Злоупотребление правом судебная практика: The page cannot be found

Содержание

Адвокатская палата города Москвы | Новости

Вниманию адвокатов: публикуется мотивированное постановление судьи Рыбака А.Е., которым процессуальное поведение адвоката по соглашению признано злоупотреблением правом, ставящим под угрозу реализацию назначения уголовного судопроизводства, вследствие чего отказ обвиняемого от назначенного ему защитника не был принят судом. Приведённая судом мотивировка соответствует критериям, предусмотренным Разъяснением Совета Адвокатской палаты города Москвы от 18 января 2016 «Об участии в уголовном судопроизводстве защитников по назначению».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва                                                                                                                                10 января 2020 года

Судья Московского городского суда Рыбак А. Е., при секретаре О., с участием: прокурора отдела управления прокуратуры г.

Москвы К., лица, в отношении которого принято решение о выдаче — М., а также приглашенного судом адвоката З., представившего удостоверение № … и ордер № … от 23 декабря 2019 года, рассматривая в открытом судебном заседании жалобу адвоката Д. в защиту интересов М.,

УСТАНОВИЛ:

В Московский городской суд 03.12.2019 г. поступила жалоба адвоката Д. в защиту интересов М. на решение Генеральной прокуратуры Российской Федерации о его выдаче правоохранительным органам Республики Беларусь для привлечения к уголовной ответственности.

Судебное заседание было назначено судом на 19.12.2019 г., о чем Д. была извещена 06.12.2019 г., а 17.12.2019 г. ей дополнительно судом было сообщено о том, что из прокуратуры поступили материалы экстрадиционной проверки, с которыми она вправе заранее ознакомиться. Несмотря на это, адвокат Д. в суд не явилась ни заблаговременно, ни в само судебное заседание 19.12.2019 г.

19. 12.2019 г., ввиду ее неявки, заседание было отложено на 20.12.2019 г., о чем ей незамедлительно было сообщено. 20.12.2019 г., ввиду ее неявки, заседание было отложено на 23.12.2019 г., о чем ей незамедлительно было сообщено. 23.12.2019 г., ввиду ее неявки, заседание отложено на 10.01.2020 г., о чем ей незамедлительно было сообщено. В заседание 10.01.2020 г. к назначенному времени она также не явилась.

Суд отмечает, что адвокатом Д. суду не было представлено надлежащим образом оформленных документов (т. е. в виде оригиналов или заверенных копий), подтверждающих невозможность ее участия в судебных заседаниях в указанные дни.

Суд принимает во внимание, что согласно ч. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 года, адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения; согласно ч. 1 ст. 8 названного Кодекса, при осуществлении профессиональной деятельности адвокат должен добросовестно, квалифицированно и своевременно исполнять свои обязанности, руководствоваться Конституцией Российской Федерации, законом и названным Кодексом; согласно п.

5 ч. 1 ст. 9 названного Кодекса, адвокат не вправе принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить, и согласно ч. 4 ст. 9 выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.

С учетом вышеизложенного и в целях обеспечения права М. на защиту, судом для оказания ему юридической помощи был приглашен адвокат З., от участия которого в деле М. отказался, адвокат З. его позицию поддержал, прокурор счел возможным рассмотреть жалобу адвоката Д. с участием адвоката З. в качестве защитника М., поскольку Д. в судебные заседания не является.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в п. 5 постановления от 17.07.2019 г. № 28-П, право пользоваться услугами приглашенного защитника не исключает возможности оставить без удовлетворения заявление этого лица об отказе от защитника по назначению при злоупотреблении правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного им защитника, при этом непринятие отказа лица от назначенного ему защитника может быть продиктовано необходимостью обеспечить разумные сроки производства по делу, угроза нарушения которых вызвана злоупотреблением правом на защиту, когда процессуальное поведение обвиняемого или его защитника, будучи недобросовестным, ущемляет конституционные права иных участников судопроизводства.

Согласно п. 18 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 30.06.2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц.

С учетом всего вышеизложенного, действия адвоката Д., у которой, как следует из представленного суду ордера, заключено соглашение на защиту М. в Московском городском суде при обжаловании решения о выдаче, направлены на срыв судебных заседаний, и, являясь явно недобросовестными, ущемляют процессуальные права других участников судопроизводства, а равно препятствуют суду в своевременной проверке законности и обоснованности решения Генеральной прокуратуры РФ о выдаче М.

правоохранительным органам Республики Беларусь для привлечения к уголовной ответственности, что не согласуется с целями правосудия и искажает его суть.

При таких обстоятельствах процессуальное поведение адвоката Д. не может быть расценено иначе, как ее злоупотребление правом, ставящим под угрозу реализацию назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ), вследствие чего в целях обеспечения разумных сроков производства по делу отказ обвиняемого от назначенного ему защитника не подлежит принятию в соответствии с ч. 2 ст. 52 УПК РФ, поскольку обязательным для суда не является.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. ст. 16, 52, 256 и 463 УПК РФ, судья

ПОСТАНОВИЛ:

Признать факт злоупотребления правом со стороны адвоката Д. по основаниям и в пределах, указанных в описательно-мотивировочной части настоящего постановления.

Отказ М., в отношении которого принято решение о выдаче, от защитника по назначению суда не принимать.

Продолжить судебное заседание при данной явке лиц, поручив адвокату по назначению З. участвовать в данном судебном заседании в качестве защитника М.

Злоупотребление правом и добросовестность предпринимателей

Валерий Фадеев. Фото: Bel.biz

Много раз приходилось выступать в СМИ в качестве защитника интересов бизнеса перед властями и контролирующими органами. Но в этот раз хочу поднять совершенно иную тему, которую подсказало в т.ч. знакомство с публикациями в «ЭГ» по судебной практике: как соотносятся нормы права и морали в бизнесе.

Недавно довелось участвовать в качестве арбитра Международного арбитражного суда при БелТПП в рассмотрении дела. Суть спора состояла в следующем. ИП выполнил для фирмы международную перевозку груза и в соответствии с договором должен был получить 600 евро. Однако заказчик не спешил выплачивать эту небольшую сумму.

ИП пришлось обращаться в арбит­раж, где в ходе судебного заседания выяснилось: фирма отказывалась платить, ссылаясь на то, что по условиям контракта перевозчик должен был представить ей оригинал накладной, а не ее копию. При этом представитель заказчика подписал акт приемки выполненных работ без замечаний, т.е. ответчик не отрицал, что

груз ему был доставлен в полной сохранности и вовремя.

За жадность фирма была наказана: пришлось перечислить истцу не только 600 евро, но и пеню за просрочку платежа (почти половину основной суммы), а также уплатить арбитражный сбор. Суд в своем решении отметил, что ответчик злоупотребил правом.

