Демократии определение: Что такое демократия | Informationsverige.se

Содержание

Democracy

Никто не рождается хорошим гражданином, ни одна страна не рождается демократией. Однако оба эти процесса продолжаются на протяжении жизни. И молодежь должна быть вовлечена в них с самого своего рождения. 

Кофи Аннан 

Что такое демократия?

Слово демократия происходит от греческих слов «demos» («народ») и «kratos» («власть»), таким образом демократию можно понять как «власть народа»: способ правления, который зависит от воли народа.

 Существует много разных моделей демократического управления в мире, и иногда легче понять идею демократии с точки зрения того, что ею не является. Демократия, в этом случае, это не автократия или диктатура, когда правит один человек; и не олигархия, когда правит небольшая часть общества. Должным образом понимаемая демократия не должна быть «правлением большинства», если это означает, что будут полностью игнорироваться интересы меньшинства. Демократия, по крайней мере, в теории, это правление от имени всего народа, что соответствует его «воле».

 

Если в условиях демократии правит народ, то существуют ли в мире подлинные демократии? 

Зачем нужна демократия? 

Идея демократии черпает свою нравственную силу – и притягательность для народа – из двух основных принципов: 
1. Индивидуальная самостоятельность: идея состоит в том, что никто не должен подчинять-  ся правилам, навязанным другими людьми. Народ должен иметь возможность контролиро-  вать свою собственную судьбу (в разумных рамках).
2. Равенство: суть заключается в том, что у каждого человека должна быть одинаковая   возможность влиять на решения, затрагивающие людей в обществе.

Эти принципы сами по себе привлекательны и они помогают понять, почему демократия столь популярна. Разумеется, мы все считаем, что справедливо было бы, что у нас были равные возможности, как и у любого другого человека, выносить решения в отношении общих правил!

Проблемы возникают тогда, когда мы начинаем размышлять над тем, как воплотить эти принципы на практике, поскольку нам нужен механизм для принятия решения о том, как учесть при этом противоречивые взгляды. Демократия в этой связи предлагает простой механизм, как правило, это «правление большинства»; однако правление большинства может означать, что интересы некоторых людей так никогда и не будут представлены. Более приемлемый подход к представительству интересов всех и каждого – это решения, принимаемые на основе консенсуса, когда задача состоит в том, чтобы найти точки соприкосновения интересов.

Каковы преимущества и недостатки принятия решений консенсусом по сравнению с правлением большинства? Как принимаются решения в вашей молодежной группе? 

Развитие демократии

Древняя история

Создание самой первой демократии приписывается древним грекам, хотя почти наверняка есть еще более ранние примеры первобытной демократии в других регионах мира. Греческая модель была создана в 5 веке до нашей эры, в Афинах. Среди моря автократий и олигархий – что было нормальной формой правления в ту эпоху – афинская демократия явно выделялась.  Однако по сравнению с тем, что мы понимаем под демократией сегодня, афинская модель имеет два важных отличия: 

1. Это была форма прямой демократии – иными словами, вместо выборных представителей, правящих от имени народа, сам «народ» встречался, обсуждал вопросы правления и затем осуществлял политику.

2. Такая система была возможной частично потому, что «народ» был весьма ограниченной категорией. Те, кто мог участвовать в демократии напрямую, представляли собой лишь малую часть населения, ибо женщины, рабы, иностранцы – и, разумеется, дети – были из нее исключены. Количество людей, участвовавших в этом процессе, тем не менее, было намного большим, чем современная демократия: вероятно, в политике напрямую участво-вало около 50 000 человек из общего населения примерно в 300 000 человек.

Каковы преимущества и недостатки прямой демократии?

Демократия в современном мире

В наше время существует столько же разных форм демократии, сколько есть демократических государств в мире. Нет двух совершенно одинаковых систем, и ни одна система не может быть взята за «образец». Существуют президентские и парламентские демократии, демократии, являющиеся федеральными или же унитарными, демократии, использующие пропорциональную систему выборов, а также те, где используется система мажоритарная, есть демократии, являющиеся монархиями – и т.д.

То одно, что объединяет современные системы демократии и что также отличает их от древней модели – это использование представителей народа. Вместо того, чтобы напрямую участвовать в законотворчестве, современные демократии используют выборы для отбора представителей, которые направляются народом для того, чтобы править от его имени. Такая система известна как представительная демократия. Она может претендовать на «демократичность», потому что она, по крайней мере в определенной степени, основана на двух принципах, которые приведены выше: это равенство для всех (один человек – один голос) и право каждого человека на определенную степень личной автономии.

Каковы преимущества и недостатки прямой демократии? 

Совершенствование демократии

Люди часто говорят о том, что страны «стали» демократиями, после того как они начали проводить относительно свободные и открытые выборы. Однако демократия подразумевает много большее, чем просто справедливые выборы, и поэтому когда мы пытаемся оценить, насколько демократичной является та или иная страна, действительно больше смысла думать о такой идее, как воля народа, чем об институциональных или избирательных структурах. Демократию легче понять как то, чего у нас всегда есть больше – или меньше – чем то, что либо присутствует, либо отсутствует. 

Демократические системы почти всегда можно сделать более инклюзивными, больше отражающими пожелания все большего числа людей, и более чувствительно реагирующими на их влияние. Иными словами, существуют возможности улучшить «человеческую» составляющую демократии, включая все большее число людей в процесс принятия решений; есть также пространство и для улучшения такого компонента демократии, как «власть» или «воля», путем предоставления большей власти народу. Борьба  за демократию на протяжении всей истории была, как правило, сосредоточена на том или ином из этих аспектов.

 

В наше время в большинстве стран мира у женщин есть право голоса, однако эта борьба завершилась победой сравнительно недавно. Как говорят, Новая Зеландия стала первой страной в мире, которая ввела у себя всеобщее избирательное право – в 1893 году, хотя и там женщинам было предоставлено право выдвигать свою кандидатуру в парламент лишь в 1919 году. Многие страны сначала предоставили женщинам право голоса, а лишь спустя несколько лет разрешили им выдвигать свои кандидатуры на выборные посты. Саудовская Аравия предоставила женщинам право голоса на выборах лишь в 2011 году.    

В наши дни даже в твердо установившихся демократиях существуют другие группы в обществе, которые обычно включают иммигрантов, трудящихся-мигрантов, заключенных и детей, которым не предоставлено право голоса, хотя многие из них могут платить налоги и обязаны подчиняться законам соответствующей страны.

Заключенные и избирательные права 

Заключенным разрешено голосовать в 18 европейских странах.

 
Право голоса заключенных ограничено в 20 странах, в зависимости от таких факторов, как длительность тюремного заключения или же серьезность совершенного преступления или типа выборов. 
В 9 европейских странах заключенным вообще не разрешено голосовать на выборах. 
Право голоса у заключенных, стандартная справка библиотеки Палаты общин SN/PC/01764, последнее обновление в 2012 году, http://www.parliament.uk/briefing-papers/SN01764
По делу «Херст (Hirst) против Великобритании» в 2005 году Европейский суд постановил, что общий запрет заключенным участвовать в выборах в Соединенном Королевстве нарушает статью 3 Протокола № 1 Европейской конвенции, в которой говорится, что:
«Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти». 

Может ли быть обоснованным исключение некоторых групп общества из демократических процессов? 

Демократия и участие

Наиболее очевидным способом участия в управлении является голосование или же выдвижение кандидатуры на выборах и получение места представителя народа. Однако демократия это намного большее, чем просто участие в выборах, и есть множество других способов участвовать в политике и в управлении страной. Действительно, эффективное функционирование демократии зависит от обычных людей, которые как можно больше используют эти другие средства. Если же люди лишь голосуют раз в четыре или пять лет – или вообще не голосуют – и если в промежутке они ничего не делают, то нельзя сказать, что правление в стране осуществляется «народом». И трудно назвать такую систему демократией.  Более подробно вы можете прочитать о формах участия в разделе «Гражданственность и участие». Вот лишь некоторые идеи – возможно, тот минимум, который необходим для членов парламента для того, чтобы они могли демократическим образом действовать от вашего имени: 

  • Необходимо быть информированным о том, что происходит и что решается «от имени народа», и, в частности, о решениях и действиях вашего собственного представителя.
  • Добивайтесь того, чтобы ваше мнение узнали – либо ваши представители в парламенте, либо СМИ, или в группах, работающих по конкретным вопросам. Без обратной связи с «народом», руководители могут руководить лишь по собственной воле и в соответствии со своими приоритетами.
  • Когда решения представляются недемократичными или противоречат правам человека или даже когда вы просто чувствуете возмущение в связи с этими решениями, добейтесь того, чтобы ваш голос был услышан, и чтобы политика могла быть пересмотрена. Наиболее эффективным способом для этого является, вероятно, объединение с другими людьми, для того чтобы ваш голос звучал громче.
  • Голосуйте, когда возникает такая возможность. Если люди не голосуют, то и выборные лица становятся на деле неподотчетными.

Участвовали ли вы в какой-либо подобной форме (или в иной форме) жизни общества?

Демократия и права человека

Связи между правами человека и демократией глубоки и при этом носят двусторонний характер: одно в определенной степени зависит от другого и является неполным без другого.  

Прежде всего, ценности равенства и самостоятельности – это и ценности прав человека, а право принимать участие в управлении является само по себе правом человека. В статье 21 Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ) говорится, что «Воля народа должна быть основой для власти правительства»: таким образом, демократия, в действительности, является единственной формой правления, которая соответствует правам человека.

Однако «демократия» неполна без тщательного соблюдения прав человека. Настоящее участие в управлении практически невозможно без того, чтобы не соблюдались основные права людей. Рассмотрите в качестве примеров следующее: 
1. Свобода мысли, совести и религии (статья 18 ВДПЧ). Это одно из первых прав, которые имеют важнейшее значение в демократии: людям необходимо иметь возможность свободно думать, придерживаться любых взглядов, имеющих важное значение для них, при этом не будучи за это наказанными. На протяжении истории правительства стремились ограничить это право, поскольку они боятся, что если люди будут думать о других формах правления, то это поставит под угрозу существующую систему. Таким образом, они бросали людей в тюрьму лишь за то, что у них были «неправильные» мысли. (Такие люди известны как «узники совести».) Однако общество без плюрализма взглядов является не только нетерпимым; оно ограничивает свои собственные возможности развиваться в новых и возможно более совершенных направлениях.

2. Свобода выражения мнения (статья 19 ВДПЧ). Важно не только иметь возможность думать то, что вы хотите, но и во всеуслышание выражать свое мнение, независимо от того, каким оно может быть. Если людям препятствуют в обсуждении своих взглядов с другими людьми или в том, чтобы представлять их в СМИ, как они могут «участвовать» в управлении страной? Их мнение будет просто исключено из возможных рассматриваемых альтернатив.

3. Свобода мирных собраний и ассоциаций (статья 20 ВДПЧ). Это право позволяет вам обсуждать идеи с другими людьми, которые этого пожелают, создавать группы по интересам или группы лоббирования или собираться для того, чтобы протестовать против тех решений, с которыми вы не согласны. Возможно, такая деятельность часто неудобна для правительств; однако чрезвычайно важно, чтобы разные точки зрения становились известны и учитывались. И это часть самой сути демократии. 

Это лишь три права человека, которые неразрывно связаны с идеей демократии, но любое нарушение других прав человека также повлияет на то, в какой степени разные люди могут принимать участие в управлении страной. Бедность, плохое здоровье или отсутствие жилья – все это может затруднить для человека то, чтобы его голос был услышан и снизить влияние его выбора, по сравнению с другими людьми. Такие нарушения прав почти наверняка приведут к тому, что соответствующее лицо не сможет занять выборное место.

Насколько эти три вида «демократических» прав (перечисленных выше) соблюдаются в вашей стране?

Проблемы демократии

Апатия избирателей

На протяжении ряда лет существует озабоченность в отношении положения демократии, а какойто мере особенно в более устойчивых демократических странах. Многое связано со снижающимся уровнем участия граждан в выборах, что, по-видимому, свидетельствует об отсутствии интереса и вовлеченности со стороны граждан. Низкий уровень явки на выборах ставит под вопрос легитимность так называемых демократически выборных представителей, которые в некоторых странах фактически избираются меньшинством избирателей.

Выборы и апатия

Явка на выборах в Европейский парламент каждый год после первых выборов, состоявшихся в 1979 году, снижается. В 2009 году лишь 43% избирателей использовали свое право голоса, а в некоторых странах явка составила лишь 34%. 
На национальных выборах в Европе явка избирателей чуть превышает 50% в некоторых странах и составляет более 90% в других
Некоторые государства, например Греция и Бельгия в Европе, сделали участие в выборах обязательным. В таких странах, конечно, явка выше, чем в среднем в тех странах, где голосование является добровольным.

Какая доля избирателей голосовала в вашей стране на самых последних выборах?

И хотя то, что люди все меньше голосуют на выборах, представляет собойопределенную проблему, есть некоторые исследования, которые указывают на то, что участие в разных формах действий в наши дни даже повышается, например, в группах давления, гражданских инициативах, консультативных органах и т. д. Эти формы участия столь же важны для эффективного функционирования демократии, как и явка избирателей на выборах, а может даже и больше.

Демократия и гражданское участие 

Так называемая «арабская весна», когда массы людей – многие из них молодые – вышли на улицы для того, чтобы выразить свою неудовлетворенность  политикой правительства, продемонстрировала новый уровень участия в тех странах, которые традиционно не рассматривались как демократические. И в Европе, даже в более традиционных демократических странах,  «власть народа» приобрела новое значение: во многих странах студенты протестовали против попыток правительств установить плату за образование. Профсоюзы выводили людей на улицы для протестов против последствий экономических сокращений. Кроме того, автономные группы активистов изобрели новые, творческие формы проведения демонстраций против изменения климата, власти огромных корпораций, ликвидации основных государственных услуг, а также против репрессивных мер со стороны полиции.

Правление большинства

Существуют две проблемы, которые неразрывно связаны с понятием представительной демократии, и это касается интересов меньшинства. Первая проблема заключается в том, что интересы меньшинства часто не представлены через избирательную систему: это может происходить тогда, когда членов меньшинства слишком мало, чтобы достичь минимума, необходимого для любого представительства. Вторая проблема состоит в том, что даже если меньшинство представлено в законодательном органе, оно будет составлять меньшинство представителей, и поэтому им не удастся собрать необходимые голоса, для того чтобы победить представителей большинства. По этим причинам демократию часто называют «правлением большинства».

Правление большинства, если это не сопровождается гарантией права человека для всех, может привести к таким решениям, которые будут наносить ущерб меньшинствам, и тот факт, что эти решения отражают «волю народа», не может служить в данном случае оправданием. Основополагающие интересы меньшинств, а также большинства должны быть гарантированы в любой демократической системе благодаря соблюдению принципов прав человека, усиленных эффективным юридическим механизмом, независимо от воли большинства.

Если большинство населения выступает за то, чтобы лишить некоторых людей прав человека, считаете ли вы, что «решать должен народ»? 

Подъем национализма 

Связанная с этим проблема – это тревожные тенденции, наблюдаемые по всей Европе, роста поддержки экстремистских правых партий. Эти партии часто играли на националистических чувствах и делали своей мишенью некоренных членов общества, особенно искателей убежища,  беженцев и членов религиозных меньшинств, причем часто прибегая к актам насилия. В свою защиту эти партии часто заявляют о поддержке среди населения и о принципе демократии, ибо они якобы представляют мнения большого количества людей. Однако когда эти партии выступают за насилие в любой форме и когда они не соблюдают права человека каждого члена населения, то у них мало оснований ссылаться на демократические принципы.  

В зависимости от масштабов этой проблемы и, в частности, культурного контекста, может возникнуть необходимость в ограничении права на свободу выражения мнения определенных групп, несмотря на важность этого права для демократического процесса. Большинство стран, например, имеют законодательство, направленное против возбуждения расовой ненависти. Это рассматривается Европейским судом как приемлемое ограничение свободы выражения мнения, обоснованное необходимостью защищать права других членов общества или структуру общества в целом.

Отличается ли каким-либо образом национализм от расизма?

Молодежь и демократия

У молодых людей часто нет даже права голоса, поэтому как они могут участвовать в процессе демократии?  Многие люди ответят на этот вопрос, заявив, что молодежь не готова быть частью такого процесса и что только, когда молодым людям исполнится 18 лет (или же они достигнут такого возраста, с которого в их стране им предоставляется право голоса), они смогут участвовать в жизни общества.

В действительности многие молодые люди проявляют политическую активность задолго до того, как они могут участвовать в выборах, и в некоторых смыслах результативность такой деятельности может быть даже выше, чем тот один голос, который они получат в дальнейшем – и могут решить его использовать или не использовать – для того чтобы проголосовать раз в четыре или пять лет. Политики очень часто стремятся обратиться за голосами молодежи, и поэтому они, скорее всего, будут больше прислушиваться к проблемам молодых людей. 

Многие молодые люди участвуют в деятельности экологических групп или же в других группах протеста, ведущих кампании против войны, против эксплуатации со стороны крупных корпораций или против детского труда. Возможно, один из наиболее важных путей участия молодежи в жизни сообщества и  в политической деятельности – это активность на местном уровне: именно там молодежь может глубже осознать конкретные вопросы, которые вызывают у них озабоченность, и те, с которыми она непосредственно сталкивается, и именно там молодежь может достичь прямых результатов.

Демократия касается не только национальных и международных вопросов: она должна начинаться в нашем непосредственном окружении! Молодежные организации – это одна из возможностей, благодаря которым молодые люди приобретают опыт и практикуют демократию, и поэтому эти организации играют в ней важную роль при условии, разумеется, что они независимы и демократичны в своей деятельности!

Если 16-летние считаются достаточно зрелыми для вступления в брак и для того, чтобы работать, то должны ли они иметь возможность голосовать?

