Уголовный иск: Уголовный иск в гражданском процессе // По каким швам расходится уголовное право в заказных делах?

Содержание

Уголовный иск в гражданском процессе // По каким швам расходится уголовное право в заказных делах?

Для практикующих юристов давно не секрет, что существует не только гражданский иск в уголовном процессе, но и наоборот. Когда у ответчика или истца нет надежд победить в гражданском или арбитражном процессе, а поражение – по чину не положено, на помощь приходит уголовное право (уголовное право на то и публичное, чтобы служить публичным интересам, под которыми в России традиционно принято понимать интересы частных лиц публичного значения).    

Поводом написать эту заметку стала публикация очередной истории о феномене уголовного иска в гражданском процессе на сайте Адвокатской газеты — https://www.advgazeta.ru/novosti/mozhet-li-obrashchenie-v-sud-kvalifitsirovatsya-kak-moshennichestvo/

Целью заметки является не разбор этого кейса, который, к сожалению, типичен для современной России, а попытка на его примере указать на возможные “надрывы”, которые неизбежно возникают при попытках использовать уголовное право не по назначению.

    

 

I. Фабула типичного дела

Как и редакции “АГ” мне также “посчастливилось” увидеть это обвинительное заключение, и в двух словах передаю его суть.  

Конкурсный управляющий банкрота обратился в районный суд с иском к своему дебитору – Ч. о взыскании долга по договору займа. Ч. в суде возражал, что ранее между ним и банкротом был совершен зачет этих требований против встречных требований к банкроту. 

К участию в этом деле было привлечено третье лицо – конкурсный кредитор банкрота, получивший свои требования по договору цессии. Поддерживая иск, кредитор в лице представителя Буданова пояснил, что зачет, на который ссылается Ч., признан недействительной (ничтожной) сделкой арбитражным судом, поскольку, как установил суд, стороны при его совершении действовали недобросовестно с целью причинить вред кредиторам банкрота, а также нарушили запрет пристава на распоряжение имуществом. 

“Стандартный” юрист при прочих равных сказал бы Ч. , что шансов на отказ в иске к нему нет, и согласно законуо банкротстве, ему бы поскорее обратиться с заявлением о включении своих (ранее незаконно зачтенных) встречных требований в реестр к банкроту.   

“Нестандартный” юрист понимая нежелание Ч. возвращать деньги и стоять в очереди с холопами, включенными в реестр, подсказал бы иное решение – обратиться в правоохранительные органы с заявлением о преступлении на лиц, которые не только подали иск, но и поддерживают его удовлетворение.  

Судите сами, рассуждает “нестандартный” юрист: “Зачет же был? Управляющий с кредитором об этом знали? Следовательно, они подали заведомо необоснованный иск и попытались похитить то, что им не причитается. Так-с или не так?”  

Так было возбуждено уголовное дело о покушении на мошенничество с «нестандартной» формулировкой преступности деяния против… неустановленного круга лиц (кто сталкивался, тот поймет). Конкурсный управляющий на допросе пояснил, что он сам бы и не смел подать иск, это кредитор его надоумил.

Методом исключения остался один подозреваемый – Буданов, который, как отмечено в обвинении, в категорической форме продолжал поддерживать иск Ч.  

Следствие “докрутило” обвинение и свое заключение передало в суд примерно таким:  

Буданов за три года до подачи иска к дебитору “подыскал” себе юридические лица, от имени которых заключил договор с бывшим подрядчиком банкрота об уступке права требования к последнему. Требования были включены в реестр требований кредиторов банкрота. Однако Буданов знал, что действительный размер требований подрядчика к банкроту ниже, чем указано в решении суда о взыскании с банкрота и, как следствие, в определении о включении требований в реестр. Об этом Буданов не сообщил при подаче иска к Ч. ни Ч., ни суду. Также как и не сообщил о том, что требования банкрота к дебитору отсутствуют, потому что был зачет (можно сказать, что по мнению следствия, Буданову деньги Ч. даже дважды не причитаются, о чем он не мог не знать). Вишенка на торте — в ходе следствия “выяснилось”, что договор уступки – поддельный, потому что подписан не генеральным директором кредитора, которого представляет Буданов.

Таким образом Буданов совершил покушение на мошенничество в виде получения права на имущество Ч. путем обмана, но не довел свой преступный план до конца по независящим от него обстоятельствам — производство по иску к Ч. было приостановлено до рассмотрения обособленного спора в деле о банкротстве, инициированного самим же Будановым.     

 

II. Надрывы

Ниже я попытаюсь выделить лишь те надрывы, которые можно назвать типичными для всех “уголовных исков”. Для цели заметки было бы ошибкой уходить в детали описанного кейса, ведь российская действительность пугает своим разнообразием. 

Поскольку сфера моих практических и научных интересов — не уголовное, а частное право, то буду признателен за комментарии и замечания от специалистов и заранее прошу прощения, если не учел какие-то позиции в науке или практике.

К сожалению, сейчас сложно заниматься своим делом, потому что от одних только обсуждений реституций и субординаций нет никакого толка, если завтра тебя посадят за поданный иск. А на допросе не сошлешься на Шершеневича.     

 

1. Отсутствие события преступления  

Совершенно правильно, на мой взгляд, подобран заголовок статьи в “АГ” — Может ли обращение в суд квалифицироваться как мошенничество? Само по себе – конечно, не может, если оно не сопряжено, например, с фальсификацией доказательств, на которых основан иск. 

Но, что еще интереснее, обращение в суд с иском само по себе не может быть даже событием преступления. Событие преступления – это не любой факт окружающей нас действительности, а лишь такой, который указывает на совершение преступления. Применительно к подаче иска невозможно рассуждать о наличии или отсутствии состава преступления.   

 

“Отсутствие события преступления означает отсутствие самого факта (события), для расследования которого может быть возбуждено уголовное дело, т.е. отсутствие таких действий, применительно к которым можно говорить, содержат ли они состав преступления”  (Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексуРоссийской Федерации (науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков). — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: «Издательство Юрайт», 2011).  

 

Может ли уголовное дело быть возбуждено по факту предъявления иска? Очевидно, что нет. Также как не может быть событием преступления обычная прогулка по улице. Другое дело, конечно, что конкретный следователь может считать такой факт (подачу иска или прогулку по улице) событием преступления в особенном случае, и вот уже обвиняемый вынужден в суде доказывать, что он не баран. Это и есть симптом. Факт не становится событием преступления в каком-то конкретном случае и в зависимости от мнения следователя, а является таковым всегда и для всех. Персональная разница есть в составе преступления.  

Здесь появляется риск попасть в ловушку с разницей между составом и событием преступления.  

В уголовном праве “здорового человека” все случаи отсутствия события преступления покрываются классическими примерами из учебников, когда мертвый протрезвел и нашелся, похищенное оказалось переложенным в другое место и т.

д. Здесь же факт есть (подачи иска, например). Мы хотим жить с правом “здорового человека” и пытаемся примерить наличие факта с его очевидной невозможностью стать преступлением путем рассуждений о правомерности действия, и сваливаемся в рассуждения об отсутствии состава преступления.  

В таком случае мы попадаем в противоречие: если мы признаем, что критерий правомерности содеянного – это о составе преступления (напр., прим.1 к ст.158 УК РФ), то тогда и следователю не может быть дано усмотрение в квалификации факта как события преступления в зависимости от его мнения о действии как о противоправном в каком-то конкретном случае (то есть, если подача иска не является событием преступления вообще и для всех, то не может и являться для отдельного человека, потому что в конкретном случае следователь его так квалифицирует). Противоправность – это о наличии или отсутствии состава преступления, а не события (см., наприм., П. Яни. Противоправность как признак хищения. «Законность», № 6, 2014).

 

Мы выйдем из этого противоречия, если вспомним, что обсуждаем здесь уголовное право “курильщика”, где дела возбуждаются “по щучьему велению” и без события (его следователи настойчиво ищут после ВУД), и потому наблюдаем примеры дел, когда событием называется то, что им само по себе быть не может. И в таких случаях события преступления нет не потому, что нет факта, а потому что сам факт не может быть событием преступления. 

Например, зачем следствие в примере выше пишет глупости про поддельную уступку права требования от одного кредитора к другому против должника, которые ровным счетом никак не способны даже отдаленно повлиять на действительность требований к банкроту и тем более к Ч.? Именно потому, что кроме обращения в суд с необоснованным иском, нужно что-то еще. А если признать, что само по себе обращение в суд даже с необоснованным иском может являться преступлением, то в перспективе за решеткой должны сидеть почти все истцы и их юристы, которым отказали в иске.

Ставим оперативников на выходе из АсГМ и повышаем статистику. 

Как правило в подобных делах ничего подходящего для вменения потерпевшим не находят, и появляются такие обвинительные заключения, когда обвиняемый не понимает, что же конкретно он сделал, и когда это стало наказуемым (максима: Nullum crimen, nulla poena lege):  

 

“[Д]ействующее правовое регулирование не предполагает наступление уголовной ответственности за совершение правомерных действий. Любое же преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) (

постановленияКонституционного Суда Российской Федерации от 27.05.2008 № 8-П, от 13.07.2010 №15-П и др.)….”.  

 

В результате какой-нибудь из “Будановых” даже лишен возможности защищаться. Что ему доказывать? Что не был подан иск в суд? Свидетелей каких фактов ему приглашать?    

 

2. Момент возникновения умысла 

Умысел в подобных делах, как правило, возникает в неустановленное время при неустановленных обстоятельствах. Это связано с «пороком события» и необходимостью дополнять обвинение другими действиями обвиняемого. 

Очевидно, что умысел не может появиться уже после того как совершено преступление. А поскольку следствию приходится придумывать действия и пришивать их к реальному поводу для возмущения “потерпевшего”, то возникает проблема в моменте возникновения этого умысла.  

На примере дела из заметки “АГ”: следствию приходится притягивать за уши осведомленность обвиняемого даже  о существовании Ч. на момент взыскания с банкрота денег его кредитором (за три года до иска к “потерпевшему” в суд) и утверждать, что вся эта эпопея с банкротством была нужна лишь для того, чтобы взыскать деньги с “потерпевшего”.     

 

3. Проблема причинно-следственной связи  

Во-первых, нет сомнений, что обман может происходить путем умолчания только о релевантных сведениях, т.е. тех, которые способны повлиять на  передачу имущества потерпевшим или иным лицом.  Если обращаясь в суд истец или его представитель умолчал о цвете своих носков или кулинарных предпочтениях, то хотя бы поэтому никакого обмана суда или ответчика не может быть. 

Во-вторых, из-за “раздутия” события преступлениях в число фактов, о которых умолчал ответчик по уголовному иску неизбежно попадает всякая бессмыслица. 

Так, у консультантов в погонах возникает проблема причинно-следственной связи: сообщаемые или утаиваемые сведения либо являются действительными, либо не способны повлиять на передачу права на имущество. Как в примере из заметки “АГ”: Как действительность размера требований конкурсного кредитора к банкроту способна повлиять на удовлетворение иска банкрота к Ч.? Никак. Как действительность уступок права требования от одного кредитора банкрота к другому способна повлиять на удовлетворение иска к Ч. ? Никак.  

К этому еще стоит добавить занимательный факт, что “потерпевший” является полноценным участником гражданского спора и имеет право заявлять о всех таких фактах, которые, по его мнению, способны исключить удовлетворение иска (т.е. влиять на наступление последствий). Это называется принцип состязательности. И возбуждение уголовного дела против истца, который не сообщил потенциальные возражения вместо ответчика, убивает основной принцип гражданского процесса. Заявил же ответчик в деле из “АГ” о зачете требований истца к нему, и суд должен будет дать этому оценку и вынести решение. Причем тут уголовное право?      

 

4. Длящееся вне воли обвиняемого покушение – симптом отсутствия состава 

Самый забавный момент, на который обратили внимание в “АГ”. 

В этом деле вменяется покушение на мошенничество, потому что дело по иску к “потерпевшему” приостановлено до рассмотрения обособленного спора в деле о банкротстве об оспаривании зачета между сторонами по специальным основаниям законао банкротстве. То есть после разрешения этого обособленного спора, производство по иску к “потерпевшему” должно быть возобновлено, независимо от желания обвиняемого, а иск, следовательно, рассмотрен. Однако, за попытку взыскать деньги этим (заведомо необоснованным, по мнению следствия) иском уже обвиняется представитель третьего лица в покушении на мошенничество.  

Внимание, вопрос: можно ли судить за продолжающееся само по себе покушение на преступление? (к слову, неоконченное покушение тоже “уже не окончено”). 

Получается такая ситуация: человека судят за покушение на преступление вместо того, чтобы предотвращать это преступление. Еще и преступление своеобразное — предотвратить его невозможно. Может ли вообще быть преступлением то, что невозможно НЕ довести до конца? (или то, что само себя может довести так, что некогда существовавший состав испарился – например, иск к Ч. будет удовлетворен судом, который не согласился с доводом о зачете).   

Возникает следующее соображение (возможно, неверное): все длящиеся преступления являются оконченными (преступление уже есть), поскольку под неоконченным преступлением УК РФ понимает либо приготовление к преступлению или покушение, но это всегда уже не доведенное до конца преступление по независящим причинам (самого преступления уже нет). В понятиях покушения и приготовления нет места для уже совершившегося преступления, пусть и длящегося. В оконченном преступлении есть все признаки состава преступления. В приведенном выше случае следствие считает преступление неоконченным, но оно, во-первых, объективно продолжается, то есть является длящимся, а во-вторых, продолжается еще и независимо от воли обвиняемого! Мне кажется, что это не укладывается в логику уголовного права и свидетельствует о невозможности существования такого преступления.      