Еще пример: предприятие взяло взаймы у другого приличную сумму денег. А потом заемщик отказался возвращать долг, мотивируя это тем, что при оформлении договора займа (расписка) займодатель просмотрел небольшую неточность. В сущности, речь шла об описке, которую заемщик, похоже, допустил сознательно в расчете на невозврат долга. Однако суд, рассмат­ривавший спор, удовлетворил иск, поскольку пришел к выводу, что обязательство по передаче денег было реально исполнено

.

Еще один аналогичный спор с похожим результатом см. в статье «Товар получен – покупатель не платит» («ЭГ» № 54 за 26.07.2019).

Речь шла о том, что поставщик отгрузил товар, покупатель его принял и даже использовал в хозяйственной деятельности. Однако не захотел оплачивать, мотивируя свою позицию тем, что приемку товара производило не то лицо. Поставщик стал добиваться справедливости через суд и выиграл дело. С покупателя взыскали сумму основного долга, проценты за пользование чужими денежными средствами, штраф и пени.

Злоупотребление правом обычно связано с недобросовестным поведением субъекта хозяйствования на рынке. Например, в тех случаях, когда компания всеми правдами и неправдами уклоняется от долговых обязательств, спешно продавая по дешевке принадлежащие ей недвижимость и автомобили учредителям и их родственникам.

Или запустив процесс бесконечной реорганизации, которая предполагает передачу заложенного имущества и ликвидных активов на баланс сначала одной, затем другой, третьей организации. В итоге шансы кредитора вернуть деньги стремятся к нулю.

Что связывает между собой эти факты? Формально вроде бы все «по закону». При этом поступки вызваны желанием извлечь из ситуации определенную выгоду, игнорируя права и законные интересы других участников гражданских правоотношений. Даже выявив нарушение обязательств со стороны партнера, представитель юридического лица сообщать ему об этом не спешит, зная, что чем больше пройдет времени, тем солиднее окажется сумма, которую можно будет взыскать с невнимательного контрагента (допустим, речь идет об уплате неустойки).

Однако напомню, что согласно п. 1 ст. 9 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Добросовестный предприниматель учитывает не только свои интересы, но и интересы своих парт­неров, действует так, чтобы не нанести им вреда.

Конечно, некоторые споры не смогли бы возникнуть, если бы стороны своевременно оформляли необходимые документы, а не только надеялись на добросовестность партнеров. В свое время пришлось консультировать предпринимателя, который дал взаймы учредителю другой фирмы 40 тыс. USD. Поскольку оба прекрасно друг друга знали и между ними сложились хорошие деловые отношения, займодатель не стал требовать письменного оформления договора. В итоге, не дождавшись возврата долга, он был вынужден обратиться с иском в суд, но дело проиграл, поскольку не имел подтверждающих документов. Но в разговорах, которые велись до слушанья дела в суде, заемщик долг признавал!

Сегодня закон позволяет учитывать не только формальные основания, но и принимать во внимание другие обстоятельства. В т.ч. один из важнейших принципов гражданского права, закрепленный в ст. 2 ГК: добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений предполагается, поскольку не установлено иное (принцип добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений). Всего в этой статье перечислено 9 принципов (начал) и идет отсылка к иным принципам, закреп­ленным в Конституции, других актах законодательства. И ведь они указаны в законодательстве не для красного словца.

Как следует из информации, содержащейся на сайте Верховного Суда, в последнее время значительно увеличилось количество дел о защите прав потребителей. При этом судами ежегодно удовлетворяется более 60% таких исков. А ведь ответчиками в этих делах, как правило, выступают субъекты предпринимательской деятельности.

Так, уже притчей во языцех стали набранные мелким шрифтом примечания к различным договорам, в т.ч. кредитным, часто люди на этом теряют значительные деньги и время. Формально вроде бы правильно, подписал договор – значит, согласился с каждым его словом, но по существу – это форменное издевательство над клиентом.

Да, есть формальные нормы закона, но есть еще и моральные нормы. И если проследить историю создания норм права, то можно заметить, что они базируются, прежде всего, на нормах морали. В свое время купцы заключали сделки на честном купеческом слове и исполняли их, поскольку боялись потерять репутацию. Доброе имя лучше богатства, считали они.

Автор публикации:

Валерий ФАДЕЕВ, заслуженный юрист Беларуси

Злоупотребление правом в трудовых отношениях

В каких случаях можно говорить о злоупотреблении правами в трудовых отношениях? В настоящей статье проанализирована судебная практика по вопросу злоупотребления правом, как со стороны работодателя, так и со стороны работника.

Как свидетельствует судебная практика по трудовым делам, и работник, и работодатель могут злоупотреблять своими правами в трудовых отношениях, недобросовестно используя нормы трудового законодательства.

Если факт злоупотребления правом со стороны работника или работодателя установлен, то суд может отказать в удовлетворении иска.

Как отмечено в Постановлении Пленума ВС РФ от 17.03.2004 г. №2, при установлении факта злоупотребления работником правом,суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

С одной стороны, ст.81 ТК РФ содержит запрет на увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной нетрудоспособности. С другой стороны, сокрытие работником и непредставление документов об уважительной причине отсутствия, может свидетельствовать о злоупотреблении правом работника.

ПРИМЕР №1.Работница компании после больничного листа не вышла на работу. По ее мнению, работодатель должен ей выплатить определенный размер заработной платы, которая состояла из официальной и неофициальной части.

Письменное уведомление о приостановлении работы в адрес работодателя не направлялось.
Работодатель не согласился с указанной задолженностью и уволил работницу за прогул.

Работница обратилась в суд с иском о восстановлении на работе.

Суд отказал работнице в иске по следующим основаниям.

Из смысла ст.142 ТК РФ, а также в силу разъяснений, изложенных в п.57 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 г. №2, следует, что работник имеет правона приостановление работы при условии, что задержка выплаты заработной платы составила более 15 дней и работникв письменной форме известил работодателя о приостановлении работы.

Право работниковна отказ от выполнения работы является мерой вынужденного характера. И это правопредполагает устранение работодателем допущенного нарушения и выплату задержанной суммы. В ходе судебного заседания работница не смогла доказать выплату неофициальной части заработной платы. Показания мужа работницы суд не принял во внимание, поскольку свидетель является лицом, заинтересованным в исходе дела.

А работодатель представил суду направленные требования работнице, в котором просил ее
явиться в офис и дать объяснения по какой причине она отсутствует на работе. Работодатель также направил работнице уведомление об отсутствии у него задолженности по заработной плате.

Данная переписка свидетельствует о том, что компания не прекратила свою деятельность, проявляла настойчивый интерес к установлению причин отсутствия сотрудникана рабочем месте, предлагая явиться в офис, направить по почтовому адресу письменные объяснения.