Работа Совета Европы

Демократия является одной из основных ценностей Совета Европы, наряду с правами человека и верховенством права. В Совете Европы имеется ряд программ и публикаций, направленных на совершенствование и обеспечение будущего демократии. В 2005 году на третьем Саммите глав государств и правительств Совета Европы был учрежден Форум за будущее демократии. Цель данного Форума состоит в том, чтобы «укреплять демократию, политические свободы и участие граждан через обмены идеями, информацией и примерами наилучшей практики». Встречи Форума происходят каждый год, в них участвуют около 400 участников из 47 государств-членов и государств-наблюдателей Совета Европы.

Поддержка развития и реализация стандартов демократии осуществляется Европейской комиссией за демократию через право – также известной как Венецианская комиссия, которая является консультативным органом Совета Европы по конституционным вопросам. Данная Комиссия ведет особо активную работу по оказанию поддержки при подготовке новых конституций или законов о конституционных судах, избирательных кодексах, правах меньшинств и юридических основах демократических институтов. 

Помимо этой нормотворческой работы Совет Европы продвигает демократию и ее ценности через программы, посвященные демократическому участию, воспитанию демократической гражданственности и молодежному участию, ибо демократия – это намного больше, чем просто голосование на выборах!

Что такое демократия | Informationsverige.se

Последнее обновление: 5 10 2018

Это информация из книги «О Швеции»

Слово «демократия» происходит из греческого языка и означает «правление народа». Вопросы демократии обсуждались на протяжении нескольких тысяч лет, но определение этого понятия, с которым были бы согласны все, так и не найдено. Это отчасти можно объяснить тем, что демократия постоянно развивается и изменяется. Однако многие согласятся с тем, что демократии присущи определенные признаки, например равенство людей в достоинстве и правах, cвобода мнений, свобода слова и печати, равенство перед законом и проведение свободных выборов.

В демократическом обществе со всеобщими и свободными выборами лица, обладающие избирательным правом, могут голосовать за желаемую ими партию и политиков, которые будут принимать решения на государственном, региональном и местном уровнях. Политики и партии, набравшие больше голосов, то есть получившие большинство голосов, могут решать больше.

Избранные политики представляют избирателей, и поэтому такая система называется представительной демократией. В наши дни представительная демократия является обычной формой правления в мире, и именно такая форма существует и в Швеции.

Хотя при демократии решения принимаются большинством, у меньшинства также имеются права, которые большинство не может так легко игнорировать. Основной принцип демократического общества заключается в том, что исполнение власти неотъемлемо от соблюдения прав человека. Это означает, что те, кто принимают решения, не вправе подавлять тех лиц или те группы людей, которые придерживаются другого мнения. Все члены общества имеют право высказать собственное мнение.

Всеобщие выборы – это главный инструмент влияния жителей на управление страной. Для того чтобы демократия стала действенной, необходимо активное участие каждого жителя в демократическом процессе. Укрепление демократии происходит как за счет максимально высокого участия во всеобщих выборах, так и благодаря участию людей в общественных организациях и политических дискуссиях с друзьями и коллегами. Важно также, чтобы народ обращался к политикам и высказывал им свое мнение. Чем больше жителей страны принимают участие в голосовании, тем выше вероятность того, что проводимая политика отвечает интересам большинства.

Однако для развития демократического общества недостаточно одного лишь участия населения во всеобщих выборах. То, что происходит между выборами, также важно для действенности демократии.

Демократия основывается на взаимоуважительном диалоге. Поэтому важно как внимательно выслушивать чужое мнение, так и высказывать собственное. Важным условием для действенной демократии является то, чтобы каждый житель страны ощущал себя частью общества. Жители страны должны не только оказывать влияние на ход всеобщих выборов, но и иметь возможность влиять на свою повседневную жизнь – в школе, на работе, в жилом районе и в семье.

В демократическом обществе важно обсуждать, что является демократическим, а что — нет. Прекращение подобных дискуссий может указывать на потерю значимости демократии для большой части населения, что является признаком ослабления демократии.

Вопрос о том, хороша или плоха демократия, продолжает обсуждаться со времен возникновения самой идеи демократии. По мнению некоторых, демократическая система является не столь быстродейственной и эффективной, как диктатура, где возможно быстрое принятие единоличных решений. При демократии все имеют право высказаться, необходимы компромиссы и решения принимаются в процессе голосования. Поэтому в определенных экстремальных ситуациях закон допускает временное отступление от демократических основ в пользу эффективности и быстродейственности. В кризисных ситуациях может оказаться необходимым принятие быстрых решений для того чтобы предотвратить ухудшение ситуации.

Существует множество ужасающих примеров недемократических систем правления, угнетающих и терроризирующих людей. При диктатуре люди могут оказаться в тюрьме или концлагере из-за убеждений или принадлежности к определенной этнической группе. История показывает, что демократическая система государственного устройства защищает свободу личности и права человека лучше всего. Демократия и мир царят там, где люди разных стран общаются и поддерживают торговые отношения друг с другом.

«Демократия – лучшая из всех негодных форм правления»

Мартина Имфельд (Martina Imfeld) и Клод Лоншан (Claude Longchamp): «У прямой демократии есть много преимуществ, но загвоздка тут заключается в том, что она начинает буксовать, как только речь заходит о правах меньшинств». swissinfo.ch

«Много форм правления применялось и еще будет применяться в этом грешном мире. Все понимают, что демократия не является совершенной или всезнающей. Правильно было сказано, что демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных, которые были испробованы время от времени». Конечно, все сразу узнали эту знаменитую цитату из выступления Уинстона Черчилля в Палате Общин британского парламента 11 ноября 1947 года. Что будет, если приложить это высказывание к реалиям швейцарской демократии?

Этот контент был опубликован 09 июля 2018 года — 16:23
Ренат Кюнци

Изучал историю и политологию в Университете Берна. Работал в информагентстве Reuters, в газетах Der Bund, Berner Zeitung и на радиостанции Radio Förderband. Рассказывает о швейцарской современной прямой демократии во всем многообразии ее форм и проявлений, уделяя при этом основное внимание человеку с его гражданскими правами и свободами.

Больше материалов этого / этой автора | Немецкоязычная редакция

Ренат Кюнци ( Ренат Кюнци), Берн

Напомним, что в Швейцарии существуют мощные инструменты прямой демократии, позволяющие гражданам напрямую определять политический курс страны, кантона или общины, не прибегая к привычным посредникам в лице парламента или партий.

С другой стороны, если посмотреть на то, какие решения в последние месяцы принимали граждане на референдумах, — прежде всего имеется в виду одобрение народом таких законопроектов, как «О запрете на строительство новых минаретов» или «О депортации иностранцев, совершивших тяжкие преступления», — то поневоле задумаешься, а не был ли в самом деле прав великий англичанин, говоря, что «демократия не является… всезнающей».

Мы поговорили на эту и другие темы, связанные со швейцарской прямой демократией, с признанными экспертами — социологом Мартиной Имфельд и политологом, главой института изучения общественного мнения gfs.bernВнешняя ссылка Клодом Лоншаном. «В вопросах, связанных с культурными, социальными и религиозными меньшинствами, прямая демократия нередко наталкивается на серьезные проблемы», — признают они, настаивая при этом, что прямая демократия — это все-таки «лучшая из всех негодных форм правления».

swissinfo.ch: Некоторые народные законодательные инициативы, которые были одобрены швейцарскими избирателями в последние годы, носят во многом символический характер. Вспомним только запрет на строительство новых минаретов, депортацию преступников-иностранцев, инициативу против выплат чрезмерных бонусов топ-менеджерам и так далее. Но за всем этим ведь стоят чрезвычайно сложные политические и социальные вопросы. Может ли прямая демократия, которая по сути знает только слова «да», «нет» и «воздержался», адекватно решать все эти проблемы?

Мартина Имфельд: Как социолог могу сказать, что многое зависит от того, как задан вопрос и как обставлен весь процесс принятия решения. Демократия является все-таки, скажем так, наилучшей из всех негодных форм правления. Проблема заключается не в том, как голосуют люди, а в том, что часто политическая система долго игнорирует какой-то острый вопрос и откладывает его решение «на потом». 

«Решения, принятые на основе большинства голосов, могут привести к настоящей „тирании“ этого большинства»

Мартина Имфельд

End of insertion

Прямая демократия имеет много преимуществ. Решение, принятое на основе большинства голосов избирателей, является лучшей формой урегулирования конфликтов. Но и тут есть одна загвоздка — положение меньшинств. В наших исследованиях мы обнаружили, что реальная проблема появляется тогда, когда интересы большинства идут кардинально вразрез с интересами меньшинств. 

В связи с уже упомянутым запретом на строительство новых минаретов я хотела бы обратить внимание на мусульман, которые составляют четыре процента населения Швейцарии. В рамках демократии, где всё решает большинство, они не имели ни малейшего шанса повлиять на результат того референдума.

То есть именно в вопросах, связанных с культурными и религиозными меньшинствами, прямая демократия нередко наталкивается на серьезные проблемы. Решения, принятые на основе большинства голосов, могут привести даже к настоящей «тирании» этого большинства.

Клод Лоншан: Это понимают и юристы, когда они, например, начинают заниматься вопросом, в какой степени и каким образом демократические решения, принятые большинством, сталкиваются с правами человека и даже порой ущемляют их. Швейцарии не помешало бы более четко определить юридические границы прямой демократии, не оспаривая саму эту форму правления и не ставя ее под вопрос, ведь она уже очень глубоко укоренилась в душе и сознании швейцарского народа.

swissinfo.ch: Вы часто говорите, что слишком много оппозиции делает Швейцарию неуправляемой. Где в таком случае нам следовало бы немного «подкрутить», чтобы усилить степень пропорциональности, преемственности, стабильности нашей политической системы, чтобы укрепить принципы правового государства? Нужно ли нам добавить народу больше прав или же, наоборот, нам следует сделать акцент на совершенствовании системы «сдержек и противовесов»?

К.Л.: Закрепление в 1874 году принципов и инструментов прямой демократии в федеральной конституции регулярно исподволь приводило к возникновению периодов относительной неуправляемости. Ведь система, построенная на принципе соперничества власти и оппозиции, была в Швейцарии дополнена элементами прямой демократии, при этом на тот момент ни у кого не было ни опыта, ни знаний, ни понимания того, как же прямая демократия будет уживаться с привычной связкой «правительство — оппозиция».

«С учетом федерализма, а также чрезвычайного разнообразия регионов Швейцарии, нам было бы крайне желательно укреплять формы партнерского взаимодействия в экономике и обществе»

Клод Лоншан

End of insertion

Решение было постепенно найдено к 1930-м годам, когда в Швейцарии возникло осознание необходимости выработать некие примирительные арбитражные процедуры, то есть перейти к своего рода контролируемому управлению социальными конфликтами, не дожидаясь, пока правительство и народ начнут принимать политические решения.

Классическим примером в этом смысле стало создание структур социального партнерства между работодателями и наёмными работниками, а кульминацией этого процесса стало заключение в 1937 г. так называемого «Трудового мира» («ArbeitsfriedenВнешняя ссылка») в металлообрабатывающей и часовой промышленности. С тех пор социальное партнерство стало в Швейцарии очень важным инструментом неформального урегулирования конфликтов на дополитической стадии.

Что касается самой политики, то здесь тоже произошли значительные перемены. Под влиянием прямой демократии стало очевидно, что все основные партии и силы, все потенциально оппозиционные движения и течения должны быть непременно представлены в правительстве. Такое «инклюзивное» понимание политических процессов и привело к укреплению в стране теории и практики так называемого «конкорданса», то есть «сердечного согласияВнешняя ссылка» всех основных политических игроков.

В течение последних 20 лет, однако, практика неформального урегулирования конфликтов и теория «конкорданса» постепенно теряют свое влияние и уходят как бы в тень. И это одна из тех серьезных проблем, которые Швейцарии предстоит решать в ближайшем будущем. То есть можно сказать, что в этом смысле мы сейчас снова возвращаемся в период до 1937 года, когда «Трудового мира» еще не было.

Моя теория выглядит следующим образом: от однажды введенных инструментов прямой демократии отказаться невозможно. Но с учетом наличия в Швейцарии развитого федерализма, а также учитывая чрезвычайное разнообразие регионов страны, нам было бы крайне желательно укреплять именно формы партнерского, горизонтального взаимодействия как в экономике, так и в обществе. 

В этом могло бы заключаться и основное «послание» Швейцарии в адрес других стран: при прямой демократии жизненно необходимо укреплять партнерские формы общественной кооперации, снижая уровень враждебности в социуме. Потому что в противном случае прямая демократия и общественные разногласия будут только усиливать друг друга, и у нас проблем будет все больше и больше.

swissinfo.ch: Отношения с Европой и вопросы миграции — вот на данный момент главные источники конфликтов в швейцарской политике. Какие формы партнерского взаимодействия и сотрудничества можно было бы здесь найти?

К.Л.: Коль скоро уж мы говорим о Швейцарии как о стране, где социальное партнерство является важнейшим инструментом урегулирования конфликтов и разногласий, то я хотел бы выразить мое глубокое убеждение в том, что в 1992 году вступление Швейцарии в еврозону (ЕЭПВнешняя ссылка) не состоялось именно из-за того, что ведущие экономические и социальные партнеры так и не смогли прийти здесь к единому мнению.

Уинстон Черчилль дословно:

«Many forms of Government have been tried and will be tried in this world of sin and woe. No one pretends that democracy is perfect or all-wise. Indeed, it has been said that democracy is the worst form of government except all those other forms that have been tried from time to time».

Цит. по: «Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений». Под ред. Серова В.В., 2003 г.

End of insertion

В тот период власти, профсоюзы, организации работодателей, отраслевые промышленные объединения долго и ожесточенно спорили о том, приведет ли присоединение Швейцарии к ЕЭП к усилению или к ослаблению роли государства в экономике. Граждане же посмотрели на всё это, подумали и сказали: «Раз они так и не смогли договориться между собой, то и нам, наверное, на всякий случай лучше сказать „нет“ вступлению в ЕЭП».

Но уже очень скоро ведущие силы, и прежде всего промышленные ассоциации, осознали, что так называемые двусторонние (билатеральные) соглашения, ставшие заменой полноценному членству Швейцарии в ЕС — это своего рода бизнес-проект, в котором партнеры обязаны СООБЩА искать решения актуальных проблем.

Например, с одной стороны, они должны были защищать интересы лиц наемного труда, с другой же — соответствовать условиям свободного рынка труда и экономики, во многом свободной от влияния государства.

Но как раз в этом-то и состоял рецепт, который обеспечил успех реализации билатеральных соглашений: ведь они стали для страны, не являющейся членом ЕС, формой прямого участия в важнейших дискуссиях внутри Евросоюза. Эта модель с тех пор и является для нас примером, маяком, указывающим направление движения.

swissinfo.ch: В Швейцарии сейчас много дискутируют о недостатках прямой демократии, но в основном это делают эксперты. А как можно было бы донести эти дебаты до народа?

М.И.: Один из способов уже найден — я имею в виду формат нынешней общественной дискуссии в Швейцарии, в рамках которой идет обсуждение последствий результатов референдума от 9 февраля 2014 года по так называемой «антимиграционной инициативе». Сегодня уже гораздо больше граждан, чем год назад, осознают, насколько сложны вопросы, которые выносятся на всенародные плебисциты.

Клод Лоншан (Claude Longchamp) — политолог и историк, руководит научно-исследовательским институтом gfs.bern, который по заказу телерадиокомпании SRG SSR, к которой относится и портал swissinfo.ch, проводит опросы общественного мнения, а также анализирует политические предпочтения граждан накануне выборов и голосований.

По итогам референдумов и выборов Клод Лоншан на базе института gfs.bern вычисляет предварительные результаты и обсуждает их в рамках специальных выборных передач швейцарского ТВ. Кроме того, он предлагает анализ окончательных результатов голосований.

Политолог и социолог Мартина Имфельд (Martina Imfeld) является руководителем проектов в институте gfs.bern. Отвечает за анализ политических тем, специализируясь на исследовании итогов референдумов и выборов. Принимала участие в таких политических исследованиях, как «Молодежный барометр» 2014-го года, «Барометр забот населения» 2013-го года, «Барометр развития национальной идентичности» 2013-го года.

End of insertion

К.Л.: У нас в народе до сих пор наблюдается склонность впадать в политические иллюзии. Мы, швейцарцы, оказались большими любителями формулы, в соответствии с которой Швейцария имеет право сказать «нет», но желательно, чтобы потом не было никаких последствий. Это такое очень швейцарское представление: мол, мы можем делать всё, что нам вздумается, а все остальные могут принимать наши действия к сведению, могут не принимать, но уж в любом случае они не должны воспринимать наши действия всерьез.

Но в современном взаимозависимом мире такой подход давно стал иллюзией. Швейцария серьезно просчиталась, будучи уверенной, что она может стоять в стороне от ЕС, выдвигать в его адрес какие-то требования, решать, сказать ей «да» или «нет», и при этом исходить из того, что все эти её действия никого всерьез волновать не будут.

swissinfo.ch: Можно ли сказать, что референдум 9 февраля 2014 года стал переломным пунктом в истории развития прямой демократии в Швейцарии?

К.Л.: Это событие стало переломным пунктом, но не для прямой демократии, а, скорее, для швейцарской политики, которая с недавних пор стала несколько легкомысленной, считающей, что можно, как говорится, получить розы, избежав шипов. Однако, как представляется, времена, когда такой курс себя оправдывал, прошли. И, может быть, Швейцария перейдет на другие позиции, как только изменится экономическая ситуация в ЕС, когда Евросоюз выйдет из кризиса.

Билатеральным соглашениям Швейцарии с ЕС сопутствовала удача, но только потому, что Берн согласился, что целью этих соглашений является, в итоге, вступление в ЕС. За это Швейцария смогла получить некоторые преимущества и послабления. Сегодня же наше членство в Евросоюзе находится под большим вопросом. Брюссель постепенно закрывает все ранее существовавшие лазейки. Так что Швейцарии придется приспосабливаться к новой ситуации.

swissinfo.ch: Но вообще-то в том, что касается прямой демократии, Брюссель мог бы ориентироваться на Швейцарию в гораздо большей степени, ему ведь есть чему поучиться у Берна?

