Административные правоотношения: Административные правоотношения \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

Содержание

Статья 15. Нормативные правовые акты, применяемые при разрешении административных дел

1. Суды разрешают административные дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, должностных лиц, а также нормативных правовых актов организаций, которые в установленном порядке наделены полномочиями на принятие таких актов.

2. Если при разрешении административного дела суд установит несоответствие подлежащего применению нормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, он принимает решение в соответствии с законом или иным нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

3. Если при разрешении административного дела суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом административном деле, Конституции Российской Федерации, он обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона. В этом случае производство по административному делу приостанавливается на основании пункта 5 части 1 статьи 190 настоящего Кодекса.

4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные нормативным правовым актом, имеющим равную или меньшую юридическую силу по сравнению с нормативным правовым актом, которым выражено согласие на обязательность данного международного договора, при разрешении административного дела применяются правила международного договора.

5. При разрешении административного дела суд применяет нормы материального права, которые действовали на момент возникновения правоотношения с участием административного истца, если из федерального закона не вытекает иное.

6. В случае отсутствия норм права, регулирующих спорные отношения, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм права разрешает административное дело исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

 

Административные правоотношения


   Основой для возникновения административных правоотношений служит наличие административного права, в рамках которого управленческие правоотношения начинают позиционироваться как административно-правовые.
   Чтобы административные правоотношения могли считаться таковыми необходимо наличие двух субъектов, один из которых должен являться субъектом управления. В его роли может выступать лицо, представляющее государство и наделенное властными полномочиями (госслужащие, органы местного самоуправления или исполнительной власти и т.
п.), в роли второго субъекта административных правоотношений может выступать кто угодно, независимо от имеющихся полномочий.  

   Все споры и разногласия, которые возникают в рамках административно-правовых отношений, в большинстве своем решаются во внесудебном порядке и могут рассматриваться как уполномоченными органами исполнительной власти, так и в суде, но для правовых государств более предпочтительным является именно судебный порядок. Здесь стоит отметить, что в случае фиксирования нарушения одной из сторон общепринятых административно-правовых норм, она будет нести ответственность перед государством, а не перед второй стороной.

   В качестве примера административных правоотношений можно привести ситуацию с нарушением правил дорожного движения (ПДД), где в качестве субъекта власти выступает полицейский, а в качестве субъекта подчинения нарушитель. Рассмотрение административных дел связанных с ПДД занимает огромную нишу в сфере адвокатской деятельности, т. к. довольно часто такие дела сопровождаются множеством спорных ситуаций, в которых нарушителю приходится отстаивать свою правоту с помощью адвоката.  

   Отдельного внимания заслуживает вопрос привлечения к административной ответственности юридических лиц. Сложность заключается в том, что к юридическому лицу нельзя применить традиционное понимание вины, т.к. это не человек, а организация. Поэтому здесь было бы совершенно бессмысленно пытаться установить вину юридического лица с позиции злого умысла или неосторожности, т.к. само по себе юридическое лицо не обладает рассудком и сознанием. На сегодняшний день вина юридического лица с точки зрения административного права рассматривается по двум направлениям:

субъективная и объективная. Под объективной подразумевается вина организации, определяемая по характеру совершенного юридическим лицом противоправного действия, т.е. она обуславливается объективной стороной состава преступления. В то время как субъективная определяется отношением представителей организации (руководство, администрация, рядовые сотрудники и т. д.) к нарушению, совершенному данной организацией.  

   Несмотря на тот факт, что каждый год закон об административной ответственности юридических лиц корректируется и дополняется, этот вопрос все также остается животрепещущей темой для дискуссий. Из этого вытекает множество спорных ситуаций, которые порой не так просто разрешить, как может показаться на первый взгляд.

   Юристы компании «Вы и Право» помогут вам разобраться с любыми административно-правовыми делами в отношении как физических, так и юридических лиц. Здесь вы всегда можете рассчитывать на квалифицированную помощь и юридическую поддержку.

Налоговые и административные правоотношения: проблемы соотношения

Современное развитие административных и налоговых правоотношений обусловливает необходимость теоретического обоснования оптимального соотношения указанных видов правоотношений в целях обеспечения баланса публичных и частных интересов при перераспределении денежных средств из частных денежных фондов в публичные денежные фонды. В связи с этим определенный интерес представляет изучение видов налоговых правоотношений, ряд из которых можно рассматривать в качестве административных правоотношений.

На наш взгляд, налоговые правоотношения можно подразделить на следующие виды:

1) правоотношения в сфере установления и введения налогов, которые не являются административно-правовыми отношениями;

2) правоотношения в сфере правильного исчисления, полноты и своевременности уплаты налогов, которые, как правило, являются административными правоотношениями;

3) правоотношения в сфере налогового контроля и применения мер государственного принуждения за нарушения налогового законодательства, которые всегда являются административными правоотношениями;

4) правоотношения в сфере судебного обжалования актов налоговых органов, которые являются административными правоотношениями в сфере административного судопроизводства.

Характерные черты налоговых правоотношений, которые по существу являются административно-правовыми, обусловлены особенностью регулируемых ими общественных отношений, правового статуса их субъектов, а также административно-правовых гарантий реализации статуса их субъектов.

В качестве объекта всех видов налоговых правоотношений выступают общественные отношения в сфере перераспределения денежных средств из частных денежных фондов в публичные денежные фонды. Указанная деятельность обусловлена применением метода обязательных платежей, именуемого налоговым методом. Этот метод является административно-правовым и используется в качестве основного метода финансовой деятельности государства и муниципальных образований при формировании публичных денежных фондов, то есть бюджетов всех уровней бюджетной системы России[1], для выполнения задач и функций государства и муниципальных образований.

Основные субъекты налоговых правоотношений следует подразделить на наделенных и не наделенных компетенцией публичной власти.

Компетенцией публичной власти в налоговых правоотношениях обладают финансовые, налоговые, таможенные, правоохранительные органы, органы государственных внебюджетных фондов. Компетенция этих органов реализуется посредством актов уполномоченных должностных лиц, которые являются представителями соответствующих органов публичной власти в налоговых правоотношениях.

Публично-властными полномочиями не обладают налогоплательщики (физические лица и организации), налоговые агенты и банки, выступающие в качестве расчетно-кассовых центров в налоговых правоотношениях.

В налоговых правоотношениях реализуется административно-правовой статус их участников, который характеризуется целевым блоком элементов, организационным блоком элементов, компетенцией органов публичной власти, правами и обязанностями налогоплательщиков, налоговых агентов и банков, юридической ответственностью указанных субъектов за нарушения налогового законодательства.[2]

Целевой блок элементов административно-правового статуса субъектов налоговых правоотношений определяется балансом публичных и частных интересов при перераспределении денежных средств из частных денежных фондов в публичные денежные фонды путем использования налогового метода в качестве метода обязательных платежей. При этом публичные интересы обусловлены задачами и функциями государства, а частные интересы — конституционными гарантиями права частной собственности и свободного использования имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Особенности организационного блока элементов административно-правового статуса субъектов налоговых правоотношений заключаются в сочетании децентрализации в организации финансовых органов с централизацией в организации налоговых органов.

Особенности компетенции финансовых и налоговых органов, которые определяют содержание прав и обязанностей иных субъектов налоговых правоотношений, заключаются в следующем. Финансовые органы на федеральном, региональном и местном уровнях определяют и реализуют государственную бюджетную и налоговую политику и издают подзаконные нормативные правовые акты в области налогообложения, разрабатывают проекты налоговых законов, предоставляют официальные разъяснения налогового законодательства, составляют и исполняют бюджеты, предусматривающие налоговые доходы, составляют бюджетную отчетность, включая отчетность о налоговых доходах. На федеральные налоговые органы, которые составляют единую централизованную систему Федеральной налоговой службы и ее территориальных органов, на организованные по аналогичному принципу таможенные органы, органы внутренних дел и органы федеральных государственных внебюджетных фондов, а в предусмотренных налоговым законодательством случаях и на суды возложены контрольно-юрисдикционные функции в области налогообложения, реализуемые в рамках каждой перечисленной системы органов единообразно на всей территории РФ.

Видами юридической ответственности за нарушения налогового законодательства как элемента правового статуса участников налоговых правоотношений являются уголовная, административная и имущественная ответственность.

Одним из элементов административно-правового статуса налогоплательщика является налоговая обязанность, заключающаяся в правильном исчислении, полной и своевременной уплате законно установленных налоговых платежей в бюджет.

В налоговом законодательстве налоговые агенты определяются как физические лица и организации, на которых налоговым законодательством возложены обязанности по исчислению, удержанию и перечислению в бюджеты бюджетной системы РФ налогов в установленном порядке как за счет средств налогоплательщиков, так и за счет собственных средств при взаиморасчетах с налогоплательщиками.

При наличии пробелов в правовой регламентации механизма уплаты налогов через налогового агента используется институт налогового представительства. В ст. 123 НК РФ предусмотрена административная ответственность налогового агента за неправомерное неперечисление сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом.