 

5. Проблема конкуренции судебных актов и конфликт с гражданским правом  

Что агрессивнее всего бросается в глаза при прочтении кейса из “АГ”?  Наличие судебных актов арбитражных судов по ключевым претензиям к обвиняемому: постановление суда, которым констатирована ничтожность зачета; решение о взыскании  с банкрота денег в том размере, в котором другим судебным актом эти требования были включены в реестр.  Такие уголовные дела появляются, чтобы решить частноправовой спор, и потому в любом случае зайдут на чужую территорию. Соответственно, без подобной конкуренции судебных актов обойтись не получится.  

Не обойдется и без искажения гражданского права через кривые следственные зеркала: недействительные сделки станут действительными для целей следствия и наоборот, а твердая цена в договоре подряда будет толковаться как затраты подрядчика и т.д. Например, с гражданско-правовой точки зрения бессмысленно говорить о “поддельности” уступки права, если и цедент и цессионарий подтверждают совершение сделки (тем более, отношения этих сторон никак не влияют на действительность требований к должнику).

К сожалению, создаваемые подобным вторжением уголовного права противоречия разрешаются сейчас не в пользу статьи 90 УПК РФ. В ином случае, само существование паразита “уголовный иск” было бы под угрозой. 

Гражданский иск в уголовных делах | комментарий Виктории Бурковской для журнала «Закон» — Аналитика

16 декабря 2020

Гражданский иск в уголовных делах | комментарий Виктории Бурковской для журнала «Закон»

Журнал «Закон» предложил мне оценить, какое влияние окажет на практику Постановление Пленума Верховного Суда РФ, посвященное проблемным вопросам рассмотрения гражданских исков в уголовных делах[1].

Представляется, что Постановление способно существенным образом повлиять на правоприменительную практику, причем по некоторым вопросам довольно негативно.

Весьма спорными являются п. 7, 8, 27 и 31 Постановления в их взаимосвязи.

Согласно п. 7 необходимо иметь в виду положения п. 3 ст. 1080 ГК РФ о том, что лицо, неправомерно завладевшее чужим имуществом, которое в дальнейшем было повреждено или утрачено вследствие действий другого лица, действовавшего независимо от первого лица, отвечает за причиненный вред.

В соответствии с п. 8 к подлежащему возмещению имущественному вреду помимо указанного в обвинении относится также вред, возникший в результате уничтожения или повреждения обвиняемым чужого имущества, когда данные действия входили в способ совершения преступления и не требовали самостоятельной квалификации по ст. 167 или ст. 168 УК РФ.

Во-первых, указанные пункты логически противоречат друг другу.

С одной стороны, п. 8 подтверждает возможность взыскать только вред, входящий в состав преступления, поскольку вред, причиненный преступлением, с необходимостью должен быть включен в объективную сторону преступления (хотя бы относиться к способу совершения преступления).

С другой стороны, в п. 7 предлагается квалифицировать в качестве вреда, причиненного преступлением, вред, который связан с преступным деянием не только причинной, но и обусловливающей связью, что в любом случае предполагает возможность квалификации в качестве вреда, причиненного преступлением, последствий, выходящих за пределы состава преступления.

Гражданский иск в уголовном процессе — это требование о возмещении имущественного вреда, причиненного непосредственно преступлением. Понятие преступления как виновно совершенного деяния, запрещенного именно уголовным законом, не допускает возможности возложения на субъекта преступления ответственности за действия другого лица, равно как и за вред, не причиненный непосредственно преступлением и не включенный в предъявленное обвинение.

При этом согласно п. 27 не является основанием передачи вопроса о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства необходимость производства дополнительных расчетов, если они связаны в том числе с уточнением размера имущественного вреда, которыйимеет значение для квалификации содеянного и определения объема обвинения.

В соответствии с п. 31 суд апелляционной инстанции вправе изменить приговор в части гражданского иска и увеличить размер возмещения материального ущерба при условии, что он не имеет значения для установленных судом квалификации действий осужденного и объема обвинения.

Однако увеличение размера возмещения вреда, причиненного преступлением, в любом случае предполагает увеличение фактического объема обвинения. Следовательно, Постановление выводит разрешение гражданского иска за пределы судебного разбирательства, предусмотренные ст. 252 УПК РФ.

Соответственно, данные разъяснения необоснованно расширяют применение института гражданского иска в уголовном процессе.

Еще более радикальное изменение касается предмета гражданского иска в уголовном деле, традиционно являвшегося иском о присуждении. Так, согласно п. 12 Постановления требования имущественного характера, связанные с преступлением, например, о признании гражданско-правового договора недействительным, подлежат разрешению в порядке гражданского судопроизводства. То есть Постановление вполне допускает, что в рамках уголовного судопроизводства может быть заявлен также иск о признании, хотя он и будет разрешен в рамках гражданского судопроизводства.

Не соответствует правовой природе гражданского иска по уголовному делу п. 21 Постановления, согласно которому имущественный вред, причиненный непосредственно преступлением, но выходящий за рамки предъявленного подсудимому обвинения (расходы потерпевшего на лечение в связи с повреж­дением здоровья; расходы на погребение, когда последствием преступления являлась смерть человека; расходы по ремонту поврежденного имущества при проникновении в жилище и др.), подлежит доказыванию гражданским истцом путем представления суду соответствующих документов.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ бремя доказывания характера и размера причиненного преступлением имущественного вреда лежит на государственном обвинителе, и приведенные в указанном пункте Постановления примеры вряд ли можно признать выходящими за пределы предъявленного подсудимому обвинения.

В п. 26 Пленум разъяснил, что при вынесении обвинительного приговора в отношении лица, дело о котором было выделено в отдельное производство, суд вправе возложить на него обязанность возместить вред солидарно с ранее осужденным лицом, если преступление совершено ими совместно.

Однако остался без внимания вопрос об ответственности по гражданскому иску лица, освобожденного от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, совершившего преступление в соучастии с осужденным лицом.

Положительной оценки заслуживает п. 29 Постановления, еще раз подчерк­нувший вслед за Постановлением Конституционного Суда РФ от 21.10.2014 № 25-П и Обзором практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.03.2019), что мерой обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска является только арест имущества обвиняемого или лица, несущего материальную ответственность за его действия. Хочется верить, что это положение станет дополнительным аргументом в пользу искоренения противоречащей закону, но распространенной практики наложения ареста на имущество лиц, не несущих материальную ответственность за действия обвиняемого «в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска».


[1] Постановление Пленума ВС РФ от 13.10.2020 № 23 «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу».

ЖУРНАЛ «ЗАКОН» № 11 НОЯБРЬ 2020 / https://igzakon.ru/magazine/article?id=8323

С согласия редакции текст дублируется в блоге:
https://zakon.ru/blog/2020/12/14/grazhdanskij_isk_v_ugolovnyh_delah__kommentarij_dlya_zhurnala_zakon

Онлайн public talk «СООТНОШЕНИЕ СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ БАНКРОТСТВЕ И ГРАЖДАНСКОГО ИСКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ»

12 апреля 2021 г. с 15.00 до 18.00 МСК
Банкротный Клуб проведет онлайн public talk на тему
«СООТНОШЕНИЕ СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ БАНКРОТСТВЕ И ГРАЖДАНСКОГО ИСКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ»

У кредиторов, которым контролирующие должника лица причинили вред доведением его до банкротства, сегодня есть два конкурирующих процессуальных механизма взыскания этого вреда. Один – это предъявление в арбитражный суд иска о привлечении их к субсидиарной ответственности по правилам ст. 61.11 Закона о банкротстве (чаще всего в рамках дела о банкротстве основного должника). Другой – это предъявление гражданского иска в суде общей юрисдикции в рамках уголовного дела по ст. 44 УПК (обычно по ст. 196 УК, но бывают и общие составы).

Недавно Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ решила вопрос о материальном тождестве этих исков в определении от 3 июля 2020 г. № 305-ЭС19-17007(2) (ФНС пр. Дьячкова), признав в связи с невозможность повторения процесса по субсидиарной ответственности после уже завершившегося процесса по гражданскому иску.

Однако до сих пор вызывают споры процессуальные вопросы о соотношении этих исков (см., напр., https://zakon.ru/blog/2021/02/27/grazhdanskij_isk_v_ugolovnom_dele_i_trebovanie_o_subsidiarnoj_otvetstvennosti_nekotorye_razmyshleniy). Дополнительным усложнением ситуации может стать введение процедуры банкротства уже не только в отношении основного должника, но и в отношении контролирующего лица.

Предлагаемые к обсуждению вопросы:

  • Применяется ли к гражданскому иску в уголовном процессе правило об исключительных случаях допустимости иска к контролирующим лицам вне рамок дела о банкротстве?
  • Какой стандарт доказывания применяется к гражданскому иску в уголовном процессе, учитывая, что к уголовной составляющей применяется стандарт «без разумных сомнений», а к субсидиарной ответственности – убедительные доказательства?
  • Возможно ли параллельное рассмотрение этих двух исков судами?
  • Если да, то как будет работать межотраслевая преюдиция? Будет ли в уголовном процессе работать правило Закона о банкротстве о допустимости взыскания с контролирующего лица только после завершения расчетов с кредиторами?
  • Если нет, то какая процедура имеет приоритет?
  • Если приоритет имеет арбитражный процесс, то возможно ли его приостановление до рассмотрения уголовного дела в уголовной части (не в части гражданского иска)? Может ли обвинитель по уголовному делу участвовать в арбитражном процессе?
  • Если приоритет имеет гражданский иск в уголовном деле, то возможно ли приостановление арбитражного процесса до завершения рассмотрения гражданского иска (по аналогии с п. 6 ст. 16 Закона о банкротстве)? Могут ли арбитражный управляющий и кредиторы основного должника и контролирующего лица участвовать в уголовном деле? Может ли в такой ситуации уголовный иск наложить арест на имущество ответчика, признанного банкротом?
  • Возможно ли приостановление арбитражного процесса по субсидиарной ответственности до завершения досудебного расследования уголовного дела?

В дискуссии примут участие эксперты и по банкротству, и по уголовному праву и процессу:

Есаков Геннадий Александрович, д.ю.н., профессор ВШЭ, советник Адвокатского бюро ЗКС;

Семенцов Павел Николаевич, адвокат, соруководитель практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегии адвокатов «Регионсервис»;

Шаина Мария Александровна, адвокат, аспирант КемГУ;

Мифтахутдинов Рустем Тимурович, к.ю.н., доцент СПбГУ, член наблюдательного совета Банкротного Клуба;

Савченко Даниил Михайлович, управляющий партнер юридической фирмы «Арбитраж. Ру», исполнительный директор Банкротного Клуба;

Зайцев Олег Романович, к.ю.н., председатель Банкротного Клуба, доцент Российской школы частного права.

Присоединяйтесь к трансляции и обсуждению на нашем YouTube-канале и на страницах Банкротного клуба в VKontakte и Facebook.

Против Навального и его соратников возбудили новое уголовное дело

Алексея Навального, директора Фонда борьбы с коррупцией (ФБК, внесен в реестр иностранных агентов) Ивана Жданова и координатор штабов Навального Леонида Волкова заподозрили в создании некоммерческой организации, которая посягает на личность и права граждан (часть 1 статьи 239 Уголовного кодекса). Об этом говорится в сообщении на сайте Навального. Там указано, что главное следственное управление Следственного комитета 4 февраля 2021 года возбудило по этому поводу уголовное дело.

ФБК пишет, что это уголовное дело — новое. Статью 239 УК фонд называет «довольно экзотической». Информацию о возбуждении нового уголовного дела против Навального по факту создания некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан, подтвердил источник ТАСС в правоохранительных органах.

Адвокаты фонда обнаружили информацию о новом уголовном деле в несекретных томах дела об экстремизме, которое рассматривает Московский городской суд. Всего обвинение предоставило 14 томов дела, утверждает ФБК. Он написал, что в основном они состоят из «кучи материалов, описывающих всю историю преследования Алексея Навального, сотрудников ФБК и штабов, а также волонтеров».

Реклама на Forbes

После финальной битвы: почему власть была готова к новой несогласованной акции сторонников Навального

Прокуратура подала иск о признании ФБК, штабов Навального и юрлица ФБК (ФЗПГ, признан в России иноагентом) экстремистскими организациями 16 апреля. 19 апреля Жданов заявил, что Мосгорсуд засекретил материалы дела. 26 апреля Жданов опубликовал постановление прокурора Москвы, согласно которому временно была приостановлена работа штабов Навального. 27 апреля Мосгорсуд запретил определенные действия Фонду борьбы с коррупцией и его юрлицу —  Фонду по защите прав граждан (ФЗПГ, признан иноагентом).

29 апреля проходит заседание суда по делу об экстремизме в рамках предварительной сессии, по ее итогам суд либо примет дело к рассмотрению по существу, либо вернет на доработку, говорила 26 апреля ТАСС пресс-служба суда.

«Это все похоже на похоронное шествие»: как в Москве прошла несогласованная акция в поддержку Навального

В четверг Волков объявил о роспуске штабов Навального и пояснил, что работать в прежнем режиме теперь нельзя из-за статьи об экстремизме.

Сам Навальный отбывает наказание в колонии во Владимирской области. Ему заменили условный срок на реальный по делу о хищении денег у компании «Ив Роше». С 31 марта по 23 апреля оппозиционер держал голодовку с требованием обеспечить ему надлежащую медицинскую помощь.

Несогласованная акция в поддержку Алексея Навального в Москве. Фоторепортаж

Международный уголовный суд начнет расследование событий на Украине

Международный уголовный суд (МУС) в Гааге намерен «как можно скорее» начать расследование нарушений, зафиксированных на территории Украины, сообщила пресс-служба суда со ссылкой на главного прокурора Карим Хана. Запрос в палату предварительного производства будет направлен в ближайшее время.