Работница никак не связывалась с компанией, заявление на увольнение она не писала.

Такое поведение истца, суд расценил как злоупотребление правом работника, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Отказывая в удовлетворении иска работницы, суд исходил из того, что истица допустила нарушение трудовой дисциплины, поскольку без уважительных причин не приступила к исполнению трудовых обязанностей (Решение Калининского районного суда г. Новосибирска от 16.06.2016 г. №2-1369/2016).

Как свидетельствует судебная практика, непредставление документов, подтверждающих временную нетрудоспособность работника, на дату увольнения, свидетельствует о злоупотреблении правом работником (Решение Майкопского городского суда от 17.03.2016 г. №2-1197/2016, Советского районного суда г. Махачкалы от 02.08.2016 г. №2-5081/2016, Апелляционное определение Саратовского областного суда от 28.07.2016 г. №33-4807/2016 ВС Республики Тыва от 13.07.2016 г. №33-1375/2016).

При рассмотрении дел об увольнении по п.2 ст.278 ТК РФ, подлежащими проверке судами, являются: обстоятельства соблюдения процедуры увольнения (но не причин увольнения), а также обстоятельства недопустимости дискриминации и злоупотребления правом.

Для вывода о злоупотреблении правом работником на период нахождения на больничном листе необходимо доказать факт сокрытия от работодателя временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы, а не факт того, что работодатель не знал о временной нетрудоспособности работника.

ПРИМЕР №2.

Работнику представил листок нетрудоспособности после предъявления ему приказа об увольнении в 08-48 часов 24.02.2016 г.

Однако, как следует из распорядка приема терапевта, указанного в листке нетрудоспособности работника в качестве лечащего врача, утренний прием врача осуществляется с 09-00 до 13-00 часов.

Исходя из указанных обстоятельств, судебная коллегия расценила действия работника при получении листка нетрудоспособности после ознакомления с приказом об увольнении, по отношению к работодателю как злоупотребление правом, выразившемся в его очевидно недобросовестном поведении в целях искусственного создания условий для дальнейшего оспаривания увольнения (Апелляционное определение Тюменского областного суда от 27.07.2016 г. №33-4855/2016).

Также расцениваются судом как злоупотребление правом следующие действия работника (Определение Челябинского областного суда от 14.07.2016 г. №11-9903/2016):

  • листки нетрудоспособности работодателю не предоставлялись вплоть до вынесения приказа об увольнении работника со службы;
  • работнику до ухода на больничный лист было известно, что в отношении него проводится служебная проверка и с него были взяты объяснения по факту отсутствия его на службе;
  • работник предъявил листки нетрудоспособности только в суде.
При расторжении трудового договора по инициативе работника работодателем должен быть соблюден общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом.

Работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен ТК РФ или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении (ст.80 ТК РФ).

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление.

ПРИМЕР №3.

Начальник Управления в связи с наступлением предельного возраста пребывания на гражданской службе – 60 лет, уведомил работника 12.01.2016 г. о том, что 25.01.2016 года, заключенный с ним служебный контракт будет расторгнут, он будет освобожден от замещаемой должности и уволен с государственной гражданской службы в связи с достижением предельного возраста пребывания на гражданской службе (п. 4 ч.2 ст.39 Федерального закона от 27.07.2004 г. №79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ»).

Работник вправе уволиться с гражданской службы в связи с выходом на государственную пенсию с предоставлением социальных гарантий на основании личного заявления, которое необходимо представить на имя начальника Управления в срок, не позднее 20.01.2016 г.

Работник написал заявление 21.01.2016 г. на имя начальника Управления, согласно которому просит уволить с гражданской службы в связи с выходом на государственную пенсию 25.01.2016 г.

Впоследствии работник пытался отозвать свое заявление на увольнение. Отзыв заявления работник направил по почте и копию заявления по факсу.

Однако работник получил письмо начальника Управления об отказе в удовлетворении заявления, работника ознакомили с приказом Управления об увольнении его с государственной службы. Работник вынужден был обратиться в суд с просьбой о признании приказа об увольнении его с государственной гражданской службы в связи с выходом на пенсию незаконным.

Как отметили судьи, при расторжении трудового договора по инициативе работника работодателем не был соблюден общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, а именно, работодателем скрыт факт издания приказа «Об отмене приказа «О выплате единовременного поощрения», чем допущено злоупотребление правом. Но сама процедура увольнения работника нарушена не была.

Работник 21.01.2016 г. собственноручно написав заявление на увольнение, в связи с выходом на пенсию выразил волю именно на увольнение, в связи с выходом на пенсию. Впоследствии 25.01.2016 г., написанное им заявление об отзыве указанного заявления было получено представителем нанимателя только 01.02.2016 г., то есть после увольнения работника со службы и не может расцениваться как право работника до истечения срока предупреждения о расторжении служебного контракта и об увольнении с гражданской службы в любое время отозвать свое заявление. Поскольку указанное заявление поступило не до истечения срока предупреждения, а после состоявшегося увольнения, то исковые требования работника не были удовлетворены (Апелляционное определение Иркутского областного суда от 07. 07.2016 г. №33-9434/2016).

ПРИМЕР №4.

Работница занимала должность главного врача, с ней был заключен трудовой договор о замещении указанной должности на неопределенный срок. Приказом Министерства здравоохранения в соответствии с п.4.3 Положения о Министерстве здравоохранения, прекращено действие трудового договора с истицей на основании п.2 ст.278 ТК РФ.

Работница, находясь на больничном листе, была уволена.

Работница обратилась в суд с иском о восстановлении на работе.

Разрешая спор в пользу работницы, суд установил, что ее увольнение с работы было произведено в период нетрудоспособности и допустимых доказательств сокрытия ею этих обстоятельств работодателем не представлено.

Кроме того, как выяснено судом, при получении приказа об увольнении работницы, секретарь больницы сделала запись на самом приказе о том, что вынуждена зарегистрировать приказ по требованию работниковМинистерства здравоохранения, поскольку главный врач находится на больничном.

Таким образом, доводы работодателя о злоупотреблении работницей своим правом ввиду сокрытия ею листка нетрудоспособности, были отклонены судом как несостоятельные.

Суд, признавая процедуру увольнения истца незаконной, исходил из правового смысла положений п.2 ст.278 ТК РФ, согласно которому трудовой договор с руководителем организации не может быть прекращен в период его временной нетрудоспособности или пребывания в отпуске (Апелляционное определение ВС Республики Тыва от 04.05.2016 г. №33-140/2016).