На банки как расчетно-кассовые центры возложено обслуживание взаиморасчетов налогоплательщиков и налоговых агентов с бюджетами бюджетной системы РФ. При этом банки обязаны зачислять в бюджет денежные средства при представлении налогоплательщиками, налоговыми агентами и налоговыми органами платежных документов на уплату налогов и при наличии достаточного остатка денежных средств на счетах налогоплательщиков и налоговых агентов в банках.

Обязанность по уплате налога считается выполненной налогоплательщиком и налоговым агентом с момента представления в банк платежного документа на уплату налога при соблюдении указанных выше условий. Таким образом, банк является обязательным участником многостадийных административно-правовых отношений имущественного характера по уплате и перечислению в бюджет налогов с момента, когда обязанность налогоплательщика по уплате налога и налогового агента по его перечислению считается выполненной и на налогоплательщика или налогового агента может быть возложена ответственность за ненадлежащее исполнение возложенной на банк обязанности только при установлении недобросовестности налогоплательщика или налогового агента, выразившейся в создании схемы уклонения от уплаты налогов с использованием банка.

В соответствии с Определением Конституционного суда РФ от 16.10.2003г. №329-О, в котором рассматривается ситуация с уплатой налогов через проблемные банки, «истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством».

В дальнейшем развитии судебной практики по налоговым спорам понятие «добросовестность» было заменено понятием «обоснованной налоговой выгоды».

В п. 10 Постановления от 12. 10.2006 № 53 Пленум ВАС России указал: «факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом».

Основной проблемой правоприменительной практики в сфере налогообложения является отсутствие в налоговом законодательстве механизма предотвращения и пресечения уклонения от надлежащего исполнения обязанностей по уплате налоговых платежей в результате недобросовестного использования налогоплательщиками как предусмотренной законодательством налоговой выгоды, так и установленного законодательством разграничения обязанностей налогоплательщиков, налоговых агентов и банков. Указанный существенный пробел восполняется противоречивой судебной практикой, основанной на оценочных понятиях высших судебных инстанций по вопросам недобросовестности и необоснованной налоговой выгоды.

Использование необоснованной налоговой выгоды порождает административные правоотношения юрисдикционного характера между налогоплательщиками, налоговыми агентами и банками, с одной стороны, и налоговыми органами, с другой стороны.

Физические лица могут вступать в административные правоотношения в сфере налогообложения как непосредственно, так и через представителей, а организации – только через представителей. Права и обязанности субъектов таких правоотношений, которые осуществляются через представителей, реализуются в актах их законных и уполномоченных представителей.

Особенность содержания налоговых правоотношений как вида административных правоотношений характеризуется корреспонденцией компетенции финансовых, налоговых, таможенных, правоохранительных органов, органов государственных внебюджетных фондов с правами и обязанностями налогоплательщиков, налоговых агентов, банков, а также взаимной корреспонденцией прав и обязанностей налогоплательщиков, налоговых агентов, банков.

Административная ответственность за нарушения субъектами административных правоотношений налогового законодательства предусмотрена как в Налоговом кодексе РФ, так и в Кодексе РФ об административных правонарушениях, что создает определенные трудности для правоприменителя. Нормы глав 15 и 16 Налогового кодекса РФ содержат составы административных правонарушений в сфере налогообложения[3].

Таким образом, проблема правового регулирования административной ответственности за нарушения налогового законодательства заключается в неполной кодификации норм об административной ответственности в Кодексе РФ об административных правонарушениях. Указанная ситуация лишает субъектов административно-юрисдикционных отношений в сфере налогообложения возможности реализовать в полной мере как задачи производства по делам об административных правонарушениях, так и процессуальные гарантий лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Основная проблема применения норм о юридической ответственности за нарушения налогового законодательства заключается в отсутствии действенного механизма ответственности субъектов публичной власти: как органов, так и должностных лиц, государственных служащих за нарушения налогового законодательства, а главное — имущественной ответственности государства за вред, причиненный налогоплательщикам, налоговым агентам и банкам незаконными актами налоговых органов и их должностных лиц. Тем самым нарушается принцип неотвратимости ответственности при неоднократных и массовых нарушениях прав и законных интересов налогоплательщиков, налоговых агентов, банков.

Таким образом, представляется целесообразным дальнейшее совершенствование как административного, так и налогового законодательства для устранения существующих пробелов и недостатков в законодательном регулировании правового статуса участников налоговых правоотношений как особого вида административных правоотношений. В рамках таких правоотношений реализуется метод обязательных платежей при безвозмездном и безвозвратном перераспределении денежных средств из частных денежных фондов в публичные денежные фонды. При этом необходимо обеспечить соблюдение конституционных прав налогоплательщиков, налоговых агентов и банков: права собственности и права свободного использования своих способностей и имущества для законной предпринимательской деятельности. Указанные права не должны быть ограничены усмотрением налоговых органов и специальных юрисдикционных органов и публичными интересами, основанными не на принципе законности, а на принципе целесообразности.



[1] Бюджетная система России состоит из федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ, местных бюджетов, бюджетов государственных (федеральных и территориальных) внебюджетных фондов.

[2] А.Ю. Якимов. Статус субъекта административной юрисдикции и проблемы его реализации. М., 1999. С. 41.

[3] Подробно по этому вопросу см. Е.В. Овчарова. Проблемы применения административной ответственности за нарушения налогового законодательства по Налоговому кодексу РФ (НК РФ) и по Кодексу РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ) – Государство и право. 2007. Номер 8., О.В. Панкова. Настольная книга судьи по делам об административных правонарушениях. М., 2008. С. 18-26.

Административные правонарушения в области таможенного дела. Обзор правоприменительной практики — Мнение эксперта от 20.11.2020

Мнение эксперта

Людмила Николаевна Горемыкина, заместитель начальника Управления таможенных расследований и дознания ФТС России, Сергей Анатольевич Волков, начальник отдела методологии и применения законодательства Управления таможенных расследований и дознания ФТС России

г.

18 ноября состоялся вебинар ФТС России на тему «Административные правонарушения в области таможенного дела. Обзор правоприменительной практики». В ходе вебинара на вопросы слушателей ответили заместитель начальника Управления таможенных расследований и дознания ФТС России Горемыкина Людмила Николаевна и начальник отдела методологии и применения законодательства Управления таможенных расследований и дознания ФТС России Волков Сергей Анатольевич, в функции которых входит методическое руководство, координация и контроль деятельности таможенных органов по производству по делам об административных правонарушениях.

§1. Правоотношения в сфере образования как объект научных исследований в СССР

§1. Правоотношения в сфере образования как объект научных исследований в СССР

На протяжении всей советской эпохи сфера образования относилась к обширной области социально-культурного строительства, разнообразные общественные отношения которой регулировались административным правом. В советской юридической литературе административное право рассматривалось как профилирующая, традиционная отрасль права, которая наряду с правом государственным, уголовным и гражданским образует «главную основу, обязательную часть системы права».  4Видные советские теоретики права М.Д.Шаргородский и О.С.Иоффе, выделяя указанные отрасли в качестве профилирующих, отмечали, что все они обладают наиболее яркими особенностями с точки зрения предмета и метода правового регулирования.5Так, «советское административное право регулирует те общественные отношения, которые складываются в процессе управления или осуществления управленческой деятельности», и характеризуется применением императивного метода — «метода властных предписаний, метода властвования».6

В силу всеобъемлющего характера государственной власти и приоритета государственных интересов практически все общественные сферы подлежали государственному управлению и, следовательно, регулировались нормами и методом советского административного права, которое в 30—40-е годы ХХ века приобрело значение общей теории советского государственного управления.7

Управленческий характер административно-правовых отношений Ю. М.Козлов объяснял тем, что «они складываются в связи с осуществлением задач и функций исполнительно-распорядительной деятельности, то есть повседневного и непосредственного руководства хозяйственным, социально-культурным и административно-политическим строительством».8Он также считал, что административно-правовые отношения возникают при обязательном участии соответствующего органа государственного управления или другого носителя полномочий государственно-властного характера. «Если признать возможным возникновение административных правоотношений без участия в них субъекта исполнительно-распорядительной деятельности, это приведет к утрате данной деятельностью присущих ей государственно-правовых черт, так как ни граждане, ни общественные организации, как правило, не являются официальными представителями государства в сфере государственного управления». Потому «граждане не могут осуществлять исполнительно-распорядительную деятельность социалистического государства»,9хотя они и являются участниками административно-правовых отношений.