«В прошлую пятницу я выразил свою растущую озабоченность, повторяя обеспокоенность мировых лидеров и граждан всего мира в связи с событиями, разворачивающимися в Украине. Сегодня я хочу объявить, что я решил приступить к расследованию ситуации на Украине как можно быстрее», — подчеркнул Хан в своем заявлении.

Прокурор пояснил, что изучил имеющиеся данные и убедился в наличии весомых оснований для начала расследования. Есть разумные основания полагать, что на Украине были совершены военные преступления и преступления против человечности с конца 2013 г., добавил Хан. С учетом расширения конфликта он также заявил о намерении включить в процесс расследования и все новые возможные преступления, попадающие под юрисдикцию МУС, которые были совершены любой стороной конфликта.

«Я также буду просить поддержки всех государств-участников и международного сообщества в целом, когда мое управление приступит к своим расследованиям. Я буду призывать к дополнительной бюджетной поддержке, к добровольным взносам для поддержки всех наших ситуаций и к предоставлению безвозмездного персонала: важность и срочность нашей миссии слишком серьезны, чтобы быть заложником нехватки средств», — добавил он.

Украина не входит в МУС, однако ранее подала два заявления, признав юрисдикцию суда в отношении возможных преступлений, совершенных на территории страны с 21 ноября 2013 г.

Международный уголовный суд (МУС) – это суд в последней инстанции по делам о серьёзных международных преступлениях, включая геноцид, военные преступления и преступления против человечности. Он был учрежден в соответствии с Римским статутом, подписанным в 1998 году. Суд наделен мандатом судить не государства, а физических лиц. Он является независимой инстанцией по отношению к ООН.

24 февраля Россия объявила о начале специальной военной операции России на Донбассе. Президент России Владимир Путин назвал ее целью защиту людей, которые «подвергаются издевательствам, геноциду со стороны киевского режима». При этом он отметил, что планов по оккупации Украины у России нет, однако Москва будет стремиться к демилитаризации и денацификации этой страны.

На всей территории Украины введено военное положение, объявлена всеобщая мобилизация. 27 февраля президент страны Владимир Зеленский официально обратился в Международный суд ООН в Гааге с иском против России. Украинская сторона потребовала повлиять на Россию с целью прекращения военных действий на украинской территории.

Государство и уголовный иск

Обозревая окружающую действительность, наблюдая её явления и формы их, весьма и весьма полезно, как мне представляется, пытаться понять природу этих явлений, извлекать из сосудов форм существо, выяснять начала. В противном случае, принимая волка в овечьей шкуре, которая то и дело, впрочем, сползает с него, за овцу, легко можно оказаться в положении, когда стадо «овец», якобы опасаемое пастухом, пообедает этим пастухом за милую душу. Сказать при этом: «И поделом ему!» всё же не поворачивается язык.

Но вот беда: как только начинаешь говорить о принципах, о началах, то есть о вещах довольно отвлечённых, многим людям становится совершенно скучно. К несчастью, корни дуба интересуют не столь многих. А зря. Право же зря. Всё же следует вспоминать время от времени кому именно принадлежит утверждение о сухости теории и зеленеющем древе жизни1, и с какой такой целью это утверждение сделано.

Точно так же, читая законы любого государства, неплохо выделять их принципы и поверять их с Конституцией, например.

Итак, вот две нормы:

из Конституции Российской Федерации:

Статья 2 Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

из Конституции Украины:

Стаття 3.

Людина, її життя і здоров’я, честь і гідність, недоторканність і безпека визнаються в Україні найвищою соціальною цінністю.

Права і свободи людини та їх гарантії визначають зміст і спрямованість діяльності держави. Держава відповідає перед людиною за свою діяльність. Утвердження і забезпечення прав і свобод людини є головним обов’язком держави.Статья 3.

Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью.

Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Государство отвечает перед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства.

(текст в переводе на русский языкоригинальный текст)

Бесспорно, что норма украинской Конституции написана подробнее, российская норма более лапидарна. Но дело сейчас не в исследовании формы положительной нормы. Можно обратить внимание, что эти нормы схожи по крайней мере в том, что для всего государства, а следовательно, и для любого его института высшими ценностями, — на украине — социальными, в России — просто высшими, — являются именно права и свободы человека, и обязанностью государства, а равно и любого его института является защита и гарантирование их, как минимум. Причём точно так же обязанностью является и их признание.

Обратим внимание, что сказанное вовсе не такое уж общее место. Вот что о цели существования государства говорил, например, такой вовсе неглупый и весьма авторитетный человек, как В.И. Ленин (и что многие из нас повторяли на занятиях):

…всякое государство есть машина подавления одного класса другим и что самая демократическая буржуазная республика есть машина для угнетения пролетариата буржуазией.

Где есть подавление, там не может быть свободы, равенства и проч. Поэтому Энгельс и говорил: «пока пролетариат ещё нуждается в государстве, он нуждается в нём не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников; а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство, как таковое, перестаёт существовать»

Полное Собрание Сочинений В.И.Ленина 5-е изд. — М.: Издательство политической литературы, 1967

Согласитесь, несколько разные точки зрения, не так ли? А ведь речь идёт о таком труде как «Пролетарская революция и ренегат Каутский» и надо признать, что в чём-в чём, а и в революции, и в пролетариате, и в государстве, и в ренегатстве2 В. И. Ленин разбирался не хуже нас с вами. И, тем не менее, сейчас мы имеем конституции, в которых цель и задачи государства обозначены, как бы это выразиться, несколько иначе, чем их было видно в позапрошлом веке. Да и в прошлом тоже.

Так что к текстам конституционных норм ещё и поэтому стоит отнестись с великим вниманием.

Теперь, уж простите за длинные вступления, ещё одна почти историческая справка. Почему «почти»? — именно потому, что, как будет видно из последующего, эта «история» начала чудовищно появляться во вполне уже настоящем.

Примерно до 1985 года в юриспруденции, во всяком случае в советской, существовала и обсуждалась так называемая «теория уголовного иска». Если быть кратким, то теория эта сводится к тому, что процесс уголовный рассматривается как специальный случай гражданского процесса. Особенность уголовного процесса видится в этой теории только в том, что особенный истец — государство претендует на применение репрессии по отношении непременно к особому ответчику — индивидууму, а последний — защищается. Опять-таки, не надо думать, что подобное воззрение на природу уголовного преследования есть нечто совершенно советское. Как раз наоборот: теория эта существовала веками — вспомните, хотя бы названия процессов в англосаксонской традиции, а также и то, что это в привычных нам условиях романо-германского права наименования гражданских и уголовных дел существенно различаются, а в США, Великобритании и массе других государства — нет. После ряда работ действительно выдающихся правоведов прошлого века на этой теории был поставлен, казалось бы, жирный крест. Казалось, что навсегда. Лично я увидел именно в работах академика С.С. Алексеева чёткое и логическое доказательство того, что природы гражданского и уголовного процесса, как и природы гражданского и уголовного права существенно разные: первичным является право гражданское, а уголовное существует только как обеспечительное, вторичное, особенное и только государственное3. Вне государства возможен процесс гражданский, а вот процесс уголовный — нет. Во всяком случае в праве. Следовательно, отсюда напрашивается и вывод, что в фундаментальных правилах регулирование гражданского процесса и процесса уголовного никак совпадать не могут, и что проведение каких бы то ни было параллелей между ними есть порок. Порок, который непременно даст о себе знать4.

Вам скучно? Да, я заметил уже, что пока говоришь о принципах, многие люди относятся к разговорам с полным безразличием, правда, вот когда тот или иной такой «безразличный» принцип начинают вполне последовательно воплощать в действительность, о! тогда почти всем всё становится не так уж «фиолетово». Между прочим, так было, в частности и с евгеникой, принципы которой самым последовательным образом воплощали в жизнь германские нацисты.

Теперь ясно, наверное, что формула ст. 2 Конституции России или ст. 3 Конституции Украины, по крайней мере в первой её части, например, есть одно из блистательнейших достижений человеческой мысли нашего времени. Отрекаться от неё значит, именно становиться по отношению к нашей цивилизации ренегатом.

Да? Вы согласны? Но вот берём нынешнее законодательство Украины, причём именно с тем трендом, которому оно было подвергнуто в последнее время. Заметим, что «прогрессивное человечество» никак не выражает своего протеста.

Согласно УПК Украины для пересмотра приговоров, вступивших в законную силу, есть две инстанции: во-первых, кассационная — её мы оставим в покое, а во-вторых… ну, то, что в России именуется надзорной. Кстати, полагаю, что именно название «надзорное производство», «надзорная инстанции» значительно точнее отражает существо вещей. На Украине это именуется «виключне» — «исключительное». Не собираюсь, однако, заниматься спором о названиях как таковых, в конце концов, дело не в них. Так вот, одним из оснований для пересмотра вступившего в силу, и, быть может, вообще даже исполненного приговора в порядке вот такого исключительного производства является, например, решение ЕСПЧ, которое установило обязательным и прямым для любого института Украины образом несоответствие приговора, скажем, Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Конкретнее: установлено, что вообще было нарушено право на справедливый суд. Возможно такое? — да сколько угодно!

Что означает такое решение ЕСПЧ?

Совершенно очевидно, что оно означает констатацию, простую и безапелляционную, того, что государство, скажем, Украина совершенно противоправно лишило человека его свободы — раз, и нарушило его право на справедливый суд — два. То есть совершило в отношении этого человека прямой откровенный деликт. Тут, кажется, двух мнений уже и быть не может5.

Однако каков же порядок восстановления прав этого человека, который ныне стал предусмотрен именно на Украине?

Оказывается, детали этого порядка таковы: во-первых, сам этот человек должен попросить некий государственный суд, предусмотренный изменчивым до невозможности в ходе всевозможных «реформ» законодательством, осуществить пересмотр приговора, во-вторых, этот человек должен непременно обращаться туда по довольно сложной форме, описанной в этом самом законодательстве, изменяющемся, — подчеркну, — с калейдоскопической быстротой, в-третьих, обращение должно быть осуществлено строго в установленные сроки. Ну, тут ни дать ни взять — реализация того же самого механизма, который существует в делах гражданских: носитель интереса обращается в срок, предусмотренный для защиты этого интереса, к государству. Правда, нюанс: к тому же самому государству, которое уже однажды совершило в отношении этого человека мерзость, а то, что именно совершило, и что именно мерзость — обсуждению не подлежит.

Теперь опять вернёмся к теории.

С чего вообще начинается исковое производство как таковое, в своём существе? — начинается оно с того, что некий субъект проявляет интерес, противоречащий интересу другого субъекта и желает этот интерес реализовать. Именно интерес и противоречие интересов и являются главной движущей силой и необходимыми условиями всего искового производства. Если интерес утрачен, или считается, что он утрачен, само это производство подлежит прекращению. Если интересы перестали противоречить дург другу — также производство заканчивается.

Следующий вопрос, на который надобно ответить, вот какой: «Кто является инициатором уголовного процесса, если исключить процесс частного обвинения?» Ответ простой и очевидный: государство и только государство.

А тогда стоит очень внимательно присмотреться: а есть ли у государства вообще хоть какой-то интерес в возбуждении уголовного процесса.

Если следовать определению государства как машине подавления, скажем, одного класса другим классом — это не столь важно, важно, что именно машине подавления, — то тогда понятно, что вся «теория уголовного иска» базируется именно на допущении, что государство изначально имеет имманентный интерес ограничивать свободу индивидуума, а последний в суде защищается от таких притязаний. Тогда всё действительно правильно: есть прямая и жёсткая параллель между гражданским процессом и процессом уголовным — носителем интереса восстановления нарушенных государственной машиной свободы и права является индивидуум, он и обращается в суд за восстановлением. Сроки для проявления интереса в таком случае вполне оправданны, как оправдано и то, что именно носитель интереса к восстановлению нарушенных прав и свобод и должен обращаться за их защитой. Тут, правда, остаётся открытым вопрос, отчего же это надо обращаться с нижайшей просьбой о защите именно к тому, от кого, собственно, и следует защищаться? Однако, отодвинем и этот вопрос как требующий куда как более основательного пересмотра вообще представления о суде как государственном институте. Сейчас важен вывод о том, что как раз ленинская формула существа государства в качестве машины именно репрессий есть прямое основание как для «теории уголовного иска», так и для порядка, который, например, установлен на Украине для пересмотра приговоров в порядке, — уж простите великодушно, но буду называть по-русски, — надзорного производства. Даже и в том случае, когда уже к этому моменту установлено, что государство: следствие, прокуратура, суды повели себя самым препаскудным образом.

А теперь оторвёмся от ленинского определения государства и посмотрим в актуальное положительное законодательство всё той же Украины. Да, в ту самую ст. 3 Конституции Украины, текст которой приведён выше.

Скажите, как согласуется тезис о том, что государство есть машина подавления прав и свобод, с текстом названной нормы Конституции Украины? или России? — Да никак! Это прямо противоположные положения: либо государство является именно машиной подавления либо оно есть механизм защиты и обеспечения. Быть и тем и другим в своей изначальной природе оно не может. Ранжирование функций подавления (репрессии) и защиты установлено именно Конституцией: высшей целью и вообще смыслом функционирования и существования является именно защита и гарантии, а вот репрессии носят лишь подчинённый, вспомогательный характер. И тогда надо вообще признать, что государство может возбуждать и вести уголовный процесс лишь по необходимости и лишь и в той мере, в какой такой процесс является именно обеспечивающим высшую функцию государства. Какую? — смотри в Конституцию! Интерес же государства в репрессиях и подавлениях как таковых в этом случае по-просту отсутствует. И следовательно, никакой аналогии между уголовным и гражданским процессом нет и быть не может: один начинается с явления существующего интереса и произвола в его выражении (не в форме выражения, а именно в выражении!), другой — строго по необходимости, то есть вообще вне свободы.

