В каком году ельцин: Биография Бориса Ельцина — РИА Новости, 01.02.2021

Содержание

«Ельцин всегда был трусом» Бывший председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов о том, как можно было повернуть перестройку и спасти СССР

Тридцать лет назад, в марте 1985 года, к власти в СССР пришел Михаил Горбачев. Спустя месяц после назначения на пост генерального секретаря он, подражая Владимиру Ленину, озвучил знаменитые «апрельские тезисы», от которых принято вести начало перестройки. Заведующий кафедрой мировой экономики Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова, бывший председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов рассказал «Ленте.ру», как сегодня видит перестройку, почему развалился СССР и как следом чуть не развалилась Россия.

Когда в стране объявили перестройку, вы преподавали в Московском институте народного хозяйства имени Плеханова. Расскажите, как вы ее встретили?

Хасбулатов: Как и большинство наших интеллектуалов, я встретил ее с восторгом. Много приходилось ездить за границу по линии молодежного «Спутника» и общества «Дружбы». А АПН (Агентство печати «Новости»), публиковало мои брошюры о горбачевской перестройке. Они были изданы на всех европейских языках и пользовались популярностью. Весь мир тогда объездил, везде встречали хорошо, Горбачев вселял за границей надежду на прекращение противоречий с Западом, установление гармоничных отношений. Люди радовались нашей перестройке, были большие ожидания, что будет лучше с экономикой, свободой, будет открытое общество, восторжествуют общечеловеческие ценности, о которых много и хорошо говорил Горбачев.

Конечно, наши люди порядком устали от напряженности между США и СССР. Помните: сбитый корейский «Боинг», когда погибли почти 300 человек. Тогда президент США Рональд Рейган объявляет СССР «империей зла», а в ответ начинается массированная антиамериканская кампания с нашей стороны. Кстати, в советском обществе тогда такого антиамериканизма, как сейчас, не было, был скорее интерес к тому, что «там происходит» и как люди живут в этом «капитализме». Враждебность на высоком пропагандистском уровне не переносилась в структуры общества, люди не чувствовали вражды ни к Западу, ни к США. Наше тогдашнее общество было в высокой степени интеллектуальным, «толстые» журналы и газеты выходили миллионными тиражами.

С 1987 я уже был консультантом в Совете министров СССР у Николая Рыжкова по социально-экономическому блоку, куда меня привлек академик Леонид Абалкин. Когда мы собирались, многие экономисты говорили руководству, что того уровня демократии, который дали в начале перестройки, вполне хватит, и пора заняться экономикой. Но вместо этого Горбачева, похоже, «понесло», как Остапа Бендера. Так, в частности, он достал из небытия и начал обсуждать «Союзный договор», давно инкорпорированный в Конституцию СССР. Это была огромная ошибка. Но не только это.

Но до этого была борьба за повышение дисциплины и антиалкогольная кампания.

По поводу повышения дисциплины в государственном и административном аппарате. Меры, предпринятые Андроповым, я считаю, были полезными, они дали серьезный эффект. Неплохо, если бы подобные действия осуществил бы и Путин.

Другой вопрос — антиалкогольные мероприятия. Их следствием стало нарушение финансово-экономического равновесия страны, деформация бюджета. Я тогда сомневался насчет итогов, сколько именно недобрал бюджет. Полагал, что где-то 30-40 миллиардов долларов в 1986-1987 годах. Но бывший премьер СССР, Николай Иванович Рыжков сообщил, что антиалкогольная кампания нанесла СССР ущерб в 100 миллиардов долларов! В современной оценке, это более 500 миллиардов. Здесь надо иметь в виду и другие обстоятельства. Тогда, в 1985-1986 годах цены на нефть и газ значительно упали: с 30-40 долларов они опустились до 15-20 долларов за баррель в течение двух лет. Это сократило существенно бюджетные поступления. Еще один источник затрат — неразумный ввод войск в Афганистан. Он требовал затрат около 30 миллиардов долларов в год. В результате наметилось серьезное уменьшение расходов на социальные цели, начал снижаться уровень жизни населения, усилились и расширились дефициты.

В экономике стали развиваться хаотические процессы под влиянием волюнтаристских решений.

Какие помимо указанных выше?

Например, совершенно абсурдные решения высшей власти относительно выбора руководителей всех организаций в стране. Такой клич бросил Горбачев — человек вроде бы опытный, работал в сельском хозяйстве и на производстве…

Что такое выборы начальников цеха, завода? Где вы такое видели? На капиталистических предприятиях такого никогда не было и не может быть, там жесткая дисциплина — иначе нельзя, это нормально. Но в СССР стали внедрять «демократию в производство», прямо по схемам князя Кропоткина, классика анархизма. Даже Прудон до этого не додумался. В результате по всей огромной стране развернулась «выборная лихорадка», в которой участвовали дворники, вахтеры, сторожа — они тоже выбирали художественного руководителя Большого театра или директора известного малолитражного завода в Риге.

Вы пишете в своих книгах, что у Горбачева не было никакой тактики и стратегии и он действовал по интуиции. Разве такое возможно?

Горбачев, как мне кажется, старался как мог. Но никакого серьезного, продуманного плана у него не было. И это не только его вина, но и всей огромной бюрократии. Это я лично понял, когда уже был избран заместителем председателя Верховного Совета Бориса Ельцина. Я с Горбачевым, по просьбе Ельцина, по два-три раза в день встречался. Ему (Ельцину) было некомфортно с ним говорить — такие у них были взаимоотношения. У меня же с Горбачевым сложились хорошие личные отношения. Он был мягкий, добродушный человек, в отличие от Ельцина. Я ему говорил: «Зачем эта затея с Союзным договором? Зачем вы достали из нафталина Союзный договор 1922 года? Нам ведь нужна, прежде всего, экономическая стабильность!» И еще другой важный вопрос, который я с ним неоднократно обсуждал, — это необходимость признания частной собственности, возрождение политики НЭПа.

И какая была реакция?

Как всегда, ироническая, а затем: «Я подумаю, посоветуюсь с товарищами». Думаю, Александр Яковлев, всесильный секретарь ЦК, ему подсказал эту порочную идею Союзного договора. По моему мнению, Яковлев вовсе не был агентом, но он точно был догматиком, сторонником западного пути развития.

Они торопились?

Смотря кто. Те, кто желал развала социализма и перехода на капитализм, торопились. Все время «подгоняли» Горбачева. А он постоянно подыгрывал им, пытался доказать, что является «большим демократом», чем все они, вместе взятые. В частности, группа из так называемых межрегиональных демократов из Союзного парламента. Они называли себя «демократами», как будто другие не «демократы». Это был вызов, крайнее неуважение к другим депутатам.

Николай Рыжков говорит, что он, Горбачев и Долгих при Андропове разрабатывали план реформ, план будущей перестройки, работали несколько лет. Куда же делась разработанная ими тактика и стратегия?

Не знаю, у меня и с Николаем Ивановичем всегда были хорошие отношения, я вообще считал, что устранение Горбачевым Рыжкова в начале 91-го года было большой ошибкой. Он был порядочным человеком и профессионалом высокого класса. Возможно, несколько мягкий. А что касается замыслов Андропова, я так понял: узкий круг ближних людей несколько раз собирался по инициативе Андропова — он был человек очень информированный, как тогда было принято писать — «кристальный коммунист», человек социалистических принципов. И, видимо, инстинктивно понимал (мне близкие к нему люди об этом говорили), что надо менять основательно саму модель социализма. Но ничего конкретного не успел сделать. И наследия в этой части он не оставил. Поэтому нет смысла говорить о том, что произошло бы при Андропове в части изменения модели социализма. Но одно ясно — он бы сохранил СССР.

В каком году вы начали понимать, что перестройка, вся эта затея — больше слова, чем дело.

В 88-м. Я хорошо знал некоторых влиятельных советников-академиков Горбачева. Дружил с Абалкиным, знал Петракова, больше общался с опытнейшим Арбатовым — это был кладезь мудрости, — и он также считал, что политические преобразования надо оставить немного в стороне. О том же говорили академики Богомолов и Федоренко. Все они публично на пленумах ЦК и заседаниях в Совете министров настаивали на том, чтобы в первую очередь, взяться за преобразования в экономике. Уровня демократии, который был создан к 88 году, вполне хватало. Это та мудрость, которую Дэн Сяопин применил, но не оценили в Кремле. Дэн не отстранил партийный аппарат от власти. Ведь в партийном аппарате всегда были самые сильные кадры, хорошо подготовленные администраторы. Дэн Сяопин их выдвинул на передний рубеж, чтобы они служили авангардом в создании новой модели экономики. А Горбачев взял другую тактику — отстранение партии от управления. А кем ее заменять? Ведь не было других кадров, кроме этих партийных администраторов. Вот этим и воспользовался Ельцин, а также Кравчук и Шушкевич. Повсюду появляются безродные и безответственные болтуны — «демократы», кстати, плохо образованные, циничные, ни в грош не ставящие народ и его интересы.

Пишут, что у Яковлева была тогда идея, которую он предлагал тому же Горбачеву в Волынском — отстранить КПСС от власти путем создания второй партии и прийти к двухпартийной системе, как в США.

Эта идея витала в воздухе давно, с начала перестройки, ее можно было осуществить, но как мне казалось, несколько позже — после того, как будет принята программа преобразований и достигнуты серьезные успехи в развитии. Я тоже был членом партии, мы относились к этому делу достаточно формально, и членство в КПСС нисколько не стесняло нашу деятельность. Хотя я по своим убеждениям был социалистом, но я тоже считал, что надо создавать социал-демократическую партию. Но, как и академики Арбатов, Богомолов, Федоренко и многие другие весьма опытные и умелые люди, я считал, что это должно происходить постепенно. Сперва надо использовать все ресурсы для безболезненного перехода к новой экономической модели. В ней предусматривались приватизация легкой промышленности, торговли, включая розничную и т.д.

В то же время вся тяжелая промышленность, включая ВПК, оставалась бы под контролем государства. Рядом с ней, то есть государственной, создается конкурентная капиталистическая экономика, развивается мелкое предпринимательство, включая сельское хозяйство, торговлю и т. д. Государство осуществляет помощь этому частному сектору. Госплан создает соответствующие условия, чтобы «заиграл» рынок — заработал мелкий сектор без особенно крупных затрат. Я помню, тогда собирал предпринимателей, они мне говорили: «Руслан Имранович, дайте нам условия, налагайте на нас хоть 80-90 процентов налогов, но дайте нам возможность самостоятельно распоряжаться хотя бы 10-20 процентами прибыли». Одновременно с этим предполагалось снять монополию внешней торговли. Чтобы западные компании могли поставлять нам товары, тем более когда у нас есть сложности, дефицит. За счет этого маневра у нас бы наполнился рынок. И таким образом осталось бы время, чтобы грамотным путем осуществлять стратегические реформы без ухудшения ситуации со снабжением.

Горбачев, видимо, понял, что ничего у него с экономикой не выйдет, решил заигрывать с республиками, и стал бесконечно обсуждать этот Союзный договор и будущий референдум. Он уже не слушал никого. Горбачев сам дал сепаратизму дорогу. Плюс карабахские события, которые начали накатываться с 1988-1989 года. Их следовало жестко пресечь. Я был свидетелем того, как канадское правительство решило проблему с восстанием в 1968 году, когда квебекские сепаратисты похитили даже представителя королевы, а министра труда застрелили. Премьер министр Канады Пьер Эллиот Трюдо ввел в Квебек войска и очень жестко принял все военно-полицейские меры и заявил, что «демократия существует для народа и во имя его интересов, а вооруженное восстание сепаратистов — это идея преступников, и они должны за это ответить».

Конечно, государство должно себя защищать. Первый опыт нерешительности Горбачевым был показан в Карабахе, когда, по моему мнению, трех преступных руководителей Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха надо было арестовать, привезти в Лефортово, где я сам потом оказался (смеется). Ведь после этого, между прочим, поставили вопрос о выходе из СССР «прибалты», когда они увидели, что никаких серьезных действий центральная власть не принимает и не способна принимать.

В вашей книге вы объясняете мягкость и нерешительность Горбачева тем, что у него были комплексы перед Западом.

Да-да, этот комплекс был у всех, не только у Горбачева. А после него — он стал повсеместным. Ельцин никогда не пошел бы на расстрел парламента в 1993 году, если бы Клинтон не дал разрешения. В основном проводником ельцинской политики был немецкий канцлер Коль — он уговорил Клинтона дать разрешение Ельцину на жестокое подавление Верховного Совета России. Ельцин стал откровенно марионеткой США. Он был от них зависим в прямом смысле слова. Вообще, я вижу, что вся российская элита — и политическая и деловая — обладает комплексом неполноценности перед Западом. И даже сегодня.

Возвращаясь к Горбачеву: на первом этапе им была допущена еще одна догматическая ошибка. В 1989 году прибалтийские республики ставили перед Съездом народных депутатов СССР вопрос об экономической самостоятельности. Кстати, и Абалкин, и Рыжков, и Петраков, и Арбатов — все они были за то, чтобы дать им эти полномочия, а Горбачев уперся. Надо было им дать самим проводить реформы, у них светлых голов тогда было немало. Может быть, сделали бы что-нибудь полезное. Нет, отвергли их инициативу. Результаты мы видим сегодня.

А программа «500 дней»? Что было в ее основе?

В основе этой программы лежали идеи академика Николая Шмелева, а затем академика Станислава Шаталина. Григорий Явлинский их использовал, но в достаточно примитивном изложении. Кстати, эту программу российский парламент одобрил уже после того, как против проекта Абалкина выступили союзные республики, да и сам Горбачев. Чтобы взять какой-то ориентир, мы ее одобрили, понимая всю слабость и непроработанность, а Явлинского сделали вице-премьером для претворения в жизнь этой программы. Но он, естественно, все это провалил, ничего не сделал. Организатор из него получился никудышный.

Когда Горбачев начал терять контроль над ситуацией?

В 1989 году, когда в союзном парламенте была образована Межрегиональная депутатская группа (МДГ) во главе с Афанасьевым. Вот тогда он начал терять контроль над ситуацией в стране. До этого Горбачев исходил из положения, что он истинный демократ и все, что он делает, соответствует нормам западной демократии.

А тут, вдруг, объявились еще «большие демократы», чем он сам! Вот он и растерялся: бороться с ними, в глазах Запада, означало, что Горбачев — не демократ. Не бороться — это вело к нарастанию на него атак со стороны ЦК КПСС. В результате Горбачев оказался в «ловушке». Следует отметить, в МДГ входил и академик Сахаров, но о нем разговор отдельный, он был всего лишь символом этой группы. Сахаров был за социализм, за единство СССР, он разработал проект Конституции Союза Советских Социалистических Республик Азии и Европы. Он был гуманист и убежденный демократ, теоретик конвергенции. Он искренне полагал, что социализм — это более высокая ступень по сравнению с капитализмом. А МГД прикрывались его именем. Горбачев не смог управлять ни этой группой, ни Всесоюзным Съездом и Парламентом. Я, например, в Верховном совете России всех этих лживых демократов прижал, заставил работать и следовать общей линии российского парламента в интересах нашего народа. Поэтому они и возненавидели меня.

Почему он не смог с ними работать?

Человек 200 радикалов было, но они навязали волю всему Съезду депутатов СССР. Ни одного конструктивного предложения с их стороны не было, только критика Горбачева и КПСС. Помню, замечательно против них выступил поэт Олжас Сулейменов: «Я разделяю ваши взгляды, я демократ, но что же вы все время критикуете и критикуете Горбачева и ничего не предлагаете?»

Я считаю, что деятельность именно этой «группы демократов» привела к мятежу в августе 1991 года — их интересы сомкнулись в неприятии Горбачёва с интересом сил, представленных Крючковым и другими ортодоксами из ЦК. Они не сумели организованно выступить против ГКЧП, основное и единственное противодействие ГКЧП оказал Российский Верховный Совет. А эти хваленые «демократы» даже не созвали Съезд народных депутатов СССР, они оказались способны только демагогией заниматься, хотя там, среди них, были талантливые люди. Но и они оказались заложниками демагогов.

