К компетенции военных трибуналов относились дела о – Учебник_История государства и права России_zgorzhelskaya

Содержание

Создание Советской судебной системы — страница 3

3.Создание Верховного суда СССР

         Договор об образовании Советского Союза предусматривал учреждение при ЦИК СССР Верховного суда Союза. Верховному суду была посвящена VII глава Конституции СССР 1924 года. Верховный суд давал руководящие указания верховным судам республик по вопросам общесоюзного законодательства; рассматривал и опротестовывал перед ЦИК по представлению прокурора Верховного суда постановления, решения и приговоры верховных судов союзных республик в случае противоречия их общесоюзному законодательству или интересам других союзных республик; давал заключения по предложению ЦИК СССР о законности постановлений ЦИК, СНК союзных республик СНК СССР с точки зрения соответствия Конституции Союза; разрешал судебные споры между союзными республиками; рассматривал уголовные дела по обвинению высших должностных лиц СССР в должностных преступлениях (указанные функции нашли свое отражение в первом Положении о Верховном суде СССР 1923 года). В 1926 Президиум ЦИК СССР отнес к компетенции Верховного суда также толкование общесоюзного законодательства. Позднее, в 1929 году появляется новое Положение о Верховном суде, которое представило ему право законодательной инициативы, расширило компетенцию в области общего надзора, возложило на него обязанность разъяснять общесоюзные законы по предложению ЦИК СССР и по запросам СНК СССР.

         20 августа 1926 года было принято постановление ЦИК и СНК СССР, которое предусмотрело, что Верховный суд СССР является кассационной инстанцией и по делам, рассматриваемым военными трибуналами.

         Военные трибуналы состояли при революционных военных советах округов (фронтов), корпусов и дивизий. Они действовали пол общим контролем Наркомюста и Верховного суда и рассматривали дела о воинских преступлениях и преступлениях, направленных на ослабление боевой мощи Красной Армии. В местностях, где не было других судов, военные трибуналы рассматривали все уголовные дела. До конца 1923 года существовали военно-транспортные трибуналы, учрежденные при управлениях железных дорог[8]. Верховный суд СССР по Положению 1923 года в своем составе имел Пленум, гражданскую, уголовную, военную и военно-транспортную коллегии (в 1926 году военно-транспортные трибуналы и военно-транспортная коллегия были упразднены; в 1930 году организованы транспортная и воднотранспортная коллегии). Упразднение в 1934 году судебной коллегии ОГПУ вызвало создание в Верховном суде Специальной коллегии.

         Образование Верховного суда СССР повлекло перестройку судебной системы союзных республик. Так, 11 апреля 1923 года ВЦИК утвердил Положение о Киргизском и Туркменском отделениях Верховного суда РСФСР. Структура и организация этих отделений в основном соответствовала Верховному суду РСФСР. В течении 1922-1925 года практически во всех республиках были образованы верховные суды.

4.Положение о судоустройстве РСФСР 1926 года


         Задача размежевания компетенции союзных республик была решена Основами судоустройства Союза ССР и союзных республик, принятыми ЦИК СССР 29 октября 1924 года. На базе Основ было разработано Положение о судоустройстве РСФСР, введенное в действие 19 ноября 1926 года. В нем указывались задачи суда: ограждение завоеваний пролетарской революции, рабоче-крестьянской власти и правопорядка, ею установленного; защита интересов и прав трудящихся и их объединений; укрепление общественно- трудовой дисциплины и солидарности трудящихся; осуществление революционной законности в личных и имущественных отношениях граждан. Особенности административно-территориального устройства некоторых местностей РСФСР потребовали отступления от трехзвенной системы судов. Дальневосточному краевому суду были предоставлены права кассационной инстанции в отношении областных судов, а последние рассматривали кассационные жалобы и протесты на решения и приговоры народных судов. В краях, в которые входили автономные области, областные суды также выполняли кассационные функции, но дела, рассматривавшиеся ими в качестве судов первой инстанции, направлялись в кассационном порядке не в краевой, а в Верховный суд.

         ВЦИК и СНК РСФСР постановлением от 30 января 1928 года признали необходимым реорганизовать коллегию Наркомюста так, «чтобы в ней в максимально полной мере было обеспечено единство руководства всеми отраслями деятельности Народного комиссариата юстиции»

         Народный комиссар юстиции теперь имел двух заместителей — Прокурора Республики и Председателя Верховного суда. Руководство судебной практикой было сосредоточено в Верховном суде. Судебное управление осуществляли так называемые организационно-инструкторские управления Наркомюста и краевых (областных) судов, просуществовавшие до 1934 года.

         30-е годы были годами поиска наиболее приемлемых форм управления, многое вырабатывалось на практике. Нежизненные формы управления отмирали, на смену им приходили новые. Так произошло и с округами. 23 июня 1930 года ЦИК и СНК СССР постановили провести к 1 октября 1930 года ликвидацию округов[9]. А это, естественно, повлекло и упразднение окружных органов юстиции. 4 августа 1930 года коллегия Наркомюста РСФСР принялабпостановление о перестройке органов юстиции в этой связи.

         Интересно, что Наркомюст РСФСР предложил передать в подсудность народных судов все дела, ранее составлявшие компетенцию окружных судов, в том числе и те, по которым можно было применить высшую меру наказания, однако Правительство Республики с этим не согласилось. 10 июля 1934 года был образован Народный комиссариат внутренних дел СССР с включением в его состав Объединенного государственного политического управления (ОГПУ). Судебная коллегия ОГПУ была упразднена, и все дела теперь направлялись по подсудности: Верховный суд СССР, Военная коллегия Верховного суда СССР, военные трибуналы округов и соответствующие судебные органы.

         В 1933 году была создана Прокуратура СССР как самостоятельный и независимый орган. Верховный суд сосредоточил свою деятельность в области судебного надзора.

        

5. Конституция СССР 1936 года и Закон о судоустройстве СССР 1938 года

         Были определены следующие основы судебной системы: судебная система состоит из судов СССР (Верховный суд, военные трибуналы, линейные суды железнодорожного и водного транспорта) и судов союзных республик (верховные суды союзных республик, областные и равные им суды, народные и равные им суды). Судьи народного суда стали избираться на три года. Судьи остальных судов по-прежнему избирались Советами на пять лет.

         Система военных трибуналов, согласно Закону о судоустройстве, состояла из:

         1) военных трибуналов армий, корпусов, иных воинских соединений и военизированных учреждений, рассматривавших дела только в качестве судов первой инстанции

         2) военных трибуналов округов, фронтов и флотов, которые действовали как суды первой, кассационной и надзорной инстанции.

         К компетенции военных трибуналов относились дела о воинских преступлениях, отнесенных законом к их ведению. С 1940 года военные трибуналы стали рассматривать все уголовные дела о преступлениях военнослужащих.

         Линейные суды железнодорожного и водного транспорта рассматривали дела о преступлениях, направленных на подрыв дисциплины на транспорте, и о других преступлениях, нарушающих нормальную работу транспорта. Постоянные судьи специальных судов СССР избирались Верховным Советом СССР сроком на пять лет.

         Верховный суд СССР определялся как высший судебный орган страны и действовал в составе:

         а) Судебной коллегии по уголовным делам

         б) Судебной коллегии по гражданским делам

         в) Военной коллегии

         г) Железнодорожной коллегии

         д) Воднотранспортной коллегии.

         Закон о судоустройстве 1938 года освободил судебные органы от функций судебного управления, передав их Наркомату юстиции СССР, образованному в июле 1936 года.

         В 1933 году вместо Прокурора Верховного суда СССР была учреждена должность Прокурора СССР. Положение о прокураторе Союза ССР, утвержденное 17 декабря 1933 года, возложило на прокуратуру:

         а) надзор за соответствием постановлений и распоряжений отдельных ведомств Союза ССР и союзных республик и местных органов власти — Конституции СССР, постановлениям и распоряжениям правительства.

         б) наблюдение за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями.

6. Судебная система страны в годы Великой Отечественной войны

         С началом Великой Отечественной войны организация и деятельность судебных органов была перестроена. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении» от 22 июня 1941 года установил, что в местностях, объявленных на военном положении, все дела о преступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, должны передаваться на рассмотрение военных трибуналов. Военным трибуналам предоставлялось право рассматривать дела через 24 часа после вручения обвиняемому копии обвинительного заключения, без участия народных заседателей и адвоката. Приговоры приводились в исполнение немедленно, кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены или изменены лишь в порядке надзора. Однако о каждом приговоре к высшей мере наказания (расстрелу) военный трибунал, вынесший его, был обязан немедленно сообщать по телеграфу председателю Военной коллегии и Главному военному прокурору. В случае отсутствия в течении 72 часов ответа о приостановлении приговора он приводился в исполнение. В июле — сентябре 1941 года Президиум Верховного Совета СССР упростил эту процедуру и предоставил право командирам и комиссарам корпусов и дивизий в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий утверждать приговоры военных трибуналов «к высшей мере наказания, с немедленным приведением приговоров в исполнение»[10]. По Указу Президиума Верховного Совета СССР «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения» от 6 июля 1941 года лица, виновные в совершении этого преступления, подлежали суду военного трибунала. Президиум Верховного Совета СССР 26 декабря 1941 года отнес к подсудности военных трибуналов дела о самовольном уходе рабочих и служащих с предприятий военной промышленности. В связи с введением военного положения на транспорте дела обо всех преступлениях, совершенных на транспорте, стали также рассматриваться специальными военными трибуналами.

         В ноябре 1941 года совместным приказом НКЮ СССР и Прокурора СССР было установлено, что во всех случаях, когда постановлениями Правительства СССР предусмотрена ответственность за то или иное преступление «по законам военного времени», необходимо передавать дела об указанных преступлениях на рассмотрение военных трибуналов с применением порядка рассмотрения дел, установленного «Положением о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий» от 22 июня 1941 года[11]. Возрастает общее число военных трибуналов Красной армии и Военно- морского флота. Действовали трибуналы в военных соединениях: отдельных бригадах, дивизиях, корпусах, армиях, флотилиях, военно-морских базах и гарнизонах. Это были суды первой инстанции. Высшим звеном были военный трибуналы фронтов, флотов, округов, отдельных армий. Были созданы военные трибуналы НКВД, которые боролись с уклонениями от трудовых мобилизаций, злостными нарушениями правил и распоряжений МПВО, а также другими преступлениями. Все военные трибуналы Красной армии, ВМФ и НКВД замыкались на Военную коллегию Верховного суда СССР. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года в местностях, объявленных на военном положении, линейные суды железных дорог и водных бассейнов с первых же дней войны были реорганизованы в транспортные военные трибуналы. В 1943 году в связи с введением военного положения на транспорте вся транспортная юстиция СССР была преобразована в военную, а в составе Верховного суда СССР дополнительно сформированы Военно-железнодорожная и Военно-транспортная коллегии, на которые стали замыкаться военные трибуналы железнодорожного, морского и речного транспорта

         Были созданы военно-полевые суды, которые действовали в составе председателя военного трибунала дивизии, начальника дивизионного отдела контрразведки «СМЕРШ», заместителя командира дивизии по политчасти и прокурора дивизии. Все приговоры военно-полевых судов утверждались командиром дивизии и немедленно приводились в исполнение.

         Вся система военных трибуналов по-прежнему возглавлялась Верховным судом СССР. Принцип выборности судей военных трибуналов в период войны не осуществлялся. Кадровые вопросы решались в административном порядке.

7. Советская судебная система в послевоенные годы

         В 1953 году были упразднены военные трибуналы и прокуратуры в войсках МВД СССР, органы внесудебной репрессии; отменен упрощенный порядок рассмотрения дел о государственных преступлениях; началась реабилитация невинно осужденных граждан, обвиненных в политических преступлениях и объявленных врагами народа. 24 мая 1955 года было принято положение о прокурорском надзоре в СССР. Отныне органы предварительного следствия, в том числе и органы госбезопасности, были поставлены под строгий надзор. В составе Прокуратуры СССР действовал специальный отдел по надзору за ведением следствия в органах госбезопасности. 12 февраля 1957 года были упразднены транспортные суды и транспортные прокуратуры. В феврале 1957 года было принято новое положение о Верховном суде СССР.

         В мае 1956 года было ликвидировано Министерство юстиции СССР. Его функции по руководству работой судебных учреждений стали осуществлять министерства юстиции союзных республик, а часть функций перешла к образованной тогда же Юридической комиссии при Совете Министров СССР[12]. В 1957 — 1960 годах во всех союзных республиках были упразднены министерства юстиции (в РСФСР и УССР — в 1963 году). Функции министерств стали выполнять верховные суды союзных республик и юридические комиссии при их правительствах. В 1957 году к ведению союзных республик были отнесены и законодательство об устройстве судов, и принятие гражданского, уголовного и процессуального кодексов. В связи с ликвидацией министерств юстиции союзных республик областные суды стали выступать в трех качествах: как суды первой инстанции, как кассационные органы, руководящие низовыми (районными, городскими) судами, финансирующие и контролирующие их деятельность.

         Высшим судебным органом СССР оставался Верховный суд СССР, на который возлагался надзор за судебной деятельностью судов СССР. Было принято положение о Верховном суде СССР (12 февраля 1957 года), которое значительно расширяло права судебных органов союзных республик. До 1957 года Верховный суд СССР был наделен правом востребовать любое дело из любого суда, даже когда оно еще не рассматривалось Верховным судом республики. Новое положение предусматривало, что все дела должны окончательно решаться в Верховном суде союзной республики, а Верховный суд СССР может пересматривать решение суда республики, только если оно противоречит общесоюзному законодательству или интересам другой республики. Были изменены принципы деятельности низовых судов: система участковых судов, существовавших ранее, упразднялась, и создавались районные и городские суды. Количество судов, особенно в городах, сократилось. Срок полномочий народных судов увеличился с трех до пяти лет, народные заседатели избирались сроком на два года. Количество судей и заседателей для каждого народного суда устанавливалось исполкомом соответствующего Совета.

Заключение

         Мы сознательно остановились при исследовании судебной системы Российского государства на рубеже 60-х годов 20-го века. Для правильного, объективного освещения вопросов, отошедших в историю, нельзя писать «по горячим следам».

