Что такое государство по истории: Государство в истории общества. К проблеме критериев государственности

Содержание

Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

О профессии

Профессия юриста-теоретика – это профессия человека, способного действовать в нестандартных ситуациях, где нет заранее изученных и апробированных на практике механизмов решений. Такой юрист нужен везде: начиная от системы юридического образования, заканчивая публичной службой. Обучение в рамках данной программы закладывает базу для формирования именно такого специалиста. Деятельность юриста предполагает необходимость применения знаний административной, предпринимательской, коммерческой, гражданской, трудовой, финансовой отраслей законодательства, арбитражного процессуального, гражданского процессуального права, основ уголовно-процессуального права. В своей работе юрист использует навыки основ администрирования, ведения правовой документации с применением современных информационных технологий, а также правил этики делового общения, организации труда и управления.


Учебный процесс

В рамках освоения программы аспиранты изучают проблемы методологии юридической науки, философии и социологии права, юридической компаративистики, истории права и государства России и зарубежных стран, доктринальной, догматической и практической юриспруденции, а также приобретают навыки исследования и преподавания права. Немаловажным компонентом подготовки является обучение английскому языку, освоение основ педагогики, истории и философии науки.
В научно-исследовательскую часть программы входят дисциплины: «Предмет и метод истории права и государства и истории учений о праве и государстве», «Теория государства и права», «Методологические исследования исторического и теоретического познания права и государства», «Учение о праве и государстве».
Программа аспирантуры состоит из следующих дисциплин:
— «Историко-правовые исследования»;
— «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве»;
— «Конкретно-социологические исследования в праве»;
— «Современные учения о праве и государстве».
Аспиранты принимают участие в ежегодных научных, практических и методических мероприятиях: Международной зимней академии в Сочи, которая способствует развитию и совершенствованию профессиональных навыков юриста; Международном научном форуме «Право – явление цивилизации и культуры» с участием ведущих российских и зарубежных ученых, ориентированном на формирование современной методологии юридической науки (последняя декада марта).


Практика

Обязательным компонентом профессиональной подготовки к педагогической деятельности в аспирантуре является практика в системе подготовки кадров высшей квалификации. Она представляет собой вид практической деятельности аспирантов, включающей в себя преподавание специальных дисциплин, организацию учебной деятельности студентов, научно-методическую работу по предмету, формирование умений и навыков, необходимых для работы преподавателя. Целью педагогической практики является изучение основ педагогической и учебно-методической работы в высших учебных заведениях, приобретение педагогических навыков, связанных с проведением отдельных видов учебных занятий по дисциплинам профиля, соответствующего направлению обучения. Основная задача педагогической практики – показать результаты комплексной психолого-педагогической, социально-экономической и информационно-технологической готовности аспиранта к педагогической деятельности. Кроме того, аспиранты имеют возможность проходить практику в государственных учреждениях, в российских и международных компаниях.


Карьера

Приобретенные фундаментальные знания и исследовательские навыки позволяют выпускникам в дальнейшем осуществлять научные исследования в области теории и истории права и государства, сравнительного правоведения, а также в других отраслях научных юридических знаний. Выпускники имеют возможность успешно заниматься аналитической работой в государственных структурах, в том числе федерального уровня (в Совете Федерации и Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации и др.), в крупных юридических компаниях, в международных организациях, а также продолжать научную и преподавательскую деятельность в вузах России и зарубежных стран.

ОСОБАЯ РОЛЬ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

В мировой истории Россия занимает особое место. Хотя и принято говорить, что она расположена в Европе и Азии, и во многом впитала в себя характерное для двух цивилизаций — европейской и азиатской, тем не менее, ее история, безусловно, носит самостоятельный характер. В тоже время нельзя отрицать и того, что Россия серьезно подверглась влиянию, как Европы, так и Азии. В свою очередь и страны этих регионов испытали на себе влияние России. Иначе говоря, исторический процесс взаимосвязан и взаимообусловлен. Каждая страна имеет свою особую историю цивилизации, которая отличает ее от других стран. Сказанное имеет прямое отношение и к российской цивилизации [1, с. 12—415].

Одной из главных характерных черт российского цивилизационного процесса была особая роль государства, выразившаяся, прежде всего, в

гипертрофированной роли верховной государственной власти по отношению к русскому (российскому) обществу и перманентном процессе государственных реформ на протяжении ряда исторических периодов развития России.

В чем истоки данных особенностей российской государственности и как они в конечном итоге повлияли на характер исторического развития России? На этот счет в литературе имеются различные мнения [2, с. 55—59].

Как известно, древнерусское государство возникло под определенным влиянием деятельности пришлого элемента — варягов, как результат освоения отдельными их отрядами огромной территории. Древняя Русь, у истоков которой стояли варяги и их славянские и ославяненные потомки, не вышла из общества в результате естественной эволюции строя славянских племен. Ни князья, ни их дружинники не были выходцами из славянского общества, хотя впоследствии и произошла их ассимиляция.

Заметное влияние варяжского элемента делало государственность как бы наружной, внешней формой. Славянские и финские племена, жившие на этой территории, восприняли привнесенные формы государственного устройства, но сохраняли свой родовой быт и родовую психологию.

Так формировалось особое политическое образование с необычайно глубокой пропастью между правителями и управляемыми. В Древнерусском (Киевском) государстве и обществе отсутствовал объединяющий общий интерес: государство и общество сосуществовали, сохраняя свои особые отличия, и вряд ли чувствовали какие-то обязательства друг перед другом.

Кроме того, у правящей варяжской династии, а впоследствии и у русских князей не было установленного по праву первородства порядка наследования Киевом и другими городами и волостями. После смерти князя его княжество дробилось между сыновьями. Удел, наследуемый русским князем от отца, делался его вотчиной и эксплуатировался как собственность. Так стала складываться собственническая, вотчинная манера отправления державной власти. В дальнейшем московские цари смотрели на свою империю, раскинувшуюся от Польши до Китая, глазами вотчинников, как глядели некогда их предки на свои крошечные уделы [3, с. 78, 79].

Эти особенности российской государственности хорошо описал и В.О. Ключевский. Он подчеркивал, что в России выработалась низшая форма государство — вотчина. Павел, Александр I и Николай I владели, а не правили Россией, проводили в ней свой династический, а не государственный интерес.

Традиция рассматривать вверенную им страну как собственность сохранялась у российских правителей во все времена, в том числе и в новейшее время.

Особенности, отличавшие раннюю русскую государственность (вотчинный характер правления и необыкновенно глубокая пропасть между держателями политической власти и обществом), были усилены монголо-татарским завоеванием в ХIII—ХIV вв.

Двухвековое золотоордынское иго превратило русских князей в «служебников» монгольских ханов. Ни один князь не мог получить власть, не заручившись предварительно грамотой монгольского хана. Чтобы получить ярлык на княжение удельный князь отправлялся на много месяцев в Орду. А там он должен был совершить особый ритуал — проходить в монгольских одеждах между двух костров — и коленопреклонно просить о грамоте на свою вотчину. Князья находились под бдительным взором ханских баскаков, живущих в русских городах и наблюдавших за сбором дани и действиями князей. Любой ложный шаг русского князя, любые недоимки могли закончиться вызовом в Сарай и передачей ярлыка более угодливому сопернику.

Так постепенно создавалась генерация покорных князей. Непокорных же унизительно наказывали или казнили.

Русские князья впитывали дух государства восточного типа, дух абсолютной, никем и ничем не ограниченной власти, отношения жесткого подчинения и беспрекословной покорности подданных. Обязанные, в новых условиях, выполнять ханскую волю, они уже не могли мириться с былой независимостью и правами своей старшей дружины.

Укреплению государственного деспотизма способствовало ослабление прав и роли городов. Основные свои удары монголы обрушили именно на города. По подсчетам археологов из 74 русских городов XII—ХIII вв., известных по раскопкам, 49 были разорены Батыем. Города многих княжеств разрушались в ХIII в. по нескольку раз (Переяславль-Залесский — четыре раза; Суздаль, Рязань, Муром — три раза; Владимир — два раза и т. д.) [4, с. 42, 45].

В условиях прифронтового государства, постоянной внешней опасности города лишались старых вольностей. При этом резко возросла власть и роль князя. И еще один фактор того времени, который предопределил особое усиление верховной власти: в результате ордынского нашествия произошла гибель основной части господствующего класса.

По данным специалистов в середине ХIII в. на Рязанской земле погибло девять из двенадцати князей; из трех ростовских князей погибло два; из девяти взрослых суздальских князей пятеро было убито. Анализ родословных книг московского боярства ХVI в. свидетельствовал, что московские и северо-восточные роды бояр не имели предков до нашествия Батыя. Кроме того, в ходе нашествия погибла и основная масса дружинников — феодалов. Ведь именно дружины вместе с горожанами защищали русские города.

Новая знать формировалась уже на базе новых отношений беспрекословного подчинения и покорности князю.

На Руси же во многом под влиянием монгольского государственного образца стали развиваться отношения феодальной личной зависимости в подданическо-холопской форме.

Суть их была не только в том, что любой боярин, любой удельный князь признавал себя по отношению к государю холопом («Яз холоп твой»), а в реальной действительности. Даже высшего сановника, князя или именитого боярина можно было без суда и следствия затравить псами, поджарить на медленном огне, посадить на кол, просто казнить. Российская история заполнена казнями ближайших сподвижников верховного правителя.

Утверждение под натиском монголо-татарского ига такого типа взаимоотношений внутри господствующего класса приводило к жестокому подавлению даже самой малой оппозиции, к развитию в дальнейшем крайнего государственного деспотизма. Русская жизнь неимоверно ожесточилась, общество приучалось к мысли, что власти дозволено все. Смертная казнь, которой не знали законоуложения Киевской Руси, стала массовым явлением.

Истоки гипертрофированной, всеобъемлющей роли государства по отношению к обществу во многом кроются и в особом характере складывания русского централизованного государства в ХIV и ХV вв.

В Западной Европе главную роль в процессе централизаций сыграли социально-экономические обстоятельства: необходимость объединения экономических центров-городов с их бурно развивающимися ремеслами, промышленностью, товарно-денежными отношениями. Русским землям объединения диктовали политические обстоятельства: необходимость в борьбе с внешней опасностью (Ордой, Ливонским орденом, Великим княжеством Литовским), необходимость установления национальной независимости.

Это объединение для отпора агрессии извне было бы невозможным без жестокой верховной княжеской власти, абсолютного подчинения ей господствующего класса и усиления эксплуатации крестьян.

Такой процесс централизации, который шел при «опережающих» (по отношению с социально-экономическим) политических факторах, консервировал складывающиеся сугубо деспотические отношения.

В ХIV в. между сильнейшими русскими княжествами (Московским, Тверским, Рязанским, Суздальским и Нижегородским) разворачивается острое соперничество за закрепление великокняжеской власти. Московский князь Иван I действовал в этой борьбе наиболее хитро и беспринципно. Большую часть своего правления он провел либо в Сарае, либо по дороге туда. Будучи ловким и даровитым дельцом (в народе его прозвали Калитой — «денежной сумой»), он нажил весьма значительное состояние, которое позволило ему не только исправно выплачивать свою долю Орде, но и покрывать недоимки других князей. Последним он одалживал деньги под залог их уделов, которые иногда забирал себе за долги.

Самым серьезным соперником Ивана Калиты в борьбе за благосклонность монголов был князь Тверской, имевший тогда великокняжеское звание. В 1327 г. в Твери поднялось антиордынское восстание, а тверской князь встал на сторону восставших. Иван Калита спешно отправился в Сарай и возвратился во главе объединенного монголо-русского карательного войска, которое самым страшным образом разорило Тверь. В награду за верность Калита получил ханский ярлык на великое княжение и право самостоятельно собирать дань для Орды.

Итак, Москва, благодаря усердной службе Орде, постепенно изолировала своих соперников и выбралась на первый план, став посредницей между завоевателями и русскими подданными. Окончательное сплочение княжеств вокруг Москвы произошло при внуке Калиты, князе Дмитрии Донском. Этот князь первый передал своему сыну великокняжеское звание, не спрашивая на то ханского разрешения.

В дальнейшем Московские князья проявляли дальновидность и выдающиеся деловые и политические способности для сохранения и приумножения своей власти. Они собирали деревни, города и промыслы, активно торговали. Стремясь не дробить по наследствию свое княжество, постепенно ввели порядок престолонаследия по праву первородства. Это дало им значительное преимущество перед соперничающими князьями. В ХV в. гегемония вновь оказалась на стороне московского княжеского рода.

Во второй половине ХV в. Московский великий князь Иван III, умный и властолюбивый политик, перестал платить дань Орде. При нем завершилось объединение русских земель, силой была присоединена Новгородская земля, Тверское княжество, Псков и Рязань. В 1485 г. Иван III объявил себя «государем всея Руси».

Юридически централизация ознаменовалась появлением в 1497 г. первого общерусского «Судебника», положившего начало оформлению личной крепостнической зависимости населения.

В ХVI—ХVII вв. государственная самодержавная власть усиливается. При Иване IV (Грозном) ликвидируются остатки феодальной децентрализации, ограничиваются судебные права феодалов. Создаются органы исполнительной власти — Приказы, постоянное стрелецкое войско, единая денежная система, вводится общегосударственный налог.

В 60—70-е гг. ХVI в. Иван Грозный предпринял попытку установить абсолютную личную деспотию путем массовых репрессий, опричного террора, насильственной централизации. Попытка установления нового политического режима не удалась, но повлияла на утверждение особо деспотического характера русского самодержавия.

Тенденция к централизации и абсолютизму развивается и в дальнейшем. При Петре I ликвидируется патриаршество и создается государственный орган — Синод, управляющий делами религии. Это знаменует окончательную победу верховной светской власти над церковью. В 1721 г. Петр вводит титул императора. Россия становится империей. Вместо сословно-представительного выборного органа при царе (Боярская Дума) создается Сенат, члены которого утверждаются и назначаются самодержцем.

Особая функция верховной власти в России — государственная регламентация общественной жизни — проявлялась в самых различных областях. Но, пожалуй, наиболее характерным показателем гипертрофированной роли государства было его вмешательство в естественно текущие социальные процессы.

Под непосредственным влиянием власти образовались на Руси сословия. Общество было разделено на слои с четким определением статуса и функций каждого. Судебное Уложение 1649 г. закрепило положение различных категорий населения и круг их повинностей.

Служившие в войске или управлении составляли служилое сословие. Прочие — землевладельцы, ремесленники, торговцы и другие работники физического труда сделались «тяглым» сословием. Служилые люди не являлись первоначально знатью, не имели сословных привилегий. Однако у них были существенные преимущества. Располагая фондом земель, государство, верховный собственник, предоставляло служилым людям участок земли (поместье) с крестьянами при условии несения ими военной или гражданской службы.

Верховная власть всеми мерами стремилась закрепить сложившуюся структуру. В ХVI и ХVII вв. принимаются законы, запрещающие крестьянам покидать свои участки, а купцам — менять место жительства. Священники не имели права слагать с себя сан, их сыновья должны были вступать на отцовское поприще. Под угрозой тяжких наказаний простолюдинам не разрешалось переходить в ряды служилого слоя. А сыновьям служилых людей следовало по достижении совершеннолетия регистрироваться в соответствующем ведомстве. Государство всячески стремилось сделать социальное положение наследственным. Социальная структура общества становилась все более неподвижной. Так складывалась всеобъемлющая система, прикрепляющая все население к государству.

Если власть повлияла на оформление дворянства, то сословие государственных крестьян вообще было организовано как некое учреждение. Просто-напросто в одно юридическое и податное сословие были записаны различные категории не крепостного населения. В категорию «тяглых» попала часть вчерашних служилых людей. Это навсегда закрывало им дорогу в дворянство, хотя некоторые из них имели своих крепостных и владели землей.

Точно так же, путем введения штатов и записи в них, был создан слой церковнослужителей. Часть церковников тоже не попала в штат и была отнесена к сословию «тяглых».

Социальная структура города определялась административным путем. Все население было поделено на гильдии и цеха.

Вмешательство самодержавной власти деформировало и развитие слоя русской буржуазии. Владельцы мануфактур вынуждены были тратить деньги на прикупки земли с крестьянами, а не на развитие производства. Разбогатевшие промышленники стремились получить дворянское звание и влиться в привилегированное дворянское сословие.

Своим вмешательством в сферу торговых отношений государство мешало развитию купеческого торгового слоя. Купцов насильственно вовлекали в разного рода казенные «службы», принуждали организовывать специальные торговые компании. Административным путем определялось, в каких местах и какими товарами можно торговать, а где это категорически запрещено.

Верховная власть мощно вторгалась и в сферу межнациональных отношений. Русский абсолютизм обеспечивал существование, «скреплял» уникальное в истории державное образование, объединение в рамках «единой и неделимой» империи десятков народов.

В ХХ в., на новом витке исторического развития, были воспроизведены многие характерные особенности российской государственности, порой вседеспотический характер власти и мощное вмешательство ее в самые разные сферы жизнедеятельности общества.

Оценивая характер государства в ХХ в., нельзя не отметить, что оно не в меньшей степени, чем раньше отличалось мощной военно-бюрократической и репрессивной машиной. С 1930 по 1953 гг. по обвинению в контрреволюционных государственных преступлениях приговоры были вынесены около 4 млн человек [5, с. 22].

Таким образом, и в ХХ в., в новых условиях «верхняя власть» выбрала наиболее жесткий вариант развития. И это связано не только с конкретной обстановкой противоборства различных сил в стране и в мире. Это было обусловлено многовековыми российскими традициями государственности.

Гипертрофированная роль государства питалась особенностями русского, российского менталитета.

Много столетий население жило общиной. Здесь веками вырабатывались свои нормы поведения, свои идеалы. Историческая судьба России постепенно укрепляла в сознании народа ценность общины («мира»). Ведь именно община могла защитить человека. В ней он видел воплощение мечты о справедливости, равенстве. Многовековая история выдвинула интересы общины на первый план, поставила их над интересами конкретной личности. Идея служения общему благу, «миру», ради которого человек должен жертвовать своим личным, была важнейшей частью менталитета россиянина.

Вот почему идея служения общему государственному началу играла такую значительную роль в духовном строе народа.

Выдающийся ученый Николай Бердяев писал о роли государственного начала в жизни русского народа следующее: «Россия — самая могущественная и бюрократическая страна в мире; все в России превращается в орудие политики. Силы народа, о котором не без основания думают, что он устремлен к внутренней духовной жизни, отдаются колоссу государственности, превращающему все в свое орудие. Интересы создания, поддерживания и охранения огромного государства занимают совершенно исключительное и подавляющее место в русской истории. Почти не осталось сил у русского народа для свободной, творческой жизни, вся кровь шла на закрепление и защиту государства. Классы и сословия слабо были развиты и не играли той роли, какую играли в истории западных стран. Личность была придавлена огромными размерами государства, представляющего непосильные требования. Русская государственность превратилась в самодавлеющее отвлеченное начало; она живет своей собственной жизнью, по своему закону, не хочет быть подчиненной функцией народной жизни…

Великие жертвы понес русский народ для создания русского государства, много крови пролил, но сам остался безвластным в своем необъятном государстве» [6, с. 6, 7].