И еще предстоит понять, чего лишилась цивилизация с потерей СССР!

До ГКЧП вам было известно, что что-то такое готовится?

Много было слухов, и в прессе писали об этом, а «советник» Горбачева, некий Мигранян, даже обосновывал необходимость «просвещенной диктатуры». Накаркал. Я на эту тему давал интервью телевизионщикам, где отрицал возможность такого сценария, полагал, что обстановка в СССР не дает предпосылок для заговоров и переворотов. Исходил из того, что демократический процесс в стране далеко зашел и общество не потерпит путчистов. Введение ГКЧП было для меня большой неожиданностью. За несколько дней до этого я был в Сочи, помогал местным властям справиться с последствиями стихийного события — шторма. И даже звонил министру обороны Язову, просил тяжелую технику для восстановления какого-то трубопровода у кавказского хребта. Он сказал: «Конечно, немедленно поможем», и помощь оказал. Вернувшись в Москву, за день до ГКЧП, я встретил, уже ночью, Ельцина — он прилетел в Москву из Казахстана, где он вел какие-то переговоры с Назарбаевым. Я его, как обычно, встретил в аэропорту, проводил его домой, мы жили по соседству. 20 августа должно было быть подписание нового Союзного Договора, и мы с Ельциным обговорили некоторые вопросы. В частности, что в Договоре Горбачева некоторые статьи мы, российская делегация, подписывать не будем, так как юристы Горбачева в этом Договоре приравняли республики Российской Федерации к союзным республикам. С этим я категорически не был согласен. И разъяснил это Ельцину. Кстати, когда этот вопрос стали обсуждать в Новоогарево ранее, я перестал даже посещать эти заседания, в знак протеста.

Это же был бы развал России…

Да, следом за союзными республиками были бы объявлены Татарская, Башкирская, Осетинская, Чеченская, Дагестанская и т.д. Все они становились бы равными с Казахстаном, Белоруссией, Украиной. Обговорили это с Ельциным и разошлись. В 7 утра я встал, как всегда, бодрый. Звонит жена из московской квартиры и сообщает, что в стране переворот, просит включить ТВ. Включил телевизор, а там и правда «Лебединое озеро», потом показали Янаева и других. Позже я узнал, что фактическим организатором был Крючков, глава КГБ. Я немедленно побежал к Ельциным. Там, у порога, стоит хмурый Коржаков. Увидел Наину Иосифовну, вбежал на второй этаж. Ельцин сидел на кровати, неопрятный и подавленный. Увидел меня, говорит: «Обыграл нас Крючков. Все, через час нас с вами возьмут».

Я ему отвечаю: «Как так возьмут? Соберитесь, приведите себя в порядок, мы что, с вами в бирюльки играем? Давайте, звоните в Алма-Ату Назарбаеву, в Киев Кравчуку, заручимся поддержкой. Спрашиваю также его: «Кого из военных вы знаете? Через 15 минут будьте в порядке, я созову всех наших руководителей. Надо драться, а не сдаваться!»

Связь не отключили?

Ни свет, ни связь не отключили. Я полагаю, что они хорошо в КГБ знали психологию Ельцина и полагали, что он сдастся. И он уже фактически сдался, когда я его увидел. Так что они его «просчитали». У них был план вывезти нас на одну из своих подмосковных дач, чтобы он (Ельцин) там сложил с себя все полномочия и вернулся в Свердловск. Это был предельно мирный сценарий. Крючков мне потом несколько раз говорил: «Я твой фактор не учел, мы из-за тебя проиграли, а все лавры достались Ельцину».

Вы автор воззвания народу, после которого начали собираться защитники Белого дома?

Да, его я писал. У Ельцина собрались Силаев, Руцкой, Шахрай, Полторанин, Бурбулис. Я дал ручку Полторанину, он у нас главный был журналист, а у него руки дрожат. Я рассердился, со злостью забрал у него ручку и сам стал писать. С этого началось противостояние путчистам. Москвичи нас поддержали.

Вы упомянули, что Ельцин пытался сбежать в американское посольство. Это правда?

Ну это известный факт, и об этом было написано уже в 1992 году. Конечно, Ельцин боялся ареста (ну кто не боится?). Помню: ночь, моросит дождь, в Дом советов пришли мокрые Гавриил Попов, Юрий Лужков с молодой женой — они тоже боялись, что их арестуют. Я их отправил согреваться, и тут вбегает в кабинет Коржаков и дурным голосом кричит: «Руслан Имранович, срочно к президенту!» Спускаемся на лифте, внизу, в гараже, стоит Ельцин, его помощники, охрана и большая машина «Зил 114». Ельцин сразу ко мне: «Через полчаса будет штурм, нам надо спасти себя, едем в посольство США, через два дня после большого шума в мире мы вернемся».

Я даже не стал размышлять, говорю: «Вы правы, правильное решение, вы президент, вы у нас один, вас надо спасать, а у меня здесь 500 депутатов». С этими словами развернулся и пошел к лифту. Иду к себе и думаю: «Что же теперь будет… Президент сбежал. ..» И когда я шел по коридору, под руку мне подвернулись военные. Подбежал генерал Кобец и говорит: «Вот тут генерал Лебедь, он хочет нам что-то подсказать, помочь…» Я был в ярости, не знал, на ком ее сорвать, а здесь — подходящий случай. Говорю: «Если вы хотите помочь, то зачем вы подогнали сюда танки?» Лебедь мне говорит: «Если будет надо, за пять минут ваш Белый дом возьму». На что я ему отвечаю: «Через пять минут никак не возьмешь! Генерал Кобец, арестуйте этого путчиста и бросьте в подвал! Через два дня разобьем мятежников, а он пойдет под трибунал».

Кобец открыл рот, а Лебедь замолчал и встал по стойке смирно. Вот тут я, наконец, успокоился и прошел в свой кабинет. Зло выплеснул, велел никого не пускать, не знал, что делать, была какая-то опустошенность, даже мысли какие-то ленивые. Думал, что, как только Ельцин сбежит, американцы тут же всем сообщат о нашем поражении. Сидел, размышлял, прошло минут 20-30, как мне кажется. И тут раздается телефонный звонок от Ельцина: «Руслан Имранович, вы так решительно отказались эвакуироваться, что я тоже решил воевать вместе с вами. Будем вместе до конца». Он ушел в подвал, а я остался командовать, разумеется.

А почему именно в посольство США?

Как я потом узнал от первого замминистра обороны СССР Владислава Ачалова, это была игра Крючкова. Через свою агентуру в посольстве США он запустил информацию, что назначено время штурма, при котором должны убить Ельцина. Это была дезинформация, но ее «проглотили» американцы и рекомендовали Ельцину «эвакуироваться» в посольство США. Крючков все время сидел на телефоне, рассказывал Ачалов, ждал бегства Ельцина, а потом, когда ему сообщили, что Хасбулатов отказался бежать, а Ельцин следом за ним передумал, Крючков швырнул трубку, схватился за голову и воскликнул: «Хасбулатов выиграл у меня».

Горбачева в Форосе блокировали или нет, существуют на этот счет разные мнения, есть и такое, что он ждал, как будут развиваться события.

Это был полуарест, в мягкой форме. Указа или разрешения на переворот Горбачев им не дал. Делегацию, которая к нему прибыла с приказом о введении ГКЧП, он обматерил, подписывать отказался. В запале сказал, мол, делайте, что хотите, но подписывать не буду. Они этой фразой и воспользовались. Сговора у него с ними не было. Конечно, ему надо было сесть в их самолет и вернуться в Москву, в Кремль. И потребовать объяснений: что вы тут устраиваете? Он же их всех хорошо знал. Так что говорить однозначно, что Горбачев все знал, все одобрил, — неверно. Другое дело — он не попытался жестко пресечь любые «инициативы» в этом направлении.

Почему ГКЧП посыпался?

Это не трусость. Генерал Ачалов и маршал Язов знали цену жизни, оба были в Афганистане, Закавказье. Язов еще был ветераном Великой Отечественной войны. И Язов, и Ачалов не особенно полагались на генерала Грачева, поэтому Ачалов сам обходил позиции у Дома Советов. Грачев и Лебедь, кстати, готовы были расстрелять демонстрантов, если бы дали приказ, это потом они рядились в спасителей. Ачалов же после обхода сообщил Язову, что собралось много народу и может быть кровопролитие: «Стоит ли штурмовать Дом Советов?». Язов тут же сказал: «Нет, не стоит. Из-за этой шайки мы с тобой честью советских офицеров рисковать не будем». Должен сказать, высочайшую порядочность, честь, служение народу в эти дни проявил Генерал Владислав Ачалов. Это был очень авторитетный генерал ВДВ, с ним считались в армии, ему доверяли.

Неужели КГБ не мог вас арестовать?

Я думаю, могли. Но они не верили, что я буду так решительно действовать. Они знали хорошо Ельцина и тех, кто его окружает, его похождения, падения в реку, свердловские эпизоды, когда он потом извинялся, каялся, плакался. Они не рассчитывали, что так много выйдет людей для защиты Дома Советов. И просчитались со мной. Как и в 1993 году. Для меня понятие чести очень важно, я же не мог уйти с линии борьбы, чтобы смеялись надо мною позже. Как с таким жить дальше?

И депутаты, как «левые» так и «правые», все они отбросили свои противоречия и проявили героизм, надо отдать им должное. А КГБ побаивалось военных: как мне рассказывал Ачалов, когда Крючков начал повышать голос, Язов отвел Ачалова в сторону и приказал ему быть готовым, чтобы арестовать Крючкова и его генералов. Крючковцы все подслушивали и поняли, что если будут действовать против народа, то армия их не поддержит и сомнет. Пресса пишет, что в ГКЧП были малодушные, трусливые деятели, а Ельцин показал себя «решительным». Но это не так. В ГКЧП были достойные люди, они совершили ошибку, но они не стали проливать кровь. Это надо признать. А трусом всегда был Ельцин — и в августе 1991 и позже, а в 1993-м показал себя бандитом. Путчисты в августе 1991 года рисковали карьерой и жизнями, но не допустили кровопролития. Настоящий переворот произошел в Беловежье. Только в истории удачные перевороты переворотами не называют. Я иногда размышляю над прошлым и считаю своей большой ошибкой, что не пошел тогда (после Беловежья) к Горбачеву и не предложил подписать указ, назначающий меня премьером СССР, возможно, тогда удалось бы сохранить Союз. Но что поделаешь! История нас опережает!

 

А что же вы? Почему не пошли на этот шаг?

Не знаю. Наверное, воспитание у меня такое. Не предложил я эту спасительную идею. Эта идея витала в наших парламентских кругах.

После ГКЧП произошла страшная вещь. Союз предельно ослабел, он балансировал на границе существования. Горбачев фактически стал заложником Ельцина. Он приказал распустить Съезд народных депутатов и Верховный Совет СССР; арестовали Лукьянова. А в наших российско-советских условиях, если главы нет, то считай, власти нет, ни союзного правительства, ни чего-то другого. В Российской федерации тогда тоже не было правительства! Ельцин еще перед путчем разогнал правительство Силаева. Огромная страна никем не управлялась!

Тогда я явочным порядком созвал Президиум Верховного Совета и мы работали круглые сутки, фактически управляли страной и даже делами СССР, областями и республиками. Все тогда знали, что «Хасбулатов на месте», он решает вопросы. Это не позволило России распасться, хотя данные процессы распада, однако, стали бурно развиваться. В этот период я неоднократно ставил перед Ельциным вопрос: давайте скорее создадим правительство! Кстати, у него самого были неплохие идеи пригласить в правительство известного офтальмолога, академика Святослава Федорова, затем — академика Юрия Рыжова, потом — Юрия Скокова. Но все это оказалось жалкой игрой. Он предложил в правительство никому неизвестных людей, какого-то Гайдара, Бурбулиса и еще кого-то, имена которых не хочу говорить в силу их ничтожности.

Они вышли из неформальных клубов, были известны в кругах интеллигенции…

Да-да, кто-то их знал, но не общество. Это были типажи что-то типа тех, что недавно выходили на Болотную площадь. Но самое смешное в том, что они не знали экономику ни капитализма, ни социализма. Это, видимо, и не было важным — одновременно с ними пришли американские специалисты. Как потом я выяснил, с ними работали и представители иностранных разведок. Как после всего этого, не анализируя события, можно воспринимать современные украинские события? Они лишь повторяют то, что происходило в Москве в 1991-1993 годах!

Почему Ельцин вдруг так яростно начал торпедировать Горбачева?

После ГКЧП, когда Горбачев вернулся в Москву, Ельцин сделал его своим заложником. Об этом, по-моему, только я писал в своих книгах. Он не дал Горбачеву сформировать союзное правительство. Были и другие важные события. Тогда же произошли события в Чечено-Ингушетии, где отставной генерал Дудаев на волне демократизации разогнал местные власти в этой республике. И вот удивительное дело, я в тот момент был в Японии, «отвозил» письмо Ельцина по поводу Курил премьер-министру этой страны. Без моего ведома вице-президент Руцкой подготовил проект по введению ЧП в Чечено-Ингушетии. ЧП провалился, потому что в аэропорт Грозного прибыли два батальона солдат, но без оружия, которое им должны были подвезти из Моздока.

В общем, произошел провал и все организаторы опять просят от меня помощи. Я звоню Горбачеву (он же все еще президент СССР, и войска подчиняются ему), говорю: «Ельцин ввел ЧП без моего ведома, но надо помочь, дайте приказ — введите войска». Он отвечает: «Нет, нет!» Наотрез отказался. Ведь можно было без особого труда усмирить Дудаева. Тогда, может быть, и двух полков хватило бы. Дудаев — профессиональный военный, он знал, что против армии он ничего не сможет делать, его возьмут и арестуют. Я звонил министрам обороны, в МВД, но все они ссылались на Горбачева и тоже не захотели рисковать своим положением.

В истории этот момент остался незамеченным, но сыграл особую роль в отношениях Ельцина и Горбачева. После отказа помочь армией Ельцин так взъярился на Горбачева! Я был у него в кабинете, он ходил туда-сюда весь красный и рычал: «Я его в порошок сотру! Я уничтожу его!» И после этого он дал указание своим юристам убрать из документов по СНГ упоминания о всяких руководящих органах. Это было ключевое событие, после которого Ельцин начал уничтожать Горбачева, хотя до этого он договаривался с союзными республиками, что оставляет за Горбачевым пост главы СНГ.

Что было в Беловежье? Одни пишут, что пьянка, другие говорят — всю ночь работали.

Как все или почти все участники говорили, там все было. Но не хотел бы распространяться на данную тему. В целом же это был один из самых позорных форумов, не красящих ни одного из его участников. Попросту говоря — сборище заговорщиков.

И почему, в конце концов, в Беловежье, у границы с Польшей?

Я думаю, так, на всякий случай, чтобы в случае чего сбежать: они же не дураки! Риск-то был! Горбачеву, как мне рассказывал позже президент СССР, Ельцин эту встречу объяснил перед отъездом так: «Скоро весна, посевная кампания, нам надо договориться о взаимодействии по топливу, по семенному фонду». На самом деле это был заговор. Они, эти участники, — Ельцин, Кравчук и Шушкевич, — конечно, побаивались меня, поэтому Ельцин меня и отправил в Сеул. Кто-то из окружения Ельцина в мемуарах писал потом, что на этой встрече было сказано: «Или подписывайте, или расходимся, ночью возвращается Хасбулатов из Сеула, он не Горбачев. Вы это знаете, он придет с батальоном десантников во главе с генералом Ачаловым, и нас арестуют».

А почему Верховный Совет это ратифицировал?

