Сущность землепользования: Глава 10. Комплексный подход к планированию и рациональному использованию земельных ресурсов — Повестка дня на XXI век — Конвенции и соглашения

Содержание

ЗК РФ Статья 1. Основные принципы земельного законодательства / КонсультантПлюс

ЗК РФ Статья 1. Основные принципы земельного законодательства

Перспективы и риски арбитражных споров и споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 1 ЗК РФ

1. Настоящий Кодекс и изданные в соответствии с ним иные акты земельного законодательства основываются на следующих принципах:

1) учет значения земли как основы жизни и деятельности человека, согласно которому регулирование отношений по использованию и охране земли осуществляется исходя из представлений о земле как о природном объекте, охраняемом в качестве важнейшей составной части природы, природном ресурсе, используемом в качестве средства производства в сельском хозяйстве и лесном хозяйстве и основы осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории Российской Федерации, и одновременно как о недвижимом имуществе, об объекте права собственности и иных прав на землю;

2) приоритет охраны земли как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства в сельском хозяйстве и лесном хозяйстве перед использованием земли в качестве недвижимого имущества, согласно которому владение, пользование и распоряжение землей осуществляются собственниками земельных участков свободно, если это не наносит ущерб окружающей среде;

3) приоритет охраны жизни и здоровья человека, согласно которому при осуществлении деятельности по использованию и охране земель должны быть приняты такие решения и осуществлены такие виды деятельности, которые позволили бы обеспечить сохранение жизни человека или предотвратить негативное (вредное) воздействие на здоровье человека, даже если это потребует больших затрат;

4) участие граждан, общественных организаций (объединений) и религиозных организаций в решении вопросов, касающихся их прав на землю, согласно которому граждане Российской Федерации, общественные организации (объединения) и религиозные организации имеют право принимать участие в подготовке решений, реализация которых может оказать воздействие на состояние земель при их использовании и охране, а органы государственной власти, органы местного самоуправления, субъекты хозяйственной и иной деятельности обязаны обеспечить возможность такого участия в порядке и в формах, которые установлены законодательством;

(пп. 4 в ред. Федерального закона от 03.10.2004 N 123-ФЗ)

5) единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами;

6) приоритет сохранения особо ценных земель и земель особо охраняемых территорий, согласно которому изменение целевого назначения ценных земель сельскохозяйственного назначения, земель, занятых защитными лесами, земель особо охраняемых природных территорий и объектов, земель, занятых объектами культурного наследия, других особо ценных земель и земель особо охраняемых территорий для иных целей ограничивается или запрещается в порядке, установленном федеральными законами. Установление данного принципа не должно толковаться как отрицание или умаление значения земель других категорий;

(в ред. Федеральных законов от 21.12.2004 N 172-ФЗ, от 04.12.2006 N 201-ФЗ)

7) платность использования земли, согласно которому любое использование земли осуществляется за плату, за исключением случаев, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации;

8) деление земель по целевому назначению на категории, согласно которому правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к определенной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий и требованиями законодательства;

(в ред. Федерального закона от 22.07.2008 N 141-ФЗ)

9) разграничение государственной собственности на землю на собственность Российской Федерации, собственность субъектов Российской Федерации и собственность муниципальных образований, согласно которому правовые основы и порядок такого разграничения устанавливаются федеральными законами;

10) дифференцированный подход к установлению правового режима земель, в соответствии с которым при определении их правового режима должны учитываться природные, социальные, экономические и иные факторы;

11) сочетание интересов общества и законных интересов граждан, согласно которому регулирование использования и охраны земель осуществляется в интересах всего общества при обеспечении гарантий каждого гражданина на свободное владение, пользование и распоряжение принадлежащим ему земельным участком.

При регулировании земельных отношений применяется принцип разграничения действия норм гражданского законодательства и норм земельного законодательства в части регулирования отношений по использованию земель, а также принцип государственного регулирования приватизации земли.

2. Федеральными законами могут быть установлены и другие принципы земельного законодательства, не противоречащие установленным пунктом 1 настоящей статьи принципам.

Открыть полный текст документа

ВС: Нельзя отказать в перераспределении земли из-за отсутствия норм о максимальном размере участка | Российское агентство правовой и судебной информации

Отсутствие утвержденных правил землепользования и застройки, устанавливающих предельные максимальные размеры земельных участков, само по себе не является достаточным основанием для отказа в перераспределении земельных участков, разъясняет Верховный суд РФ.

Он также указывает, что суды должны принимать во внимание цели собственника, желающего расширить участок: если испрашиваемые к перераспределению земли используются, например, для проезда к дому или для достижения других более благоприятных условий эксплуатации, то к таким аргументам необходимо прислушиваться.


Суть дела 

ВС рассмотрел жалобу с требованием признать незаконным решения Департамента городского имущества Москвы об отказе в предоставлении госуслуги по перераспределению земельного участка и земель, находящихся в государственной собственности.

Заявительница является собственником участка и хотела увеличить его до более удобного проезда к дому. 

Департамент ей в услуге дважды отказал со ссылкой на отсутствие оснований для перераспределения, поскольку проект межевания рассматриваемой территории не разработан, предельные максимальные размеры земельных участков в Москве не установлены.

Судебные инстанции позицию чиновников поддержали.

Позиция ВС

ВС напоминает, что согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 39.28 Земельного кодекса (ЗК) допускается перераспределение земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, при условии, что площадь участков граждан увеличивается не более чем до установленных предельных максимальных размеров.

Само же перераспределение осуществляется в соответствии с утвержденным проектом межевания территории, а если он отсутствует, то утвержденной схемой расположения земельного участка.

Предельные (минимальные и (или) максимальные) размеры земельных участков устанавливаются в градостроительном регламенте применительно к определенной территориальной зоне. Однако пунктом 3.4.1 Правил землепользования и застройки города Москвы предусмотрено, что предельные (минимальные и (или) максимальные) размеры земельных участков, в том числе их площадь, во всех территориальных зонах в городе Москве не устанавливаются.

Отказывая в удовлетворении требований истца суды решили, что поскольку предельные размеры земельных участков на территории города Москвы не установлены, административный ответчик был лишен возможности оценить обоснованность увеличения перераспределяемого участка на любую величину при том, что заявительница не представила доказательства, подтверждающие наличие основания для такого увеличения.

«Между тем отсутствие утвержденных правил землепользования и застройки, устанавливающих предельные максимальные размеры земельных участков, само по себе не является достаточным основанием для отказа в перераспределении земельных участков», — отмечает ВС. 

Он также обращает внимание на пояснения истицы, что испрашиваемые к перераспределению земли расположены между дорогой и ее собственным участком и используются ею для проезда к дому, а другого доступа к ее участку нет.

При этом запрашиваемый участок с учетом его расположения и небольшой площади — 57 кв. м — не может быть сформирован как отдельный объект недвижимости и не может быть предоставлен иному лицу, поскольку в таком случае истице будет блокирован доступ к принадлежащему ей участку.

Однако суды, как и уполномоченный орган, не проверили доводы истца о наличии этих оснований для осуществления перераспределения земельных участков и не дали оценки ее доводам о том, что земельный участок небольшой площади необходим ей для достижения более благоприятных условий эксплуатации принадлежащего ей земельного участка, а также о невозможности формирования земельного участка как самостоятельного объекта недвижимости.

«Без установления объективных причин, свидетельствующих о невозможности удовлетворения заявления (истца) о перераспределении земельных участков, оспариваемый отказ с учетом конкретных обстоятельств данного дела нельзя признать соответствующим критериям необходимости, пропорциональности и соразмерности ограничения прав и законных интересов административного истца конституционно значимым целям и не нарушающим разумный баланс частных и публичных интересов.

Изложенное выше свидетельствует о допущенных судами существенных нарушениях норм материального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов (истца), а также защита охраняемых законом публичных интересов», — считает ВС.

В связи с чем высшая инстанция определила направить административное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Алиса Фокс 

итоги экспертной дискуссии – Новости – Факультет городского и регионального развития – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Позитивные  моменты и болевые точки в процессе разработки правил землепользования и застройки — об этом говорили участники дискуссии «Заказчики и разработчики правил землепользования и застройки: эффективные модели взаимодействия», состоявшейся 3 февраля.

Научный сотрудник Факультета городского и регионального развития, модератор и участник обсуждения Татьяна Гудзь резюмирует основные выводы встречи.

Татьяна Гудзь, ведущий научный сотрудник, доцент факультета городского и регионального развития 

Все участники дискуссии отметили важность погружения в городские управленческие процессы и местный контекст документов: положений стратегий, генеральных планов, нормативов градостроительного проектирования, утвержденной документации по планировке. Однако мотивы такого погружения разнятся. Это может быть обусловлено типом контракта, в котором техническое задание включает весь пакет документов, а градостроительное зонирование является составной и незначительной частью этой работы.  Другая, уже, к сожалению, нетипичная ситуация настоящего времени — когда разработка правил ведется отдельным проектом и требуется переосмысление стратегических положений и положений генерального плана.

В последние годы наметилась позитивная тенденция: понимание необходимости стратегического развития городов; в этом контексте градостроительное зонирование все чаще рассматривается как инструмент воплощения таких стратегий (например, мастер-план Кисловодска до 2030 года, разработанный ДОМ.РФ и администрацией Кисловодска совместно со специалистами КБ «Стрелка»). Все это происходит  на фоне сложившейся практики последнего десятилетия, когда правила землепользования и застройки копируют функциональное зонирование генеральных планов и при этом воспринимаются как документ его реализации.

Компетенции в сфере регулирования землепользовании и застройки  — один из важных аспектов взаимодействия и сотрудничества в процессе подготовки правил землепользования и  застройки. Заметен запрос на усложнение регулирования: введения параметров застройки и учета требований по охране объектов культурного наследия. В том, что касается работы городских администраций, недостает включенности юристов администраций и представительных органов в процесс разработки правил землепользования и застройки. В настоящий момент они работают с проектами документов достаточно формально — проверяют на соответствие букве закона. Хотелось бы, чтобы они уделяли больше внимания как сформулировать цели и принципы регулирования для конкретного города  и закрепить их в правилах землепользования и застройки, обеспечив механизмом реализации. Скорее всего это происходит потому, что юристы не видят перспективы для самостоятельного правотворчества и формирования местной традиции регулирования застройки.  Другая веская причина — слабая разработанность темы  которая, как следствие, работает на позицию контрольных и надзорных органов и складывающуюся судебную практику в том, что касается соотношения генеральных планов и правил землепользования и застройки. 

Что примечательно, эта тема кочует из дискуссии в дискуссию и никак не перерождается в формализованный запрос заказчиков и разработчиков прояснить ситуацию, в связи с чем градостроительное зонирование стало так похоже на функциональное. В чем причина? Полученный эффект является либо следствием толкования формулировок Градостроительного кодекса РФ, либо практикой применения, в том числе под давлением надзорных и контролирующих органов с опорой на судебную практику. Но скорей это результат и того, и другого — прямого прочтения конкретной нормы вне контекста требований, предъявляемых к разработке градостроительного зонирования и градостроительного регламента,    и практикой подготовки правил землепользования и застройки в одном пакете, когда зонирование подчинено методологии разработки генеральных планов.  

Прежде всего требуется корректировка самой правоприменительной практики. В связи с этим также важно осуществить проверку подзаконных актов, устанавливающих требования к подготовке документов территориального планирования на соответствие положениям Градостроительного кодекса РФ и внести соответствующие изменения. Правда, это уже задачи как минимум двух федеральных министерств, в чьи полномочия входят вопросы территориального планирования и градостроительного зонирования. Но это делать необходимо, в противном случае города получают некачественное регулирование и теряют контроль над застройкой в городе.

Аналогичная ситуация с комиссией по землепользованию и застройке: есть запрос на изменения. Их суть заключается в том, чтобы члены этого органа были больше включены в содержательные вопросы, причем с самого начала разработки проектов правил или изменений в них.  Актуальным остается вопрос состава таких комиссий, условий их формирования, а также возможности участников представлять интересы различных групп городского сообщества, а не только интересы публичной власти и застройщиков.   

Необходима большая проработанность технических заданий как по вопросам требований к разрабатываемому проекту правил землепользования и застройки, так и  по вопросам выстраивании процесса взаимодействия в ходе подготовки проекта документа. Что особенно важно, такой процесс должен быть ресурсно обеспечен. Болевой точкой является ценообразование на разработку правил землепользования и застройки. В составе пакета документов эта часть работы представляет незначительные суммы, что позволяет сделать вывод как о недооцененности самой разработки правил, так и их месте в системе регулирования в городах.

Заказчики и разработчики по-разному видят место градостроительного зонирования в системе документов регулирования градостроительной деятельности в городах. Это, в свою очередь, предопределяет их методологию разработки, которая становится либо  механической копией функционального зонирования в полном соответствии с генеральным  планом, либо самостоятельным документом, решающим задачи регулирования застройки и учитывающий положения генерального плана в той мере, в которой градостроительное зонирование может учитывать перспективное планирование  и существующее землепользование.  От методологии зависит модель интеграции градостроительного зонирования в городскую систему документов, что и предопределяет логику взаимодействия в процессе подготовки проектов правил землепользования и застройки в конкретном городе

Территориальное планирование. Цели и задачи. Виды и особенности проведения работ. Правила землепользования и застройки, генеральные планы и проекты межевания территории.

— Статьи

Содержание:

  1. Понятие и формы территориального планирования. Виды документов терпланирования:
  1. Схема территориального планирования и ее виды. Порядок разработки и утверждение документов территориального планирования
  2. Размещение документов территориального планирования.

Заключение

  1. Понятие и формы территориального планирования.

Начнем с того, что в Градостроительном Кодексе Российской Федерации (Далее – ГрК РФ) есть целая глава, посвященная территориальному планированию.

Территориальное планирование представляет из себя планирование развития территорий, в том числе для установления функциональных зон, определения планируемого размещения объектов федерального, регионального и местного значения. Оно направлено на определение в документах территориального планирования назначения территорий исходя из совокупности социальных, экономических, экологических и иных факторов в целях обеспечения устойчивого развития территорий, развития инженерной, транспортной и социальной инфраструктур.

 

ГрК РФ для Российской Федерации установлены следующие виды документов территориального планирования:

 

1) Схемы территориального планирования РФ в области:

  • развития федерального транспорта, путей сообщения, информации и связи;
  • обороны страны и безопасности государства;
  • развития энергетики;
  • использования и охраны лесного фонда;
  • использования и охраны водных объектов;
  • развития и размещения особо охраняемых природных территорий федерального значения;
  • защиты территорий двух и более субъектов РФ, подверженных риску возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и воздействия их последствий;
  • развития космической деятельности;
  • естественных монополий;
  • в иных областях, предусмотренных законодательством РФ.

2) Схемы территориального планирования субъекта РФ включают: карты (схемы) планируемого развития и размещения охраняемых природных территорий регионального значения, изменения границ земель сельскохозяйственного назначения и границ сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, а также карты (схемы) планируемого размещения объектов капитального строительства регионального значения, в том числе:

  • объектов энергетических систем регионального значения;
  • объектов транспорта, путей сообщения, информатики и связи регионального значения;
  • линейных объектов регионального значения, обеспечивающих деятельность субъектов естественных монополий;
  • иных объектов, размещение которых необходимо для осуществления определенных федеральными законами и законами субъектов РФ полномочий субъектов РФ.

Документами территориального планирования муниципальных образований являются:

  • схемы территориального планирования муниципальных районов;
  • генеральные планы поселений;
  • генеральные планы городских округов.

Состав документов территориального планирования муниципальных образований, а также состав планов реализации таких документов устанавливаются в соответствии с ГрК РФ, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

 

Документы территориального планирования являются утверждаемыми для органов государственной власти, органов местного самоуправления при принятии ими решений и реализации таких решений.

 

3) Схемы территориального планирования муниципальных районов включают в себя карты (схемы) планируемого размещения объектов капитального строительства местного значения, в том числе:

  • объектов электро- и газоснабжения в границах муниципального района;
  • автомобильных дорог общего пользования между населенными пунктами, мостов и иных транспортных инженерных сооружений вне границ населенных пунктов в границах муниципального района;
  • иных объектов, размещение которых необходимо для осуществления полномочий органов местного самоуправления муниципального района.

Документы территориального планирования муниципальных образований включают:

  • генеральные планы городских округов;
  • генеральные планы городских и сельских поселений.

Указанные документы являются обязательными для органов местного самоуправления при реализации соответствующих решений.

 

Давайте кратко разберем каждое понятие отдельно.

 

Генеральный план муниципального образования — это картина будущего города или иного муниципального образования, которая предлагает наиболее эффективные пути решения проблем, и помогает поставить цели развития с учетом реальных временных, финансовых, организационных, человеческих и других видов ресурсов города или поселка.

Согласно ст.45 ч.6 ГрК РФ любое муниципальное образование не вправе осуществлять планирование, застройку и реконструкцию территории, без согласованного и утвержденного генерального плана. Иначе говоря, при отсутствующем Генеральном плане поселения или городского округа становится невозможным выделение земель под застройку, под размещение крупных объектов инженерной и транспортной инфраструктур, производственных зон, объектов культуры и спорта и т. д.

 

Данное понятие мы раскрываем в статье: «Генеральный план».

 

Проект планировки территории (Далее — ППТ) — документ, устанавливающий на определенной территории зоны размещения и параметры существующих объектов и объектов, строительство которых может быть разрешено. Разрабатывается одновременно с проектом межевания территории (Далее – ПМТ), содержащим схему границ существующих земельных участков и земельных участков, формирование которых допустимо.

ППТ содержит основные показатели, необходимые для определения инвестиционной привлекательности территории – численность населения и возможные объемы нового строительства (жилищного, делового, социального, культурно-бытового, транспортного, инженерного), утверждается органом государственной или муниципальной власти с обязательным соблюдением процедуры публичных слушаний в соответствии со статьей 46 ГрК РФ. Схема, разрабатываемая в составе ППТ, является базой для последующих видов проектных работ. ППТ — основа для формирования градостроительных планов земельных участков, необходимых для получения разрешения на строительство.

 

Более подробно читайте в статье «Проект планировки территории».

 

Разработка ПМТ осуществляется применительно к застроенным и подлежащим застройке территориям, расположенным в границах элементов планировочной структуры, установленных ППТ (в границах установленных красных линий). Подготовка проектов межевания застроенных территорий осуществляется в целях установления границ застроенных земельных участков и границ незастроенных земельных участков и осуществляется, как в составе проектов планировки территорий, так и в виде отдельного документа.

 

Более подробно о том, что такое проект межевания территории читайте переходя по ссылке.

 

Правила землепользования и застройки (Далее – ПЗЗ) — документ градостроительного зонирования, который утверждается нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, нормативными правовыми актами органов государственной власти субъектов РФ. В соответствии со статьей 31 ГрК РФ подготовка проекта ПЗЗ может осуществляться:

  • применительно ко всем территориям поселений, городских округов;
  • при отсутствии генерального плана поселения или генерального плана городского округа — к частям территорий поселений, городских округов. После утверждения генерального плана поселения или генерального плана городского округа в такие правила землепользования и застройки  вносятся изменения, относящихся к другим частям территорий поселений, городских округов.
  • применительно к межселенным территориям в случае, если планируется осуществлять на таких территориях вид деятельности, который требует регламентации.

О ПЗЗ боле подробно читайте здесь.

 

Все образцы документов Вы можете найти в разделе «Образцы», перейдя по ссылке: https://rkc56.ru/page/2182

 

 

2.Порядок разработки и утверждение документов территориального планирования

 

В соответствии с статьей 14 ГрК РФ схемы территориального планирования субъектов РФ содержат положения о территориальном планировании и карты планируемого размещения объектов регионального значения, относящихся к следующим областям:

  • образование;
  • здравоохранение;
  • транспорт (железнодорожный, водный, воздушный транспорт), автомобильные дороги регионального или межмуниципального значения;
  • физическая культура и спорт;
  • предупреждение чрезвычайных ситуаций межмуниципального и регионального характера, стихийных бедствий, эпидемий и ликвидация их последствий;
  • иные области в соответствии с полномочиями субъектов РФ.

Деятельность по подготовке документов территориального планирования включает в себя комплекс сложных многоэтапных мероприятий. Разберем поэтапно:

 

Первый этап: первичный. Здесь оцениваются исходные документы, действующие документы территориального планирования. А также принимаются решения об их корректировке или разработке новых документов.

Определяется нормативно-правовая база, готовятся технические задания на разработку документов и проводится конкурс по выбору подрядной организации, которая обеспечит подготовку проектов документов территориального планирования.

 

Второй этап: сбор исходной информации. Осуществляется подготовка данных для дальнейшего использования в разработке необходимых проектов.

 

Третий этап: формирование проекта документа территориального планирования. Формируется система целей и задач, выполняется функциональное зонирование. Работы по подготовке проектов, графические и текстовые описания.

 

Четвертый этап: согласование проекта. Итогом согласования проекта является заключение соответствующих исполнительных органов государственной власти или местного самоуправления, которые уполномочены на согласование таких документов: органы местного самоуправления поселений муниципального района, органы местного самоуправления муниципальных районов, имеющих общую границу с муниципальным районом, в отношении которого разработана схема территориального планирования; высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ, в границах которого расположен муниципальный район; федеральный орган исполнительной власти.

 

А теперь более подробно рассмотрим процессы разработки необходимых нам документов.

 

Разработка проекта внесения изменений в генеральный план поселения / городского округа.

Отметим сразу, подготовка генерального плана осуществляется применительно ко всей территории такого поселения или такого городского округа. Подготовка генерального плана и внесение в генплан изменений в части установления или изменения границы населенного пункта также могут осуществляться применительно к отдельным населенным пунктам, входящим в состав поселения, городского округа.

 

 

Генплан содержит:

  1. положение о территориальном планировании;
  2. карту границ населенных пунктов (в том числе границ образуемых населенных пунктов), входящих в состав поселения;
  3. карту планируемого размещения объектов местного значения;
  4. карту функциональных зон.

