В чем состоял смысл идеи кейнсианства: IIS 7.5 Detailed Error — 404.0

Содержание

Кейнсианская революция — это, что такое, какие, определение, значение, доклад, реферат, конспект, сообщение, вики — WikiWhat

Теория Кейнса

Согласно выводам Кейнса рыночная экономика нестабильна в своей основе и не существует никакого автоматического механизма, ко­торый мог бы обеспечивать равновесие между произ­водством и потреблением. Кейнс не выступал против рынка, он просто добивался того, чтобы «запустить» его мотор снова, но уже при помощи государства. Для этого он предлагал прибегнуть к крупным государст­венным программам обеспечения занятости путём организации, к примеру, общественных работ, а так­же выдавать пособия безработным, семьям и пр. По мысли Кейнса, как только у людей появляются день­ги, они их тратят, создавая таким образом спрос, на который и реагирует рынок. Обычный механизм спроса-предложения начинает свою работу заново, и экономика постепенно выходит из кризиса.

Одним из главных достижений экономической теории в XX в. являются идеи Дж. М. Кейнса в его книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.). Их реализация позволила развитым странам разрешить у себя про­блему бедности и смягчить классовую борьбу, терзавшую человечество. Кейнс утверждал, что рыночное сообщество состоит из работодателей и наёмных работников. Отдельно взятому буржуа выгодно платить меньше своим работ­никам, чтобы побольше оставлять себе. Всем же капиталистам невыгодно, ес­ли работники бедны, так как они образуют основную массу покупателей. Это и есть основная идея кейнсианства: высокая заработная плата выгодна не только работникам, но и работодателям. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Итоги Кейнсианской революции

Благодаря Кейнсу функции государства в экономике значитель­но расширились: система социального обеспечения, здравоохране­ние, регулирование рынка труда, поддержка научных разработок, помощь предприятиям, испытывающим трудности, содействие раз­личным общественным организациям, участие в деятельности меж­дународных организаций сотрудничества и помощи, в международ­ных проектах.

В этих условиях социально-экономическая политика стала во всё большей степени выходить за рамки законов рыноч­ной экономики. Напротив, цель либералов состояла в том, чтобы сделать эту политику вообще не нужной.

Картинки (фото, рисунки)

  • Дж. М. Кейнс
На этой странице материал по темам:
  • Подготовить сообщение о дж гервине краткое

  • Понятие «кейнсианской революции» в экономической теории кратко

  • Кейсипгская революция

  • Причины кейнсианской революции

  • Кейнсианской революции кратко

Вопросы к этой статье:
  • В чём суть теории Дж. М. Кейнса?

«Новый курс» Франклина Делано Рузвельта.

Справка

Одним из первых шагов Рузвельта было объявление 6 марта «банковских каникул» на неделю, во время которой были закрыты все банки США. Далее с целью «очистки» банковской системы была проведена тотальная ревизия всех банков. Разорившиеся банки попали под управление государственной Реконструктивной финансовой корпорации (РФК). Устойчивые банки получили право на дальнейшую работу. В результате произошло укрупнение банковской системы – большинство банков, признанных «здоровыми», были крупными.

С целью оздоровления ситуации был принят ряд важных законов. Одним из важнейших стал закон Гласса‑Стигалла ‑ Закон о создании Федеральной корпорации по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation) от 16 июня 1933 года. Коммерческим банкам запрещалось работать с ценными бумагами, это право получали специализированные финансовые организации ‑ тем самым были снижены риски, которым подвергались средства вкладчиков банка. С целью пресечения привлечения средств по повышенным ставкам, характерных для проведения высокорискованных операций, был введен запрет на выплату процентов по текущим счетам, проценты по депозитным счетам подвергались регулированию Федеральной резервной системы (ФРС). Был регламентирован биржевой кредит.

Была создана Федеральная корпорация страхования депозитов (ФКСД) – банки отчисляли взносы в страховой фонд, в случае банкротства ФСКД санировала банк и выплачивала вклады в пределах установленного законом лимита на вклад в одном банке.

Промышленность

Меры, направленные на нормализацию производства нашли свое отражение в Национальном законе о восстановлении промышленности (НИРА), принятом 16 июня 1933 года. В основу этого закона был взят план, предложенный в 1931 году президентом компании фирмы «General Electric» Джерардом Своупом, одобренный Торговой палатой США. Закон предписывал всем ассоциациям предпринимателей вырабатывать кодексы «честной конкуренции», определявшие условия, объем производства, минимальный уровень цен. При этом с предприятий, принявших такие кодексы снимались антитрестовские меры воздействия. Такой расклад был выгоден крупным монополиям, которые фактически определяли условия производства и сбыта по своим отраслям.

Было составлено около 557 основных и 189 дополнительных кодексов, охвативших более 95 % рабочих . Принятие кодексов способствовало принудительному картелированию промышленности.

Статья 7 НИРА содержала меры социального характера ‑ она вводила ограничения на продолжительность рабочей недели и предписывала обязательный минимум оплаты труда. В ней также признавалось право организации профсоюзов и заключение коллективных договоров.

Контроль за реализацией программы НИРА возлагался на созданную президентом Национальную администрацию восстановления.

Социальная сфера

Для борьбы с безработицей, а также с целью улучшения материального положения населения были предприняты следующие меры: прямая помощь безработным, введение системы страхования по безработице и организация общественных работ.

Так, 12 мая 1933 года на оказание помощи безработным было выделено около 0,5 млрд долларов, всего было израсходовано свыше 4 млрд долларов. Большинство безработных получению пособий предпочитало общественные работы.

На основании рекомендаций НИРА была создана Администрация общественных работ (PWA), занимавшаяся в основном крупными строительными проектами, доказывая тем самым, что «деньги не шли на ветер». Общий объем работ, выполненных по ее проектам составил около 3,3 млрд. долл.

Для безработной молодежи весной 1933 года правительство организовало лагеря, в которых молодые люди работали и жили в течение шести месяцев, имея полное обеспечение. Заработная плата составляла около 30 долларов, из них 25 долларов направлялись семье работающего.

В 1935 году был принят закон, предусматривавший страхование по старости и безработице. Несмотря на низкий уровень выплат и нераспространение закона на значительные слои работающих (сельское хозяйство, государственные служащие и т.д.) закон имел революционное значение. Значительным шагом второго этапа реформ стало принятие 5 июля 1935 года Национального акта о трудовых отношениях, так называемого закона Вагнера. Закон гарантировал права трудящихся на организацию, заключение коллективного договора, организацию стачек.

Следующим этапом развития социальных прав было принятие в июне 1938 года закона о справедливых условиях труда (ФСЛА), предусматривавшего обязательный минимум оплаты труда 25 центов в час, введение полуторного тарифа при превышении продолжительности рабочей недели (44 часа, с 1940 года – 40 часов), ограничивался детский труд.

Жилищное строительство

В годы Великой депрессии правительство уделяло значительное внимание развитию жилищного строительства, в частности ипотечного кредитования. Так в 1933 году была создана первая компания, выпустившая облигации для финансирования ипотеки – Ссудная корпорация владельцев жилья. В 1938 году создана Федеральная национальная ипотечная ассоциация (FNMA), находящаяся под контролем государства. Начальный капитал компании был сформирован за счет средств бюджета.

Сельское хозяйство

В мае 1933 года Рузвельт подписал билль о помощи фермерам, который предлагал меры по борьбе с кризисом в сельском хозяйстве, связанным с падением цен на продукцию и массовым разорением фермеров. Основная его часть представляла закон о регулировании сельского хозяйства, известный как закон ААА (the Agricultural Adjustment Act).

Главная его идея – ликвидировать «ножницы» между ценой, затрачиваемой фермером на производство продукции, и той, которую он получал при ее реализации. Чтобы сбалансировать спрос и предложение и поднять цену сельхозпродуктов, часть земли изымалась из сельскохозяйственного оборота, за что фермерам выплачивались субсидии. В первую очередь эта мера повысила конкурентоспособность крупных фермерских хозяйств, получивших основную массу премий за сокращение посевного фонда.

В дальнейшем был предпринят ряд мер, направленный на помощь более мелким фермерам. В 1935 году была создана Администрации по переселению, преобразованная в начале 1937 году в Администрацию по охране фермерских хозяйств. Эти учреждения осуществляли финансовую помощь мелким фермерам для покупки ферм и их переселения на более качественные земли, стимулировало развитие кооперативов для сбыта продукции, приобретения оборудования.

В 1936 году был принят закон о сохранении плодородия почв и о квотах для внутреннего рынка. Согласно его положениям, премии выплачивались тем хозяйствам, которые сокращали площади под культурами, истощающими почвы, а также за меры по улучшению почв. Необходимость этих мер была вызвана сильной засухой 1934 года, сопровождавшейся пыльными бурями.

Принятый в 1938 году закон о регулировании сельского хозяйства вводил концепцию «всегда нормальной житницы». Цель новых начинаний была прежняя – восстановление паритета цен, однако методы достижения были уже другими – продукция не уничтожалась, а сохранялась, выплаты производились в счет еще не проданной продукции.

В мае 1935 года правительство создало Администрацию по сельской электрификации (REA), организовавшую работы по электрификации сельской местности.

Что такое кейнсианство. Объясняем простыми словами: Энциклопедия — Секрет фирмы

Теория названа по имени её автора, английского экономиста Джона Кейнса, и изложена в его книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 год). Она получила огромную популярность, появившись «в нужное время в нужном месте». Это был кризисный период после Великой депрессии, которая поставила на грань полного краха экономическую систему промышленно развитых стран и показала, что свободный рыночный механизм («Невидимая рука рынка» Адама Смита) не способен быстро справиться с возникшими проблемами.

Джон Кейнс считал, что во время экономического кризиса государство должно тратить как можно больше денег, вкладывая их в экономику, не боясь даже дефицита бюджета. Ведь такие меры позволят увеличить спрос, а следом вырастет предложение, и тогда экономика снова начнёт расти.

Для такого финансирования вполне допускалось использование государственного долга, и большая часть современных развитых государств использует этот метод.

Проще говоря, если потребители не могут оживить спрос в экономике, сделать это за них должно государство, запустив крупные инфраструктурные проекты, снижая налоги, увеличивая дефицит госбюджета и денежное предложение.

Пример употребления на «Секрете»

«Финансовый кризис 2008 года уже показал, что мировой экономикой управляют не только взвешенные решения рациональных индивидов. Ещё в 1930 году Кейнсу было очевидно, что человеческие эмоции, импульсивные решения и чувства оказывают не меньшее влияние на экономику. Тем не менее экономическая теория продолжает отталкиваться от конструкции «человека экономического», который имеет мало общего с действительностью».

(Отрывок из книги шведской журналистки Катрин Марсал «Кто готовил Адаму Смиту? Женщины и мировая экономика».)

Практика

В 2008–2009 годах кейнсианские идеи в Европе были не популярны. Правительство пыталось не вмешиваться в экономику, и это привело к медленному восстановлению после кризиса и плавному снижению безработицы. А экономика США, где власти энергично вмешивались в процессы, преодолела последствия кризиса быстрее, чем европейская.

Экономическая программа администрации Дональда Трампа в США тоже содержала в себе кейнсианские рецепты стимулирования спроса. Это снижение налогов для домохозяйств и корпораций и увеличение госрасходов на инфраструктурные проекты и оборону.

В современной России на фоне пандемии коронавируса и стремительного развития технологий растут неопределённость и неравенство. Это порождает тренд на госрегулирование, уверены эксперты. «По сути, можно говорить о возвращении к модели, близкой к классическому кейнсианству: только теперь речь идёт о том, что государство должно влиять не на спрос как таковой, а на инвестиции, тогда как частный сектор будет далее следовать за государством», — пишет ректор РАНХиГС Владимир Мау.

Критика

В 70-х годах в Америке, где господствовала кейнсианская идеология, столкнулись с проблемой, которую теория решить была неспособна. В стране развивалась стагфляция — высокая безработица при высокой инфляции. Эта слабость кейнсианской теории стала переломным моментом, когда другие экономические учения снова получили право на жизнь.

Больше всего кейнсианство критикуют за нарушение принципов свободного предпринимательства и естественного хода экономического процесса. Эта теория не оставляет экономике пространства для саморегулирования.

Кейнсианцев упрекали в том, что они не проявляют должного внимания к вопросам движения денежной массы, ценообразования, динамики цен, нормы процента, считая их несущественными. Сторонники других экономических теорий указывали на противоречия регулирования экономики по кейнсианским рецептам.

Факт

Несмотря на широко распространённое мнение, противопоставляющее кейнсианство рыночному саморегулированию, Кейнс подчёркивал необходимость госрегулирования макроэкономики не против, а во имя рынка: «Хотя расширение функций правительства в связи с задачей координации склонности к потреблению и побуждения инвестировать показалось бы публицисту XIX в. или современному американскому финансисту ужасающим покушением на основы индивидуализма, я, наоборот, защищаю его как единственное практически возможное средство избежать полного разрушения существующих экономических форм и как условие для успешного функционирования личной инициативы».

Статью проверила:

Сделаем Америку снова кейнсианской (уже в который раз)!

В 1936 г. Джон Мейнард Кейнс опубликовал свою «Общую теорию занятости, процента и денег», которая стала ответом на неспособность классической экономической школы сначала предсказать Великую депрессию, а затем найти выход из нее. Суть кейнсианства вкратце: государство может и должно проводить макроэкономическую политику, направленную на сглаживание колебаний совокупного спроса, в противоположность свободному рынку, который регулирует себя сам. Основной инструмент этой политики – фискальное и монетарное стимулирование. Иными словами, если массовый потребитель не может оживить спрос в экономике, сделать это за него должно государство, предъявив свой собственный спрос в виде крупных инфраструктурных проектов, снижая налоги, увеличивая дефицит госбюджета и денежное предложение.

В течение 40 лет (до 1970-х гг.) кейнсианство было господствующей макроэкономической теорией, которая, как казалось, подтверждалась эмпирическими результатами. В самом деле восстановление экономики США началось вслед за принятием «нового курса» Франклина Рузвельта и вновь сменилось рецессией в 1937 г. при резком сокращении расходов бюджета. Бурный рост промышленности и окончательное восстановление случились уже во время Второй мировой войны благодаря военным заказам, которые по сути являются теми самыми кейнсианскими стимулами.

Кризис (стагфляция) 1970-х – 1980-х гг. существенно подпортил реноме кейнсианства. «Ключевой момент кейнсианской доктрины – взаимосвязь инфляции и реального ВВП: чем выше инфляция, тем больше рост ВВП», отмечали в работе 1979 г. «Посткейнсианская макроэкономика» будущие нобелевские лауреаты Роберт Лукас и Томас Сарджент. Между тем в последнее десятилетие экономика США пребывала в первой крупной рецессии с 1930-х гг., и проходила эта рецессия на фоне превышающей 10% инфляции и крупного бюджетного дефицита, которые должны были бы приводить к быстрым темпам роста ВВП и снижению безработицы. Эти постулаты кейнсианской теории оказались глубоко ошибочны, а доктрина, на которой они основаны, дискредитирована.

На смену кейнсианству пришел монетаризм, быстро сменившийся неоклассицизмом; обе теории полагали фискальное стимулирование неэффективным или нерелевантным, а в долгосрочной перспективе – контрпродуктивным. В результате в течение 20 лет, до начала 2000-х гг. господствующая экономическая теория не придавала стимулам особого значения. Однако сначала кризис в Азии, затем падение «доткомов» и, наконец, рецессия 2008–2009 гг. вновь подорвали веру регуляторов и экономических теоретиков в способность свободного рынка себя регулировать. И вновь на повестке дня оказались наращивание государственных расходов, фискальное и монетарное стимулирование. Целая плеяда видных экономистов, ранее считавшихся противниками кейнсианства, переменили свое мнение. Один немецкий профессор высказался об этом примерно так: «Я не понимаю, как столько экономистов совершили разворот на 180 градусов, – они что, сошли с ума?»