Исходя именно из этого понимания сущности административного права, В.С.Андреев и Н.С.Малеин10не обнаружили административно-правовых отношений в области социально-культурной деятельности. Возникающие там отношения они считали гражданско-правовыми. В частности, В.С.Андреев предлагал отнести их либо к отношениям по социальному обеспечению, либо к личным отношениям неимущественного характера. Свое предложение он мотивировал тем, что социально-культурная деятельность за немногими исключениями не носит властного характера, поскольку отношения между гражданами и социально-культурными учреждениями (в том числе учебно-воспитательными учреждениями) не являются административно-правовыми, ибо в них нет характерных для административно-правового регулирования признаков власти-подчинения.11

Однако подавляющее большинство ученых, рассматривая административное право как общую теорию советского государственного управления, прослеживало наличие административно-правовых отношений во всех без исключения общественных сферах, применяя при этом расширительное толкование характера этих отношений. Наряду с традиционными «классическими» отношениями власти-подчинения, о которых говорил Ю.М.Козлов, исследователи отграничивали особую область административно-правовых отношений, возникающих без участия органа государственной власти. В частности, В.И.Новоселов, изучая правовое положение граждан в отраслях государственного управления, отмечал, что в области социально-культурного строительства имеются принципиально иные отношения, не похожие на «классические» административно-правовые. Эти отношения возникают «не в процессе осуществления государственной власти»; они складываются между гражданами и социально-культурными учреждениями как «равноправными» субъектами. Исследователь называет такие отношения административно-правовыми в силу того, что «они носят государственный, официальный характер, поскольку являются средством реализации особых государственных функций».12

Расширительное толкование административно-правовых отношений предполагало, что они могут возникать без участия органа государственной власти. В частности, Г.И.Петров утверждал, что возникновение административно-правовых отношений возможно «между всеми субъектами административного права в любом их сочетании» и не лимитируется участием в них органов государственного управления и общественных организаций, наделенных государством властными полномочиями. Исследователь подразделял административно-правовые отношения на «вертикальные» и «горизонтальные» по соотношению прав и обязанностей их участников. «Вертикальные» отношения признавались классическими, наиболее характерными для административного права, так как они были построены на отношениях «власти-подчинения», причем власть в этих случаях исходила от органа, наделенного государственными полномочиями. «Горизонтальные» отношения «возникают между субъектами административного права, не находящимися в подчинении один другому».13

Показательно, что наличия «горизонтальных» административно-правовых отношений не отрицал и Ю.М.Козлов. Подчеркивая их вспомогательную роль в государственном управлении, он утверждал, что в отношениях такого рода исключается присущая управлению властность (то есть «целенаправленное воздействие управляющих на управляемых, всегда предполагающее известное подчинение объекта»). 14

Вопреки приведенному утверждению Г.А.Дорохова считала, что «использование властных полномочий не всегда направлено на подчинение, на навязывание воли управляющего управляемому», так как, по ее мнению, возможно «гармоничное сочетание их интересов» в рамках административно-правовых отноше-ний.15С точки зрения исследователя, примером тому служат «педагогические отношения», регулирующие «непосредственный «производственный» процесс обучения и воспитания». Несмотря на то, что «педагогические отношения» возникают «на основе административно-правовых норм», они «не имеют управленческого характера», «их существование возможно без участия органов управления».16«В них отсутствуют власть и подчинение, а если и присутствуют в какой-то мере, то не в «классическом» виде, характерном для участников вертикальных, иерархических отношений».17Следовательно, эти отношения исключают применение метода административного права, ибо «используемый преподавателем элемент властвования носит моральный характер». 18Все это, с точки зрения Г.А.Дороховой,

свидетельствует о принадлежности «педагогических отношений» к особому типу административно-правовых отношений, а именно к «административно-правовым отношениям горизонтального типа».19Они существуют в административно-правовом поле, ибо «генетически связаны» с «классическими» административно-правовыми отношениями, которые имеют ярко выраженный управленческий характер и называются исследователем «организационными».20

Таким образом, по мнению Г.А.Дороховой, административно-правовые отношения явно доминировали в сфере народного образования и были представлены сразу двумя разновидностями — «классическими» отношениями власти-подчинения («организационными») и административно-правовыми отношениями «горизонтального типа» («педагогическими»). Последним Г.А.Дорохова придавала особое значение, называя их основными отношениями системы народного образования, тем «ядром», вокруг которого объединяются все прочие, в том числе и «организационные» отношения. Такое понимание проблемы позволило исследователю поставить вопрос о самостоятельности и целостности правоотношений системы народного образования как особого вида административно-правовых отношений, обладающих к тому же специфическим методом регулирования.21Этому, по мнению Г.А.Дороховой, во многом способствовало предметное отграничение, данное в «Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании» (далее — Основы законодательства о народном образовании).22

Можно констатировать, что исследования правоотношений в сфере народного образования, проведенные Г.А.Дороховой с применением методов структурно-функционального анализа, положили начало одному из перспективных направлений системного изучения правоотношений данной сферы. Исследователю удалось не только установить специфичный характер «педагогических отношений» (особенно в отношении метода правового регулирования), но и обеспечить жизнеспособность данного подхода, поместив выявленную специфику в рамки официально признанной доктрины. Для этого была использована теоретическая конструкция «горизонтальных административно-правовых отношений».

В то же время принятие «Основ законодательства о народном образовании» способствовало выработке принципиально иного подхода, начало которой было положено известным теоретиком права С.С.Алексеевым. В 1976 году он заявил о том, что появились «основания для обсуждения вопроса о начавшемся процессе формирования комплексной общности, выражающей специфику правового регулирования общественных отношений, опосредствующих воспитание и обучение подрастающего поколения».23

Данное предположение С.С.Алексеева, построенное на общих закономерностях развития системы права, было подтверждено Г.С.Сапаргалиевым, истолковавшим соответствующие нормы «Основ законодательства о народном образовании» как проявление «заинтересованности Советского государства в специальном правовом регулировании отношений в области народного образования, в его совершенствовании и кодификации».24Такое утверждение основывалось на результатах анализа правовых отношений, возникающих в области народного образования, и выводе о том, что эти отношения носят комплексный характер и соответственно выходят за пределы административно-правового поля.

По мнению Г.С.Сапаргалиева, новое законодательство о народном образовании положило начало формированию комплексной отрасли законодательства. Предметом правового регулирования данной отрасли являются основные отношения системы народного образования — отношения по обучению и воспитанию граждан, называемые им «учебными» или «учебно-вос-питательными».25Подчеркивая особую значимость «учебных отношений» для всей системы «отношений по народному образованию», исследователь акцентировал внимание на том, что «в процессе воспитания и обучения реализуется дарованное конституцией право граждан на образование». Все прочие отношения системы образования лишь способствуют тому, чтобы право на образование «из реальной возможности превратилось в реальную действительность».26

Так, впервые было показано, что конституционное право граждан на образование является источником особых («учебных») отношений, которые представляют собой системообразующее ядро комплексной общности «отношений по народному образованию».

Выбор термина «учебные отношения» Г.С.Сапаргалиев обосновывал тем, что «учащийся является не пассивным субъектом, на которого только оказывают воздействие, а активным субъектом познания».27Возможно, впервые в советской юридической науке учащийся рассматривался как «познающий субъект». Вспомним, что Г.А.Дорохова, объясняя свой выбор термина «педагогические отношения», акцентировала внимание именно на педагогическом воздействии, оказываемом на учащихся, что более соответствует канонам авторитарной педагогики. Термин «учебные (учебно-воспитательные) отношения», предложенный Г.С.Сапаргалиевым, в меньшей мере соответствовал официально признанным педагогическим представлениям об учебном процессе, центральной фигурой которого должен был выступать педагог, и, видимо, потому не получил распространения.

Тезис С.С.Алексеева и Г.С.Сапаргалиева о формировании комплексной отрасли законодательства о народном образовании также не был поддержан другими исследователями. В частности, Г. А.Дорохова, признавая наличие в сфере образования элементов семейных, финансовых, трудовых, гражданских и некоторых других отношений, имеющих «иные генетические связи» и не обладающих административно-правовой природой, подчеркивала их подсобную роль и небольшой удельный вес в общей массе правоотношений по народному образованию. Она полагала, что «заимствованные правоотношения и нормы не ассимилируются в новой среде, а приобретают под ее воздействием новые качества, поскольку служат иной цели и выполняют иные функции».28

На этом основании она отрицала комплексный характер правоотношений в области «народного образования» и, несмотря на «качественное своеобразие» «педагогических отношений», не выводила их за рамки административно-правового поля. В этом смысле подход Г.А.Дороховой полностью соответствовал пониманию административного права как общей теории государственного управления.

Показательно, что и сам Г.С.Сапаргалиев, несмотря на новизну своих выводов относительно отраслевой принадлежности «отношений по народному образованию», подчеркивал императивный характер «учебных отношений». По его мнению, такой характер неизбежно проявлялся, поскольку «обязанность граждан СССР получить общее среднее образование есть элемент административный»,29то есть строго обязательный, подкрепленный административной ответственностью родителей. Конституционное право на образование рассматривалось исследователем преимущественно в связи с обязанностью граждан «получить общее восьмилетнее и среднее образование или повысить квалификацию». По мысли Г.С.Сапаргалиева, «учебно-правовые отношения возникают в силу требования правовых норм», а значит, «они возникают обязательно, даже вопреки желанию граждан, при наступлении условий, предусмотренных соответствующей нормой (достижение ребенком 7-летнего возраста, обязанность работника повысить квалифи-кацию)».30

При таком понимании приоритетным оказывалось не столько само право на образование, сколько обязанность им воспользоваться. В частности, Г.И.Петров в факте поступления ребенка в школу видел «реализацию его обязанности получить образова-ние». 31Фактически предполагалось, что граждане вступают в «учебные отношения» не в силу интереса, лежащего в основе любого субъективного права,32а прежде всего потому, что государство приняло на себя заботу о культурном благосостоянии трудящихся. Личный интерес граждан отождествлялся с соответствующей инициативой «советского государства, направленной на вовлечение граждан в учебные отношения».33Не случайно В.И.Новоселов утверждал, что «комплекс прав-обязанностей», среди которых право-обязанность трудиться, право-обязанность получить образование, право-обязанность получить паспорт и др., «существует как единый элемент» и является «самостоятельным элементом положения граждан».34

Система прав-обязанностей была характерна для советского права, она рассматривалась как значимый социальный и правовой институт. В силу значительного огосударствления общественной жизни, приоритета государственных интересов над интересами личности обязанности фактически доминировали над правами. Сужая порождаемую наличием прав сферу личной свободы граждан путем вовлечения их в отношения власти-подчинения, государство фактически подменяло права обязанностями, создавая «единые комплексы прав-обязанностей», в рамках которых реализация прав являлась обязательной и обеспечивалась в административном порядке. Парадоксальность такого подхода к пониманию прав и обязанностей отмечалась еще советскими исследователями.