А между тем, правила пересмотра приговоров по основаниям нарушения, скажем, права на справедливый суд происходит, как мы видим, на Украине предусматривают само начало производства именно строго по инициативе носителя нарушенного права и при том, что он сам обратится в суд Украины же да ещё и с соблюдением срока, который установило государство Украина. Обратится к Украине за исправлением гадости, которую сделало государство Украина.

Во что может выливаться подобное расхождение?

Приведу только один пример.

Представьте себе. что некий Б. был осуждён украинским судом к лишению свободы и находится в местах лишения свободы. Теперь представьте себе, что ЕСПЧ установил, что этот самый Б. был лишён свободы вообще не тем судом, который вправе выносить приговор по его делу. Мало того: суд, вынесший приговор вполне осознавал, что ему это дело не подсудно. Может такое быть? — Не только может, но даже и есть.

Этот человек, узнав о том, что ЕСПЧ принял такое решение, решил уйти из мест лишения свободы, исходя именно из двух вещей: прямой юрисдикции ЕСПЧ на территории Украины и Конституции украины, которая устанавливает, что никто не может быть подвергнут наказанию иначе как по приговору суда, вынесенному в установленном законом порядке, а лишение свободы, простите, есть именно наказание. Этот человек, назовём его Б., взял, собрал вещи да и пошёл себе. Его убил часовой… Хорошо, не будем так грустно — его не убивал часовой и этот человек ушёл. Он скрылся от наказания? — От какого, простите? По какому такому приговору, вынесенному в установленном законом порядке? Искать его надо? — А на каком таком основании? А что делать начальнику колонии?

И в довершение всего что делать начальнику колонии или начальнику СИЗО, если этот человек не обратился в срок за отменой приговора, а есть только решение ЕСПЧ? С одной стороны, начальник колонии отпустить этого человека не может, ибо всякие инстрюкции, явно противоречащие Конституции, не позволяют, надо ждать решения соответствующего национального суда с отменой судебного акта, вынесенного не в соответствии с законом, а решения такого не будет!, а с другой… а с другой и удерживать его в колонии или СИЗО этот самый начальник колонии тоже не имеет ни малейшего права, ибо и Конституция Украины имеет прямое действие, и решение ЕСПЧ прямую юрисдикцию, не требующую опосредования никаким национальным судом. А списывать деньги на прокорм этого человека, простите, на каком основании начальник колонии должен?

Что, простите? это уже начало вызывать недоумение? недовольство? но ведь именно те изменения, которые произошли в законодательстве всё той же Украины, совершенно чётко отражают именно концепцию теории уголовного иска, являются её более или менее последовательной реализацией и как-то вот так не вызывали особо ожесточённых протестов на уровне как раз принципов! К примеру, не нашлось никого, кто обратился бы в Конституционный суд Украины за решением вопроса: а как вообще установление подобного срока, за которым исправление государством неправа, исходящего от государства же, становится невозможным, и как вообще необходимость именно обращения того, чьи права нарушены, согласуется именно со ст. 3 Конституции Украины, которая как раз определяет, что вообще цель существования государства, а не индивидуума, как раз и заключается исключительно в признании, защите и гарантировании прав и свобод. С той самой статьёй, которая как раз и определяет весь контекст толкования любой нормы положительного права этого государства.

В реальности на Украине произошёл тихий государственный переворот6: законодательство этого государства, регулирующего судебную систему, в самой своей сердцевине, в принципе, в самих своих началах полностью перестало реализовывать принцип ст. 3 Конституции Украины. И это значит, — уж как хотите, так и оценивайте мои слова, слова иностранца, — что государственность Украины, та, которая очерчена её Конституцией, потерпела крах. Сейчас государство Украины представляет собою именно репрессивную машину, актуально имеющую имманентный интерес к репрессиям. И это вполне последовательно реализуется в законодательстве Украины. Явно и совершенно неприкрыто. И поскольку не осталось никого даже из оппозиции, кто поднял бы голос против этого, я с горечью вынужден констатировать, что надобности в таком государстве, какое описано в конституции Украины никто на Украине не ощущает.

И это — приговор. Государство, возникшее прежде всего из выражения воли населения на ущемление и отрицание прав сотен миллионов людей7, пришло к своему закономерному итогу: оно стало отрицать и подавлять права и свободы своих собственных граждан. И тогда уже не нашлось никого, кто поднял бы голос в их защиту.

Произошло всё так, как в известном стихотворении Эмиля Густава Фридриха Мартина Нимёллера :

„Als die Nazis die Kommunisten holten, habe ich geschwiegen; ich war ja kein Kommunist.

Als sie die Sozialdemokraten einsperrten, habe ich geschwiegen; ich war ja kein Sozialdemokrat.

Als sie die Gewerkschafter holten, habe ich nicht protestiert; ich war ja kein Gewerkschafter.

Als sie mich holten, gab es keinen mehr, der protestieren konnte.“

А чтобы россиянам не показалось, что это никаким боком не относится к ним, замечу, что, во-первых, injustice anywhere is a threat to justice everywhere8, а во-вторых, всё дело — в принципах, как бы споры о них ни казались отвлечёнными и скучными. Принципы же национальности не имеют.

Меня могут спросить, согласившись, что существующий порядок на Украине явно не такой как «надо»: «А как надо?» Я готов ответить на этот вопрос. Причём и о том, что надо делать в самой ближайшей перспективе, и о том, что надо делать радикально, стратегически. Но именно ответить. А отвечают на вопрос или на просьбу — уж я-то государству и стране Украины точно ничем не обязан. И только в том случае, когда такой ответ не будет метанием бисера. А бисер как раз на Украине, к моему большому сожалению, я, как выяснилось, метал и, как выяснилось, неоднократно.

В оригинале:

Grau, teurer Freund, ist alle Theorie

Und grün des Lebens goldner Baum.

 

Ренегат (лат. renegatus, от renego — отрекаюсь) — изменивший своим убеждениям, перешедший в лагерь противников; изменник, отступник. ↩

Заметим, что одним из самых последовательных сторонников и поборников теории уголовного иска был такой неслабый юрист как А. Я. Вышинский . Весь его «Курс уголовного процесса» вместе с признанием как «царицей доказательств», являющимся именно аналогом мировой сделки в гражданском процессе, построен именно на базе этой теории. А этот деятель, уж простите, совсем не С.М. Пискун . ↩

Опять-таки: наберите в Яндексе или Гугле словосочетание «уголовный иск» и вы сами увидите как современные судьозусы пишут рефераты, поминая всуе именно теорию уголовного иска. ↩

Или незачем говорить о юрисдикции. ↩

Впрочем, не совсем тихий: So this is how liberty dies… with thunderous applause. — Star Wars: Episode III — Revenge of the Sith

Стою на этом: референдум о государственной самостоятельности Украины есть прямое отрицание целого ряда прав и свобод соотечественников, которые проживали на момент референдума за пределами территории Украины. Кстати, именно это соображение в своё время и остановило россиян от проведения подобного референдума. ↩

Dr. Martin Luther King, jr. ↩

Кубанское агенство судебной информации

https://orcid. org/0000-0003-3013-5072    

Потапенко С.В., (Sergey Potapenko),       

декан юридического      факультета, заведующий  

кафедрой гражданского процесса

и международного права   ФГБОУ  

ВО    «Кубанский государственный

университет, доктор   юридических                                                                                                          наук, профессор, заслуженный   юрист РФ      

Первичная публикация статьи: Потапенко С.В. К вопросу о правовой природе, понятии и внутренней структуре гражданского иска в российском уголовном процессе // Судебная реформа в современной России: результаты, проблемы и перспективы: материалы Междунар. науч.практ. конференции / отв. ред. В.А. Семенцов. – Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2020. С. 252-261. На сайте Pro-sud-123.ru статья размещена с согласия автора.

 Аннотация: Актуальность темы настоящей статьи обусловлена, прежде всего, тем, что гражданский иск в уголовном процессе отражает взаимосвязи материального гражданского частного права и публичного уголовно — процессуального права.

С учетом универсальности иска как формы разрешения, в том числе, гражданского иска в уголовном процессе, сделана попытка уточняющего толкования вопросов о правовой природе, понятии и внутренней структуре гражданского иска в российском уголовном процессе.

 Ключевые слова: гражданский иск в уголовном процессе, предмет и основание гражданского иска в уголовном процессе, гражданский истец, потерпевший, восстановление нарушенных прав.

 Судебная защита гражданских прав и само субъективное гражданское право «родились» и «выросли» вместе с иском. Actio habere – ius habere (иметь иск – значит иметь право), – эта формула выработана еще римским правом.

В странах англо-саксонской правовой семьи (Англия, США и др.) гражданский иск в уголовном процессе отсутствует.

Отдельные российские ученые – юристы также не видят необходимости в институте гражданского иска в уголовном процессе, ссылаясь на то, что производство по гражданскому иску не соответствует природе и вообще всей сущности уголовного процесса[1]. Такой подход обоснованно не нашел широкой поддержки среди российских ученых – процессуалистов и у законодателя. Достаточно отметить, что институт гражданского иска в уголовном процессе был закреплен Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. ( ст. ст. 6 и 7)[2], в советский период УПК РСФСР 1923[3] и 1960 годов[4], в действующем УПК РФ также содержатся нормы, связанные с гражданским истцом и гражданским иском (ст. 44 УПК РФ и др.)[5].

В дореволюционный период развития российского права преобладающей являлась позиция сторонников признания преимуществ гражданского иска в уголовном процессе с учетом того, что единое юридическое событие и основание упрощают деятельность, сокращают расходы сил, средств и времени[6]. Хотя А.Ф. Кони относил гражданский иск к одной из наиболее спорных и наименее разработанных частей уголовного процесса[7].

В советский период М.С. Строгович называл рассмотрение гражданского иска в уголовном судопроизводстве «серьезной льготой для потерпевшего от преступления лица[8], поскольку 1) гражданский истец освобождался от уплаты государственной пошлины; 2) в уголовном процессе выяснялись все обстоятельства, относящиеся как к самому преступлению, так и к его последствиям, что значительно упрощало обоснование гражданским истцом своих исковых требований.

Как следует из ст. 52 Конституции РФ[9], государство обеспечивает потерпевшим компенсацию причиненного ущерба. Для этого в российском уголовном судопроизводстве предназначен институт гражданского иска, являющийся неотъемлемым элементом конституционного права на судебную защиту, закрепленного в ст. 46 Конституции РФ.

В российской юридической науке иск принято считать универсальной формой для разрешения любых споров о праве[10]. Иск как форма защиты публичных и частных прав граждан и юридических лиц нормативно закреплен в уголовном, гражданском и административном судопроизводстве. При этом термина «иск» в российском законодательстве нет и никогда не было, хотя сам этот термин довольно широко употребляется. Поэтому понятие иска, его процессуальной составляющей, — вопрос исключительно юридической науки. Сформировались три концепции понятия иска – материально-правовая, процессуально-правовая[11] и концепция единого понятия иска, имеющего две стороны: материальную и процессуальную[12], которая нами разделяется[13].

Исходя из этого, иск — это материально-правовое требование одного лица к другому, вытекающее из материально-правового спора о защите нарушенного права, обращенное через суд первой инстанции. Основной концепцией понятия иска принято считать выделение права на иск в материально-правовом и процессуально-правовом смыслах[14].

Иск в процессуальном смысле рассматривается как обращенное в суд первой инстанции требование гражданского истца о возмещении причиненного преступлением вреда.

Применительно к уголовному процессу это вынесение следователем постановления о признании соответствующего лица гражданским истцом, что не требует составления искового заявления, а также предъявление прокурором иска от имени лиц, не способных защищать свои процессуальные права, или от имени государства до окончания судебного следствия.

Соответственно, иск в материальном смысле представляет собой право гражданского истца на удовлетворение его исковых требований в уголовном процессе приговором суда. Иными словами, посредством гражданского иска в уголовном процессе реализуется возможность материального субъективного права потерпевшего к принудительному осуществлению через суд.

В качестве элементов иска принято выделять его предмет и основание, имеющих значение, прежде всего, с точки зрения определения границ предмета доказывания и пределов судебного разбирательства, касающихся гражданского иска в уголовном процессе. Кроме того, элементы иска характеризуют его существо и позволяют его индивидуализировать для определения тождественности. Они значимы для защиты ответчика против иска. Ответчик должен знать, на что претендует истец и на основании каких обстоятельств.

Если предмет иска – это материально-правовое требование истца к ответчику и процессуальное требование истца к суду, например, о возмещении ущерба, причиненного преступлением, то основание – это юридически значимые фактические обстоятельства, которыми истец обосновывает свои исковые требования. Именно с такими фактами закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений, т.е. прав и обязанностей сторон, возникающих из причинения вреда вследствие совершенного в отношении гражданского истца преступления.

Кроме фактического основания иска есть смыл выделять и его правовое основание, которым как в уголовном, так и в гражданском судопроизводстве России являются нормы гражданского права, носящие частно-правовой характер. В то же время применение данных частно-правовых норм происходит в уголовном судопроизводстве, носящем публично-правовой характер.

Одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей ст. 8 ГК РФ называет причинение вреда другому лицу. В п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что по общему правилу, установленному ст. 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная ст. 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред[15].

Вводная часть действующего УПК Франции[16] именуется «О публичном и гражданском исках» (ст. 1 — 10). Если вред причинен преступным деянием, то одно и то же лицо наряду с уголовной может быть привлечено и к гражданско-правовой ответственности с использованием института гражданского иска в уголовном процессе. По сути, происходит присоединение гражданского иска к уголовному делу, частное право переплетается с публичным. Такая конструкция, получившая название «соединенного процесса», заимствована российским законодателем из французского уголовного процесса[17] и используется в российском уголовном судопроизводстве для возмещения имущественного и морального вреда потерпевшим от преступления.