Другой важной особенностью российского государства, его роли в истории российской цивилизации явилась перманентность реформирования структур власти и общества в целом.

Российская история во многом представляет собой историю социального реформизма. Несмотря на многочисленные войны, бунты, заговоры и революции, реальные изменения в экономическом и политическом строе России на протяжении последних столетий происходили, как правило, в результате реформ, проводимых верховной властью — иногда по собственной инициативе, иногда под давлением обстоятельств.

Глубокая модернизация и европеизация России была проведена Петром Великим. С именем крупного государственного деятеля, близкого советника императора Александра I, М.М. Сперанского связан реформаторский процесс первой половины ХIХ в., исключительные по своему значению аграрная, судебная, городская, земская и другие реформы 60—70-х гг. ХIХ в. Мы говорим об этом периоде, как об «эпохе великих реформ». Процесс модернизации российского общества в начале ХХ в. был начат по инициативе такой значительной политической фигуры российского реформаторства, как Петр Столыпин. В истории советского общества также были и глубокая модернизация общественного уклада в конце 20-х — в 30-е гг., и хрущевский реформизм, наконец, попытки обновления общества во второй половине 80-х — 90-е гг. Административная реформа остается ключевой и в наши дни — 2010—2020-е гг.

История российского реформизма вызвала к жизни разные типы реформ, с неодинаковой степенью государственного принуждения, с разной степенью привлечения общественных сил к разработке и осуществлению преобразований.

На протяжении столетий российское реформаторство в своей основе опиралось исключительно на идею государственности. Реформы очень часто приобретали характер авторского вмешательства государства в общественные отношения. Народ выступал лишь в качестве объекта реформ.

Не только Петр с его идеей насильственного прогресса, но и другие реформаторы и государственные деятели исходили из принципа разработки и осуществления реформ исключительно «сверху».

Особенностью российских преобразований была их конфликтность. Реформы очень часто осуществлялись жесткими насильственными методами, имели «вкус слез и цвет крови».

Причины этого крылись и в ускоренных темпах нововведений, и в недостаточном учете социальных интересов. Российские реформаторы, как правило, во многом не принимали в расчет позицию тех групп населения, которые придерживались традиционных норм жизни.

Реформы Петра шли среди глухой и упорной внутренней борьбы: четыре мятежа и несколько заговоров. Их участники выступили против нововведений. Петр жестоко расправлялся с носителями старины, стрельцами, церковниками-староверами и даже с наследником престола, не пожелавшим идти по стопам отца. А так как старое боярство, духовенство, стрельцы выставляли признаком своей оппозиции некоторые наружные особенности — бороду, длиннополое платье, то Петр горячо ополчился даже против этих мелочей.

В конце ХVII в., вернувшись в Москву из-за границы, Петр сразу же принялся стричь бороды и резать длинные полы однорядок и фрезей у своих приближенных, ввел парики. Трудно вообразить, какой законодательный и полицейский шум и гам подняли из-за этой перелицовки и перекостюмировки русских людей на иноземный лад. Духовенство и крестьян не трогали: они сохранили сословную привилегию оставаться православными и старомодными. Бородачей и носителей «нелегального» платья штрафовали. Дворян, являвшихся на государев смотр с не выбритой бородой и усами, нещадно били батогами.

Сложившаяся вокруг петровской реформы атмосфера недоброжелательства достаточно ярко была отражена в поэме Сергея Есенина «Песнь о великом походе»:

Ой, во городе

Да во Ипатьеве

При Петре было

При императоре.         

Говорил слова

Непутевый дьяк:

«Уж и как у нас, ребята,

Стал быть, царь — дурак.

Царь дурак-батрак

Сопли жмет в кулак.

Строит Питер-град

На немецкий лад.        

Видно, делать ему

Больше нечего.

Принялся он Русь

Онемечивать.

Бреет он князьям

Брады, усие,

Как не плакаться

Тут над Русию?

Не тужить тут как

Над судьбиною?

Непослушных он

Бьет дубиною.

 

Игнорирование наследием к историческому опыту собственного народа было характерным и для других российских реформ. Часто российское реформирование несло в большей степени заряд разрушительный, чем созидательный.

Следствием этого было накопление в процессе реформ потенциала их отрицания, состояние внутренней напряженности, конфликтности общества. Реформизм в России очень часто базировался на некритическом восприятии, а порой и прямом заимствованием идей, взглядов.

Характерной особенностью многих реформ в России было также то, что государство, как инициатор реформ, не могло опираться на старую бюрократию, поэтому модернизация аппарата управления, т.е. административные реформы, являлись часто главной составной частью преобразований.

Постоянные видоизменения госучреждений неизбежно расширяли слой бюрократии. Она гибко откликалась на изменения, трансформировалась, переливалась из одной структуры в другую, но выживала и укреплялась. Численность бюрократии в России быстро росла. Только за первую половину ХIХ в. число государственных чиновников увеличилось более чем в четыре раза [1, с. 425].

Особая роль государства в процессе российских реформ «сверху» превращала бюрократию в единственного их разработчика и руководителя. Ее значение в судьбах реформ в нашей стране огромно. С одной стороны, бюрократия разрабатывала и осуществляла нововведения, с другой — она могла выступить и их противницей, если преобразования грозили сложившейся традиционной иерархии. От позиции правящей элиты, от результатов борьбы разных групп и кланов бюрократии зависела окончательная судьба реформ в России. Не учитывая этого, нельзя понять и такое российское явление, как диалектику реформ и контрреформ.

Постоянная череда реформ и контрреформ, новаций и попятного движения — характерная особенность российского реформационного и цивилизационного процесса. Наконец, нельзя не отметить, что русские реформаторы часто игнорировали права при проведении реформ и чрезвычайно редко имели грамотный социальный и политический анализ для их осуществления, четкое и ясное представление о том, при помощи каких социальных и политических сил могут быть введены новации.

Отмеченные характерные особенности роли государства в истории российской цивилизации объективно предопределили такую черту российского исторического процесса как противоречивость, конфликтность развития отечественной истории, предрасположенность российского общества к крайностям.

Пограничное положение между Европой и Азией наложило отпечаток на общественное развитие, способствовало противоречивому сочетанию европейских и восточных черт. В России как бы сходилась цивилизация лесов (охотники, рыболовы, пахари, на расчищенных от лесов пространствах) с цивилизацией степняков — кочевников, волнами накатывавших на оседлое население. И та, и другая влияли на формирование российского общества и государства, складывавшегося на громадных просторах двух частей света, лишенных резких географических рубежей. Это обстоятельство наложило отпечаток на весь ход истории страны. Россия развивалась во взаимодействии и в борьбе то с Европой, то с Азией. И восточные и западные элементы присутствуют в русской жизни, в русской истории.

Известно, что общественно-политическая мысль России постоянно обращалась к этому противоречивому явлению исторической действительности. В концепциях западников и славянофилов отразилось преувеличение одной из сторон, составляющих сложный цивилизационный облик России. Западники считали, что русский путь — это западноевропейский путь. Самобытные элементы российской жизни они относили к проявлениям отсталости от прогрессивного запада. Славянофилы же, наоборот, развивали идею о принципиальном отличии российского развития от западноевропейского, всячески выдвигали вперед исключительную самобытность общинной, патриархальной, православной Руси.

Двойственную, противоречивую природу русской жизни подчеркивал и Н. Бердяев. В своем труде «Судьба России» он развивал мысль о том, что в русском народе одновременно уживается и восточная приверженность государственному началу, и западный идеал свободы.

В истории России эта двойственность выразилась, — считал он, — в постоянном чередовании разрушительных бунтов вольницы с периодами усиления власти, сдерживающей эту вольницу железной рукой.

Прирастая все новыми и новыми территориями Империя становилась полиэтническим обществом, конгломератом множества народов. Это был сплав индо-европейской, урало-алтайской, монгольской, тюркской и других этнических линий.

Причем старые земли не были метрополиями, а новые земли нельзя было назвать колониями. Особенностью России было то, что старые и новые земли представляли собой как бы общее жизненное пространство, с единой экономической и политической жизнью, единым административным делением, делопроизводством, судом, законодательством. Но внутри этого единого социума постоянно переплетались и влияли друг на друга совершенно различные типы обществ, различные социокультурные образования. Наряду с буржуазными отношениями, развитыми в западных и юго-западных регионах, сохранялись патриархальные и родовые отношения.

Россия оказалась своеобразным гигантским цивилизованным котлом, в котором до конца, в гармоничное единство не смогло перевариться все противоречивое многообразие разных этносов. Возрастная, историческая «равновременность» существования друг с другом народов и социально-экономических укладов приводила к социокультурным расколам общества, порождала особую болезненность и кризисность общественного развития[8, с. 55, 58].

Переплетение российских полярностей могло существовать только при наличии сильной, жесткой государственной машины, скрепляющей неорганичное единство. При ослаблении же государственного механизма российское общество всегда «ломалось». Так было в ХVIII в., в годы «смуты», в период гражданской войны, когда от Российской империи откололась территория, насчитывающая свыше 800 тыс. кв. км с населением более 30 млн человек. Те же процессы распада союза народов происходили в конце 90-х гг. ХХ в, эта же тенденция продолжает иметь место и в наши дни.

Одной из концепций, объясняющих особую кризисность, противоречивость российской истории, является концепция, согласно которой Россия характеризуется не иначе, как «догоняющей» страной. Ее развитие ХVIII—ХХ вв. характеризуется как тип «запоздавшего» исторического развития [1, с. 428].

Основные идеи сторонников этой концепции сводятся к следующему.

В течение нескольких веков, в силу ряда исторических причин страна находилась в «режиме» постоянно «догоняющей» и спешно модернизируемой. Ситуация быстрой модернизации неизбежно порождала конфликтность и противоречия. Общество не успевало выйти из одного этапа развития, разрешить специфические для него противоречия, как перед ним уже вставали проблемы, присущие следующей эпохе.

Картина стадиального развития России всегда была «смазанной». Современность осложнялась неопределенными остатками прошлого. Отсюда ярко выраженная многоукладность общества. Корни многих российских конфликтов лежат в противоречивом сосуществовании явлений, принадлежащих разным эпохам.

«Догоняющий» тип развития предопределил специфику российского формационного развития. Для России был характерен особый тип феодализма и особый тип обуржуазивания страны.

В России отсутствовал долгий инкубационный период развития машинного производства и длительный период формирования механизма капиталистического обмена. Промышленный переворот обеспечивался в значительной степени за счет ввоза иностранной техники. Техническое обновление производства не сопровождалось при этом столь же быстрыми сдвигами в социальных отношениях.

Серьезным было и политическое отставание буржуазного развития: сохранялась абсолютистская монархия, отсутствовала конституция, политические права и свободы, полноценные представительные органы власти, развитая сильная система политических партий и т.д.

Таким образом, основные компоненты целостной капиталистической формации в России не сложились. Происходила «прививка» крупной капиталистической промышленности в такое общественное устройство, которое принадлежало к иному формационному уровню. На базе этого завязывались новые узлы противоречий, повышалась конфликтность общественного развития. К тому же история России была переполнена переходными, переломными периодами. Народ жил в обстановке чрезвычайщины и гражданской войны.

Многие корни российской конфликтности кроются в особенностях российской власти с ее абсолютистской природой, монополизмом и мощным вмешательством в жизнь общества. Можно сказать, что в России всегда доминировал мифологический, а не критический тип мышления. Из поколения в поколение передавалось упрощенное представление о путях достижения целей социального прогресса и вера, что борьба, уничтожение врага, насильственное и механическое разрушение старых форм жизни сами собой обеспечат реализацию общественного идеала.

Все это в конечном итоге дает основание утверждать, что важнейшими доминантами российского цивилизационного развития были и остаются особая роль государства и конфликтность российского исторического развития.

Опыт мировой цивилизации свидетельствует, что государство и общество вынуждены осуществлять преобразования, модернизации, реформы, чтобы соответствовать новым требованиям.

Исторический опыт осуществления государственно-правовых реформ в России убедительно показывает, что если реформы не проводятся, затягиваются или осуществляются половинчато, не решая основных проблем, которые только накапливаются, то это может стать причиной революционных преобразований. Но революция в отличие от реформ предусматривает коренную ломку государственного строя. В связи с тем, что революции сопровождаются большими человеческими жертвами и страданиями народа (на примере революций в России это хорошо видно), то для общественного прогресса своевременная реформа все-таки предпочтительнее.

Реформы, в отличии от революции, не разрушают старое, а, опираясь на лучшее, сохраняя все ценное, определенную преемственность, созидают новое, отвечающее требованиям времени. Государственно-правовые реформы только тогда можно считать успешными, когда они решают проблемы, стоящие перед обществом, способствуют социально-экономическому развитию страны, повышают качество жизни ее граждан. Кроме того, реформы должны проводиться с учетом объективных предпосылок, потребностей общества. Многие реформы, навязанные сверху, не воспринятые народом, обречены на неудачу. Если говорить о России, то вся история ее реформ свидетельствует о том, что государственно-правовые изменения зачастую осуществляются с опозданием. А события начала 90-х гг. XX в., из-за несвоевременного проведения реформ с целью решения накопившихся социально-экономических проблем, обернулись для нашего народа «шоковой терапией».

На основании исторического опыта России, можно с уверенностью сказать, что многое из того, что происходит в ходе осуществления государственно-правовых реформ в наши дни, напоминает события далекого и не очень далекого исторического прошлого.

Одна из главных причин безуспешности российских реформ состоит в том, что вместо сознательного, целенаправленного преобразования общества, модернизации государства и общественных институтов в России проводились перманентные слияния-разделения министерств и ведомств, других органов государственной власти и управления.

Исторический опыт показывает, что государственно-правовые реформы проходили в России не всегда успешно еще и потому, что очень часто следом за ними происходили контрреформы, когда новый глава Российского государства безжалостно уничтожал то, что сделано его предшественником. Этому явлению реформ-контрреформ можно дать такое меткое определение, как «русские качели». По пути движения качелей — то вверх, то вниз — проходили многие государственно-правовые преобразования в истории нашей страны.

Государственно-правовое развитие России проделало долгий и тернистый путь. Однако более чем тысячелетний путь улучшения государства и права в нашей стране не закончен. И государство, и право России еще далеки от совершенства, от того состояния, когда Российская Федерация сможет называться правовым государством.

Авторы выражают надежду, что современные реформы, проводимые В.В. Путиным, будут доведены до логического конца, и Россия займет достойное место в ряду правовых, демократических государств Европы.

Россия не ученица и не спутница, даже не соперница Европы: она — ее преемница. Россия, фактически, только начинает жить. Это означает, что «наша историческая молодость обязывает нас не к подражанию, не к заимствованию плодов чужих культурных усилий, писал В.О.Ключевский, а к самостоятельной работе над принципами собственной исторической жизни, сокрытыми в глубине нашего народного духа…» [9, с. 388]. Эти замечательные, оптимистические слова историка, написанные в конце XIX в. , не потеряли своей актуальности и в наши дни.

Государственно-правовые изменения, произошедшие в нашей стране за последние два десятилетия, круто и необратимо изменили облик государства, его социально-политический и экономический строй. Продолжается новый этап Российского государства и права, новый этап страны с 1150-летним прошлым.

История России, Российской империи, с древних времен, читать | мы знаем всё

Древнейшие следы обитания человека на территории России обнаружены в Сибири, на Северном Кавказе и в Прикубанье и относятся к периоду примерно 3—2 млн лет до нашей эры. В VI—V веках до н. э. на черноморском побережье возникают греческие колонии, впоследствии превратившиеся в Скифское и Боспорское царства.

Славяне и их соседи

К V веку н.э. славянские племена занимают земли на берегах Балтийского моря, по Днепру и по Дунаю, и в верховьях Оки и Волги. Помимо охоты славяне занимаются земледелием, постепенно развивается торговля. Главными торговыми путями являются реки. К IX веку образовалось несколько славянских княжеств, главными из них были Киев и Новгород.

Русское государство

В 882 году новгородский князь Олег захватывает Киев, и, объединив славянский север и юг, создаёт Древнерусское государство. С Киевской Русью считаются и в Византии, и в соседних западных государствах. При преемнике Олега Игоре, сыне Рюрика, заключается договор с Византией о защите её границ от кочевников. В 988 году при князе Владимире происходит Крещение языческой Руси. Принятие православия укрепляет связи с Византией, вместе с новой верой среди славян распространяется греческая культура, науки и искусство. На Руси используют новую славянскую азбуку, пишутся летописи. При князе Ярославе Мудром составляется первый свод законов Киевского государства — «Русская Правда». С 30-х гг XII вв начинается дробление объединённого государства на ряд самостоятельных княжеств.

Иго

С начала XIII в огромная армия Чингиз-хана Темучина опустошает Азию и Закавказье. Покорив и обложив данью народы Кавказа, монгольская армия впервые появляется и в русской истории, разгромив в 1223 году соединённые силы славянских князей и половцев на реке Калке. Через 13 лет внук Чингис-хана Батый приходит на Русь с востока и поодиночке разбивает войска русских князей, в 1240 году берёт Киев, идёт на Западную Европу и, вернувшись, основывает на низовьях Волги своё государство — Золотую Орду, а русские земли облагает данью. Отныне князья получают власть над своими землями только с санкции ханов Золотой Орды. Этот период вошёл в российскую историю как монголо-татарское иго.

Великое княжество Московское

С начала XIV века во многом стараниями Ивана Калиты и его наследников постепенно формируется новый центр русских княжеств – Москва. К концу XIV века Москва окрепла настолько, чтобы открыто выступить против Орды. В 1380 г. князь Димитрий разбивает войско хана Мамая на Куликовом поле. При Иване III Москва перестаёт платить дань Орде: хан Ахмат в ходе «стояния на реке Угре» в 1480 году, не решается на битву и отступает. Монголо-татарское иго завершается.

Время Ивана Грозного

При Иване IV Грозном, (официально первый русский царь с 1547 г.), активно ведётся собирание земель, потерянных в результате татаро-монгольского ига и польско-литовской экспансии, проводится также политика дальнейшего расширения государственных границ. В состав Русского государства включены Казанское, Астраханское и Сибирское ханства. В конце XVI — середине XVII веков, с сильным опозданием по сравнению со странами Центральной Европы, оформляется крепостное право.
В 1571 году Москва была сожжена войском крымского хана Девлет-Гирея. В следующем 1572 году 120-тысячное крымско-турецкое войско, шедшее на Русь, было уничтожено, что фактически поставило точку в многовековой борьбе Руси со степью.

