Что такое презумпция невиновности определение: Прокуратура разъясняет понятие презумпции невиновности

Содержание

Прокуратура разъясняет понятие презумпции невиновности

Презумпция невиновности получила отражение в статье 49 Конституции Российской Федерации: "Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда".

Из презумпции невиновности вытекают четыре правила, которые отражают ее юридический смысл:

1. Никто не может быть осужден на предположениях о виновности в совершении преступления.

2. Бремя доказывания виновности лежит не на обвиняемом, а на обвинителе.

3. Все сомнения, возникшие по поводу виновности обвиняемого, толкуются в его пользу.

4. Недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях о виновности, лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Иначе говоря, предположения, мнения, умозаключения при решении основного вопроса по уголовному делу о виновности, не принимаются во внимание. Значение этой информации в качестве доказательства юридически ничтожно.

Ни подозреваемый, ни обвиняемый свою невиновность доказывать не обязан.

Обвиняемый может активно доказывать свою невиновность (например, свое алиби, т.е. тот факт, что в момент совершения преступления он находился в другом месте). Но это его право, а не обязанность. Обвиняемый (подозреваемый) может занять позицию полного неучастия в своем оправдании. Доказывать обвинение обязан тот, кто его выдвинул. На предварительном расследовании - это следователь, дознаватель, а в суде - государственный обвинитель.

Согласно ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации все неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого. Это означает, что если оценка собранных по делу доказательств вызывает у следователя или суда неуверенность относительно виновности обвиняемого, а все возможности пополнения необходимой доказательственной базы исчерпаны, их юридическая обязанность заключается в том, чтобы реабилитировать обвиняемого. Следователь выполняет эту обязанность путем прекращения уголовного дела по соответствующему основанию, а суд - путем вынесения оправдательного приговора.

Гражданин, виновность которого не доказана, так же как и гражданин, чья невиновность доказана, является реабилитированным.

Роль презумпции невиновности в общественной жизни всецело зависит от политического режима, господствующего в данном государстве, что подтверждает ее глубокие социально-политические корни. В демократическом правовом государстве она является краеугольным камнем уголовной юстиции, символизирующим уважительное отношение к человеческой личности как высшей социальной ценности.

Презумпция невиновности – важнейший принцип уголовного процесса

Презумпция невиновности – важнейший принцип уголовного процесса

В соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В первой части данной статьи раскрывается понятие презумпции невиновности - принципа, согласно которому никто не может быть обвинен в совершении преступления, пока не будет доказано обратное.

На международном уровне данный принцип закреплен в статье 11 Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948, а также в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966.

Вышеуказанная норма распространяется как на обвиняемого (лица, в отношении которого вынесены постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт), так и на подозреваемого (лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо которое задержано по одному из указанных в законе оснований, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в установленном законом порядке).

Виновность лица непременно должна быть установлена вступившим в законную силу приговором суда. Ни заключение обвиняемого под стражу, ни назначение судебного заседания, ни даже провозглашение обвинительного приговора не являются основаниями считать лицо виновным в инкриминируемом ему деянии. Лишь с момента вступления приговора в законную силу лицо считается виновным в совершении преступления.

В случае, если судом вынесен оправдательный приговор, лицо признается невиновным в совершении деяния.

Часть 2 статьи 49 Конституции Российской Федерации гласит - обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Это означает, что бремя доказывания (т.е. установления обязательных применительно к конкретному делу обстоятельств) возложено на сторону обвинения, а точнее, на определенный государственный орган, осуществляющий функцию уголовного преследования.

Решение суда о виновности обвиняемого не может основываться на том, что он не сумел опровергнуть обвинение, не представил доказательства, подтверждающие свою непричастность к совершению инкриминируемого ему преступления, или же отказался от дачи показаний. Обязанность представления доказательств не может быть возложена и на защитника обвиняемого. Вполне естественно, что защитник выясняет все обстоятельства, имеющие значение для подзащитного, однако доказательства, говорящие в пользу обвиняемого, представленные его защитником, призваны лишь поставить под сомнение выводы обвинения, а никак не опровергать его в обязательном порядке.

Согласно части 3 части статьи 49 Конституции Российской Федерации, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В случае, если оценка собранных по делу доказательств вызывает у стороны обвинения или суда сомнения в виновности лица, тогда как все возможности пополнения доказательной базы исчерпаны, обвиняемый должен быть оправдан.

Сомнения толкуются в пользу обвиняемого не только лишь относительно вопроса о его виновности (невиновности), но и касательно других связанных с этим аспектов: о наличии (отсутствии) смягчающих и отягчающих обстоятельств, об объеме обвинения и т.д.

Если уголовное дело на момент появления неустранимых сомнений не направлено в суд для рассмотрения по существу, следователь (дознаватель) обязан прекратить его. На судебной же стадии вынести в отношении подсудимого оправдательный приговор обязан суд первой или апелляционной инстанций.

Обвинительный или оправдательный приговор в кассационном или надзорном порядке также могут быть отменены или изменены в связи с тем, что обстоятельства, квалифицированные ранее как противоправные, получили иную оценку со стороны вышестоящих судов.

Пересмотр в кассационном и надзорном порядках приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

 

 

Прокуратура Михайловского района 

Презумпция виновности?

В ст. 49 Конституции РФ закреплен один из важнейших правовых принципов защиты прав человека – лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Указанный конституционный принцип согласуется с уголовно-процессуальным законодательством. Так, в ст. 14 УПК РФ также закреплен принцип презумпции невиновности. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, несет сторона обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Национальное законодательство России, в свою очередь, согласуется с ч. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция), согласно которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его невиновность не будет установлена законным порядком.

Таким образом, следуя букве закона, положениям УПК РФ, Конституции РФ и Конвенции, а также здравому смыслу, человек, в отношении которого не вынесен обвинительный приговор, юридически невиновен.

На практике в силу отсутствия закона, регулирующего права и положение лиц, чья вина в законном порядке еще не установлена, но подвергающихся уголовному преследованию и содержанию под стражей, эти лица с момента задержания находятся в ведении органа, исполняющего наказания (ФСИН), и фактически несут наказание с момента их задержания. В настоящее время права лица, заключенного под стражу в период предварительного расследования, более ограниченны и ущербны, нежели права осужденных (признанных виновными), а органы предварительного расследования зачастую используют меру пресечения в виде стражи в целях оказания на подследственного психологического давления.

Согласно ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства заключается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Цель и задача уголовно-исполнительной системы – исполнение приговора, в том числе работа с осужденными, направленная на их возможное исправление. Согласно УПК РФ (ст. 97, 99, 108) цели и задачи применения меры пресечения – организация и осуществление правосудия. Согласно ст. 5 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-I «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы» (далее – Закон об учреждениях, исполняющих уголовное наказание) в уголовно-исполнительную систему помимо учреждений, исполняющих наказания, входят следственные изоляторы. Формально УПК РФ и УИК РФ не регулируют правоотношения между государством в лице специального органа и лицом, чьи конституционные права ограничены мерой пресечения на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства, а также третьими лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются применением меры пресечения к уголовно преследуемому лицу.

УПК РФ регламентирует процессуальные отношения между сторонами обвинения (потерпевший, прокуратура, органы предварительного расследования, свидетели), защиты (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, т. е. свидетели) и судом. Следственные изоляторы в этот круг не входят. УИК РФ, в свою очередь, регулирует отношения по исполнению наказания между исполнительным учреждением и осужденными (признанными виновными) – СИЗО и подследственные в этот круг также не входят.

В настоящее время правовое положение задержанных, подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в России регулируется Законом об учреждениях, исполняющих уголовные наказания, а также другими правовыми актами (Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления», далее – Закон № 103-ФЗ), согласно которым в части условий содержания и обращения с подследственными практически не дифференцируются осужденные и не осужденные лица.

Цель меры пресечения – соблюдение баланса публичных и частных интересов, восстановление социальной справедливости. Однако в отсутствие специального закона и органа, регламентирующих правоотношения и права лиц, подвергшихся уголовному преследованию (подследственных и осужденных), ни о каком балансе интересов не приходится говорить.

В нашей судебной и правоохранительной системе, на мой взгляд, осталось колоссальное количество пережитков прошлого, не отвечающих принципам справедливости и гуманизма. Сейчас они воспринимаются правоприменителем как само собой разумеющееся. Думается, что Россия должна развиваться по пути справедливого гражданского общества и человеколюбия. По статистике1, во всем мире наблюдается тенденция снижения насильственной, то есть сопряженной с насильственными преступлениями против жизни и здоровья человека, половой неприкосновенности, хищений имущества в виде открытых хищений, грабежей и разбоев, преступности.

Думается, что меры пресечения в отношении подследственных и подсудимых могли бы быть более дифференцированными и адекватными, отвечающими задачам правосудия, интересам общества и веянию времени. И если содержание под стражей действительно необходимо, эта мера должна быть исключительной и соответствовать статусу юридически невиновного человека, а исполнять меру пресечения должны не карательные органы, а органы специальные, квалифицированные в плане работы с невиновными людьми.

Отношения между подозреваемыми, обвиняемыми и подсудимыми и органом, обеспечивающим их изоляцию от общества, фактически ничем не регулируются (за исключением отдельных инструкций, предписаний и норм, «разбросанных» по разным подзаконным актам, и т.д.). ФСИН выполняет обязанность по исполнению решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, можно сказать, в виде дополнительной нагрузки и факультативно, так как с точки зрения здравого смысла и логики система исполнения наказаний не должна распространять свое действие на юридически невиновных людей.

Считаю, что необходимо восполнить данный пробел и создать специальный орган, не входящий в состав ФСИН, в обязанности которого входило бы обеспечение исполнения мер пресечения в рамках уголовного судопроизводства. К ведению такого органа должны быть отнесены исполнение и контроль всех видов мер пресечения (от подписки о невыезде до заключения под стражу), регламентированных УПК РФ, а именно:

  • работа с лицами, подвергшимися уголовному преследованию (подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, не признанные виновными приговором суда), в отношении которых избрана мера пресечения, предусмотренная УПК РФ;
  • исполнение судебных актов (постановлений следователя, дознавателя) о применении меры пресечения;
  • взаимодействие с органами предварительного расследования, прокуратурой и судами;
  • взаимодействие с членами семей, родственниками и другими третьими лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются применением избранной меры пресечения к уголовно преследуемому лицу.

В рамках данной системы должны быть созданы специальные учреждения по содержанию подследственных до приговора суда. На мой взгляд, они должны приближаться к учреждениям жилого, гостиничного, больничного и санаторного типа с разными степенями охраны – в зависимости от социальной опасности конкретной личности. Кроме того, юридически невиновным лицам должна быть обеспечена возможность лечиться у выбранного врача, неограниченно общаться с семьей и родственниками, вести телефонные переговоры при условии их «прозрачности» и открытости, поддерживать функционирование бизнеса, продолжать обучение и т.д. Цель меры пресечения – наблюдение за осуществлением правосудия, а не наказание без вины.

В связи с этим полагаю также целесообразным направить запрос в Конституционный Суд РФ о соответствии Конституции РФ ст. 5 Закона об учреждениях, исполняющих уголовные наказания, и других правовых актов (Закон № 103-ФЗ), согласно которым не дифференцированы осужденные и не осужденные лица, виновные и не виновные (в отношении условий содержания, обращения с ними), а также о конституционности ст. 14 УПК РФ, предусматривающей фактическое размещение невиновных людей в учреждениях ФСИН.


1 «О природе человеческой агрессии». Открытая лекция академика, зав. кафедрой криминальной психологии факультета юридической психологии МГППУ Сергея Ениколопова (28 октября 2014 г. Санкт-Петербург).

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

 

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ - пра­во счи­тать­ся не­ви­нов­ным.

Об­ще­при­знан­ный в де­мо­кра­тическом об­ще­ст­ве пра­во­вой прин­цип. За­кре­п­лён на уров­не ме­ж­ду­на­род­но­го, кон­сти­ту­ци­он­но­го и национального от­рас­ле­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния (статья 11 Все­об­щей дек­ла­ра­ции прав че­ло­ве­ка 1948 года, статья 6 Ев­ро­пей­ской кон­вен­ции о за­щи­те прав че­ло­ве­ка и ос­нов­ных сво­бод 1950 года, статья 14 Ме­ж­ду­народного пак­та о гражданских и по­ли­тических пра­вах 1966 года, статья 66 Рим­ско­го ста­ту­та Ме­ж­ду­народного уго­лов­но­го су­да 1998 года, статья 49 Кон­сти­ту­ции Российской Федерации и другие).

В ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вых ак­тах, в Кон­сти­ту­ции Российской Федерации презумпция невиновности оп­ре­де­ля­ет­ся в чис­ле специальных га­ран­тий спра­вед­ли­во­го су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ст­ва и по­это­му рас­смат­ри­ва­ет­ся как прин­цип пра­во­су­дия.

Итория

Фор­му­ли­ров­ка презумпции невиновности бе­рёт на­ча­ло из римской пре­зумп­ции доб­ро­по­ря­доч­но­сти (praesumptio boni viri), ко­то­рая при­ме­ня­лась при раз­би­ра­тель­ст­ве иму­щественных спо­ров. В даль­ней­шем это пра­ви­ло транс­фор­ми­ро­ва­лось при­ме­ни­тель­но к сфе­ре уго­лов­ной юс­ти­ции в вы­ра­жен­ную в Ди­ге­стах фор­му­лу: in dubio pro reo (в слу­чае со­мне­ния - в поль­зу об­ви­няе­мо­го). В Ев­ро­пе док­три­на сфор­му­ли­ро­ва­на Ч. Бек­ка­риа («О пре­сту­п­ле­ни­ях и на­ка­за­ни­ях», 1764 год). Как за­ко­но­да­тель­ный прин­цип бы­ла про­воз­гла­ше­на в 1789 году во французской Дек­ла­ра­ции прав че­ло­ве­ка и гра­ж­да­ни­на.

Презумпция невиновности так­же бы­ла из­вест­на за­ко­но­да­тель­ст­ву и прак­ти­ке древних го­су­дарств (английскому пра­ву, северо-американскому за­ко­но­да­тель­ст­ву и другим).

В Рос­сии прин­цип презумпции невиновности сфор­му­ли­ро­ван А.Н. Ра­ди­ще­вым, за­тем эту идею раз­ви­ва­ли де­каб­ри­сты и другие. С XIX века презумпция невиновности ак­тив­но ис­сле­до­ва­лась в отечественной юри­дической ли­те­ра­ту­ре; уго­лов­ный про­цесс то­го вре­ме­ни ис­хо­дил «из пред­по­ло­же­ния не­ви­нов­но­сти».

В сис­те­ме современного пра­ва презумпция невиновности рас­смат­ри­ва­ет­ся пре­имущественно как ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вой и кон­сти­ту­ци­он­ный прин­цип уго­лов­но­го су­до­про­из­вод­ст­ва, од­на­ко его дей­ст­вие не ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся сфе­рой уго­лов­но-про­цес­су­аль­ных от­но­ше­ний.

Содержание

Сущ­ность презумпции невиновности за­клю­ча­ет­ся в том, что пра­во­вой ста­тус ли­ца как не­ви­нов­но­го субъ­ек­та, не­смот­ря на по­доз­ре­ния или об­ви­не­ния его в пра­во­на­ру­ше­нии (пре­сту­п­ле­нии), при­зна­ёт­ся го­су­дар­ст­вом; обя­зан­ность рас­смат­ри­вать ли­цо как не­ви­нов­ное до всту­п­ле­ния в за­кон­ную си­лу об­ви­ни­тель­но­го при­го­во­ра не за­ви­сит от субъ­ек­тив­но­го мне­ния ор­га­нов, осу­ще­ст­в­ляю­щих уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние; ог­ра­ни­че­ния, ко­то­рым мо­жет быть под­верг­ну­то ли­цо в свя­зи с по­доз­ре­ни­ем (об­ви­не­ни­ем), долж­ны быть со­раз­мер­ны це­лям су­до­про­из­вод­ст­ва и не мо­гут быть ана­ло­гом на­ка­за­ния; ка­ж­дый, кто под­верг­ся не­обос­но­ван­но­му пре­сле­до­ва­нию, име­ет пра­во на воз­ме­ще­ние при­чи­нён­но­го вре­да.

Современное со­дер­жа­ние прин­ци­па презумпции невиновности струк­ту­ри­ро­ва­но как по вер­ти­ка­ли (ис­хо­дя из юри­дической си­лы ис­точ­ни­ков его ре­гу­ли­ро­ва­ния), так и по го­ри­зон­та­ли (с учё­том его меж­от­рас­ле­вой при­над­леж­но­сти как к ма­те­ри­аль­ным, так и про­цес­су­аль­ным от­рас­лям пра­ва не толь­ко в пуб­лич­но-пра­во­вой сфе­ре). Презумпция невиновности обя­зы­ва­ет об­ра­щать­ся с ли­цом (до всту­п­ле­ния в за­кон­ную си­лу вы­не­сен­но­го в его от­но­ше­нии об­ви­ни­тель­но­го при­го­во­ра) как с не­ви­нов­ным не толь­ко ор­га­ны уго­лов­но­го су­до­про­из­вод­ст­ва, но и все государственные ор­га­ны, от ко­то­рых за­ви­сит реа­ли­за­ция пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти в об­лас­ти со­ци­аль­ных, тру­до­вых, из­би­ра­тель­ных, жи­лищ­ных и других прав. Со­от­вет­ст­вен­но, не­до­пус­ти­мо на­ру­ше­ние презумпции невиновности со сто­ро­ны лю­бых пред­ста­ви­те­лей пуб­лич­ной вла­сти.

В ос­но­ве презумпции невиновности ле­жат ма­те­ри­аль­но-пра­во­вые де­тер­ми­нан­ты (вме­няе­мость, субъ­ект­ность под­ле­жа­ще­го от­вет­ст­вен­но­сти ли­ца, ос­но­ва­ния от­вет­ст­вен­но­сти, фор­мы и ви­ды ви­ны, пра­ви­ла о не­ви­нов­ном при­чи­не­нии вре­да, о дей­ст­вии за­ко­на в про­стран­ст­ве, во вре­ме­ни, по кру­гу лиц). Кро­ме то­го, к пред­ме­ту ма­те­ри­аль­но-пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния от­но­сят­ся во­про­сы ква­ли­фи­ка­ции, ин­ди­ви­дуа­ли­за­ции от­вет­ст­вен­но­сти и на­ка­за­ния, в том числе ис­хо­дя из не­до­пус­ти­мо­сти объ­ек­тив­но­го и двой­но­го вме­не­ния (non bis in idem). При этом су­ще­ст­вую­щие в различных стра­нах и ис­точ­ни­ках раз­ли­чия в фор­му­ли­ров­ках этих пра­вил не мо­гут су­жать со­дер­жа­ние и сфе­ру их дей­ст­вия как об­ще­пра­во­вой га­ран­тии прав и сво­бод.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Как работает презумпция невиновности на примере Ефремова — Право на vc.ru

{"id":166242,"url":"https:\/\/vc.ru\/legal\/166242-kak-rabotaet-prezumpciya-nevinovnosti-na-primere-efremova","title":"\u041a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430\u0435\u0442 \u043f\u0440\u0435\u0437\u0443\u043c\u043f\u0446\u0438\u044f \u043d\u0435\u0432\u0438\u043d\u043e\u0432\u043d\u043e\u0441\u0442\u0438 \u043d\u0430 \u043f\u0440\u0438\u043c\u0435\u0440\u0435 \u0415\u0444\u0440\u0435\u043c\u043e\u0432\u0430","services":{"facebook":{"url":"https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/legal\/166242-kak-rabotaet-prezumpciya-nevinovnosti-na-primere-efremova","short_name":"FB","title":"Facebook","width":600,"height":450},"vkontakte":{"url":"https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/legal\/166242-kak-rabotaet-prezumpciya-nevinovnosti-na-primere-efremova&title=\u041a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430\u0435\u0442 \u043f\u0440\u0435\u0437\u0443\u043c\u043f\u0446\u0438\u044f \u043d\u0435\u0432\u0438\u043d\u043e\u0432\u043d\u043e\u0441\u0442\u0438 \u043d\u0430 \u043f\u0440\u0438\u043c\u0435\u0440\u0435 \u0415\u0444\u0440\u0435\u043c\u043e\u0432\u0430","short_name":"VK","title":"\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","width":600,"height":450},"twitter":{"url":"https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/legal\/166242-kak-rabotaet-prezumpciya-nevinovnosti-na-primere-efremova&text=\u041a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430\u0435\u0442 \u043f\u0440\u0435\u0437\u0443\u043c\u043f\u0446\u0438\u044f \u043d\u0435\u0432\u0438\u043d\u043e\u0432\u043d\u043e\u0441\u0442\u0438 \u043d\u0430 \u043f\u0440\u0438\u043c\u0435\u0440\u0435 \u0415\u0444\u0440\u0435\u043c\u043e\u0432\u0430","short_name":"TW","title":"Twitter","width":600,"height":450},"telegram":{"url":"tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/legal\/166242-kak-rabotaet-prezumpciya-nevinovnosti-na-primere-efremova&text=\u041a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430\u0435\u0442 \u043f\u0440\u0435\u0437\u0443\u043c\u043f\u0446\u0438\u044f \u043d\u0435\u0432\u0438\u043d\u043e\u0432\u043d\u043e\u0441\u0442\u0438 \u043d\u0430 \u043f\u0440\u0438\u043c\u0435\u0440\u0435 \u0415\u0444\u0440\u0435\u043c\u043e\u0432\u0430","short_name":"TG","title":"Telegram","width":600,"height":450},"odnoklassniki":{"url":"http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/legal\/166242-kak-rabotaet-prezumpciya-nevinovnosti-na-primere-efremova","short_name":"OK","title":"\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438","width":600,"height":450},"email":{"url":"mailto:?subject=\u041a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430\u0435\u0442 \u043f\u0440\u0435\u0437\u0443\u043c\u043f\u0446\u0438\u044f \u043d\u0435\u0432\u0438\u043d\u043e\u0432\u043d\u043e\u0441\u0442\u0438 \u043d\u0430 \u043f\u0440\u0438\u043c\u0435\u0440\u0435 \u0415\u0444\u0440\u0435\u043c\u043e\u0432\u0430&body=https:\/\/vc.ru\/legal\/166242-kak-rabotaet-prezumpciya-nevinovnosti-na-primere-efremova","short_name":"Email","title":"\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443","width":600,"height":450}},"isFavorited":false}

1742 просмотров

Сегодня с вами вот на какую тему хочу поговорить.

Я события, связанные с Ефремовым, с Пашаевым никак не оцениваю, потому что я не являюсь участником этих процессов. Я не знаю, в каком состоянии был Ефремов, я не знаю, что делал Пашаев, какие были доказательства в деле. Мне лично неизвестно, действительно ли Пашаев нарушил правила адвокатской этики и поэтому его лишили адвокатского статуса. Я сужу об этих фактах исключительно bз средств массовой информации.

А говорить мы будем сегодня о тех, кто потенциально может стать клиентом. А потенциально в нашей стране клиентом может стать каждый. Думаю, что многим известна пословица: «От тюрьмы и сумы не зарекайся!»

Так вот, про клиентов и про «пьяного Ефремова», и как эти два события связаны?

Сегодня, когда куда бы я ни пришел, знакомые и незнакомые, узнав, что я адвокат, меня спрашивают: «Вы за кого? Вы за Пашаева? Вы за потерпевшего? Пашаев настоящий адвокат? Вы за Ефремова, или против?" И когда я начинаю рассуждать на эту тему, то начинаю чувствовать некое сопротивление, идущее от задавшего вопрос слушателя, и затем, в большинстве случаев, не дождавшись, когда я закончу свое повествование, обязательно следует вопрос: «А если бы у вас погиб близкий родственник? Если бы вы лично стали пострадавшим, то как бы вы относились к этому «алкоголику» Ефремову, который совершил данное преступление?»

После таких вопросов я начинаю «закипать». Я отказываюсь верить в происходящее. Ведь у нас в стране многие, если не все, согласны, причем агрессивно согласны, что в России отсутствует правовая культура, практически все сми об этом говорят, напоминая, что судьи у нас ангажированы, что следствие у нас ведется плохо, и что, если следователь предъявил обвинительное заключение, то суд его (обвинительное заключение) не изменит и утвердит, вынесет обвинительный приговор в отношении подсудимого, и так далее.