Положение о территориальном планировании, содержащееся в генеральном плане, включает в себя:

 

1) сведения о видах, назначении и наименованиях планируемых для размещения объектов местного значения поселения, городского округа, их основные характеристики, а также характеристики зон с особыми условиями использования территорий (далее – ЗОУИТ) в случае, если установление таких зон требуется в связи с размещением данных объектов;

2) параметры функциональных зон, а также сведения о планируемых для размещения в них объектах федерального, регионального и местного значения, за исключением линейных объектов.

 

Сведения о границах населенных пунктов являются обязательным приложением к генеральному плану и должны содержать графическое описание местоположения границ населенных пунктов, перечень координат характерных точек этих границ.

 

Органы местного самоуправления поселения, городского округа также вправе подготовить текстовое описание местоположения границ населенных пунктов.

 

На карте планируемого размещения объектов отображаются:

1)  планируемые для размещения объекты местного значения относящиеся к следующим областям:

  • электро-, тепло-, газо- и водоснабжение населения, водоотведение;
  • автомобильные дороги местного значения;
  • физическая культура и массовый спорт, образование, здравоохранение, обработка, утилизация, обезвреживание, размещение твердых коммунальных отходов в случае подготовки генерального плана городского округа;
  • иные области в связи с решением вопросов местного значения поселения, городского округа;

2)  границы населенных пунктов (в том числе границы образуемых населенных пунктов), входящих в состав поселения или городского округа;

3)  границы и описание функциональных зон с указанием планируемых для размещения в них объектов федерального, регионального и местного значения.

 

К генеральному плану прилагаются материалы по его обоснованию в текстовой форме и в виде карт. Которые содержат:

 

1) сведения о планах и программах комплексного социально-экономического развития МО (при их наличии), для реализации которых осуществляется создание объектов местного значения поселения, городского округа;

2) обоснование выбранного варианта размещения объектов местного значения поселения, городского округа;

3) оценку возможного влияния планируемых для размещения объектов местного значения поселения, городского округа на комплексное развитие этих территорий;

4) утвержденные документами территориального планирования РФ сведения о видах, назначении и наименованиях планируемых для размещения на территориях поселения, городского округа объектов федерального, регионального и местного значения, их основные характеристики, местоположение, характеристики ЗОУИТ в случае, если установление таких зон требуется в связи с размещением данных объектов, реквизиты указанных документов территориального планирования, а также обоснование выбранного варианта размещения данных объектов;

5) перечень и характеристику основных факторов риска возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера;

6) перечень земельных участков, которые включаются в границы населенных пунктов, входящих в состав поселения, городского округа, или исключаются из их границ, с указанием категорий земель, к которым планируется отнести эти земельные участки, и целей их планируемого использования;

7) сведения об утвержденных предметах охраны и границах территорий исторических поселений федерального значения и исторических поселений регионального значения.

 

Материалы по обоснованию генерального плана в виде карт отображают:

  • границы поселения, городского округа, существующих населенных пунктов, входящих в состав поселения, городского округа;;
  • местоположение существующих и строящихся объектов местного значения поселения, городского округа;
  • особые экономические зоны;
  • особо охраняемые природные территории;
  • территории объектов культурного наследия;
  • зоны с особыми условиями использования территорий;
  • территории, подверженные риску возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера;
  • иные объекты, иные территории и (или) зоны, которые оказали влияние на установление функциональных зон и (или) планируемое размещение объектов местного значения поселения, городского округа или объектов федерального, регионального и местного значения.

В соответствии с положениями ГрК РФ внесение изменений в генеральные планы, утверждаются соответственно представительным органом местного самоуправления поселения, представительным органом местного самоуправления городского округа.

 

Решение о подготовке проекта генерального плана, а также решения о подготовке предложений о внесении в генплан изменений принимаются соответственно главой местной администрации поселения, местной администрации городского округа. Подготовка проекта генерального плана осуществляется в соответствии с требованиями статьи 9 ГрК РФ и с учетом региональных и местных нормативов градостроительного проектирования, заключения о результатах общественных обсуждений или публичных слушаний по проекту генерального плана, а также с учетом предложений заинтересованных лиц.

 

Проект генерального плана до его утверждения подлежит в соответствии со статьей 25 ГрК РФ обязательному согласованию в порядке, установленном уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти.

 

Отметим, что заинтересованные лица вправе представить свои предложения по проекту генерального плана.

 

Разработка проекта внесения изменений в генеральный план поселения / городского округа

В соответствии с положениями Градостроительного Кодекса РФ подготовка генерального плана поселения, генерального плана городского округа осуществляется применительно ко всей территории такого поселения или такого городского округа.

 

Подготовка генерального плана может осуществляться применительно к отдельным населенным пунктам, входящим в состав поселения, городского округа, с последующим внесением в генплан изменений, относящихся к другим частям территорий поселения, городского округа. Подготовка генерального плана и внесение в генплан изменений в части установления или изменения границы населенного пункта также могут осуществляться применительно к отдельным населенным пунктам, входящим в состав поселения, городского округа.

 

Более подробно мы писали об этом ранее. Переходите по ссылке.

 

Разработка проекта планировки территории и проекта межевания территории.

Подготовка документации по планировке территории осуществляется в целях обеспечения устойчивого развития территорий, выделения элементов планировочной структуры (кварталов, микрорайонов, иных элементов), установления границ земельных участков, на которых расположены объекты капитального строительства, границ земельных участков, предназначенных для строительства и размещения линейных объектов.

 

Подготовка документации по планировке территории осуществляется в отношении застроенных или подлежащих застройке территорий.

 

Подготовка ППТ осуществляется в соответствии с положениями ст. 42, 45 ГрК РФ. На территории Оренбургской области во исполнение положений Градостроительного кодекса принят и действует Закон Оренбургской области от 16 марта 2007 г.  N 1037/233-IV-ОЗ «О градостроительной деятельности на территории Оренбургской области». 

 

Подготовка ППТ осуществляется для выделения элементов планировочной структуры, установления параметров планируемого развития элементов планировочной структуры, зон планируемого размещения объектов федерального значения, объектов регионального значения, объектов местного значения.

 

Подготовка ППТ осуществляется для выделения элементов планировочной структуры, установления границ территорий общего пользования, границ зон планируемого размещения объектов капитального строительства, определения характеристик и очередности планируемого развития территории.

 

Более подробно читайте в нашей статье. Переходите по Ссылке.

 

Разработка проекта нормативов градостроительного проектирования.

 

Регламентирована положениями статьи 29.1-29.4 ГрК РФ. Нормативы градостроительного проектирования подразделяются на:

1) региональные нормативы градостроительного проектирования;

2) местные нормативы градостроительного проектирования, которые включают в себя:

  • нормативы градостроительного проектирования муниципального района;
  • нормативы градостроительного проектирования поселения;
  • нормативы градостроительного проектирования городского округа.

Органы исполнительной власти субъектов РФ  обеспечивают систематизацию нормативов градостроительного проектирования по видам объектов регионального значения и объектов местного значения в порядке, установленном законами субъектов РФ.

 

Более подробно о том, какие нормативные акты действуют и как проходит процедура на территории Оренбургской области читайте, переходя по ссылке.

 

Разработка проекта межевания территории

 

Подготовка ПМТ осуществляется применительно к застроенным и подлежащим застройке территориям, расположенным в границах элементов планировочной структуры.

 

Подготовка проектов межевания застроенных территорий осуществляется в целях установления границ застроенных земельных участков и границ незастроенных земельных участков. Подготовка проектов межевания подлежащих застройке территорий осуществляется в целях установления границ незастроенных земельных участков, планируемых для предоставления физическим и юридическим лицам для строительства, а также границ земельных участков, предназначенных для размещения объектов капитального строительства федерального, регионального или местного значения.

 

Читайте более подробно по ссылке.

 

3. Размещение документов территориального планирования

 

Осуществляется размещение документации в Федеральной государственной информационной системе территориального планирования (далее – ФГИС ТП).

 

 

Размещение утвержденных нормативов градостроительного проектирования в муниципальных информационных системах, возможно в случае, если такое размещение предусмотрено нормативными правовыми актами, регламентирующими статус соответствующих систем. Размещение утвержденных нормативов градостроительного проектирования в Информационной системе обеспечения градостроительной деятельности (ИСОГД) осуществляется при наличии дополнительного раздела, предназначенного для размещения таких нормативов.

 

Органы местного самоуправления, согласно пункту 4 Правил ведения ФГИС ТП (Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.04.2012 № 289), должны определить уполномоченных лиц, на которых в установленном порядке возложены должностные обязанности по размещению информации в муниципальных информационных системах и (или) в ФГИС ТП.

 

Размещение информации в ФГИС ТП, согласно пункту 10 Правил ведения ФГИС ТП, осуществляется с применением усиленной квалифицированной электронной подписи. Структура и форматы информации, размещаемой в муниципальных информационных системах, ФГИС ТП, должны соответствовать требованиям, утвержденным Минрегионом России.

 

Доступ к информации, размещенной в муниципальных информационных системах, обладателей информации, обеспечивается путем подключения этих информационных систем к ФГИС ТП в соответствии с утвержденными Минрегионом России технико-технологическими требованиями обеспечения взаимодействия ФГИС ТП с другими информационными системами.

 

Заключение

 

Команда «Регионального кадастрового центра» имеет значительный опыт в выполнении подобных работ. Мы нацелены на достижение высокого и качественного результата. Среди наших клиентов по данному виду работ: ООО «Газпромнефть – ГЕО», Администрация Бузулукского района, ООО «Оренбив», ООО «Оренбург Водоканал» и многие другие.

 

Мы с радостью поможем Вам!

 

Подписывайся на наши каналы социальных сетей: Вконтакте, Facebook, Instagram.

 

Рекламный материал создан про поддержке «Центра предпринимательства Оренбургской области».

 

 

Достигнут консенсус по руководствам для землепользования и доступа к рыбному хозяйству и лесам

13 марта 2012, Рим —Международные переговоры по глобальным добровольным руководящим принципам по ответственному управлению и доступу к земельным, рыбным и лесным ресурсам, проводимые на прошлой неделе в ФАО,  успешно завершились. 

Предлагаемые рекомендации теперь направлены на окончательное утверждение в Комитет по всемирной продовольственной безопасности  (КВПБ), специальное заседание которого пройдет в Риме в середине мая.

«Как только руководства будут одобрены, они станут добровольными к применению, но поскольку они были разработаны в результате длительного и всеохватывающего процесса и поскольку многие разделяют мнение о том, что давно назревала необходимость разработки таких норм, мы предполагаем, что они послужат нормативной базой для политиков, — сказал Йайа Оланиран, председатель КВПБ. — В сущности, мы уже видим, что правительства начинают приводить свое законодательство в соответствие с этими руководствами». 

Добровольные руководящие принципы по ответственному управлению и доступу к земельным, рыбным и лесным ресурсам содержат принципы и положительный опыт, на которые правительства и другие заинтересованные стороны могут ссылаться в вопросах управления правами на земельные, водные и лесные ресурсы, чтобы наилучшим образом служить интересам населения и улучшить продовольственную безопасность и сельское развитие. 

Разрабатываемые на протяжении последних 3-х лет в результате масштабных консультаций с привлечением правительств, организаций гражданского общества, некоммерческих организаций, фермерских ассоциаций и частного сектора, предлагаемые руководства были разработаны в условиях растущей конкуренции на землю и другие ресурсы вследствие воздействия комплекса факторов, таких как рост населения, урбанизация и масштабные скупки сельскохозяйственной земли в развивающихся странах как иностранными, так и национальными инвесторами.   

Генеральный директор ФАО Жозе Грациану да Силва поздравил участников переговорного процесса с этим значимым достижением и добавил: «Необязательные рекомендации будут играть важную роль в борьбе с голодом и установлении продовольственной безопасности для каждого ребенка, женщины и мужчины экономически, социально и экологически устойчивым способом». 

Руководства покрывают широкий круг вопросов, включая предоставление равных прав женщинам в вопросе закрепления прав на землю, создание прозрачных систем отчетности, которые будут доступны для бедных сельских жителей, а также вопросы, касающиеся признания и защиты неформальных традиционных прав на земельные, лесные и рыбные ресурсы. 

Как только КВПБ официально утвердит руководства, они смогут служить авторитетной базой для властей при разработке национального законодательства в области доступа и прав на владение земельными, рыбными и лесными ресурсами. Руководства также дают инвесторам четкие ориентиры по успешным практикам и предоставляют группам по правам на землю организаций гражданского общества основные принципы, которыми они могут руководствоваться в своей работе от лица сельских общин.

Окончательное утверждение

Девяносто шесть стран, а также Европейский союз как организация-член ФАО совместно с неправительственными группами, ассоциациями фермеров и представителями частного сектора приняли участие в нескольких раундах переговоров специальной рабочей группы (Open Ended Working Group), сформированной КВПБ с целью разработки текста руководящих принципов. Последний и финальный раунд переговоров прошел с 5 по 9 марта в штаб-квартире ФАО в Риме.

«Коллегиальный принцип этих переговоров, координируемых Комитетом по всемирной продовольственной безопасности, заслуживает отдельного упоминания. Эти переговоры представляли собой открытый диалог, что было крайне важно для добровольных руководств и необходимо для того, чтобы при их разработке учитывались вопросы, связанные с риском для продовольственной безопасности и сельского развития», — сказал Грациану да Силва.  

Секретариат КВПБ в скором времени разместит окончательную версию текста рекомендаций на вэб-сайте.


КВПБ примет решение об окончательном утверждении текста на специальной сессии, предварительно назначенной на 18 мая.

Комитет по всемирной продовольственной безопасности (КВПБ) является межправительственным органом, выступающим в качестве форума системы Организации Объединенных Наций по анализу и мониторингу политики, связанной со всемирной продовольственной безопасностью, включая производство и физическую и экономическую доступность продовольствия. КВПБ включает правительства, агентства ООН, организации гражданского общества, научно-исследовательские институты, ассоциации частного сектора и частные благотворительные фонды. В Секретариат входят сотрудники ФАО, Международного фонда сельскохозяйственного развития (ИФАД), и Всемирной продовольственной программы (ВПП).   

Земле необходимо внимание

Земельные ресурсы в обществе играют стратегическую, социально-­экономическую и экологическую роль. Земля используется во всех секторах экономики и социальной сфере. Это незаменимый и трудновоспроизводимый вид природного ресурса. С точки зрения понятийного аппарата «землепользование» — социально-экономическое и экологическое явление, объективный непрерывный и многоцелевой процесс использования обществом земельных ресурсов, развивающийся в соответствии с законами развития природного комплекса и общества. Характеризуется особенностями функционирования, является макроэкономической наукой, изучающей способы и методы использования ограниченных земельных ресурсов и их расширенного воспроизводства.

Узбекистан обладает значительными земельными ресурсами, составляющими его богатство. Однако нет полного понимания сущности и роли земли в обществе, научных основ землепользования в целом и сельскохозяйственного в частности, роли последнего в системе сельского хозяйства.

Землепользование страны следует классифицировать по его видам исходя из целевого назначения категорий земли, число которых при необходимости может быть увеличено. Одновременно является и основной составной частью природопользования, поэтому его как отрасль деятельности и знаний неправомерно рассматривать только в рамках сельского хозяйства и относить к сельскохозяйственным наукам. Также некорректно игнорировать особую роль землепользования в сельском хозяйстве, что наносит им определенный ущерб. Требуются исследования фундаментальной и прикладной сущности землепользования в целом и каждого его вида. В систему сельского хозяйства входит только сельскохозяйственный вид землепользования, который базируется на знаниях почвоведения, гидрологии, ландшафтоведения, земледелия и растениеводства, животноводства, климатологии, земельного права, экологии, мелиорации, экономики сельского хозяйства, картографии и ряда других, что необходимо учитывать в практической деятельности.

Фундаментальные проблемы землепользования на макроэкономическом уровне — это отсутствие системного подхода в использовании земельных ресурсов, рынка прав на землю, несовершенство рентных земельных отношений и механизмов изъятия ренты, оценки рыночной стоимости земли и права ее аренды, кадаст­ровой регистрации рыночных сделок, отсутствие института ипотечного кредитования, недостаточная обоснованность платежей за землепользование, слабая изученность вопросов развития сельских территорий, воспроизводства земельных ресурсов и учета влияния экологических факторов, неизученность проблемы устойчивого землепользования и других.

Системный подход в землепользовании рассматривает его в качестве сложной материально-абстрактной системы, позволяет разукрупнить ее на составляющие подсистемы и принимать более детальные и конкретные решения по эффективному использованию земельных ресурсов на всех территориальных уровнях страны. Необходима разработка Генеральной схемы землепользования страны и схем регионов и районов, учитывающих все условия и требования к использованию земли. Системный подход способствует предотвращению деградации земель, обес­печивает переход к модели устойчивого землепользования.

В республике не развиты рыночные земельные отношения. Функционирование рынка земли способствует свободному переливанию денежных потоков между секторами экономики, существенному увеличению внебюджетных инвес­тиций в землепользование и сельское хозяйство, поступлению значительных средств в бюджет государства от приватизации земли. Наличие рынка земли обеспечивает свободное заключение сделок по купле-продаже прав собственности и аренды земли, их обмену, дарению, залогу, способствует развитию ипотечного кредитования и его инфраструктуры. Кадастровая регистрация рыночных сделок с недвижимостью позволит ежегодно направлять в бюджет до 4 млрд долларов в качестве государственной пошлины, увеличится поступление налогов на недвижимость. Улучшатся отношение к земле и ответственность за ее эффективное использование субъектов землепользования. При отсутствии реальной аренды земли в сельском хозяйстве введение субаренды является некорректной мерой: усилит земельные споры экономического и правового характера и усложнит ситуацию в землепользовании.

Проблемы прикладного характера — обеспечение ускоренного развития теоретических основ всех видов землепользования: сельскохозяйственного, землепользований населенных пунктов, лесного и водного фондов, охраняемых природных территорий. Особую ценность представляют орошаемые земли сельскохозяйственного назначения, обеспечивающие продовольственную безопасность страны и экспортную составляющую аграрного комплекса, что определяет главное требование к эффективному использованию земли. Однако со второй половины ХХ века по ряду причин отношение к использованию и охране земель в стране изменилось не в лучшую сторону. Бессистемный подход в использовании земель, необоснованные масштабы трансформации природных ландшафтов в культурные, нарушение круговорота питательных веществ и водного баланса в почве и другие причины привели к деградации земель и ландшафтных экосистем, ухудшению экологической ситуации и росту экономического ущерба. Большая часть средств из бывшего Фонда мелиоративного улучшения орошаемых земель направлялась на борьбу с их засолением, другим мелиорациям не уделялось должного внимания.

Одна из причин невысокой эффективности сельскохозяйственного землепользования и сельского хозяйства — отсутствие системного подхода в формировании организационных и функциональных структур этих сложных систем. Сельское хозяйство -среди важнейших и сложных отраслей материального производства и включает земледелие и животноводство с использованием природных и социально-экономических ресурсов.

Сельское хозяйство органически связано с природопользованием, его составными частями. Базируется на использовании природных ресурсов, ограниченных в природе и имеющих разное целевое назначение, качество и характер своего воспроизводства. При несовершенстве технологий их использования природные ресурсы подвержены деградации. В управляемых системах их составные части и элементы находятся в постоянном взаимодействии и единстве. При нарушении функционирования или недооценке одного элемента (или нескольких) система перестает эффективно функционировать или распадается. Необходимо дальнейшее изучение вопросов результативного использования природных ресурсов в отрасли.

Сельское хозяйство — управляемая система. Объекты управления не отдельные предметы или их совокупность, а комплекс сложных и автономных подсистем: природных и социально-экономических ресурсов. Каждая имеет свою специфику использования и воспроизводства, сложную взаимосвязь с другими подсистемами. Все являются конкретными направлениями деятельности в рамках сельскохозяйственного производства, находятся в органической взаимо­связи и зависимости. От того, как полно и правильно они будут учтены, и определятся их место и роль в общей системе, зависит установление оптимальной организационной и функциональной структуры системы.

Интегрированное управление сельским хозяйством (ИУСХ) — это совокупное управление подсистемами ресурсов с целью производства продукции. К ним относятся сельскохозяйственное землепользование и водопотребление, климат, растительный мир, семеноводство, механизация, электрификация и химизация сельского хозяйства, трудовые и финансовые ресурсы. Они прямо или косвенно воздействуют на почву с единственной целью — повысить и с максимальной эффективностью использовать ее производительную способность. Почва в сельском хозяйстве — главное средство производства, а землепользование — его основная подсистема.

Сельскохозяйственное землепользование как наука играет определяющую роль в системе сельского хозяйства, так как землепользование и земельные отношения — стержень аграрного сектора экономики. Однако данной подсистеме в организации производства не уделяется должного внимания, как и совершенствованию ее структуры в условиях рыночной и инновационной экономики.

Особенностью земли сельскохозяйственного назначения по сравнению с другими видами природных ресурсов является трудно возобновляемый характер ее воспроизводства. Требуется осознать, что игнорирование естественных и экономических законов в сфере землепользования — основная причина неэффективного использования земель в сельском хозяйстве. А значит, фундаментальные и прикладные основы землепользования должны быть изучены и учтены на практике.

Деградация сельскохозяйственных угодий достигла значительных размеров: истощение почв и засоление земель на 45 процентов, водная и ветровая эрозия почв составляет около 2 млн га, отсутствуют должные противоэрозионные мероприятия, работы по агролесомелиорации начаты только в последние годы. Пастбища подвержены деградации на 30 процентов (на отдельных участках и более), богарные пахотные земли не используются на 50-60 процентов, а на эксплуатируемой площади рентабельность производства незначительная.

Основные причины — отсутствие воспроизводства продуктивности земель, неэффективные технологии обработки земли и способы орошения, бессистемный выпас скота на пастбищах, слабое исполнение земельного законодательства. Использование деградированных земель наносит колоссальный ущерб экономике и ухудшает их экологическое состояние.