         Разумно считается, что следует подождать как минимум пятьдесят лет. Ибо, как говорил известный поэт, «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье…», а те изменения, которые произошли на глазах ныне живущего поколения юристов, действительно очень масштабны.

         Историко-правовой анализ показывает, что судебная система нашего государства закладывалась как самобытная, национальная, не похожая на судебные системы западных государств. Являясь частью системы государственных органов, судебная система всегда выполняла специальный заказ государства, при любой форме правления и любом политическом режиме. Примеров тому масса.

         Уходят в прошлое многие государственные институты, о некоторых благополучно забыли, а некоторые с новым наполнением возрождаются вновь (мировые судьи, присяжные заседатели, судебные приставы и т.п.). Не это ли является лучшим подтверждением того, что исторический опыт всегда полезен?

         Думается, что и в наших условиях построения правового государства, развития демократических тенденций нашего общества мы еще не раз обратимся к российской истории.

        

Список использованных источников и литературы

         1. Источники

1.1 Опубликованные

1. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в СССР. «Известия». 2001г. №4
2. Литература

1. История Советского суда. Справка. «Отечественные записки». 2003 №2.

         2. Кожевников М.В. История Советского суда. 1997г. Москва.

         3. Ликас А.А. Культура правосудия. 2000г. Москва.

         4. Мартынчик Е.Г. Авторитет советского суда. 2001г. Кишинев.

         5. Смыкалин А.А. Судебная реформа 1922 года. «Российская юстиция» 2002 №4

         6. Смыкалин А.А. Довоенный период развития советской судебной системы. «Российская юстиция» 2002 №6

         7. Смыкалин А.А. Судебная система страны в годы Великой Отечественной войны. «Российская юстиция» 2002 №9

8. Смыкалин А.А. Советская судебная система в послевоенные годы. «Российская юстиция» 2002 №12

9. Агеева Г.Н. Законодательство о судоустройстве в СССР. 2005г. Москва.

         10. Асташенков В.Г., Белозеров Ю.Н. Организация суда и прокуратуры в СССР. 1998г. Москва.

         11. Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы. 2001г. Москва.

         12. Зайчук В.И. Советская судебная система и ее демократическая сущность. 1997г. Москва.

coolreferat.com

Антиконституционные преступления в сталинском СССР: правовой аспект репрессий


Эпиграф.(Из «Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева».)

А.Ч:Обвиняют Вышинского, что он отменил юридическое право, людские судьбы решались единолично.

Молотов:– Ну его нечего обвинять, он ничего не решал. Конечно, такие перебарщивания были, но выхода другого не было.

А.Ч.:Человека могли засудить по воле секретаря райкома.

Молотов:– Могло быть. Настоящие большевики не могли перед этим остановиться в такой момент, накануне Второй мировой войны.
                                                                                                                                                                                                              14.10.1983

Центральная мысль этого очерка,-

Сталин сотоварищи по сути являлись преступниками в своем собственном государстве, исходя из критериев тогдашнего правового поля, а не с точки зрения Новодворской или Каспарова.
В данном контексте я употребляю здесь слово “преступления” в его юридическо-правовом аспекте.

Итак, историческая канва.
30 июля 1937 после утверждения в Политбюро был принят печально знаменитый приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов(АП РФ, ф. 3, оп. 58, д. 212, л. 52-54), c чего, собственно, и принято начинать отсчет в хронологии “массовых операций”.

Специально указывалось, что приговоры к расстрелу должны приводиться в исполнение «с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения». Согласно приказу, операция должны была продлиться 4 месяца, за это время было намечено осудить к расстрелу 75 950 человек, заключить в лагерь – 193 000 чел. (всего 268 950 чел.). Сроки операции неоднократно продлевались, регионам предоставлялись новые дополнительные «лимиты». Всего в ходе «кулацкой операции», в основном завершенной к весне-лету 1938 г., было осуждено не менее 818 тысяч чел., из которых расстреляно не менее 436 тыс. чел.

Этим оперприказом НКВД для ускоренного рассмотрения тысяч дел были образованы «оперативные тройки» на уровне республик и областей. В состав тройки обычно входили: председатель — местный начальник НКВД, члены — местные прокурор и первый секретарь областного, краевого или республиканского комитета ВКП(б).

Прежде чем перейти, собственно, к сути вопроса я бы хотел привести два показательных и любопытных факта, которые я бы хотел дать фоном данного очерка,- когда высланные в период коллективизации кулаки, начав возвращаться в родные селения в Татарии, потребовали вернуть им ранее принадлежавшее имущество, прежде всего дома — 11 января 1937-го года Петр Рудь, Нарком внутренних дел Татарской АССР сделал  запрос Ежову в Москву: «Для нас не ясна линия нашего поведения во всех этих случаях в связи с новой Конституцией. Просим разъяснить, остаются ли в силе все данные ранее по этому поводу указания НКВД СССР или нам надлежит руководствоваться соответствующими статьями Конституции в части применения их к этим лицам, как гражданам СССР, пользующимися всеми правами гражданства?»

Какова судьба наркома Рудя после таких вот «неудобных вопросов»? Ведь по сути Рудем ребром ставилась проблема несоответствия оперприказов НКВД конституционным нормам.

15 ноября 1937 года П.Рудь расстрелян в «особом порядке».

В обвинительных заключениях в рамках так называемых массовых операций достаточное распространение получило следующие словосочетание, наряду с традиционной к.р. агитацией, восхвалением врагов народа Бухарина, работой на чехословацкую разведку и пр. Это словосочетание,- «дискредитировал Сталинскую Конституцию».

10 ноября «ТатТройка» приговорила к 10 годам концлагерей Солуянова Никифора Ивановича, 1897 г.р., работавшего десятником дорожного отдела Мамадышского райисполкома. КУЛАКА, поскольку в 1931 году его отец был раскулачен и осужден по ст.58-10 УК. Братья и тесть Солуянова также были раскулачены. Сам же он «вел активную к-р. агитацию, восхвалял врага народа Зиновьева…Злостно дискредитировал Сталинскую Конституцию(Архив КГБ РТ, ф.109, оп.2, д.63, л.80-82.)


Эти два факта говорят о том что, суть данного очерка  была осмыслена и вполне ясна людям в 30-е годы, от крестьян-кулаков до наркомов внутренних дел республиканского уровня. А именно,- конституционные нормы жесточайшим образом нарушались верховным руководством страны.

Прежде чем приступить непосредственно к изложению материала, я бы хотел сделать вот такое замечание:cовершенно некорректны набившие оскомину сентенции о том, что не стоит применять юридические критерии, моральные оценки сегодняшнего гуманного дня на совершенно далекий и другой сталинский СССР,- ведь- мистическая фраза- время было другое/такое. Т.е расстрелы за шпионаж в пользу Японии 75 летнего дедушки из глухого сибирского села Большеречье якобы воспринимался современниками не как маразматическое обвинение, а как вполне обыкновенное и привычная для того времени явление. Это очевидный демагогизм и попытка выставить советской народ идиотами, достаточно ознакомиться с массивом мемуаров и документов по репрессиям. Мы обсуждаем не хеттское царство с узаконенной некрофилией или ацтекские массовые жертвоприношения, которые даже в те времена воспринимались современниками из других стран как аномалии, преступления и извращения, а относительно недавний период нашей страны в “просвещенном” XX cтолетии.

Так вот, не нужно считать жителей СССР идиотами и инопланетянами в моральном или рациональном смысле. Ложь для них была ложью, сфабрикованные уголовные дела cфабрикованными уголовными делами, избиения и пытки на допросах воспринимались не менее яростно и остро, чем сейчас, а бессудные расстрелы вопреки сталинской Конституции, воспринимались именно как вопиющее нарушение конституционных норм. Они прекрасно понимали всю дикость происходящего в стране, достаточно ознакомиться с мемуарами тех же чекистов(Шрейдер М.П.), материалами следственных дел(словосочетание дискредитировал Сталинскую конституцию: крайне часто встречающееся в обвинительных заключениях, – даже некоторые крестьяне понимали всю лживость  расхождения декларируемого и реального.)

Итак,напомню читателям принцип верховенства Конституции над законами и подзаконными НПА, к каковым, безусловно, относятся оперативные приказы НКВД тех лет в т.ч. и совместные с прокуратурой.


Все государственные органы исполнительной власти обязаны действовать в соответствии с Конституцией, верховным законом, и действующим законодательством. Это основа законности.

В интересующий нас период, 30-е годы XX века, в СССР существовали вполне конкретные, четко очерченные законы(в том числе Верховный, Основной Закон:Конституция и соответственные кодексы и процессуальные нормы, обязательные(!) к выполнению.

Существовала cтрогая иерархия законов и НПА. Cуществовали оформленные правоотношения приказов, постановлений, законов. Декларативно. А по факту было их нарушение.

Что будет пониматься под «нарушением» в рамках этого очерка? Предельно четко и ясно,- если эти положения, иерархии правоотношения, законы, нормы,- повторюсь, совершенно ясно и четко обозначенные нарушались, то это как бы идоитски не звучало и являлось нарушением.

Часто приводят контр-аргументирующие опусы на тему что, мол, не стоит экстраполировать ну совершенно, ну в корне другие критерии современного права на совершенно другой СССР 30-х. Никто с позиций Конвенции о правах человека сталинский режим и не обсуждает. Не так сложно понять то о чем я говорю.

Вообще, апологеты сталинизма очень часто говорят о том что, мол, сталинский СССР был какой-то другой планетой, со своим особым социалистическим правом и моралью. Есть и второй «убойный аргумент»,- все что Политбюро с НКВД не делало было правильно, оправданно и почему-то законно, ибо, как уже тут упоминалось “способствовало построению коммунизма” и было некое «черезвычайное положение» с врагами народа Если честно, это настолько общая и субъективная формулировка, что даже не буду уточнять способствует ли массовая фальсификация дел и нарушение собственного Верховного закона построению коммунизма или нет, и было ли это вызвано черезвычайным положением в мирные 30-е. ). Поэтому, мол, не судите Сталинский СССР с позиций правового государства, мораль была тогда другая, враждебное окружение, черезвычайная ситуация, время такое было ну и т.д…

Но тут зарыта кое-какая собака. Нормы(!) то существовали вполне конкретные(!), расписанные по пунктам и подпунктам, за нарушения которых, обыкновенных простых граждан сажали, как преступников. Римское право то никто, граждане, не отменял.

На поверку, советская юстиция не открывала Лукоморье и в плане чисто техническом(как-то- правоотношение и верховенство нормативно-правовых актов к Верховному Основному Закону, концепции “нарушения законов”, концепции процессуальных норм ведения уголовных дел, концепции очных гласных судов, уголовного делопроизводства, концепции прокурорского надзора за следствием, концепции адвоката, гособвинителя и проч.проч. проч.)была прямым наследником римского права и права Российской империи(!).(Cм. История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. 1917–1954 гг. Сб. документов. М., 1955)
И это черезвычайно важный момент: советское руководство постоянно декларировало одно,-прогрессивное и справедливое,- а делало другое.

Обычно, в нормальном обществе это называют враньем. Советское руководство постоянно делало не то, о чем говорила и не говорила о том, что делало.

Повторюсь: эти юридические, процессуальные, если угодно формальные нормы с соответственным совершенно четко установленным взысканием за нарушение этих cамых норм устанавливало само(!) советское руководство 30-х . Так что не надо уж чересчур перегибать палку c какой-то великой уникальной социалистической юстицией. Она имела, бесспорно, сильнейшую марксистскую идеологическую приправу и этим отличалась от буржуазных школ юстиции,- понятия “враг народа”, “эксплуататорские классы и пр.

Но это совершенно не отменяет факта антиконституционных преступлений( не поленюсь подчеркнуть- понятие преступления- именно с точки зрения критериев установленных cоввластью в интересующий нас период), совершаемых на верховном государственном уровне, на уровнях наркоматов и ниже, в 30-е годы.

Все куда проще, на самом-то деле, и страшнее.
Провозглашалось одно- гуманное, современное, прогрессивное- свобода слова, независимые суды, прокурорский надзор, cкурпулезно были выписаны обязательства органов НКВД и суровые наказания за эти самые нарушения самых справедливых советских законов,-а на деле было то, что принято называть cудебным/юридическим произволом или государственным террором.

Итак, собственно, суть проблемы. 30 июля 1937 после утверждения в Политбюро, негосударственном, а партийном органе был издан оперативный приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов(АП РФ, ф. 3, оп. 58, д. 212, л. 52-54), который cоздавал новый орган с судебными полномочиями: так называемую «специальную тройку». Теперь стоп. Теперь внимательно нужно подумать и проанализировать все процессуальные аспекты данного юридического прецедента с точки зрения советских законов тех лет.

В статье 32 Верховного, Основного Закона СССР ясно и конкретно указывалось: «Законодательная власть СССР осуществляется исключительно Верховным Советом СССР».

Более того, по тройкам не было даже постановления СНК, как по ОСО. Утверждены они были в партийном, а не государственном органе,- Политбюро.

Соответственно.

Тройки – с момента «создания» были НЕЗАКОННЫ, т. Не основаны на законе.
Противоречили Конституции 1936 года (ст.102 Правосудие в СССР осуществляется судами).
(Первые так называемые милицейские тройки (созданные до 1937 года) противоречили и Конституции СССР 1924 года)

Создавались приказами(!). Т.е. не были основаны на законе.(cм. Теорию государства и права и иерархию законов и НПА, которая дейтствовала в СССР в тридцатые годы.) И не могли быть основаны на законе, ибо, тогда нужно было бы изменить Конституцию в части допуска осуществления правосудия органами.

Внимание,- Иных органов уголовной репрессии Конституция 1936 не предусматривает. То что органы прокуратуры не предприняли никаких правовых мер по наказанию НКВД,- это грандиозный провал и позор, хотя погодите…Вышинский ведь соучастник преступления, часть тандема так называемой «Двойки».

История действий прокуратуры СССР в 30-е,- один из грандиознейших провалов интситута прокуроров за все время их существования в европейской цивилизации, на мой взгляд.
В 1933 году вместо Прокурора Верховного суда СССР была учреждена должность Прокурора СССР. Положение о прокураторе Союза ССР, утвержденное 17 декабря 1933 года, возложило на прокуратуру:

а) надзор за соответствием постановлений и распоряжений отдельных ведомств Союза ССР и союзных республик и местных органов власти – Конституции СССР, постановлениям и распоряжениям правительства(но не НКВД и не Политбюро!)
б) наблюдение за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями.