И я наивно полагал, что люди должны настороженно относиться к тому факту, что если лицо признало вину – то вот уже оно, это лицо, и преступник. Сколько фильмов про тридцать седьмой год показывали… все видели эти «признательные» показания. Но нет. На примере Ефремова все оказывается «оказалось» не так.

Вот Ефремов признает вину, раскаивается и говорит, что «да, случилось страшное и непоправимое». В общем, доносит смысл, что он виноват, и признается в том, что вот он совершил это преступление. «Простите, пожалуйста. Больше сказать нечего!» - говорит Ефремов.

И когда дело поступает в суд, все вдруг увидели и узнали, что позиция Ефремова изменилась. Или адвокат Пашаев ему подсказал, или возникли какие-то другие факты, когда Ефремов, может быть, понял, или до него дошло, что, может быть, он и не виноват!

И Ефремов меняет свою позицию, и стал в суде через своего адвоката доносить информацию, общий смысл которой сводился к следующему: «Ребята, вот я не помню, что произошло, давайте сделаем экспертизу, давайте позовем свидетелей, давайте попробуем определить, где я мог находиться в момент совершения вот этого дорожно-транспортного происшествия».

И вдруг все средства массовой информации, граждане нашей страны стали кричать в один голос, что Ефремов не мужчина, опустился ниже плинтуса, потерял человеческое достоинство и не хочет, видите ли, идти в тюрьму! Стали ужасаться тому факту, что Ефремов решил потребовать предъявить доказательства его вины.

Все в один голос стали говорить, что вот, мол, он признался же, покаялся. Зачем проводить экспертизу? Все и так ясно!

Знаете, я просто не узнал свою страну! Ведь мы все дружно в девяностые годы говорили о том, что Вышинский в 1937 году провозгласил принцип презумпции виновности, когда царицей доказательства стало признание вины. И не важно было для 37-го года - били человека, и он признался, истязали его, и он признался, шантажировали его, и он признался! Это было не важно. Важно было, чтобы он подписал, написал собственноручно, как он совершил это «злодеяние».

И как только человек признался - далее следователю не нужно было работать ни с какими доказательствами, а уже просто передавать это его чистосердечное признание в суд. А суд, в свою очередь, очень спокойно, на основании собственноручно написанного человеком объяснения, признавал его виновным, приговаривал его к лагерям или приговаривал его к расстрелу. И все! Царица доказательств самооговор, чистосердечное признание своей вины отлично работала! То есть, если человек рассказал про себя, что он преступник, то вот и все, чего уже дальше-то расследовать.

Прошли те времена, пришли девяностые годы. Россия очень гордилась, что принцип «царицы» доказательств канул в лету, что недостаточно чистосердечного признания, недостаточно раскаяния. Даже если преступник раскаялся в своем деянии, чистосердечно признался и все описал, то со следователей, тех, кто расследует это преступление, не снимается обязанность брать и расследовать и доказывать. Проводить экспертизу, проводить очные ставки, то есть, доказывать его вину.

То есть, собственноручное объяснение, которое человек дал во время задержания должно быть и оцениваться как дополнительное доказательство, и не может быть основным.

А что мы видим на примере обвинения Ефремова? Фактически все средства массовой информации и просто граждане стали кричать, что Ефремов уже признался, что работникам следственных органов не надо ничего фактически доказывать, поэтому он должен сидеть.

Адвокат Пашаев возражает, что «давайте сделаем первое, второе, третье». «Следователь не сделал необходимого» - говорит Пашаев.

И как реагирует общественность? Как себя ведут наши граждане. Они так себя ведут, как будто они живут в какой-то другой стране. Как будто они не знают и напрочь забыли, что их предки, их дедушки, бабушки, прабабушки жили в тридцатые годы. Как они, наши предки, ходили под этим Дамокловым мечом возможности предъявления обвинения исходя из чистосердечного раскаяния.

Знаете, как этот принцип чистосердечного признания реализуется на практике сегодня? Вот человека схватили работники правоохранительных органов и сказали: «Напиши нам объяснение, что вот так-то и так-то, и мы тебя в следственный изолятор сейчас не отправим».

Человек находится в стрессе, он пишет, что от него требуют. Написав это, его в следственный изолятор действительно не отправили, но бумажку в дело подложили.

И когда следователь уже на основании этой бумажки и каких-то других доказательств возбудит уголовное дело, затем предъявит обвинительное заключение, это обвинительное заключение утвердит прокурор и дело окажется в суде, дальше получится другая ситуация.

Вот я – участник этого процесса. Я говорю, что «уважаемый суд, ваша честь, подсудимый не виновен, потому что есть вот такие-то доказательства, есть алиби, подсудимый не находился в этот момент на месте преступления, есть другие доказательства. Следователь не сделал «один, два, три». Следователю еще нужно сделать экспертизу, «второе, третье, четвертое». Прокурор достает бумажку, то самое объяснение, и показывает его суду.

- Смотрите, уважаемый суд, подсудимый собственноручно это написал. Смотрите, уважаемый адвокат, что ты тут нам мелешь? Он это написал собственноручно. Подсудимый, посмотрите, это ваша подпись стоит?

- Да меня били, – объясняет подсудимый, – да меня принудили».

- Не снимали мы с тебя никаких побоев»- парирует прокурор.

Все, и все, ребята. Не надо никому работать больше. Уважаемые граждане, вы это поддерживаете, средства массовой информации, вы это поддерживаете?

Или я прихожу в какой-то коллектив, и мне говорят: «Он же признался». Все, это единственный аргумент. Судят уже по вот этому признанию, судят! Но есть же пословица «Не судите, да не судимы будете!»

Поэтому, уважаемые клиенты, и вообще, я граждан призываю, я для них сегодня это пишу. Не нужно, нельзя спешить с выводами, не спешите с выводами, не делайте это вперед и за кого-то.

Пусть работают те, кому положено работать, кому положено стоговать доказательства, кто поступил на службу для того, чтобы эти доказательства собирать, и кто поступил на службу для того, чтобы эти обстоятельства судить.

Но нельзя гражданам поддерживать такие явления, как чистосердечное признание, и что чистосердечное признание это супердоказательство.

Не является Ефремов здесь исключением, не является.

Процесс над Ефремовым и то, как люди отреагировали на его чистосердечное признание и его признательные показания, это лакмусовая бумажка нашего общества.

Вы думаете, что, затем не поступят так же против вас, не поступят так же против ваших детей, если принцип «презумпции виновности» заработает "по просьбе", ну или по "желанию трудящихся"?

Важно не поддаваться чувству «в легкую» обвинить, важно сделать все, как говорит и предписывает нам закон. Не допускайте цинизма, не будьте люмпенами, и не допускайте возврата в прошлое!

Хочу, чтобы мое слово услышало как можно больше наших граждан, что царицей доказательств не может быть и не должно быть чистосердечное признание.

Всем желаю успеха. Никому не желаю попасть в места не столь отдаленные. Всем удачи! Пока.

Презумпция невиновности: понятие, значение. Обязанность доказывания в уголовном судопроизводстве.

Конституция РФ о презумпции невиновности как о недекларативной норме права.

В Конституции РФ есть нормы, которые, хотя и не прямо отсылают к другим федеральным законам, но содержание которых предполагает необходимость соответствующих норм отраслевого закона, направленных на обеспечение действий конституционных норм.

Примером тому могут служить положения ст. 49 Конституции РФ в которых говорится, что:

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

С провозглашением на конституционном уровне требований об обязательном соблюдении принципов презумпции невиновности и даже раскрытием содержания этого принципа уголовного процесса Конституция РФ тем самым существенно опередила законодательство о судопроизводстве и о судоустройстве.

В Конституции сформулирован еще ряд существенных для судопроизводства и правосудия положений, вытекающих из презумпции невиновности. Это положения указанные в ч. 2 и 3 ст. 49 Конституции РФ, а именно:

  • Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;

  • Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого;

  • При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч.2 ст.50).

Приведенные выше положения Конституции не вступают в противоречие с нормами законодательства об уголовном судопроизводстве и правосудии, а наоборот, усиливают уже действующие правила. Так в статье 20 действующего УПК говорится, что: «Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, не в праве перелагать обязанность доказывания на обвиняемого». Конституция же в этом случае четко говорит, что обвиняемый не обязан доказывать свою невинность.

Презумпция невиновности – положение согласно которому, обвиняемый (подсудимый) считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке. Презумпция невиновности – один из важных демократических признаков уголовного процесса, обеспечивает охрану прав личности, исключает необоснованные обвинения и осуждения. Презумпция невиновности может быть опровергнута, но только путем доказывания установленными процессуальным законом средствами и лишь при наличии достаточных судебных доказательств, относимых к делу и допускаемых законодательством, причем бремя доказывания (обязанность доказывания) возлагается на органы обвинения.

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус обвиняемого не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов. До вступления приговора в законную силу за обвиняемым, содержащимся под стражей, сохраняется право на участие в выборах, право на пользование жилым помещением, его никто не может уволить с работы или отчислить из учебного заведения ввиду его виновности в совершении преступления. Так как признание лица виновным в совершении преступления составляет исключительную прерогативу суда, привлечение к делу в качестве обвиняемого не порождает начала реализации уголовной ответственности. Уголовная ответственность может быть возложена только приговором суда на лицо, виновность которого доказана да установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Действие презумпции невиновности выражается в следующих важнейших правилах судопроизводства:

1) Обязанность доказать виновность лица, т.е. представить доказательства, убеждающие суд в виновности лица, лежит на том, кто утверждает, что обвиняемый виновен в преступлении, т.е. на обвинителе.

2) «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновностью» (ч. 2 ст. 49 Конституции).

3) Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постанавливается лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ч. 2 ст. 309УПК).

4) Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции).

Это правило распространяется и на предварительное производство по делу.

Все сомнения в доказанности обвинения (подозрения), которые не представляется возможным устранить, разрешаются в пользу обвиняемого (подозреваемого). Это может влечь за собой прекращение дела, изменение объема обвинения, изменение квалификации содеянного.

Суды, которые в случаях сомнения в доказанности обвинения вместо вынесения оправдательного приговора направляют дело на дополнительное расследование, фактически отказывают обвиняемому в правосудии. Когда вопреки ч. 2 ст. 309 УПК выносят обвинительный приговор, грубо нарушают презумпцию невиновности, разрушают ее краеугольный камень - правило о толковании всех неустранимых сомнений в пользу обвиняемого. Верховный Суд РФ неоднократно разъяснял в постановлениях Пленума и решениях по конкретным делам, что при наличии неустранимых сомнений в виновности подсудимого необходимо оправдывать его, имея в виду, что законный и обоснованный оправдательный приговор является важнейшим средством реализации задач по предотвращению осуждения невиновных, по защите свобод и законных интересов граждан. Из презумпции невиновности следует, что недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности. Это правило имеет абсолютный характер и не знает никаких исключений.

Коллегия присяжных заседателей должна ответить на вопрос о доказанности обвинения на основе доказательств, которые непосредственно исследованы в судебном разбирательстве. Обвинительный вердикт может быть постановлен только при условии, когда присяжные считают вину обвиняемогодоказанной.

В напутственном слове председательствующий должен разъяснить присяжным сущность принципа презумпции невиновности, положение о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимого.

Презумпция невиновности – как принцип уголовного процесса

Презумпция невиновности — принцип уголовного процесса, оказывающий многообразное влияние на целый ряд отраслей права. Особо важно ее значение для уголовно-процессуального права и системы норм, образующих доказательственное право.

Приступая к расследованию преступления, следователь исходит из общей презумпции добропорядочности граждан. Чтобы опровергнуть ее в отношении конкретного лица, он должен изобличить его в совершенном преступлении, доказать его виновность. Принимать решение о привлечении в качестве обвиняемого следователь вправе только тогда, когда имеет достаточно проверенных доказательств, убеждающих его в виновности данного лица. Только в этом случае можно применять меры пресечения и другие меры процессуального принуждения, допустимые по закону в отношении обвиняемого.