Нецелесообразно стимулировать фермеров использовать земли с низким баллом бонитета почв (ББП): это в большей степени усиливает деградацию. Борьба с деградацией включает предотвращение появления новых очагов деградации земель в процессе их использования и восстановление ранее деградированных. Предотвращение деградации возможно на основе перехода к новой экологической политике в землепользовании, перехода от охраны отдельных природных объектов к восстановлению и охране ландшафтных экосистем, от борьбы со следствиями деградации к борьбе с причинами, ее порождающими. В землепользовании требуется снижение нагрузки на сельскохозяйственные угодья в результате приоритетного учета влияния экологического фактора, переход от малоэффективной системы землепользования — к модели его устойчивого развития.

Сельскохозяйственные мелиорации земель — комплекс мероприятий по коренному улучшению качества земли. Включает воспроизводство плодородия почвы (гумус), гидромелиорацию, агромелиорацию и агролесомелиорацию, противоэрозионные мероприятия, рекультивацию земель. Имеет место некорректное толкование этого комплексного мероприятия, под которым на практике нередко понимают только гидромелиорацию. Очевидно, в связи с этим в последние годы особое внимание уделялось гидромелиорации, основная часть средств из Фонда мелиоративного улучшения орошаемых земель направлялась на этот вид мелиорации. При отсутствии комп­лексного характера мелиораций трудно ожидать серьезного улучшения качества земель. Необходимо рассматривать гидромелиорацию в комплексе сельскохозяйственных мелиораций и планировать средства на их реализацию в рамках системы землепользования.

Ирригация должна обеспечить научно обоснованный водный баланс в почве с учетом дифференцированных потребностей во влаге сельскохозяйственных культур. Полив по бороздам приводит к засолению земель, малоэффективен и требует значительных водных ресурсов. Промывка земель от солей и очистка коллекторно-дренажной сети дают временный эффект: через пять лет потребуется повторная мелиорация. Необходима полная оценка экономического ущерба от этого способа полива. Темпы внедрения инновационных способов полива пока незначительны. Целесообразно перейти к масштабному внедрению капельного орошения на приусадебных землях, в садоводстве и бахчеводстве.

Несмотря на требования о всемерном повышении плодородия земель, заметных улучшений пока не достигнуто. Более 10 лет средний ББП орошаемых земель республики находится на уровне 55, то есть естественные производительные силы земли используются практически наполовину от максимально возможного их уровня. Значительная часть урожая обеспечивается за счет минеральных удоб­рений. Если не изменить эту практику, то со временем почва полностью потеряет свои производительные силы и превратится в грунт. Для обогащения почвы при посевах хлопчатника и ряда других культур на гектар требуется до 30-40 тонн органических удобрений. При отсутствии их, а также биоорганических удобрений севообороты с бобовыми культурами пока безальтернативный метод воспроизводства плодородия почвы. Ценность люцерны известна: за два-три года стояния накапливается в почве до 300-500 кг/га натурального азота, на распаханной площади ее корневища разлагаются и обогащают в последующие два-три года почву. Люцерна способствует сокращению использования минеральных удобрений, испарения воды с поверхности поля, улучшению механического состава почвы, положительно влияет на борьбу с болезнями хлопчатника, является наиболее ценным кормом для животноводства. Орошаемые земли с ББП ниже 40 (около 650 тысяч га) нерентабельны для производства, а дальнейшее их использование только увеличивает деградацию. Целесообразно в первую очередь на них разместить посевы люцерны.

Мелиорация должна обеспечивать водный и баланс питательных веществ в почве на основе инновационных методов землепользования. В рамках подсистемы сельскохозяйственного землепользования целесообразно закрепить функции промывки земли от солей и очистки внутрихозяйственных и участковых каналов и дрен за Минис­терством сельского хозяйства. При этом основными задачами Министерства водного хозяйства следует рассматривать распределение воды между потребителями, доставку ее к границам ассоциаций водопользователей, учет ее количества и реализацию, а также поддержание магистральной и межхозяйственной ирригационной и коллекторной сетей в рабочем состоянии.

Мировая модель экономического роста, базирующаяся на принципе управления природой при игнорировании принципа адаптации к природе, не оправдала себя и привела к масштабным экологическим проблемам, истощению ресурсов, нарушению гармонии природы и общества. Все это представляет для человечества угрозы: возможность экологических катастроф, вызванных ростом населения, промышленности и неограниченным потреблением природных ресурсов.

Выработанная новая модель устойчивого развития мирового сообщества обеспечивает гармонизацию интересов природы и общества. Концепция устойчивого развития (этот термин вошел в природоохранный лексикон после Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 год) — прим. ред.) предусматривает землепользование, обеспечивающее нынешнее поколение необходимыми материальными и иными благами и гарантирующее такие же условия для будущих поколений.

Система землепользования респуб­лики остается малоэффективной. Переход к модели его устойчивого развития — объективная потребность, что предусматривает развитие реальных рыночных земельных отношений, базирование на новой экологической политике, инновационных решениях и инвестициях, модернизацию структуры землепользования, гармонизацию интересов общества и природной среды.

В качестве основных критериев устойчивого землепользования должны быть приняты:

  • системный подход к землепользованию как к сложной, непрерывно развивающейся и управляемой системе с учетом роста населения и обеспечения материальными благами и иными услугами на основе расширенного воспроизводства земельных ресурсов;
  • инновационное развитие землепользования на основе модернизации его системы, совершенствования экономического механизма с учетом действия экономических законов развития общества в сфере землепользования, включая развитие рыночных отношений;
  • переход к новой экологической политике в землепользовании, предусматривающей приоритет экологического фактора с учетом действия естественных законов развития природы, обеспечения в почве сбалансированного круго­оборота питательных веществ и водного баланса.

Модернизация сельскохозяйственного землепользования — основное условие перехода к устойчивой модели. Включает совершенствование организационной и функциональной его структуры на основе инновационных решений и ресурсосберегающих технологий и интегрированного управления системой. Модернизация сельскохозяйственного землепользования органически связана с модернизацией системы сельского хозяйства.

Модернизация организационной структуры: установление основных частей и элементов его подсистемы и обеспечение их комплексного функционирования, взаимосвязь между сельскохозяйственным землепользованием и подсистемами других ресурсов для оптимального их взаимодействия. Цель модернизации функциональной подсис­темы — совершенствование управления и интегрированного воздействия на объект с получением синергетического эффекта. Включает внедрение инновационных решений и технологий в механизмы экономического, экологического, технологического, информационного и правового аспектов управления.

В последние годы Госкомземгеодезкадастром проводится радикальная модернизация информационного аспекта управления путем внедрения инновационного геодезического и картографического оборудования, приборов и технологий в производство, в том числе беспилотных летательных аппаратов, разработки земельно-кадастровой информации и создания электронной базы данных, и другое. Предусматривается модернизация технологического аспекта управления — осуществление почвенных и геоботанических обследований с применением дистанционных методов изучения свойств земли и растительного покрова и современных почвенных лабораторных комплексов. Для устойчивого землепользования необходима подготовка специалистов по 10-12 новым направлениям. Однако модернизация пока не коснулась экономического, экологического и правового аспектов управления, без чего не будут достигнуты цели по устойчивому использованию земли. Модернизация аспектов управления сельскохозяйственным землепользованием способствует модернизации структуры системы сельского хозяйства.

Интегрированное управление землепользованием (ИУЗ) — это реализация комплекса мероприятий по всем аспектам управления (экономическое, экологическое, технологическое, информационное и правовое) в обоснованной определенной последовательности, сочетании и пропорциях с учетом задач по организации производства на всех территориальных уровнях (государственный, региональный, районный). Его цель — достижение полного воспроизводственного цикла использования земли и повышение эффективности ее использования, предотвращение деградации и улучшение окружающей среды, рост доходов и уровня благосостояния населения. ИУЗ обеспечивает своевременный учет меняющихся природно-климатических и экономических условий и по необходимости усиливает воздействие того или иного аспекта управления в организационном порядке, во времени и пространстве.

ИУЗ базируется на системном подходе к использованию земельных ресурсов с учетом законов природы и экономических в сфере землепользования. Включает разработку Национальной земельной политики, современного земельного законодательства, концепции устойчивого землепользования, планов действий и «дорожных карт» по реализации задач Концепции. Эти нормативно-правовые документы определяют социально-экономическую и экологическую сущность устойчивого землепользования. ИУЗ — основная составная часть управления системой сельского хозяйства. В свою очередь ИУСХ включает комплексное управление всеми подсистемами данной отрасли.

Для перехода к модели устойчивого землепользования в респуб­лике необходимо решить следующие основополагающие задачи:

  • разработать Национальную земельную политику на основе системного подхода к землепользованию и строго придерживаться ее реализации;
  • ввести рынок земли и рыночные земельные отношения;
  • обеспечить расширенное воспроизводство продуктивности земель;
  • внедрить интегрированное управление системой землепользования.

Целесообразно решать одновременно и ряд других менее сложных, но конкретных задач, направленных на устойчивое землепользование.

Так, один из важных факторов развития интенсивного садоводства — перемещение плантаций в предгорные районы (адырные земли). Это будет способствовать более полному использованию благоприятных природно-климатических условий районов для производства плодовой продукции, освоению новых земель с внедрением капельного орошения, высвобождению значительных ценных площадей в долинах под посевные культуры.

Повышение эффективности богарного земледелия требует проведения полной инвентаризации и районирования этих земель по многолетнему среднему годовому количеству атмосферных осадков. Земли с рискованным количеством осадков для посевов зерновых культур целесообразно трансформировать в другие земельные угодья — под засухоустойчивые плодовые кустарниковые насаждения и пастбища. Необходимо в зоне богарного земледелия создать полезащитные лесные полосы, а в зерновых хозяйствах внедрять почвозащитные и другие специальные севообороты. Такая трансформация земельных угодий будет способствовать повышению рентабельности зерновых хозяйств, дальнейшему развитию животноводства и рациональному использованию богарной пашни.

Повышение эффективности пастбищного землепользования может быть достигнуто решением проблемы сбалансированности кормовой базы (с учетом страховых фондов) и внедрения новых организационно-экономических форм хозяйствования на принципах самофинансирования и самоуправления, в том числе и государственно-частного предпринимательства. В республике на одну овцу в среднем приходится около гектара пастбищ, хотя на пустынных и полупустынных пастбищах (85 процентов всех угодий) для овцы требуется четыре-пять гектаров угодий, то есть ощущается нехватка пастбищ. При отсутствии в достаточном количестве пастбищных кормов, очевидно, следует ограничить рост поголовья скота, выпасаемого на пастбищах, так как угодья деградируют и теряют биологическую ценность.

Большая часть мелкого рогатого скота находится в приусадебных и дехканских хозяйствах. Их потребности в пастбищах нельзя игнорировать, необходимо уделить должное внимание развитию этого сектора пастбищного животноводства. На пастбищах лесхозов, в горной и предгорной местности возможен только сезонный выпас скота.

Следовательно, в качестве основных направлений предотвращения деградации угодий и устойчивого развития пастбищного животноводства могут быть рассмотрены:

  • ограничение поголовья скота, выпасаемого на пастбищах;
  • создание недостающей кормовой базы для существующего поголовья скота на орошаемых землях путем выращивания кормовых культур;
  • обеспечение кормовой базы животноводства за счет производства кормов на промышленной основе.

Последний вариант в настоящее время является практически неприемлемым, так как нереально обеспечить недостающее количество кормов. Практическим представляется решение на основе первых двух вариантов: развивать пастбищное животноводство при обоснованном ограничении поголовья мелкого рогатого скота, выпасаемого на пастбищах, и использовать орошаемые земли, выпавшие из хозяйственного оборота, для производства кормовых культур. Такой подход позволит создать надежную кормовую базу, повысить через три-четыре года качество используемых земель с последующим их частичным переводом под посевы других культур. Целесообразно осуществить данное решение в северных и центральных районах Республики Каракалпакстан.

Необходимо осуществлять обоснованное размещение пастбищных хозяйств с разработкой региональных и районных схем землепользования. Требуется обеспечить сбалансированность кормовой базы с учетом создания страховых фондов в условиях изменения климата. Нужно строго поддерживать на пастбищах допустимое поголовье скота, его системный выпас, что позволит предотвращать деградацию угодий. Одновременно следует проводить фитомелиорацию, создавать защитные лесные полосы и исполнять земельное законодательство. В пустынной и полупустынной пастбищной зоне необходима государственная поддержка в строительстве и ремонте скважин и колодцев.

Реализация вышеперечисленных задач позволит через три-четыре года повысить качество земель, а в течение пяти-семи лет перейти к модели устойчивого землепользования.

Гарантией этого являются принимаемые руководством страны меры по дальнейшему улучшению мелиоративного состояния орошаемых земель, широкому внедрению в землепользование и сельскохозяйственное производство инновационных методов и современных ресурсосберегающих агротехнологий, расширению научно-исследовательских работ и внедрению в производство науко­емких и ресурсосберегающих технологий, обозначенных в Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах.

На селекторном совещании Президент Узбекистана еще раз обратил внимание на необходимость дальнейшего повышения эффективности использования земельных ресурсов страны на основе разработки кадастровой информационной системы, определения стоимости земли и формирования рынка земли, усиления исполнения земельного законодательства, подготовки кадров и реализации других мер в сфере землепользования.

Переход к модели устойчивого сельскохозяйственного землепользования во многом определяет устойчивое развитие сельского хозяйства, укрепление продовольственной и экологической без­опасности страны, расширение производства экологически чистой продукции, значительное повышение экспортного потенциала аграрного сектора, доходов и уровня благосостояния населения, качества окружающей среды.

Александр Чертовицкий.
Доктор экономических наук,  профессор ТИИИМСХ.

Важность наследия землепользования для экологии и охраны природы | БиоНаука

Аннотация

Признание важности истории землепользования и его наследия в большинстве экологических систем стало основным фактором, обусловившим недавнее внимание к деятельности человека как законному и важному предмету науки об окружающей среде. Экологи, защитники природы и разработчики политики в области природных ресурсов теперь признают, что наследие деятельности по землепользованию продолжает влиять на структуру и функционирование экосистем в течение десятилетий или столетий — или даже дольше — после того, как эта деятельность прекратилась. Следовательно, признание этого исторического наследия добавляет объяснительную силу нашему пониманию современных условий в масштабах от организмов до земного шара и уменьшает количество ошибок в прогнозировании или управлении будущими условиями. В результате история окружающей среды становится неотъемлемой частью экологической науки и планирования сохранения. Рассматривая различные экологические явления, начиная от биоразнообразия и биогеохимических циклов и заканчивая устойчивостью экосистем к антропогенным нагрузкам, а также исследуя наземные и водные экосистемы от умеренных до тропических биомов, эта статья демонстрирует повсеместное распространение и важность наследия землепользования для науки об окружающей среде и управления ею.

В середине 1980-х годов две группы встретились независимо, в тропическом экспериментальном лесу Лукильо в Пуэрто-Рико и в умеренном лесу Гарвардского леса в Новой Англии, чтобы подготовить предложения для конкурса, чтобы претендовать на долгосрочную перспективу Национального научного фонда (NSF). Программа экологических исследований (LTER). Несмотря на противоположные настройки, группы участвовали в удивительно похожих оживленных обсуждениях одного вопроса: следует ли рассматривать историю человечества и последствия землепользования в прошлом в качестве тем исследования в предложении? В конечном итоге исследовательские группы решили сосредоточить свои исследования на процессах естественного возмущения и динамике экосистем, а также избегать рассмотрения всего, кроме косвенных и неизбежных последствий деятельности человека, таких как кислотные дожди, экзотические организмы и будущее изменение климата.Последствий землепользования в прошлом, которое было длительным и интенсивным в Новой Англии и Пуэрто-Рико, сознательно избегали по прагматическим соображениям: а) многие, хотя и не все, ученые считали, что современные экосистемные модели и процессы в значительной степени не подвержены влиянию далекое прошлое; и (б) среди ученых возник консенсус в отношении того, что сообщество рецензентов и Отделение биологии окружающей среды в Национальном научном фонде не сочувствуют такому прикладному и историческому предмету (Foster 2000).

Оба предложения были успешными, сайты присоединились к сети LTER, а ученые выполнили свои программы фундаментальных исследований природных процессов (Waide and Lugo 1992, Foster and Aber 2003). Однако за последнее десятилетие исследователи этих и других проектов LTER, а также большинство ученых, занимающихся экологией, охраной природы и управлением природными ресурсами, пришли к выводу, что история участка встроена в структуру и функцию всех экосистем, что история окружающей среды является неотъемлемой частью экологической науки, и что исторические перспективы влияют на разработку политики и управление системами, начиная от организмов и заканчивая земным шаром (Motzkin et al.1996, Касперсон и др. 2000, Тилман и др. 2000, Гудейл и Абер, 2001, Фостер, 2002). Этот фундаментальный сдвиг в мировоззрении был вызван по крайней мере четырьмя факторами: (1) расширением экологических исследований до региональных масштабов, где текущая и историческая деятельность человека неизбежна, (2) осознанием того, что большинство «природных территорий» имеют более обширную культурную историю, чем предполагалось, ( 3) признание того, что наследие землепользования удивительно устойчиво, и (4) понимание того, что история добавляет объяснительную силу нашему пониманию современной структуры и функций и уменьшает количество ошибок в прогнозировании или управлении будущими условиями.

В этой статье мы обрисовываем некоторые важные аспекты наследия землепользования для экологии, природоохранной биологии, управления ресурсами и политики. Мы особенно опираемся на опыт LTER, потому что эта сеть имеет подходящие возможности для применения нескольких подходов и сравнительных исследований для изучения долгосрочных последствий человеческой истории (таблица 1). В частности, исследования LTER объединили ретроспективные исследования палеоэкологии, дендрохронологии, археологии и истории, чтобы определить скорости и факторы прошлых изменений в экосистемах и сформулировать исследовательские вопросы (Foster et al.1998, Суонсон и др. 1998), долгосрочные измерения, дополняющие исследования пространства-времени (например, Тилман и др., 2000), крупномасштабные эксперименты для выявления механизмов, лежащих в основе изменений в характере и процессе (Абер и др., 1998, Кнапп и др., 1999). ), и интегративные модели, которые облегчают тестирование и синтез различных исследований и прогнозирование будущих условий (Партон и др. , 1987, Абер и Дрисколл, 1997). Такие плюралистические подходы не уникальны для сети LTER, но им способствуют долгосрочные отношения и местная наука, характерные для программы LTER.Действительно, наш опыт показывает, что в результате этих исследований продолжают быстро появляться идеи и новые проблемы (Дрисколл и др., 2001).

Факторы изменения экосистем и наследие землепользования

Человеческая деятельность и ее последствия настолько разнообразны, от прямого физического воздействия, такого как вырубка леса, до косвенных последствий, таких как глобальное изменение климата, что рассмотрение наследия землепользования может быть безграничным. Мы сосредоточимся на четырех видах деятельности, которые оказали широкое воздействие на наземные и водные экосистемы во всем мире: лесоводство, сельское хозяйство, изменение режимов естественных нарушений (особенно пожаров) и манипулирование популяциями животных.Мы рассматриваем эти процессы не столько с точки зрения их непосредственного воздействия (см. Turner et al. 2003), сколько с точки зрения их устойчивых последствий для структуры и функционирования экосистем спустя десятилетия, столетия или дольше после того, как они произошли и естественные процессы начали действовать. Особое внимание мы уделяем долгосрочным воздействиям на структуру и состав наземных и водных экосистем, структуру и химический состав почвы, а также динамику углерода (C) и азота (N), а также устойчивость наследия землепользования в результате последующих эпизодов естественных нарушений и экологических нарушений. изменять.Поскольку такое наследие прошлой деятельности человека легко упустить из виду, но оно широко распространено на обширных территориях, оно представляет особый интерес для защитников природы и землеустроителей, а также для ученых. Следовательно, в заключение мы рассматриваем важность исторической перспективы и понимания наследия землепользования для разработки и реализации земельной политики.

Стойкие следы древнего землепользования

Удивительно, но во многих частях земного шара древнее землепользование продолжает влиять на современные модели и процессы. Почти 1000 лет назад цивилизация майя, превратившая южный полуостров Юкатан в мозаику полей, домов и храмовых городов, пришла в упадок, тем самым позволив местной биоте снова доминировать в ландшафте (Turner 1974). До середины 20-го века этот регион оставался в основном незаселенным и покрытым лесами (рис. 1). Сегодня региональные градиенты осадков контролируют обширные лесные массивы, местная растительность меняется в зависимости от влажности почвы и прошлых пожаров и ураганов, а лесные заповедники выглядят обманчиво естественными (Turner et al.2003). Тем не менее невозможно интерпретировать физическую среду, структуру растительности или характеристики экосистемы без ссылки на древнюю историю (Бич, 1998 г., Тернер и др., 2003 г.). Состав леса в ландшафтном и региональном масштабах связан с его использованием человеком в прошлом. Микрорельеф леса часто определяется тысячелетним рельефом курганов домов, каменных стен и террас, а структура почвы связана с эрозией, связанной с обезлесением в 700–900 гг. ) во многих озерах и водно-болотных угодьях.Древнее прошлое формирует современные условия и поднимает интригующие вопросы, например, следует ли считать многовековые леса первичными или вторичными и как выводы из этой истории должны изменить наше представление об устойчивости и восстановлении тропических экосистем.

История майя о глубоком, но легко упускаемом из виду наследии древнего столкновения едва ли уникальна. В каньоне Чако, штат Нью-Мексико, продолжающееся распространение можжевельника и сосны создает лесные массивы в полупустынной среде.Эта трансформация, скорее всего, не является реакцией на недавнее изменение климата, а является просто еще одним эпизодом длительного восстановления ландшафта после чрезмерной вырубки анасази около 800–1000 лет назад (Swetnam et al. 1999). Подобные истории о снижении интенсивности землепользования, создав, по-видимому, естественные современные условия, появляются во всем мире от тропических до бореальных регионов (Birks et al. 1988).