Что делает юрист, при таких «непонятках»?
Или, независимый, судебный орган, если бы он был в то время, с независимым Прокурором. Хороший юрист открывает Конституцию.

Так как «Двойка» и самые кровавые «Тройки» особо свирепствовали в 1937-1938 годах, откроем Конституцию, действующую в те годы.

Конституция (Основной закон)
Союза Советских Социалистических Республик
(утверждена постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов Союза Советских Социалистических Республик от 5 декабря 1936 г.)
(первоначальная редакция)

Статья 72. Народные Комиссары СССР руководят отраслями государственного управления, входящими в компетенцию СССР.
Статья 73. Народные Комиссары СССР издают в пределах компетенции соответствующих Народных Комиссариатов приказы и инструкции на основании и во исполнение действующих законов, а также постановлений и распоряжений Совета Народных Комиссаров СССР и проверяют их исполнение.

Статья 102. Правосудие в СССР осуществляется Верховным Судом СССР, Верховными Судами союзных республик, краевыми и областными судами, судами автономных республик и автономных областей, окружными судами, специальными судами СССР, создаваемыми по постановлению Верховного Совета СССР, народными судами.

Кратко.
Исходя из приведенных норм Конституции ( Высшего, Основного, Закона Государства СССР) что видит юрист?

1.Что правосудие в СССР осуществляется СУДОМ. Всё. Точка.

Что, к примеру, приказ НКВД СССР от 30.07.1937 №00447 — учредивший квази-судебный орган — «Cпециальную Тройку», с персональным составом по субъектам, незаконен(не основан на законе) по, минимум, двум причинам (для признания незаконным, достаточно и одной…)
а)Правосудие осуществляется ТОЛЬКО СУДОМ. перечень, порядок создания, принципы деятельности судов — см. Конституцию, ст.ст.:

Статья 104. Верховный Суд СССР является высшим судебным органом. На Верховный Суд СССР возлагается надзор за судебной деятельностью всех судебных органов СССР и союзных республик.

Статья 105. Верховный Суд СССР и специальные суды СССР избираются Верховным Советом СССР сроком на пять лет.

Статья 106. Верховные Суды союзных республик избираются Верховными Советами союзных республик сроком на пять лет.

Статья 107. Верховные Суды автономных республик избираются Верховными Советами автономных республик сроком на пять лет.

Статья 110. Судопроизводство ведется на языке союзной или автономной республики или автономной области с обеспечением для лиц, не владеющих этим языком, полного ознакомления с материалами дела через переводчика, а также права выступать на суде на родном языке.

Статья 111. Разбирательство дел во всех судах СССР открытое, поскольку законом не предусмотрены исключения, с обеспечением обвиняемому права на защиту.

Статья 112. Судьи независимы и подчиняются только закону(!).

Более того, прошу обратить внимание, что в приказе НКВД СССР от 30.07.1937 №00447 нет ссылки, например,»На основании ст. №…. Конституции СССР, руководствуясь Законом……учитывая…. и т.д.»

А нет всего этого, потому, что:

цитата:


Статья 72. Народные Комиссары СССР руководят отраслями государственного управления, входящими в компетенцию СССР.
Статья 73. Народные Комиссары СССР издают в пределах компетенции соответствующих Народных Комиссариатов приказы и инструкции на основании и во исполнение действующих законов, а также постановлений и распоряжений Совета Народных Комиссаров СССР и проверяют их исполнение

.
Т.е. и Конституция не позволяет, и Закона на основании и во исполнение действующих законов
такого, позволяющего создать не судебные органы, «Тройки», — НЕТ.
И не мог быть такой закон без изменения Конституции.

А если бы был такой закон без изменения Конституции, то он не соответствовал бы ей, Конституции, и был бы юридически, ничтожен(!).


В статье 32 Верховного, Основного Закона СССР четко указывалось: «Законодательная власть СССР осуществляется исключительно Верховным Советом СССР».

НКВД – не субъект законотворчества(!) Это вообще маразм, господа. Вообще то, тут разум бессилен. Судебно- уголовную юрисдикцию от СУДОВ по ПРИКАЗУ (!!!) органа административной юрисдикции передать фактически, ему же, органу, предварительного расследования и людям, которые по своей компетенции никогда не имели судебных полномочий,- прокурору и партийному(!) лидеру краевого или областного уровня.Без изменений в Конституции, без спец. закона, изменений УПК.

Тройка рассматривает у/д (пусть пародию на у/д, но другого нет)…Выносит Решение … А в УПК, она, Тройка, не обозначена…Закона о Тройке – Нет.

Беда… Не надо быть юристом, что бы понять  абсурдность этих приказов (подзаконных актов) НКВД. Кем дано право -то? Самим себе? Налицо узурпация властных полномочий. Выход за пределы ведения НКВД. Утверждено это «право» не государственным органом Политбюро? Очередное грубейшое нарушение Конституции СССР 1936 года.
Чем руководствовалась тройка процессе рассмотрения квази у/д, ? Дело — уголовное, орган административный.
Налицо нарушение ст.72-73 Конституции СССР 1936 года(!).

ВЫВОД: Тройки – с момента «создания» были НЕЗАКОННЫ, были не основаны на законе.Противоречили Конституции 1936 года ( cм.ст.102 Правосудие в СССР осуществляется судами).
(Первые так называемые “милицейские тройки” (созданные до 1937 года) противоречили и Конституции СССР 1924 года)

Создавались приказами. Т.е. не были основаны на законе.(cм. Теорию государства и права и иерархию законов и НПА.) И не могли быть основаны на законе, ибо, тогда нужно было бы изменить Конституцию в части допуска осуществления правосудия органами.

Внимание еще раз: иных органов уголовной репрессии Конституция 1936 не предусматривает.

В 1938 году (16 августа) был принят «Закон о судоустройстве». Закон  впрямую ссылался на нормы Конституции (ст. 102), относительно того, кто и как может быть осужден в судах. Статья 1-я этого закона, соответственно, гласила: «В соответствии со 102 статьей Конституции, правосудие в СССР осуществляется верховными судами…» — и далее дословно повторялся текст той самой статьи Конституции.  Статья 53-я закона о судоустройстве конкретизировала, на основании 102-й статьи Конституции, перечень специальных судов, которые организуются по постановлению Президиума Верховного Совета или Верховным Советом СССР. Это – Военные трибуналы, линейные суды на железнодорожном и водном транспорте. Ни тройки, ни двойки там поименованы не были. Таким образом, и «упрощенная процедура» рассмотрения дел на Военной Коллегии, и все внесудебные органы были антиконституционны и преступны по своей природе, а учредили их после соответствующих решений Политбюро и Сталина, что автоматически ставит и Сталина, и его окружение в ряд преступников.

Приведу еще несколько причин, доказывающие незаконность уже деятельности «Двойки», «Троек».
Эти квази-судебные органы, являясь незаконными с момента создания, в своей деятельности нарушали следующие конституционные НОРМЫ(Статья 111. Разбирательство дел во всех судах СССР открытое, поскольку законом не предусмотрены исключения, с обеспечением обвиняемому права на защиту)
1. Открытости судебного разбирательства.
2. Права обвиняемого на защиту.
3.Очного судопроизводства.

Кратко, напомню, что «Двойка», «Тройки» рассматривали списки, «альбомы», квази-у.дела по 1-2 минуты на 1 жертву –«Тройки».
«Двойка» , в основном, еще меньше тратила времени на рассмотрение пародии на у/д.

Конституция Статья 127. Гражданам СССР обеспечивается неприкосновенность личности. Никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора.

А что же было в реальности?

7 августа 1937г. Прокурор СССР Вышинский дал указания региональным прокурорам принять к сведению приказ № 00447 и присутствовать на заседаниях троек. Он писал, что при этом «соблюдения процессуальных норм и предварительные санкции на арест не требуются» и добавлял: «Требую активного содействия успешному проведению операции»(ЦА ФСБ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 2241. Л. 650.)

А теперь стоп. Вышинский у нас выше Конституции? Он воплощение ЦИК? По какому праву он издал антиконституционное указание, ведь, повторюсь Конституция есть верховный и основной закон государства СССР, которому обязаны в правовом государстве подчинятся все представители исполнительной власти и государственные служащие всех рангов.

Но выносили решения заочно.Без присутствия обвиняемого.

Но это принято не упоминать в работах Бушина или Мухина. Об этом вам никогда не напишет патроит-Гоблин-Пучков.
Как-то не укладывается в картину, где и репрессий, оказывается, не было и было «полуправовое» государство.

Часто, сталинисты кричат о том, что в Конституции обговаривались специальные суды по постановлению Верховного Совета СССР и якобы это и были одиозные тройки. Но никакого постановления Верховного Совета СССР по тройкам нет в природе, тройки создавались оперативными приказами, которые в свою очередь основывались на постановлениях Политбюро.
Более того, часто цепляются к формулировке,- случаи, специально предусмотренные законом, НО внимание,- cлучаи, специально предусмотренные законом, имели отношение только к участию в процессе народных заседателей (см. ст. 103)

«Статья 103. Рассмотрение дел во всех судах осуществляется с
участием народных заседателей, кроме случаев, специально
предусмотренных законом.»
Т.е,-
Судья на процессе, согласно Конституции, должен был присутствовать обязательно.  И если сталинист найдет мне на заседании Омской тройки среди Горбача, Булатова и Евстигнеева судью, то ему можно дать нобелевскую премию.

Тушим свечи.