К.Л.: Может быть, в самом деле, теперь наступил черед ЕС на своем опыте осознать, что прямая демократия действительно иногда немного раздражает, хотя она и обладает огромным преимуществом. Я имею в виду тот факт, что она опирается на доверие к гражданам и на их консолидацию — можно даже говорить о «коллективном разуме» нации.

М.И.: Во Франции или в России некоторые доверяют «супергероям», которые якобы знают, куда стране идти дальше. Мы же считаем, что если большинство имеет право голоса и пользуется этим правом, то в итоге глупого результата получиться не может — по крайней мере, в долгосрочной перспективе. И это тоже послание прямой демократии в адрес других политических систем.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

от античности до наших дней

Среди всех существующих видов устройства верховной власти государства демократия является единственной формой правления, в которой полномочия закрепляются за большинством, причем независимо от его происхождения и заслуг.

На сегодняшний день это самый распространенный и прогрессивный вид политического режима в мире, отличающийся непрерывным развитием и видовым разнообразием.

Этой форме государственного устройства посвящено немало трудов философов и ученых всех времен.

Определение демократии и сопутствующее ей понятие

Демократия – система управления государством, при которой власть признается за народом и осуществляется на базе законодательно выраженных равных прав и свобод граждан.

Демократия неотделима от понятия государства, так как возникла вместе с ним.

* Государство – политическая форма организации общества, реализующаяся на определенной территории.

История возникновения демократии

Демократия зародилась в 507 году д. н. э. в Древней Греции как одна из форм народного самоуправления античными городами-государствами. Поэтому дословно с древнегреческого демократия переводится как «власть народа»: от demos — народ и kratos – власть.

Интересно, что demos греки называли не весь народ, а только свободных граждан, наделенных правами, но не относящихся к аристократам.

Общие признаки демократии

Неотъемлемыми признаками демократической системы являются:

  • Народ – источник власти.
  • Избирательный принцип в основе формирования органов государственного самоуправления.
  • Равенство гражданских прав, при приоритете избирательного.
  • Руководство мнением большинства в спорных вопросах.

Признаки современных демократических государств

В процессе исторического развития демократия выработала новые признаки, среди которых:

  • главенство Конституции;
  • разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную;
  • приоритет прав человека над правами государства;
  • признание прав меньшинства на свободное выражение собственного мнения;
  • конституционное закрепление приоритета прав большинства перед меньшинством и др.

Принципы демократии

Системообразующие положения демократии, безусловно, отражаются в ее признаках. Помимо политических свобод и гражданского равноправия, выборности госорганов и разделения властей, следует отметить и такие принципы:

  • Воля большинства не должна ущемлять в правах меньшинство.
  • Плюрализм – социально-политическое многообразие, лежащее в основе свободы выбора и выражения мнения. Он предполагает множественность политических партий и общественных объединений.

Виды демократии

О том, какими способами народ может проявлять свою власть, говорят существующие разновидности демократии:

  1. Прямая — Граждане сами, без посредников, обсуждают какой-то вопрос и выносят его решение на голосование
  1. Плебисцитная (считается разновидностью прямой) — Граждане могут только проголосовать за или против решения, к подготовке которого они не причастны.
  1. Представительная — Решения за граждан принимают их представители во власти, получившие народные голоса на выборах.

Демократия в современном мире

В наше время демократические государства являются государствами представительной демократии. В них народная воля, в отличие от античного общества, выражается через избираемых представителей (депутатов) в парламенте или органах местного самоуправления.

Представительная демократия делает возможным народное управление крупным государством с большой территорией и населением.

Однако во всех формах современной демократии встречаются элементы прямой демократии, в качестве референдумов, прямых президентских выборов, плебисцитов.

Павел Иванович Новгородцев: Демократия на распутье


Павел Иванович Новгородцев (28 февраля (12 марта) 1866, Бахмут, Российская империя — 23 апреля 1924, Прага, Чехословакия) — русский юрист-правовед, философ, общественный и политический деятель, историк (автор книг по истории философии права). Один из представителей либерализма в России.

В 1884 году окончил Екатеринославскую гимназию с золотой медалью, в 1888 — юридический факультет Московского университета; оставлен для подготовки к профессорскому званию по кафедре философии и права, затем направлен в научную командировку за границу: св. 4 лет ( с перерывами) слушал лекции в Берлине и Париже.

С 1894 года — приват-доцент, с 1897 — магистр права.

В 1902 году защитил докторскую диссертацию «Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве: Два типических построения в области философии права» (М., 1901) в Петербургском университете. Избран экстраординарным профессором юридического факультета Московского университета по кафедре энциклопедии права. Одновременно преподавал на Высших женских курсах, сотрудничал в журнале «Вопросы философии и психологии».

С 1904 года — член совета Союза Освобождения, с 1905 года — член кадетской партии. Депутат I Государственной Думы от Екатеринославской губернии. Подписал «Выборгское воззвание» 10 июля 1906 года в Выборге и осужден по ст.129, ч.1, п.п.51 и 3 Уголовного Уложения.

В 1906—1918 годах — ректор Московского коммерческого института. В годы первой мировой войны работал во Всероссийском Союзе городов, был московским уполномоченным Особого совещания по топливу.

В 1917 году вновь профессором университета. Избран в ЦК кадетской партии. Член-учредитель Лиги русской культуры, её Временного комитета в Москве.

Осенью 1918 года выехал на юг, в расположение армии ген.А.И. Деникина. Отказался войти в Особое совещание при главнокомандующем, опасаясь, что это повредит семье, оставшейся на сов. территории. Отказался от офиц. выступлений, хотя негласно участвовал в разработке законопроектов Особо совещания. В январе 1919 года в Одессе сделал доклад на заседании Совета гос. объединения России по вопросу создания Южно-рус. власти. В 1919 году его, тяжело больного, с трудом эвакуировали из Харькова, незадолго до занятия города Красной армией. В 1920 году в Крыму занимался преимущественно научной работой, преподавал в Симферопольском университете. 

После эвакуации из Севастополя (сентябрь 1920)жил в берлине, участвовал в работе местной к.-д.группы; сотрудничал в газ. «Руль». 

Затем переехал в Прагу, где в 1922 году на средства, предоставленные чехословацким правительством, организовал Русский Юридический факультет при Пражском университете. 

Был женат на Лидии Антоновне Будилович, дочери филолога Антона Семёновича Будиловича.

Основные труды:

Восстановление святынь.//Путь. — 1926. — №4. — С. 54-71

Введение в философию права: Кризис современного правосознания / РАН. Ин-т государства и права. — М.: Наука, 1997. — 269 с.

Об общественном идеале. — М.: УРСС, 1991. — 640 с.

Существо русского православного сознания. Берлин. 1923

Демократия на распутье. 1923

ДЕМОКРАТИЯ НА РАСПУТЬЕ

Впервые работа была опубликована в сборнике «София. Проблемы духовной культуры и религиозной философии», изданной в 1923 г. в Берлине (издательство «Обелиск») под редакцией Н.А. Бердяева. 1923 г.

Со времен Токвиля в политической литературе неоднократно высказывалась мысль, что развитие государственных форм с неизменной и неотвратимой закономерностью приводит к демократии. Признанные и влиятельные политические писатели, как Прево-Парадоль и Э. Шерер, подобно Токвилю, содействовали утверждению этой мысли в общем сознании (Prevost-Paradol. La France Nouvelle, 1868 (прим. П. Новгородцева). Прево-Парадоль Люсьен-Анатоль (1829–1870) – французский публицист). (E. Scherer. La Democratie et la France, 1885 (прим. П. Новгородцева). Шерер Эдмон (1815–1889) – французский публицист и критик).

И их мнения представлялись тем более значительными, что они отнюдь не вытекали из пламенного преклонения пред демократической идеей. Демократия представлялась им естественным и неизбежным фактом, который непременно наступит, все равно, «боятся ли его или желают его» (как выражался Шерер). С чисто английской осторожностью в деле установления общих выводов Генри Арен пытался поколебать эту точку зрения как одно из тех огульных политических обобщений, которые «почти все происходят из Франции». (Sir H.S. Araine. Popular Governement, 1886 (прим. П. Новгородцева).

Тем не менее, это французское мнение проникло и в Англию, и в наши дни на основании более широкого круга наблюдений его повторяют новейшие английские исследователи Гирншоу и Брайс. (Hearnschaw. Democracy at the Crossways, 1919 (прим. П. Новгородцева). (Bryce. Modern Democracies, I–II v., 1921 (прим. П. Новгородцева). Брайс Джон – английский юрист и социолог, первый президент Лондонского социологического общества, основанного в 1903 г.(прим. изд. 1991 г.).

Но когда сейчас мы ищем некоторого общего положения, которое передавало бы самые важные и яркие впечатления, связанные с демократической формой, то таким положением никак нельзя будет признать старое предсказание Токвиля. С тех пор как в целом ряде стран демократия стала практической действительностью, она сделалась и в то же время предметом ожесточенной критики. 

И если прежде самым характерным обобщением политической науки была мысль о грядущем торжестве демократии, теперь таким обобщением надо признать утверждение о неясности ее будущего. Пока демократии ждали, о ней говорили, что она непременно наступит, когда же она наступила, о ней говорят, что она может и исчезнуть. Прежде ее нередко считали высшей и конечной формой, обеспечивающей прочное и благополучное существование; теперь ясно ощущают, что, отнюдь не создавая твердого равновесия жизни, она более чем какая-либо другая форма возбуждает дух исканий. В странах, испытавших эту форму на практике, она давно уже перестала быть предметом страха; но она перестала здесь быть и предметом поклонения. Те, кто ее опровергает, видят, что в ней все же можно жить и действовать; те, кто ее ценит, знают, что, как всякое земное установление, она имеет слишком много недостатков для того, чтобы ее можно было безмерно превозносить.

В сущности, только теперь новая политическая мысль достигает настоящего понимания существа демократии. Но, достигая его, она видит, что демократический строй привел не к ясному и прямому пути, а к распутью, что вместо того, чтобы быть разрешением задачи, демократия сама оказалась задачей. Более спокойные наблюдатели полагают, что прямой путь все же не утерян; более пылкие говорят, что выхода нет, что наступил трагический час.

Таковы мысли и впечатления современного политического сознания, которые я хочу здесь разъяснить. Но прежде всего мне надо установить, что мы будем разуметь под демократией и о какой демократии мы будем говорить. Сделать это тем более необходимо, что это понятие принадлежит к числу наиболее многочисленных и неясных понятий современной политической теории. Это одно из самых распространенных обыкновений нашего времени, в иных случаях являющееся простительной слабостью, – в вопросах политики непременно становиться под знамя демократии. Как справедливо замечает один из самых талантливых государствоведов наших дней Кельзен, в XIX и XX столетиях слово демократия является почти повсюду господствующим лозунгом, и неудивительно, если оно, как всякий такой лозунг, утратило определенное и твердое содержание. (Кельзен Ханс (1881–1973) – австрийский юрист, один из основателей нормативизма в праве). Следуя требованию моды, его считали нужным употреблять по весьма возможным поводам и для всех возможных целей, так что оно стало покрывать собою самые различные и часто совершенно противоречащие друг другу понятия. (Kelsen. Vom Wesen und Wert der Demokratie, Tubingen, 1920. S. 3 (прим. П. Новгородцев). Любой представитель социализма, отделяющий себя от коммунистической партии, скажет сейчас, что диктатура пролетариата, осуществленная в России, есть полное отрицание демократических начал. Между тем сами представители русского коммунизма с такой же уверенностью заявляют, что они-то как раз и осуществляют в жизни настоящую реальную демократию, тогда как их противники стоят на точке зрения формальной и призрачной демократии. Такого же рода взаимные упреки слышатся и нередко в других случаях, причем в этих спорах в понятие демократии большей частью вкладывается совершенно различное содержание.

Итак, что же такое демократия? Когда древние писатели, и притом самые великие из них – Платон и Аристотель, отвечали на этот вопрос, они имели в виду прежде всего демократию как форму правления. Они различали формы правления в зависимости от того, правит ли один, немногие или весь народ и устанавливали три основных формы – монархию, аристократию и демократию. Но и Платон, и Аристотель каждую форму правления связывали с известной формой общественной жизни,с некоторыми более глубокими условиями общественного развития. Оба они имели пред собой богатый опыт развития и смены политических форм, и оба видели, что если есть в государстве какая-то внутренняя сила, которою оно держится, несмотря на всяческие бедствия, то формы его меняются. Каждая из этих форм может быть хуже или лучше в зависимости от того, следуют ли они по пути закона или отступают от него, имеют ли они в виду общее благо или собственные интересы правителей. (Это признает и Платон при более спокойном рассмотрении предмета в диалоге «Политик» (прим. П. Новгородцева). Но все эти формы подвижны, изменчивы; ни одна не является прочной: в частности, демократия подлежит тому же закону изменений. В страстном и суровом изображении Платона эта изменчивость демократии превращается в болезненное лихорадочное горение: с виду это лучшее из правлений, все становятся здесь свободными, всякий получает возможность жить, как хочет, и устраивать свою жизнь, как ему нравится; но именно вследствие того, что в жизни людей тут нет ничего твердого, никакого плана и порядка, никакой необходимости, все здесь приходит в расстройство. Изменчивость и подвижность демократии отмечает и Аристотель. В согласии с Руссо наиболее прочным он считает демократический строй у народов, живущих жизнью простой и близкой к природе. Другие виды демократии кажутся ему более подверженными изменениям, причем самым худшим видом он считает тот, в котором под видом господства народа правит кучка демагогов, в котором нет твердых законов, а есть постоянно меняющиеся предписания, в котором судебные места превращаются в издевательство над правосудием. 

Новая политическая мысль внесла значительные осложнения в простоту греческих определений. Древний мир знал только непосредственную демократию, в которой народ сам правит государством чрез общее народное собрание. Понятие демократии совпало здесь с понятием демократической формы правления,с понятием непосредственного народоправства. Из новых писателей это греческое словоупотребление воспроизводит Руссо: и для него демократия есть форма правления, в которой народ непосредственно не только законодательствует, но и управляет. Но, с другой стороны, именно Руссо дал основание теоретическое для того, более широкого понимания демократии, которое утвердилось в XIX и XX столетиях. Поскольку он допускал, что с верховенством народа совместимы различные формы правительственной власти – и демократическая, и аристократическая, и монархическая, – он открыл теоретическую возможность для нового понимания демократии как формы государства,в котором верховная власть принадлежит народу, а формы правления могут быть разные. Сам Руссо считал демократию возможной только в виде непосредственного народоуправства, соединяющего законодательство с исполнением. Те формы государства, в которых народ оставляет за собой только верховную законодательную власть, а исполнение передает монарху или коллегии немногих, он признавал законными с точки зрения народного суверенитета, но не называл их демократическими. При этом он вообще и ни в каких правовых формах не допускал представительства. В отличие от Руссо, позднейшая теория распространила понятие демократии на все формы государства, в котором народу принадлежит верховенство в установлении власти и контроль над нею. При этом допускается, что свою верховную власть, свою «общую волю», чтобы употребить термин Руссо, народ может проявлять как непосредственно, так и через представителей. В соответствии с этим демократия определяется прежде всего как форма государства, в которой верховенство принадлежит общей воле народа. Это есть самоуправление народа или, следуя недавнему определению Брайса, правление не одного какого-либо класса, а всех классов вместе, всей массы народа в совокупности. Демократической идее одинаково противоречит всякое классовое господство, всякое поставление одних классов над другими, все равно, какие бы это классы ни были, высшие или низшие. Классовая демократическая теория, какою ее пытались сделать социалисты, есть contradictio in adjecto. (Противоречие в определении, внутреннее противоречие (лат.).

На основании этих определений монархическая Англия считается современной теорией не менее, а в некоторых отношениях и более демократией, чем республиканская Франция. Равным образом и ряд других монархических стран, как Италия, Норвегия, Швеция, Дания, Бельгия, Голландия, причисляются к демократиям, в то время как республики центральной Америки не считаются демократиями. (Вrусе. Modern Democracies. V. I. P. 26 (прим. П. Новгородцева).

В этом смысле новая теория пришла к гораздо более сложному представлению о демократии, чем то, которое встречается в древности. Но в другом отношении она не только подтвердила, но и закрепила греческое понимание существа демократии. Выдвинув в качестве общего идеала государственного развития идеал правового государства, новая теория рассматривает и демократию как одну из форм правового государства. А так как с идеей правового государства, как она развивается в новое время, неразрывно соединяется представление не только об основах власти, но и о правах граждан, о правах свободы, то издревле идущее определение демократии как формы свободной жизни связывается здесь органически с самым существом демократии как формы правового государства.

С этой точки зрения демократия означает возможно полную свободу личности, свободу ее исканий, свободу состязания мнений и систем. Если Платон существо демократии усматривал в том, что всякий получает здесь возможность жить, как хочет, и устраивать свою жизнь, как ему нравится, то это древнее определение как нельзя лучше подходит и к современному пониманию демократии. И в современном смысле слова идее демократии соответствует, возможно, полное и свободное проявление жизненных сил, живая игра этих сил, простор для различных возможностей; открытость и широта для всяких направлений и проявлений творчества. И хотя практически демократия представляет собой управление большинства, но, по меткому определению Рузвельта, лучшим свидетельством любви к свободе является то положение, в которое ставятся группы, находящиеся в меньшинстве. (Рузвельт Теодор (1858–1919) – американский государственный деятель. Президент США в 1901–1909 гг). Ибо каждый человек, как говорит он, «должен иметь одинаковую с другими возможность проявить свою сущность». (П.И. Новгородцев цитирует слова из речи Т. Рузвельта в Сорбонне (прим. изд. 1991 г.).

