Доказательства мнимости сделки: Бремя доказывания мнимости сделки \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

Содержание

Бремя доказывания мнимости сделки \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Бремя доказывания мнимости сделки (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Бремя доказывания мнимости сделки Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2018 год: Статья 170 "Недействительность мнимой и притворной сделок" ГК РФ
(В.Н. Трофимов)По мнению суда, разъяснившего порядок применения нормы п. 1 ст. 170 ГК РФ и сославшегося на Определение ВС РФ от 25.07.2016 N 305-ЭС16-2411 по делу N А41-48518/2014, мнимые сделки совершаются для того, чтобы произвести ложное представление на третьих лиц. Мнимые сделки характеризуются несоответствием волеизъявления подлинной воле сторон: в момент ее совершения воля обеих сторон не направлена на достижение правовых последствий в виде возникновения, изменения, прекращения соответствующих гражданских прав и обязанностей. Стороне в обоснование мнимости сделки необходимо доказать, что при ее совершении подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при совершении данной сделки. Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника. В то же время для этой категории ничтожных сделок определения точной цели не требуется. Установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Бремя доказывания мнимости сделки

Нормативные акты: Бремя доказывания мнимости сделки

ВС разъяснил гражданам последствия "липовых" сделок при покупке жилья — Российская газета

Интересное решение принял недавно Верховный суд, когда пересматривал дело о притворной сделке при покупке жилого дома. Разъяснения по такому вопросу касаются очень многих граждан.

Известно, что сейчас практически любые действия с жильем возможны только через акт купли-продажи. При этом нередко в документах на оформление перехода недвижимости из одних рук в другие цена по просьбе одной из сторон может не соответствовать устным договоренностям.

В результате этого часто после такой сделки одна из сторон бежала с жалобой в суд. А там клялась, что написанным в договоре цифрам не надо верить, так как они в реальности были совсем другими. Одни жалобщики при этом говорили про мнимую сделку. Другие - про притворную сделку. Истцы уверены, что это одно и то же. Юристы объясняют - это не просто разные понятия. У таких сделок даже последствия для граждан - разные.

Итак, наша история началась на юге страны в большом городе. Два гражданина обратились в суд с иском к третьему гражданину. Они потребовали признать их право собственности на объект незавершенного строительства - мансарду жилого дома.

Уже в суде истцы объяснили, что несколько лет назад они - трое граждан - договорились купить в складчину недвижимость. Одному из них принадлежал участок земли, где планировалось строительство. Потом все эти годы будущие домовладельцы вкладывали свои деньги и силы в то, чтобы дом построить. В итоге его достроили, но появилась проблема. Жилье заканчивалось мансардным этажом, которого не было в проектной документации на дом. Проще говоря, возведенная мансарда оказалась незаконной самовольной постройкой. Для двоих из них (напомним, у третьего было право собственности на участок) возникли проблемы с оформлением в собственность построенного дома.

В итоге яростных споров ситуация разрешилась так. Каждому из трех строителей досталось по одной трети дома, но в эти квадратные метры не вошла мансарда. Прошло время, и местная власть, точнее ее комиссия, которая занимается самостроем, решила сохранить мансардный этаж. Так чей же он будет?

Сам хозяин земли в суде иск бывших товарищей по стройке не признал вообще. Он подготовил встречный иск, в котором попросил суд признать договор купли-продажи долей дома недействительным. И применить в этом случае последствия недействительности ничтожной сделки. Он стал доказывать, что их договор продажи был именно ничтожной сделкой, так как заключался без намерения "создать правовые последствия".

Итог местных судов таков - хозяину земли пошли навстречу, а двум истцам, требовавшим равноправия в квадратных метрах, в иске отказали. Обиженные и проигравшие граждане дошли до Верховного суда. Там все решения местных судов перечитали и сказали: оба суда - районный и краевой - допустили "существенное нарушение".

Не следует путать мнимую сделку с притворной.  У таких сделок даже последствия для граждан - разные

Вот в чем это выразилось. По Гражданскому кодексу (статья 170) мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Это значит, что для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения этой самой сделки стороны не намеревались создавать соответствующие этой сделке правовые последствия, характерные именно для таких сделок. Обязательным условием для признания сделки мнимой является "порочность воли каждой из ее сторон". Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий. Совершая такую сделку, стороны не собираются ее выполнять.

Местные суды исходили из того, что договор купли-продажи оказался, по их мнению, недействителен. Так как является мнимой сделкой, ведь она совершалась только для того, чтобы зарегистрировать за покупателями доли в этом доме. Ведь по договору деньги за трети дома продавцу не передавались.

Верховный суд не нашел в деле никаких обстоятельств, из которых коллеги сделали выводы о том, что договор купли-продажи - мнимый. Высший суд заметил: продажа долей для регистрации прав собственности обычное явление. Истцы не только получили право собственности, но и вселились в свои доли. Факт вселения Верховный суд перевел на юридический язык - жалобщиками "были совершены необходимые действия для создания правовых последствий, связанных с переходом права собственности".

Местные суды сослались на 168 статью Гражданского кодекса. Там сказано, что сделка, не соответствующая требованиям закона, - ничтожна. Но при этом, вероятно, забыли указать, а какие конкретно нормы закона при купле-продаже нарушены.

Районный суд вообще написал, что основанием возникновения права общей долевой собственности на дом и участок стал их договор о совместной стройке, а не купли-продажи. Который, по мнению суда, - мнимый. Из этого сделали вывод: договор купли-продажи был заключен, чтобы прикрыть договор о совместном строительстве. То есть перед нами явно притворная сделка.

По Гражданскому кодексу "притворными" названы сделки, которые совершают, чтобы прикрыть другую сделку. Если сделка притворная, то недействительной будет лишь та сделка, которой закрыли законную.Местные суды, заявил высший суд, не учли, что правовые последствия мнимой сделки отличны от правовых последствий притворной сделки. Поэтому Верховный суд решил, что выводы коллег о недействительности договора купли-продажи по мотиву мнимости не соответствует установленным судом обстоятельствам.

У суда не было оснований признать договор купли-продажи мнимой сделкой только потому, что деньги не передавались. Если денег не платили, то это по закону влечет другие правовые последствия. Но не может назвать сделку ничтожной.

Что такое мнимая сделка, и по каким признакам она определяется?