Смутное время и первые Романовы

Со смертью в 1598 г. сына Ивана Грозного Федора династия Рюриковичей прерывается. Начинается Смутное время, время борьбы за престол и польско-шведской интервенции. Завершается Смута созывом всенародного ополчения, изгнанием поляков и избранием на царство Михаила Фёдоровича, первого представителя династии Романовых (21 февраля 1613 года). В его царствование русские экспедиции начинают освоение Восточной Сибири, Россия выходит к Тихому океану. В 1654 году в состав Российского государства на правах автономии входит Украина. При Алексее Михайловиче усиливается влияние Запада.

Российская империя

Царь Пётр I радикально реформирует Русское государство, установив абсолютную монархию во главе с императором, которому подчиняется даже церковь. Боярство превращается в дворянство. Модернизируется армия и система образования, многое устраивается по западному образцу. В результате Северной войны России возвращены русские земли, захваченные Швецией в конце XVI века. В устье Невы основан город-порт Санкт-Петербург, куда в 1712 году переносится столица России. При Петре выходит первая в России газета «Ведомости» и вводится с 1 января 1700 года новый календарь, где новый год начинается с января (до этого год новый год отсчитывался с 1 сентября).

После Петра I начинается Эпоха дворцовых переворотов, время дворянских заговоров и частых свержений неугодных императоров. Дольше других царствуют Анна Ивановна и Елизавета Петровна. При Елизавете Петровне был основан Московский университет. При императрице Екатерине Великой начинается освоение Америки, Россия отвоёвывает у Турции выход к Чёрному морю.

Наполеоновские войны

В 1805 году Александр I вступает в войну с Наполеоном I, объявившим себя императором Франции. Наполеон одерживает победу, одно из условий мирного соглашения – прекращение торговли с Англией, на что Александру I приходится согласиться. В 1809 Россия захватывает принадлежавшую шведам Финляндию, которая входит в состав Российской империи. Спустя несколько лет Россия возобновляет торговлю с Англией, и летом 1812 года Наполеон с армией более чем в 500 тысяч человек вторгается в Россию. Уступающая в числе более чем в два раза русская армия отступает к Москве. На борьбу с захватчиками поднимается народ, возникают многочисленные партизанские отряды, война 1812 г. получает название Отечественной.
В конце августа под Москвой у села Бородино произошло крупнейшее сражение войны. Потери с обеих сторон были огромны, но численный перевес оставался на стороне французов. Глава русской армии фельдмаршал Михаил Кутузов решает сдать Москву Наполеону без боя и отступить, чтобы сохранить армию. Москва, занятая французами, почти полностью уничтожена пожарами. При отступлении к границам России армия Наполеона постепенно тает, русские преследует отступающих французов, и в 1814 году русская армия входит в Париж.

Возникновение гражданского общества

В XIX веке под влиянием либеральных идей Запада возникает устойчивая разночинная группа образованных людей, сама создающая либеральные и демократические ценности, впоследствии названная интеллигенцией. Наиболее известными её представителями были Белинский, Чернышевский, Добролюбов.
После окончания войны проникшие в Россию революционные идеи выливаются в 1825 году в неудавшееся Восстание декабристов. Опасаясь новых восстаний, государство ужесточает контроль над политической, экономической и культурной жизнью страны.
В ходе длительных войн с горцами в первой половине XIX столетия Россия присоединяет Кавказ, и – частично мирным, частично военным путём – территории Средней Азии (Бухарское и Хивинского ханства, Казахские жузы).

2-я половина XIX века

В 1861 году при императоре Александре II в России было отменено крепостное право. Был также проведён ряд либеральных реформ, ускоривший модернизацию страны.

Конец XIX — начало XX века

В конце 19 – начале 20 в. Россия активно осваивает Дальний Восток, что вызывает беспокойство Японии, правительство Российской империи считает, что «маленькая победоносная война» на фоне роста революционных настроений позволит улучшить внутреннюю ситуацию. Япония, однако, упреждающим ударом разгромила часть русских кораблей, отсутствие современного технического оснащения российской армии и некомпетентность высшего офицерского состава довершает поражение России в войне. Положение России на международной арене оказывается крайне сложным.
В 1914 году Россия вступает в Первую мировую войну. Февральская революция 1917 года положила конец монархии: царь Николай II отрекается от престола, власть переходит к Временному правительству. В сентябре 1917 года Российская империя преобразуется в Российскую республику.

Советское государство

Однако и после революции восстановить порядок в стране не удаётся, воспользовавшись политическим хаосом, власть захватывает большевистская партия под руководством Владимира Ленина, в союзе с левыми эсерами и анархистами. После Октябрьской революции 25 октября (7 ноября) 1917 года в стране провозглашена Российская Советская Республика. Советская республика начинает ликвидацию частной собственности и её национализацию. В стремлении установить контроль большевики не чуждаются крайних мер, подвергая репрессиям религию, казачество и другие формы организации общества.
Заключённый с Германией мир стоил Советскому государству Украины, Прибалтики, Польши, части Белоруссии и 90 тонн золота, и послужил одной из причин гражданской войны. В марте 1918 г Советское правительство переезжает из Петрограда в Москву, опасаясь захвата города немцами. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге расстреляна царская семья, тела сброшены в шахту обвалившегося рудника.

Гражданская война

В течение 1918—1922 годов сторонники большевиков ведут боевые действия против их противников. В ходе войны из состава России выходит Польша, прибалтийские республики (Литва, Латвия, Эстония) и Финляндия.

СССР, 1920—1930-е годы

30 декабря 1922 года образуется Союз Советских Социалистических Республик (Россия, Украина, Белоруссия, Закавказская Федерация). В 1921—1929 годах проводится Новая экономическая политика (НЭП). Победителем во внутриполитической борьбе, разгоревшейся после смерти Ленина в 1924 г., становится Иосиф Сталин (Джугашвили). В 1930-х годах Сталиным проводится «чистка» партийного аппарата. Создаётся система исправительно-трудовых лагерей (ГУЛаг). В 1939—1940 годах к СССР присоединены Западная Белоруссия, Западная Украина, Молдавия, Западная Карелия, Прибалтика.

Великая Отечественная война

22 июня 1941 года внезапным нападением нацистской Германии началась Великая Отечественная война. За сравнительно короткое время немецкие войска смогли продвинуться далеко вглубь советского государства, но так и не смогли овладеть Москвой и Ленинградом, в результате чего война, вместо запланированного Гитлером блицкрига, превратилась в затяжную. Битвы под Сталинградом и Курском переломили ход войны, и советские войска перешли в стратегическое наступление. Война завершилась взятием Берлина в мае 1945 года и капитуляцией Германии. Количество погибших в ходе военных действий и в результате оккупации в СССР достигает по подсчётам историков 26 млн человек.

Советско-японская война

В результате войны с Японией в 1945 году в состав России вошли Южный Сахалин и Курильские острова.

Холодная война и застой

В результате войны страны Восточной Европы (Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, Чехословакия, ГДР) попали в советскую зону влияния. Отношения с Западом резко обостряются. Начинается так называемая холодная война – противостояние между Западом и странами соцлагеря, достигшее пика в 1962 году, когда между СССР и США чуть было не разразилась ядерная война (Карибский кризис). Потом накал конфликта постепенно идёт на спад, в отношениях с Западом наметился определённый прогресс, в частности, подписывается договор об экономическом сотрудничестве с Францией.
В 70-е годы ослабляется конфронтация СССР и США. Заключаются договоры об ограничении стратегических ядерных вооружений (ОСВ-1 и ОСВ-2). Вторую половину 70-х гг называют «эпохой застоя», когда, при относительной стабильности, СССР постепенно отстаёт от передовых стран Запада в технологическом плане. 

Перестройка и распад СССР

С приходом к власти Михаила Горбачёва в 1985 году в СССР объявляется политика перестройки, с целью решить проблемы в социальной сфере и общественном производстве, а также избегнуть надвигающегося экономического кризиса, вызванного гонкой вооружений. Однако эта политика приводит к усугублению кризиса, распаду СССР и переходу к капитализму. В 1991 году создаётся Содружество Независимых Государств (СНГ), куда входят РСФСР, Украина и Белоруссия.

Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве (аспирантура)

Руководитель программы — Романовская Вера Борисовна,

  • д.ю.н., профессор,
  • зав. кафедрой теории и истории государства и права юридического факультета ННГУ им. Н.И. Лобачевского.

Аспирантура по теории и истории государства и права имеет целью подготовить научных работников по направленности (научной специальности) «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве» в соответствии с номенклатурой специальностей, отвечающих динамично изменяющимся требованиям и условиям на современном рынке труда, в основных областях профессиональной деятельности в сфере юриспруденции, а также необходимыми навыками и умениями научно-исследовательской работы.

Конкретные цели образовательной программы  выражены в системе компетенций, к формированию которых призвана ее реализация, и состоят в следующем:

  • основанная на научных исследованиях подготовка выпускников, обладающих способностью к критическому анализу и оценке современных научных достижений в области теории и истории права и государства, истории учений о праве и государстве;
  • генерированию новых идей при решении исследовательских и практических задач, в том числе в междисциплинарных областях, способных внести эффективный вклад в развитие российской юридической науки и практики;
  • подготовка выпускников к научно-исследовательской деятельности в области теории и истории права и государства, истории учений о праве и государстве, способных самостоятельно и в составе научных коллективов проектировать и осуществлять фундаментальные и прикладные комплексные исследования, в том числе междисциплинарные, для эффективного решения социальных и экономических проблем современного общества, развития общеуниверситетской культуры трансфера знаний;
  • подготовка выпускников, обладающих необходимыми компетенциями для преподавания в высшей школе теории и истории права и государства, истории учений о праве и государстве на уровне современных требований методики и дидактики.

В настоящий момент по направленности обучаются 27 аспирантов дневного и заочного отделения, поступивших с 2015 года, из них 7 на бюджетных местах.

Подробнее

Кафедра теории, истории государства и права и философии

Преподаватели кафедры ведут занятия на юридическом факультете, факультете магистратуры, факультете дополнительного образования, факультете подготовки научно-педагогических кадров высшей квалификации (аспирантура, докторантура).

Кафедра решает следующие задачи: обеспечение образовательного процесса по закрепленным за кафедрой дисциплинам согласно учебным планам; внедрение в образовательный процесс современных педагогических технологий в соответствии с профилем кафедры; участие в воспитательной работе студентов, магистрантов и аспирантов; организация и проведение методической и научной работы, соответствующей профилю кафедры; подготовка научно-педагогических кадров и повышение их квалификации в области теории, истории государства и права и философии.

Руководство и контактная информация

  • заведующий кафедрой: Василий Николаевич Бабенко

доктор исторических наук, профессор

  • методист кафедры: Дарья Олеговна Косырева;
  • адрес кафедры:ул. Молодогвардейская, д. 46, к. 2, каб. 315;
    — телефоны: +7 (499) 963-01-01, доб. 2060;
    — e-mail: [email protected]

Проведение онлайн консультаций с заведующим кафедрой: по понедельникам с 16:00 до 17:00 (ссылка размещена на платформе Moodle https://m.rpa-mu.ru и на официальном сайте в разделе «График текущих консультаций»)

На кафедре преподаются следующие дисциплины:

Студенческие научные кружки

  • «Теория государства и права», ведущий преподаватель – к.ю.н., доцент Михаил Борисович Аверин.
    • — заседания кружка проходят ежемесячно;
    • — обсуждаемые вопросы: «Актуальные проблемы современного российского государства и права».

Материалы

  • — Вопросы для подготовки к государственному экзамену вы можете посмотреть здесь;
  • — Информацию о консультациях преподавателей вы можете посмотреть здесь;
  • — Возможные темы дипломных работ вы можете посмотреть здесь.

День рождения страны: какие константы есть у русской истории

Принося присягу, Борис Ельцин нарисовал такой образ страны: «Великая Россия поднимается с колен! Мы обязательно превратим ее в процветающее, демократическое, миролюбивое, правовое и суверенное государство». Следует признать, что этот образ России так и не стал реальностью, уже хотя бы потому, что понятие «величие» значительная часть элиты и населения по-прежнему связывала с Российской империей и сталинским СССР, а это не сулило ни процветания, ни демократии, ни миролюбия. По мере того как окрепло распавшееся было государство, Россия снова заявила о своем суверенитете, на этот раз не от коммунистической империи, как было в 1990 году, а от мирового консенсуса. Это произошло 10 февраля 2007 года, когда Путин произнес свою памятную речь на Мюнхенской конференции.

Древний страх земледельческого народа за свою безопасность, воспитанный столетиями соседства с кровожадной степью, никуда не ушел и снова толкнул нас к логике империи с ее Realpolitik. Но сейчас не XV век. В итоге XX века все империи проиграли, как бы ни пытались себя пересобрать вокруг новых идей вроде нацизма или коммунизма.

Богатая, разумно устроенная Россия, без сомнения, стала бы магнитом для территорий бывшего СССР, да и для многих стран, входивших в орбиту его влияния

Только США стали империей нового типа, которая прирастает не территориями, а союзниками на основе экономической выгоды и ценностной близости. Китай, который при желании мог бы пойти путем Realpolitik, предпочел подражать скорее США. Его проект Шелкового пути уже назвали новым изданием плана Маршалла. И у России альтернатива, разумеется, была. Если бы целью новой страны стали нормальные дороги, красивые города, отсутствие детских приютов, высококлассная медицина, рост доходов населения, то есть все то, чего русский человек был лишен на протяжении своей истории, страна могла бы получиться совсем другой.

Реклама на Forbes

Урбанистика, которая в последнее время так сильно меняет облик русских городов, — опыт обретения национальной идеи без бряцания оружием. Богатая, разумно устроенная Россия, без сомнения, стала бы магнитом для территорий бывшего СССР, да и для многих стран, входивших в орбиту его влияния. Но этот шанс пока остался нереализованным. То, что Путин встречал 9 Мая в обществе лишь президента Таджикистана, — красноречивый итог этого периода русской истории. Будем надеяться, что итог этот промежуточный. Масштаб, богатство природных ресурсов, культура, предприимчивое и образованное население — тоже константы русской истории. Не только древние страхи и фантомные боли.

Как проходили caмые массовые акции постсоветской и современной России. Фотогалерея

23 фото

История Государственного департамента США

История Соединенных Штатов
Департамент Штат

1789-1996

Выпущено Управлением историков, июль 1996 г.


 
Введение

В 1996 году Государственному департаменту исполнилось третье столетие как флагманскому агентству иностранных дел федерального правительства США. Департамент оказывал поддержку и экспертные услуги президентам и государственным секретарям, работал с Конгрессом, обслуживал и защищал граждан Соединенных Штатов по мере того, как нация становилась великой державой.На протяжении более 200 лет Государственный департамент проводил американскую дипломатию через войну и мир, среди конкурирующих течений изоляционизма и интернационализма, которые сформировали американскую внешнюю политику и ее приверженность свободе и демократии.

Государственный департамент развивающихся стран, 1789-1860

Конституция Соединенных Штатов, разработанная в Филадельфии летом 1787 года и ратифицированная штатами в следующем году, возлагала на президента ответственность за ведение международных отношений страны.Однако вскоре стало ясно, что исполнительная власть необходима для поддержки президента Вашингтона в ведении дел нового федерального правительства.

Палата представителей и Сенат одобрили закон о создании Министерства иностранных дел 21 июля 1789 года, а президент Вашингтон подписал его 27 июля, в результате чего Министерство иностранных дел стало первым федеральным агентством, созданным в соответствии с новой Конституцией. Этот закон остается основным законом Государственного департамента.В сентябре 1789 года дополнительный закон изменил название агентства на Государственный департамент и возложил на него множество домашних обязанностей.

Эти обязанности расширились и теперь включают управление Монетным двором, хранителя Большой печати Соединенных Штатов и проведение переписи населения. Президент Вашингтон подписал новый закон 15 сентября. Большинство этих внутренних обязанностей Государственного департамента в конечном итоге были переданы различным новым федеральным департаментам и агентствам, созданным в 19 веке.

Президент Вашингтон назначил Томаса Джефферсона в сентябре 1789 года первым государственным секретарем. В феврале 1790 года Джефферсон неохотно вернулся из Парижа, где служил американским посланником во Франции. Новый Государственный департамент под руководством секретаря Джефферсона ненадолго был создан в Нью-Йорке, пока столица не была перенесена в Филадельфию. При Джефферсоне и его непосредственных преемниках Департамент состоял из нескольких клерков и переводчика, работавшего неполный рабочий день. Государственный департамент и остальная часть нового правительства, наконец, переехали в свой постоянный дом в Вашингтоне, округ Колумбия.С. в начале 1800 г.

В течение первых 35 лет по Конституции 1789 г. Государственный департамент возглавляли крупнейшие руководители новой республики. Для Томаса Джефферсона, Джеймса Мэдисона, Джеймса Монро и Джона Куинси Адамса служба в качестве государственного секретаря оказалась ступенькой к избранию на пост президента. Никогда в истории Соединенных Штатов международные отношения не имели решающего значения для самого существования нации и благополучия ее граждан. В эти годы наполеоновских войн и их последствий новая республика, ее статс-секретари и их крошечный государственный департамент должны были завершить свою революционную борьбу, освободиться от запутанных союзов со старым миром и завершить большую часть расширение страны до Карибского моря, через Миссисипи и, с покупкой Луизианы, до Тихого океана.Государственный департамент, в котором к 1825 году работало более 20 сотрудников, также продолжал выполнять широкий спектр внутренних обязанностей, возложенных на него Конгрессом в 1789 году.

С 1825 года, когда Джон Куинси Адамс покинул Департамент, чтобы стать президентом, и до Гражданской войны Америка переживала значительный первоначальный рост своей промышленности и торговли и приток населения на запад через Великие равнины, западные горы и пустыни. Иностранные дела, хотя и были важны, в основном потеряли актуальность в годы основания.Государственный департамент сосредоточился на управлении постепенным расширением дипломатических отношений США и распространением американских кораблей и торговли во все уголки мира. Было несколько серьезных внешнеполитических проблем: переговоры с британцами о северной границе с Канадой и разрешение с помощью дипломатии, а иногда и войны, конфликтов с Мексикой из-за юго-западной границы. Конгресс постепенно снял с Государственного департамента его внутренние обязанности и передал их новым департаментам и агентствам, таким как Министерство внутренних дел и Бюро переписи населения.Государственные секретари продолжали быть выдающимися членами кабинета президента, но только дважды (Мартин Ван Бюрен и Джеймс Бьюкенен) бывшие государственные секретари становились президентом. Президенты от Эндрю Джексона до Джеймса Бьюкенена принимали несколько действительно важных решений страны в области внешней политики.

Государственный департамент мало изменился за эти годы. Джон Куинси Адамс был первым госсекретарем, который ввел некоторые основные организационные и управленческие методы, чтобы небольшое агентство могло справляться со своими медленно растущими обязанностями. В 1833 году госсекретарь Луи Маклейн провел первую общую реорганизацию Департамента, наиболее важным аспектом которой было создание бюро, включая дипломатическое, консульское и домашнее бюро. Количество сотрудников выросло с 8 в 1790 г. до 23 в 1830 г. и до 42 в 1860 г. (см. Таблицу персонала, 1781-1997 гг.)

