Что такое вето: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

это 📕 что такое ВЕТО

        в Древнем Риме право римского магистрата (так называемая интерцессия) на постановления и действия другого магистрата. Особое значение имело право В. народных трибунов (см. Трибуны народные). В Польше в 17 в. действовало, так называемое, В. либерум — обычай, требовавший полного единогласия в решениях Сейма.

         В буржуазных государствах — право главы государства отказаться ввести в действие законопроект, принятый законодательным органом. Право В. сложилось в монархических государствах в период известного равновесия сил между исполнительной властью, представляемой монархом, и парламентом.Монархи, как правило, имели право абсолютного В., применение которого означало, что законопроект окончательно отпал и дальнейшему обсуждению в парламенте не подлежит. Установление в буржуазных странах режима Парламентаризма, развенчание монархических традиций и сосредоточение полноты власти в руках правительств привели к прекращению практики применения В.

монархом (в Англии, например, право В. было применено в последний раз в 1707) при формальном его сохранении.

         В большинстве современных буржуазных республик право В. принадлежит главе государства — президенту. Как правило, это отлагательное В.: отказываясь придать обязательную силу законопроекту (то есть чаще всего подписать его), президент обязан вернуть его в парламент для нового рассмотрения. В случае, если законопроект будет вновь принят парламентом с соблюдением установленных конституцией условий, он вступает в силу без санкции главы государства. В ряде стран, в том числе в США, где глава государства может осуществить своё право В. лишь в течение определенного срока, конституционная практика привела к возникновению, так называемого, карманного В.: законопроект, не подписанный президентом в течение установленного срока, считается отпавшим, если к моменту истечения этого срока палаты парламента не заседают. В США за период с 1945 по 1966 год включительно право В. было применено в отношении 192 законопроектов, причём конгресс сумел преодолеть В.

(то есть провести законопроект вновь) президента всего 15 раз. За этот же период, так называемое, карманное В. было применено в 207 случаях.

         В социалистических странах, где право издания законов принадлежит высшему представительному органу (например, Верховному Совету СССР), конституции не предоставляют главе государства права В.

         В международном праве иногда называют применением В. отсутствие единогласия 7 постоянных членов Совета Безопасности ООН (см. Единогласия принцип).

         Б. С. Крылов.

Право вето не может быть привилегией, которая используется безоговорочно

Один из ключевых вопросов, который предстоит рассмотреть на проходящей в Нью-Йорке сессии Генеральной ассамблеи ООН,— предложение Парижа ограничить в некоторых случаях право вето постоянных членов Совета Безопасности. Посол Франции в Москве ЖАН-МОРИС РИПЕР разъясняет суть этой инициативы — специально для «Ъ».

Мне довелось читать в российской прессе некоторые ошибочные толкования инициативы Франции по ограничению использования права вето в Совете Безопасности (СБ) ООН: якобы цель этой инициативы — отмена использования права вето в СБ, что подрывает Устав ООН и международный порядок. Это никоим образом не соответствует нашим стремлениям. Они, напротив, нацелены на повышение эффективности деятельности ООН в интересах мира и международной безопасности.

На этой неделе, когда начинается 70-я сессия Генассамблеи (ГА) ООН, в ходе которой все государства планеты отметят 70-ю годовщину подписания Устава ООН, мне представляется важным вновь разъяснить суть инициативы, выдвинутой два года назад на 68-й сессии ГА ООН президентом Франсуа Олландом.

Проработав около 30 лет сначала во взаимодействии с ООН, а затем и в ее структуре, еще несколько лет назад я был постоянным представителем Франции при ООН и проводил нескончаемые часы днем и ночью на заседаниях Совета Безопасности вместе с моим российским коллегой Виталием Чуркиным, тремя другими постоянными членами СБ и десятью непостоянными членами. Все эти годы я ежедневно вникал во все тонкости механизмов и суждений, которые ведут к принятию решений на самом высоком уровне системы ООН. Мне не понаслышке известны ее сильные и слабые стороны.

Франция вместе с Великобританией, США, Китаем и Россией — постоянный член Совета Безопасности с момента его создания. В этом качестве она, как и Россия, обладает тем, что обычно называют правом вето, которое позволяет ей блокировать принятие любой резолюции. Франция умеренно пользовалась этим правом, прибегая к нему лишь в случае крайней необходимости, то есть редко.

Моя страна никогда не оспаривала это основополагающее право. Однако в то же время она считает, что в связи с увеличением количества конфликтов, которые влекут за собой все большее число жертв среди мирного населения, в частности женщин и детей, это право не может быть привилегией, которая используется безоговорочно.

Право вето накладывает обязательства на тех, кто им обладает. Право вето предполагает определенные обязанности и особую ответственность. Право вето не должно стать инструментом, позволяющим парализовать усилия по предотвращению и урегулированию конфликтов.

В Сирии мы становимся свидетелями самой серьезной за многие десятилетия гуманитарной катастрофы, которая вытолкнула в соседние страны, а затем в ЕС миллионы мужчин, женщин и детей, которые бегут от насилия, применяемого сирийским режимом против собственного народа, и от варварства террористических группировок, не отступающих ни перед чем в своем стремлении уничтожить многовековую цивилизацию и нормы права.

Ответственность ООН перед лицом этой трагедии, а также перед лицом трагедий, обрушившихся на десятки государств, в частности в Африке, состоит в том, чтобы действовать. И действовать быстро — как можно раньше. От этого зависит репутация ООН.

Таким образом, речь действительно идет о том, чтобы не допустить злоупотреблений той ответственностью, которая возложена на пять постоянных членов Совета Безопасности. Бывший российский министр иностранных дел Евгений Примаков, который ушел от нас в этом году, говорил: «Наше величие зависит не от того, сколь часто мы применяем право вето. Не применением вето определяется величие державы».

В чем же конкретно состоит французская инициатива?

Принцип простой. Пять постоянных членов СБ ООН договариваются о неиспользовании своего права вето в случае необходимости пресечения массовых преступлений. Это коллективное и добровольное обязательство постоянных членов, которое не требует внесения изменений в устав, будет применяться исключительно в случае серьезных и массовых посягательств на человеческую жизнь: геноцид, преступления против человечности, широкомасштабные военные преступления.

Кто может установить факт наличия такого рода преступлений? По нашему мнению (и этот вопрос открыт для обсуждения), такой ответственностью может обладать генеральный секретарь ООН в силу обязанностей, которыми его наделяет устав на основании заключения, например, верховного комиссара ООН по правам человека и в результате требования некоторого количества государств-членов, к примеру 50, представляющих географическое разнообразие ООН.

Тем не менее, будучи реалистами, мы осознаем, какие трудности вызывает этот проект. Именно поэтому Франция предложила совместно с Мексикой, чтобы это положение не применялось в случаях, если будут напрямую задеты жизненно важные интересы одного из постоянных членов СБ.

Эту инициативу уже поддерживают несколько десятков государств—членов ООН, к нам присоединяется все больше и больше стран. Инициатива не нова — предложение о добровольном приостановлении использования права вето постоянными членами СБ ООН в случаях особо тяжких преступлений выдвигала в 2004 году Группа высокого уровня по вопросам угроз, вызовов и изменений, куда вошли, в частности, представители от каждой страны—члена Совета Безопасности.

В преддверии юбилея подписания Устава ООН, который мы через несколько дней отметим в Нью-Йорке, эта инициатива представляется как никогда более актуальной.

Мы не можем недооценивать трудность этой задачи. Однако, как однажды сказал президент Кеннеди, цитируя французского маршала Лиоте: «Однажды я попросил своего садовника посадить дерево. Он возразил, что это дерево растет медленно и достигнет зрелости только через 100 лет. Я ответил: «В таком случае не стоит терять времени: надо посадить его сегодня же»!»

Как правильно «наложить вето» — Российская газета

«Россия и Китай наложили право вето на резолюцию…»

Глазам своим не верю. Не может быть, чтобы так формулировали новость! Но текст перед глазами никакого выбора не оставляет: «наложили право вето на резолюцию».

Давайте хотя бы сейчас сделаем правильный — с точки зрения русского языка — выбор и разъясним, что в этой фразе не так. «Вето» (от латинского veto — запрещаю) — это запрет, запрещение. Красивое иностранное слово «вето» (среднего рода, несклоняемое) мы редко используем в жизни, поскольку это юридический термин из государственного и международного права. Вето — запрет, который уполномоченный орган или лицо могут наложить на какое-либо решение. По Словарю Ушакова «вето» — это право приостанавливать или отменять решения законодательных органов. Но что можно сделать с вето — а что с правом вето?..

Вето налагают. Можно наложить вето на резолюцию, на решение, на закон. А вот право вето используют или реализуют: использовать право вето, чтобы не допустить принятия резолюции. «Наложить право вето на резолюцию» — это ошибочное смешение двух словосочетаний: «наложить вето» и «использовать право вето». Нет уж, выбирайте что-то одно.

Или ветируйте. Да-да, глагол «ветировать» (от «вето»), который воспринимается как разговорный, уже зафиксирован некоторыми словарями — в частности, Толково-словообразовательным словарем Т. Ф. Ефремовой. Не могу назвать его общеупотребительным, все-таки чаще пишут и говорят «наложить вето», а «ветировать» и «ветирование» — это словечки дипломатического жаргона, но факт: слово «ветировать» существует и используется.

Так же, как «персона нон грата», еще один термин международного права, и тоже из латыни: персона нон грата — буквально «нежелательная персона», нежелательный человек. Еще относительно недавно сочетание «персона нон грата» в русском языке оставалось неизменяемым («Джон с сегодняшнего дня стал персона нон грата»). Однако сейчас словари уже рекомендуют склонять слово «персона» в этом терминологическом сочетании: «Джон с сегодняшнего дня считается в стране персоной нон грата». Вот только слово «грата» склонять не вздумайте, склоняется только «персона»!

Вето

Вето – это наложение запрета (письменное или устное) на решение, принятое уполномоченным органом, но не совпадающее с мнением человека (структуры) наделенным подобным правом. Слово «вето» произошло от латинского «veto», что значит «запрещаю».


Вето в политике – это запрет одного политического органа (президента), реализовывать решение другого законодательного органа (парламента, сената).


Вето в государственном праве представляет собой акт, который останавливает действие или не дает вступить в силу другому подобному документу.

История появления права вето

 


По одной из легенд слово «вето» появилось еще в 494 году. События происходили в небольшом городе Рим, который столкнулся с рядом внутренних неурядиц. Несколько известных семей контролировали город, монополизировали в своих руках всю имеющуюся власть (в том числе и политическую).


Остальное население чувствовало себя ущербным. Людей не устраивало такое положение вещей. Как следствие, было принято решение отколоться от Рима и уйти из города. Все недовольные покинули населенный пункт и в нескольких милях от него начали строительство нового города. Под страхом потери власти над Римом патриции пошли договариваться с плебеями в надежде убедить их вернуться.


Для достижения своей целей переговорщикам пришлось пойти на уступки и дать определенные права плебеям. Было решено, что люди смогут голосовать за своих чиновников. При этом руководители на своем посту должны четко придерживаться интересов народа и не выпускать»вредительских» законов.


Такие чиновники носили название трибуны, а голосовать за них могли исключительно плебеи. Избранные руководители считались неприкосновенными, и к ним запрещено было применять силу. Одним из прав трибун было присутствие на заседания сената. Когда участники последнего (консулы или сенаторы) принимали законы, влияющие на ухудшение жизни людей, «народный» чиновник мог подняться и выкрикнуть: «Я запрещаю». При этом на латинском подобный выкрик звучал как «Veto». Этого было достаточно, чтобы закон не принимать. При этом права подачи апелляции не было.


Вето применяется и сегодня. К примеру, такое право имеют президенты некоторых стран (к примеру, США, России, Украины), а также некоторые участники совета безопасности ООН.

 

Виды право вето


Запрет на то или иное решение может различаться, в зависимости от своей политической силы:


1. Абсолютное (резолютивное) вето – это право президента отменить решение парламента (принятый им закон). Особенность абсолютного вето в том, что оно окончательное и безусловное (преодолеть большим количеством голосов нельзя). Само абсолютное право имеет исключительно «феодальные» корни, ведь глава государства  становится выше любого решения парламента. Юридически такое вето еще работает в некоторых странах, но реально нигде не применятся.


2. Относительное (отлагательное) вето – это наложение запрета главой государства на какое-то решение парламента. Но в этом случае вето носит временный характер. Парламент принимает закон и направляет его для подписи президенту. Последний должен в установленный срок принять одно из решений — подписать законопроект, санкционировать новый закон, отказать в санкциях или же наложить свое право вето. В последнем случае запрет имеет вид акта, в котором глава государства высказывает свое видение ситуации и перечисляет имеющиеся возражения.