Меня часто этим упрекали. Я созванивался со всеми главами государств, с Верховными Советами, все они говорили: «Отрезанное не склеишь, и так все на волоске держалось». Даже коммунисты выступили за ратификацию. Говорили: «Ну, наконец-то, снимем Горбачева». Когда я вынес на обсуждение Верховного Совета этот документ, я не ожидал, что будет такая поддержка этому антиисторическому решению. Этого даже Ельцин не ожидал, он не пришел на Верховный Совет, побоялся. Против было только семь человек. Это была группа Бабурина.

Если подводить итоги, то в деле по развалу СССР первое место надо отдать Горбачеву, а второе место — Ельцину, он добил СССР. Но если бы не Ельцин, то Горбачеву удалось бы сохранить Союз в составе 9-10 республик. Я в этом уверен.

Алексей Сочнев

 

Как Ельцин стал президентом — МК

Известный в те годы следователь по особо важным делам Николай Иванов вспоминал: «Острая неприязнь к генсеку проявлялась у Бориса Николаевича и в том, что ни его фамилии, ни имени-отчества он не произносил, заменяя местоимениями: «он сказал», «ему пришлось», «от него позвонили».

Ельцин завидовал Горбачеву: он — президент, и у него в руках все рычаги власти. Горбачев завидовал Ельцину, за которого голосовали простые люди и ради которого собирались огромные митинги.

Союзное правительство не обращало внимания на декларации и заявления российской власти. Ельцин делал вид, что союзного правительства не существует, а он возглавляет самостоятельное государство. Верховный Совет РСФСР заявил, что без его ратификации никакие указы президента СССР на территории России не действительны.

А ситуация в стране ухудшалась на глазах. Выстраивались очереди за хлебом. Горбачев сказал на заседании Совета безопасности: через два-три месяца кормить страну будет нечем. В Москве продукты и товары продавали при предъявлении паспорта со столичной пропиской, чтобы ничего не доставалось приезжим. Москвичи были довольны, хотя еды от этого не прибавилось. Областные хозяева запрещали вывозить продовольствие соседям и не подчинялись Москве.

Ельцин говорил: ввести пост президента — единственный путь спасения России от всех проблем. Устремления демократов совпадали с лозунгами национально-патриотических сил, которые говорили, что русских обижают и Россия не должна платить за всех. 17 марта 1991 года на референдуме жители России отвечали на вопрос: нужен ли пост президента РСФСР? Больше 70 процентов россиян захотели иметь своего президента. Выборы назначили на 12 июня.

Накануне выборов я расспросил Галину Старовойтову, депутата двух парламентов — союзного и российского и члена Высшего консультативно-координационного совета при Ельцине:

— Советский Союз останется единой страной или распадется?

— Мы сейчас на переходном этапе от унитарного государства к конфедерации. Это объективный исторический процесс.

— Полновластие президента России исключает полновластие президента Союза?

— Мы должны задать себе вопрос: что для нас, россиян, важнее? Если самостоятельная государственность России исключает существование Союза, то для меня важнее Россия. Другое дело, что Союз может быть преобразован в конфедерацию дружественных государств, неразрывно связанных общей экономикой.

— Превращение одного государства в пятнадцать может повлечь за собой страшные последствия.

— А что делать, если этот процесс неостановим? Конечно, если бы в центре сидели люди, не связанные идеологическими догмами, желающие и способные развивать демократию и рыночную экономику, может быть, страна не распадалась бы с такой скоростью. Республики так стремительно не бежали бы, спасаясь от центра.

Помимо Ельцина в президенты баллотировались бывший министр внутренних дел Вадим Бакатин, генерал Альберт Макашов, бывший председатель Совета министров Николай Рыжков, председатель Кемеровского областного совета Амангельды Тулеев, создатель либерально-демократической партии Владимир Жириновский.

На Центральном телевидении собирались провести «круглый стол» всех шести кандидатов в президенты. Борис Николаевич отказался участвовать. Он нарочито не занимался избирательной кампанией. Не агитировал за себя, не обращал внимания на соперников.

Жириновский сделал все, чтобы его узнали, но тогда его не приняли всерьез. Тулеев доказал, что у него есть поддержка в одной отдельно взятой области, но общероссийской революции ему не совершить.

Реальным кандидатом был Рыжков, обладатель уникальной записи в трудовой книжке: «В связи с изменением Конституции СССР вышел в отставку». Николай Иванович воспринимался как честный, порядочный и деловой человек. Когда он только появился на политической арене, молодой, хорошо улыбающийся уралец вызывал всеобщие симпатии. Но последние годы его пребывания на посту главы правительства оставили грустное впечатление. Его поддержала компартия РСФСР, и это автоматически лишило его симпатий демократически настроенных людей.

На выборах 12 июня 1991 года Ельцин собрал 57,35 процента голосов. Вступая в должность, сказал: «Впервые в тысячелетней истории России президент торжественно присягает своим гражданам. Нет выше чести, чем та, которая оказывается человеку народом…» Ельцин выглядел внушительно — высокий, широкоплечий. Отец нации.

Почему республики жаждали обрести суверенитет? Хватались за соломинку — положение в стране становилось все более отчаянным. Если нельзя спастись всем вместе, то надо по крайней мере спасти себя.

Торопились понадежнее огородиться республиканским палисадником, чтобы завести дома такой порядок, какой хочется. Жаждали освободиться от союзных начальников, верили, что свой властитель окажется разумнее и справедливее. Но были причины и серьезнее. Народы хотели строить свое национально-государственное бытие в соответствии с историческими традициями, культурным наследием, духовным складом, политическим мышлением.

В начале ХХ столетия Российская империя рухнула в том числе и потому, что населяющие страну народы не устраивала их судьба. После Первой мировой войны на карте Европы появилось немало новых стран. На территории бывшей Российской империи свои правительства образовали Украина, закавказские и балтийские республики, среднеазиатские ханства… Москва в ходе Гражданской войны остановила этот процесс с помощью Красной Армии и обещаний создать национальные государства внутри Советского Союза. Процесс национально-государственной эмансипации был прерван. Но то, что зрело десятилетиями, ждало своего часа и вырвалось наконец на свободу.

Можно ли избежать полного обособления республик и кровавых межреспубликанских конфликтов — вот о чем думали в 1991 году. Нагорный Карабах, где не удавалось остановить войну, показывал плохой пример. Безвыходность подобных ситуаций в том, что поведение конфликтующих сторон определяется особым состоянием массового сознания, которое ориентировано на бескомпромиссность, на борьбу с «чужими».

После Сумгаита и Ферганы стало ясно, что стране грозят национальные катаклизмы. Национальная проблема стала уже не проблемой языка, культуры, экономической самостоятельности. Она стала вопросом жизни и смерти, этнические конфликты приобрели кровавую окраску, гибли люди, и войска превратились в команды «скорой помощи», рассылаемые по разным регионам.

Сама атмосфера в обществе была заражена националистическими настроениями, и оскорбительные выражения уже не казались предосудительными. Националистическая лексика проникла на страницы партийных изданий и в словарь секретарей партийных комитетов. Партаппарат по всей стране пытался заключить союз с националистическими силами, надеясь хотя бы под этим знаменем удержать власть. Неустроенность жизни, нестабильность, неуверенность в завтрашнем дне требовали какой-то компенсации, самоутверждения — за счет других. Мы с изумлением наблюдали, как по национальному признаку раскалывались целые республики, как соседи лихорадочно выясняли национальность друг друга, как дотошно копались в биографии бабушек и дедушек.

Но разве это не было запрограммировано? Сколько десятилетий официальные и неофициальные отделы кадров всех уровней по обязанности и по собственной инициативе занимались калькуляцией: если начальник молдаванин, то второй человек — русский, здесь слишком мало казахов, тут переизбыток латышей, сюда не принимать евреев, туда не брать немцев… Все это, казалось, затрагивало немногих. Но и малой капли яда оказалось достаточно, чтобы отравить целую страну.

Самоутверждение одного народа за счет другого есть национализм. Страна столкнулась с тем, что самоутвердиться за счет других желала не одна этническая группа, не две, а едва ли не вся страна. На первый план вышли национальные интересы, которые подминали под себя все остальные. Немногие понимали, как опасно поощрять подобные настроения в многонациональном государстве. Откровенный национализм в конце концов разрушил страну. К концу 1991 года Советский Союз распался.

«Кульбит» 1998 года: как Борис Ельцин и правительство проиграли законам экономики

Пятнадцать лет назад, 17 августа 1998 года, российское правительство объявило дефолт по внешним и внутренним государственным обязательствам. Это решение стало спусковым крючком самого острого кризиса в истории современной России. В издательстве «Колибри» выходит биография первого президента России Бориса Ельцина, которую написал Тимоти Колтон (см. интервью). В одной из глав своей книги Колтон подробно исследует вопрос о том, что предшествовало решению 17 августа 1998 года и к каким последствиям оно привело.

 

Реальная продолжительность второго президентского срока Ельцина составила меньше половины первого. Ограниченное конституцией до четырех лет, его правление началось с опозданием из-за операции на сердце и еще больше сократилось из-за его досрочного ухода в отставку в декабре 1999 года. По сути же, назначение Владимира Путина премьер-министром и потенциальным преемником, произошедшее в августе, уже тогда в некоторой степени отлучило Ельцина от должности.

Свой эндшпиль Ельцин начал с того, что всерьез взялся за правительство и его главу. Об обновлении совета министров он впервые задумался в ноябре–декабре 1997 года. Тяжкий груз недовольства президента пришелся на человека, с 1992 года находившегося в должности премьер-министра. В «Президентском марафоне» Ельцин пишет, что главным достоинством Черномырдина была «его уникальная способность к компромиссам… Но вот в чем дело: главный компромисс, на котором Черномырдин и «просидел» все эти годы, — компромисс между рыночными отношениями и советским директорским корпусом — сейчас уже невозможен». Более того, Ельцин уже смотрел в будущее с тем, чтобы определить, кто станет следующим президентом; Черномырдин последнее время явно питал надежды заполучить этот приз, в то время как Ельцин считал, что его пристрастие к «шаблонам осторожного управления» и «усталость людей от привычных лиц в политике» не оставляют премьеру шансов в президентской гонке.

Реклама на Forbes

Под разными предлогами Ельцин встречался с претендентами на пост премьер-министра. Продолжая вычеркивать имена из списка, Ельцин подошел к шестой кандидатуре — Сергею Кириенко, протеже бывшего нижегородского губернатора Бориса Немцова. Кириенко имел опыт работы в комсомоле, в банковской сфере и в нефтеперерабатывающей отрасли. Вместе с Немцовым он перебрался в Москву весной 1997 года и в ноябре стал министром энергетики. Самый молодой в ельцинском списке (Кириенко было 35 лет), он отличался мягкой манерой обращения и мальчишеской внешностью. Ельцин ценил его деловой опыт и сдержанность и в то же время отмечал в нем «что-то от отличника-аспиранта». Кириенко в большей степени, чем Анатолий Чубайс и Немцов, был для Ельцина Егором Гайдаром его второго срока, вундеркиндом, имеющим связи и способным ускорить ход перемен, действуя от лица нетерпеливого президента.

Ранним утром 23 марта 1998 года он сообщил об этом Черномырдину. Кириенко согласился занять пост, и Ельцин подписал указ о назначении его исполняющим обязанности премьер-министра. После этого он предоставил Кириенко такую же свободу в выборе министров кабинета и определении программных инициатив, какую в 1991–1992 годах получили Гайдар и Геннадий Бурбулис. Страстно желая, чтобы молодой политик добился успеха, Ельцин до своего летнего отпуска два-три раза в неделю встречался с Кириенко в Кремле или «Горках-9». Молодые министры занялись финансами (Михаил Задорнов), экономикой (Виктор Христенко), налогами (Борис Федоров), вопросами труда (Оксана Дмитриева). Думе были предложены проекты законов по экономической либерализации.

Если Кириенко и обладал некоторыми качествами, необходимыми для «реформирования реформ», то время для его назначения было выбрано самое неподходящее. Неожиданным фактором стал экономический спад в странах Юго-Восточной Азии, по перегретым экономикам которых в 1997 году больно ударило падение цен на товарных биржах с последовавшим далее обрушением курсов местных валют. «Азиатский грипп» оказался заразным для российской финансовой системы, и в октябре-ноябре симптомы «простуды» были уже налицо. Вмешательство государства с целью укрепления рубля не смогло восстановить доверие участников рынка, что подтвердило снижение фондового индекса РТС с 572 пунктов — максимума по состоянию на 6 октября — до 397 пунктов по состоянию на 31 декабря. К марту наблюдатели стали отмечать, что в России развивается кризис азиатского типа. На второй неделе мая, когда мировая цена на сырую нефть упала до $12 за баррель (в январе 1997 года она составляла $26), а индекс РТС приблизился к 200 пунктам, пресса предсказала девальвацию рубля. Ельцин вместе с Кириенко и Дубининым могли бы смириться с неизбежным и попытаться как-то смягчить ее последствия, но новое правительство «страшно боялось» такой перспективы и ее политических последствий. Никто не отреагировал, и началась «атака на рубль». Попытки поддержания рубля обходились в $4 млрд ежемесячно, из-за чего золотовалютные резервы снизились до 15 млрд.

Авторы кризиса

Кризис, возможно, был бы менее болезненным, если бы не то обстоятельство, что финансовая политика правительства на деле ему способствовала. Позже Ельцин писал, что он указал на эту проблему на заседании Совета министров в декабре 1997 года: «Вы все объясняете мировым финансовым кризисом. Но есть и другая сторона — плачевное состояние российского бюджета. А вот здесь пенять можно только на себя». Но Ельцин умалчивает о том, что за «красную» часть бюджета значительную часть ответственности нес он сам.

Такое положение дел возникло еще во время реализации программы макроэкономической стабилизации 1992–1995 годов. Притом что советские социальные гарантии были ликвидированы, Ельцин не хотел еще больше сердить население, сокращая социальные выплаты и пособия, и отталкивать от себя работников бюджетной сферы, лишая их работы или задерживая выплату зарплат. Как говорил помощник президента по экономическим вопросам Александр Лившиц, Ельцин «чувствовал, что существует предел на терпение простых людей», и «боялся социального взрыва». От предпринятой в мае 1997 года попытки секвестировать недофинансированные части федерального бюджета через несколько месяцев отказались, в 1998 году попытались возродить, но безуспешно. Что касается доходов, то слабое посткоммунистическое государство вовсю пыталось собирать налоги, но часто вместо денег принимало векселя или товары. Чтобы не доводить фирмы до банкротства и массовых увольнений, правительство призвало «Газпром» и энергетические компании последовать его примеру и не требовать возвращения долгов.

Избирательная кампания 1996 года породила новый виток невыполнимых обещаний. Попытка повысить налоги после выборов ни к чему не привела. Дефицит федерального бюджета, который сократился с 10% от ВВП в 1994 году до 5% в 1995-м, в 1997-м вернулся к 8%, то есть был всего на 1% меньше суммы собранных налогов. Это означало, что правительство на каждый полученный рубль тратит почти два. Для того чтобы справиться с дефицитом и не раскручивать инфляцию, были выпущены государственные краткосрочные облигации — ГКО, обещавшие сверхвысокий доход и быструю окупаемость. ГКО скупали банки и инвесторы-нерезиденты, которые в 1996 году получили право конвертировать свои доходы в твердую валюту, что привело к дополнительному давлению на рубль.

Низкие цены на нефть, отвращение к страновому риску со стороны менеджеров фондов и последующий рост процентных ставок сделали размеры государственного долга абсолютно неисполнимыми. Министерство финансов выпускало все новые ГКО, чтобы покрыть возникающий дефицит. Годовой доход по облигациям вырос с 18% в июле 1997 года до 65% в июне и до 170% в середине августа 1998 года. Еще больше ослабили Россию несколько миллиардов долларов, размещенных в евробондах, и займы, которые следовало возвращать в долларах. Процентная ставка по долгу, составлявшая в январе 1998 года 17% бюджета, к июлю подскочила до 34%. Индекс РТС в начале июля упал до 135 пунктов и продолжал снижаться, достигнув в октябре 1998 года 38 пунктов — то есть те, кто покупал акции год назад, на пике рынка, теперь могли получить по 7 центов за доллар.

