейсе. Самым влиятельным из них является Chartbeat, который показывает вам каждую статью на вашем сайте, указывает количество людей, просматривающих каждую статью в любую секунду, и окрашивает точки, представляющие этих людей, чтобы сообщить вам, как они нашли статью.Зеленые точки означают, что вас нашли через поисковик. Фиолетовые точки означают, что они пришли из социальной сети, обычно Facebook, Twitter или Reddit. Чистое удовольствие наблюдать за отображением статьи, над которой вы усердно работали, заполненной точками.

Но мы не просто хотим, чтобы люди читали нашу работу. Мы хотим, чтобы люди распространяли нашу работу — чтобы они были настолько тронуты тем, что мы написали или сказали, что вошли в Facebook и поделились этим со своими друзьями или зашли на Reddit и попытались рассказать об этом миру. Вот как вы заставляете эти точки умножаться.Но люди не разделяют тихие голоса. Они разделяют громкие голоса. Они делятся работой, которая их вдохновляет, которая помогает им выразить своим друзьям, кто они и что они чувствуют. Социальные платформы предназначены для курирования и выражения публичной идентичности. Они говорят: «Я человек, который заботится об этом, любит это и ненавидит это другое». Они сигнализируют о группах, к которым вы принадлежите, и, что не менее важно, о группах, к которым вы не принадлежите.

Секрет BuzzFeed: идентичность = виральность

Подъем BuzzFeed превратил этот подтекст в текст.Его соучредитель и генеральный директор Джона Перетти изначально создал BuzzFeed на стороне, чтобы экспериментировать с тем, как вирусный контент распространяется в Интернете. Ответ вскоре стал ясен: идентичность — это рогатка.

«Классический ранний пост BuzzFeed , а также более позднее видео, назывались «13 борений, которые все левши знают, чтобы быть правдой», — говорит мне Перетти. «Другой ранней классикой были «Признаки того, что вас воспитывали родители-иммигранты». Это расовая идентичность, но также и идентичность иммигрантов.

Есть так много других. Одна из самых популярных серий BuzzFeed — «X вещей, которые поймет только Y». Поиск в Google по этим ключевым словам выдает такие статьи, как «14 вещей, которые поймут только тревожные люди», «19 вещей, которые поймут только люди с фибромиалгией», «53 вещи, которые могут понять только девушки 80-х», «30 вещей, которые каждый, кто ходил в колледж». Поймет», «27 трудностей, которые вы поймете, только если родитесь до 1995 года», «38 вещей, которые может знать только тот, кто был разведчиком», «19 комиксов, которые поймут только полуночники», «19 вещей, которые вы поймете только Поймите, если бы у вас были строгие родители», «18 фотографий, которые поймут только люди, у которых были брекеты.

Бен Смит, Джона Перетти и Джон Стейнберг (слева направо) в офисе BuzzFeed в Лос-Анджелесе в 2013 году. При запуске BuzzFeed описывалась как медиакомпания для социальной эпохи, сочетающая в себе последние новости, развлечения и контент, которым можно поделиться. Гэри Фридман / Los Angeles Times через Getty Images

Это носитель информации в чистом виде. В публикации статьи о скаутах говорится, что вы были скаутом, и вы были достаточно серьезным скаутом, чтобы понимать значения и опыт, которые были только у скаутов.Разместить эту статью на Facebook — значит заявить о том, кто вы, кто ваша группа и, что не менее важно, кто исключен.

В политических СМИ идентичность подтверждается и активизируется чуть более косвенными заголовками. Но основная динамика та же: этот общественный деятель, которого вы и все в вашей группе ненавидите, сказал что-то ужасное. Этот опрос показал, что вы и ваша группа выиграете или, что еще лучше, что ваша чужая группа проиграет. Эта резкая колонка объясняет, почему вы во всем правы, а ваши оппоненты ошибаются.

Идентичности податливы. Их можно активировать или оставить бездействующими, усилить или ослабить, создать или оставить в пустоте. Поток контента, ориентированного на идентичность, углубляет идентичности, которые он постоянно вызывает, подтверждает или угрожает.

Многие из нас, кто писал о политике в Интернете до появления социальных сетей, сожалеют о том, что что-то было потеряно, что пространство, которое когда-то казалось свежим и продуктивным, теперь кажется ядовитым и узким. В своей книге Trick Mirror Джиа Толентино описывает то, что мне кажется правильным, а именно то, что социальные сети изменили «организующий принцип» онлайн-дискурса:

Ранний Интернет был построен на принципах близости и открытости.Но когда Интернет перешел к организующему принципу оппозиции, многое из того, что раньше было удивительным, полезным и любопытным, стало утомительным, вредным и мрачным.