В дальнейшем отклоненный законопроект попадает обратно к парламенту. У последнего есть две возможности:


— учесть рекомендации президента, изменить текст закона и вновь отправить его на подпись. Такая позиция парламента является его фактической капитуляцией;
— отклонить предложение президента и принять законопроект уже минуя решение главы государства. Для этого необходимо набрать большинство голосов (как правило, требуется 2/3 всех голосов парламента). Но в истории преодолеть вето президента получается очень редко. Начиная с 1789 года, с момента вступления в силу Конституции, удалось преодолеть всего 6% вето.


Отлагательное вето является одним из основных инструментов в руках главы государства. С его помощью он, как глава исполнительной власти, может влиять на общий законодательный процесс. При этом в США сила вето президента настолько велика, что он может влиять на утверждение тех или иных законопроектов путем обычной угрозы наложить запрет.


Подобное право вето есть и в парламентских республиках, но здесь данное право имеет много меньшую силу. Более того, использовать имеющийся инструмент можно только в крайних случаях и с разрешения правительства.


3. Выборочное вето – это право главы государство одобрять или накладывать запрет на какие-то отдельные положения законопроекта, а не на весь документ в целом. Такое вето очень удобно, ведь президент (монарх) может внести лишь определенные поправки, а в целом утвердить новый закон. Выборочное вето является наиболее «молодым» и появилось только в 1669 году. Наибольшее распространение запрет получил в Конгрессе США.


Начиная с 80-х годов 20-го века подобное право было у многих губернаторов штатов. Что касается Президента США, то у него такое право выборочного вето появилось лишь 9 апреля 1996 года.


4. «Карманное» вето – один из самых необычных запретов. Он нашел свое применение в целом ряде стран, к примеру, США и Беларуси. В Америке такое право вызвано уходом Конгресса на каникулы. При этом Президенту США дается 10 дней на рассмотрение и подписание принятого закона. Если Конгресс США отправляет законопроект менее чем за десять дней до ухода в отпуск, то Президент имеет право применить «карманное» вето без объяснения причин своего поступка.


Таким образом, переданный Конгрессом документ остается неподписанным и продолжает пылиться в Администрации Президента. После выхода из каникул законодательный орган вынужден снова принимать законопроект и давать его на подпись Президенту в надежде, что он будет принят.

 

Право вето в истории США


За всю историю США было много интересных случаев, связанных с наложением вето. К примеру, 22-й президент Кливленд пробыл на своем кресле два года. За это время он успел получить прозвище «президент-вето». Причину легко объяснить – он воспользовался своим правом запрета почти шестьсот раз (584 вето).


Но были и президенты, которые не применяли свое право на вето. К примеру, Президент США Гарфильд за все время правления так и не наложил запрет ни на один законопроект, принятый Конгрессом. Но после него все последующие Президенты сполна пользовались своим правом.


Известны случаи в истории, когда пропрезидентские партии в Конгрессе специально тянули время слушания до нескольких последних дней сессии. Реализовать это было не сложно. В законодательстве США на то время были слабо прописаны условия выступления членов Конгресса. Последние могли подниматься на трибуну и зачитывать целые доклады.


Но даже такие хитрости некоторых партий были преодолены Конгрессом США. В 1973 году первый раз в истории законодательный орган был распущен. Таким способом основные законопроекты для главы государства были отложены. Целью было собраться за несколько дней до окончания сессии и передать законы президенту. После этого парламент открывал новую сессию уже по истечении 10-ти дневного срока на право вето.


За всю историю вето проявил себя как мощный инструмент в регулировании законодательной власти. Такое право президента удерживает парламент от грубых ошибок. Единственный минус в том, что «карманное» вето не доступно для Президента РФ. В последнее время стала слишком популярной практика принятия законов в последние несколько дней сессии. Если бы Президент имел право «карманного» вето, то подобные манипуляции можно исключить.

 

Право вето президента РФ


В России Президенту дается право отклонить принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации закон. Задача президентского вето – оказать сдерживающую силу и дать определенный противовес для реализации опыта разделения власти. Предоставление такого права дает главе государства дополнительные полномочия, как гаранту прав и свобод граждан, а также соблюдения требований Конституции страны.


Вето Президента РФ – не абсолютное. Оно может быть преодолено 2/3 голосов. В ситуации, когда Совет Федерации не рассматривал отправленный Президенту законопроект, а дал «добро» по умолчанию, то он обязуется внимательно его перечитать и внести свои правки. При этом дальнейшее право одобрения или неодобрения законодательной инициативы дается уже Совету Федерации.


Если Президент РФ наложил вето на законопроект, но он все равно был проголосован 2/3 голосов от всех депутатов Госдумы и членов Совета Федерации, то документ принимается без внесения изменений. Таким способом преодолевается вето Президента РФ. В этом случае у главы государства есть два варианта – подписать закон в ошибочной (по его мнению) редакции или обратиться за разъяснениями в Конституционный суд Российской Федерации.


Часто после рассмотрения законопроекта Президент РФ вносит предложение переработать весь закон, внести в него определенные правки или не принимать вовсе. Чаще всего глава государства не соглашается при решении социальных вопросов, касающихся незащищенных слоев населения (инвалидов, пенсионеров) и особенностей их финансирования из государственного бюджета страны.


Иногда Президент РФ не накладывает вето на законопроект, но в устной форме дает понять, что не поддерживает его. В этом случае Парламенту рекомендовано заняться корректировкой документа и внесением определенных правок.


В Конституции РФ прописано, что возвращая законопроект, Президент обязуется разъяснить причины наложенного вето, перечислить имеющиеся мотивы поступка. Если Совет Федерации и Государственная Дума при повторном голосовании не преодолеют вето Президента (то есть не наберут больше 2/3 голосов), то дальнейшее рассмотрение возможно с учетом требований статьи 105 Конституции РФ.


Много дискуссий ведется по поводу возврата законопроекта и его неодобрения без рассмотрения Президентом. Сторонники этого права приводят следующую аргументацию:


— Президент РФ – это гарант Конституции РФ. Следовательно, его права как гаранта ничем не ограничены;
— Президент РФ имеет обязательства и конституционное право подписывать федеральные законы (если они одобрены Советом Федерации и Госдумой).
Следовательно, если Президент РФ усмотрел в действиях законодательных органов определенные нарушения (в том числе и нарушения процедуры принятия законов), то он может не подписывать его без объяснения причин.


Но у данного права Президента есть и противники, которые приводят свои контраргументы:


— Конституцией РФ главе государства дается право вето. При этом перечень оснований для отклонения законопроектов не ограничивается;
— подписание главой государства закона – это не право, а его безусловная обязанность;
— Федеральное собрание России по Конституции может самостоятельно определять распорядок работы;
— Президент обязан четко следовать букве Конституции РФ и работать по принципу разрешено, что не закреплено в вышеупомянутом документе.


По закону Президенту РФ дается 14 дней на подписание документа. В этот период он может воспользоваться своим правом вето и внести предложения. Отклоненный законопроект передается в комитет Государственной Думы, которому дается 10 дней на рассмотрение замечаний. При этом Комитет может поступить следующим образом:


— принять предложения Президента РФ в его редакции;
— согласиться с мнением главы государства и снять законопроект с рассмотрения;
— создать специальную комиссию, которая бы занималась решением разногласий между исполнительным и законодательным органом;
— одобрить закон в старой редакции, преодолев его вето.


Основания для наложения вето Президентом РФ могут быть следующие:


— нарушение конституционных основ федерального устройства;
— внедрение в компетенцию субъектов Федерации;
— нарушение прав и свобод граждан РФ;
— несоответствие принятых решений нормам финансовой политики страны;
— ограничения законом прав Правительства РФ и главы государства;
— превышение полномочий Парламентом;
— нарушение требований конституции;
— внедрение в сферу влияния Правительства или Президента;
— несоответствие нормам финансовой политики и так далее.


В последнее время Президент РФ все чаще пользуется правом вето, основываясь на политических причинах. В такой ситуации отказ Президента РФ проявляется в выявлении множества юридических и технических недостатков закона.

 

Вето в Совете Безопасности ООН


Право вето предоставляется и некоторым членам Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. К таким привилегированным государствам можно отнести – Францию, Китай, СССР (позже в 1991 году это место заняла Россия), Великобритания и США. Причина такого права – ключевая роль этих стран в создание ООН, а также обеспечения мира и безопасности на планете.


Этим пяти странам предоставлен особый статус постоянного членства в Совете Безопасности, а также право голосования (в том числе и право вето). В статье 27 Устава ООН прописано, что решение по процедурным вопросам является принятым, если за него отдали голоса девять членов ООН. Что касается других решений, то должно быть одобрение девяти членов совета плюс голоса основных членов — Франции, Китая, РФ, Великобритании и США. При этом одна из сторон имеет право воздержаться от голосования (статься 52, пункт третий, глава 6).


Представители пяти стран в Совете ООН однажды уже применяли свои права вето. Если одна из стран не согласна с резолюцией, то она может воспользоваться своим правом и наложить запрет. Если же страна воздержится от голосования, то она дает возможность принять резолюцию, но уже без своего голоса. Но для этого должно быть девять голосов. За последние годы имели место вето по следующим вопросам.

Использование права вето в Совбезе ООН. Досье — Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) состоит из 15 членов: пяти постоянных (Россия, Китай, Великобритания, США и Франция) и десяти непостоянных (избираются Генеральной Ассамблеей на двухлетний период).

Согласно статье 27 Устава ООН, при решении вопроса каждый член СБ имеет один голос. Решение по любому вопросу, кроме процедурного, считается принятым, если за него подано не менее девяти голосов, включая совпадающие голоса всех пяти постоянных членов Совета (принцип единогласия). Таким образом, СБ не может принять ни одного решения по непроцедурным вопросам, если против проголосовал, используя так называемое право вето (лат. veto — возражаю, запрещаю), хотя бы один из постоянных членов. Если постоянный член воздерживается от голосования по тому или иному вопросу, это не рассматривается как вето.

Согласно сайту ООН, с 1946 г. в ходе открытых заседаний постоянные члены СБ использовали право вето 237 раз, чаще всего при рассмотрении положения на Ближнем Востоке и на Юге Африки, 41 раз — чтобы не допустить принятия в ООН новых членов и примерно столько же — чтобы блокировать назначение нового генерального секретаря.

Советский Союз активно пользовался правом вето до начала 1970-х гг. Так, в 1946-1970 гг. СССР заблокировал 80 резолюций, а другие страны только три. Всего СССР и Россия прибегали к вето 103 раза, США — 79 раз, Великобритания — 29, Франция — 16, Китай воспользовался этим правом лишь 9 раз (до 1971 г. Китай в СБ представлял Тайвань, который использовал вето лишь раз). В ряде случаев вето на проект резолюции накладывали сразу несколько постоянных членов СБ. Великобритания и Франция последний раз прибегали к вето в 1989 г.

С 1991 г., когда Россия стала правопреемницей СССР, она воспользовалась правом вето 13 раз. США с этого времени заблокировали 14 резолюций, почти все они касались ситуации на Ближнем Востоке (42 раза прибегали к праву вето, чтобы заблокировать критические по отношению к Израилю резолюции). Китай с 1991 г. использовал право вето семь раз, шесть из них совместно с Россией.

Россия впервые применяла вето в мае 1993 г. против резолюции о финансировании Миссии ООН на Кипре, в декабре 1994 г. голосовала против попытки осудить боснийских сербов за отказ допустить представителей Комиссии ООН по делам беженцев в город Бихач, в апреле 2004 г. — против развертывания миротворческой операции ООН на Кипре. В январе 2007 г. Россия и Китай заблокировали проект резолюции о ситуации с правами человека в Мьянме, а в июле 2008 г. — о введении санкций в отношении режима Мгугабе (Зимбабве). В июне 2009 г. Россия голосовала против технического продления мандата Миссии ООН в Грузии.

5 октября 2011 г., 4 февраля и 19 июля 2012 г. России и Китай заблокировали проекты резолюций, предусматривающие возможность применения санкций в отношении Сирии.

15 марта 2014 г. Россия наложила вето на резолюцию, объявляющую референдум в Крыму незаконным.

22 мая 2014 г. Россия и Китай заблокировали принятие резолюции, предусматривающей передачу рассмотрения ситуации в Сирии в Международный уголовный суд.

8 июля 2015 г. Россия наложила вето на проект резолюции, касающийся трагических событий в Сребренице 1995 г. Документ характеризовал убийство в этом анклаве около 8 тыс. боснийских мусульман как геноцид.

29 июля 2015 г. РФ отклонила предложение о создании международного трибунала для уголовного преследования виновных в авиакатастрофе малайзийского Boeing на Украине в июле 2014 г.

Палата представителей преодолела вето Трампа на оборонный бюджет

Палата представителей конгресса США преодолела вето президента Дональда Трампа на проект оборонного бюджета на 2021 год на $740 млрд. Он включает в себя расширенные санкции против строительства «Северного потока — 2». За проект проголосовали 322 человека, против — 87, передает Reuters.