Использование гражданского иска в уголовном процессе характерно для стран романо-германской правовой семьи (Франции, Германии, России, Бельгии, Германии, Австрии, Швеции, Испании и др.), а также Китая. Например, УПК Германии[18] содержит главу «Возмещение ущерба потерпевшему», где есть указание на право потерпевшего предъявить гражданский иск в уголовном процессе.

При этом на основании принципа диспозитивности потерпевший не обязан при наличии имущественного или морального вреда предъявлять гражданский иск в уголовном процессе. Он вправе предъявить гражданский иск после вступления приговора в законную силу в гражданском судопроизводстве, для которого вопрос о вине ответчика в причинении вреда будет иметь преюдициальный характер.

Гражданский иск в уголовном судопроизводстве вполне органично вписывается в доктрину судебного права, поскольку такой иск «естественно и гармонично присоединяется к обвинению потому, что оно по своей юридической природе, по своей социальной сущности - тоже иск, только иск особый — уголовный»[19].

Во Франции потерпевший, пострадавший в результате преступления, имеет право требовать возмещения причиненного ущерба путем предъявления гражданского иска получил даже некий приоритет, поскольку он как жертва становится стороной дела, имея широкие возможности для отстаивания своих прав порой в ущерб правам других сторон, что, по мнению Софи Кориоланд, касается баланса уголовного процесса[20].

В то же время Камилла Венно в своей докторской диссертации по праву обращает внимание на то, что во Франции в модели ускоренного уголовного процесса возможный гражданский иск потерпевшего может остаться без рассмотрения и удовлетворения[21].

Если вернуться к вреду как основанию гражданского иска в уголовном процессе, то в силу п. 1 ст. 44 УПК вред может быть имущественным или моральным. Как отметил Пленум Верховного Суда РФ, «судам необходимо иметь в виду, что лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, вправе также предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда, которая, в соответствии с законом, осуществляется в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. При разрешении подобного рода исков следует руководствоваться положениями ст. ст. 151, 1099, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми при определении размера компенсации морального вреда необходимо учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, степень вины подсудимого, его материальное положение и другие. .. обстоятельства дела, влияющие на решение суда по… иску. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости»[22].

Ни одна европейская правовая система в настоящее время не отвергает компенсацию морального вреда, например, в случаях причинения телесных повреждений, хотя существуют значительные различия в концептуальных подходах и в присуждаемых суммах[23].

Поскольку моральный вред – это физические или нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ), который может испытывать только человек, то юридическим лицам как искусственным образованиям моральный вред не может быть причинен и потому вопрос о компенсации им морального вреда фактически исключен. Юридические лица наряду с физическими лицами вправе заявлять в уголовном процессе иски о возмещении вреда (убытков), причиненного преступлением. Что же касается исков неимущественного характера, то их предъявление в уголовном процессе не допускается.

Например, вред, причиненный в результате преступных действий, подрывающих деловую репутацию юридического лица, подлежит компенсации по правилам возмещения вреда деловой репутации гражданина (пункт 11 статьи 152 ГК РФ)[24].

Деловая репутация коммерческих юридических лиц и индивидуальных предпринимателей не является личным нематериальным благом, поскольку имеет выраженные имущественные характеристики, участвует в гражданском обороте и подлежит денежной оценке как нематериальный актив. Поэтому способом защиты деловой репутации юридического лица может быть возмещение убытков (ст. 15 ГК РФ).

В юридической литературе даются различные, но сходные в главном, о чем скажем ниже, понятия гражданского иска в уголовном процессе.

Т.Е. Сушина под гражданским иском в уголовном процессе понимает процессуальное средство судебной защиты имущественных прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений[25].

    О. А. Сычева рассматривает гражданский иск как «письменное требование, содержащее изложение правопритязания о возмещении имущественного ущерба и (или) компенсации морального вреда, адресованное к гражданскому ответчику гражданским истцом, в связи с причиненным непосредственно преступлением вредом, заявленное после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия по уголовному делу и подлежащее рассмотрению и разрешению в определенном процессуальном порядке»[26].

По мнению В.В. Дубровина, гражданский иск — это право потерпевшего от преступного деяния лица обратиться к судебной власти с требованием о возмещении вреда, причиненного преступлением, или (и) установления виновности лица, его совершившего[27].

И.М. Зайцев определяет гражданский иск в уголовном процессе как «процессуально-правовую конструкцию юридического спора, который в свою очередь образует содержательную сторону обращения заинтересованного лица в суд с просьбой о защите субъективных прав»[28].

Нам представляется, что в объективном смысле гражданский иск в уголовном судопроизводстве представляет собой комплексный межотраслевой правовой институт, включающий в себя нормы материального (гражданского) и уголовно-процессуального права, направленные на возмещение ущерба, причиненного преступлением.

В субъективном смысле гражданский иск в уголовном процессе представляет собой правомочие всякого субъективного гражданского права принудительно осуществляться с помощью способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ). В этом охранительном правоотношении гражданское право на защиту лица, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, трансформируется в исковое право требовать от суда удовлетворения гражданского иска в уголовном процессе.

На институт гражданского иска в уголовном процессе распространяется принцип диспозитивности, характерный, в первую очередь, для гражданского процесса, что объясняется природой защищаемых гражданским иском в уголовном процессе прав, возникающих из гражданских правоотношений. Только от воли гражданского истца зависит движение гражданского иска в уголовном деле, он вправе не только предъявить гражданский иск, но и отказаться от него. Следователь и суд обязаны оказывать содействие гражданскому истцу в уголовном процессе при его распоряжении своими процессуальными правами и спорным материальным правом.

Список использованной литературы

 1.    Бозров В. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен // Российская юстиция. 2001. № 5.

2.    Гурвич М.А. Право на иск. М.-Л., 1949.

3.    Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001.

4.    Добровольский А.А. Исковая форма защиты права (основные вопросы учения об иске). М., 1965.

5.    Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству Французской Республики  // Международное уголовное право и международная юстиция. 2010. № 1.     

6.    Зайцев, И.М. Функция иска в судопроизводстве // Государство и право. 1996. № 7.

7.    Клейнман А.Ф. Основные вопросы учения об иске в советском гражданском процессе. М., 1959.

8.    Комиссаров К.И. Некоторые аспекты соотношения гражданского и гражданского процессуального права // Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Сб. уч. трудов СЮИ. Вып. 27. Свердловск, 1973.

9.    Кони А.Ф. Собрание сочинений: В 4 т. М., 1962. Т. 3.

10. Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М.: Наука, 1983. 11. Потапенко С.В. О сходстве и различиях иска в гражданском и административном судопроизводстве // Актуальные проблемы гражданского и административного судопроизводства. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Под редакцией С.В. Потапенко. г. Краснодар, 2019.

12. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916. 13. Рязановский В. А. Единство процесса. М., 1996.

14. Советский гражданский процесс / Под ред. К.И. Комиссарова и В.М. Семенова. М., 1988.

15. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. I. М.: Наука, 1968.

16. Сычева О.А Гражданский иск в уголовном судопроизводстве. // Мировой судья. 2015. N 5.

17. Сушина Т.Е. Гражданский иск в уголовном деле: от теории к практике //Журнал российского права. 2016. N 3.

18. Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. М., 1956.

19. Sophie Coroland La place de la victime dans le procès pénal Par. Thèse de doctorat en Droit privé et sciences criminelles. Procédure civile, procédure pénale Sous la direction de Yves Strickler. Soutenue en 2009 à Strasbourg . European Tort Law 2006, 52–60. doi:10.1007/978-3-211-77572-1_4. 

20. Le procès pénal accéléré : étude des transformations du jugement penal par Camille Viennot Thèse de doctorat en Droit Sous la direction de Pierrette Poncela. Soutenue le 10-12-2010.


[1] См, например: Бозров В. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен // Российская юстиция. 2001. № 5. С. 29-30.

[2] Судебные уставы 20 ноября 1864 г., с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч. 1 // http://civil.consultant.ru/reprint/books/115/492.html.

 [3] Постановление ВЦИК от 15.02.1923 «Об утверждении Уголовно-Процессуального Кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Уголовно-Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // СУ РСФСР. 1923. N 7. ст. 106.

 [4] Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 29.12.2001, с изм. от 26.11.2002) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.07.2002) // Ведомости ВС РСФСР. 1960. N 40. ст. 592.

 [5] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 18.02.2020) // Ведомости Федерального Собрания РФ. 01.01.2002. N 1. ст. 1.

[6] См.: Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916. С. 256.

[7] Кони А.Ф. Собрание сочинений: В 4 т. М., 1962. Т. 3. С. 178.

 [8] См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. I. М.: Наука, 1968. С. 261.

[9] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993)

(с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 04.08.2014. N 31. ст. 4398.

 [10] См., например: Рязановский В. А. Единство процесса. М., 1996. С. 31–34.

[11] См., например: Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. М., 1956. С. 199 – 200; Советский гражданский процесс / Под ред. К.И. Комиссарова и В.М. Семенова. М., 1988. С. 231; Комиссаров К.И. Некоторые аспекты соотношения гражданского и гражданского процессуального права // Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Сб. уч. трудов СЮИ. Вып. 27. Свердловск, 1973. С. 81.

 [12] См: Клейнман А.Ф. Основные вопросы учения об иске в советском гражданском процессе. М., 1959. С. 5 — 22; Добровольский А.А. Исковая форма защиты права (основные вопросы учения об иске). М., 1965. гл. 1.

[13] См.: Потапенко С.В. О сходстве и различиях иска в гражданском и административном судопроизводстве // Актуальные проблемы гражданского и административного судопроизводства. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Под редакцией С.В. Потапенко. г. Краснодар, 2019. С. 3-10.

[14] См., например: Гурвич М.А. Право на иск. М.-Л., 1949. С. 45, 145.

 [15] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2019) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17.07.2019) // КонсультантПлюс.

[16] Code de procédure pénale de la République Française //https://beta.legifrance.gouv.fr/codes/texte_lc/LEGITEXT000006071154/ (дата обращения 09. 03.2020)

[17] См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001. С. 315 — 316.

 [18]Strafprozessordnung der Bundesrepublik Deutschland // https://www.gesetze-im-internet.de/stpo/ (дата обращения 09.03.2020).

[19] Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М.: Наука, 1983. С.1.

 [20] Sophie Coroland La place de la victime dans le procès pénal Par. Thèse de doctorat en Droit privé et sciences criminelles. Procédure civile, procédure pénale Sous la direction de Yves Strickler. Soutenue en 2009 à Strasbourg . European Tort Law 2006, 52–60. doi:10.1007/978-3-211-77572-1_4. 

 21]См.: Le procès pénal accéléré : étude des transformations du jugement penal par Camille Viennot Thèse de doctorat en Droit Sous la direction de Pierrette Poncela. Soutenue le 10-12-2010. 

  [22] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г. N 55 «О судебном приговоре» // Российская газета. 2016. 7 декабря.

[23] См.: Rogers, W. V. H. (n.d.). Death and Non-Pecuniary Loss. European Tort Law 2006, 52–60. doi:10.1007/978-3-211-77572-1_4.

 [24] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17 (ред. от 16.05.2017) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» {КонсультантПлюс}}

[25] Сушина Т.Е. Гражданский иск в уголовном деле: от теории к практике //Журнал российского права. 2016. N 3. КонсультантПлюс.

[26] Сычева О.А Гражданский иск в уголовном судопроизводстве. // Мировой судья. 2015. N 5. КонсультантПлюс.

[27] Дубровин, В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству Французской Республики / В.В. Дубровин // Международное уголовное право и международная юстиция. 2010. № 1. С. 19.    

[28] Зайцев, И.М. Функция иска в судопроизводстве / И. М. Зайцев // Государство и право. — 1996. - № 7. — С. 89.

Уголовные и гражданские иски — сельскохозяйственное право и управление

.


Уголовное дело и гражданский иск

Целью этой страницы является краткое различие между уголовным иском и гражданским иском. Часть трудности заключается в том, что один и тот же акт может привести к обоим типам юридических действий. Например, кража чьего-либо имущества может привести к 1) уголовному преследованию со стороны государства и 2) гражданскому иску, в котором владелец украденного требует от вора вернуть имущество или возместить владельцу стоимость украденного имущества. .Однако уголовный и гражданский иски отличаются тем, кто предъявляет судебный иск, какой уровень доказательств требуется для успеха и какие существуют средства правовой защиты.

Уголовное дело возбуждено правительством (обществом) для определения того, совершил ли обвиняемый противоправное деяние, и для определения наказания виновного. Вина должна быть установлена ​​вне разумных сомнений; то есть у присяжных не может быть сомнений или сомнений в том, что обвиняемый совершил преступление.Наказанием будет тюремное заключение или штраф, уплаченный правительству.

Н.Д.К.К. §29-01-02 . Уголовное дело – среда суда и наказания. Судебное разбирательство, в ходе которого сторона, обвиняемая в публичном правонарушении, обвиняется, предстает перед судом и наказывается, называется уголовным иском.

Н.Д.К.К. §29-01-03. Как прокуратура озаглавлена. Уголовное дело возбуждается от имени штата Северная Дакота в качестве стороны против стороны, обвиняемой в совершении преступления.