Аналогичное решение (в пользу работника) было вынесено и в апелляционном определении Оренбургского областного суда от 23.03.2016 г. №33-2163/2016. Работодатель не доказал злоупотребление правом со стороны работника, а доводы о том, что работница находилась на своем рабочем месте и была ознакомлена с приказом об увольнении, основанием для отмены обжалуемого решения не являются, поскольку не опровергают факта нетрудоспособности в день ее увольнения.

Также не принимаются судом ссылки работодателя на то, что работник злоупотребил своим правом, если имеются в наличие следующие документы и обстоятельства (Апелляционное определение Ростовского областного суда от 04.08.2016 г. №33-13477/2016, ВС Республики Хакасия от 02.08.2016 г. №33-2348/2016):

  • на акте об отказе дать пояснения о причинах невыхода на работу работник указал на то, что ему выдан документ о временной нетрудоспособности;
  • детализация звонков на номер начальника отдела кадров (свидетельствует о том, что работник не скрывал факт нахождения на больничном листе).
В соответствии с Порядком выдачи листков нетрудоспособности (утв. Приказом Минздрава РФ от 01.08.2007 г. №624н) документом, удостоверяющим временную нетрудоспособность граждан и подтверждающим их временное освобождение от работы, является листок нетрудоспособности.
Однако его получение и предоставление работодателю в случае временной потери гражданами трудоспособности не является обязательным. Так, в одном из спорных дел, суд пришел к выводу, что справка, выданная стоматологической поликлиникой об освобождении работницы от работы в период прохождения лечения, свидетельствуют об уважительности отсутствия на рабочем месте и не является основанием применения к нему работодателем дисциплинарного взыскания в виде увольнения за прогул.

Как отметили судьи, само по себе представление работодателю справки, в которой имеются сведения об освобождении работника от работы, выданной медицинской организацией, не может безусловно свидетельствовать о злоупотреблении правом со стороны работника(Решение Миасского городского суда от 12.08.2016 г. №2-3219/2016).

Работодатель должен предоставлять работнику те гарантии и компенсации, которые предусмотрены за работу во вредных условиях труда (ст.219 ТК РФ).

Неисполнение обязанности по проведению аттестации рабочего места также может свидетельствовать о злоупотреблении правом работодателя (когда работодатель не проводит такую аттестацию с целью непредставления работникам гарантий и компенсаций за работу во вредных условиях труда).

ПРИМЕР №5.

Работник получал доплату (в % к окладу), ему ежегодно предоставлялся дополнительный оплачиваемый отпуск за работу во вредных условиях труда. Впоследствии работодателем был издан приказ, который отменял дополнительный отпуск и компенсационные выплаты за работу во вредных условиях труда. Работник обратился с иском в суд о восстановлении льгот.

При рассмотрении трудового спора, судебная коллегия пришла к выводу о сохранении соответствующих условий труда на рабочем месте, явившихся основанием для назначения компенсационных мер, поскольку ни о каких изменениях в условиях труда работника, улучшивших такие условия, работодателем не заявлено.

Поэтому оспариваемый приказ (о снижении уровня компенсационных выплат) в отношении работника не должен подлежать применению, учитывая право работника на сохранение прежнего уровня гарантий по п.3 ст.15 Федерального закона от 28.12.2013 г. №421-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием ФЗ «О специальной оценке условий труда» (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 27. 07.2016 г. №33-12819/2016).

В ряде случаев суды отказывают в выплате работнику выходного пособия по причине злоупотребления сторонами правом, когда в дополнительном соглашении к трудовому договору прописывается несоразмерно высокое выходное пособие. Так, в одном из таких дел, суд отметил, что дополнительное выходное пособие не относится к гарантиям и компенсациям, положенным при увольнении, его размер не соответствует системе оплаты труда в компании, а носит произвольный характер (Апелляционное определение Московского городского суда от 10.03.2016 г. №33-4820/2016).

Таким образом, факт злоупотребления правом может быть как со стороны работодателя, так и со стороны работника. Доказывая факт злоупотребления правом, необходимо ориентироваться на п.27 Постановлении Пленума ВС РФ от 17.03.2004 г. №2.

Гость, заканчивается набор на курс по пяти новым ФСБУ

Злоупотребление правом в гражданском праве примеры судебная практика

Вы согласны с условиями рассылки. Злоупотребление правом — частный случай положения, когда у лица есть право, но воспользоваться лицо этим правом не может. В рассматриваемом далее случае случаях и в том виде, как норма сформулирована в ГК РФ ст. Это классика. Но есть и другие случаи, не столь очевидные и более спорные.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Злоупотребление правом (комментарий к ст. 10 ГК РФ «Пределы осуществления гражданских прав»)

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Злоупотребление правом. Какие возможности открывает новая редакция ГК РФ?

Однако, вышеуказанный принцип содержит в себе запрет, который распространяется не на все случаи злоупотребления правом. Сегодня круг тех случаев, которые считаются злоупотреблениями шире, чем они закреплены в конституционной норме. Буквально толкуя это предписание можно утверждать, что данный запрет не распространяется, например, на случаи злоупотребления субъективным правом со стороны коммерческих организаций, что также неверно.

Злоупотребление правом сегодня отмечается во всех без исключения сферах правовой деятельности конституционное, семейное, трудовое, гражданское право и т. В соответствии с действующей редакцией ст. Федеральным законом от При этом законом установлено, что к действиям, направленным на обход закона, будут применяться те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом, если иное не указано в тексте ГК РФ.

Представляется, что на практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов. К примеру, в настоящее время в судебной практике встречаются случаи фактического отожествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них.

При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками. Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребление правом не ограничивается. Так, к злоупотреблению правом, судебная практика часто относит действия направленные на воспрепятствование осуществление другим лицом его законного права Постановление Президиума ВАС РФ от Таким образом, в соответствии со ст.

К последствиям злоупотребления правом закон относит полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом. Представляется, что указание на иные меры, связано с тем, что обращение в суд с целью защитить свои права не является единственным применяемым способом. Список, установленный законом, исчерпывающим не является. К способам могут быть отнесены иные меры, установленные законодательством. Так законом установлено, что если злоупотребление правом повлекло нарушение прав другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещение причиненных ему этим убытков по правилам ст.

Важно отметить, что злоупотребление правом может быть не только материальным, но и процессуальным. Значение наличия норм о злоупотребление процессуальными правами является весьма важным. Ведь злоупотребление процессуальными правами может затянуть процесс, породить неблагоприятные последствия для сторон. Так, ст. Кроме того, нормы о злоупотребление предусмотрены ст. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что злоупотребление правом на иск невозможно.