Чтобы преодолеть вето президента, нужно больше двух третей голосов. Теперь проект снова должен рассмотреть сенат конгресса США. Лидер демократического большинства в Палате представителей Стени Хойер заявил журналистам, что вето Трампа было «глупым» и «недалеким». «Это был слишком неразумный шаг для республиканцев, чтобы поддержать его», — сказал законодатель-демократ. Он предположил, что сенат примет аналогичное решение и преодолеет вето президента. Палата представителей США одобрила оборонный бюджет 9 декабря, сенат — двумя днями позднее. За принятие бюджета в обоих палатах проголосовало более двух третей конгрессменов. Законопроектом предусматривается повышение окладов для американских военнослужащих на 3% и финансирование военных программ и строительства на сумму $740 млрд. Как отмечает The Hill, нынешнее переголосование с преодолением вето — первое за период президентства Трампа, который выносил вето на законопроекты девять раз. Лидер сенатского большинства республиканец Митч Макконнелл заявил 23 декабря, что для конгресса важно сохранить почти 60-летнюю традицию одобрения законопроекта, и он будет настаивать на преодолении вето.

Трамп подписал законопроект о пакете поддержки пострадавших от пандемии американцев

Реклама на Forbes

Президент США Дональд Трамп 23 декабря наложил вето на одобренный Конгрессом оборонный бюджет. В письме конгрессу Трамп заявил, что законопроект «не включает в себя самые необходимые меры национальной безопасности, включает положения, которые не уважают наших ветеранов и историю наших Вооруженных сил, и противоречит усилиям администрации поставить Америку на первое место в нашей национальной безопасности и внешнеполитических действиях».  Он также назвал проект бюджета на оборону в его нынешнем виде «подарком Китаю и России». Среди возражений президента к содержанию документа, которые он называл ранее и повторил в письме, — необходимость ограничений для социальных сетей из-за цензуры в отношении таких пользователей, как сам Трамп, а также требование исключить из законопроекта положения, которые позволят переименовать военные базы, названные в честь лидеров Конфедерации. Трамп также недоволен положениями, которые могут затруднить процесс вывода войск США из Афганистана и Германии.

Трамп наложил вето на предполагающий санкции по «Северному потоку — 2» проект военного бюджета

В воскресенье, 27 декабря, Белый дом опубликовал заявление президента, в котором говорилось, что конгресс «пообещал, что Раздел 230, который так несправедливо приносит пользу крупным технологическим компаниям за счет американского народа, будет пересмотрен и либо прекращен, либо существенно реформирован».  «Раздел 230» — часть закона об этике в сфере коммуникаций, принятого в 1996 году, он защищает компании-владельцев социальных сетей от исков за размещение, удаление или иное модерирование пользовательского контента. В мае Трамп подписал указ, согласно которому социальные сети, уличенные в цензуре или политической активности, больше не будут защищены от ответственности за удаление постов и комментариев. Президент аргументировал свое решение защитой свободы слова пользователей.

Палата представителей проголосовала за выплату пострадавшим от пандемии американцам $2 000

Проект оборонного бюджета предполагает расширение санкций против строительства «Северного потока — 2»: под ограничения попадут компании, которые способствуют «продаже, аренде или предоставлению трубоукладочных судов для строительства» газопроводов, а также — предоставляющие услуги, средства для модернизации или установки оборудования на судах для укладки газопровода. Оборонный бюджет на 2020 год подразумевал санкции только в отношении компаний, задействованных в строительстве.

Путин наложил вето на закон об ответственности СМИ за цитирование фейков. Такое бывает редко

Автор фото, Reuters

Президент России Владимир Путин наложил вето на закон, который предписывал наказывать издания за цитирование недостоверной информации других СМИ, если их главный редактор не может быть установлен. Госдума приняла закон в мае. Это третий случай отклонения закона Путиным после его возвращения в Кремль в 2012 году.

Президент России Владимир Путин отклонил поправки в закон «О СМИ», согласно которым редакции должны были нести полную ответственность за цитирование информации других СМИ, если их главных редакторов нельзя привлечь к ответственности. Как следует из думской базы законопроектов, это произошло еще 15 июня.

Закон, о котором идет речь, был окончательно принят Думой в середине мая, а 2 июня утвержден Советом Федерации. Он затрагивал 57-ю статью закона «О СМИ», которая регулирует, в каких случаях редакции освобождаются об ответственности за цитирование других источников.

Согласно действующей редакции закона, журналисты не несут никакой ответственности за цитирование фейков или порочащей информации, распространенных другими СМИ, если эти СМИ-первоисточники могут быть установлены и привлечены к ответственности.

Предложенная же депутатами формулировка предполагала, что для освобождения от ответственности за цитирование чужих материалов необходимо, чтобы именно главный редактор цитируемого СМИ «мог быть установлен и привлечен к ответственности».

В противном же случае ответственность целиком ложится на редакцию, которая процитировала недостоверные сведения.

Пресс-секретарьь президента Дмитрий Песков сообщил в пятницу, что отклоненный законопроект будут дорабатывать осенью — в новом созыве Госдумы.

«[Отклонение закона] связано с тем, что у президента появились вопросы к некоторым частям этого закона, в частности, к частям, где идет речь об освобождении от ответственности. Поэтому президент посчитал нужным вернуть. Этот закон будет дорабатываться осенью», — сказал Песков (цитата по Интерфаксу).

Один из авторов законопроекта, первый замглавы думского комитета по информполитике Сергей Боярский объяснял, что изменения нужны для того, чтобы журналисты не ссылались на «несуществующие СМИ».

«В прежней версии [говорилось, что можно] ссылаться на другое СМИ, и этим часто пользовались для того, чтобы что-то выдумать, сослаться на несуществующее СМИ и таким образом запутать след. Если главного редактора установить невозможно, то, соответственно, СМИ не существует, поэтому ответственность будет нести тот, кто разместил какую-то информацию, прикрывшись, по сути, выдуманным цитированием», — говорил он радиостанции «Говорит Москва».

Но, как объясняла Би-би-си Галина Арапова, глава Центра защиты прав СМИ (признан в России организацией, выполняющей функции иностранного агента), в реальности такие поправки могли бы усилить самоцензуру главных редакторов, которые были бы вынуждены нести персональную ответственность за любые материалы.

Подробнее о законопроекте Би-би-си писала здесь.

Теперь инициатива, отклоненная президентом, будет отправлена на доработку.

В последние годы Владимир Путин редко пользуется правом вето, которое позволяет ему отклонять уже одобренные Думой и Советом Федерации законы. С момента его возвращения на пост президента в 2012 году это происходило лишь дважды: в том же 2012 году (поправки в закон о «Сколково») и в 2016-м (закон о создании базы «Контингент учащихся»).

При этом в течение первых двух сроков Путин ветировал десятки принятых Думой законопроектов.

вето — Студенты | Britannica Kids

Введение

Эскиндер Дебебе/Фото ООН

Слово veto происходит от латинского слова, означающего «запрещаю». Право вето — это право одного департамента или ветви правительства запрещать действия другого департамента или ветви. Чаще всего глава исполнительной власти имеет право наложить вето на акт, принятый законодательным органом. Право вето также играет роль в Организации Объединенных Наций (ООН). Каждый из пяти постоянных членов Совета Безопасности имеет право наложить вето на предложенную резолюцию.

Ранняя история

Вето были частью правительства в Европе еще во времена Древнего Рима. В ранней Римской республике каждый из двух высших должностных лиц или консулов ​​мог наложить вето на решения другого. Позже чиновники, называемые трибунами, получили право налагать вето на действия консулов. Трибуны представляли простой народ и использовали право вето для защиты своих интересов от несправедливых законов. Это было частью системы сдержек и противовесов, предназначенной для предотвращения того, чтобы какая-либо часть правительства стала слишком могущественной.

В средние века в Европе монархи имели право абсолютного вето. Отказывая в согласии или одобрении, правитель мог помешать вступлению в силу актов законодательного органа. Это право до сих пор существует в некоторых конституционных монархиях. Одной из них является Соединенное Королевство, хотя с 1707 года ни один британский монарх не отказывался от королевского согласия на акт парламента. В большинстве стран право вето главы исполнительной власти было ограничено или отменено.

Даже после того, как право вето вышло из употребления в Англии, король по-прежнему использовал его для отмены законов, принятых в американских колониях.Колониальные лидеры были так глубоко возмущены этим применением права вето, что перечислили его как первый из своих протестов в Декларации независимости. Они писали о короле: «Он отказался принять законы, самые полезные и необходимые для общественного блага».

Соединенные Штаты

Создатели Конституции Соединенных Штатов пытались защититься от злоупотреблений властью, создав правительство с независимыми исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти. Они разделили полномочия между ветвями и разработали систему сдержек и противовесов.В качестве проверки Конгресса, законодательной власти, они дали право вето президенту, главе исполнительной власти.

Конституционная основа

Хотя слово вето не упоминается в Конституции, статья I, раздел 7 четко определяет право президента. Все законопроекты, принятые Конгрессом, должны быть отправлены президенту. У президента есть 10 дней, чтобы принять меры по законопроекту: «Если он одобрит, он подпишет его, а если нет, то вернет его со своими возражениями в ту палату, из которой он исходит.«Если законопроект, на который наложено вето, затем принимается двумя третями голосов в каждой палате Конгресса, он становится законом, преодолевшим вето президента. В таком случае Конгресс, как говорят, преодолел вето.

Этот тип вето, когда президент возвращает законопроект в Конгресс, известен как «обычное» вето. Но у президентов есть и другая тактика — карманное вето. Этот тип вето может иметь место, когда Конгресс откладывает (заканчивает сессию) в течение 10 дней после отправки законопроекта президенту. Президент может отклонить законопроект, «засунув» его в карман, то есть не вернув его в Конгресс до окончания сессии. Карманное вето не позволяет законопроекту стать законом, и у Конгресса нет шансов отменить его.

Использование

Большинство президентов США использовали право вето. Джордж Вашингтон, первый президент, наложил первое вето в 1792 году. Однако с тех пор и до 1829 года первые шесть президентов наложили вето всего на 10 законопроектов. Эндрю Джексон был первым президентом, который агрессивно использовал право вето. Только после того, как Конгресс отменил вето Джона Тайлера (1841–1845 гг.). Эндрю Джонсон был президентом, которому чаще всего мешали.Враждебный Конгресс реконструкции отменил 15 из 29 законопроектов, на которые он наложил вето.

Стефан Заклин—EPA/REX/Shutterstock.com

Франклин Д. Рузвельт накладывал вето на законопроекты чаще, чем любой другой президент — 635 раз. Дуайт Д. Эйзенхауэр наложил вето на закон 181 раз и только два раза отменил его. Всего за два года пребывания в должности Джеральд Р. Форд использовал власть 66 раз. Рональд Рейган наложил вето на 78 законопроектов и только девять раз его отвергали. Более поздние президенты реже использовали право вето. Джордж Буш-младший и Барак Обама, например, наложили вето только на 12 законопроектов.

Вето по статье

Большинство губернаторов штатов в США имеют право наложить вето на определенные части или «статьи» законопроекта. Это право известно как постатейное вето. Некоторое время в 1990-х годах президент США также имел право вето по отдельным статьям. До этого президент мог наложить вето только на целый законопроект. Конгресс иногда пользовался этим, включая деньги на проекты с особыми интересами в огромные счета государственных расходов. Президент был вынужден выбирать между наложением вето на весь законопроект или его подписанием с сохранением дополнительных расходов.Поскольку такие законопроекты необходимы для работы правительства, их часто подписывает президент.

Грег Гибсон—AP/REX/Shutterstock.com

Многие президенты просили предоставить право вето по отдельным статьям, начиная с Улисса С. Гранта в 1870-х годах. Конгресс отвергал все попытки ввести эту практику, пока не принял Закон о вето по статьям 1996 года. В августе 1997 года Билл Клинтон стал первым президентом США, применившим вето по статьям. Он отменил три меры в законопроекте о расходах, прежде чем подписать его.

Закон о вето по отдельным позициям вызвал споры. Его сторонники утверждали, что вето по статьям было необходимо для сокращения расточительных расходов. Оппоненты утверждали, что постатейное вето дает президенту больше полномочий, чем предусмотрено Конституцией. Они обжаловали акт в суде. В начале 1998 года федеральный судья постановил, что Закон о вето по статьям расходов нарушает баланс сил в федеральном правительстве и, следовательно, является неконституционным. Верховный суд США рассмотрел дело в апелляционном порядке и согласился с решением судьи.В июне 1998 года он объявил этот акт неконституционным.

Что такое президентское вето? — Определение, переопределение и примеры — Видео и стенограмма урока

Типы президентских вето

Самый распространенный способ для президента наложить вето на законопроект — это прямое вето предложение и отправить его обратно в Конгресс с прикрепленным сообщением о вето. Сообщение о вето является объяснением того, почему президент наложил вето на это предложение.