Молодое ельцинское правительство находилось в патовой ситуации. Глава ЦБ Сергей Дубинин и Центробанк России жали на все монетарные кнопки, какие только были в их распоряжении. Представители России во главе с Анатолием Чубайсом вели переговоры с МВФ об ускорении выплаты траншей ранее предоставленных займов и выделении новых кредитов. При этом $5 млрд из $14,8-миллиардного стабилизационного пакета, которые должны были быть получены Москвой к августу, бесследно исчезли. Тогда же Борис Федоров выступил с предложением о снижении налогов с одновременным усилением ответственности за уклонение от их уплаты, направленным против первой тысячи богатейших россиян.

В июне Ельцин послал коммунистической фракции парламента оливковую ветвь, назначив министром промышленности и торговли бывшего члена Политбюро ЦК КПСС, занимавшегося оборонной промышленностью, а ныне депутата Госдумы от КПРФ Юрия Маслюкова. Но попытки побудить Думу принять программу сокращения расходов провалились. Отказавшись экономить на расходах и дотациях, вводить налог с продаж и другие налоги, законодатели объявили перерыв на летние каникулы. Ельцин делал одно заявление о бюджетной дисциплине за другим, но сам не стеснялся пользоваться казной (почти пустой), чтобы задобрить избирателей.

В рамках консультаций президент в четвертый раз встретился с олигархами. На встрече, состоявшейся 2 июня 1998 года, присутствовали 10 человек. Фридман, Гусинский, Ходорковский, Потанин и Смоленский уже встречались с президентом ранее; теперь к ним присоединился Виталий Малкин из банка «Российский кредит». Кроме того, на встрече присутствовали четыре представителя промышленности — Чубайс, к тому моменту возглавивший РАО ЕЭС (этот пост он занял в марте, покинув правительство), Вагит Алекперов из «Лукойла», Владимир Богданов из «Сургутнефтегаза» и Рем Вяхирев из «Газпрома». Присутствовал и Кириенко — в отличие от Черномырдина, который не посетил ни одной из предыдущих встреч (в 1995, 1996 и 1997 годах). Ельцин охарактеризовал положение дел как угрожающее и призвал олигархов платить налоги, держать капиталы в России и сохранять веру в правительство. Он спросил, что им нужно от него в первую очередь; Фридман ответил, что больше всего нужна стабильность. Возможно, продолжил Ельцин, им будет сделано заявление о том, что Кириенко останется во главе Совета министров до 2000 года.

Но заявления не прозвучало, что не ускользнуло от внимания Кириенко. 16 и 18 июня премьер-министр встретился по отдельности с большинством участников встречи 2 июня, и его представители сообщили, что олигархи и чиновники сформируют совместный Совет по взаимной экономической помощи. Но Ельцин своего мнения по этому вопросу не высказал. Попытка придать сотрудничеству бизнеса и правительства формальный характер умерла на стадии планирования.

Ельцин несколько раз утверждал, что чрезвычайная ситуация уже позади, хотя в закрытых беседах с подчиненными говорил более откровенно. 13 августа Financial Times опубликовала письмо американского финансиста Джорджа Сороса о том, что Россия находится в «терминальной фазе краха» финансовых рынков. Он рекомендовал срочно провести девальвацию на 15–25% и передать управление рублем «валютному совету», куда вошли бы опытные эксперты. По просьбе Кириенко и Валентина Юмашева Ельцин сделал последнее опровержение. 14 августа в Новгороде он «твердо и четко» заявил, что девальвации не будет. Через два дня Кириенко, Юмашев, Чубайс и Дубинин (которого сопровождал Егор Гайдар) приехали в Завидово и сообщили президенту, что все кончено. Ельцин согласился с их мнением и в типичном для себя стиле попросил избавить его от деталей. «И без деталей было понятно, что правительство, а вместе с ним и все мы стали заложниками ситуации… Ельцин позже вспоминал: «Действуйте, — сказал я. — Давайте принимать срочные меры».

Атака на власть

17 августа Россия отпустила курс обмена валюты, объявила дефолт по ГКО и облигациям и ввела 90-дневный мораторий на выплаты иностранным кредиторам. За две безумные недели рубль упал больше чем втрое — с 6,3 до 21 рубля за доллар. ГКО превратились в бессмысленные бумажки. По условиям трехмесячного моратория российские кредиторы имели преимущество перед иностранцами, однако сотни банков не пережили растянувшейся до 1999 года сортировки, в течение которой государство в соответствии с установленной системой приоритетов возвращало долги, и разорились. Граждане выстроились в очереди к окошкам касс, пытаясь снять свои вклады.

Реклама на Forbes

В сентябре, как написал один из обозревателей, Ельцин оказался перед необходимостью «снова выбирать между вариантами просто плохими, ужасными и кошмарными». Левое и националистически настроенное большинство в Госдуме, и в особенности коммунисты-радикалы, требовало не меньше чем голову президента. 21 августа Дума приняла резолюцию, призывающую Ельцина уйти в отставку; за ее принятие проголосовали 248 депутатов, против — всего 32.

Ельцин 22 августа уведомил Кириенко, что увольняет его с поста премьер-министра, на котором тот пробыл четыре месяца. На смену ему был предложен Черномырдин — тот самый ветеран «клуба красных директоров», которого Ельцин выбросил за борт в марте. 23 августа на встрече с Черномырдиным в Кремле президент предложил ему вернуться, пространно извинился за решение, принятое весной, и выразил готовность повторить свои извинения в эфире. Черномырдин согласился принять личные извинения. Ельцин связал это назначение с вопросом о преемнике, сказав, что возвращение премьера поможет обеспечить «преемственность власти в 2000 году» и что человеческие качества Черномырдина «будут решающим аргументом на президентских выборах».

Госдума так не считала. В первом раунде голосования, состоявшемся 31 августа, за бывшего, а теперь исполняющего обязанности премьера проголосовало всего 94 депутата — меньше, чем за Кириенко в апреле. Сомнения еще больше возросли, когда после повторного голосования Черномырдин сумел набрать всего 138 голосов. Хотя это было больше, чем Кириенко набрал во втором туре в апреле, обстановка в Думе изменилась: Геннадий Селезнев более не предлагал тайного голосования; коммунисты жаждали крови; Совет Федерации не оказывал поддержки; репутации Ельцина и Черномырдина были подмочены. Существовали и конституционные осложнения. Коммунисты готовили рассмотрение вопроса об импичменте Ельцину. Согласно статье 109, президент не имел права распустить Госдуму и назначить новые парламентские выборы, если бы нижняя палата выдвинула против него обвинения.

Тогда Ельцин совершил новый кульбит (это было его любимое слово): как и в декабре 1992 года, когда выбирали Черномырдина, он согласился на компромиссную кандидатуру. Евгений Примаков, который был на два года старше Ельцина (и на 33 года старше Кириенко), руководил Внешней разведкой России, а позднее стал министром иностранных дел. До того Примаков успел побыть журналистом, ученым, членом горбачевского Политбюро и всегда умел ладить со спецслужбами. Дородный, добродушно-снисходительный в обращении, в политике он придерживался левоцентристских взглядов. Он хотел создать правительство на более широкой основе, усилить госрегулирование рынка и проводить более напористую внешнюю политику — все это устраивало парламент больше, чем программы Черномырдина или Кириенко. Примакова пришлось уговаривать. После трех встреч с Ельциным и длительных переговоров с его сотрудниками он все же согласился стать главой правительства. 11 сентября его кандидатуру утвердила Госдума: 317 голосов было за и всего 63 — против.

Примаков мог проводить необходимую корректировку курса гораздо более убедительно, чем Черномырдин. В мемуарах он напишет об отказе «президента и действующего через Ельцина его окружения от навязывания… тех или иных лиц на посты». Первым замом по экономическим вопросам Примаков назначил коммуниста Юрия Маслюкова — сторонника государственного регулирования экономики. По настоянию Примакова Виктор Геращенко, уволенный Ельциным в 1994 году, 12 сентября вернулся, чтобы возглавить Центробанк.

Реклама на Forbes

В целом Примакова можно было назвать умеренным и прагматичным премьером. Правительство, которым он управлял для Ельцина, было по сути коалиционным. К нему перешли 14 из 31 члена кабинета Кириенко. Примаков и его министры использовали административные рычаги, чтобы назначать конкурсное управление в лопнувшие банки, замедлить отток капиталов и способствовать выплате части задолженности бюджетникам и бастующим шахтерам. Дефицит предложенного ими бюджета составлял всего 3% ВВП, и Примаков с Геращенко финансировали его, запустив печатный станок, из-за чего инфляция в 1998 году составила 84% (в 1997 году была 11%), однако им удалось вырваться из губительного круга займов. Едва заметный экономический рост 1997 года сменился падением, составившим в 1998 году 4,9%, однако полный коллапс все же не наступил.

Вопреки зловещим предсказаниям российская экономика после первых судорожных недель начала драматический подъем, который продолжается и по сей день. Результаты 1999 года звучали для слуха Ельцина райской музыкой — 5,4% роста, инфляция менее 40%. Выглядевшее катастрофическим решение девальвировать рубль оказалось живительным эликсиром. Девальвация сделала нефть и другие экспортные товары более доступными для зарубежных покупателей и сформировала нетарифный барьер против импорта, что запустило процесс возрождения отечественной пищевой промышленности и производства товаров народного потребления. Оказавшись в стороне от международных рынков капитала, Россия наконец-то была вынуждена ужесточить бюджет и реструктурировать суверенный долг.

Кризис позволил сделать то, что было немыслимо в нормальной обстановке, и теперь пути назад просто не было. В мировой экономике впервые с 1980-х годов тенденции оказались благоприятными для России. Наиболее существенным стало то, что с 1998 по 2000 год цены на нефть удвоились и продолжали расти. Этот скачок, сопровождаемый ростом производства и экспорта, привел к утроению доходов от торговли нефтью и газом, что, в свою очередь, вернуло ликвидность страдающей от недостатка денег и финансовых ресурсов экономике и положило конец синдрому бесконечных неплатежей.

Зачем Борис Ельцин в 1991 году залез на танк? Предыстория знаменитого фото

Август 1991 года запомнился россиянам попыткой государственного переворота. Во время тех трагических событий народное сопротивление возглавил Борис Ельцин. Взобравшись на танк, он призывал людей начать всеобщую забастовку, а армию не применять против протестующих насилие.

Содержание статьи

С чего все началось

19 августа 1991 года действующий на тот момент президент М. Горбачев был отстранен от власти и заперт в его летней резиденции, расположенной в Форосе. Управление страной взял на себя ГКЧП – Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению, целью которого являлась остановка перестройки и восстановление СССР. Эта структура смогла просуществовать всего лишь 3 дня, которых стало вполне достаточно для развала страны.

Участники комитета планировали заставить Горбачева ввести чрезвычайное положение и примкнуть к ГКЧП. Ему сообщили о планирующемся аресте Ельцина, а также предложили подписать соответствующие указы. Понимая, чем все может закончиться, Горбачев отказался вводить в стране чрезвычайное положение, не стал подписывать переданные заговорщиками документы, разрушив своими действиями их планы.

Что происходило в столице

17-18 августа на площади Дзержинского и в самом Кремле проходила активная подготовка к государственному перевороту. В это время Ельцин уже проживал в дачном поселке Архангельское, имел личную охрану, в которую вошли гражданские лица и отставники, а главным телохранителем был назначен А. Коржаков. После полученного сообщения об отстранении Горбачева от должности количество охранников для Ельцина существенно увеличили.

Благодаря хорошим отношениям с МВД и Министерством Обороны, его служба безопасности получила на вооружение почти 100 пистолетов и 60 автоматов. Ельцин задолго до переворота заручился поддержкой командующего Тульской дивизии Грачева, который обещал защиту со стороны военных в случае ареста самого предводителя протестующих и его соратников. Именно поэтому 19 числа Борис Николаевич позвонил ему из своей дачной резиденции и прямо спросил, получал ли он соответствующий приказ от министра обороны. Грачев, после напоминания о данном обещании, отправил в Архангельское свою разведроту, для обеспечения безопасности Ельцина.

На даче Бориса Николаевича собрались все его близкие люди и соратники, была выставлена по периметру охрана. Совместными усилиями составили текст обращения к российским гражданам с призывом к бессрочной забастовке, который подписали Ельцин, Силаев и Хасбулатов. После этого, собравшиеся на даче решили выдвигаться на Москву. Первым до Белого Дома добралась машина Силаева, который отзвонился Ельцину и сообщил, что все под контролем, можно ехать. Борис Николаевич двигался на Москву на авто с президентским флажком, в общей колонне, которую сопровождала машина ГАИ.

19 августа 1991 года россияне, включившие телевизор, по всем каналам могли наблюдать «Лебединое озеро». В течение трех дней, когда проходила попытка государственного переворота, они были лишены возможности получать объективную информацию о происходящем в стране. Тысячи людей вышли к Белому Дому для выражения своего протеста и нежелания признавать власть ГКЧП. Это сопротивление возглавил Ельцин, который забравшись на танк, призвал народ к всеобщей забастовке, а армию к отказу от насилия. Именно его фото на боевой машине и стало символом тех трагичных августовских событий.

Как это на всё повлияло

Участники тех событий рассказывали, что Борис Николаевич смело залез на танк, так как знал, что его жизни ничего не угрожает. У него была точная информация о том, что штурма Белого дома не будет, Ельцин еще утром объявил своим соратникам о поддержке со стороны Грачева. Во время своей речи, обращенной к народу, Борис Николаевич потребовал вернуть в Кремль Горбачева, который на тот момент являлся законно избранным президентом страны.

Именно этот посыл вызвал недоумение у многих протестующих, заставив их думать о том, что Михаил Сергеевич с Ельциным заодно. Все газеты на протяжении многих месяцев распространяли информацию о противостоянии этих двух лидеров, которое зачастую граничило с лютой ненавистью. В итоге народ решил, что их единственным врагом является КПСС.

Параллельно с речью Ельцина члены ГКЧП проводят пресс-конференцию. Во время выступления Янаев сильно волновался, о чем свидетельствовали дрожащие руки. Несмотря на то, что он называл Михаила Сергеевича своим другом, с которым планировал плодотворно работать, люди отрицательно восприняли его появление на экранах.

Такое поведение Янаева ассоциировалось у народа с деградацией всего партийного руководства, с ненавистной косностью системы. Он был готов идти на все, чтобы избавиться от гнета КПСС. Эту пресс-конференцию смотрели и за рубежом. Президент США Д. Буш (старший) выразил озабоченность происходящими в СССР событиями и выразил поддержку Ельцину в его стремлении восстановить в стране законные органы власти.

Другая точка зрения: Запад сделал ставку на Бориса Николаевича потому, что увидел в нем «торнадо», способный уничтожить существующий режим так быстро, чтобы народ не успел опомниться и осознать, что в итоге остался у «разбитого корыта».

Чем закончилось

После 3 дней путча Горбачев все же решил вернуться в столицу. Но, 22 августа 1991 года он, приземлившись в аэропорте Москвы, понял, что оказался в другом государстве. Добравшись до Кремля и зайдя в рабочий кабинет, Михаил Сергеевич понял, что проиграл, так как в своем кресле увидел Бориса Николаевича. За время отсутствия Горбачева Ельцин успел переподчинить себе все структуры государственной власти, издав соответствующие указы.

Первый президент в очередной раз проявил отсутствие политической воли, так как должен был по возвращению отменить изданные нелегитимным руководителем нормативно-правовые акты. Добровольно отказавшись возвращать свои государственные полномочия, гарантированные Конституцией, Горбачев стал пассивным соучастником переворота.