Наследие землепользования в структуре и составе леса

Исследование Юкатана и Пуэрто-Рико является частью межсайтового исследования LTER в восточной части Соединенных Штатов и Карибского бассейна, в рамках которого оценивается продолжительность и лежащие в основе механизмы наследия землепользования, инициированного последовательностью обезлесения и лесовосстановления. На большей части этого региона история ранних европейских поселений, лесозаготовок и сельского хозяйства с середины XIX века сопровождалась снижением интенсивности землепользования и естественным лесовосстановлением (Trimble 1974, Thomlinson et al. 1996, Foster and O’Keefe). 2000). Для восьми участков LTER (Хаббард-Брук, Гарвардский лес, Экосистема острова Плам, Исследование экосистемы Балтимора, Береговой заповедник Вирджинии, Сидар-Крик, Гидрологическая лаборатория Коуита и Экспериментальный лес Лукильо) эта история оставила стойкие отпечатки на структуре и функционировании экосистемы с местными, региональные и даже глобальные последствия (рис. 2).

В масштабах от растительности до ландшафта различия в истории землепользования в значительной степени контролируют современные структуры растительности (Zimmerman et al. 1995, Motzkin et al. 1999a, 1999b). Состав верхнего яруса во многих лесах востока и среднего запада США изменился от долгоживущих и теневыносливых поздних сукцессионных видов к более быстрорастущим и часто короткоживущим видам, которые эффективно прорастают или агрессивно заселяют открытые участки. Структура возраста и размера современных лесов часто одновершинна и привязана ко времени, прошедшему с момента заброшенности сельскохозяйственных угодий или последней вырубки леса (Гудейл и Абер, 2001 г.).Важным структурным последствием истории рубок является обилие многоствольных деревьев, что редко встречается в лесах, не подвергавшихся антропогенному воздействию, за исключением хронически нарушенных участков (Дель Тредичи, 2001). На региональном уровне в лесах восточной части Соединенных Штатов отсутствуют крупные деревья, мертвые коряги и сооружения (например, грубые древесные остатки, выкорчеванные насыпи и ямы), которые разнообразят экосистемы в условиях естественных нарушений. В глобальном масштабе одним из последствий интенсивных лесозаготовок является значительное сокращение количества углерода, хранящегося в грубых древесных остатках (Harmon et al.2001).

Исследования, проведенные в Гарвардском лесу, показывают, что еще одним устойчивым наследием землепользования в Новой Англии является гомогенизация видового состава деревьев в региональном масштабе (Foster et al. 1998). Из-за в целом схожей истории сельского хозяйства, лесозаготовок и лесовосстановления предпочтение отдавалось подмножеству региональной древесной флоры с адаптированными к нарушениям чертами жизненного цикла. Результатом является переход от доевропейских моделей изменчивости лесов, которые соответствовали тонким градиентам регионального климата, к более однородным условиям (Fuller et al.1998).

Напротив, в ландшафтном масштабе поразительные различия в сообществах видов подлеска соответствуют историческим воздействиям, которые могут произойти столетие назад или более. Исследования, проведенные исследователями Гарвардского леса на прибрежных и внутренних участках (Motzkin et al. 1996, 1999a, 1999b, 2002, Eberhardt et al. 2003), включая обширное сравнение с европейскими лесными массивами, показывают, что эти композиционные отпечатки наиболее очевидны между участками с постоянным лесом. (т.е. древние лесные массивы и коренные лесные массивы) и прилегающие леса, которые когда-то были вырублены (вторичные лесные массивы; рис. 3).Хотя эти флористические различия могут быть обусловлены различиями в местах, которые предшествуют землепользованию или возникают в результате него, исследования экологически однородных участков с разной историей показывают, что закономерности часто контролируются только землепользованием (Motzkin et al. 1996, Donohue et al. , 1999). Действуют по крайней мере два механизма: (1) интенсивное землепользование может действовать как редактор, удаляя местные виды, которые различаются по своей способности расселяться и восстанавливаться, когда интенсивность использования снижается; (2) это место может быть колонизировано условно-патогенными видами, которые могут сохраняться в течение значительного времени после того, как приживутся (Motzkin et al.1996, Эберхардт и др. 2003). Точно так же в Пуэрто-Рико локальные воздействия, такие как производство древесного угля, привели к образованию характерных участков леса, которые усугубили неоднородность ландшафта (Thompson et al. 2002).

Отпечатки землепользования на почвах

Отпечатки землепользования в прошлом на свойствах почвы столь же устойчивы и могут иметь важные последствия для функционирования и динамики экосистем, начиная от лесов и заканчивая пастбищами (Trimble 1999). Многие стойкие физические, химические и биологические изменения вызываются земледелием, сжиганием и выпасом скота (Haas et al.1957, Берк и др. 1989 г., Дэвидсон и Акерман 1993 г., Комптон и др. 1998, Пуят и Эффланд, 1999). Вспашка гомогенизирует верхние горизонты почвы на глубину от 10 до 30 сантиметров (см), оставляя однородный горизонт Ар (т. е. пахотный) (см. рис. 2), который может быть обеднен углеродом и азотом, хотя конкретное воздействие будет варьироваться в зависимости от почвы. поправки, такие как известкование и внесение удобрений, а также тип и продолжительность посевов (Комптон и др., 1998 г., Нопс и Тилман, 2000 г., Рихтер и др., 2000 г.). При изменении растительности и условий окружающей среды изменяются микробные популяции, и часто облегчается инвазия экзотических организмов, включая дождевых червей (Callaham, Blair, 1999).

Когда обрабатываемые участки заброшены и восстанавливается местная растительность, физическое и биологическое развитие почвы происходит медленно. Горизонты Ap могут сохраняться в течение сотен лет, поскольку новые слои A, E и B постепенно дифференцируются. Исследования на лесных участках (Хаббард-Брук, Гарвардский лес, Ковита, Сидар-Крик и Калхунский лес в Южной Каролине) и пастбищах (короткотравные степи и прерии Конза) показывают, что различия в pH, C и N, вызванные сельским хозяйством, могут сохраняться в течение длительного времени. от десятилетий до столетий после прекращения использования и восстановления местных видов и процессов (Burke et al.1995, Коффин и др. 1996, Комптон и др. 1998, Баер и др. 2002).

В Сидар-Крик Кнопс и Тилман (2000) использовали комбинацию хронологических последовательностей, долгосрочных измерений и моделирования для исследования траекторий восстановления почвы на песчаных равнинах, засаженных лесом после заброшенных полей. До 75% азота и 89% углерода были истощены из верхних 10 см минеральной почвы во время прекращения сельскохозяйственных работ по сравнению с нетронутыми участками. В последующие десятилетия траектории восстановления различных свойств почвы различаются: например, органический углерод, общее содержание азота и общая биомасса растений увеличиваются с разной скоростью, чем восстановление отношения углерода к азоту, микробного углерода и микробного азота. На основании этих результатов предполагается, что наследие прошлого землепользования в содержании углерода и азота в почве этого сухого дубово-лесного ландшафта будет сохраняться в течение 150 лет. Берк и его коллеги (1997) предложили сопоставимый период времени, необходимого для восстановления уровня углерода в почве в низкотравных прериях после двух десятилетий выращивания (рис. 4). Аналогичным образом, исследователи из высокотравных прерий Конца документально подтверждают, что общее содержание углерода на ряде восстановленных пастбищ остается на 36% ниже (4390 граммов [г] углерода на квадратный метр [м 2 ]), чем в сопоставимых природных прериях (6830 г углерода). на м 2 , Baer et al.2002). Темпы поступления С (в верхние 5 см почвы) за первые 12 лет составили в среднем 58 г на м 2 в год, что предполагает как минимум 30-летний восстановительный период.

Это наследие землепользования может сильно повлиять на продуктивность последующей растительности (Richter et al. 2000). На большей части юго-востока Соединенных Штатов широкие пространства вторичных сосновых лесов занимают участки, которые ранее использовались для выращивания хлопка и других культур до того, как они были заброшены и сменялись естественным путем (Trimble, 1974).Азот и органические вещества почвы были удалены в результате многократного возделывания сельскохозяйственных культур и эрозии, в то время как внесение удобрений, хотя и не полностью противодействовало этим эффектам, повышало концентрацию азота в остаточном органическом веществе почвы. После 50-125 лет освоения лесов верхние 30 см почвы в этих старополевых сосновых лесах содержат только 64% ​​N и 59% C сплошных лиственных лесов. Характер и характер севооборотов и режимов рубок на Юго-Востоке чрезвычайно разнообразны.Однако во всех случаях нынешнее землепользование в значительной степени является результатом истории землепользования, и значительная часть круговорота азота в этих сосновых лесах связана с внесением удобрений много десятилетий назад (Richter et al. 2000). Разнообразие нынешних практик лесопользования, безусловно, приведет к очень сложному наследию в будущем, которое наложится на сегодняшнее наследие.

Землепользование и структура и функции водных экосистем

Наследие прошлого земледелия распространяется на водные экосистемы, встроенные во вторичные лесные ландшафты.При оценке фаунистического разнообразия рек в южных Аппалачах вокруг Ковиты Хардинг и его коллеги (1998) определили, что современный состав и разнообразие беспозвоночных и рыб лучше всего предсказываются не по нынешнему лесному покрову или окружающей среде, а по использованию земель водосборных бассейнов более пяти десятилетий назад. Это наследие является результатом сочетания биологических факторов и факторов среды обитания. Например, макробеспозвоночные медленно распространяются вверх по течению, и поэтому после удаления популяции восстанавливаются лишь постепенно.Кроме того, крупные физические структуры, такие как грязевые дамбы, которые контролируют среду рек и разнообразие среды обитания, медленно развиваются после интенсивной деятельности, такой как сплошные рубки или сельское хозяйство.

Грубая древесина, происходящая из наземных экосистем, является важным элементом водных экосистем. Стволы, корневая масса, ветки и более мелкий органический материал образуют плотины из мусора, которые рассеивают энергию потока и разнообразят структуру среды обитания в речной и озерной среде. В старовозрастных лесах поступление древесины в ручьи происходит эпизодически, в связи с гибелью или повреждением деревьев (Bilby 1981).Массивные бревна создают эффективные плотины, которые отводят воду и задерживают мелкие органические вещества, такие как опавшие листья, позволяя им разлагаться и высвобождать питательные вещества (Билби и Лайкенс, 1980). Крупные бревна сопротивляются смещению во время ураганов и медленно разрушаются, тем самым сохраняя устойчивые конструкции. В течение десятилетий после рубки подача больших мертвых бревен прекращается, а существующий материал разлагается. Результатом является продолжающееся высвобождение накопленного органического вещества, увеличение скорости потока, уменьшение сложности русла и упрощение среды обитания ручья. Экспериментальные манипуляции с водоразделом в Хаббард-Брук и Ковите позволяют количественно оценить эти воздействия и механистически связать их. В ручьях Нью-Гэмпшира после вырубки леса произошел большой вынос органического вещества, при этом 84% движения органических веществ вниз по течению было связано с повышенной эрозионной способностью материала, а 16% — с увеличением стока (Bilby 1981).

Региональные исследования, проведенные исследователями Хаббард-Брук, показывают, что из-за лесозаготовок в конце 19-го и начале 20-го веков плотины из органического мусора остаются редкостью на ручьях среднего размера (т.е., потоки шириной более 7 м) и потребуются многие дополнительные десятилетия для восстановления (Bilby and Likens 1980, Bilby 1981). Из-за изменений в гидрологии рек и качества аллохтонных притоков качество и количество органического вещества рек также требуют значительного времени для восстановления во вторичных лесах. В целом органическое вещество в ненарушенных водосборных бассейнах является тугоплавким и имеет длительное время пребывания. Напротив, в вырубных и старопольных лесах соединения С легко разлагаются, более лабильны и преходящи.Аналогичные процессы протекают в озерных экосистемах. Во многих водосборных бассейнах землепользование фактически устранило поток древесных остатков в прибрежную и прибрежную среду, что оказало долгосрочное пагубное воздействие на пополнение крупной рыбы и влияние на всю пищевую сеть (Christensen et al. 1996).

Прошлые условия и воздействие землепользования оказывают и другие устойчивые воздействия на современные озера. Развитие и связанное с этим поступление питательных веществ со временем приводят к тому, что многие озера становятся все более эвтрофными.Изменение этого состояния является основной задачей управления озером; однако исследования, проведенные исследователями на участке LTER в северных умеренных озерах, показывают, что наследие землепользования в окружающих водоразделах может помешать этим усилиям (Bennett et al. 1999, 2001). Внесение удобрений в сельском хозяйстве и пригородах приводит к значительным запасам фосфора (P) по всему ландшафту. Следовательно, даже при значительном сокращении поступления воды водосборные бассейны могут продолжать выделять фосфор и поддерживать эвтрофические условия в течение десятилетий.

Медленное восстановление озер из-под землепользования наблюдается во многих условиях. Повсеместное лесовосстановление оставляет многие восточные водоразделы США в менее нарушенных условиях, чем столетия назад, и позволяет оценить скорость восстановления озерных экосистем (Фрэнсис и Фостер, 2001 г.). Удивительно, но исследования, проведенные учеными из Гарвардского леса, показывают, что через 100–150 лет после лесовосстановления основные физические и биологические аспекты водной среды, включая скорость накопления отложений и содержание органических веществ, совокупность ископаемых хирономид и продуктивность, остаются измененными и практически не возвращаются к более ранним условиям. .

История землепользования и наземные экосистемы

Наследие исторической деятельности обусловливает восприимчивость и реакцию некоторых экосистем на стресс и нарушения и играет решающую роль в оценке уязвимости экосистемы к этим факторам. На большей части земной поверхности N является ограничивающим питательным веществом, которое контролирует продуктивность и аспекты системы биосфера-атмосфера. Деятельность человека изменила глобальный цикл азота, в результате чего большие регионы получают значительно повышенные уровни азота за счет сухих и влажных отложений.Избыток азота может нарушить метаболизм растений и ключевые экосистемные процессы, повлиять на состав и здоровье лесов, а также попасть в грунтовые воды и водные системы, где он может стать загрязнителем и опасным для здоровья (Aber et al. 1989). Следовательно, понимание механизмов, контролирующих восприимчивость лесов и реакцию на этот антропогенный стресс, является серьезной научной и политической задачей.

Сотрудники Harvard Forest и Hubbard Brook разработали и проверили ряд гипотез, касающихся насыщения азотом лесных экосистем (Aber et al.1989, 1998). Долгосрочные эксперименты в сочетании с региональными полевыми исследованиями показывают, что история ландшафта является основным фактором, определяющим состояние экосистемы и реакцию на осаждение N (Гудейл и др. , 2000 г., Гудейл и Абер, 2001 г.). Часто предыстория важнее, чем состав леса или количество отложений, для прогнозирования реакции экосистемы на азот или характеристики рек и почвы, такие как концентрация азота и скорость потери нитратов (NO 3 ) и растворенного органического и неорганического азота ( Гудейл и др.2000, Оллингер и др. 2002). В водоразделах, нарушение которых в результате пожаров или лесозаготовок в 19 и начале 20 веков вызвало потери азота в результате улетучивания, вымывания NO 3 и выноса органического вещества, лесные экосистемы в настоящее время накапливают азот быстрее, чем в соседних старых водоразделы роста. Этот контроль над динамикой питательных веществ в масштабах водосбора может сохраняться более века (Goodale and Aber 2001).

Параллельные эксперименты, в которых азот постоянно добавлялся в леса в течение более десяти лет, подтверждают, что история землепользования определяет скорость, с которой происходит насыщение азотом и избыток азота начинает выщелачиваться в систему подземных вод (Aber et al. 1998). На участках сплошного лесопосадки лиственных пород, которые интенсивно вырубались и сжигались, выщелачивание N не наблюдалось до 10 лет, даже при очень высоких дозах NO 3 и аммония (NH 4 ): составляет 150 килограммов (кг) на гектар (га). Напротив, соседние сосновые леса на участках, которые возделывались в 19 веке и были дополнены внесением навоза, испытали выщелачивание NO 3 за 3 года на участках с высоким содержанием азота и за 9 лет при низких нормах внесения.Сосны на участках с высоким содержанием азота также были менее продуктивными. Этот результат тем более поразителен, что сосновые древостои с более длительной лиственной ретенцией, более низким качеством подстилки и более плотным азотным циклом, как ожидается, будут в большей степени ограничены по азоту и способны хранить больше азота, чем соседние лиственные леса. В целом эти результаты свидетельствуют о том, что история участка сильно определяет траекторию насыщения (Aber et al. 1998).

В полузасушливых пастбищах, которые обычно не признаются ограниченными по азоту, поправки на азот могут стать наследием.Сегодня участки, которые были обогащены азотом 30 лет назад, по-прежнему имеют более высокую доступность азота и больший покров экзотических растений, чем контрольные участки (Milchunas and Lauenroth, 1995). Однолетние экзотические виды имеют ткани с низким отношением C к N, которые поддерживают высокие скорости минерализации N, что позволяет предположить, что обратная связь между добавками N и экзотическими видами оказывает постоянное влияние на функционирование экосистемы.

Поскольку история землепользования играет не менее важную роль в местной динамике углерода, история становится критическим вопросом в глобальном цикле углерода и занимает важное место в соответствующих политических дискуссиях.Скорость увеличения содержания углекислого газа в атмосфере (CO 2 ) определяется балансом между выбросом и хранением C в наземных и морских бассейнах. Многие данные свидетельствуют о том, что значительный поглотитель углерода расположен в средних широтах Северной Америки, регионе, где происходят долгосрочные изменения в результате прошлых лесозаготовок, тушения пожаров и лесовосстановления (Casperson et al. 2000, Tilman et al. 2000). ). Этот региональный поглотитель является основным наследием меняющихся моделей землепользования; следовательно, его масштабы и продолжительность будут в значительной степени определяться запаздыванием реакции экосистемы и восстановления после этих воздействий.Несмотря на большие неопределенности в отношении таких процессов, как повышение содержания CO 2 , азотное удобрение и влияние климата на динамику углерода, включение исторических факторов и их экологического наследия значительно повышает эффективность моделей на всех масштабах (Casperson et al. 2000).

На бывших сельскохозяйственных угодьях и вырубках, где интенсивность землепользования снизилась за последние столетия, восстановление истощенного почвенного углерода и возобновление роста лесов приводят к связыванию значительных количеств углерода в надземных и подземных бассейнах (Compton et al. 1998, Гудейл и Абер, 2001). Поскольку нынешний прирост древесины превышает уровень добычи на большей части востока Соединенных Штатов, чистый эффект от этих процессов может быть значительным (Casperson et al. 2000). По мере взросления лесов и расширения деятельности, включая переустройство лесов, эти балансы будут меняться. Следовательно, понимание и прогнозирование этих процессов является критически важной задачей.

На обширных территориях, подвергшихся тушению пожаров в 20-м веке, накопление углерода происходит за счет роста и созревания лесов, вторжения лесных массивов на прежние земли с преобладанием травы или кустарников, заполнения редколесий и накопления более глубоких органических горизонтов почвы и крупных отмерших древесный материал (рис. 5; Vose 2000).Эти процессы происходят стремительно. Например, на участке LTER во Флинт-Хиллз в Канзасе исследователи документально подтверждают, что галерейные леса и кедровые редколесья широко расширяются за счет бывших прерий и лишь локально контролируются с помощью огня, скашивания или вырубки (Knight et al. 1994, Briggs et al. , 1998). Насаждения красного кедра возрастом от 60 до 80 лет, которые заменили естественные пастбища, накопили до 10 600 г C на м 2 в надземной биомассе и в среднем почти 700 г C на м 2 в массе лесной подстилки. что приводит к существенному увеличению чистых запасов углерода в экосистеме и изменению распределения надземного углерода по сравнению с естественными пастбищами.В дубовых лесах юго-восточной Миннесоты участки, подлежащие тушению пожаров, также демонстрируют заметные различия в связывании углерода по сравнению с экспериментально сожженными участками в Сидар-Крик (рис. 5; Тилман и др., 2000).

В бореальном регионе Аляски тушение пожаров приводит к хранению углерода в глубоких органических слоях почвы, что обеспечивает изоляцию, что приводит к более прохладным и влажным почвам и тенденции к развитию вечной мерзлоты или уменьшению активного слоя сезонного оттаивания почвы.Исследования на участке LTER Bonanza Creek показывают, что долгосрочные последствия этого процесса включают снижение продуктивности участка по мере снижения корневого метаболизма, разложения и доступности питательных веществ.

Сохранение наследия землепользования в результате естественных нарушений

Наследие землепользования в прошлом взаимодействует с процессами естественных нарушений и может затруднить интерпретацию режимов нарушений во многих ландшафтах. Структура и состав растительности в значительной степени контролируют восприимчивость ландшафта и реакцию экосистемы на пожар, ветер и движение масс, и, следовательно, изменение растительности в результате землепользования в прошлом может изменить эти реакции, что имеет важные последствия для политики и управления.Не менее важно сохранение наследия землепользования в течение нескольких эпизодов нарушений. Этот вывод имеет решающее значение, поскольку ученые, изучающие склонные к нарушениям ландшафты, часто неправильно описывают реакцию и условия после воздействия как «естественные» в том смысле, что естественные процессы были непосредственной причиной характера нарушения и реакции экосистемы (Eberhardt et al. 2003). Долговечность наследия землепользования также противоречит распространенному предположению о том, что естественные процессы и условия могут быть восстановлены на ландшафтах, измененных человеком, просто путем применения исторически значимых нарушений, таких как установленный пожар (Stephenson 1999).