Более того, процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус лица, участвующего в деле, возникает только после принятия искового заявления. То есть, злоупотреблять правами возможно лишь с этого момента. Следовательно сама подача заявления или жалобы, которыми возбуждается дело в суде не могут признаваться злоупотреблением процессуальными правами. Судебная практика показывает, что чаще всего в качестве злоупотребления процессуальным правом понимается подача ходатайств об отводе судей, о приостановлении производства по делу и об отложении судебного разбирательства.

Для первой группы применяется в частности ст. Вопросы распределения судебных расходов, отнесения судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу или в определении. Вторая группа направлена не на наказание нарушителя, а на пресечение действий, которые могут задержать движение процесса.

Стоим отметить, что АПК РФ прямо не предусматривает такого последствия, как отказ от удовлетворения ходатайства. Однако, основанием к отказу в удовлетворении может послужить, в частности, злоупотребление стороной своими процессуальными правами Постановление Президиума ВАС Северо-Западного округа от Наиболее острой проблемой, связанной с рассматриваемой тематикой, является отсутствие в законодательстве определения термина злоупотребления правом.

Понятия злоупотребления не содержится и в современной цивилистической науке. Не выработана дефиниция злоупотребления правом и судебная практика. Таким образом, квалифицировать действия как злоупотребления правом Пленум предоставил на судейское усмотрение. Для определения сути понятия злоупотребления правом обратимся к толковому словарю С.

Ожегова, в соответствии с которым злоупотреблением является проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей. Проанализировав все вышесказанное, злоупотребление правом можно определить как — действие лица, состоящее в недобросовестном использовании своих прав с намерением причинить вред другого лицу. Добавить в избранное.

Комментарии к законодательству. Гражданское право. Общие нормы. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав. Злоупотребление правом в гражданских правоотношениях. Заказ звонка. Планируете обращение в арбитражный суд? Купить Нет в наличии. Полное описание. Единый номер: 8 E-mail: info lex-pravo. Москва, Пресненская наб, д.

Злоупотребление правом в заемных отношениях

Шикана в гражданском праве рассматривается как причинение вреда. Гражданское право дает определение этому термину. Можно выделить признаки, которые присущи шикане. Гражданский закон в статье десятой указывает, что в ходе реализации субъектами своих прав не допускается совершения физическими лицами или организациями действий, которые носят вредят интересам иных людей. Указанный тип поведения считается шиканой.

Злоупотребление правом известно еще со времен Древнего Рима. Это говорит о том, что любое из них должно иметь свой круг применения, иначе может произойти нарушение прав иных лиц, что нарушит принципы разумности и добросовестности для гражданского оборота. Статья по злоупотреблению правом в ГК РФ идет под номером

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 14 декабря , печатный экземпляр отправим 18 декабря. Автор : Дроздова Регина Радиковна. Дата публикации :

«САМЫЙ БОЛЬШОЙ БАНК РЕФЕРАТОВ»

Иногда участники процесса злоупотребляют своими правами, чтобы добиться положительного для них исхода дела. На действия этих лиц распространяются нормы ст. ГК РФ. Долгое время содержание названной статьи представлялось многим юристам крайне неопределенным, а суды прибегали к ней достаточно редко. При этом количество судебных актов, в которых ст. С 1 марта г. Что же изменилось на практике с принятием новой редакции? Появилось ли у сторон больше возможностей по доказыванию и пересечению фактов злоупотребления правом?

Результат поиска

Основное последствие злоупотребления правом — отказ в судебной защите данного субъективного права. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации считает необходимым рекомендовать арбитражным судам… иметь в виду, что процедура банкротства может использоваться в целях передела собственности, устранения конкурента, в связи с чем необходимо тщательно исследовать конкретные обстоятельства по делу с учетом требований ст. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает общие пределы свободы усмотрения участников гражданских правоотношений при осуществлении ими своих прав. Превышение этих пределов квалифицируется как злоупотребление правом и представляет собой неправомерное действие. Последствием злоупотребления правом является возможность утраты материального права на судебную защиту субъективного гражданского права.

П 3 ст 1 ГК: при установлении осуществлении и защите гражданских прав участники гражданского оборота должны действовать добросовестно. П 5 ст 10 ГК РФ: добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагается.

Обычай делового оборота статья 5 ГК. Государственная регистрация прав на имущество новая статья 8 1 ГК. Злоупотребление правом.

Злоупотребление правом в гражданском праве

Тема 1. Структура сучасного права. Система права. Тема 2.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Злоупотребление правом

Проблема злоупотребление правом является одной из актуальных. Об этом свидетельствуют примеры из арбитражно-судебной практики, а также многочисленные работы, посвященные рассмотрению данного вопроса. Таким образом, говорить о том, что данный вопрос не исследован должным образом — не приходиться. Тем не менее, проблемы, связанные с существованием и применением данного весьма сложного правового института остаются. Задача настоящего исследования состоит в следующем:. Б предложить классификацию видов злоупотребления правом, беря за основу сферу использования правовых знаний и отраслевой признак;.

Злоупотребление правом

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 14 декабря , печатный экземпляр отправим 18 декабря. Автор : Колтырин Михаил Николаевич. Дата публикации : Статья просмотрена: раз. Колтырин М.

Проблема злоупотребления правом в гражданском праве: ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3 1. Принцип недопустимости злоупотребления правом и проблемы связанные с его соблюдением 5 2.

Частью 1 статьи 10 Гражданского кодекса РФ установлен запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав злоупотребление правом. Перечень недобросовестного поведения, определенный ст. N О; Определение КС от 29 января г. N О.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны. Проблема злоупотребление правом является одной из актуальных. Об этом свидетельствуют примеры из арбитражно-судебной практики, а также многочисленные работы, посвященные рассмотрению данного вопроса.

Понуждение к совершению определённого действия понудить к принятию наследства, к совершению сделки. Осуществление субъективного гражданского права — реализация управомоченным лицом возможностей, заключенных в содержании данного права. Осуществление гражданских прав совершается в результате волевых, осознанных действий субъектов, преследующих различные социально-экономические и юридические цели. Осуществление субъективного гражданского права — предметная деятельность управомоченного субъекта, в результате которой он на основе имеющихся у него юридических возможностей удовлетворяет свои материальные и духовные потребности.

Источник: Журнал «Арбитражная практика». Данное право направлено на получение решения суда по существу гражданского спора [1].

Принцип недопустимости злоупотребления правом и проблемы связанные с его соблюдением 5 2. Формы злоупотребления гражданским правом 19 3. Проблемы гражданско-правового регулирования отдельных видов злоупотребления гражданским правом 24 3. Злоупотребление правом и деликт 24 3. Злоупотребление правом и недействительность сделок 25 3.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны. Проблема злоупотребление правом является одной из актуальных. Об этом свидетельствуют примеры из арбитражно-судебной практики, а также многочисленные работы, посвященные рассмотрению данного вопроса. Тем не менее, проблемы, связанные с существованием и применением данного весьма сложного правового института остаются. Задача настоящего исследования состоит в следующем:. Б предложить классификацию видов злоупотребления правом, беря за основу сферу использования правовых знаний и отраслевой признак;.