Существует еще один способ, которым президент может наложить вето на предложение, называется карманным вето . Допустим, президент отказывается подписывать законопроект, но не отклоняет его полностью, а Конгресс откладывает или делает перерыв в законотворческом цикле. В течение десяти рабочих дней после того, как предложение было представлено президенту, предложение будет отклонено для этой сессии Конгресса.

Более простой способ понять эту концепцию на примере нашего дня рождения, это если банкетный зал сообщит вам стоимость проведения вашего дня рождения в их заведении. Вы рассматриваете цену, но все еще не уверены, подходит ли это место для вашей вечеринки, а тем временем ищете другие места.Однако, когда вы перезваниваете в исходное место, чтобы получить дополнительную информацию, вам сообщают, что владелец ушел в отпуск до даты вашей вечеринки. Поскольку владельца дома нет, вы не можете подписать договор с этим местом проведения вечеринки, поэтому предложение больше недействительно.

Преодолевает вето

То, что президент накладывает вето на законопроект, не означает, что у Конгресса нет выбора. На самом деле, одно из полномочий Конгресса — это способность преодолевать или отменять вето президента.Это важное право, потому что оно гарантирует, что президент ответственно использует свое право вето. Бездействие президента также может привести к принятию законопроекта, если Конгресс продолжит работу.

У Конгресса есть три варианта действий после того, как на законопроект было наложено вето или его не подписали:

  1. Конгресс может переписать законопроект, повторно принять его и отправить исправленный вариант обратно президенту.
  2. Конгресс может преодолеть вето двумя третями поименного голосования членов, присутствующих как в Палате представителей, так и в Сенате.
  3. Если законопроект не отправляется обратно в Конгресс по истечении десяти рабочих дней Конгресса, он становится законом без подписи президента.
История вето США (1789-2014)
Обычные вето 1 498
Карманные вето 1 066
Всего вето 2 564
Отмененные вето 110

Источник: Сенат США

Пример

Давайте продолжим и возьмем реальный пример того, что может произойти во время заседания Конгресса.Возможно, Конгресс примет предложение о повышении ограничения скорости с 55 до 75. Президент может прямо отказаться от этого законопроекта и предложить Конгрессу возможность переписать его, повторно принять законопроект и отправить ему на рассмотрение. Если это произойдет, Конгресс может принять этот вариант для переписывания или они могут пойти дальше и принять законопроект в любом случае, если по крайней мере две трети Конгресса проголосуют за преодоление вето президента. Законопроект также был бы принят автоматически, если бы Конгресс заседал, а президент не подписал или не наложил вето на него в течение десяти рабочих дней.Однако если в течение этих десяти дней Конгресс завершит свою законодательную сессию перерывом, то на законопроект автоматически наложат вето.

Краткий обзор урока

Одним из самых важных полномочий президента США является президентское вето . В настоящее время существует два способа наложения вето на законопроект: либо путем прямого отклонения, либо путем карманного вето . Конгресс также имеет возможность переписать законопроект, на который наложено вето, и отправить его обратно президенту, или он может отменить вето путем поименного голосования двумя третями от каждой палаты Конгресса.

Президентское вето: ключевые термины

  • Президентское вето : право президента Соединенных Штатов отклонить решение или предложение Конгресса.
    • Полное отклонение: отправлено с сообщением о вето о том, почему законопроект был отклонен
    • Карманное вето : президент рассматривает законопроект, а не отклоняет его, когда Конгресс должен объявить перерыв; если Конгресс откладывает заседание в течение десяти дней, законопроект считается мертвым
  • Отмена : Конгресс может отменить вето президента при нескольких обстоятельствах.
    • Конгресс может повторно представить наложенный вето законопроект с некоторыми изменениями обратно президенту для рассмотрения
    • Конгресс может наложить вето на вето президента двумя третями голосов как в Палате представителей, так и в Сенате
    • Если президент не наложит вето или не подпишет законопроект в течение десяти рабочих дней, он становится законом
Наложенный вето законопроект все еще имеет шанс быть принятым

Результаты обучения

Изучив этот урок, вы сможете:

  • Дать определение и описать президентское вето
  • Объясните, как Конгресс может отменить наложенный вето законопроект

Вето — Ballotpedia

Вето относится к возможности отклонить решение или предложение законодательного органа.Как правило, это относится к способности члена исполнительной власти правительства отклонять закон законодательной власти правительства. В некоторых случаях, несмотря на то, что исполнительная власть может иметь право вето, законодательный орган может отменить вето при наличии достаточного количества голосов. Например, президент Соединенных Штатов может наложить вето на закон, принятый Палатой представителей и Сенатом, что не позволит ему стать законом. Однако Конгресс может преодолеть вето двумя третями голосов в обеих палатах. [1]

Помимо президента, губернаторы штатов также имеют право вето на законопроекты, принятые законодательным собранием их штата, а в некоторых штатах губернаторы могут накладывать вето на определенные части законопроекта, позволяя принимать другие.Типы вето могут включать в себя статью (губернатор может наложить вето на отдельные статьи законодательного акта), сокращение (губернатор может удалить статьи, связанные с бюджетом) и поправку (губернатор может внести поправку в часть законодательство). Также могут быть ограничения на определенные виды вето. Например, в Миннесоте губернатор может наложить вето на законопроекты об ассигнованиях только постатейно. В большинстве штатов законопроект становится законом без подписи губернатора, если губернатор специально не наложил на него вето.В некоторых штатах законопроекты не станут законом без подписи в течение установленного количества дней. Эти случаи называются карманными вето , поскольку губернатор фактически накладывает вето на законопроект, не предпринимая для этого конкретных действий. В каждом штате есть положение, согласно которому законодательный орган может преодолевать вето губернатора, как и Конгресс. [2]

В 17 штатах граждане могут налагать вето на решения, принятые законодательным собранием штата посредством референдума о вето . Этот процесс обычно требует, чтобы граждане штата собрали достаточно подписей, чтобы поставить вопрос о законе, который они предлагают наложить вето.Закон отложен (временно приостановлен) в ожидании результатов голосования в масштабах штата.

См. также

Внешние ссылки

Толкование: Статья I, Раздел 7

Статья I, раздел 7 Конституции устанавливает определенные правила, регулирующие принятие законов Конгрессом. Его первый пункт, известный как пункт об инициировании, требует, чтобы все счета для сбора доходов исходили от Палаты представителей. Второй — Пункт о представлении — требует, чтобы все законы представлялись Президенту для его подписи или наложения вето.И третий пункт — пункт о представлении резолюций — не позволяет Конгрессу обойти пункт о представлении. В совокупности эти правила направляют законотворчество в процесс, который способствует тщательному обсуждению разумности любого нового законодательства.

Пункт о происхождении основан на английской парламентской практике, требующей, чтобы все денежные законопроекты проходили первое чтение в Палате общин. Создатели позаимствовали эту практику, надеясь, что она передаст «власть кошелька» наиболее чуткому к народу законодательному органу — Палате представителей. Таким образом, только Палата представителей может вносить законопроекты «для увеличения доходов», хотя Сенат прямо уполномочен вносить поправки в законопроекты, подготовленные Палатой представителей. Законопроект любого другого типа может исходить либо от Сената, либо от Палаты представителей.

Пункт о происхождении был частью Великого Компромисса. Уступка более крупным штатам, которые были недовольны непропорциональной властью более мелких штатов в сенате, ограничивала право вносить законопроекты о налогах и тарифах исключительно в палату представителей, где более крупные штаты имели большее представительство.Но в то время как этот пункт горячо оспаривался во время Конституционного конвента и дебатов по ратификации, право Сената вносить поправки в законопроекты о повышении доходов лишило пункт большого практического значения.

Пункт о презентациях не такой уж бумажный тигр. Пункт предусматривает, что законопроект может стать законом только в том случае, если после принятия обеими палатами Конгресса он будет представлен президенту. Затем у президента есть десять дней, чтобы либо подписать законопроект, либо отклонить его и вернуть в Конгресс с объяснением своих возражений.

Если Президент отклоняет законопроект, он или она должны вернуть его в Палату, в которой он был инициирован. Этот процесс известен как «вето», хотя на самом деле это слово не встречается в тексте Конституции. Затем Конгресс может изменить законопроект, отвечая на заявленные президентом возражения, чтобы повысить вероятность его одобрения президентом. В качестве альтернативы Конгресс может отменить вето президента, если обе палаты смогут принять законопроект не менее чем двумя третями голосов. Затем законопроект становится законом без дальнейшего «представления» президенту.

Ситуация осложняется, если Президент ничего не делает к концу десятидневного окна. Если Конгресс заседает, законопроект становится законом — явление, известное как «принятие по умолчанию». Однако, если Конгресс не заседает, у президента нет возможности вернуть законопроект, на который он или она желает наложить вето. В этих обстоятельствах Президент может фактически наложить вето на законопроект, не предпринимая никаких действий. Этот процесс, впервые использованный Джеймсом Мэдисоном во время межсессионного перерыва в 1812 году, известен как «карманное вето».Конгресс не может отменить карманное вето.

Что именно представляет собой отсрочку для целей карманного вето, было источником конфликта. Учитываются ли, например, любые отсрочки или только те отсрочки, которыми завершается законодательная сессия? Верховный суд представил некоторую информацию в деле Pocket Veto Case (1929 г.), постановив, что «решающий вопрос» заключается в том, отложил ли Конгресс заседание таким образом, «который «мешает» президенту вернуть законопроект в палату, в которой он был инициирован. в разрешенное время.«Поскольку обе палаты отложили рассмотрение дела карманного вето , даже несмотря на то, что сессия по законодательству еще не закончилась, карманное вето было допустимо.

Суд уточнил это толкование в деле Райт против Соединенных Штатов (1938 г. ), постановив, что трехдневная отсрочка заседания только одной палаты Конгресса не допускает карманного вето. Суд постановил, что для краткосрочных отложений рассмотрения одной палаты инициирующая палата может назначить агента, например секретаря или клерка, для получения законопроекта, на который наложено вето.Однако современная практика более подвижна, чем может предположить Райт . Несколько недавних президентов намеревались присвоить законопроекты с правом вето даже тогда, когда Палата Конгресса назначила агента для получения сообщения о вето.

Третий и последний пункт, известный как пункт о представлении решений, касается представления заказов, решений и любых вопросов, кроме счетов. Пункт о представлении резолюций был добавлен по указанию Джеймса Мэдисона, который предвидел возможность того, что Конгресс может обойти процесс представления, придав законопроекту форму «резолюции» или «приказа».«Чтобы избежать этого обхода, пункт гласит, что любой вопрос, требующий согласия Палаты представителей и Сената — как бы этот вопрос ни назывался — должен быть представлен президенту. Например, объявление войны Конгрессом принимает форму совместной резолюции. Хотя он и не называется «законопроектом», он должен быть представлен на утверждение президента.

Однако не все вопросы требуют предъявления. Пункт прямо исключает вопросы отсрочки, и в соответствии со статьей V предложенные Конгрессом поправки к Конституции направляются на утверждение в законодательные собрания штатов, а не президенту.В более общем плане резолюции, которые не должны стать законом, не подлежат представлению. Конгресс может, например, принимать параллельные резолюции, устанавливающие бюджетные цели, не запрашивая одобрения президента. То же самое относится к резолюциям, которые относятся только к деятельности конкретной палаты, таким как наложение порицания на члена палаты или выражение «настроения» палаты. Точно так же законодательные повестки не представляются президенту на утверждение.

Верховный суд усилил пункт о представлении резолюций (и подтвердил предсказание Мэдисона) наиболее известным образом в I. Н.С. против Чадхи (1983 г.), постановив, что использование Конгрессом резолюции для отмены решения исполнительной власти является неконституционным. Суд пришел к выводу, что такое «законодательное вето» обходит процесс представления и нарушает полномочия президента по исполнению законов.

Суд отменяет вето на статью

Суд отменяет вето по статье
Сенаторы-демократы Карл Левин (в центре) и Роберт К. Берд (справа) приветствовали решение суда, показав свои личные копии Конституции.(АП)
Хелен Дьюар и Джоан Бискупик
Штатные корреспонденты Washington Post
Пятница, 26 июня 1998 г.; Страница A01

Вчера Верховный суд отменил новые широкие полномочия вето по статьям, которые Конгресс дал президенту для отмены определенных статей расходов и налоговых счетов.

Через пару часов после принятия решения сторонники закона объявили, что они снова попытаются найти конституционный способ расширить полномочия президента по сокращению расходов на свиную бочку.

В решении 6 против 3 суд постановил, что закон о вето по пунктам нарушает конституционное требование о том, чтобы закон был принят обеими палатами Конгресса и полностью представлен президенту для подписания или наложения вето.