22 августа 1991 года на флагштоке, размещенном над Белым Домом, был поднят российский флаг с триколором. Его заблаговременно изготовили в качестве символа капитуляции СССР. На следующий день во время сессии ВС РСФСР Ельциным был подписан указ, распускающий действующий КПСС. После этого между Горбачевым и Борисом Николаевичем прошел приватный разговор, в ходе которого новый лидер потребовал от первого президента согласовывать с ним свои действия, касающиеся ключевых назначений.

Спустя 14 дней после путча на Съезде народных депутатов была признана независимость прибалтийских республик. Эстония, Литва и Латвия вышли из состава СССР. Не успели люди опомниться от этих событий, как уже в декабре 1991 года в Беловежской Пуще было подписано соглашение о ликвидации СССР.

Подводя итоги можно найти связь между всеми произошедшими событиями. По мнению многих политиков и простых граждан, именно неудавшийся путч стал толчком к развалу союза.

«Он видел в нем человека, который продолжит реформы». Юмашев рассказал, как Ельцин выбрал Путина

Зять Бориса Ельцина и руководитель его администрации в 1997–1998 гг. Валентин Юмашев дал большое интервью Владимиру Познеру, в котором рассказал подробности появления Владимира Путина в Кремле. «Ведомости» выбрали самые интересные высказывания Юмашева.

Как Чубайс рекомендовал назначить Путина в Кремль

Уступив Юмашеву пост руководителя администрации президента Ельцина, Чубайс посоветовал сменщику присмотреться к питерским кадрам /Сенцов Александр, Чумичев Александр / Фотохроника ТАСС

«История возникновения Владимира Владимировича в администрации президента следующая. В 1997 г. Виктор Степанович Черномырдин – премьер-министр в тот момент – принял решение, что ему нужно перезагрузить правительство. Он долго уговаривал Бориса Николаевича, чтобы в тот момент глава АП – Чубайс Анатолий Борисович – пошел в правительство и стал первым заместителем. Чубайс этого хотел, ему не нравилось работать в администрации, и он согласился. Но возник очень странный момент. Когда он согласился, по сути уже начал работать вместе с Черномырдиным, готовить новую команду, а главы администрации по-прежнему не было. И такой сложный момент возник, когда Борис Николаевич [Ельцин] достаточно раздраженно реагировал на Чубайса: ах, вы уходите, а кто же будет на вашем месте? В конце концов состоялся мой разговор с Анатолием Борисовичем [Чубайсом], это был достаточно тяжелый разговор, потому что я достаточно твердо, даже агрессивно отказывался. Я по профессии журналист, у меня другой образ жизни, я никогда не носил ни пиджак, ни галстук, т. е. все эти атрибуты Кремля. Я в тот момент работал советником президента, и еще когда Чубайс приходил на место главы АП и уговаривал меня, я понимал, что захожу совсем не на ту площадку, которая моя и где буду комфортно себя чувствовать, но он сказал: как советник ты, по сути, будешь заниматься тем же, будешь рядом, ты хорошо Бориса Николаевича знаешь… Чубайс тоже не хотел идти в АП, и поскольку мы его уговаривали, люди, которые работали в 1996 г. в так называемой аналитической группе, я согласился на назначение как член команды Чубайса.

А глава администрации – это кардинально другая ситуация. Это тяжелейшая должность. Поскольку я знал, что такое АП, я придумывал всяческие аргументы, что я не пойду. Но закончилось это тем, чем закончилось: я стал главой АП. Но Чубайс увел с собой в правительство свою команду – Максима Бойко, Лешу Кудрина и еще нескольких сотрудников. И когда приехал ко мне Чубайс и мы думали, как эти дырки закрывать, он сказал, что есть очень хороший, сильный человек, с которым он работал в Санкт-Петербурге, – Владимир Владимирович Путин.

Вот тот момент, когда я с Путиным познакомился, – это март 1997 г. Путина я представлял в администрации, зал был примерно такой же: с одной стороны Кудрин (он оставил пост замглавы АП – глава контрольного управления. – «Ведомости»), уже уходящий, с другой – Владимир Владимирович, приходящий. И в центре я, как глава администрации».

В Кремле считали работу Путина с мэром Санкт-Петербурга Собчаком (справа) более показательной, чем работу в КГБ /Рудольф Кучеров / РИА Новости

«Этой темы вообще не было. Она вообще отсутствовала. Что мне говорил Чубайс: приходит человек, который был первым замом Собчака (бывший мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. – «Ведомости»), на нем огромная ответственность лежала все эти годы,потому что Анатолий Александрович [Собчак] не очень любил всю эту хозяйственную каждодневную деятельность. И это все было на плечах у Путина. И в первое мое знакомство с Путиным я понимал: это человек, который проработал с Собчаком, который понимает, как работает огромное хозяйство, знает, как устроена власть.

Когда я пришел в администрацию, было огромное количество разных сотрудников. Кто-то – бывший председатель облисполкома, кто-то работал в КГБ, как Владимир Владимирович [Путин], кто-то был дипломатом, кто-то был первым секретарем обкома, мой президент, все это в 1990-е была единая история». Огромное количество людей, которые работали в ФСБ, уходили из ФСБ по собственному пониманию, что они не могут работать в этой организации. Если вы почитаете воспоминания Владимира Владимировича, он ушел из КГБ в момент, когда большое количество коллег ушло, при этом многие остались. <…>

Чтобы было совсем понятно, как я к этому отношусь: директор фонда Ельцина – бывший сотрудник КГБ. Блестящий демократ и человек. То, что раньше человек работал в КГБ, – это для меня вообще ничто, не было важно».

Почему Немцов не стал преемником

Президентские перспективы Немцова так и остались нереализованными /Александр Чумичев / ТАСС

«Одна из главных его [Ельцина] задач было найти человека, который в июле 2000 г., когда должны были бы пройти выборы, станет президентом страны.На самом деле мы знаем несколько кандидатов, о которых публика знала и обсуждала их.Борис Немцов, например. Борис Николаевич [Ельцин] его даже представлял лидерам зарубежных стран, когда они были вместе в командировках.И Боря после 1997 г., когда его вырвали из Нижнего Новгорода, а он, кстати, не хотел переезжать в Москву, стал федеральной фигурой. И мы [в администрации президента] поcтоянно измеряли рейтинги всех возможных кандидатов в президенты – Зюганов, Явлинский и т. д. И естественно, когда Боря стал работать первым замом в правительстве, то он попал в списки замеров. И, наверное, к осени 1997 г. Боря был на первом месте, у него рейтинг был более 30%, и он был реальный кандидат в президенты. И, в принципе, для Бориса Николаевича было в тот момент очевидно, что Немцов – кандидат номер один.

Дальше был конкурс по «Связьинвесту», когда правительство попыталось провести честный и прозрачный конкурс по приватизации. Это не понравилось части бизнеса. Произошла война между правительством и теми бизнесменами, которые проиграли этот конкурс. Против Чубайса и Немцова работали блестящие журналисты и команды – это Доренко и это НТВ, тот самый прекрасный НТВ 1990-х. Они в конце концов просто уничтожили это правительство, которое было вынуждено уйти в отставку. Это все закончилось дефолтом августа 1998 г.

И уже через год, когда мы замеряли рейтинг Бориса, он был в рамках погрешности. Там было около 2–3%, т. е. никакого рейтинга не было».

Как Примаков пытался уволить Путина из ФСБ

Не все просьбы Примакова-премьера (слева) Путин готов был выполнить /Сергей Величкин и Владимир Родионов / ТАСС

«Возвращаясь к Примакову. Такая маленькая деталь – он дважды пытался уволить Путина с поста директора ФСБ. Это мало кто знает, но сообщаю. <…>

Происходит звонок, я глава администрации. Осень 1998 г., звонит Путин: «Валентин Борисович, мне нужно срочно подъехать в вам». Он подъезжает и говорит: «Я только что разговаривал с Евгением Максимовичем Примаковым. Он попросил, чтобы я, как директор ФСБ, дал команду следить за Явлинским, потому что он агент империализма,госдепа и идет на выборы. Я, как директор ФСБ, считаю, что это абсолютно недопустимо.Если такая же позиция у Бориса Николаевича Ельцина, то я сейчас же пишу заявление об уходе.Я считаю, что мы уничтожим ФСБ, если будем заниматься такими делами. КГБ уже занимался этим и превратился непонятно в какую организацию. Пускать ФСБ в политику абсолютно недопустимо».

Я сказал: «Владимир Владимирович, на 100% уверен, что у Бориса Николаевича не такая позиция. Примаков это предложил от своего имени, а не от позиции власти. Я с Борисом Николаевичем, конечно, переговорю, но уверяю вас, что Ельцин такую команду не мог дать». Разумеется, так и произошло. Это, кстати, к вопросу, хотел ли Путин быть во власти или не хотел. Если бы в тот момент это оказалось правдой, а он реально не понимал, потому что Примаков в тот момент становился мощной фигурой и вполне мог уговорить Ельцина присмотреть аккуратно за Явлинским, уверен на 100% – Путин подал бы заявление об уходе».

Почему преемником Ельцина стал Путин

Ельцин разглядел в Путине человека, на которого можно оставить страну /PhotoXPress

«Он видел в нем человека, который продолжит его реформы. То есть реформы либеральные, реформы, связанные с рыночным путем, которым пошла Россия, что Путин будет реформы дальше продолжать и от этого магистрального пути он не свернет. Для Бориса Николаевича [Ельцина] было важно, что это человек другого поколения. Он считал, что поколение людей, которым в 1991 г. было 45–50 лет, они должны уйти, что на них нельзя оставлять страну, что они слишком много советского на себя взяли. Что должно поколение тех, кому в 1991 г. было по 25–30 лет.

<…> Он видел человека со стержнем, который в сложной ситуации будет принимать правильные решения.

Меняя свой характер, уничтожая свой характер, наступая на горло собственной песне, он уходит за полгода, потому что ему Путин был так важен, ему была очень важна эта победа. В принципе, там что произошло. Были выборы в Думу в декабре 1999 г. И те партии, которые Путин поддержал, они выиграли у всех. Он поддержал «Единство», он поддержал СПС, и проиграла партия Лужкова – Примакова (имеется в виду блок Отечество – Вся Россия. – «Ведомости»), проиграли коммунисты, набрали примерно на 15% меньше, чем ожидали. И Борис Николаевич понял, что этот момент, когда эта волна под выборы удачная, результат блестящий, именно Путин победил, ни у кого не было ощущения, что победили «Единство» и СПС. Именно потому, что Путин поддержал СПС, победил СПС, именно потому, что Путин поддержал «Единство», победило «Единство». И дальше стоять, быть президентом и мешать Путину двигаться дальше он посчитал невозможным – и ушел.

<…> Борис Николаевич [Ельцин] понимал, что за 10 лет люди устали от этих политиков. Эпоха перемен – она сложная. И появление нового человека, за которым нет никаких историй, связанных с приватизацией и политическими конфликтами, т. е. любой новый человек, причем сильный внутренне, выиграет у этим стариков. <…>»

Жалел ли Ельцин, что выбрал Путина

Ельцин не разочаровался в преемнике, считает Юмашев. На фото: Борис Ельцин на первой инаугурации Владимира Путина в 2000 г. /PhotoXPress

«Я периодически сам себе задаю этот вопрос, потому что мы никогда с Борисом Николаевичем это не обсуждали, хотя я в какой-то момент стал его зятем.

Этот проект был для него как рождение своего сына. Выстраданная история.Вы не представляете, как он [Ельцин] радовался 31 декабря 1999 г. Вроде бы для него тяжелейший день: все говорили, что он обожает власть, что не может дня без власти. Но он на полгода раньше срока уходит со своего поста, чтобы Путину дать фору против Примакова и Лужкова, чтобы была возможность с еще большей гарантией выиграть выборы. Он в этот день абсолютно счастливый человек.

Я уверен, что у Бориса Николаевича не возникал этот вопрос в течение первого срока. Те реформы, которые были проведены, были важнейшими для либеральной России, для реформирования России. Бюджетный кодекс. Налоговый кодекс – те вещи, которые Ельцин не мог провести через Думу, были приняты именно во время первого срока Путина. Вообще говоря, движение к капитализму, к рынку было забетонировано именно в первый срок Путина. Много чего свернули, и ко многому, что было в 1990-е, сейчас есть большие вопросы – по поводу СМИ, по поводу участия государства в компаниях крупных. Но все равно – самое главное движение произошло. С этого пути не свернули, потому что Ельцин когда-то сделал правильный выбор».

Крылатское.ру | События | Легенды Крылатского. Знаменитый дом Ельцина на Осенней улице

Еще одна достопримечательность района Крылатское – знаменитый на всю страну «Дом Ельцина». Расположен он на Осенней улице, рядом с «Чазовским домом» и построенным несколько позже ТЦ «Западный». Точный адрес этого знаменитого дома: Осенняя улица, дом 4 корпус 2.

Как нетрудно догадаться, свою известность дом получил благодаря первому президенту России Борису Николаевичу Ельцину. Именно здесь он был прописан, хотя, по сути, никогда не жил, предпочитая все свободное время проводить в загородной резиденции.

С виду этот дом ничем не примечателен, если не считать того факта, что находится он как бы в некотором отдалении от других зданий и сооружений. Впрочем, то, что этот дом совсем не простой, видно сразу, хотя бы из-за окружающего его забора, пропускного пункта и высаженным по периметру елям. Если не знать историю этого дома, то можно предположить, что это некая медицинская клиника или дом отдыха, построенный во времена СССР. Отчасти это так и есть, ведь изначально здесь планировали построить именно больницу, а позднее и реабилитационный центр. Но судьба распорядилась иначе.

Существует несколько версий, почему именно этот дом на Осенней улице стал главной городской резиденцией Бориса Николаевича Ельцина. Какая именно версия является достоверной, неизвестно, но все они выглядят вполне логично.

Так, данный дом расположен крайне выгодно с географической точки зрения. На машине с «мигалкой» можно за 15-20 минут доехать до Кремля, а минут за 10 — до государственных дач в Барвихе.

Кроме того, согласно легенде, именно вдоль Рублевского шоссе, где и располагается «Дом Ельцина», проходит так называемое секретное «Метро 2». Его следы действительно можно встретить в районе Крылатское и по ним определить, что линия метро уходит куда-то в область, вероятно, как раз к государственным дачам.

Третье обстоятельство — это расположенная совсем рядом с этим местом Центральная клиническая больница с поликлиникой Управления делами Президента Российской Федерации – знаменитая «Кремлевка». Она дополнила старую кремлевскую больницу, располагавшуюся в одном квартале от Кремля в Романове переулке.

Таким образом, все перечисленные версии имели право на существование и, возможно, именно сочетание всех этих факторов и привело к тому, что в начале 90-х годов Ельцин «прописался» именно в районе Крылатское. К слову, его супруга, Наина Иосифовна Ельцина, до сих пор прописана именно здесь, и на выборы ходит в один из избирательных участков, расположенных в Крылатском.

Существует довольно интересная легенда, рассказывающая о том, кто именно посоветовал первому президенту России в качестве городской резиденции дом на Осенней улице. Дело в том, что Ельцин довольно часто проезжал мимо этого места по Рублевскому шоссе. В один из дней он попросил охрану остановиться, чтобы подышать чистым воздухом, так как его немного укачало. По правилам безопасности, этого делать было нельзя, но спорить с президентом никто не стал. Выйдя на улицу, Ельцин обратил внимание на пятиэтажное здание красного цвета и поинтересовался у своих помощников о его назначении. По всей видимости, они и сообщили, что здесь планируется открытие очередной поликлиники или больницы, а, возможно, дома отдыха или реабилитационного центра.