Процитируем еще нобелевского лауреата Пола Кругмана: «Я думаю, что экономистам необходимо сделать, так это признать, во-первых, что рынки несовершенны и являются продуктом заблуждений и безумств толпы, а во-вторых – что кейнсианство остается лучшей моделью, объясняющей рецессию и депрессию».

Мы вспомнили всю эту скучную историю экономических учений для того, чтобы напомнить: у современной экономической теории нет однозначных рецептов роста вида «делай А, получишь результат Б». А существующие теории видоизменяются с каждым новым кризисом, что естественно, ведь появляется новая информация для анализа. Однако же изменения эти могут быть весьма значительными вплоть до смены рекомендуемых подходов на диаметрально противоположные.

Вернемся к дням сегодняшним. Экономическая программа новой администрации США – это во многом добрые старые кейнсианские рецепты стимулирования спроса. Попробуем разобрать их по порядку.

Снижение налогов как для домохозяйств, так и для корпораций. Результаты снижения персональных налогов почувствуют в основном богатые домохозяйства, что едва ли увеличит потребление, вырастет лишь уровень сбережений. Маржинальная полезность снижения налогов для корпораций тоже достаточно низкая; корпоративный сектор имеет значительную подушку ликвидности уже в течение ряда лет, и высвобождение дополнительных средств за счет налогов не повлияет существенно на инвестиционное поведение компаний.

Увеличение госрасходов на инфраструктурные проекты и оборону. Никакой конкретики пока нет, одни общие разговоры. Нам представляется, что провести расходы через конгресс будет не так уж просто и 2018 год – самое раннее время, когда можно ожидать каких-то результатов на этом фронте. При этом важно помнить, что американская экономика уже работает при полной занятости, поэтому стимулирующая роль инфраструктурных проектов под большим вопросом.

По разным оценкам, перечисленные выше стимулирующие меры приведут к росту ВВП США на 0,25–0,5%, и только во втором полугодии 2018 г. Между тем есть факторы, могущие сработать в обратном направлении.

Увеличение дефицита бюджета вкупе с политикой ФРС по сокращению денежного предложения могут привести к росту процентных ставок. Сокращение денежного предложения, как мы помним, по мнению монетаристов, было одной из главных причин Великой депрессии. Торговые войны и протекционизм – еще одна «игра в угадайку» для экономики как всего мира, так и США.

Между тем с момента избрания Трампа (8 ноября 2016 г.) индекс S&P 500 вырос на впечатляющие 14%, а MSCI World – на 12%. Рынки выдали серьезные авансы программам фискального стимулирования, про которые они пока ничего толком не знают. Более того, рынки не знают толком, эффективно ли фискальное стимулирование для роста экономики в принципе.

Нам представляется вероятным, что в текущем году рост экономики США будет разочаровывающим (имея в виду надежды, которые на него возлагают рынки), зато грядущую экономическую политику нельзя будет назвать скучной.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Что на самом деле означает «кейнсианский»?

Я поступил на работу в Министерство финансов Великобритании в 1987 году, а затем поступил в Принстон, где учился у Рогоффа и Кэмпбелла. В конце концов, накануне кризиса 2008 года я оказался в кабинете министров, консультируя премьер-министра. Однако ни разу в этот период я ​​не считал себя «кейнсианцем». И это не был действительно осмысленный вопрос. С тем же успехом вы могли бы спросить физика, был ли он «ньютонианцем». Кейнс был великой фигурой (действительно, одним из величайших британцев 20-го века), и чтобы понять макроэкономику, нужно было понять его взгляды; но дебаты двинулись дальше.

Подход Министерства финансов к макроэкономическому управлению на протяжении всего этого периода заключался в том, что, хотя налогово-бюджетная политика имеет значение, нецелесообразно — по в основном прагматическим причинам — корректировать политику для управления спросом; денежно-кредитная политика была более быстрой, прозрачной и менее подверженной политическим искажениям. Теоретический аргумент, стоящий за этим, был классно изложен в лекции Найджела Лоусона 1984 года. И я полностью присоединился к этому мнению.

Конечно, после 2008 года все гораздо сложнее. Так что же значит быть «кейнсианцем»? Я могу придумать несколько возможных определений.

Возвращаясь к 1930-м годам, сам Кейнс, очевидно, противопоставлял себя «взгляду казначейства» (часто приравниваемому, возможно, несколько несправедливо, к «закону Сэя», согласно которому предложение создает свой собственный спрос. Историческое обсуждение см. в Quiggin 2011). The Treasury View утверждает, что налогово-бюджетная политика не может, как учетная идентичность, влиять на совокупный спрос, потому что правительству нужно откуда-то получать дополнительные деньги, будь то за счет налогов или займов.Таким образом, кейнсианцем является любой, кто не верит, что это тождество означает, что фискальная политика не может повлиять на спрос. И похоже, это определение в какой-то момент поддержал Джон Кокрейн (2009) из Чикагского университета, который написал:

Во-первых, если деньги не будут печататься, они должны откуда-то появиться. Если правительство занимает у вас доллар, это доллар, который вы не тратите или не даете взаймы компании для новых инвестиций. Каждый доллар увеличения государственных расходов должен соответствовать уменьшению на один доллар частных расходов.Рабочие места, созданные за счет стимулирующих расходов, компенсируются потерями рабочих мест в результате снижения частных расходов. Мы можем строить дороги вместо заводов, но фискальные стимулы не помогут нам построить больше и того, и другого. Эта форма «вытеснения» является просто расчетом и не основывается ни на каких восприятиях или поведенческих предположениях.

Как читатели должны знать, это стало предметом яростного скандала в эконо-блогосфере, когда Пол Кругман, Брэд Делонг и Саймон Рен-Льюис обвинили Кокрейн в «ошибках студентов» (Wren-Lewis 2012b).Сам Кокрейн, кажется, отступил от этой позиции, как указывали Делонг и другие (Cochrane 2012 и Delong 2012). Но если оставить в стороне академические споры США, очевидно, что в этом смысле я кейнсианец — отсюда и название моего собственного блога! Впрочем, как и все остальные, включая сегодняшнее министерство финансов. Никто, я имею в виду никто, на самом деле не верит, что фискальная политика по определению не может влиять на совокупный спрос.

Более правдоподобное и традиционное определение состоит в том, что кейнсианец — это тот, кто считает, что с эмпирической точки зрения налогово-бюджетная политика действительно оказывает существенное влияние на совокупный спрос; в отличие от тех, кто считает, что «рикардианская эквивалентность» означает, что изменения в государственных расходах и займах будут существенно или полностью компенсированы изменениями в расходах и сбережениях частного сектора.Совсем недавно доктрина «экспансивного фискального сокращения» пошла еще дальше и утверждала, что ужесточение налогово-бюджетной политики может за счет эффектов обменного курса и уверенности фактически увеличить спрос и рост; статья Алесины и Арданьи (2009 г.) оказала особое влияние в этом отношении и даже (предварительно и ненадолго) повлияла на Министерство финансов Великобритании, которое в Чрезвычайном бюджете на 2010 г. утверждало, что: «Эти [более широкие последствия фискальной консолидации] стимулировать рост спроса, может улучшить основные показатели экономики и даже может быть достаточно сильным, чтобы перевесить негативные последствия» (HM Treasury 2010).

Насколько мне известно, Казначейство не повторяло этот аргумент, так как факты говорят об обратном. Первоначальная статья была широко подвергнута сомнению, опровергнута дальнейшими исследованиями МВФ, и (что более важно) опыт почти не подтвердил ее утверждения. В настоящее время общепринятое мнение во многом совпадает с мнением МВФ, который к октябрю 2010 года уже пришел к следующему выводу: «Бюджетная консолидация обычно снижает рост в краткосрочной перспективе. Используя новый набор данных, мы обнаруживаем, что через два года сокращение бюджетного дефицита на 1% ВВП снижает объем производства примерно на 0.5% и повысить уровень безработицы на одну треть процентного пункта». Этот результат был позже формализован в Leigh et al 2010. : «[Фискальная консолидация] явно тормозит спрос, тормозит рост» (Blanchard 2012).

Итак, я сторонник кейнсианства в этом определении, но также и директор-распорядитель и главный экономист МВФ. То же самое и с Казначейством, Банком Англии и Управлением бюджетной ответственности; их модели включают мультипликаторы, и я не думаю, что высокопоставленные чиновники любого из этих институтов станут отрицать, что бюджетная консолидация на практике оказала негативное влияние на экономический рост в Великобритании.Например, в ноябре 2011 года Комитет по денежно-кредитной политике заявил: «В течение прошлого года рост был слабым, отражая падение реальных доходов домохозяйств, постоянно жесткие условия кредитования и последствия продолжающейся бюджетной консолидации».

Итак, в соответствии с определениями 1 и 2 я кейнсианец, но тогда таковы почти все остальные, кого можно воспринимать всерьез. Таким образом, окончательное определение кейнсианца кажется гораздо более «политическим» — это тот, кто считает, что замедление бюджетной консолидации было бы разумным политическим решением в нынешнем британском (или американском) экономическом контексте. Но это определение кажется мне неправильным по двум причинам. Во-первых, если слово «кейнсианство» что-то значит, оно, безусловно, должно иметь более общее значение, чем указание на чью-либо позицию по поводу конкретного политического выбора в конкретной стране в определенное время. Конечно, это должно указывать на философию, теоретическую точку зрения или, по крайней мере, точку зрения на то, что означают эмпирические данные?

Возможно, что более важно, совершенно ясно, что теперь, когда гипотеза «экономического сокращения бюджета» была дискредитирована, главный аргумент между теми из нас, кто выступает за замедление бюджетной консолидации в Великобритании, и теми, кто думает, что это было бы опасной ошибкой дело не в том, будет ли прямое воздействие положительным.Вопрос в том, будет ли цена этого прямого положительного воздействия «доверием» к финансовым рынкам и, следовательно, разрушительным ростом долгосрочных процентных ставок, который более чем компенсирует прибыль.

Я думаю, что этот риск сильно преувеличен, а пагубные социальные и экономические последствия бездействия, соответственно, не осознаются (см. иметь отношение к Кейнсу вообще.Речь идет о многих вещах — о том, как политики должны справляться с потенциальной иррациональностью рынка, о роли кредитных рейтинговых агентств, множественных равновесиях и т. д. Но я не вижу, чтобы принятие той или иной стороны этих аргументов делало вас кейнсианцем ( или не).

Наконец, возвращаясь к тому, что я впервые узнал в Министерстве финансов, по-прежнему остается мнение, что если мы считаем, что спрос слишком низок, то правильная реакция всегда заключается в монетарной, а не фискальной политике. Опять же, среди экономистов, ведущих блоги, ведутся бурные дебаты по этой теме (см. Economist 2012 для введения к дебатам).И здесь моя точка зрения действительно изменилась; Я больше не разделяю изложенную выше точку зрения Минфина последних двух десятилетий о том, что фискальная политика никогда не играет никакой роли в управлении спросом, хотя я не думаю, что она должна быть инструментом первой инстанции. (См. отличное обсуждение в Simon Wren-Lewis 2012a, особенно предпоследний абзац).

Но точно так же, как этот подход был мотивирован больше прагматизмом, чем теорией — денежно-кредитная политика лучше подходила для этой задачи — мое изменение мнения мотивировано аналогичным образом.Если бы одной денежно-кредитной политики действительно было достаточно на практике, мы не были бы там, где мы сейчас, с безработицей в Великобритании на миллион выше, чем официальная оценка естественного уровня, и без перспективы ее снижения в ближайшем будущем. Как я утверждал ранее (Portes, 2012), любая политика управления спросом, обеспечивающая такой результат, не должна считаться адекватной.

Итак, мои взгляды действительно изменились; не, я бы сказал, идеологически, но в признании того факта, что жизнь и макроэкономика значительно сложнее, чем мы думали.Опять же, эту точку зрения разделяет Бланшар, который утверждает: «После кризиса мы вступили в дивный новый мир; совершенно другой мир с точки зрения разработки политики, и мы просто должны принять это… Макроэкономическая политика [в частности, фискальная и денежно-кредитная политика] имеет множество целей и множество инструментов».

Я разделяю этот прагматичный и сомнительный, но основанный на фактических данных подход к макроэкономической политике. Если бы он был здесь, думаю, Кейнс тоже был бы.

Алесина, Альберто Ф. и Сильвия Арданья (2009 г.), «Крупные изменения в налогово-бюджетной политике: налоги в сравнении с расходами», Рабочий документ NBER No.15438, октябрь.

Бланшар О. (2012 г.), «Управление мировой экономикой с включенными тормозами», сообщение в блоге, январь.

Бланшар, О. (2011). «Будущее макроэкономической политики», сообщение в блоге, март.

Кокрейн, Дж. (2009), «Фискальный стимул, фискальная инфляция или фискальные заблуждения?», веб-страница Чикагского университета, версия 2.5, 27 февраля.

Кокрейн, Дж. (2012), «Стимул и этикет», сообщение в блоге, январь.

Делонг, Б. (2012), «Джон Кокрейн говорит, что Джон Кокрейн раньше был художником чуши», сообщение в блоге, январь.Лоусон, Н. (1984), лекция Mais.

Economist (2012), «Нулевая нижняя граница в нашем сознании», 7 января.

Гуахардо, Дж., Д. Ли и А. Пескатори (2010 г.), «Экспансионистская экономия: новые международные данные», Рабочий документ МВФ 11/158, Исследовательский департамент Международного валютного фонда.

Казначейство Ее Величества (2010 г.), «Чрезвычайный бюджет».

Leigh, D, P Devries, C Freedman, J Guajardo, D Laxton и A Pescatori   (2010), «Будет ли это больно? Макроэкономические последствия бюджетной консолидации», World Economic Outlook , октябрь, Международный валютный фонд

Комитет по денежно-кредитной политике (2011 г.), протоколы, Банк Англии.

Портес, Дж. (2011b), «Против жесткой экономии», Зритель , октябрь.

Портес, Дж. (2011a) «Уловка доверия коалиции», New Statesman , август.

Портес, Дж. (2012 г.), «Самый большой и продолжительный разрыв в уровне безработицы со времен Второй мировой войны», сообщение в блоге, январь.

Куиггин, Дж. (2011 г.), «Ведение блога о зомби: экспансионистская экономия — рождение», сообщение в блоге, ноябрь.

Рен-Льюис, С. (2012a), «Ошибки и идеология в макроэкономике», сообщение в блоге, 10 января.

Рен-Льюис, С. (2012b), «Возвращение макросов школы мысли», сообщение в блоге, 27 января.

25.2 Составные части кейнсианского анализа – принципы экономики

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Оценить кейнсианский взгляд на рецессии через понимание непостоянства заработной платы и цен и важности совокупного спроса
  • Объясните аргумент координации, стоимость меню и макроэкономические внешние эффекты
  • Анализ влияния мультипликатора расходов

 

Теперь, когда у нас есть четкое представление о том, что представляет собой совокупный спрос, мы вернемся к кейнсианскому аргументу, используя модель совокупного спроса/совокупного предложения (AD/AS).(Аналогичную трактовку с использованием модели доходов-расходов Кейнса см. в приложении «Модель расходов-выпуска». )

Кейнсианская экономика фокусируется на объяснении причин возникновения рецессий и депрессий и предлагает политические рецепты минимизации их последствий. Кейнсианский взгляд на рецессию года основан на двух ключевых строительных блоках. Во-первых, совокупный спрос не всегда автоматически достаточно высок, чтобы дать фирмам стимул нанимать достаточное количество работников для достижения полной занятости.Во-вторых, макроэкономика может очень медленно приспосабливаться к изменениям совокупного спроса из-за жесткой заработной платы и цен , которые представляют собой заработную плату и цены, не реагирующие на снижение или увеличение спроса. Мы рассмотрим эти два утверждения по очереди, а затем посмотрим, как они представлены в модели AD/AS.