После серьезного ущерба, нанесенного Пуэрто-Рико ураганом Хьюго, исследователи из Лукильо отметили, что поразительные закономерности флористической изменчивости и сукцессионной траектории больше соответствуют землепользованию в 19-м и начале 20-го веков, чем фактической серьезности выброса. Эти результаты были получены неожиданно, когда ученые, документировавшие распространение и разнообразие видов на участках долгосрочного мониторинга, обнаружили ранее неизвестные модели предшествующего землепользования (Zimmerman et al.1995, Томпсон и др. 2002). Точно так же хорошо дифференцированные модели изменчивости растений и почвы на песчаных равнинах Новой Англии связаны с историческими вариациями в сельском хозяйстве 19-го века и демонстрируют небольшие изменения, несмотря на повторяющиеся эпизоды пожаров (Motzkin et al. 1996, Eberhardt et al. 2003). Даже сильный пожар мало влияет на подземные условия этой растительности, и, как и в Пуэрто-Рико, растения восстанавливаются вегетативно путем прорастания. Следовательно, хотя огонь, подобно ураганному ветру, сильно влияет на структуру растительности, создавая новый возрастной и размерный состав, он не изменяет флористическую структуру, установленную землепользованием столетием ранее.Таким образом, исследование, проводимое вне исторического контекста, может легко приписать полученную растительность исключительно условиям местности и естественным нарушениям.

Перспективы и значение для руководства

Признание того, что история нарушений формирует долгосрочную структуру, состав и функции большинства экосистем и ландшафтов, может повысить эффективность управления (Swetnam et al. 1999). Напротив, игнорирование исторического наследия может привести к развитию непродуманных схем сохранения и управления (Foster 2000). Исторические перспективы помогают интерпретировать ландшафты, которыми мы хотим управлять, и способствуют определению реалистичных целей и соответствующих инструментов и подходов для достижения этих целей (Landres et al., 1999). Исторические исследования также могут привнести в процесс планирования трезвую реальность, подчеркнув ограничения наших усилий. В конце концов, изменения в экосистемах, обусловленные историческим наследием и естественными экосистемными процессами, создают ландшафтные условия, которые существенно ограничивают выбор политики и управления.Во всех случаях исторические исследования подчеркивают множественность прошлых состояний и потенциальных направлений управления и, следовательно, укрепляют убеждение в том, что, хотя наука и история могут информировать руководство, конечным двигателем политики являются человеческие ценности и представления.

Наследие землепользования имеет различное значение в контексте различных ландшафтных и управленческих целей. Эти контексты разнообразны и охватывают широкий диапазон: дикие земли, такие как национальные парки или районы дикой природы, где естественность является целью управления или предполагаемым контекстом исследовательских проектов; ландшафты природных ресурсов, которые используются для производства при сохранении местных видов и процессов; плантации и другие интенсивно используемые товарные земли, которые могут включать экзотические химические вещества и неместные виды сельскохозяйственных культур; и культурные ландшафты, где традиционные методы землепользования используются для поддержания неестественных свойств в контексте конкретных целей, таких как сохранение сообществ видов или исторических условий. В следующем разделе мы приводим примеры из этого континуума, отмечая случаи, когда наука и политика встречаются при планировании, управлении и сохранении.

Дикие земли и ландшафты управляемых природных ресурсов

В Северной Америке 500 лет назад выпас крупных травоядных животных, таких как бизоны, лоси и лоси, несомненно, навязывал различные модели видового разнообразия, структуры и состава растительности, а также функции экосистемы (Axelrod 1985, Milchunas et al. 1998, Knapp et al.1999). В некоторых районах сохраняются крупные пастбища, но на большей части континента удаление этих видов или замена их домашним скотом вызвало ряд изменений, которые легко упустить из виду, — наследие человеческой деятельности. Долгосрочные исследования подчеркивают роль местных пастухов, обеспечивают мотивацию для их восстановления и иногда выявляют культурные заменители их деятельности в районах, где товарное производство является важной целью (Knapp et al. 1999).

В прерии Конза долгосрочные экспериментальные манипуляции исследуют диапазон воздействий и взаимодействий между выпасом бизонов (или крупного рогатого скота), пожаром, покосом или отсутствием управления.Интересно, что, хотя огонь уменьшает травяной покров, минерализует питательные вещества и повышает продуктивность желаемыми способами, которые не воспроизводятся скашиванием, добавление бизонов необходимо для поддержания высокого уровня разнообразия местных растений (Collins et al. 1998). Бизоны пасутся преимущественно на злаках, избегая большинства разнообразных разнотравий и предпочитая питаться на выжженных участках, где травы с высоким ростом и густым покровом, как правило, вытесняют другие виды. При пастбищном режиме более мелкие травы, таким образом, увеличиваются в количестве и численности.

Зубры также создают различные схемы выпаса скота в трех пространственных масштабах, что увеличивает разнообразие среды обитания. Пастбищные участки площадью от 20 до 50 м 2 интенсивно возделываются, в то время как пастбищные газоны образуют более крупные площади (> 400 м 2 ) с менее интенсивной дефолиацией. Постепенное смещение этих территорий, избирательное сокращение преобладающих трав и другие воздействия, включая перераспределение питательных веществ, валяние и туши бизонов, создают динамическую мозаику микросред обитания. В более широком масштабе бизоны исторически мигрировали сезонно, что на протяжении десятилетий смещало это лоскутное одеяло географически.Ясно, что реинтродукция бизонов, подобная той, что была осуществлена ​​в Конце и некоторых других местах, является критическим элементом в восстановлении высокотравных прерий, которые когда-то покрывали 68 миллионов гектаров (а сейчас их общая площадь составляет 150 000 га) с примерно 30 миллионами до 60 миллионов зубров. Что еще более важно, исследования Концы показывают, что, хотя крупный рогатый скот не имитирует все аспекты экологии бизонов (например, они не валяются и их редко оставляют умирать в заповедниках), они достаточно похожи, чтобы привести доводы в пользу содержания скота, управляемого из-за его экологической чистоты. роль, на участках, где зубры не будут соответствовать целям землевладельца.Точно так же 50 лет экспериментов в низкотравной степи подчеркивают важность выпаса скота для поддержания структуры экосистемы (Милчунас и др., 1998).

Долгосрочные и исторические исследования позволили получить фундаментальную информацию об управлении прериями, лесными массивами и лесными районами, где на протяжении большей части прошлого века пожары подавлялись. Во многих случаях управление лесным хозяйством, предписанные пожары и «предписанные природные пожары» были реализованы на основе понимания режима естественного возмущения лесными пожарами и в попытке обратить вспять условия, которые являются наследием прежней политики (Knops and Tilman 2000, Vose 2000). ).Эти подходы включают использование понимания исторических режимов пожаров для разработки управления лесным хозяйством, которое будет поддерживать местные виды и процессы в ландшафтах, где производство товаров и цели сохранения сбалансированы (Cissel et al. 1998). Предпосылка этого подхода заключается в том, что создание и поддержание местообитаний, находящихся в диапазоне условий, которые местные виды занимали в прошлом, будет способствовать выживанию этих видов.

Эта концепция исследуется на участке экспериментального леса H. J. andrews LTER в Орегоне (Cissel et al.1998). Для интерпретации прошлого режима нарушений этого сложного ландшафта использовались различные методы, где интервалы повторяемости пожаров варьировались от менее одного до нескольких столетий в зависимости от топографии, растительности и других факторов. Затем эта информация была использована для разработки плана управления ландшафтом для водораздела площадью 23 900 га, примыкающего к лесу Эндрюса. Частота, интенсивность и пространственные закономерности рубок леса в этом плане отчасти обусловлены режимом естественного нарушения.Приблизительно 25% площади ранее были вырублены сплошными разрозненными участками, что привело к значительной фрагментации лесного массива; таким образом, одна из целей состоит в том, чтобы восстановить структуру ландшафта в соответствии с историческими условиями. Более долгосрочная цель состоит в том, чтобы разработать систему управления, позволяющую добывать древесину, создавая при этом наследие землепользования, которое защищает местные виды и процессы. В настоящее время осуществляется реализация плана с использованием адаптивного подхода к управлению, который включает в себя мониторинг и дальнейшие исследования для сбора новой информации, которая будет использоваться при корректировке плана.В некотором смысле это сознательная попытка свести к минимуму наследие землепользования в том, что по своей сути является динамичным ландшафтом.

Культурные ландшафты, возвращенные к их культурному прошлому

В восточной части Северной Америки и северо-западной Европе среди наиболее быстро сокращающихся и находящихся под угрозой исчезновения видов находятся виды пастбищ, кустарников и ранних сукцессионных лесов, которые постепенно превратились в зрелые леса, были освоены или были помещены под интенсивное сельскохозяйственное управление (Birks и другие. 1988, Викери и Данвидди, 1997, Аскинс, 2000). Региональные исследования, проведенные исследователями на площадке LTER в Гарвардском лесу, подчеркивают антропогенное наследие этих закономерностей. На острове Нантакет, штат Массачусетс, где сосредоточена одна из самых больших концентраций необычных и редких видов на востоке Соединенных Штатов, обширное обследование заповедников пастбищ, кустарников и вересковых пустошей подтвердило, что практически все участки были интенсивно изменены для нужд сельского хозяйства. за последние 300 лет.Хотя изначально остров был покрыт лесом, в середине 19 века остров был расчищен, и на нем содержалось от 10 000 до 15 000 овец. Хотя большая часть Нантакета и соседнего Виноградника Марты сегодня кажутся естественными, ландшафт и биотические комплексы во многом являются продуктом истории антропогенной деятельности (Моцкин и Фостер, 2002 г., Фостер и др., 2002 г.). Посягательство на древесную растительность и развитие человека угрожают исчезновением нелесных видов во многих районах. Хотя огонь все чаще используется для противодействия этой тенденции, исследования показывают, что методы, ответственные за создание этого ландшафта, особенно выпас овец, вероятно, будут наиболее эффективными для его сохранения.Природоохранные организации недавно начали экспериментировать именно с этими подходами.

Общие соображения и отрезвляющая реальность для реставрации

Сохранение часто обусловлено желанием восстановить природные территории до прежнего состояния, характеризуемого как соответствие «естественному диапазону изменчивости» или «коренному характеру системы» (Landres et al. 1999). В большинстве случаев, когда принимается эта точка зрения, последствия истории землепользования (за пределами деятельности коренных американцев) рассматриваются как негативные, и предпринимаются усилия по устранению наследия предшествующей деятельности человека (Moore et al.1999). В этих ситуациях историческая и экологическая работа в рамках LTER и аналогичных исследовательских программ позволяет определить последствия землепользования, желаемое будущее состояние или деятельность, которые необходимо восстановить, а также некоторые средства достижения восстановления экосистемы.

Тем не менее, сохранение наследия землепользования должно привнести некоторую осторожность в реальность восстановительных работ. Ручьи и озера, в которых десятилетия лесовосстановления привели к незначительному восстановлению фауны или физических и химических условий, указывают на некоторые препятствия для восстановления (Harding et al.1998, Беннетт и др. 1999, Фрэнсис и Фостер, 2001). Взаимосвязь между физическими, химическими и биологическими процессами восстановления означает, что во многих случаях длительное наследие предшествующих условий и нарушений будет сохраняться во многих условиях, когда поверхностные физические проявления говорят об обратном.

Аналогичным образом, устойчивые следы прошлой деятельности человека в почвах и образцы растительности перед лицом последующего нарушения подчеркивают ограниченность восстановления за счет повторного введения режимов естественного нарушения (Zimmerman et al.1995, Стефенсон 1999). Предписанный огонь часто используется для восстановления измененных сообществ или экосистем, которые считаются деградировавшими в результате предшествующего землепользования, включая тушение пожаров. Однако исследования ряда экосистем показывают, что состав растений и характеристики почвы могут относительно не измениться в результате этой новой волны пожаров (Motzkin et al. 1996). По сути, реинтродукция исторически естественных процессов не обязательно восстанавливает исторические условия экосистемы (ср.Стефенсон 1999).

Многие ценные ландшафты и биотические комплексы образовались в результате прошлой деятельности человека (Birks et al. 1988). Поддержание этих культурных ландшафтов и их биоты часто требует продолжения или возобновления традиционной хозяйственной деятельности. Однако признание следа землепользования часто представляет собой загадку для американских защитников природы, приверженных природным процессам и местным сообществам. Во многих ландшафтах ранних европоселенцев столетия выпаса скота, скашивания, вспахивания и сжигания породили мозаику нарушений, которая поддерживает необычные цветочные и фаунистические сообщества.По мере того, как традиционные методы землепользования меняются или прекращаются, эти ландшафты меняются, а их культурно поддерживаемая биота сокращается, как в примере с Нантакетом.

Интродуцированные виды являются еще одним наследием человеческой деятельности, которое необходимо приспособить во многих экосистемах. В Пуэрто-Рико, например, летучие мыши являются единственными сохранившимися местными млекопитающими, но мангусты (завезенные в 1877 г.) и крысы (возможно, прибывшие с Колумбом в 1493 г.) теперь являются важными хищниками, семенными хищниками и насекомоядными в некоторых экосистемах (Willig and Gannon 1996). ).Эти инопланетяне не могут быть уничтожены, и поэтому усилия по сохранению и восстановлению должны также учитывать их присутствие и воздействие.

Траектории наследия в будущее

Этот критический взгляд на наследие землепользования помещает нынешнее состояние экосистемы в контекст ее изменений, которые включают землепользование в прошлом, климат и естественные нарушения, а также эндогенные сукцессионные процессы. В нем подчеркивается понимание современных ландшафтных моделей и процессов, которые могут возникнуть в результате рассмотрения этих исторических событий, и подчеркивается необходимость включения этой длительной временной перспективы и понимания наследия при формулировании целей сохранения и управления. Динамика прошлого формирует текущие условия и ограничивает будущие ответы. Между тем, наш текущий набор действий по землепользованию продолжает усложнять и добавлять будущее наследие в существующие модели. С этой точки зрения мы можем рассматривать наши нынешние исследования современного землепользования как закладывающие основу для понимания их наследия в далеком будущем. Это говорит о важности разработки и реализации очень долгосрочных экспериментов и программ мониторинга, которые облегчат интерпретацию наследия и взаимодействия землепользования, процессов естественного возмущения и изменения климата, что является подходящей задачей для долгосрочных экологических исследований.

Благодарности

В этой рукописи в значительной степени помогли предложения Джона Хобби, Стива Карпентера, Тима Систедта, Гленна Моцкина, Тима Паршалла, Дэйва Орвига, Нэнси Гримм, Моники Тернер, Мэтью Гринстоуна и двух анонимных рецензентов. Дороти Рекос Смит, Одри Баркер Плоткин и Дебби Скэнлон внесли значительный вклад в разработку рукописи. Работа, описанная в этой статье, была широко поддержана Программой долгосрочных экологических исследований Национального научного фонда и другими государственными и федеральными агентствами.

Приведенные ссылки

1

.

1997

Воздействие землепользования, изменения климата и осаждения N на круговорот азота и накопление углерода в северных лиственных лесах

Глобальные биогеохимические циклы

11

:

639

0452

.

1989

Насыщенность азотом в северных лесных экосистемах

BioScience

39

:

378

386

3

.

1998

Насыщение азотом в лесных экосистемах умеренного пояса: пересмотр гипотез .

2000

Восстановление птиц Северной Америки: уроки ландшафтной экологии

Нью-Хейвен (Коннектикут): издательство Йельского университета 5

.

1985

Возвышение пастбищного биома

Ботанический обзор

51

:

163

189

6

.

2002

Изменения в структуре и функционировании экосистемы в хронологической последовательности пастбищ, восстановленных в рамках Программы сохранения резерватов

Экологическое применение

Предстоящие 7

.

1998

Почвенные катены, тропическая вырубка лесов и древняя и современная эрозия почвы в PetAcn, Гватемала

Физическая география

19

:

378

405 8

4 .

1999

Фосфорный баланс водораздела озера Мендота

Экосистемы

2

:

69

75

9

.

2001

Воздействие человека на подверженный эрозии фосфор и эвтрофикацию: глобальная перспектива .

1981

Роль дамб органического мусора в регулировании выноса растворенных и взвешенных веществ с лесистого водораздела

Экология

62

:

1234

1243

04 .

1980

Значение дамб из органического мусора в структуре и функционировании речных экосистем

Экология

61

:

1107

1113

12

.

1987

Экосистемы, палеоэкология и вмешательство человека в субтропическую и тропическую Америку . eds

1988

Культурный ландшафт: прошлое, настоящее и будущее

Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета 14

.

1998

Ландшафтная перспектива закономерностей и процессов в высокотравных прериях

Страницы

265

279

в Knapp AK, Briggs JM, Hartnett DC, Collins SL, eds. Динамика пастбищ: долгосрочные экологические исследования в высокотравных прериях. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета 15

.

1989

Влияние текстуры, климата и культивации на содержание органического вещества в почве в U.S. луговые почвы

Журнал Общества почвоведов Америки

53

:

800

805

16

.

1995

Восстановление органического вещества почвы на полузасушливых пастбищах: значение для программы сохранения резервов

Экологическое применение .

1997

Биогеохимия управляемых пастбищ в центральных пастбищах США

Страницы

85

102

в Paul E, Paustian K, ред. Органическое вещество в агроэкосистемах США. Бока-Ратон (Флорида): Lewis Publishers 18

.

1999

Влияние различных методов землеустройства на инвазию дождевых червей североамериканских высокотравных прерий .

2000

Вклад истории землепользования в аккумуляцию углерода в лесах США .

1996

Воздействие жилой застройки на берегу озера на крупный древесный мусор в озерах северной умеренной зоны

Экологическое применение .

1998

Ландшафтный план, основанный на исторических режимах пожаров для управляемой лесной экосистемы: исследование Augusta Creek

Портленд (Орегон): Министерство сельского хозяйства США, Лесная служба, Тихоокеанская северо-западная исследовательская станция. Общий технический отчет PNW-GTR-22 22

.

1996

Восстановление растительности на полузасушливых пастбищах через 53 года после нарушения

Экологическое применение .

1998

Модуляция разнообразия путем выпаса скота и скашивания в естественных высокотравных прериях .

1998

Почвенный углерод и азот на сосново-дубовой песчаной равнине в центральном Массачусетсе: роль растительности и истории землепользования .

1993

Изменение запасов углерода в почве при возделывании ранее распаханных почв .

2001

Прорастание деревьев умеренного пояса: морфологический и экологический обзор .

1999

Влияние прошлого и настоящего на распространение видов: история землепользования и демография грушанки

Journal of Ecology

88

:

303

316

5 04 .

2001

Кислотное осаждение на северо-востоке США: источники и входы, воздействия на экосистемы и стратегии управления .

2003

Сохранение изменяющихся ландшафтов: растительность, история землепользования и пожары на национальном побережье Кейп-Код

Экологическое применение

Ожидается 30

.

2000

Уроки и проблемы сохранения из истории экологии

История леса сегодня (осень)

2

11

31

.

2002

От исторической географии к экологии и сохранению: уроки ландшафта Новой Англии

Journal of Biogeography

29

:

1269

1275 4

0 3 .eds

2003

Леса во времени

Структура и функции экосистем как следствие 1000-летних изменений

Нью-Хейвен (Коннектикут): Yale University Press. Предстоящие 33

.

2000

Леса Новой Англии во времени: взгляды на диорамы Гарвардского леса

Петершем (Массачусетс): Гарвардский лес, издательство Гарвардского университета. 34

.

1998

История землепользования как долгосрочное широкомасштабное нарушение: динамика лесов в регионе в центральной части Новой Англии .

2002

Культурный, экологический и исторический контроль за растительностью и современными условиями сохранения на острове Виноградник Марты

Журнал биогеографии

29

:

1381

14051 90 .

2001

Реакция малых прудов Новой Англии на историческое землепользование .

1998

Влияние деятельности человека на состав и динамику региональных лесов в центральной части Новой Англии

Экосистемы

1

:

76

95

38

.

2001

Долгосрочное влияние истории землепользования на круговорот азота в северных лиственных лесах

Экологическое применение

11

:

253

267

39

.

2000

Долгосрочные последствия нарушения экспорта органического и неорганического азота в Уайт-Маунтинс, Нью-Гемпшир

Экосистемы

3

:

433

450

5 40 .

1957

Изменения содержания азота и углерода в почвах Великих равнин под влиянием земледелия и обработки почвы

Вашингтон (округ Колумбия): Типография правительства США 41

.

1998

Биоразнообразие рек: призрак землепользования в прошлом .

2001

Прогнозирование крупномасштабных запасов углерода в древесном детрите по данным на уровне участка

Страницы

533

552

в Lal R, Kimble J, Stewart BA, eds. Методы оценки почвенного углерода. Бока-Ратон (Флорида): Lewis Publishers 43

.

2003

Программа долгосрочных экологических исследований США

BioScience

53

:

21

32

44

.

1999

Ключевая роль бизонов в высокотравных прериях Северной Америки .

1994

Расширение галерейного леса в Исследовательской природной зоне прерий Конца, Канзас

Ландшафтная экология

9

:

117

125

46

.

2000

Динамика содержания азота и углерода в почве за 61 год после ликвидации сельскохозяйственных угодий .

1999

Обзор использования концепций естественной изменчивости в управлении экологическими системами .

1995

Инерция в структуре растительного сообщества: изменения состояния после прекращения стресса обогащения

Экологическое применение

5

:

452

458

49

.

1995

Качество кормов в зависимости от многолетнего выпаса, дефолиации в текущем году и водных ресурсов .

1998

Выпас скота: биоразнообразие животных и растений низкотравной степи и связь с функцией экосистемы .

1999

Исходные условия и экологическое восстановление: юго-западная перспектива сосны пондероза .

2002

Луга, вересковые пустоши и кустарники Новой Англии: исторические интерпретации и подходы к сохранению .

1996

Контрольный участок для оценки истории: структура растительности песчаной равнины Новой Англии .

1999a

Историческая перспектива сообществ сосново-кустарникового дуба в долине Коннектикута, штат Массачусетс .

1999b

Структура растительности в гетерогенных ландшафтах: значение истории и окружающей среды .

2002

Вегетативные изменения на Кейп-Коде, штат Массачусетс: экологические и исторические детерминанты

Journal of Biogeography

29

:

1439

1454 57 9005 .

2002

Региональные различия в химическом составе листвы и азотном статусе почвы среди лесов с различной историей и составом .

1987

Анализ факторов, контролирующих уровень органического вещества в почве на пастбищах великих равнин .