Еще в 1966 году Г.В.Мальцев, указывая на то, что «обязанность не может быть противопоставлена праву как сфера свободы сфере несвободы», предлагал своего рода компромиссный вариант: «обязанность не исключает активности субъекта поведения, не исключает самостоятельной постановки цели в рамках правового требования».35То есть обязанность перед государством предлагалось рассматривать не как государственную повинность, а как сферу приложения творческой энергии людей.

Сходное понимание обязанности прослеживается в трудах Г.А.Дороховой. Признавая, что образование нельзя получить иначе как в результате активных действий тех, кто обучается, она рассматривала осуществление права на образование в рамках реализуемой обязанности. Г.А.Дорохова подчеркивала, что учащиеся реализуют свое право на образование «исключительно собственными действиями, опираясь на свои личные способности и приобретенные качества», а также сами «несут ответственность (например, за нарушение дисциплины)».36В этом, по мнению исследователя, как раз и проявлялась активность учащихся, самостоятельная постановка цели, направленная на удовлетворение интереса к знаниям.

Однако изучение образовательно-воспитательной деятельности исключительно в рамках административно-правового поля приводило к неполному пониманию не только права на образование, но и отношений, вытекающих из этого права, суть которых тесно увязывалась с методами административно-правового регулирования. Это соответствовало логике и реалиям советской правовой системы, которая исключала саму возможность использования здесь элементов диспозитивного метода правового регулирования.

В то же время «отношения по народному образованию» толковались исследователями как «отношения равноправия». 37Так, Г.А.Дорохова признавала педагогические отношения сферой «правового равенства субъектов». По ее мнению, равенство в этих отношениях проявлялось прежде всего в том, что их возникновение было невозможно без волеизъявления обеих сторон, в качестве которых выступали «преподаватель (воспитатель) и учащийся (воспитанник) либо его представитель».38

Важно подчеркнуть, что данное волеизъявление представлялось тем юридическим фактом, с которого начинались отношения сторон, но не в образовательном, а в административно-правовом отношении, вступление в которое было строго обязательным. Волеизъявление связывалось не столько с реальным желанием и интересом субъекта, сколько с «обязанностью граждан перед государством». При этом равенство понималось Г.А.Дороховой как «признание за субъектами равного права требовать совершения соответствующих действий от другой стороны и равной обязанности исполнять требуемое».39

Этот взгляд соответствовал точке зрения Г. И.Петрова, утверждавшего, что такое равноправие вовсе не означает наличия одинаковых прав граждан в сфере управления. Г.И.Петров видел равенство в том, что участники «не связаны подчинением один другому и подчинены в равной степени закону».40Закон же предписывал обязательность общего образования, которое гражданин мог получить только в государственной школе. Отсюда выводилась административно-правовая природа «отношений в области народного образования».

Поступая в школу, ребенок, по мнению Г.И.Петрова и Г.А.Дороховой, становился субъектом административно-правовых отношений. Фактически, если развивать мысль Г.И.Петрова, дети поступали в школу не с целью реализации своего права на образование и получения знаний, а для выполнения обязанности перед государством получить общее образование.

Такой подход позволял ученым распространять понятие административной правосубъектности на участников отношений в области народного образования. Так, Г.И.Петров связывал наступление частичной административной дееспособности с достижением детьми семилетнего возраста и поступлением в шко-лу. 41Частичный характер дееспособности исследователь усматривал в том, что «право на поступление ребенка в школу осуществляют его родители, а обязанности и права учащихся, установленные государством, осуществляются теми, кому они адресованы, то есть учащимися», которые «также несут установленную государством ответственность за нарушение школьных обязан-ностей».42

Сходного мнения придерживалась Г.А.Дорохова, отмечавшая, что учащийся «не имеет юридической возможности самостоятельно и правомерно прекратить обучение», поскольку «это действие школьника юридически связано не только его собственной обязанностью получения образования, но и аналогичной обязанностью родителей».43

Это утверждение опиралось на положения Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, который не устанавливал административную ответственность для учащихся, однако предусматривал административную ответственность родителей или лиц, их заменяющих, за «злостное невыполнение обязанностей по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей» (ст. 164 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях). Однако другие исследователи, трактуя вышеуказанную норму, высказывали иное суждение. В частности, А.В.Мицкевич утверждал, что «обучение в школе не порождает правоотношений для ребенка», так как «меры взысканий по отношению к школьникам носят характер общественного воздействия, а не юридической ответственности».44

Наиболее логичным в тех условиях представляется подход Г.С.Сапаргалиева, который, не отрицая факта вступления школьников в правоотношения, предлагал разграничивать управленческие и «учебные (учебно-воспитательные) отношения». Исходя из этого, исследователь подчеркивал несовпадение административных право- и дееспособности и право- и дееспособности граждан в сфере народного образования. По его мнению, анализ правовых норм, определяющих право- и дееспособность граждан в сфере народного образования, показывает, что они не являются административными. Полагая, что «содержание право- и дееспособности должно определяться их назначением», Г. С.Сапаргалиев утверждал, что «наиболее приемлемой представляется характеристика рассматриваемых право- и дееспособности как учебных, поскольку основное их назначение — правовое обеспечение воспитания и обучения граждан».45

Рассуждая о фактах возникновения «учебных правоотношений», исследователь подчеркивал, что «состояние здоровья не является помехой для участия в указанных правоотношени-ях».46«Основами законодательства о народном образовании»

предусматривалось, что для детей, нуждающихся в особых условиях воспитания, организуются специальные общеобразовательные школы и школы-интернаты, в которых обеспечивается обучение, воспитание, лечение и подготовка к общественно полезному труду (ст. 25).

То есть советское законодательство о народном образовании не только не препятствовало лицам с физическими и психическими отклонениями получать образование, но даже предусматривало создание специальных условий для этого. Обязанность получить обязательное общее (восьмилетнее, позже десятилетнее) образование распространялась на всех. Следовательно, дети, несмотря на заболевание, своими действиями должны были осваивать соответствующие учебные программы и проходить промежуточные и итоговые аттестации. Они также должны были соблюдать учебную дисциплину и отвечать за ее нарушение. Непосредственно осуществляя права и исполняя обязанности, учащиеся обладали дееспособностью, которая в силу их несовершеннолетия, но отнюдь не болезни, могла быть неполной.47Эту дееспособность нельзя отождествлять с административной дееспособностью, так как в сфере управления недееспособными являются лица, признанные в установленном порядке душевнобольными.

Таким образом, логика административного права, приложенная к области народного образования, приводила к игнорированию специфических целей и основного содержания образовательной деятельности, искаженной трактовке правосубъектности учащихся.

Тем не менее в советский период отношения в сфере образования рассматривались преимущественно как объект административно-правового регулирования. Специфика правоотношений в области народного образования хотя и отмечалась советскими исследователями, но не была системно осмыслена и изучена. Это в значительной степени объясняется тем, что присущие им особенности не могли отчетливо проявиться, поскольку ни на практике, ни в советском праве не были реализованы принципы приоритета прав человека и свободы образования. Изучение «правоотношений по народному образованию» в рамках административно-правового поля позволяло лишь констатировать наличие особенностей данных правоотношений как разновидности «административно-правовых отношений горизонтального типа».

Вместе с тем благодаря работам советских ученых, прежде всего исследованиям Г.А.Дороховой, Г.С.Сапаргалиева, С.С.Алексеева, были созданы теоретико-методологические предпосылки для системного изучения правоотношений, возникающих в сфере народного образования, как комплексной правовой общности, имеющей в качестве ключевого элемента системы специфические («учебные») отношения, вытекающие из конституционного права граждан на образование. Фактически исследования этого периода заложили основу научной традиции изучения образовательных правоотношений как самостоятельного вида правоотношений, особенностей их содержания, правового статуса субъектов и метода правового регулирования.