В Гражданском Кодексе большое внимание уделяется признакам, по которым сделки могут быть признаны недействительными. К сожалению, коммерческая деятельность не всегда ведется честно, и необходимы правовые инструменты, позволяющие выявлять нечестные сделки и признавать их ничтожными. Одним из оснований для такого признания является мнимость — этот юридический термин используется в правилах давно, и он тесно связан с еще одним понятием – притворной сделкой. Что между ними общего и различного?

Особенности и отличия мнимой и притворной сделки

Мнимая сделка — недействительный договор

Мнимая сделка согласно самым распространенным определениям – это сделка, которая оформляется между участниками только для вида, но после ее заключения не предполагается никаких правовых последствий. Яркий пример – продажа имущества компании перед банкротством. В этом случае имущество уже нельзя перепродавать за долги, так как оно не является собственностью организации.

При этом на практике оно может так и остаться в собственности продавца, так как перевод в другие руки совершается только на бумаге. Разновидностью мнимых являются притворные сделки, имеющие одно важное отличие – они предполагают юридические последствия, но не те, что будут указаны в документах.

К примеру, к числу притворных сделок можно отнести договоры дарения имущества, которыми прикрывается его продажа. Такая схема дает возможность уйти от налогов, но оба участника остаются без правовой защиты. Мнимая сделка признается ничтожной: это значит, что она с самого начала не имеет силы и не может быть признана законной. В этом ее отличие от оспоримых сделок, которые могут быть отменены после решения суда, и только после этого они прекратят свое действие.

Мнимые и притворные сделки имеют важный общий признак – это наличие воли обеих сторон к их заключению. Однако часто бывает так, что условия договора выполняет только одна сторона, а другая преследует совершенно иные цели. В результате пострадавшая сторона может обратиться в суд с требованием признать сделку ничтожной.

Важное отличие между мнимой и притворной сделкой – разные юридические последствия для граждан. Если сделка признается мнимой, она отменяется полностью, и стороны теряют формальное право собственности, которое такая сделка устанавливала. Если же договор был признан притворным, то недействительным будет только его притворная часть, то есть тот договор, под которым пытались скрыть реальное положение дел.

Если договором дарения прикрывалась продажа, то дарение будет признано недействительным, а продажа – законной. В этом случае суд должен доказать факт передачи денег от одного участника договора другому.

Варианты оформления мнимых и притворных сделок

Чаще всего мнимые сделки оформляют для скрытия от налогов

Причины, по которым физические и юридические лица решаются на оформление мнимых и притворных сделок достаточно разнообразны: чаще всего, такие схемы используются, чтобы скрыть имущество от налогов или от продажи за долги, так как они позволяют договорформально сменить собственника, но не предусматривают никаких юридических последствий. Несколько распространенных случаев:

  • Мнимой признается продажа имущества, чтобы избежать перепродажи за долги, если не предполагался фактический переход права собственности. Например, формально квартира была продана, но в ней по-прежнему живут те же люди, которые полностью оплачивают содержание жилья.
  • Распространенный пример притворной сделки – передача автомобиля по доверенности, причем фактически за такой сделкой скрывается продажа. Такой договор позволяет избежать многих хлопот с оформлением документов и новой страховки, но при этом человек, на которого была оформлена доверенность, собственником не становится. Более того, любая доверенность имеет ограниченный срок действия, и собственник имеет полное право ее не продлевать, то есть через несколько лет машина перестанет принадлежать доверенному лицу, и фактическая продажа окажется полностью недействительной.
  • Еще один пример мнимой сделки – продажа имущества близкими родственниками, например, договор, заключенный между родителями и детьми или между мужем и женой. Такая схема может использоваться при попытках обналичить различные государственные субсидии, в том числе материнский капитал. При этом формально человек покупает жилье, но деньги в итоге остаются в семье и могут использоваться другим образом. При выявлении подобных сделок государство имеет право признать их ничтожными и потребовать возврата казенных средств.
  • Притворная сделка – дарение, скрывающее за собой фактическую продажу. Такой оборот используется для ухода от кредиторов: у объекта недвижимости меняется собственник, и такое жиле не может быть выставлено на торги. Подарить квартиру или дом формально можно близкому родственнику, так что такое имущество, по сути, остается в той же семье, но изымать его за долги уже нельзя.
  • Еще одна распространенная уловка, которую используют недобросовестные продавцы – занижение стоимости предмета договора, чтобы сократить налоги. Продавец в этом случае получает значительную экономию, а покупатель неоправданно рискует: если сделка будет признана недействительной, то назад он сможет получить только ту сумму, что была указана в договоре, а не ту, что была выплачена на самом деле. В результате мошенники могут получить немалые деньги на полностью «законных» основаниях, и будет крайне трудно доказать что-либо в суде.

Срок давности для выявления притворных и мнимых сделок – 3 года с момента заключения. После этого срока договор уже не может быть расторгнут, и участники сделки несут полную ответственность за ее заключение.

Можно ли доказать мнимость сделки?

Мнимую сделку не так просто доказать!

Мнимую сделку просто распознать, но крайне трудно доказать, чем и пользуются недобросовестные предприниматели и владельцы недвижимого имущества. Покупатель должен быть предельно осторожен: любые мошеннические схемы часто реализуются под видом взаимовыгодных, поэтому потом найти реальные основания для расторжения договора будет трудно. В качестве примера можно рассмотреть следующую ситуацию:

Гражданин А. взял большой кредит и не смог вовремя выплатить долг. Единственным ценным имуществом, которое могло стать объектом взыскания кредиторов, являлся земельный участок, который гражданин А. подарил своей теще накануне передачи дела о взыскании долгов в суд. Теща на законных основаниях перепродала участок третьему лицу.

В этом случае кредитору придется доказывать, что заемщик намеренно подарил участок накануне подачи дела в суд, и этим шагом он пытался избежать финансовой ответственности. Дело осложняется тем, что теща продала участок другому человеку на вполне законных основаниях, и эту сделку мнимой признать невозможно. В итоге фактически деньги остались в семье, но кредитор на них никакого права не имеет.

Такая ситуация рассматривается п. 1 ст. 170 ГК и характеризуется как вывод имущества, которое может быть перепродано за долги по решению суда, то есть сделка может быть признана мнимой если договор дарения был оформлен после начала исполнительного производства. Если же владелец заранее знает о будущих претензиях кредиторов, он может заранее передарить имущество, и в этом случае вообще невозможно что-либо доказать. А поскольку оно было перепродано, кредитор вряд ли может на что-то рассчитывать. Однако долги все равно выплачивать придется, и исполнительное производство будет продолжаться.

Можно ли доказать притворную сделку?