Как бы там ни было, но дому была уготовлена совсем другая судьба. Видимо, в тот момент Борису Николаевичу пришла в голову весьма странная, но интересная идея – поселиться в многоквартирном жилом доме, а в качестве соседей выбрать приближенных к себе людей или просто друзей.

Именно этим умыслом — собрать всех под одной крышей, и объясняется тот факт, что именно в Крылатском в начале 90-х годов прописывается сразу несколько высокопоставленных лиц: Коржаков А.В., Грачев П.С., Черномырдин В.С., Шахрай С.М., Барсуков М.И., Гайдар Е.Т., Сосковец О.Н., Ерин В.Ф., Емельянов А.М. и Задорнов М.Н.

Кстати, с ныне покойным Михаилом Николаевичем Задорновым вышла весьма забавная история. Как рассказывал сам писатель-сатирик в одном из своих интервью, его переселение в этот дом не более чем досадная ошибка секретарей. Дело в том, что в 1997 – 1999 годах министром финансов России был Михаил Михайлович Задорнов, практически полный тезка популярного сатирика. Именно из-за ошибки в отчестве, в дом прописали Михаила Николаевича, а не Михаила Михайловича. Впрочем, вероятно, Михаил Задорнов, рассказывая об этом в интервью, пошутил сам, ведь доподлинно известно, что Борис Николаевич симпатизировал молодому сатирику.

В любом случае, большинство из перечисленных высокопоставленных лиц, хоть и были прописаны в Крылатском, как и сам Борис Николаевич, в этом доме, по сути, и не жили, в отличие от их ближайших родственников, но иногда действительно собирались. Ельцин не только хотел собрать близких ему людей в одном доме, но и сделать этот дом максимально комфортным для проживания.

Внешне строение, конечно, выглядит неказисто, но внутреннее убранство выше всяких похвал. Всего в пятиэтажном доме размещается 19 квартир, каждая площадью от 120 до 150 метров. Для себя Ельцин выбрал сразу две квартиры, объединив их в одну площадью 300 метров, по сути, заняв весь этаж. А одну из квартир Борис Николаевич распорядился не заселять, а переоборудовать для встреч.

В доме располагается бассейн, сауна, тренажерный зал и даже бункер для экстренной эвакуации, через который «знаменитые» жители могли пройти к «Метро 2». Во дворе дома находился тенистый корт, где, как говорят жители ближайших домов, Ельцин даже играл в теннис со своим наставником по этому виду спорта Шамилем Тарпищевым. Изначально планировалось открыть в доме еще и собственную прачечную, но от этой идеи отказались сразу, так как тогда в моду стали входить автоматические стиральные машины, и жильцы предпочли современные технологии, а не проверенные временем «советские» прачечные.

С домом Ельцина на Осенней улице связана и еще одна загадочная история. В конце 90-х годов, несколько СМИ вскользь упомянули об одном интересном факте, связанным с районом Крылатское. Журналисты обратили внимание, что сразу несколько жильцов дома, расположенного недалеко от места, где прописан Ельцин, покончили жизнь самоубийством. Безусловно, адрес данного дома нигде не назывался или назывался некий вымышленный, но эта история довольно бурно обсуждалась местными жителями. Только спустя несколько лет, одна из районных газет об этой истории вспомнила и даже назвала причину появления «Дома самоубийств в Крылатском». По мнению журналистов, из-за бурного развития сотовой связи, охрана непростого дома на Осенней улице решила установить так называемые «глушилки». Как отмечалось в статье, работа этих устройств и вызывала проблемы в психике, что даже приводило к суициду. C большой долей вероятности эта история не более чем «журналистская утка».

Дом Ельцина еще долгое время порождал всевозможные легенды и мифы, попадал в сюжеты новостных программ и передач. Например, о знаменитом доме на Осенней улице в одном из сюжетов передачи «Намедни» рассказывал Леонид Парфенов.

По некоторым данным, сейчас в этом доме проживают родственники тех, кого пытался собрать под одной крышей первый российский президент. По крайней мере, купить или арендовать квартиру в этом доме, как и просто пройти во внутренний двор, не представляется возможным. Охрана дома крайне не дружелюбно относится к любым попыткам не только пройти внутрь, но и сфотографировать данное строение.

«Я устал, я ухожу». Почему Ельцин плакал 31 декабря 1999 года? | Люди | Общество

20 лет назад в предновогодний полдень страна испытала шок: президент Ельцин в специальном телеобращении к народу неожиданно для всех объявил о своей досрочной отставке. 

В народной памяти это выступление Бориса Николаевича свелось к одной фразе: «Я устал, я ухожу». На самом деле Ельцин произнес только вторую часть приписываемого ему высказывания. А вот про усталость он ничего не говорил. Сказал про «бессонные ночи, мучительные переживания» (по поводу того, «что надо сделать, чтобы людям хотя бы чуточку жилось легче и лучше»). Сказал, что «сделал всё что мог»… Но слово «устал» всё-таки не прозвучало. Наоборот, он даже подчеркнул, что уходит «не по здоровью».

Мифом в каком-то смысле оказалась и одна из причин, по которой Ельцин решил выступить со своим историческим обращением. Эту причину он обозначил в самом начале спича: «Осталось совсем немного времени до магической даты в нашей истории: наступает 2000 год, новый век, новое тысячелетие. .. Я принял решение. Долго и мучительно над ним размышлял. Сегодня, в последний день уходящего века, я ухожу в отставку». И в концовке, уже поздравляя граждан с праздником, он вновь отметит, в сколь знаковый момент делает свое заявление: «С Новым годом! С новым веком, дорогие мои!»

Задумка действительно была красивой: окончить собственный политический век день в день с веком человеческой истории. Но то ли Бориса Николаевича намеренно ввели в заблуждение, то ли его советники и сами запутались, но случился казус (слово «конфуз» употреблять не будем). Дело в том, что XX век по всем правилам математики закончился только год спустя: 31 декабря 2000 года. И этот «трижды круглый» год был вовсе не первым годом нового века и тысячелетия, а последним годом XX века и второго тысячелетия. Примерно как двадцатая бутылка водки — последняя во втором ящике, а не первая в третьем. Но, видимо, никто не догадался привести этот простой и понятный главе государства пример, когда он набрасывал свое последнее обращение к народу. 

Впрочем, могло ли это «прозрение» изменить его решение? Вряд ли. 

Что ещё сподвигло Ельцина за 6 месяцев до окончания своего срока уступить кресло 47-летнему Владимиру Путину, который, будучи премьер-министром РФ, автоматически становился и. о. президента? Сам Борис Николаевич объяснил это так: «Россия должна войти в новое тысячелетие с новыми политиками, с новыми лицами, с новыми, умными, сильными, энергичными людьми… Полгода еще держаться за власть, когда у страны есть сильный человек, достойный быть президентом, с которым сегодня практически каждый россиянин связывает свои надежды на будущее?! Почему я должен ему мешать, зачем ждать еще полгода? Нет, это не по мне, не по моему характеру!»

Нет никаких сомнений в том, что Владимир Путин уверенно бы победил на выборах президента, даже если бы они состоялись не в марте, а в июне, как положено. Трехмесячная задержка ровным счетом ни на что бы не повлияла, если только в стране не произошло бы чего-то совсем уж непредвиденного… Но Ельцин, очевидно, действительно поддался магии цифр и уговорам помощников, советовавших «ковать железо, пока горячо». Только что, 19 декабря 1999 года, свежеиспеченный блок «Единство» («Медведь»), созданный для поддержки премьера Путина, занял уверенное второе место на выборах в Госдуму, лишь немного уступив мощной в ту пору КПРФ. На крыльях этой победы как можно быстрее вознести преемника на вершину власти — политтехнологически этот ход выглядел беспроигрышным. Да и держаться за свое кресло непопулярному Ельцину в такой ситуации действительно было уже не с руки.

Это подтвердил в недавнем интервью Владимиру Познеру бывший глава администрации президента и зять Ельцина Валентин Юмашев: «Борис Николаевич понял, что в этот момент, когда волна выборов удачных, когда именно Путин победил… быть президентом и мешать Путину двигаться дальше он посчитал невозможным и ушёл».  

По словам Юмашева, о том, что именно Ельцин сообщит народу в полдень 31 декабря, знали только четыре человека: сам Юмашев, тогдашний глава администрации Александр Волошин, глава правительства Владимир Путин и дочь президента Татьяна Дьяченко. Перед тем как уехать на запись телеобращения, Ельцин рассказал о своих планах ещё и жене. Поначалу не хотел, но… «Таня сказала шепотом: „Папа, нельзя же так, чтобы мама не знала“. Тогда он говорит: „Наина, я ухожу в отставку“». После этого он сел в машину и поехал на съемки телеобращения. 

«Борис Николаевич, как обычно, записывал новогоднее обращение за день, два, — напомнил Юмашев. — В этот раз 30 декабря записывал… Приезжает группа Первого канала, они пишут стандартное обращение. Вдруг в конце он встает и говорит: „Ужасно я записал, будем 31-го перезаписывать“. Телевизионщики в шоке: „Нам же эфир на Камчатку. Пишем в 8 утра“. 

Все приезжают в 7 утра на следующий день. … Входит группа телевизионщиков для записи обращения, потом их запирают. Я беру кассету, и с Костей Эрнстом мы едем в „Останкино“. А бедная группа сидит до 12 часов и ждет эфира. Надо сказать, что некоторые телевизионщики заплакали, когда узнали об отставке».

Телевизионщики же, в свою очередь, потом рассказали журналистам, что всплакнул и сам «виновник торжества». А первым из «непосвященных», кто узнал о содержании исторической речи, стал осветитель съемочной группы. Тот, по словам оператора Андрея Макарова, сел в президентское кресло, чтобы проверить свет, и увидел в телесуфлере текст со словами «Я ухожу в отставку». Появившаяся вскоре Татьяна Дьяченко попросила, чтобы «освещение не было таким праздничным» «Понимаете, папа уходит», — сказала она.

Сам Ельцин был спокоен и приветлив, вспоминал Макаров. Правда, когда президент стал читать обращение, его голос задрожал, и оператор подумал, что президент вот-вот заплачет. Эмоциональное напряжение достигло пика, когда Борис Николаевич стал просить прощения у народа: «Я прошу прощения за то, что не оправдал некоторых надежд тех людей, которые верили, что мы одним рывком, одним махом сможем перепрыгнуть из серого, застойного, тоталитарного прошлого в светлое, богатое, цивилизованное будущее. Я сам в это верил… Одним рывком не получилось. В чем-то я оказался слишком наивным. Где-то проблемы оказались слишком сложными. Мы продирались вперед через ошибки, через неудачи. Многие люди в это сложное время испытали потрясение».

По воспоминаниям оператора, дочитав последнюю фразу своего обращения, Ельцин еще несколько минут сидел неподвижно, «и по лицу его лились слезы» .

А вот российский народ в большинстве своем оплакивать отставку первого президента был не склонен. Согласно опросу Фонда «Общественное мнение», проведенному в начале 2000 года, 67% граждан оценивали историческую роль Ельцина как отрицательную, и только 18% — как положительную. Так что и с социологической точки зрения в полдень 31 декабря 1999 года Борис Николаевич сделал ровно то, чего от него давно уже ждали.

Смотрите также:

Борис Н. Ельцин, реформатор, разваливший СССР, умер в возрасте 76 лет

Но его критики жаловались, что он уступил Западу слишком много автономии и что его переиграла Украина, которая получила контроль над большей частью Черного моря флота и его долю в бывшем советском ядерном арсенале.

Друзья, автомобили и загородные дома

Со временем Борис Ельцин, которым восхищались за то, что он может расти с каждой новой обязанностью, стал менее гибким в качестве президента, более импульсивным, менее демократичным, все более зависимым от друзей.Говорили, например, что он часто прислушивался к советам своего давнего телохранителя Александра А. Коржакова, бывшего сотрудника КГБ. офицер и таинственный серый кардинал, который имел доступ к сверхсекретной информации и следил за всем, что входило и выходило из кабинета г-на Ельцина.

В 1995 году Наталья Иванова, редактор уважаемого литературно-комментационного журнала «Знамя», сказала в интервью: «Некоторые люди учатся всю жизнь, а некоторые перестают учиться. К сожалению, Ельцин перестал учиться в 1991 году.

В то время, когда г-н Ельцин впервые вселился в кремлевский кабинет генерального секретаря партии, он сказал, что чувствовал себя некомфортно в пышной обстановке. Во втором томе своей автобиографии 1994 года «Борьба за Россию» он объяснил, что переезд в Кремль был необходим в целях безопасности. Но роскошные атрибуты должности противоречили популистской платформе, на которой он был избран.

Более того, самоотверженность, с которой его подчиненные распределяли прежние привилегии должности — машины, загородные дома, отпуск на курорте — свидетельствовала о том, что, несмотря на все разговоры о переменах, все выглядело почти так же.Бюрократическая элита, руководившая Советским Союзом, оправилась от шока и начала восстанавливать новые связи с г-ном Ельциным и правительством. При этом интеллигенция стала отчужденной. Простые россияне были возмущены резким повышением цен, которое он приказал на начальном этапе своей смелой экономической авантюры, и многие сомневались в компетентности людей, которых он выбрал для проведения своих реформ.

В декабре 1991 года г-н Ельцин поддержал молодого экономиста Егора Т. Гайдара и в начале января 1992 года отменил контроль над ценами.Это была шоковая терапия, признал г-н Ельцин в своей автобиографии. «Они ожидали рая на земле, — писал он, — а вместо этого получили инфляцию, безработицу, экономический шок и политический кризис».

Не говоря уже о преступности и коррупции. Но шоковая терапия применялась всего несколько месяцев. Когда г-н Ельцин решил, что Россия не может больше напрягаться, и столкнувшись с резкой критикой со стороны оставшегося парламента, он заменил г-на Гайдара на посту премьер-министра в декабре 1992 г.Черномырдин, более уверенный в себе промышленник, руководивший газовой монополией.

ХРОНОЛОГИЯ: Основные события в карьере Ельцина

(Рейтер) — В среду в Москве прошли похороны бывшего президента России Бориса Ельцина.

Вот очерк его политической карьеры.

1985 — Новый советский лидер Михаил Горбачев привозит Ельцина, лидера коммунистической партии в уральском Свердловске, в Москву для наблюдения за строительством. Затем он становится московским партийным боссом.

Февраль 1986 — Ельцин избран кандидатом в члены Политбюро, внутреннего кабинета правящей партии Советского Союза.

Октябрь 1987 г. — уволен из политбюро после жалоб на медленные темпы реформ. Он госпитализирован после нервного срыва.

Май 1990 — Съезд народных депутатов Российской Федерации, парламент республики, избирает Ельцина председателем.

Июнь 1990 г. — Ельцин выходит из Коммунистической партии.

16 июня 1991 — Он становится первым президентом России, избранным прямым голосованием, победив коммунистов и националистов.

Август 1991 г. — Ельцин играет ключевую роль в подавлении бескомпромиссного переворота против Горбачева и вскоре затмевает своего соперника. Решение Ельцина взобраться на танк во время переворота породило один из основополагающих образов краха коммунизма.

29 октября 1991 г. — Ельцин объявляет о планах радикальных реформ с командой, возглавляемой малоизвестным экономистом Егором Гайдаром.

8 декабря 1991 — Он и лидеры Белоруссии и Украины подписывают соглашение о прекращении Советского Союза. Горбачев уходит в отставку.

16 июня 1992 г. — Ельцин назначает Гайдара исполняющим обязанности премьер-министра, но позже в том же году, столкнувшись с противодействием его реформам, заменяет его бывшим главой газовой промышленности Виктором Черномырдиным.

21 сентября 1993 г. — Ельцин распускает парламент, обвиняя его в блокировании конституционных реформ и выборов. Депутаты-повстанцы забаррикадировались в здании парламента Белого дома.

4 октября 1993 — Сторонники парламента устроили вооруженное нападение на Московское телевидение. На следующий день Ельцин использует танки для штурма Белого дома и подавления восстания.