С презумпцией невиновности непосредственно связан ряд практически важных положений доказательственного права.

1. Признание подсудимого виновным только при безусловной доказанности обвинения. Обвинительный приговор в соответствии с УПК не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока не будет доказано обратное.

2. Оправдание подсудимого (или прекращение в отношении обвиняемого уголовного дела) при недоказанности его участия в совершении преступления. Вследствие того, что обвиняемый считается невиновным при недостаточности доказательств для бесспорного вывода о его виновности и невозможности собрать дополнительные доказательства, он подлежит оправданию.

3. Толкование неустранимых сомнений в виновности лица в пользу обвиняемого, о чем прямо говорится в ст. 49 Конституции Российской Федерации. То, что доказано сомнительно, небесспорно, недостоверно, не может быть истолковано во вред обвиняемому, который считается невиновным.

Правила об обязанности доказывания в уголовном процессе

Из презумпции невиновности вытекают правила об обязанности доказывания, т. е. о том, кто в уголовном процессе обязан обосновывать те или иные тезисы, собирать, представлять, проверять, оценивать доказательства. Так как обвиняемый считается невиновным, то обязанность доказывания распределяется следующим образом:

1. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Обвиняемый вправе опровергать обвинение, но не обязан это делать. Непредставление обвиняемым доказательств невиновности не может служить основанием, вывода о его виновности. Молчание обвиняемого, нежелание давать показания не может толковаться ему во вред. Версия обвиняемого, противоречащая обвинению, об объективно возможных обстоятельствах дела должна приниматься за истинную, пока она не опровергнута.

2. Обязанность доказывания обвинения лежит на обвинителе. На предварительном следствии это следователь, формулирующий обвинения, и прокурор; в суде — государственный или частный обвинитель.

3. Запрещается перелагать обязанность доказывания на обвиняемого, т, е. требовать от него представления, поисков доказательств в обоснование выдвигаемых им версий, тех или иных положений под угрозой нежелательных последствий. Если обвиняемый ссылается на обстоятельства, которые он лично не может доказать, или на доказательства, которые сам не может представить то органы расследования, прокурор и суд обязаны принять меры к установлению этих обстоятельств, к обнаружению соответствующих доказательств. Они не вправе отказать в их выяснении потому, что этого не сделал обвиняемый.

4. Обязанность доказывания обстоятельств, подлежащие установлению по делу, лежит на органах предварительного расследования, прокуроре и суде. Все решения, принимаемые в процессе производства по делу, должны опираться на доказанные фактически обстоятельства, обосновываться теми должностными лицами и органами, в производстве которых находится уголовное дело. Следователь обязан доказать выводы, сформулированные им в обвинительном заключении; суд постановляет приговор лишь на основе достоверного выяснения обстоятельств дела путем собирания, проверки и оценки всех необходимых доказательств. При этом надо особо отметить, что если стороны ведут доказывание того или иного тезиса (обвинитель — виновности обвиняемого, защитник — невиновности или обстоятельств, смягчающих ответственность), то суд не вправе становиться на позиции обвинения или защиты. Он исследует обстоятельства дела» устанавливая истину при помощи сторон и используя доказательства. Презумпция невиновности для суда означает запрет вести доказывание, ориентируясь на тот или иной тезис. Принуждение к даче показаний обвиняемого, подозреваемого путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, является преступлением и наказывается лишением свободы.

Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения, а так же использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по делу (п. 2, 3 ст. 69 УПК). При достаточности доказательств вины органы расследования выносят постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Книга "Действительный адвокат"                Я.А. Юкша

Презумпция невиновности в уголовном процессе



В международной юриспруденции присутствуют несколько краеугольных камней, составляющих базовую основу уголовного права современных государств. Одним важнейших из них, бесспорно, является понятие презумпции невиновности. В уголовном процессе соблюдение этого принципа является важнейшим основанием защиты прав и обеспечением законных интересов сторон, участвующих в процессе. Настоящая статья призвана кратко описать понятие принципа презумпции невиновности, место ее и юридическое закрепление в законодательных актах Российской Федерации.

Понятие принципа презумпции невиновности является одним из основополагающих принципов современной юриспруденции. Само понятие презумпции в основе своей подразумевает существование некоего принципа, так называемого неписаного, считающегося истиной, пока не будут предъявлены неопровержимые доказательства обратного. Соотнесение данного принципа с невиновностью позволяет защищать права обвиняемого, запрещая выдвигать обвинение без достаточных на то оснований. Невиновные лица благодаря этому принципу получают возможность доказательства непричастности к совершению преступных действий и правонарушений.

Возникновение данного принципа восходит корнями к древнеримскому праву. Само слово praesumptio в переводе с латинского языка означает предположение. В те времена при имущественных спорах граждан он трактовался как “принцип добропорядочности”, налагающий обязанность доказательства вины на ту сторону, что обвиняет или утверждает, но не ту, что защищается и отрицает обвинения. Во время Великой Французской революции, в 1789 году, была принята “Декларация прав человека и гражданина”, в которой данное положение формулировалось в виде, близком к современной трактовке. Статья 9 данного документа звучит так: “Поскольку каждый считается невиновным, пока его вина не установлена, то в случаях, когда признается нужным арест лица, любые излишне суровые меры, не являющиеся необходимыми, должны строжайше пресекаться законом [1]”.

Эта декларация явилась первым документом в истории человечества, положившим конец бесчеловечному разгулу инквизиции, бросавшей невинных людей за решетку на долгие годы без малейших доказательств их вины. По окончании Второй Мировой войны Генассамблея ООН выпустила новую редакцию Декларации прав человека. Ст. 11 этого документа гласит, что “Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты”.

В современном законодательстве Российской Федерации принцип презумпции невиновности основывается в числе других принципов уголовно-правового судопроизводства на Конституции РФ и “Декларации прав и свобод человека и гражданина”. Принцип презумпции невиновности определяется законодателем в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ как: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Также «Декларация» в ст. 34 гарантирует, что: “Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором компетентного, независимого и беспристрастного суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого”.

В уголовном процессе стороны обвинения и защиты руководствуются положениями, установленными в Уголовном Кодексе РФ и Уголовно-Процессуальном Кодексе РФ. В УК РФ ст. 5 фактически дословно повторяет конституционное определение презумпции невиновности и утверждает, что уголовная ответственность наступает только лишь за совершение деяний и последствий данных деяний, в отношении которых вина подсудимого определена и несомненно доказана. Также УК РФ расширяет рамки понятия презумпции невиновности положением о невозможности объективного вменения вины как следствия ответственности при невиновном причинении вреда.

УПК РФ более развернуто трактует понятие презумпции невиновности и во многом перекликается с соответствующими статьями Конституции РФ, а также содержит некоторые дополнения и вытекающие из них выводы.

Так, ст. 14 УПК РФ носит название “Презумпция невиновности” и определяет невиновность обвиняемого до тех пор, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном данным Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Другие статьи УПК РФ более полно раскрывают практические возможности применения принципа презумпции невиновности.

Так, ст. 8 ч. 1 данного документа устанавливает независимость института судей и подчиненность их только лишь закону. В комплексе с другими статьями она является проекцией принципа презумпции невиновности в плане определения виновности в установленном порядке, т. е. кругом лиц, уполномоченных на то законодательно.

Ст. 17, например, предоставляет свободу оценивать факты и доказательства, предоставленные работникам суда и органов следствия, основываясь на их совести и нравственных установках.

В ст. 19 прямо закреплено право на апелляцию вынесенных судом приговоров в вышестоящей судебной инстанции в случае несогласия обвиняемого лица с его результатом. Пока приговор не вступит в законную силу, гражданин не является виновным, таким образом, лицо не будет считаться таковым до новых судебных рассмотрений.

Ст. 21 прямо возлагает обязательства по определению круга виновных лиц на работников прокуратуры и сотрудников органов следствия.

Ст. 77, ч. 2 также определяет недопустимость применения показаний обвиняемого, как единственно достаточного признания его виновности. Данное признание не может служить единственным основанием для обвинения виновности гражданина, в случае отсутствия прочих относящихся к делу доказательств.

Также 119 статья УПК наделяет обвиняемого правом участия в процессе, а также правом заявления необходимых ходатайств. Также подсудимый не обязан заниматься доказательством отсутствия своей вины. Он имеет право отказаться от дачи показаний, при этом данный факт не должен рассматриваться косвенным признанием вины, а также являться фактором, влекущим за собой прочие отрицательные последствия в виде определения его виновности. Никакие предположения не могут являться основанием признания виновности, доказательства представляются обвиняющей стороной. Также УПК требует от предоставленных материалов, доказывающих вину, оформления в соответствии определенным требованиям, без чего они не могут быть приняты судом к рассмотрению.

В 297 статье УПК выражаются основные требования, выдвигаемые законом к решению суда — это должен быть приговор справедливый, вынесенный обоснованно с учетом мнений всех сторон процесса и строго соответствующий законодательству Российской Федерации.

Как мы видим, УПК РФ, несомненно, выдвигает ряд основных принципов, позволяющих четко сформулировать принцип презумпции невиновности при проведении уголовного процесса.

Также нельзя не упомянуть еще об одном выводе, прямо трактующем возникающие сомнения в вине обвиняемого лица. Эти сомнения, по мнению УПК РФ и Конституции РФ служат в пользу подсудимого. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре» от 29.04.1996 № 1 прямо утверждает, что всякие сомнения, в том числе форму вины, присутствие смягчающих или отягчающих обстоятельств должны трактоваться в пользу обвиняемого. Также можно распространить данную трактовку и на сомнения в роли соучастников подсудимого и о форме, в которой данное соучастие происходило. Принцип презумпции также подразумевает необходимость квалификации деяний подсудимого, подозреваемого в нескольких преступлениях, отдельно в каждом из них и определить степень виновности данного гражданина относительно каждого из этих преступлений.

Таким образом, будучи понятием, базирующемся на Основном законе РФ, презумпция невиновности гражданина требует к себе особого отношения на всех этапах работы по раскрытию преступлений, начиная от сотрудников оперативно-следственных органов полиции и до вынесения обвинения работниками прокуратуры и судебными органами.

Исходя из вышеуказанного, практическое значение принципа презумпции невиновности представляет собой фактический запрет признания гражданина совершившим преступление до времени, когда данное преступление будет доказано безоговорочно во время уголовного рассмотрения и решение суда не вступит в законную силу в установленном законом порядке.

Также юридическая сущность презумпции невиновности содержит в себе следующие практические выводы, имеющие важное значение. В случае, если вина гражданина не была доказана законным образом, гражданин является невиновным. Суд должен руководствоваться в своих решениях только лишь фактами, но не предположениями. Также любые сомнения и противоречия в фактах и доказательной базе обращаются в пользу подсудимого. И, наконец, сбор фактов, устанавливающих непосредственную вину обвиняемого, представляют прерогативу стороны обвинения, но не защиты. Иными словами, органы полиции, прокурорские работники должны подготавливать обвинительное заключение, основанное на неопровержимых фактах и свидетельских показаниях, должных доказать непосредственную вину подсудимого гражданина.

Мораль современного общества, таким образом получает отражение в тексте Уголовно-Процессуального Кодекса в том виде, что граждане Российской Федерации получают защиту от произвола правоохранителей, по факту обладающих более серьезными возможностями, также ограничивают возможность получения морального ущерба в результате неправомерных действий сотрудников органов внутренних дел и прокуратуры, а также судебных органов. В конечном итоге, принцип презумпции невиновности — действенный инструмент в обеспечении собственных прав граждан РФ, предоставленных им Конституцией Российской Федерации. Отсюда также вытекает то, что открытое нарушение принципа презумпции невиновности до вступления в законную силу решения суда является клеветой, виновные в которой несут ответственность, предусмотренную законодательством РФ.