В соответствии со ст. Квалифицирующие признаки злоупотребления правом в законе отдельно не выделены. Однако, исходя из анализа судебной практики, в литературе выделяются общие признаки злоупотребления:. Данные признаки свидетельствуют о злоупотреблении лицом своим правом, но для подобной оценки не обязательно наличие всех выше указанных признаков в совокупности.

Нам нужна судебная практика по подотчетности для проверки злоупотребления законом должностными лицами государства

Когда гражданин умышленно нарушает закон ( mens rea ), он или она подлежит суду, осуждению и наказанию. В отношении некоторых правонарушений умысел может отсутствовать, но закон устанавливает строгую или абсолютную ответственность, тем самым предусматривая наказание. Немедленное наложение «штрафа» на LG Polymers Национальным зеленым трибуналом за утечку стиролового газа в Визаге — довольно свежий пример.Вопрос для размышления: если государственный служащий умышленно нарушает закон, разве это лицо не должно нести наказание, как любой гражданин?

Я задаю этот вопрос, потому что в последнее время было несколько случаев, когда должностные лица государства (в основном милиционеры) сознательно нарушали закон, но ни к кому не было применено никаких мер наказания. Являются ли они выше закона, в отличие от простых граждан, или они просто никому не подотчетны? Настало время, я считаю, ввести судебную ответственность и равное обращение перед законом в отношении должностных лиц государства, действующих недобросовестно.

Государство обладает достаточной властью и может по закону, если соответствующий орган разумно и субъективно удовлетворен, предотвратить возможное совершение преступления. Это своего рода предкриминальный сценарий, ставший известным благодаря голливудскому фильму «: Особое мнение ». Превентивное задержание является крайним случаем, к которому прибегает государство в ситуациях, когда речь идет об общественном порядке или национальной безопасности. Превентивное заключение является результатом прогноза, основанного на прошлом поведении человека.В гораздо меньших масштабах положения статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) могут применяться в широком смысле только в неотложных случаях причинения вреда или предполагаемой опасности для общественного порядка и правопорядка, поскольку они касаются немедленного предотвращения и скорейшего средство. Приказ в соответствии с этим разделом не обязательно основывается на прошлом поведении лица или группы лиц.

Другими словами, закон в его нынешнем виде обеспечивает адекватное обеспечение правопорядка, общественного порядка и национальной безопасности.Поэтому совсем не обязательно, чтобы государственные чиновники изгибали или искажали закон (как это случалось в недавнем прошлом), чтобы прийти к каким-то надуманным выводам. Искажая закон, они причиняют огромные неудобства — физические, психические и финансовые — людям, вплоть до лишения их личной свободы и отбывания тюремного заключения. Какое средство есть у людей против такого злоупотребления и злоупотребления законом, и когда это прекратится, если вообще прекратится?

Активисты вывешивают плакаты на акции протеста с требованием справедливости для жертвы Хатраса в Бангалоре, 3 октября 2020 г.Фото: PTI/Шайлендра Бходжак

Ограничение основных прав

Несколько примеров из реальной жизни покажут, как путем хитросплетений и поворотов ограничиваются некоторые основные права граждан, в результате чего некоторые из них остаются без каких-либо реальных средств правовой защиты, а ни один государственный чиновник не несет ответственности за нарушения. Статья 19(1)(b) нашей конституции гласит, что все граждане имеют основное право собираться мирно и без оружия. Однако государство может по закону налагать разумные ограничения на осуществление этого права в интересах общественного порядка. Несколько лет назад отдельные лица и некоторые группы воспользовались этим правом на собрания на лужайках Ворот Индии в знак протеста против жестокого группового изнасилования Нирбхая и отсутствия безопасности для женщин. Эти протесты растянулись на несколько дней и носили более или менее спонтанный, мирный характер.

Точно так же в прошлом году возле Красного форта в Дели была запланирована мирная и ненасильственная акция протеста против Закона о внесении поправок в гражданство (CAA). Обычно я бы предположил, что условное разрешение на проведение мирной акции протеста против CAA будет предоставлено по запросу.Однако в разрешении на мирное собрание было отказано. Реальные причины отказа в разрешении не доступны в открытом доступе, но возможная угроза общественному порядку (не закону и порядку) и, возможно, «политический подтекст» собрания или что-то подобное кажется единственной вероятной причиной отказа.

Достаточно ли этого? Я так не думаю, иначе ни одна политическая партия (например) никогда не смогла бы протестовать против чего-либо под благовидным предлогом нарушения общественного порядка. Но так как настоящая причина недоступна, оставим это.

Однако дело в том, что при необходимости государство может предложить причину для отказа гражданам в фундаментальном праве мирно собираться без оружия. Является ли оспаривание приказа об отказе в разрешении путем стука в двери судов эффективным средством правовой защиты? Если суды признают приказ недействительным или незаконным, будет ли привлечен к ответственности кто-либо в штате? Я так не думаю. Таким образом, при любом исходе судебного разбирательства выигрывает государство.

Читайте также: Законы, которые могут обеспечить подотчетность полиции, и как их игнорировали

В интересах правопорядка государство может ставить некоторые условия для тех, кто организует мирные собрания. Но условия должны быть разумными, и свобода действий в этом отношении должна осуществляться благоразумно, а не произвольно. Например, власти не могут распорядиться, чтобы акция протеста проходила в какой-то богом забытой части города, которую никто никогда не посещает, или ограничить ее небольшой территорией, чтобы количество людей было немногочисленным и крайне ограниченным, чтобы влияние протеста полностью терялось. .Государственные органы должны предпринять масштабные и содержательные действия, чтобы граждане могли осуществлять свое право, не причиняя серьезных неудобств другим. С этой точки зрения, если не будут приведены веские причины, не может быть никаких оснований отказывать в условном разрешении на проведение митинга протеста где-либо, в том числе возле Красного форта.

Что еще хуже для любого возможного собрания, теперь приходится прибегать к принятию приказа в соответствии со статьей 144 Уголовно-процессуального кодекса при подозрении на опасность и при падении шляпы.Это означает не только отказ в фундаментальном праве на мирные собрания, но и то, что любой участник этого собрания подлежит тюремному заключению за неповиновение законному приказу. Злоумышленник может привести к тюремному заключению участников в соответствии со статьей 188 Уголовного кодекса Индии (IPC) (неподчинение приказу, должным образом обнародованному государственным служащим) на один месяц, но если государственные чиновники считают, что неповиновение может привести к бунту или драке. , лишение свободы может растянуться на шесть месяцев.