Доказать притворную сделку — задание ля налоговой службы

Доказать притворную сделку часто еще сложнее, и в этом заключается одна из сложностей в работе налоговых органов. Поскольку налоговая полиция не является стороной оформленной сделки, она не может обращаться в суд о признании сделок незаконными, но она может потребовать привлечения к ответственности организации, скрывающие реальные финансовые отношения.

Распространенным примером притворной сделки является покупка материалов или оборудования по явно заниженной цене. Если выявляется сделка, при которой цена товара в десятки раз ниже рыночной, это говорит о том, что она является притворной, и поскольку большая часть имущества передается в собственность другой компании безвозмездно, она прикрывает собой договор дарения. По российскому законодательству, дарение между коммерческими структурами невозможно, и такая сделка будет сразу признана ничтожной. Компании придется либо вернуть проданный товар с выплатой компенсации, либо оформить документы по закону с выплатой всех положенных налогов.

Намного труднее распознать и расторгнуть притворные сделки, заключенные частными лицами, и в этом случае граждане зачастую сами подставляют себя под удар. Распространенный пример: гражданин А. продает гражданину Б. автомобиль под видом оформления доверенности. После этого гражданин А. аннулирует доверенность и не информирует об этом покупателя. Затем он подает машину в розыск и обвиняет мнимое доверенное лицо в краже и требует компенсации. Формально он имеет на это право, так как доверенность можно аннулировать в любое время.

Подобные случаи далеко не редки, и чаще всего их причина – желание сэкономить на налогах или нежелание оформлять все документы. Этим и пользуются мошенники, которые отлично знают законы и могут доказать, что это они являются пострадавшей стороной, а покупателю придется расставаться со своей покупкой и терять деньги. Чтобы избежать подобных ситуаций, все крупные сделки необходимо проводить в строгом соответствии с законодательством, а при любых подозрениях просто отказываться от заключения договора.

Другие случаи, при которых сделка может быть признана недействительной

Мнимые сделки часто оформляют при продаже-купли квартиры

Мнимость сделок – не единственное основание, при котором сделка может быть признана ничтожной. Другие причины:

  • Ничтожной признается сделка, не соответствующая нормативным актам или противоречащая нормам закона и морали. Примером такой сделки может быть договор с поддельными подписями и штампами.
  • Ничтожными считаются сделки, заключенные с несовершеннолетними лицами. От их имени должны действовать законные представители, и во многих случаях требуется дополнительное согласие органов опеки. Если оно не было получено, суд может отказать в признании сделки законной, особенно часто такие ситуации возникают при купле-продаже недвижимости.
  • Ничтожной будет сделка, заключенная с недееспособным лицом, причем его недееспособность должна быть обязательно подтверждена документально. Часто такие сделки связаны с передачей имущества по наследству.

Во всех перечисленных ситуациях ничтожность договора доказывается только через суд, и истец должен предоставить доказательства нарушения норм законодательства. Деятельность правоохранителей направлена на выявление фактов мошенничества, направленного на получение личной выгоды, которая и является целью мнимых и притворных сделок. Однако на практике выявить такие договоренности бывает очень непросто, и судебные процессы могут тянуться годами.

Наиболее распространенная причина обмана при мошеннических сделках – низкая правовая грамотность населения и стремление обойти налоговые требования государства. Этим легко воспользоваться, и в дальнейшем можно годами доказывать, что истинная цель сделки была совсем другой. В юридической практике можно найти огромное множество запутанных дел, позволивших присвоить огромные суммы на «законных» основаниях. Только долгие разбирательства позволяют доказать ничтожность сделок и мошеннический умысел при их заключении.

О формальном исполнении мнимой сделки — в тематическом видео:

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Поделиться

ВКонтакте

Класс

WhatsApp

Telegram

    

Оспаривание мнимой сделки | Лигал Мил

Мнимая сделка – разновидность недействительной сделки, в которой стороны заключают между собой договор, без намерения исполнить его в будущем. Целью таких соглашений иногда является желание обезопасить свою недвижимость от притязаний кредиторов в том случае если предприятию грозит перспектива банкротства.

Предмет заключаемого договора может быть любым и, как правило, напрямую зависит от деятельности организации. Если потенциальным должником выступает юридическое лицо, компания чаще всего заключает договор купли-продажи в целях отчуждения собственного имущества.

Как показывает судебная практика, если другая сторона договора не знала о таких намерениях и пыталась добросовестно исполнить свои обязательства, такая сделка не может быть признана мнимой. Данная норма подлежит применению по 170 статье ГК РФ только в том случае, когда ни одна из сторон не совершала никаких реальных действий прописанных в соглашении.

Общий срок давности по заявлению о признании сделки является общим и составляет три года. Если сторона, заключившая мнимую сделку уже начала проходить процедуру банкротства мнимость сделки может быть доказана не только стороной по сделке или третьим лицом, чьи права нарушены, а также конкурсным управляющим, которому может передать такое право конкурсный кредитор.

Особенности мнимых сделок

Процесс признания сделки мнимой имеет свою специфику.

  1. Мнимые сделки чаще всего заключаются между друзьями и близкими родственниками – так делается в целях уверенности инициатора договора в том, что другая сторона не потребует исполнения договора.
  2. Чтобы не попасть под подозрение о заключении мнимой сделки другая сторона часто после её подписания (предметом в которой выступает недвижимость) заключает реальные договора найма или аренды жилых и нежилых помещений пытаясь легализовать своё пользование недвижимостью. Наличие такой последовательности заключённых договоров даёт основания заподозрить сторону в заключение мнимой сделки.
  3. Если предметом сделки выступает купля-продажа квартиры, суд, в первую очередь, будет обращать внимание на того, кто согласно договору будет нести бремя по её содержанию.
  4. Оспорить мнимую сделку можно только при наличии неоспоримых доказательств. К примеру если речь идёт о мнимом договоре аренды, доказать его мнимость можно, например, с помощью свидетельских показаний соседей, указывающих на то, что арендуемое жилое помещение не используется по назначению. Особенность мнимой сделки заключается в том, что её невозможно оспорить путём заявления о фальсификации доказательств, поскольку стороны её заключившие, в первую очередь заботились о безупречной форме договора, что делает невозможным факт оспаривания договора, ссылаясь на его сроки, форму и содержание.

По своему содержанию мнимые сделки приравниваются к ничтожным, поскольку стороны изначально не собираются исполнять свои обязательства по существу.