Этот сдвиг частично отражает основы социальной физики. Иметь общего врага — это быстрый способ завести друга — мы учимся этому еще в начальной школе — и в политическом плане гораздо проще организовать людей против чего-то, чем объединить их в позитивном видении. А в экономике внимания конфликт всегда заставляет смотреть больше людей.

Когда я начал заниматься журналистикой, художественным термином для произведений, наполненных перспективой, было «журналистика мнений». Суть работы заключалась в том, чтобы передать мнение. В настоящее время, я думаю, многое из этого ближе к «журналистике идентичности» — эффект работы, учитывая социальные каналы, через которые она потребляется, заключается в укреплении идентичности.

Но однажды принятую личность изменить труднее, чем мнение. Идентичность, которая привязывает вас к сообществу, о котором вы заботитесь, дорого и болезненно расстаться, и разум пойдет на многое, чтобы не расстаться с ней.Таким образом, чем больше люди в средствах массовой информации видят то, что побуждает их думать о себе как о части группы, и чем больше они публично провозглашают — через обмен информацией, лайки, подписки и подписки — что они являются частью группы, тем глубже корни идентичности и более устойчивыми к изменениям становятся лежащие в основе взгляды.

Чтение с другой стороны не меняет нашего мнения

Многие люди обеспокоены тем, что современные средства массовой информации создают поляризацию, запирая нас в эхо-камерах. Мы загнали себя в кокон, слушая информацию, которая только говорит нам, насколько мы правы, и это делает нас более экстремальными.

В этой истории заложена оптимистическая теория: если бы мы только пересекли информационный проход, наша вражда и поляризация утихли бы.

Начиная с октября 2017 года группа политологов и социологов решила проверить эту теорию. В крупнейшем проведенном исследовании такого рода они заплатили 1220 постоянным пользователям Twitter, которые идентифицировали себя как демократы или республиканцы, чтобы они следили за ботом, ретвитящим избранных должностных лиц, деятелей СМИ и лидеров общественного мнения с другой стороны.Участники регулярно принимали участие в опросах, в которых спрашивали об их взглядах на 10 вопросов, начиная от иммиграции и государственных отходов и заканчивая прибылью корпораций и признанием ЛГБТК.

Результатом месячного общения с популярными, авторитетными голосами с другой стороны прохода стало то, что респонденты стали более, а не менее поляризованными. «Мы обнаружили, что республиканцы, которые следовали за либеральным ботом в Твиттере, стали значительно более консервативными после лечения», — пишут авторы. «Демократы продемонстрировали небольшой рост либеральных настроений после того, как последовали за консервативным ботом в Твиттере, хотя эти эффекты не являются статистически значимыми.

Активисты в Нью-Йорке координировали «умирание» перед Fox News, чтобы привлечь внимание к распространяемой сетью дезинформации о климатическом кризисе в октябре 2019 года. Karla Ann Cote/NurPhoto via Getty Images

Разница между ответами демократов и республиканцев интересна и заслуживает дальнейшего изучения. Но главный вывод заключается в том, что ни одна из групп не отреагировала на разоблачение другой стороны, смягчив свои собственные взгляды. В обоих случаях выслушивание противоположных мнений привело сторонников не только к более глубокой уверенности в правоте своего дела, но и к более поляризованным политическим позициям — республиканцы стали более консервативными, чем более либеральными, а демократы, если вообще что-то произошло, стали более либеральными. а не более консервативно.

Я поговорил с Кристофером Бейлом, одним из авторов исследования и главой Лаборатории поляризации Университета Дьюка. «Долгое время люди предполагали, что ознакомление людей с противоположными взглядами создает возможность для умеренности», — сказал он мне.«Если бы я мог смиренно заявить, что понял одну вещь, так это то, что это не простой процесс. Если Twitter изменит свои алгоритмы, чтобы помещать одного республиканца на каждые девять демократов в вашей ленте Twitter, это не повысит модерацию».

Имеются данные о том, что структурирование позитивных совместных взаимодействий может способствовать пониманию. Но очень мало как в политических СМИ, так и в социальных сетях предназначено для позитивного взаимодействия с другой стороной. Большинство политических СМИ даже не предназначены для убеждения.По всем причинам, которые мы обсуждали, большая часть самоуверенных политических СМИ пишется для стороны, которая уже согласна с автором, и большинство партийно избранных должностных лиц пишут твиты своим сторонникам, которые следуют за ними и собирают для них средства, а не их критики, которые этого не делают.