Первый структурный элемент кейнсианского диагноза состоит в том, что рецессии происходят, когда уровень спроса на товары и услуги со стороны домохозяйств и делового сектора меньше, чем то, что производится при полной занятости рабочей силы. Другими словами, пересечение совокупного предложения и совокупного спроса происходит при уровне выпуска меньшем, чем уровень ВВП, соответствующий полной занятости. Предположим, что фондовый рынок рухнет, как это произошло в 1929 году. Или предположим, что рынок жилья рухнет, как это произошло в 2008 году. В любом случае благосостояние домохозяйств уменьшится, а за ним последуют потребительские расходы. Предположим, предприятия видят, что потребительские расходы падают. Это снизит ожидания прибыльности инвестиций, поэтому предприятия снизят инвестиционные расходы.

Похоже, так и было во время Великой депрессии, поскольку физическая способность экономики поставлять товары не сильно изменилась. Ни наводнения, ни землетрясения, ни другие стихийные бедствия не разрушили фабрики ни в 1929, ни в 1930 году. Никакая вспышка болезней не опустошила ряды рабочих. Ни одна ключевая входная цена, такая как цена на нефть, на мировых рынках не выросла. Экономика США в 1933 году имела примерно те же фабрики, рабочих и уровень технологий, что и четырьмя годами ранее, в 1929 году, и все же экономика резко сократилась. Похоже, то же самое произошло и в 2008 году.

Как признавал Кейнс, события Великой депрессии противоречили закону Сэя, согласно которому «предложение порождает собственный спрос». Хотя производственные мощности существовали, рынки не могли продавать свою продукцию. В результате реальный ВВП оказался ниже потенциального.

Посетите этот веб-сайт для получения необработанных данных, используемых для расчета ВВП.


Кейнс также указывал, что, хотя AD колебалась, цены и заработная плата не реагировали мгновенно, как часто ожидали экономисты.Вместо этого цены и заработная плата являются «липкими», что затрудняет восстановление экономики до полной занятости и потенциального ВВП. Кейнс подчеркивал одну конкретную причину, по которой заработная плата была жесткой: аргумент координации . Этот аргумент указывает на то, что, даже если бы большинство людей было бы готово — по крайней мере гипотетически — видеть снижение своей заработной платы в плохие экономические времена, пока все остальные также испытывали такое снижение, рыночно-ориентированная экономика не имеет очевидного пути. реализовать план скоординированного сокращения заработной платы.Безработица предложила ряд причин, по которым заработная плата может неуклонно снижаться, большинство из которых основано на аргументе о том, что предприятия избегают сокращения заработной платы, потому что они могут тем или иным образом угнетать моральный дух и снижать производительность существующих работников.

Некоторые современные экономисты в кейнсианском духе утверждают, что, наряду с заработной платой, другие цены также могут быть липкими. Многие фирмы не меняют свои цены каждый день и даже не каждый месяц. Когда фирма рассматривает вопрос об изменении цен, она должна учитывать два набора издержек.Во-первых, при изменении цен используются ресурсы компании: менеджеры должны проанализировать конкуренцию и рыночный спрос и решить, какими будут новые цены, должны быть обновлены торговые материалы, изменены счета-фактуры, а этикетки и ценники должны быть переделаны. Во-вторых, частые изменения цен могут сбить с толку или разозлить покупателей, особенно если они узнают, что продукт теперь стоит дороже, чем ожидалось. Эти затраты на изменение цен называются затратами на меню — подобно затратам на распечатку нового набора меню с другими ценами в ресторане.Цены реагируют на силы спроса и предложения, но с макроэкономической точки зрения процесс изменения всех цен в экономике требует времени.

Чтобы понять влияние жесткой заработной платы и цен на экономику, рассмотрим рис. 1 (а), иллюстрирующий рынок труда в целом, и рис. 1 (б), иллюстрирующий рынок конкретного товара или услуги. Исходное равновесие (E 0 ) на каждом рынке возникает на пересечении кривой спроса (D 0 ) и кривой предложения (S 0 ).Когда совокупный спрос снижается, спрос на рабочую силу сдвигается влево (до D 1 ) на рисунке 1 (а), а спрос на товары сдвигается влево (до D 1 ) на рисунке 1 (б). Однако из-за жесткой заработной платы и цен заработная плата остается на своем первоначальном уровне (W 0 ) в течение определенного периода времени, а цена остается на своем первоначальном уровне (P 0 ).

В результате на рынках как труда, так и товаров существует ситуация избыточного предложения, когда объем предложения превышает объем спроса при существующей заработной плате или цене, и Q 1 меньше, чем Q 0 на обоих рисунках. 1 (а) и рис. 1 (б).Когда многие рынки труда и многие рынки товаров по всей экономике оказываются в таком положении, экономика находится в рецессии; то есть фирмы не могут продавать то, что они хотят производить, по существующей рыночной цене и не хотят нанимать всех, кто готов работать при существующей рыночной заработной плате. Функция Clear It Up обсуждает эту проблему более подробно.

Рисунок 1. Жесткие цены и падение спроса на рынке труда и товаров. Как в (a), так и в (b) спрос сдвигается влево от D 0 до D 1 .Однако заработная плата в (а) и цена в (б) не уменьшаются сразу. В (а) объем спроса на труд при первоначальной заработной плате (W 0 ) равен Q 0 , но с учетом новой кривой спроса на труд (D 1 ) он будет равен Q 1 . Точно так же в (b) объем спроса на товары по первоначальной цене (P 0 ) равен Q 0 , но по новой кривой спроса (D 1 ) он будет равен Q 1 . Будет существовать избыточное предложение рабочей силы, которое называется безработицей.Также будет иметь место избыточное предложение товаров, когда количество спроса значительно меньше количества предложения. Таким образом, жесткая заработная плата и жесткие цены в сочетании с падением спроса приводят к безработице и рецессии.

Почему темпы корректировки заработной платы медленные?

Восстановление после Великой рецессии в Соединенных Штатах было медленным, а заработная плата оставалась на прежнем уровне, если не снижалась. Фактически, многие низкооплачиваемые работники McDonalds, Dominos и Walmart пригрозили забастовкой, требуя повышения заработной платы.Их бедственное положение является частью более широкой тенденции роста рабочих мест и заработной платы в период восстановления после рецессии.

Рисунок 2. рабочих мест, потерянных/полученных в период рецессии/восстановления. Данные после Великой рецессии показывают, что рабочие места были потеряны в профессиях со средней заработной платой, а новые рабочие места были в профессиях с низкой заработной платой.

Национальный проект закона о занятости собрал данные Бюро трудовой статистики и обнаружил, что во время Великой рецессии 60% рабочих мест были потеряны в профессиях со средней заработной платой.Большинство из них были заменены в период восстановления на более низкооплачиваемые рабочие места в сфере услуг, розничной торговли и пищевой промышленности. Эти данные показаны на рисунке 2.

Заработная плата в сфере услуг, розничной торговле и пищевой промышленности находится на уровне минимальной заработной платы или близка к ней и имеет тенденцию к «липкому» как снижению, так и повышению. Заработная плата неуклонно снижается из-за законов о минимальной заработной плате; они могут быть липкими к росту, если недостаточная конкуренция на рынках низкоквалифицированного труда позволяет работодателям избегать повышения заработной платы, которое уменьшило бы их прибыль. Однако в то же время индекс потребительских цен вырос на 11% в период с 2007 по 2012 год, что привело к снижению реальной заработной платы.

Эти два кейнсианских предположения — важность совокупного спроса в качестве причины рецессии и жесткость заработной платы и цен — проиллюстрированы диаграммой AD/AS на рис. 3. Обратите внимание, что из-за жесткости заработной платы и цен кривая совокупного предложения имеет вид более пологая, чем любая кривая предложения (труда или специфического товара). На самом деле, если бы заработная плата и цены были настолько устойчивыми, что вообще не падали бы, кривая совокупного предложения была бы совершенно плоской ниже потенциального ВВП, как показано на рисунке 3.Этот результат является важным примером макроэкономического внешнего эффекта , когда то, что происходит на макроуровне, отличается от того, что происходит на микроуровне, и уступает ему. Например, фирма должна отреагировать на снижение спроса на свою продукцию путем снижения цены, чтобы увеличить объем продаж. Но если все фирмы испытывают снижение спроса на свою продукцию, фиксированные цены в совокупности предотвращают восстановление совокупного спроса (что может быть показано как движение вдоль кривой AD в ответ на более низкий уровень цен).

Исходное равновесие этой экономики возникает там, где функция совокупного спроса (AD 0 ) пересекается с AS. Поскольку это пересечение происходит при потенциальном ВВП (Yp), экономика работает при полной занятости. Когда совокупный спрос сдвигается влево, вся корректировка происходит за счет уменьшения реального ВВП. Уровень цен не снижается. Поскольку равновесие достигается при Y 1 , экономика испытывает существенную безработицу.

Рисунок 3. Кейнсианский взгляд на рецессию.Равновесие (E 0 ) иллюстрирует два ключевых допущения, лежащих в основе кейнсианской экономики. Показана важность совокупного спроса, поскольку это равновесие представляет собой рецессию, которая произошла из-за того, что совокупный спрос находится на уровне 1 н. э. вместо 0 н.э. Важность фиксированной заработной платы и цен показана из-за предположения о фиксированных заработной плате и ценах, которые делают кривую SRAS плоской ниже потенциального ВВП. Таким образом, когда AD падает, пересечение E 1 происходит на плоской части кривой SRAS, где уровень цен не меняется.

Ключевым понятием кейнсианской экономики является мультипликатор расходов . Мультипликатор расходов — это идея о том, что расходы не только влияют на равновесный уровень ВВП, но и что расходы имеют большое значение. Точнее, это означает, что изменение расходов вызывает более чем пропорциональное изменение ВВП.

[латекс]\frac {{\Delta}Y}{{\Delta}Расходы}\;>\;1[/latex]

Причина мультипликатора расходов заключается в том, что расходы одного человека становятся доходом другого человека, что приводит к дополнительным расходам и дополнительному доходу и т. д., так что кумулятивное воздействие на ВВП больше, чем первоначальное увеличение расходов. Детали процесса мультипликации представлены в приложении к модели «Затраты-выпуск», но сама концепция достаточно важна, чтобы ее кратко изложить здесь. Хотя мультипликатор важен для понимания эффективности налогово-бюджетной политики, он возникает всякий раз, когда происходит любое автономное увеличение расходов. Кроме того, множитель работает как в отрицательном, так и в положительном направлении. Таким образом, когда инвестиционные расходы рухнули во время Великой депрессии, это вызвало гораздо большее снижение реального ВВП.Размер мультипликатора имеет решающее значение и был ключевым элементом в недавних дискуссиях об эффективности пакета фискальных стимулов администрации Обамы, официально названного Законом о восстановлении и реинвестировании Америки от 2009 года .

Кейнсианская экономика основана на двух основных идеях: (1) совокупный спрос с большей вероятностью, чем совокупное предложение, будет основной причиной краткосрочного экономического события, такого как рецессия; (2) заработная плата и цены могут быть непостоянными, поэтому в условиях экономического спада может возникнуть безработица. Последнее является примером макроэкономического внешнего эффекта. Хотя излишки вызывают падение цен на микроуровне, это не обязательно происходит на макроуровне; вместо этого приспособление к снижению спроса происходит только за счет уменьшения количества. Одной из причин, по которой цены могут быть липкими, являются затраты на меню, затраты на изменение цен. К ним относятся внутренние затраты, с которыми сталкивается бизнес при изменении цен с точки зрения маркировки, ведения документации и бухгалтерского учета, а также затраты на информирование (возможно, недовольных) клиентов об изменении цен.Кейнсианцы также верят в существование мультипликатора расходов — представления о том, что изменение автономных расходов вызывает более чем пропорциональное изменение ВВП.

Вопрос для самопроверки

  1. Используйте модель AD/AS, чтобы объяснить, как возникает инфляционный разрыв, начиная с начального равновесия на рис. 3.
  2. Предположим, Конгресс США сокращает расходы федерального правительства, чтобы сбалансировать федеральный бюджет. Используйте модель AD/AS для анализа вероятного влияния на объем производства и занятость. Подсказка : повторите рисунок 3.

 

Контрольные вопросы

  1. С кейнсианской точки зрения, что с большей вероятностью вызовет рецессию: совокупный спрос или совокупное предложение, и почему?
  2. Почему жесткие цены и заработная плата усиливают влияние экономического спада на безработицу и рецессию?
  3. Объясните, что экономисты имеют в виду под «издержками меню».

Вопросы критического мышления

  1. Есть ли смысл в том, что заработная плата будет привязана к понижению, а не к повышению? Почему или почему нет?
  2. Предположим, что экономика работает с потенциальным ВВП, когда в ней наблюдается увеличение экспортного спроса.Каким образом экономика может увеличить производство экспорта, чтобы удовлетворить этот спрос, учитывая, что экономика уже находится в условиях полной занятости?

 

Харфорд, Тим. «Какая цена спроса и предложения?» http://timharford.com/2014/01/what-price-supply-and-demand/?utm_source=dlvr.it&utm_medium=twitter.

Национальный проект закона о занятости. «Создание рабочих мест и восстановление экономики». http://www.nelp.org/index.php/content/content_issues/category/job_creation_and_economic_recovery/.

Глоссарий

аргумент координации
снижение заработной платы и гибкости цен требует полной информации об уровне более низкой оплаты труда, приемлемой для других работников и участников рынка
мультипликатор расходов
Кейнсианская концепция, утверждающая, что изменение автономных расходов вызывает более чем пропорциональное изменение реального ВВП
макроэкономические внешние эффекты
возникает, когда то, что происходит на макроуровне, отличается от того, что происходит на микроуровне, и уступает ему; примером может служить ситуация, когда восходящие кривые предложения фирм становятся плоской кривой совокупного предложения, что свидетельствует о том, что уровень цен не может упасть, чтобы стимулировать совокупный спрос
.
стоимость меню
затраты, с которыми сталкиваются фирмы при изменении цен
липкая заработная плата и цены
ситуация, при которой заработная плата и цены не падают в ответ на уменьшение спроса или не растут в ответ на увеличение спроса

Решения

Ответы на вопросы для самопроверки

  1. Инфляционный разрыв является результатом увеличения совокупного спроса, когда экономика находится на уровне потенциального объема производства.Поскольку кривая AS вертикальна при потенциальном ВВП, любое увеличение AD приведет к более высокому уровню цен (т. е. к инфляции), но не к повышению реального ВВП. Это легко увидеть, если нарисовать AD 1 справа от AD 0 .
  2. Уменьшение государственных расходов сдвинет AD влево.

Кейнсианская экономика — Справка по экономике

Джон М. Кейнс

Существенным элементом кейнсианской экономики является идея о том, что макроэкономика может находиться в состоянии неравновесия (рецессии) в течение значительного времени. Чтобы помочь оправиться от рецессии, кейнсианская экономика выступает за увеличение государственных расходов (финансируемых за счет государственных займов), чтобы дать толчок экономике в условиях спада.