Американская дипломатическая служба медленно расширялась в конце 18 и начале 19 веков, когда нация была категорически против обширных дипломатических контактов с европейскими странами.В 1790 году Соединенные Штаты посылали своих полномочных министров только в две страны — Францию ​​и Великобританию. К 1830 году их число выросло до 15; к 1860 г. — до 33. С другой стороны, консульская служба в это время неуклонно росла. Консулы, торговые агенты и консульские агенты защищали американские корабли и экипажи за границей и способствовали расширению американской торговли. Число американских консульских учреждений выросло с 10 в 1790 г. до 141 в 1831 г. и 253 в 1860 г. (см. Таблицу консульских и дипломатических постов, 1781–1997 гг. )

Департамент приходит Возраст, 1861-1895

При Уильяме Генри Сьюарде должность государственного секретаря стала беспрецедентно мощной и важной во время Гражданской войны.Секретарь Сьюард был главным советником президента Авраама Линкольна по широкому кругу неотложных внутренних вопросов военного времени, а также по жизненно важным дипломатическим усилиям, направленным на то, чтобы европейские державы не признали Конфедерацию или не оказали ей помощи. Успех Государственного департамента и американских дипломатических представителей за границей в первые годы Гражданской войны имел решающее значение для изоляции Юга до тех пор, пока армии и флот Союза не могли быть мобилизованы для победы в борьбе. Полномочия Государственного департамента возросли в размерах и активности, несмотря на то, что все федеральное правительство было централизовано, расширено и усилено во время Гражданской войны.

После Гражданской войны Государственный департамент получил более подходящую бюрократическую структуру для выполнения своей растущей ответственности по обслуживанию интересов быстро индустриализирующейся Америки, экономический рост которой начал опережать большинство европейских держав. В 1870 году секретарь Гамильтон Фиш изменил структуру бюро Департамента и издал ряд правил и положений, обновляющих его административную практику. Фиш также добился от Конгресса добавления третьего помощника государственного секретаря (у секретаря Сьюарда в министерстве был добавлен второй помощник секретаря в 1866 году).

Преемственность и опыт выполнения обязанностей Государственного департамента и руководства до, во время и после гражданской войны были обеспечены долгосрочным присутствием Уильяма Хантера. Хантер, проработавший в Департаменте более 40 лет, был главным клерком с 1852 по 1866 год, когда его повысили до недавно созданной должности второго помощника государственного секретаря. Он также исполнял обязанности секретаря, в то время как секретарь Сьюард выздоравливал после покушения на его жизнь в апреле 1865 года, совершенного заговорщиком Джона Уилкса Бута.Хантер занимал должность второго секретаря при семи государственных секретарях до своей смерти в 1886 году. Тем самым он подтвердил установление руководящей роли самого высокопоставленного члена постоянной бюрократии Департамента. Хантера сменил на посту второго помощника госсекретаря Алви А. Ади, который занимал этот пост до своей смерти в 1924 году. Долгая служба Уильяма Деррика, Уильяма Хантера и Алви Ади в качестве высокопоставленных профессиональных сотрудников Государственного департамента с 1841 по 1924 год оказали глубокое влияние на иностранные дела Америки, служа в свое время институциональной памятью и координируя работу Департамента.

В течение трех десятилетий после Гражданской войны Соединенные Штаты вернулись к в основном изоляционистской внешней политике и не столкнулись с реальными зарубежными кризисами. Под упорядоченным управлением незначительными дипломатическими вопросами Золотого века Америки быстро растущая американская экономика подталкивала нацию и ее Государственный департамент к важным изменениям в ведении иностранных дел. Американское присутствие и торговля за границей росли с поразительной скоростью. Между окончанием Гражданской войны и началом испано-американской войны 34 года спустя американский экспорт утроился, и Соединенные Штаты уступали только Великобритании в экспортной торговле. Консульская служба стала ведущим инструментом в поисках американских рынков сбыта за границей.

В 1860 г. за границей насчитывалось 480 консульств, коммерческих агентств и консульских учреждений, а к 1890 г. их число возросло до 760. Конгресс начал принимать меры, чтобы поставить американских дипломатических представителей на первое место в международной дипломатии и обеспечить, чтобы как консульские а дипломатические службы управлялись более эффективно и жестко. В 1893 году Конгресс наконец признал, что Соединенные Штаты достигли дипломатической зрелости, когда он санкционировал назначение представителей послов в Великобритании и других крупных державах.В 1895 году президент Гровер Кливленд издал правила, требующие заполнения вакансий на основе письменных экзаменов, включая языковые тесты. Были приняты и другие меры, касающиеся заработной платы и проверки консульских учреждений.

Появлялся корпус профессиональных американских дипломатов, отвечающих на новые вызовы внешней политики. Хотя система патронажа продолжала доминировать в процессе назначения президента, способные и опытные мужчины (но еще не женщины) оставались на службе, несмотря на смену администрации и партии.В годы, предшествовавшие Первой мировой войне, такие выдающиеся дипломаты, как Джордж Сьюард, Роберт Маклейн, Чарльз Денби и Уильям Рокхилл, обеспечивали выдающееся американское представительство на Дальнем Востоке; Генри Уайт сделал долгую и важную карьеру, заботясь об американских интересах в Великобритании; Анри Виньо провел почти 35 лет в посольстве в Париже; и Джордж Шайлер занимал различные должности в Восточной Европе.

Управление иностранными делами великой державы, 1900-1940 гг.

От испано-американской войны на рубеже веков до первых лет президентства Франклина Д.Рузвельта, Соединенные Штаты, хотя и неохотно, по мнению многих американцев, влились в ряды великих мировых держав. Участие и ответственность страны за границей резко расширились. Теодор Рузвельт положил начало имперской фазе американской дипломатии со строительством Панамского канала, отправкой американского флота по всему миру, русско-японским мирным соглашением в Портсмуте, штат Нью-Гэмпшир, и посредничеством в договоренностях великих держав по предотвращению война против европейского колониализма в Африке. Госсекретарь Джон Хэй провозгласил превращение Соединенных Штатов в тихоокеанскую державу своей политикой в ​​Китае. Государственный департамент, а также дипломатические и консульские службы расширились и модернизировались в ответ на расширяющиеся интересы за границей американских коммерческих и культурных интересов в 20-м веке. Однако осторожность и традиционный консерватизм, отражающие двойственность граждан в целом, продолжали доминировать в Государственном департаменте.

За это время Государственный департамент вырос с 91 сотрудника в Вашингтоне, округ Колумбия.C., и бюджетом 141 000 долларов в 1900 г., до 708 сотрудников и бюджетом 1 400 000 долларов в 1920 г., до 1 128 сотрудников и бюджетом 2 800 000 долларов в 1940 г. новые политико-географические подразделения для выполнения основной основной работы Департамента, значительно расширили роль солиситора Департамента и возложили растущие административные задачи на третьего помощника государственного секретаря. Также были созданы отделы информации и торговых отношений.

Первая мировая война наложила глобальную ответственность на правительство Соединенных Штатов. В 1914 г. Соединенные Штаты имели активные и целеустремленные дипломатические отношения с немногими странами мира, признавали национальные интересы в немногих из них и практически не проводили последовательную политику в отношении какой-либо из них. Война изменила это полностью. Во время войны и последовавших за ней мирных переговоров президент Вудро Вильсон с помощью Государственного департамента разработал всеобъемлющую американскую внешнюю политику в отношении всех основных вопросов и проблем, вытекающих из войны и мирного урегулирования.Чтобы помочь госсекретарю справляться с растущими обязанностями за границей, Конгресс учредил должность заместителя госсекретаря в 1919 году.

Модернизированные средства связи были разработаны для осуществления глобальной деятельности Департамента. Количество телеграмм увеличилось в десять раз между 1900 и 1914 годами и продолжало неуклонно расти после этого. Использование телеграфных кодов и шифров, мало нужных до Первой мировой войны, также расширилось во время и после Первой мировой войны. Департамент ввел меры безопасности для защиты информации и начал процесс маркировки и контроля «Секретных» и «Конфиденциальных» документов. .Эффективные американские дипломатические коды были введены после войны, и была проведена операция «Американская черная палата», чтобы расшифровать закодированные дипломатические сообщения других стран. Корделл Халл был первым госсекретарем, который использовал телефон для инструктирования зарубежных миссий и делегаций.

Профессионализация дипломатической службы и государственного департамента в первые десятилетия 20-го века поначалу мало что сделала для того, чтобы разрушить элитарный характер У.С. дипломатия. Назначение на дипломатическую службу по-прежнему ограничивалось членами преуспевающей белой англо-саксонской протестантской общины. Внешняя политика проводилась в Государственном департаменте без учета широкого демократического сообщества людей и интересов. Прогрессистская политика президента Вильсона начала менять стиль американской дипломатии.

Первая мировая война привела в движение некоторые изменения, которые нельзя было сдержать. Одним из наиболее важных последствий войны стало увеличение занятости женщин и их повышение до руководящих должностей в Государственном департаменте.Маргарет М. Ханна проработала клерком в Департаменте 23 года, когда ее назначили начальником бюро корреспонденции. В конце 1930-х ее сменила Бланш Халла. Рут Шипли, которая какое-то время была помощницей Ханны, позже 25 лет проработала главой паспортного бюро. Женщины были допущены на новую дипломатическую службу в 1925 году. Президент Франклин Д. Рузвельт назначил первых двух женщин-глав миссий: Рут Брайан Оуэн занимала пост посланника в Дании с 1933 по 1936 год, а Флоренс Джеффри Гарриман занимала пост посланника в Норвегии с 1937 по 1936 год. 1940 г.Однако продвижение женщин в Департаменте оставалось медленным.

В период между Первой и Второй мировыми войнами женщины составляли более половины рабочей силы в Государственном департаменте, хотя большинство этих должностей были канцелярскими должностями более низкого ранга. Афроамериканцы также занимали самые низкооплачиваемые должности в Департаменте. Разделение рас на государственных должностях, начавшееся во время президентства Вильсона, ощущалось в Государственном департаменте и ограничивало афроамериканцев нижней частью карьерной лестницы.Было несколько исключений. Клифтон Уортон сдал устные и письменные экзамены и стал первым чернокожим офицером дипломатической службы в августе 1925 года. Евреи также ощутили практику исключения, преобладавшую в правительственных учреждениях, а также в более широком деловом и профессиональном мире.

После нескольких десятилетий усилий Государственного департамента во главе с многолетним кадровым офицером и помощником госсекретаря Уилбуром Дж. Карром Конгресс принял 24 мая 1924 г. Закон Роджерса о создании единой (объединяющей дипломатические и консульские службы ) и профессиональной дипломатической службы Соединенных Штатов.Закон сделал заслуги, а не политику основой для назначения и продвижения по службе, и способствовал постоянной карьерной службе, чтобы представлять страну за границей. Дипломатические и консульские служащие были объединены в единую службу и могли выполнять и выполняли обе функции. Повышение заработной платы и льгот открыло службу для людей с ограниченными средствами. Последующие реформы и модификации сделали упор на языковую подготовку и опыт. Закон о зданиях дипломатических служб 1926 года впервые предусматривал строительство зданий посольств и консульств за границей.

Профессионализация дипломатической службы отразилась на смене состава глав американских дипломатических миссий. Доля кадровых офицеров, исполняющих обязанности главы миссии, выросла с нуля до 1920 года до 30 процентов в 1924 году после принятия Закона Роджерса и почти до 55 процентов во время Второй мировой войны. Ротация дипломатических служащих с заграничных должностей на руководящие должности в Департаменте началась во время Первой мировой войны и была значительно усилена Законом Роджерса.К 1939 году дипломатическая служба стала единственной кадровой службой для всех заморских служб, за исключением военных и военно-морских атташе. К тому времени, когда Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну, президент Рузвельт и госсекретарь Корделл Халл служили в дипломатической службе, насчитывавшей около 830 обученных офицеров.

Государственный департамент и США как сверхдержава, 1945-1960 гг.

Соединенные Штаты вышли из Второй мировой войны как самая могущественная держава в мире.В течение следующих 15 лет в американской внешней политике доминировала серия кризисов, больших и малых, которые были отмечены борьбой за сдерживание агрессивного коммунизма, возглавляемого Советским Союзом. Базовый анализ послевоенной задачи американского правительства был изложен в документе Совета национальной безопасности № 68 от 1950 года, в котором постулировался затяжной период мирового кризиса в результате коммунистической агрессии и требовалось значительное военное наращивание ядерных и обычных вооружений при поддержке крупных бюджетов США. и повышенные налоги.На фоне холодной войны Соединенные Штаты возглавили поиск прочного мирного урегулирования в Европе и Азии, возглавили план Маршалла и другие формы экономической и технической помощи для восстановления разрушенной мировой экономики и продвинулись вперед, даже к ужасу своих союзников великой державы, деколонизация стран третьего мира. Государственные секретари Джеймс Ф. Бирнс, Джордж К. Маршалл, Дин Ачесон, Джон Фостер Даллес и Кристиан А. Гертер тесно сотрудничали с президентами Трумэном и Эйзенхауэром, чтобы сформировать U.С. внешняя политика. Бирнс и его преемники часто ездили на конференции и переговоры по всему миру. За 5 лет пребывания в должности Джон Фостер Даллес проехал 480 000 миль. Соединенные Штаты и их дипломаты задали направление послевоенному мирному урегулированию и выступили гарантом его прочности. В Организации Объединенных Наций, механизме построения нового стандарта и стиля международных отношений, Соединенные Штаты предоставили много ресурсов и инициативы, а Государственный департамент стал наставником для обширной многосторонней дипломатии, которая возникла для использования опыта старшего нации и ожидания вновь возникших государств.

Для выполнения новых и сложных обязанностей Государственного департамента во время и после Второй мировой войны количество домашних служащих выросло с 1128 в 1940 году до более чем 3700 в 1945 году и почти 9000 к 1950 году. Послевоенный Государственный департамент был полностью перестроен и реструктурирован. Были созданы и укомплектованы новые бюро и офисы. Бюро по административным и экономическим вопросам были созданы в 1944 году. Когда война закончилась, было создано большое новое Бюро по связям с общественностью, объединившее остатки различных информационных и пропагандистских агентств военного времени.Госсекретарь Маршалл, который очень скучал по четко скоординированному ведению дел, которое характеризовало его опыт военного командования, в 1947 году создал Исполнительный секретариат и Штаб планирования политики для организации и управления процессом принятия решений Департаментом и осуществления долгосрочного политического планирования. Секретариат Секретаря Маршалла оказался настолько успешным, что он существует без существенных изменений и по сей день. Штат по планированию политики, первоначально укомплектованный такими светилами, как Джордж Кеннан и Пол Нитце, вскоре утратил свой первоначальный блеск при более поздних секретарях и вместо того, чтобы заниматься долгосрочным планированием, стал вместо этого персоналом по устранению неполадок для руководства Департамента.

В годы после окончания войны стало очевидным, что Государственный департамент, раздутый персоналом и задачами бесчисленных ведомств военного времени и обремененный новыми широкими глобальными задачами мировой сверхдержавы, не в состоянии действовать так же решительно и быстро, как мировая ситуация обычно требовала. Что еще хуже, конфликт между растущей и могущественной дипломатической службой и государственной службой, включая многих работников из разрозненных ведомств военного времени, мешал эффективному правительству.В 1949 году была проведена всеобъемлющая реструктуризация Департамента в ответ на Комиссию по правительственной организации, возглавляемую бывшим президентом Гербертом Гувером. Работа Департамента была реорганизована, чтобы сосредоточить внимание на основных директивных бюро по межамериканским делам, делам Дальнего Востока, европейским делам, делам Ближнего Востока и Африки, делам международных организаций и связям с Конгрессом. Кадровые системы дипломатической службы и государственной службы были переданы под центральное руководство с целью снижения напряженности между ними.

Структура географического бюро была дополнена в 1958 году, в преддверии быстрой деколонизации Африки в 1960-х годах, созданием Бюро по делам Африки. Между тем, в ответ на растущую диверсификацию внешнеполитических вопросов, Департамент создал Бюро по консульским делам в 1952 г., Бюро разведки в 1957 г. и Бюро по делам культуры в 1960 г. Расширяющийся Департамент постепенно вышел на новый уровень политики. создателей и координаторов, включая создание должности заместителя министра по экономическим вопросам в 1946 году.Заместитель заместителя секретаря по вопросам управления был впервые назначен в 1949 году, а к 1953 году должность была повышена до заместителя секретаря по вопросам управления. За многочисленными политическими бюро в 1949 году впервые наблюдал заместитель заместителя министра по политическим вопросам; эта должность была повышена до заместителя государственного секретаря по политическим вопросам в 1959 году.

Хотя Государственный департамент существенно расширился, чтобы выполнять свои растущие обязанности по всему миру и реагировать на коммунистические угрозы по мере углубления холодной войны, он утратил свою роль единственного федерального агентства, участвующего в подготовке и проведении внешней политики. Военные части были размещены на базах по всему миру, и президент мог в любой момент задействовать американскую авиацию и военно-морской флот, чтобы справиться с кризисом за границей. Руководителям Государственного департамента не нравилась склонность к агрессивному сбору разведданных и тайным политическим действиям, возникшая во время Второй мировой войны. В результате в 1947 году было создано отдельное Центральное разведывательное управление для координации разведывательной деятельности за пределами Соединенных Штатов, и вскоре оно создало всемирный оперативный аппарат, который предлагал президентам секретные операции для достижения целей внешней политики.Министерства финансов, торговли и сельского хозяйства также участвовали в крупных международных программах. Отдельные агентства руководили расширением зарубежных информационных программ и усилий по оказанию экономической помощи в разоренной войной Европе и в развивающихся странах Азии и Африки. Прежде всего, Совет национальной безопасности (СНБ) был создан в 1947 году как часть аппарата Белого дома для координации для президента основных международных вопросов, стоящих перед правительством и рядом агентств, занимающихся иностранными делами. Хотя госсекретари Ачесон и Даллес занимали ведущую роль в Совете национальной безопасности в течение первых нескольких лет его существования, баланс контроля перешел к персоналу Белого дома. Государственный департамент стремился наладить эффективные отношения с этими учреждениями в Вашингтоне и на постах за границей. Успехи в координации Государственного департамента внешнеполитического истеблишмента часто упускались из виду критиками, которые сосредотачивались на все более сложном процессе принятия решений и различных мнениях, определяющих масштаб американских интересов и обязательств за рубежом.