corporatelie.livejournal.com

СГА ответы Комбат бесплатно — 0415.04.02;Т-Т.01;1

10 августа 1922 года ВЦИК принял Декрет, который разрешил во внесудебном порядке применять высылку за границу или в отдаленные местности РСФСР на срок не свыше трех лет лиц, причастных к контрреволюционным выступлениям — это «Декрет о (об)
10 июля 1934 года ЦИК СССР принял постановление об образовании Наркомата внутренних дел СССР со включением в его состав
10 наркоматов СССР делились на
14 апреля 1943 года Президиум Верховного Совета СССР разделил НКВД на два самостоятельных наркомата:
14 февраля 1919 года ВЦИК принял Положение
15 декабря 1930 года ЦИК и СНК СССР приняли Постановление
16 сентября 1918 года ВЦИК принял Кодекс
17 марта 1991 года был проведен всесоюзный референдум по вопросу сохранения СССР, в котором приняло участие население 9 союзных республик, в ходе которого более ___ % высказывались «за»
2 сентября 1991 года собрался Внеочередной Пятый Съезд народных депутатов СССР. В повестке дня значились следующие вопросы:
20 августа 1926 года ЦИК и СНК СССР приняли Положение о военных трибуналах и военной прокуратуре, которое
24 мая 1922 года ВЦИК и СНК утвердили Положение о народном комиссариате внутренних дел РСФСР, которое определило, что его основными задачами являются
26 декабря 1941 года Президиум Верховного Совета СССР отнес к подсудности военных трибуналов дела о (об)
30 декабря 1922 года в Москве открылся Первый съезд Советов Союза ССР, который
30 июня 1941 года Президиум Верховного Совета СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли совместное постановление
30-31 декабря 1922 года В. Ленин продиктовал письмо
5 сентября 1991 года, приняв Декларацию прав и свобод человека, Съезд народных депутатов СССР
6 июля 1923 года утвердил проект Конституции СССР и ввел ее в действие
II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов состоялся
VII Чрезвычайный съезд Советов принял новую Конституцию ______ 1936 года
XIX Всесоюзная партийная конференция провозгласила следующие задачи:
«Декларация прав народов России», опубликованная 15 ноября 1917 года, признавала
«Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» была принята в
В 1922-1926 гг. в РСФСР были приняты Кодексы
В 1922-1926гг. в РСФСР было принято ___ Кодекса (ов)
В 1929 году был провозглашен переход к _________ рабочему дню
В 1930-е годы совершеннолетние члены семьи военнослужащего, знавшие об измене, но не донесшие соответствующим государственным органам, карались лишением свободы на срок _____ лет (года)
В 1940-1960-е годы судебные органы перестраивались на работу в мирных условиях –
В 1940-е годы были закреплены частичные изменения в избирательном праве и был установлен возрастной ценз для граждан, избираемых в Верховный Совет
В 1944 году при ГКО был создан Особый комитет, который занимался вопросами
В 1954-1960 годах по заключениям Главной военной прокуратуры, вынесенным на основании проведенных глубоких проверок, был реабилитирован ряд необоснованно осужденных деятелей советского государства:
В 1955-1960 годы развитие права шло по направлениям
В 1965 году начала осуществляться крупная реформа в управлении экономическими районами под руководством
В августе 1920 года под руководством А.С.Антонова началась настоящая крестьянская война, в которой приняли участие до 50 тыс. человек в
В апреле 1942 года Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней» устанавливалась обязательная норма _______ трудодней
В апреле 1985 года новый лидер советского государства М.С.Горбачев на Пленуме ЦК КПСС изложил стратегический замысел реформы, который основывался на следующих ключевых понятиях:
В годы Великой Отечественной войны основными структурными подразделениями управлений милиции республик, краев и областей были отделы
В годы Великой Отечественной войны руководство всеми звеньями военной прокуратуры осуществлял
В годы до Великой Отечественной войны одной из ведущих функций НКВД СССР являлась (ось)
В декабре 1918 года был принят первый
В декабре 1932 года ЦИК и СНК СССР изъяли из непосредственного ведения Совнаркомов союзных и автономных республик управленческие структуры милиции и образовали при ОГПУ СССР единое общесоюзное
В конце сентября 1922 года В. Ленин изложил свою идею образования СССР. Главное содержание этого плана составили следующие положения:
В марте 1946 года был сокращен количественный состав Президиума Верховного Совета СССР с целью более оперативной работы этого органа – _______ человек
В марте 1965 года был сформулирован новый стратегический курс в развитии сельского хозяйства:
В ноябре 1943 года был принят Указ
В октябре 1929 года было принято Постановление ЦИК и СНК
В октябре 1990 года Ельцин указал на три варианта развития дальнейших событий:
В период Великой Отечественной войны «черный рынок» обеспечивал _____ потребностей населения
В период Великой Отечественной войны важную роль в борьбе органов прокуратуры с преступными посягательствами на обороноспособность страны играло
В период Великой Отечественной войны признавался законным брак
В Положении о прокурорском надзоре, утвержденном Президиумом Верховного Совета СССР 24 мая 1955 года, были определены порядок, права и обязанности органов прокуратуры в осуществлении надзора за
В результате работы Второго съезда народных депутатов СССР были приняты следующие постановления:
В связи с военной опасностью 26 июня 1940 года был принят Указ Президиума Верховного Совета
В систему военных трибуналов, осуществляющих правосудие в период Великой Отечественной войны, входили военные трибуналы
В Соглашении о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, которое определяло принципы этого образования, говорилось, что к сфере совместной деятельности относятся:
В сравнении с предыдущим новый Основной Закон СССР 1977 года уделил больше внимания вопросам
В уголовное законодательство в 1930-е годы было введено понятие состава преступления
В уголовном праве в 1950-е годы состоялась отмена
В феврале 1947 года в стране было 36 общесоюзных и 22 союзно-республиканских министерства. Однако вскоре начался обратный процесс – в 1948-1949 годах происходит объединение ряда министерств. В результате их количество сократилось до _____________________ министерств
В функции органов «Смерш» входило (а, и)
В ходе военной реформы 1924-1925гг. работу по организации Вооруженных Сил возглавил назначенный Председателем РВС и Наркомом по военным и морским делам СССР
В ходе военной реформы в СССР 1924-1925 гг. обязательная военная служба для трудящихся граждан мужского пола продолжалась
В ходе гражданской войны Красной Армии удалось установить и отстоять советскую власть в
В ходе судебной реформы 1922 года на прокуратуру были возложены следующие задачи:
В целом в результате осуществления военной реформы 1924-1925 годов Красная Армия
В целом осуществление НЭПа
В целом Прокуратура СССР в 1930-е годы состояла из следующих звеньев:
Важнейшие изменения в системе высших органов государственного управления в начале 1940-х годов – это
Важное политическое значение имел Закон от 12 марта 1950 года о (об)
Важной составной частью процесса превращения СССР в единый военный лагерь стала перестройка советского государственного аппарата применительно к задачам и особенностям военного времени. Она выразилась, прежде всего, в
Важным шагом в развитии уголовного права явились следующие законы, принятые в декабре 1958 года:
Верховный Совет СССР состоял из следующих палат:
Во второй половине 60-х годов были приняты основы законодательства союзных республик
Военно-стратегическое руководство вооруженной борьбой ГКО осуществлял через
Вопросы, отнесенные Конституцией 1924 года к ведению Союза, условно можно разделить на пять групп:
Впервые в истории отечественного права в _________ года были приняты Основы законодательства Союза и союзных республик об административных нарушениях
Впервые в Конституции 1977 года появился специальный раздел о (об)
Всего за время обсуждения проекта Конституции 1977 года в газеты и Конституционную комиссию поступило ___ предложений с поправками и дополнениями к проекту
Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем была создана в соответствии с постановлением
ВЦИК Декретом от 6 февраля 1922 года преобразовал ВЧК в
Высшая мера наказания в 1930-е годы – это
Высшим органом государственной власти в 1930-е годы в СССР являлся
Высшим органом советской власти был
ГК РСФСР 1922 года предусматривал существование трех форм собственности:
ГК РСФСР 1922 года явился образцом для принятых в 1923 году гражданских кодексов других союзных республик. Действующим на своей территории ГК РСФСР объявили
Главной определяющей юридической идеей советского гражданского права было обеспечение преимуществ
Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа состоит из ___ разделов
Декрет ВЦИК «Об отмене наследования» от 27 апреля 1918 года отменил наследование
Декрет СНК «О спекуляции» был принят
Декретом ВЦИК от 6 февраля 1922 года ВЧК была преобразована в
Деятельность Советов депутатов трудящихся в годы Великой Отечественной войны отличалась следующими особенностями:
Добровольческие формирования из лиц, не подлежащих первоочередному призыву по мобилизации – это
За годы Великой Отечественной войны высший орган государственной власти страны – Верховный Совет СССР – созывался на свои сессии
Заградительные отряды в Красной Армии были сформированы осенью 1941 года на основании директивы Ставки Верховного Главнокомандования от 12 сентября 1941 года. Юридическим основанием для создания армейских заградительных отрядов послужил приказ Народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года
Закон о судоустройстве 1938 года освободил судебные органы от функций судебного управления. Вся работа по организации соответствующих судебных учреждений, выборов судей и народных заседателей, руководство организацией нотариальных контор, адвокатуры, систематизация и кодификация законодательства возлагались на
К компетенции ГКО относилось (ась)
К компетенции Ставки Верховного Главнокомандующего относились вопросы
К концу 1919 года создание правовых основ деятельности Красной Армии в основном завершилось, что позволило
К середине 30-х годов существенно изменилась социальная структура общества, основу которого стали составлять
Как характерную особенность деятельности государственого аппарата в условиях Великой Отечественной войны можно отметить
Конечной целью НЭПа являлось (ась)
Конкретными причинами военной реформы в СССР 1924-1925 гг. являлись причины
Конституция 1936 года действовала в течение ____ лет
Конституция 1936 года определяла, что правосудие должно
Конституция 1977 года состояла из
Конституция СССР 1924 года оформила учреждение при СНК СССР особого государственного органа –
Милиция в СССР в 1930-е годы делилась на
На II Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов основными были вопросы о (об)
На сессиях Верховного Совета СССР в годы Великой Отечественной войны
Наряду с разработкой отраслевых кодексов Наркомат юстиции РСФСР
Начиная с 1953 года правительство осуществило ряд важнейших мер по укреплению законности в уголовно-процессуальном праве –
Объединительное движение зародилось сразу после Октябрьской революции и прошло в своем развитии ____ этапов (а)
Обязанности милиции в СССР в 1930-е годы охватывали следующие направления:
Одним из первых правительственных актов, определивших общее направление перестройки аппарата управления, было постановление СНК СССР «О (об) ______ прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени»
Одной из особенностей гражданского права в 1980-е годы было то, что в нем отразился процесс сближения двух форм собственности —
Органы государственной безопасности СССР в 1930-е годы включали в себя ___ отдел
Основной задачей Конституция РСФСР 1918 года провозглашала установление диктатуры пролетариата в целях
Основным звеном судебной системы стал суд
Особенности Конституции 1977 года –
Особенностью организационного развития Красной Армии в годы Великой Отечественной войны было создание национальных военных формирований, решение о создании которых было принято ГКО
Особую роль в строительстве Вооруженных Сил имел Декрет ВЦИК от 1 июня 1919 года «Об объединении советских республик ____________ для борьбы с мировым империализмом»
Особые воинские формирования для отбывания наказания военнослужащими, осужденными за различного рода правонарушения – это
Первой автономной республикой РСФСР стала
Первые декреты о суде закрепили принципы организации и деятельности нового суда —
Первые декреты о суде определили виды судопроизводства в гражданском процессе и подсудность гражданских дел. В них содержались указания на два вида производства в гражданском процессе:
Первые советские Кодексы: Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве, Кодекс законов о труде, Руководящие начала по уголовному праву были приняты в
Первый Гражданский Кодекс РСФСР вступил в силу с
Первый съезд Советов ССР пошел по договорному пути, против которого выступал
Первый Уголовный Кодекс РСФСР был принят
Первым законом советской власти стал Декрет о
Первым наркомом внутренних дел Советской России был
Первым правовым актом о труде было Постановление СНК от 29 октября 1917 года
По Конституции 1924 года высшим органом власти являлся
По решению ГКО во многих прифронтовых городах, в целях мобилизации местных ресурсов для оказания помощи военному командованию и установления «строжайшего порядка в городах и прилегающих районах», с лета-осени 1941 года стали создаваться чрезвычайные органы власти на местах – это
По форме правления советское государство с первых дней его существования было
Положение ВЦИК «О рабочем контроле» было принято
Положением о судоустройстве РСФСР, утвержденным ВЦИК 31 октября 1922 года, учреждалась система судов в следующем составе
Постановление Совета Министров от 6 марта 1956 года «О ежемесячном авансировании» способствовало
Постановлением Совета Министров от 6 марта 1956 года «Об уставе сельхозартели и дальнейшем развитии инициативы колхозников в организации производства и управления делами артели» колхозникам предоставлялось право
Постоянные судьи специальных судов СССР избирались Верховным Советом СССР сроком на ____ лет (года)
Правовое оформление новых Вооруженных Сил государства началось с принятия СНК Декрета от 15 ноября 1918 года
Правовой базой введения «военного коммунизма» стало Постановление ВЦИК от 2 сентября 1918 года –
Предложил «новую экономическую политику»
Председателем ГКО был назначен
Президиум Верховного Совета принял Указ «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения» в ______ года
При определении конкретной меры наказания Уголовный Кодекс 1922 года требовал различать две категории преступлений:
Проект Конституции 1977 года 23 мая 1977 года был вынесен на всеобщее обсуждение, которое продолжалось ____ месяц (а)
Самым острым вопросом в конце 1960-х годов стал вопрос о (об)
Семейное право в период Великой Отечественной войны было направлено на
Совет Министров СССР вынес Постановление от 21 апреля 1949 года
Советское гражданское право в 1930-е годы отразило существенные изменения в ________ правоотношениях
Структурно Гражданский Кодекс 1922 года состоял из следующих разделов:
Существуют два способа законодательного закрепления межгосударственных союзов:
Трудовое право в 1930-е годы отражало внутригосударственную политику, выражающуюся в
Трудовое право в период Великой Отечественной войны регулировалось на основе
Уголовная ответственность по Уголовному Кодексу 1922 года наступала с ____ лет (года)
Уголовный Кодекс 1922 года установил, что уголовное наказание и другие меры социальной защиты применяются с целью
УК РСФСР 1922 года кроме понятия наказания впервые ввел в советское уголовное право понятие «меры _________ защиты»
Указ Президиума Верховного Совета от 19 апреля 1943 года вводил новые виды наказаний:
Указ Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении» от 22 июня установил, что в местностях, объявленных на военном положении, все дела о преступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, должны передаваться на рассмотрение
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 июля 1940 года –
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 16 сентября 1948 года устанавливал возрастной ценз для народных судей и народных заседателей в
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 25 апреля отменял __________ ответственность за неоднократные или длительные прогулы без уважительных причин
Указом Президиума Верховного Совета «О наследниках по закону и по завещанию» от 14 марта 1945 года вводились новые категории наследников по закону
Укреплению дисциплины труда и повышению его производительности способствовало принятое 28 декабря 1938 года совместное Постановление СНК СССР, ЦК ВКП(б) и ВЦСПС
Устройство Вооруженных Сил СССР в 1941-1945 годы претерпело значительные изменения. Процесс совершенствования армии и флота проходил на основании и во исполнение соответствующих нормативно-правовых актов —
Фашистская Германия напала на СССР _______ 1941 года
Центральными органами отраслевого управления являлись наркоматы двух видов:
ЦИК и СНК СССР приняли Постановление от 16 января 1930 года
Экономическая и социальная политика государства в годы гражданской войны и иностранной интервенции, выразившаяся в системе чрезвычайных мероприятий – это

antimuh.ru

Устав Международного Военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (рус., англ.), Устав Международной организации от 08 августа 1945 года

Устав Международного Военного Трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси. I. Организация Международного Военного Трибунала

I. Организация Международного Военного Трибунала

Статья 1

В соответствии с Соглашением, заключенным 8 августа 1945 года между Правительствами Союза Советских Социалистических Республик, Соединенных Штатов Америки и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Временным Правительством Французской Республики, учреждается Международный Военный Трибунал (в дальнейшем именуемый «Трибунал») для справедливого и быстрого суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси.

Трибунал состоит из 4 членов и их заместителей. Каждая из Подписавшихся Сторон назначает по одному члену и одному заместителю. Заместители будут, поскольку они могут, присутствовать на всех заседаниях Трибунала. В случае болезни кого-либо из членов Трибунала или невозможности для него нести свои обязанности по какой-либо другой причине его место занимает его заместитель.

Ни Трибунал, ни его члены, ни их заместители не могут быть отведены обвинителем, подсудимыми или защитой. Каждая из Подписавшихся Сторон может заменить назначенного ею члена Трибунала или его заместителя по болезни или по другим уважительным причинам. Во время судебного процесса член Трибунала может быть заменен только его заместителем.

а) Для наличия кворума необходимо присутствие всех четырех членов Трибунала или заместителей, заменяющих отсутствующих членов Трибунала.

b) Члены Трибунала до начала судебного процесса договариваются между собой о выборе одного из их числа председателем; председатель выполняет свои обязанности в течение этого судебного процесса или так, как будет решено голосами не менее трех членов Трибунала. Устанавливается принцип очередности председательствования на последующих судебных процессах. Однако, если заседание Трибунала происходит на территории одной из четырех Подписавшихся Сторон, то председательствует представитель этой Стороны в Трибунале.

с) За исключением вышеуказанного, решения принимаются Трибуналом большинством голосов, а при разделении голосов голос председательствующего является решающим; однако признание виновности и определение наказания выносятся всегда большинством голосов не менее 3 членов Трибунала.

В случае необходимости и в зависимости от количества требующих рассмотрения дел могут быть учреждены другие трибуналы; порядок учреждения, функции и процедура каждого из трибуналов будут тождественны и будут регулироваться настоящим Уставом.

II. Юрисдикция и общие принципы

Трибунал, учрежденный Соглашением, упомянутым в статье 1 настоящего Устава для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, имеет право судить и наказывать лиц, которые, действуя в интересах европейских стран оси индивидуально или в качестве членов организации, совершили любое из следующих преступлений.

Следующие действия или любые из них являются преступлениями, подлежащими юрисдикции Трибунала и влекущими за собой индивидуальную ответственность:

а) преступления против мира, а именно: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеизложенных действий;

b) военные преступления, а именно: нарушения законов или обычаев войны. К этим нарушениям относятся убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью, и другие преступления;

с) преступления против человечности, а именно:

убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам в целях осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции Трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Руководители, организаторы, подстрекатели и пособники, участвовавшие в составлении или в осуществлении общего плана или заговора, направленного к совершению любых из вышеупомянутых преступлений, несут ответственность за все действия, совершенные любыми лицами в целях осуществления такого плана.