Гражданский иск предъявляется частным лицом, которое пострадало или чье имущество пострадало в результате чьих-либо действий. Лицо, подающее иск (истец), требует возмещения причиненных ему телесных повреждений или убытков; то есть получить компенсацию за потерю и «снова стать финансово здоровым». Присяжным нужно только убедиться, что действующее лицо (подсудимый) «скорее, чем нет» нанесло телесные повреждения или ущерб; то есть должно быть только преобладание или большинство доказательств, не обязательно должна быть абсолютная уверенность в действии.В случае признания виновным в правонарушении правонарушитель должен будет возместить ущерб пострадавшей стороне. Гражданский иск не приведет к тюремному заключению или штрафу, выплачиваемому правительству.

.

Сводка

.

Преступное неуважение к суду — FindLaw

Вы можете быть знакомы с фразой «неуважение к суду», когда смотрели судебную драму или кадры реального судебного процесса. Но что это на самом деле означает? А что такое «уголовное неуважение к суду»? Неуважение к суду обычно относится к поведению, которое бросает вызов, не уважает или оскорбляет авторитет или достоинство суда.Часто неуважение принимает форму действий, которые рассматриваются как наносящие ущерб способности суда вершить правосудие.

Неуважение к суду: уголовное против гражданского

Судьи, как правило, имеют большую свободу действий при принятии решения о неуважении к суду и о типе неуважения. К лицам, обвиняемым в неуважении к суду, могут относиться стороны судебного разбирательства, адвокаты, свидетели, присяжные заседатели, лица, участвующие в судебном разбирательстве или связанные с ним, а также должностные лица или сотрудники самого суда. Выделяют два вида неуважения к суду: уголовное неуважение к суду и гражданское неуважение.

Гражданское неуважение часто связано с невыполнением кем-либо решения суда. Судьи используют гражданско-правовые санкции за неуважение к суду, чтобы заставить такое лицо выполнить постановление суда, которое оно нарушило.

Однако, если вас обвиняют в преступном неуважении к суду, обвинения носят карательный характер, то есть они служат для сдерживания будущих актов неуважения, наказывая правонарушителя независимо от того, что происходит в ходе судебного разбирательства. Тот, кто заключен в тюрьму за неуважение к суду, не может добиться своего освобождения, решив подчиниться решению суда.

Судьи используют различные факторы при принятии решения о привлечении кого-либо к уголовной или гражданской ответственности, включая характер основного судебного разбирательства (уголовного или гражданского) и серьезность поведения современника.

Уголовное неуважение к суду

Обвинение в неуважении к суду становится отдельным обвинением от основного дела. В отличие от гражданских санкций за неуважение к суду, уголовные обвинения в неуважении к суду могут оставаться в силе после разрешения основного дела.

Лицо, обвиненное в неуважении к суду, как правило, получает конституционные права, гарантированные обвиняемым по уголовным делам, включая право на помощь адвоката, право на защиту и право на суд присяжных в определенных случаях.Обвинения в преступном неуважении к суду должны быть доказаны вне разумных сомнений.

Однако лишение свободы за неуважение к суду может начаться немедленно, до вынесения решения по обвинению в неуважении к суду и вынесения приговора. В зависимости от юрисдикции и дела тот же судья, который принял решение об обвинении лица в неуважении к суду, может в конечном итоге председательствовать в разбирательстве по делу о неуважении к суду. Уголовное неуважение может повлечь за собой наказание, включая тюремное заключение и/или штраф.

Прямое и косвенное неуважение

Неуважение к суду может иметь место как «прямо», так и «косвенно».»

Прямое неуважение происходит в присутствии суда. Например, кто-то может проявить прямое неуважение, накричав на судью таким образом, что это помешает работе суда и вызовет неуважение к суду.

Косвенное неуважение происходит вне присутствия суда. Примеры включают ненадлежащее общение с присяжными вне суда, отказ передать вызванные в суд доказательства и отказ платить алименты по решению суда. Имейте в виду, что не все эти примеры иллюстрируют преступное неуважение.

Заключение

Уголовное неуважение к суду относится к поведению, которое не подчиняется, оскорбляет или неуважительно относится к авторитету или достоинству суда. Это может произойти прямо, в присутствии суда, или косвенно, когда это происходит вне присутствия судьи. Уголовное обвинение в неуважении к суду становится отдельным обвинением от основного дела. Рассмотрение обвинений и наказание за неуважение к суду может продолжаться после разрешения основного дела.

Получите юридическую помощь по уголовному делу о неуважении к суду

Один из способов свести к минимуму риск предъявления обвинения в неуважении к суду — это пригласить адвоката, который будет выступать от вашего имени.Кроме того, совет адвоката может помочь вам соблюдать постановления суда или помочь отстаивать свои интересы, когда против вас выдвинуто обвинение в неуважении к суду. Свяжитесь с местным адвокатом по уголовным делам сегодня, чтобы успокоиться в своем деле.

511 — Гражданский иск, вытекающий из преступного деяния; определения

12-511 — Гражданский иск, вытекающий из преступного деяния; определения

12-511. Гражданский иск, вытекающий из преступного деяния; определения

А. Несмотря на разделы 12-505 и 12-542, если ответчику предъявлено уголовное обвинение или обвинительный акт, срок исковой давности по любому гражданскому иску, возбужденному потерпевшим против ответчика за преступное поведение по отношению к потерпевшему, продлевается на один года с момента вынесения окончательного решения по уголовному делу, независимо от того, осужден ли подсудимый за преступное поведение в отношении потерпевшего.

B. В соответствии с полисом страхования не существует обязанности защищать или возмещать убытки, причиненные в результате преступного поведения, если гражданский иск не возбужден в течение периода времени, применимого без каких-либо дорожных сборов или продления срока исковой давности в соответствии с эта секция.

C. Этот раздел не отменяет и не продлевает срок исковой давности, применимый к гражданскому иску, возбужденному против работодателя или бывшего работодателя любого ответчика, на которого распространяется этот раздел.

D. Этот раздел не сокращает другие применимые положения о взимании платы за проезд.

E. В любом иске, возбужденном в соответствии с настоящим разделом, стандартом доказывания является преобладание доказательств.

F. Этот раздел применяется ко всем делам, в которых потерпевший подает гражданский иск в течение одного года после вынесения окончательного решения по уголовному делу ответчика, независимо от того, когда ответчик совершил преступное поведение.

G. Для целей настоящего раздела:

1. «Гражданский иск» означает любой гражданский иск, который потерпевший мог предъявить ответчику за преступное поведение, совершенное против потерпевшего, независимо от того, преследовался ли какой-либо из этих инцидентов в уголовном порядке.

2. «Преступное поведение»:

(a) Означает любое действие, включая все подготовительные правонарушения, в нарушение разделов 13-1103, 13-1104, 13-1105, 13-1202, 13-1203, 13-1204, 13-1208, 13-1304, 13 -1404, 13-1405, 13-1406, 13-1410, 13-1417, 13-2314. 04, 13-2915, 13-2916, 13-2921, 13-2921.01, 13-3019, 13-3552, 13-3553, 13-3554, 13-3601 или 13-3601.02.

(b) Включает любое действие, связанное с сексуальным насилием над супругом, которое было совершено до даты вступления в силу данной поправки к данному разделу.

3. «Ответчик» означает физическое лицо.

4. «Окончательное решение» имеет то же значение, что и в статьях 8-382 и 13-4401.

5. «Потерпевший» имеет то же значение, что и в статьях 8-382 и 13-4401.

 

2017 Крупные уголовные дела | Агентство по охране окружающей среды США

Программа уголовного правоприменения расследует и помогает в судебном преследовании сознательного или небрежного отношения к окружающей среде. В этом году дела привели к 153 годам лишения свободы для отдельных ответчиков, а также к штрафам в размере 2 829 202 563 долларов США для индивидуальных и корпоративных ответчиков, с дополнительными 3 092 631 долларами США в рамках экологических проектов и 147 520 585 долларов США в качестве реституции. Приведенные ниже рецензии обобщают информацию, содержащуюся в публичных пресс-релизах.

Закон о чистой воде

Вуд Груп PSN Inc.

23 февраля 2017 г. компании Wood Group PSN Inc. (Wood Group) было приказано выплатить 9,5 миллионов долларов по двум отдельным делам, связанным с действиями в Мексиканском заливе. В частности, Wood Group было приказано выплатить 7 миллионов долларов за ложные сообщения в течение нескольких лет о том, что персонал проводил проверки безопасности на морских объектах в Мексиканском заливе; После взрыва на морском объекте в Восточном округе Луизианы Wood Group обязали заплатить 1 доллар.8 миллионов за небрежный сброс нефти в Мексиканский залив. Wood Group также обязали выплатить 700 000 долларов на общественные работы.

31 августа 2017 г. компания Black Elk Energy Offshore Operations LLC (BEE) со штаб-квартирой в Хьюстоне, штат Техас, была осуждена за восемь тяжких нарушений Закона о внешних континентальных шельфовых землях (OCSLA) и одно административное правонарушение, связанное с нарушением Закона о чистой воде. Однако из-за банкротства BEE согласованный денежный штраф в размере 4,2 миллиона долларов будет общим необеспеченным требованием к конкурсной массе BEE.

С апреля 2011 г. по июль 2014 г. сотрудники Wood Group не проверяли и не обслуживали объекты, с которыми у них были контракты, и фальсифицировали отчеты для правительства. Компания признала 87 нарушений на морских платформах. Осуждение Wood Group PSN по Закону о чистой воде связано со взрывом на морской нефтедобывающей платформе Black Elk Energy Offshore Operations, L.L.C, в результате которого погибли трое строителей. Другие рабочие получили серьезные ожоги и ранения. Для получения дополнительной информации прочтите полное описание дела.

Международная нефтяная корпорация Делавэра (IPC)

2 февраля 2017 года Международная нефтяная корпорация Делавэра (IPC) была приговорена к штрафу в размере 1 300 000 долларов США и реституции в размере 2 200 000 долларов США за экологические преступления, включая сговор с целью нарушения Закона о чистой воде.

С 1992 по 2012 год IPC управляла предприятием в Уилмингтоне, которое перерабатывало отработанную нефть и углеводородсодержащие сточные воды, а затем продавало переработанную нефть различным компаниям для повторного использования.IPC признала, что фальсифицировала ежемесячные тестовые образцы, требуемые CWA, чтобы определить, соблюдает ли она ограничения разрешений перед сбросом в городскую канализацию.

IPC также признала, что в июне и июле 2012 года она перевозила опасные отходы для утилизации в Южной Каролине без необходимого манифеста в нарушение Закона о восстановлении и сохранении ресурсов. Эти отходы содержали концентрации бензола, бария, хрома, кадмия, свинца, тетрахлорэтилена (также известного как ПХЭ) и трихлорэтилена (также известного как ТХЭ).Для получения дополнительной информации прочитайте полное описание дела.

Дьюк Энерджи

18 августа 2014 года компания Duke Energy вызвала разлив в реку Огайо около 9000 галлонов дизельного топлива со своей электростанции в Нью-Ричмонде, штат Огайо. Нефтяной блеск на реке распространился примерно на 15 миль, что вынудило закрыть водозаборы Северного Кентукки, Большого Цинциннати и Луисвилля. 22 ноября 2016 года представители Duke Energy Beckjord, LLC признали себя виновными в небрежном сливе нефти в нарушение Закона о чистой воде.

Река Огайо является источником питьевой воды для жителей Кентукки и Огайо. Duke Energy возместила более 1,2 миллиона долларов США 35 государственным и частным агентствам за аварийное реагирование и расходы на очистку, связанные с разливом. Компания Duke также демонтировала резервуары для хранения мазута, участвовавшие в разливе, и больше не хранит мазут на этом объекте. Для получения дополнительной информации прочитайте полное описание дела.

Закон о чистом воздухе

KMTEX, KTX, Кросби и Рэмси

Несколько корпораций, причастных к смертельному взрыву в Порт-Артуре, штат Техас, 12 октября 2017 года признали себя виновными и согласились выплатить в общей сложности 3 доллара США. 5 миллионов долларов за уголовные нарушения Закона о чистом воздухе.

Компаниям KTX Limited и KTX Properties Inc. (KTX) было предъявлено обвинение в небрежном выбросе опасных загрязнителей воздуха после взрыва резервуара на их химическом и нефтеперерабатывающем заводе в Порт-Артуре, штат Техас, 31 марта 2011 года. В результате взрыва погиб один рабочий на заводе. завод и тяжело ранил двух других.

KTX уполномочил двух наемных рабочих выполнять сварку или «горячие работы» на трубопроводе, соединенном с резервуаром, на их объекте в Порт-Артуре.Перед началом сварочных работ ответчики подделали разрешение на проведение огневых работ, выданное рабочим, и не смогли должным образом слить, изолировать и обеззаразить резервуар и соединительное оборудование в соответствии с требованиями Закона о безопасности и гигиене труда (OSHA). В результате сварочных работ произошло возгорание паров, что привело к взрыву резервуара и выбросу опасных загрязнителей воздуха в окружающую среду. Поскольку ответчики не смогли должным образом осмотреть и обслуживать резервуар в соответствии с общепринятыми отраслевыми стандартами, взорвавшийся резервуар рухнул, выплеснув горящий продукт, который серьезно ранил двух рабочих.Третий рабочий погиб, когда ему на голову упали перила и лестница из рушащегося резервуара.

Результат расследования KTX выявил нарушения многолетнего мониторинга LDAR (обнаружение и устранение утечек) на их предприятии в Кросби, штат Техас. Операторам этого объекта, Crosby LP и Ramsey Properties LP, было предъявлено обвинение в том, что они не отслеживали утечки приземного озона (смога), загрязняющие воздух, на их химическом заводе в Кросби, штат Техас, с 2008 по 2012 год. Ответчики также признали что они фальсифицировали записи о разрешениях Раздела V и отчеты для Агентства по охране окружающей среды и Техасской комиссии по качеству окружающей среды.Для получения дополнительной информации прочтите полное описание дела.