Важным событием в ведении иностранных дел стало значительное участие общественности в разработке политики. С последних дней Второй мировой войны Государственный департамент работал над информированием и просвещением американской общественности о проблемах и возможностях, возникающих на мировой политической арене. Пресс-конференция превратилась в основное средство, с помощью которого Государственный секретарь и Государственный департамент удовлетворяли почти ненасытный спрос на внешнеполитическую информацию и идеи со стороны средств массовой информации. Пресс-конференции государственного секретаря, начатые на неофициальной основе секретарем Халлом в 1930-х годах, расширились по мере роста аккредитованного при Министерстве отдела новостей. В 1950-е годы пресс-конференции секретарей Дина Ачесона и Джона Фостера Даллеса становились все более редкими. Вместо этого представители Государственного департамента, такие как ветеран Линкольн Уайт, стали посредниками для корреспондентов, назначенных на «Туманное дно». Государственный департамент также вышел за рамки средств массовой информации, чтобы объяснить растущее участие Америки в международных делах и выслушать мнение общественности.Были подготовлены качественные публикации, начиная от авторитетных заявлений о текущей политике и заканчивая историческими документальными фильмами, а также обширная программа конференций, брифингов и выступлений, направленных на освещение сложной политики и переговоров для заинтересованных граждан и для растущего числа неправительственных организаций, занимающихся проблемами Америки. роль и участие за границей.

В 1940 году Соединенные Штаты были представлены за границей 19 посольствами, 39 представительствами и еще 1 миссией.Двадцать лет спустя было 78 посольств, 3 миссии и 2 другие миссии. Закон о реформе дипломатической службы 1946 года установил структуру современной эффективной службы с объединенной системой классификации, программами продвижения по службе и выхода на пенсию, а также улучшенными политиками пособий и назначений. Институт дипломатической службы обеспечивал специальную языковую и местную подготовку. В 1950-х годах министерство и дипломатическая служба предприняли первые серьезные усилия по набору женщин, чернокожих и представителей других меньшинств на офицерский уровень.Число американцев, работающих за границей, выросло с примерно 2000 в 1939 г. до 3500 в 1946 г. и превысило 6000 к 1960 г. Кроме того, к 1960 г. в Департаменте работало более 9000 иностранных сотрудников за границей (см. Таблицу персонала, 1781–1997 гг.) Независимая информационная служба США. Агентство было создано в 1951 году для координации общественных и культурных мероприятий за рубежом, а также для управления расширяющимся «Голосом Америки». Другие агентства координировали расширение экономической и военной помощи.

Появившийся современный и сравнительно большой Государственный департамент и дипломатическая служба с их значительно расширившейся сферой деятельности оказались под угрозой опасностей внутри страны и за рубежом.За угрозами со стороны агентов фашистских врагов военного времени последовала еще более коварная угроза мирового коммунизма, направленная не только на шпионаж, но и на подрыв правительств союзников Америки и расширение Советского Союза любыми доступными средствами. Меры безопасности по защите как информации, так и персонала, как в Департаменте в Вашингтоне, так и в отдельных представительствах за границей, начавшиеся в ограниченных масштабах в годы, предшествовавшие началу Второй мировой войны, но действительно стали масштабными и даже навязчивыми в годы войны. десятилетие после окончания войны.Кульминацией этих методов обеспечения безопасности стали обвинения в предательской деятельности, которые в конечном итоге были направлены сенатором Джозефом Маккарти и другими членами Конгресса в адрес нескольких сотен сотрудников министерства и дипломатической службы. Некоторые увольнения действительно имели место, а в других случаях карьера была безосновательно разрушена. «Страх безопасности» подорвало моральный дух сотрудников Департамента, когда Департамент взял на себя свои самые сложные новые задачи по всему миру. Некоторые из самых горьких последствий маккартистских чисток стали очевидны годы спустя, во время участия Америки в войне во Вьетнаме, когда американские лидеры обнаружили, что все глубже запутываются в трясине, в значительной степени из-за того, что им не хватало жизненно важного азиатского опыта.

Первые послевоенные десятилетия стали свидетелями ускоренных изменений роли меньшинств в Государственном департаменте. Мобилизация мужчин для военных действий сделала набор еще большего количества женщин в Департамент настоятельной необходимостью. Расовые барьеры постепенно устранялись в соответствии с приказом президента Рузвельта о введении справедливой практики найма в федеральном правительстве. Интеграция афроамериканцев в столовую Государственного департамента произошла незаметно во время Второй мировой войны, когда другие ограничительные методы найма и продвижения по службе начали отменяться.Однако только в 1958 году Клифтон Уортон стал первым афроамериканским главой дипломатической миссии.

Это расширение американской дипломатической деятельности и ответственности за границей привело к программе строительства американских посольств либо для замены небольших зданий, либо для установления присутствия США в районах, где их не было. Первые посольства за границей, спроектированные и принадлежащие американцам, были построены в Париже и Токио между двумя мировыми войнами. Наличие почти 175 000 000 долларов в виде «параллельных» средств, полученных в результате погашения в местной валюте по ленд-лизу, послужило основой для амбициозной программы в 1950-х годах по строительству посольств и консульств в Европе, Африке и Азии. Эти здания, спроектированные ведущими американскими архитекторами в современном интернациональном стиле, создавали за рубежом мощный образ Америки как сверхдержавы. Потребность в усилении безопасности крупных американских дипломатических учреждений за границей, многие из которых находились в странах с хронической политической нестабильностью, привела к размещению отрядов охраны морской пехоты во многих зданиях посольств.

Роль Государственного департамента в сообществе иностранных дел США, 1961–1996 годы

Последние 35 лет стали свидетелями пика американской мощи и ответственности в мировых делах, кульминации и окончания холодной войны и медленного появления нового и иного мирового порядка.Президенты от Джона Ф. Кеннеди и Линдона Джонсона до Джорджа Буша и Билла Клинтона лично руководили реагированием на вызовы американским интересам, угрозы национальной безопасности и нарушения международного мира и стабильности. Эти кризисы во внешней политике варьировались от неминуемой опасности войны с Советским Союзом во время кубинского ракетного кризиса в 1962 г. и конфронтации в разделенном Берлине в 1963 г., вовлечения в войну во Вьетнаме в 1960-х и начале 1970-х гг. Военные силы против иракской агрессии во время операции «Буря в пустыне» в 1991 году.В этот период периодически вспыхивали кризисы в Карибском бассейне, Африке, Средиземноморье, на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии. Появление третьего мира принесло с собой неизбежную и постоянно расширяющуюся ответственность и участие Америки в экономическом благополучии развивающихся народов и их основных правах человека.

Пытаясь управлять или, по крайней мере, реагировать на часто сложные кризисы в международных отношениях последних десятилетий, президенты не только обращались к статс-секретарям и их департаментам, но также вовлекали в процесс управления и принятия решений все большее число других ведомства, которые взяли на себя основные обязанности в области иностранных дел.Форма и характер этого участия варьировались от президента к президенту. Джон Кеннеди больше сосредоточился на урегулировании кризисов и координации политики в Белом доме и в системе Совета национальной безопасности, урезанной из сложного штатного расписания администрации Эйзенхауэра. Линдон Джонсон экспериментировал с межведомственной группой старших руководителей, которая возложила на госсекретаря главную ответственность за координацию политики. Президенты Никсон и Форд отдавали предпочтение стилю принятия решений, максимально сконцентрировавшему власть в Белом доме и Совете национальной безопасности.Президенты Картер, Рейган и Буш зависели от развития системы Совета национальной безопасности с влиятельным советником по национальной безопасности и постоянно растущим штатом, который с большим или меньшим успехом выступал посредником между растущим числом министерств и ведомств, отвечающих за иностранные дела.

В рамках этих меняющихся систем разработки политики на высоком уровне Государственный департамент работал вместе с различными другими государственными учреждениями, несущими основные обязанности в области национальной безопасности.Возник конгломерат «сообщества иностранных дел», отражающий растущую бюрократию, вовлеченную в формулирование и осуществление внешней политики. Общее влияние и эффективность Государственного департамента в этом сообществе варьировались от президентства к президентству. Однако большинство наблюдателей согласились с тем, что эрозия традиционного главенства в иностранных делах Государственного департамента и дипломатической службы может быть обращена вспять только на короткие периоды во время пребывания на посту государственного секретаря, который пользовался полным доверием президента и дипломатической службы. поддержка советников и лейтенантов, которые могли вырвать руководство дипломатическими кризисами из рук конкурирующих агентств и чиновников.

Ниже уровня «директоров» руководство Департамента по выработке политики было дополнительно переопределено и расширено для решения новых вопросов внешней политики. Государственный департамент и Конгресс отреагировали на современные проблемы кризисного управления, терроризма, науки и окружающей среды, прав человека, наркотиков и дел беженцев, создав новые организации на уровне бюро. Увеличение количества бюро (к 1990 г. их было 30) позволило Министерству использовать свой опыт для решения новых проблем внешней политики, но оно также угрожало выработке политики постоянными узкими местами, поскольку дублирование обязанностей слишком часто лишало государственного секретаря своевременных рекомендаций. и решительные политические рекомендации.В администрациях Никсона, Форда и Картера решительные советники по национальной безопасности испытывали искушение игнорировать или уклоняться от политиков министерства. В администрациях Рейгана и Буша секретари Хейг и Шульц теснее вовлекли министерство во внутренние круги, принимающие решения, но некоторые наблюдатели опасались, что тесная группа советников госсекретаря Бейкера, по-видимому, слишком часто проводила основные направления внешней политики без участия руководства. Департамент в целом. Государственный секретарь Уоррен Кристофер возродил важную роль политических рекомендаций Государственного департамента по всему спектру внешнеполитических проблем и стремился упорядочить пирамиду принятия решений.

Террористическая деятельность в последние годы, направленная против американского персонала за границей, вызвала усиление беспокойства по поводу защиты посольств и миссий за границей и дома. В 1985 году Конгресс уполномочил Бюро дипломатической безопасности Государственного департамента осуществить грандиозную программу по защите дипломатических и консульских учреждений США от угроз со стороны террористов и шпионажа. Открытая модернистская архитектура американских посольств и консульств 1950-х годов была заменена безопасными периметрами и взрывобезопасными стенами.Государственный департамент в сотрудничестве с другими учреждениями правительства Соединенных Штатов в последние годы возглавил международную борьбу с терроризмом на глобальной основе.

Государственные секретари и их ближайшие советники стремились использовать самые современные технологии, средства связи и управления, чтобы иметь возможность лучше справляться с повторяющимися кризисами и угрозами американским интересам во всем мире. Оперативный центр был создан в апреле 1961 года для обеспечения Государственного департамента мгновенной связью в кризисных ситуациях по всему миру.Первый компьютер был установлен в Департаменте в 1962 г., а к 1972 г. компьютеры обеспечивали основную часть связи Департамента с постами за границей. Государственным секретарям часто приходилось брать Департамент «в дорогу», чтобы лично вести важные переговоры, такие как «челночная дипломатия» госсекретаря Киссинджера в 1974 году, чтобы стабилизировать напряженность на Ближнем Востоке и начать длительный мирный процесс в регионе. .

Расширенный Государственный департамент переехал в 1947 году из элегантного Государственного, военного и военно-морского здания на 17-й улице в новый дом на 21-й улице в Фогги-Боттом, но почти сразу эти кварталы стали слишком маленькими, и количество дополнительных временных построек увеличилось.В 1960-х годах новое здание Государственного департамента, пристроенное к старому, собрало большую часть, хотя и не всех, из примерно 7000 сотрудников Департамента в Вашингтоне, округ Колумбия. расположены вертикально под ними, насколько это возможно. Агентство международного развития, которое координировало программы помощи США иностранным государствам, и Агентство по контролю над вооружениями и разоружению также делили пространство с Государственным департаментом, и к 1980-м годам персонал и деятельность Государственного департамента распространились на более чем 20 зданий по всему округу Колумбия.

Государственный департамент и американский народ долгое время придерживались консенсуса относительно целей и направления внешней политики в первые 20 лет после Второй мировой войны. Общественная поддержка неизменно оказывалась санкционированным президентом зарубежным инициативам в Европе, на Ближнем Востоке, в Восточной Азии и даже в Карибском бассейне против предполагаемой угрозы международного коммунизма. По сути единодушная нация следовала за президентом в частых дипломатических интервенциях и щедрых усилиях по оказанию помощи даже в случае ограниченных войн и тайных политических действий. Однако участие Соединенных Штатов во Вьетнамской войне вызвало серьезные разногласия в американском общественном мнении. Давний национальный консенсус в отношении использования силы был подорван, если не полностью разорван. Подозрение к американскому руководству и правительству росло, и Государственный департамент получил свою порцию осуждения со стороны критиков. Начиная с демонстраций и катастроф во Вьетнаме, проведение внешней политики стало предметом ожесточенных публичных дебатов, как никогда раньше.По мере того, как опасность мирового коммунизма и ядерной войны уменьшалась, внешние угрозы нации в виде террористических атак, неконтролируемой иммиграции и безжалостной экономической конкуренции грызли многих американцев и делали внешнюю политику более повседневной заботой.

Основным средством информирования общественности по внешнеполитическим вопросам, помимо выступлений и пресс-конференций президента и госсекретаря, были брифинги для дипломатического пресс-корпуса при Госдепартаменте. Неофициальные обмены между докладчиками и корреспондентами в Департаменте в первые послевоенные годы вскоре были подавлены широким размахом и сложностью повторяющихся внешнеполитических кризисов и переговоров на высоком уровне. Встречи на высшем уровне между США и СССР и челночная дипломатия на Ближнем Востоке были примерами событий в области внешней политики, которые привлекли интерес и внимание нации. В начале 1960-х годов, после расширения войны во Вьетнаме, ежедневные полуденные брифинги официального представителя Государственного департамента стали основным средством распространения взглядов администрации на текущие кризисы и ее реакции на общественные страдания и озабоченность по поводу угроз американцам и их интересам.Время от времени эти брифинги, которые транслировались в прямом эфире по вечернему телевидению для миллионов американцев, становились центром пристального внимания всей страны, как, например, в течение 444 дней, когда американский дипломатический персонал находился в заложниках у иранских властей в 1979 году, а пресс-секретарь Ходдинг Картер держал очарованную нацию до -Дата.

Модернизация Государственного департамента и дипломатической службы

С момента инаугурации президента Кеннеди два новых поколения офицеров дипломатической службы и сотрудников Государственного департамента служили в Вашингтоне и по всему миру.Эти офицеры отличались от своих предшественников. Они были набраны со всей страны, и многие из них имеют высшее образование, в том числе значительное количество докторов наук. Новое поколение офицеров дипломатической службы также более точно отражало общий состав населения с точки зрения количества женщин и меньшинств. Начиная с президента Джимми Картера и госсекретаря Сайруса Вэнса, в Государственном департаменте были введены программы позитивных действий, чтобы лучше гарантировать справедливость при найме нового персонала.Усилия по расширению и уравновешиванию состава министерства и дипломатической службы продвигались слишком медленно, чтобы полностью компенсировать десятилетия отрицания и исключения практики найма и продвижения по службе. Закон о реформе дипломатической службы 1980 года предусматривал более строгие стандарты набора и продвижения по службе, улучшал вознаграждение за службу и стремился решить проблемы продвижения по службе и пребывания в должности, которые подрывали когда-то очень высокий моральный дух службы.

Новые офицеры дипломатической службы и сотрудники министерства, набранные после 1960 года, были частью поколения, которое подвергало сомнению и бросало вызов традиционным социальным и политическим ценностям.По мере того как участие Америки в войне во Вьетнаме углублялось, многие молодые офицеры дипломатической службы присоединились к публичной оппозиции войне и активно протестовали против действий и политики Америки. Сомнения в решениях руководства распространились от проблем Вьетнама до других американских действий за границей. В 1968 году госсекретарь Дин Раск санкционировал создание «канала несогласных», через который офицеры могли критиковать официальную политику и альтернативные подходы. Открытый форум был начат в 1970 году, чтобы позволить сотрудникам дипломатической службы и государственного департамента услышать широкий спектр мнений и знаний по вопросам внешней политики.

Институт дипломатической службы приложил огромные усилия, чтобы на протяжении всей своей карьеры офицеры получали разнообразную специализированную подготовку. В дополнение к региональной и языковой подготовке Центр изучения иностранных дел Института предоставляет симпозиумы и публикации по важным вопросам внешней политики. Краеугольным камнем образовательной программы Департамента стал Семинар для старших, начатый в 1958 году. В рамках этой программы небольшие группы наиболее перспективных офицеров дипломатической службы среднего звена вместе с некоторыми офицерами и должностными лицами других ведомств проходят год особого опыта. в том, что стало считаться самой передовой программой профессионального развития, доступной для старших карьерных чиновников в США.С. Правительство.

Кульминацией проблем и улучшений дипломатической службы в 1960-х и 1970-х годах стал Закон о реформе дипломатической службы 1980 года, который предусматривал гораздо более строгие стандарты набора и работы, улучшал вознаграждение за службу и стремился решить проблемы продвижения по службе. и срок пребывания в должности. Закон создал новую старшую дипломатическую службу для высших должностей и установил резкое различие между дипломатической службой и работой на государственной службе, отменив резерв дипломатической службы.

Заключение

Попытки реформирования и реорганизации Департамента за последние 15 лет часто были затемнены и даже сведены на нет из-за воздействия на персонал и функции Департамента периодических сокращений бюджета и ресурсов, которые были частью общего дефицита государственного бюджета и ограничений в расходах. За последние 10 лет ресурсы Госдепартамента сократились на 50 процентов. Несмотря на расширение обязанностей, Министерство и дипломатическая служба мало выросли в период с 1960 года, когда насчитывалось около 7000 местных и 6000 американских сотрудников за границей, в общей сложности более 13000, и 1988 года, когда насчитывалось 8000 местных и 6000 зарубежных сотрудников, всего 14000 человек.Департамент остается одним из самых маленьких крупных правительственных учреждений с постоянно растущим ежедневным влиянием на жизнь американцев — не только тех, кто путешествует или ведет бизнес за границей, но и тех, кто обеспокоен ролью Соединенных Штатов в мире. .

Крах международного коммунизма, кульминацией которого стал распад Советского Союза в 1991 году, устранил в обозримом будущем опасности ядерной войны или массовых мятежей, спонсируемых США по всему миру.ССР Это не облегчило мир для дипломатии. Несмотря на то, что его ресурсы сокращаются, задачи Госдепартамента значительно усложнились, а ожидания американской общественности в отношении эффективных действий значительно возросли. После окончания холодной войны терроризм, распространение ядерного оружия, международная преступность и экономические вопросы, которые всегда присутствовали, хотя и были второстепенными, стали центральным вопросом внешней политики. Возрождающийся национализм в Европе и бывшем Советском Союзе спровоцировал гражданские войны и восстания, которые не поддаются ни ООН, ни Соединенным Штатам и их союзникам, ни любой другой комбинации государств, чтобы подавить или даже сдержать их.Уважение великими и малыми нациями прав человека своего народа стало настойчивой мерой, по которой многие американцы оценивают ценность внешнеполитических целей и эффективность работы Государственного департамента.

Уильям З. Слани
Историк
Бюро по связям с общественностью
Государственный департамент
Июль 1996 г.