Должностное положение подсудимых, их положение в качестве глав государства или ответственных чиновников различных правительственных ведомств не должно рассматриваться как основание к освобождению от ответственности или смягчению наказания.

Тот факт, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или приказу начальника, не освобождает его от ответственности, но может рассматриваться как довод для смягчения наказания, если Трибунал признает, что этого требуют интересы правосудия.

При рассмотрении дела о любом отдельном члене той или иной группы или организации Трибунал может (в связи с любым действием, за которое это лицо будет осуждено) признать, что группа или организация, членом которой подсудимый являлся, была преступной организацией.

После получения обвинительного акта Трибунал сделает такое объявление, какое он найдет нужным, о том, что обвинение намеревается ходатайствовать перед Трибуналом о вынесении определения о признании организации преступной. Любой член организации будет вправе обратиться в Трибунал за разрешением быть выслушанным Трибуналом по вопросу о преступном характере организации. Трибунал будет вправе удовлетворить или отклонить эту просьбу. В случае удовлетворения такой просьбы Трибунал может определить, каким образом эти лица будут представлены и выслушаны.

Если Трибунал признает ту или иную группу или организацию преступной, компетентные национальные власти каждой из Подписавшихся Сторон имеют право привлекать к суду национальных, военных или оккупационных трибуналов за принадлежность к этой группе или организации. В этих случаях преступный характер группы или организации считается доказанным и не может подвергаться оспариванию.

Любое лицо, осужденное Международным Военным Трибуналом, может обвиняться на суде национального, военного или оккупационного трибунала, упомянутого в статье 10 настоящего Устава, в совершении другого преступления, помимо принадлежности к преступной группе или организации; по осуждении такой трибунал может наложить на это лицо новое наказание в дополнение к тому, которое было наложено Международным Военным Трибуналом за участие в преступной деятельности этой группы или организации.

Трибунал вправе рассматривать дела лиц, обвиняемых в преступлениях, предусмотренных статьей 6 настоящего Устава, в отсутствие обвиняемых, или обвиняемый не разыскан, или если Трибунал по любым основаниям признает необходимым в интересах правосудия слушать дело заочно.

Трибунал устанавливает регламент своей работы. Этот регламент не должен противоречить положениям настоящего Устава.

III. Комитет по расследованию дел и обвинению главных военных преступников

Каждая из Подписавшихся Сторон назначит главного обвинителя для расследования дел и обвинения главных военных преступников.

Главные обвинители будут действовать в качестве Комитета для следующих целей:

а) согласования плана индивидуальной работы каждого из главных обвинителей и их штата;

b) окончательного определения лиц, подлежащих суду Трибунала;

с) составления и рекомендации Трибуналу для его утверждения проекта регламента его работы, предусмотренного статьей 13 настоящего Устава. Трибунал вправе утвердить с поправками или без поправок или вовсе отвергнуть этот регламент.

Во всех вышеуказанных случаях Комитет принимает решения большинством голосов; Комитет выделяет из своего состава председателя, как это будет удобно и в соответствии с принципом очередности. Однако при разделении голосов по вопросу об определении лиц, подлежащих суду Трибунала, или преступлений, в которых они будут обвиняться, будет принято предложение той стороны, которая предложила предать обвиняемого суду или предъявить ему определенные обвинения.

Главные обвинители, действуя индивидуально и в сотрудничестве

а) расследуют, собирают и представляют до или во время судебного процесса все необходимые доказательства;

d) подготовляют обвинительный акт для утверждения Комитетом в соответствии с п. «с» статьи 14;

с) производят предварительный допрос всех необходимых свидетелей и подсудимых;

d) выступают в качестве обвинителей на суде;

е) назначают уполномоченных для выполнения таких обязанностей, какие будут им поручены;

f) производят другие действия, которые окажутся необходимыми в целях подготовки дела и производства суда.

Устанавливается, что ни один свидетель или подсудимый, содержащийся под стражей какой-либо из Подписавшихся Сторон, не будет взят из-под власти этой Стороны без ее согласия.

IV. Процессуальные гарантии для подсудимых

Для обеспечения справедливого суда над подсудимыми устанавливается следующий порядок:

а) в обвинительный акт включаются все подробности, детально излагающие обвинение против подсудимого.

Копии обвинительного акта и всех документов, направляемых вместе с обвинительным актом, переведенные на язык, который подсудимый понимает, передаются ему заблаговременно до начала суда;

b) при любом предварительном допросе и на суде подсудимый имеет право давать любые объяснения по обстоятельствам выдвинутых против него обвинений;

с) предварительный допрос подсудимого и судебное заседание будут вестись или переводиться на язык, который подсудимый понимает;

d) подсудимый имеет право защищаться на суде лично или при помощи защитника;

е) подсудимый имеет право лично или через защитника представлять на суде доказательства в свою защиту и подвергать перекрестному допросу любого свидетеля, вызванного обвинением.

V. Права Трибунала и судебное заседание

Трибунал имеет право:

а) вызывать свидетелей на суд, требовать их присутствия и показаний и задавать им вопросы;

b) допрашивать подсудимого;

с) требовать предъявления документов и других материалов, используемых как доказательства;

d) приводить к присяге свидетелей;

е) назначать должностных лиц для выполнения указанных Трибуналом задач, включая собирание доказательств по полномочию Трибунала.

Трибунал должен:

а) строго ограничивать судебное разбирательство быстрым рассмотрением вопросов, связанных с обвинением:

b) принимать строгие меры для предотвращения любых выступлений, которые могут вызвать неоправдываемую задержку процесса, исключать какие бы то ни было не относящиеся к делу вопросы и заявления;

с) принимать решительные меры во всех случаях неподчинения требованиям суда и налагать надлежащие взыскания, включая лишение любого подсудимого или его защитника права присутствовать на всех или некоторых заседаниях, однако без ущерба для расследования обвинений.

Трибунал не должен быть связан формальностями в использовании доказательств. Он устанавливает и применяет возможно более быструю и не осложненную формальностями процедуру и допускает любые доказательства, которые, по его мнению, имеют доказательную силу.

Трибунал может потребовать, чтобы ему сообщили о характере любых доказательств перед тем, как они будут представлены, с тем чтобы Трибунал мог определить, относятся ли они к делу.

Трибунал не будет требовать доказательств общеизвестных фактов и будет считать их доказанными. Трибунал также будет принимать без доказательств официальные правительственные документы и доклады Объединенных Наций, включая акты и документы комитетов, созданных в различных союзных странах для расследования военных преступлений, протоколы и приговоры военных или других трибуналов каждой из Объединенных Наций.

Постоянное местонахождение Трибунала — Берлин. Первые заседания членов Трибунала и Главных Обвинителей состоятся также в Берлине, в том месте, которое будет определено Контрольным Советом в Германии. Первый процесс состоится в Нюрнберге, а последующие процессы состоятся в местах по определению Трибунала.

В каждом судебном процессе участвуют один или несколько главных обвинителей. Функции главного обвинителя могут выполняться им лично, или любым лицом, или лицами по его полномочию.

Функции защитника могут выполняться по ходатайству подсудимого любым адвокатом, имеющим право выступать на суде в его родной стране, или любым другим лицом, которое будет специально уполномочено на это Трибуналом.

Судебное заседание проходит в следующем порядке:

а) оглашается обвинительный акт на суде;

b) Трибунал опрашивает подсудимых, признают ли они себя виновными;

с) обвинитель произносит вступительную речь;

d) Трибунал опрашивает обвинителей и защитников, имеются ли у них и какие ходатайства о представлении доказательств, после чего Трибунал выносит определение по этим ходатайствам;

е) допрашиваются свидетели обвинения, а затем свидетели защиты, после чего обвинители или защитники представляют такие доказательства в опровержение доказательств, представленных другой стороной, какие Трибунал признает допустимыми;

f) Трибунал может в любое время задавать любые вопросы любому из свидетелей и подсудимых;

g) обвинение и защита допрашивают и могут подвергать перекрестному допросу любого свидетеля и любого подсудимого, который дает показания;

h) защитник произносит защитительную речь;

i) обвинитель произносит обвинительную речь;

j) каждый из подсудимых вправе выступать с последним словом;

k) Трибунал выносит приговор.

Все официальные документы представляются и все судебные заседания ведутся на русском, английском и французском языках и на языке подсудимого. На язык той страны, в которой заседает Трибунал, может быть переведена такая часть протоколов судебного заседания, какую Трибунал признает желательной в интересах правосудия и общественного мнения.

VI. Приговор

Приговор Трибунала должен содержать мотивы, на основании которых он вынесен; приговор является окончательным и не подлежит пересмотру.

Трибунал имеет право приговорить виновного к смертной казни или другому наказанию, которое Трибунал признает справедливым.

Трибунал вправе в дополнение к определенному им наказанию постановить об отобрании у осужденного награбленного имущества и распорядиться о передаче этого имущества Контрольному Совету в Германии.

В случае осуждения приговор приводится в исполнение согласно приказу Контрольного Совета в Германии; Контрольный Совет может в любое время смягчить или каким-либо образом изменить приговор, но не может повысить наказание. Если после осуждения подсудимого и вынесения приговора Контрольный Совет получит новые доказательства, которые, по его мнению, дают основание для возбуждения нового обвинения против подсудимого, он сообщит об этих доказательствах Комитету, учрежденному в соответствии со статьей 14 настоящего Устава. Комитет поступит, как он найдет нужным в интересах правосудия.

VII. Расходы

Расходы по содержанию Трибунала и проведению судебных процессов будут покрываться Подписавшимися Сторонами за счет фондов, выделенных на содержание Контрольного Совета в Германии.

Текст документа сверен по:
Официальный текст из
информационно-правовой базы данных
«Международное гуманитарное право»
МККК, Женева
(Документ предоставлен Международным
Комитетом Красного Креста)

docs.cntd.ru

Установленная законом «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам…» система алиментов предполагала

Постоянные судьи специальных судов СССР по Закону о судоустройстве 1938 г.
(*ответ*) избирались Верховным Советом СССР
 назначались Президиумом Верховного Совета СССР
 назначались Министерством юстиции
 назначались Верховным судом СССР
Разделение НКВД СССР на Наркомат внутренних дел и Наркомат государственной безопасности было проведено в _ г.
(*ответ*) 1941
 1937
 1939
 1945
Республиканские, краевые, областные прокуроры по Конституции 1936 г. назначались
(*ответ*) Прокурором СССР
 ЦИК союзных республик
 Верховным Советом СССР
 Верховными судами союзных республик
Самовольный переход на другое предприятие запрещался
(*ответ*) Указом Президиума ВС СССР «О переходе на 8-часовой рабочий день…»
 Постановлением СНК СССР, ЦК ВКП (б) и ВЦСПС «О мероприятиях по упорядочению трудовой дисциплины, улучшению практики государственного социального страхования и борьбе со злоупотреблениями в этом деле»
 Конституцией 1936 г.
 Постановлениями ЦИК и СНК СССР «Об основах дисциплинарного законодательства СССР и союзных республик»
Совершеннолетние члены семьи военнослужащего, знавшие об измене, но не донесшие государственным органам
(*ответ*) карались лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества
 карались расстрелом с конфискацией имущества
 карались лишением свободы на срок до 5 лет с последующей высылкой
 не подлежали уголовному наказанию
Согласно Закону о судопроизводстве 1938 г. дела о шпионаже относились к компетенции
(*ответ*) военных трибуналов
 Верховного суда СССР
 Верховных судов союзных республик
 областных и равных им судов
Согласно Закону о судопроизводстве 1938 г. функции судебного управления возлагались на
(*ответ*) Наркомат юстиции СССР
 судебные органы
 ЦИК
 ОГПУ
Согласно постановлению ЦИК СССР «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов» паспортами обеспечивались граждане, начиная с
(*ответ*) 16 лет
 14 лет
 18 лет
 21 года
Созданный 30 июня 1941 г. Государственный Комитет Обороны (ГКО) – это орган
(*ответ*) обладавший всей полнотой власти в государстве
 управления народным хозяйством
 координировавший действия фронтов
 руководивший вооруженной борьбой
Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) занималась вопросами
(*ответ*) военно-стратегического руководства вооруженной борьбой
 репарации
 контроля и координации работы оборонных наркоматов
 комплектованием армии и подготовкой резервов
Тезис о сохранении социалистического государства вплоть до полной победы коммунизма выдвинул
(*ответ*) Сталин
 Бухарин
 Каменев
 Калинин
Трудовые книжки были введены в _ г.
(*ответ*) 1932
 1930
 1937
 1940
Установленная законом «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам…» система алиментов предполагала выплату на воспитание 1 ребенка
(*ответ*) 1/4 заработка
 1/3 заработка
 1/2 заработка
 Долю заработка, определяемую судом в каждом конкретном случае

www.soloby.ru

Военные трибуналы в условиях военного времени. Военные суды.

В интересах укрепления государственности весьма актуальным представляется процесс реформирования судебной системы Казахстана. Однако, как показывает исторический опыт, непродуманные действия, связанные с вопросами изменения организации и деятельности органов правопорядка, могут привести к самым негативным последствиям.

Для недопущения повторения ошибок прошлого необходимо использовать богатый исторический опыт нашей страны, и в т.ч. историческое наследие советского периода. Вместе с тем, история развития и функционирования советских государственных органов находит в последнее время в основном негативную оценку в обществе. Неверная оценка того, что в действительности случилось со страной в 20- веке, содержания и сути происшедших событий, является одной из причин кризисного состояния нашего общества, до сих пор не нашедшего ориентиров для себя на будущее. По ряду причин в большинстве современных исторических исследований преобладает видение «извне», а не «изнутри» пережитого опыта, его осмысления, происходит переписывание идеологических штампов западной историографии периода «холодной войны». Господствующей стала идентификация советского периода с историей ГУЛАГа, с прошлым, полным непрерывных страданий и жертв, причиненных обществу жестоким и репрессивным тоталитарным режимом. Поэтому исключительно важное значение приобретает именно научное изучение советской судебной системы, ее реального места и значения в механизме Советского государства. В этой связи особого внимания заслуживает опыт становления и развития военных трибуналов в годы Великой Отечественной войны, которые сыграли заметную роль в деятельности не только органов военной юстиции, но и всей советской судебной системы и до последнего времени не являлись предметом специального научного исследования. Богатый опыт борьбы с преступностью и укрепления обороноспособности государства в период военного времени и в предвоенные годы силами органов военной юстиции — военных трибуналов, как специальной ветви советской судебной системы может быть использован при развитии казахстанского законодательства о чрезвычайных правовых режимах, в которых роль органов военной юстиции  — основных правоохранительных институтов в условиях военного и чрезвычайного положения в настоящий момент прописана не достаточно четко. Опыт организации и деятельности ведомственной ветви юстиции — военных трибуналов — является еще одной неизвестной ранее страницей истории судебной системы СССР.