4АлексеевС.С.Структурасоветскогоправа.М.,1976.С.189

5Шаргородский М.Д., Иоффе О.С. О системе советского права //Советское государство и право, 1957, №6

6Административноеправо/подред.Ю.М.Козлова.М.,1968.С.40,44—45

7Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С. 24

8Козлов Ю.М. Административные правоотношения. М. 1976. С. 42

9КозловЮ.М.Административныеправоотношения.С.113

10МалеинН.С.Гражданско-правовоеположениеличностивСССРМ.1975. С. 33—34

11Андреев В.С. Социальное обеспечение в СССР. М., 1971. С. 13,18

12Новоселов В. И. Правовое положение личности в отраслях государственного управления. М., 1977. С. 58

13ПетровГ.И.Советскиеадминистративно-правовыеотношения//Ученые записки Ленинградского юридического института. Л., 1954. С. 41—68; Петров Г.И. Советские административно-правовые отношения. Л., 1972. С. 18—19, 23, 26

14КозловЮ.М.Административныеправоотношения.С.172

15ДороховаГ.А.Законодательствоонародномобразовании(теоретические проблемы совершенствования). М., 1985. С. 15

16ДороховаГ.А.Теоретическиепроблемысовершенствованиязаконодательства о народном образовании. Автореферат дис. … доктора юридических наук. М., 1982. С. 13

17ДороховаГ.А.Правовоеположениеличностивобластинародногообразования (теоретические аспекты) // Советское государство и право, 1978, №11. С. 33

18ДороховаГ.А.Законодательствоонародномобразовании.С.6,15

19Дорохова Г.А. Правовое положение личности в области народного образования. С. 33

20ДороховаГ.А.Законодательствоонародномобразовании.С.11

21ДороховаГ.А.Теоретическиепроблемысовершенствованиязаконодательства. С. 14

22ЗаконСССРот19.07.1973№4536-УШ«ОбутвержденииОсновзаконодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании» (вместе с Основами законодательства)//Ведомости ВС СССР, 1973, №30. Ст. 392

23АлексеевС.С.Структурасоветскогоправа.М.,1976.С.224

24СапаргалиевГ.С.Отношенияповоспитаниюиобучению—предметправового регулирования //Советское государство и право, 1977, №8. С. 122

25СапаргалиевГ.С.Основаниявозникновенияправоотношенийвобласти народного образования //Известия АН Казахской ССР, сер. «Общественные науки», 1976, №4. С. 83.; Сапаргалиев Г.С. Отношения по воспитанию и обучению — предмет правового регулирования. С. 123

26СапаргалиевГ.С.Отношенияповоспитаниюиобучению—предметправового регулирования. С. 123—125

27СапаргалиевГ. С.Отношенияповоспитаниюиобучению—предметправового регулирования. С. 123

28ДороховаГ.А.Теоретическиепроблемысовершенствованиязаконодательства. С. 13

29Сапаргалиев Г.С. Отношения по воспитанию и обучению — предмет правового регулирования. С. 124

30СапаргалиевГ.С.Отношенияповоспитаниюиобучению—предметправового регулирования. С. 125

31ПетровГ.И.Советскиеадминистративно-правовыеотношения.Л.,1972.С.44

32См.,например,ИоффеО.С.,ШаргородскийМ.Д.Вопросытеорииправа. М., 1961. С. 225—226; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 19—20; Мальцев Г.В. Соотношение субъективных прав, обязанностей и интересов советских граждан //Советское государство и право, 1965, №10. С. 19—26

33СапаргалиевГ.С.Основаниявозникновенияправоотношенийвобласти народного образования //Известия АН Казахской ССР, серия «Общественные науки», 1976, №4. С. 86

34НовоселовВ. И.Теоретическиепроблемыразвитияадминистративно-правового положения. С. 14

35МальцевГ.В.Социалистическоеобщенародноеправоисвободаличности. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1966. С. 17

36Дорохова Г.А. Законодательство о народном образовании. С. 47

37ПетровГ.И.Советскиеадминистративно-правовыеотношения.Л.,1972. С. 23—24

38ДороховаГ.А.Теоретическиепроблемысовершенствованиязаконодательства. С. 13

39Дорохова Г.А. Законодательство о народном образовании. С. 15

40ПетровГ.И.Советскиеадминистративно-правовыеотношения.Л.,1972. С. 105—106

41ПетровГ.И.АдминистративнаяправосубъектностьгражданСССР. //Правоведение, 1975, №1. С. 25; Дорохова Г.А. Законодательство о народном образовании. С. 47

42ПетровГ.И.Советскиеадминистративно-правовыеотношения.Л.,1972. С. 44

43ДороховаГ. А.Законодательствоонародномобразовании.С.47

44МицкевичА.В.Субъектысоветскогоправа.М.,1962.С.63,71

45Г.С.Отношенияповоспитаниюиобучению—предметправовогорегулирования. С. 124

46СапаргалиевГ.С.Основаниявозникновенияправоотношенийвобласти народного образования. С. 85

47Примечательно, что Г.С.Сапаргалиев связывал наступление полной учебной дееспособности не с совершеннолетием, а с фактом получения среднего обязательного образования. См. Сапаргалиев Г.С. Отношения по воспитанию и обучению — предмет правового регулирования. С. 124.

Информация по делам об административных правонарушениях первой инстанции | Информация по судебным делам | Сервисы | Гагаринский районный суд

05-0255/2022 Привлекаемое лицо: Албитов А.П.
Зарегистрировано, 25. 01.2022 Ст. 6.3, Ч. 2
05-0254/2022 Привлекаемое лицо: Судартик -.
Назначено адм. наказание, 26.01.2022 Ст. 18.8, Ч. 3.1 26.01.2022 14:00 401 Судебное заседание Колесникова Н.П.
05-0253/2022 Привлекаемое лицо: Ле Д.Т.
Назначено адм. наказание, 26.01.2022 Ст. 18.8, Ч. 3.1 26.01.2022 14:25 401 Судебное заседание Колесникова Н.П.
05-0252/2022 Привлекаемое лицо: Чоладзе Т.
Назначено адм. наказание, 26.01.2022 Ст. 18.8, Ч. 3.1 26.01.2022 14:10 401 Судебное заседание Колесникова Н.П.
05-0251/2022 Привлекаемое лицо: Главацки Т.
Назначено адм. наказание, 26.01.2022 Ст. 18.8, Ч. 3.1 26.01.2022 14:05 401 Судебное заседание Колесникова Н.П.
05-0250/2022 Привлекаемое лицо: ПАО «Сбербанк России»
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 17.7 Колесникова Н.П.
05-0249/2022 Привлекаемое лицо: Дочия М.В.
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 20.6.1, Ч. 1 Колесникова Н.П.
05-0248/2022 Привлекаемое лицо: Тюринова О.В.
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 20.6.1, Ч. 1 Колесникова Н.П.
05-0247/2022 Привлекаемое лицо: Тюринова О.В.
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 20.6.1, Ч. 1 Колесникова Н.П.
05-0246/2022 Привлекаемое лицо: Тюринова О.В.
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 20.6.1, Ч. 1 Колесникова Н.П.
05-0245/2022 Привлекаемое лицо: ООО «Калумет»
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 20.6.1, Ч. 1 Колесникова Н.П.
05-0244/2022 Привлекаемое лицо: Рейимов Г.А.
Назначено адм. наказание, 25.01.2022 Ст. 18.8, Ч. 3.1 25.01.2022 18:00 401 Судебное заседание Колесникова Н.П.
05-0243/2022 Привлекаемое лицо: ООО «Тайбер Трейд»
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 20.6.1, Ч. 1 Колесникова Н.П.
05-0242/2022 Привлекаемое лицо: ООО «Тайбер Трейд»
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 20.6.1, Ч. 1 Колесникова Н.П.
05-0241/2022 Привлекаемое лицо: ООО «ТАБЕР ТРЕЙД» (магазин «ПОДРУЖКА»)
Зарегистрировано, 24. 01.2022 Ст. 20.6.1, Ч. 1 Колесникова Н.П.

административное право | Британика

административное право , правовые рамки, в которых осуществляется государственное управление. Это вытекает из необходимости создания и развития системы государственного управления в соответствии с законом, концепция, которую можно сравнить с гораздо более старым понятием правосудия в соответствии с законом. Поскольку администрация предполагает осуществление власти исполнительной властью, административное право имеет конституционное и политическое, а также юридическое значение.

Не существует общепринятого определения административного права, но разумно считать, что оно охватывает организацию, полномочия, обязанности и функции государственных органов всех видов, занимающихся администрированием; их отношения друг с другом и с гражданами и неправительственными организациями; правовые методы контроля государственного управления; и права и обязанности должностных лиц. Административное право в значительной степени дополняется конституционным правом, и грань между ними провести сложно.Организация национального законодательного органа, структура судов, характеристики кабинета и роль главы государства обычно рассматриваются как вопросы конституционного права, тогда как материальные и процедурные положения, касающиеся центральных и местных органов власти и судебной Рассмотрение дела об административном правонарушении считается делом административного права. Но некоторые вопросы, такие как ответственность министров, не могут быть отнесены исключительно к административному или конституционному праву.Некоторые французские и американские юристы считают административное право частью конституционного права.

Закон о здравоохранении, образовании, жилье и других общественных услугах можно было бы логически рассматривать как часть корпуса административного права; но из-за своей огромной массы он обычно считается вспомогательным.