Принятие закона в 1996 г. и его реализация в 1997 г. стали кульминацией более чем столетней борьбы президентов за эту новую власть. Это была редкая односторонняя передача власти Конгрессом главе исполнительной власти, вызванная растущим беспокойством Конгресса по поводу отсутствия у него собственной финансовой дисциплины.Президент Клинтон, имевший на посту губернатора Арканзаса право вето по статьям, с удовольствием подписал законопроект и быстро, хотя и осторожно, начал сокращать расходы.

Но судебная власть, ориентируясь на конституционные, а не на политические или фискальные приоритеты, смотрела на обмен властью куда более смутно.

В отличие от более ранних законов, дающих президенту дискреционные полномочия в отношении расходования средств, «этот закон дает президенту право в одностороннем порядке изменять текст должным образом принятых законов», — написал судья Джон Пол Стивенс от имени большинства.

По его словам, такие постатейные вето являются «функциональным эквивалентом частичной отмены актов Конгресса». Но «в Конституции нет положения, которое уполномочивает президента принимать, изменять или отменять законы», — добавил он.

Судья Энтони М. Кеннеди перешел к политической погоне. «Отсутствие политической воли не оправдывает неконституционные средства правовой защиты», — сказал он в совпадающем мнении.

Это решение стало ударом как для Клинтон, которая использовала новую власть 82 раза за последние 18 месяцев, так и для лидеров Республиканской партии, которые сделали пункт вето важным пунктом в своем «Контракте с Америкой» 1994 года.»

«Это решение является поражением для всех американцев», — заявила Клинтон в заявлении, опубликованном во время поездки в Китай. «Это лишает президента ценного инструмента для устранения растрат федерального бюджета и для оживления общественных дебатов о том, как наилучшим образом использовать государственные средства».

На Капитолийском холме сенатор Дэн Коутс (республиканец от штата Индиана), который выступил соавтором закона вместе с сенатором Джоном Маккейном (республиканец от штата Аризона), заявил, что это решение «означает отход от практики наполнения законодательства необходимыми в других случаях траты свиной бочки.»

Напротив, противники закона были в восторге. Сенатор Роберт К. Берд (D-W.Va.) поднял руку в приветствии и воскликнул: «Боже, храни этот почтенный суд». Сенатор Карл М. Левин (демократ от штата Мичиган) сказал, что Конгресс «пытался изменить Конституцию, [но] суд сказал, что не допустит этого».

По его мнению, Стивенс сказал, что Конгресс может изменить роль президента в определении окончательного текста закона только путем внесения поправок в конституцию. Но Коутс и другие сторонники вето по пунктам признали, что собрать большинство в две трети в каждой палате, необходимое для продвижения процесса внесения поправок в конституцию, будет сложно.

Вместо этого Коутс и Маккейн заявили, что они немедленно представят закон, чтобы обойти возражения Верховного суда, разбивая каждый законопроект об ассигнованиях на отдельные пункты, принимая каждый из них отдельно и отправляя их президенту для подписания или наложения вето в качестве отдельных законопроектов.

Палата представителей отказалась от такого предложения Сената, прежде чем остановиться на действующем законе о вето по статьям, задыхаясь от перспективы принятия тысяч отдельных законопроектов об ассигнованиях вместо 13, которые теперь должны приниматься каждый год.По словам Коутса, с тех пор компьютеры облегчили процедурные проблемы, сделав подход «раздельной регистрации» более осуществимым.

Но любовь многих законодателей к вето по статьям остыла после того, как Клинтон начала обнулять некоторые из своих любимых проектов и недавние правительственные прогнозы профицита на следующие несколько лет. Многие республиканцы, которые месяцами откладывали реализацию закона в надежде, что он попадет в руки президента Республиканской партии, не заинтересованы в расширении полномочий Клинтон или возможного преемника демократов.Кроме того, на этой сессии осталось мало времени для столь спорного вопроса.

Согласно закону о вето по статьям, президент может подписывать законопроекты, а затем отменять расходы на конкретные проекты, узконаправленные налоговые льготы или новые или расширенные программы льгот.

Конгресс может восстановить расходы, но для преодоления вето ему потребуется две трети голосов обеих палат. Конгресс отменил только одно вето Клинтона по статьям, касающееся 38 проектов на сумму 287 миллионов долларов в законопроекте о военном строительстве; оставшиеся вето отменили 869 миллионов долларов расходов и налоговых льгот.

Вызов закону исходил из Нью-Йорка и Айдахо. Нью-Йорк и больничные группы подали в суд, чтобы восстановить налоговые льготы, связанные с программой Medicaid. Картофелеводы Снейк-Ривер возражали против наложения Клинтоном вето на положение, разрешающее отсрочку уплаты налога на прирост капитала при продаже перерабатывающих мощностей фермерским кооперативам. Суд низшей инстанции вынес решение в пользу претендентов.

Это было второе решение Верховного суда о вето по статье. В прошлом году суд отклонил иск, поданный Бердом и пятью другими законодателями, заявив, что у них нет правового статуса, чтобы возбудить дело, потому что закон не причинил им достаточного вреда. Вчера суд заявил, что группы из Нью-Йорка и Айдахо выдержали это испытание.

Судьи Антонин Скалиа, Сандра Дэй О’Коннор и Стивен Дж. Брейер не согласились, при этом Скалиа и О’Коннор заявили, что производители картофеля из Айдахо не доказали, что им был причинен вред, и, следовательно, не имели права предъявлять иски; все трое заявили, что вето по статье должно было быть объявлено конституционным.

«Нет ни цента разницы между Конгрессом, разрешающим президенту отменить статью расходов, и Конгрессом, разрешающим тратить деньги на конкретную статью по усмотрению президента.И последнее было сделано с момента основания нации, — сказал Скалиа.

© Copyright 1998 The Washington Post Company

Вернуться к началу

Что такое сессия вето?

В последнее время мы много слышим о возможности наложения вето в Законодательном собрании Луизианы. Это довольно важная новость, поскольку это будет первая сессия вето в современной истории. В Луизиане была только одна сессия вето в соответствии с современной конституцией, принятой в 1974 году, и только две сессии вето в зарегистрированной истории.

Что это значит?

После каждой законодательной сессии губернатор решает, подписать или наложить вето законопроекты, прошедшие через законодательный орган. Если он или она решит наложить вето на закон после окончания законодательной сессии, то члены Палаты представителей и Сената имеют возможность созвать сессию вето, чтобы попытаться преодолеть вето губернатора.

 

Для преодоления вето требуется поддержка двух третей Палаты представителей и Сената — это означает, что для преодоления вето должны проголосовать не менее 70 представителей и 26 сенаторов.Однако для призыва к сессии вето требуется только простое большинство. Как правило, сессия вето созывается, если против этого не возражает большинство сенаторов или большинство представителей.

Какова временная шкала?

3 июля: Крайний срок для вето губернатора

У губернатора есть время до 3 июля (то есть на 23-й календарный день после закрытия сессии), чтобы окончательно наложить вето и отправить уведомление в законодательный орган.

 

Затем у Секретаря Сената и Секретаря Палаты есть два дня, чтобы передать письма Губернатора всем членам законодательного собрания.Этот пакет будет включать форму, которую должен заполнить каждый участник, если он не хочет сеанса вето. (Если они действительно хотят провести сессию вето, законодателям ничего не нужно делать.) Сессия вето не проводится, если большинство избранных членов любой палаты (53 представителя или 20 сенаторов) заявляет в письменной форме, что сессия вето не нужна. Традиционно большинство заполнило эту форму, указав, что они не хотят созывать сессию вето.

 

В этом году все чаще говорят о том, что большинство законодателей призовут наложить вето.

 

15 июля: Крайний срок подачи вето

Формы, которые должны заполнить законодатели, если они не хотят созывать сессию вето, должны быть возвращены до полуночи 15 июля (то есть на тридцать пятый календарный день после перерыва).

 

20–24 июля: Сессия вето

Если они созовут сессию вето, она начнется в полдень 20 июля (то есть на 40-й день после закрытия сессии). Сессия вето продлится не более пяти календарных дней и, следовательно, должна быть прервана 24 июля или ранее.

Что поставлено на карту?

Для преодоления вето губернатора требуется поддержка двух третей Палаты представителей (70) и Сената (26). Пока губернатор наложил вето на 28 законопроектов, но в центре ожидаемой сессии вето находятся три:

  • SB 118 прошло Сенат 27-9 и Палата представителей 73-29. По закону лица в возрасте 21 года и старше могут носить скрытое оружие без разрешения.
  • SB 156 прошел 29-6 в Сенате и 78-17 в Палате представителей. Эта мера не позволит трансгендерным женщинам соревноваться с цисгендерными женщинами в спортивных соревнованиях.
  • HB 514 прошел 37-0 в Сенате и в Палате представителей 88-13. Эта конституционная поправка будет постепенно увеличивать государственную помощь на строительство дорог и мостов на 300 миллионов долларов в год, что потенциально может поставить государство в шаткое финансовое положение в ближайшие годы. Если на закон не наложат вето, он будет вынесен на голосование по всему штату в октябре этого года.

Ожидается, что в этом году эти три законопроекта будут в центре любой сессии вето, но законодатели могут отменить любой из наложенных вето законопроектов. Чтобы просмотреть полный список законопроектов, на которые губернатор наложил вето в этом году, нажмите здесь.

Обновление: 21 июля 2021 г.

Сегодня днем ​​завершилась сессия вето 2021 года, которая была прервана на неопределенный срок. За два дня сессии вето законодателям не удалось преодолеть ни одно из вето губернатора.  Подробнее о беспрецедентном наложении вето в The Advocate можно прочитать здесь.

 

10 июля 1832 г.: Bank Veto

Стенограмма

Законопроект об «изменении и продолжении» акта, озаглавленного «Акт о включении подписчиков в Банк Соединенных Штатов», был представлен мне мгновенно 4 июля. Рассмотрев его с тем торжественным отношением к принципам конституции, которое должен был вдохновить этот день, и придя к заключению, что он не должен становиться законом, настоящим я возвращаю его в Сенат, в котором он возник, с моим возражения.

Банк США во многом удобен для правительства и полезен для народа. Принимая во внимание это мнение и будучи глубоко впечатлен верой в то, что некоторые полномочия и привилегии, которыми обладает существующий банк, не разрешены Конституцией, подрывают права штатов и опасны для свобод людей, я счел своим долгом в ранний период моего правления обратить внимание Конгресса на практическую возможность организации учреждения, сочетающего в себе все его преимущества и устраняющего эти возражения.Я искренне сожалею, что в представленном мне акте я не усматриваю ни одной из тех модификаций устава банка, которые необходимы, по моему мнению, для того, чтобы сделать его совместимым со справедливостью, со здравой политикой или с Конституцией нашей страны.

Нынешнее юридическое лицо, именуемое президентом, директорами и компанией Банка Соединенных Штатов, будет существовать на момент, когда этот закон должен вступить в силу, через двадцать лет. Он пользуется исключительной привилегией банковского дела под эгидой Генерал-губернаторства, монополией на его благосклонность и поддержку и, как необходимое следствие, почти монополией на иностранную и внутреннюю валюту. Привилегии власти и благосклонность, предоставленные ему в первоначальном уставе, за счет увеличения стоимости акций намного выше их номинальной стоимости, действовали как многомиллионное вознаграждение акционерам.

Можно найти извинение за неспособность защититься от этого результата, учитывая, что последствия первоначального акта регистрации нельзя было точно предвидеть во время его прохождения. Находящийся передо мной акт предлагает держателям тех же акций, а во многих случаях и тем же людям, еще по меньшей мере семь миллионов дополнительных вознаграждений.Это пожертвование не находит оправдания в какой-либо неопределенности в отношении последствий акта. Все согласны с тем, что его принятие повысит по меньшей мере на 20–30 % рыночную цену акций при условии выплаты ежегодной ренты в размере 200 000 долл. к его номинальной стоимости. Не только наши граждане должны получать щедрость нашего правительства. Более восьми миллионов акций этого банка принадлежат иностранцам. Этим актом Американская Республика фактически предлагает им подарить несколько миллионов долларов. Для этих чаевых иностранцам и некоторым из наших богатых граждан закон не обеспечивает никакого эквивалента. Они представляют собой определенную прибыль нынешних акционеров в соответствии с этим законом после полной компенсации выплаты бонуса.

Каждая монополия и все исключительные привилегии предоставляются за счет общества, которое должно получить справедливый эквивалент. Многие миллионы, которые этот закон предлагает передать акционерам существующего банка, должны быть прямо или косвенно получены из доходов американского народа.Следовательно, если их правительство продает монополии и исключительные привилегии, то по их вине они должны требовать за них по крайней мере столько, сколько они стоят на открытом рынке. Стоимость монополии в этом случае может быть установлена ​​правильно. Двадцать восемь миллионов акций, вероятно, были бы проданы с 50-процентным авансом и стоили бы на рынке не менее 42 000 000 долларов при условии выплаты настоящей премии. Таким образом, текущая стоимость монополии составляет 17 000 000 долларов, и закон предлагает продать ее за три миллиона с выплатой пятнадцатью ежегодными платежами по 200 000 долларов каждый.