Кейнсианская экономика включает
  • Неравновесие в макроэкономике (недостаточный спрос)
  • Несовершенные рынки труда (например, фиксированная заработная плата)
  • Парадокс бережливости (в период рецессии люди сберегают больше, но это усугубляет экономический спад
  • Ловушка ликвидности. Когда низкие процентные ставки не могут стимулировать спрос.
  • Важность уверенности в экономическом цикле.
  • Дефицит расходов. Во время рецессии Кейнс выступал за государственные займы, чтобы обеспечить инъекцию спроса в экономику.

Чем кейнсианская экономика не является

  • Кейнс не выступал за социалистическое государство, в котором средства производства контролировались государством
  • Кейнс не выступал за допущение более высокой инфляции. Кейнс утверждал, что в периоды роста инфляцию следует держать под контролем.
  • Социальное государство. Кейнс не обязательно выступал за более высокие государственные расходы в процентах от ВВП. Он утверждал, что расходы должны увеличиваться только в условиях экономического спада.

Теория кейнсианской экономики

1. Если сбережения превышают инвестиции, мы получаем рецессию

Классическая теория предполагала, что любое сокращение инвестиций приведет к снижению процентных ставок; это падение процентных ставок приведет к сокращению сбережений, увеличению инвестиций и заставит экономику вернуться к новому равновесию полной занятости.Однако анализ Кейнса предполагает, что это вряд ли произойдет из-за ряда факторов, таких как ловушка ликвидности и общий избыток сбережений.

Почему Кейнс считал, что рецессии могут длиться долго

  • Ловушка ликвидности. Ловушка ликвидности возникает, когда низкие процентные ставки не могут стимулировать спрос. Например, если доверие очень низкое, люди не будут брать взаймы, даже если это дешево. Кроме того, очень низкие процентные ставки могут сделать банки убыточными, поэтому они сокращают кредитование.
  • Общее перенасыщение.Если сбережения высоки, а потребительские расходы низки, фирмы будут иметь много непроданных товаров. В этом климате они будут сокращать инвестиции.
  • Духи животных. В случае первоначального падения инвестиций у бизнесменов может возникнуть негативная уверенность. Их «звериный дух» боится рецессии и снижения прибыли, поэтому они сокращают инвестиции. Доверие потребителей может быть неблагоприятно затронуто, и они также тратят меньше. Таким образом, Кейнс подчеркивал важность ожиданий и уверенности.
  • Эффект отрицательного множителя.Кейнс популяризировал идею эффекта мультипликатора. Идея о том, что падение вливаний в экономику имеет эффект домино и окончательный эффект может быть больше, чем первоначальный. Если фирма сокращает инвестиции, люди теряют работу, и этот более высокий уровень безработицы приводит к снижению расходов и влияет на всех в экономике.
Примечание: всплеск нормы сбережений в начале рецессии 2008 года.
  • Парадокс бережливости. Во время рецессии люди проявляют рациональный подход к избеганию риска — опасаясь возможной рецессии, они увеличивают сбережения и меньше тратят.Когда эти более низкие расходы суммируются, это приводит к снижению общего спроса в экономике.
  • Более низкие процентные ставки могут не сильно увеличить потребление, потому что – эффект дохода от более низких процентных ставок означает, что люди имеют меньший доход.

2. Фиксированная заработная плата

Согласно классической экономической теории, рынки труда должны очиститься. В этой модели любая безработица возникает из-за того, что заработная плата искусственно удерживается выше равновесия за счет минимальной заработной платы и т. Д.(безработица с реальной заработной платой) Согласно классической теории, решение проблемы безработицы состоит в том, чтобы сократить заработную плату и позволить заработной плате выравниваться. Однако Кейнс утверждал, что это неудовлетворительно.

  • Во-первых, даже при отсутствии профсоюзов и минимальной заработной платы рабочие будут сопротивляться сокращению номинальной заработной платы.
  • Во-вторых, сокращение заработной платы не обязательно решит проблему дисбаланса. Более низкая заработная плата приведет к дальнейшему снижению доходов и расходов, что приведет к снижению совокупного спроса и, следовательно, к снижению спроса на рабочую силу.

Вклад Кейнса состоял в том, чтобы показать взаимодействие между рынками труда и национальной экономикой, а не рассматривать рынок труда изолированно (например, с микроперспективы). Именно этот макро-взгляд на сбережения и рынки труда привел к созданию макроэкономики.

Теория Кейнса о воздействии падения заработной платы была в значительной степени поддержана Ирвингом Фишером в его Теории долговой дефляции Великих депрессий  (1933)

3. Важность совокупного спроса (AD)

Важным классическим допущением того времени был закон Сэя. Это заявило, что предложение создает спрос. Однако Кейнс считал, что все наоборот. Кейнс утверждал, что спрос определяет уровень национального производства.

Политические последствия кейнсианства

1. Правительства должны обеспечить контрциклическое управление спросом.

Кейнс критически относился к бюджету Великобритании на 1931 год, который урезал заработную плату больничным работникам и расходы на дороги и новые дома. Он утверждал, что это еще больше снизит спрос и усугубит рецессию.Вместо этого он выступал за более высокие государственные расходы, финансируемые за счет более высоких займов.

В « Трактате о деньгах» (1930) Кейнс писал:

«Двигателем предприятия является не бережливость, а прибыль».

Политические рекомендации Кейнса противоречили классической ортодоксии. Классическая ортодоксия утверждала, что более высокие государственные расходы вытеснят инвестиции частного сектора. Увеличение государственных заимствований повысит процентные ставки по облигациям и сократит объем инвестиций частного сектора. С точки зрения казначейства, нужно было попытаться сбалансировать бюджет, но критика Кейнса заключалась в том, что эта политика сокращения расходов и повышения налогов только уменьшила общий совокупный спрос.

Безработица в США в 1930-е годы свидетельствует о длительном спаде в экономике.

Причины, по которым может потребоваться кейнсианское управление спросом

  1. Ускоряющий эффект. Это говорит о том, что инвестиции очень изменчивы. Если темпы роста ВВП падают, инвестиции частного сектора падают. Однако, если государственные расходы увеличат темпы роста, это побудит частный сектор также инвестировать.Таким образом, государственные инвестиции могут дополнять инвестиции частного сектора, а не вытеснять их.
  2. Эффект множителя. Государственные расходы могут иметь большее конечное влияние на реальный ВВП. Мультипликатор, вероятно, будет выше в период рецессии, потому что есть неиспользованные ресурсы.
  3. Покончить с перенасыщением. Самый сильный аргумент Кейнса заключается в том, что во время рецессии сбережения в частном секторе резко возрастают, что приводит к неиспользованию сбережений. Следовательно, государственные расходы — это просто использование незадействованных ресурсов. Доходность государственных займов не возрастет, потому что частный сектор хочет покупать государственные облигации.
Во время великой рецессии (2008–2015 гг.) Рост долга в Великобритании привел к снижению доходности облигаций

2. Политика противодействия инфляции

В исследованиях кейнсианства часто игнорируется тот факт, что он также выступал за государственное вмешательство, если экономика перегревалась и переживала инфляционный рост. Кейнс сам по себе не выступал за увеличение государственных расходов. Он выступал за контрциклическое управление спросом. Например, в 1940 году Кейнс выступал за увеличение обязательных сбережений, чтобы избежать инфляции Первой мировой войны.(Из интереса Кейнс поддержал государство всеобщего благосостояния Бевериджа, хотя и призвал Бевериджа отложить увеличение пенсионных расходов до тех пор, пока не будут собраны взносы)

Оправдание государственных заимствований и более высоких расходов возникает только в определенные периоды рецессии и свидетельствует о ловушке ликвидности. Кейнс согласился бы с тем, что при нормальном росте более высокие заимствования вызывают вытеснение.

3. Кривая Филлипса. Кейнс не определял кривую Филлипса, но позже ее привязали к кейнсианству.Кривая Филлипса предполагает, что правительство сталкивается с компромиссом между безработицей и инфляцией, причем кейнсианцы обычно придают большее значение сокращению безработицы.

4. Модель IS/LM – еще одно развитие кейнсианской теории. Моделирование национального выпуска в деньгах, государственном бюджете и бизнес-ожиданиях.

Общая теория денег (1936)

Великий труд Кейнса «Общая теория денег», написанный на фоне Великой депрессии.Он ввел новые экономические концепции, такие как ловушка ликвидности, дефицит спроса, эффект мультипликатора и принцип платежеспособного спроса. Это краеугольный камень макроэкономики.

«Если бы Казначейство было наполнить старые бутылки банкнотами , закопать их на соответствующей глубине в заброшенных угольных шахтах, которые затем засыпаны городским мусором, и оставить это частному предприятию на испытанных принципах laissez- Faire , чтобы снова выкопать банкноты (право на это получается, конечно, путем проведения торгов по аренде банкнотной территории), больше не будет безработицы и, с помощью последствий, реальный доход общества, а также его капитальные богатства, вероятно, стали бы намного больше, чем они есть на самом деле. Книга 3, глава 10, раздел 6, с. 129

Эта цитата иллюстрирует способность Кейнса создавать наводящие на размышления примеры. Это показывает, как Кейнс считал, что проблема заключается в недостаточном спросе и неиспользованных ресурсах. Здесь вмешательство может стимулировать экономический рост и за счет мультипликативного эффекта повысить уровень жизни.

Критика кейнсианства

  • Кейнс утверждал, что денежно-кредитная политика относительно неэффективна в воздействии на спрос. Многие экономисты теперь видят, что монетарная политика может сыграть свою роль.Существует меньше споров о фискальной и денежно-кредитной политике.
  • Фискальная настройка очень сложна. Критика кейнсианства заключается в том, что трудно внести незначительные изменения в фискальную политику, чтобы повлиять на спрос в достаточной степени, чтобы обеспечить стабильный рост.
  • Политические расходы. Основная критика кейнсианства заключается в том, что оно неизменно ведет к росту государства и увеличению неэффективных и коррумпированных расходов. Чтобы «накачать» экономику, правительство в конечном итоге тратит деньги на проекты, которые создают корыстные интересы и которые после рецессии невозможно сократить.Таким образом, кейнсианство имеет тенденцию к увеличению размера государства, что некоторые считают основным недостатком.
  • Рациональные ожидания. Некоторые экономисты утверждают, что люди смотрят в будущее и считают снижение налогов лишь временным явлением и поэтому не тратят. Вместо этого они сохраняют снижение налогов в ожидании будущего повышения налогов. (см.: Рикардианская эквивалентность) (Гипотеза постоянного жизненного цикла) Это означает, что экспансионистская фискальная политика неэффективна
  • Пробой кривой Филлипса в 1970 году. В 1970-е годы кейнсианство потеряло популярность, поскольку стагфляция показала рост безработицы и инфляции.Вместо этого новое направление экономистов предположило важность экономики предложения.

Кейнсианство и Великая рецессия

Сторонники Кейнса сказали бы, что 1970-е годы не опровергли его работу. Просто в 1970-х годах был другой набор проблем — не было большой безработицы, вызванной недостатком спроса, а была другая проблема — инфляция издержек. Кроме того, в послевоенный золотой период мы никогда не сталкивались с большой рецессией, поэтому основная часть кейнсианской теории никогда не была действительно нужна.Нет никаких доказательств того, что Кейнс увлекался мелкой доводкой.

Однако во время Великой рецессии 2008–2013 годов интерес к кейнсианству возродился, поскольку было много общего с Великой депрессией 1930-х годов.

  1. Произошло резкое падение ВВП.
  2. Рецессия длилась долго
  3. Доходность облигаций оставалась низкой, несмотря на рост государственных займов. В США и Великобритании государственные заимствования быстро росли, но доходность облигаций падала, что говорит о том, что государственные заимствования не были вытеснены.Этот график общего долга США показывает, как государственные займы выросли в ответ на рост сбережений и сокращение частного долга. Возможно, государственные заимствования должны были увеличиться еще больше, чтобы обеспечить более сильное восстановление.

В какой-то степени страны, проводившие фискальную экспансию, продемонстрировали экономическое восстановление. Великобритания восстанавливалась в 2010 году, пока возврат к жесткой экономии в 2010 году не вызвал двойную рецессию. Несомненно, Кейнс выступал бы за более длительную и глубокую фискальную экспансию Великобритании.

Эффект множителя. Отчет МВФ показал наличие значительного мультипликативного эффекта. Страны, которые сократили расходы, вызвали большое падение реального ВВП.

Существуют некоторые ограничения кейнсианской теории. Например, было бы интересно узнать, какую роль Кейнс отводил количественному смягчению и денежной массе наряду с налогово-бюджетной политикой.

Заключение

Я бы сказал, что кейнсианская экономика не имеет недостатков. «Несовершенный» предполагает наличие фундаментальных проблем. Во времена затяжной рецессии эта теория работает относительно хорошо. Несомненно, существует опасность его неправильного применения (например, увеличение объема заимствований в период экономического роста). Однако он предлагает относительно надежное объяснение того, почему дефицит спроса может вызвать затяжную рецессию. Например, трудно защищать конкурирующие теории, такие как реальный бизнес-цикл — что великая рецессия была вызвана техническими изменениями. В нормальных условиях возникают практические трудности с измерением разрыва выпуска, но в условиях рецессии такого масштаба становится очевидным, в чем проблема.

Связанные

Иллюзия

Иллюзия

Дэвид К. Левин, март 2015 г.

1. Введение

Философия кейнсианства очень привлекательна. То лекарство от экономических болезней состоит в том, чтобы правительство тратило больше денег, а не причин для беспокойства о том, как это оплачивается. Кейнсианцы не только лекарство излечивает наши болезни — оно даже на вкус приятно. Жесткая экономия – это ужасная ошибка. Великую рецессию можно было бы предотвратить, если бы правительство потратило больше.Было бы бесконечно хуже, если бы не для стимула, который действительно имел место. Это повторяют люди, чьи мнения я уважение: юрист Ричард Познер, блогер Кевин Барабан — и многие другие. И все мы знаем, что основная теория это Джон Мейнард Кейнс.

Позвольте мне дать объяснение Кейнса Ричардом Познером из его статья в New Republic, объясняющая, как он стал кейнсианцем.

Доход, потраченный на потребление, в в отличие от дохода, который сберегается, становится доходом продавца расход хороший.Когда я покупаю бутылку вина, стоимость для меня является доходом продавцу, и то, что он тратит из этого дохода, будет доходом кто-то еще и так далее. Таким образом, активные инвестиции, которые произвели доход, на который я купил вино, будет иметь цепная реакция — то, что Кейнс называет «множителем» — эффект… Для Кейнса, иными словами, именно потребление, а не бережливость, способствует экономический рост.

Отсюда вывод, что в трудные времена правительство должен стимулировать спрос — каждый доллар, который он тратит, будет увеличиваться экономической активности не на один доллар, а на один доллар, умноженный на мультипликатор, так что расходы (фактически) более чем окупают сам.

Это две части: история мультипликатора и заключение о государственных расходах. Бывший вроде здравый смысл: все мы знаем, что если город построит огромный спортивный стадион местные гамбургеры выиграют от увеличения продаж — и, в свою очередь, тем самым они будут покупать больше других вещей, таких как стрижки и татуировки. в пользу парикмахеров и татуировщики. Кажется, это подтверждает первую часть истории. Поддержка второй части — и доказательства, которые имели влияние на экономическая профессия на протяжении десятилетий — была Великая депрессия и особенно конец Великой депрессии.В эти дни трудно понять, насколько тяжелой была Великая депрессия, насколько обширной была количество преуспевающих людей среднего класса, которые превратились в нищих едва способный чтобы прокормить свои семьи. Мы говорим так, как будто «Великая рецессия» как-то сопоставимо, но (в США) не близко. И как Конец Великой депрессии? Со Второй мировой войной — как, казалось, Кейнс рекомендовать правительству проводить огромные расходы, финансируемые за счет занимать и печатать деньги — и вуаля — Великая депрессия повернулась в великое процветание.