В научных исследованиях и литературе советского периода военные трибуналы изображались исключительно в позитивном контексте коммунистической идеологии.

Обратные тенденции наблюдались в конце восьмидесятых годов 20 века — органы советской юстиции представлялись преимущественно, как некий карательный инструмент партийной верхушки для порабощения и истребления лучших кадров Советской армии и народа, насаждения, наряду с органами НКВД, атмосферы страха в обществе, «безумия доносительства и всеобщей подозрительности»,  а уголовные и уголовно-процессуальные нормы советского периода — как подсобный инструмент политики.

Эффективность деятельности военных трибуналов как в условиях мирного, так и военного времени обеспечивалась проведением своевременных и оперативных организационно-правовых изменений, централизованным руководством ими со стороны руководящих и директивных органов. Военным трибуналам была отведена особая роль в чрезвычайных условиях, в боевой обстановке, в решении сложных внутриполитических задач.

После нападения Германии характер этой политики меняется, при этом важную роль в ее формировании и реализации стал иметь созданный Государственный Комитет Обороны (ГКО). На содержании карательной политики в период военного времени сказывалось и введение в некоторых местностях специальных режимов и, прежде всего, в соответствии с Указом ПВС СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении». В целом же диссертант отмечает и раскрывает сложный и противоречивый характер взаимоотношений государства и населения с точки зрения реализации последним карательной политики. Так, в июне-октябре 1941 г. наблюдалось своеобразное единение власти и общества, в отличие от предвоенного периода, когда они нередко находились в состоянии конфронтации. Региональные властные структуры оказывали всяческое содействие военным комиссариатам в вопросах мобилизации и создании ополченческих формирований. Вместе с тем факты свидетельствуют и о том, что на фронте наблюдались негативные тенденции, в том числе массовая сдача советских военнослужащих в плен и дезертирство, что наложило довольно тяжелый отпечаток на содержание карательной политики советского государства, и прежде всего касается применения к ним жестких мер репрессий – речь идет, прежде всего, о расстрелах как по суду, так и перед строем по решениям командиров.

К началу 1942 г. германская армия вышла к Кавказу, рвалась к Сталинграду. Наступал критический момент во всей военной кампании. Напряжение достигало апогея во всех сферах человеческой жизни в нашей стране. Принимаемые советским командованием меры, в том числе по повышению морального духа военнослужащих, были недостаточно эффективны. Сталин как главнокомандующий и в целом советское руководство были поставлены перед тяжелейшим выбором по выбору дальнейших методов ведения войны в те решающие дни. И этот выбор был сделан. Его сущность отразил известный приказ наркома обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 г., получивший неофициальное название «Ни шагу назад!». Сталин потребовал паникёров и трусов уничтожать на месте «всеми имеющимися средствами, как наземными, так и воздушными». Далее диссертант раскрывает содержание и других подобных приказов и делает вывод, что данные приказы представляет собой квинтэссенцию карательной политики советского государства военного времени применительно к обстановке боевых действий, и дает оценку этим документам, которая дана в положениях выносимых на защиту.Если на фронтовых территориях карательная функция государства проявлялась в наибольшей мере, что вполне естественно, то в целом в стране и в тылу она имела более мягкий характер. При этом во всех случаях карательные меры облекались в формы правовых актов, которые не отличались соблюдением установленных правил правотворчества применительно к боевой обстановке, но в целом выдерживались применительно к сферам, прямо не связанным с фронтовыми делами. В этой связи если рассмотреть новеллы в уголовном законодательстве военного времени, то все они усиливали наказание, что было характерной чертой карательной политики государства для тыла. Так, согласно Указу ПВС СССР «Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий» от 26 декабря 1941 г. самовольный уход их с работы приравнивался к дезертирству и наказывался лишением свободы на срок от пяти до восьми лет. Причем такие дела были отнесены к компетенции трибуналов, что свидетельствует о том, что такого рода преступления посягали на интересы государства. Еще одной характерной чертой было значительное ужесточение мер репрессий к членам изменников Родины, а также к несовершеннолетним – диссертант рассматривает и оценивает соответствующие решения государства.

В судебной системе периода военного времени ведущее место стали занимать военные трибуналы и, прежде всего, это касалось прифронтовой территории. Далее подробно раскрываются структура военных трибуналов, их полномочия, которые были скорректированы в связи с начавшимися военными действиями. В целом систему военных трибуналов, осуществлявших правосудие в период Великой Отечественной войны, составляли:

  1. 1)военные трибуналы Красной армии и Военно-морского флота;
  2. 2) военные трибуналы НКВД;
  3. 3) военные трибуналы железнодорожного и водного транспорта;
  4. 4) военные трибуналы, созданные на базе местных народных судов в силу чрезвычайной обстановки военного времени;
  5. 5) военно-полевые суды.

Вся система военных трибуналов по-прежнему возглавлялась Верховным судом СССР в лице его Военной коллегии, которая действовала в качестве:

  • а) суда первой инстанции по наиболее важным делам особой подсудности;
  • б) кассационной инстанции для военных трибуналов округов, флотов и отдельных армий в местностях, не объявленных на военном положении;
  • в) надзорной инстанции по делам всех военных трибуналов, кроме трибуналов железнодорожных и водных путей сообщения, в отношении которых аналогичные функции выполняли Военно-железнодорожная и Военно-транспортная коллегии Верховного суда СССР.

Право надзора над нижестоящими военными трибуналами было предоставлено военным трибуналам округов и фронтов. Высшими надзорными функциями обладал Пленум Верховного Суда СССР. Организационное руководство всей системой трибуналов осуществлялось Наркоматом юстиции СССР.

Характерным является то обстоятельство, что принцип выборности судей военных трибуналов в период войны не осуществлялся, кадровые вопросы решались в административном порядке. При этом с начала военных действий статус действующих тогда военных трибуналов был изменен в сторону придания им дополнительных полномочий.

Так, в соответствии с Указом ПВС СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении» в изъятие из действующих правил о рассмотрении судами уголовных дел, в местностях, объявленных на военном положении, все дела о преступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, передавались на рассмотрение военных трибуналов. Кроме того, военным властям предоставлялось право передавать на рассмотрение военных трибуналов дела о спекуляции, злостном хулиганстве и иных преступлениях, предусмотренных Уголовными Кодексами союзных республик, если командование признавало это необходимым по обстоятельствам военного положения. В Указе оговаривалось также, что он распространяется на местности, где в силу чрезвычайных обстоятельств отсутствуют местные органы государственной власти и государственного управления СССР.В военное время не была упразднена существовавшая система гражданских судов, не были внесены и коренные изменения в правовые основы их деятельности, то есть продолжали, как и ранее, функционировать народные, областные, верховные суды союзных республик.Вместе с тем, их полномочия в период Великой Отечественной войны были ограничены территориально и компетенционно. Кроме того, в военный период продолжали функционировать внесудебные органы НКВД-НКГБ, которые также рассматривали дела по преступлениям против государства; эти внесудебные органы не входили в официальную судебную систему, однако объем дел был очень большим.

Если рассматривать Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий, которое было утверждено Указом ПВС СССР от 22 июня 1941 г., то можно обратить в частности, внимание на то обстоятельство, что в Положении довольно скрупулезно регулируются организационно-правовые вопросы деятельности военных трибуналов. Вплоть до уровня командно-управленческого уровня, где осуществлялось назначение руководителей и членов военных трибуналов, что свидетельствует о том, что в СССР уже функционировала достаточно четко организованная судебная система, которая была лишь скорректирована в связи с началом военных действий в июне 1941 г.

Об этом же свидетельствует и значительное внимание, которое было уделено в Положении подсудности военных трибуналов, которая также подробно рассматривается в диссертации. Далее отмечается, что приговоры военных трибуналов вступали в законную силу немедленно по провозглашении, за исключением приговоров к расстрелу, для исполнения которых требовалось согласование с вышестоящими судебными и командными инстанциями, причем в достаточно короткий срок, и по мере развертывания военных действий этот срок укорачивался.

Особый порядок рассмотрения дел предусматривался для особых военных ситуаций, в частности, при проведении советскими войсками десантных операций. В этом ключе следует расценивать Циркуляр Главного военного прокурора от 6 января 1942 г. о сокращении времени от обнаружения преступления до приговора в условиях военной обстановки при проведении десантных операций, где, в частности, указывалось: «В тылу противника нельзя исключить судебных процессов, которые могут и должны проводиться в зависимости от обстановки, но решающая роль в условиях десантных операций в борьбе с преступниками должна принадлежать командиру (начальнику). При этом следует иметь в виду: а) время от обнаружения преступления до вынесения приговора должно исчисляться часами; б) в этих условиях элементы либерализма абсолютно недопустимы (здесь и далее выделено нами – авт.)

В процессе десантных операций в населенных пунктах, находящихся в тылу противника, совместно с политорганамии особыми отделами организовать выявление и «выкачку» немецко-фашистской агентуры и всякого рода немецких ставленников и пособников, с которыми должна учиняться самая беспощадная расправа как по суду, так и без суда, в зависимости от обстановки.

Но вместе с тем прокурор обязан не допустить незаконные (самоуправные) действия отдельных лиц, особенно по применению оружия». Как видно, предписывалось действия прокурорских работников, относящихся к судебной власти, подчинить выполнению задаче общей воинской операции, выполняемой и руководимой военными подразделениями (исполнительная ветвь власти), а именно обеспечить формальную сторону реализации карательной функции в чрезвычайных условиях кратковременной десантной операции; при этом функция надзора отступала на второй план, в то время как в иных условиях последняя была главенствующей. Такой подход, имел свое обоснование, учитывая сложное военно-политическое положение, в котором оказался в то время СССР.

Несмотря на тяжелейшее положение на фронтах, советская судебная власть все же считала нужным обращать внимание на недопустимость нарушения законности даже в сложнейшей военной боевой обстановке, в подтверждение чего приводятся и анализируются соответствующие правовые акты надзирающих органов и, прежде всего, Прокуратуры СССР. При этом следует иметь ввиду, что судебная система и правоохранительные органы функционировали в тоталитарном режиме. Где руководящей была ВКП (б), и война в это

articlekz.com

Международный Уголовный трибунал по бывшей Югославии. Проблемы компетенции Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

МЕЖДУНАРОДНЫЙ УГОЛОВНЫЙ ТРИБУНАЛ ПО БЫВШЕЙ ЮГОСЛАВИИ. ПРОБЛЕМЫ КОМПЕТЕНЦИИ

Н.Г. Михайлов

Кафедра международного права Российский университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, б, 117198 Москва, Россия

В статье рассматриваются общие вопросы, относящиеся к компетенции Международного трибунала по бывшей Югославии, а именно: его предметная (ratione materiae), персональная (ratione personae), территориальная (ratione loci) и временная (ratione temporis) юрисдикции, а также отдельные аспекты, касающиеся его параллельной юрисдикции.

Компетенция Трибунала, а также формы и методы ее реализации были очерчены в докладе Генерального секретаря ООН о создании Международного трибунала по бывшей Югославии от 3 мая 1993 г. и утверждены резолюцией Совета Безопасности ООН №827 от 25 мая 1993 г. Этот ключевой для учреждения Трибунала документ и приложенный к нему Устав Международного трибунала играют роль его основной правовой базы. Содержащиеся в них положения выступают в качестве критериев правомерности всех его решений и действий, они определяют его цели, юрисдикцию, структуру, источники права, главные функции и принципы деятельности.

Согласно вышеупомянутому докладу, «компетенция Трибунала основывается на мандате, определенном в пункте 1 резолюции №808 (1993) Совета Безопасности ООН» [3, пар. 1].

Во второй главе этого доклада, имеющей название «Компетенция международного трибунала», рассматриваются такие основные элементы его компетенции, как его предметная, персональная, территориальная и временная юрисдикция, а также вопрос о параллельной юрисдикции Трибунала и национальных судов.

В этом докладе предложены и конкретные формулировки преступлений для включения их в Устав международного трибунала, которые, по словам Генерального секретаря, основаны на положениях, уже имевшихся в международноправовых документах, а также на текстах, подготовленных в прошлом ООН или другими органами в отношении учреждения международных уголовных судов, в том числе тексты, подготовленные Комитетом ООН по международной уголовной юстиции, Комиссией международного права и Ассоциацией международного права» [3, пар. 17].

Судя по докладу, его разработчики, по-видимому, полагали, что понятие «компетенция» либо соответствует понятию «юрисдикция», либо первое по объему шире второго. К такому заключению можно прийти, исходя из того, что в качестве основных элементов компетенции Трибунала в нем называются предметная, персональная, территориальная и временная юрисдикция.

В Уставе и Правилах процедуры и доказывания трибунала слово «компетенция» (по-английски «competence») употребляется как в его правовом, так и обычном значении.

Так, в ст. 1 Устава (Компетенция Международного трибунала) говорится, что, в соответствии с положениями его Устава, в компетенцию Трибунала входит осуществление судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 г.

В п. 2 ст. 9 Устава трибунала (Параллельная юрисдикция) предусматривается, что его юрисдикция имеет приоритет по отношению к юрисдикции национальных судов и что на любом этапе судебного разбирательства Трибунал может официально просить национальные суды передать производство по делу в его компетенцию в соответствии с его Уставом и Правилами процедуры и доказывания.

В правиле 9 Правил процедуры и доказывания (Запрос Прокурора об уступке) отмечается, что при наличии указанных в этом правиле обстоятельств Прокурор может предложить назначенной Президентом трибунала Судебной камере послать в адрес любого национального суда, расследующего или осуществляющего судебное разбирательство дела о серьезном нарушении международного гуманитарного права, совершенном на территории бывшей Югославии с 1 января 1991 г., официальный запрос о передаче производства по делу в компетенцию Трибунала.