Немыслимо, как нынешние акционеры могут претендовать на особую благосклонность правительства. Настоящая корпорация пользовалась своей монополией в течение периода, оговоренного в первоначальном контракте. Если мы должны иметь такую ​​корпорацию, то почему бы правительству не распродать все акции и таким образом обеспечить народу полную рыночную стоимость предоставленных привилегий? Почему бы Конгрессу не создать и не продать двадцать восемь миллионов акций, предоставив покупателям все полномочия и привилегии, закрепленные в этом законе, и перечислив премию за продажу в Казначейство?

Но этот закон не допускает конкуренции при покупке этой монополии.Оно, по-видимому, основано на ошибочном представлении о том, что нынешние акционеры имеют право не только на благосклонность, но и на щедрость правительства. По-видимому, более четверти акций принадлежит иностранцам, а остальная часть принадлежит нескольким сотням наших собственных граждан, в основном принадлежащих к богатейшему классу. В их интересах этот акт исключает весь американский народ из конкуренции в покупке этой монополии и распоряжается ею на много миллионов меньше, чем она стоит.Это кажется тем менее простительным, что некоторые из наших граждан, не являющихся в настоящее время акционерами, ходатайствовали об открытии двери для конкуренции и предлагали принять чартер на условиях, гораздо более благоприятных для правительства и страны.

Но это предложение, хотя и сделано людьми, чье совокупное богатство считается равным всему частному капиталу в существующем банке, было отложено, и щедрость нашего правительства предлагается снова даровать тем немногим, кто посчастливилось завладеть акциями и в этот момент владеть властью существующего учреждения.Я не могу воспринимать справедливость или политику этого курса. Если наше правительство должно продавать монополии, то, по-видимому, оно обязано брать не меньше их полной стоимости, и если чаевые должны даваться один раз в пятнадцать или двадцать лет, пусть они не даются ни подданным иностранного правительства, ни назначенный и привилегированный класс людей в нашей собственной стране. Это всего лишь справедливость и хорошая политика, насколько позволяет природа дела, ограничивать наши милости нашими собственными согражданами и позволять каждому, в свою очередь, пользоваться возможностью воспользоваться нашими щедротами.В отношении рассматриваемого мною закона по этим пунктам я нахожу достаточно причин, почему он не должен стать законом.

В качестве аргумента в пользу перерегистрации существующего банка приводилось то, что требование выдачи ссуд вызовет большие затруднения и бедствия. Времени, отведенного на то, чтобы закрыть свои дела, предостаточно, и если им хорошо управляют, его давление будет легким, и сильным только в том случае, если его управление было плохим. Следовательно, если оно вызовет бедствие, то вина будет на нем самом, и это послужит основанием против возобновления власти, которой так явно злоупотребляли.Но будет ли когда-нибудь время, когда эта причина будет менее могущественной? Признать его силу — значит признать, что банк должен быть бессрочным, и вследствие этого нынешние акционеры и те, кто унаследует их права в качестве наследников, должны установить привилегированный порядок, облеченный как большой политической властью, так и пользующийся огромными денежными выгодами от своей связи с правительство.

Модификации существующей хартии, предложенные этим актом, на мой взгляд, не таковы, чтобы сделать ее совместимой с правами штатов или свободами людей.Ограничение права банка владеть недвижимостью, ограничение его права открывать филиалы и право Конгресса запрещать обращение мелких банкнот являются ограничениями, имеющими сравнительно небольшую ценность или значение. Все нежелательные принципы существующей корпорации и большинство ее одиозных черт сохраняются без смягчения.

Четвертый раздел предусматривает, «что банкноты или векселя указанной корпорации, хотя они и имеют одинаковую форму на лицевой стороне, подлежащие оплате соответственно только в одном месте, тем не менее должны быть получены указанной корпорацией в банке или в любом из отделения учета и депозита, если они представлены при ликвидации или оплате любого баланса или остатков, причитающихся указанной корпорации, или такому офису учета и депозита от любого другого зарегистрированного банка.«Это положение обеспечивает банкам штатов юридическую привилегию в Банке Соединенных Штатов, которой не владеют все частные лица. Если банк штата в Филадельфии должен Банку Соединенных Штатов и имеет банкноты, выпущенные отделением в Сент-Луисе, он может оплатить долг этими банкнотами, но если купец, механик или другой частный гражданин находятся в подобных обстоятельствах, он не может по закону оплатить свой долг этими банкнотами, а должен продать их со скидкой или отправить их в Сент-Луис. Это благо, предоставленное государственным банкам, хотя и не несправедливо само по себе, но в высшей степени отвратительно, потому что оно не обеспечивает равной справедливости для высоких и низких, богатых и бедных.В меру своего практического эффекта он является связующим звеном между банковскими учреждениями нации, превращая их в интересы, отличные от интересов народа, и его необходимой тенденцией является объединение Банка Соединенных Штатов и государственных банков. в любой мере, которая может быть сочтена соответствующей их общим интересам.

Девятый раздел закона признает принципы худшей тенденции, чем любое положение настоящей хартии.

Он предписывает, что «кассир банка должен ежегодно сообщать министру финансов имена всех акционеров, не являющихся гражданами-резидентами Соединенных Штатов, и по заявлению казначея любого штата должен составлять и передавать такому казначею список акционеров, проживающих в таком штате или являющихся его гражданами, с указанием суммы акций, принадлежащих каждому.«Хотя это положение, принятое в связи с решением Верховного суда, своим молчанием отказывается от права штатов облагать налогом банковские учреждения, созданные этой корпорацией под названием филиалов по всему Союзу, оно, очевидно, направлено на рассматриваться как уступка их права облагать налогом ту часть капитала, которой могут владеть их собственные граждане и резиденты. В этом свете, если акт станет законом, он будет понят штатами, которые, вероятно, перейдут к взимать налог, равный налогу, уплачиваемому с акций банков, зарегистрированных ими самими.В некоторых штатах этот налог в настоящее время составляет 1 процент либо на капитал, либо на акции, и это можно принять за сумму, которую все граждане или резиденты-акционеры облагали бы налогом в соответствии с действием этого закона. Поскольку только акции, находящиеся в штатах, а не те, которые используются в них, подлежат налогообложению, и поскольку имена иностранных акционеров не должны сообщаться казначеям штатов, очевидно, что акции, которыми владеют они будут освобождены от этого бремени. Таким образом, их годовая прибыль будет на 1 процент больше, чем у граждан-акционеров, а поскольку годовые дивиденды банка можно с уверенностью оценить в 7 процентов, акции будут стоить иностранцам на 10 или 15 процентов больше, чем гражданам страны. Соединенные Штаты.Чтобы оценить результаты, которые произведет такое положение вещей, мы должны сделать краткий обзор операций и текущего состояния Банка Соединенных Штатов.

Из документов, представленных Конгрессу на настоящей сессии, следует, что на 1 января 1832 года из двадцати восьми миллионов частных акций корпорации 8 405 500 долларов принадлежали иностранцам, в основном из Великобритании. Сумма акций, находящихся в девяти западных и юго-западных штатах, составляет 140 200 долларов, в четырех южных штатах — 5 623 100 долларов, а в средних и восточных штатах — около 13 522 000 долларов. Прибыль банка в 1831 году, как показано в заявлении Конгрессу, составила около 3 455 598 долларов; из них в девяти западных штатах накопилось около 1 640 048 долларов; в четырех южных штатах около 352 507 долларов, а в средних и восточных штатах — около 1 463 041 долларов. Поскольку на Западе имеется мало акций, очевидно, что долг людей в этом районе перед банком — это главным образом долг перед восточными и иностранными акционерами; что проценты, которые они платят на него, переносятся в восточные штаты и в Европу, и что это является бременем для их промышленности и оттоком их валюты, что ни одна страна не может вынести без неудобств и случайных бедствий.Чтобы справиться с этим бременем и уравнять обменные операции банка, сумма звонкой монеты, полученной из этих штатов через его филиалы за последние два года, как показывают его официальные отчеты, составила около 6 000 000 долларов. Более полумиллиона из этой суммы не останавливаются в восточных штатах, а переходят в Европу для выплаты дивидендов иностранным акционерам. В признанном этим актом принципе налогообложения западные государства не находят адекватной компенсации за это постоянное бремя на их промышленность и утечку их валюты.Филиал банка в Мобиле заработал в прошлом году 95 140 долларов, однако в соответствии с положениями этого закона штат Алабама не может получать доход от этих прибыльных операций, поскольку ни один из его граждан не владеет акциями. Миссисипи и Миссури находятся в одинаковом положении по отношению к филиалам в Натчезе и Сент-Луисе, и таково, в большей или меньшей степени, положение каждого западного штата. Тенденция плана налогообложения, предлагаемого этим актом, будет заключаться в том, чтобы поставить все Соединенные Штаты в такое же отношение к иностранным странам, какое сейчас имеют западные штаты к восточным.Когда за счет налога на акционеров-резидентов акции этого банка будут стоить на 10–15% больше для иностранцев, чем для резидентов, большая их часть неизбежно покинет страну.

Таким образом, это положение по своему практическому действию лишит восточные, а также южные и западные штаты средств получения дохода от расширения бизнеса и больших прибылей этого учреждения. Это сделает американский народ должником иностранцев почти на всю сумму, причитающуюся этому банку, и отправит через Атлантику от двух до пяти миллионов звонкой монеты каждый год для выплаты дивидендов банку.

В другом его подшипнике это положение таит в себе опасность. Из двадцати пяти директоров этого банка пятеро избираются правительством, а двадцать – гражданами-акционерами. Уставом исключены из права голоса на этих выборах иностранные акционеры. Таким образом, по мере того, как акции передаются иностранным держателям, сокращается степень избирательного права при выборе директоров. Уже почти треть акций находится в иностранных руках и не представлена ​​на выборах.Он постоянно уезжает из страны, и этот акт ускорит его уход. Весь контроль над учреждением обязательно попадет в руки нескольких граждан-акционеров, и легкость, с которой будет достигнута цель, будет соблазном для создания людей, которые закрепят этот контроль в своих руках, монополизировав оставшиеся акции. Существует опасность, что тогда президент и директора смогут избирать себя из года в год и без ответственности и контроля управлять всеми делами банка в течение всего срока действия его устава. Легко представить себе, что от такой концентрации власти в руках нескольких людей, безответственных перед народом, может проистекать большое зло для нашей страны и ее институтов.

Разве нет опасности для нашей свободы и независимости в банке, который по своей природе так мало связывает его с нашей страной? Президент банка сказал нам, что большинство государственных банков существует за счет его терпения. Если его влияние сконцентрируется, как это может произойти в результате такого акта, как этот, в руках самоизбранного руководства, интересы которого отождествляются с интересами иностранных акционеров, не будет ли причин дрожать за чистоту наши выборы в мире и за независимость нашей страны в войне? Их сила была бы велика, когда бы они ни захотели ее проявить; но если бы эта монополия регулярно возобновлялась каждые пятнадцать или двадцать лет на условиях, предложенных ими самими, они редко могли бы мирно использовать свои силы, чтобы влиять на выборы или контролировать дела нации. Но если какой-либо частный гражданин или государственный служащий вмешается, чтобы ограничить его полномочия или воспрепятствовать возобновлению его привилегий, можно не сомневаться, что он ощутит на себе его влияние.

Если бы акции банка перешли главным образом в руки подданных чужой страны, и мы, к сожалению, оказались бы вовлечены в войну с этой страной, каковы были бы наши условия? Не может быть никаких сомнений в том, что банк, почти целиком принадлежащий подданным иностранной державы, и управляемый теми, чьи интересы, если не чувства, движутся в том же направлении, будет идти в том же направлении.Все его операции внутри будут направлены на помощь враждебным флотам и армиям снаружи. Контролируя нашу валюту, получая наши государственные деньги и держа в зависимости тысячи наших граждан, она была бы более грозной и опасной, чем морская и военная мощь противника.

Если мы должны иметь банк с частными акционерами, все соображения разумной политики и каждый порыв американского чувства убеждают, что он должен быть чисто американским. Его акционеры должны состоять исключительно из наших собственных граждан, которые, по крайней мере, должны быть дружелюбны к нашему правительству и готовы поддерживать его в трудные и опасные времена.Внутренний капитал настолько обилен, что конкуренция за подписку на акции местных банков недавно привела чуть ли не к беспорядкам. Банку, состоящему исключительно из американских акционеров, обладающему полномочиями и привилегиями, предоставленными этим законом, можно было легко получить подписку на 200 000 000 долларов. Вместо того, чтобы отправлять за границу акции банка, в котором правительство должно хранить свои средства и на которые оно должно полагаться для поддержания своего кредита в чрезвычайных ситуациях, представляется целесообразным запретить их продажу иностранцам под страхом полной конфискации. .