Определение принципов

Одной из основных целей административного права является обеспечение эффективного, экономичного и справедливого управления. Очевидно, что система административного права, препятствующая или расстраивающая администрацию, была бы плохой, равно как и система, приводящая к несправедливости по отношению к личности.Но чтобы судить о том, помогает ли административное право или препятствует эффективному управлению или работает таким образом, чтобы отказывать в правосудии индивидууму, необходимо исследовать цели, которым должно служить государственное управление, а также средства, которые оно использует.

В связи с этим можно попытаться сделать только самые общие выводы. Можно утверждать, что все государства, независимо от их экономического и политического строя и стадии их развития, стремятся к достижению высоких темпов экономического роста и более высокого среднего дохода на душу населения.Все они преследуют цели модернизации, урбанизации и индустриализации. Все они стараются предоставлять основные социальные услуги, особенно образование и здравоохранение, на как можно более высоком уровне. Уровень народных ожиданий намного выше, чем в прежние века. От правительства ожидают не только поддержания порядка, но и достижения прогресса. Широко распространено мнение, что мудрые и целенаправленные действия правительства могут искоренить бедность, предотвратить серьезную безработицу, поднять уровень жизни нации и обеспечить быстрое социальное развитие.Люди во всех странах гораздо лучше, чем их предки, осознают влияние правительства на их повседневную жизнь и его потенциал добра и зла.

Рост функций государства наблюдается как в более развитых, так и в менее развитых странах; как в старом, так и в новом состоянии; в демократических, авторитарных и тоталитарных режимах; и в смешанной экономике Запада. Движение далеко не достигло своего апогея. С каждым добавлением к функциям государства дополнительные полномочия приобретались соответствующими административными органами, которыми могут быть центральные министерства, местные, провинциальные или региональные правительства или специальные агентства, созданные для определенной цели.

Отношения с государственными органами и административное право

О связях с государственными органами
Ведущим предприятиям и отраслям штата Висконсин требуются комплексные государственные решения в меняющихся экономических, политических и технологических условиях. von Briesen предлагает клиентам экспертные знания, необходимые для продвижения их интересов, объединяя практику государственного права со стратегией взаимоотношений с государственными органами.

Наши адвокаты по связям с государственными органами включают в себя зарегистрированных лоббистов, и команда регулярно представляет клиентов перед Законодательным собранием штата Висконсин и агентствами штата, предоставляя профессиональные услуги по связям с государственными органами, нормативно-правовую базу и юридическое представительство в административном праве.

Широкий спектр услуг по связям с государственными органами, предлагаемых компанией von Briesen, призван служить интересам наших клиентов при любом взаимодействии с государственными органами.

Связи с государственными органами

  • Лоббирование перед Законодательным собранием штата Висконсин и агентствами штата
  • Отношения с государственными органами и адвокация для клиентоориентированного воздействия на законодательство
  • Анализ политики для четкого определения меняющейся законодательной и нормативной базы
  • Разработка законодательной стратегии
  • Мониторинг законодательных предложений, действий комитетов и нормотворчества агентства
  • Участие отраслевой ассоциации
  • Тренинги по защите интересов клиентов и членов и стратегии защиты интересов на низовом уровне

Административное право

  • Воздействие на правила через процесс нормотворчества
  • Мониторинг всех основных действий агентства по соблюдению Закона 21
  • Предоставление рекомендаций по новой нормотворческой среде — из Закона 21 (при условии, что ни одно агентство не может применять или обеспечивать соблюдение какого-либо стандарта, требования или порогового значения, в том числе в качестве условия любой лицензии, выданной агентством, если это прямо не требуется или не разрешено законом или правило) к Законам 39 (предусматривающий 30-месячный крайний срок для принятия правил), 57 (требующий законодательного одобрения для обнародования правила с эффектом более 10 миллионов долларов в течение любого 2-летнего периода) и 108 (требующий, чтобы каждое агентство пересматривать свой полный административный кодекс каждые два года, создавая новый процесс отмены ненужных или экономически обременительных правил)
  • Подготовить анализ экономического воздействия предлагаемых правил
  • Выступать на публичных слушаниях в поддержку или против предложенных правил

Соответствие нормативным требованиям

  • Подготовка необходимой поддержки для выдачи разрешений или утверждений
  • Заблаговременно обсудить потенциальные нарушения с агентствами, чтобы избежать ситуаций несоблюдения
  • Управление взаимодействием с агентствами в случае несоблюдения, т. е.е. выдача уведомлений о нарушениях и/или несоблюдении
  • Вести переговоры с учреждениями в случае вынесения приговора или направления в Министерство юстиции штата Висконсин (или другие органы прокуратуры)
  • Представление интересов клиентов на слушаниях по оспариваемым делам, других административных апелляциях и судебных разбирательствах

Политическое право

  • Стратегии политических действий и управление
  • Консультации по этике и соблюдению требований кампании для государственных служащих
  • Предложите подробный анализ текущих политических ландшафтов и тенденций для рассмотрения

 

Список департаментов — Флорида Административные правила, Закон, Кодекс, Регистр

29 9010 7 9010 2 44 09 44 54 9010 09 1000
Департамент№ Название отдела
28 Администрирование Комиссия по администрированию
71
71 Агентство для корпоративных информационных технологий
59 Агентство здравоохранения
74 Агентство для государственных технологий
50 Alligator Point Water Resources Resource
26
26 Комиссия по оценке администрации
72
72 18
18 Совет попечителей внутреннего улучшения Целевого фонда
56 Чистая Флорида Комиссия
41 41 Комиссия по перевозке
Комиссия по этике
22 Департамент администрирования
5 Департамент сельского хозяйства и консульсина Mer Services
3 Отдел банковского и финансов
61 Департамент бизнеса и профессионального регулирования
7 Департамент бизнес-регулирования
65 Департамент детей и семей
20 отдел цитрусовых
8 8
9
9
33 Департамент исправлений
73 Департамент Экономические возможности
6 6 Департамент образования
58 Департамент старших дел
62 Департамент охраны окружающей среды
17 Департамент экологического регулирования
69
69 Департамент финансовых услуг
13 Отдел общих услуг
64 64 Департамент здравоохранения
10 Департамент здравоохранения и реабилитационных услуг
15 Отдел безопасности автомобилей и автомагистрали
4
4
63 Департамент ювенального правосудия
38
38 Департамент труда и занятости
11 Отдел Закон охраны
2 Департамент юридических дел
60104 60104
70104
70104 1 Департамент военных дел
16 Отдел природных ресурсов
21 21 Департамент профессионального регулирования
12 12
1 Департамент штата
53 53
14 Департамент транспорта
55
55 Департамент ветеранов
36 Englewood Water Ristord 27
45 автомагистрали
43 Доска для фискальной учетной записи
68 Комиссия по сохранению рыбы и дикой природы
23 23 Комиссия Флориды на преступном отзыве
47
47 Комиссия по перевозке железных дорог Флорида
67
67 Flo Rida HOOT FINANCE CORPORATION
48
48
48 Verica Keys AqueDuck 70104
42 Флорида земля и водная комиссия
32 Флорида государственная справедливая власть
39 игра и пресная вода Рыбная комиссия
Информационные ресурсные ресурсы Комиссия
999 999 Совместные административные процедуры
37 Законодательный комитет по межправительственным отношениям
31 River River River River Control Reake
46
35 Метаполитские планирование организации
66 Навигационные районы
Другие агентства и организации
24 Pardon Board
52
52 Порт Palm Beach Surstic
25 Комиссия по общественному обслуживанию
29 Региональное планирование Советов
30 02 30 Региональные транспортные органы
49 Региональные коммунальные услуги
57 Space Florida
19 Государственный совет администрации
51 Комиссия по консолидированию
40 Районы управления водными ресурсами

Адвокат по административным делам города Оклахома

Опыт и уважение перед агентствами Оклахомы и законодательным органом.

Юристы Derryberry & Naifeh, LLP обладают идеальной квалификацией для представления интересов частных лиц, лицензиатов, специалистов, предприятий и корпоративных клиентов, которым необходимо взаимодействовать с государственными учреждениями. Мы привносим разнообразный богатый соответствующий опыт, выступая от имени отдельных лиц, некоммерческих групп, компаний, фирм, страховых компаний и поставщиков медицинских услуг перед административными органами.

Мы представляем клиентов в Законодательном собрании Оклахомы, отстаивая интересы наших клиентов перед законодателями; мониторинг важного законодательства, поправок и слушаний; и разработка законодательства и необходимых поправок.

Благодаря нашему членству в SCG Legal (глобальная сеть юридических фирм, базирующихся в столицах разных штатов) мы имеем возможность создавать и реализовывать стратегии, охватывающие несколько юрисдикций, и вносить изменения для наших корпоративных клиентов.

Представление клиентов из различных отраслей и профессий .