Упомянутый уже мною немецкий ученый Кельзен нашел для этой системы отношений удачное новое обозначение, назвав ее системой политического релятивизма. Это значит вот что: если система политического абсолютизма представляет неограниченное господство какого-либо одного политического порядка, а иногда и какой-либо одной совокупности верований и воззрений, с принципиальным отрицанием и запрещением всех прочих, то система политического релятивизма не знает в общественной жизни никакого абсолютного порядка и никаких абсолютных верований и воззрений. Все политические мнения и направления для нее относительны, каждое имеет право на внимание и уважение. Релятивизм есть то мировоззрение, которое предполагается демократической идеей. Поэтому она и открывает для каждого убеждения возможность проявлять себя и в свободном состязании с другими убеждениями утверждать свое значение. (Kelsen. Vom Wesen und Wert der Demokratie, Tubingen, 1920 (прим. П. Новгородцева). Демократическая идея требует свободы для всех и без всяких исключений и с теми лишь ограничениями, которые вытекают из условий общения.

Современные теоретики демократии называют ее также свободным правлением, free governement. Это показывает, в какой мере понятие свободы неразрывно сочетается с представлением о демократической форме государства и как бы исчерпывает это понятие. Однако мы упустили бы один из самых существенных признаков демократической идеи, если бы не упомянули о свойственном демократии стремлении к равенству. Еще Токвиль отмечал, что демократия более стремится к неравенству, чем к свободе. «Я думаю, – пишет он в своей знаменитой книге «О демократии в Америке», – что демократические народы имеют естественный вкус к свободе; предоставленные самим себе, они ищут ее, они любят ее и с горечью видят, как их от нее удаляют. Но к равенству они имеют страсть грячую, ненасытную, вечную, непобедную, они хотят равенства в свободе, и, если не могут ее получить, они хотят его также и в рабстве. Они перенесут бедность, порабощение, варварство, но они не перенесут аристократии». (Токвиль А. де. Демократия в Америке, т. II, часть 2, гл. 1.). Эти слова были написаны свыше восьмидесяти лет тому назад, и сейчас Брайс подтверждает, что с тех пор не случилось ничего такого, что могло бы опровергнуть мнение Токвиля: и теперь приходится признать, что любовь к равенству в демократических странах сильнее любви к свободе. (Вrусе. Modern Democracies. V. I. P. 77 (прим. П. Новгородцева).

С точки зрения моральной и политической между равенством и свободой существует наибольшее соотношение. Мы требуем для человека свободы во имя безусловного значения человеческой личности, и, так как в каждом человеке мы должны признать нравственную сущность, мы требуем в отношении ко всем людям равенства. Демократия ставит своей целью осуществить не только свободу, но и равенство; и в этом стремлении ко всеобщему уравнению не менее проявляется сущность демократической идеи, чем в стремлении ко всеобщему освобождению. Идея общей воли народа как основы государства в демократической теории неразрывно связывается с этими началами равенства и свободы и не может быть от них отделена. Участие всего народа, во всей совокупности его элементов, в образовании всеобщей воли вытекает столько же из идеи равенства, сколько из идеи свободы.

Я исчерпал основные определения демократии, поскольку они необходимы мне для дальнейшего изложения. Я хочу пояснить теперь эти определения со стороны отрицательной, показав, чем не может быть демократия, сколько бы она на это ни притязала. 

Первые провозвестники демократической идеи соединяли со своей проповедью чисто религиозное воодушевление. Для них демократия была своего рода религией. Следы этого политического фетишизма встречаются иногда и в воззрениях наших дней: за неимением другой веры возлагают все надежды на демократию, как на всемогущую и всеисцеляющую силу, и на нее переносят весь жар сердца, весь пламень энтузиазма. В связи с этим стоит и упомянутое уже в начале убеждение, будто бы демократия есть некоторая высшая и конечная форма, в которой политическое развитие достигает своей предельной точки.

Современная политическая теория откидывает эти взгляды как наивные и поверхностные и противопоставляет им целый ряд наблюдений и выводов, снимающих с демократии ореол чудесного, сверхъестественного и вводящих ее в ряд естественных политических явлений, в ряд других политических форм. И прежде всего, эта теория указывает на чрезвычайную трудность осуществления демократической идеи и на величайшую легкость ее искажений. Припомним, что еще такой великий и прославленный носитель демократической идеи, как Руссо, именно потому, что он горячо любил демократию истинную, находил, что она может быть осуществлена лишь при особо счастливых и исключительных условиях. «Если брать понятие демократии во всей строгости его значения, – говорил Руссо, – то истинной демократии никогда не было и не будет. Демократия, собственно говоря, приходится богам, а не людям». (Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. Кн. III, гл. IV.) И замечательно, что Брайс, новейший исследователь демократических форм, обладающий громадными познаниями из области их практического применения, на основании всего, что он знает, повторяет слова Руссо: «Если брать понятие демократии во всей строгости его значения, то истинной демократии никогда не было и не будет». (Вrусе. Modern Democracies. V. II. P. 600 (прим. П. Новгородцева).

Эти авторитетные суждения величайшего апостола демократии, каким был Руссо, и величайшего ее знатока, каким является Брайс, вполне подтверждают и ярко отчеркивают те выводы о демократии, к которым приводит и исторический опыт, и политическая наука. Наивная и незрелая политическая мысль обыкновенно полагает, что стоит только свергнуть старый порядок и провозгласить свободу жизни, всеобщее избирательное право и учредительную власть народа, демократия, осуществится сама собой. Нередко думают, что провозглашение всяческих свобод и всеобщего избирательного права имеет само по себе некоторую чудесную силу направлять жизнь на новые пути. На самом деле то, что в таких случаях водворяется в жизни, обычно оказывается не демократией, а, смотря по обороту событий, или олигархией, или анархией, причем в случае наступления анархии ближайшим этапом политического развития бывают самые сильные суровые формы демагогического деспотизма.

Мысль о том, что с разрушением старых устоев тотчас же водворяется истинная свобода, принадлежит анархической, а не демократической теории. Отсюда она проникла в различного рода народнические учения. В противоположность этому анархическому взгляду современные исследователи демократии единодушно признают, что как более поздняя и сложная форма политического развития она требует и большей зрелости народа. По существу своему, как мы сказали, демократия есть самоуправление народа; но для того, чтобы это самоуправление не было пустой фикцией, надо, чтобы народ выработал свои формы организации. 

Это должен быть народ, созревший для управления самим собою, сознающий свои права и уважающий чужие, понимающий свои обязанности и способный к самоограничению. Такая высота политического сознания никогда не дается сразу, она приобретается долгим и суровым опытом жизни. И чем сложнее и выше задачи, которые ставятся пред государством, тем более требуется для этого политическая зрелость народа, содействие лучших сторон человеческой природы и напряжения всех нравственных сил.

Но эти же условия осуществления демократии вытекают и из другого ее определения как системы свободы, как политического релятивизма. Если демократия открывает широкий простор свободной игре сил, проявляющихся в обществе, то необходимо, чтобы эти силы подчиняли себя некоторому высшему обязывающему их началу. Свобода, отрицающая начала общей связи и солидарности всех членов общения, приходит к самоуничтожению и разрушению основ государственной жизни.

Наконец, те же требования известной высоты нравственного сознания народа вытекают и из свойственного демократии стремления к равенству. Подобно страсти к свободе, и страсть к равенству, если она приобретает характер слепого стихийного движения, превращается в «фурию разрушения». Только подчиняя себя высшим началам, и равенство, и свобода становятся созидательными и плодотворными основами общего развития.

Вот почему сторонники демократии на всех языках и в самых разнообразных вариантах повторяют одну и ту же мысль: демократия невозможна без воспитания народа, без поднятия его нравственного уровня. (См., напр., из новых писателей: Gustav Steffen. Das Problem der Demokratie, Jena, 1912. S. 97, 110, 113. Gradnauer. Sicherung und Ausbau der Demokratie в сборнике: «Das Programm der Sozialdemokratie», Berlin, 1920. S. 75. Guy-Grand. La Democratie et l’apres guerre, Paris, 1922. P. 265. Hearnschaw. 

Democracy at the Crossways, London, 1919, § 69. Bryce. Modern Democracies, London, 1921. V. 1. Ch. VIII (прим. П. Новгородцева). И не следует ли признать знаменательным, что именно у английских писателей, которые в прошлом своей страны имеют пример особливо закономерного и последовательного развития демократического строя, повторяется сейчас старая мысль Лавеле о значении для демократии глубокого религиозного чувства. (Hearnschaw, p. 397–398. Ср.: Bryce, V. I. Ch. IX (прим. П. Новгородцева). Не удивительно, если у тех же сторонников демократии мы находим решительно выраженное утверждение, что «истинной демократии еще нет», что демократия все еще остается задачей, подлежащей осуществлению, «проблемой будущего», что современные демократии нуждаются в глубочайшей реформе для того, чтобы выйти на «прямой путь».

Степень отдаленности современных демократий от демократического идеала познается в особенности в одном очень существенном пункте, а именно в вопросе о фактическом осуществлении народовластия. Руссо, конечно, был прав, когда с понятием истинной демократии он соединял живое и непосредственное участие всего народа не только в законодательстве, но и в управлении, когда он утверждал, что система представительства есть отступление от народовластия в строгом смысле этого слова. Но в то же время он прекрасно понимал, насколько трудно провести в жизнь подлинную демократическую идею; ибо, как говорил он, «противно естественному порядку, чтобы большинство управляло, а меньшинство было управляемо». И действительно, в демократиях с естественной необходимостью над общей массой народа всегда выдвигаются немногие, руководящее меньшинство, вожди, направляющие общую политическую жизнь. Это давно замеченное и притом совершенно естественное явление, что демократия практически всегда переходит в олигархию, в правление немногих. Новейшее исследование Брайса дало убедительнейшие подтверждения этому старому наблюдению.

Некоторые из современных теоретиков демократии, преклоняясь перед незыблемостью этого наблюдения и соглашаясь с тем, что в демократиях, как и во всех других политических формах, определяющее значение принадлежит не массам, а вождям, отстаивают превосходство демократической системы с той точки зрения, что тут лучше всего совершается качественный отбор вождей. (Kelsen. Vom Wesen und Wert der Demokratie. S. 29 (прим. П. Новгородцева). Иногда этой мысли придают и такой более решительный оборот, что «без присущего массам высокого почитания «аристократических» типов людей и высших культурных ценностей демократия немыслима», что «глубоко коренящийся аристократизм является солью жизнеспособного демократизма». (Steffen. Das Problem der Demokratie. S. 101 (прим. П. Новгородцева). Пусть будет так, пусть действительно демократия обладает этим свойством лучшего отбора вождей – хотя, конечно, этому утверждению нельзя придавать безусловного значения, – пусть демократизм практически допускает сочетание с аристократизмом, но все это находится, несомненно, в противоречии с чистотой демократической идеи, которая состоит не в отборе лучших вождей, а в освобождении от всяких вождей, в уменьи всех и каждого руководить самим собою. (Это должен признать Kelsen, ibid. S. 29. Ср.: Sozial-Idealismus, Berlin, 1920. S. 252 (прим. П. Новгородцева). Но если существо демократической идеи действительно таково, то признать неизбежность факта олигархического руководства массами и необходимость аристократической соли для жизнеспособности демократий – это значит повторить старое утверждение Руссо, что истинная демократия более пригодна для богов, чем для людей.

Так или иначе, но это факт, что лучшими формами демократии и сейчас, согласно Аристотелю и Руссо, приходится признавать простейшие по своему социальному составу страны, какими являются Швейцария и Оранжевая Республика до 1895 года, до Южно-Африканской войны. (Bryce. Modern Democracies. V. II. P. 541 (прим. П. Новгородцева). Оранжевое свободное государство, созданное в 1854 г. из Капской колонии буров; Англо-бурская война началась не в 1895, но в 1899 г. (прим. изд. 1991г.). Здесь между массами и вождем было всего больше близости. На второе место следует поставить демократии, где вожди сохраняют живую связь с народом и находятся под более или менее действительным его контролем. Таковы прежде всего англосаксонские демократии. Однако в отношении к Соединенным Штатам и Канаде приходится сделать оговорку о могущественном значении здесь денег, о силе плутократии. (Bryce, ibid. (прим. П. Новгородцева). Еще громче и тревожнее звучат эти жалобы во Франции, где, по словам Гюи-Грана, «власть денег портит все», где «нет организованной духовной силы, способной нанести этой власти удар». (Guy-Grand, op. cit. P. 273–274 (прим. П. Новгородцева). Брайс подтверждает, что и вообще говоря, «демократия не имеет более настойчивого и более коварного врага, чем власть денег». (Bryce, op. cit. V. II. P. 533 (прим. П. Новгородцева). И неудивительно, если скорее остроумный, чем основательный критик демократии Шпенглер (Шпенглер Освальд (1880–1936) – немецкий философ, историк) делает вывод, что «при посредстве денег демократия уничтожает самое себя». (Spengler. Der Untergang das Abendlandes, Munchen, 1922, bd. II. S. 582(прим. П. Новгородцева).

Мы не будем здесь говорить о тех демократиях, которые, присваивая себе иногда это наименование, по существу являются самыми настоящими олигархиями. Таковы латинские республики Центральной Америки, политическая история которых сводится к постоянному круговороту революционных изменений, где одна олигархия силой сменяет другую.

Конечно, утверждение, что чистый принцип демократии никогда не может быть осуществлен, должно быть ослаблено замечанием, что и другие государственные формы никогда не осуществляются в чистом виде. Когда сейчас сторонники демократии разбирают ее недостатки, они указывают, что эти же или какие-нибудь другие недостатки свойственны и другим формам. Человеческая природа остается одинаковой во всех формах, и те же недостатки ума и характера людей, та же слабость их воли обнаруживаются равным образом во всех видах человеческого общения. Так рассуждает, например, Гирншоу. (Hearnschaw; op. cit. P. 71. Ср.: Bryce, V. II. P. 685(прим. П. Новгородцева). Это рассуждение совершенно справедливо, но оно именно и вводит демократию в ряд других форм, снимая с нее ту печать совершенства и законченности, которую ей хотели придать ее первые провозвестники. Демократия имеет некоторые бесспорные преимущества. (В особенности в книгах Гирншоу и Брайса читатель найдет спокойное научное разъяснение этих преимуществ, на которых здесь нет необходимости останавливаться (прим. П. Новгородцева) но она имеет и свои неистребимые недостатки, – вот что говорит современная политическая мысль, сменившая религиозное отношение к демократии научным.

Но этого мало. Современная наука должна признать и еще одно очень существенное положение, на котором мы должны теперь остановиться. И там, где демократии существуют уже многие десятки лет, где они проявили способность противостоять величайшим опасностям и обнаружили удивительную доблесть граждан, как это было во времена недавней мировой войны, они переживают сейчас какое-то внутреннее недомогание, испытывают какой-то серьезный кризис. Весьма знаменательно, что автор одного из самых значительных новейших трудов о демократии Гиришоу озаглавил свою книгу характерным обозначением: «Демократия на распутьи», а другой, еще более компетентный исследователь, Брайс в конце своего труда приходит к выводу, что демократия находится теперь в положении «путника, который, стоя на опушке большого леса, видит пред собою несколько тропинок, расходящихся при их удалении, и не знает, какая из них выведет его». (Bryce, op. cit. V. II. P. 657 (прим. П. Новгородцева).

Эти заключения чрезвычайно знаменательны. В противоположность политическому оптимизму недавнего прошлого, когда казалось, что демократия есть нечто высшее и окончательное, что стоит только достигнуть ее, и все остальное приложится, теперь приходится признать, что демократия, вообще говоря, есть не путь, а только распутье, не достигнутая цель, а проходной пункт. От правых и левых, от крайних и умеренных, как это имеет место особенно во Франции, мы нередко слышим: нет, это не то, не то. Более спокойные англичане, согласно темпераменту своей расы, не отказываются так легко от старых симпатий, они скорее присматриваются и вдумываются, чем исходят в страстной критике и ожесточенных нападках. Но, взвешивая условия, к которым привела демократия, и они говорят: это распутье, это опушка леса с неизвестно куда расходящимися тропинками. Они надеются, что прямой путь еще не утерян; но в то же время они видят, что уводящие в сторону перекрестные пути таят в себе великие соблазны.

Я думаю, что в этом ощущении и сознании положения, к которому привела современная демократия, как распутья, заключается весьма глубокая интуиция, весьма тонкое восприятие самого существа демократии. Поскольку демократия есть система свободы, есть система политического релятивизма, для которого нет ничего абсолютного, который все готов допустить, – всякую политическую возможность, всякую хозяйственную систему, лишь бы это не нарушало начала свободы, – она и есть всегда распутье; ни один путь тут не заказан, ни одно направление тут не запрещено. Над всей жизнью, над всей мыслью господствует принцип относительности, терпимости, широчайших допущений и признаний. «Современные общества, – говорит Гюи-Гран, – представляют собою открытые дома, все влияния в них могут вступить между собою в борьбу, все возможности осуществиться». (Guy-Grand, оp. сit. P. 274 (прим. П. Новгородцева). Или, как выражает ту же мысль Гасбах, «демократия есть как бы пустое пространство, в котором могут развиться самые разнообразные политические стремления, в предположении, что их носители находятся в большинстве». (Hasbach. Die moderne Demokratie, 2 auflage, Jena, 1921. S. 121 (прим. П. Новгородцева). Все это лишь различные формы одной и той же мысли.

Да, демократия всегда есть распутье, есть система релятивизма, система открытых дверей, расходящихся в неведомые стороны дорог. И если в наши дни это чувствуется с такой яркостью и осязательностью, то именно потому, что среди народов, живущих под властью демократии, стали обнаруживаться стремления оставить распутье и выйти на какой-либо твердый путь. Говоря иными словами, система свободы и свободной игры жизненных интересов и сил, система открытых дверей и неопределенных возможностей как бы утомила людей и не удовлетворяет их более. Этого нельзя, конечно, сказать о всех; но что весьма значительные группы в современных демократиях выражают недовольство и жаждут перемен, это – общеизвестный факт.