1999

Исследование и классификация антропогенно измененных почв в исследовании экосистемы Балтимора

Страницы

141

154

в Kimble JM, Ahrens RH, Bryant RB, eds.Материалы совещания по классификации, корреляции и управлению антропогенными почвами; 21 сентября — 2 октября 1998 г., Лас-Вегас, Невада, Линкольн (Небраска): Министерство сельского хозяйства США, Служба охраны природных ресурсов, Национальный исследовательский центр. 60

.

2000

Наследие земледелия и лесовосстановления в азоте старополевых почв

Лесная экология и управление

138

:

233

248

0 61 .

1999

Исходные условия для восстановления леса гигантской секвойи: структура, процесс и точность .

1998

Нарушение паводков в горно-лесистом ландшафте

BioScience

48

:

681

689

63

.

1999

Прикладная историческая экология: использование прошлого для управления будущим .

1996

Динамика землепользования в постсельскохозяйственном ландшафте Пуэрто-Рико (1936-1988) .

2002

История землепользования, окружающая среда и состав деревьев в тропическом лесу .

2000

Пожаротушение и хранение углерода в экосистемах

Экология

81

:

2680

2685

67

.

1974

Техногенная эрозия почвы в Южном Пьемонте, 17:00-1970

Ankeny (IA): Американское общество охраны почв 68

.

1999

Снижение скорости накопления аллювиальных отложений в бассейне Кун-Крик, штат Висконсин, 1875-1993 гг. .

1974

Доисторическое интенсивное земледелие в низменностях майя .eds

2003

Комплексная наука об изменении земель и вырубка тропических лесов на юге Юкатана: последние рубежи

Оксфорд (Соединенное Королевство): Oxford University Press. Предстоящие 71

.

2003

Динамика возмущения и экологическая реакция: вклад долгосрочных экологических исследований .eds

1997

Пастбища северо-востока Северной Америки: экология и сохранение местных и сельскохозяйственных ландшафтов

Линкольн (Массачусетс): Массачусетское общество Одюбона 73

.

2000

Перспективы использования предписанных пожаров для достижения желаемых условий экосистемы

Страницы

12

17

в Moser WK, Moser CF, eds. Экология пожаров и лесов: инновационное лесоводство и управление растительностью.Материалы 21-й конференции по экологии пожаров из высоких лесоматериалов; 14–16 апреля 1998 г., Таллахасси, Флорида. 74

.

1992

Перспективы исследования нарушения и восстановления тропических горных лесов

Страницы

173

190

в Goldammer JG, ed. Тропические леса в переходный период: экология процессов естественного и антропогенного воздействия. Базель (Швейцария): Berkhauser-Verlag 75

.

1996

Млекопитающие

Страницы

399

431

в Reagan DP, Waide RB, eds. Пищевая сеть тропического леса. Чикаго: Издательство Чикагского университета 76

.

1995

Воздействие землеустройства и недавнего урагана на структуру и состав леса в экспериментальном лесу Лукильо, Пуэрто-Рико

Лесная экология и управление

77

:

65

057

Таблица 1.

Частичный перечень типов экосистем, как по отдельности, так и в сочетании наземных и водных экосистем, и характеристик экосистем, в которых наследие землепользования представлено и изучается в рамках сети LTER. (Сокращения, обозначающие участки, см. в Hobbie and коллеги [2003]; C = углерод, N = азот. )

Таблица 1. какое наследие землепользования представлено и изучено в сети LTER.(Сокращения для обозначения мест см. в Hobbie and коллеги [2003]; C = углерод, N = азот.)

Рисунок 1.

Воздействие майя на тропические леса южной части Юкатана включает (а) руины храмов, возникающие из сомкнутого полога леса. Изменено и используется с разрешения Бинфорда и его коллег (1987). БП = до настоящего времени. Фотография: Дэвид Р. Фостер.

Рисунок 1.

Воздействие майя на тропические леса южной части Юкатана включает (а) руины храмов, возвышающиеся над сомкнутым пологом леса.Изменено и используется с разрешения Бинфорда и его коллег (1987). БП = до настоящего времени. Фотография: Дэвид Р. Фостер.

Рисунок 1.

Воздействие майя на тропические леса южной части Юкатана включает (b) историю изменения населения, обезлесения и восстановления лесов, а также длительную историю эрозии почвы и накопления наносов в озерах и низинных бассейнах. Изменено и используется с разрешения Бинфорда и его коллег (1987). БП = до настоящего времени.Фотография: Дэвид Р. Фостер.

Рисунок 1.

Воздействие майя на тропические леса южной части Юкатана включает (b) историю изменения численности населения, обезлесения и восстановления лесов, а также длительную историю эрозии почвы и накопления наносов в озерах и низменных бассейнах. Изменено и используется с разрешения Бинфорда и его коллег (1987). БП = до настоящего времени. Фотография: Дэвид Р. Фостер.

Рисунок 2.

В ландшафте Новой Англии за вырубкой лесов и интенсивным сельским хозяйством последовали заброшенные фермы и естественное лесовосстановление.Эта динамика была вызвана изменением социальных и экономических условий, особенно перемещением растущего населения из сельской местности в городские и пригородные районы, а также занятостью помимо сельского хозяйства и природных ресурсов. Озерные отложения отражают увеличение поступления неорганических веществ в результате расчистки земель и отсутствия возврата к прежним условиям, несмотря на региональное лесовосстановление и полное лесовосстановление в течение более 75 лет в конкретном водоразделе (см. линейные графики выше).На некоторых участках возделывание оставило в почвах стойкое наследие Ар (пахотного) горизонта, несмотря на последующую историю роста леса в течение последнего века и более (а), по сравнению с ненарушенными почвами (б). Изменено и используется с разрешения Фостера и его коллег (1998 г.) и Фрэнсиса и Фостера (2001 г.).

Рисунок 2.

В ландшафте Новой Англии за обезлесением и интенсивным сельским хозяйством последовало заброшение ферм и естественное лесовосстановление. Эта динамика была вызвана изменением социальных и экономических условий, особенно перемещением растущего населения из сельской местности в городские и пригородные районы, а также занятостью помимо сельского хозяйства и природных ресурсов.Озерные отложения отражают увеличение поступления неорганических веществ в результате расчистки земель и отсутствия возврата к прежним условиям, несмотря на региональное лесовосстановление и полное лесовосстановление в течение более 75 лет в конкретном водоразделе (см. линейные графики выше). На некоторых участках возделывание оставило в почвах стойкое наследие Ар (пахотного) горизонта, несмотря на последующую историю роста леса в течение последнего века и более (а), по сравнению с ненарушенными почвами (б). Изменено и используется с разрешения Фостера и его коллег (1998 г.) и Фрэнсиса и Фостера (2001 г.).

Рисунок 2.

В ландшафте Новой Англии за вырубкой лесов и интенсивным сельским хозяйством последовали заброшенные фермы и естественное лесовосстановление. Эта динамика была вызвана изменением социальных и экономических условий, особенно перемещением растущего населения из сельской местности в городские и пригородные районы, а также занятостью помимо сельского хозяйства и природных ресурсов. Озерные отложения отражают увеличение поступления неорганических веществ в результате расчистки земель и отсутствия возврата к прежним условиям, несмотря на региональное лесовосстановление и полное лесовосстановление в течение более 75 лет в конкретном водоразделе (см. линейные графики выше).На некоторых участках возделывание оставило в почвах стойкое наследие Ар (пахотного) горизонта, несмотря на последующую историю роста леса в течение последнего века и более (а), по сравнению с ненарушенными почвами (б). Изменено и используется с разрешения Фостера и его коллег (1998 г.) и Фрэнсиса и Фостера (2001 г.).

Рисунок 2.

В ландшафте Новой Англии за обезлесением и интенсивным сельским хозяйством последовало заброшение ферм и естественное лесовосстановление. Эта динамика была вызвана изменением социальных и экономических условий, особенно перемещением растущего населения из сельской местности в городские и пригородные районы, а также занятостью помимо сельского хозяйства и природных ресурсов.Озерные отложения отражают увеличение поступления неорганических веществ в результате расчистки земель и отсутствия возврата к прежним условиям, несмотря на региональное лесовосстановление и полное лесовосстановление в течение более 75 лет в конкретном водоразделе (см. линейные графики выше). На некоторых участках возделывание оставило в почвах стойкое наследие Ар (пахотного) горизонта, несмотря на последующую историю роста леса в течение последнего века и более (а), по сравнению с ненарушенными почвами (б). Изменено и используется с разрешения Фостера и его коллег (1998 г.) и Фрэнсиса и Фостера (2001 г.).

Рисунок 2.

В ландшафте Новой Англии за вырубкой лесов и интенсивным сельским хозяйством последовали заброшенные фермы и естественное лесовосстановление. Эта динамика была вызвана изменением социальных и экономических условий, особенно перемещением растущего населения из сельской местности в городские и пригородные районы, а также занятостью помимо сельского хозяйства и природных ресурсов. Озерные отложения отражают увеличение поступления неорганических веществ в результате расчистки земель и отсутствия возврата к прежним условиям, несмотря на региональное лесовосстановление и полное лесовосстановление в течение более 75 лет в конкретном водоразделе (см. линейные графики выше).На некоторых участках возделывание оставило в почвах стойкое наследие Ар (пахотного) горизонта, несмотря на последующую историю роста леса в течение последнего века и более (а), по сравнению с ненарушенными почвами (б). Изменено и используется с разрешения Фостера и его коллег (1998 г.) и Фрэнсиса и Фостера (2001 г.).

Рисунок 2.

В ландшафте Новой Англии за обезлесением и интенсивным сельским хозяйством последовало заброшение ферм и естественное лесовосстановление. Эта динамика была вызвана изменением социальных и экономических условий, особенно перемещением растущего населения из сельской местности в городские и пригородные районы, а также занятостью помимо сельского хозяйства и природных ресурсов.Озерные отложения отражают увеличение поступления неорганических веществ в результате расчистки земель и отсутствия возврата к прежним условиям, несмотря на региональное лесовосстановление и полное лесовосстановление в течение более 75 лет в конкретном водоразделе (см. линейные графики выше). На некоторых участках возделывание оставило в почвах стойкое наследие Ар (пахотного) горизонта, несмотря на последующую историю роста леса в течение последнего века и более (а), по сравнению с ненарушенными почвами (б). Изменено и используется с разрешения Фостера и его коллег (1998 г.) и Фрэнсиса и Фостера (2001 г.).

Рисунок 3.

Устойчивая изменчивость подлесковой флоры лесных массивов, возникшая в результате многовекового землепользования. Как в долине Коннектикута в центральном Массачусетсе (слева), так и на национальном побережье Кейп-Код (справа) произошли две основные истории землепользования на экологически схожих участках: участки были вырублены, распаханы, а затем разрешено восстановить леса естественным путем (вспаханы) или остались постоянно в лесу (непаханом, лесном массиве). Обе территории покрыты лесами и неуправляемы с конца 19 века.Можно увидеть три различных закономерности: (1) виды (особенно вересковые кустарники), преимущественно встречающиеся на бывших лесных участках и предположительно изначально широко распространенные по территории, которые были уничтожены сельским хозяйством и не смогли восстановиться за последние 100 лет; (2) вездесущие виды, обладающие большой мобильностью и гибкостью в отношении окружающей среды; и (3) сорные виды, которые прижились и сохранились на бывших сельскохозяйственных угодьях, но не способны широко прижиться в малонарушенных лесных массивах. Изменено и используется с разрешения Motzkin и коллег (1996) и Eberhardt и коллег (2003) . (N – количество отобранных участков .)

Рисунок 3.

Устойчивая изменчивость флоры подлеска лесных массивов, порожденная многовековым землепользованием. Как в долине Коннектикута в центральном Массачусетсе (слева), так и на национальном побережье Кейп-Код (справа) произошли две основные истории землепользования на экологически схожих участках: участки были вырублены, распаханы, а затем разрешено восстановить леса естественным путем (вспаханы) или остались постоянно в лесу (непаханом, лесном массиве).Обе территории покрыты лесами и неуправляемы с конца 19 века. Можно увидеть три различных закономерности: (1) виды (особенно вересковые кустарники), преимущественно встречающиеся на бывших лесных участках и предположительно изначально широко распространенные по территории, которые были уничтожены сельским хозяйством и не смогли восстановиться за последние 100 лет; (2) вездесущие виды, обладающие большой мобильностью и гибкостью в отношении окружающей среды; и (3) сорные виды, которые прижились и сохранились на бывших сельскохозяйственных угодьях, но не способны широко прижиться в малонарушенных лесных массивах. Изменено и используется с разрешения Motzkin и коллег (1996) и Eberhardt и коллег (2003) . (N — количество отобранных участков .)

Рисунок 4.

Концептуальное представление реакции общего органического вещества почвы, органического вещества почвы, которое является биологически активным и подверженным активным модификациям, и обеспеченности питательными веществами в течение 50 лет возделывания с последующим 50-летним восстановлением на многолетних пастбищах, таких как низкотравная степь, высокотравная прерия и прилегающая к ней степно-лесная окраина.

Рисунок 4.

Концептуальное представление реакции общего органического вещества почвы, органического вещества почвы, которое является биологически активным и подверженным активным модификациям, и обеспеченности питательными веществами в течение 50 лет культивирования с последующим 50-летним восстановлением на многолетних пастбищах, таких как низкотравная степь, высокотравная прерия и прилегающая к ней степно-лесная окраина.

Рисунок 5.

(a) Изменения в выгорании экосистем в Соединенных Штатах в прошлом столетии (1926–1997 гг.) вызвали серьезные изменения в структуре, составе и функциях экосистем, включая изменения в земных запасах углерода.(Данные переписи населения США и Лесной службы Министерства сельского хозяйства США, измененные и используемые с разрешения Тилмана и его коллег [2000].) (b) Влияние трех экспериментальных противопожарных обработок на углерод в экосистеме дубовой саванны на участке LTER Cedar Creek. Изменено и используется с разрешения Тилмана и его коллег (2000 г.).

Рисунок 5.

(a) Изменения в выгорании экосистем в Соединенных Штатах в прошлом столетии (1926–1997 гг.) вызвали серьезные изменения в структуре, составе и функциях экосистем, включая изменения в земных запасах углерода.(Данные переписи населения США и Лесной службы Министерства сельского хозяйства США, измененные и используемые с разрешения Тилмана и его коллег [2000].) (b) Влияние трех экспериментальных противопожарных обработок на углерод в экосистеме дубовой саванны на участке LTER Cedar Creek. Изменено и используется с разрешения Тилмана и его коллег (2000 г.).

Примечания автора

© 2003 Американский институт биологических наук

ЧТО ТАКОЕ УСТОЙЧИВОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЗЕМЛЯМИ

ЧТО ТАКОЕ УСТОЙЧИВОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЗЕМЛЯМИ

ЧТО ТАКОЕ УСТОЙЧИВОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЗЕМЛЯМИ

Земля обеспечивает среду для сельскохозяйственного производства, но также является необходимым условием для улучшения управления окружающей средой, включая функции источника/поглотителя парниковых газов, рециркуляцию питательных веществ, улучшение качества и фильтрацию загрязняющих веществ, а также передачу и очистку воды как часть гидрологический цикл.Целью устойчивого управления земельными ресурсами (УУЗР) 1 является согласование взаимодополняющих целей предоставления экологических, экономических и социальных возможностей на благо нынешнего и будущих поколений при сохранении и улучшении качества земли ( почва, вода и воздух) ресурсы (Smyth and Dumanski, 1993). Устойчивое управление земельными ресурсами – это использование земель для удовлетворения изменяющихся потребностей человека (сельское хозяйство, лесоводство, охрана природы) при обеспечении долгосрочных социально-экономических и экологических функций земли.

Устойчивое управление земельными ресурсами является необходимым элементом устойчивого развития сельского хозяйства и ключевым элементом цели устойчивого развития, сформулированной в ПОВЕСТКЕ ДНЯ НА 21 век (глава 10). Устойчивое развитие сельского хозяйства, сохранение природных ресурсов и содействие устойчивому управлению земельными ресурсами являются ключевыми целями новой программы Всемирного банка по инвестициям в сельские районы «От концепции к действию » (Всемирный банк, 1997 г.), и эти цели все чаще включаются во все программы развития сельского хозяйства. и проекты управления природными ресурсами.

Устойчивое управление земельными ресурсами объединяет технологии, политику и мероприятия, направленные на интеграцию социально-экономических принципов с экологическими проблемами, чтобы одновременно:

  • поддерживать и повышать производство (производительность)
  • снижать уровень производственного риска и повышать способность почвы противостоять процессам деградации (стабильность/устойчивость)
  • защищать потенциал природных ресурсов и предотвращать ухудшение качества почвы и воды (защита)
  • быть экономически жизнеспособным (жизнеспособным)
  • быть социально приемлемым и обеспечивать доступ к выгодам от улучшенного управления земельными ресурсами (приемлемость/справедливость)

Определение и эти критерии, называемые столпами УУЗР, являются основные принципы и фундамент, на котором разрабатывается устойчивое управление земельными ресурсами. Любая оценка устойчивости должна основываться на следующих целях: продуктивность, стабильность/устойчивость, защита, жизнеспособность и приемлемость/справедливость (Смит и Думански, 1993). Определение и основные принципы прошли полевые испытания в нескольких странах, и было признано, что они могут служить полезным руководством для оценки устойчивости.

Отсутствие всеобъемлющего количественного определения устойчивого управления земельными ресурсами иногда считается серьезным недостатком. Тем не менее, как утверждает Gallopin (1995), исследовательская модель устойчивости должна быть более гибкой и, следовательно, менее простой для количественной оценки, чем исследовательская модель для химии, физики или классической агрономии.Такая исследовательская модель должна быть построена вокруг процесса оценки (а не тематического контекста), потому что она предназначена для проверки вероятности определенных событий и совокупного воздействия этих событий, а не специфики различных нулевых гипотез или воздействия определенные ресурсы или меры по управлению земельными ресурсами. По существу модель исследования должна включать постановку цели, концептуальную основу, набор процедур и критерии (показатели) для постановки диагноза. Одной из основных целей такой исследовательской модели является оценка воздействия событий, которые являются неопределенными, но процесс оценки управляется научно определенными протоколами.

ПРИНЦИПЫ И КРИТЕРИИ УСТОЙЧИВОГО УПРАВЛЕНИЯ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕМ

Опыт, полученный в ходе полевых проектов в развивающихся и развитых странах, выявил ряд принципов (извлеченных уроков) устойчивого управления земельными ресурсами, которые можно использовать в качестве общих рекомендаций для проектов развития (Думански, 1994; 1997; Всемирный банк, 1997). Наиболее полезные из них перечислены ниже:

Глобальные проблемы устойчивого развития

  • Устойчивое развитие может быть достигнуто только благодаря коллективным усилиям тех, кто непосредственно отвечает за управление ресурсами.Для этого требуется политическая среда, которая дает возможность фермерам и другим лицам, принимающим решения на местном уровне, извлекать выгоду из правильных решений по землепользованию, а также нести ответственность за ненадлежащее землепользование.
  • Всесторонняя интеграция экономических и экологических интересов необходима для достижения целей устойчивого управления земельными ресурсами. Для этого необходимо, чтобы при оценке воздействия проектов развития экологическим соображениям придавалось такое же значение, как и экономическим показателям, и чтобы были разработаны надежные показатели экологических показателей.
  • Настоятельно необходимо решить глобальную проблему производства большего количества продовольствия, чтобы накормить быстро растущее население планеты, и в то же время сохранить биологический производственный потенциал, устойчивость и системы поддержания окружающей среды земли. Устойчивое управление земельными ресурсами, если оно будет правильно спроектировано и реализовано, обеспечит, чтобы сельское хозяйство стало частью решения экологических проблем, а не осталось экологической проблемой.

Устойчивое сельское хозяйство

  • Более экологически сбалансированное управление земельными ресурсами может принести как экономические, так и экологические выгоды, и это должно быть основой (стержнем) для дальнейших вмешательств (инвестиций) в сельскую местность. Без надлежащего управления земельными ресурсами другие инвестиции в сельский сектор, скорее всего, не оправдают надежд 2 . В то же время становится все труднее аргументировать необходимость дальнейшего ведения сельского хозяйства без привязки к экологической устойчивости. Показатели качества земли необходимы, чтобы направлять нас на этом пути.
  • Интенсификация сельского хозяйства часто необходима для создания более устойчивых систем. Это требует перехода к производству с более высокой стоимостью или более высокой доходности с большим количеством ресурсов на единицу продукции и более высокими стандартами управления (более наукоемкими).Однако устойчивое сельское хозяйство должно работать в рамках природы, а не против нее. Многие улучшения урожайности могут быть достигнуты за счет оптимизации эффективности внешних ресурсов, а не попыток максимизировать урожайность.
  • Не следует недооценивать важность внехозяйственного дохода, поскольку он i) дополняет денежный поток на ферме, ii) создает инвестиционную среду для улучшения управления земельными ресурсами и, следовательно, iii) снижает производственную нагрузку на землю.

Разделение ответственности за устойчивое развитие

  • Фермеры и землевладельцы должны расширять свои знания об устойчивых технологиях и внедрять усовершенствованные процедуры управления земельными ресурсами.Предпочтительный вариант заключается не в том, чтобы указывать фермеру, что делать (законодательство о командовании и контроле), а в том, чтобы создать благоприятную среду посредством политического вмешательства, в котором фермеры более свободны в своем выборе. Крайне важна политическая среда, в которой фермеры наделены большими полномочиями, но при этом несут ответственность за достижение целей устойчивого управления земельными ресурсами. Однако устойчивое управление земельными ресурсами является обязанностью всех слоев общества. Правительства должны обеспечить, чтобы их политика и программы не оказывали негативного воздействия на окружающую среду, а обществу необходимо определить требования к обслуживанию земель и разработать «социальную» ставку дисконтирования для будущих вариантов землепользования, которая поощряет наиболее устойчивое использование.
  • Забота об устойчивом управлении земельными ресурсами выходит за рамки сельского хозяйства и включает законные интересы других аспектов управления земельными ресурсами, включая управление дикой природой, водоплавающими птицами и биоразнообразием. Появляется все больше свидетельств того, что общество требует, чтобы фермеры стали хранителями сельских ландшафтов, а сельское хозяйство стало чем-то большим, чем просто поставка продуктов питания на стол. Однако многие экологические ценности общества могут не приносить экономической выгоды фермерам, и фермеры не могут взять на себя все расходы по поддержанию окружающей среды.