Нетрудно представить несправедливость ситуации. Предполагая, что постановление по статье 144 является необоснованным, медлительная система отправления правосудия своевременно решит его законность, но к тому времени участники этого мирного собрания должны были бы отменить акцию протеста или подвергнуться тюремному заключению примерно на месяц, если не больше. . Отличный и законный способ сорвать мирный протест.

Опять же, пример из жизни. В Карнатаке постановление раздела 144, запрещающее мирное собрание 18 декабря 2019 года, было отменено высшим судом штата Карнатака только 13 февраля 2020 года — слишком поздно, чтобы иметь какое-либо значение для участников.Таким образом, то, что казалось совершенно законным и действительным осуществлением власти, было признано высшим судом «совершенно незаконным» и что «незаконность не может быть устранена или допущена даже после предоставления необходимой свободы действий».

Верховный суд штата Карнатака. Фото: Wikimedia Commons/Kuskela CC BY 3.0

Следовательно, имело место незаконное выхолащивание основного права некоторых наших граждан, права, гарантированного нашей конституцией. Из-за отсутствия юриспруденции, ответственной за подотчетность, государственным чиновникам в штате Карнатака сошли с рук их «проступки», не будучи привлеченными к ответственности за фактическое объявление незаконным осуществления основного права на мирные собрания.

Существуют и другие способы кастрации фундаментального права на мирные собрания, и это также случалось в прошлом. Баррикады строятся якобы по какой-то информации, а на самом деле для того, чтобы искусственно создать пробку. Прерывание движения на час или два, пока пассажиры проползают через контрольно-пропускные пункты, более чем достаточно, чтобы поставить заслон на собрание, которое затем выдохнется из-за отсутствия значительного числа участников. При этом одна-две станции метро в ключевых точках города закрыты, видимо, из соображений безопасности. Эти меры помогают в достижении цели подавления протеста, но что болезненно, так это сопутствующий ущерб, причиняемый широкой публике. Настоящие офисные посетители, студенты, рабочие и другие лица, не имеющие никакого отношения к протесту, испытывают большие неудобства. Таким образом, чтобы предотвратить неприятное событие, полномочия, предусмотренные законом, используются неправильно, что причиняет большие неудобства многим невиновным.

Более важный вопрос также заключается в том, следует ли ограничивать основное право на мирные собрания и без оружия только потому, что собрание предпочитает выражать точку зрения, противоречащую тому, что исповедует государство.Ответ на это однозначно отрицательный. Более узкий момент, однако, заключается в том, что, хотя государство признает право граждан на протест, оно может с помощью уловок помешать им эффективно осуществлять это право, если оно решит это сделать. Запрещающие приказы могут быть изданы под видом нормативных, а также их можно не допускать к публичному обсуждению, отключив интернет на пару часов, чтобы заставить замолчать социальные сети. В конце прошлого года в Дели отключили интернет на четыре часа.24 декабря 2019 г. Верховный суд не удовлетворил оспаривание постановления о закрытии на том основании, что оно было временным. Откровенно говоря, запрет на отключение даже на два часа может достичь своей цели, как пробка.

Новые формы преследования

Недавно была применена новая форма преследования. Членство в незаконном собрании (статья 143 УПК) является правонарушением, наказуемым залогом. Так же нарушение статьи 188 УК РФ. Но полиция может исказить закон, как это произошло в марте в Дели.Три человека были арестованы полицией за некоторые другие правонарушения, подлежащие залогу, и доставлены к мировому судье. Она вызвала полицию за то, что она не предложила им залог за правонарушения, подлежащие залогу, в первую очередь, и потребовала от них объяснений. Какое объяснение было дано, неизвестно, но факт остается фактом: эти лица находились под арестом как минимум несколько часов, когда их можно было сразу отпустить под залог. Арест и задержание даже на несколько часов и предание суду имеют свои неблагоприятные последствия, особенно для невиновного человека, и власти никогда не должны относиться к ним легкомысленно.

Есть и другие способы доставить неудобства протестующим. Например, людей, задержанных на месте протеста в Дели, посадили в «черную марию», отпустили и выбросили за много миль от места протеста. Вполне законно, можно сказать. Но эти протестующие фактически были вынуждены пройти несколько миль, чтобы добраться до дома. Таким образом, не только подотчетность позволяет государству преследовать невиновных, но и сострадание, которого часто не хватает, и от этого действительно нет лекарства.

Сумма и содержание этих событий недавнего прошлого позволяют предположить, что если государственные служащие желают предотвратить законные и мирные протесты, у них есть способы и средства сделать это законно или путем искажения закона.И если протестующие и другие люди причиняют неудобства, это очень плохо. Если протестующих задерживают и арестовывают, то и это их беда.

Читайте также: Злонамеренное судебное преследование: подробное изучение злоупотребления властью со стороны полиции

Что касается аспекта подотчетности, как граждане могут контролировать злоупотребление или злоупотребление властью? Скорость, с которой работают суды, указывает на то, что средства правовой защиты не имеют смысла. Должно ли быть позволено государству причинять неудобства сотням людей в городе только для того, чтобы помешать нескольким инакомыслящим, которые стремятся мирно протестовать против какой-либо точки зрения или политики? Следует ли разрешить государству предотвращать инакомыслие или протест, нарушая тем самым основное право, гарантированное гражданам? А как насчет принципа пропорциональности, который в конечном итоге был принят Верховным судом, согласно которому все варианты взвешиваются до принятия решения? Разве полиция не может заняться протестом здесь или там, предварительно наложив разумные ограничения и условия на протестующих и организаторов и способ протеста? Является ли выхолащивание основных прав единственным методом в арсенале государства для подавления инакомыслия? Всегда ли необходимо подавлять инакомыслие?

Протест против CAA в Ченнаи. Фото: ПТИ

Средство правовой защиты от физического ущерба имуществу

Забегая вперед, давайте предположим, что мирное собрание переросло в насилие и нанесён физический ущерб имуществу. У государства есть средство и для этого. Он называется «Закон о предотвращении ущерба государственной собственности» 1984 года. Интересно, что он предусматривает, что «любое лицо, причиняющее вред путем совершения какого-либо действия в отношении любой государственной собственности», за исключением изъятой собственности, «должно быть наказано тюремным заключением на срок, который может быть продлен». до пяти лет и со штрафом.Ключевое слово «кто угодно» — оно не ограничивается протестующим, но включает и функционера государства, то есть милиционера или полицейского.