12 декабря 1993 г. — Избиратели одобряют конституцию, расширяющую полномочия Ельцина.

август 1994 г. — Ельцин ведет себя беспорядочно во время визита в Берлин, посвященного выводу российских войск из Германии. Он спотыкается после обеда с шампанским и хватает микрофон, чтобы спеть.

30 сентября 1994 г. — На дозаправке в Шенноне, по возвращении из Соединенных Штатов, Ельцин не может выйти из своего самолета, чтобы встретиться с премьер-министром Ирландии Альбертом Рейнольдсом.

11 декабря 1994 г. — Ельцин вводит войска в Чечню, чтобы попытаться подавить наступление сепаратистов. Десятки тысяч убиты за 21 месяц боевых действий.

11 июля 1995 г. — Две недели находится в больнице из-за проблем с сердцем. Из-за очередной болезни сердца он на два месяца не появляется в Кремле.

3 июля 1996 г. — Ельцин переизбирается на второй срок, несмотря на то, что временами пропадал из поля зрения во время предвыборной кампании. Позже Кремль говорит, что в этот период он перенес несколько сердечных приступов.

31 августа 1996 г. — Александр Лебедь, его советник по безопасности, подписывает соглашение о прекращении войны в Чечне.

5 ноября 1996 г. — Ельцину сделали пятикратное шунтирование.

Март/апрель 1997 г. — Вернувшись в Кремль, Ельцин завершает перестановки в правительстве и ставит реформаторов на ключевые посты.

23 марта 1998 г. — Ельцин увольняет Черномырдина и его кабинет за неспособность провести реформы. Новым премьер-министром он называет бывшего министра энергетики Сергея Кириенко.

17 августа 1998 г. — Под растущим финансовым давлением правительство вынуждено позволить курсу рубля упасть и объявить дефолт по некоторым долгам, что спровоцирует серьезный экономический кризис.

23 августа 1998 г. — Ельцин увольняет Кириенко и все его правительство. Потерпев неудачу в попытке восстановить Черномырдина, он вместо этого назначает министра иностранных дел Евгения Примакова новым премьер-министром.

Январь 1999 г. — Ельцин срочно доставлен в больницу с кровоточащей язвой желудка, из-за которой большую часть первой половины года он скрывался от посторонних глаз.

12 мая 1999 г. — Ельцин увольняет Примакова и назначает премьер-министром верного милиционера Сергея Степашина. Три дня спустя Ельцин переживает голосование по импичменту по Чечне.

9 августа 1999 г. — Ельцин увольняет Степашина, назначает малоизвестного начальника службы безопасности Владимира Путина новым премьер-министром, говорит, что хочет, чтобы Путин сменил его на посту президента.

23 сентября 1999 г. — После столкновений в Дагестанской области близ Чечни и бомбардировок российских городов Россия бомбит столицу Чечни Грозный, сигнализируя о начале нового конфликта там.

29 ноября 1999 г. — Ельцин снова в больнице с пневмонией.

31 декабря 1999 г. — Ельцин уходит в отставку, назначает Путина исполняющим обязанности президента.

Washingtonpost.com: Отчет по России

Ельцин уволил еще одного премьера

Дэниел Уильямс
Дипломатическая служба Вашингтон пост
вторник, 10 августа 1999 г.; Страница А1 МОСКВА, 9 августа. Президент России Борис Ельцин уволил премьер-министра. Министр Сергей Степашин сегодня, после менее чем трех месяцев пребывания в должности и быстро назвал его заменой Владимира Путина, бывшего интеллект офицер, которого Ельцин также поддержал кандидатом в президенты в выборы в следующем году.

Степашин стал четвертым премьер-министром, которого отправили в отставку Ельцин через полтора года. Путин, бывший оперативник КГБ в Восточной Германии ВОЗ совсем недавно работал заместителем мэра Санкт-Петербурга, вступил в должность после года работы директором ФСБ России агентство внутренней безопасности.

Встряска явно не была предназначена для изменения политики правительства. или ускорить экономические или социальные реформы — причины, которые Ельцин приводил для стрельба предыдущие премьеры. Скорее, это была общепризнанная попытка президента к поставить его выбор стать преемником в политически выгодном позиция.Путин в телеинтервью заявил, что кабинет Степашина останется на и не предложил новых новых инициатив. Однако он сказал, что будет баллотироваться в президенты.

Этот шаг продемонстрировал лазейку политики Ельцина. президентство. Назначая и смещая премьер-министров, Ельцин остановил экономическую и политическую реформу и лишил Россия твердой административной руки в то время, когда она отчаянно нуждается один.

Соперники Ельцина были в ярости.Лидер коммунистов Геннадий Зюганов охарактеризовал это изменение как сумасшествие. «У нас в Кремле есть клинический случай», — сказал он. Он предложил Думе, нижней палате из парламент, может поддержать выдвижение Путина только для того, чтобы избежать растворение законодательной власти, что позволило бы Ельцину «сойти с рук ничего. »

На другом конце политического спектра Борис Немцов, реформист бывший вице-премьер, когда-то считавшийся наследником Ельцина, назвал это изменение провалом сильного президентского система — Система, по его словам, должна быть выброшена за борт.

«Иначе, — сказал он, — мы окажемся заложниками непредсказуемого действия . . . выставляется нынешним президентом и, вероятно, будущим президент.»

По сути, шаг Ельцина положил начало президентской гонке. разрушительный взрыв. Он уволил премьер-министра, который вел переговоры новый кредит Международного валютного фонда и побывал в Вашингтоне и Европа в попытке восстановить испорченные отношения с Клинтоном администрация и его союзников по НАТО. Теперь виртуальный неизвестный находится в ежедневном ведении из Россия.

Новый кредит был предоставлен отчасти потому, что МВФ определил, что Экономика России стабилизировалась, хотя и остается депрессивной. Новости о Кремлевская встряска вызвала резкий скачок российского фондового рынка. отклонить, в то время как обменная стоимость рубля резко упала. Фондовый рынок однако восстановился, и Центральный банк вмешался, чтобы ограничить рубль упадет примерно до 3 процентов.

Путин в телеинтервью подчеркнул необходимость сохранения страна на ровном киле, потому что, по его словам, Россия сталкивается с бурным предвыборный период, и его солдаты сражаются с исламскими партизанами в Дагестан, провинция на юге России, граничащая с сепаратистскими области Чечни.«Главная проблема, которая у нас есть… отсутствие стабильности», — сказал он.

Хронически больной Ельцин казался скованным и одутловатым, когда он выступил по телевидению, чтобы проинформировать общественность об увольнении Степашина, что произошло сегодня рано утром. Он не скрывал политической природа переезда, заявив, что это не имеет никакого отношения к Степашину, которого он хвалят, а скорее с предпочтением Ельцина в следующем году президентские выборы — Путин.

«Я убежден, что он хорошо послужит нации, работая в этом высоко почте», — сказал Ельцин так, словно слова на телесуфлер мы перемещаются по одному. «Россияне смогут оценить путинскую человек и деловых качеств. У него будет достаточно времени, чтобы показать себя. я Доверься ему. Я также надеюсь, что все, кто пойдет на выборы в июле 2000 г. будет иметь такую ​​же уверенность.»

Ельцин не в первый раз благословляет наследника, но он никогда сделано это в такой формальной и решительной манере. Путин, 46 лет, немедленно бросил свою незнакомую шляпу на политический ринг. «Я, несомненно, баллотироваться в президенты», — сказал он журналистам через несколько часов после того, как Ельцин говорил.

В правительстве Степашин мрачно стоял во главе конференц-стол и попрощался с кабинетом в телевизионном прощание. Он сказал, что Ельцин не давал ему повода для своего увольнения. «Он поблагодарил меня за хорошую работу и уволили, — сказал он.

Степашин сказал, что возражал против увольнения, но признал, что Ельцин действовал в рамках своих прав и заявил, что останется верен президент. Наконец, не находя слов, он покинул заседание кабинета министров. резко, говоря: «Это все.»

Некоторые газеты сообщали, что Ельцин недоволен Степашиным. потому что ему не удалось предотвратить избирательный союз между Москва Мэр Юрий Лужков и губернаторы регионов, которые пытаются добиться расположения бывший премьер-министр Евгений Примаков — Ельцин уволил его в апреле — бегать в президенты.

Таково неопределенное состояние российской политики, которое Путин номинация поначалу породили опасения, что Ельцин замышляет сохранить его захватить власть, заблокировав парламентские и президентские выборы.Согласно этой теории, роль Путина как ветерана разведки и службы безопасности, будет нейтрализовать противников с помощью угроз из расследование и разгонять акции протеста с помощью полиции.

Но Ельцин настаивал на том, что выборы состоятся в запланированные сроки. «В год, первый российский президент передаст свои полномочия новому избран президентом впервые в истории», — пообещал Ельцин. в возможность назначить голосование в Думу на 19 декабря.

Российские наблюдатели заявили об избрании Путина и его поддержке на выборах означает что Ельцин хочет обеспечить себе дружескую замену, и Путин считается в высшей степени лояльным к президенту.

Ельцин, его дочь Татьяна Дьяченко и бизнес-магнат Борис Березовский — давний сторонник Ельцина — обеспокоен судебное преследование за коррупцию, отмечают российские аналитики и газеты. Например, российская прокуратура ведет расследование. Березовского управление средствами Аэрофлота, национальной авиакомпании России.

Россияне стали называть Ельцина и его окружение Семья», а имя, которое здесь, как и на Сицилии, ассоциируется с мафиозным правлением. Семья включает Ельцина; Татьяна; Березовский; деловой партнер, Роман Абрамовича и начальника штаба Кремля Александра Волошина.Эти дней каждый политический шаг Ельцина рассматривается через призму Семья интересы.

Путин — третий премьер-министр подряд с разведкой задний план. Примаков, сменивший Сергея Кириенко в августе прошлого года, было бывший глава внешней разведки. Примакова сменил Степашин, возглавивший ФСБ в 1994 году.

Теперь идет Путин, скучный оратор, не имеющий известных политических программа — короче, безликий аппаратчик. Один комментатор назвал его Андропов для реформаторов — отсылка к Юрию Андропову, КГБ начальник, сменивший Леонида Брежнева на посту главы Советского Союза с надежды на начало ограниченных реформ при продолжающемся коммунистическом правило.

Ельцин назначил Путина на административный пост в Кремле в 1996. В прошлом году Путин возглавил Федеральную службу безопасности, и, в Март, президентский Совет безопасности, который координирует оборону а также внутренняя политика безопасности.

Если не считать соглашения о кредите, летний срок Степашина был тусклым. Он не давал никаких указаний по выводу России из экономического спада. Рекламируемый как борец за правопорядок, он не предпринял никаких шагов, чтобы расправиться с коррупцией, уклонением от уплаты налогов или организованной преступностью.Он практически не оставил следов на Застопорившийся процесс реформ в России.

© Copyright 1999 The Washington Post Company

Вернуться к началу

Борис Ельцин | Специальные отчеты


Путин берет на себя управление
Ельцин наслаждается жизнью в медленном переулке
7 января: Борис Ельцин, бывший российский лидер, прибыл в Израиль в царственном стиле, к которому он привык как президент — тот же роскошный авиалайнер и свита жены, дочери и внучек, переводчиков, врачей, помощников и журналистов.

Путин признал, что Ельцин ушел в отставку, чтобы дать ему фору
6 января: Гонка за место в Кремле, освобожденное уходящим в отставку президентом Борисом Ельциным, началась вчера, когда верхняя палата, или совет федерации, установила последнее воскресенье марта в качестве даты президентских выборов в России.

Обычное дело для кремлевских дружков с началом эпохи Путина
5 января: В своем первом интервью после того, как он стал исполняющим обязанности президента России, вчера вечером Владимир Путин сказал, что Борису Ельцину было трудно покинуть Кремль в канун Нового года. потому что так много было «связывающих его с людьми, которые там работают».

Отставка Ельцина застала оппозицию врасплох
3 января : Российская левоцентристская оппозиция погрузилась в замешательство из-за внезапной отставки Бориса Ельцина, призванной улучшить президентские перспективы его протеже Владимира Путина.

Новый хозяин Кремля ждет своей коронации
2 января : Борис Ельцин покинул свою позолоченную клетку в Кремле так же, как и приехал. В любом воплощении — в образе напористого молодого демократа или стареющего самодержца, искалеченного инсультами, сердечной недостаточностью и депрессией, — человек, доминировавший над своей страной в течение восьми бурных лет, показал, что он не утратил ни капли своего таланта ставить оппозицию на ложный путь.

Ельцин уходит в отставку


Царь Борис многоликий: дурак, патриот, мошенник
2 января : Царь всех непредсказуемых, Борис Николаевич Ельцин, снова ошеломил мир, ошеломил мир еще раз, о его внезапном уходе из власти в канун Нового года.

Президент просит прощения и кланяется
1 января : Вчера вечером Россия вступила в новое тысячелетие, готовясь к новой политической эре после того, как президент Борис Ельцин объявил о своей немедленной отставке и передал свои широкие полномочия популярному премьер-министру Владимиру Путину. .

Человек, величайшей любовью которого была власть
1 января : Безошибочный инстинкт Бориса Ельцина к драматизму хорошо служил ему на протяжении многих лет, позволяя ему ловить момент и воображение своих соотечественников, сталкиваясь с заговорщиками с вершины Москвы. танк или чтение бунта коммунистическим аппаратчикам.

Фон



Ельцин: Биография

Ельцин: карьера

Мировой реакцию


Лидеры оплачивают свои дани к ключевой фигуре в сносе коммунизма
1 января : большинство правительств иностранных правил застигнутые врасплох, и их лидеры — или их авторы речей и звуковых фрагментов — изо всех сил пытались собрать воедино некоторые мысли.

Следующее поколение


Подножка Путина выглядит теперь неудержимой нового поколения лидеров.

Кто такой Владимир Путин?

Комментарий


Мастерский ход Бориса Ельцина — смело идти
Джонатан Стил: Смелый жест всегда был отличительной чертой карьеры Бориса Ельцина, и манера его ухода с поста президента России еще раз поразила его. .

Борис прощается
Дерек Браун: Новому исполняющему обязанности президента пришлось быстро освоить политическое ремесло, но он начал с самого старого и самого низкого трюка в книге: суррогатного патриотизма.

Полный текст

9


«Я не должен быть на пути естественного курса истории»
Полный текст отказа от отставки президента Ельцина

ключевых российских связей


Российское правительство

Russiatoday. COM

Интерфакс

KREMLINKAM

AUDIO

AUDIO

Голос России

Специальный отчет


Chechicya

Ельцин снова выбирает? | Американский институт предпринимательства

На пятничном форуме АЕИ 14 марта научный сотрудник Леон Арон рассказал о последних перестановках в кабинете Бориса Ельцина и назначении им Анатолия Чубайса первым заместителем премьер-министра.Выдержки следуют.

6 марта Президент Борис Ельцин выступил с обращением к нации в парламенте России. Речь заметно отличалась от его трех предыдущих посланий. Во-первых, в нем было мало банальностей и много именно тех проблем, которые сегодня волнуют общественное мнение в России: коррупция и некомпетентность правительства, уклонение от уплаты налогов, задолженность по заработной плате и пенсиям, раздутая и обедневшая армия.

Во-вторых, что еще более необычно, Ельцин не просто перечислил эти проблемы, а предложил решения: новый и упрощенный Налоговый кодекс для немедленного внесения в парламент, репрессии против уклонистов и коррумпированных чиновников, меньшее и более профессиональное правительство, пенсионное обеспечение. реформа и продолжение преобразования армии в полностью добровольческую к 2000 году.

Пожалуй, самым ярким моментом выступления был сам Ельцин. Он выглядел более здоровым и энергичным, чем когда-либо с начала 1993 года. Он был стройнее и загорел.