Когда мы говорим о политических СМИ, мы склонны проводить четкую грань между политической элитой, создающей СМИ, и аудиторией, которая их потребляет. Но это ошибка. Никто не потребляет больше политических и политизированных СМИ, чем политические элиты.Это одна из причин, по которой политические СМИ оказывают огромное влияние на политику, даже несмотря на то, что регулярно их потребляет лишь небольшая часть населения страны.

Политики все больше увлекаются Твиттером, и президент является лишь самым ярким примером. Fox News подтолкнул Республиканскую партию к ряду закрытий правительства, и большая часть самой оскорбительной риторики Трампа идет по прямому конвейеру от консервативных СМИ, подкармливающих его заговорами, которые он трансформирует в президентские прокламации.

Шон Хэннити из Fox News представляет Трампа во время митинга на мысе Жирардо, штат Монтана, в ноябре 2018 года. Кэролин Кастер/AP

Действительно, усилия по импичменту Трампа, предпринятые демократами Палаты представителей, проистекают из того, что Трамп поверил ряду заговоров против Байдена, продвигаемых главным редактором Breitbart Питером Швейцером и активно продвигаемых на Fox News. Большинство американцев никогда не слышали о Хантере Байдене, не говоря уже о расплывчатых намеках на украинскую прокуратуру.Но президент был настолько убежден, что приложил все усилия своей администрации к расследованию, положив начало цепи событий, изменивших политическую историю Америки и еще больше поляризовавших страну.

Политикой в ​​первую очередь управляют люди, которые уделяют больше всего внимания и обладают наибольшей властью — и эти люди выбирают чрезвычайно политизированные СМИ. Затем они создают политическую систему, которую они воспринимают.

Журналисты вряд ли застрахованы от этих сил.Мы становимся более поляризованными и еще более поляризованными, когда начинаем проводить время в поляризующей среде. Я видел это на себе и наблюдал на других: когда мы идем на ретвиты или когда наша основная форма обратной связи с аудиторией исходит от крайне пристрастных пользователей социальных сетей, это тонко, но важно искажает наше суждение о новостях. Это меняет то, кого мы освещаем и какие истории преследуем. А когда мы освещаем политику более поляризованным образом, предвосхищая или впитывая вкусы более поляризованной аудитории, мы создаем более поляризованную политическую реальность.

СМИ создают, а не просто отражают

Новости должны быть зеркалом, обращенным к миру, но мир слишком огромен, чтобы поместиться в наше зеркало. Фундаментальная вещь, которую средства массовой информации делают весь день, каждый день, — это решают, что освещать, то есть решают, что заслуживает освещения в печати.

Вот дилемма: решить, что освещать, значит стать создателем новостей, а не зеркалом, подставленным перед новостями. Это делает журналистов актерами, а не наблюдателями. Она уничтожает наше фундаментальное представление о самих себе.И все же это самое важное решение, которое мы принимаем. Если мы решим больше освещать электронные письма Хиллари Клинтон, чем ее политические предложения — что мы и сделали, — то мы сделаем ее электронные письма более важными для понимания общественностью ее характера и потенциального президентства, чем ее политические предложения. При этом мы формируем не только новости, но и выборы, а значит, и страну.

Хотя я критически отношусь к конкретному решению, принятому моей отраслью в этом случае, эта проблема неизбежна.Средства массовой информации — не просто политический деятель. Это, пожалуй, самый влиятельный игрок в политике. Это первичный посредник между тем, что делают политики, и тем, что знает общественность. Способ, которым мы пытаемся обойти это, заключается в том, чтобы концептуально передать решения о том, что мы освещаем, на аутсорсинг идее новостной ценности. Если мы просто освещаем то, что заслуживает освещения в печати, то не мы принимаем эти решения — ответственность лежит на нейтральном, внешнем суждении о новостной ценности. Проблема в том, что ни у кого и нигде нет четкого определения новостной ценности, тем более определения, которому они на самом деле следуют.

Спикер палаты представителей Нэнси Пелоси появляется в репортаже NBC о голосовании по импичменту Трампа 18 декабря 2019 года. Роберт Александр/Getty Images

Простой пример — трактовка президентской и предпрезидентской риторики. На каком-то уровне все, что говорит президент или вероятный кандидат в президенты, заслуживает освещения в печати. Тем не менее лишь малая часть того, что говорят кандидаты в президенты или даже президенты, освещается в качестве важных новостей.