Сторонники банка утверждают, что его конституционность во всех его особенностях следует считать установленной прецедентом и решением Верховного суда. С этим выводом я не могу согласиться. Простой прецедент является опасным источником власти, и его не следует рассматривать как решающий вопрос конституционной власти, за исключением случаев, когда молчаливое согласие народа и штатов может считаться урегулированным. Пока дело обстоит не так по этому вопросу, аргумент против банка может быть основан на прецеденте.Один Конгресс в 1791 году принял решение в пользу банка; другой, в 1811 году, отказался от этого. Один Конгресс в 1815 году принял решение против банка; другой, в 1816 году, принял решение в его пользу. Таким образом, до настоящего Конгресса прецеденты, взятые из этого источника, были равными. Если мы обратимся к штатам, то мнения законодательных, судебных и исполнительных органов против банка, вероятно, были в пользу тех, кто высказался в его пользу, как 4 против 1. Таким образом, нет ничего в прецеденте, что, если бы его авторитет был признан, должен взвесить в пользу акта передо мной.

Если мнение Верховного суда охватывало всю основу этого акта, он не должен контролировать координационные органы этого правительства. Конгресс, исполнительная власть и суд должны каждый для себя руководствоваться своим собственным мнением о Конституции. Каждый государственный служащий, дающий присягу поддерживать Конституцию, клянется, что будет поддерживать ее так, как он ее понимает, а не так, как ее понимают другие. В обязанности Палаты представителей, Сената и Президента входит принятие решения о конституционности любого законопроекта или резолюции, которые могут быть представлены им для принятия или одобрения, в той же мере, в какой это обязанность верховных судей, когда это возможно. предстать перед ними для судебного решения.Мнение судей имеет не больше власти над Конгрессом, чем мнение Конгресса над судьями, и в этом отношении Президент независим от обоих. Следовательно, власти Верховного суда не должно быть позволено контролировать Конгресс или исполнительную власть, когда они действуют в их законодательных полномочиях, но иметь только такое влияние, которого может заслуживать сила их рассуждений.

Но в рассмотренном деле Верховный суд не решил, что все черты этой корпорации совместимы с Конституцией. Это правда, что суд сказал, что закон о регистрации банка является конституционным осуществлением власти Конгрессом; но, принимая во внимание мнение суда в целом и доводы, на основании которых они пришли к такому заключению, я понимаю, что они решили, что, поскольку банк является подходящим средством для осуществления перечисленных полномочий Генерал-губернаторства, следовательно, закон, включающий его, соответствует тому положению Конституции, которое провозглашает, что Конгресс имеет право «издавать все законы, которые будут необходимы и уместны для осуществления этих полномочий.Убедившись, что слово «необходимый» в Конституции означает «необходимый», «необходимый», «необходимый», «способствующий» и что «банк» является удобным, полезным и существенным орудием в судебном преследовании относительно «фискальных операций» правительства, они заключают, что «использование должно осуществляться по усмотрению Конгресса» и что «акт об учреждении Банка Соединенных Штатов является законом, принятым в соответствии с Конституцией», «но» говорят они, «там, где закон не запрещен и действительно рассчитан на достижение какой-либо из целей, вверенных правительству, взяться здесь исследовать степень его необходимости значило бы перейти черту, очерчивающую судебный отдел, и пройти на законодательном основании.

Утверждаемый здесь принцип заключается в том, что «степень его необходимости», включая все детали банковского учреждения, является вопросом исключительно для рассмотрения законодателями. то или иное конкретное полномочие, привилегия или освобождение являются «необходимыми и надлежащими» для того, чтобы банк мог выполнять свои обязанности перед Правительством, и их решения не подлежат обжалованию в судах. следовательно, исключительной прерогативой Конгресса и Президента является принятие решения о том, необходимы ли и уместны ли конкретные черты этого акта, чтобы банк мог удобно и эффективно выполнять общественные обязанности, возложенные на него как фискального агента, и, следовательно, конституционно или ненужным и неправильным, а потому неконституционным.

Не комментируя общий принцип, подтвержденный Верховным судом, давайте рассмотрим детали этого акта в соответствии с правилом законодательного действия, которое они установили. Выяснится, что многие полномочия и привилегии, предоставленные ему, не могут считаться необходимыми для цели, ради которой его предполагается создать, и, следовательно, не являются средствами, необходимыми для достижения поставленной цели, и, следовательно, не оправданными. по Конституции.

Первоначальный учредительный акт, раздел 21, предписывает, «что никакой другой банк не может быть учрежден каким-либо будущим законом Соединенных Штатов в течение существования корпорации, созданной настоящим, для которой настоящим заложена вера Соединенных Штатов: При условии Конгресс может возобновить действующие уставы банков в округе Колумбия, не увеличивая их капитал, а также может учредить любой другой банк или банки в указанном округе с капиталом, не превышающим в целом 6 000 000 долларов, если он сочтет это целесообразным.»Это положение остается в силе находящимся на моем рассмотрении актом через пятнадцать лет с 3 марта 1836 года.

Если Конгресс обладал полномочиями учредить один банк, он имел были «необходимы» для облегчения осуществления полномочий, делегированных им Конституцией. когда интересы страны или чрезвычайные обстоятельства правительства могут сделать это целесообразным.Им обладал и один конгресс, и другой, и все конгрессы одинаково, и одинаково на каждой сессии. Но съезд 1816 г. отобрал его у своих преемников на двадцать лет, а съезд 1832 г. предлагает отменить его еще на пятнадцать лет. Для Конгресса не может быть «необходимым» или «правильным» обмениваться или отказываться от каких-либо полномочий, возложенных на них Конституцией, для осуществления на благо общества. Это не «необходимо» для эффективности банка и не является «правильным» по отношению к ним самим и их преемникам.Они могут должным образом использовать предоставленную им свободу действий, но не могут ограничивать свободу действий своих преемников. Таким образом, это ограничение в отношении самих себя и предоставление монополии банку является неконституционным.

С другой точки зрения, данное положение является ощутимой попыткой изменить Конституцию законодательным актом. Конституция провозглашает, что «Конгресс имеет право применять исключительное законодательство во всех случаях» в округе Колумбия. Следовательно, его конституционная власть создавать банки в округе Колумбия и увеличивать их капитал по своему усмотрению неограничена и неподконтрольна какой-либо другой власти, кроме той, которая дана Конституцией. Тем не менее, этот акт провозглашает, что Конгресс не должен увеличивать капитал существующих банков или создавать другие банки с капиталом, превышающим в целом 6 000 000 долларов. Конституция провозглашает, что Конгресс имеет право применять исключительное законодательство в отношении этого округа «во всех случаях», а в этом законе говорится, что они не имеют права. Какой высший закон страны? Это положение не может быть «необходимым», «правильным» или конституционным, если не признать абсурдным, что всякий раз, когда оно является «необходимым и правильным», по мнению Конгресса, они имеют право обменять одну часть полномочий, предоставленных им Конгрессом. Конституция как средство исполнения остальных.

Только по двум вопросам Конституция признает за Конгрессом право предоставлять исключительные привилегии или монополии. В нем провозглашается, что «Конгресс должен иметь право содействовать прогрессу науки и полезных искусств, предоставляя на ограниченный срок авторам и изобретателям исключительное право на их соответствующие произведения и открытия». Из этого явного делегирования власти выросли наши законы о патентах и ​​авторских правах. Поскольку Конституция прямо делегирует Конгрессу право предоставлять исключительные привилегии в этих случаях в качестве средства исполнения основной власти «содействовать прогрессу науки и полезных искусств», вывод о том, что такое власть не предназначалась для предоставления в качестве средства для достижения какой-либо другой цели.По любому другому вопросу, входящему в компетенцию Конгресса, существует постоянная свобода усмотрения в использовании надлежащих средств, которая не может быть ограничена или отменена без внесения поправки в Конституцию. Таким образом, каждый акт Конгресса, который пытается путем предоставления монополий или продажи исключительных привилегий на ограниченный или неограниченный срок ограничить или лишить его свободы действий в выборе средств для осуществления делегированных ему полномочий, эквивалентен законодательные поправки к Конституции, и явно неконституционные.

Этот закон разрешает и поощряет передачу акций иностранцам и предоставляет им освобождение от всех государственных и национальных налогов. Банк настолько далек от того, чтобы быть «необходимым и правильным», чтобы банк обладал этой властью, чтобы сделать его безопасным и эффективным агентом правительства в его фискальных операциях, он рассчитан на то, чтобы превратить Банк Соединенных Штатов в иностранный банк, разорить наш народ в мирное время распространять иностранное влияние во всех частях республики, а во время войны ставить под угрозу нашу независимость.

Несколько штатов сохранили за собой право при формировании конституции регулировать и контролировать титулы и передачу недвижимого имущества, и большинство, если не все, из них имеют законы, запрещающие иностранцам приобретать или владеть землей в их пределах. Но этот акт, вопреки несомненному праву штатов предписывать такие лишения прав, дает иностранцам, держателям акций этого банка, процент и право собственности, как членам корпорации, на все недвижимое имущество, которое она может приобрести в любом из штатов. этот Союз.Эта привилегия, предоставленная иностранцам, не является ни «необходимой» для того, чтобы банк мог выполнять свои общественные обязанности, ни в каком-либо смысле «надлежащей», поскольку она насущно подрывает права штатов.

Правительство Соединенных Штатов не имеет конституционных полномочий покупать земли в штатах, кроме как «для возведения фортов, складов, арсеналов, верфей и других необходимых зданий», и даже для этих объектов только «с согласия законодательный орган штата, в котором он находится.«Сделав себя акционерами банка и предоставив корпорации право покупать земли для других целей, они получают право, не предоставленное Конституцией, и предоставляют другим то, чем они сами не владеют. — хранение или передача средств правительства, что банк должен обладать этим правом, и не следует, чтобы Конгресс таким образом расширял полномочия, делегированные ему в Конституции

Старый Банк Соединенных Штатов обладал капиталом только 11 000 000 долларов, что было сочтено вполне достаточным, чтобы позволить ему быстро и безопасно выполнять все функции, требуемые от него правительством.Капитал нынешнего банка составляет 35 000 000 долларов, что по крайней мере на двадцать четыре больше, чем опыт, необходимый для того, чтобы банк мог выполнять свои общественные функции. Государственный долг, существовавший в период существования старого банка и при учреждении нового, почти погашен, и наши доходы скоро сократятся. Следовательно, это увеличение капитала осуществляется не для общественных, а для частных целей.

Правительство является единственным «правильным» судьей, где его агенты должны проживать и занимать свои должности, потому что оно лучше знает, где их присутствие будет «необходимым».Поэтому не может быть «необходимым» или «правильным» уполномочивать банк размещать филиалы там, где ему заблагорассудится, для выполнения государственных услуг без консультации с правительством и вопреки его воле. Принцип, установленный Верховным судом признает, что Конгресс не может учреждать банк для целей частных спекуляций и получения прибыли, а только как средство исполнения полномочий, делегированных Генеральным правительством. По тому же принципу филиал банка не может быть конституционно создан для каких-либо иных целей, кроме общественных.Полномочия, которые этот акт дает для создания двух ветвей власти в любом штате без предписания или запроса правительства и для иных, чем общественные цели, не являются «необходимыми» для надлежащего осуществления полномочий, делегированных Конгрессу.

Премия, взимаемая с банка, является признанием перед лицом акта того, что полномочия, предоставленные им, больше, чем «необходимо» для его характера фискального агента. Правительство не облагает налогом своих чиновников и агентов за привилегию служить ему.Премия в полтора миллиона, требуемая первоначальной хартией, и премия в три миллиона, предложенная этим актом, не взимаются за привилегию предоставления «необходимых средств для перевода государственных средств с места на место в Соединенных Штатах или на территориях». из них, а также для распределения их в оплату публичным кредиторам без взимания комиссионных или требования льгот в связи с курсовой разницей», как того требует акт о регистрации, но для чего-то более выгодного для акционеров.Первоначальный закон заявляет, что он (бонус) предоставляется «с учетом исключительных привилегий и преимуществ, предоставляемых этим законом указанному банку», а акт, представленный мне, объявляет его «с учетом исключительных преимуществ и привилегий, продолжающихся этим актом указанной корпорации на пятнадцать лет, как указано выше». Таким образом, премия взимается за «исключительные привилегии и выгоды», предоставляемые для их собственного использования и вознаграждения, а не для пользы правительства.Эти избыточные полномочия, за которые банк должен платить, конечно, не могут быть «необходимыми», чтобы сделать его фискальным агентом казначейства. Если бы они были таковыми, взимание с них премии было бы «неправильным».