Протестующим, которые предположительно нанесли ущерб государственной собственности в штате Уттар-Прадеш, в соответствии с положениями этого закона было направлено уведомление штата с требованием денежной компенсации за причиненный ущерб. Вопрос находится на рассмотрении Верховного суда, и я не хотел бы его комментировать. От некоторых предполагаемых протестующих потребовали суммы за что-то столь же мелкое, как повреждение обуви, что вызывает вопрос о том, чья обувь и была ли она амортизированной.А если серьезно, то по центральным телеканалам достаточно вырезок о том, как полиция наносит ущерб библиотеке университета, наносит ущерб частной собственности в виде разбитых задних фонарей мотоцикла, наезда лати на упавшего студента, за защиту которого пришлось встать некоторым девушкам. вверх, разбивая камеры видеонаблюдения и так далее.

Безусловно, граждане должны нести ответственность за причиненный ущерб (если это доказано), но кто из должностных лиц государства несет ответственность за ущерб, который они причиняют не только общественному имуществу, такому как камеры видеонаблюдения, но и частной собственности лица, которые, возможно, не имеют никакого отношения к акции протеста, за исключением того, что их мотоциклы были припаркованы поблизости? Примеры, подобные этим, устанавливают необходимость разработки судебной практики в области подотчетности с равным обращением в соответствии с законом — гражданином или государственным служащим.

Читайте также: Неконституционный акт, разочаровывающий КС и неправильно использованный закон: судья А. П. Шах о бедах Индии

В штате Уттар-Прадеш правительство штата установило рекламные щиты и транспаранты в нескольких частях Лакхнау с указанием протестующих, против которых были вынесены уведомления, но вина которых еще не доказана. Очевидно, это было частью рекламной кампании. В петиции, представляющей общественный интерес, Верховный суд Аллахабада распорядился немедленно убрать рекламные щиты и транспаранты. Правительство штата не выполнило постановление высшего суда и обратилось в Верховный суд с петицией, оспаривающей указания, данные высшим судом.Интересно, что правительство штата не просило приостановить действие постановления Верховного суда, и поэтому Верховный суд не оставил указание немедленно удалить рекламные щиты и транспаранты. Постановление вышестоящего суда не было выполнено. Государственные чиновники фактически проявили неуважение к суду. Но кто должен привлечь кого-либо к ответственности за это неуважение, проявленное к приказам высшего суда? Эти чиновники выше закона и суда? Разве они не подотчетны никому, в том числе названным и опозоренным, которые, может быть, и не виноваты? Опять же, такого рода события вызывают чувство безнаказанности у государственных чиновников, и жизнь несчастных граждан, у которых нет эффективных средств правовой защиты, продолжается. Стоит ли тогда удивляться, что массовые убийства остаются безнаказанными?

Регистрация и расследование первых информационных сообщений (FIR) является еще одной проблемой. В начале января этого года некие лица напали на студентов одного из университетов Дели. Нападавшие были в масках (это было до COVID-19), но некоторые из них были опознаны полицией за пару дней, и стали известны их имена и адреса. Это было весьма примечательно и заслуживает одобрения. К сожалению, прошло несколько месяцев, но, похоже, полиция не смогла задержать нападавших, или, возможно, я пропустил новость об аресте.Это более чем удивительно и действительно, какой вывод можно сделать? Ущерб университетской собственности, которая является государственной собственностью, мог быть оценен, но государство не предъявило претензий к нападавшим за ущерб, причиненный в нарушение Закона о предотвращении ущерба государственной собственности 1984 года. и позор в этом случае (не то чтобы я это поддерживаю). Соблюдайте слова в законе «всякий, делающий зло…». имеют ограниченное значение?

Люди в масках с палками в кампусе JNU.Фото: Специальное расположение

Похожая картина наблюдается и в том, как решались беспорядки на северо-востоке Дели. В конце февраля Высокий суд Дели отметил, что атмосфера не способствовала регистрации РПИ в отношении некоторых достойных лиц. Когда атмосфера станет благоприятной, если вообще станет? Кто-нибудь действительно знает или заботится? Благоприятна ли атмосфера для регистрации РПИ в отношении одних лиц и нет? Кто решает это и кто решает, подчиняться или нет постановлению конституционной коллегии Верховного суда в этом отношении? Это новое измерение, добавленное к безнаказанности и безответственности государственных чиновников.Эти события будут медленно, но верно подрывать или, вероятно, уже подорвали веру и вызвали дефицит доверия не только к правительствам некоторых штатов и их должностным лицам, но и к системе отправления уголовного правосудия, которая, как ожидается, обеспечит быстрое отправление правосудия. Это, на мой взгляд, пугающий сценарий, разыгрываемый у нас на глазах. И, кстати, о произвольных арестах и ​​массовых убийствах речь даже не шла.

Мы являемся свидетелями нового ненормального или участвуем в создании нового ненормального повествования, которое будет передаваться грядущим поколениям? Не пора ли ввести ответственность, когда не только граждане, но и государственные служащие несут равную ответственность по закону и конституции? Чем больше мы будем откладывать это, тем труднее будет добиться подотчетности государства.Кто будет звонить коту?

Мадан Б. Локур — бывший судья Верховного суда Индии.

The Only Legitimate Rule Redux от Брюса Парди :: SSRN

84 Законодательный обзор Верховного суда (2d) 201

22 страницы Опубликовано: 23 мая 2018 г.

Дата написания: 10 мая 2018 г.

Аннотация

В соответствии с доктриной злоупотребления правами люди не могут осуществлять свои права в ненадлежащих целях, таких как поражение целей других. Понятие злоупотребления правами основано на моральных императивах и социальных ценностях, подлинность которых не может быть установлена. Между дееспособными взрослыми существует только одно законное материальное правило обязательств: применение силы запрещено. Доктрина злоупотребления правами несовместима с этим правилом. Права обеспечивают автономию, в рамках которой правообладатели могут сопротивляться силе со стороны других по любой причине и для достижения своих собственных целей. Если судьи и государственные чиновники уполномочены решать, когда субъективная цель является законной, то эта автономия является фикцией.Когда реализация прав зависит от надлежащей мотивации правообладателя, права превращаются из маркеров взаимной свободы в инструменты социального контроля. Общее право не содержит общих обязательств вежливости, а осуществление частных прав не требует достижения общественного блага. Доктрина злоупотребления правами отражает патерналистское принуждение к надзору.

Ключевые слова: злоупотребление правом, обычное право, обязанности, деликт, имущество, договор, права, теория права, философия права, нравственное мышление, автономия, судебное мышление, общественное благо

JEL Классификация: K10, K11, K12, K13, K42

Рекомендуемое цитирование: Рекомендуемая ссылка

Парди, Брюс, Отказ от общего закона о «злоупотреблении правами»: единственная законная редакция правила (10 мая 2018 г. ).84 Обзор Верховного суда (2d) 201, Доступно на SSRN: https://ssrn.com/abstract=3176605