Деятельность Derryberry & Naifeh, LLP, связанная с отношениями с государственными органами и административными учреждениями, включает следующее:

  • Мы выступаем от имени отдельных лиц против правительства в делах о личных травмах.
  • Мы представляем предприятия в получении лицензий на продажу спиртных напитков и защите предполагаемых нарушений. Стивен Л. Маккалеб представляет лицензиатов спиртных напитков с 2002 года. Среди его клиентов-представителей — отели национальных сетей, рестораны и независимые местные владельцы. Недавно он успешно выдал лицензии более чем 130 лицензиатам в ответ на новое законодательство Оклахомы об алкоголе.
  • Мы представляем клиентов в дисциплинарных делах и обжаловании постановлений административных органов.
  • Мы представляем страховые компании в вопросах регулирования страхования, связанных с Департаментом страхования штата Оклахома.У нас отличные профессиональные отношения с этим агентством, поскольку адвокат Стивен Л. Маккалеб в прошлом был помощником главного юрисконсульта агентства.
  • Мы представляем ассоциации и компании, которым государство предъявляет претензии по различным вопросам или действиям, которые государство считает неадекватными или неуместными.
  • Мы разрешаем конфликты между административными органами и медицинскими работниками и поставщиками медицинских услуг.
  • Мы представляем клиентов в административных расследованиях, лицензионных и дисциплинарных вопросах.
  • Мы представляем компании и государственных подрядчиков в протесте против торгов в Управлении централизованных закупок штата Оклахома: Отделе офисных и управленческих и корпоративных услуг (OMES), а также в округе Оклахома и других правительствах округов, возникших в результате конкурентных торгов и присуждения контрактов.

Свяжитесь с Derryberry & Naifeh, LLP .

Чтобы обсудить вопросы, связанные с отношениями с государственными органами или административными органами, с одним из наших опытных юристов, позвоните по телефону 405-708-6569 или свяжитесь с нами через Интернет.

Предсказуемость норм и устойчивость правоотношений – составляющие законности административных актов

Автор

Перечислено:
  • Алин А. ТРАИЛЕСКУ

    (ассистент преподавателя, аспирант, Западный университет Тимишоары, факультет права и административных наук, РУМЫНИЯ)

Abstract

Автор рассматривает принцип законности в деятельности органов государственного управления и то, как соблюдение или нарушение этого принципа влияет на эффективность деятельности органов государственной власти, безопасность правоотношений административно-правового, а также доверие граждан к своим получателям административных актов.Применительно к обеспечению законности административных актов автор показывает, что органы государственной власти при разработке административных актов должны соблюдать не только внутриправовые предписания, имеющие высшую юридическую силу, но и основные или производные коммунитарные акты, как а также принципы общего права, некоторые из которых кодифицированы во внутренних и европейских правовых актах, а другие навязаны установившейся практикой Люксембургского суда и Страсбургского суда. В данном контексте автор акцентирует внимание на необходимости предсказуемости нормативных административных актов и стабильности правоотношений в порядке издания индивидуальных административных актов в целях обеспечения законного доверия граждан к деятельности государственных органов. органы власти.

Предлагаемое цитирование

  • Алин А. ТРАИЛЕСКУ, 2011. « Предсказуемость норм и стабильность правоотношений — составляющие законности административных актов «, Curentul Juridic, The Juridical Current, Le Courant Juridique, Университет Петру Майор, факультет экономического права и административных наук и Фонд Pro Iure, vol. 44, страницы 106-117, март.
  • Дескриптор: RePEc:pmu:cjurid:v:44:y:2011:p:106-117

    Скачать полный текст от издателя

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc:pmu:cjurid:v:44:y:2011:p:106-117 . См. общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: . Общие контактные данные провайдера: https://edirc.repec.org/data/feuttro.html .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь.Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет библиографических ссылок на этот элемент. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вы знаете об отсутствующих элементах, ссылающихся на этот, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылающегося элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, так как некоторые цитаты могут ожидать подтверждения.

    По техническим вопросам относительно этого элемента или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки обращайтесь: Богдан Воайдас (адрес электронной почты доступен ниже). Общие контактные данные провайдера: https://edirc.repec.org/data/feuttro.html .

    Обратите внимание, что фильтрация исправлений может занять пару недель. различные услуги RePEc.

    Административное право и государственные закупки — BAS

    Административное право и государственные закупки

    Административное право во всех его областях приобретает все большее значение во всех областях юридической деятельности.

    Юристы BAS имеют большой опыт как в области административного права, так и в области специального административного права. Они помогали не только государственным органам в этой области, но и частным учреждениям. Команда юристов BAS обладает глубокими знаниями в вопросах, связанных с административными процедурами и административными судебными разбирательствами, и имеет опыт работы в нескольких областях юридической дисциплины. В этом контексте специалисты, работающие в BAS, помогают некоторым наиболее важным государственно-частным партнерствам в Португалии.

    Контракты и государственные закупки являются центральными вопросами сегодняшней административной деятельности. По этой причине это одна из основных областей практики BAS, которая имеет динамичную, экспериментальную и квалифицированную команду, готовую на законных основаниях вмешиваться в крупные государственные проекты как в их административной составляющей, так и в их частной или корпоративной перспективе.

    По сути, команда BAS предоставила консультационные услуги и услуги по обучению в отношении Кодекса государственных закупок нескольким государственным и частным учреждениям, чтобы они могли с высокой степенью эффективности реагировать на новые вызовы в области государственных закупок.

    Административное право во всех его формах приобретает все большее значение во всех областях юридической практики.

    Команда

    BAS оказывает юридические консультации государственным и частным учреждениям по различным направлениям данной сферы деятельности, а именно консультационные услуги во всех областях, где административное право регулирует правоотношения между сторонами.

    BAS консультирует государственных и частных клиентов из различных областей деятельности, в том числе в области здравоохранения, туризма, внутренних дел, продуктов питания, фармацевтики, профессионального образования и обучения, моря и окружающей среды.

    Заключение контрактов и закупки в настоящее время находятся в центре внимания всей административной деятельности, являясь одной из основных сфер деятельности BAS, опираясь на динамичную, опытную и квалифицированную команду, готовую к юридическому вмешательству в крупные общественные проекты.

    Научная и практическая специфика государственных закупок обуславливает высокую квалификацию специалистов BAS, которые развивают свою деятельность в этой сфере.

    BAS консультирует по всем вопросам, связанным с преддоговорными процедурами при заключении всех видов договоров на закупку товаров и услуг, а также договоров на выполнение общественных работ, концессионных договоров и государственно-частного партнерства.

    В этой области юристы BAS являются консультантами некоторых из наиболее важных проектов государственно-частного партнерства в Португалии.

    Специалисты

    BAS также несут ответственность за обучение как государственных, так и частных учреждений, связанное с основными правовыми инструментами в этой области практики, включенными в Кодекс государственных контрактов (CCP), что позволяет им с высокой степенью эффективности реагировать на новые вызовы. государственных закупок.

    Связь между административным правом и конституционным правом

    Эта статья написана Ричей Гоэл из Banasthali Vidyapith, в которой она обсудила взаимосвязь между конституционным правом и административным правом, а также их источники, предысторию и т. д.

    В настоящее время административное право признано отдельной отраслью юридических наук, но в то же время дисциплины конституционного административного права могут пересекаться друг с другом в определенном месте, известном в административном праве как водные тени. Он может включать в себя весь механизм контроля, предусмотренный конституцией для контроля над административными органами, а именно статьи 32, 136, 267, 227 и 311. Он также может включать межгосударственный совет; Статья 263, финансовая комиссия; статья 280; межгосударственные органы по водным спорам; Статья 262, комиссия государственной службы.Это может также включать установленное конституционными законами ограничение на делегирование полномочий административным органам. Таким образом, водоразделы административного права показывают, что административное право не является полностью независимым от конституционных законов. Но это предано друг другу. Различие между ними само по себе показывает, что оба являются дополнительными и взаимодополняющими друг друга.

    «Логически невозможно отличить административное право от конституционного, и все попытки сделать это искусственны.

    «Конституционное право описывает различные органы правительства в состоянии покоя, а административное право описывает их в движении».

    Таким образом, мы можем сказать, что структура законодательной и исполнительной власти является предметом конституционного права, а ее функции — предметом административного права. Оба этих субъекта тесно связаны друг с другом и образуют платформу для правильного, оперативного и подотчетного акта правительству. Конституционный закон является основным законом, который дает жизнь и кровь административному праву.Все, что унижает слова и дух конституционного права, является ultra vires и недействительным ab initio, поэтому следует отметить, что если мы действительно хотим понять конституционное право и административное право, нам необходимо иметь четкое понимание.

    Фон

    Отношения между конституционным правом и административным правом очень сложны. Происхождение административного права зависит от конституционного права. Когда мы получили независимость в 1947 году, то в то время стремления народа были закреплены в различных статьях нашей верховной конституции, которая является юридическим документом и платформой для надлежащего функционирования административного урегулирования административных органов.В таких странах, как Индия, которая имеет свою писаную конституцию, существует дополнительный контроль над административными действиями со стороны конституционного закона, который налагает ограничения на органы административного органа. Таким образом, в стране, имеющей писаную конституцию с судебным контролем, невозможно полностью отделить административное право от конституционного права.

    Нажмите здесь

    Отношения

    Отношения между административным правом и конституционным правом не очень прочны, иногда административное право вторгается на территорию конституционного права, поэтому для юристов, ученых и студентов юридических факультетов очень важно выработать правильное понимание отношений между ними.И конституционное право, и административное право являются частями публичного права, что показывает, что конституционное право является матерью административного права и не может быть полностью отделено друг от друга.