Дело в том, что кейнсианский рецепт — тратить больше а также не беспокойтесь о приближающихся счетах — звучит слишком хорошо, чтобы быть правда, почти как вечный двигатель машина.

В этот момент я хочу отослать вас к рисунку М. Эшер. На нем изображен канал, по которому вода течет вниз по склону и огибает его. несколько поворотов, пока не достигнет водопада с водяным колесом, затем течет по каналу вниз по склону обратно к вершине.


Это иллюстрация вечного двигателя — который конечно, мы знаем, что это невозможно.Откуда нам это знать? Если мы измерим углы тщательно и сделать расчеты мы обнаружим — конечно — что вода течет в гору. И мы могли бы задаться вопросом, если причина Кейнс так популярен среди тех, кто не занимается математикой, потому что они не могут точно измерить углы. Мы могли бы захотеть подвергать Кейнс довольно расплывчатые рассказы некоторым тщательным измерениям.

Еще одна вещь, которую мы могли бы сделать с Эшер схема состоит в том, чтобы попытаться построить машину — и в этом случае мы обнаружим это невозможно.Что касается Кейнса идет, мы придем к этому также.

2. Теория Кейнса, поскольку она существует

Я хочу подвергнуть историю Кейнса некоторой тщательной проверке — тщательно измерьте углы. Я мог бы сделать это, используя сложную математику — и если бы я хотел быть реалистом, я бы поступил именно так, но это его рассуждения мне нужны, и я могу измерить это на простом примере это точно, но без какой-либо математики — важна точность.

Я хочу думать здесь о полной экономике, населенной реальными люди, которые производят и потребляют вещи.Скажем, четыре из них: телефон парень, который делает телефоны, флиппер для гамбургеров, парикмахер и татуировку художник. Допустим, флипперу с гамбургерами нужен только телефон, парикмахер хочет только бургер, татуировщик хочет только стрижку а телефонный парень хочет только татуировку — фактически по кругу. Предположим, что каждый может произвести один телефон, гамбургер, прическу или татуировки и что каждый ценит единицу того, что хочет купить, больше, чем единица того, что они могут продать. То есть парикмахер с удовольствием стрижет волосы, если он может получить гамбургер и так далее.Что происходит, достаточно ясно: парень с телефоном производит телефон, продает его татуировщику в обмен на тату, который торгует телефон парикмахеру в обмен на стрижку, который меняет ее на бургер флиппер в обмен на бургер. Все трудоустроены, все получают чего хотят — все довольны.

Теперь предположим, что телефонный парень вдруг решает, что он не как татуировки достаточно, чтобы быть обеспокоенным созданием телефона. Теперь круг сломался и это полная катастрофа. Все безработные.Спрос недостаточен. Недостаточно потребления — совсем нет в факт. И обратите внимание, как это работает: один человек — тупой телефонист, который создает проблему, не желая покупать татуировку, — это «добровольно безработный» — он ленив и не хочет работать. Остальные трое «вынужденно безработные» каждый готов работать в обмен на платить. Бургер Флиппер хотел бы работать по приготовлению гамбургеров, если бы он мог получить телефон, парикмахер хотел бы подстричься, если бы он мог получить бургер и татуировщик хотел бы работать, если бы он мог постричься и но все безработные.

Теперь о множителе. Предположим, вместо того, чтобы строить спортивный стадион — правительство дает телефон телефонному парню. Почему потом продаст за тату (телефон ему ни к чему себя) тату-мастер потратит вырученные средства на покупку стрижки, а так по кругу. Полная занятость. Просто вставьте один телефон, и вы также сделай стрижку, татуировку и бургер! Это множитель, и именно то, что мы видим, когда городские власти строят спортивный стадион. Здесь нет ничего таинственного.

Но… это то, что экономист назвал бы стандартом теория конкурентного равновесия — это означает, что бесплатного обеда не бывает, и на самом деле мы лучше спросим — как правительство получило телефон, чтобы дать телефонный парень? Вспоминается старый экономический анекдот:

Физик, химик и экономисты застряли на острове, и им нечего есть. Банка супа вымывает на берег. Физик говорит: «Давайте разобьем банку молотком». камень.» Химик говорит: «Давайте сначала разведем огонь и нагреем банку.» Экономист говорит: «Давайте предположим, что у нас есть консервный нож…»

В основе кейнсианства лежит то, что мы должны предположить, что у правительства есть телефон, чтобы раздать? Ну, может быть, нет. Может быть, правительству следует последовать совету Кейнса и напечатать немного денег (или закопать это) и отдайте телефонному парню. Тогда парень по телефону может купить татуировку, и татуировщик может купить стрижку, и парикмахер может купить гамбургер, и флиппер гамбургера — упс. .. он не может купить телефон, потому что телефонов нет. Есть две возможности.Один из них заключается в том, что Бургер Флиппер понимает, что ему не следует продавать бургер, потому что он не может купить на вырученные деньги все, что он захочет, и мы вернемся туда, где и началось со всех безработных. А может, он этого не понимает и остается с сумкой. Для такой схемы есть слово — это называется схемой Понци, и иногда они работают — люди делают ошибки — а иногда и нет — и это кажется плохим оправданием для экономической политики, что наш план состоит в том, что мы надеемся, что бургер флиппер будет дураком и захочет остаться с сумкой.

Теперь мы можем попробовать еще кое-что: мы можем заставить телефонный парень, чтобы сделать телефон — тогда он мог бы также продать его и получить тату, и мир хорош — для всех, кроме телефонного парня, который вынужден построить телефон, который он предпочел бы не делать. Теперь есть смысл в котором это может стоить того — в конце концов, мы помогли трем людям — татуировщик, парикмахер и гамбургер за счет одного — телефониста. Но тогда давайте хотя бы не будем притворяться что есть бесплатный обед — давайте будем честными и скажем, что мы облажался с телефонным парнем, чтобы помочь всем остальным.Не похоже, что это это то, о чем говорят Кейнс или кейнсианцы — и заставляют людей работать против их воли, вероятно, кажется довольно фантастическим экономическая политика… но вернемся к примеру Второй мировой войны потому что это именно то, что сделало правительство — они не только тратят много денег, которые они заняли или напечатали, но они также призывал солдат в армию и вынуждал многие предприятия производить и делать то, чего они на самом деле предпочли бы не делать. А также конечно, в то время как экономическая активность, возможно, значительно возросла во время и после войны — сомнительно, чтобы призывники, погибшие в война много выиграла от этого.Таким образом, большое свидетельство кейнсианства исчезает, когда мы присматриваемся к нему поближе — и что же случиться, кажется, очень хорошо согласуется с очень простым и очень классическим экономическая теория.

Давайте еще немного поговорим о том, как правительство может получить телефон — нашим олицетворением политики жесткой экономии на данный момент является Греция. Что, если Германия подарит телефон Греции? Было бы здорово — если бы телефонный парень получает телефон, как мы уже знаем, мы вернулись к полному занятость — мультипликатор и все такое.Но: что, если Германия просто как Греция, за исключением того, что их телефонисты любят делать телефоны? Если мы отнимите телефон у немецкого телефонного парня, тогда Германия рухнет в безработицу — мультипликатор работает и в обратную сторону. Так что со спортивными стадионами – это удобно для бизнеса – но откуда-то пришли деньги, и, конечно, все предприятия, которые привык иметь дело с людьми, у которых раньше были эти деньги, страдать. В нашем примере все это ерунда — мы можем найти работу в Германия или в Греции, но не в обоих — и как это немецкий телефонный парень кто готов собрать телефон не сложно догадаться из того, что произойдет.

Но Кейнс (и Познер) очень беспокоятся об инвестициях и сбережения. Так что, если причина, по которой парень с телефоном перестал производить телефоны и покупка татуировок, потому что он хотел провести время создание «следующей великой вещи», которая приведет к миру во всем мире и процветание через несколько лет? Мы могли бы решить проблему безработицы заставив его производить телефоны — но тогда, конечно, следующий великий никогда не случится. Без инвестиций и НИОКР не бывает сбережения — так что остерегайтесь теории, путь к более высокому росту лежит через меньшая экономия.

Итак, вот оно: если мы возьмем теорию Кейнса и измерим углы тщательно мы обнаруживаем, что вы не можете сделать вечный двигатель машина.

3. Сможете построить?

Это все теория, и я уверен, что вы практик человек. Так что, в отличие от Кейнса, я могу создать точную теорию, которая объясняет факты спортивных стадионов, мультипликаторов и Второй мировой войны — может моя теория неверна и мы действительно можем построить вечный двигатель машины? Что ж, это было испробовано. .. Я цитирую Ричарда Никсона, который в в ответ на рецессию, начавшуюся в 1969 году, сказал в 1971 году: «Теперь я Кейнсианство в экономике.«В результате экономика США пришла в упадок. десятилетие «стагфляции» с высокой безработицей и высокой инфляцией — то, что не могла объяснить кейнсианская теория (инфляция должно было вылечить безработицу) — и что-то кейнсианское экономисты потратили бесчисленные часы и профессиональные публикации, пытаясь объяснить — и с таким небольшим успехом, что кроме нескольких твердолобых остальные представители профессии совершенно справедливо отказались от теории. Мы старались построить вечный двигатель — и не получилось.

Для тех из вас, кто разумно интересуется фактами — иметь в виду, что основной принцип кейнсианства состоит в том, что ключ к рост заключается в том, чтобы избежать сбережений. Страна, в которой было самое феноменальное рост — фактически в мировой истории — был Китаем на протяжении последние несколько десятилетий. Удивитесь ли вы, узнав, что норма сбережений в Китае в эти десятилетия было почти 50% — вероятно, также самое высокое в мировой истории?

4.

М. К. Эшер против Дж. М. Кейнса

Сравнение между Эшером и Кейнсом не особенно справедливо по отношению к Эшеру, который нарисовал простое изящное устройство не с той точки зрения, любой попытался бы построить его, но только как хитрую иллюзию.В отличие от Теория Кейнса не проста и не элегантна — Общая теория вид Руба Устройство Гольдберга


с множеством вращающихся колес, крошечных мостов, движущихся грузов вверх и вниз по резьбе — и если внимательно рассмотреть, многие части не имеют связи с другими частями. Те, у кого есть хоть какие-то знания Кейнс может возразить против моего обсуждения множителя выше, несмотря на то, что она предсказывает все факты, о которых говорит Кейнс — потому что это не то, что имел в виду Кейнс.В частности, Кейнс обсуждает возможность того, что даже если парень по телефону готов производить телефон — торговли может вообще не быть, потому что тату-мастер не желает принимать телефон в оплату за татуировку опасаясь, что парикмахер не примет телефон и так далее. Это равновесие сбоя координации, когда никто не торгует, потому что никто не верит, что кто-то еще будет торговать, имеет (очевидно) другое политические последствия, чем телефонный парень, который не хочет производить Телефон.К сожалению, это непонятно, что правительство может с этим поделать: даже если они дадут позвоните парню бесплатный телефон или заставьте его производить телефон не похоже решить проблему.

Вот в чем дело: возможность сбоя координации в значительной степени не имеет ничего общего с множителем. Это правда, что если есть чисто двусторонняя торговля: телефончик хочет татуировку, а тату мастер хочет телефон там вряд ли будет проблема — мы думаю, что они могут собраться вместе и все уладить.Но как только для обмена возможностью нарушение координации кажется возможным. Более того, хотя Кейнс говорит о нарушение координации, я не думаю, что это расценивается как особенно «кейнсианский». Один с одной стороны, он не является частью большей части того, что считается «кейнсианским моделей. » С другой стороны, это часть практически каждой современной модели в котором есть деньги — хотя мало кто будет считаться «кейнсианский». Это правда, что если у денег нет внутренней стоимости и используется для торговли, существует вероятность того, что торговля рухнет, потому что никто не ожидает, что деньги будут иметь какую-либо ценность.Но: если это так, правительство вряд ли решить проблему, печатая дополнительные деньги, которые никому не нужны.

В Кейнсе также говорится о роли ожидания при неудаче координации — оптимизм и пессимизм. Для пример: пессимистичные люди ожидать, что деньги не будут иметь ценности, они не торгуются, и это самосбывающееся пророчество; оптимистичные люди ожидают, что деньги будут иметь ценность так они торгуют и это тоже самоисполняющееся пророчество. Следовательно, это может быть в том, что правительство может исправить ситуацию (если что-то действительно не так) путем убеждать людей быть оптимистами.Это было бы замечательно, но к сожалению, данные свидетельствуют о том, что это не работает. Рузвельт дал большое речи о том, что «нечего бояться, кроме самого страха», что сильно подняли настроение, но ничего не сделали для прекращения Великой депрессии. Или возьмем нынешний кризис в Греции: с избранием Сирзии правительственный оптимизм, измеренный опросами общественного мнения, зашкаливал. Если Кейнс был во всем прав: мы ожидали резкого роста экономической активности, люди вернуться к работе, начать платить налоги, греческие акции рынок взлететь и так далее.Ничто не может быть дальше от правда: экономическая деятельность по-прежнему вялая, люди по-прежнему безработные как всегда мало кто платит налоги — и все до сих пор пытаются вывести свои деньги из страны.

Общая теория Кейнса это длинная книга, а любая книга со множеством анекдотов и идей обязательно быть правым некоторое время. Но что бы это ни было, это ни то, ни другое. вообще, ни в качестве теории, а либо как руководство к экономическим исследованиям, либо как практическая политика по существу бесполезна.

5.

Заключение

Дело в том, что Кейнс так же увлекателен и заманчив, как рисунок Эшера — и так же мало практического смысла. Экономисты работали в течение десятилетий, пытаясь понять теорию Кейнса и использовать объяснять факты депрессий, рецессий, кризисов, безработица и пр. Вряд ли консерватор профессия отвергла Кейнса и отказалась воспринимать его всерьез, что экономическая профессия никогда не давала ему шанса. Довольно наоборот: некоторые из самых блестящих умов в профессии убеждены абсолютной истинности идей Кейнса потратил десятилетия, пытаясь сделать эти идеи работают — и они, и мы потерпели неудачу.

Я знаю о Кейнсе и о кейнсианстве. я стар кейнсианской теории тоже достаточно преподавали как ортодоксию и как бакалавр и аспирант. Мой отец — экономист с докторской степенью, научным руководителем которого был великий кейнсианец лауреат Нобелевской премии Джеймс Тобин — называл себя кейнсианцем — чуть ли не как констатация религии. В моем В молодости мы с отцом написали эмпирическую статью, используя кейнсианскую модель. Я учился у кейнсианцев — я брал уроки у Боба Солоу, признанный кейнсианец. Я работал научным сотрудником у Стэна Фишера. выполнение эмпирической работы с использованием кейнсианской модели.Одним из моих наставников был Аксель Лейонхуфвуд. великой и известной работой которого была книга под названием «О кейнсианской экономике и экономической теории». Кейнса. Когда я был студентом, мы должны были изучать историю экономической мысли — я прочитал «Общую теорию Кейнса» и некоторые из меньших работ Кейнса — я даже получил высшую оценку за обследование о них. Я участвовал (в основном был свидетелем) в длительном дебаты между Лейонхуфвудом и другим великим кейнсианцем Доном Патинкиным о том, что на самом деле имел в виду и сказал Кейнс. Знание Кейнсианство и кейнсианские модели еще глубже для великого Нобеля. Лауреаты премии, создавшие современную макроэкономику — макроэкономика с людьми, которые покупают и продают вещи, сберегают и инвестируют — Роберт Лукас, Эдвард Прескотт и Томас Сарджент среди прочих. Они также выросли на кейнсианской теории как на ортодоксии. больше, чем я. И мы отвергли кейнсианство, потому что оно не работает не из-за какого-то эстетического чувства, что теория недостаточно элегантный.