Согласно правилу 10(A) Правил процедуры и доказывания (Официальный запрос об уступке), если Судебная камера, в которую поступило предложение об официальном запросе о передаче производства по делу Трибуналу, сочтет, что, в соответствии с любым из оснований, определенных правилом 9, такая передача является целесообразной, то она может отдать распоряжение о направлении официального запроса соответствующему государству с тем, чтобы его национальный суд передал производство по делу в компетенцию Трибунала.

Как следует из содержания ст. 1, а также из смысла ст. 9 Устава и правил 9 и 10 Правил процедуры и доказывания, где речь идет о приоритете юрисдикции Трибунала по отношению к юрисдикции национальных судов, термин «компетенция» в них употребляется в его правовом значении.

Кроме того, в английском тексте Устава, в ст.ст. 1-5, в качестве синонима термина «competence» (компетенция) используется имеющее много значений слово «power», которое, в контексте этих статей, также означает компетенцию, или судебные полномочия, Трибунала.

В п. 4 ст. 16 Устава (Прокурор) говорится, что Прокурор назначается Советом Безопасности по рекомендации Генерального секретаря и что он или она должны обладать высокими моральными качествами и наивысшим уровнем профессиональной компетенции и опытом в расследовании преступлений и в поддержании обвинений по уголовным делам.

Параграф (B)(ii) правила 45 Правил процедуры и доказывания (Назначение защитника) предусматривает, что одним из требований к защитнику, выступающему в Трибунале, является его компетентность, то есть, наличие у него признанной квалификации в сфере уголовного права и/или международного уголовного права/международного гуманитарного права/международного права прав человека.

В параграфе (А) правила 46 Правил процедуры и доказывания (Непозволительное поведение защитника) устанавливается, что одним из оснований отказа защитнику в праве выступать в суде является его несоответствие стандартам профессиональной компетентности.

Несомненно, что и в ст. 16 Устава (речь снова идет об английском, то есть, аутентичном тексте Устава), и в правилах 45 и 46 Правил процедуры и доказывания имеется в виду профессиональная квалификация Прокурора и адвокатов, то есть, термин «компетенция» используется в его общем значении.

Вскоре после начала функционирования Трибунала вопрос о соотношении понятий «компетенция» и «юрисдикция» оказался и в поле зрения Судей, и они высказали по нему свое авторитетное мнение.

Так, уже в одном из первых решений Апелляционной камеры — решении по промежуточному ходатайству защиты по делу Тадича, касавшемуся юрисдикции Трибунала, отмечалось, что существуют две правовые концепции юрисдикции.

По одной из них, юрисдикция имеет отношение лишь к объему судебных полномочий в предметной области, во времени, в пространстве и по кругу лиц.

По словам Судей, в таком понимании юрисдикцию лучше называть компетенцией.

По другой концепции истинное значение понятия «юрисдикция» может быть установлено только при обращении к первоисточнику, то есть, к латинскому термину jurisdictio. В интерпретации Судей, одним из которых был первый Президент трибунала и общепризнанный авторитет в области международного гуманитарного права, итальянец, господин Антонио Кассезе, «юрисдикция» означает юридическое полномочие утверждать закон в рамках компетенции во властной манере и окончательно [8, пар. 10].

С момента принятия названного решения понятие «юрисдикция» используется всеми Судьями трибунала, по преимуществу, в таком значении. Возможно, что данное толкование этого понятия является истинным.

Основываясь на сравнении существующих в отечественной юридической науке дефиниций двух понятий, отношение между ними, с точки зрения науки логики, можно, на наш взгляд, назвать отношением подчинения (субординации), характеризующимся тем, что объем одного понятия, в нашем случае понятия «юрисдикции», целиком включается (входит) в объем другого понятия — «компетенция», но не исчерпывает его [2, с. 31].

В «Большом юридическом словаре» термин «компетенция» трактуется как «совокупность юридически установленных полномочий, прав и обязанностей, конкретного государственного органа (органа местного самоуправления) или должностного лица, определяющих его место в системе государственных органов (органов самоуправления)», а термин «юрисдикция» означает «установленную законом (или иным нормативным актом) совокупность полномочий соответствующих государственных органов разрешать правовые споры и решать дела о правонарушениях, то есть оценивать действия лица или иного субъекта права с точки зрения их правомерности, принимать юридические санкции к правонарушителям» [1, с. 293, 783].

Из этих дефиниций усматривается, что объем первого понятия несколько шире, чем объем второго и что объем понятия «юрисдикция» входит в объем понятия «компетенция» и при этом составляет лишь его часть. Эти понятия частично совпадают и вследствие этого, используя язык логики, их можно назвать совместимыми [2, с. 30]. Отсюда следует, что, говоря о судебных полномочиях МТБЮ, термин «компетенция» во многих случаях может быть переведен на русский язык словом «юрисдикция». Вследствие этого в отдельных переводах можно обнаружить, что ст. 1 Устава на русском языке имеет название «Юрисдикция Международного трибунала», а не «Компетенция Международного трибунала» (Competence of the International Tribunal) как в аутентичном тексте.

В этой же статье Устава трибунала в самой общей форме очерчивается его компетенция путем дословного повторения содержания большей части преамбулы Устава. Из нее следует, что его предметная юрисдикция охватывает серьезные нарушения международного гуманитарного права; под его персональную юрисдикцию подпадают лица, ответственные за совершение таких нарушений; его территориальная юрисдикция распространяется на территорию бывшей Югославии; его временная юрисдикция охватывает период, начинающийся с 1 января 1991 г. Конечная дата временной юрисдикции Трибунала, как указывается в Резолюции Совета Безопасности №827 от 25 Мая 1993 г., должна быть определена Советом Безопасности после восстановления мира [4, п. 2].

Предметная, персональная, территориальная и временная юрисдикция Трибунала конкретизируется в ст.ст. 2-8 его Устава.

Если говорить о предметной юрисдикции МТБЮ в самом общем плане, то можно ограничиться указанием на то, что он полномочен подвергать судебному преследованию лиц, совершивших деяния, подпадающие под признаки следующих категорий преступлений: (1) серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г., (11) нарушения законов и обычаев войны, (ш) геноцид и (гу) преступления против человечности.

Следует подчеркнуть, что, в соответствии с международным правом, не все входящие в юрисдикцию Трибунала преступления могут совершаться только в условиях вооруженного конфликта. Это, в частности, относится к геноциду и преступлениям против человечности. Тем не менее, основываясь на главной цели Трибунала — преследовании лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 г., Судьи трибунала пришли к заключению о том, что под его юрисдикцию подпадают лишь те преступления, которые были совершены во время вооруженных конфликтов и в пределах территорий, где они происходили.

В решении по ходатайству Прокурора о принятии мер по защите потерпевших и свидетелей по делу Тадича от 10 августа 1995 г., Судьи Судебной камеры трибунала высказали категорическое суждение о том, что Трибунал правомочен рассматривать дела в отношении преступлений, к которым применяется универсальная юрисдикция. Они, в частности, подчеркнули, что «Международный трибунал выносит судебные решения в отношении преступлений, считающихся настолько ужасными, что они служат основаниям для применения к ним универсальной юрисдикции» [7, пар. 28-30].

Как известно, универсальность юрисдикции означает, что независимо от места совершения преступлений, на которые распространяется ее действие, и гражданства лиц, их совершивших, все государства без исключения, обладают правом осуществлять действия по пресечению таких преступлений и наказанию за них, поскольку это оправдано интересами или предписывается политикой международного сообщества в целом.

Универсальная юрисдикция базируется непосредственно на нормах международного права. Правовые основания для универсальной юрисдикции в отношении военных преступлений присутствуют одновременно в международном договорном и обычном праве. Положения, касающиеся универсальной юрисдикции, могут быть также предусмотрены и в национальном праве: либо в общем уголовном кодексе, как, например, в разделе XII Уголовного кодекса Российской Федерации, либо кодексе о военных преступлениях или уголовно-процессуальном кодексе, законе, определяющем полномочия судебных органов, или в ином законодательном акте, устанавливающем как подсудность, так и составы преступлений, подпадающих под универсальную юрисдикцию.

Само собой разумеется, что все виды преступлений, входящие в предметную юрисдикцию Трибунала, относятся к категории серьезных нарушений международного гуманитарного права и подпадают под действие универсальной юрисдикции.

Некоторые соображения по поводу определения степени серьезности нарушения международного гуманитарного права можно найти, например, в уже упоминавшемся решении Апелляционной камеры по промежуточному ходатайству защиты по делу Тадича, касавшемуся юрисдикции Трибунала. В нем приводится конкретный пример такого деяния, которое не может квалифицироваться, как серьезное нарушение международного гуманитарного права. В частности, Апелляционная камера сочла, что «тот факт, что комбатант просто конфискует буханку хлеба в оккупируемой деревне, не будет являться «серьезным нарушением международного гуманитарного права», хотя это действие может рассматриваться как нарушение ст. 46 Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны (и соответствующего правила международного обычного права), в силу которой армия, оккупирую-

щая территорию противника, должна уважать частную собственность» [8, пар. 90-91,94(ш)].

Необходимо отметить, что, исходя из критериев, применяемых в национальном уголовном праве, все дела, направляемые Канцелярией Прокурора на рассмотрение Судебных камер, справедливо могут быть отнесены к категории дел об особо тяжких преступлениях.

С учетом данного факта и принимая во внимание, что понятие «серьезность» нарушения международного гуманитарного права относится к категории оценочных, очевидно, что при определении степени серьезности того или иного преступления важную роль играет мнение соответствующих должностных лиц Трибунала о том, какие из «серьезных» нарушений являются, если так можно выразиться, наиболее серьезными для того, чтобы Трибунал занялся их расследованием в целях привлечения к ответственности лиц, виновных в их совершении.

На наш взгляд, возможным следствием использования личного усмотрения при определении степени серьезности того или иного нарушения норм международного гуманитарного права является несбалансированность политики уголовного преследования Трибунала и применение им двойных стандартов, которые способны создать у мирового сообщества неадекватное представление о степени вины каждого из участников конфликтов на территории бывшей Югославии.

Эта проблема усугубляется тем, что при учреждении Трибунала был использован необычный подход, ставящий под сомнение его легитимность, а также фактами из его судебной практики, заставляющими усомниться в его самостоятельности и независимости и объективности его Прокурора и Судей.

Более того, практика Трибунала свидетельствует о том, что, вывод о «степени серьезности» того или иного нарушения, то есть, о наличии или отсутствии достаточных оснований для возбуждения уголовного дела и предания обвиняемого суду, фактически, делался не Судьями и даже не Прокурором, а высокопоставленными должностными лицами отделов расследований и обвинений Канцелярии Прокурора. Именно от их усмотрения зависело решением вопроса о том, какие из серьезных нарушений гуманитарного права должны быть расследованы и представлены Судебным камерам.

Судьи рассматривали лишь те материалы, которые им представлял Прокурор, а тот, в свою очередь, направлял им только то, что ему было представлено его высокопоставленными подчиненными, то есть, руководителями названных отделов.

В этой связи следует обратить внимание на то, что Канцелярия Прокурора была укомплектована с явным перекосом и откровенным прозападным уклоном, и поэтому вопрос об объективности ее сотрудников являлся не менее актуальным, чем вопрос о независимости и беспристрастности Судей и Прокурора. Вследствие несбалансированности национального состава персонала Трибунала принцип универсальности юрисдикции, как нам кажется, применялся им избирательно, то есть, главным образом, по отношению к высшим должностным лицам и гражданам бывшей Югославии, подавляющее большинство из которых составляют сербы, а преступления, совершенные в 1999 г. военнослужащими НАТО на территории бывшей Югославии, а именно в Косово и Сербии, остались безнаказанными.

Как всем хорошо известно, силы НАТО применяли запрещенное оружие, как-то: ракеты с обедненным ураном и кластерные бомбы, и наносили воздушные удары по незащищенным гражданским объектам, включая населенные пункты, больницы, гостиницы, конвои с беженцами, жилые кварталы, поезда и автобусы, наполненные людьми, промышленные предприятия, электростанции, нефтеперерабатывающие заводы и другие жизненно важные гражданские объекты. Это повлекло за собой смерть большого числа гражданских лиц, причинение тяжелых страданий и серьезных увечий или нанесение ущерба здоровью, незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение имущества, не вызываемое военной необходимостью.

Согласно ст. ст. 2 и 3 Устава трибунала такие действия являются серьезными нарушениями Женевских конвенций и нарушениями законов и обычаев войны, за совершение которых их исполнители — военнослужащие армий государств — членов НАТО, должны подвергаться уголовному преследованию. Их непосредственных начальников, а также руководителей государств и правительств, следует привлекать к ответственности по этим же статьям и по п. 1 ст. 7 Устава — за отдачу преступных приказов о бомбардировках либо по п. 3 той же статьи — за непринятие необходимых и разумных мер по наказанию военнослужащих, если последние совершали бомбардировки по их собственной инициативе (что, конечно же, полностью, исключается). Подобные обвинения были предъявлены бывшим президентам Союзной Республики Югославии, Сербии и непризнанной международным сообществом Сербской Республики Боснии и Герцеговины, однако, МТБЮ не применил принцип универсальности юрисдикции по отношению к государственным деятелям стран-участниц блока НАТО.

Представляется, что подобная избирательность судебного преследования может служить в качестве одного из оснований для имевшихся во многих средствах массовой информации обвинений в адрес Трибунала в том, что он не всегда функционирует как независимый судебный орган и что он использует правовые процедуры для достижения политических целей блока НАТО.

Селективное применение принципа универсальной юрисдикции вряд ли способствует повышению авторитета международной уголовной юстиции, ибо, как говорили древние римляне, «Melius non incipent, quam desinent» — лучше не начинать, чем остановиться на полпути [5, с. 336].

Вопрос о временных пределах и территориальных границах действия норм международного гуманитарного права был достаточно подробно исследован уже в решении Апелляционной камеры, рассматривавшей промежуточное ходатайство защиты по делу Тадича, касавшееся объема юрисдикции Трибунала. В этом решении, в частности, говорится, что дефиниции вооруженного конфликта варьируются в зависимости от того, является ли он внутренним или международным, однако, временные и географические рамки как внутреннего, так и международного конфликта простираются за пределы того периода времени, когда ведутся военные действия и того места, где они происходят.