Своими широчайшими перспективами и возможностями демократия как будто бы вызвала ожидания, которых она не в силах удовлетворить. А своим духом терпимости и принятия всех мнений, всех путей она открыла простор и для таких направлений, которые стремятся ее ниспровергнуть. Она не могла быть иною, ибо в этом ее природа, ее преимущество. Но этой своей природой и этим своим преимуществом она могла удовлетворить лишь некоторых, а не всех. У людей всегда остается потребность продолжать любую действительность до бесконечности абсолютного идеала, и никаким устройством государства их нельзя удовлетворять. 

Демократия обещала быть выражением общей воли, осуществлением равенства и свободы. Но принцип общей воли оказался загадочным и проблематическим, (Kelsen, оp. сit. S. 28; Вrусе, op. cit. V. II. P. 599–602. В своей книге «Кризис современного правосознания», вышедшей 14 лет назад, я старался это подробно разъяснить (прим. П. Новгородцева) а начала равенства и свободы сложными и противоречивыми. (См. в той же моей книге развитие этого положения (прим. П. Новгородцева). Поэтому осуществление демократической идеи всегда остается лишь очень приблизительным и не точным.

Брайс, конечно, прав, когда он говорит, что демократия опровергла предсказания не только своих друзей, но и своих врагов. Несомненно, что в области практической, как он на это указывает, демократия достигла весьма значительных успехов. Но ее апостолы, сделавшие из нее свою религию, ожидали от нее необычайных успехов в области моральной, и здесь она оказалась бессильной. Она не сблизила в чувствах братства и дружбы народы, ни людей в пределах отдельных народов. Она не создала общего довольства среди людей и не устранила страх революций. Напротив, именно в последнее время классовая вражда стала серьезной угрозой миру в государствах. (Вrусе, оp. сit. V. II. P. 616–617, 583–585 (прим. П. Новгородцева).

И когда Брайс ставит вопрос, может ли демократия смениться другими формами, ответ для него ясен: «Это случалось ранее и, сколько бы раз ни случалось, может случиться и вновь». Ведь было же так в истории, что народы, которые знали и ценили политическую свободу, отказались от нее, не очень о ней жалели и забыли о ней. И если разобрать, какое из благ демократического государства сейчас подвергается сомнению и находится в опасности, то придется сказать, что это и есть именно политическая свобода. Подвергается сомнению и находится в опасности вся эта система широких перспектив и неопределенных возможностей, которая создана демократией. В этом отношении угрозы демократии слышатся одинаково справа и слева.

В свое время Маркс подал пример решительного отрицания идеи свободного государства и осмеял верование «вульгарной демократии», которая видит в демократической республике тысячелетнее царствие и не имеет никакого предчувствия о том, что именно в этой последней государственной форме классовая борьба будет окончательно разыграна. Он отвергал демократию во имя нового порядка, освобожденного от колебаний свободы и поставленного на почву норм твердых и непререкаемых, связей безусловных и всеобщих. Тут очевидно движение от демократического распутья, от духа критики и терпимости, от широты и неопределенности релятивизма к твердому пути социализма, к суровой догме, к абсолютизму рациональной экономической организации. Исходя из иных мотивов, но с точки зрения формальной в том же направлении движется и консервативная мысль, которая также требует большей определенности и авторитетности, большей твердости и святости государственного порядка. В наше время это совпадение критики справа и критики слева особенно замечательно: оно выражается в совершенно одинаковых указаниях, что демократия представляет собою форму исключительно критическую и разрушительную, форму социального атомизма, неспособного к организации. (Ср.: Guy-Grand, оp. сit. P. 260. Самым замечательным образцом совпадения правых и левых настроений является книга: Ed. Berth. Les mefaits des intellectuals, Paris, 1914. Сейчас Берт увлечен «советской идеей» и снова являет пример своеобразного сочетания правых и левых мотивов. См. его книгу: «Les derniers aspects du socialisme», Paris, 1923. Чрезвычайно интересное изложение критики справа см. в книге Thibaudet. Les idees de Ch. Maurras, Paris, 1920. P. 216–234: La Democratie (прим. П. Новгородцева).

Надо ли прибавлять, что и анархизм, хотя он и критикует демократию с точки зрения ее же собственного принципа свободы, но доведенного до конца, до последнего предела и связанного с идеей беспощадной социальной революции, также ищет большей определенности, большей последовательности. Для него демократия плоха тем, что это все еще государство, что движение свободы останавливается здесь на половине пути, между тем как ему нужна свобода полная и безграничная. 

Давно уже Прудон чрезвычайно удачно обозначил конечную цель и социалистических, и анархических стремлений, противопоставленных демократическому и вообще государственному строю, в следующих кратких формулах: «На место политических властей мы ставим экономические силы.., на место политической централизации мы ставим экономическую централизацию». Как правильно указывают современные последователи Прудона, l’esprit proudhonien отвергает (Дух прудонизма (франц.) (прим. изд. 1991 г.). в корне и до конца la democratie rousseauiste. (Руссоистская демократия (франц.) (прим. изд. 1991 г.). Вот о каком столкновении принципов идет в наше время речь. Совершенно в том же духе, хотя, по-видимому, не зная этих французских противопоставлений, Брайс утверждает, что главный спор о судьбе демократии сейчас сосредоточивается вокруг вопроса о том, должно ли общество остаться «прежде всего моральным и интеллектуальным единством для осуществления того, что древние философы называли доброй жизнью», или же оно должно стать «по преимуществу экономическим единством, существующим для целей производства и распределения». (Вrусе, оp. сit. V. II. P. 654 (прим. П. Новгородцева). Надо признать, что для демократии это спор не на жизнь, а на смерть. 

Правда, некоторые из демократических писателей, путая идеи демократии и социализма, полагают, что спор легко разрешить, что демократия политическая, как начало, как «первая ступень, должна естественно перейти в демократию социальную. С этой точки зрения современная демократия есть «нечто не готовое, а только начинающееся и становящееся». (Gradnauer. Sicherung und Ausbau der Demokratie, в сборнике: «Steffen. Das Problem der Demokratle». Здесь проводится та же мысль (прим. П. Новгородцева). Но если дать себе отчет в основных принципах демократии и социализма, то необходимо прийти к заключению, что речь идет тут о двух совершенно различных системах мысли и жизни, сближающихся лишь в некоторых внешних признаках и резко расходящихся в их внутреннем существе. Демократия, которая последовательно вступила бы на путь социализма и решила бы заменить политическую централизацию экономической, должна была бы отказаться от некоторых самых существенных своих начал и учреждений. И прежде всего она перестала бы быть системой свободы и, вместе с новой сущностью, должна была бы усвоить и новое наименование. Кельзен был безусловно прав, когда он утверждал, что социализм формально стоит ближе к идеологии теократии, чем к идеологии демократии. (Kelsen. Socialismus und Staat, Leipzig, 1920. S. 125 (прим. П. Новгородцева). Устанавливаемое им различие систем политического абсолютизма и политического релятивизма дает здесь чрезвычайно удачный отправной пункт для сравнений.

Взвешивая все признаки и предвестья наших дней, мы должны сказать, что английские и французские писатели правы, когда они полагают, что для демократии наступил час тревоги и смятенья. Соблазны, встающие перед нею, тем более велики, что они опираются на ее же собственные широкие обещания и на стихийные движения масс, которые она сама оформила и окрылила. Она вызвала духов, с которыми не может совладать. Что противопоставит она им? Религию человека? Но стихийные стремления масс, преображаясь в учение социализма и анархизма, так же и еще более того опираются на религию человека (Пропуск в оригинале (прим. изд. 1991 г.). призрачной и бессильной и повторить горькие сетования неудачного заклинателя духов:

Ach! ich merk’es, wehe, wehe!

Hab’ich doch das Wort vergessen!

(Цитата из стихотворения Гете «Ученик чародея»: Как унять готовность эту? Я забыл слова запрета. (пер. Б. Пастернака) (прим. изд. 1991 г.).

Более опытные и мудрые, конечно, настоящее слово помнят. Они знают, что демократия, как и всякая другая форма государства, сильна только тогда, когда над ней стоит справедливость, когда народ не забыл, что в мире есть Высшая Воля, пред которой народная воля должна преклониться. Они знают, что будущее демократии, как и всякой другой формы, зависит от будущности религии. (Hearnschaw, op. сit. P. 397–398; Вrусе, op. сit. V. II. P. 666–667 (прим. П. Новгородцева).

Но для многих ли демократий понятны эти мысли и слова? Я беру недавнюю, можно сказать, самую последнюю французскую книгу о демократии: Guy-Grand, La Democratie et l’apres guerre. Книга начинается с обычных рассуждений о видах демократии на будущее, об эволюции демократии, а кончается подлинным криком сердца: «Несмотря на официальные провозглашения.., демократия не осуществлена», – или: «Мы живем в трагический час, когда открытия человеческого гения борются между собою и друг друга уничтожают». (Guy-Grand, оp. сit. P. 274–275(прим. П. Новгородцева). Гюи-Гран знает, что нужна какая-то высшая духовная сила, которая могла бы спасти демократию от переживаемого ею кризиса, и вместе с тем такой силы не находит. «Великому усилию XIX века не удалось создать чисто научную политику, и абсолютный рационализм имеет столь же мало шансов стать новой религией, как и позитивизм. Мы живем в относительном, в критике и в сомнении. Напрасно было бы отрицать эту атмосферу или желать ее совершенно устранить». Вспоминая слава Паскаля о человеке: «мыслящий тростник», (О человеке как о «мыслящем тростнике» говорится в «Мыслях» Блеза Паскаля (§ 347): «Человек – всего лишь тростник, слабейшее из творений природы, но он – тростник мыслящий. Чтобы его уничтожить, вовсе не надо всей Вселенной; достаточно дуновения ветра, капли воды. Но пусть даже его уничтожит Вселенная, человек все равно возвышенней, чем она, ибо сознает, что расстается с жизнью и что слабее Вселенной, а она ничего не сознает» // Ларошфуко де. Максимы; Паскаль Б. Мысли; Лабрюйер Ж. де. Характеры. М., 1974. С. 169 (прим. изд. 1991 г.). Гюи-Гран высказывает предположение, что, может быть, это качество человека заключает в себе и постоянную возможность кризисов, тем большую, чем более человек размышляет». (Ibid. P. 259).

В таком случае оставалось бы только смириться и ожидать впереди все больших осложнений. Но тогда зачем же тоска и жалобы на трагический час? Невольно вспоминаются тут слова русского поэта:

Не плоть, а дух растлился в наши дни,

И человек отчаянно тоскует;

Он к свету рвется из ночной тени,

И, свет обретши, ропщет и бунтует.

Безверием палим и иссушен,

Невыносимое томительно выносит…

И сознает свою погибель он

И жаждет веры… но о ней не просит.

(Цитата (не вполне точная) из стихотворения Ф.И. Тютчева «Наш век» // Тютчев Ф.И. Сочинения. Т. 1 М., 1990. С. 129 (прим. изд. 1991 г.)

Публикуется по изданию:

Новгородцев П.И. Об общественном идеале.

М., 1991. С. 540–558.

ДЕМОКРАТИЯ — это… Что такое ДЕМОКРАТИЯ?

(греч. δημοκρατία – власть народа, от δῆμος – народ и κράτος – власть). Термин «Д.» употребляется: 1) для обозначения народовластия, 2) для характеристики гос-ва, к-рос отличается рядом юридич. признаков (признание воли большинства в качестве источника власти и декларирование свободы и равноправия граждан), 3) как синоним прав и свобод граждан. Однако в каком бы смысле ни определялась Д., она во всех случаях является одной из политич. форм классовой диктатуры, орудием в классовой борьбе. Бесчисленное множество наиболее распространенных определений Д., данных бурж. наукой, условно можно подразделить на 3 осн. группы: 1) Д. означает гл. обр. или исключительно форму правления, отличающуюся от др. форм правления своими специфич. признаками; 2) Д. представляет собой не только форму правления, но «философию общества» в смысле идеалов и принципов, движущих и управляющих поведением членов общества; 3) определения Д., включающие в себя в том или ином сочетании элементы определений первых двух групп. Авторы первой группы определений обычно относят к признакам и критериям демократизма гос. устройство, разделение властей, верховенство парламента над пр-вом, независимость судебных органов от исполнит. власти, избират. право и нек-рые др. правовые гарантии, провозглашенные конституциями. Авторы определений, входящих во вторую группу, выдвигают на первый план систему абстрактных этич. идеалов, «моральных предпосылок» (высокие моральные качества деятелей, способность к достижению прогресса и т.п.), регулирующих поведение членов общества, и распространяют демократизм не только на политич., но и на экономич., социальные и культурные взаимоотношения людей. Авторы третьей группы определений считают, что Д. включает правовые и моральные элементы, понимают под Д. «образ жизни» народа.

Идеологи буржуазии и социал-реформисты отождествляют Д. с бурж. парламентаризмом, к-рый на деле является политич. системой, не создающей необходимых условий для активного участия трудящихся в политич. жизни.

Марксистская наука рассматривает Д. не как что-то абсолютное и застывшее, постоянное и неизменное. Д. возникла и развивалась под влиянием борьбы классов; изменялись классовая сущность и институты Д., степень ее применения и ее роль в классовой борьбе. Поэтому можно говорить о рабовладельч., феод. и бурж. типах Д. С победой социалистич. революции возник новый, высший тип Д. – социалистич. Д. Д. и диктатура – соотносит. понятия. Гос-во в любой форме и на всех ступенях историч. развития есть политич. орудие диктатуры того или иного класса. Диктатура не обязательно означает уничтожение Д. для класса, осуществляющего ее над другим классом, но обязательно означает уничтожение или ограничение Д. для класса, против к-рого направлена диктатура. Бурж. Д., напр., «выражает на деле иногда диктатуру буржуазии, иногда бессильный реформизм мещанства, подчиняющегося этой диктатуре» (Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 28, с. 278). Диктатура пролетариата «соединяет насилие против буржуазии, т.е. меньшинства населения, с полным развитием демократии, т.е. действительно равноправного и действительно всеобщего участия всей массы населения во всех г о с у д а р с т в е н н ы х делах и во всех сложных вопросах ликвидации капитализма» (Ленин В. И., там же, т. 23, с. 13). В условиях победившего социализма, когда полностью ликвидированы остатки эксплуататорских классов и функция их подавления отмерла, гл. содержание социалистич. Д. как орудия в руках народа по строительству нового общества находит свое полное проявление. Д. и гос-во не тождеств. понятия. Гос-ва могут быть недемократическими и антидемокра-тическими. Таковы, напр., деспотич. монархии в эпоху рабства, абсолютные монархии в период разложения феодализма, фашистские и полуфашистские гос-ва в эпоху общего кризиса капитализма. Д. представляет собой такую разновидность гос-ва (бурж.-демократич. республика, нар.-демократич. республика, советская республика), к-рое характеризуется офиц. признанием принципа подчинения меньшинства большинству (см. В. И. Ленин, там же, т. 25, с. 428). Но Д. не может быть понята в отрыве от сущности и роли гос-ва, она не должна отождествляться с подчинением меньшинства большинству. Признание гос-вом принципа подчинения меньшинства большинству имеет неодинаковый смысл в антагонистич. обществ.-экономич. формациях и в переходный от капитализма к социализму период. Воля большинства может стать действит. гос. волей лишь при определ. условиях, связанных с характером собственности на средства произ-ва, с классовым составом общества. Для этого необходимо, чтобы осн. орудия и средства произ-ва находились в руках не ничтожного меньшинства членов общества, а в руках большинства или всего народа. В антагонистич. классовых формациях – рабовладельческой, феодальной и капиталистической – господствует частная собственность на орудия и средства произ-ва. Это определяет характер обществ. и гос. строя и служит гл. причиной господства эксплуататорского меньшинства и подчинения ему большинства. Опыт истории свидетельствует о том, что народ не может властвовать, если его экономич. или внеэкономич. принуждением, или одновременно тем и другим методом заставляют работать на эксплуататорское меньшинство. Социалистич. революция, победившая в СССР, а затем в ряде др. стран, превратила осн. орудия и средства произ-ва в обществ. собственность. Благодаря этому стало возможным подлинное народовластие. Д. зависит от форм собственности, от производств. отношений и, в свою очередь, оказывает на них влияние. «Всякая демократия, как вообще всякая политическая надстройка (неизбежная, пока не завершено уничтожение классов, пока не создалось бесклассовое общество), служит, в конечном счете, производству и определяется, в конечном счете, производственными отношениями данного общества» (Ленин В. И ., там же, т. 32, с. 60).

Для действит. господства воли большинства необходимо, чтобы класс, фактически осуществляющий гос. руководство обществом, один (или вместе со своими союзниками) составлял большинство населения страны. Этого условия нот в капиталистич. обществе, как его не было и в предшествующие капитализму эпохи. Это условие возникает в эпоху диктатуры пролетариата. Для действит. выявления и проведения в жизнь воли большинства необходимо, чтобы гос-во провозгласило и гарантировало права и свободы граждан, обеспечивающие осуществление этой воли в законодательстве, управлении и в др. формах проявления гос. власти. Этого условия нет ни в одном классово-антагонистич. обществе. Оно налицо в условиях диктатуры пролетариата.

Бурж. гос-во признает принцип подчинения меньшинства большинству и устанавливает те или иные политич. (парламенты, органы местного самоуправления и т.п.) и юридич. институты (политич. свободы граждан, равноправие граждан по закону и перед законом и т.п.) для того, чтобы придать своей классовой воле видимость всенар. воли или воли большинства народа. Всякие заявления бурж. идеологов об абстрактной свободе и равенстве без учета характера производств. отношений, классового состава населения и реального соотношения сил в классовой борьбе являются обманом трудящихся. Бурж. гос-во формальным признанием всеобщей свободы и равенства прикрывает фактич. несвободу и экономич. неравенство громадного большинства членов капиталистич. общества и диктатуру буржуазии.