В уголовном процессе презумпция невиновности является объективным, но не субъективным понятием. Лицо, подвергаемое уголовному преследованию, сталкивается с действием принципа презумпции невиновности практически во всех сторонах своей жизни. Законные права обвиняемого защищаются на всех этапах процесса. С точки зрения закона и государства до вступления в законную силу приговора обвиняемый не может фигурировать как виновный во всех следственных материалах и обвинительных документах. В связи с судебным разбирательством гражданин не может быть уволен с занимаемой должности и не подлежит отчислению из учебного заведения, иначе это будет нарушением презумпции невиновности. Также подсудимый не ограничивается в гражданских правах. Исключение могут составлять решения соответствующих органов, например ограничения свободы передвижения, как необходимость равновесия интересов правосудия и прав личности подсудимого как способа применения презумпции невиновности. В этой связи уместно будет упомянуть о постановлении Пленума Верховного суда № 41 от 19.12.2013, и о разъяснениях, данных в этом документе.

Из всего вышесказанного делаем вывод об основополагающей роли принципа презумпции невиновности в уголовном праве в течении уголовного процесса. Сотрудники правоохранительных органов должны неуклонно следить за правильностью документооборота и законностью действий следствия. Иначе серьёзно повышается риск ошибки при рассмотрении дел в последующих инстанциях и окончательном вынесении справедливого приговора в суде.

Литература:

  1. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. (принята Учредительным собранием 26 августа 1789 г.). Текст публикуется по изданию: Французская Республика: Конституция и законодательные акты. — М., 1989.- С. 26–29.
  2. Всеобщая декларация прав человека. Принята резолюцией 217 А(III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года.
  3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ).
  4. Декларация прав и свобод человека и гражданина. Постановление ВС РФ от 22 ноября 1991 г. № 1920–1.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г., № 174-ФЗ.
  7. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре» от 29.04.1996, № 1, п. 17.
  8. Постановление Пленума Верховного суда от 19.12.2013, № 41, разъяснения.

Основные термины (генерируются автоматически): презумпция невиновности, принцип презумпции невиновности, законная сила, Российская Федерация, РФ, уголовный процесс, виновность, Конституция РФ, обвиняемый, совершение преступления.

законов о презумпции невиновности | LegalMatch

Презумпция невиновности - это правовой принцип, основанный на представлении о невиновности обвиняемого в совершении преступления, если правительство не может доказать обратное. Этот правовой принцип также освобождает ответчика от бремени доказывания своей невиновности.

Согласно уголовному праву, правительство должно доказать любые обвинения, выдвинутые против подсудимого, вне всяких разумных сомнений. На практике, если у присяжных заседателей есть какие-либо подозрения в том, что подсудимый выдвинул обвинение (я) против него или нее, они не могут вынести обвинительный приговор.

Что такое история презумпции невиновности?

Презумпция невиновности считается основным правом любого обвиняемого в преступлении. Хотя Конституция Соединенных Штатов не содержит формулировок, касающихся презумпции невиновности, она впервые была принята в 1895 году в судебном деле Коффин против Соединенных Штатов. Три поправки к Конституции поддерживают презумпцию невиновности, в том числе Четвертая, Пятая, Шестая, Восьмая и Четырнадцатая поправки, каждая из которых включает формулировки, выражающие защиту обвиняемого.

Пятая поправка, наряду с Четырнадцатой поправкой, обе говорят о «надлежащей правовой процедуре». Надлежащая правовая процедура относится к праву человека на справедливое обращение и право на адекватную процессуальную процедуру со стороны государства. Согласно Пятой поправке, никто не может быть «лишен жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры
закона».

В поддержку положений о надлежащей правовой процедуре Шестая поправка гарантирует право на быстрое судебное разбирательство. Лицо, обвиняемое в совершении преступления, не должно задерживаться на несправедливое количество времени, поскольку это лишило бы человека (который, возможно, мог быть невиновным) его жизни, свободы или имущества.

Является ли отсутствие разумного сомнения тем же стандартом, что и презумпция невиновности?

Презумпция невиновности - кардинальный принцип нашей системы правосудия. Обвинение несет ответственность за доказывание вины вне всяких разумных сомнений. Таким образом, без принципа презумпции невиновности правительству не нужно было бы доказывать вину, и обвиняемому было бы отказано в его или ее праве на надлежащую правовую процедуру. По сути, презумпция невиновности обвиняемого возлагает бремя доказывания на обвинение.

Фраза «невиновен, пока вина не будет доказана» является краеугольным камнем американского правосудия. В уголовном суде присяжные должны вынести обвинительный приговор только в том случае, если нет достаточных оснований для сомнений в том, что обвиняемый совершил преступление. Это служит превентивной мерой, чтобы не допустить попадания невиновных в тюрьму. Конечно, система не безупречна, и присяжные могут принять неверный вердикт.

Связана ли восьмая поправка с презумпцией невиновности?

Существует связь между Восьмой поправкой к Конституции и презумпцией невиновности.В основном, когда человек считается невиновным в преступлении до тех пор, пока его вина не будет доказана, ему или ей должна быть предоставлена ​​возможность внести залог, за исключением определенных случаев. Залог - это определенная судом денежная сумма, которая будет служить гарантией освобождения лица из-под стражи с условием явки до суда.

Восьмая поправка гласит: «Не требуется ни чрезмерного залога, ни чрезмерных штрафов, ни жестоких и необычных наказаний.Однако бывают ситуации, когда обвиняемым не предоставляется возможность внести залог. Если обвиняемому грозит побег или если преступление очень серьезное, например тяжкое уголовное преступление, в залоге может быть отказано. Например, лицо, обвиняемое в нескольких преступлениях, связанных с убийством, может быть задержано без залога.

Лица, которым предоставлен залог, могут выплатить определенную сумму лицу, ответственному за залог, которое гарантирует суду, что данное лицо явится в суд в день его или ее судебного заседания. Освобожденный под залог, человек находится под «подпиской».«Если человек не явится в суд, будет выдан ордер на его или ее арест, и залог будет отменен.

Связь между несколькими поправками к Конституции и презумпцией невиновности сильна. Заключение под стражу невиновных ничего не делает для общества, кроме негативного воздействия на все аспекты системы правосудия. Как демократическое общество, мы предоставляем обвиняемым права и защиту, чтобы всеми возможными средствами предотвратить судебную ошибку. В ситуациях, когда система правосудия подвела обвиняемого, необходимо обратиться за помощью к опытному адвокату по уголовным делам.

Нужно ли мне поговорить с юристом о презумпции невиновности?

Если вам предъявлено обвинение в совершении преступления, вам следует как можно скорее проконсультироваться с адвокатом по уголовным делам. Некоторые обвинения являются серьезными и могут повлечь за собой большие штрафы, тюремное заключение, испытательный срок и могут повлиять на судимость человека на всю жизнь. Даже менее серьезные обвинения могут повлиять на работу человека, возможность получить ссуду, владеть огнестрельным оружием и многое другое. Обратитесь к опытному юристу за советом и за наилучшим юридическим представительством.

Последнее изменение: 21.03.2019 20:48:52

Историческое значение презумпции невиновности

Автор

Abstract

Презумпция невиновности - один из фундаментальных и наиболее важных принципов надлежащей правовой процедуры. Ни один принцип уголовного и процессуального права никогда не вызывал большего интереса и споров, чем правило, согласно которому каждый человек считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана решением суда.Презумпция невиновности - это законное право любого человека в современном правовом государстве, подозреваемого в совершении уголовного преступления. Это принцип, который дал жизнь и историческое соперничество между гражданским правом и общим правом, что находит свое отражение в применении принципа вины в типичном континентальном праве и применении принципа презумпции невиновности в общем праве. система. Несмотря на это несколько искусственное разграничение, которое время от времени происходит, роль этого принципа нельзя отрицать даже в гражданском праве.Презумпция невиновности тесно связана с другими существенными принципами уголовного судопроизводства, такими как право на защиту или право подозреваемого на наличие необходимых процессуальных средств для изложения своего дела без ущерба для другой стороны. Противоречие вместе с гарантией независимого и беспристрастного суда служат элементами для защиты принципа презумпции невиновности, по крайней мере, в контексте узко процессуальных аспектов.

Рекомендуемое цитирование

  • Лола Шеху, 2018. « Историческое значение презумпции невиновности », Европейский журнал междисциплинарных исследований, статьи, Европейский центр научного образования и исследований, т. 3, EJMS Янв.
  • Рукоятка: RePEc: eur: ejmsjr: 480

    Скачать полный текст от издателя

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления, пожалуйста, укажите код этого элемента: RePEc: eur: ejmsjr: 480 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: (Европейский центр научного образования и исследований). Общие контактные данные провайдера: http://journals.euser.org/index.php/ejms .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет ссылок на этот товар. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылочного элемента.Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    Обратите внимание, что исправления могут занять пару недель, чтобы отфильтровать различные сервисы RePEc.

    Бремя доказательства презумпции невиновности, разумное сомнение

    Типовое обвинение: Бремя доказательства презумпции невиновности, разумное сомнение Просмотр предыдущей страницы | Содержание | Перейти на следующую страницу


    В State v.Wentworth, 118 N.H. 832, 395 A.2d 858 (1978), Верховный суд Нью-Гэмпшира предписал типовой сбор, который изложен ниже, для использования судьи первой инстанции в своих инструкциях присяжным по вопросу о разумных сомнениях. Обвинение было поддержано Апелляционным судом США по первой инстанции. Схема в Цумас против штата Нью-Гэмпшир, 611 F.2d 412 (1980). В State v. Aubert, 120 N.H. 634, 421 A.2d 124 (1980), Нью-Гэмпшир Верховный суд, отменив обвинительный приговор на основании ненадлежащего разумного обвинение в сомнении, указано, что судьи не должны отступать от модели обвинение, изложенное в State v.Вентворт.

    БРЕМЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА,
    Презумпция невиновности, разумные сомнения

    Согласно нашей конституции, все обвиняемые по уголовным делам считаются невиновен, пока его вина не будет доказана вне разумных сомнений. Бремя доказывания вина полностью лежит на государстве. Ответчик не обязан доказывать свое невиновность. Подсудимый входит в зал суда как невиновный человек, а вы должны считать его невиновным, пока государство не убедит вас разумные сомнения в том, что он виновен по каждому элементу предполагаемого правонарушения.Если после всех доказательств и аргументов у вас есть разумные сомнения относительно обвиняемый совершил один или несколько элементов правонарушения, тогда вы должны признать его невиновным.

    «Разумное сомнение» - это как раз то, что обычно подразумевают эти слова. Использование слова «разумный» означает просто, что сомнение должно быть разумный, а не необоснованный; это должно быть сомнение, основанное на разуме. это не легкомысленное или вымышленное сомнение, и его нельзя легко объяснить далеко.Скорее, это такое сомнение, основанное на разуме, которое остается после рассмотрение всех доказательств, которые государство выдвинуло против него. В Тест, который вы должны использовать, заключается в следующем: Если у вас есть разумные сомнения относительно того, Государство доказало один или несколько элементов вменяемого преступления, вы должны признать подсудимого невиновным. Однако, если вы обнаружите, что государство доказало все элементы преступления, вменяемого вне разумных сомнений, вы должны признать подсудимого виновным.


    Просмотр предыдущей страницы | Таблица Содержание | Перейти на следующую страницу

    Презумпция невиновности - Образовательный центр верховенства права

    Служба верховенства права взяла интервью у старшего королевского прокурора Марка Тедески AM QC о роли прокурора , презумпции невиновности и стандарте доказывания в уголовном деле .

    Марк Тедески AM QC в последнее время руководил одним из самых громких уголовных преследований в Новом Южном Уэльсе, включая уголовное преследование Ивана Милата.

    Схема видео и ключевые цитаты размещены ниже.

    Роль прокурора 00:00

    Марк Тедески AM QC обсуждает двойные роли и обязанности прокурора.

    1. Обеспечить правосудие в отношении обвиняемых.
    «Как прокурор вы должны видеть, что правосудие свершается, а не добиваться обвинительного приговора любой ценой».
    «Прокурор, как судья, следит за тем, чтобы правосудие восторжествовало»

    2.Чтобы гарантировать справедливость для общества.
    «Прокурор обязан представлять общество».
    «Вы здесь как министр юстиции ... чтобы гарантировать справедливое судебное разбирательство по делу обвиняемых, но вы также здесь, чтобы гарантировать справедливое судебное разбирательство в обществе».

    Как изменились обязанности прокурора с течением времени? 01:39

    Марк Тедески, QC, обсуждает меняющиеся обязательства, связанные с раскрытием фактов и доказательств.