    В конституционном праве произвол ограничивается нормами и принципами административного права справедливости, разумности и справедливости. Административное право касается организации, полномочий, функций и обязанностей административных органов, с другой стороны, конституционное право касается общих принципов, касающихся организации и полномочий различных органов государства и отношений этих органов с отдельными лицами. .Конституция описывает различные органы правительства в состоянии покоя, в то время как административное право описывает их в движении. Можно отметить, что конституционное право имеет дело с правами, а административное право ориентировано на общественные нужды.

    Необходимо время провести черту между этими двумя законами, чтобы определить территорию действия юрисдикции обоих законов.

    Важность

    Учение о водяных тенях очень важно, так как дает основу для установления линии правильного разграничения надлежащих границ для функционирования обоих законов.Он определяет отношения между конституционным правом и административным правом, которые были определены различными английскими авторами, такими как Дайси и Холланд, что уже обсуждалось выше. В их определении ясно сказано, что законы зависимы и взаимосвязаны друг с другом.

    Причины

    Существуют различные причины и необходимость роста административного права. С течением времени и обстоятельств меняются и потребности народа и государства, поэтому законодательная власть выделяет административное право в отдельную юридическую дисциплину. Административное право контролирует произвол законодательной власти, что очень важно для защиты общественных прав и обязанностей.

    Роль правительства также меняется с течением времени. В развивающихся странах, таких как Индия, роль правительства шире, потому что оно выступает в качестве поставщика, а не посредника и регулятора. Сегодня ожидания людей от правительства очень высоки. Итак, роль государства заключается не только в защите народа от внешней агрессии и внутренних волнений, но и в заботе о каждом гражданине от чрева матери до могилы.Поэтому развитие и рост административного стали основой современной политической философии. Следовательно, есть большая необходимость отделить административное право от конституционного права, потому что это требование и потребность народа и государства, но все же административное право и конституционное право не могут быть полностью отделены друг от друга, потому что они пересекаются в известных местах. как водяные тени в административном праве. Он содержит различные положения и механизм конституционного права, который показывает, что конституционное право является матерью административного права, и поэтому ребенок не может быть полностью отделен от своей матери.В современном мире правительству не нужно просто определять права личности, необходимо решать проблемы общества. Правительство должно активно защищать более слабую часть общества, а не определять права, которые уже прописаны в индийской конституции. Таким образом, эти потребности предполагают рост административного права и процесса.

    Сегодня все считают, что обязанностью правительства является разрешение конфликта и поддержание мира и согласия между людьми и государством, что очень важно для общего развития нации.Производство и распределение ресурсов в соответствии с потребностями людей и государства также является большой обязанностью хорошего правительства, что снова привело к росту административного права и процесса.

    В наше время развитие науки и техники и контроль над ними также считается обязанностью государства. В связи с развитием науки и технических отраслей могут возникнуть различные проблемы, такие как безработица, чрезмерная эксплуатация природных ресурсов, бессистемная урбанизация, поэтому эту многогранную проблему нельзя решить, кроме как с развитием административного права.

    Основной причиной развития и роста административного процесса и права может быть неадекватность традиционного типа судов и правотворческих органов, которые не в состоянии обеспечить производительность, которая требуется в настоящее время для надлежащего функционирования социальной и функциональной правительство. В наше время есть потребности технического характера законодательства, гибкости с быстрыми действиями и качественной работой правительства. Традиционные законодательные органы не могут принимать качественные и количественные законы, необходимые в наше время.Так что это также важная причина роста и развития административных законов и законодательного процесса. Административные органы также были обязаны вести учет фактов, доказательств и решений.

    Исторический рост

    Административное право стало самой выдающейся чертой правительства в современную эпоху и в то же время самым древним. Административное право существовало еще в античные времена. Историю того же можно проследить до Маурьев и Гуптов, у которых была хорошо организованная и централизованная администрация.Правило Дхармы было в действии. Это правило соблюдали все мужчины монарха, и никто не претендовал на иммунитет. Говорили, что администрация может осуществляться только на принципах, принятых дхармой, и поэтому цари и их чиновники следовали им. Такие принципы, как естественная справедливость и справедливость, были лишь немногими из той силы, которая была в сфере дхармы. Параметр дхармы был шире, чем верховенство закона или надлежащая правовая процедура.

    Административное право также существовало в Англии, но там оно не было принято как отдельная отрасль юридической дисциплины вплоть до возникновения 20 века.

    «В Англии не было административного права».

    «В Англии мы ничего не знаем об административном праве и ничего не хотим знать о нем».

    «В течение последних тридцати лет в связи с увеличением обязанностей и полномочий английских должностных лиц в законодательство Англии вошли некоторые элементы права».

    «К сожалению, Дайси неправильно понял сферу применения административного права. Изучая правопорядок, он исключил вообще административное право и особую систему административных судов».

    «Изучение административного права должно сильно пострадать из-за консервативного подхода Дайси».

    «Сейчас можно сказать, что у нас сложилась развитая система административного права».

    Таким образом, из приведенного выше обсуждения мы можем сделать вывод, что, по мнению некоторых авторов, в Англии не существовало административного права, в то время как некоторые другие авторы или ученые придерживаются мнения, что административное право в Англии существует. До возникновения 20 века Административное право существовало в Англии, но оно не было принято и принято как отдельная отрасль права.

    Расширение

    Административное право возникло для удовлетворения потребностей и требований народа и государства. Таким образом, по этой причине и Конституционное право, и Административное право отделены друг от друга. Хотя они все еще пересекаются в определенных местах и ​​не могут быть полностью отделены друг от друга, потому что происхождение Административного права находится в Конституционном праве. Необходим этот закон как отдельная юридическая дисциплина для контроля за произволом административной власти и защиты прав личности и общества в целом.Его сущность содержится в каждой отрасли права, что нельзя игнорировать.

    Источники

    Для лучшего понимания Административного права и его функций необходимо знать об его источниках. В Индии административное право является частью обычного земельного права. Источники административного права в Индии отличаются от других стран, таких как Америка и Англия.

    В Америке источниками административного права являются статуты, общие законы и подразумеваемые полномочия администрации.

    В Англии источниками этого закона являются статуты, прецеденты, подзаконные акты и важные прецеденты.

    Конституционный закон является наиболее важным источником административного права в Индии. Это источник и душа административного права. Другими словами, можно сказать, что конституционное право является матерью административного права. Таким образом, без конституции Административное право не может выполнять свои функции и работать должным образом, потому что оно полностью зависит от духа конституционного права нашей страны.Статуты также являются отличным источником этого закона. Это также вытекало из конституции. Законодательный орган штата наделяет законодательную власть парламентом. Полномочия для управления были даже гарантированы в соответствии со статутами, и все такие полномочия должны соответствовать установленному законом образцу.

    Постановление также является хорошим источником этого закона. Он уполномочивает президента и губернатора промульгировать во время перерыва в парламенте в соответствии со статьей 123 и во время перерыва в законодательном собрании штата в соответствии со статьей 213 соответственно. Это положение обеспечивает гибкость на уровне союза и государства для принятия законов, необходимых для чрезвычайных ситуаций и обстоятельств, при которых определенные законы и акты признаются судами недействительными. Глава исполнительной власти обладает большой властью принимать постановления, но она не может быть неограниченной. Постановления могут издаваться губернатором по рекомендации Совета министров. Есть необходимость и требования утверждения для подтверждения постановления.

    В деле o f Дело о национализации банка Достопочтенный Верховный суд постановил, что:

    «Если постановление вынесено на дополнительных основаниях, оно может быть обжаловано в Верховном суде».

    Позже, в S.R. Bommai v. Union of India Верховный суд постановил, что объявление чрезвычайного положения на основании отказа конституционного механизма в соответствии со статьей 356 подлежит судебному пересмотру. Соответственно, президентское правление в некоторых штатах было признано неконституционным.

    Заключение

    Таким образом, вывод этой статьи состоит в том, что «Водоразделы» — это область, в которой оба закона пересекаются друг с другом. В настоящее время административное право признано отдельной и независимой от конституционного права правовой дисциплиной, но на самом деле это не так.Существуют различные положения и механизмы конституционного права, которые имеют дело с административным правом, и, таким же образом, некоторые функции и действия административного права, которые полностью зависят от конституционного права. Таким образом, они взаимосвязаны друг с другом и не могут быть полностью разделены. Другими словами, мы можем сказать, что водоразделы работают как мост между двумя законами. Этот новый закон возник в соответствии с потребностями и требованиями времени и обстоятельств. Он контролирует произвол законодательной власти и защищает права общественности.Существуют различные источники этого права, в которых основным является Конституционный. Административное право ничто без конституции, поскольку его происхождение глубоко укоренено в недрах конституции.

    Каталожные номера

    1) https://www.lawteacher.net/free-law-essays/administrative-law/relationship-between-constitutional-law-and-administrative-law-administrative-law-essay.

    2) https://www.abyssinialaw.com/component/k2/item/294-constitutional-law-and-administrative-law

    3)https://www.lawnotes.in/Relationship_between_Constitutional_Law_and_Administrative_Law

    4)http://www.supremecourtcases.com/index2.php?option=com_content&itemid=54&do_pdf=1&id=6769

     

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.