АЙРЕКО

Строительная компания была приговорена 16 августа 2017 года к штрафу в размере 1,5 миллиона долларов и трем годам испытательного срока за нарушение федерального закона о чистом воздухе. В рамках своего соглашения о признании вины строительной компании AIREKO также было приказано выплатить 172 020 долларов США за базовое медицинское обследование и последующее медицинское обследование жертв, подвергшихся воздействию асбестовых волокон после незаконного удаления асбестосодержащих материалов из высотного здания в Сан-Хуане. офисное здание.

В выходные в мае 2012 года субподрядчик AIREKO выполнил работы по сносу, не соблюдая ни одного из Стандартов практики работы с асбестом, требуемых федеральными нормами. Затем значительная часть асбестосодержащего материала была выброшена на мусорную свалку за зданием. Хотя материал был обнаружен сотрудниками AIREKO в понедельник, на следующий рабочий день, AIREKO не сообщила об этом немедленно, как того требует закон. Расследование EPA показало наличие асбеста по всему зданию.В период между незаконным сносом и приказом закрыть здание около 450 человек подверглись воздействию асбестовых волокон. Очистка Северной башни Миниллас заняла около года. Для получения дополнительной информации прочтите полное описание дела.

Беркширская энергетическая компания

Berkshire Power Company (BPC) и Power Plant Management Services, Inc. (PPMS) были осуждены 23 марта 2017 года за вмешательство в оборудование для выбросов загрязняющих веществ в атмосферу. PPMS также был осужден за предоставление ложной информации о электростанции Беркшир в Агаваме, штат Массачусетс.BPC было приказано выплатить 2,75 миллиона долларов уголовных штрафов за нарушение Закона о чистом воздухе и выплатить 750 000 долларов общественных работ. PPMS был приговорен к уголовному штрафу на 500 000 долларов и общественным работам на 250 000 долларов. Обе фирмы также заплатят более 3 миллионов долларов в качестве гражданских штрафов.

В период с января 2009 г. по март 2011 г. BPC привлекла PPMS для управления электростанцией в Беркшире. За это время две фирмы вмешались в оборудование для мониторинга загрязнения воздуха и сообщили властям ложные данные о выбросах. Эти действия были предприняты, чтобы избежать упущенной выгоды, которая могла бы возникнуть в результате либо сокращения производства электроэнергии, либо вывода станции из эксплуатации для необходимого ремонта оборудования.

Бывший менеджер по эксплуатации и техническому обслуживанию завода в Беркшире признал себя виновным по трем пунктам обвинения в нарушении Закона о чистом воздухе и заговоре. Фреду Бейкеру было приказано выплатить штраф в размере 5000 долларов и приговорить к 30 месяцам условно. Скотт Патерсон, бывший техник завода по КИПиА, был приговорен к одному году условно за участие в этом деле.Для получения дополнительной информации прочитайте полное описание дела.

Фольксваген АГ

21 апреля 2017 г. компания Volkswagen AG была приговорена к трем пунктам обвинения в совершении уголовного преступления: (1) сговор с целью обмана Соединенных Штатов, участие в мошенничестве с использованием электронных средств связи и нарушение Закона о чистом воздухе; (2) воспрепятствование правосудию; и (3) ввоз товаров посредством ложных заявлений. VW заплатит штраф в размере 2,8 миллиарда долларов, крупнейший уголовный штраф, наложенный в Соединенных Штатах на автопроизводителя, связанный с десятилетней схемой компании по продаже дизельных автомобилей, содержащих программное обеспечение, предназначенное для обмана США.S. Испытания на выбросы. 25 августа 2017 года инженер Volkswagen Джеймс Роберт Лян был приговорен к 40 месяцам тюремного заключения за участие в схеме. VW также согласился выплатить дополнительно 1,5 миллиарда долларов для урегулирования иска Агентства по охране окружающей среды о гражданских штрафах в связи с ввозом и продажей этих автомобилей, а также исков о мошенничестве на таможне. Для получения дополнительной информации прочитайте полное описание дела.

Закон о сохранении и восстановлении ресурсов (RCRA)

Ричард Делп (Cedar Valley Electroplating)

18 января 2017 года житель Сидар-Фолс, штат Айова, был приговорен к двум годам лишения свободы в федеральной тюрьме за умышленное хранение опасных отходов без разрешения. Компания Ричарда Делпа, Cedar Valley Electroplating (CVE), производила большое количество опасных отходов, производя более 1000 кг опасных отходов в месяц. Ни Delp, ни CVE не имели разрешения на обработку, хранение или утилизацию опасных отходов в соответствии с федеральным законом. Delp закрыл CVE в 2011 году, оставив после себя сотни галлонов агрессивных и токсичных химикатов и отходов внутри и снаружи здания. Делпу было приказано выплатить почти 800 000 долларов в качестве реституции Суперфонду Агентства по охране окружающей среды США для оплаты расходов на очистку.Для получения дополнительной информации прочитайте полное описание дела.

Федеральный закон об инсектицидах, фунгицидах и родентицидах (FIFRA)

Олден Лидс, Инк.

Компания по производству химикатов для бассейнов и спа в Нью-Джерси и ее президент были осуждены 2 марта 2017 года за обвинительные приговоры, связанные с таможенными и импортными нарушениями. Марк Эпштейн будет отбывать восемь месяцев в тюрьме и четыре месяца в домашнем заключении и заплатит 500 000 долларов в качестве реституции и конфискации за свою роль в сложной схеме скидок, которая включала ложные заявления, завышенные выплаты и скидки. Alden Leeds, Inc. было приказано выплатить реституцию в размере 2,25 миллиона долларов и приговорено к трем годам испытательного срока.

Компания Epstein and Alden Leeds, Inc. заключила соглашение с посредником об установлении двух цен на импортные дезинфицирующие средства для бассейнов из Китая: «фактическая цена», которую платила компания, и более высокая «цена по счету», которая будет использоваться для документации. на таможне США. 21 августа 2015 г. посредник в схеме, Цайвэй Шэн, был приговорен к 12 месяцам тюремного заключения и выплате компенсации в размере 100 000 долларов США.Для получения дополнительной информации прочитайте полное описание дела.

Титул 18

Фред Уитмер (Triton Energy), Гэри Джури (возобновляемое дизельное топливо Gen2), Томас Даванцо и Роберт Федина

Совладельцы производителя биотоплива в Индиане были приговорены к длительным срокам тюремного заключения 18 июля 2017 года после того, как они признали себя виновными в заговоре, мошенничестве и ложных показаниях. Фред Уитмер из Triton Energy LLC и Гэри Джури из Gen2 Renewable Diesel LLC заработали более 60 миллионов долларов в виде мошеннических налоговых льгот и U.S. Кредиты EPA на возобновляемое топливо, известные как RIN. Уитмер и Юри были приговорены к 57 месяцам и 30 месяцам тюремного заключения соответственно.

8 ноября 2016 года Томас Даванцо и Роберт Федина из Флориды были приговорены к 121 месяцу и 135 месяцам тюремного заключения соответственно за участие в другой мошеннической схеме RIN. Обоим также было приказано лишиться доходов, полученных нечестным путем, на сумму более 46 миллионов долларов. Даванцо и Федина управляли несколькими подставными компаниями, которые использовали серию фальшивых сделок для покупки возобновляемого топлива, на которое уже были заявлены кредиты, а затем продавали его обратно своим сообщникам.Этот цикл повторялся многократно. Сообщники создали не менее 60 миллионов RIN, основанных на топливе, которое либо никогда не производилось, либо было просто переработано. Они получили не менее 42 миллионов долларов от продажи этих мошеннических RIN и около 4,3 миллиона долларов в виде ложных налоговых льгот. Для получения дополнительной информации прочитайте полное описание дела.

Лизандро Орельяна (Modern Construction Group), Крис Петерсон (Top Notch Construction) и Джеймс Тодт (Cleveland Housing Network)

13 октября 2016 г. владелец ООО «Модерн Констракшн Групп» Лизандро Орельяна был приговорен к 18 месяцам лишения свободы и штрафу в размере 1000 долларов США за участие в получении денежных взяток и откатов, а также за незаконную борьбу с краской на основе свинца.Владелец Top Notch Construction Крис Петерсон из Македонии, штат Огайо, был приговорен к году тюремного заключения и штрафу в размере 3000 долларов. Джеймс Тодт, менеджер некоммерческой организации общественного развития Cleveland Housing Network (CHN), получающей финансирование от HUD, был приговорен 12 октября 2016 г. к 30 месяцам тюремного заключения, штрафу в размере 5000 долларов и дополнительной компенсации за сговор с целью совершения взяточничества. и воровство в отношении программ, получающих федеральные средства.

В период с 2009 по 2014 год Тодт коррумпированным образом вымогал и принимал ценные вещи от Орельяны и Петерсона в обмен на утверждение и передачу им контрактов CHN на восстановление заброшенных домов в Кливленде.Тодт также представил CHN фальшивые счета, которые были переведены на его личный банковский счет. Под руководством Орельяны нелицензированные сотрудники Modern потрошили дома, не соблюдая надлежащих процедур по борьбе с загрязнением краски на основе свинца. Для получения дополнительной информации прочитайте полное описание дела.

Уголовно-правовых действий | Министерство труда США

В то время как подавляющее большинство профсоюзных руководителей и сотрудников выполняют свою работу усердно и без происшествий, к сожалению, иногда имеют место уголовные нарушения, и когда они происходят, профсоюз становится жертвой.Управление стандартов управления трудовыми ресурсами (OLMS) проводит уголовные расследования предполагаемых нарушений Закона об отчетности и раскрытии информации об управлении трудовыми ресурсами (LMRDA) и смежных законов. Эти расследования, проводимые районными отделениями OLMS, затрагивают такие вопросы, как хищение профсоюзных средств и умышленное непредставление полных и точных финансовых и других отчетов в OLMS или ведение записей. Эти расследования могут привести к правоприменительным действиям.

OLMS отслеживает деятельность профсоюзных фондов, чтобы помочь защитить такие фонды от преступного поведения.Есть более 20 000 профсоюзов, которые подают отчеты LM в OLMS, и среди этих профсоюзов более 200 000 избранных должностных лиц и сотрудников. В то время как подавляющее большинство этих должностных лиц и сотрудников выполняют свою работу усердно и без происшествий, к сожалению, имеют место уголовные нарушения LMRDA и других законов, регулирующих финансы профсоюзов, и когда они происходят, профсоюз и его члены становятся жертвой, а не преступником. Как показано на диаграмме ниже, за последние пять лет OLMS открывала в среднем около 235 уголовных расследований каждый год на основе различных источников, включая инициативы OLMS, такие как аудит профсоюзных финансов и анализ представленных финансовых отчетов, а также другие источники, такие как как отчеты профсоюзных деятелей, членов и сотрудников, других государственных учреждений, а также публично сообщаемые новости. В результате этих расследований за последние пять лет было вынесено от 60 до 87 уголовных приговоров, а за более длительный период за последние 50 лет количество приговоров варьировалось от 36 до 195. Хотя многие из осужденных были профсоюзными деятелями или служащими, другие таковыми не были. Например, из 69 уголовных судимостей, о которых сообщалось за 2020 год, 9 были осуждены работодателям, продавцам или другим лицам, чье преступное поведение затронуло профсоюзные фонды.

 

финансовому году
Расследования и обвинительные приговоры по

Расследования и обвинительные приговоры по

финансовому году
2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020

Гранд
Всего

Уголовные расследования 321 307 319 265 243 234 248 223 241 223 2624
Судимости 116 122 116 100 68 87 79 72 60 69 889

 

Правоприменительные меры

  • Преступные действия — 2022
  • Преступные действия —
  • 2021
  • Преступные действия — 2020
  • Преступные действия —
  • 2019
  • Преступные действия — 2018
  • Преступные действия — 2017
  • Преступные действия — 2016
  • Преступные действия —
  • 2015 г.
  • Преступные действия — 2014
  • Преступные действия —
  • 2013 г.
  • Преступные действия —
  • 2012 г.
  • Преступные действия — 2011
  • Преступные действия — 2010
  • Преступные действия — 2009
  • Преступные действия — 2001 — 2008

Исторические данные правоприменения OLMS

 

Последнее обновление: 2 января 22

янв.Комитет 6 излагает возможные уголовные обвинения против Трампа

ВАШИНГТОН. Комитет Палаты представителей, расследующий нападение на Капитолий 6 января, заявил в среду, что имеется достаточно доказательств, чтобы сделать вывод о том, что бывший президент Дональд Трамп и некоторые из его союзников могли сговориться совершать мошенничество и создавать препятствия, вводя американцев в заблуждение относительно результатов выборов 2020 года и пытаясь отменить их.

В судебном заседании по гражданскому делу в Калифорнии юристы комитета впервые изложили свою версию потенциального уголовного дела против бывшего президента. Они заявили, что накопили доказательства, свидетельствующие о том, что г-ну Трампу, консервативному адвокату Джону Истману и другим союзникам потенциально могут быть предъявлены обвинения в уголовных нарушениях, включая воспрепятствование официальному разбирательству Конгресса и заговор с целью обмана американского народа.

В заявке также говорится, что есть доказательства того, что неоднократная ложь г-на Трампа о том, что выборы были украдены, представляет собой мошенничество по общему праву.

Заявка раскрыла лишь ограниченное количество новых доказательств, и комитет попросил судью по гражданскому делу рассмотреть соответствующие материалы за закрытыми дверями.Утверждая о возможной преступности, комитет в значительной степени полагался на уже обнародованные обширные и подробные отчеты о действиях, предпринятых г-ном Трампом и его союзниками, чтобы сохранить его на своем посту после его поражения.