Последствия заключения сделки

Если мнимость сделки будет доказана, у сторон могут возникнуть следующие обязанности:

  • суд обяжет стороны в рамках двухсторонней реституции передать друг другу всё полученное имущество в таком же виде, каким он был до совершения сделки;
  • в рамках односторонней реституции одна сторона будет обязана передать другой всё имущество в том виде, в котором оно существовало до сделки;
  • суд может наложить на стороны обязательства передать в доход государства всё имущество, которое являлось предметом сделки.

Способы доказывания

Доказать мнимую сделку бывает сложно, и судебная практика по этому вопросу также неоднозначна. Если суд, изучая материалы дела, обнаруживает действия одной из сторон по исполнению договора, то сделка теряет свою мнимость. Прецеденты заключения мнимых соглашений достаточно распространенны, но выявить их можно только доказав полное бездействие сторон. У лица, желающего оспорить договор, есть одно преимущество: чтобы признать сделку мнимой совсем не обязательно собирать огромный букет доказательств и устанавливать причину её заключения. Предоставление доказательств фактического бездействия сторон иногда будет достаточным для признания сделки мнимой.

Если инициатором заключения такой сделки выступает юридическое лицо, её представителю всегда следует помнить, что последствия признания совершённой сделки мнимой могут быть для компании необратимыми, а при прохождении процедуры банкротства и вовсе губительными. Если такой сомнительный договор заключает физическое лицо, ему это может грозить потерей всего имущества, сил и времени, которое ему придётся потратить на восстановление в правах.

Мнимая и притворная сделка: помощь адвоката

   Мнимая и притворная сделка – вопросы не простые. Без адвоката не разобраться в нюансах и правилах подачи искового о признании их недействительными.

Содержание статьи:

Что такое мнимая сделка?

   Мнимой сделкой именуется формальная сделка, созданная лишь для вида, без намерения её заключения. В мнимой сделке её стороны, сознательно не стремятся к наступлению правовых последствий предусмотренных данной сделкой в действительности и прекрасно осведомлены о её мнимости.

   Одними из наиболее распространенных видов мнимых сделок является сделки договора дарения имущества. Как правило, данные сделки заключаются, чтобы избежать негативных последствий отчуждения своего имущества в принудительном порядке. Заинтересованным лицам необходимо признание договора мнимой сделкой доказать в суде. К примеру, если собственник имущества не хочет расставаться со своим имуществом, при наличии долговых обязательств перед третьими лицами или просто не желает производить раздел совместно нажитого имущества, тогда нередко в этих ситуациях люди прибегают к заключению мнимых сделок.

Что такое притворная сделка?

   Под притворной сделкой следует понимать, сделку в которой стороны не стремятся достигнуть того правового результата, который предусматривает данная сделка. Характерной чертой притворных сделок является фактическое наличие двух сделок одновременно реальной и прикрывающей. То есть сторонам следовало бы заключить реальную сделку, а по факту они заключили притворную.

   Как показывает практика, договоры дарения чаще всего используются для прикрытия купли продажи (к примеру, чтобы исключить преимущественное право покупки, собственник доли дарит её третьему лицу, но фактически он получает деньги за эту долю) или же сделки того же рода и вида, но с иными существенными условиями (например, с целью ухода от налогов цена сделки существенно занижается). При этом, согласно законодательству сделка, которую маскируют, является действительной, а вот сделка, которую пытаются выставить напоказ, наоборот – ничтожной.

Основания признания сделки мнимой или притворной в суде

   Для любого вида сделок, гражданским законодательством характерны общие признаки, состоящие из:

  1. Форма заключаемой сделки;
  2. Субъекты сделок;
  3. Условия и содержание сделки;
  4. Воля и намерение субъектов заключить определенную сделку.

   Следовательно, в мнимых сделках присутствует так называемый «порок воли», где, в общем, отсутствует воля и намерение заключить ту или иную сделку. Значит отсутствие намерений и воли могут быть расценены как основания признания сделки мнимой. В суде, как правило, доказывается именно этот предмет, поскольку он прямо фигурирует в законе. Между тем, когда стороны заключают притворную сделку, то в отличие от мнимой стороны имеют волю и намерения заключить сделку, однако содержания и условия действительной сделки не совпадают с прикрывающей сделкой.

Порядок признания мнимой и притворной сделки недействительными

   Следует помнить, что признание мнимой сделки недействительной презюмируется законом. Однако, установление данного факта чаще всего происходит в суде, так как даже несмотря на то, что данная сделка является ничтожной по своей правовой природе. Для того что бы сделка была признана мнимой или притворной, заинтересованной стороне нужно будет подавать исковое заявление о признании сделки мнимой с целью доказать данные обстоятельства. Как представить доказательства мнимости сделки знают наши адвокаты, которые уже признали не одну сделку мнимой.

   Для суда в такой ситуации важно установить наличие воли, намерений и факт реального исполнения сделки.  К примеру, при отчуждении собственником жилого помещения, он до сих пор продолжает проживать в данной квартире или доле, платить по налогам, коммунальным платежам, суд, безусловно, осуществит признание сделки купли-продажи мнимой и вернет стороны к первоначальному положению. Те же самые последствия имеют место быть, когда суд осуществляет признание дарения мнимой сделкой.

Последствия признания сделки мнимой или недействительной

   Если рассматривать признание притворной сделки недействительной, то с юридической стороны получится что и в случае мнимости и в случае притворности, является возвращение сторон в первоначальное положение.

   Как видно из вышеуказанной статьи, притворные и мнимые сделки несут в себе огромное количество негативных последствий как для сторон, так и для третьих лиц, поэтому мы советуем обратиться в наше Бюро, потому что, наши эксперты знают, как составить и куда подать иск о признании сделки притворной для отстаивания Ваших интересов и профессиональной защиты Ваших прав.

   В данном случае происходит возвращение сторон в первоначальное (исходное) положение — это логические последствия признания сделки мнимой, так как в результате такой сделки затрагиваются права и законные интересы третьих лиц.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео и подписывайтесь на канал YouTube нашего Адвокатского бюро, в комментариях к роликам Вы можете бесплатно задавать свой вопрос адвокату и получать профессиональный ответ в срок:

Адвокат по оспариванию мнимых (притворных) сделок в Екатеринбурге

   Судебная статистика показывает, что совершение мнимых и притворных сделок довольно таки распространенная на сегодняшний день практика.  Граждане часто путают смысл мнимой и притворной сделки.