ВЗАИМОСВЯЗИ МЕЖДУ КАЧЕСТВОМ ПОЧВЫ, КАЧЕСТВОМ ЗЕМЛИ И УСТОЙЧИВЫМ УПРАВЛЕНИЕМ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕМ

Появляются новые концепции качества почвы и земли 3 , которые часто используются взаимозаменяемо. Эти концепции и их взаимосвязь резюмируются ниже в той степени, в которой имеется некоторый консенсус в отношении того, как их следует применять:

Качество почвы — это способность конкретной почвы функционировать в пределах естественных или управляемых экосистемных границ для поддержания продуктивности растений и животных, поддержания или улучшения качества воды, а также для поддержания здоровья и жилья человека (SSSA, 1994).

Качество земли — это состояние, состояние или «здоровье» земли по отношению к потребностям человека, включая сельскохозяйственное производство, лесное хозяйство, охрану окружающей среды и рациональное использование окружающей среды (Pieri, et al., 1995).

Устойчивое управление земельными ресурсами объединяет технологии, политику и мероприятия, направленные на интеграцию социально-экономических принципов с заботой об окружающей среде, чтобы одновременно поддерживать или улучшать производство, снижать уровень производственного риска, защищать потенциал природных ресурсов и предотвращать (защищать от ) деградация почвы и воды, быть экономически жизнеспособным и социально приемлемым (Smyth and Dumanski, 1993).

Эти концепции охватывают масштабы детализации, применения и уровни интеграции с социально-экономическими данными. Качество почвы является наиболее ограничивающим фактором, за ним следует качество земли, а затем устойчивое управление земельными ресурсами. Качество почвы фактически является состоянием участка, и его можно изучить, используя только данные о почве. Качество земли требует интеграции данных о почве с другой биофизической информацией, такой как климат, геология и землепользование. Качество земли является состоянием ландшафта, т. е. биофизическим свойством, но включает воздействие вмешательства человека (землепользования) на ландшафт.Устойчивое управление земельными ресурсами требует интеграции этих биофизических условий, то есть качества земли, с экономическими и социальными требованиями. Это оценка воздействия человеческого жилья и условие устойчивого развития.

Это больше, чем просто различия в семантике; концепции различаются видами и масштабами описываемых процессов, данными, используемыми для ввода, а также количеством и видами интеграции с другими дисциплинами (Думански и др., 1997). Однако концепции образуют континуум над ландшафтом, и их необходимо применять для разных типов и масштабов землепользования.

ПРОГРАММА ИНДИКАТОРА КАЧЕСТВА ЗЕМЛИ (LQI)

Для оценки устойчивого управления земельными ресурсами требуются соответствующие инструменты оценки, такие как индикаторы качества земли. Однако качество земли, как и концепция устойчивого управления земельными ресурсами, частью которой оно является, требует оперативных определений и конкретных измеримых показателей, если оно должно быть чем-то большим, чем привлекательная концептуальная фраза.

Всемирный банк в сотрудничестве с ЮНЕП, ПРООН, ФАО и КГМСХИ разрабатывает программу под названием «Показатели качества земли» (LQI) в качестве средства для лучшей координации действий по земельным вопросам, таким как деградация земель (Pieri, et al., 1995). В области экономических и социальных данных, а в некоторых случаях и в отношении качества воздуха и воды индикаторы уже регулярно используются для поддержки принятия решений на глобальном, национальном и субнациональном уровнях. Напротив, таких индикаторов для оценки, мониторинга и оценки изменений качества земельных ресурсов немного. Земля относится не только к почве, но и к объединенным ресурсам местности, воды, почвы и биотических ресурсов, которые обеспечивают основу для землепользования. Качество земли относится к состоянию или «здоровью» земли и, в частности, к ее способности к устойчивому землепользованию и управлению окружающей средой.

Программа LQI решает двойную задачу экологического мониторинга, а также отраслевого мониторинга управляемых экосистем (сельское хозяйство, лесное хозяйство, охрана окружающей среды и рациональное использование окружающей среды). Он разрабатывается для применения в национальном и региональном масштабах, но также является частью более масштабных глобальных усилий по совершенствованию управления природными ресурсами. Программа LQI является ответом на Конференцию Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию и соответствует ожиданиям Повестки дня на XXI век, а также Конвенции по борьбе с опустыниванием.

Сельскохозяйственные угодья, включая агролесные угодья, а также покрытые лесом земли, пастбища и пастбища испытывают все возрастающее давление из-за миграции населения на маргинальные земли и интенсификации сельского хозяйства на существующих возделываемых землях. Устойчивая интенсификация землепользования требует поддержания или повышения производительного потенциала земельных ресурсов, т. е. увеличение запасов продовольствия должно происходить за счет интенсификации сельского хозяйства, а не за счет расширения площадей, но это должно быть сделано без деградации земельных ресурсов, от которых зависит производство.Вопрос в том, как этого добиться и как отслеживать прогресс в достижении этой цели в различных агроэкологических регионах развивающихся стран. LQI — это инструменты, которые помогают нам на этом пути.

В целом и особенно в развивающихся странах важно, чтобы скудные ресурсы, выделяемые на управление земельными ресурсами, использовались более эффективно с точки зрения затрат, и чтобы лица, определяющие политику, имели хотя бы приблизительные показатели того, улучшаются или ухудшаются условия окружающей среды и качество земли.Показатели качества земли, такие как баланс питательных веществ, потеря органического вещества, интенсивность и разнообразие землепользования, а также растительный покров, полезны руководителям задач и лицам, принимающим решения, для мониторинга и повышения эффективности проектов с точки зрения их социально-экономического и экологического воздействия. и оценить тенденцию к устойчивому землепользованию или от него. В то время как обычные показатели эффективности проекта, основанные на анализе затрат и результатов (факторы затрат и результатов, показатели риска и экономической эффективности), необходимы для мониторинга деятельности и компонентов проекта, LQI необходимы для оценки воздействия(й) на окружающую среду.Количественная оценка физических воздействий, таких как истощение питательных веществ в почве, потеря органического вещества, эрозия почвы, загрязнение воды и т. д., может показаться дорогостоящей и обременительной во время реализации проекта, но долгосрочное негативное воздействие ухудшения качества земли, такого как поскольку снижение эффективности удобрений, повышенная эрозия, повышенный расход топлива, повышенное заражение вредителями (нематодами и т. д.) часто приводят к значительно более высоким затратам на реабилитацию. Подход LQI фокусируется на профилактическом обслуживании, а не на восстановлении, и предоставляет методологию и подход для интеграции социально-экономической и биофизической информации, необходимой для более информированных стратегий устойчивого управления земельными ресурсами.

Разработка LQI следует логической схеме, предоставляя информацию не только о состоянии ресурсов, но и об основных причинах (или «давлении»), а также о реакции общества на государство и давление, оказываемое на землю. Ресурсы. Из-за характера и сложности земельных вопросов программа LQI рекомендует решать вопросы управления земельными ресурсами по агроэкологическим зонам (домены управления ресурсами 4 или «терруары»). В этом новом подходе основное внимание уделяется оценке воздействия человеческого вмешательства на конкретные ландшафты, а не только биофизическим переменным, как это было в прошлом.В то же время такое пространственное расслоение способствует включению знаний фермеров и других местных жителей в общий процесс улучшения сельскохозяйственного и экологического управления земельными ресурсами.

Стратегия исследования для Программы качества земли была разработана в ходе двухдневного совещания по планированию исследований в Вашингтоне, округ Колумбия, 1996 г. , спонсируемого Всемирным банком. Группа ученых и администраторов, получивших международное признание, установила цели и приоритеты исследования, определила стратегические союзы, которые должны быть разработаны с текущими национальными и международными программами, и определила потенциальные источники финансирования.Они также достигли международного соглашения по основному набору стратегических показателей качества земли.

Основные LQI для управляемых экосистем (сельское и лесное хозяйство) в основных агроэкологических зонах (АЭЗ) тропической, субтропической и умеренной сред, рекомендуемые для разработки в краткосрочной перспективе, включают:

  • Баланс питательных веществ. здесь описываются запасы и потоки питательных веществ, связанные с различными системами управления земельными ресурсами, используемыми фермерами в определенных АЭЗ и конкретных странах. описывает текущую урожайность, тенденции урожайности и фактическую: потенциальную урожайность основных продовольственных культур на уровне ферм в разных странах.
  • Интенсивность землепользования. описывает влияние интенсификации сельского хозяйства на качество земли. Интенсификация может включать увеличение урожая, увеличение производства с добавленной стоимостью, а также увеличение количества и частоты использования ресурсов; акцент делается на методах управления, принятых фермерами при переходе к интенсификации.
  • Разнообразие землепользования (агроразнообразие). описывает степень диверсификации производственных систем по ландшафту, включая системы животноводства и агролесоводства; он отражает степень гибкости (и устойчивости) региональных сельскохозяйственных систем, а также их способность поглощать потрясения и реагировать на открывающиеся возможности.
  • Земельный покров. описывает степень, продолжительность и время появления растительного покрова на земле в течение основных эрозионных периодов года. Это суррогат эрозии, и, наряду с интенсивностью и разнообразием землепользования, это позволит лучше понять проблемы опустынивания.

Второй набор основных LQI был рекомендован для долгосрочных исследований. Это показатели, которые требуют дальнейшего развития своей теоретической базы или не имеют достаточных данных для немедленной разработки 5 . К ним относятся:

  • Качество почвы. , вероятно, основан на круговороте органического вещества почвы, особенно на динамическом (микробиологическом) углеродном пуле, на который больше всего влияют условия окружающей среды и изменения в землепользовании.
  • Деградация земель (эрозия, засоление, уплотнение, потеря органического вещества): эти процессы хорошо изучены и имеют сильную научную базу, но надежные данные о масштабах и воздействиях часто отсутствуют.
  • Агробиоразнообразие. включает в себя задачи управления естественной средой обитания и сосуществования местных видов в сельскохозяйственных районах, поддержания естественного микро- и мезобиоразнообразия почвы и управления генофондом, используемым в растениеводстве и животноводстве.

Были определены четыре дополнительных набора основных LQI, но их было рекомендовано разработать в сотрудничестве с соответствующими авторитетными дисциплинами:

  • Качество воды
  • Качество лесных угодий
  • Качество пастбищных угодий
  • Загрязнение/загрязнение земель

Вышеупомянутые биофизические компоненты устойчивого управления земельными ресурсами.Хотя они и полезны сами по себе, их все равно необходимо дополнять показателями других столпов устойчивого управления земельными ресурсами, экономической жизнеспособности, устойчивости системы, а также социальной справедливости и приемлемости. Необходима значительная дополнительная работа для разработки этих компонентов с тем же уровнем детализации, что и индикаторы качества земли (биофизические).

___________________________

1 Концепция устойчивого управления земельными ресурсами (УУЗР) возникла на семинаре в Чианг Рае, Таиланд, 1991 г. На этом семинаре было рекомендовано сформировать международную рабочую группу Международного общества почвоведов (ISSS) для уточнения концепции, разработки определения и рекомендации процедуры для мониторинга и оценки нашего прогресса в создании систем устойчивого землепользования. На втором семинаре (Летбридж, Канада, 1993 г.) особое внимание уделялось разработке показателей устойчивого управления земельными ресурсами в качестве инструментов мониторинга и оценки. Результаты этих опытов были объединены на XV Конгрессе почвоведов, Акапулько, 1994 г.Последующие международные семинары (Кали, Колумбия, 1995 г.; Найроби, Кения, 1995 г.; Вашингтон, округ Колумбия, 1996 г., Наурод, Германия, 1997 г.) были сосредоточены на показателях качества земли как части набора требуемых показателей УУЗР. Третий семинар (Энсхеде, 1997 г.) подготовил почву для «следующих шагов» в развитии и применении устойчивого управления земельными ресурсами.

2

Устойчивое управление земельными ресурсами требует долгосрочных обязательств по поддержанию качества земельных ресурсов; к сожалению, краткосрочная экономика часто продвигает технологии, которые эксплуатируют и ухудшают землю.

3

Эти концепции «качества» основаны на основных характеристиках почвы и земель, необходимых для выполнения требований землепользования, например, в сельском и лесном хозяйстве, сохранении и поддержании экологических функций. Естественное качество земли зависит от пригодности земли для определенного использования и неодинаково по ландшафту; вмешательство человека (управление земельными ресурсами) может ухудшить или улучшить качество земли; изменения качества земли оцениваются по отношению к эталонным показателям, таким как изменения по сравнению с ненарушенным состоянием.

4

Следующее определение доменов управления ресурсами было разработано на международном семинаре, проведенном в Куала-Лумпуре 21–25 августа 1996 г.: «Домен управления ресурсами — это пространственная (ландшафтная) единица для определения и применения вариантов управления ресурсами. для решения конкретных вопросов. Он получен из биофизической и социально-экономической информации с географической привязкой, а также динамичен и многомасштабен, поскольку отражает вмешательство человека в ландшафт ».

5

До сих пор были определены только общие темы индикаторов (а не конкретные индикаторы) вместе с некоторыми предварительными критериями.

 


ССЫЛКИ

Думански, Дж. 1994. Международный семинар по устойчивому управлению земельными ресурсами в 21 веке: Резюме. Материалы семинара. Сельскохозяйственный институт Канады, Оттава, ON. 50 стр.

Пиери, К., Думански, Дж., Хамблин, А., и Янг, А. 1995. Показатели качества земли.Дискуссионный документ Всемирного банка № 315. Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия. 51 страница.

Смит, А.Дж. и Думански, Дж. 1993. FESLM: Международная система оценки устойчивого управления земельными ресурсами. Документ для обсуждения. Доклад о мировых почвенных ресурсах 73. Продовольственная и сельскохозяйственная организация, Рим, Италия. 74 стр.

Всемирный банк. 1997. Развитие сельских районов. От видения к действию. Серия исследований и монографий ESSD 12. Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия. стр. 157.

Роль землепользования в экологии и устойчивом развитии

По мере того, как численность населения планеты к 2050 году, по прогнозам, будет составлять 9 миллиардов человек, разработка системы устойчивого землепользования становится настоятельной необходимостью для специалистов по устойчивому развитию.Устойчивое землепользование будет означать уравновешивание территории, отведенной под жилые помещения и сельское хозяйство, с той, которая может оставаться нетронутой, и обеспечение того, чтобы вся окружающая среда оставалась здоровой. Это обеспечит хорошие условия жизни человека, достаточное и устойчивое производство продуктов питания, предотвращение коллапса биосферы, вызванного безудержным развитием и расточительством.

Профессионалы-экологи должны обеспечить будущее землепользование для обеспечения долгосрочного благополучия окружающей среды, экосистем и сообществ.Благодаря своей междисциплинарной подготовке в области понимания и управления окружающей средой выпускники со степенью M. S. в области профессиональных наук будет хорошо подготовлен для выполнения этой важной задачи.

Вот более пристальный взгляд на роль землепользования в двух ключевых областях, представляющих интерес для окружающей среды.

Политика землепользования может помочь в управлении будущим ростом городов

Мир быстро урбанизируется. В настоящее время более 54% населения мира проживает в городских районах, и, по прогнозам ООН, к 2050 году это число увеличится до 66%.Чтобы разместить этих новых граждан, в городских районах по всему миру будет осуществляться новая застройка жилых домов, коммунальных услуг и других услуг. Продуманные подходы к городскому землепользованию в этот период расширения будут иметь важное значение, и особое значение будет иметь обеспечение того, чтобы новое строительство в крупных городских районах не проводилось небрежно. Это может помочь защитить ту драгоценную природную среду, которая все еще существует поблизости.

Специалисты по охране окружающей среды могут сыграть важную роль в этом новом развитии, выступая в качестве сторонников устойчивой политики расширения инфраструктуры. Примеры соображений могут включать обеспечение того, чтобы строительство новых проектов, таких как мосты или жилая застройка, не слишком нарушало местную среду обитания, повышение эффективности работы муниципального общественного транспорта для поощрения экологически чистых поездок на работу и многое другое.

Получение степени магистра наук об окружающей среде может научить вас научным и коммуникативным навыкам, необходимым для работы в области разработки экологической политики, и может позволить вам направлять городское развитие к более разумным и экологически безопасным решениям.Выполнение такой работы — отличный способ для профессионалов-экологов реально изменить ситуацию к лучшему в создании типов городских сообществ, необходимых для более устойчивого будущего.

Грамотное землепользование обеспечивает устойчивое развитие природных пространств

Природные, нетронутые пространства представляют собой необходимые дома, где могут процветать флора и фауна. Они позволяют экосистемам, на которые полагаются люди, функционировать, поэтому сохранение как можно большей части этой дикой природы останется чрезвычайно важной задачей для экологов на долгие годы вперед.

К сожалению, природные пространства часто подвергаются риску уничтожения, чтобы приспособиться к человеческим разработкам. Такие проекты, как добыча полезных ископаемых, строительство автомагистралей, сельское хозяйство и многие другие, часто осуществляются на земле, которая когда-то была нетронутой, и это может поставить уязвимые виды и даже целые экосистемы под угрозу исчезновения.

Несмотря на то, что при разработке неизбежны разрушения, профессионалы, прошедшие обучение по науке об окружающей среде и устойчивости , могут создавать планы по предотвращению причинения дальнейшего вреда различными непреднамеренными последствиями.Например, хороший план землепользования может предотвратить отклонение водного пути в результате застройки — действие, которое может привести к увеличению засоления почвы, губительному для растений, — тогда как альтернативный план может этого избежать. Он также может учитывать миграционные или гнездовые привычки исчезающих видов в районе и вводить специальные меры для защиты этих уязвимых существ от нового развития. Это сложная работа, но награда за создание более здоровой окружающей среды делает ее чрезвычайно важной.

Вы заинтересованы в посещении ведущей школы устойчивого развития ?

Свяжитесь с Unity College, чтобы узнать больше о наших онлайн-программах магистратуры.

Городское землепользование — обзор

8.1 Введение

В этой главе мы представляем комплексное рассмотрение теоретической литературы по городскому землепользованию, вдохновленной моноцентрической моделью, включая расширения, которые касаются нескольких эндогенных бизнес-центров, различных аспектов неоднородности. , прочный корпус.После представления теории и анализа ее ключевых эмпирических выводов мы критически рассматриваем эмпирическую литературу о различиях в ценах и развитии в городских районах, моделях выбора местоположения разнородными домохозяйствами в городах, разрастании и децентрализации проживания и децентрализации занятости.

Городское землепользование имеет фундаментальное значение. Совершенно очевидно, что она лежит в основе чрезвычайно крупных решений о распределении, принимаемых фирмами и домашними хозяйствами. Что касается жилья, американские домохозяйства тратят около четверти своих потребительских расходов на жилье, а стоимость жилищного фонда может составлять до 2 лет валового национального продукта.Где происходит развитие и с какой интенсивностью, возможно, является определяющим фактором первого порядка эффективности этих крупных ассигнований. Домохозяйства также участвуют в различных мероприятиях, происходящих в разных местах: они работают, спят, играют, ходят в школу, делают покупки, ходят в гости к друзьям, ходят к стоматологу и т. д. 1 Для выполнения этих деятельность в разных местах, люди должны путешествовать между ними. В результате землепользование и транспорт тесно связаны. Американские домохозяйства тратят от 5% до 10% своего времени бодрствования в поездках, а в среднем домохозяйство тратит 18% своего бюджета на транспорт, большая часть которого уходит на автомобильный транспорт. 2

Помимо этого, городское землепользование является фундаментальной детерминантой физического мира, который окружает городских жителей, большинство населения мира. Городское землепользование определяет, как организованы и связаны друг с другом различные места, куда приходят или хотели бы попасть городские жители. Следовательно, землепользование влияет не только на огромные ресурсы, выделяемые на жилье, коммерческую недвижимость, открытые пространства и транспорт, но также потенциально влияет на рынок труда и рынки продуктов, которые мы покупаем.Землепользование также, возможно, влияет на способность фирм производить. В свою очередь, эти более широкие последствия землепользования могут иметь серьезные последствия для благосостояния и справедливости.

На рис. 8.1 показано распределение земли по различным видам использования в Париже. Карта в верхней части рисунка классифицирует земли по пяти видам использования на диске радиусом 30 км с центром в Нотр-Дам, обычном центре Парижа. Сразу видно, что схемы землепользования достаточно сложны. Следующие два графика обобщают информацию путем классификации землепользования по расстоянию от Нотр-Дама, при этом северная половина карты нанесена на положительную сторону горизонтальной оси, а южная половина — на отрицательную. 3 Первый из этих двух участков делит всю землю на открытое пространство, землю, используемую для транспортной инфраструктуры, и землю застройки. Последний участок далее делит категорию застроенных земель на многоквартирные жилые дома, жилые дома на одну семью и коммерческие цели. Оба графика показывают очень четкие градиенты. В частности, если мы смотрим дальше от центра (Нотр-Дам), процент застроенной земли падает, и вместо этого больше земли занимает открытое пространство. Интенсивность жилой застройки также очень четко падает по мере удаления от центра: многоквартирные дома очень быстро уступают место домам на одну семью.Распределение застроенных земель между жилыми и коммерческими объектами не сильно различается по сравнению с ними, но мы видим два пика коммерческих земель (указывающих вниз, поскольку коммерческая площадь расположена вверху) по бокам центральной области с более смешанное использование. Также стоит отметить, сколько места занимает транспортная инфраструктура, особенно вблизи центра, что является очень наглядной иллюстрацией того, насколько тесно транспорт связан с вопросами землепользования в городах. Оставшаяся часть главы поможет читателю понять как сложность, так и порядок, показанные на рис. 8.1.

Рисунок 8.1. Распределение земли по видам использования в Париже.