Скептики предположили, что речь была полна хороших, но пустых слов, поскольку Ельцин будет пытаться осуществить эти реформы с той же группой помощников. Как говорил Сталин, «Кадры решают все».

На этот раз скептики оказались неправы. Через два дня после обращения Анатолий Чубайс был назначен первым вице-премьером, а Ельцин получил отставку всех своих министров и их заместителей, кроме Чубайса и премьер-министра Виктора Черномырдина.

Новая правая рука Ельцина

Пропаганда Чубайса — веский повод для оптимизма. Он принадлежит к поколению российских экономистов, которые пришли в эту область в конце 1970-х — начале 1980-х годов, когда она стала самой захватывающей областью исследований в Советском Союзе.

К 1991 году Чубайс руководил тем, что оказалось крупнейшей приватизацией в мировой истории. С 1991 по 1994 год он руководил преобразованием российской экономики, которая за эти три года превратилась из почти полностью управляемой государством в частный сектор, в котором занято 60 процентов рабочей силы и производится половина ВНП.

После приватизации Чубайс добился еще двух значительных достижений. Он снизил уровень инфляции с более чем 10 процентов в месяц до примерно 40 процентов в год в 1996 году и руководил президентской кампанией Ельцина, которая началась в феврале 1996 года, когда рейтинг одобрения президента составлял около 7 процентов, и закончилась 3 июля. , когда Ельцин победил коммуниста Геннадия Зюганова с 54 процентами голосов.

Величие Ельцина

Избрание Чубайса и масштабная перестановка в кабинете министров — это драматические шаги, характерные для ельцинского лидерства.«В чем величие Ельцина?» — спрашивает российский политический обозреватель Марина Шакина. Она признает, что он не великий мыслитель, не великий организатор и не искусный администратор. Величие Ельцина заключается в его мужестве делать выбор и в том, что он берет на себя огромную ответственность за его осуществление.

Действительно, Ельцин делает судьбоносный выбор. В 1987 году он решил протестовать против медленных темпов перестройки, хотя это и стоило ему всякой надежды на продвижение в Коммунистической партии.В 1990 году он принял еще три важных решения: выход из партии, отказ от представления о России как нации от коммунизма и империи и приверженность радикальным рыночным реформам. Он решил сопротивляться коммунистической реакции зимой 1991 года и снова в августе того же года. Ельцин погрузил страну в либерализацию цен в январе 1992 года и в приватизацию осенью того же года. В октябре 1993 года он столкнулся с политическим кризисом, который грозил ввергнуть Россию в гражданскую войну, и после того, как он победил, он выбрал президентскую республику вместо диктатуры.Трагическим образом Ельцин решил восстановить суверенитет Москвы над Чечней в декабре 1994 года, а затем двадцать один месяц спустя прекратить последовавшую за этим войну — по сути, путем капитуляции. Он решил снова провести кампанию за пост президента в 1996 году вместо отмены выборов, большинство его ближайших советников сказали ему, что он не может победить.

С 1991 года Ельцин принимал эти решения все более медленно и часто после долгих колебаний, отступлений и потери импульса. Тем не менее, за исключением непростительной ошибки в Чечне, все его решения в конечном итоге продвинули Россию дальше по правильному пути.

6 марта он, похоже, снова выбрал, на этот раз борьбу за «цивилизованный» капитализм против погони за рентой, арбитража и коррумпированной экономической олигархии. Если Ельцину удастся продвинуться вперед, самый большой приз из всех может быть в пределах досягаемости: российское государство, наконец, в мире со своим народом и миром.

90 000 В самом сердце Америки Ельцин заигрывает, сбрасывает пальто, пожинает плоды медиа: Средний Запад: российский президент завершает визит в США, взобравшись на борт комбайна в Канзасе. WICHITA, Kan. —

Завоевав Вашингтон, президент России Борис Н. Ельцин в четверг отправился штурмовать американское сердце, восхваляя американскую улыбку и даже садясь за руль комбайна, чтобы прорезать спелое поле золотого Канзаса. пшеница.

Во время его триумфального двухдневного визита в Вашингтон американцы увидели в Ельцине мирового государственного деятеля — величественного, серьезного, решительного — лидера, стремящегося изгнать любые оставшиеся воспоминания о «пьяном Борисе».

Под палящим солнцем Канзаса 61-летний президент избавился от этой манеры поведения и начал вести себя так же, как и до того, как стал лидером крупнейшей в мире страны, когда он баллотировался на пост популистского аутсайдера дома.

Завершая свой визит в США в самом центре Америки, Ельцин грабил и баловался канзасами, беззастенчиво играл на гордости родного города, надевал народные кепки и поднимал младенцев (в том числе годовалого правнука Роберта С. Штрауса, посла США в Москве).

«Мы никогда не станем даже потенциальными противниками», — заверил Ельцин аудиторию в Уичитском государственном университете, что стало лейтмотивом его визита в США. «Нет, мы друзья. Мы сделали это.

В эпизоде ​​американо-российских отношений, который может прожить столько же, сколько бродяга Никиты Хрущева по кукурузному полю в Айове в 1959 году, Ельцин отправился на семейную ферму площадью 2000 акров недалеко от Уичито, куда его пригласили на обеденное барбекю.

Там Ельцин запрыгнул в кабину зерноуборочного комбайна John Deere Turbo 7720 и начал прочесывать поле, в то время как агент секретной службы держался за внешний рельс.

«Посмотрите, какая у него аккуратная стрижка!» — воскликнула одна из восторженных зрителей, жена Ельцина Наина.

«Я не случайно выбрал Канзас, чтобы приехать сюда», — сказал вспотевший Ельцин, давно сбросивший галстук, толпе, приглашенной на ферму Грега и Сандры Рау, которые выращивают пшеницу, сою и сорго и пасут немного крупного рогатого скота.

«У вас лучшая свобода и лучшая пшеница», — заявил Ельцин. — И лучших крестьян, и лучших фермеров.

Даже в далеком Канзасе Ельцин нашел доказательства того, что марксистско-ленинская философия, которая, по его словам, мертва навсегда, нанесла вред его стране.Как рассказала Ельцину сенатор-республиканец Нэнси Кассебаум, основная культура этого штата Среднего Запада, твердая красная озимая пшеница, изначально была завезена сюда иммигрантами из России.

Урожайность пшеницы в России до большевистской революции 1917 года, которая привела к резне самых зажиточных крестьян в этой стране, когда-то была такой же, как и в Америке, сказал Ельцин, но сегодня канзасские фермеры собирают в шесть раз больше урожая с акра, чем русские.

«Вот что сделала с нами коммунистическая система, — грустно сказал Ельцин, сын крестьянина.

Жители говорят, что визит российского лидера был важным событием для этого города с населением 300 000 человек, возможно, таким же важным, как победа бейсбольной команды штата Уичито в Мировой серии колледжей 1989 года. И так же, как и в Вашингтоне, Ельцин, казалось, покорял сердца людей.

«У меня начинает складываться полухорошее представление об этом Нельсоне — я имею в виду Ельцина», — сказал Дуэйн Харрингтон, 49 лет, таксист родом из юго-западного Канзаса. Он смеялся. «Возможно, я доверяю ему больше, чем некоторым парням, которых мы посылаем в Конгресс, — вы не видите, чтобы он выписывал безнадежные чеки, не так ли?»

Некоторые другие жители Канзаса ворчали, что они подверглись нападению со стороны СМИ в пользу одного из их сенаторов, Боба Доула.

Было несколько оплошностей по связям с общественностью. В своих выступлениях перед студентами Ельцин постоянно повторял, как он счастлив учиться в «Канзасском университете», а не в Уичито Стейт. И переводы из бушелей на акр в российскую меру урожая сбились. Но на день это не повлияло.

«Г-н. Президент, вы человек дня», — сказал Доул, лидер республиканцев в Сенате, Ельцину после того, как он прибыл на своем официальном самолете Ил-62 на базу ВВС Макконнелл.— На самом деле, если ты идешь вперед, ты можешь стать человеком века.

МакКоннелл — это база, которая раньше была частью ныне несуществующего Стратегического авиационного командования, еще одной жертвы резко улучшившихся отношений между Вашингтоном и Москвой.

Ельцин посмотрел на 11 бомбардировщиков Б-1, выстроившихся на летном поле в его честь, и предложил снять их с боевой готовности.

В красной каске и белом халате Ельцин провел экскурсию по мясокомбинату «Долд Фудс». Он стоял взволнованный, наблюдая, как рабочие удаляют кости и жир с кусков свинины и пропускают мясо через перерабатывающие машины, а затем сбрасывают продукт в чаны из нержавеющей стали.

«Я побывал, может быть, на 100 мясокомбинатах, но тот, что у вас, — настоящее чудо», — воскликнул Ельцин. «Такие растения должны покрыть весь мир».

Когда заводчане предложили ему куртку, он спонтанно предложил директору свой пиджак от костюма.

Когда он появился на следующей остановке своего тура, в штате Уичито, только с рукавами рубашки, Ельцин пошутил: «Я все еще в штанах».

Он рассказал студентам, что Россия и Америка подписали 33 соглашения, включая обязательство президентов сократить ядерные арсеналы своих стран до трети нынешнего уровня.

«То, что я обещал, — сказал Ельцин, положив руку на сердце, — я обязательно сделаю».

Непослушный выводок Бориса Ельцина | The Economist

ЧЕТЫРЕ года назад, 4 октября 1993 года, танки Бориса Ельцина обстреляли его парламентских оппонентов в здании Белого дома в Москве, убив десятки людей внутри. С тех пор Белый дом был щедро отреставрирован и обставлен итальянской мебелью. Его главный обитатель сегодня – Виктор Черномырдин, премьер-министр. Странно, однако, что Белый дом по-прежнему является штаб-квартирой инакомыслия, поскольку Черномырдин ближе, чем кто-либо другой, подходит к тому, чтобы бросить серьезный вызов российскому президенту.

Осень в России, когда морозы падают, казна заканчивается, а парламент снова созывается, также является сезоном политических конфликтов. 9 октября парламент голосует за правительственный бюджет жесткой экономии. Это едва ли замедлит работу правительства. Анатолий Чубайс и Борис Немцов, два первых вице-премьера-реформатора, несут большую ответственность. Их номинальный босс г-н Черномырдин занимает оборонительную позицию, отражая атаки г-на Немцова на энергетические компании, покровителем которых он является.Старый «красно-коричневый» союз крайне левых и крайне правых, изводивший Ельцина в течение пяти лет, находится в смятении.

Три последовательных парламента до сих пор были центром несогласия с Ельциным. Первый, Верховный Совет, сгорел в октябре 1993 года. Ельцин никогда не ступал в залы его дважды избранного преемника, Думы. На прошлой неделе он распустил Думу, как заслуживающую внимания только за «анархию» и «хамство», и пригрозил ей роспуском.

Г-н Ельцин издевается над ребенком. Думе трудно объявить импичмент президенту или изменить конституцию. Если выгонят премьера, президент может назначить выборы, что будет стоить многим депутатам мест, уютных московских квартир и прочих привилегий. Три года думские левые выли против бюджетов и ругали правительство, но ядро ​​правительственного законодательства после уговоров и закулисных сделок прошло.

Этой осенью будет еще одна перепалка из-за предлагаемого бюджета, который намного жестче, чем прошлогодний.Государственные расходы в российской валюте, которая скоро будет деноминирована, оцениваются в 472 миллиарда рублей (80,8 миллиарда долларов) при сокращении субсидий сельскому хозяйству и бедным северным регионам, что вызовет ярость у многих депутатов. Новый Налоговый кодекс, уже принятый в первом чтении, тоже вызовет вопли, но, вероятно, не намного. Даже если бы у Думы была хоть какая-то реальная власть, ей было бы трудно блокировать реформы, пока в ней по-прежнему доминирует подавленная коммунистическая партия.

Коммунистов по-прежнему поддерживает примерно пятая часть избирателей.Но их сторонники непропорционально стары, и последние результаты местных выборов показывают, что их число сокращается. В Саратове, городе на Волге, где доминирует оборонная промышленность, в августе партия потерпела поражение.

Один ярый депутат-коммунист Владимир Семаго, управляющий московским «джентльменским клубом», где мужчины в вечерних костюмах играют в бильярд, открыто презирает сопротивление своих коллег изменениям. По его словам, лидер коммунистов Геннадий Зюганов допустил большие «стратегические ошибки» в своей предвыборной кампании.Геннадий Селезнев, спикер Госдумы, «очень непопулярен». Два лидера других крупных левых фракций в палате, Николай Харитонов и Николай Рыжков, — «ничто». Г-н Семаго говорит, что Коммунистическая партия нуждается в радикальной модернизации. Он может даже баллотироваться в президенты как независимый. Но даже он не видит альтернативы тусклому лидерству г-на Зюганова, отбрасывающего голоса.

Другие плохие парни из оппозиции были приручены по мере стабилизации политической ситуации в России. Александр Руцкой, бывший вице-президент, и Аман Тулеев, бывший кандидат в президенты, стали губернаторами провинций, которые теперь лоббируют благосклонность Ельцина.Экстравагантный крайне правый демагог Владимир Жириновский исчерпал себя. Александр Лебедь, бывший генерал, чья поддержка г-на Ельцина обеспечила ему победу на президентских выборах в прошлом году, не оказал большого влияния с тех пор, как после непродолжительного пребывания в правительстве присоединился к оппозиции.

В поисках новых идей и новых лидеров, как красные, так и коричневые 20 сентября выступили против предложенной президентом реформы вооруженных сил при запуске Движения в поддержку армии, органа, возглавляемого другим недовольным генералом, Лев Рохлин.Избранный в парламент по списку главной проправительственной партии «Наш дом — Россия», генерал теперь сохраняет свой пост председателя комитета по обороне только благодаря поддержке коммунистов. Низкооплачиваемая и недокормленная российская армия, безусловно, является огромной проблемой, но ее солдаты в целом проявляют осторожность в отношении того, чтобы ввязываться в политику. Так или иначе, генерал Рохлин — еврей и бывший приверженец партии г-на Черномырдина — вряд ли станет лидером для русских националистов.

Дорогие мои

Самые красноречивые критики Ельцина в Думе — это небольшая группа сторонников свободного рынка, самое близкое, что есть в России, к конструктивной оппозиции западного образца.Один из них — Виктор Похмелкин, юрист, один из восьми представителей партии Егора Гайдара «Демократический выбор России» (лучшие экономические либералы Думы). Соавтор нового Уголовного кодекса, теперь он переключил свое внимание на предложенный Налоговый кодекс, подчеркнув тревожно широкие полномочия усиленной налоговой полиции, которая сможет конфисковать имущество без решения суда. Михаил Задорнов, один из 46 депутатов прореформенной, но антиправительственной группы «Яблоко», является жестким председателем думского комитета по бюджету; его коллега Оксана Дмитриева, экономист, потратила три года на подготовку кодекса для обеспечения соблюдения бюджетов после их принятия.

Эти либералы могут в какой-то степени держать Кремль в напряжении. Но они по-прежнему имеют мало влияния за пределами парламента. Лидер «Яблока» Григорий Явлинский набрал всего 7% голосов на президентских выборах и, как известно, не может работать с другими громкими именами. Таким образом, мощная оппозиция политике г-на Ельцина может исходить только из самой администрации.

Даже здесь власть Ельцина кажется крепкой. Г-н Черномырдин, возможно, пожелает дистанцироваться от менее популярной политики двух своих заместителей, господ Чубайса и Немцова, такой как сокращение субсидий на жилищно-коммунальные услуги.Но, по крайней мере, на данный момент президент твердо стоит за ними. Недавно он публично отругал шестерых крупнейших российских банкиров за придирки к правительству. Поскольку до президентских выборов еще почти три года, Ельцин выглядит надежно у власти.

Эта статья появилась в печатном издании в разделе «Европа» под заголовком «Буйный выводок Бориса Ельцина»

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.