Буржуазия подразделяет права индивида на права человека и гражданина. Индивида, рассматриваемого в связи с т.н. гражданским обществом, буржуазия называет человеком, а того же индивида, живущего и действующего в политич. сфере, именует гражданином. Это разделение прав индивида вызвано антагонистич. природой капиталистич. общества и характером бурж. гос-ва, к-рое представляет и защищает интересы не общества в целом, а лишь эгоистич. интересы меньшинства его членов – буржуазии. Совр. бурж. политич. деятели и теоретики лицемерно говорят о священности и неприкосновенности прав и свобод человека. Преднамеренно замалчивается то, что целью капиталистич. произ-ва является не удовлетворение материальных и культурных потребностей человека, а извлечение капиталистич. прибыли. Оставляется в тени широко организованный реакцией поход против прав и свобод, завоеванных многолетней борьбой трудящихся. Термином «Д.» империалисты обозначают господство империализма на междунар. арене, направленное против народов, действительно свободных или освобождающихся от социального и колониального рабства. Бурж. Д. в разных странах и на разных историч. стадиях имеет разную степень развития. Свободной конкуренции обычно соответствует Д. в политич. жизни общества, а капиталистич. монополиям – тенденция к политич. реакции по всем линиям. В период монополистич. капитализма обостряются классовые противоречия (см. Империализм). Рабочий класс сплачивает все демократич. силы, к-рые противостоят антидемократич. тенденции капитализма. «Та урезанная демократия и то ограниченное социальное обеспечение, которые имеют рабочие при капитализме, были достигнуты и поддерживаются в результате многолетних острых битв» (Фостер У., Превосходство мирового социализма над мировым капитализмом, см. «В помощь политическому самообразованию», 1958, No 8, с. 66). Буржуазия, видя для себя опасность в развитии Д., пытается свести ее на нет насаждением и использованием фактич. привилегий меньшинства и прежде всего таких, как привилегии богатства, бурж. образования, связей, а также прямым отказом от Д. Рабочий класс не может безразлично относиться к формам господства буржуазии. Борьба за установление, сохранение и расширение Д. в капиталистич. странах имеет огромное значение для хода и исхода всей классовой борьбы трудящихся масс. Исход борьбы в совр. эпоху зависит от соотношения классовых сил в капиталистич. странах, на к-рое существ. влияние оказывают рост могущества мировой социалистич. системы и подъем нац.-освободит. движения. Бурж. Д., будучи великим историч. прогрессом по сравнению с феод. гос-вом, является тем не менее «раем для богатых, ловушкой и обманом для эксплуатируемых, для бедных» (Ленин В. И ., Соч., 4 изд., т. 28, с. 222). Социалистическая революция коренным образом изменяет классовую сущность и содержание Д., переносит центр тяжести с формального признания прав и свобод на фактич. их осуществимость (гарантии Д.) и распространяет демократизм не только на область политич. жизни, но и на все др. сферы обществ. жизни. При капитализме Д. осуществляется исключительно в политич. области и сводится в основном к демократизму выборов в парламенты и органы местного самоуправления. Социалистич. революция устанавливает равноправие всех трудящихся, уничтожает социальный, нац. и расовый гнет, провозглашает право на труд и отдых, свободу совести в смысле свободы вероисповедания и антирелиг. пропаганды, создает условия для свободной деятельности многочисл. обществ. орг-ций трудящихся – партии, профсоюзов и иных добровольных обществ. Все это означает невиданное расширение Д. для трудящихся. При диктатуре пролетариата демократич. права и свободы реальны и гарантированы. Содержание социалистич. Д. характеризуется постоянным и решающим участием широчайших масс населения страны в политич. жизни, в управлении гос-вом, равноправием граждан и их реальной возможностью пользоваться демократич. правами и свободами: свободой слова, печати, митингов и собраний, шествий и демонстраций, активным и пассивным избират. правом, независимо от пола, нац. и расовой принадлежности.

Орг-ция и деятельность социалистич. гос-ва, коммунистич. партии и др. объединений трудящихся, входящих в систему диктатуры пролетариата, основаны на принципах демократического централизма.

Рабочий класс может осуществить свою диктатуру, только опираясь на демократич. представит. учреждения нового, высшего типа. Классики марксизма дали глубокий анализ тех представит. учреждений, к-рые были созданы Парижской Коммуной 1871. Ленин создал учение о Советах, коренную особенность к-рых он видел, в частности, в том, что депутаты совета, т.е. своего рода парламентарии, «должны сами работать, сами исполнять свои законы, сами проверять то, что получается в жизни, сами отвечать непосредственно перед своими избирателями» (там же, т. 25, с. 396).

Необходимым признаком и обязат. условием социалистич. Д. в переходный от капитализма к социализму период является подавление сопротивления эксплуататоров, степень и формы к-рого различны в разных странах и на разных ступенях их развития и зависят гл. обр. от силы сопротивления свергнутых классов. Отсюда и разнообразие методов подавления. Причем, ни один из них нельзя абсолютизировать. В СССР в переходный к социализму период эксплуататоры лишались избират. прав. С созданием социалистич. обществ. строя Сов. гос-во перешло ко всеобщему избират. праву. Ленин предвидел, что в будущих социалистич. революциях не обязательно будет применяться лишение буржуазии политич. прав. В КНР и др. странах нар. демократии дело обошлось без лишения буржуазии избират. прав, кроме той ее части, к-рая оказывала вооруженное сопротивление новой власти.

Человек социалистич. общества полноправен в хозяйств. жизни общества. Он обладает в сфере произ-ва и распределения материальных благ осн. правами: правом на труд, на отдых, материальное обеспечение в старости, в случае болезни и потери трудоспособности, правом личной собственности, правом ее наследования. Социалистич. гос-во, придавая огромное значение этим социально-экономич. правам, ни в какой степени не умаляет роли и значения свобод граждан в др. сферах жизни. Бурж. и правосоциалистич. авторы противопоставляют социально-экономич. права и материальную обеспеченность граждан социалистич. гос-ва их политич. свободе. Многие из них считают США, Англию и нек-рые др. капиталистич. страны эталоном политич. Д. Напр., Г. Стассен в кн. «Человек рожден быть свободным» (Н. Stassen, Man was meant to be free, 1951) изображает США и Англию как бастионы политич. свободы граждан. Однако, говоря о свободе слова, печати, личности, бурж. политики и ученые умалчивают о таких свободах, как свобода народа от эксплуатации, свобода трудящихся от экономич. кризисов, безработицы и бедности. Таких свобод нет в капиталистич. странах. Эти свободы характерны для социалистич. общества. Социалистич. Д., являющаяся всемирно-историч. прогрессом по сравнению с бурж. гос-вом и бурж. Д., представляет собой полновластие и полноправие трудящихся во главе с рабочим классом. Она отличается последоват. миролюбием. Она противостоит империалистич. войнам, рассматривает их как тягчайшее преступление. «Империалистическая война, – писал В. И. Ленин, – есть тройное, можно сказать, отрицание демократии (а – всякая война заменяет «права» насилием; б – империализм вообще есть отрицание демократии; в – империалистическая война вполне приравнивает республики к монархиям), но пробуждение и рост социалистического восстания против империализма н е р а з р ы в н о связаны с ростом демократического отпора и возмущения» (Соч., 4 изд., т. 23, с. 13). Бурж. Д., во-первых, не исключает междунар. политику капиталистич. монополий, для к-рых характерны «холодная война», подготовка к мировой войне, воен. авантюры, неслыханный нац.-колониальный гнет, удушение и ограбление слабых стран «передовыми» капиталистич. державами; во-вторых, используется капиталистич. монополиями против трудящихся масс, борющихся за мир. Под покровом защиты Д. бурж. гос-ва осуществляют законодат., административно-полицейские и судебные мероприятия, направленные против движения сторонников мира, прогрессивных орг-ций, разоблачающих подготовку к новой мировой войне, выступающих за запрещение атомного и водородного оружия. Борьба нар. масс за Д., права и свободы неразрывно переплетается с борьбой за мир.

Социалистич. Д. проходит в своем развитии переходный от капитализма к социализму период, период социализма и постепенного перехода от социализма к коммунизму. Закономерностью ее развития является расширение и укрепление, возрастание материальных возможностей и гарантий народовластия и тех свобод и прав, к-рые вытекают из власти народа.

XXI съезд КПСС (1959) отметил, что период развернутого строительства коммунизма в СССР характеризуется всемерным развертыванием социалистич. Д., вовлечением широчайших слоев населения в управление всеми обществ. делами, повышением роли обществ. орг-ций во всех областях государств., хозяйств. и культурной жизни страны, постепенной передачей обществ. орг-циям ряда гос. функций, усилением гарантий демократич. свобод и прав человека. Марксизм-ленинизм исходит из того, что Д. как политич. учреждение отомрет при коммунизме с такой же неизбежностью, как и гос-во, «функции общественного управления утратят свой политический характер и превратятся в непосредственное народное управление делами общества» (Хрущев Н. С., О контрольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959–1965 годы, 1959, с. 119), но принципы Д. не исчезнут, а преобразуются. Выполнение обществ. функций, к-рые сохранятся при коммунизме (планомерное и организованное распределение труда, регулирование рабочего времени и др.), будет осуществляться на основе самоуправления трудящихся масс. В обществ. организациях трудящихся полная Д. будет основным началом их самодеятельности. Ленин писал, что в коммунистич. обществе будет «демократия действительно полная, входящая в привычку и потому отмирающая… Полная демократия равняется никакой демократии. Это не парадокс, а истина!» («Марксизм о государстве», 1958, с. 55).

Лит.: Маркс К., Критика Готской программы, М., 1953; Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и государства, М., 1953; Ленин В. И., Государство и революция, Соч., 4 изд., т. 25; его же, Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата 4 марта [на I Конгрессе Коммунистического Интернационала 2–6 марта 1919 г.], там же, т. 28; его же, Пролетарская революция и ренегат Каутский, там же; его же, Речь об обмане народа лозунгами свободы и равенства 19 мая [нa I Всероссийском съезде по внешкольному образованию 6–19 мая 1919 г.], там же, т. 29; его же, Марксизм о государстве, М., 1958; Хрущев Н. С., О контрольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959–1965 годы. Доклад на внеочередном XXI съезде КПСС 27 января 1959 г., М., 1959; Декларация Совещания представителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран, состоявшегося в Москве 14–16 ноября 1957 года, М., 1957; Мао Цзе-дун, О диктатуре народной демократии, [M.], 1949; О народной демократии в странах Европы. Сб. статей, М., 1956; Песков Е. Б. и Шабад В. Α., Социалистическая демократия и ее «критики», М., 1957; Шкадаревич И. И., Демократия миллионов, М., 1958; Kadlecová E., Socialisticke vlastenectví, [Praha], 1957; Bystřina I., Lidová demokracie, Praha, 1957; Flegle Α., Geschichte der Democratie, Bd l – Altertums, Nürnberg, 1880; Glover T. R., Democracy in the Ancient World, Camb., 1927; Сrоiset Α., Les démocraties antiques, P., 1909; Leсkу W. Ε. Η., Democracy and Liberty, v. 1–2, L., 1908; Ruggiero G. de, Storia del liberalismo europeo, Bari, 1925; Воrgeaud С., The rise oi Modern Democracy in Old and New England, L., 1894; Hattersley, Alan F., A short History of Democracy, Camb., 1930, containing bibliography; Allen J. W., A history of Political Thought in the Sixteenth Century, L., 1928; Figgis J. N., Studies of Political Thought from Gerson to Grotius, 2 éd., L.–Edin., 1916; Gooсh G. P., English Democratic Ideas in the Seventeenth century, 2 éd., Camb., 1927.

А. Денисов. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

О парламентаризме, демократии и выборах

115 лет назад, 27 апреля, прошло первое заседание Государственной Думы. Без ее одобрения, гласил императорский Манифест, «никакой закон не мог воспринять силу».

Памятную дату — День российского парламентаризма — мы отмечаем с 2012 года. Установленная более ста лет спустя, она соединяет эпохи, отсылая к важнейшему в отечественной истории событию начала прошлого века.

Однако корни российского парламентаризма как народного представительства и демократических начал нашего общества уходят далеко вглубь времен.

Пока в большинстве европейских стран правили монархические династии, в Древней Руси главные вопросы решались через народное самоуправление. Новгородским и псковским вече, земскими Соборами, думами.

«Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и потому у них счастье и несчастье в жизни считается общим делом», — писал византийский исследователь Прокопий Кесарийский в VI веке о прямой демократии на Руси.

Избрание Собором на царство Михаила Фёдоровича Романова в 1613 году — важное свидетельство значимости этого института как выразителя общенародной воли. В ХVIII веке появился новый формат народного представительства — так называемые «Уложенные комиссии». В XIX веке Россия продолжила движение в развитии парламентаризма — при Александре I был учрежден Государственный Совет. При Николае II в 1906 году была избрана и созвана Государственная Дума.

У российского парламентаризма тысячелетняя история и уникальный опыт развития.

Западным «доброжелателям» покоя не дает тревога за судьбу демократии в России. Успокойтесь! У нашей страны есть свой ген демократии. Вживлять чужой не нужно. Да и никому мы это не позволим.

Демократия — это не покричать на площади и не побузить на улице, как видится некоторым. Это реализация прав граждан — участвовать в выборах, влиять на решения органов власти, свободно выражать свои взгляды, состоять в любой из зарегистрированных политических партий. А если исходить из определения одного из самых известных теоретиков современного демократии Адама Пшеворского, демократия — это процедуры, нормы и правила.

В сентябре состоятся выборы Государственной Думы, депутатов законодательных органов в 39 субъектах Федерации, глав ряда регионов. Участие в голосовании примут миллионы наших граждан, за поддержку которых поведут борьбу представители разных партий. Голос избирателя будет решающим.

Все условия для проведения демократических выборов, в полной мере отражающих волю избирателей, в России есть, закреплены Конституцией и законами страны. От нашей политической культуры и зрелости, ответственного поведения кандидатов и партий зависят их чистота, конкурентность, открытость. И в итоге — легитимность.

Посмотрите, в какой политической турбулентности выбирали президента США. До взрывоопасной довели ситуацию. А все почему? Во многом из-за ущербности американских демократических процедур, архаичности системы, основанной на более чем полуторавековой монополии двух партий. Из-за подорванного доверия к избирательной системе с ее непрозрачным подсчетом голосов, неподконтрольным никому голосованием по почте, отсутствием независимых международных наблюдателей.

США не стесняются учить демократии другие страны. При этом не слышат голоса своих граждан, которые прямо говорят, что институт коллегии выборщиков препятствует демократическому волеизъявлению людей, допускает избрание кандидата, за которого проголосовало не большинство, а меньшинство избирателей.

При глубоком кризисе собственной демократии, США девальвируют ее базовый принцип. Вашингтон, присвоив себе роль лидера и защитника западного мира от, якобы, посягательств со стороны России и Китая, фактически узурпирует национальный суверенитет своих «союзников».

Используя технологию «кнута и пряника», нередко принуждает западные правительства поступать вопреки воле своих граждан. Это значит, что реальным источником власти в таких государствах становится не суверенный народ, а «дядя Сэм».

Наглядный пример — история с нашим газовым трубопроводом «Северный поток-2».

Германия, как может, сопротивляется давлению США и, видимо, сумеет отстоять право поступать в соответствии со своими национальными интересами. Но в абсолютном большинстве случаев западные «союзники» США оказываются их марионетками, готовы исполнять волю «хозяина», идти против интересов своих граждан. Их демократия сокращается, как шагреневая кожа.

В России иная тенденция. Развитие демократических институтов идет по восходящей.

Конституционная реформа, проведённая в июле прошлого года по инициативе нашего президента Владимира Владимировича Путина, наделила парламент и, в частности, Государственную Думу новыми значительными полномочиями, в том числе по утверждению состава правительства. Повышена ответственность депутатов за эффективность работы исполнительной власти и решение вопросов людей, коллеги из правительства это уже почувствовали: требования к их работе со стороны парламента выросли. Наше взаимодействие стало более тесным и эффективным.

Депутатам, которые будут избраны в сентябре, предстоит продолжить эту работу.

Крайне важно для повышения качества законодательной власти, чтобы, избираясь, депутат брал на себя ответственность за выполнение предвыборных обязательств.

Необходимо, чтобы претендующий на избрание во власть, предлагал конкретную программу развития своего избирательного округа, а затем, в случае поддержки избирателями, делал все для ее реализации.

Еще один момент, особенно важный в связи с предстоящей борьбой кандидатов за голоса избирателей.

Радикализм в политике разрушителен. Это путь к большим проблемам. Как для общества, так и для государства. Во многих странах выработан иммунитет против радикализма, политики радикальных взглядов считаются токсичными, и ни одна из партий, имеющих шансы на прохождение во власть, не берет их в свои ряды, даже в обмен на возможное увеличение голосов в свою поддержку.

* * *

В чем особенности нашей демократии?

В том, что ее механизмы и принципы работают на единение страны. Все важные для общества решения принимаются с учетом мнения не только большинства, но и меньшинства, представленного различными политическими силами. В России не двухпартийная система. И это — наша сильная сторона.

Конструкция подразумевает более сложные, чем в иных «демократиях», процессы — диалога, выработки договоренностей. Но и эффект больше: стабильность в обществе, согласие в Парламенте по принципиальным для страны и наших граждан вопросам.

Разные политические интересы и взгляды уже на протяжении двух десятилетий представляют четыре парламентские партии. Все они готовятся к выборам, и у каждой есть шансы получить нужное число голосов. Но это прогноз. А как будет, решат наши граждане.

Президент, обращаясь к депутатскому корпусу, к политическим партиям постоянно говорит: необходимо вести диалог с людьми, брать на себя решение их проблем.

Выборы покажут, кто последовал этому совету.

Определение демократии Merriam-Webster

de · moc · ra · cy | \ di-ˈmä-krə-sē \

: правительство народа особенно : правило большинства

б : правительство, в котором верховная власть принадлежит народу и осуществляется им прямо или косвенно через систему представительства, обычно включающую периодически проводимые свободные выборы. 2 : политическая единица с демократическим правительством.