Когда президент Обама выступил с речью о производственной политике на сталелитейном заводе в Огайо и когда сенатор Марко Рубио собрал в ратуше обсуждение расходов на высшее образование в Нью-Гэмпшире, они изо всех сил пытались привлечь внимание прессы. Тем временем Трамп регулярно заставляет кабельные сети транслировать свои митинги в прямом эфире, откровенно лгая, распространяя расистские и сексистские оскорбления и вообще ведя себя возмутительно. Стратегия это или интуиция, результат один и тот же: Трамп взломал истинное определение новостной значимости в СМИ, и это позволяет ему контролировать повестку дня.Это было правдой задолго до того, как он стал президентом — возможно, именно поэтому он стал президентом.

В своей книге « Кризис идентичности » политологи Джон Сайдс, Линн Ваврек и Майкл Теслер обнаружили, что «с 1 мая 2015 года по 30 апреля 2016 года медианная доля упоминаний Трампа в кабельных новостях составляла 52 процента». На пост президента баллотировались 17 кандидатов-республиканцев, поэтому Трамп получил более половины всего освещения в СМИ, а остальные 16 кандидатов разделили оставшуюся часть.

Становится хуже. «Трамп получил 78 процентов всего освещения на CNN в период с 24 августа по 4 сентября 2015 года», а к ноябрю 2015 года «Трамп получил больше вечерних новостей в сети — 234 минуты — чем все демократическое поле. Напротив, Тед Круз получил семь минут». Это был выбор СМИ, и не из лучших соображений. В феврале 2016 года, например, председатель CBS сказал о кандидатуре Дональда Трампа и полученных ею рейтингах: «Может быть, это и плохо для Америки, но чертовски хорошо для CBS…. Ужасно говорить, но давай, Дональд. Продолжать идти.»

Сайдс, Ваврек и Теслер утверждают, что на хаотичных и многолюдных предварительных выборах освещение Трампа в СМИ имело решающее значение для легитимации его кампании: «Избиратели-республиканцы не получили четкого сигнала о том, кто является или должен быть лидером. Возникшая в результате неопределенность означала, что этот сигнал должен был прийти откуда-то еще. Эту пустоту заполнило освещение в СМИ». Освещение Трампа также лишило его противников возможности услышать свои сообщения.

Как президент, его бессвязные монологи, которые необычайно оторваны как от строгости фактов, так и от политических решений его администрации, считаются более достойными эфирного времени, чем более осторожные, основанные на фактах и ​​политические прогнозы речи его предшественников.

Трамп появляется во время предвыборного митинга в Милуоки, штат Висконсин, 14 января 2020 года. Сол Леб/AFP через Getty Images

«Ученым-журналистам всегда было известно, что информационная ценность, как ее определяет американская пресса, не является системой, в которой есть какая-либо последовательность, — сказал мне Джей Розен, профессор журналистики в Нью-Йоркском университете.«Это не имеет никакого смысла. Это просто список факторов, которые время от времени объединяются для создания новостей. В этом нет никакой реальной логики, кроме того, что это список вещей, которые могут стать новостью. Преимущество этого в том, что он оставляет редакторам максимальную свободу действий, чтобы сказать: «Это новость» и «Это не новость», и поэтому это новость, если журналист решает, что это новость».

На практике суждения о новостях часто заразительны; ничто не скрывает того факта, что решение принимается так же, как и все остальные. В современную эпоху кратчайший путь к новостям — это виральность в социальных сетях; если люди уже говорят об истории или твите, это почти по определению делает их достойными освещения в печати.

Это может завести страну в странный, сердитый тупик. Я помню, как вернулся из офлайн-каникулов и обнаружил, что все политические СМИ находятся в состоянии войны из-за вирусного видео, в котором ученики католической средней школы Ковингтона в шляпах MAGA преследуют Натана Филлипса, индейского старейшину, играющего на барабане.В оригинальном видео, которое было снято во время акции протеста на Национальной аллее в Вашингтоне, округ Колумбия, подростки, казалось бы, издевались, ухмылялись и делали движения томагавком в сторону Филлипса. Более длинное видео замутило ситуацию, предоставив доказательства того, что подростки заранее подвергались преследованиям со стороны членов маргинальной группы «Черные израильтяне». Достаточно скоро средства массовой информации были полны возражений и возражений, и президент Трамп высказал свое мнение. «Ник Сэндманн и студенты Ковингтона стали символами фейковых новостей и того, насколько зловещими они могут быть», — написал он в Твиттере.