Другие публикации | Офис историка
Государственный департамент

Детская страница государственного секретаря штата Мэн

Выдержка из альманаха штата Мэн (1980) Джима Брюнеля

Мэн — продукт ледникового периода.Последний ледник был ответственен за разрезание того, что было относительно прямой береговой линией, на сотни бухт, заливов и живописных гаваней, которые мы знаем сегодня. Отступающий ледяной щит сформировал около 2000 островов у побережья штата Мэн.

Первые жители

Первые жители региона были потомками охотников ледникового периода. Мало что известно об этих «краснокрасочных» людях, названных так из-за красной глины, которой они выстилали могилы своих умерших, за исключением того, что они процветали и охотились в штате Мэн задолго до прихода индейских народов микмак и абнаки.

Считается, что захоронения этих первых жителей штата Мэн датируются 3000 г. до н.э. Огромные кучи устричных раковин в устье реки Дамарискотта свидетельствуют о непомерных аппетитах аборигенов штата Мэн.

Из двух первых индейских народов штата Мэн микмаки восточного штата Мэн и Нью-Брансуика были в значительной степени воинственным народом, в то время как более многочисленные абнаки (или вабанаки) были миролюбивым народом, ведущим образ жизни к сельскому хозяйству и рыболовству.

Хотя когда-то эту землю населяли десятки племен, сегодня осталось только два*.Пассамакводди (1500 человек) живут в двух резервациях, самая большая из которых расположена в Плезант-Пойнт недалеко от Истпорта. Пенобскоты (1200 человек) живут на острове Индиан на реке Пенобскот в Старом городе.

*С разрешения автора, государственный секретарь добавляет следующую информацию об индейских племенах штата Мэн: Сегодня осталось четыре племени. Помимо пассамакводди и пеноскотов, микмаки (482) живут в графстве Арустук со штаб-квартирой в Преск-Айле, а малиситы (554) базируются недалеко от Хоултона в их племенном центре площадью 800 акров. (8 марта 2000 г.)

Открытие и колонизация

Считается, что за пятьсот лет до того, как Колумб «открыл» Америку, Лейф Эриксон и команда из 30 викингов исследовали побережье штата Мэн и, возможно, высадились и попытались основать здесь поселение.

В 1498 году, через шесть лет после того, как Колумб высадился в Вест-Индии, Джон Кэбот, итальянский моряк, нанятый королем Англии Генрихом VII, отплыл в воды Северной Америки и вполне мог исследовать побережье штата Мэн, хотя конкретных доказательств этому нет. этого.

Спустя столетие после путешествия Кэбота несколько европейских кораблей ненадолго посетили этот район, некоторые из них высадились на берег для ремонта и обработки улова.

Первое поселение было основано Плимутской компанией в Пофэме в 1607 году, в том же году, когда было основано поселение в Джеймстауне, штат Вирджиния. Поскольку колония Пофэм не пережила суровые зимы штата Мэн, Джеймстаун считается первым постоянным поселением в Америке.

Ряд английских поселений был основан вдоль побережья штата Мэн в 1620-х годах, хотя суровый климат, лишения и нападения индейцев с годами уничтожили многие из них.

Когда Мэн вступил в 18 век, уцелело всего полдюжины поселений. К тому времени Массачусетс скупил большую часть земельных участков на этой дикой территории, и эта договоренность продлилась до 1820 года, когда Мэн отделился от Массачусетса и стал отдельным штатом.

Французские и индийские войны

Вопрос о собственности штата Мэн был предметом продолжающегося спора между Англией и Францией на протяжении первой половины 18 века.

Этот период также был отмечен серией набегов индейцев на белые поселения, набеги, которые активно поддерживали французы, заинтересованные в изгнании английских поселенцев с земли.

Одним из значительных военных событий французско-индейских войн был захват французского форта в Луисбурге, Новая Шотландия, в 1745 году контингентом войск во главе с Уильямом Пеппереллом из Киттери. Парижский договор 1763 года положил конец всем французским претензиям на территорию.

После того, как в середине 1700-х годов угроза со стороны индейцев уменьшилась, население штата Мэн начало расти, чему способствовало открытое предложение Массачусетсом бесплатных участков площадью 100 акров любому, кто поселится в северной провинции.

В период с 1743 по 1763 год население удвоилось с 12 000 до 24 000 человек. К концу века число поселенцев в штате Мэн выросло до более чем 150 000 человек.

Война за независимость

Сопротивление репрессивной колониальной налоговой политике британского парламента началось в штате Мэн рано.

В 1765 г. толпа захватила некоторое количество акцизных марок в Фалмуте (ныне Портленд), и нападения на таможенных агентов в провинции стали обычным явлением.

Через год после знаменитого Бостонского чаепития 1773 года в штате Мэн инсценировали собственную версию этого инцидента, когда группа мужчин сожгла партию чая, хранившуюся в Йорке.

Когда в Лексингтоне и Конкорде наконец вспыхнула открытая война, сотни жителей штата Мэн активно присоединились к борьбе за независимость. Провинция видела много действий во время революции.

В 1775 году британские военные корабли под командованием печально известного капитана Генри Моватта обстреляли и сожгли Фалмут, акт, призванный наказать жителей за их оппозицию Короне, но только усиливший стремление Мэна к независимости.

Первое морское сражение Революции произошло в июне 1775 года, когда группа патриотов штата Мэн захватила вооруженный британский катер «Маргаретта» у Махиаса.

Позднее в том же году многие мужчины из штата Мэн сопровождали полковника Бенедикта Арнольда в его долгом переходе через северные леса в доблестной, но бесплодной попытке захватить Квебек.

Плохо спланированная экспедиция американского военно-морского флота с целью вернуть удерживаемые британцами укрепления в Кастине в 1779 году привела к самому катастрофическому морскому столкновению войны.

Революция дорого обошлась Мэну. Около 1000 человек погибли на войне, морская торговля округа была практически уничтожена, главный город был сровнен с землей британскими бомбардировками, а общая доля штата Мэн в военном долге превышала ту, которая позже была возложена на него гражданскими властями. Война.

Государственность

После революции приграничные поселенцы, недовольные управлением из Бостона, настаивали на отделении от Массачусетса.

Прибрежные торговцы, которые в то время удерживали баланс политической власти, сопротивлялись разделительному движению, пока война 1812 года не показала, что Массачусетс не может или не желает обеспечить надлежащую защиту населения округа от британских набегов.

Когда народные настроения объединились вокруг государственности, движение за отделение пошло вперед.Конгресс провозгласил Мэн 23-м штатом в соответствии с Миссурийским компромиссом 1820 года. Эта договоренность позволила Мэну присоединиться к Союзу в качестве свободного штата, а Миссури вошел год спустя в качестве рабовладельческого штата, тем самым сохранив численный баланс между свободными и рабовладельческими штатами в нация.

К этому времени население штата Мэн достигло почти 300 000 человек. В новом штате было девять округов и 236 городов.

Делегаты собрались на три недели в октябре 1819 года в Портленде, чтобы выработать конституцию штата, документ, прочно основанный на политической независимости, религиозной свободе и народном контроле над правительством.

Президентом съезда был Уильям Кинг, известный купец и кораблестроитель из Бата, впоследствии ставший первым губернатором штата Мэн.

Портленд был выбран столицей штата, но это было лишь временно. В 1832 году столица была перенесена в Огасту, более центральное место.

Спор о северо-восточной границе

Точная граница между Мэном и Нью-Брансуиком оставалась предметом часто жарких споров в течение многих лет после окончания Войны за независимость.

Спор гноился и тлел до 1839 года, когда он угрожал перерасти в открытую войну. Законодательное собрание штата Мэн в том же году собрало средства для поддержки вооруженных сил численностью 10 000 человек для защиты притязаний штата на границу в Мадаваске.

Несколько сотен британских регулярных войск были отправлены на место происшествия из Квебека. В этот момент в дело вмешался Конгресс США, утвердивший 10 миллионов долларов на военные расходы в случае начала войны.

Почти 50 000 солдат были готовы к бою, и на место происшествия был отправлен генерал-майор Уинфилд Скотт.Скотту удалось выработать временное соглашение между двумя сторонами до того, как так называемая «Война Арустуков» дошла до кровопролития.

Договор Вебстера-Эшбертона, выработанный в 1842 году госсекретарем США Дэниелом Вебстером и специальным министром Англии лордом Эшбертоном, окончательно решил вопрос о том, где проходит северо-восточная граница штата Мэн.

Экономическое развитие

После того, как Мэн стал отдельным штатом, последовал период огромного экономического роста, в ходе которого возник ряд важных горнодобывающих и обрабатывающих отраслей.

В дополнение к лесозаготовке, в период расцвета пришли традиционные занятия рыболовством и кораблестроением. Добыча льда, добыча гранита и извести также стали важными отраслями промышленности.

Рядом с многочисленными лесопилками, уже расположенными вдоль важных рек штата Мэн, начали появляться заводы с приводом от воды. Текстиль, бумага и изделия из кожи стали основными источниками занятости в обрабатывающей промышленности.

Рыболовство и земледелие также были важны, но были подвержены большим экономическим колебаниям.Общая экономическая картина, хотя периодически нарушаемая такими событиями, как гражданская война и промышленная революция, оставалась относительно благополучной на протяжении оставшейся части 19 века.

«Закон штата Мэн»

Движение за воздержание зародилось в штате Мэн и в той или иной степени доминировало в политической жизни этого штата более века.

Первое в мире Общество полного воздержания было основано в Портленде в 1815 году.Государственная организация обществ трезвости была сформирована в 1834 году и за десять лет приобрела достаточное политическое влияние, чтобы заставить принять закон штата, запрещающий продажу спиртных напитков, за исключением «лечебных и механических» целей.

Под пламенным руководством Нила Доу из Портленда, известного во всем мире как «отец сухого закона», штат Мэн в 1851 году утвердил полный запрет на производство и продажу спиртных напитков.

Этот так называемый «Закон штата Мэн» оставался в силе в той или иной форме до отмены национального запрета в 1934 году.

Гражданская война

Мэн, который был принят в Союз как свободный штат в соответствии с положениями Миссурийского компромисса, имел сильные традиции борьбы с рабством.

Общества аболиционистов действовали по всему штату за 25 лет до начала Войны между штатами.

Гарриет Бичер-Стоу, жена профессора Боудойн-колледжа, написала «Хижину дяди Тома» в Брансуике; книга разожгла настроения против рабства во всех северных штатах в годы, непосредственно предшествовавшие началу военных действий.

Таким образом, приверженность штата Мэн делу Союза во время войны была значительной как в философском, так и в материальном плане. Около 73 000 мужчин штата Мэн служили в силах Союза, и 10 процентов из них погибли во время конфликта.

Мэн оказал услуги два великих генерала, Оливер Отис Ховард, который блестяще выступил в Геттисберге и Булл-Ране, и Джошуа Л. Чемберлен, герой Little Round Top. Чемберлен командовал войсками Союза, которым Ли сдался в Аппоматтоксе.После войны он был избран губернатором штата Мэн.

Оба генерала были учеными. Ховард был основным основателем Университета Говарда и был его первым президентом. Чемберлен стал президентом Боудойн-колледжа.

Три великана

Сухой закон и движение за отмену смертной казни положили начало Республиканской партии в штате Мэн в 1854 году. Ганнибал Хэмлин, сенатор-демократ США, порвавший со своей партией из-за вопроса о рабстве, сыграл важную роль в формировании Республиканской партии в штате Мэн и стал первым Губернатор ГОП.В 1860 году Хэмлин был избран первым в стране вице-президентом-республиканцем при Аврааме Линкольне.

Также в этот период появился самый влиятельный политический деятель штата Мэн 19 века Джеймс Дж. Блейн. С середины 1860-х до конца века Блейн практически доминировал в государственной и национальной республиканской политике в качестве спикера Палаты представителей США, влиятельного сенатора США и государственного секретаря в трех республиканских администрациях. Он был кандидатом в президенты от Республиканской партии в 1884 году, но проиграл Гроверу Кливленду с небольшим перевесом.

Томас Б. Рид постоянно работал в Конгрессе в течение последней четверти XIX века и большую часть этого времени был его самой влиятельной политической фигурой. Спикер Палаты представителей три срока подряд, Рид был искусным парламентарием, который так энергично использовал свое положение для проведения жизненно важных реформ в правилах Палаты представителей, что стал известен как «царь Рид». Он буквально переписал книгу о парламентских процедурах: «Правила порядка» Рида до сих пор используются в Законодательном собрании штата Мэн.

Промышленный рост

Текстильная и кожевенная промышленность штата Мэн пережила резкий скачок роста после Гражданской войны, в то время как сельскохозяйственная деятельность соответственно снизилась.

В ответ на открытия Томаса Эдисона в 1890-х годах штат Мэн начал использовать свои обширные речные ресурсы для развития гидроэнергетики. Заводы по производству электроэнергии были построены в основном на реках Андроскоггин, Кеннебек, Пенобскот и Сако.

Промышленный рост штата Мэн продолжался, хотя и гораздо более медленными темпами, и в 20 веке. Расширение целлюлозно-бумажной промышленности компенсировало потерю текстильных фабрик на юге. Крупные картофелеводческие, молочные и птицеводческие фермы заменили уменьшающееся количество мелких семейных ферм.

Великая депрессия 1930-х годов привела к полной остановке экономики штата вместе с остальной частью страны.

На протяжении второй половины 20-го века штат Мэн изо всех сил пытался найти правильный баланс между промышленным развитием, основанным на ресурсах, и защитой окружающей среды. Государство стало в значительной степени полагаться на туризм, малые производственные предприятия и деятельность и объекты, связанные с обороной, для большей части своей экономической базы.

Политика штата Мэн сегодня

С редкими промахами Республиканская партия доминировала в политике штата Мэн в течение целого столетия, с момента рождения Республиканской партии в 1854 году до избрания Эдмунда С.Маски на посту губернатора в 1954 году.

Маски и небольшая группа молодых прогрессистов расширили базу силы демократов и начали превращать Мэн в настоящий двухпартийный штат.

Маски был избран в Сенат США в 1958 году. Он стал одним из первых лидеров борьбы за чистую окружающую среду, а также проявил себя как эксперт в области городского законодательства и бюджетного контроля. В 1968 году он был кандидатом от Демократической партии на пост вице-президента по списку, возглавляемому Хьюбертом Хамфри, а четыре года спустя стал главным претендентом на выдвижение в президенты.

Маски был назначен госсекретарем президентом Джимми Картером в 1979 году. Его сменил Джордж Дж. Митчелл из Уотервилля, который оставался лидером большинства в Сенате с 1988 года до своего ухода из Конгресса в 1994 году.

Маргарет Чейз Смит из Скоухегана прославилась как первая американка, избранная в обе палаты Конгресса. Впервые она была избрана в Сенат в 1949 году после почти десятилетнего пребывания в Палате представителей. Известна своим политическим мужеством, честностью и независимостью.Смит был первым сенатором-республиканцем, открыто выступившим против эксцессов маккартизма в 1950-х годах. В 1964 году ее имя было выдвинуто в кандидаты на пост президента на Республиканском национальном съезде в Сан-Франциско.

Возможно, самым важным политическим феноменом современного штата Мэн является появление независимых избирателей в качестве доминирующей силы. Независимых избирателей больше, чем зарегистрированных демократов и республиканцев, и сегодня на большинстве выборов они обеспечивают решающий голос.

В 1974 году они помогли избрать единственного независимого губернатора страны Джеймса Б.Лонгли из Льюистона. На смену Лонгли пришел сначала демократ, а затем республиканец, но в 1994 году Мэн избрал другого независимого губернатора, Ангуса С. Кинга-младшего из Брансуика.

Официальный веб-сайт штата Айдахо

У Айдахо богатая и увлекательная история

Когда Конгресс создал территорию Айдахо в 1863 году, новая территория растянулась на четверть больше, чем Техас. Сегодняшний штат меньше, но Айдахо по-прежнему такой же большой, как все шесть штатов Новой Англии вместе с Нью-Джерси, Мэрилендом и Делавэром.Следовательно, путешествие от Боннерс-Ферри на севере до Монпелье на юго-востоке включает в себя поездку почти в 800 миль, что лишь немногим меньше, чем поездка из Нью-Йорка в Чикаго.

Историческое общество штата Айдахо предлагает несколько способов изучения истории Айдахо, включая серию справочников Исторического общества штата Айдахо.

Больше История Идахо

9003
Lewis и Clark входят в Айдахо на Lemhi Pass
1834
Fort Boise Установлено
1849 California Gold Раш начинается
1861 1861
9004 Boise City включен
1877

7
NEZ Perce Indian War
1882
1882

7
Northern Phacific Railroad завершено в Айдахо
1882 Строительство на New York Canal Начинается
1886
1886 Territorial Capitol завершено
1890 Idaho становится 43-м государством
1901
1901 Swan Falls Гидроэлектрическая плотина завершена
1910 Нет RTH yadaho пожары, известные как «большой минет»
1915
Arrowrock Dam завершены
1931 государственные символы приняты
1936
1936
Первый Albertson Магазин открывается
1941 JR Simplot начинается Картофельная дегидратация
1951 Первая атомная мощность, выпускаемая на EBR1
1972
1972

7

Национальная зона отдыха на сапоге

1975 Порт Льюистон Открывает
1976
1976 Teton Dam Collaps
1995 Наводнения на северном Идахо
2009
Айдахо составляет Специальная Олимпиада Мир Зимние игры

Два государства.

Восемь учебников. Две американские истории.

Мы проанализировали некоторые из самых популярных учебников по общественным наукам, которые используются в Калифорнии и Техасе. Вот как политические разногласия формируют то, что студенты узнают об истории страны.

В учебниках рассказывается одна и та же обширная история, от жестокости рабства до борьбы за гражданские права. Самоочевидные истины учредительных документов волнам иммиграции, которые изменили нацию.

У книг одно и то же издательство.Они ссылаются на одних и тех же авторов. Но они адаптированы для студентов из разных штатов, и их содержание иногда расходится таким образом, что отражает глубочайшие партийные разногласия в стране.

Сотни различий — некоторые тонкие, другие обширные — выявились в ходе анализа New York Times восьми широко используемых американских учебников по истории в Калифорнии и Техасе, двух крупнейших рынках страны.

В стране, которая не может прийти к консенсусу по фундаментальным вопросам — насколько ограниченным должен быть капитализм, являются ли иммигранты бременем или благом, в какой степени наследие рабства продолжает формировать американскую жизнь, — издатели учебников оказались посредине. По этим и другим вопросам учебные материалы не только оттеняются политикой, но и помогают формировать поколение будущих избирателей.

Консерваторы боролись за то, чтобы школы пропагандировали патриотизм, подчеркивали влияние христианства и прославляли отцов-основателей. В сентябрьской речи президент Трамп предостерег от «радикальных левых», которые хотят «стереть американскую историю, подавить религиозную свободу, внушить нашим студентам левую идеологию».