Собственная работа Кейнса состоит из забавных анекдотов и вводящие в заблуждение истории. Кейнсианство, как утверждают такие люди, как Пол Кругман и Брэд Делонг есть теория без людей, рациональных или иррациональных, теория графики, взятые в значительной степени из воздуха, серия прогнозов, которые безнадежно ошибались — вместе с тщетной надеждой на то, что их можно положить правильно, если только кривые на графиках можно скрутить вправо направление.Так случилось, что мы разработали гораздо лучшие теории — теорий, объясняющих многие факты, теорий, дающих разумное политические ориентиры, теории, которые работают достаточно хорошо, теории, которые не иллюзия. Нынешние версии этих теорий очень непохожи на карикатуры. теории безнадежно рациональных людей, которые все идентичны. Текущий теории несовершенны, но в отличие от кейнсианской теории вечного машины движения, они многое объясняют и многое объясняют. правда им.Работающий макроэкономист, читающий Кругмана и Делонга. чувствует себя так, как если бы главврач встал и сказал, что способ вылечить рак состоит в том, чтобы взять кровь с помощью пиявки.

Остерегайтесь политиков, которые говорят: «Вы никогда нас не предупреждали», когда правда «мы проигнорировали ваши предупреждения» — и в равной степени остерегайтесь экономисты, несущие пустые обещания вечных двигателей. А также когда дело доходит до государственных займов, помните, что если в долгосрочной перспективе мы все мертвы, надеюсь, наши дети не будут.

Приложение

После того, как я разместил вышеприведенное эссе, Стив Блоу написал Брэду Делонгу в Твиттере о соломенных чучелах. К счастью, Брэд предоставил нам прекрасную иллюстрацию. который прекрасно отражает проблемы с типом рассуждений, которые я писал о — так что, надеюсь, мое обсуждение его реплики будет не предъявлять никаких обвинений в подставных лицах.

Я начну с «Все остальные считают, что правильный путь к модель экономики — это не бартерная экономика DKL». Мой простой пример тщательно построен так, что бартер невозможен.Если, цитируя себя «Правда, что если есть чисто двусторонняя торговля: телефон парень хочет татуировку», это модель бартера. Но пример с телефонный парень, татуировщик, парикмахер и бургер-флиппер — пример экономики с товарными деньгами: каждая сделка идет на телефон, так что телефон служит деньгами в этой экономике. Так это на основе золота экономика, в которой торговля является товаром по сравнению с золотом, но некоторые люди любят золото за его внутреннюю стоимость.

Брэд совершенно прав, что мы живем не в мире товарных денег — хотя Милль и Мальтус, которых он цитирует, жили в условиях, основанных на золоте. экономика.И я должен подчеркнуть, что простой пример, который я построил не предназначался в качестве реалистичного руководства по экономике или предоставления полезный политический совет — цель состояла в том, чтобы тщательно изучить кейнсианскую рассуждения — чтобы как бы померить углы на диаграмме Эшера осторожно. Тем не менее, есть еще несколько вещей, которые мы можем сделать с простая экономия телефон-тату-стрижка-бургер. Мы могли бы, например, иметь торговля происходит с использованием долговых расписок, а не телефонов. Так что телефон парень обменивает татуировщика долговую расписку на телефон в обмен на татуировку, татуировщик меняет долговую расписку на стрижку, парикмахер торгует долговую расписку на гамбургер, а затем продавец бургеров выкупает долговую расписку в обмен на телефон.Это называется внутренними деньгами и, как видите, ничего особо не меняется — разве что роль доверия выделена — каждый должен доверять обещанию телефониста отдать трубку обмен на долговую расписку, и вы можете увидеть, как может быть согласование неудача, если доверие терпит неудачу — опять же без очевидного способа, которым правительство может восстановить это доверие.

Теперь Брэд имеет в виду не товарные деньги или внутренние деньги, а внешние Деньги. Это сложнее, поэтому я избегал этого в оригинале. пример.Мы должны начать с предположения, что у людей уже есть некоторые внешние деньги — скажем, у каждого есть долларовая купюра. Важнее — так как в конце еще будет плавать четыре доллара — нам нужно думать, почему они хотят держать эти долларовые купюры. я вернусь к это, но на данный момент, давайте просто скажем, что каждый человек хочет провести долларовая купюра в конце по той или иной причине. Затем телефонный парень может дать доллар татуировщику в обмен на татуировку, и так долларовая купюра движется по кругу, пока не достигнет гамбургера флиппер.В этот момент, потому что у телефонного парня нет долларовой купюры и хотел бы иметь на доллар больше, чем телефон, на который он торгует телефоном бургер флиппер для долларовой купюры. С другой стороны, если телефон парень решает, что не хочет делать телефоны, давая ему второй доллар похоже, не решает проблему — он мог бы обменять лишний доллар по кругу, но в итоге ему пришлось бы обменять телефон на доллар — мы только что договорились, что он не хочет этого делать.

Брэд хочет провести еще один концептуальный эксперимент в моем примере «Предположим, что у телефонного парня куча ценных бумаг с ипотечным покрытием пенсионный портфель, стоимость которого внезапно падает вместе с финансовым кризис… Парень по телефону смотрит на ее пенсионное портфолио с нулевой стоимостью и берется за работу по сборке телефона, но решает использовать свой заработок не на сделать татуировку, но держать их в виде внешних денег: наличных». Давайте проигнорируем часть об ипотечных ценных бумагах, поскольку их не существует. домов, покупателей домов или брокеров в экономике примера. Если мы думаем эти люди важны, то мы должны включить их в модель, объяснить, кто они, чего хотят и могут ли хотят телефоны и татуировки и так далее.Во всяком случае, чтобы попытаться понять Брэд, давайте придерживаться простой внешней денежной экономики. Идея похоже, что телефонный парень решает — из-за потери своего пенсионное портфолио или что-то еще — что он хочет иметь второй доллар больше, чем татуировка. Так что действительно экономика рушится. Но если правительство дает всем по второму доллару все в порядке — они могут торгуй двумя долларами по кругу, и телефончик будет счастлив потому что у него может быть татуировка и два доллара. Подумай об этом.Как экономика, в которой у каждого на два доллара больше, чем у экономика, в которой у каждого есть один доллар? Если это действительно работает, не может Правительство решает экономический кризис, просто заявляя, что четвертаки будут называться долларами — в таком случае у каждого будет четыре раза столько же долларов? В этот момент нам действительно нужно спросить, кто держит деньги и почему — и если правительство дает людям деньги, кому они они дают? Возможно, если правительство даст каждому лишний доллар — и так цены удваиваются — телефонный парень решит за счет инфляция, что он действительно хочет четыре доллара, а не два на пенсию? Чтобы понять это, нам нужно понять, почему люди держат долларов в первую очередь — именно поэтому в моем простом примере я использовал товарные деньги: с посторонними деньгами люди, по-видимому, не владеют ими. из-за красоты произведения искусства, но покупать на него вещи в будущее.Но чтобы изучить это, нам нужно ввести будущее, а для этого нужно использовать сверх того, что мы можем сделать в простой кейнсианской структуре одного период и дальше, что можно сделать без математики — но едва ли дальше что делается в современных макроэкономических моделях.

Итак, что произойдет, если мы выйдем за рамки простого кейнсианского периода фреймворк? Что, если люди хранят внешние деньги, чтобы использовать их? для будущих сделок? Что произойдет, если со временем люди иногда захотят покупают и иногда хотят продать — хотя они не всегда знают в аванс, который — и они держат внешние деньги на время в будущем они захотят купить, не желая продавать? Вот цитата из введение к статье 1992 года, в которой изучается такая модель: «трейдер может время от времени оказывается в положении, в котором он хочет купить у другой трейдер, который хочет продать, но не имеет достаточно денег на рука, чтобы сделать покупку. Экспансионистская [монетарная] политика, которая дает одинаковое количество валюты у всех трейдеров эффективно перераспределяет богатство от относительно богатого продавца к относительно бедному покупателю. Это может сделать возможными социально желательные сделки, которые в противном случае не были бы приняты место.» Сейчас в этом много гипотетики — но авторы бумаги тщательно проработал детали с помощью математики и пришел к выводу что иногда от такой политики выигрывают все. Мы можем перейти от этого к выводу, что кейнсианство правильно и что просто тратят деньги, не взирая на то, откуда они берутся и кто их идет на лечение всех экономических болезней? Должны ли мы сделать вывод, что мы должны идти вернуться к использованию простых моделей IS-LM для анализа политики? По крайней мере один из авторы видимо так не считают — цитата из статьи под названием «Возвращение к оптимальному количеству денег», авторами которого являются Тим Кехо, Майк Вудфорд и я.

Почему наша работа не подтверждает кейнсианскую точку зрения Брэда? Для начала мы также пришел к выводу, что «для широкого диапазона значений параметров дефляция явно хорош» — то есть иногда Бред ошибается, а иногда он правильно — это зависит от того, какая экономика. Даже когда он прав, однако степень, в которой все становятся лучше, весьма небольшой: в статье показано, что при разумных значениях параметров, если инфляция увеличивается на 1%, что эквивалентно увеличению ВВП на 0,004. процентов.Отсюда может возникнуть соблазн заключить, что право нужно иметь инфляцию в 1000%, чтобы получить 4%-ное увеличение ВВП, но это не правильно — ведь для более высоких темпов инфляции ВВП падает, а не растет. Хуже — если слишком большая инфляция ВВП рухнет полностью. Причину этого стоит указать: если слишком большая инфляция, никто не хочет откладывать, потому что их сбережения будет бесполезен в следующем периоде, и это приведет к нарушению координации в котором деньги не имеют ценности, потому что никто не хочет держать вещи — и экономика рушится до полного отсутствия торговли и полной безработицы.Уведомление что это ставит кейнсианство с ног на голову: кейнсианцы думают, что экономический коллапс вызван тем, что люди хотят слишком много экономить и потреблять недостаточно — здесь наоборот это вызвано людьми, которые хотят сэкономить слишком мало и потреблять слишком много. Эта теория краха вызванная высокой инфляцией, к сожалению, была тщательно проверена — например в начале 1920-х годов в Германии, где это привело к выходу потери, сравнимые с потерями Великой депрессии.

Я не хочу глубоко защищать модель в газете двадцатилетней давности — сейчас доступны гораздо лучшие модели, но это иллюстрирует важный момент: если мы будем делать то, о чем говорят кейнсианцы, о мы не получаем простых кейнсианских результатов.Мы, однако, получаем результаты, которые намного лучше согласуются с данными — действительно, один из большие проблемы с современными моделями в том, что часто не хватает данные, чтобы сказать нам, какой из них прав. Контраст между этим современным литературы с ответом Брэда на простой, но точный пример в моем эссе бросается в глаза. Он говорит, что «проблема «общего перенасыщения» заключается в том, что избыточное предложение почти всего остального является оборотной стороной избыточный спрос на безопасные, ликвидные, надежные финансовые активы». Затем он цитирует Милля и Мальтуса, говорящих о «избыточном изобилии всех товаров по отношению к деньгам» и «перенасыщение рынков, падение цен, и хлопчатобумажных изделий, продаваемых на Камчатке ниже себестоимости производство.Вот в чем дело: он говорит о «перенасыщении», как будто это какая-то своего рода узнаваемый объект, как человек, но на самом деле это теоретическая конструкция. Что значит есть «перенасыщенные рынках» на Камчатке? улицы не куплены? Могу ли я представить, что это «переизбыток» хлопчатобумажных изделий имеет собственное независимое поведение? Я понимаю людей, которые хотят покупать, продавать и производить вещи сейчас и в будущем, и кто может или не может быть рациональным в различных отношениях.И все же в этом обсуждении Делонг, Милль и Мальтус не упоминают людей и то, что они может хотеть или не хотеть. Брэд говорит о флогистонах и молекулах, а я найти это очень иронично. Теория «перенасыщения» 19-го века звучит слишком мне нравятся «флогистоны» как и не менее загадочный 20 век теоретические понятия «совокупного предложения» и «совокупного спроса» — в то время как теория 21-го века о людях, которые покупают, продают и производят и торговать с течением времени и с неопределенными последствиями звучит для меня как теория молекул. Брэд, видимо, думает наоборот.

Определение кейнсианской экономики — BoyceWire BoyceWire


Кейнс был активным сторонником государственных расходов. Основная причина этого была связана с так называемым «кейнсианским множителем». По сути, это идея о том, что 1 доллар, потраченный правительством, создаст мультипликационный эффект в экономике. Таким образом, 1 доллар превратится в 2 доллара экономического роста, тем самым представляя большую ценность для экономики. Даже если правительству придется платить 5% процентов, чистая выгода для экономики в целом превысит это значение.

«Первоначальный 1 доллар тратит один человек, который затем тратит его снова, а следующий человек снова тратит его — тем самым создавая эффект мультипликатора в экономике. «

Кейнсианские экономисты считают, что, когда совокупный спрос снижается, государственные расходы могут вмешаться и создать мультипликационный эффект в экономике. Концепция заключается в том, что правительство нанимает безработных. Правительство дает им деньги, а затем, следовательно, тратит их в более широкой экономике.Затем этот спрос стимулирует рабочие места в других областях, создавая рабочие места и доход для этих сотрудников. Затем это продолжается до тех пор, пока потраченный 1 доллар не превратится в мультипликатор, который создаст много рабочих мест в экономике.

Кейнсианский мультипликатор также применим, когда правительство сокращает расходы, хотя и противоположным образом. Например, сокращение расходов на 1 доллар фактически может привести к снижению экономической активности на 2 доллара. Поэтому кейнсианские экономисты считают, что меры жесткой экономии, принятые европейскими странами, на самом деле были контрпродуктивными после финансового кризиса.


Идея кейнсианской экономики базируется на том, что слабый совокупный спрос может привести к периодам устойчивой безработицы. Кейнс утверждал, что с этим можно бороться путем увеличения государственных расходов, чтобы помочь стабилизировать экономику. Однако в его аргументации есть много других компонентов, таких как:

Одной из ключевых частей кейнсианской экономики является то, что Джон Мейнард Кейнс назвал «животными духами». Такова природа человеческого поведения и мышления, которая побуждает предприятия и потребителей вести себя определенным образом.Он относится к широкому психологическому кругозору предприятий и потребителей и включает их уверенность, доверие, настроение и ожидания.

Когда у населения плохой жизненный тонус, снижается деловое и потребительское доверие. В свою очередь, этот психологический эффект оказывает более широкое влияние на экономику. Низкий уровень доверия, как правило, приводит к более низким уровням совокупного спроса, потому что потребители воздерживаются от покупок, а предприятия воздерживаются от инвестиций. В то время как потребители беспокоятся о своей будущей занятости, предприятия не уверены в будущем спросе.

В результате жизнерадостности кейнсианство выдвигает на первый план проблемы, связанные с изменчивым совокупным спросом. Это может колебаться в зависимости от доверия потребителей и бизнеса к экономике. Поскольку это зависит от уверенности, доверия и настроения людей, это может быть чрезвычайно изменчивым.

В то же время совокупный спрос может также зависеть от спроса из-за рубежа. Если экспорт слаб, это может иметь волновой эффект для всей экономики. Предприятия, которые полагаются на экспорт, будут меньше торговать и, следовательно, нанимать меньше работников.Затем это оказывает последующее влияние на спрос в экономике, который может создать волновой эффект, который может затронуть миллионы рабочих мест по всей экономике.

В годы Великой депрессии было замечено, что свободный рынок мало что сделал для регулирования безработицы. В период между 1929 и 1933 годами резко возросла безработица, и, несмотря на падение заработной платы, люди не могли найти работу.