По убеждению Судей, международное гуманитарное право становится применимым с момента начала таких вооруженных конфликтов и его действие распространяется и на период после прекращения военных действий до тех пор, пока не заключено общее соглашение о мире или, в случае внутренних конфликтов, не достигнуто мирного урегулирования. Они также полагают, что до наступления такого момента международное гуманитарное право продолжает действовать на всей территории воюющих государств или, в случае внутренних конфликтов, на всей территории, находящейся под контролем стороны конфликта, независимо от того, ведутся ли там активные боевые действия или нет [8, пар. 67, 70].

Таким образом, основываясь на Уставе и источниках прецедентного права Трибунала, можно заключить, что его предметная, персональная, территориальная и временная юрисдикция имеет ограниченный характер.

Такой же вывод зафиксирован и в приговоре по делу Делалича и других (также известному как дело «Челебичи») от 16 ноября 1998 г., где было отмечено, что «Международный трибунал является ad hoc судом (то есть, судом, созданным для специальной цели — Авт.), установленным со специфической ограниченной юрисдикцией» [9, пар. 414].

Очевидно, что, исходя из Устава трибунала, а также из его ad hoc природы, его временная юрисдикция должна быть ограничена только тем периодом времени, в течение которого на территории бывшей Югославии начались и закончились события, послужившие причиной создания МТБЮ, то есть, начиная с 1991 г. и заканчивая датой завершения конфликтов в Боснии и Герцеговине в соответствии с подпи-

санным в ноябре 1995 г. Дейтонским соглашением. Тем не менее, с началом в 1999 г. конфликта на территории Косово, которая входит в состав Сербии, временная юрисдикция МТБЮ путем, в лучшем случае, ошибочного, а в худшем — пристрастного толкования Судьями трибунала доклада Генерального секретаря ООН о создании МТБЮ и его Устава была распространена и на эти события.

Данный пример служит подтверждением того, что в отдельных случаях Судьи трибунала, не следуя букве закона, неоправданно расширительно толкуют свои полномочия, по существу, дополняя норму права, и тем самым принимают на себя несвойственную им законодательную функцию.

По нашему убеждению, при беспристрастном толковании названных источников права Трибунала можно прийти лишь к одному выводу, а именно: ни о каком конфликте в Косово речи в этих документах не шло, поскольку вооруженного конфликта там еще не существовало. С учетом того, что МТБЮ создавался как ас1 кос, а не как постоянный международный судебный орган, распространение его компетенции на иные, еще не начавшиеся в момент его учреждения вооруженные конфликты, на наш взгляд, является неправомерным, то есть, идет вразрез с таким основополагающим принципом правосудия, как принцип законности.

В конечном итоге, наиболее неприглядным является даже не сам факт необоснованного распространения временной юрисдикции Трибунала на события, происшедшие в Косово, а то обстоятельство, что фактически его юрисдикция была распространена только на те деяния, подпадающие под признаки преступлений, перечисленные в Уставе МТБЮ, которые были совершены сербами и косовскими албанцами, а преступления, совершенные военнослужащими — гражданами стран НАТО не стали предметом расследований и судебных разбирательств.

Как уже упоминалось выше, в соответствии со ст. 9 Устава, МТБЮ и национальные суды обладают параллельной юрисдикцией в отношении серьезных нарушений международного гуманитарного права, совершенных на территории бывшей Югославии с 1991 г. Не будучи наделенным исключительной юрисдикцией в отношении названной категории преступлений, МТБЮ, тем не менее, обладает приоритетом по отношению к национальным судам, и он может официально просить национальные суды передать производство по делу в его компетенцию в соответствии с его Уставом и Правилами процедуры и доказывания.

Порядок реализации приоритета юрисдикции МТБЮ детально регламентируется Правилами процедуры и доказывания.

Так, в правиле 8 (Запрос о предоставлении информации) предусматривается, что, когда Прокурор полагает, что преступление, подпадающее под юрисдикцию Трибунала, являлось или является предметом расследований или судебных разбирательств в судах любого государства, он может запросить у соответствующего государства всю информацию, имеющую к этому отношение, и это государство должно направить такую информацию Прокурору без промедления в соответствии со ст. 29 Устава.

Правило 9 (Запрос Прокурора об уступке) устанавливает, что, когда Прокурор полагает, что в каком-либо из указанных в правиле 8 расследований или судебных разбирательств, начатых судами любого государства, усматриваются следующие обстоятельства: (1) деяние, являющееся предметом расследований или судебных разбирательств, квалифицировано как обычное преступление; (п) расследования или разбирательства недостаточно беспристрастны или недостаточно независимы, или они предназначены для того, чтобы защитить обвиняемого от международной уголовной ответственности, или судебное преследование по делу не ведется тщательно; или (ш) предмет расследований или судебных разбирательств тесно связан или иным образом включает в себя существенные вопросы факта или права, которые могут иметь значение для расследований или судебных преследований, осуществляемых Трибуналом, он может предложить Судебной камере, назначенной Президентом трибунала, чтобы такому суду был сделан официальный запрос об уступке дела и передаче его в компетенцию Трибунала.

Если Судебная камера, в которую поступило предложение об официальном запросе об уступке, сочтет, что в соответствии с любым из оснований, определенных правилом 9, уступка является обоснованной, то, согласно правилу 10(A) (Официальный запрос об уступке), она может отдать распоряжение о направлении официального запроса соответствующему государству с тем, чтобы его национальный суд передал производство по делу в компетенцию Трибунала. В правиле 10(B) уточняется, что запрос об уступке включает в себя и запрос о том, чтобы результаты расследования и копии протоколов судебных заседаний и приговор, если он уже вынесен, были посланы Трибуналу.

Поскольку количество серьезных нарушений международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии настолько велико, то вполне естественно, что никакой международный судебный орган не был бы в состоянии подвергнуть судебному преследованию всех лиц, их совершивших. Поэтому Совет Безопасности и наделил МТБЮ не исключительной, а совпадающей юрисдикцией (concurrent jurisdiction). Кроме того, Правилами процедуры и доказывания трибунала предусмотрено, что МТБЮ может передавать дела, по которым уже имеются обвинительные заключения в отношении конкретных лиц, для их дальнейшего расследования и/или судебного рассмотрения национальным судебным органам тех государств, которые изъявили такое желание и имеют для этого соответствующие возможности.

Порядок передачи дел из юрисдикции МТБЮ в юрисдикцию национальных судов детально регулируется в правиле 11 bis (Уступка обвинительного заключения другому суду).

Представляется полезным сопоставление компетенции МТБЮ и Нюрнбергского и Токийского Военных Трибуналов. При таком сопоставлении видно, что объем предметной юрисдикции МТБЮ не совпадает с объемом юрисдикции его предшественников

Первый Президент трибунала, господин Антонио Кассезе, в первом ежегодном докладе Международного трибунала Совету Безопасности и Генеральной Ассамблее ООН от 28 июля 1994 г. обратил внимание на следующие основные различия между названными трибуналами:

Первое. В отличие от военных трибуналов, учрежденных после завершения Второй мировой войны, МТБЮ не наделен юрисдикцией в отношении преступлений против мира.

Второе. МВТ в Нюрнберге и Токио имели дело только с преступлениями, совершенными во время международного вооруженного конфликта, тогда как МТБЮ предоставлено право рассматривать дела о преступлениях, совершенных как в ходе войн между государствами, так и во время внутреннего вооруженного конфликта.

Третье. МВТ в Нюрнберге был учрежден для того, чтобы вместо национальных судов судить тех главных военных преступников, чьи преступления не имеют определенных географических границ. Задача последующего привлечения к ответственности преступников низшей категории и членов организаций, которые МВТ признал преступными, была возложена на национальные суды. Точно также и Токийский трибунал был предназначен для того, чтобы заменить любой национальный суд.

В противоположность этому, МТБЮ не монополизирует уголовную юрисдикцию в отношении определенных категорий преступлений, совершенных в бывшей Югославии. Он не предназначен для того, чтобы лишить национальные суды их уголовной юрисдикции в отношении преступлений против человечности. Однако Трибунал наделен компетенцией вмешиваться в процесс судопроизводства по делу в национальном суде на любой его стадии и принять дело к своему производству всякий раз, когда это отвечает интересам правосудия.

Четвертое. Уставы Нюрнбергского и Токийского трибуналов содержали положение о наказании преступных организаций. Это было сделано для того, чтобы ус-

тановить, что, если какая-либо организация признавалась преступной, то это влекло за собой возможность признания ее индивидуального члена виновным в принадлежности к такой организации в последующих судебных разбирательствах в нижестоящих (национальных) судах держав-победительниц. В противоположность этому, ни организации, ни юридические лица, ни государства не могут быть преданы суду МТБЮ. В нем дела могут возбуждаться только против индивидуумов.

На основе последнего отличия МТБЮ от его предшественников, господин Кас-сезе, заключил, что в международном гуманитарном праве концепция «коллективной ответственности» все больше и больше уступает место понятию личной ответственности [6, пар. 19-21].

По нашему мнению, господин Кассезе верно определил основные различия между МТБЮ и его предшественниками. Поэтому вряд ли можно добавить что-либо существенное к данному им анализу этих различий.

Итак, исходя из на анализа источников права Трибунала и высказываний его Судей и оценивая его судебную деятельность, мы полагаем, что по вопросам о компетенции Трибунала и ее интерпретации Судьями трибунала могут быть сделаны нижеследующие выводы.

Компетенция МТБЮ определена в основополагающем для его создания и функционирования докладе Генерального секретаря ООН от 3 мая 1993 г.

В самой общей форме компетенция МТБЮ очерчивается в ст. 1 и конкретизируется в ст.ст. 2-8 его Устава. Конечная дата временной юрисдикции Трибунала должна быть определена Советом Безопасности после восстановления мира.

Международное гуманитарное право становится применимым с момента начала вооруженных конфликтов и его действие распространяется и на период после прекращения военных действий до тех пор, пока не заключено общее соглашение о мире или, в случае внутренних конфликтов, пока не достигнуто мирного урегулирования.

Трибунал наделен ограниченной предметной, персональной, территориальной и временной юрисдикцией. Его предметная юрисдикция распространяется только на преступления, совершенные во время вооруженных конфликтов и имевшие с ними тесную связь.

МТБЮ правомочен рассматривать дела в отношении преступлений, к которым применяется универсальная юрисдикция.

Формально вопрос о том, являлось ли то или иное нарушение международного гуманитарного права достаточно серьезным для того, чтобы оно стало предметом расследования и последующего судебного разбирательства, должны были решать Прокурор и Судьи трибунала. В действительности же, определяющую роль в этом процессе играли сотрудники отделов расследований и обвинений Канцелярии Прокурора, которые в своем абсолютном большинстве являлись гражданами западных государств и в той или иной мере поддерживали политику своих правительств в отношении сторон конфликтов, имевших место на территории бывшей Югославии.

Следствием такого положения дел стала несбалансированность политики уголовного преследования Трибунала. Она была способна создать у мирового сообщества неадекватное представление о степени ответственности каждой из сторон конфликтов, в ходе которых совершались серьезные нарушения норм международного гуманитарного права.

Отталкиваясь от того, что МТБЮ — это судебный орган, созданный для специального случая, конфликт в Косово не должен был охватываться юрисдикцией МТБЮ. Распространение компетенции МТБЮ на иные, еще не начавшиеся в момент его учреждения, вооруженные конфликты является неправомерным, то есть, идет вразрез с таким основополагающим принципом правосудия, как принцип законности.

МТБЮ обладает приоритетом по отношению к национальным судам, однако Совет Безопасности ООН наделил его не исключительной, а совпадающей юрисдикцией.

ЛИТЕРАТУРА

1. Большой юридический словарь / Под ред. А .Я. Сухарева, В. Д. Зорькина, В.Е. Крутских. —- М.: ИНФРА-М, 1999.

2. Гетманова АД. Логика: Для педагогических учебных заведений. — М.: Новая школа, 1995.

3. Доклад Генерального секретаря ООН //Док. ООН. IS/25704 от 3 мая 1993 г.

4. Резолюция Совета Безопасности №827 от 25 мая 1993 г.

5. Сомов В.П. По-латыни между прочим: Словарь латинских выражений. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Юристъ, 2000.

6. Annual Report of the International Tribunal for the Prosecution of Persons Responsible for Serious Violations of International Humanitarian Law Committed in the Territory of the Former Yugoslavia since 1991, dated 28 July 1994. UN document: A/49/342 -S/1994/1007.

7. Prosecutor v. Dusko Tadic a/k/a «Dule», Decision on the Prosecutor’s Motion Requesting Protective Measures for Victims and Witnesses, Case No. IT-94-1 -T, T. Ch. II, 10 Aug. 1995 Источник: http://www.un.org/icty/tadic/trialc2/decision-e/100895pm.htm

8. Prosecutor v. Dusko Tadic a/k/a «Dule», Decision on the Defence Motion for Interlocutory Appeal on Jurisdiction, Case No. IT-94-1-AR72, App. Ch., 2 Oct. 1995. Источник: http://www.un.0rg/icty/tadic/appeal/decisi0n-e/51002.htm

9. Prosecutor v. Zejnil Delalic, Zdravko Mucic, also known as «Pavo», Hazim Delic, Esad Landzo, also known as «Zenga», Judgement, Case No. IT-96-21-T, T. Ch. Ilqtr., 16 Nov. 1998. 414. Источник: http://www.un.org/icty/celebici/trialc2/judgement/index.htm

INTERNATIONAL CRIMINAL TRIBUNAL FOR THE FORMER YUGOSLAVIA. THE PROBLEMS OF THE COMPETENCE

N.G. Mikhailov

The Department of International Law Peoples’ Friendship University of Russia

Miklukho-Maklaya st., 6, 117198 Moscow, Russia

In the article, the author analyses some general issues regarding the competence of the International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia, namely: subject-matter jurisdiction (ratione materiae), personal jurisdiction (ratione personae), territorial jurisdiction (ratione loci) and temporal jurisdiction (ratione temporis), as well as the question of its concurrent jurisdiction.

cyberleninka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о