Левые настаивали на том, чтобы студенты знакомились с историей больше снизу вверх, чем сверху вниз, уделяя особое внимание опыту маргинализированных групп, таких как порабощенные люди, женщины и коренные американцы.

Книги, проанализированные The Times, были опубликованы в 2016 году или позже и получили широкое распространение среди учащихся 8-х и 11-х классов, хотя издатели отказались сообщить данные о продажах. Каждый текст имеет редакции для Техаса и Калифорнии, а также для других штатов, адаптированные для политиков с различными приоритетами.

«В конце концов, это политический процесс», — сказал Хесус Ф. де ла Теха, почетный профессор истории Техасского государственного университета, который работал в штате Техас и в издательствах, рецензируя стандарты и учебники.

[Тысячи читателей откликнулись на эту статью. Вот что они сказали. ]

Различия между государственными изданиями можно проследить по нескольким источникам: государственные стандарты обществознания; государственные законы; и отзывы от групп назначенцев, которые собираются в конференц-залах отелей Сакраменто и Остина для рассмотрения черновиков.

Запросы от комиссий по рецензированию учебников, скрупулезно представленные издателям, показывают, как идеология иногда может влиять на написание истории.

Калифорнийская комиссия попросила издателя McGraw-Hill избегать использования слова «резня» при описании нападений коренных американцев на белых людей в XIX веке. Комиссия из Техаса попросила Пирсона указать количество священнослужителей, подписавших Декларацию независимости, и заявить, что основатели нации были вдохновлены протестантским Великим пробуждением.

Все члены Калифорнийской группы были педагогами, выбранными Советом по образованию штата, члены которого были назначены бывшим губернатором США.Джерри Браун, демократ. Комиссия Техаса, назначенная Советом по образованию штата, в котором доминируют республиканцы, состояла из педагогов, родителей, представителей бизнеса, а также христианского пастора и политика.

[ В Калифорнии сегодня: Дана Гольдштейн рассказывает о том, почему она выбрала Калифорнию и Техас. Читайте информационный бюллетень здесь . ]

McGraw-Hill, издатель, чей аннотированный Билль о правах по-разному выглядит в двух штатах, заявил, что он создал дополнительную формулировку о Второй поправке и контроле над оружием для калифорнийского учебника.Национальная версия страниц аналогична техасскому изданию, которое не обращает внимания на права на оружие, говорится в письменном заявлении компании.

Пирсон, издатель, чей техасский учебник ставит под сомнение качество литературы Гарлемского Возрождения, сказал, что такой язык «добавляет больше глубины и нюансов».

Критические высказывания о небелых культурных движениях также появляются в техасской книге McGraw-Hill. Отчасти это является результатом дебатов в 2010 году между консервативными и либеральными членами Совета по образованию Техаса по поводу того, должны ли государственные стандарты упоминать такие культурные движения, как хип-хоп и кантри.Их компромисс состоял в том, чтобы попросить учителей и издателей учебников учитывать «как положительное, так и отрицательное влияние» художественных течений.

Техас выполнил это требование в 2018 году, но его самые последние учебники, опубликованные в 2016 году, будут отражать его еще долгие годы.

Издатели стремятся угодить государственным политикам обеих сторон в трудные для бизнеса времена. Школы переходят на цифровые материалы. А с учетом простоты интернет-исследований многие учителя говорят, что предпочитают курировать свои собственные материалы из первоисточников в Интернете.

Как создаются учебники

1 Авторы, часто ученые, пишут национальную версию каждого текста.

2 Издатели адаптируют книги для штатов и крупных округов в соответствии с местными стандартами, часто без участия первоначальных авторов.

3 Рецензенты учебников штата или округа просматривают каждую книгу и запрашивают у издателей дальнейшие изменения.

4 Издатели пересматривают свои книги и продают их округам и школам.

Тем не менее современные учебники далеко ушли от того, что было опубликовано в прошлые десятилетия. И техасский, и калифорнийский тома более прямо говорят о жестокости работорговли, избегая нескольких мифов, которые были распространены в учебниках на протяжении поколений: о том, что некоторые рабовладельцы хорошо обращались с порабощенными людьми и что афроамериканцам лучше быть порабощенными, чем свободными. Книги также уделяют больше места женскому движению и уравновешивают повествование о европейской иммиграции с историями латиноамериканских и азиатских иммигрантов.

«Американская история больше не является историей великих белых людей», — сказал Альберт С. Бруссард, профессор истории Техасского университета A&M и автор техасского и калифорнийского изданий учебников Макгроу-Хилла.

Вот как политика американской истории раскрывается в учебниках Калифорнии и Техаса по таким предметам, как раса, иммиграция, пол, сексуальность и экономика.

Сопротивление белых прогрессу черных по-разному покрывается в двух штатах.

McGraw-Hill, «История и география США: преемственность и изменения», Калифорния, стр. 505

.

Калифорния отмечает, что мечта о пригороде 1950-х годов была недоступна для многих афроамериканцев.

McGraw-Hill, «История Соединенных Штатов с 1877 года», Техас, стр. 436

.

Техас нет.

Калифорнийские и техасские учебники иногда предлагают разные объяснения негативной реакции белых на продвижение черных после Гражданской войны, от Реконструкции до жилищной дискриминации в 20 веке.

Согласно учебнику McGraw-Hill, белые южане сопротивлялись Реконструкции, потому что они «не хотели, чтобы афроамериканцы имели больше прав». Но техасское издание предлагает дополнительную причину: реформы стоят денег, а это означало более высокие налоги.

Целые абзацы о красной черте и ограничительных актах появляются только в калифорнийских изданиях учебников, отчасти из-за разных государственных стандартов.В руководящих принципах социальных исследований Техаса вообще не упоминается дискриминация в отношении жилья.

Техас заявляет, что белые южане выступили против Реконструкции из-за повышения налогов, а также из-за расового недовольства. Вместо этого Калифорния включает цитаты из первоисточников черных исторических деятелей о сопротивлении белых гражданским правам.

Макгроу-Хилл, «История и география Соединенных Штатов: рост и конфликты», Калифорния, стр. 586; Макгроу-Хилл, «История Соединенных Штатов до 1877 года», Техас, стр.555

Оба штата заявляют, что нарушения «расового этикета» привели к линчеванию после Реконструкции. Но только Калифорния, чье издание было написано совсем недавно, дает понять, что виновные в линчевании также надеялись лишить чернокожих политической и экономической власти.

HMH, «Американская история: реконструкция до наших дней», Калифорния, стр. 245; HMH, «Американцы: история Соединенных Штатов с 1877 года», Техас, стр. 288.

Тем не менее, Керри Грин, учительница обществознания в старшей школе в Саннивейле, штат Техас., небольшой городок к востоку от Далласа, рассказала, что обсуждала красную черту со своими 11-классниками, добавляя ее в противовес урокам о послевоенном процветании — оптимистичной истории о потреблении, телевидении и бэби-буме, который подчеркивается стандартами ее штата.

Г-жа Грин сказала, что предпочитает назначать первоисточники, которые «побуждают студентов изучать историю самостоятельно». Но она сказала, что будет приветствовать учебники, содержащие больше исторических документов и большее разнообразие мнений и тем из прошлого.

«Компании, выпускающие учебники, не ориентируют свои учебники на учителей; они ориентируют свои учебники на государства», — сказала она.

Пол и сексуальность Калифорнийские учебники включают историю, которой нет в техасских изданиях.

McGraw-Hill, «История и география США: рост и конфликт», Калифорния, стр. 624

.

Калифорния заявляет, что федеральное правительство не признало небинарную гендерную идентичность и женщин-лидеров в своих ранних отношениях с коренными американцами.

McGraw-Hill, «История Соединенных Штатов с 1877 года», Техас, стр. 111

.

Техас не упоминает гендерные роли или гендерную идентичность при обсуждении усилий по «американизации» коренных американцев.

В учебниках Техаса упоминания о ЛГБТ. вопросы, как правило, ограничиваются освещением событий последних десятилетий, таких как восстание в Стоунволле, кризис СПИДа и дебаты о правах на брак.

Но для недавних калифорнийских выпусков издатели написали тысячи слов нового текста в ответ на Закон об образовании FAIR, закон, подписанный губернатором Брауном в 2011 году. Он требует от школ преподавать вклад лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и американцев с ограниченными возможностями.

В калифорнийских книгах разбросаны отрывки на такие темы, как однополые семьи в рабстве и ранняя операция по смене пола в 1950-х годах — текст, которого нет в техасских версиях.

штатов Калифорния, в которых порабощенные женщины сталкивались с сексуальным насилием со стороны владельцев и надзирателей.

Макгроу-Хилл, «История и география Соединенных Штатов: рост и конфликты», Калифорния, стр. 449; Макгроу-Хилл, «История Соединенных Штатов до 1877 года», Техас, стр. 443.

Калифорния упоминает «лавандовую панику», направленную против тысяч геев и лесбиянок.

Пирсон, «История Соединенных Штатов: двадцатый век», Калифорния, стр. 486; Пирсон, «История Соединенных Штатов: с 1877 г. по настоящее время», Техас, стр. 456.

Калифорния заявляет, что исследования Альфреда Кинси и ранние операции по смене пола бросили вызов «послевоенным идеалам» в отношении пола.

Пирсон, «История Соединенных Штатов: двадцатый век», Калифорния, стр. 498; Пирсон, «История Соединенных Штатов: с 1877 г. по настоящее время», Техас, стр. 470.

В обоих штатах особое внимание уделяется борьбе женщин с дискриминацией на рабочем месте. Только в Калифорнии говорят, что контроль над рождаемостью сыграл свою роль, «позволив женщинам лучше контролировать свою сексуальность и планирование семьи».

Макгроу-Хилл, «История и география Соединенных Штатов: преемственность и изменения», Калифорния, стр.627; Макгроу-Хилл, «История Соединенных Штатов с 1877 года», Техас, стр. 525.

Стефани Куглер, учитель истории восьмого класса из Западного Сакраменто, штат Калифорния, сказала, что она расширила идею, упомянутую в кратком виде в учебнике для ее класса, о женщинах, которые переодевались мужчинами, чтобы сражаться в Гражданской войне и продолжали жить как мужчины, в весь урок о солдатах, которых сегодня считали бы трансгендерами. Студенты читают отчеты о жизни этих солдат наряду с более традиционными источниками, такими как письма, написанные чернокожим солдатом Союза и солдатом Конфедерации.

Ее цель, по словам г-жи Куглер, состояла в том, чтобы «сделать действительно достоверным» разговор о разнообразии в контексте каждого исторического периода.

В то время как оба штата посвящают много страниц женскому движению, книги Техаса, как правило, избегают обсуждения секса или сексуальности.

Иммиграция и нативизм являются основными темами в американских учебниках истории.

McGraw-Hill, «История и география Соединенных Штатов: преемственность и изменение», Калифорния, стр.736

California содержит отрывок из романа о доминиканско-американской семье.

McGraw-Hill, «История Соединенных Штатов с 1877 года», Техас, стр. 609

.

Там же,

Техас выделяет голос агента пограничной службы.

Майкл Тиг, агент пограничной службы, фигурирует в техасском издании учебника McGraw-Hill для 11-го класса.Он обсуждает свои опасения по поводу незаконного оборота наркотиков и говорит: «Если вы широко откроете границу, вы вызовете политические и социальные потрясения».

История мистера Тига представлена ​​в конце главы о недавней иммиграции, наряду с отчетами вьетнамского иммигранта и американца мексиканского происхождения во втором поколении.

Этот раздел в калифорнийском издании той же книги посвящен длинному отрывку из романа Хулии Альварес «Как девушки из Гарсии потеряли свой акцент».Это касается напряженности между поколениями в доминиканско-американской семье.

В письменном заявлении Макгроу-Хилл сказал, что полностраничный рассказ о пограничном патруле не был включен в калифорнийское издание, потому что он не помещался рядом с литературным отрывком. А во время выпуска техасского издания, шесть лет назад, государственные стандарты требовали от студентов анализа как «легальной, так и нелегальной иммиграции в Соединенные Штаты».

Напротив, калифорнийские учебники с большей вероятностью отмечают, когда историческая личность была иммигрантом.И они включают более подробную информацию о роли иммигрантов, таких как японские и филиппинские сельскохозяйственные рабочие, в рабочем движении.

Калифорния является одним из многих штатов, которые в последние годы просят учителей и учебники освещать вклад конкретных групп иммигрантов, включая американцев азиатского происхождения, жителей островов Тихого океана, американцев европейского происхождения и американцев мексиканского происхождения.

Только Калифорния утверждает, что Леви Страусс был немецким еврейским иммигрантом.

Макгроу-Хилл, «История и география США: рост и конфликт», Калифорния, стр.416; Макгроу-Хилл, «История Соединенных Штатов с 1877 года», Техас, стр. 417.

Калифорния рассказывает историю Вонга Кима Арка, чье дело Верховного суда 1898 года установило гражданство по праву рождения для детей иммигрантов; В техасском издании, которое старше, этот случай не упоминается, но в нем упоминается Закон об исключении китайцев.

HMH, «Американская история: реконструкция до наших дней», Калифорния, стр. 247; HMH, «Американцы: история Соединенных Штатов с 1877 года», Техас, стр.289

Эти дополнения являются одной из причин, по которой калифорнийские книги почти всегда длиннее техасских.

Калифорнийский совет по образованию принял обширную 842-страничную структуру социальных исследований в 2016 году. Два года спустя школьный совет Техаса упростил свои стандарты социальных исследований, которые теперь изложены на 78 сильно сжатых страницах.

Критики подхода Калифорнии говорят, что создание государственных стандартов и учебников более длинными и инклюзивными может оказаться непосильным для учителей, пытающихся быстро пройти через сотни лет материала.

Оба государства подчеркивают

роль крупного бизнеса от Золотого века до наших дней.

HMH, «Американская история: реконструкция до наших дней», Калифорния, стр. 160

.

Калифорния критически относится к имущественному неравенству и влиянию таких компаний, как Standard Oil, на окружающую среду.

HMH, «Американцы: история Соединенных Штатов с 1877 года», Техас, стр.235

Техас , скорее всего, прославляет свободное предпринимательство и таких предпринимателей, как Эндрю Карнеги.

Техасские политики решительно настроены на то, чтобы дать студентам позитивное представление об американской экономике; с 1995 года закон штата требует, чтобы курсы экономики для старших классов предлагали «акцент на системе свободного предпринимательства и ее преимуществах». Этот акцент, кажется, проник и в учебную программу по истории.

Учебные материалы в Калифорнии, напротив, иногда читаются как брифинг с митинга Берни Сандерса.«Зияющая пропасть между имущими и неимущими и что с этим делать — один из главных вопросов нашего времени», — говорится в государственной программе социальных исследований 2016 года.

В результате калифорнийские учебники с большей вероятностью прославляют профсоюзное движение, критикуют концентрацию богатства и сосредотачиваются на том, как промышленность загрязняет окружающую среду.

Калифорния ссылается на «разрыв в доходах» и объясняет, что свою роль сыграли «изменения в налоговых структурах и программах социальной защиты» и «более высокие расходы на образование, уход за детьми и жилье».Оба государственных издания обсуждают экономическое неравенство в связи с движением «Захвати Уолл-стрит» и упадком профсоюзов.

Пирсон, «История Соединенных Штатов: двадцатый век», Калифорния, стр. 728; Пирсон, «История Соединенных Штатов: с 1877 г. по настоящее время», Техас, стр. 687.

В старом техасском издании освещается дополнительная республиканская критика экологической политики президента Барака Обамы, а в калифорнийской книге обсуждается угроза повышения уровня моря.

Пирсон, «История Соединенных Штатов: двадцатый век», Калифорния, стр. 749; Пирсон, «История Соединенных Штатов: с 1877 г. по настоящее время», Техас, стр. 709.

И в калифорнийском, и в техасском учебниках для 11-х классов от Pearson говорится: «Главный аргумент против природоохранного законодательства заключается в том, что оно наносит ущерб экономике и промышленности страны».

Техасское издание идет еще дальше, освещая критику федеральных усилий по субсидированию зеленой энергетики: «Республиканцы обвиняют правительство в растрате денег налогоплательщиков, например, путем поддержки обанкротившегося производителя солнечных батарей Solyndra.Скандал вокруг Solyndra привлек внимание консерваторов в 2011 году, когда компания обанкротилась после получения кредита на полмиллиарда долларов, гарантированного государством.

В техасской книге также говорится, что действия Америки в отношении глобального потепления могут не иметь значения, если Китай, Индия, Россия и Бразилия также не будут действовать.

Калифорнийское издание не упоминает Солиндру или другие народы. Тем не менее, он включает раздел об угрозе для американских штатов и городов из-за повышения уровня моря, отмечая, что воздействие на туризм во Флориде может нанести ущерб экономике этого штата и что транспортные сети и здания могут оказаться под угрозой.

В письменном заявлении Пирсон сказал, что различия между книгами можно объяснить главным образом тем фактом, что калифорнийская книга была опубликована несколькими годами позже, и что опасения по поводу прибрежных наводнений «в последние годы усилились».

Отдел истории и культуры

Отдел истории и культуры — Штат Делавэр

Маски обязательны во всех государственных зданиях с 16 августа для всех людей старше 2 лет.Подробнее

Посетите наши музеи

Пять музеев дивизии рассказывают о вкладе Первого штата в историю и культуру Соединенных Штатов.


Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Получайте ежемесячный электронный информационный бюллетень «Спасая историю Делавэра», в котором публикуются мероприятия, спонсируемые подразделением, и статьи по истории и сохранению исторического наследия.


Исторический заповедник

Управление по сохранению исторического наследия штата управляет широким спектром федеральных программ и программ штата, которые определяют, регистрируют и помогают сохранить исторические места и уникальную культурную самобытность Делавэра.



Чем мы занимаемся


Сохранение наследия Делавэра и демонстрация исторического наследия нашего штата являются руководящими принципами нашего агентства.Благодаря активному сохранению исторического наследия усилия, увлекательные образовательные программы, стимулирующие выставки и превосходное обслуживание клиентов, подразделение стремится улучшить качество жизни в штате Делавэр, помогая людям понять те аспекты нашего прошлого, которые сделали этот штат таким, какой он есть сегодня.


Узнать больше

История | Государственный секретарь штата Алабама

Офис государственного секретаря существовал еще до того, как Алабама стала штатом. Первый государственный секретарь Генри Хичкок (1818-1819) служил на территории Алабамы.Государственный секретарь занимал двухлетний срок с момента, когда Алабама стала штатом в 1819 году, до тех пор, пока Конституция 1901 года не установила этот срок в четыре года. Вплоть до 1868 года государственный секретарь избирался законодательным собранием, но с тех пор избирается всеобщим голосованием.


  Нажмите здесь, чтобы просмотреть брошюру с историей SOS, подходящую для печати.