Кейнс считал, что свободный рынок не может сам себя регулировать, потому что им управляет человеческая психология и «животные духи». Как только сформировался негативный прогноз, он может стать самореализующимся, поэтому для разрыва этой нисходящей спирали необходимо вмешательство правительства.

Экономика проходит через периоды экономического роста и периоды спада. Кейнсианская экономика считает, что в периоды роста правительства должны сокращать свои расходы, чтобы противостоять инфляции. Однако это было в значительной степени основано на предпосылке о том, что безработица падает. Это произошло потому, что полная занятость была ключевой целью кейнсианства.

Парадокс бережливости относится к увеличению сбережений в период экономического спада. В результате спада экономической активности люди склонны откладывать больше, чтобы защитить себя в случае потери работы. В свою очередь, это может усугубить экономический спад, поскольку совокупный спрос еще больше упадет, что приведет к еще большему сокращению рабочих мест в экономике. Считается, что это создает эффект мультипликатора, при котором один человек, экономящий 50 долларов, может фактически вызвать экспоненциальное торможение экономики, которое может иметь влияние на 1000 долларов.

Большие сбережения потребителей означают меньшие расходы. Предприятия видят более низкий уровень спроса и впоследствии сокращают объем инвестиций, тем самым еще больше усугубляя рецессию.

В период, когда Кейнс написал свою книгу «Общая теория занятости, процента и денег», дефляция была постоянной и масштабной. Это может быть опасно для экономики, особенно если потребители привыкнут к дефляции. Когда потребители ожидают дефляции, они начинают откладывать покупки на следующий год, так как продукт будет дешевле.В свою очередь, это может еще больше затормозить экономику, поскольку потребители откладывают свои решения о покупке.

Существует также аспект долга частного и государственного секторов. Когда есть дефляция, становится труднее погасить существующий долг. Доходы падают, но уровень долга остается постоянным, что означает реальное увеличение долговой ставки.

Кейнс заметил дефляцию и увидел ущерб, который она нанесла. Кейнсианская экономика рассматривает дефляцию как убийцу рабочих мест. Тем не менее слишком высокая инфляция может иметь аналогичный эффект.Вот почему Кейнс считал, что правительства должны увеличивать свои расходы в периоды рецессии и сокращать их в периоды роста.

В кейнсианской экономике целью является встречный спрос для создания стабильности. Поэтому, когда потребительский спрос растет и экономика набирает обороты, правительству следует уменьшить свое участие, поскольку оно может вытеснить частные расходы и замедлить экономический рост. В то же время избыточные государственные расходы могут привести к инфляции, поэтому важно сокращать ее в периоды роста.

Кейнсианская экономика подчеркивает тот факт, что цены и заработная плата медленно реагируют на изменения спроса. Они отстают, так как большинство предприятий заметят падение спроса только спустя месяцы или годы. Например, магазины могут столкнуться с небольшим падением спроса в одном квартале, но могут объяснить это другими факторами. Только через 3-6 месяцев может стать очевидным, что спрос стал устойчиво ниже, чем раньше.

В свою очередь, предприятия начинают ожидать дальнейшего снижения спроса и, следовательно, снижения цен, ограничивают рост заработной платы и, возможно, увольняют работников.Это может привести к избыточному производству, когда экономика начнет сокращаться, и дефициту, когда экономика снова начнет расти.

Кейнс видел в этом слабость капитализма и предполагал, что государственные расходы смогут ускорить этот процесс во время роста, а также замедлить и предотвратить затяжную рецессию.


Кейнс считал занятость ключом к повышению совокупного спроса и экономического роста. Логика гласит, что если люди не имеют работы, они не могут позволить себе товары.Если у них есть работа, они могут покупать товары, которые, в свою очередь, расширяют возможности трудоустройства, тем самым создавая мультипликационный эффект.

Цель кейнсианской экономики заключалась в том, чтобы гарантировать, что занятость всегда поддерживается на максимальном уровне для обеспечения экономической стабильности. Если у всех есть работа, то спроса достаточно для стимулирования экономической активности. Проблема в том, что когда занятость снижается, это может создать эффект домино, в результате чего сокращение спроса просачивается через экономику.

Кейнс заметил этот эффект и полагал, что когда безработица начнет расти, правительство должно вмешаться, чтобы негативные последствия не отразились на экономике.

Экономика хаотична, поскольку она проходит цикл экономического роста и рецессии. Кейнс считал, что это было обусловлено природой духов животных. Психологический эффект экономического спада заключался в том, что люди стали больше экономить. Однако Кейнс отметил, что это было полной противоположностью тому, что было необходимо, чтобы уравновесить силы снижения совокупного спроса.

Человеку свойственно экономить, но это негативно сказывается на экономической стабильности. С этим макроэкономическим знанием кейнсианская экономика полагает, что экономическая стабильность может быть достигнута только путем уравновешивания этих естественных человеческих реакций на неопределенность. Ответ виден через государственное вмешательство через программы занятости и снижение налогов.

Во время Великой депрессии 1929–1933 годов стоимость доллара снизилась примерно на треть. Дефляционное давление того времени не было хорошо изучено и только усугубило рецессию в то время. Потребители откладывали решения о покупке, а более широкая неопределенность мешала людям тратить деньги и стимулировать экономику в целом.

Кейнсианская экономика направлена ​​на достижение ценовой стабильности для предотвращения чрезмерного уровня инфляции или дефляции.Это связано с тем, что огромные колебания в любом направлении могут создать потребительскую неопределенность. Поддерживая небольшой и стабильный уровень инфляции, потребители уверены, что в следующем году цены вырастут, но не такими темпами, которые резко подтолкнут экономику.

В рамках поддержания стабильности кейнсианская экономика стремится противодействовать поведению потребителей и экономической среде. Это делается путем оценки безработицы и более широких экономических показателей, таких как ВВП. Когда экономика накаляется, а безработица падает, необходимо уменьшить вмешательство государства, чтобы не способствовать эффекту вытеснения и потенциальной инфляции.

С другой стороны, когда экономическая активность падает, а безработица растет, правительство должно вмешаться, предоставив программы занятости, инвестиции и снизив налоги, чтобы повысить покупательную способность потребителей.


Кейнс выступал за то, чтобы государственные расходы повышали совокупный спрос, особенно в периоды рецессии. Однако в это время государственные доходы ниже, а увеличение расходов означает двукратное увеличение бюджетного дефицита. В долгосрочной перспективе постоянный бюджетный дефицит может привести к чрезмерному уровню государственного долга, а также затруднить дальнейшее заимствование.Возможно, ему придется повысить процентные ставки, чтобы привлечь покупателей долга.

В то же время это может создать долговую ловушку, как это видно на примере Греции. Чрезмерный дефицит бюджета означает, что ему необходимо брать кредиты для финансирования предыдущего долга. Тем не менее, он платит более высокую процентную ставку, чтобы сделать это.

Занимая больше денег для стимулирования экономики, правительство накапливает долги. Кейнсианская экономика прямо не заявляет, что государственный долг не должен превышать определенной суммы — вместо этого она предполагает, что вложенные деньги будут возвращены за счет более высоких налоговых поступлений.

В то же время увеличение государственного долга имеет и другие последствия. Это может привести к вытеснению частных инвестиций из-за меньшего количества доступных кредитов. В свою очередь, это также может привести к оттоку капитала, когда инвесторы переводят свои деньги за границу. Когда государственный долг высок, инвесторы могут сомневаться в способности страны погасить его, что может поставить их инвестиции под угрозу.

Существует также проблема повышения процентных ставок, необходимых для привлечения новых уровней инвесторов.Это означает, что в долгосрочной перспективе правительствам придется платить огромные суммы исключительно на проценты. Например, только в виде процентов США выплачивают почти 400 миллиардов долларов. Чтобы представить это в перспективе, процентные платежи, производимые США, почти так же велики, как экономика Швеции.

Увеличение государственного долга оказывает давление на процентные ставки, поскольку правительству приходится предлагать более высокие ставки для привлечения инвесторов. В свою очередь, это оказывает дополнительное давление на частные предприятия, так как для них становится дороже получение кредита.

Эффект вытеснения влияет на остальную часть рынка и может влиять как на спрос, так и на предложение. Например, когда правительство увеличивает свои расходы, оно фактически конкурирует с частными организациями. Когда он нанимает работника, он на одного меньше, чем может нанять частный сектор. Когда он занимает деньги, частному сектору становится все труднее занимать те же самые средства.

Один из аргументов против кейнсианской экономики заключается в том, что в долгосрочной перспективе государственный долг может вырасти до значительного уровня. Наряду с усилением участия правительства это может привести к большой неопределенности для инвесторов. Возможно, правительство объявит дефолт по своим долгам, или инвесторы могут не вернуть все свои инвестиции.

В то же время чрезмерные уровни государственных заимствований и расходов могут способствовать инфляционному давлению в экономике. Как мы видели на примере Венесуэлы, это может привести к чрезмерному уровню инфляции. В свою очередь, такая инфляция может привести к дефляции стоимости активов инвесторов, что может привести к тому, что многие будут инвестировать в другом месте.

Кейнс выступал за использование фискальной политики для стимулирования экономики. Он рассматривал денежно-кредитную политику как неэффективный метод воздействия на спрос. Однако в настоящее время общепризнано, что денежно-кредитная политика является полезным способом повышения совокупного спроса в экономике.

Многие страны используют корректировку процентных ставок для увеличения или уменьшения денежного потока в экономике. Операции на открытом рынке также полезны для обеспечения того, чтобы в экономике было достаточно денег для представления производимых товаров.А использование резервных требований может ограничить поступление денег в экономику в целом.

Эти денежные инструменты эффективно действуют как кран, который может помочь влить деньги и кредит в более широкую экономику. Вводя на рынок дешевые кредиты, он предоставляет предприятиям более высокий уровень капитала и денежных потоков для инвестиций, а потребителям — для покупок.

Одно из критических замечаний в адрес кейнсианской экономики заключается в том, что она ведет к большему правительству и усилению коррупции. Часто утверждается, что правительства в конечном итоге тратят деньги на бесполезные проекты, созданные из корыстных интересов.Часто оказывается, что это слишком сложно сократить после окончания рецессии.

Как мы видим, в Соединенных Штатах сейчас тратятся миллиарды на лоббирование с целью получения субсидий и других благоприятных условий. Это потому, что правительство стало так вовлечено в более широкую экономику. Фирмам стало выгодно вкладывать такие суммы для получения выгодных сделок.

Чтобы выйти из нынешнего кризиса, мы должны обратиться к Кейнсу

Для этого я рекомендую обратиться к известному британскому экономисту Джону Мейнарду Кейнсу.Я читал прекрасную новую биографию Кейнса Закари Д. Картера и нашел книгу и идеи Кейнса удивительно своевременными. Огромный массив работ Кейнса указывает на более инклюзивную экономику и общество, которые сбрасывают ярмо господствующих предположений, которые спустя 74 года после смерти Кейнса все еще подавляют функциональную, представительную демократию.

Большинство людей связывают кейнсианскую экономику с правительствами, пытающимися выйти из рецессии, и эта политика действует в режиме реального времени по всему миру.Это, безусловно, ядро ​​кейнсианской революции в политической экономии, но останавливаться на этом не значит охватывать масштабы идей, которые Кейнс развил задолго до того, как он подтолкнул Рузвельта к большим расходам на «Новый курс» во время Великой депрессии 1930-х годов.

История продолжается под рекламой

Во время Первой мировой войны и особенно во время ее последствий, когда его мудрое руководство игнорировалось, Кейнс изо всех сил пытался примирить трагические события, которые он видел, с классическими предположениями о том, что рынки и, следовательно, общества, которые они поддерживают, всегда естественным образом устанавливались бы в оптимальные условия.

Кейнс правильно предсказал, что введение серьезных репараций Германии после Первой мировой войны посеет семена следующей мировой войны. Он видел, вопреки классической модели, в которой его учили, бесконечные циклы подъемов и спадов, порожденные предположениями о деньгах, заработной плате и работе, которые неустанно приносили высокую безработицу и застойные доходы рабочим на фоне огромных прибылей для «рантье» (тех, чьи доходы получены от накопления богатства, а не от работы).

Он был свидетелем политического недовольства, выросшего из этой динамики, и понял, как крах капитализма того времени, подкрепленный необузданными, часто коррумпированными финансовыми рынками, стал мощным топливом для коммунизма. Кейнс отвергал марксизм, полагая вместо этого, как отмечает Картер, что «пришло время не свергать капитализм, а «мудро управлять им». если не процветание, то большинству людей.

История продолжается под рекламой

Зачем капитализму нужен менеджмент?

Потому что, вопреки предположениям, не справился сам. Кейнс заметил, например, что отдельные люди часто сберегают больше, чем инвестирует бизнес (опять же, вопреки предположениям).По сей день студентов-экономистов учат, что сбережения равны инвестициям, и что способ увеличить инвестиции — это больше сберегать (это распространенный аргумент против дефицита бюджета).

Но люди, беспокоящиеся о будущем — может быть, из-за… о, я не знаю, невидимого, пагубного микроба — будут, с точки зрения широкого общественного благосостояния, пересберегать и недопотреблять. Не существует невидимой руки, способной волшебным образом сбалансировать такие вещи, и поэтому просвещенное правительство должно вмешаться, чтобы компенсировать дисбаланс.

История продолжается под рекламой

Все это звучит теоретически, пока вы не поймете, что рынок труда США, как я указывал на прошлой неделе, с 1972 года был при полной занятости только 37 процентов времени, а уровень чернокожих никогда не достигал этой отметки. . Другими словами, предположение о том, что полная занятость является нормой, полностью опровергается современными данными, и во времена Кейнса оно было не более верным. Тем не менее, он по-прежнему пронизывает экономическое мышление и политику.

Кейнс видел, что рынки не приходят к «оптимальному равновесию», а могут отклоняться от таких условий в течение многих лет подряд.Более того, рынки существуют в политическом контексте, который определяет, кто выиграет, а кто проиграет. Примеры включают регулирование продукции и отрасли, трудовые стандарты (например, минимальную заработную плату и правила сверхурочной работы), объем коллективных переговоров, антидискриминационные правила и их соблюдение, а также свободу работодателей увольнять работников по своему желанию.

В его время, как и сегодня, этот политический контекст поддерживается экономическими «правилами», которые могут быть столь же разрушительными, сколь и ошибочными. Кейнс в течение многих лет утверждал, что привязка валют к негибкому золотому стандарту является источником бесконечных и ненужных страданий.Но вы можете найти современные примеры таких фиктивных «правил» в таких идеях, как консервативный аргумент о том, что нам может не нравиться загрязнение, но мы должны нести его издержки, чтобы не препятствовать росту и инновациям. Даже измеряемые нами экономические сигналы — валовой внутренний продукт в отличие от благосостояния людей (что далеко не одно и то же) — политически детерминированы, и эти решения влияют на то, кто преуспевает, а кто борется.

История продолжается под рекламой

Кейнс умер в 1946 году, и через несколько десятилетий после его смерти контрреволюция в экономике восстановила большую часть ложных убеждений, которые он пытался опровергнуть и вытеснить. В экономической ортодоксии снова утвердился широкий спектр антикейнсианских идей: правительство рассматривалось как враг «свободного рынка»; любая торговая сделка считалась выгодной; и минимальная заработная плата, социальные льготы и налоги на богатых — все предположительно искаженные стимулы. Утверждалось, что экономика должна заниматься только ростом, а не его распределением.

Но из-за того, что Кейнс был так принципиально прав в отношении того, как на самом деле работает экономика, эти ложные предположения еще раз были разоблачены тем, чем они являются на самом деле: правилами фальсифицированной системы.