   На самом деле разобраться довольно таки несложно, чаще всего это делается с целью скрыть истинную природу сделки. Под притворной сделкой понимается сделка, в которой в договоре указан один вид договора, а по факту это совершенно другие юридические правоотношения. Под фиктивной сделкой понимается сделка, в которой стороны не имеют намерения заключить вышеуказанную сделку. Наш адвокат по гражданским делам готов проконсультировать Вас по вопросу, составить иск в суд о признании сделки мнимой или притворной, добиваться всей процедуры возврата сторон в первоначальное состояние до сделки.

Автор статьи: © адвокат, управляющий партнер АБ "Кацайлиди и партнеры" А.В. Кацайлиди

Арбитражный суд Северо-Западного округа

     Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Богаткиной Н.Ю., судей Боровой А.А., Бычковой Е.Н.,
     при участии от закрытого акционерного общества «Петрофарм» Тимофеевой Д.И. (доверенность от 20.02.2020), Зигле Н.В., паспорт,  
     рассмотрев 30.07.2020 в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Петрофарм» на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2020 по делу  № А56-12211/2016/сд.2,

у с т а н о в и л:

     Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.04.2016 возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) закрытого акционерного общества «Петрофарм», адрес: 191186, Санкт-Петербург, Невский пр., д. 22 - 24, лит. А, пом. 198-Н, ОГРН 1027809218887, ИНН 7808011863 (далее - Общество,  ЗАО «Петрофарм»).
     Определением от 12.07.2016 в отношении должника введена процедура наблюдения, временным управляющим утверждена Павлова Елена Валентиновна.
     Определением от 30.12.2016 в отношении должника введена процедура внешнего управления, внешним управляющим утверждена Павлова Е.В.
     Решением от 26.04.2018 Общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Павлова Е.В.
     Определением от 08.05.2018 Павлова Е.В. освобождена от исполнения обязанностей конкурсного управляющего Обществом, конкурсным управляющим должника утвержден Мамзиков Вадим Иванович.
     Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2018 решение от 26.04.2018 отменено, в удовлетворении ходатайства об открытии в отношении Общества конкурсного производства отказано.
     Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.11.2018 указанное постановление оставлено без изменения.
     Определением от 20.11.2018 внешним управляющим должника утвержден         Мамзиков В.И.
     Решением суда от 11.02.2019, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 15.05.2019, прекращена процедура внешнего управления должника, Общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Мамзиков В.И.
     Постановлением суда кассационной инстанции от 13.09.2019 названные решение и постановление отменены, дело направлено на новое рассмотрение.
     Решением суда первой инстанции от 10.03.2020 прекращена процедура внешнего управления должника, Общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Мамзиков В.И.
     Представитель акционеров должника Зигле Наталья Васильевна  обратилась в арбитражный суд с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), о признании недействительными сделками договора поставки от 13.02.2015, заключенного между должником и обществом с ограниченной ответственностью (далее - ООО) «Оцнеба» И/К 421269264 (далее - Договор), и договора уступки прав (цессии) от 19.06.2018, заключенного между  ООО «Оцнеба» и ООО «Криптекс», адрес: 194156, Санкт-Петербург, Сочинская ул., д. 2А, лит. А, пом. 2-Н, оф. 21, ОГРН 1167847120011, ИНН 7839059791 (далее - Договор цессии).
     Определением от 07.08.2019 суд удовлетворил заявление Зигле Н.В., признал недействительной (мнимой) сделкой Договор.
     Указанное определение обжаловано Мамзиковым В.И. в апелляционном порядке.
     Определением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2019 суд перешел к рассмотрению обособленного спора по правилам, установленным для рассмотрения дела в суде первой инстанции, в качестве соответчика привлек ООО «Криптекс».
     Постановлением суда апелляционной инстанции от 10.03.2020 определение от 07.08.2019 отменено, Договор, Договор цессии признаны недействительными.
     В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также на несоответствие его выводов фактическим обстоятельствам дела, просит отменить постановление от 10.03.2020, принять по делу новый судебный акт - об отказе в удовлетворении заявления.
     По мнению подателя жалобы, судами первой и апелляционной инстанций не дана оценка доводу Общества о пропуске Зигле Н.В. срока исковой давности.
     Общество считает, что Зигле Н.В. не доказан размер причиненного кредиторам вреда, а также наличие сговора между ЗАО «Петрофарм» и  ООО «Оцнеба» при заключении спорной сделки.
     Податель жалобы также просит обратить внимание на указание судом апелляционной инстанции на материалы экспертизы в рамках уголовного дела № 361917, что, по его мнению, не может являться надлежащим доказательством наличия или отсутствия договорных отношений между ООО «Оцнеба» и  ЗАО «Петрофарм», так как оригинал указанного заключения эксперта не исследовался в настоящем обособленном споре, а его копия не может являться доказательством.
     Кроме этого, как считает ЗАО «Петрофарм», определением Тбилисского городского суда от 10.05.2018 по делу № 2/9468-18 рассмотрен спор между теми же сторонами, что должно являться преюдицией для арбитражного суда при рассмотрении настоящего обособленного спора.
     В отзыве Зигле Н.В. просит в удовлетворении жалобы отказать.
     В судебном заседании представитель Общества поддержала доводы кассационной жалобы, а Зигле Н.В. просила в удовлетворении жалобы отказать.
     Иные лица, участвующие в деле, в соответствии с частью 1 статьи 123 АПК РФ надлежащим образом извещены о месте и времени судебного разбирательства, однако своих представителей для участия в судебном заседании не направили, что в соответствии со статьей 284 названного Кодекса не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы.
     Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.
     Как следует из материалов дела и установлено судами, в обоснование своего заявления Зигле Н.В. ссылалась на отсутствие доказательств исполнения Договора, в связи с чем, по мнению заявителя, указанная сделка является мнимой, совершенной с целью причинить вред имущественным правам кредиторов.
     Суд первой инстанции принял во внимание отсутствие в материалах обособленного спора Договора, доказательств его исполнения, а также документов, подтверждающих отражение соответствующих операций в бухгалтерском учете сторон сделки, определением от 07.08.2019 заявленные требования Зигле Н.В. удовлетворил, признал Договор мнимой сделкой.
     Отменяя определение от 07.08.2019, суд апелляционной инстанции исходил из отсутствия в материалах дела доказательств, позволяющих установить факт поставки товара, указал, что товар через границу не перемещался. Также апелляционный суд принял во внимание значительный срок отсрочки оплаты уступаемого права, квалифицировал Договор и следующий Договор цессии как цепочку взаимосвязанных сделок, а также определение иностранного суда, на основании чего пришел к выводу о необходимости признания сделок мнимыми.
     Отклоняя довод о наличии вступившего в законную силу судебного акта ООО «Криптекс», суд указал, что судебным актом Тбилисского суда Республики Грузия от 10.05.2018 дело № 2/9468-18 прекращено за примирением сторон без оценки оснований сделки.
     Проверив законность обжалуемого судебного акта и обоснованность доводов, приведенных в кассационной жалобе, Арбитражный суд Северо-Западного округа приходит к следующим выводам.
     Согласно статье 32 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) и части 1 статьи 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным указанным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).
     Пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве предусмотрено, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также по основаниям и в порядке, которые указаны в названном Федеральном законе.
     В соответствии с пунктом 3 статьи 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.
     Право требовать признания судом сделки ничтожной направлено на устранение правовой неопределенности, созданной совершением ничтожной сделки, а в случае, если такая сделка была исполнена, также на защиту нарушенных субъективных прав, устранение оказанного ею влияния на правоотношения сторон и их хозяйственную сферу. Субъектом, имеющим материально-правовой интерес в признании сделки ничтожной, следует считать любое лицо, в чью правовую сферу эта сделка вносит неопределенность либо в чьей правовой сфере сделка имела правовой эффект. Интерес лица состоит в устранении такой неопределенности либо устранении уже произведенного сделкой правового эффекта. Зигле Н.В. как представитель акционеров должника относится к таким лицам.