3 заглавные : принципы и политика Демократической партии в США.С. от освободительного республиканизма к новому курсу Демократия — К. М. Робертс

4 : простые люди, особенно когда они составляют источник политической власти

Определение демократии в словаре.com

Демократия может относиться к системе правления или к конкретному государству, в котором используется эта система. Слово вошло в английский язык примерно в 1570-х годах, от среднефранцузского démocratie , но первоначально оно происходит через латынь от древнегреческого demokratia , что буквально означает «власть» ( kratos ) от «народа» ( демо ). Греческое название demokratia восходит к V веку до нашей эры, когда оно использовалось для описания правительства в некоторых городах-государствах, особенно в Афинах.

Существует два типа демократия : прямая и представительная . Прямая демократия — это когда люди напрямую участвуют в управлении государством. Репрезентативная демократия , которая характеризует систему США, возникает, когда люди выбирают представителей для обеспечения своих интересов в правительстве. Когда мы думаем о демократии сегодня, мы обычно думаем о представительной демократии, в которой могут участвовать все или большинство людей.Эта концепция возникла очень долго после древних корней демократии в году.

В 507 г. до н.э. Клисфен, лидер Афин, провел серию реформ, направленных на то, чтобы дать людям право голоса в управлении городом. В его состав входили три различных политических органа: губернаторы, совет представителей и суды. Только граждане мужского пола старше восемнадцати лет могли голосовать, за исключением тех, кто приехал из-за пределов города, рабов и всех женщин. Эта система правления просуществовала примерно до 400 г. до н. Э.c., когда он начал колебаться, завоевания соседей постепенно ослабили его. Афинская демократия была, вероятно, не первым примером демократии в древнем мире, но это самая известная ранняя версия, и именно отсюда мы черпаем слово и его правительственную философию.

Еще одним хорошо известным примером демократии начала года года была Римская республика. Как и Афины, это было не то, что мы думаем сегодня как полная демократия .Опять же, право участвовать имели только взрослые граждане мужского пола. Италия продолжила традицию в нескольких своих средневековых городских республиках. В Венеции и особенно во Флоренции были правительственные системы, которые включали политическое участие народа, хотя и в ограниченном объеме.

Демократия также нашла свое отражение в монархических европейских государствах через концепцию парламента, который представлял собой совет, который консультировал монарха. По большей части, только те, кто уже имел власть, могли участвовать в парламентах, хотя Швеция разрешила крестьянам участвовать в своем совете (риксдаге), начиная с 15 века.

Просвещение 17 и 18 веков поставило под сомнение авторитет господствующей философии и дискурса. Эта тенденция оказала сильное влияние на молодые Соединенные Штаты, которые, когда они завоевали независимость от Великобритании в 1783 году, создали систему представительной демократии для представления своего народа. Эта модель также повлияла на Францию. Французская революция 1789 года была попыткой достичь демократии , хотя страна не достигла этого до середины 1800-х годов.

Только в 20 веке всеобщее или более широкое избирательное право, или право голоса, было распространено в большинстве стран, и именно в 20 веке распространилась демократия . К началу 21 века почти в половине стран мира существовала какая-то разновидность системы демократической или почти — демократической системы .

Типы демократий классифицируются в соответствии с различными отличительными признаками, включая конституционную демократию , демократический социализм , демократию Джефферсона , либеральную демократию , парламентскую демократию или президентскую демократию , и это лишь некоторые из них. .

Демократия также используется для неправительственных организационных систем, таких как рабочее место демократия , которая применяет демократические принципы в профессиональном контексте. Защитника демократии, или демократических ценностей называют демократом , не путать с членом Демократической партии США .

Что такое демократия? [ushistory.org]

Американское правительство 1. Природа правительства а.Цели правительства b. Типы правительства c. Что такое демократия? d. Демократические ценности — свобода, равенство, справедливость 2. Основы американского правительства а. Колониальный опыт б. Независимость и статьи Конфедерации c. Создание Конституции d. Билль о правах 3. Федерализм а. Основатели и федерализм б. Склонение чаши весов к национальной мощи c. Отношения между федерацией и государством сегодня: возвращение к правам штатов? 4. Американские политические взгляды и участие а.Американская политическая культура б. Какие факторы формируют политические взгляды? c. Измерение общественного мнения d. Участие в правительстве e. Голосование: забытая привилегия? 5. Как граждане связываются со своим правительством? а. Политические партии b. Кампании и выборы c. Группы интересов d. СМИ e. Интернет в политике 6. Конгресс: Народная ветвь? а. Полномочия Конгресса b. Лидерство в Конгрессе: это партийное дело c. Важность комитетов d. Кто в Конгрессе? е.Как законопроект становится законом 7. Президентство: ветвь руководства? а. Эволюция президентства б. Все мужчины и женщины президента c. Выбор и преемственность президента d. Работа президента e. Президентский характер 8. Бюрократия: реальное правительство а. Развитие бюрократии б. Организация бюрократии c. Кто такие бюрократы? d. Реформирование бюрократии 9. Судебная власть а. Создание федеральных судов б. Структура федеральных судов c.Верховный суд: что он делает? d. Как выбираются судьи и судьи e. Полномочия федеральных судов 10. Гражданские свободы и гражданские права а. Права и обязанности граждан б. Права на Первую поправку c. Преступление и надлежащее судебное разбирательство d. Гражданские права 11. Формирование политики: политические взаимодействия а. Внешняя политика: что теперь? б. Оборонная политика c. Экономическая политика d. Социальная и нормативная политика 12. Государственные и местные органы власти a. Государственные и местные органы власти: демократия в действии? б.Финансирование государства и местного самоуправления c. Кто платит за образование? 13. Сравнительные политические и экономические системы а. Сравнение правительств b. Сравнение экономических систем c. Маленький, маленький мир?
У древних римлян была рабочая демократия в начале своей истории. Форум в Риме — это место, где проводились политические встречи и голосования. Форум можно увидеть и сегодня, но большая часть его зданий находится в руинах.

Нигде слово «демократия» не упоминается ни в Декларации независимости, ни в U.С. Конституция. Как такое могло быть? Наше правительство — это демократия!

Ну, во-первых, как мы обсудим позже, Основатели действительно опасались демократического правления. Джеймс Мэдисон выразил эту позицию в «Федералисте № 10»: «… нестабильность, несправедливость и неразбериха … на самом деле были смертельной болезнью, от которой повсюду гибли народные правительства …». Считалось, что правление народа ведет к беспорядку и разладу. Тем не менее, демократическое правительство считалось выше европейских монархий.

Демократия возникла не с момента основания Соединенных Штатов. Термин «демократия» происходит от двух греческих слов: «demos» (народ) и «kratia» (власть или власть). Так что, конечно, демократия — это форма правления, которая дает власть людям. Но как, когда, и каким людям? Ответ на эти вопросы меняется с течением времени.


В современной Новой Англии во многих маленьких городках проводятся городские собрания, на которых вопросы, важные для граждан, решаются голосованием.Эти встречи — один из немногих примеров прямой демократии, которая действует до сих пор. Эти жители Новой Англии регистрируются на городском собрании.

Демократии основаны на «верховенстве закона». Древние греки (особенно Аристотель) ценили естественный закон, представление о том, что человеческое общество должно руководствоваться этическими принципами, заложенными в природе. Греки известны своей практикой прямой демократии , системы, в которой граждане встречаются для обсуждения всей политики, а затем принимают решения по правилу большинства.Однако гражданами считались только свободные мужчины. Так что их демократия была определенно ограничена. Сегодня прямая демократия практикуется на городских собраниях в Новой Англии, где все граждане избирательного возраста встречаются для принятия важных политических решений.

Но как может прямая демократия работать в большом, разнообразном населении, разбросанном на географическом расстоянии? Как правило, ответ был отрицательным. На его место американские основатели поставили «непрямую» или «представительную» демократию. В этой системе представители выбираются людьми для принятия решений за них.Таким образом, представительный орган становится приемлемым размером для ведения дел правительства. Основатели предпочли термин «республика» слову «демократия», потому что он описывал систему, которую они в целом предпочитали: интересы людей представляли более знающие или более состоятельные граждане, которые несли ответственность перед теми, кто их избрал. Сегодня мы склонны использовать термины «республика» и «демократия» как синонимы. Широко распространенная критика представительной демократии состоит в том, что представители становятся «элитами», которые редко консультируются с обычными гражданами, поэтому, даже если они избраны, действительно представительного правительства на самом деле не существует.


В Британии с семнадцатого века существует представительная демократия. Члены британского парламента избираются со всей Великобритании и представляют интересы своих избирателей в правительстве.

Другая современная версия демократии называется «демократический централизм», термин, прославленный Владимиром Ульиновым и Лениным. Как лидер русской революции в 1917 году он установил коммунистическое правительство, которое не допускало существования частной собственности. Теоретически все члены общества были равны.Однако Ленин считал небольшой «авангард революции» необходимым для руководства людьми и наведения порядка. Итак, небольшая группа лидеров принимает решения от имени людей, основываясь на своем представлении о том, чего люди хотят и в чем нуждаются.

Демократии приняли разные формы и размеры, что отражено в различных ответах на вопросы о том, как, когда и каким людям предоставляется власть. И хотя об этом не упоминается ни в Декларации независимости, ни в Конституции, демократия явно связана с «верховенством закона», чтобы сформировать базовый принцип, который глубоко формирует американское правительство.

Определение демократии · Музей австралийской демократии в Старом здании парламента

Ключевые демократические принципы

Слово «демократия» происходит от греческого языка. Он объединяет два более коротких слова: «демос», означающий целый гражданин, живущий в определенном городе-государстве, и «кратос», означающий власть или правление.

Принято считать, что либеральные демократии основаны на четырех основных принципах:

  • Вера в индивида: поскольку индивид считается одновременно моральным и рациональным;
  • Вера в разум и прогресс: основанная на вере в то, что рост и развитие — естественное состояние человечества, а политика — искусство компромисса;
  • Вера в общество, основанное на согласии: основанное на стремлении к порядку и сотрудничеству, а не на беспорядке и конфликте;
  • Вера в совместную власть: основана на подозрении в концентрированной власти (будь то отдельные лица, группы или правительства).

Демократические рамки

Либеральная демократия (то есть та, которая отстаивает развитие и благополучие личности) организована таким образом, чтобы определять и ограничивать власть, чтобы продвигать законное правительство в рамках справедливости и свободы. Фреймворк состоит из четырех критических элементов:

  • легитимность;
  • правосудие;
  • свобода; и
  • мощность.

Законность

Законное правительство — это такое правительство, которое имеет соответствующий мандат / полномочия для управления.Обычно это означает высокую степень народной поддержки, что подтверждается свободным электоратом и частыми выборами.

  • Например, правительство выбирается всенародным голосованием, при котором большинство должностных лиц в большинстве избирательных регионов получают большинство голосов; и
  • Например, правила сформулированы таким образом, чтобы обеспечить максимальное благополучие всех или большинства граждан.

Правосудие

Справедливость достигается, когда граждане живут в среде, в которой ко всем гражданам обращаются одинаково и пользуются достоинством и уважением.Это может происходить в представительной демократии, сдерживаемой конституционализмом, свободными выборами и ограничениями власти.

  • Например, ставятся под сомнение требования заинтересованных групп, стремящихся к особым привилегиям; и
  • например, общество поощряет таланты и вознаграждает граждан за заслуги, а не за звание, привилегии или статус.

Свобода

Если свобода существует, должно быть:

  • самоопределение, позволяющее гражданам принимать решения, учиться на них и брать на себя ответственность за них;
  • способность выбирать между альтернативами;
  • автономия делать то, что не запрещает закон; а там, где существуют запреты, они должны быть для общего блага; и
  • уважение политических и гражданских свобод.Например, вмешательство правительства в политические, экономические и моральные вопросы, затрагивающие граждан, ограничено или регулируется; и возможности для религиозной, политической и интеллектуальной свободы граждан не ограничены.

Мощность

В либеральной демократии предпринимаются попытки определить и ограничить власть, часто с помощью писаной конституции. Введены системы сдержек и противовесов, такие как разделение парламента, высшего правительства и судебной власти. Кроме того, существуют правила поведения и правовая система, дополняющая политическую систему.

  • Например, гражданские свободы защищаются и усиливаются от посягательств со стороны правительств, институтов и влиятельных сил в обществе.

Определения

Абсолютного определения демократии не существует. Термин эластичен и расширяется и сужается в зависимости от времени, места и обстоятельств его использования. Ниже приводится краткий список определений, предоставленных экспертами в данной области.

Джим Килкуллен

Но сначала, что означает демократия? В Древней Греции одни города были демократиями, другие — олигархиями.Демократия означала власть народа, олигархия — власть немногих. Значит, город был демократией, если:

  1. городских дел подчинялись Собранию;
  2. , к которому принадлежали все граждане мужского пола;
  3. , решения в котором принимались простым большинством голосов.

Эндрю Хейвуд

Власть народа; демократия подразумевает как участие народа, так и управление в общественных интересах, и может принимать самые разные формы.

Пэлгрейв Макмиллан, «Политические идеологии: введение», третье издание, , 2003 г., стр.330.

Д-р Джон Херст

Демократия: Демократия — это общество, в котором граждане являются суверенными и контролируют правительство.

Документы о парламенте № 42, . Отличительные особенности австралийской демократии. , стр. 10/13
.

Йозеф Шумпетер

Демократический метод — это институциональное устройство для принятия политических решений, при котором отдельные лица получают право принимать решения посредством конкурентной борьбы за голосование народа.

Шумпетер добавляет, что «классическая теория демократии приписывала электорату совершенно нереальную степень инициативы, которая практически равносильна игнорированию лидерства».

Далее Шумпетер утверждал, что

… цель демократического метода [состоит] не в том, чтобы выбрать представителей, которые исполняют волю народа, а в том, чтобы выбрать лиц, которые [будут] управлять от их имени.

Йозеф Шумпетер, Капитализм, социализм и демократия, стр.250

Проблемы определения

  • Кто такие «люди»? А кто нет? Включены ли молодые люди?
  • Как возможно «народу» править в сильно дифференцированных обществах? и
  • Как мы классифицируем системы, в которых лидеры не избираются, но, тем не менее, поддерживаются большинством людей?

Основные демократические практики

По предложению Роберта Даля, Шмиттера и Карла и Ларри Даймонда.

  1. Контроль над решениями правительства в отношении политики конституционно возложен на выборных должностных лиц.
  2. Выборные должностные лица выбираются на частых и справедливо проводимых выборах, на которых принуждение встречается сравнительно редко.
  3. Практически все взрослые имеют право голосовать на выборах должностных лиц.
  4. Практически все взрослые имеют право баллотироваться на выборные должности в правительстве.
  5. Граждане имеют право выражать свое мнение без опасности сурового наказания по политическим вопросам в широком смысле.
  6. Граждане имеют право искать альтернативные источники информации.Более того, существуют альтернативные источники информации, которые охраняются законом.
  7. Граждане также имеют право создавать относительно независимые ассоциации или организации, включая независимые политические партии и группы по интересам.
  8. Выборные должностные лица могут осуществлять свои полномочия, не опасаясь быть отвергнутыми.
  9. Государство самоуправляемое; и может действовать независимо от ограничений, налагаемых другими.
  10. Люди имеют право выражать и публиковать инакомыслие.

Различные типы демократий

  • Прямая демократия
  • Представительная демократия
  • Конституционная демократия
  • Мониторная демократия

Прямая демократия

В условиях прямой демократии, таких как древние Афины, все граждане (только взрослые мужчины, прошедшие военную подготовку; женщины, рабы и плебеи не были гражданами) приглашаются к участию во всех политических решениях. Эта форма демократии больше не практикуется.В этой форме демократии граждане постоянно участвуют в осуществлении власти, и решения принимаются по правилу большинства.

Представительная демократия

В представительной демократии представители избираются народом, и им поручается осуществлять управление. Австралия — представительная демократия.

Конституционная демократия

В конституционной демократии конституция определяет, кто и как будет представлять людей. Австралия также является конституционной демократией.

Мониторная демократия

Политолог Джон Кин предполагает, что развивается новая форма демократии, при которой правительство постоянно контролируется при осуществлении своей власти широким спектром государственных и частных агентств, комиссий и регулирующих механизмов. См. «Жизнь и смерть демократии» Джона Кина, опубликованное Simon and Schuster UK в 2009 году.

ресурсов

ACE

Демократия — захватывающая концепция. Увеличение числа государств, приписывающих демократическую практику, сигнализирует о другой жизни для многих, кто сейчас живет свободными от политического угнетения или авторитарного правления.Это сложный термин для многих, особенно в странах с новой демократией. На то, чтобы осознать его практическое значение, нужно много времени. Информации о демократии много. Обязанность преподавателей — разъяснять эту информацию учащимся на соответствующем уровне. Демократия представляет собой совершенно особую проблему, поскольку она включает в себя аспекты поведения, навыков, знаний и отношений, а также вопросы политики и власти.

То, как педагоги действуют и преподают, повлияет на понимание людьми демократии.В результате в литературе активно обсуждается методология демократического образования, в которой ценится взаимодействие, участие и индивидуальный вклад в дебаты и открытие смысла.

Есть некоторая основная информация, которая обеспечивает хорошую основу для развития понимания и понимания демократии.

Определение демократии

Демократия — сложная и оспариваемая концепция. В результате всегда будут существовать расхождения во мнениях, несмотря на некоторое значительное совпадение основополагающих определений.Большинство определений демократии сосредоточено на качествах, процедурах и институтах. Потому что в реальном мире существует множество проявлений демократии, и преподаватели захотят остерегаться предположения, что определенные практики и процедуры должны поощряться и применяться повсеместно. Собственное понимание, опыт и убеждения учащегося, а также история страны его страны должны быть учтены, чтобы создать определение, которое будет значимым и практичным для их повседневной жизни.

Демократия не состоит из единственного уникального набора универсально применимых институтов.Конкретная форма, которую демократия принимает в стране, во многом определяется преобладающими политическими, социальными и экономическими обстоятельствами. Более того, на него сильно влияют исторические, традиционные и культурные факторы.