Итак, куда бы Кейнс повел нас сегодня? Кажется ненужным рекламировать кейнсианские стимулы, финансируемые из дефицита, поскольку этот инструмент агрессивно применялся для компенсации текущей рецессии (хотя важно, чтобы она не остановилась слишком рано).

История продолжается ниже объявления

Но мы не слышим сообщения Кейнса о неравенстве. Он считал бы наше огромное неравенство в доходах, богатстве и политической власти экономически и социально разрушительным. Он подчеркнул бы проблему избыточных сбережений, когда слишком большая покупательная способность сосредоточена наверху, проблему, которая активно сдерживает текущее восстановление.Он ловко связал бы точки между сохраняющимся неравенством и подъемом фальшивых популистов, которые обещают свергнуть элиты, в то же время направляя в свою сторону еще больше богатства. Возможно, важнее всего то, что он осознал бы явную несправедливость и неотъемлемую нестабильность экономической системы, которая генерировала так много богатств, но оставила так много позади.

Даже с нашими беспомощными национальными лидерами мы пройдем через ад и доберемся до другой стороны этого кризиса. Что мы будем делать, когда доберемся туда, однако, остается открытым вопросом.Я рекомендую кейнсианский путь, так как он, скорее всего, приведет нас к экономике, в которой мы нуждаемся сейчас больше, чем когда-либо.

32.1 Великая депрессия и кейнсианская экономика – принципы экономики

В Британии, которая погрузилась в собственную депрессию, Джон Мейнард Кейнс начал разрабатывать новую структуру макроэкономического анализа, которая предполагала, что для Рикардо были «временные последствия», которые могли сохраняться в течение длительного времени и заплатить ужасную цену. Книга Кейнса 1936 года « Общая теория занятости, процента и денег » должна была изменить представление многих экономистов о макроэкономических проблемах.

Кейнс против классической традиции

Короче говоря, мы можем сказать, что книга Кейнса сместила акцент макроэкономической мысли с концепции совокупного предложения на концепцию совокупного спроса. Акцент Рикардо на стремлении экономики достичь потенциального объема выпуска неизбежно делал акцент на стороне предложения — экономика имеет тенденцию функционировать на уровне выпуска, определяемом долгосрочной кривой совокупного предложения. Кейнс, утверждая, что то, что мы сейчас называем рецессионными или инфляционными разрывами, может быть создано сдвигами в совокупном спросе, переместил фокус макроэкономического анализа на сторону спроса.Он утверждал, что цены в краткосрочном периоде довольно вязкие, и предположил, что эта липкость заблокирует корректировку до полной занятости.

Кейнс отверг идею о том, что в долгосрочной перспективе экономика достигнет полной занятости, как нерелевантную. «В конце концов, — язвительно написал он, — мы все мертвы».

Работа Кейнса породила новую школу макроэкономической мысли, кейнсианскую школу. Кейнсианская экономика утверждает, что изменения совокупного спроса могут создавать разрывы между фактическим и потенциальным уровнями выпуска и что такие разрывы могут быть продлены.Кейнсианские экономисты подчеркивают необходимость использования фискальной и денежно-кредитной политики для закрытия таких пробелов.

Кейнсианская экономика и Великая депрессия

Опыт Великой депрессии определенно соответствовал аргументам Кейнса. Сокращение совокупного спроса переместило экономику из уровня выше ее потенциального выпуска в состояние ниже потенциального объема производства, и, как мы видели на рис. 32.1 «Депрессия и рецессионный разрыв», образовавшийся в результате рецессионный разрыв длился более десяти лет.Хотя Великая депрессия затронула многие страны, мы сосредоточимся на опыте США.

Падение совокупного спроса началось с обвала инвестиций. Инвестиционный бум 1920-х годов оставил фирмы с расширенным запасом капитала. По мере того как основной капитал приближался к желаемому уровню, фирмам уже не требовалось столько нового капитала, и они сокращали инвестиции. Крах фондового рынка 1929 года подорвал доверие бизнеса, еще больше сократив инвестиции. Реальные валовые частные внутренние инвестиции упали почти на 80% в период с 1929 по 1932 год.Мы узнали о изменчивости инвестиционной составляющей совокупного спроса; это было очень заметно в первые годы Великой депрессии.

Резкому сокращению совокупного спроса способствовали и другие факторы. Крах фондового рынка уменьшил богатство небольшой части населения (всего 5% американцев владели акциями в то время), но он, безусловно, уменьшил потребление населения в целом. Крах фондового рынка также снизил доверие потребителей во всей экономике.Сокращение благосостояния и снижение доверия уменьшили потребительские расходы и сместили кривую совокупного спроса влево.

Фискальная политика также способствовала снижению совокупного спроса. По мере падения потребления и доходов правительства всех уровней обнаружили, что их налоговые поступления падают. В ответ они повысили налоговые ставки, чтобы сбалансировать свои бюджеты. Федеральное правительство, например, удвоило ставки подоходного налога в 1932 году. Общие государственные налоговые поступления в процентах от ВВП подскочили с 10.с 8% в 1929 г. до 16,6% в 1933 г. Более высокие налоговые ставки, как правило, сокращали потребление и совокупный спрос.

В других странах доходы также сокращались. Их спрос на товары и услуги США упал, снизив реальный уровень экспорта на 46% в период с 1929 по 1933 год. Закон Смута-Хоули о тарифах 1930 года резко поднял тарифы на товары, импортируемые в Соединенные Штаты, и привел к принятию ответных законов, ограничивающих торговлю вокруг мир. Этот акт, против которого выступили более 1000 экономистов в официальной петиции, способствовал краху мировой торговли и рецессии.

Как будто всего этого было недостаточно, ФРС, по сути, проводила резко ограничительную денежно-кредитную политику в первые годы депрессии. ФРС не предприняла никаких действий, чтобы предотвратить волну банкротств банков, захлестнувшую страну в начале Великой депрессии. Между 1929 и 1933 годами одна треть всех банков в Соединенных Штатах обанкротилась. В результате денежная масса за этот период упала на 31%.

ФРС могла бы предотвратить многие неудачи, участвуя в операциях на открытом рынке для вливания новых резервов в систему и предоставляя резервы проблемным банкам через дисконтное окно.Но обычно он отказывался это делать; Чиновники ФРС иногда даже приветствовали банкротство банков как желательный способ отсеять плохое управление!

Рисунок 32. 2 Совокупный спрос и краткосрочное совокупное предложение: 1929–1933 гг.

Падение совокупного спроса привело к тому, что к 1933 году экономика оказалась значительно ниже уровня производства при полной занятости. Краткосрочная кривая совокупного предложения увеличилась по мере падения номинальной заработной платы. В этом анализе и в последующих применениях в этой главе модели совокупного спроса и совокупного предложения к макроэкономическим событиям мы игнорируем сдвиги долгосрочной кривой совокупного предложения, чтобы упростить диаграмму.

На рис. 32.2 «Совокупный спрос и краткосрочное совокупное предложение: 1929–1933 гг.» показано изменение совокупного спроса между 1929 г., когда экономика работала чуть выше своего потенциального объема производства, и 1933 г. Падение совокупного спроса привело к рецессионному разрыву. Наша модель говорит нам, что такой разрыв должен приводить к падению заработной платы, сдвигая кривую краткосрочного совокупного предложения вправо. Это случилось; номинальная заработная плата упала примерно на 20% в период с 1929 по 1933 год. Но мы видим, что сдвиг в краткосрочном совокупном предложении оказался недостаточным, чтобы вернуть экономику к ее потенциальному объему производства.

Неспособность сдвигов в краткосрочном совокупном предложении вернуть экономику к ее потенциальному объему производства в начале 1930-х годов была отчасти результатом масштабного сокращения совокупного спроса, которое погрузило экономику в самый глубокий рецессионный разрыв, когда-либо зарегистрированный в Соединенные Штаты. Мы знаем, что краткосрочная кривая совокупного предложения начала сдвигаться вправо в 1930 г., когда номинальная заработная плата упала, но эти сдвиги, которые обычно приводили к увеличению реального ВВП, были подавлены продолжающимся сокращением совокупного спроса.

Еще одним фактором, блокирующим возвращение экономики к ее потенциальному объему производства, была федеральная политика. Президент Франклин Рузвельт считал, что падение заработной платы и цен во многом виновато в депрессии; программы, инициированные его администрацией в 1933 году, были направлены на то, чтобы заблокировать дальнейшее снижение заработной платы и цен. Это остановило дальнейшее сокращение номинальной заработной платы в 1933 г., тем самым остановив дальнейшие сдвиги в совокупном предложении. С учетом того, что восстановление заблокировано со стороны предложения, и без политики по увеличению совокупного спроса, теперь легко понять, почему экономика так долго оставалась запертой в рецессии.

Кейнс утверждал, что экспансионистская фискальная политика представляет собой самый надежный инструмент для возвращения экономики к полной занятости. Соединенные Штаты не проводили такой политики до тех пор, пока мировая война не вызвала увеличение федеральных расходов на оборону. Политика Нового курса действительно была направлена ​​на стимулирование занятости с помощью различных федеральных программ. Но поскольку правительства штатов и местные органы власти продолжали сокращать закупки и повышать налоги, чистое влияние органов власти на всех уровнях на экономику не увеличивало совокупный спрос при администрации Рузвельта вплоть до начала мировой войны 1 . Как показано на рис. 32.3 «Вторая мировая война заканчивает Великую депрессию», экспансионистская налогово-бюджетная политика, вызванная войной, к 1941 г. вернула объем производства к потенциальному уровню. Вступление США во Вторую мировую войну после нападения Японии на американские войска в Перл-Харборе в декабре 1941 г. привело к гораздо более резкому увеличению государственных закупок, и экономика быстро погрузилась в инфляционный разрыв.

Рисунок 32.3 Вторая мировая война положила конец Великой депрессии

Увеличенный U.Государственные закупки С., вызванные началом Второй мировой войны, положили конец Великой депрессии. К 1942 году растущий совокупный спрос вытолкнул реальный ВВП за пределы потенциального объема производства.

Для кейнсианских экономистов Великая депрессия стала впечатляющим подтверждением идей Кейнса. Проблемы начались из-за резкого сокращения совокупного спроса. Рецессионный разрыв, вызванный изменением совокупного спроса, сохранялся более десяти лет. А экспансионистская фискальная политика быстро положила конец самому худшему макроэкономическому кошмару в США.С. истории — даже если эта политика была навязана стране войной, которая окажется одним из худших эпизодов мировой истории.

Ключевые выводы

  • Классическая экономическая мысль подчеркивала способность экономики достичь того, что мы сейчас называем потенциальным объемом производства в долгосрочной перспективе. Таким образом, в нем подчеркивались силы, определяющие положение долгосрочной кривой совокупного предложения, как детерминанты дохода.
  • Кейнсианская экономика фокусируется на изменениях совокупного спроса и их способности создавать рецессионные или инфляционные разрывы.Кейнсианские экономисты утверждают, что жесткие цены и заработная плата затруднят адаптации экономики к ее потенциальному объему производства.
  • Поскольку кейнсианские экономисты считают, что рецессионные и инфляционные разрывы могут сохраняться в течение длительного времени, они настаивают на использовании фискальной и денежно-кредитной политики для смещения кривой совокупного спроса и закрытия этих разрывов.
  • Совокупный спрос резко упал в первые четыре года Великой депрессии. По мере увеличения рецессионного разрыва номинальная заработная плата начала падать, а краткосрочная кривая совокупного предложения начала сдвигаться вправо.Однако этих сдвигов оказалось недостаточно, чтобы закрыть кризисный разрыв. Вторая мировая война вынудила правительство США перейти к резко экспансионистской фискальной политике, и Великая депрессия закончилась.

Попробуй!

Представьте, что сейчас 1933 год. Президент Франклин Рузвельт только что вступил в должность и назначил вас своим старшим экономическим советником. Разработайте программу, чтобы вернуть экономику к ее потенциальному объему производства. Используя модель совокупного спроса и совокупного предложения, графически продемонстрируйте, как может работать ваше предложение.

Показательный пример: первые взгляды на липкость

Хотя акцент Давида Рикардо на долгосрочной перспективе стал доминирующим подходом к макроэкономической мысли, не все его современники соглашались с его точкой зрения. Многие экономисты восемнадцатого и девятнадцатого веков разработали теоретические аргументы, предполагающие, что изменения совокупного спроса могут повлиять на реальный уровень экономической активности в краткосрочной перспективе. Как и новые кейнсианцы, они основывали свои аргументы на концепции жесткости цен.

В книге Генри Торнтона 1802 года, Исследование природы и последствий бумажного кредита Великобритании , утверждалось, что сокращение денежной массы из-за жесткости заработной платы может привести к краткосрочному спаду выпуска:


«Тенденция, однако, к очень большому и внезапному сокращению обычного количества банкнот состоит в том, чтобы создать необычное и временное затруднение и падение цены, вызванное этим затруднением. Но падение, вызванное временным бедствием, вероятно, не будет сопровождаться соответствующим падением уровня заработной платы; ибо падение цен и бедствие будут считаться временными, а уровень заработной платы, как мы знаем, не так изменчив, как цена товаров. Поэтому есть основания опасаться, что неестественная и необычайно низкая цена, вытекающая из бедствия, о котором мы сейчас говорим, вызовет сильное разочарование в мануфактурном производстве».

Полвека назад Дэвид Юм заметил, что увеличение количества денег приведет к увеличению выпуска в краткосрочном периоде, опять же из-за жесткости цен. В эссе под названием «О деньгах», опубликованном в 1752 году, Юм описал процесс, посредством которого увеличение денежной массы может увеличить выпуск:


«Сначала никаких изменений не ощущается; постепенно цена повышается сначала на один товар, затем на другой, пока все, по крайней мере, не достигнет надлежащей пропорции с новым количеством (денег), которое имеется в королевстве.По моему мнению, только в этом промежутке или промежуточной ситуации… возрастающее количество золота и серебра благоприятно для промышленности».

Аргумент Юма подразумевает жесткие цены; некоторые цены медленнее реагируют на увеличение денежной массы, чем другие.

Экономистов восемнадцатого и девятнадцатого веков обычно смешивают с приверженцами классической школы, но их взгляды далеко не единообразны. Многие разработали аналитическую основу, которая была очень похожа на основные элементы современных кейнсианских экономистов.Экономист Томас Хамфри из Федерального резервного банка Ричмонда восхищается проницательностью ранних экономистов: «Когда вы читаете этих старых парней, вы сначала обнаруживаете, что они не говорили в один голос. Не было единого свода мыслей, под которым все подписывались. А во-вторых, вы узнаете, насколько они знали . Сегодня вы можете взять книгу Генри Торнтона 1802 года в качестве учебника на любом курсе по деньгам».

Источник : Томас М. Хамфри, «Ненейтральность денег в классической денежной мысли», Federal Reserve Bank of Richmond Economic Review 77, no.2 (март / апрель 1991 г.): 3–15 и личное интервью.

Ответ на вопрос «Попробуй!» Проблема

Экспансионистская фискальная или денежно-кредитная политика, или их комбинация, сдвинет совокупный спрос вправо, как показано на графике (а), в идеале вернув экономику к потенциальному объему производства. Одним из доказательств того, что фискальная политика сработает, является скорость, с которой экономика оправилась от Великой депрессии после того, как Вторая мировая война вынудила правительство проводить такую ​​политику.Альтернативным подходом было бы ничего не делать. В конечном счете, это должно привести к дальнейшему снижению номинальной заработной платы, что приведет к увеличению краткосрочного совокупного предложения, как на графике (b). Мы не знаем, сработал ли бы такой подход; федеральная политика, принятая в 1933 году, предотвратила дальнейшее падение заработной платы и цен.

Рисунок 32.5

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.