Ник Сандманн и студенты Ковингтона стали символами фейковых новостей и того, насколько зловещими они могут быть. Они привлекли внимание всего мира, и я знаю, что они используют его во благо — может быть, даже для объединения людей. Это началось неприятно, но может закончиться сном!

— Дональд Дж. Трамп (@realDonaldTrump) 22 января 2019 г.

Что поразило, входя в эти дебаты без (не)преимущества присутствия для их первоначальной эскалации, так это то, насколько все были злы на то, что объективно не имело значения.Насколько это было заслуживающим освещения в печати?

Ответ заключался в том, что он доминировал в социальных сетях все выходные, и это сделало его заслуживающим освещения в печати. И почему он доминировал в социальных сетях? Потому что это было идеальное столкновение политических идентичностей: подростки в шляпах MAGA против миролюбивого индейского старейшины, играющего на барабанах. Либеральные новостные агентства настраивают страну против консервативных христианских детей из религиозной школы. Это был наглядный урок того, как социальные медиа отдают предпочтение идентитарным конфликтам, фокусируя средства массовой информации на идентитарных конфликтах, даже когда эти коллизии почти комично неясны.

Это динамика, которую Трамп использует ежедневно. Он использует возмутительность, оскорбительность и признаки идентичности, чтобы захватить долю политического освещения, неизвестную в современную эпоху. Он показал, что в конкурентной медиа-среде — особенно в той, которая реагирует на социальные платформы, — вы можете доминировать в медиа, бросая гранаты в наши самые глубокие социальные разногласия.

Средства массовой информации — это то, как большинство американцев получают информацию о политике и политиках, и если средства массовой информации склоняются или склоняются к определенным политическим историям и фигурам, то политическая система также склоняется в этом направлении.

Лесли и Анна Уайт аплодируют в ожидании президента Трампа на предвыборном митинге в Санрайз, Флорида, 26 ноября 2019 года. Joe Raedle/Getty Images

Трамп — продукт тильта, но он не первый и не последний. Политические СМИ предвзяты, но не столько влево или вправо, сколько в сторону громких, возмутительных, красочных, вдохновляющих, конфронтационных. Он предвзято относится к политическим историям и фигурам, которые активизируют нашу идентичность, потому что он предвзят и зависит от части страны с наиболее ярко выраженной политической идентичностью.

Вы можете заказать Why We’re Polarized или найти полное расписание мероприятий тура , здесь . Вы также можете прослушать отрывок из аудиокниги, подписавшись на Шоу Эзры Кляйна или воспользовавшись потоковой передачей здесь .

В СМИ: NPR

«Ла Брега» в Пуэрто-Рико

На этой неделе OTM представляет истории из Пуэрто-Рико, рассказанные в серии подкастов под названием «Ла Брега», которую ведет Алана Казанова-Берджесс.Послушайте, что означает этот термин, как он используется и что он представляет. А также о том, как одна из самых известных строительных бригад в американской истории пыталась экспортировать американскую пригородную жизнь в Пуэрто-Рико… как оплот против кубинского коммунизма. 1. Алана [@AlanaLlama] исследует полное значение слова la brega, которое имеет разные переводы в зависимости от того, кого вы спрашиваете. По словам ученого и почетного профессора Принстона Аркадио Диаса Киньонеса, наиболее близкое английское слово — «сцепляться». Алана также поговорила с Чео Сантьяго [@adoptaunhoyo], создателем «Adopta Un Hoyo» («Усынови выбоину»), которая призывает людей рисовать вокруг и фотографировать выбоины, чтобы предупредить других водителей. Поскольку дороги редко ремонтируются должным образом, проблемы с выбоинами и то, что люди делают, чтобы их объехать, в Пуэрто-Рико представляют собой метафорическую и буквальную брегу. Слушать. 2. Затем Алана обращается к подъему и краху Левиттауна, пригорода, который был основан на идее привнести образ жизни американского среднего класса в Пуэрто-Рико во время больших перемен на острове. Алана (сама внучка одного из первых жителей Левиттауна) исследует, что присутствие Левиттауна в Пуэрто-Рико говорит нам об обещаниях американской мечты в Пуэрто-Рико.Слушать. Созданная командой пуэрто-риканских журналистов, продюсеров, музыкантов и художников с острова и из диаспоры, «Ла Брега» использует повествование и журналистские расследования, чтобы отразить и показать, как Ла Брега определила так много аспектов жизни в Пуэрто-Рико. Все эпизоды уже вышли и доступны на английском и испанском языках. Прослушайте полную серию: Подкасты Apple | Спотифай | Сшиватель | Google Podcasts Music в этой серии исходит от Balún и ÌFÉ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.