    «Ко времени судебного разбирательства обвиняемый имеет право знать все, что имеет отношение к делу.
    «Обязанность раскрытия информации стала более строгой».

    Какова основная роль прокуратуры, выступая в суде? 02:50

    Марк Тедески, королевский адвокат, обсуждает важность того, чтобы судопроизводство было понятным для присяжных. Он говорит, что самая важная роль прокурора - «объяснять правовые концепции присяжным в понятной для них форме».

    Что такое презумпция невиновности? 03:35

    Марк Тедески, королевский адвокат, обсуждает определение презумпции невиновности.Он говорит, что презумпция невиновности означает… «что обвинение выдвигает обвинение против обвиняемого, и по этой причине обвинение несет бремя доказывания этого обвинения. Требуемым стандартом доказательства является доказательство, не вызывающее разумных сомнений… »

    Чтобы узнать больше о том, почему презумпция невиновности подходит для нас, щелкните здесь.

    Что такое стандарт доказательства? 04:15

    Марк Тедески, королевский адвокат, затем обсуждает, почему жюри трудно определить «вне разумного сомнения» и разницу между математической достоверностью и «вне разумного сомнения».

    Презумпция невиновности и выбор присяжных

    Презумпция невиновности и выбор присяжных

    Вы часто слышите, как люди говорят фразу «считается невиновной», но очень немногие люди действительно понимают, что эта фраза означает для обвиняемого по уголовному делу.
    Подсудимым называется лицо, обвиняемое в совершении преступления.Обвиняемый считается невиновным на протяжении всего судебного процесса до тех пор, пока правительство не сможет доказать его виновность вне разумных сомнений.
    При выборе присяжных опытные адвокаты по уголовным делам часто пытаются разъяснить коллегии присяжных практическое значение презумпции невиновности.
    Обучение присяжных важно в каждом уголовном деле и применяется независимо от того, обвиняется ли человек в изнасиловании, сексуальном насилии, DUI, преступлении, связанном с наркотиками, или нападении.
    Обращаясь к потенциальным присяжным, я всегда задаю несколько вопросов, чтобы помочь их просвещению.Мой вопрос можно сформулировать так:
    «Поднимите руку, если вы слышали фразу« презумпция невиновности »?»
    Затем я выбираю человека, который поднял руку, чтобы высказать свои мысли или определения того, что означает презумпция невиновности.
    Я не тороплюсь, чтобы задать один и тот же вопрос каждому, кто поднял руку, если судья позволит мне. Я считаю, что важно, чтобы каждый присяжный заседатель, придерживающийся мнения о презумпции невиновности, высказал свое мнение о том, что это значит для этого человека.Я считаю, что люди, которые подняли руку и выразили свои мысли, обратят пристальное внимание на мое объяснение фразы и потенциально изменят свои убеждения соответствующим образом.
    Затем я даю фактическую инструкцию, которую получат присяжные:
    «В конце этого дела судья проинструктирует вас и даст определение презумпции невиновности. Судья скажет вам, что обвиняемый считается невиновным, и вы должны признать его или ее «невиновным» до тех пор, пока государство не докажет его или ее виновность вне разумных сомнений.”

    Чтобы проиллюстрировать смысл инструкции, я затем прошу членов жюри поднять руки, если они футбольные фанаты. Поскольку большинство моих судебных процессов присяжных проходит либо в судах штата, либо в федеральных судах Небраски, большинство людей поднимают руки. Затем я предполагаю, что презумпция невиновности похожа на футбольный матч, в котором обвиняемый начинает со счетом 100, а штат - с нулевым счетом. Я объясняю, что это бремя правительства - преодолеть этот огромный дефицит баллов.Этот огромный дефицит баллов - презумпция невиновности.
    Я также отмечаю, что если правительство не может преодолеть этот огромный дефицит, присяжные должны проголосовать за обвиняемого невиновным.
    Я слышал о других адвокатах, использующих аналогичные футбольные аналогии, где счет начинается в пользу обвиняемого 7: 0 или 14: 0.
    Я считаю, что эти аналогии не совсем точно показывают, что означает презумпция невиновности и насколько велико бремя Правительство должно преодолеть.
    Для присяжных, состоящих из футбольных фанатов, по аналогии, где обвиняемый похож на футбольную команду, которая начинает с преимуществом 100 к нулю, величина бремени на правительство становится ясной.Это также помогает убедить присяжных в том, что преимущество на стороне ответчика практически невозможно преодолеть.
    Мне еще предстоит судья сказать мне, что приведенный мною пример не является допустимой аналогией для объяснения презумпции невиновности.
    Иногда мне попадается жюри, в состав которого входят не футбольные фанаты. В таких ситуациях я просто меняю вид спорта на тот, который наиболее удобен большинству жюри.
    Аналогия может включать баскетбольный матч, в котором команда обвиняемого начинает игру с преимуществом в 50 очков.
    После объяснения презумпции невиновности и после того, как я уверен, что все присяжные заседают на одной и той же странице, я затем включаю идею о том, что вступительные заявления, сделанные прокурором, не должны рассматриваться как доказательства, и они просто краткое изложение того, что Прокурор считает, что доказательства покажут.
    Как только я ознакомил присяжных с презумпцией невиновности, и когда они узнали, что вступительные заявления не являются доказательствами, я спросил каждого присяжного, как они будут голосовать после того, как государство закончит представление их вступительного заявления.Проще говоря, прошу следующее:

    «Учитывая то, что вы теперь знаете о презумпции невиновности, и учитывая, что вступительные заявления прокурора или не следует рассматривать в качестве доказательства, как бы каждый из вас проголосовал, если бы вас попросили вынести вердикт по окончании открытия штатов утверждение? Все поднимите руку, если вы проголосуете за невиновность подсудимого?

    Для любого человека, который не поднимает руку, у меня затем есть возможность расспросить его или ее индивидуально о том, почему они не проголосовали бы «невиновен».Для любого присяжного заседателя, который не согласен или не понимает, этот присяжный заседатель оспаривается по делу и увольняется в дисциплинарном порядке.

    Что в Конституции говорится о презумпции невиновности?

    Презумпция невиновности - или «невиновность до тех пор, пока виновность не будет доказана» - широко известна и считается одним из ваших основных прав, если вас когда-либо обвиняли в преступлении. Но действительно ли это в Конституции США?

    Прямые заявления и поправки

    С технической точки зрения это не так.В Конституции это право не упоминается поименно. Вместо этого общий принцип исходит из английского общего права. С тех пор это было подтверждено многочисленными судебными решениями, такими как Гроб против США в 1895 году.

    Хотя фраза «презумпция невиновности» отсутствует в Конституции, Пятая и Четырнадцатая поправки касаются «надлежащей правовой процедуры». Надлежащая правовая процедура обычно означает, что правительство не может лишить вас вашей свободы или собственности, если оно не пройдет надлежащие процедуры.Понятно, что ваше право считаться невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана, является фундаментальным элементом надлежащей правовой процедуры. В этом смысле это конституционное право, даже если оно не рассматривается напрямую.

    Без разумного сомнения

    Суды установили, что положения о надлежащей правовой процедуре Пятой и Четырнадцатой поправок также гарантируют, что вы не будете осуждены за преступление, если прокурор не докажет, что вы виновны «вне разумных сомнений». Это тяжелое бремя доказывания в уголовных делах тесно связано с презумпцией невиновности, гарантируя вам справедливое судебное разбирательство.

    В гражданских делах норматив намного ниже. В таких случаях стандартом доказанности является «преобладание доказательств». Как правило, это означает, что присяжные считают, что обвиняемый скорее всего сделал то, что, по словам другой стороны, он сделал.

    Что это значит для обвиняемых

    Для обвиняемых в преступлениях, предусмотренных законодательством США, презумпция невиновности и доказательство виновности вне разумных сомнений означают, что бремя доказывания того, что вы нарушили закон, лежит на обвинении.Иногда люди думают, что вы идете в суд, чтобы доказать свою невиновность, но это не так. Вы не обязаны это делать. Стратегии уголовной защиты обычно больше сосредоточены на том, чтобы найти дыры в версии обвинения против вас.

    Судебный процесс должен начинаться с убеждения в том, что вы невиновны, и это меняется только в том случае, если обвинение устанавливает вину до степени, превышающей разумные сомнения. Вам не нужно ничего доказывать, если обвинение не выдерживает этого бремени.

    Другие доступные защиты

    Если вас обвиняют в преступном деянии, вы имеете право считаться невиновным. Этот важный принцип защищает вас, перекладывая бремя доказывания вашей вины на прокурора. В дополнение к этому, Конституция также предоставляет ответчику различные меры защиты. К ним относятся:

    • Право хранить молчание (Пятая поправка)
    • Право на адвоката (Шестая поправка)
    • Защита от самооговора (Пятая поправка)
    • Право на суд присяжных (шестая поправка)

    Имейте в виду: право на суд присяжных распространяется не на все уголовные обвинения.По большей части проступки и другие мелкие обвинения не сопровождаются правом на суд присяжных.

    Понимание ваших прав

    Очень важно знать, что вы должны и не обязаны делать в суде, какие у вас есть законные права и как работает надлежащая правовая процедура. Никогда не позволяйте никаким предположениям о правовой системе омрачать ваше мышление и помните, что у вас есть конституционные права. Опытный адвокат по уголовным делам может помочь вам защитить эти права.

    Как получить адвоката, если вам предъявлено обвинение в преступлении

    Уголовные обвинения очень серьезны и могут изменить вашу жизнь.Но у вас есть право на несколько юридических защит, и в зависимости от вашего дела вы можете использовать несколько стратегий защиты. Если вы считаете, что ваши права были нарушены, или хотите узнать больше о своих правах как ответчика, обратитесь к адвокату по уголовным делам.

    Самонадеянная или плюралистическая презумпция невиновности? Методологическая диагностика на пути к концептуальному обновлению

    Дефиниционная перезагрузка - это первый рефлекс теоретика, когда он сталкивается с концептуальной путаницей.Энтони Дафф стремится избавить нас от путаницы, пересматривая и переосмысливая основные задачи для последовательной и нормативно привлекательной концепции презумпции невиновности. По его словам:

    Если мы хотим понять смысл и последствия этой презумпции (или презумпций)… мы должны ответить на несколько вопросов. Что следует предполагать, кем и кем? Каков эффект этого предположения? Что может его победить? (Дафф 2013, стр. 170)

    Это совершенно логичные, разумные и потенциально проясняющие вопросы, поставленные в аналитических рамках нормативного философского исследования.Но они также содержат непризнанную предпосылку со значительными методологическими разветвлениями. Это предположение явно выражено Липпке, который широко принимает аналитическую эвристику Даффа:

    Краткое изложение Даффом сложностей, связанных с презумпцией невиновности, предвосхищает многие из проводимых мною различий ... Я воспринимаю буквально понятие, что ИП является презумпцией . Таким образом, это сознательно принятый взгляд на лиц, подозреваемых в совершении преступлений или официально обвиняемых в них.(Lippke 2016, стр. 1–8)

    Эти невинно звучащие предположения требуют более тщательного методологического исследования и критического диагноза.