     В силу пункта 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
     Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. При этом определения точной цели, которую преследовали стороны, не требуется. Установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной.
     Довод подателя жалобы о том, что имеющиеся в деле доказательства исполнения Договора сторонами являются достаточными для подтверждения намерений сторон создать соответствующие ему правовые последствия, отклоняется судом кассационной инстанции.
     Исходя исключительно из текста сделки, невозможно сделать вывод о ее мнимости. Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (статьи 65, 168, 170 АПК РФ).
     Отсюда следует, что при наличии обстоятельств, очевидно указывающих на мнимость сделки, либо доводов стороны спора о мнимости установление только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, явно недостаточно.
     При рассмотрении вопроса о мнимости договора поставки и документов, подтверждающих передачу товара, суд не должен ограничиваться проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям. Необходимо принимать во внимание и иные документы первичного учета, а также иные доказательства, рассмотреть обстоятельства возникновения спорной задолженности путем исследования всей цепочки движения товара.
     Суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по поставке.
     Следует также учитывать, что стороны мнимой сделки могут осуществить для вида ее формальное исполнение (пункт 86 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Постановление № 25).
     Приведенная правовая позиция изложена в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2016 № 305-ЭС16-2411, от 29.10.2018 № 308-ЭС18-9470, от 21.02.2019  № 308-ЭС18-16740 и в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 № 7204/12.
     С учетом данных разъяснений суды при разрешении настоящего спора правомерно не ограничились установлением только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, и констатацией правильности оформления сторонами документов.
     При приведении убедительных доводов и доказательств мнимого характера сделки, невозможности осуществления поставки по договору, позволяющих суду с разумной степенью достоверности усомниться в реальном характере сделки и достоверности оформляющих такую сделку и ее исполнение документов, на лицо, полагающее сделку действительной, переходит бремя опровержения этих сомнений.
     Сторона, настаивающая на действительности сделки, должна представить доказательства наличия у нее реального экономического содержания, а также доказательства, опровергающие доводы другой стороны о заключении таких договоров без намерения породить правовые последствия.
     При этом стороне, настаивающей на действительности сделки, не должно составлять затруднений опровергнуть такие доводы, поскольку она должна обладать всеми доказательствами своих правоотношений с другой стороной сделки.
     Кроме того, поскольку то обстоятельство, что мнимая сделка не повлекла правовых последствий и у сторон отсутствовали намерения породить такие последствия, является отрицательным фактом, недопустимо возложение бремени доказывания данных обстоятельств на сторону, заявляющую о ничтожности сделки.
     Указанный правовой подход сформирован в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 № 7204/12 и в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2016 № 305-ЭС16-2411.
     Таким образом, поскольку Зигле Н.В. были приведены доводы и представлены доказательства в подтверждение мнимого характера Договора и Договора цессии, вопрос их действительности стал предметом состязательности сторон и бремя опровержения данных обстоятельств перешло на ответчиков.
     В силу закрепленного в статье 9 АПК РФ принципа состязательности задача лиц, участвующих в деле, - собрать и представить в суд доказательства, подтверждающие их правовые позиции.
     Согласно статье 65 АПК РФ обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. При этом каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основание своих требований и возражений.
     Ответчики могли представить в суд доказательства наличия возможности приобретения или производства товара для его поставки должнику, согласования наименований, ассортимента и количества каждой партии товара и иных условий поставки, доказательства физической возможности поставки такого количества товара и экономической целесообразности приобретения товара в таком количестве, однако не сделали этого.
     Поскольку ответчики не опровергли доводы Зигле Н.В. путем представления соответствующих доказательств, они понесли неблагоприятные для них последствия несовершения соответствующих процессуальных действий в виде признания сделок недействительными (часть 2 статьи 9 АПК РФ).
     В соответствии со статьей 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
     Статьей 199 ГК РФ предусмотрено, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
     Согласно статье 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 указанного Кодекса.
     Статьей 200 ГК РФ предусмотрено, что, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.
     Довод подателя жалобы о пропуске Зигле Н.В. срока исковой давности подлежит отклонению, поскольку данное возражение, как видно из судебных актов, судами воспринято, однако ими установлено, что спорная сделка в силу ее мнимого характера фактически не исполнялась, на основании чего верно констатировано, что течение срока исковой давности по ней не начиналось (пункт 1 статьи 181 ГК РФ).
     Суд округа считает необходимым отметить, что с учетом даты Договора - 13.02.2015, положений пункта 1 статьи 181 ГК РФ и разъяснений, приведенных в пункте 69 Постановления № 25, рассматриваемое требование предъявлено лицом, не являющимся стороной сделки.
     Указанное согласуется с позицией, изложенной в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 21.11.2019 № С01-1125/2019 по делу  № А45-45503/2018.
     Отклоняются судом кассационной инстанции и возражения подателя жалобы относительно размера причиненного кредиторам вреда и отсутствие сговора между Обществом и ООО «Оцнеба» при заключении спорной сделки.
     Размер причиненного кредиторам вреда и наличие либо отсутствие сговора между сторонами сами по себе не препятствуют квалификации сделки как мнимой.
     Доводы Общества о том, что указании суда апелляционной инстанции на материалы экспертизы в рамках уголовного дела № 361917 (ее копии) не может являться надлежащим доказательством наличия или отсутствия договорных отношений между ООО «Оцнеба» и Обществом, ввиду отсутствия оригинала  данной экспертизы, отклоняются, поскольку Общество не отрицает факта существования данных документов в рамках уголовного дела и не представило доказательств их фальсификации.
     Отказ в удовлетворении заявления Зигле Н.В. о фальсификации Договора не имеет правового значения ввиду отсутствия доказательств фактической поставки товара.
     Довод подателя жалобы относительно того, что определением Тбилисского городского суда от 10.05.2018 по делу № 2/9468-18 рассмотрен спор между теми же сторонами, имеющим преюдициальную силу при рассмотрении настоящего дела, указанным определением установлен факт действительности оспариваемой сделки, правомерно не принят во внимание.
     При рассмотрении дела № 2/9468-18 обстоятельства, связанные с выяснением действительной воли сторон при заключении Договора, судом не устанавливались, как верно указал суд апелляционной инстанции, названное  дело прекращено за примирением сторон, оценка документальным доказательствам поставки товара в Республику Грузия судом не дана.
     В связи с этим суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу, что определение иностранного суда по указанному делу в части оценки действительности сделки не может иметь преюдициальную силу при рассмотрении настоящего дела.
     Приведенные в жалобе доводы являлись предметом исследования и оценки суда апелляционной инстанции, их необоснованность отражена в обжалуемом судебном акте с изложением соответствующих мотивов.
     При рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта апелляционный суд установил все существенные для дела обстоятельства и дал им надлежащую правовую оценку. Выводы суда основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу. Нормы материального права применены правильно. Нарушений норм процессуального права, которые могли бы явиться основанием для отмены обжалуемого судебного акта, кассационной инстанцией не установлено.
     Кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
     Руководствуясь статьями 286, 287, 289 и 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