Прежде чем двигаться дальше, мы наметим некоторые интеллектуальные границы для этой главы и обосновываем ее организацию. Поскольку все где-то расположено, землепользование потенциально затрагивает большое количество тем. Как минимум, она может сильно пересекаться со всеми остальными главами этого тома. Чтобы сохранить конечную повестку дня, мы думаем, что городское землепользование охватывает в основном следующие вопросы: (а) различия в ценах на землю и недвижимость в разных местах, (б) модели выбора места по типам и подгруппам пользователей, (в) закономерности преобразования земли в разных видах использования и (d) закономерности изменения местоположения жилых и деловых помещений в городах.

Чтобы изучить эти четыре группы вопросов, мы сначала представляем комплексное резюме теоретических разработок в области городского землепользования, прежде чем перейти к эмпирической работе по вышеупомянутым вопросам. Первая причина использования этой структуры вместо того, чтобы предлагать разные модели для каждого эмпирического вопроса, заключается в том, что теория, лежащая в основе перечисленных выше вопросов, является унифицированной. Нет смысла повторять это несколько раз. Более того, в экономическом анализе землепользования впервые произошли некоторые важные теоретические разработки, а эмпирические исследования отстали или развивались независимо. 4 Мы пытаемся более тесно связать эмпирическую работу с теорией, убедившись, что мы подчеркиваем эмпирическое содержание моделей, как мы их описываем, и пытаясь как можно сильнее связать эмпирическую работу с моделями землепользования (или выделяя слабость этих связей в некоторых случаях). Еще одна причина для представления теории в замкнутом виде заключается в том, что она имеет отношение не только к вопросам, изучаемым здесь, но и ко многим вопросам, изучаемым в других главах этого тома, таким как регулирование, динамика микрорайонов и транспорт, если перечислить только несколько.

Следуя давно и хорошо зарекомендовавшей себя экономической литературе, мы исходим из того, что доступность определяет цены на землю и жилье в разных местах. Однако на модели доступности также влияет выбор местонахождения фирм и работников, который определяется ценами. Таким образом, проблема землепользования, по сути, представляет собой задачу жесткого равновесия с множеством обратных связей. Литература сначала решила эту проблему, ограничив доступ исключительно доступом к рабочим местам и рассматривая расположение этих рабочих мест как экзогенное в пределах простой географии и с бесконфликтными рынками.Это моноцентрическая модель, которую мы исследуем в разделе 8.2.

Хотя простейшая версия моноцентрической модели может рассматриваться как разумное описание многих городов первого порядка и дает ряд правдоподобных предсказаний, она остается крайне грубой. Даже если мы хотим ограничить производство в городах централизованным районом, модель не включает в себя ряд фундаментальных черт города. В частности, горожане весьма неоднородны по своим доходам, демографии и предпочтениям.Изучение неоднородности городских жителей интересно само по себе, поскольку, помимо прогнозирования цен и интенсивности развития, мы также ожидаем, что хорошие модели землепользования дадут представление о том, кто где живет. Неоднородность жителей в сочетании с неоднородностью жилищного фонда также означает, что рынки земли и недвижимости могут быть не такими гладкими, как предполагается в простейших моделях землепользования. Кроме того, базовая модель статична по своей природе, но свойства долговечны, и мы не можем ожидать, что землепользование в городах будет немедленно приспосабливаться к любому шоку.Это создает дополнительные трения. Мы исследуем все эти вопросы в разделе 8.3.

Но, пожалуй, наиболее очевидной критикой моноцентрической модели является то, что города становятся все менее и менее моноцентричными. Основная проблема стандартного подхода заключается не в том, что он не может обеспечить более реалистичное распределение занятости. Он может. Чего стандартный подход не может сделать легко, так это позволить распределению рабочих мест быть эндогенным, взаимодействующим с распределением жителей. С конца 1970-х годов этой проблеме было посвящено много усилий по моделированию.Жители сталкиваются с компромиссом между доступностью и ценами на землю и недвижимость. Предприятия выигрывают от близости к другим предприятиям из-за экономии от агломерации, но, если они объединяются, они должны платить более высокие цены на землю, а также компенсировать своим работникам более высокую заработную плату за более длительные поездки на работу. Раздел 8.4 представляет удобную модель землепользования в городах с эндогенным расположением бизнеса, касающуюся этих сложных вопросов, и обобщает другие усилия по моделированию вторичных центров и децентрализации рабочих мест.

Ни одна работа по землепользованию в городах не может быть завершена без обсуждения вопроса о вмешательстве правительства. Земля и недвижимость, построенная на ней, обычно строго регулируются. Мы изучаем и обсуждаем возможные причины этих правил и их возможное влияние в Разделе 8.5.

Наш подход к теоретической литературе отводит доминирующую роль доступности рабочих мест. Доступность рабочих мест, безусловно, важна, но не является единственным фактором, определяющим то, как используется земля и как оценивается недвижимость.Во-первых, поездки на работу — это только один из аспектов городского путешествия. Таким образом, доступность следует понимать в широком смысле, включая близость к магазинам, школам, удобствам и т. д. Во-вторых, большое значение имеют другие аспекты местоположения, такие как неоднородность и взаимодействие с соседями. Тем не менее, мы считаем, что акцент на доступности оправдан, поскольку он кажется исключительно важным для формирования городов в более широком масштабе.

Чтобы быть полезной и стать чем-то большим, чем предположение, концептуализация должна противостоять эмпирической реальности.Именно на это направлены последние четыре раздела нашей главы. В разделе 8.6 рассматривается эмпирическая литература, в которой оцениваются прогнозы градиента простейших моделей городского землепользования. Затем в разделе 8.7 рассматриваются эмпирические модели местонахождения разнородных городских жителей. В разделе 8.8 рассматриваются последние модели застройки земель под жилую застройку. Наконец, в Разделе 8.9 рассматриваются изменения в размещении бизнеса в городах.

Модель фон Тюнена и землепользование: определение и применение — видео и стенограмма урока

Модель фон Тюнена

Модель фон Тюнена основана на книге фон Тюнена, опубликованной в 1826 году под названием Изолированное государство .В нем он представляет гипотетическую страну, полностью изолированную от внешних факторов. Государство, утверждал он, имеет совершенно однородные почвенно-климатические условия и только один город. Существует ли такой город на самом деле? Нет. То, что сделал фон Тюнен, по сути, заключалось в том, чтобы создать контролируемые лабораторные условия, в которых он мог проводить эксперименты по использованию земли людьми. Его модель представляла собой пространство для выдвижения гипотез об использовании земли без влияния других факторов, которые затем можно было применить и сравнить с реальным миром.

Итак, что именно предсказала модель фон Тюнена? Основываясь на своем собственном исследовании землепользования, фон Тюнен предсказал, что землепользование в сельском хозяйстве определяется соотношением между стоимостью земли и стоимостью транспортировки сельскохозяйственной продукции на рынок. Подумайте об этом так: за чертой города есть свободная земля. Как люди должны использовать эту землю? Они с большей вероятностью будут использовать его для выращивания фруктов, скотоводства, выращивания пшеницы или они будут использовать его для производства древесины? Модель фон Тюнена — это способ предсказать это.

Четыре зоны

В модели землепользования фон Тюнена он предсказывает, что люди организуют свои системы землепользования в четыре концентрических круга, расходящихся от города (где расположены рынки и фактически продаются сельскохозяйственные продукты). Каждая зона имеет свой характер, в зависимости от стоимости земли и стоимости доставки продуктов в город.

Первая зона , по словам фон Тюнена, будет использоваться для производства продуктов, которые быстро портятся, таких как свежие фрукты, овощи и молочные продукты.Они должны быть близко к рынку, потому что их нельзя транспортировать очень далеко. Ближайшая к городу земля самая дорогая, но и эти продукты приносят больше всего денег. Таким образом, земля во всей этой зоне, скорее всего, будет использоваться для производства продуктов и молочных продуктов, потому что дорогая земля требует высокоурожайного продукта, а низкая стоимость транспортировки на рынок позволяет выращивать дорогие, испорченные культуры.

Вторая зона находится немного дальше от города, за той точкой, где испорченные продукты приносят прибыль.Во второй зоне фон Тюнен предсказал, что большая часть земли будет сохраняться как лес и использоваться для пиломатериалов и топлива. Важно помнить, что это было время, когда дома людей еще отапливались каминами, а любое новое строительство требовало доступных дров.

Помимо этого, фон Тюнен предсказал третью зону , которая используется для зерна и клубней, таких как пшеница или картофель. Подобные полевые культуры нельзя было продать за такие деньги, как свежие продукты, поэтому фермеры не могли позволить себе землю рядом с городом.Однако, поскольку они находились далеко, им требовался урожай, который можно было бы хранить в течение длительного времени, что сокращало количество поездок фермеров на рынок. Вместо того, чтобы ездить в город каждый день, чтобы продать свою продукцию, им приходилось путешествовать лишь изредка.

Наконец, за ним находится четвертая зона , с самой дешевой землей, но с самыми высокими транспортными расходами. Фон Тюнен предсказал, что эта земля будет использоваться для скотоводства и скотоводства, потому что из-за удаленности от города было много свободного места.Что касается пастбищ для выпаса скота, то расходы, связанные с использованием земли, были минимальны, но животных приходилось гнать на рынок живыми. Их нельзя было зарезать так далеко от города; мясо испортится. Из-за высоких транспортных расходов люди из этой зоны лишь изредка привозили свою продукцию на рынок и продавали партии одновременно. Любое пространство за пределами этой четвертой зоны просто останется дикой природой, поскольку транспортные расходы слишком высоки, чтобы сделать какой-либо продукт экономически выгодным.

Модель фон Тюнена сегодня

Модель фон Тюнена представляет интригующий прогноз о том, как люди решают использовать землю по отношению к связанным с этим затратам. Однако его модель была разработана для предсказания поведения в доиндустриальном, аграрном обществе, без холодильников, поездов, автомобилей и промышленных масштабов производства. Итак, полезно ли это сегодня?

Модель фон Тюнена до сих пор используется в качестве основы для многих новых моделей, специально разработанных для прогнозирования поведения в промышленно развитых странах.Хотя в современном мире эти новые модели считаются более прогностическими, фон Тюнен помог создать средства, с помощью которых мы могли бы проверять теории землепользования в лабораторных условиях, и выделил некоторые из основных проблем, которые определяют, как люди решают использовать и взаимодействовать с землей. их физическое окружение.

Резюме урока

Давайте уделим пару минут тому, что мы узнали. Модель фон Тюнена — это прогностическая теория в географии человека, которая предсказывает, что люди будут использовать землю в зависимости от стоимости земли и стоимости транспортировки продуктов на рынок. География человека , довольно новый предмет по отношению к модели фон Тюнена, исследует, как люди взаимодействуют в реальном физическом пространстве. Модель, разработанная в начале 19 века немецким экономистом и фермером Иоганном Генрихом фон Тюненом , предполагает наличие четырех концентрических зон, расходящихся от города в разные стороны.

По задумке фон Тюнена, первая зона будет использоваться для производства продуктов, которые быстро портятся, таких как свежие фрукты, овощи и молочные продукты; вторая зона будет сохранена как лес и использоваться для пиломатериалов и топлива; третья зона будет использоваться для зерна и клубнеплодов, таких как пшеница или картофель; а четвертая зона будет использоваться для скотоводства и скотоводства, потому что из-за удаленности от города там было много свободного места.

Модель фон Тюнена может показаться менее актуальной в индустриальную эпоху, но она по-прежнему используется для описания того, как люди используют землю. Это описание человеческого поведения, но оно объясняет тот факт, что человеческое поведение происходит в реальном, физическом пространстве.

Важность изменения землепользования в экологическом балансе биотоплива

W. Ben Aoun et al.: OCL 2013, 20(5) D505

позволяют нам быть более точными при оценке воздействия на окружающую среду, связанного с изменения в сельском хозяйстве и землепользовании.

Здесь мы подчеркнули, что эти инструменты могут дополнять

друг друга. С одной стороны, использование результатов экономических моделей в последующем ОЖЦ повысит качество оценки iLUC. С другой стороны, завершение

экономических моделей

оценкой жизненного цикла расширило бы

диапазон экологических показателей, используемых для оценки эффективности биотоплива, включая местные воздействия, такие как эвтрофикация, качество воздуха или токсичность/ экотоксичность.

Параллельно существуют некоторые способы улучшения для снижения коэффициентов LUC

. Меры по повышению производительности в сельском хозяйстве действительно могут ограничить расширение, необходимое для удовлетворения

возросшего спроса, связанного с биотопливом и косвенными эффектами LUC. Повышение урожайности

сельскохозяйственных культур (особенно в районах, где LUC может оказывать сильное

воздействие на выбросы парниковых газов, таких как Латинская Америка или Южная

Восточная Азия) и энергоэффективность биотоплива может снизить

нагрузку на землю и, следовательно, косвенные эффекты связанный

с LUC.Генетическое улучшение также может повысить урожайность, как

, а также сократить использование ресурсов.

Технологии, которые позволяют использовать остатки, отходы или другое

сырье в качестве сырья для производства биотоплива, также входят в число

способов, указанных ЕС для снижения LUC и предотвращения смещения урожая и конкуренции с продуктами питания.

Наконец, другие пути, отмеченные в недавнем отчете Лепажа

о биотопливе (Lepage et al., 2013), касаются

повышения энергоэффективности на транспорте и более широкого использования других возобновляемых источников энергии для содействия Цель 10% возобновляемой

энергии в конечном потреблении транспортного сектора в 2020 году.

Ссылки

Acquaye AA, Wiedmann T, Feng K, et al. 2011. Идентификация

горячих точек углерода и количественная оценка интенсивности выбросов парниковых газов в

цепочке поставок биодизеля с использованием гибридного LCA и анализа структурных путей, Environ. науч. Технол. 45: 2471–2478.

АДЕМЕ. 2010. Анализ цикла применения биоуглеводородов

rants de première génération consommés во Франции. Etude Réal-

isée pour le compte de l’ADEME par BIO IS 2010, 1–236

AGRESTE.2004. Enquête TERUTI – серия с 1992 по 2004. Служба статистики и прогнозов (SSP)

Министерства сельского хозяйства,

,

,

,

,

,

,

. Aménagement du Territoire.

АГРЕСТ. 2010. Enquête TERUTI-LUCAS – Nouvelle série 2005

à 2010. Service de la Statistique et de la Prospective (SSP) du

Ministère de l’Agriculture, de l’Alimentation, de la Pêche, de la

Ruralité de l’Aménagement du Territoire.

Бауэн А., Чудзяк С., Вад К., Уотсон П.А. 2010. Причинно-описательный

подход к моделированию выбросов ПГ, связанных с

косвенным воздействием биотоплива на землепользование: Заключительные отчеты. E4tech, UK

Department of Transport 2010.

Bird N, Cowie A, Cherubini F, Jungmeier G. 2011. Использование подхода к оценке жизненного цикла

для оценки чистых выбросов парниковых газов биоэнергетики

, IEA Bioenergy, Strategic Отчет,

ExCo:2011:03.

Brandão M. 2011. Еда, корма, топливо, древесина или поглотитель углерода? На пути к

устойчивым системам землепользования – последовательный подход к жизненному циклу, доктор философии. диссертация, Центр экологической стратегии; Подразделение

Гражданской, химической и экологической инженерии; Факультет

Инженерно-физические науки; Университет Суррея.

Chakir R, Vermont B. 2013. Étude Commentaire à l’Analyze Rétro-

SPUCTE DEV Взаимодействия DU

DES Biocarburants EN

France Avec L’évolution des Marches Français et mondiaux et les

Изменить D’A FF EECTATION DES SOLS .Étude réalisée pour le compte

de l’ADEME par l’INRA, стр. 1–69.

Crutzen PJ, Mosier AR, Winiwarter W. 2007. Выбросы N2O при производстве агро-

биотоплива сводят на нет снижение глобального потепления путем замены ископаемого топлива, Atmos. хим. физ. Обсуждать. 8: 11191–11205

Курран, Массачусетс. 2013. Оценка жизненного цикла: обзор методологии

и ее применения к устойчивому развитию. Курс. мнение хим. англ.

2:1–5.

Де Кара С., Гуссебаль А., Грато Р. и др.2012. Revue critique

des etudes évaluant l’effect des changements d’affectations des sols

sur les bilans environnementaux des biocarburants. Étude réalisée

pour le compte de l’ADEME par l’INRA, стр. 1−96.

Делукки М. 2011. Концептуальная основа для оценки воздействия на климат изменений в землепользовании в связи с программами выращивания энергетических культур.

Биомасса и биоэнергия 35: 2337–2360.

Ди Люсия Л., Альгрем С., Эрикссон К. Дилемма косвенного землепользования

изменения в политике ЕС в отношении биотоплива – эмпирическое исследование политики

в контексте научной неопределенности.Окружающая среда. науч.

Полис. 2012: 9–19.

Эдвардс Р., Маллиган Д., Марелли Л. 2010. Косвенное изменение землепользования

из-за увеличения спроса на биотопливо: сравнение моделей и результатов производства маргинального биотоплива из разного сырья,

JRC-IE, 2010.

Эквалл Т., Тиллман А.М., Моландер С. 2005. Нормативная этика и методология

для оценки жизненного цикла. Дж. Чистый. Произв. 13:

1225−1234.

Ekvall T, Weidema boP. 2004. Границы системы и входные данные

в последующем анализе запасов жизненного цикла. Междунар. J. LCA 3:

161−171.

Европейская комиссия. 2009. Директива 2009/28/ЕС Европейского парламента

и Совета от 23 апреля 2009 г. о

содействии использованию энергии из возобновляемых источников и

об изменении и последующей отмене Директив 2001/77/ЕС

и 2003/30/ЕС. 2009. Доступно по адресу: http://eur-lex.europa.eu/

LexUriServ/LexUriServ.do?uri=Oj:L:2009:140:0016:0062:en:

PDF.

Европейская комиссия. 2010. Rapport de la Commission sur les

косвенные изменения касаются золей, связанных с биоуглеводородами

rants et aux bioliquides. Доступно по адресу: http://eur-lex.europa.eu/

LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2010:0811:FIN:FR:PDF.

Fargione J, Hill J, Tilman D, Polasky S, Hawthorne P. 2008. Land

Clearing and the Biofuel Carbon Debt. Наука 319: 1235−1237.

Фаррел А.Э., Плевин Р. Дж., Тернер Б.Т., Джонс А.Д., О’Хара М., Каммен

Д.М. 2006. О’Хара М., Каммен Д.М. Этанол может способствовать достижению

энергетических и экологических целей. Наука 311: 506-508.

Fritsches UR, Sims R, Monti A. 2010. Прямое и косвенное землепользование

вопросы конкуренции для энергетических культур и их устойчивого производства

– обзор. Биотопливо Биопрод. Биорес. 4: 692-704.

Gawel E, Ludwig G. 2011. Дилемма iLUC: как справиться с

косвенными изменениями в землепользовании при управлении энергетическими культурами?.Земля

Политика использования 28: 846-856.

Gnansounou E, Dauriat A, Villegas J, Panichelli, L. 2009. Оценка жизненного цикла биотоплива: баланс энергии и парниковых газов.

Биорес. Технол. 100: 4919-4930.

Гнансуноу Э., Паничелли Л., Дауриа А., Вильегас Х.Д. 2008.

Учет косвенных изменений землепользования в балансе парниковых газов био-

топлива – Обзор существующих подходов. Лозанна, Швейцария:

Федеральная политехническая школа Лозанны, 22 стр.

Hamelinck C, Koop K, Croezen H, Koper M, Kampman B, Bergsma

G. 2008. Техническая спецификация: Калькулятор парниковых газов для

D505, стр. 11 из 12

Индонезия является домом для одного из самых обширных и биологически разнообразных ландшафтов на Земле — тропического леса. Помимо изобилия флоры и фауны, более 20 миллионов человек зависят от тропических лесов Индонезии как источника средств к существованию.

Необходимость устойчивого управления земельными ресурсами

По сути, для того, чтобы устойчивое управление земельными ресурсами было эффективным, требуется сотрудничество между частным и государственным секторами. Благодаря этому активному сотрудничеству между партнерами, которые разделяют общую и важную экологическую цель, более крупные участки ранее вырубленных и деградированных лесов области могут быть защищены.

Устойчивое управление земельными ресурсами также может иметь огромное значение для местной экономики, сообществ и окружающей среды. Помимо постоянного взаимодействия и консультаций с различными заинтересованными сторонами, это включает в себя такие действия, как пространственное планирование и сохранение.

Пространственное планирование

Пространственное планирование — это процесс разделения земли и выделения участков для различных целей в соответствии с различными заинтересованными сторонами. Например, правительство страны может распределять землю по разным категориям: населенные пункты и инфраструктура, сельское хозяйство и лесные массивы.

Использование консервационной модели

На благо и устойчивость будущих поколений леса сохраняются, восстанавливаются и защищаются от посягательств, преобразования земель и деградации лесов.Поскольку различные группы совместно работают над природоохранной деятельностью, комплексный подход к ландшафту может помочь обеспечить достижение нескольких целей. Одним из примеров может служить четырехэтапная модель консервации, разработанная в рамках проекта Restorasi Ekosistem Riau (RER)

.
1. Защита ландшафта
Стратегии защиты

могут включать установление официальной функции охраны и патрулирования, а также схемы, адаптированные к потребностям сообщества. Этого можно достичь, работая с местными общественными группами, чтобы убедиться, что решения практичны и эффективны.

2. Оценка экосистемы и социальной среды

С помощью партнеров-экспертов можно провести исследования и первоначальные оценки для оценки текущего состояния среды обитания флоры, фауны и диких животных. Это также один из способов обеспечить участие местного сообщества.

3. Восстановление местных видов растений и диких животных

После защиты и оценки деградированные участки могут быть восстановлены путем пополнения запасов с использованием саженцев из окружающих лесов.Затем строятся питомники для выращивания саженцев, собранных в дикой природе, перед выполнением программы поэтапной пересадки.

4. Управление в интересах устойчивого развития

Разработка комплексных долгосрочных планов управления группой международных и местных специалистов может обеспечить устойчивость восстановленных лесных массивов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.