Некоторые утверждают, что банк является средством осуществления конституционной власти «чеканить деньги и регулировать их стоимость». Конгресс учредил монетный двор для чеканки денег и принял законы, регулирующие их стоимость. Отчеканенные таким образом деньги, стоимость которых регулируется таким образом, а также такие иностранные монеты, которые может принять Конгресс, являются единственной валютой, известной Конституции.Но если у них есть другие полномочия по регулированию валюты, им было предоставлено право осуществлять их самим, а не передавать корпорации. Если для этой цели будет создан банк с неизменным уставом без его согласия, Конгресс расстанется со своей властью на срок в несколько лет, в течение которых Конституция остается мертвой буквой. Нет ни необходимости, ни уместности в передаче своей законодательной власти такому банку и, следовательно, неконституционности.

Из-за его молчания, рассмотренного в связи с решением Верховного суда по делу Маккаллока против штата Мэриленд, этот акт лишает штаты права облагать налогом часть банковского бизнеса, осуществляемого в их пределах, в подрыв одного из самых прочных барьеров, защищавших их от федерального вторжения.Банковское дело, подобно земледелию, производству или любому другому занятию или профессии, является бизнесом, право ведения которого изначально не вытекает из законов. Каждый гражданин и каждая компания граждан во всех наших штатах обладали правом до тех пор, пока законодательные собрания штатов не сочли целесообразным законодательно запретить частное банковское дело. Если бы запретительные государственные законы были теперь отменены, каждый гражданин снова обладал бы правом. Государственные банки представляют собой условное восстановление права, которое было отнято законами о банковской деятельности, охраняемое такими положениями и ограничениями, которые, по мнению законодательных собраний штатов, требуют общественных интересов. Эти корпорации, если в их уставе не предусмотрено исключения, подобно частным банкирам и банковским компаниям, облагаются налогом штата. Порядок установления этих налогов полностью зависит от законодательного усмотрения. Это может быть на банк, на акции, на прибыль или любым другим способом, который пожелает суверенная власть.

При формировании Конституции штаты с особой ревностью охраняли свои налоговые полномочия. Они сдали его только в том, что касается импорта и экспорта.Что касается любого другого объекта, находящегося в пределах их юрисдикции, будь то лица, собственность, бизнес или профессия, он был обеспечен таким же широким образом, как и прежде. Все лица, даже офицеры Соединенных Штатов, подлежат уплате подушного налога штатами, в которых они проживают. Земли Соединенных Штатов облагаются обычным земельным налогом, за исключением новых штатов, от которых требуется соглашение о том, что они не будут облагать налогом непроданные земли, когда они допускаются в Союз. Лошади, повозки, любые животные или транспортные средства, инструменты или имущество, принадлежащее частным лицам, хотя и нанятые на службу Соединенным Штатам, подлежат налогообложению штатом. Любое частное дело, ведется ли оно должностным лицом Генерального правительства или нет, смешано оно с общественными делами или нет, даже если оно ведется самим правительством Соединенных Штатов, отдельно или в партнерстве, подпадает под действие Объем налоговой власти государства. Ничто не входит в него более полно, чем банки и банковское дело, кем бы оно ни было учреждено и велось. По всему этому предмету она столь же абсолютна, неограниченна и неконтролируема, как если бы Конституция никогда не была принята, потому что при формировании этого документа она была сохранена без оговорок.

Признается принцип, согласно которому штаты не могут по закону облагать налогом деятельность органов государственного управления. Они не могут облагать налогом ни деньги правительства, депонированные в государственных банках, ни агентства этих банков при их переводе; но будет ли кто-нибудь утверждать, что их простое избрание для выполнения этой государственной службы для Генерал-губернаторства освободит банки штата и их обычную деятельность от налогообложения штата? Если бы Соединенные Штаты вместо открытия банка в Филадельфии наняли частного банкира для хранения и перевода своих средств, лишили бы Пенсильванию права облагать налогом его банк и его обычные банковские операции? Это не будет притворяться. На каком же принципе должны быть освобождены от налогообложения банковские учреждения Банка Соединенных Штатов и их обычные банковские операции? Штаты имеют право облагать налогом не их государственное агентство или вклады правительства, а их банки и их банковские полномочия, учрежденные и осуществляемые в пределах юрисдикции штатов для их частного вознаграждения, — те полномочия и привилегии, за которые они платят бонус, и которые штаты облагаются налогом в своих банках. Осуществление этих полномочий в государстве, независимо от того, кем и под какой властью, будь то частными лицами в их первоначальном праве, юридическими лицами, созданными штатами, иностранцами или агентами иностранных правительств, находящимися в их пределах, образует законный объект государственного налогообложения.Из этого и подобных источников, из лиц, имущества и бизнеса, которые, как установлено, проживают, находятся или осуществляются под их юрисдикцией, штаты должны, с момента отказа от своего права получать доход от импорта и экспорта, получать все деньги, необходимые для поддержки их правительств и сохранения их независимости. Нет более подходящего объекта налогообложения, чем банки, банковское дело и банковские акции, и ни один из них не должен более упорно цепляться за штаты.

Для характера банка как фискального агента правительства не обязательно, чтобы его частный бизнес был освобожден от этого налогообложения, которому подлежат все банки таким образом, наиболее существенные полномочия, сохраненные за штатами, будут подвергнуты нападению и уничтожены как средство осуществления полномочий, делегированных Генеральному правительству. Можно с уверенностью предположить, что ни один из тех мудрецов, которые принимали участие в формировании или принятии нашей Конституции, никогда не предполагал, что какая-либо часть налоговой власти штатов, не запрещенная им и не делегированная Конгрессу, должна быть сметена и уничтожена как средство осуществления определенных полномочий, делегированных Конгрессу.

Если наша власть над средствами настолько абсолютна, что Верховный суд не будет ставить под сомнение конституционность акта Конгресса, предмет которого «не запрещен и действительно рассчитан на достижение любой из целей, доверенных правительству, «Хотя, как и в случае, который я рассматривал, он лишает Конгресс полномочий, прямо предоставленных ему, и прав, скрупулезно зарезервированных за штатами, нам надлежит действовать в нашем законодательстве с предельной осторожностью. Хотя и не напрямую, наши собственные полномочия и права штатов могут быть косвенно узаконены путем использования средств для осуществления основных полномочий.Мы не можем предписать, что Конгресс не будет иметь исключительных законодательных полномочий в отношении округа Колумбия, но мы можем заверить Соединенные Штаты в том, что в качестве средства исполнения других полномочий они не будут осуществляться в течение двадцати лет или навсегда. Мы не можем принять закон, запрещающий штатам облагать налогом банковский бизнес, осуществляемый в их пределах, но мы можем, как средство осуществления наших полномочий в отношении других объектов, передать этот бизнес в руки наших агентов, а затем объявить его освобожденным от налогообложения. Государственное налогообложение в их руках.Таким образом, наши собственные полномочия и права штатов, которые мы не можем прямо ограничить или посягнуть, могут быть растрачены и уничтожены в результате использования средств, используемых нами для осуществления других полномочий. Я не сомневаюсь, что банк Соединенных Штатов, компетентный выполнять все обязанности, которые могут потребоваться правительству, мог бы быть организован таким образом, чтобы не нарушать делегированные нам полномочия или защищенные права штатов. Если бы исполнительной власти было предложено представить проект такого учреждения, эта обязанность была бы выполнена с радостью.При отсутствии такого призыва ему, очевидно, следовало ограничиться указанием на те характерные черты представленного акта, которые, по его мнению, делают его несовместимым с Конституцией и разумной политикой. Сейчас состоится общая дискуссия, выявляющая новый свет и устанавливающая важные принципы; и новый Конгресс, избранный в разгар такого обсуждения и обеспечивающий равное представительство народа согласно последней переписи, представит в Капитолий вердикт общественного мнения и, я не сомневаюсь, поставит этот важный вопрос на рассмотрение. удовлетворительный результат.

При таких обстоятельствах банк выступает и просит продлить свой устав на пятнадцать лет на условиях, которые не только действуют как вознаграждение акционерам во многих миллионах долларов, но и санкционируют любые злоупотребления и легализуют любые посягательства.

Выдвинуты подозрения и выдвинуты обвинения в грубом злоупотреблении и нарушении устава. Расследование, начатое неохотно и настолько ограниченное во времени, что неизбежно сделает его неполным и неудовлетворительным, раскрывает достаточно, чтобы вызвать подозрение и тревогу.В практике главного банка, частично разоблаченной, в отсутствие важных свидетелей, и в многочисленных обвинениях, уверенно выдвинутых и еще полностью не расследованных, этого было достаточно, чтобы побудить большинство комиссии по расследованию — комиссии, которая была выбрана из самых способные и уважаемые члены Палаты представителей — рекомендовать приостановить дальнейшие действия по законопроекту и начать расследование. Поскольку срок действия хартии оставался еще четыре года, а обновление теперь не было необходимо для успешного осуществления его деятельности, следовало ожидать, что сам банк, сознающий свою чистоту и гордящийся своим характером, отозвал бы его. его заявление на данный момент, и потребовал самого строгого изучения всех его сделок. В их отказе от этого есть, по-видимому, еще одна причина, по которой правительственным чиновникам следует с меньшей поспешностью и большей осторожностью возобновлять свою монополию.

Банк официально создан в качестве агента исполнительной власти правительства, и на этом основании поддерживается его конституционность. Ни в отношении уместности настоящего действия, ни в отношении положений этого акта не проводились консультации с исполнительной властью. У него не было возможности сказать, что он не нуждается и не хочет агента, наделенного такими полномочиями и пользующегося такими льготами.В его законных функциях нет ничего, что делало бы его необходимым или правильным. Какой бы интерес или влияние, общественное или частное, не породило это действие, оно не может быть найдено ни в желаниях, ни в потребностях исполнительного ведомства, из-за чего настоящее действие считается преждевременным, а полномочия, предоставленные его агенту, не только ненужным, но опасным для правительства и страны.

К сожалению, богатые и могущественные слишком часто используют действия правительства в своих корыстных целях.Различия в обществе всегда будут существовать при каждом справедливом правительстве. Равенство талантов, образования или богатства не может быть обеспечено человеческими институтами. При полном пользовании дарами Неба и плодами превосходного трудолюбия, экономии и добродетели каждый человек в равной степени имеет право на защиту закона; но когда законы берутся добавлять к этим естественным и справедливым преимуществам искусственные различия, даровать титулы, дары и исключительные привилегии, делать богатых еще богаче, а могущественных — сильнее, бедных членов общества — земледельцев, ремесленников и рабочие, у которых нет ни времени, ни средств для того, чтобы обеспечить себе подобные услуги, имеют право жаловаться на несправедливость своего правительства.В правительстве нет необходимых зол. Его зло существует только в его злоупотреблениях. Если бы оно ограничилось равной защитой и, как Небеса проливают свои дожди, изливало бы свои милости одинаково на высоких и низких, богатых и бедных, это было бы безусловным благословением. В действии передо мной, кажется, есть широкое и ненужное отступление от этих справедливых принципов.

Наше правительство и наш Союз не могут быть сохранены за счет посягательств на права и полномочия отдельных штатов.Таким образом, пытаясь сделать наше генерал-губернаторство сильным, мы делаем его слабым. Его истинная сила состоит в том, чтобы предоставить индивидуумам и государствам, насколько это возможно, самим себе — в том, чтобы дать о себе знать не в своей силе, а в своей благодати; не в его контроле, а в его защите; не в том, чтобы теснее привязать штаты к центру, а в том, чтобы каждый из них мог беспрепятственно двигаться по своей собственной орбите.

Опыт должен учить нас мудрости. Большинство трудностей, с которыми сейчас сталкивается наше правительство, и большинство опасностей, нависших над нашим Союзом, проистекают из отказа от законных целей правительства нашим национальным законодательством и принятия таких принципов, которые воплощены в этом акте.Многие из наших богачей не довольствовались равной защитой и равными преимуществами, а умоляли нас сделать их богаче актом Конгресса. Пытаясь удовлетворить их желания, мы в результате нашего законодательства выстроили секцию против секции, проценты против процентов и человека против человека в ужасной суматохе, которая грозит поколебать основы нашего Союза. Пришло время сделать паузу в нашей карьере, чтобы пересмотреть наши принципы и, если возможно, возродить тот преданный патриотизм и дух компромисса, которые отличали мудрецов Революции и отцов нашего Союза.Если мы не можем сразу же, в интересах интересов, связанных с недальновидным законодательством, сделать наше правительство таким, каким оно должно быть, мы можем, по крайней мере, выступить против всех новых дарований монополий и исключительных привилегий, против любой проституции нашего правительства перед обществом. продвижение немногих за счет многих и в пользу компромисса и постепенного реформирования нашего свода законов и системы политической экономии.

Теперь я выполнил свой долг перед своей страной. Если мои сограждане поддержат меня, я буду благодарен и счастлив; в противном случае я найду в мотивах, побуждающих меня, достаточные основания для удовлетворения и мира.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.