п о с т а н о в и л:

     постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2020 по делу № А56-12211/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Петрофарм» - без удовлетворения.
     

Заключение мнимой сделки и укрытие имущества от принудительного исполнения решения суда. Право или нарушение!? - Адвокат mzarbabyan - Статьи

Граждане и юридические лица часто сталкиваются с ситуацией, когда в ходе исполнительного производства кредитору становится известно, что единственное имущество должника, которое не было под арестом и за счет которого могло быть исполнено решение суда, продано должником в период рассмотрения судебного дела о взыскании с последнего суммы задолженности.

Должники, как правило, заключают подобные сделки с целью укрытия имущества от принудительного исполнения решения суда и последующего обращения взыскания на него в ходе исполнительного производства.

Кредитор в силу закона имеет право обратиться в суд с заявлением о признании сделки по отчуждению имущества должника – недействительной и применения последствия недействительности ничтожных сделок.

Однако на практике заявитель в суде сталкивается с трудностями, связанными с доказыванием мнимости этой сделки и отсутствия исполнения продавцом и покупателем договора купли-продажи имущества.

Законодатель установил, что мнимая сделка — сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, ничтожна. Мнимая сделка понимается как мнимая обеими сторонами сделки.

Поскольку мнимая сделка не направлена на установление прав и обязанностей, она не исполняется.

При совершении вышеуказанной сделки волеизъявление сторон не совпадает с их внутренней волей. Стороны не стремятся к достижению того результата, который должен возникнуть из данной сделки.

По мнимой сделке обе стороны преследуют иные цели, чем предусмотрены договором, и совершают сделку лишь для вида, заранее зная, что она не будет исполнена. Мнимая сделка заключается для создания у третьих лиц, как правило, у кредитора ложного представления о намерениях участников сделки.

Для признания сделки мнимой суд должен установить, что ее стороны не намеревались создать соответствующие ей правовые последствия, сделку фактически не исполняли и исполнять не желали, и правовые последствия, предусмотренные заключенной сделкой, не возникли.

Здесь необходимо отметить, что сделка купли-продажи недвижимости не может быть признана исполненной в отсутствие доказательств оплаты денежных средств покупателем и передаточного акта имущества (ст. 153, 456, 549, 556 ГК РФ).

Правовой целью договора купли-продажи являются передача имущества от продавца к покупателю и уплата покупателем продавцу определенной цены (ст. 454 ГК РФ).

Мнимость сделки исключает намерение продавца передать имущество в пользу покупателя и получить от покупателя денежные средства, а покупатель со своей стороны не намерен принять от продавца имущество и передать продавцу денежные средства.

В случае если в материалах дела отсутствуют доказательства оплаты денежных средств покупателем в пользу продавца и отсутствует передаточный акт имущества, то заявителю необходимо указать на это суду, как на одно из оснований мнимости сделки.

Одна только государственная регистрация перехода права собственности не может являться доказательством исполнения сделки и не препятствует признанию сделки мнимой (ст.166, 167, 170 ГК РФ).

Оспариваемые сделки, которые не исполнены, в силу сформировавшейся судебной практики применения, являются мнимыми.

В спорах, касающихся мнимости сделок, суд должен тщательно исследовать именно вопрос достижения сторонами желаемого правового результата.

В случае если из материалов дела следует, что оспариваемая сделка заключена в период рассмотрения гражданского дела о взыскании с должника в пользу кредитора задолженности, то такая сделка также может быть признана мнимой.

Безусловно, подобные действия должников необходимо квалифицировать, как недобросовестное поведение, в результате которого кредиторы утрачивают возможность обратить взыскание на имущество и получить присужденные денежные средства.

Cooper & Scully, P.C. - Верховный суд Техаса наконец принял «правило фиктивных показаний под присягой»

Автор: Кайл Берк

Если сторона представляет аффидевит в качестве доказательства, чтобы отклонить ходатайство об упрощенном судебном решении, но аффидевит противоречит предыдущим показаниям стороны или другим доказательствам, может ли суд первой инстанции не принимать во внимание аффидевит как «фикцию» при принятии решения по ходатайству о упрощенном судебном решении? Верховный суд Техаса недавно сказал «да» в деле Lujan v. Navistar, Inc ., ___ S.W.3d ___, No. 16-0588, 2018 WL 1974473, at * 4 (Техас, 27 апреля 2018 г.), чтобы положить конец любым спорам по этому вопросу между судами низшей инстанции Техаса.