Ниже приведен полный список мужчин и женщин, занимавших посты госсекретаря Алабамы:

Секретарь

Год

 

Секретарь

Год

Генри Хичкок

1818-1819

 

Сайрус Б. Коричневый

1910-1915

Томас А. Роджерс

1819-1821

 

Джон Пурифой

1915-1919

Джеймс Дж. Плезантс

1821-1824

 

Уильям Пейтон Кобб

1919-1923

Джеймс И.Торнтон

1824-1834

 

Сидни Герберт Блан

1923-1927

Эдмунд А. Вебстер

1834-1836

 

Джон Марвин Брэндон

1927-1931

Томас Б.Танстолл

1836-1840

 

Пит Брайант Джармен-младший

1931-1935

Уильям Гаррет

1840-1852

 

Дэвид Хауэлл Тернер

1935-1939

Винсент М. Бенхам

1852-1856

 

Джон Марвин Брэндон

1939-1943

Джеймс Х. Уивер

1856-1860

 

Дэвид Хауэлл Тернер

1943-1944

Патрик Х.Бриттан

1860-1865

 

Пул Сивиллы

1944-1951

Альберт С. Элмор

1865-1866

 

Агнес Баггетт

1951-1955

Дэвид Л.Далтон

1866-1867

 

Мэри Техас Хёрт Гарнер

1955-1959

Мика Таул

1867-1868

 

Бетти Фринк

1959-1963

Чарльз А. Миллер

1868-1870

 

Агнес Баггетт

1963-1967

Джабез ​​Дж. Паркер

1870-1872

 

Мэйбл Сандерс Амос

1967-1975

Патрик Рэгланд

1872-1873

 

Агнес Баггетт

1975-1979

Неандер Х.Рис

1873-1874

 

Дон Сигельман

1979-1987

Руфус К. Бойд

1874-1878

 

Глен Браудер

1987-1989

Уильям В.Винты

1878-1882

 

Фред Кроуфорд

1989-1989

Эллис Фелан

1882-1885

 

Перри А. Хэнд

1989-1991

Чарльз С.Лэнгдон

1885-1890

 

Кэмп Билли Джо

1991-1993

Джозеф Д. Бэррон

1890-1894

 

Джим Беннетт

1993-2003

Джеймс К.Джексон

1894-1898

 

Нэнси Л. Уорли

2003-2007

Роберт П. Макдэвид

1898-1903

 

Бет Чепмен

2007-2013

Дж.Томас Хефлин

1903-1904

 

Джим Беннетт

2013-2015

Эдмунд Р. Макдэвид

1904-1907

 

Джон Х. Меррилл

2015-

Фрэнк Н.Джулиан

1907-1910

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оживление государственной истории в классе | Взгляды на историю

В выпуске журнала Perspectives за ноябрь 1992 года Джеймс Р.Ленинг бросил вызов мнению критиков исторического образования о том, что американские студенты не знают своей собственной и мировой истории. Его беспокоила история, которую они знают, — история, ограниченная с точки зрения географии, пола, расы и времени. Он обнаружил, что американская история «в основном мужская, белая, восточная и вращается вокруг революции и гражданской войны». Это также далеко — почти все его ученики из Юты ничего не знали ни о заселении Юты, ни об истории мормонизма.

В течение последних двух лет я был связан с группой, заинтересованной в возрождении исследований в штате Нью-Джерси. Чтобы получить некоторую справочную информацию и взгляд на проблемы и вопросы, стоящие перед нами, я предложил взглянуть на состояние государственных исследований по всей стране. То, что я обнаружил, объясняет комментарии Ленинга о своих учениках, и это вопрос, о котором должны знать все историки, занимающиеся историческим образованием.

Студенты колледжа в штате Юта, несомненно, забыли свою местную историю.Государство требует, чтобы она изучалась в 4-м классе, а затем (половина единицы) где-то в 7-м и 8-м классах. Не все это время уходит на историю. Неудивительно, что, когда студенты поступают в колледж, история штата кажется им далекой и неактуальной — все, что они помнят, должно быть совершенно блеклым.

Аналогичная ситуация в Нью-Джерси. История штата преподается в начальных классах1. Закон штата также требует, чтобы она каким-то образом была включена в учебную программу средней школы. Учителя часто не знают об этом требовании, а иногда и плохо подготовлены, чтобы что-то с этим сделать.Нигде нет требования, чтобы учителя изучали государственную историю, только чтобы они ее преподавали. Учащиеся заканчивают школу с минимальными знаниями, которые к 12 классу большинство уже забыло. Я видел результаты воочию. Моя дочь, которая учится в колледже за пределами штата, жаловалась, что другие студенты, даже преподаватели, высмеивают Нью-Джерси. Она знает, что на их комментарии есть фактические исторические опровержения, но говорит, что никогда не знала о государстве в школе достаточно, чтобы придумать ответы. Местное прошлое в Нью-Джерси так же туманно, как и в Юте, но проблема выходит за пределы этих двух штатов.

Статус изучения государственной истории

Недавно я начал изучать статус государственных исследований в Соединенных Штатах более систематически, чем когда собирал справочную информацию для исследовательской группы в Нью-Джерси, и я решил ответить на два взаимосвязанных вопроса:

  1. Какую историю (в частности, историю штата или изучение штата) требуют штаты и на каком уровне обучения?
  2. Должны ли учителя изучать историю штата, чтобы преподавать ее?

Ответить на первый вопрос оказалось гораздо проще, чем на второй. Я получил копию Национального обзора предложений курсов и тестирования по общественным наукам, детский сад – класс 12 (1991–92), который был подготовлен Советом государственных специалистов по социальным наукам. В этой публикации рассматриваются требования к учебным программам по общественным наукам от штата к штату.

Что требуют штаты? В Иллинойсе нужно обучать «патриотизму» и «правильному использованию флага» — и точка; ни государство, ни Соединенные Штаты, ни всемирная история не являются обязательными. Массачусетс, из всех мест (как колониальный историк, я нахожу это особенно надоедливым), требует только преподавания «конституции Содружества», но не истории штата в месте с особенно богатым прошлым.

Однако история Соединенных Штатов требуется почти во всех штатах — в некоторых в начальных классах, почти во всех в средней школе (один или два года). Большинству требуется немного европейской или мировой истории. Невада требует истории и правительства Соединенных Штатов и Невады в течение всех четырех лет средней школы, но не европейской или всемирной истории.

Государственная история обычно преподается в начальной школе. Тридцать один штат требует, чтобы его преподавали в 3 и 4 классах, шесть требуют, чтобы его преподавали, но не указывают класс, а двадцать четыре штата требуют, чтобы его преподавали в средней школе.Эти цифры гораздо менее впечатляющие, чем кажутся на первый взгляд, потому что существует значительное совпадение штатов, в которых история штата требуется как в начальной, так и в средней школе, а в восьми штатах, таких как Массачусетс, она вообще не требуется. Только десять штатов требуют, чтобы история штата преподавалась в средней школе (на Гавайях требуется один год «монархии» и один семестр более поздней истории). В шести штатах он предлагается как факультативный (Миннесота предлагает географию штата, но не историю). Несколько штатов требуют преподавания конституции штата, но не более того.2 В Нью-Гемпшире и Нью-Джерси есть одно и то же расплывчатое требование о том, чтобы учеба в штате каким-то образом была включена в учебную программу средней школы.

А учителя? Должны ли они изучать историю государства? Нет ни одной публикации, ни одного источника, который я мог бы найти, чтобы получить актуальный ответ. В 1976 году в рамках проекта «Учебная программа исследований штата Мэн» был проведен национальный опрос, в результате которого был подготовлен отчет, в котором, среди прочего, был дан ответ на этот вопрос. В рамках проекта было опрошено 49 штатов и получено 43 ответа.В 69% ответивших штатов есть законы, требующие обучения в штате, хотя только 43% предоставили для них учебные программы или пособия. Пятьдесят четыре процента имели программы подготовки учителей для преподавания государственных исследований, но только 38 процентов требовали, чтобы учителя изучали историю штата, чтобы иметь сертификат для ее преподавания. Между 1977 и 1992 годами произошли явные изменения. Например, Гавайи, которые тогда не требовали государственной истории, требуют ее сейчас. Тогда Массачусетс сделал это, но в настоящее время такого требования нет.

Чтобы получить дополнительную информацию, я написал в пятнадцать государственных департаментов образования3. На сегодняшний день я получил ответы от девяти (без ответа из Нью-Джерси). Только штат Висконсин указал, что учителя должны пройти государственное обучение (история или география), чтобы учить их. Все, кому я упоминал о своем проекте, говорили мне, что Техас требует, чтобы учителя изучали историю штата, но информация, присланная мне Техасом, противоречива.

В Административном кодексе Техаса от 1988 года говорится, что для преподавания на любом уровне в Техасе необходимо «изучить мультикультурное общество Техаса.Однако, по данным Техасского агентства по образованию, «не существует никаких особых требований к сертификации учителей, кроме сертификата по истории». в нем говорилось, что требования устанавливаются каждым учебным заведением (колледжем?): «Будущий учитель истории должен сдать экзамен по предмету, основанный на учебной программе государственной школы. Этот юридический мандат является косвенным средством иметь программу сертификации курсов истории на университетском уровне, которая соответствует программе истории средней школы. Этот нечеткий ответ (означает ли это, что история штата обязательна или нет?) на самом деле может предложить потенциальное решение. В любом случае Техас проводит конференции и предоставляет материалы по изучению штата для учителей.

Ближе к дому Донна Б. Мангер из Департамента образования Пенсильвании, человек, явно сочувствующий необходимости введения в штате требования об образовании, написала: «Боюсь, что ситуация… аналогична ситуации в Нью-Джерси». Другими словами, в Пенсильвании нет требований к учителям.

Чтобы получить некоторое представление о том, что я обнаружил, я, как и Ленинг, прочитал книгу Дайаны Равич и Честера Э. Финна-младшего, «Что знают 17-летние » (1987). Это исследование подтвердило мое мнение о том, что существует связь между тем, что мы требуем от учащихся, и тем, что они в конечном итоге узнают. Исследование пришло к выводу, что студенты очень мало знали американскую историю и западную литературу. С точки зрения американской истории, средний процент правильных ответов на общенациональном тесте составлял 54. 5. Если предположить, что те, кто набрал менее 60 процентов, не сдали экзамен, в отчете делается вывод, что половина учащихся не сдали тест. Основываясь на опыте Ленинга, я бы предположил, что если бы был проведен аналогичный тест по истории государства, он мог бы провалиться на 100 процентов.

Национальные рекомендации по реформе

Затем, зная, что другие знали о проблемах и предлагали решения, я просмотрел национальные рекомендации по реформированию учебной программы по истории. Я обнаружил, что они либо опускают историю штата, либо неопределенно называют ее «общественными исследованиями».Например, в отчете Комиссии Брэдли «Создание учебной программы по истории: рекомендации по преподаванию истории в школах (1987–88)» отмечается: «В настоящее время 15 процентов наших учащихся не изучают американскую историю в средней школе, и по крайней мере 50 процентов не изучают ни мировую историю, ни западную цивилизацию». Комиссия даже не спросила об истории государства. Поэтому неудивительно, что в отчете конкретно рекомендовались улучшения только в американской истории, западной цивилизации и всемирной истории.В отчете перечислены подтемы американской истории, включая «семейную и местную историю», но не история штата. Он также предложил три модели преподавания истории в начальных школах; первые два шаблона включают историю штата в 4-м классе (наиболее часто встречающийся в настоящее время шаблон), а в третьем шаблоне история штата вообще не упоминается.

В отношении того, чему должны учиться учителя, комиссия рекомендует, чтобы «для сертификации учителей общественных наук в средних и старших классах требовалось завершение серьезной программы по истории на уровне колледжа или университета.К учителям начальных классов (государственная история или любая другая) требований не предъявляется, хотя иногда им приходится преподавать государственную историю.

Составление курса: социальные науки для 21-го века (1989), отчет, составленный Национальной комиссией по социальным исследованиям в школах, рекомендует преподавать общественную, национальную и всемирную историю (последние два как три- последовательность лет в старшей школе с экономикой и политикой в ​​12 классе), но делает явный акцент на необходимости расширения глобальных знаний. Он никогда конкретно не рекомендует изучение штата, вместо этого отмечая, что « там, где это предписано , историю штата и географию можно преподавать вместе с местным сообществом, уделяя особое внимание социальным изменениям в пределах штата». (Выделение добавлено.) В нем предлагается использовать местную историю, чтобы «помочь учащимся сориентироваться в их ближайших окрестностях и побудить их быть более активными в своем собственном сообществе». Согласно отчету, такое предложение должно быть удалено из 4-го класса, где его «нельзя преподавать на любой глубине», и помещено в 7-й или 8-й класс после истории Соединенных Штатов.Несомненно, есть потребность в большей национальной и всемирной истории. Но проблема с этими рекомендациями заключается в том, что исследования штатов часто не являются обязательными, а там, где они проводятся, это относится к 4 классу. Рекомендации могут привести к меньшему, а не большему количеству истории штата, что было бы прискорбно.

Мой опыт преподавания истории Нью-Джерси был особенно полезным. Вместо того, чтобы быть старомодным и неактуальным, изучение государства делает всю историю актуальной для студентов, потому что помогает им увидеть, что история буквально окружает их повсюду.Старший студент, просидевший семестр истории Нью-Джерси, сказал мне, что никогда больше не будет проезжать мимо исторического памятника, не увидев его, или проезжать мимо исторического места, не желая останавливаться. Студенты относятся к истории государства и откликаются на нее с энтузиазмом. Коллеги дали аналогичные ответы, используя примеры из Нью-Джерси для преподавания географии, литературы и антропологии. У меня была студентка на курсе Американской революции, которую настолько заинтриговали местные примеры, что она спрашивала: «А как насчет Нью-Джерси?» если бы я забыл упомянуть Нью-Джерси.

В отчете Равича рекомендовалось не только больше преподавать историю в школах, но и оживить ее частым использованием рассказов, журналов, рассказов, биографий и автобиографий. Мы также должны добавить изучение штатов в учебную программу и предоставить государственные и местные примеры, которые сделают историю более актуальной и актуальной. Это можно и нужно делать как в рамках отдельных курсов истории штата, так и путем включения материалов штата в существующие курсы истории США. Например, в Нью-Джерси легко объяснить прогрессивизм, говоря о Вудро Вильсоне, который, будучи губернатором, проталкивал реформы через законодательные органы; обсудить индустриализацию, указав на ранний Патерсон, где производились шелковые ткани; и проиллюстрировать движение за избирательное право, упомянув отказ Люси Стоун платить налоги в Orange, потому что это было «налогообложение без представительства.Подход «это случилось здесь» привлекает внимание студентов, особенно тех, кто учится на конкретных, а не на абстрактных примерах.

Есть еще одно оправдание изучения государственной истории, о котором стоит помнить. В статье «Преподавание государственной истории: анахронизм или возможность?» Рода Р. Гилман поддерживает государственную историю из-за возможности, которую она дает, чтобы иметь дело с культурным разнообразием, включать меньшинства, женщин и семьи, а также использовать микрокосм для иллюстрации глобального мира. 4 Она утверждает, что государственная история не обязательно должна быть «скучной» или «напыщенной», что она может и должна быть уважаемой частью дисциплины. Нью-Джерси, например, всегда был разнообразным, обычно интересным и иногда действительно нуждался в «бустеризме».

Но Гилман также говорит, что, в отличие от нации, «идентичность государства не определяется властью и политикой». Напротив, нам нужно помнить, что государства по-прежнему являются политическими образованиями, имеющими индивидуальную политическую историю. Наши студенты (мы надеемся) собираются голосовать за губернаторов штатов и законодателей, которые занимаются государственными и местными вопросами.Некоторое знание прошлого своего штата помогло бы им сделать рациональный выбор. Это также могло бы сделать более приемлемой уплату государственных налогов, которые помогают обеспечивать государственные учреждения, включая колледжи, университеты, музеи и исторические парки.

Тем временем неспособность учить о наших состояниях привела к печальным последствиям. Ученики Ленинга невежественны, моя дочь не может защитить свое наследие, а учителя учат тому, чему их никогда не учили. И есть проблемы, которые первоначально привели мою группу в Нью-Джерси к решению этих проблем: проблемы с поиском материалов для использования в классе (особенно на уровне колледжа), издатели, не заинтересованные в выпуске новых материалов, потому что они думают, что аудитория слишком мала, историческая проблема штата. общество на грани банкротства, государственная историческая комиссия, почти уничтоженная угрозами сокращения бюджета, и большое количество краеведческих музеев, парализованных отсутствием поддержки.

На пути к изменению статус-кво

Какие ответы? Что можно сделать, чтобы обратить это вспять?

  1. Те, кто работает над реформой образования по отечественной истории, должны найти место для государственных исследований. Антифедералисты ошибались: государства не исчезли и не были поглощены.
  2. Мы все можем включать больше государственных и местных примеров, когда мы преподаем, и мы можем отправлять студентов в местные исторические музеи и достопримечательности. Когда государственные и местные примеры иллюстрируют более широкие вопросы, они могут пробудить интерес ко всей истории.
  3. Организация и поддержка истории. На национальном уровне в настоящее время существует Национальная сеть исторического образования, занимающаяся вопросами политики в области исторического образования, и Альянс преподавателей истории, призванный способствовать сотрудничеству. Параллельно с этим в Нью-Джерси работают Защитники истории Нью-Джерси (для лоббирования) и Академический альянс исследований Нью-Джерси (для сбора детского сада через учителей колледжей и сотрудников музеев и исторических агентств). Обе группы были созданы в последние два года в ответ на проблемы в государстве.
  4. Вестибюль. Давление на законодательные органы штатов, чтобы они требовали больше истории (включая исследования штатов) на всех уровнях, а также дополнительные требования к сертификации учителей. Настаивайте на большей поддержке музеев и исторических обществ (они также обучают). Посмотрите, какие курсы истории местные колледжи и университеты требуют от потенциальных преподавателей (решение «Техас» может быть наиболее практичным).
  5. Поделиться. Сотрудничайте с другими на всех уровнях.
  6. Создайте аудиторию.Академический альянс исследований Нью-Джерси получил грант от Комитета Нью-Джерси по гуманитарным наукам на проведение в 1993–1994 годах серии конференций по исследованиям в Нью-Джерси. Мы пытаемся создать аудиторию для прохождения курсов, покупки книг и посещения исторических музеев и достопримечательностей. Если мы потерпим неудачу, будущие студенты действительно окажутся невежественными, а государства исчезнут — по крайней мере, из учебников истории.

Примечания

1. В исследовании 1979 года сообщалось, что занятия в Нью-Джерси преподаются тематически (правительство, промышленность, индейцы, транспорт, города, сельское хозяйство, люди, коммуникации, отдых, образование) чаще всего в 4 классе.Кеннет Джоб, «Взгляд на то, чему они учат в исследованиях Нью-Джерси», New Jersey Education Association Review (май 1979 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.