Комитет добавил информацию из своих более чем 550 интервью с государственными чиновниками, должностными лицами Министерства юстиции и высокопоставленными помощниками г-на Трампа, среди прочих.

В нем говорилось, например, что Джейсон Миллер, старший советник кампании Трампа, сообщил комитету в показаниях, что мистерВскоре после дня выборов эксперт по данным кампании сказал Трампу «довольно прямолинейно», что он проиграет, предполагая, что г-н Трамп хорошо знал, что его многомесячные утверждения о украденных выборах были ложными. (Впоследствии г-н Трамп сказал, что не согласен с анализом эксперта по данным, г-н Миллер сказал, потому что он думал, что может выиграть в суде.) что президент Трамп нарушил» подсчет препятствий, документ, написанный Дугласом Н.Письмо, главный юрисконсульт Палаты представителей, сказал, добавив: «У специального комитета также есть добросовестные основания для вывода о том, что президент и члены его кампании участвовали в преступном сговоре с целью обмана Соединенных Штатов».

В заявлении говорится, что «просмотр материалов может выявить, что президент и члены его кампании причастны к мошенничеству по общему праву в связи с их попытками отменить результаты выборов 2020 года».

Представители господина Трампа не ответили на запросы о комментариях.

Чарльз Бернэм, адвокат г-на Истмана, сказал, что его клиент, как и все юристы, «несет ответственность за защиту конфиденциальной информации клиента, даже с большим личным риском и большими расходами».

«Специальный комитет отреагировал на попытки доктора Истмана выполнить эту обязанность, обвинив его в преступном поведении», — говорится в заявлении Бернхэма. «Поскольку это гражданское дело, доктор Истман не будет пользоваться преимуществами конституционной защиты, обычно предоставляемой тем, кто обвиняется их правительством в преступном поведении.Тем не менее, мы с нетерпением ждем ответа в надлежащее время».

Комиссия, которую контролируют демократы, является законодательным комитетом и не имеет права обвинять бывшего президента или кого-либо еще в совершении преступления.

Но документ содержит наиболее четкое указание на направление комитета, поскольку он взвешивает передачу уголовного дела в Министерство юстиции против г-на Трампа и его союзников, шаг, который может оказать давление на генерального прокурора Меррика Б. Гарланда, чтобы тот принял меры. кейс.Министерство юстиции мало что сказало по существу о том, может ли оно в конечном итоге возбудить дело.

В заявке изложена широкая, хотя к настоящему времени хорошо зарекомендовавшая себя версия заговора с целью отменить выборы, которая включала ложные заявления о фальсификации выборов, планы выдвижения «альтернативных» выборщиков, поддерживающих Трампа, давление на различные федеральные агентства с целью выявления нарушений. и в конечном итоге подтолкнуть вице-президента Майка Пенса и Конгресс к использованию Закона о подсчете голосов на выборах, чтобы сохранить проигравшего президента у власти.

«Поскольку президент и его соратники распространяли опасную дезинформацию среди общественности», — говорится в заявлении, г-н Истман «был лидером в связанных усилиях по убеждению государственных чиновников изменить результаты своих выборов на основе тех же мошеннических заявлений».

Судебный иск основан на иске, поданном г-ном Истманом, который пытается убедить судью заблокировать повестку комитета в отношении документов, находящихся в его распоряжении, заявляя о «крайне предвзятом» вторжении в его частную жизнь. Комитет выдал повестку в суд г.Истман в январе со ссылкой на написанную им записку, в которой излагается, как г-н Трамп может использовать вице-президента и Конгресс, чтобы попытаться аннулировать результаты выборов 2020 года.

В рамках иска г-н Истман пытался защитить от разглашения документы, которые, по его словам, подпадали под действие адвокатской тайны. В ответ комитет утверждал — в соответствии с правовой теорией, известной как исключение из числа преступлений и мошенничества, — что привилегия не распространяется на информацию, переданную от клиента адвокату, если это было частью содействия или сокрытия преступления.

Затем г-н Истман заявил, что комитет не представил «никаких доказательств» существования исключения в связи с мошенничеством, что послужило поводом для подачи последней заявки комитетом.

«Доказательства подтверждают вывод о том, что президент Трамп, истец и несколько других лиц заключили соглашение с целью обмана Соединенных Штатов, вмешиваясь в процесс подтверждения результатов выборов, распространяя ложную информацию о фальсификациях выборов и оказывая давление на государственных чиновников с целью изменить результаты выборов штата и федеральных чиновников для оказания помощи в этих усилиях», — говорится в заявлении.

Последствия бунта в Капитолии: основные события


Карточка 1 из 3

Судья говорит, что Трамп, вероятно, совершил преступление. В судебном процессе по гражданскому делу комитет Палаты представителей от 6 января изложил преступления, которые, по его мнению, мог совершить бывший президент Дональд Трамп. Федеральный судья, которому было поручено это дело, постановил, что г-н Трамп, скорее всего, совершил уголовные преступления, пытаясь отменить результаты выборов 2020 года.

Текстовые сообщения Вирджинии Томас. За несколько недель до беспорядков в Капитолии Вирджиния Томас, жена судьи Верховного суда Кларенса Томаса, отправила несколько сообщений, умоляя Марка Медоуза, руководителя аппарата президента Трампа, предпринять шаги для отмены результатов выборов.Комитет палаты представителей от 6 января, вероятно, будет добиваться интервью с г-жой Томас, сообщили те, кто знаком с этим вопросом.

Возможные обвинения в неуважении к суду. Комитет Палаты представителей от 6 января опубликовал отчет, в котором содержится обвинение Питеру Наварро, бывшему советнику Белого дома, и Дэну Скавино-младшему, бывшему заместителю главы администрации, в отказе подчиниться его повесткам.

Он также сослался на недавнее решение по гражданскому иску в Вашингтоне, округ Колумбия, в котором судья Амит П. Мехта из Федерального окружного суда постановил, что «правдоподобно полагать, что президент вступил в сговор с бунтовщиками на Ян.6, 2021».

«В дополнение к юридическим усилиям по отсрочке сертификации, есть также доказательства того, что заговор распространился на участников беспорядков, участвовавших в актах насилия в Капитолии», — говорится в заявлении.

Во вторник Коллегия адвокатов штата Калифорния объявила о проведении расследования в отношении г-на Истмана на предмет того, участвовал ли он в поведении, нарушающем законы штата Калифорния и правила этики.

В служебной записке г-на Истмана г-ну Трампу говорилось, что г-н Пенс может отклонить выборщиков из определенных штатов. Г-н Истман также принял участие в брифинге для почти 300 законодателей штатов, во время которого он сказал группе, что их обязанность «исправить это, это вопиющее поведение, и убедиться, что мы не посадим в Белый дом какого-то парня, который не был избран», — говорится в сообщении комитета.

Он встретился с мистером Трампом и мистером Пенсом, чтобы продвинуть свои аргументы, участвовал во встрече советников Трампа в отеле «Уиллард» и выступил на митинге «Остановите воровство» на Эллипсе 6 января перед штурмом Капитолия. .Когда вспыхнуло насилие, он отправил сообщение, в котором обвинил мистера Пенса в том, что он не согласился с его планом.

Когда толпа напала на Капитолий, скандируя «Повесить Майка Пенса», мистер Истман отправил враждебное сообщение главному адвокату вице-президента, обвиняя мистера Пенса в насилии.

«Осада — это потому, что ВЫ и ваш босс не сделали того, что было необходимо, чтобы позволить этому выйти в эфир публично, чтобы американский народ мог своими глазами увидеть, что произошло», — написал он Грегу Джейкобу, мистеру Уайту. Главный советник Пенса.

В недавней подаче своего иска г-н Истман сказал, что г-н Трамп нанял его «из-за его избирательного права и конституционного опыта» осенью 2020 года для «федеральных судебных разбирательств в отношении всеобщих президентских выборов 2020 года, включая вопросы выборов, связанные с Коллегией выборщиков».

3 сентября 2020 г. — за два месяца до того, как г-н Трамп проиграл выборы — г-н Истман был приглашен адвокатом Трампа Клетой Митчелл присоединиться к рабочей группе по честности выборов, чтобы начать подготовку к ожидаемому судебному разбирательству после выборов.Г-н Истман сказал, что г-н Трамп попросил г-жу Митчелл предпринять усилия в августе.

Судья по этому делу уже отклонил просьбу г-на Истмана защитить почти 19 000 электронных писем от комитета, заявив, что следователи Конгресса имеют право просматривать сообщения и что Первая поправка не защищает его сообщения. Мистер Истман на данный момент просмотрел около 8000 электронных писем.

Майкл С. Шмидт и Мэгги Хаберман предоставили репортаж.

С Дешона Уотсона сняты уголовные обвинения, связанные с сексуальными обвинениями: NPR

Ари Шапиро из NPR беседует с Линдси Джонс, репортером из The Athletic, , о полемике, связанной с обвинениями в сексуальных домогательствах и домогательствах квотербека НФЛ Дешона Уотсона.

АРИ ШАПИРО, ВЕДУЩИЙ:

Когда в конце прошлой недели «Кливленд Браунс» из НФЛ подобрали Дешона Уотсона из «Хьюстон Тексанс», «Браунс» приобрели одного из лучших квотербеков в лиге. Команда также вызвала много споров. Уотсон не играл с 2020 года из-за обвинений в сексуальных домогательствах. Двадцать две женщины подали на него гражданские иски, и мы собираемся подробно обсудить эти обвинения. Ранее в этом месяце большое жюри отказалось предъявить Уотсону уголовные обвинения, что сделало возможным его возвращение на поле боя.Линдси Джонс пишет о НФЛ для The Athletic. Добро пожаловать во ВСЕ ВЕЩИ.

ЛИНДСИ ДЖОНС: Привет. Спасибо, что пригласили меня.

ШАПИРО: Не могли бы вы вкратце рассказать нам об этих 22 делах против Дешона Уотсона?

ДЖОНС: Конечно. Итак, 22 женщины подали гражданские иски о различных формах сексуальных домогательств против Дешона Уотсона за различные вещи, которые произошли во время сеансов массажа. Это все лицензированные массажисты, к которым Дешон Уотсон обратился якобы через Instagram, через прямые сообщения, чтобы прийти и выполнить работу.Они обвиняли его в различных формах сексуальных домогательств, от ощупывания, ласки до других нежелательных сексуальных контактов.

ШАПИРО: И, зная это, Брауны дали ему гарантированный контракт на 230 миллионов долларов, что является рекордом. Удивительно ли видеть такую ​​​​сделку для игрока, столкнувшегося с такими обвинениями?

ДЖОНС: Был. Цифры контракта, безусловно, были ошеломляющими, а также то, как он был структурирован, где первый год этой сделки на 2022 год имеет низкую базовую зарплату около миллиона долларов. Так что в конечном счете, если он будет отстранен НФЛ, это не будет огромным финансовым штрафом. Так что это было ошеломляюще с точки зрения компенсации за драфт, которую они дали техасцам, чтобы приобрести его, и суммы денег, которую ему дали, учитывая неопределенность его возможности играть в конце этого года.

ШАПИРО: Ватсон публично об этом не говорил. Можно ли привести довод в пользу того, что ему следует разрешить продолжать свою карьеру до тех пор, пока эти претензии не будут разрешены, пока они не будут доказаны?

ДЖОНС: Конечно.Это аргумент, который, вы знаете, выдвинули он и его юридическая команда, что, вы знаете, ему не предъявляются какие-либо уголовные обвинения. На данный момент есть только гражданские обвинения.

ШАПИРО: Вы верите, что НФЛ в конечном счете примет какие-то дисциплинарные меры против него?

ДЖОНС: Есть несколько случаев, когда НФЛ и комиссар Роджер Гуделл отстраняли игроков за нарушение правил поведения при отсутствии уголовных обвинений. Однако очень сложно предсказать, что именно собирается делать НФЛ.Мы знаем, что их расследование открыто. Они допросили по крайней мере десять женщин, хотя, как сказал нам их адвокат, прошли месяцы с тех пор, как они брали интервью. Так что это кажется медленным процессом, и им еще предстоит взять интервью у Дешона Уотсона. Так что мы точно не знаем, как это произойдет, но вполне возможно, что в какой-то момент сезона 2022 года Дешон Уотсон будет отстранен.

ШАПИРО: Какова реакция фанатов в Кливленде?

ДЖОНС: Я думаю, что это было очень неоднозначно.Вы знаете, я слышал напрямую от многих фанатов, особенно фанаток, которые очень расстроены, очень несчастны, готовы отказаться от своего давнего фэндома Браунов из-за этого решения. И потом, вы знаете, конечно, есть болельщики, которые изголодались по победе и изголодались по звездному квотербеку, который, вы знаете, готов дать команде презумпцию невиновности. Так что я думаю, что это была очень неоднозначная реакция, но определенно некоторые фанаты расстроены.

ШАПИРО: Мы говорили о команде и о НФЛ в более широком смысле.Как вы думаете, это что-то говорит о движении #MeToo и повествовании об ответственности и чувствительности? Это было завышено?

ДЖОНС: Ага. Я имею в виду, это было действительно тяжело, верно? Я думаю, что как женщине, которая освещает НФЛ, было трудно сопоставить то, что я прочитала в этих жалобах и, вы знаете, в репортажах с той стороны с номерами контрактов. И это было напоминанием о том, что НФЛ на самом деле не лучше оснащена для борьбы с преступлениями против женщин, чем общество в целом.

ШАПИРО: Линдси Джонс — репортер The Athletic, освещающий НФЛ. Спасибо, что поговорили с нами.

ДЖОНС: Спасибо, что пригласили меня.

Copyright © 2022 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

Стенограммы

NPR создаются в кратчайшие сроки подрядчиком NPR.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.