    В последующем обсуждении я буду ссылаться на концепции презумпции невиновности, которые требуют от участников уголовного процесса и лиц, принимающих решения (или, фактически, кого-либо еще), придерживаться определенных убеждений или делать определенные предположения как «доказательственные» концепции. Подмножество этих концепций доказывания более точно является «эпистемическим», поскольку оно связано с действительными убеждениями лиц, участвующих в отправлении уголовного правосудия.Доказательственные концепции можно в целом противопоставить тому, что я назову «юриспруденциальными» концепциями, согласно которым соблюдение презумпции невиновности - это, по сути, вопрос о том, как следует обращаться с людьми - , как если бы они были невиновны - независимо от чьих-либо фактов. убеждения или фактические предположения. Можно сказать, что относиться к кому-то так, как будто они невиновны, равносильно обращению с ними, как если бы кто-то из считал, что они невиновны, или включает такое убеждение (фактически не придерживаясь этого) или что-то в этом роде.Но я не вижу никаких хороших теоретических или практических оснований для того, чтобы думать или говорить таким образом. Соответствующие убеждения не выполняют никакой аналитической или нормативной работы в юридических концепциях презумпции невиновности. Я могу относиться к вам так, как если бы вы невиновны (во всех смыслах в соответствии с тем, как следует обращаться с невиновным человеком), независимо от любого убеждения в вашей вине или невиновности, или даже если я уверенно верю, возможно, даже знаю, что вы виновны. Обычно специалисты в области уголовного правосудия могут не знать и не заботиться о том, виновен ли обвиняемый на самом деле или нет.Выполнение своих институционально закрепленных обязанностей по отправлению правосудия, как правило, не требует от полиции, прокуратуры или адвокатов формирования какого-либо мнения о фактической вине или невиновности подозреваемых или обвиняемых (хотя, несомненно, есть еще кое-что, что можно сказать с точки зрения когнитивная психология, стратегическое институциональное проектирование и профессиональная подготовка, о практических установках, которые мы должны стараться культивировать в наших специалистах в области уголовного правосудия, чтобы лучше служить нормативному значению презумпции невиновности). Footnote 26

    Наличие юридических (недоказательных) альтернатив показывает, что методологическая стратегия, принятая Липпке и Даффом, предполагает выбор. Более того, с моей юридической точки зрения, их выбор кажется опрометчивым. В этом разделе объясняется, почему доказательная концепция презумпции невиновности плохо согласуется с авторитетными институциональными материалами в традиции общего права и требует многочисленных неудобных теоретических компромиссов.Еще более серьезно то, что доказательственные концепции презумпции невиновности подвержены постоянному типу концептуальной путаницы, которая особенно сбивает с толку в доказательственной науке и юридической практике. С точки зрения юриспруденции, он будет сильно противоречить любой концепции презумпции невиновности, если он оперирует юридическими аргументами, такими как могадон или ментальный криптонит.

    Даже при отсутствии детальной доктринальной экспертизы, более узкие эпистемологические концепции презумпции невиновности всегда казались мне подозрительными по той элементарной (метафизической) причине, что убеждения не подчиняются непосредственно воле.Указание присяжным в начале судебного процесса поверить в невиновность обвиняемого вряд ли будет рассчитано на то, чтобы заставить присяжных действительно поверить в это. Присяжные поверят в то, во что верят, и, если у них будет хоть какой-то здравый смысл, они поймут, что человек, стоявший на скамье подсудимых, не случайно упал в зал суда с неба. И учитывая, что все это так очевидно верно, любое судебное постановление о том, что присяжные должны полагать, что обвиняемый невиновен, неизбежно подвергнется риску показаться пустым и, возможно, лицемерным, просто институциональным ритуалом, а не серьезной процедурной гарантией. , и, таким образом, потенциально обреченный на провал как выражение подлинного стремления избежать осуждения невиновных. Footnote 27 На самом деле присяжным никогда не говорят о презумпции невиновности в эпистемическом смысле. Им обычно говорят, что они не должны осуждать обвиняемого, если они не уверены, что он виновен; что, если какая-либо правдоподобная интерпретация доказательств подтверждает невиновность, они должны оправдать; и что именно так священная презумпция невиновности на практике соблюдается при рассмотрении уголовных дел (если «презумпция невиновности» вообще прямо упоминается в конкретных судебных постановлениях). Footnote 28 Традиционный запрет, по сути, состоит в том, чтобы приостановить веру до тех пор, пока в суде не будут заслушаны все доказательства и аргументы, что свидетельствует о `` решительном предостережении против поспешности при вынесении заключения, неблагоприятного для заключенного '' (Stephen 1883, p. 438).

    Ларри Лаудан потратил много времени и энергии на то, чтобы продемонстрировать, что для присяжных не имеет эпистемологического смысла полагать, что обвиняемый фактически - или, по его терминологии, «материально» - невиновен, и заключает с яростью, что «невиновность» м - холостое колесо в большинстве механизмов правосудия '' (2006, с.98). Footnote 29 С точки зрения уголовной юриспруденции этот вывод тривиально ортодоксален. Уголовное судопроизводство, от расследования до судебного разбирательства, является планомерно структурированным мероприятием по установлению виновных. Предварительные следственные действия могут быть санкционированы на основе ограниченной информации («разумное подозрение», «вероятная причина»), но более принудительные меры, подталкивающие подозреваемых к более глубокому вовлечению в судебный процесс, обычно основываются на более высоких и требовательных эпистемологических порогах.Судебное преследование в Англии и Уэльсе не может продолжаться на законных основаниях, если существует «реальная перспектива осуждения», сноска 30 , которая приближается сноска 31 к заявлению о том, что проверяющий адвокат должен считать обвиняемого вероятным виновным, иначе дело должно быть прекращено. В рамках этой структурированной процессуальной среды (и при условии широкой эффективной реализации политики), если бы отдельных присяжных в начале уголовного процесса попросили бы правдиво заявить, что они думают о виновности или невиновности обвиняемого - вопрос, который на самом деле присяжные заседатели никогда не принимают. - спросил - единственно рациональным ответом было бы, что обвиняемый, вероятно, виновен.Лаудан, который в основном обсуждает вторичные комментарии и довольно избирательные первичные правовые источники, рассматривает эти прозаические факты как разоблачения с потенциально опасными последствиями для традиционного понимания презумпции невиновности. Но здесь нет ничего страшного. Любые кажущиеся трудности являются артефактами концептуализации презумпции как эпистемической и просто исчезают, когда эпистемические претензии презумпции невиновности отвергаются в соответствии с ортодоксальными принципами общего права.

    Липпке не считает прозаические особенности отправления уголовного правосудия (с которыми он замечательно хорошо знаком) как проблемные для его предпочтительной версии эпистемологической (или, в более широком смысле, доказательной). Footnote 32 презумпция невиновности. Его решение проблемы концептуального недержания мочи состоит в том, чтобы наделить презумпцию невиновности реальной практической остротой за счет значительного сужения сферы ее применения. Липпке утверждает, что «только в контексте судебного разбирательства полная презумпция невиновности со стороны тех, кому поручено выносить приговор, может сыграть оправданную роль» (там же.9). Footnote 33 Таким образом, тактика состоит в том, чтобы спасти презумпцию невиновности путем ее «укрощения»: «Мое намерение… состоит в том, чтобы разработать и защитить систематическую версию PI, которая отводит ей важную и понятную роль в уголовном правосудии. система. Но это ограниченная роль, гораздо более важная, чем ее отводят многие ученые-правоведы »(там же, 31). Таким образом, Липпке позиционирует себя как, в моих (непредвзятых) терминах, концептуального догматика. Он вынужден сказать, что когда ученые, профессионалы в области уголовного правосудия, политики или обычные люди ссылаются на «презумпцию невиновности» в других контекстах, они всегда путают или злоупотребляют терминологией, или, во всяком случае, не используют эту концепцию в большинстве случаев. эффективный или подходящий способ.В этом Липпке разделяет компанию с Энтони Даффом, который готов рассмотреть возможность использования различных концепций презумпции невиновности в разных контекстах и ​​для разных целей. Footnote 35 Но Дафф, как мы увидим, является лишь половинчатым плюралистом в отношении презумпции невиновности.

    Мне кажется, что Липпке дорого обходится за формулировку узкой, ориентированной на судебное разбирательство концепции презумпции невиновности. Для меня не очевидно, почему юристы или непрофессионалы обязательно допускают какие-либо концептуальные ошибки или лингвистические ошибки faux pas , когда они ссылаются на презумпцию невиновности, например, в отношении досудебных следственных мероприятий, Footnote 36 systematic data - сбор для целей уголовной разведки, Footnote 37 или поведение официальных лиц после суда. Footnote 38 Если суть презумпции невиновности заключается в запрете обращаться с людьми, которые (еще) не были осуждены за уголовное преступление, как если бы они уже были осуждены за него, естественно думать, что широкий спектр деятельность может потенциально нарушить презумпцию. Безусловно, точные контуры и последствия презумпции необходимо будет прояснить применительно к конкретным процессуальным этапам и видам деятельности, и, насколько мне известно, это может быть сделано только с помощью контекстно-зависимых нормативных и юридических аргументов с должным учетом институциональные факторы и юрисдикционное разнообразие.Не может быть безоговорочной победы в спорных вопросах политической морали, как будто ссылка на презумпцию невиновности равносильна «игре в шутку» при формулировании политики уголовного правосудия. Так что я бы согласился с общей направленностью жалобы Липпке на то, что презумпция невиновности на самом деле не означает всего того, чего хотели бы некоторые ее сторонники, но не его предлагаемого решения.

    Вместо этого я бы охарактеризовал презумпцию невиновности как нормативное обоснование второго порядка для более конкретных институциональных доктрин и практик, особенно тех, которые касаются структурирования уголовных расследований, судебного преследования, судебных процессов и процедур после вынесения приговора.Эта концептуализация согласуется с несколько загадочным замечанием Стивена, цитировавшимся ранее, о том, что «общая презумпция невиновности… хотя никоим образом не ограничивается уголовным правом, но пронизывает все его применение» (Stephen 1883, p. 438). Footnote 39 В этом обличье презумпция невиновности играет важную диагностическую роль в выявлении ситуаций, в которых ее основная ценность будет поставлена ​​под угрозу, если государственная власть не будет надлежащим образом ограничена - либо через законодательство, либо на индивидуальной основе. через добросовестное применение существующих правовых норм и мудрое проявление служебных полномочий.Так получилось, что я также во многом согласен с проницательной дискуссией Липпке о конкретных аспектах уголовного права и процесса и с сутью его анализа; за исключением того, что Липпке считает необходимым придумать новые названия для принципов, связанных с этой более широкой сферой уголовного регулирования, таких как «общественная презумпция против наказания» (Lippke 2016, p. 59, pp. 72–74) и «недопустимость презумпции вины». ', Footnote 40 , тогда как я бы сказал, что у нас уже есть совершенно хорошие названия для наиболее важных принципов, включая названия, хорошо укоренившиеся в существующих процедурных традициях и институциональной практике (например,g., принцип Woolmington ; в dubio pro reo ; презумпция свободы Footnote 41 ; принцип mens rea (сноска 42 ). Возможно, наиболее показательной иллюстрацией непомерных издержек концептуального догматизма Липпке является логический вывод о том, что презумпция невиновности не может быть правом человека, отчасти потому, что `` она должна быть опровергнута в досудебном контексте, иначе полиция и прокуратура будут не могут выполнять свою работу »(там же.49). Это означает, что, по мнению Липпке, право, провозглашенное статьей 6 (2) Европейской конвенции о правах человека (и перенесенное в английское право Законом о правах человека 1998 года), что «каждый обвиняемый в уголовном преступлении должен считаться невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в соответствии с законом », на самом деле не является частью презумпции невиновности или является лишь поддельной версией аутентичной нормативной концепции. Возможно, североамериканские теоретики права не слишком обеспокоены этим несоответствием, но английские юристы по уголовным делам явно должны волноваться. Footnote 43 Предположительно, нам придется работать (по крайней мере) с двумя концепциями презумпции невиновности: нормативно обоснованной и надуманным доктринальным двойником Европейского суда по правам человека. Footnote 44 Все эти проблемы проистекают непосредственно из эпистемической / доказательной презумпции Липпке. Как только мы отбросим идею о том, что кто-либо должен на самом деле предполагать что-либо о невиновности, нетрудно сказать, что объем презумпции, применяемой в предварительном (или после вынесения приговора)) судопроизводство должно ограничиваться прагматическими реалиями и другими нормативными ограничениями уголовного процесса. В самом деле, я не уверен, почему это элегантное решение уже не предлагается в явно странно звучащей речи Липпке об «опровержении» презумпции невиновности. Footnote 45 Мне кажется, что презумпция невиновности - это то, что, говоря обычным языком, можно предоставить (или отказать), например, суд присяжных или второе голосование по Brexit, но не то, что можно «опровергнуть» , «опровергнуты» или «взвешены» явно.