Лухан приобрел грузовики, произведенные Navistar, для использования в своем бизнесе по доставке цветов. Позже Лухан зарегистрировал свою компанию в Texas Wholesale Flower Company, Inc. (Корпорация) и передал активы предыдущей компании в пользу Корпорации в обмен на 100% акций Корпорации в соответствии с положениями Налогового кодекса, разрешающими безналоговый обмен. .Лухан - в своем личном качестве - позже подал в суд на Navistar из-за своего недовольства грузовиками. Четыре года спустя Корпорация вмешалась в иск в качестве истца. В конце концов, спорным вопросом стало владение спорными грузовиками Лухана или Корпорации.

Во время дачи показаний Лухан заявил, что не передавал Корпорации права собственности на грузовики. В ответ на предложение Navistar объявить вмешательство Корпорации несвоевременным, Корпорация заявила, что, хотя предыдущая компания передала все свои активы и обязательства Корпорации, «юридический титул» на грузовики не был передан.Но на более позднем слушании адвокат Корпорации заявил, что налоговая биржа передала Корпорации все активы, включая грузовики. И доказательства показали, что Корпорация подавала налоговые декларации, включая грузовики в качестве активов.

После того, как суд первой инстанции счел вмешательство Корпорации несвоевременным, Navistar подал упрощенное судебное решение против Лухана, утверждая, что Лухан в своем личном качестве не имел права предъявлять иски о травмах, причиненных грузовиками, которые произошли после даты, когда Лухан якобы передал право собственности. грузовых автомобилей в корпорацию.В своем несогласии с упрощенным судебным решением Лухан подал под присягой письменные показания, в которых утверждалось, что он не передавал права собственности на грузовики Корпорации и что Корпорация не имела активов или обязательств и «никогда не вела бизнес».

Суд первой инстанции счел показания под присягой фиктивными после того, как выразил озабоченность по поводу несоответствий Лухана в отношении активов и пассивов Корпорации и вынес решение в порядке упрощенного судопроизводства. Разделенная коллегия апелляционного суда подтвердила и приняла правило фиктивных показаний под присягой, и Верховный суд Техаса подтвердил.

Верховный суд описал длительное использование правила в федеральных судах и его принятие большинством апелляционных судов Техаса. «Правило фиктивных показаний под присягой просто признает авторитет суда первой инстанции, которому поручено отсеивать недостоверные факты, требуя от тяжущихся объяснений противоречивых показаний, которые кажутся фиктивными, чтобы избежать упрощенного судебного разбирательства». В соответствии с Правилом 166a (c) суд первой инстанции может заключить, что сторона не поднимает вопрос о подлинных фактах, представив свидетельские показания под присягой, которые существенно противоречат предыдущим показаниям того же свидетеля под присягой, если нет достаточного объяснения конфликта.

Суд предупредил, что применение правила фиктивного аффидевита для игнорирования показаний под присягой - это расследование конкретного дела, и суд, которому было предложено не принимать во внимание противоречащие показаниям под присягой, должен «изучить характер и степень различий в фактах, изложенных в документах, чтобы определить какой эффект должен иметь конфликт в конкретном случае ». Если последующий аффидевит явно противоречит более ранним показаниям свидетеля, касающимся существенных моментов иска, без достаточных объяснений, то применяется правило фиктивного аффидевита.Суд также постановил, что решение суда первой инстанции игнорировать показания под присягой как фикцию рассматривается в соответствии со стандартом злоупотребления дискреционными полномочиями.

Применяя этот стандарт, Верховный суд пришел к выводу, что суд первой инстанции не злоупотребил своим дискреционным правом, отклонив показания под присягой Лухана как фикцию. Хотя его заявление в своих показаниях под присягой о том, что он не передавал права собственности на грузовики Корпорации, соответствует его показаниям, другие показания противоречили его показаниям по существенным вопросам, в частности о том, была ли компания зарегистрирована, подавала налоговые декларации и удерживала активы.И другие доказательства, такие как документы IRS о передаче активов и налоговые декларации Корпорации, противоречили аффидевиту Лухана. Помимо несоответствий в доказательствах, противоречивые заявления адвоката Лухана относительно переброски грузовиков во время нескольких слушаний подтверждали решение суда первой инстанции объявить аффидевит фиктивным.

В дальнейшем сторонам из Техаса необходимо будет тщательно сравнить свои показания под присягой в упрощенном судебном порядке с предыдущими показаниями и доказательствами, чтобы убедиться в отсутствии существенных противоречий, и, если да, предоставить достаточное объяснение несоответствия.Такие объяснения могут включать новые доказательства или неправильное понимание предыдущего допроса. Но стороны должны помнить, что суду первой инстанции будет оказано большое почтение при определении того, является ли показание под присягой фиктивным, включая объяснение несоответствий.

«Фальшивые трасты» и выяснение намерений создать траст, Ин Кхай Лью :: SSRN

(2018) 12 Журнал по капиталу 237

23 стр. Добавлено: 16 июн 2019 г.

Дата написания: 2018

Абстрактные

Согласно общепринятому мнению, «фиктивные трасты» - это доктрина, которая обеспечивает исключение из обычного объективного процесса установления намерений создать траст, разрешая судам приводить в действие субъективные намерения как «истинные» намерения.В этой статье делается три пункта. Во-первых, этот подход не отражает должным образом, как суды обращаются с фиктивными трастами: суды не заботятся об установлении субъективных намерений при работе с «фиктивными трастами». Во-вторых, дела о «фиктивном доверительном управлении» являются лишь конкретным фактическим применением общего подхода, а именно, что объективное намерение создать доверительное управление устанавливается на основе любых допустимых доказательств, принятых судом как относящиеся к его расследованию. Таким образом, не существует отдельной доктрины «мнимого доверия» и, следовательно, нет особых требований, которые должны быть выполнены (например, намерение обманывать) для удержания юридических последствий от трастового инструмента.В-третьих, общий подход может быть конкретизирован в форме гибкой структуры, которая объясняет, как суды рассматривают допустимые доказательства. Хотя любые относящиеся к делу доказательства допустимы, определенным типам доказательств придается больший вес, чем другим.

Ключевые слова: Ложные трасты, намерение, доказательства

Классификация JEL: K10, K11, K19

Рекомендуемое цитирование: Предлагаемое цитирование

Лью, Инь Хай, «Поддельные трасты» и определение намерений создать траст (2018).(2018) 12 Journal of Equity 237, Доступно на SSRN: https://ssrn.com/abstract=3398916