Большинство чтений по демократии начинается с определения того, откуда взялось это слово и где началась первая, зарегистрированная и формализованная практика демократии. Они также предоставляют определения демократии, которые использовались с течением времени. Ниже приводится ряд определений, от очень простых до более сложных.Эти определения можно использовать для информирования определений, которые учащиеся сами сформулировали в ходе обсуждения.

«Демократия происходит от греческих слов demos , означающих человек и kratos , что означает авторитет или власть ». [1]

«… правительство, которое осуществляется со свободно выраженного согласия народа» [2]

«… система правления, в которой высшая власть принадлежит народу» [3]

«Правление людьми в стране напрямую или через представителей.»[4]

«Форма правления, при которой политический контроль осуществляется всем народом напрямую или через своих избранных представителей» [5]

«Слово демократия само по себе означает правление народа. Демократия — это система, при которой люди могут менять своих правителей мирным путем, а правительству дается право управлять, потому что люди говорят, что это возможно» [6]. ]

Истоки демократии

Слово демократия было придумано древними греками, которые установили прямую форму правления в Афинах.Все взрослые мужчины собирались для обсуждения вопросов и голосовали поднятием рук. Рабы и женщины не имели права голоса. Этот способ правления требует много времени, и большие группы населения не могут встречаться каждый раз, когда необходимо принять решение.

Следовательно, шаг от прямой демократии (при которой люди голосуют напрямую по вопросам) к представительной демократии (при которой люди голосуют за представителей или политиков, которые принимают решения от их имени) был неизбежен, поскольку более крупные и разнообразные общества установили демократии.[7] Сегодня существуют формы прямой демократии, такие как референдумы, петиции, плебисциты и предложения, но они чаще всего практикуются в старых и более технологически обеспеченных демократических государствах.

Демократия сегодня

Демократия существует для того, чтобы дать людям возможность жить и быть вместе на благо всех. Хотя многие из сегодняшних демократий, возможно, не существовали до Второй мировой войны, в большинстве традиционных обществ существует такая форма управления, в которой идеалы, в которые верило большинство людей, руководят правителями и сообществами в том, как принимались решения и правила, а также в как с членами общества обращались и жили вместе.

Сообщается, что демократия — концепция, чуждая Африке, утверждение, основанное на путанице между принципами демократии и их институциональными проявлениями. Принципы демократии включают широкое участие, согласие управляемых и публичную подотчетность власть имущих — принципы, пронизывающие традиционные африканские политические системы [8].

Политический переход к демократическому государству, а также необходимая реструктуризация, такая как голосование и выборы, конституция и независимая судебная система, могут быть ошеломляющими для новых граждан.По этой причине сосредоточение внимания на собственном опыте людей будет полезным средством заставить людей иметь практическое и общее понимание демократии.

Педагоги, которые обучают граждан демократии, должны побуждать людей выражать свое мнение о ценностях, которые уже существуют, в том, как люди взаимодействуют друг с другом в сообществах в их повседневной жизни. Из этого набора ценностей педагог сможет составить «индивидуальный» набор устремлений и ценностей, лежащих в основе демократии.Это сформирует удобную основу для изучения формы правления, существующей в их стране, и степени, в которой она может быть определена как демократическая.

Типы демократии

Представительская демократия

Каждый имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через свободно избранных представителей. Воля народа должна быть основой власти правительства; это выражается в периодических и подлинных выборах.Выборы проводятся на основе всеобщего и равного избирательного права и проводятся тайным голосованием или аналогичными процедурами свободного голосования.

Голосование — один из механизмов, который направляет демократическое государство и держит его лидеров на правильном пути. Это позволяет руководству узнать, как они себя показали. Во время выборов граждане голосуют за кандидата по своему выбору. Избранные кандидаты или представители становятся правительством страны. Избранные лидеры представляют «народ» и управляют в течение установленного срока полномочий.Представители выбираются путем выборов на основе системы избирательного округа или пропорционального представительства, либо на основе их комбинации.

Педагоги по гражданскому воспитанию в конкретной стране решат подчеркнуть и более подробно проиллюстрировать выбранный тип представительной демократии. Кроме того, они захотят объяснить это, а также объяснить различия между возможными системами, их преимущества и затраты.

Конституционные демократии

Большинство, но не все, демократии основаны на писаной конституции или высшем законе, который служит руководством для законодателей и принимаемых ими законов.Письменные конституции служат для граждан гарантией того, что правительство обязано действовать определенным образом и защищать определенные права.

Сила настоящей демократии зависит от определенных основных прав и свобод. Эти права и свободы необходимо защищать, чтобы обеспечить успех демократии. Во многих странах эти права закреплены и защищены конституцией. Конституция также определяет структуру и функции правительства. Он предоставляет руководящие принципы для принятия других законов.Обычно он защищен от поправок по прихоти конкретного правительства наличием специального большинства, требуемого до того, как любой пункт может быть изменен, или путем представления любых изменений избирателям через референдум.

Минимальные требования для страны, которая должна быть определена как демократия

Некоторые теоретики разработали набор минимальных требований, учитывая рост числа демократий, проводящих свободные и справедливые выборы и объявляющих себя демократическими государствами. Выборы сами по себе не делают страну демократической.Набор минимальных требований обеспечивает как хорошее представление о том, что означает демократия, так и стандарт, по которому можно проверить, является ли страна демократичной. Следующий список минимальных требований был извлечен из исследования демократий и чтения различных теорий демократии:

  • все взрослые имеют право баллотироваться на государственные должности
  • граждан имеют право выражать свое мнение по политическим вопросам, определенным в широком смысле, без риска государственного наказания
  • граждан имеют право искать альтернативные источники информации, такие как средства массовой информации, и такие источники защищены законом
  • граждан имеют право создавать независимые ассоциации и организации, в том числе независимые политические партии и группы интересов
  • Правительство автономно и способно действовать независимо от внешних ограничений (например, налагаемых Allia нс и блоков)
  • Если какое-либо из этих условий не выполняется, эксперты утверждают, что страна не является подлинно демократичной.

    Критика правительства

    Информирование граждан о демократии, в которой они живут, означает, что педагоги предоставят им некоторые инструменты для анализа их обстоятельств. В некоторых случаях это может вызвать резкую критику правительства, его полномочий, методов его работы и того, выполняет ли оно обещания, данные во время выборов. Педагоги захотят подготовиться к тому, чтобы справиться с этой критикой конструктивным образом, чтобы учащиеся также научились справляться со своей критикой демократическим и мирным способом.

    Примечания:

    [1] Демократия для всех , (Южная Африка: StreetLaw, 1995), 4.

    [2] Там же, p4

    [3] Там же, p4

    [4] Там же, p4

    [5] Civitas, Национальные стандарты гражданского общества и государственного управления (Калабасас, Калифорния: Центр гражданского образования, 1994).

    [6] Институт демократии Намибии, Демократия и вы: Руководство к лучшему пониманию (Виндхук: н.п.), 6.

    [7] ML Strom, Citizenship and Democracy (Pretoria: Idasa, 1996), 13.

    [8] Клод Эйк, цитируется в Reflections on Democracy (Pretoria: Idasa, 1997).

    [9] Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций. 1948. Всеобщая декларация прав человека . Статья 217 A (III).

    Определения демократии

    Ниже вы найдете несколько различных определений демократия, которую мы организовали в соответствии с нашими четырьмя основными задачами. Мы также предоставили раздел для определений студентов Нотр-Дама, а также некоторые разные концепции демократии.Также следующая ссылка предоставляет пример группы людей, которые пытались взять на себя задачу «определяющая демократия»

    http://www.monitor.net/democracyunlimited/duhc_html/Democracy_Dictionary.html

    Свобода

    Определение идеала: «Правительство» народом, где свобода, равенство и братство обеспечены в максимально возможной степени и в котором развиты человеческие способности

    до максимально, включая свободное и полное обсуждение общих проблем и интересы.»(Пеннок, 1979, 7

    )

    В начало

    Равенство

    «Клянусь Господом
    Я все еще не понимаю
    Почему демократия означает
    Все, кроме меня».
    -Лэнгстон Хьюз, Черный человек говорит

    «[В] демократическом важном обществе решения по вопросам права и политики прямо или косвенно зависят от общественное мнение, формально выражаемое гражданами сообщества, подавляющее большинство которые имеют равные политические права.»(Уил 1999, 14)

    «Как я не был бы рабом, значит, я не был бы владелец. Это выражает мое представление о демократии ».
    — Авраам Линкольн

    В начало

    Недвижимость

    «Когда закон большинства перестает действовать признается, что на этом правительство заканчивается; закон сильнейшего занимает свое место, и жизнь и имущество принадлежат тому, кто может забрать их ». (Томас Джефферсон к Граждане Аннаполиса, 1809 — обсуждение демократии)

    В начало

    Участие

    «Демократия — это конкурентная политическая система, в которой конкурирующие лидеры и организации определяют альтернативы государственной политики таким образом, чтобы общественность могла участвовать в Процесс принятия решений.»(Schattschneider 1960, 141)

    Демократический режим — это «прежде всего и прежде всего набор процедурных правил для принятия коллективных решений способом который вмещает и способствует максимально возможному участию заинтересованные стороны «. (Bobbio 1987, 19)

    Демократия — это «государство, в котором политическая решения принимаются с согласия или даже при активном участии, большинства людей. . . . [L] либерализм, хотя и признающий что в крайнем случае должно преобладать законное большинство, пытается защитить меньшинств, поскольку это делает гражданские права личности, и во многом те же методы.. . . Либеральная демократия — это квалифицированная демократия. В окончательное право большинства на свой путь признается, но это делается как можно грубее «. (Finer 1997, 1568-1570)

    «Демократия предоставляет возможности для 1) эффективное участие, 2) равенство при голосовании, 3) просвещение понимание, 4) осуществление окончательного контроля [со стороны людей — WR] над повестка дня и 5) вовлечение взрослых ». Политические институты, которые для достижения этих целей необходимы: «1) выборные должностные лица, 2) свободные, справедливые и частые выборы, 3) свобода слова, 4) альтернативные источники информация, 5) ассоциативная автономия и 6) инклюзивное гражданство.» (Даль)

    «Конкурсный избирательный контекст, с несколькими политическими партиями, которые организуют альтернативы, стоящие перед избирателями, это отличительное свойство современного демократического процесса. . . . [D] эмократические системы [есть]. . . характеризуется конкурентной выборы, в которых имеет право участвовать большинство граждан «. (Пауэлл 1982, 3)

    В начало

    Определения студентов Нотр-Дама

    — правительство для людей, в котором гражданам разрешено принимают собственные решения по вопросам и высказывают свои мнения (Лорен Вонс, младший, Пэнгборн)

    -правление народа (в идеале) (Кэти Холл, Джуниор, Пэнгборн)

    -правительство состоит из людей, в которых права всех поддержаны и
    , который действует в интересах людей (Адель Ханаш, Младший, Св.Ред.)

    -Свобода голосовать и иметь право голоса в своем правительстве. (Джули Лафлер, Джуниор, МакГлинн)

    -Демократия — это политическая структура, с помощью которой население принимает для себя
    решений и законов. [Я бы выбрал чистое против репрезентативного, но я,
    , не думаю, что это то, что вам нужно] (Кэти Спитц, младший, Пэнгборн)

    -Демократия — это форма правления, при которой люди возможность избрать
    своих лидеров и более одной партии на выбор.(Андрей Тагард, младший, Стэнфорд)

    — правительство, которым руководят люди, чьи взгляды выражено представителями (Лаура Янг, старший)

    -Демократия — это система, которая уделяет первоочередное внимание предоставлению возможности обычному человеку выражать свои или ее идеи без страха преследования или ареста. (Пол Крукшенк, Второкурсник, Моррисси)

    -Равенство бэби- возможность взлетать (и падать) доступна всем (Доминика Шредер, младший, Пэнгборн)

    -Демократия — власть народа; сосредоточиться на избранных чиновники, представляющие идеалы народа и собирающие их мнения вместо того, чтобы предполагать то, чего они хотели бы, и действовать в соответствии со своими собственными убеждениями (Евгений Канг, старший, выпускник)

    -демократия — это тип правительства, которое контролируется правителем / президентом
    , но создается людьми.законы созданы для общего блага всех
    человек, связанных с правительством. (Кэти Буфалино, старший, вне кампуса)

    В начало

    Разное

    «Я говорю, что демократия никогда не докажет себя вне придирки, пока не основывает и не развивает свои собственные формы искусства, стихи, школы, теология, вытесняющие все, что существует или было произведено где-нибудь в прошлом, под противоположным влиянием ».
    — Уолт Уитмен,« Демократические перспективы »

    «Демократия — худшая форма правления кроме всех тех других форм, которые время от времени использовались.»
    (Уинстон Черчилль, речь в Палате общин, ноябрь 1947 г.)

    Демократия: Слово «демократия» происходит от Греческие слова демос, «народ» и кратос, «власть». Демократия это просто система правления, в которой правит народ. ~ http: //www.afrd.org/glossary.htm

    Демократия — это «замена выборы некомпетентным большинством для назначения коррумпированным меньшинством ». Шоу, цитируется по Danziger 1998, 155).

    Демократия «У этого термина есть три основных смыслы в современном использовании: (1) форма правления, при которой право на принятие политических решений осуществляется непосредственно всеми гражданами, действовать в соответствии с процедурами правления большинства, обычно известными как прямая демократия; (2) форма правления, при которой граждане осуществляют то же право не лично но через представителей, выбранных ими и ответственных перед ними, известных как представительная демократия; и (3) форма правления, обычно представительная демократия, при которой власть большинства осуществляется в рамках конституционных ограничений, призванных гарантировать всем гражданам пользование определенные индивидуальные или коллективные права, такие как свобода слова и религии, известная как либеральная или конституционная демократия.» — Britannica Online http://www.eb.com:180/cgi-bin/g?DocF=micro/164/95.html

    «Демократия [не] правление большинства: демократия [является] распространение власти, представление интересов, признание меньшинств «. (Джон Калхун)

    «Лучше всего работает в одиночестве». Эта пословица, обычно приписывается Гитлеру, прекрасно резюмирует его взгляды на демократию и правительство парламентского типа. Он считал, что люди, работающие в демократия не раскрывается в полной мере из-за ультиматумов и компромиссы (как в принципе, так и на практике), которые часто встречаются:…демократия на практике приведет к разрушению истинных ценностей народа. И это также служит для объяснения того, почему люди с великим прошлым того времени когда они подчиняются неограниченному, демократическому правлению масс медленно теряют былую позицию; за выдающиеся достижения люди … теперь практически неэффективны из-за притеснения простых чисел. (Раушнинг — Адольф Гитлер)

    «Система правления, рожденная надеждами и стремления народа и в формировании которого люди имеют реальное право голоса и приверженность; политическая структура, к которой люди, как следствие, имеют интеллектуальные, идеологические и эмоциональные привязанности; система правления то, что люди считают своим, и к которому они готовы защищать и защищать до упора.В общем, народное правительство едино. что имеет свои корни в людях в их целях, ценностях, идеалах, опыты и стремления: укорененные таким образом, это не тип государственного система, нюансы которой можно навязывать людям извне, хотя на некоторые аспекты этих нюансов можно повлиять даже борроведевнешне; но это система правил, которая взращивается, совершенствуется, и модифицированы людьми, чтобы отразить их желания, желания и опыт. В отсутствие всех этих желаний заставляет людей ценить и относиться к к определенной форме демократической практики лишь в предварительном порядке и возиться.»(Кваме Гекье, философ из Ганы, получивший образование в Гарварде)

    «Демократию лучше всего рассматривать как соревнование к власти посредством очередных выборов. От граждан не следует ожидать играют важную роль в выработке сложной государственной политики, например, в отношении налогов или противоракетная оборона «. (Познер — Гарвардская энциклопедия)

    Народное правительство, народное, для люди (Авраам Линкольн, Геттисбергский адрес)
    В начало

    Урок: Определение демократии | История встреч

    Мы живем во время большой напряженности и конфликтов в демократических странах по всему миру.Выборы в 2016 и 2017 годах в Англии, США, Франции и Германии одновременно выявили и усугубили глубокие разногласия в этих обществах, подняв фундаментальные вопросы о силе и хрупкости демократии. В этом уроке мы начинаем помогать студентам понять эти проблемы, исследуя саму идею демократии.

    По мере того, как мы пытаемся дать определение демократии, мы могли бы также рассмотреть взаимосвязь между демократическим правительством и свободой и свободой, которые мы ожидаем от него.В речи, произнесенной в 1944 году федеральным судьей Learned Hand перед 150 000 недавно натурализовавшимися гражданами в Центральном парке Нью-Йорка, Хэнд отметил:

    Я часто задаюсь вопросом, не возлагаем ли мы слишком много надежд на конституции, законы и суды. Это ложные надежды; поверьте, это ложные надежды. Свобода находится в сердцах мужчин и женщин; когда он там умирает, ни конституция, ни закон, ни суд не могут его спасти; ни конституция, ни закон, ни суд не могут даже многое сделать, чтобы помочь. Пока он там лежит, ему не нужна ни конституция, ни закон, ни суд, чтобы спасти его. 1

    Как и судья Хэнд, политологи сегодня рассматривают демократию как многомерную концепцию и смотрят не только на руководителей, законы и конституцию страны, чтобы оценить ее здоровье. Они также изучают множество других факторов, таких как культура и институты общества, которые созданы людьми и сформированы историей. Культура включает в себя «моральную вселенную» общества, его неписаные правила правильного и неправильного, приемлемого и неприемлемого поведения. Эти неписаные правила могут повлиять на выбор лидеров, особенно когда их нарушение обидит достаточное количество граждан, что будет стоить лидеру общественной поддержки.Учреждения включают суды, политические партии, правительственную бюрократию, школы, союзы, профессиональные организации, отрасли и другие организации, через которые большие группы людей коллективно влияют на жизнь и мнения граждан и на выбор лидеров.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.