    Это возвращает меня к мысленному криптониту и нерешительному плюрализму Даффа. Основная причина, по которой тема `` презумпции '' традиционно считается одной из самых умопомрачительных и неудовлетворительных глав Закона о доказательствах (Morgan 1937; Thayer 1889), заключается в легкости, с которой можно спутать юридические или доказательственные презумпции фактов. и смешанные с фактическими выводами. Юридические презумпции - это средства доказательства, управляющие или позволяющие сделать фактический вывод там, где такой вывод не мог бы или, возможно, не мог бы быть в ином случае сделан с помощью обычных логических выводов, основанных на доказательствах, представленных в деле.Правовые презумпции позволяют исследователям ликвидировать эпистемологические пробелы по целому ряду контекстуальных политических причин. Они санкционируют приговоры в судебном порядке, которые не могли (или не могли) быть достижимыми иным образом на основании доказанных фактов. Хотя концептуальное различие между юридической презумпцией и фактическим выводом является резким и ясным, существует явная склонность - возможно, из-за языковой слабости или просто близости их взаимоотношений - для юристов запутывать презумпции и выводы на практике.Нетрудно указать на печально известные примеры такой путаницы в юридической аргументации, Footnote 46 , и когда она закрепится, она может вызвать всевозможные неприятности, в том числе потенциально подорвать безопасность при обжаловании обоснованного приговора или способствовать выкидышу. правосудия в суде. Что особенно важно для настоящих целей, презумпция невиновности традиционно не рассматривается в теории доказательного права как доказательственная презумпция. Тайер резко осудил несоблюдение юристами этого жизненно важного различия. Footnote 47 ; и по сей день авторитетные учебники по доказательственному праву обычно предостерегают от использования презумпции невиновности как доказательства или истинной правовой презумпции (например,г., Мундай 2018, с. 134–135).

    Дафф не признает, не говоря уже о применении или уважении, концептуальное различие, заложенное в традиционном мышлении общего права между (в моей терминологии) «доказательственными» и «юридическими» презумпциями. Он рассматривает «презумпции» как унитарные сущности, которые в принципе могут относиться к любому объекту. Таким образом, мы можем говорить в терминах Даффи о презумпции «невиновности» или о любом другом оспариваемом факте Сноска 48 в судебном процессе, включая факты, составляющие преступление.С этой точки зрения, «должностное лицо или орган, который должен вынести вердикт (судья (судьи), присяжные), должен исходить из того, что обвиняемый не виновен в правонарушении, за которое его судят. Презумпция защищает обвиняемого от осуждения и наказания за это преступление, если оно не будет побеждено; что поражает, так это доказательство вины в соответствии с установленным стандартом »(Duff 2013, 170, сноска опущена). Footnote 49 Следовательно, теория презумпции невиновности Даффа не просто случайно несет в себе заразу ментального криптонита, она положительно торгует на устранении (юридически важного) различия между презумпциями и умозаключениями.Следующий отрывок иллюстрирует общую теоретическую реконструкцию Даффа, примененную к двум иллюстративным Footnote 50 наборов уголовных преступлений по английскому праву (продажа фальсифицированной еды Footnote 51 в первом примере и официальная коррупция Footnote 52 во втором):

    Закон о безопасности пищевых продуктов придает юридическую силу ожиданиям, что владельцы магазинов, торгующие продуктами питания, должны не только принимать соответствующие меры предосторожности, чтобы гарантировать безопасность продуктов, которые они продают; но также, если они продают небезопасную пищу, должны быть готовы объяснить, что произошло, и предоставить доказательства того, что они приняли соответствующие меры предосторожности.Учитывая такие ожидания, доказательство того, что продавец продавал небезопасные продукты питания , создает презумпцию того, что она была небрежна , а опровергает ЛПИ ; затем на нее ложится бремя опровержения этой презумпции вины путем предоставления достаточных, если не опровергнутых, доказательств, по крайней мере, для создания разумных сомнений в том, была ли она небрежна. Аналогичным образом, Закон о предотвращении коррупции формализует ожидания государственных служащих о том, что, если они принимают подарки от подрядчиков, они должны быть готовы объяснить (представить доказательства), что подарок не был коррумпированным: с учетом этого ожидания подтверждение получения таких подарков. подарок создает презумпцию коррупции , которую государственный служащий должен опровергнуть, предоставив доказательства, достаточные для создания разумных сомнений в том, была ли она коррумпированной.(Дафф 2012, стр. 55, сноска опущена, выделено мной)

    Теперь следует сказать, что правовые положения, включающие презумпции, «оговорки об обратном бремени» и утвердительные возражения, сложны и, как правило, допускают множество правдоподобных толкований. Соответствующий закон не всегда аккуратно размещен в одном месте, Footnote 53 законодательные положения иногда взламываются путем частичных поправок и даже могут быть распределены по нескольким парламентским актам (как в примере с коррупцией Даффа).Даже очень опытные и знающие юристы могут не согласиться с правильным составлением уголовных законов. Footnote 54 Не вдаваясь в суть судебных разногласий относительно конкретных правонарушений или средств защиты, я просто замечу, что: (1) Три (выделенные) ссылки Даффа на «презумпции» являются строго излишними, поскольку соответствующие законодательные положения могут быть интерпретированы как установление материально-правовых критериев ответственности с учетом положительных возражений без каких-либо предположений; (2) презумпция невиновности «побеждена» в этих примерах только в тривиальном и объяснительно излишнем смысле, что презумпция всегда по определению исчерпывается, когда все элементы преступления были доказаны в соответствии с требуемым стандартом, разрешающим обвинительный приговор; и (3) внедрение фантомных «презумпций» в анализ приводит к тому самому слиянию презумпций и умозаключений, которого обычные юристы традиционно старались избегать.Мнимая «презумпция виновности» особенно проблематична, поскольку эта «презумпция» имеет привкус предвзятого суждения, которое никогда не могло быть сопоставлено с какой-либо приемлемой с юридической точки зрения презумпцией невиновности. Во всяком случае, доктринально ортодоксальная реконструкция будет заключаться в том, что доказательство обвинения определенных элементов правонарушения в соответствии с требуемым стандартом позволяет сделать вывод о виновности . Этот вывод вывод может быть опровергнут доказательством положительной защиты.Однако, в частности, в отношении этих двух иллюстративных положений, даже эта более мягкая интерпретация кажется излишней. Было бы более элегантно, а также, возможно, лучше с точки зрения доктрины, сказать, что доказательство определенных элементов преступления составляет доказательство соответствующих преступлений при отсутствии доказательств отсутствия ответственности. Установленные законом презумпции, квалифицирующие элементы существенного преступления, действуют - по крайней мере, иногда - для изменения конфигурации доказательной задачи обвинения путем, по сути, отказа от доказательства этих элементов, Footnote 55 , даже если такие презумпции являются юридически опровергнутыми. Сноска 56 В контексте оспариваемого судебного разбирательства нет необходимости делать какие-либо выводы или предположения при доказывании иллюстративных преступлений Даффа. Этот момент особенно четко проявляется в отношении коррупционных правонарушений, квалифицируемых в соответствии с разделом 2 Закона о предотвращении коррупции 1916 года, который - до его довольно недавней отмены - «погашенные» выплаты денег, подарков или другого вознаграждения считались коррумпированными, если и пока не будет доказано обратное, независимо от логического вывода (или эпистемической презумпции).«Признание» - это язык юридических оговорок, лишенный каких-либо эпистемологических или доказательственных измерений, и на самом деле он вообще не включает в себя явно выраженную статутную «презумпцию». Сноска 57

    Что здесь происходит? Моя методологическая диагностика состоит из трех этапов. В качестве первого пояснения, Дафф, похоже, подходит к вопросу с точки зрения закона и , вне зависимости от динамики судебного разбирательства. Может возникнуть мысль, что само положение закона («закон предполагает…») или, возможно, парламент при его принятии делает презумпцию, что предписанные действия являются достаточно виновными, чтобы требовать уголовных санкций при отсутствии доказательств обратного.Такое олицетворение законодательной аргументации понятно, но вряд ли поможет тем, кто работает с такими положениями. Если дело в том, что некоторые уголовно-правовые правонарушения представляют собой чрезмерно широко распространенное или целевое поведение, не являющееся морально виновным, почему бы просто не сказать это? Однако впоследствии Дафф, похоже, ускользает от описания того, как установщик фактов может рассуждать в отдельном случае, например, «предполагая» один фактический компонент ответственности (небрежность, коррупция), если эта «презумпция» не «опровергается».Этот пробел требует второго диагностического уточнения. Нет ничего необычного в том, что неюристы, занимающиеся юридическими вопросами, пытаются реконструировать процесс установления фактов, Footnote 58 , но это не странно, но это не то, как практикующие юристы и специалисты по процессуальным нормам в мире общего права обычно подходят к уголовным доказательствам и процедура. Установление фактов в рамках уголовного судопроизводства по общему праву парадигматически представляет собой деятельность «черного ящика», осуществляемую присяжными заседателями или магистратами. Хотя судьи первой инстанции действительно несут дополнительные обязанности по установлению фактов в уголовных процессах (Pattenden 2009), их основная юридическая задача состоит в том, чтобы направлять присяжных в отношении обсуждения и вердикта присяжных; в то время как адвокаты в основном занимаются подачей соответствующих заявлений в суд, либо в форме соперничающих рассказов, представленных присяжным в ходе судебного разбирательства, либо в заключительных речах, либо через доктринальные юридические и фактические аргументы, представленные судье (e.g., относительно допустимости доказательств). Для эти , типично юридические операции, важно, чтобы правовые «презумпции» были правильно охарактеризованы и никогда и никогда не смешивались с выводами о фактах.

    Третья часть диагноза предполагает объяснение нерешительности методологического плюрализма Даффа. Нет ничего явно лингвистически экстравагантного или нетрадиционного в использовании Даффом термина «презумпция». OED дает третье определение «презумпции» как существительного: «действие принятия как должного или предположения чего-либо; предположение, ожидание, предположение; пример этого; убеждение, основанное на имеющихся доказательствах ». Footnote 59 Использование Даффа кажется довольно стандартным среди философов, Footnote 60 особенно тех, кто интересуется языком, структурой и динамикой аргументации. Footnote 61 Излишне говорить, что как полностью убежденный методологический плюралист, я не возражаю против того, чтобы философы формулировали и использовали концепции в своих собственных философских целях.Я вовсе не собираюсь судить о легитимности теоретических проектов абстрактно или отвергать - на каком основании? - попытки разъяснить презумпцию невиновности как транс-юрисдикционный нормативный идеал, в значительной степени лишенный процессуальных традиций или основанных на институциональных принципах. факты. Я не понимаю, почему кто-то может счесть такие отчеты юриспруденцией убедительными, но это только для того, чтобы еще раз подтвердить (снова вспоминая ET) определяющее влияние мотивации и (дисциплинарного) метода на концептуальное определение и экзегезу.Я определенно не продвигаю трансдисциплинарную концепцию презумпции невиновности как однозначно и исключительно предписывающую (см. Weigend 2013). И наоборот, если бы юриспруденциальный анализ был полностью исчерпан описательной экзегезой и репетициями первичных правовых источников, то тот факт, что концепции презумпции невиновности позитивного права отходили от идеалистических реконструкций философов и друг от друга на транснациональной юрисдикции, был бы совершенно обычным (и неинтересно) с нормативной точки зрения.

    Проблема возникает, как мне кажется, когда концепции, сформулированные для одного набора дисциплинарных задач, бездумно экстраполируются на новые контексты и цели, для которых они могут плохо подходить; то есть, когда методологические презумпции самонадеянны. Дафф, как и Липпке, предлагает доказательную интерпретацию презумпции невиновности, никогда, насколько мне известно, активно не рассматривает, подходит ли эта концептуализация для конкретных институциональных применений или приложений. Понятны ли, например, судьям уголовных судов и практикующим юристам доказательственные (включая эпистемологические) концепции презумпции невиновности? Поможет ли такая мысль о презумпции невиновности практикующим юристам лучше выполнять свою работу? Будет ли это просвещать политиков, улучшать качество уголовного законодательства или способствовать продвижению разумной реформы законодательства? То, что доказательственным концепциям не хватает какой-либо твердой доктринальной основы, особенно в английском праве и, вероятно, в юриспруденции общего права в целом, является пороговой причиной сомневаться в их общей пригодности для теоретических и практических проектов юридической науки.Когда теоретики начинают говорить о «поражении», «опровержении» или «отказе» от презумпции невиновности (не говоря уже о «презумпции вины»), те, кто знаком с юриспруденцией общего права, должны быть настороже.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *