Конкретно исторический метод это: 5. Конкретно-исторический подход к познанию действительности

Содержание

5. Конкретно-исторический подход к познанию действительности

5. Конкретно-исторический подход к познанию действительности

В переходный период, характеризующийся переплетением различных процессов и явлений, находящихся в непрерывном движении и развитии, особое значение приобретал диалектический принцип исторического подхода, всестороннего анализа объекта, взятого в его самодвижении и связи, т.е. то, что в диалектической логике определяется как конкретно-исторический подход к познанию действительности.

Исторический подход к действительности включает в себя учет условий, связей, отношений, в которых находится данный предмет, явление в настоящий момент и рассмотрение его прошлого и будущего. Этот принцип Ленин разрабатывал и применял на всех важнейших этапах революционного движения, подготовки и проведения Октябрьской социалистической революции и переходного периода, неустанно борясь против всяких отступлений от его диалектического понимания.

В этом отношении весьма поучительным является одно из писем Ленина И.

Арманд, которая, ссылаясь на известное марксистское положение о том, что рабочие не имеют отечества, отрицала возможность национальных войн в новую историческую эпоху империализма.

Ленин отмечает: «Весь дух марксизма, вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (?) исторически; (?) лишь в связи с другими; (?) лишь в связи с конкретным опытом истории» (2, т. 49, стр. 329).

Приведем еще одно высказывание Ленина, имеющее в данном отношении особое значение: «Марксизм требует от нас самого точного, объективно проверимого учета соотношения классов и конкретных особенностей каждого исторического момента. Мы, большевики, всегда старались быть верными этому требованию, безусловно обязательному с точки зрения всякого научного обоснования политики» (2, т. 31, стр. 132).

Первое непременное условие диалектической логики, которое выдвигает Ленин, – это всесторонний охват предмета или явления: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и „опосредствования“.

Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения» (2, т. 42, стр. 290).

Ленин разрабатывает методологический принцип всесторонности анализа, раскрывает его значение на конкретном и содержательном материале, решительно выступает против всех форм субъективизма, софистики и эклектики.

Конкретно-исторический подход к анализу явлений действительности позволил Ленину на основе всестороннего рассмотрения обстановки раскрыть новые закономерности, возникающие после победы революции, новые связи, конкретизировать и наполнить новым содержанием старые известные понятия. В частности, это можно увидеть на примере ленинского анализа вопроса о соотношении революции и реформы: «Отношение реформ к революции определено точно и правильно только марксизмом, причем Маркс мог видеть это отношение только с одной стороны, именно: в обстановке, предшествующей первой, сколько-нибудь прочной, сколько-нибудь длительной победе пролетариата хотя бы в одной стране.

В такой обстановке основой правильного отношения было: реформы есть побочный продукт революционной классовой борьбы пролетариата. Для всего капиталистического мира это отношение является фундаментом революционной тактики пролетариата… После победы пролетариата хотя бы в одной стране является нечто новое в отношении реформ к революции. Принципиально дело остается тем же, но по форме является изменение, которого Маркс лично предвидеть не мог, но которое осознать можно только на почве философии и политики марксизма» (2, т. 44, стр. 228). Ленин раскрыл это новое, состоявшее в том, что пролетарская революция означала продвижение вперед во всех сферах жизни с такой быстротой, что все временные отступления (Брестский мир, госкапитализм, нэп) оставляли все же за Советским государством и партией вполне достаточные позиции, чтобы воспользоваться «передышкой» и победоносно двинуться вперед.

Учет всех сторон, их соотношения и связей в явлениях и процессах необходим, но еще недостаточен для истинного понимания действительности, подчеркивал Ленин. Это видно и в определении реформы как «побочного продукта революции», из которого ясно, что в их соотношении революция является главной, а реформа подчиненной, второстепенной стороной при всем ее значении на отдельных этапах переходного периода. Именно такой подход – конкретный анализ всех сторон с выделением главного – отличает диалектику от эклектики, поскольку эклектическая погоня за полным перечнем всех признаков и отдельных «факторов» (без выяснения их связи, взаимодействия и определения решающей стороны) есть бессмысленная попытка «внести в общее понятие все частные признаки единичных явлений», это «попытка, свидетельствующая просто об элементарном непонимании того, чт? такое наука, – приводит „теоретика“ к тому, что за деревьями он не видит леса» (2, т. 5, стр. 142).

В условиях переходного периода было особенно важно не только не упустить какой-либо стороны, грани «многоцветной» действительности, но и определить главную из них, от чего зависел успех политики партии. Не случайно поэтому Ленин именно в этот период много внимания уделял разработке и практическому применению этого принципа диалектики, противопоставляя его эклектике и показывая неспособность последней раскрыть сущность явлений.

Ленин раскрывает противоположность диалектики и эклектики в своей знаменитой речи на дискуссии о профсоюзах в 1921 г., опубликованной затем в печати под заголовком: «Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина».

Ленин показал противоположность диалектического и эклектического понимания предмета. Например, стакан – это не только стеклянный цилиндр и инструмент для питья. Он имеет бесконечное количество других свойств, сторон, взаимоотношений и «опосредствований» со всем остальным миром. При этом в зависимости от назначения предмета решающее значение приобретает та или другая его сторона или свойство. Поэтому, «если… берутся два или более различных определения и соединяются вместе совершенно случайно (и стеклянный цилиндр и инструмент для питья), то мы получаем эклектическое определение, указывающее на разные стороны предмета и только» (2, т. 42, стр. 290). Диалектическая логика идет дальше. Для действительного познания предмета, указывает Ленин, надо конкретно изучить данный предмет во всех его сторонах и связях. Тогда станет возможным выделение главной стороны или связи, и это будет диалектическим определением.

Этого не понял Бухарин: «Вот тут-то и заключается основная теоретическая ошибка тов. Бухарина, подмен диалектики марксизма эклектицизмом (особенно распространенным у авторов разных „модных“ и реакционных философских систем)» (2, т. 42, стр. 288).

В дискуссии о профсоюзах и в ряде последующих работ и выступлений Ленин выдвинул чрезвычайно важное положение, являющееся дальнейшим углублением и развитием принципов диалектики. Он показал, что методологической основой политики партии является умение найти решающую сторону, решающее «звено» многосторонней связи отношений и сторон. «Недостаточно быть революционером и сторонником социализма или коммунистом вообще, – отмечал Ленин в „Очередных задачах Советской власти“. – Надо уметь найти в каждый особый момент то особое звено цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену» (2, т.

44, стр. 225).

Применяя метод конкретного анализа, Ленин безошибочно находил такие звенья и на основе этого строил стратегию и тактику партии. Таким звеном в 1918 г. являлась необходимость для нашей страны выйти из империалистической войны и в связи с этим проблема Брестского мира, в 1919 г. – вопрос о союзе с середняком, в 1921 г. – новая экономическая политика, и в ней особенно торговля.

Ведя борьбу против правых и «левых» по острому и важному вопросу о соотношении политики и экономики, Ленин и здесь выделял главное, решающее (для того периода) – политику. Он писал: «Политика есть концентрированное выражение экономики… Политика не может не иметь первенства над экономикой. Рассуждать иначе, значит забывать азбуку марксизма» (2, т. 42, стр. 278). Все это говорит о конкретно-диалектическом подходе Ленина к определению путей и направлений деятельности партии и государства и имеет непреходящее значение для правильного понимания и развития идей и принципов диалектики как науки.

(PDF) О МЕТОДАХ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

существенными модификациями) к анализу истории революций в третьем мире (Goldstone 2002;

Гринин 2011, 2012; Гринин, Коротаев 2009б, 2012; Коротаев, Зинькина 2011а, 2011б, 2011в; Коротаев

и др. 2010, 2011, 2012; Малков и др. 2013; Korotayev et al. 2011).

Наиболее последовательно системный метод был использован при создании мир-системной

теории (см., например: Frank, Gills 1994; Frank 1998; Валлерстайн 1998, 2001, 2006; Абу-Луход 2001;

Арриги 2006, 2009; Гринин, Коротаев 2008а, 2008б, 2009а; Коротаев, Малков, Халтурина 2005а,

2005б, 2007, 2008; Крадин 2008; Korotayev 2005). Он также применяется в построении

клиодинамических моделей (см., например: Турчин 2007, 2011; Турчин и др. 2007; Коротаев 2006;

Нефедов 2011; Turchin 2003; Turchin, Korotayev 2006; Turchin, Nefedov 2009; Korotayev 2005).

Литература

Абу-Луход Дж. Переструктурируя миросистему, предшествующую Новому времени // Время мира. Альманах

современных исследований по теоретической истории, макросоциологии, геополитике, анализу мировых

систем и цивилизаций. Вып. 2. Структуры истории / Под ред. Н.С. Розова. Новосибирск, 2001. C. 449–461.

Андерсон П. Размышления о западном марксизме. М.: Интер-Версо, 1991.

Арриги Дж. Долгий двадцатый век. Деньги, власть и истоки нашего времени. М.: Территория будущего, 2006.

Арриги Дж. Адам Смит в Пекине: Что получил в наследство XXI век? М.: Институт общественного

проектирования, 2009.

Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. М.: Прогресс; Прогресс-Академия, 1992.

Бентли Дж. Межкультурные взаимодействия и периодизация Всемирной истории // Время мира. Альманах

современных исследований по теоретической истории, макросоциологии, геополитике, анализу мировых

систем и цивилизаций. Вып. 2. Структуры истории / Под ред. Н.С. Розова. Новосибирск, 2001. С. 171–203.

Берталанфи Л. фон. Общая теория систем – критический обзор // Исследования по общей теории систем / Отв.

ред. В.Н. Садовский, Э.Г. Юдин. М.: Прогресс, 1969а. С. 23–82.

Берталанфи Л. фон. Общая теория систем: обзор проблем и результатов // Системные исследования:

Ежегодник. М.: Прогресс. 1969б. С. 30–54.

Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход в современной науке. Проблемы методологии

системных исследований. М.: Мысль, 1970. С. 7–48.

Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973.

Блок М. Короли-чудотворцы: Очерк представлений о сверхъестественном характере королевской власти,

распространенных преимущественно во Франции и в Англии. М.: Языки русской культуры, 1998 [1924].

Блок М. Феодальное общество. М.: Издательство им. Сабашниковых, 2003.

Богданов А. А. Тектология: Всеобщая организационная наука: в 2 кн. М.: Экономика, 1989.

Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. Т. 1–3. М.: Прогресс, 1986–1992.

Валлерстайн И. Миросистемный анализ // Время мира. Альманах современных исследований по теоретической

истории, макросоциологии, геополитике, анализу мировых систем и цивилизаций. Вып. 1 / Под ред. Н.С.

Розова. Новосибирск, 1998. С. 105–123.

Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. СПб.: Университетская книга, 2001.

Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение. М.: Территория будущего, 2006.

Васильев Л.С. Проблемы генезиса китайского государства. М.: Наука, 1983.

Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения / Под ред. М. Вебера. М.: Прогресс,

1990. С. 61–272.

Геллнер Э. Структура человеческой истории // Время мира. Альманах современных исследований по

теоретической истории, макросоциологии, геополитике, анализу мировых систем и цивилизаций. Вып. 2.

Структуры истории / Под ред. Н.С. Розова. Новосибирск, 2001. С. 80–90.

Грин В. Периодизация в европейской и мировой истории // Время мира. Альманах современных исследований

по теоретической истории, макросоциологии, геополитике, анализу мировых систем и цивилизаций. Вып. 2.

Структуры истории / Под ред. Н.С. Розова. Новосибирск, 2001. С. 39–79.

Гринин Л.Е. Производительные силы и исторический процесс. 3-е изд. М.: КомКнига, 2006.

Гринин Л.Е. Из мальтузианской ловушки в ловушку модернизации. К прогнозированию динамики политической

нестабильности в странах мир-системной периферии // Проекты и риски будущего. Концепции, модели,

инструменты, прогнозы / Под ред. А.А. Акаева, А.В. Коротаева, Г.Г. Малинецкого, С.Ю. Малкова. М.:

Красанд/URSS, 2011. С. 337–356.

Гринин Л.Е. Арабская весна и реконфигурация Мир-Системы // Системный мониторинг глобальных и

региональных рисков / Под ред. А.В. Коротаева, Ю.В. Зинькиной, А.С. Ходунова. М.: ЛИБРОКОМ/URSS, 2012.

С. 188–223.

Гринин Л.Е., Коротаев А.В. История и макроэволюция // Историческая психология и социология истории.

2008a. №2. С. 59–86.

Гринин Л.Е., Коротаев А.В. Пролегомены к краткой истории Мир-Системы // Философия и общество. 2008б.

№2. С. 22–53.

Гринин Л.Е., Коротаев А.В. Социальная макроэволюция. Генезис и трансформация Мир-Системы. М.:

ЛИБРОКОМ, 2009а.

Исторический метод изучения государства и права курсовая по теории государства и права

Оглавление Введение Глава 1. Характеристика основных методов научного познания государства и права, 1.1 Философский метод 1.2 Общие методы 1.3 Частнонаучные методы Глава 2. Реализация исторического метода в изучении государства и права Заключение Список литературы Введение Теория государства и права — наука, изучающая государство и право в их историческом развитии, взаимосвязи, социальной, экономической и политической обусловленности. Исходником для установления предмета, изучаемого любой наукой, является признание его объективности. Факт объективного сосуществования государства и права очевиден. Государство и право, их законы возникновения и развития выступают как проявление законов общественного развития. Наконец, государство и право — относительно самостоятельные социальные явления, принадлежащее юридической действительности, и как таковые обладают правовыми свойствами, собственными частными закономерностями формирования и эволюции. Таким образом, предметом науки теории государства и права являются объективные свойства государства и права, отличающихся от всех других общественных явлений, а также закономерности их возникновения, функционирования и развития как относительно самостоятельных общественных институтов. Закономерности по своему характеру могут быть общими, распространяющимися на все разновидности государства и права, или частными относящимся лишь к отдельным историческим типам. Предмет теории государства и права — историчен.

Он применяется по мере вовлечения в сферу познания новых свойств и явлений государственной и правовой действительности. Как всякая наука теория государства и права изучает свой предмет при помощи методов, которые сформировались в ходе его исторического познания. Теория и метод возникают одновременно, они генетически связаны, к ним предъявляются сходные требования: не только результат, но и путь к нему должен быть истинным. Изменения в содержании теории требуют совершенствования методов. Научную методологию права и государства можно представить как применение обусловленной философским мировоззрением совокупности Глава 1. Характеристика основных методов научного познания государства и права 1.1 Философский метод Метод представляет собой совокупность правил, требований которые обеспечивают успех в работе. Процесс научного познания осуществляется особым методом. Методы предмета теории государства и права — это совокупность приемов и способов, с помощью которых осуществляется процесс получения объективно-истинных знаний о сущности и закономерностях государственно-правовых явлений1.
Метод в науке, в научной деятельности — это знание, с помощью которого добывается новое знание. В основе методологии (системы методов) общей теории права и государства лежит философия. В правовой методологии выделяют категорию специальных методов, к которым относят, формально-догматический метод (его называют также специально- юридическим, формально-юридическим) и метод толкования. Иногда к этой группе относят сравнительно-правовой метод. Важное место в методологии общей теории права и государства занимает метод сравнения. Сравнительный метод может быть синхроническим (синхронным) и диахроническим (сравнительно-историческим). Конкретно-социологический метод также олицетворяет собой особое направление общетеоретических исследований — социологию права, которая изучает “право в действии»: связи права с жизнью, эффективность государственно-правового регулирования. Метод аналогии, который лежит в основе и метода моделирования, и метода экстраполяции и др. В методологии правоведения еще не полностью оценен метод экстраполяции (распространения), который позволяет формировать общеправовое и общегосударственное знание путем надежных аналогий 1 Общая теория права и государства, ред. : В.В. Лазарева. — М., 2006., с. 111. Методология предмета теория государства и права достаточно сложна. Она включает в себя самые различные по степени общности и познавательными задачами приемы1: 1) Всеобщий философский метод — его всеобщность выражается в том, что данный метод используется во всех конкретных науках на всех стадиях, этапах научного познания; 2) Общие методы — анализ, синтез, абстрагирование, системно- структурный подход, восхождение от абстрактного к конкретному. Общие методы также используются во всех конкретных науках. Однако сфера их применения ограничивается решением определенных познавательных задач и не охватывает всех стадий научного познания; 3) Специальные методы — статические, конкретно-социологические, психологические, математические, разработанные конкретными науками и используемые для познания правовых и государственных явлений; 4) Частные методы — к их числу относят методы толкований права, сравнительно-правовой метод и некоторые другие; 5) Историко-правовой метод — является основным способом познания закономерностей становления и развития права и государства. 6) Прогностический метод — представляет собой совокупность приемов, позволяющих составить научно-обоснованные прогнозы о будущих состояниях государственно-правовых явлений. Знание будущих состояний процессов и явлений представляет собой необходимое условие компетентного и целенаправленного управления обществом, экономическими, политическими или иными социальными процессами. Содержание философского метода составляют всеобщие принципы познания. Совокупность этих принципов зависит от того, какое философское учение разделяет исследователь. В частности, ученый-юрист, придерживающийся диалектического материализма, должен реализовать требования объективности и всесторонности познания, исторического и 1 Теория государства и права, ред.: В.К. Бабаева. — М., 2004., с. 78. конкретно-исторического подходов, познания отдельного явления через выделение противоречивых его сторон и др. Принцип объективности означает, что в процессе познания нужно подходить к исследуемым явлениям и предметам так, как они существуют в реальности, не домысливая и не добавляя к ним ничего такого, чего в действительности в них нет. В свете этого требования необходимо рассматривать государство и право в процессе их многовекового развития, в его действительных связях и отношениях, уметь отличать помыслы и побуждения политиков и юристов от действительной направленности законодательства, обусловленного, в конечном итоге, экономическими отношениями общества1. Для раскрытия сущности государства и права весьма важным является и требование всесторонности познания. Государство и право находятся во взаимосвязи со всеми надстроенными и базисными явлениями. Если какие- либо из этих связей останутся неисследованными, то это повлечет за собой неточное и в ряде случаев неверное понимание сущности государства и права. Для исследования сущности государства и права важны не только их связи и отношения, существующие на момент изучения, но и отношения, которые существовали на различных этапах их развития. Ибо научный подход к познанию социальных явлений сводится к рассмотрению истории возникновения и главных этапов развития исследуемого явления, а также его современного состояния, как итога, результата предшествующего развития. Всеобщие философские принципы не содержат и не могут содержать специфических правил, принципов познания права, и поэтому в конкретных исследованиях, проводимых учеными-юристами, они применяются в тесном единстве с общими, специальными и частными методами. Любой метод, как бы ни велика была его роль в познании, позволяет получить плодотворные результаты лишь в ограниченном взаимодействии с философским методом в качестве одной из форм конкретизации 1 Общая теория права, ред.: А.С. Пшонкина. — М., 2006., с. 46. абстрактно-теоретическими формами. Обобщенным отражением исторического аспекта в рассмотрении вопросов государства и права является логическое. Это тот же исторический способ, только освобожденный от его формы и случайностей, который позволяет выявить в историческом процессе наиболее существенное, закономерное и выразить в научных категориях. Исторический и логический методы рассматривают государство и право не просто в развитии, а в последовательной смене одного исторического плана другим, как правило, более прогрессивным и совершенным, при этом ни один из исторических темпов не может рассматривается в качестве исторического образца1. В качестве общих методов изучения предмета теории государства и права используются анализ и синтез, представляющие собой процессы мысленного и фактического разделения целого на составные части и воссоединение целого из частей. Условия всестороннего познания государства и права, различных государственно-правовых явлений — многогранность их анализа. Расчленение целого на составные части позволяет выявить строение, структуру изучаемого объекта, (структуру механизма государства, системы права). Одна из форм анализа — классификация предметов и явлений (классификация государственных органов, функций государства, норм права, субъектов правоотношений, юридических фактов) 2. Синтез — есть процесс объединения в единое целое частей, свойств, отношений, выделенных посредством анализа. Например, на основе объединения и обобщения основных признаков, характеризующих государство формируется их общие понятия. Синтез дополняет анализ и находится с ним в неразрывном единстве. 1 Теория государства и права. Теория государства. Часть I. ред.: А.Б. Венгерова. — М., 2005., с. 110. 2 Теория государства и права, ред.: М.М. Рассолова, В.О. Лучинина, Б.С. Эбзеева. — М., 2005., с. 66. На вооружении теории государства и права находится и системный метод познания. Любая система представляет собой целостное, упорядоченное множество элементов, взаимодействие которых порождает новое, не присущее им самим качество. Государство и право по своей сути, по структуре — сложные, системные явления. Основными элементами первого выступают органы государства, второго — нормы права. В целом же государство как важнейший политический институт входит наряду с другими политическими институтами в политическую систему, а право — в нормативную систему общества1. Системный метод открывает большие возможности для изучения системообразующих структурных элементов государства и права, прямого и обратного влияния на государство и право внутренней и внешней среды, для предупреждения противоречий и «возмущений» в правовой и государственной системах. Герменевтический метод, используемый в правоведении, исходит из того, что текст нормы есть документ особого мировоззрения. Поэтому он нуждается в истолковании на основе «внутреннего опыта» человека и его непосредственного восприятия «жизненной целостности». Всякую эпоху можно понять только с точки зрения её собственной логики. Юристу, чтобы понять смысл закона, действовавшего в далёком прошлом, недостаточно знать его текст. Он должен уяснить, какое содержание вкладывалось в соответствующие понятия именно в ту эпоху. 1.3 Частнонаучные методы Наряду с общими методами научного познания теории государства и права используются так же и частнонаучные методы современного познания, а именно, методы системно-структурного анализа, функциональные, 1 Теория государства и права, ред.: М.М. Рассолова, В.О. Лучинина, Б.С. Эбзеева. — М., 2005., с. 85. статистические, моделирования, конкретно-социологических исследований, сравнительный и др1. Системный метод в теории государства и права — это совокупность методологических подходов, принципов изучения и конструктирования государства и права, многих государственно-правовых явлений как систем. Данный метод исходит из того что2: 1) Система представляет собой целостный комплекс взаимосвязанных элементов 2) Она образует единство со средой; 3) Как правило, любая исследуемая система представляет собой систему более высокого порядка; 4) Элементы любой исследуемой системы в свою очередь, обычно выступают как системы более низкого порядка Аналогичную картину строения взаимных отношений и разносторонних связей составных частей (элементов) любого государственно-правового явления как целостной системы дает структура (структура государственного аппарата, структура правовой системы, структура нормы права) С системно-структурными подходами связан функциональный метод, который используется для выделения в государственно-правовых системах составляющих структурных частей с точки зрения их социального назначения, роли, функций, связи между ними. Данный способ применяется в теории государства и права при изучении функций государства, государственных органов, права, правосознания, юридической ответственности и других государственно-правовых явлений. Одним из эффективных инструментов изучения государства и права служит статистический метод, основывающийся на количественных способах 1 Общая теория права и государства, ред.: В.В. Лазарева. — М., 2006., с. 117. 2Теория государства и права, ред.: Н.И. Мазутова., А.Р. Малько. — М.: 2007., с. 95. типов, стран, одной и той же страны на разных этапах ее существования, при этом для поиска истины необходимо анализировать количественные и качественные стороны объекта, теоретические и эмпирические его характеристики. Широкое внедрение сравнительно-правового метода исследований в государственно-правовую теорию может привести и приводит к появлению новых научных дисциплин, если в ходе таких исследований изучается определенная совокупность относительно самостоятельных закономерностей государственно-правовой сферы, не входящей непосредственно в предмет традиционных юридических наук1. Формально-юридический метод является традиционным, свойственным юридической науке, выходящий из ее природы. Уже в период средневековья сложились целые школы и направления, развивающие приемы толкования правовых норм и формального анализа действовавшего законодательства. Формально-юридическое рассмотрение государственно-правовых явлений в правовой науке необходимо. Формализм — неотъемлемое свойство права, формальный подход генетически выделил право единства социальных рецепторов. Формальный метод составляет обязательную, необходимую ступень в научном познании права и государства, ибо помогает описать, обобщить, классифицировать, систематизировать, передать полученное знание ясным, вполне определенным образом. Элементы формально- юридического метода можно обнаружить и в других способах изучения права и государства, особенно таких формализированных, как правовое моделирование и т.д. Кибернетический метод — это приём, связанный с использованием понятий и технических средств кибернетики (например, понятий «управление», «обратная связь») и т.д. Этот метод используется для разработки автоматизированной обработки, хранения, поиска правовой информации. Анализ государственно-правовых объектов как сложных систем, противоречивых по характеру и многообразию протекающих в них 1 Теория государства и права, ред. : В.К. Бабаева. — М., 2004., с. 17. процессов, требует применения целого комплекса методов, в том числе и тех, которые успешно применяются и других областях знания. Усложнение и расширение предмета исследования, новые запросы практики вынуждают обращаться ко всем точным и строгим методам исследования, к которым относятся математико-статистические и другие методики. Глава 2. Реализация исторического метода в изучении государства и права В течение нескольких веков правоведение развивалось в составе философских наук. С выделением его в качестве самостоятельной отрасли знания отдельные вопросы теории государства и права рассматривались в рамках энциклопедии права, в которой давалось краткое освещение всего круга правовых наук, без анализа их внутреннего единства. В конце XIII в. энциклопедия права стала преподаваться в Московском университете. Государство и право — явления тесно связанные. Однако в России они не всегда изучались в рамках единой научной дисциплины. В дореволюционном правоведении (до 1917 г) разделы об обществе и государстве включались в учебные курсы как по общей теории права, так и по государственному праву. Не было полных курсов по теории государства и права в России в послереволюционный период. Работы П.И. Стучки, Е.Б. Пашуканиса, Н.В. Крыленко, М.А. Рейнсера, Ф. Ксенофонтова, Р. Бабуна и других авторов давали марксистско-ленинскую интерпретацию отдельных сторон государства и права, но цельного представления о них не содержали1. Теория права разрабатывалась основательнее, нежели теория государства. Объясняется это тем, что теория права имеет глубокие исторические корни, отличается значительной степенью преемственности. Её базовые категории и понятия, терминология и многие юридические процедуры сложились и были сформулированы ещё древнеримской юриспруденцией. Теория же советского государства, опираясь на многие ошибочные или утратившие свой смысл марксистские и особенно ленинские положения — об уничтожении частной собственности, о насильственном характере государственной власти, диктатуре пролетариата, полном уничтожении буржуазной государственной машины, об исключительности новых 1 Теория государства и права, ред. : Н.И. Мазутова., А.Р. Малько. — М.: 2007., с. 98. мере считаться с партийными установками. Именно в это время обостряется интерес правоведов к исследованию проблем демократии, бюрократизации общества, правового положения личности и т.д. Наиболее крупным завоеванием тех лет является разработка теории правового государства, правда, ограниченного социалистическими рамками1. Глубокий кризис во всех сферах жизни страны, которые считались социалистическими, и острая потребность его преодоления обусловили и резко отрицательное отношение к марксизму-ленинизму как учению и социализму как общественно-политическому строю. Это наглядно проявилось во многих публикациях начала 90-х годов. В настоящее время в этом вопросе наблюдается разумная взвешенность. Марксизм-ленинизм — не единственная фундаментальная теория и мировоззрение и даже не единственное социалистическое учение об обществе и путях его развития. Отвергать полностью его также глупо, как и слепо, догматически исповедовать. Уместны в этой связи слова известного русского философа Н. А. Бердяева: «В студенческие годы, в моём отношении к социальной действительности, я испытал влияние Маркса. Однако я никогда не был сторонником «ортодоксии». Мне одинаково близки Ницше и Лев Толстой. Я очень ценю К. Макса, но также Ж. де Местра и К. Леонтьева. Мною любим Я. Беме, но также Кант»2. Более взвешенным должно быть отношение и к социализму как общественно-политическому строю, целесообразность и перспективность которого поставлена под сомнение. Социализм в нашей стране развивался по марксистско-ленинской схеме и отличался следующими чертами: признанием общественной собственности на средства производства и полным отрицанием частной собственности, неприятием рыночных отношений, предпринимательства, конкуренции, жёстким и всеохватывающим государственным регулированием экономики, монопольным положением партии в обществе, почти полным её слиянием с 1 Общая теория права, ред.: А.С. Пшонкина. — М., 2006., с. 130. 2 Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. М., 2005. С. 5, 7. государством. Для характеристики такого социализма употребляют в настоящее время эпитеты «казарменный», «военный», «элитарный» и др., а сам строй, учитывая вышеназванные черты, называют этакратическим. Построенный в нашей стране социализм был результатом большевистского прочтения марксизма и большевистской интерпретации идеи социализма. Есть и иное понимание социализма — социал- демократическое. Хорошо представляя реально существующий капитализм с его мощными стимулами к развитию, свободой, сумевшими воспринять и реализовать социалистическую идею о благе человека и его социальной защищённости, социал-демократы не ставили целью уничтожение частной собственности, рыночных отношений, всех без исключения государственных структур, установления диктатуры пролетариата. Они боролись за гуманизацию капитализма, за воплощение в нём идеалов социализма. История подтвердила правоту социал-демократов. Во многом прав виднейший теоретик германской социал-демократии К. Каутский, писавший в своё время: «Большевизм победил в России, но социализм потерпел там поражение»1. Та же мысль — в словах видного русского экономиста, философа и социолога, автора «Манифеста Российской социал-демократической партии» П.Б. Струве: «Социализм не отвечает за большевизм»2. В.И. Ленин неоднократно вёл речь о созидательной стороне диктатуры пролетариата, законности, необходимости заимствовать всё лучшее, что есть на Западе. Однако большевики, придя к власти, сделали упор не на созидательную, а на разрушительную работу. «Нет ничего легче, — верно заметил К. Каутский, — как экспроприировать капиталиста. Это — лишь дело силы и не связано ни с какими социальными гипотезами … Не так просто, как экспроприация, проходит организация»3. Отброшен был в первые годы советской власти и принцип законности, уступивший место расплывчатой 1 Каутский К. Терроризм и коммунизм // Политические исследования. 1991. № 2. С. 148. 3 Каутский К. Указ. соч. С. 175-176. 2 Струве П.Б. Размышления о русской революции. София, 1921. С. 15. «революционной целесообразности». Юридическая ответственность не редко наступала в этой связи не за совершённое правонарушение, а за принадлежность к свергнутому классу, определённой социальной группе. Были отвергнуты или уничтожены многие полезные социальные и государственно-правовые институты, которые с успехом можно было использовать для прогрессивных преобразований. Идеология первых послереволюционных лет наложила свой отпечаток и на последующие десятилетия. Возврат к тому времени вреден, да и вряд ли возможен. Неприемлем для России и «рывок» в эпоху первоначального накопления капитала, куда первые шаги уже сделаны. Движение по этому пути приведёт к дальнейшему обнищанию народа, деградации нравственности, небывалому росту преступности. К тому же, по справедливому замечанию В.С. Нерсесянца, «оптимистическая надежда легко и быстро капитализировать социализм на проверку оказалась наивной и несостоятельной»1. В постсоветскую эпоху на первый план в теоретико-правовых исследованиях выступил частный интерес. Он определяет основные мотивы, обусловившие пересмотр главных постулатов советской теории государства и права. Государство и право трактуются ныне как важнейшие элементы цивилизации, как ценности, благодаря которым становятся возможными прогрессивное развитие общества и создание нового мирового порядка на основе общепризнанных принципов и норм. На сегодняшний день теория права по-прежнему сохраняет свою стройность и логическую последовательность, чего нельзя сказать о теории государства. Ломка прежних государственных структур, отсутствие чёткой перспективы социально-экономического, политического и государственного развития привели к тому, что современная российская наука о государстве располагает разрозненным и нередко противоречивым материалом, не соединённым продуманной концепцией и размытым в предметных границах. 1 Нерсесянц В.С. О неотчуждаемом праве каждого на гражданскую собственность // Государство и право. 2002. № 12. С. 21. В нашей науке многие десятилетия господствовал монистический — марксистско-ленинский — подход к изучению государственно-правовых явлений. Марксистско-ленинская теория государства и права признавалась единственно истинной, т.е. правильно отражающей объективную действительность. Все другие теории и доктрины считались (в той или иной мере) ложными и подвергались критике. Это обедняло наше учение о государстве и праве, не позволяло в полной мере использовать мировые достижения политической и правовой культуры. Вместе с тем любая теория, используя свои методы познания, несет крупицы знаний в общую копилку, позволяет глубже и полнее понять те или иные стороны, грани изучаемых феноменов. Сегодня самым, пожалуй, приемлемым для теории государства и права является конструктивно- критический подход к оценке и анализу прошлых и настоящих государственно-правовых учений. Отмеченное в полной мере относится к марксистско-ленинской доктрине, которая в последнее время подвергалась жесточайшей критике и даже очернительству, в том числе со стороны ее бывших «горячих» сторонников. Затяжной системный кризис во многих странах, называвшихся социалистическими, жизненная потребность его преодоления обусловили резко отрицательное отношение к марксизму-ленинизму как учению и социализму как общественно-политическому строю. Однако наука не может впадать в крайности. Спору нет, в марксизме немало утопического и устаревшего, но есть в нем положения и выводы, имеющие непреходящее значение. Идеи о коллективизме, народовластии, социальной справедливости, трудовой морали неистребимы, пока существуют человек и мир. Сегодня в нашей стране свобода выбора методов, способов, подходов к изучению государства и права, плюрализм учений и мнений, идеологическое многообразие. Хотя верно и то, что о государстве и праве нельзя сказать почти ничего такого, что бы прямо или косвенно не затрагивало интересов различных социальных групп, классов, партий и политических течений. Но науке надлежит дистанцироваться от групповых, классовых, националистических интересов во имя истины и правды. Методы теории государства и права, как уже говорилось, тесно связаны с ее предметом. Последний отвечает на вопрос, что изучает теория, методы — как, какими способами она это делает. В основе методов лежит предмет теории, ибо без теории метод остается беспредметным, а наука — бессодержательной. В свою очередь лишь теория, вооруженная адекватными методами, может выполнить стоящие перед ней задачи и функции. Список литературы 1. Общая теория права, ред.: А.С. Пшонкина. — М., 2006. — 389 с. 2. Общая теория права и государства, ред.: В. В. Лазарева. — М., 2006. — 420 с. 3. Теория государства и права. Теория государства. Часть I. ред.: А.Б. Венгерова. — М., 2005. — 438 с. 4. Теория государства и права, ред.: Н.И. Мазутова., А.Р. Малько. — М.: 2007. — 455 с. 5. Теория государства и права, ред.: В.К. Бабаева. — М., 2004. — 354 с. 6. Теория государства и права, ред.: М.М. Рассолова, В.О. Лучинина, Б.С. Эбзеева. — М., 2005. — 278 с.

Методы исторического исследования

Методы исторического  исследования.

Метод – это средство исторического исследования. С помощью              исследовательских методов происходит накопление исторических знаний,                                    а также уточнение представлений о прошлом.

Методы исторических исследований делятся на:

  • Специально – исторические.
  • Общенаучные.

К специально –  историческим относятся следующие  исследовательские методы:

1) Идеографический (описательно – повествовательный) метод предполагает  не только описание исторических событий и явлений, но и сводит к нему                             функции исторического познания в целом.

Историческое познание начинается с описания того или иного явления.                         Для раскрытия индивидуального своеобразия объекта исторического познания используются соответствующие языковые средства выражения. Идеографический метод позволяет зафиксировать уникальные особенности исторического явления.

Описание – это не беспорядочное перечисление сведений об изображаемом, а связное изложение, имеющее свою логику и смысл. Логика изображения может в той или иной мере выражать подлинную суть изображаемого

Описание – это необходимое  звено в картине исторической действительности, начальная ступень  исторического исследования любого события или процесса, важное условие  и предпосылка понимания сущности явлений. Однако само по себе оно не дает такого понимания. На самом деле описание хотя и является важной ступенью этого познания, оно не представляет собой универсальный метод. Это всего лишь одна из процедур мышления историка. Он подготавливает почву для дальнейшего                                 сущностно – содержательного анализа.

2) Ретроспективный метод (от латин. retro – назад и                                                             specio – смотрю) – это последовательное погружение в прошлое с целью выявления причин событий.

Исторические процессы развиваются  в направлении «от прошлого к  настоящему», от формирования причин явления  к возникновению самого явления. Процесс исторического познания «движется» в обратном направлении: от знаний о событиях и явлениях к определению их причин и предпосылок. То есть, оно обращено к тому, как развивались события в реальности – от причины к следствию.                                                       Историк же идет от следствия к причине. Значение более ранних исторических явлений может быть осмыслено только при условии учета более поздних.

Суть ретроспективного метода заключается в использовании знаний о более высокой ступени исторического развития для понимания и оценки предыдущей. Дело в том, что для понимания сути изучаемого события или процесса мышления необходимо проследить его развитие из конца в конец. Каждый предыдущий этап можно понять не только благодаря его связи с другими этапами, но и в свете последующей и более высокой стадии развития в целом, в которой наиболее полно выражена суть всего процесса.

Суть ретроспективного метода лучше всего выразил К. Маркс. Речь идет                           о понимании вполне конкретных явлений и об истории в целом. О способе изучения средневековой общины немецким Г. Л. Маурером К.Маркс писал: «Но печать этой «земледельческой» общины так ясно выражена в новой общине, что Маурер, изучив последнюю, мог восстановить первую».

В отечественной  историографии ретроспективный  метод успешно применялся                 И. Д. Ковальченко при изучении аграрных отношений в России в XIX в. Суть метода состояла в попытке рассмотреть крестьянское хозяйство на разных                                   системных уровнях: отдельные крестьянские хозяйства (дворы), более высокий              уровень – крестьянские общины (селения), еще более высокие уровни – волости, уезды, губернии. Система губерний представляет наиболее высокий уровень, именно на нем, по мнению ученого, наиболее отчетливо проявлялись основные черты                                  социально – экономического строя крестьянского хозяйства. И. Д. Ковальченко считал, что их знание необходимо для раскрытия сути структур, находящихся на более низком уровне. Характер структуры на низшем (подворном) уровне, будучи соотнесенным с ее сутью на высшем уровне, показывает, в какой мере общие тенденции                                         функционирования крестьянского хозяйства проявлялись в единичном.

Ретроспективный метод применим к изучению не только отдельных явлений, но и целых  исторических эпох. Наиболее отчетливо эта суть метода выражена у                      К. Маркса. Он писал: «Буржуазное общество — есть наиболее развитая и наиболее многосторонняя историческая организация производства. Поэтому категории, выражающие его отношения, понимание его организации, дают вместе с тем возможность проникновения в организацию и производственные отношения всех отживших общественных форм, из обломков и элементов которых оно строится, частью продолжая влачить за собой еще непреодоленные остатки, частью развивая до полного значения то, что прежде имелось лишь в виде намека и т. д. Анатомия человека — ключ к анатомии обезьяны. Наоборот, намеки более высокого у низших видов животных могут быть поняты только в том случае, если само это более позднее уже известно».

3) «Метод пережитков». В конкретно – историческом исследовании ретроспективный метод весьма тесно связан с «методом пережитков», под которыми историки понимают способ реконструкции ушедших в прошлое объектов по сохранившимся и дошедшим до современной историку эпохи остатками.

Известный исследователь  первобытного общества Э.Тейлор (1832—1917) писал: «Между свидетельствами, помогающими  нам проследить действительный ход цивилизации, существует обширный класс фактов, для обозначения которых я почел бы удобным ввести термин «пережиток». Это те обычаи, обряды, воззрения, которые, будучи в силу привычки перенесены из одной стадии культуры, которой они были свойственны, в другую, более позднюю, остаются живым свидетельством или памятником прошлого».

К пережиткам в широком смысле слова мы можем отнести памятники, сведения реликтного характера.

Если речь идет о письменных источниках, относящихся к определенной эпохе,                  то реликтными в них могут быть данные или фрагменты, включенные из более древних документов. Наиболее ярким примером источников, содержащих сведения современной их возникновению (фиксации) эпохи и пережитки более древних эпох, являются варварские правды. Фиксирующие в форме юридических постановлений возникновение государства, привилегии его должностных лиц, эти источники содержат немало сведений, относящихся к распорядкам родоплеменных отношений,                                              т.е. к обычному праву.

4) Историко –  системный метод заключается в рассмотрении общества как целостной системы. Объективной основой использования системного подхода является тот факт, что общественная реальность не состоит из отдельных и изолированных предметов, явлений и процессов, а представляет собой совокупности взаимосвязанных и взаимодействующих объектов, определенные целостные, системные образования.

5) Сравнительный  (сравнительно – исторический) метод – это сопоставление исторических объектов в пространстве и времени. С помощью сравнительного метода могут сопоставляться одновременные (синхронные) и разновременные (диахронные) события. Сравнение позволяет выявить как сходное в различных исторических явлениях, так и их неповторимые, индивидуальные особенности.

Прием сравнения известен в науке с эпохи Античности.

Условием продуктивного  применения сравнительно – исторического метода является анализ однопорядковых событий и процессов. Вполне понятно, что такой анализ не может быть реализован с помощью применения данного метода как такового. До тех пор пока не будет дана характеристика сравниваемых событий путем подробного, по возможности исчерпывающего выявления их признаков,                                     сравнительно – исторический метод не даст результата или результат будет ложным. Причем следует подчеркнуть: степень изученности сравниваемого должна быть в каждом случае примерно одинаковой, так как недостаточная изученность какого – либо из сравниваемых событий может быть принята за недостаточную их развитость, что неизбежно приведет к ошибочным выводам. Следовательно, продуктивному использованию данного метода предшествует подробное описание изучаемого как результат применения описательно – повествовательного метода.                               Описание выступает в качестве основы сравнения.

Сравнение изучаемых явлений различается по степени проникновения в их суть. Начальной ступенью сравнительного анализа является аналогия. Суждения по  аналогии, касаются ли они простых событий, действующих лиц или сложных явлений и процессов, не содержат в себе расшифровки их сущности и используются обычно в качестве иллюстрации или доказательства чего – либо. Аналогия предполагает не анализ, а непосредственное перенесение представлений с объекта на объект.

Следующая ступень сравнительного анализа – выявление                                       сущностно – содержателъной характеристики изучаемого. В этом случае речь идет о сопоставлении однопорядковых явлений в качестве результата закономерной повторяемости.

В XVI в. в ряде стран Западной Европы проходила Реформация. Она  была              вызвана рядом сходных причин, в основе ее лежал переход общества от средневековых порядков во всех сферах жизни к новым, капиталистическим. В этом –  «земные» корни Реформации, хотя ее ход в разных странах имел свои особенности,                                                       в том числе и по содержанию выдвигавшихся идей.

Следующей ступенью сравнительно – исторического анализа является                        прием типологии. Типология идет дальше содержательно – сущностного анализа путем сравнения в том смысле, что выделяются типы однопорядковых явлений.

6) Историко – типологический метод заключается в  выделении типов исторических явлений, их классификации. Выделение типов (классификация) однопорядковых явлений опирается на сравнительные исследования, но не сводится к ним. Суть историко – типологического метода заключается в определении признаков (критериев), которые могут стать основой для классификации.

7) Проблемно – хронологический метод – это изучение                       последовательности исторических событий во времени. Поскольку исторический процесс развивается «от прошлого к настоящему», то итогом исторической реконструкции событий является выстраивание их последовательности по хронологическому принципу, формирование «цепи» соединенных                                  причинно – следственными связями «звеньев» истории.

8) Биографический  метод – это один из наиболее старых подходов к                  изучению истории.

Некоторые его черты были обозначены уже в античной историографии.                       Так, Плутарх (ок. 45 — ок. 127) в своем труде «Сравнительные жизнеописания» не просто представил биографии великих людей, но и попытался посмотреть на их действия как на историю. Конечно, античные историки не пришли к убеждению в том, что история является продуктом деятельности людей. До момента формирования этого тезиса еще целые столетия, так как в историческом мышлении больше тысячелетия господствовала идея провиденциализма. Даже Г. В. Ф. Гегель рассматривал людей с их страстями, волей, поступками как марионеток духа.

С развитием историографии биографический метод приобретал все большую роль в историописании. Особенно он характерен для различных направлений так называемой политической историографии, где сам предмет – политическая история – в известной мере способствовал выдвижению на первый план роли личности политика как                 реального носителя высшей государственной власти.

Крайним выражением биографического метода явился вариант его трактовки, связанный с теорией «героев и толпы» английского историка Т. Карлейля. Свое понимание роли великих личностей в истории этот историк изложил в лекции «Герои, почитание героев и героического в истории», прочитанной в 1841 г. В изданной позднее книге он рассматривал историю как биографии великих личностей, а народ — как слепое и безгласное орудие их действий.

К числу наиболее заметных разновидностей биографического метода относится метод коллективных биографий английского историка Л. Нэмира (1888—1960), использованный им в ходе изучения деятельности английского парламента и получивший впоследствии распространение в ряде национальных историографии Запада и в США. Л. Нэмир обращался к среднему, рядовому человеку, правда, не к человеку с улицы, а к депутату английского парламента. В этом новизна его подхода. В 1928 г. историк начал писать историю английского парламента, которую он представил в виде биографии депутатов. Л. Нэмир рассматривал каждого из них как представителя определенного социального института и выявлял даты жизни, социальное происхождение и положение, образование, личные и деловые связи, поведение в различных ситуациях и т.д. Теоретический замысел метода коллективных биографий связан с уверенностью в том, что к пониманию причин действий и объяснению их характера можно пробиться лишь сквозь толщу биографических деталей, открывая таким образом не мнимые, а подлинные интересы человека. Единственный путь                            к этому – это изучение всех подробностей его жизни. В соответствии с этим деятельность парламента выглядит всего лишь как борьба его членов за власть, карьеру, личное благополучие.

Сужение сферы применения биографического метода в историографии второй половины XX в. связано, во – первых, с утратой политической историей своей прежней традиционной роли и,  во – вторых, с появлением новых ветвей исторического исследования в исторической науке ряда стран мира.

Появление великой  личности является случайностью или  зависит                             от эпохи, от окружающих ее условий? Бесспорно, только с учетом характера исторических условий можно понять действия исторической личности, следовательно, и причины ее возникновения. Появлению она обязана не самой себе, точнее, не только самой себе, не только своему таланту, воле, устремленности к результату и т.д., но и среде. Можно лишь предположить, сколько выдающихся по своим личностным качеством людей остались безвестными или не реализовавшими себя вследствие того, что им помешала эпоха, в которой они жили, что их время не пришло и т. д. Одним из таких людей был известный  российский государственный деятель М.М.Сперанский (1772—1839), проекты реформ которого значительно опережали свое время. Парадоксально: чтобы появились великие полководцы, нужна война. Чтобы появилась великая личность, необходимы условия, а более конкретно – ситуация назревания общественных перемен. Эти перемены выдвигают личность, на их фоне личность становится великой, оказывающей масштабное влияние на ход событий тем,                        что реализует стремление к переменам осознавших их необходимость миллионов.

Исторический метод изучения государства и права (Курсовая работа)

Оглавление

Введение

Глава 1. Характеристика основных методов научного познания государства и права

1.1 Философский метод

1.2 Общие методы

1.3 Частнонаучные методы

Глава 2. Реализация исторического метода в изучении государства и права

Заключение

Список литературы

Введение

Теория государства и права — наука, изучающая государство и право в их историческом развитии, взаимосвязи, социальной, экономической и политической обусловленности.

Исходником для установления предмета, изучаемого любой наукой, является признание его объективности. Факт объективного сосуществования государства и права очевиден. Государство и право, их законы возникновения и развития выступают как проявление законов общественного развития. Наконец, государство и право — относительно самостоятельные социальные явления, принадлежащее юридической действительности, и как таковые обладают правовыми свойствами, собственными частными закономерностями формирования и эволюции. Таким образом, предметом науки теории государства и права являются объективные свойства государства и права, отличающихся от всех других общественных явлений, а также закономерности их возникновения, функционирования и развития как относительно самостоятельных общественных институтов. Закономерности по своему характеру могут быть общими, распространяющимися на все разновидности государства и права, или частными относящимся лишь к отдельным историческим типам. Предмет теории государства и права — историчен. Он применяется по мере вовлечения в сферу познания новых свойств и явлений государственной и правовой действительности.

Как всякая наука теория государства и права изучает свой предмет при помощи методов, которые сформировались в ходе его исторического познания.

Теория и метод возникают одновременно, они генетически связаны, к ним предъявляются сходные требования: не только результат, но и путь к нему должен быть истинным. Изменения в содержании теории требуют совершенствования методов.

Научную методологию права и государства можно представить как применение обусловленной философским мировоззрением совокупности определенных теоретических принципов, логических приемов и специальных методов исследования государственно-правовых явлений.

Изучение методологии теории государства и права актуально теоретически и практически. Теоретическая ценность и актуальность методологии теории государства и права состоит в том, что в основе метода лежит теория, а без теории метод останется беспредметным, а наука — бессодержательной и наоборот. Лишь теория вооруженная адекватным методом познания, может выполнить стоящую перед ней задачу, создать подлинную научную картину предмета познания.

Практическая актуальность изучения темы методологии теории государства и права состоит в реальном применении методов к действующим государственным и правовым институтам, нормам права, законам. Правильный выбор и использование метода обеспечивают и научную корректность теории, и практическую результативность.

Необходимо отметить, что на сегодняшний день, одной из важнейших проблем методологии государственно-правовой теории является проблема деидеологизации.

Кризисное положение общественно-политической науки в целом не случайно отражает потерю методологических ориентиров и, в свою очередь, факторов. Проблема методологического обновления, вставшая перед политико-юридической наукой, требует творческого процесса и реалистического подхода, критической оценки ответственного восприятия нового. Отвержение догматизма, ревизия наличного теоретического баланса предполагают конструктивность самих методологических предпосылок.

В течение длительного времени в государственно-правовых исследованиях господствовали исключительно классовый подход, сугубо идеологизированная точка зрения, чему способствовало догматическое отношение классиков.

Идеологизированный классовый подход «логично» приводит к заключению о том, что принципиальные вопросы о государстве и праве и его роли в классовом обществе домарксистская мысль не могла не только решить, но и правильно поставить. Считалось, что главная функция государства — защита эксплуататоров, подчеркивался также классовый характер права.

Кроме того, изменился подход, в котором подчеркивалось, что и право по происхождению и по функциям есть порождение государства. Этот подход также не выдержал испытания временем, прейдя в противоречие с новыми знаниями. Поэтому возникла необходимость рассматривать государство и право не только в их органической связи, но и как самостоятельные институты. Хотя государство и право являются самостоятельными социальными институтами, между ними существовали и существуют реальные органические связи — и в процессах их возникновения, и в процессах их функционирования. Все это обсуждается только в рамках реальных исторических процессов, чем и подчеркивается актуальность выбранной темы курсовой работы.

Цель работы — показать место исторического метода в изучении теории государства и права.

Задачи:

рассмотреть общую методологию изучения государства и права;

рассмотреть конкретно исторический метод изучения государства и права, его особенности и место в общей методологии ТГП;

сделать выводы по результатам исследования.

Глава 1. Характеристика основных методов научного познания государства и права

Геращенко И.Г., Геращенко Н.В. Виды историзма в процессе формирования личности

УДК 159[92:923.5]

ВИДЫ ИСТОРИЗМА

В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ

Геращенко И. Г., Геращенко Н.В.

В данной статье рассмотрены основные виды историзма в процессе формирования личности человека. Выделены следующие исторические подходы в педагогической теории и практике: образовательный эволюционизм, педагогический преформизм, психологический генетизм, содержательно-исторический метод. Показано единство исторического и логического в педагогическом процессе. Содержательный историзм в образовании проанализирован с культурологических позиций. Авторами обосновывается идея плюралистического подхода к различным видам историзма в образовании. В работе доказывается актуальность содержательно-исторического метода в психологии и педагогике. 

Ключевые слова: историзм, психологический историзм, образовательный эволюционизм, педагогический преформизм, психологический генетизм, содержательно-исторический метод в образовании, исторический плюрализм.

 

TYPES OF HISTORICISM

IN THE COURSE OF THE PERSONALITY’S FORMATION

Gerashchenko I. G., Gerashchenko N.V.

This paper considers the main types of historicism in the formation process of human personality. The following historical approaches in the pedagogical theory and practice are allocated: educational evolutionism, pedagogical preformism, psychological genetism, substantial and historical method. The article shows the unity of historical and logical parts in pedagogical process. Substantial historicism in education is analysed from culturological positions. The authors substantiate the idea of the pluralistic approach in different types of historism in education. The paper proves the relevance of richly-historical method in psychology and pedagogics.

Keywords: historical method, psychological historical method, educational evolutionism, pedagogical preformism, psychological genetism, substantial and historical method in education, historical pluralism.

 

Современное психолого-педагогическое образование в значительной степени основывается на поликультурном историческом подходе. Все чаще практикуются не простые экскурсы в историю предмета, когда преподаватель просто перечисляет фамилии и факты в хронологическом порядке, а изучение сопряженности исторических событий, их взаимосвязи в контексте мировой культуры. В этом и заключается содержательный исторический подход в образовании, в ходе которого не просто преподносятся образцы культуры, а делается попытка применить их в современной жизни. 

Вместе с тем, психолого-педагогическое формирование личности предполагает многообразие видов историзма, которые непросто отличить по одной лишь внешней форме, так как в настоящее время вряд ли найдется хоть один педагог, который отрицал бы саму идею развития в обучении и воспитании. Исторический подход широко применяется в психологии и педагогике и, нередко, представляет собой событийное обоснование теоретического положения или экскурс в соответствующую эпоху с целью показать, как данная проблема решалась в прошлом. Не отрицая правомерности такого преподнесения материала, следует, однако, выяснить, какова его эффективность в формировании культурологического мышления? 

Можно выделить следующие исторические подходы в психолого-педагогической теории и практике: образовательный эволюционизм, психолого-педагогический преформизм, психологический генетизм, содержательно-исторический метод в психологии. В истории педагогической мысли все названные формы историзма использовались в большей или меньшей степени и с различной степенью эффективности. В древности педагогический историзм находился в стадии зарождения, сформировался он лишь в эпоху средневековья. В этот период получил развитие преформизм – рассмотрение истории предмета с точки зрения количественного приращения. Так, к примеру, рост ребенка, начиная с внутриутробного развития, представлялся средневековым ученым как простое увеличение его размеров без качественных изменений.

Образовательный эволюционизм связан уже с педагогикой Нового времени. На этих позициях стояли, к примеру, Д. Локк, Ж.-Ж. Руссо, А. Смит [2, с. 6] Они учили о постепенном развитии личности от простого и элементарного к более сложному и совершенному. Эти мыслители в целом не рассматривали проблему скачкообразности при формировании ребенка, которая в дальнейшем получила название «критических периодов» в его развитии. Эволюционный подход в образовании существовал достаточно долго, и в настоящее время он имеет своих сторонников.

В начале XX века в зарубежной педагогике получил развитие психолого-педагогический генетизм, основывавшийся на абсолютизации биологических факторов в развитии личности ребенка. Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Д. Брунер, Э. Стоунс убедительно показали редукционистский характер генетизма в психологии, имевший место, например, в трудах Ж. Пиаже. Понимание психики ребенка как имеющей свой смысл и истоки исключительно в биологическом субстрате, ведет к существенному искажению реального процесса формирования человеческих свойств. Если содержательный историзм предполагает опосредованность развития личности общественной практикой и орудийно-трудовой деятельностью, то генетизм и эволюционизм основываются на количественном приросте и усложнении биологической программы в процессе формирования ребенка.

 Отличительной особенностью названных выше видов историзма является неприятие ими внутренней логики исторического процесса. Результатом данного образования становится формальное мышление, ориентированное на сумму эмпирических фактов. Такое изучение истории предмета обладает следующей опасностью: многообразие фактов вне их единства не способно сформировать подлинно культурное мышление, а умение подменять интеллектуальную закономерность совокупностью примеров ведет к абсолютизации элементарной наглядности в сознании школьников. 

Способность суждения возникает вопреки формальному историзму, и парадокс здесь в том, что хорошая память часто препятствует воспитанию глубоких интеллектуальных качеств. Вместо того чтобы самостоятельно думать, ученику легче вспомнить соответствующий пример или воспроизвести целый абзац из учебника. Отличная оценка, полученная за данный ответ, оборачивается потерями в интеллектуальном плане. И дело не просто в зубрежке и механическом запоминании. Даже думающий ученик, ориентированный на историзм «числового ряда», вынужден накапливать сумму знаний без существенного приращения культурологического багажа. Способствуют применению формально-исторического метода в образовании и упрощенные представления о наглядности мышления младших школьников. Весьма проблематичное уже для начальных классов данное положение нередко остается принципом обучения старшеклассников. Даже при воспитании младших школьников за словом должна скрываться мысль, а не единичный предмет или представление.

Содержательный историзм в педагогике может быть реализован двумя способами – логическим, когда закономерности учебного процесса представлены в «чистом» виде, а история подразумевается, и историческим, когда логика прослеживается в «живой ткани» исторического процесса и образует его необходимый стержень. Применение того или иного содержательно-исторического способа образования зависит от специфики учебного предмета: изложение математики, физики или химии оптимальнее вести логическим способом, а истории и литературы – историческим. 

В учебных предметах происходит концентрация реальной истории, ее уплотнение, что позволяет учащимся без особого труда воспринимать проблемы, над которыми бились в свое время лучшие умы человечества. Но все дело в том, что даже концентрированное усвоение прошлых знаний не ведет автоматически к формированию ума. Это лишний раз доказывает невозможность конкретного познания истины вне истинного пути ее открытия. Вне способа ее открытия истина превращается в «сумму знаний». Поэтому интеллект ученика, знающего теорему Пифагора, не идет ни в какое сравнение с умственными способностями древнегреческого философа и математика, открывшего эту теорему.

Содержательный историзм реализуется не только в учебных курсах, но и в изложении истории педагогических теорий. Освоение истории образования также может быть формальным и содержательным. Содержательность возникает в том случае, если становление педагогических теорий воспроизводит необходимые культурологические этапы развития человеческого мышления. Формирование детского мышления совпадает в основных моментах с логикой историко-педагогического процесса, что важно учитывать в теории и практике образования.

Содержательно-исторический подход играет важную роль при решении проблемы биологического и социального в человеке. Трудно согласиться со следующим утверждением У. Джемса: «Ум гения находится в таком же отношении к уму смертного, в каком ум последнего – к умственным способностям животных» [3, с. 267]. На наш взгляд, это типичная позиция генетизма, четко сформулированная в последствие К. Поппером в его известном афоризме: «от амебы до Эйнштейна – один шаг». Генетизм как формальный историзм не позволяет решить проблему своеобразия человеческого мышления. Содержательно-исторический подход, напротив, исходит из качественных особенностей интеллекта и других способностей человека по сравнению с другими живыми существами. Именно социальные факторы в их историческом развитии являются определяющими для формирования личности ребенка.

Эволюционизм и генетизм, наоборот, предполагают дуалистический подход к природе человека, когда биологические и социальные причины оказываются одинаково важными в процессе его развития. А чаще всего биологическому и генетическому отдается даже приоритет. Если признать правомерность последней точки зрения, то духовное равенство не достижимо в принципе, так же как «равенство» темпераментов и цвета глаз.

 Выход из сложившейся ситуации, на наш взгляд, заключается в том, чтобы с самого начала не ставить детей в неравные условия образования. Вместе с тем, формальное равенство условий изначально предполагает большие различия в стартовых возможностях. «Равные условия» перестанут быть формальными в том случае, если с первых минут жизни ребенка его будет окружать микросоциальная среда, способствующая его полноценному, поликультурному развитию. В настоящее время отечественная система образования не в состоянии создать такие условия воспитания, поэтому неравные условия в школе надстраиваются на неравных «задатках» дошкольного научения.

Гете сформулировал интересную концепцию метаморфоз человека, которую в настоящее время широко использует вальдорфская педагогика. Человека Гете рассматривал как смену исторических метаморфоз, не выражаемых одной лишь логической периодизацией. До рождения человека и после его смерти также существуют свои метаморфозы, связанные с понятием «энтелехии». Об этих последних метаморфозах мы пока ничего не знаем [6, с. 403]. Это – культурологический подход к периодизации истории человеческого существования, и он может быть использован в современном образовании.

Обучение предполагает интериоризацию объективного историзма. В зависимости от того, насколько адекватно воспроизводится историзм в действительности, в мышлении ребенка интериоризация происходит формально или содержательно. Конкретно-исторический характер образования предполагает целый ряд условий: конкретность социальной реальности, развитость ее культурологических характеристик, содержательный историзм методологии и методики обучения, творческая личность педагога, содержательность интериоризации, которая возникает в результате предметно-практического опосредования. Присвоенный историзм, доведенный до культурологического осознания в ходе образования, приобретает содержательность.

 Абсолютизировано-программированное обучение не в состоянии «ухватить» конкретный историзм образовательного процесса. Любая программа ориентирует на формальный историзм, поскольку предполагает однозначность и предсказуемость. Конкретная личность учителя с его «живой» психологией и культурой – вот, что необходимо для содержательного понимания истории школьниками. У нас же иногда возлагают на компьютерную грамотность чрезмерные надежды: от наилучшего способа в усвоении знаний до формирования полноценного мышления. Если до недавнего времени компьютерное образование сопровождалось эйфорией, то сейчас начинает преобладать более трезвый подход. Концепция гуманизации и гуманитаризации образования справедливо отводит программированному методу вспомогательную роль. Напротив, современная идеология возлагает большие надежды именно на компьютерные средства массовой информации в плане обработки сознания молодых людей [1].

Ни один педагог не в состоянии на все сто процентов предсказать развитие своих воспитанников, он может выделять лишь культурологический стержень этого развития и в соответствие с ним строить преподавание. Содержательная история формируемого мышления немыслима вне со-творчества, со-искания, а это последнее возможно только в условиях неформального общения. Последнее является важнейшим средством конкретно-исторического образования. Через творчество каждого выдающегося ученого или педагога красной нитью проходит объективная логика общения, понятая как диалог. История науки, в том числе и педагогики, приобретает содержательность в той мере, в какой диалог становится необходимой формой ее развития. Даже монологичные, на первый взгляд, системы К.Д. Ушинского или А.С. Макаренко, при внимательном рассмотрении оказываются внутренне диалогичными. История педагогики приобретает содержательность в контексте диалога различных теорий образования, методологий и методик, стилей мышления, типов культур и т.п. В истории и теории образования с большой эффективностью может работать понятие «диалогика» (В.С. Библер).

Внутренне диалогичной является и современная педагогическая антропология, что отражается в ее принципах. Так принцип антропологической редукции рассматривает человека как отправной пункт в диалоге многообразных форм культуры и истории. Органологический принцип изучает человека с позиций созданной им культуры в диалоге политики и искусства, философии и науки. Принцип антропологической интерпретации устанавливает диалог между эмоциональными состояниями человека. Наконец, принцип открытого вопроса предполагает открытость антропологии к постоянному диалогу [4, с. 72-77]. В образовании важно преодолевать внешнюю форму диалога, когда последний строится по типу «вопрос – ответ». Диалог приобретает конкретно-историческую форму, при которой культурология учебного предмета выходит на первый план. Диалоговый характер современного образования проявляется в его поликультурности. 

Серьезной проблемой психолого-педагогического формирования личности является соотношение содержательного историзма и развития в обучении. Содержательный историзм образует сущность развития личности ребенка. В сфере обучения и воспитания развитие оказывается более абстрактным понятием, нежели историзм. Развивающее обучение на самом деле опирается на принцип конкретного историзма, а не на общие закономерности развития. Понятие «развитие» может быть применимо при анализе эволюции биологического в человеке, включая его генетический код и так называемые задатки. Если же речь заходит о высших психических функциях, и в особенности мышлении, понятие «развитие» не в состоянии выразить их качественное своеобразие. Социальные характеристики человека нуждаются в анализе с позиций конкретного историзма.

Содержательный историзм образования противоположен натуралистическим истолкованиям человеческой природы [5, с. 56]. Даже чувственность ребенка, не говоря уже о мышлении, не сводится к биологической активности, какой бы высокоразвитой эта последняя не была. Там, где речь заходит о натурализме, развитие приобретает антиисторический характер. Живое созерцание изначально предполагает социальную сущность, и именно на ее основе возможен исторический переход к абстрактному мышлению. В противном случае имеет место не живое созерцание, а биологическая активность. 

Необходимость развивающего образования признается в настоящее время практически всеми, но это лишний раз доказывает, что данное понятие недостаточно конкретно. Развитие в обучении может идти от простого к сложному, от части к целому, от абстрактного к конкретному. Оно с одинаковым успехом в состоянии ассимилировать идеи генетизма и историзма, эволюционизма и преформизма. Развитие может быть понято в качестве развития всего чего угодно в человеке.

Если в центр теории развивающего обучения поставить идею формирования поликультурного мышления, то развитие приобретает вполне определенную направленность, так как логика мышления проявляется не только в сознании ученика, но и в его нравственных принципах, художественном вкусе, иерархии интересов и ценностей, навыках и умениях и т.п. Содержательный историзм образования предполагает восхождение к следующей цели: всестороннее развитие личности, сущность которого образует формирование поликультурного мышления. Целью образования является воспитание личности ребенка, который мог бы наиболее полно воплотить в себе общечеловеческие способности.

Если отождествлять принцип развития в его абстрактной форме с принципом историзма, то логическая теория теряет свою содержательность. Теорию, в том числе и педагогическую, начинают воспринимать как данность, и эта данность тем более стабильна и продолжительна, чем более истинной была теория в прошлом. Так, система А.С. Макаренко, верная в принципе, долгое время оставалась «неприкасаемой». Разрешалось лишь комментировать ее положения, подтверждая абсолютную истинность все новыми и новыми фактами. Конкретный же историзм в данном случае предполагает изменение формы при неизменности принципиальных, содержательных положений. Всякая психолого-педагогическая система обязана видоизменять свою форму по мере исторического развития. Конкретность психолого-педагогической теории определяется способностью к такому изменению: содержательность ее тем выше, чем больше предоставляется возможностей для новых культурологических формообразований.

 

Список литературы:

1. Геращенко А.И., Геращенко И.Г. Политико-правовая идеология в современной России [Электронный ресурс] // Studia Humanitatis. 2017. № 1. URL: http://st-hum. ru/node/512 (дата обращения: 27.11.2017). 

2. Геращенко И.Г. Экономика воспитания (А. Смит о формировании нравственных чувств) // Экономика образования. 2016. № 5. С. 4-12.

3. Джемс У. Психология. М.: Педагогика, 1991. 368 с.

4. Куликов В.Б. Педагогическая антропология: истоки, направления, проблемы. Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1988. 192 с. 

5. Мареев С.Н. Конкретный историзм. М.: Изд-во СГА, 2015. 352 с.

6. Эккерман И.П. Разговоры с Гете. Ереван: Айастан, 1988. 672 с.

 

Сведения об авторах:

Геращенко Игорь Германович – доктор философских наук, профессор кафедры гуманитарных дисциплин и информационных технологий Волгоградского кооперативного института (филиала) Российского университета кооперации (Волгоград, Россия).

Геращенко Наталья Владимировна – кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики Волгоградской государственной академии физической культуры (Волгоград, Россия).

Data about the authors:

Gerashchenko Igor Germanovich – Doctor of Philosophical Sciences, Professor of Humanities and Informational Technologies Department, Volgograd Cooperative Institute (branch office) of the Russian University of Cooperation (Volgograd, Russia).

Gerashchenko Natalya Vladimirovna – Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor of Pedagogical Department, Volgograd State Academy of Physical Education (Volgograd, Russia).

E-mail: [email protected]

E-mail: [email protected]

Методы и задачи курса истории государства и права зарубежных стран

Сам статус истории государства и права определяется исходя из предметов и задач данного курса. История государства и права зарубежных стран — это прежде всего общественная историко-правовая наука. Наука о государстве и о праве отдельных зарубежных стран. В процессе их возникновении и развитии в хронологической последовательности , конкретно хронологического возникновения. На основе возникновения действующая на границах исторических эпосов.

Государственно правовая форма в иной исторический период это всегда отметка уровня цивилизации ,культуры и социальной особенности общества.

Иными словами мы определили , что наша дисциплина издает закономерности исторического возникновения государства и права. Все внимание уделяется юридическим факторам, явления, выявляет основные институты права. Данная дисциплина и правовой юридической. Именно данная дисциплина признана сформировать определенные мышления, правовой культуры общества и опыта.

Данная дисциплина всегда имеет конкретные задачи:

  1. Ознакомится с факторами условиями.
  2. Ознакомится с организацией самой государственной власти.
  3. С развитием правовой системы отраслей права и институтов права.
  4. С установлением и развитием судопроизводства в истории.

Главной задачей является выявление некоторых тенденций выявления права которые сам предмет определяется зачем для чего с какой целью мы изучаем материал.

Вопрос о предмете раскрывается исходя из следующего составления:

  1. В данных рамках мы изучаем не всемирную историю, а лишь ту которая освещает преимущественно историю тех стран в преимуществе прав.
  2. В отличие от специальных юридических дисциплин в изучении памятников, храмов, изучение отраслей это всегда для нас средство в их развитии.
  3. Система важнейших исторических правовых проблем изучает механизмов возникновения права человека, права , государства.
  4. Об учебной дисциплины осваивает те стороны государства и права которые становятся нам понятными в изучении права.

От предмета учебной дисциплины истории государства и права понимается процессы возникновения развития функционирования права стран которые определяет эпоху воплотив наиболее характерные черты государственности данного исторического времени или региона . А так же анализирует содержание государственно правовых процессов происходящих в определенное время. Теоретически раскрывает несущее или причинно следственные связи, а так же закономерности семь истории государства и права равно как и наиболее циничное.

Данные методы понимаются прежде всего как совокупность познавательных путей, приемов позволяющих выявить содержание знаний о процессах возникновения эволюции , государственных народов в определенный исторический период.

  1. Об универсальности в примере полученных результатов выявляет следующие группы. Общенаучные методы ( исторических, системных, статистических, логических, структурно-функциональных, культурно-логических и сравненных.)

  2. Обще-логические методы и принципы — это обще-логические приемы о знании, но и сами принципы, обще-логические приемы о знании. Принципы объективности, историзма, конкретности.

  3. Социально юридические методы призваны ориентировать нас. Метод правового моделирования — формально-юридические методы. Метод правового эксперимента.

  4. Исторический метод. Данный метод предусматривает историческое исследование, возникновения государства и права. Способствует изучения сущности государства. Помогает раскрывать закономерности.

    • Выявление исторических закономерностей позволяет лучше рационально понимать И.Г.П. исходя из условий: позволяет различать не только восстановление, но и обратное восстановление государств.

    • Путь связан с раскрытием общих закономерностей. С помощью исторических методов исследуется системный метод.

Сравнительный метод позволяет выявить некоторые общие закономерности совпадающие с признаками. Пример: (В одно и то же время , но в разных странах). Синхронный метод: Сопоставляет к примеру несколько эпох в одной и той же стране.

Магический метод: Все исследования явления рассматриваются на высшей точке.

Задача: раскрытие роли которой отдельные элементы играют развитого целого.

Логический метод позволяет установить все то, что скрыто за внешней формой.

Метод типологии: с помощью метода возможно подчинение, восстановление. Применение этого метода способствует устранению разрыва между развитием истории и теории.

Системный метод выделяют структурно функциональный иными словами имеет структуру.

Статический метод позволяет:

  1. Выявить важные стороны политико-правовых изменений.

  2. Отделить необходимое от случайного выявить закономерность.

Анализ — все правовые объединения раскладываются и определяются характером между ними.

Синтез — представляет объединение всех вещей в единое целое и является неотъемлемым исследованием.

Индукция — это способ исследования при котором от наблюдаемых частных факторам переходит от закономерности.

Дедуктивный метод позволяет более глубоко осмыслить современные понятия явления новой абстракции.

Позволяет собой способствует изложения исследования при котором делаются частные выводы. Принципы — это руководящие идеи который лежат в основе науки.

Наука стремление к достижению принципа истории государства и права в конкретный исторический период.

Принципы плюрализма позволяет формировать наиболее определенную систему знания. история обязана строить свои выводы на основе встроенного учета. По отношению к праву государственного требования импрессионизма. По причине всегда связана определенными историческими типами.

Данный метод предполагает, что все явления и события известны.

Ретроспективный — помогает воссоздать.

Метод моделирования ориентированная индивида отсутствующих элементов.

%PDF-1.4 % Созданный ReportLab PDF-документ http://www.reportlab.com % ‘BasicFonts’: класс PDFDictionary 1 0 объект % Стандартный словарь шрифтов > эндообъект % ‘Annot.NUMBER1’: класс PDFDictionary 2 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 361.9013 730,9469 396.9013 745,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER2’: класс PDFDictionary 3 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 422.8499 730,9469 484,9741 745,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER3’: класс PDFDictionary 4 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 197.4886 715,9469 258.1704 730,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER4’: класс PDFDictionary 5 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 322.8701 700,9469 411.0469 715.9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot. NUMBER5′: класс PDFDictionary 6 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 476.1927 700,9469 530.0827 715,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER6’: класс PDFDictionary 7 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 286.0129 685,9469 344,3429 700,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Аннот.NUMBER7’: класс PDFDictionary 8 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 196.7397 604,9469 263,6905 619,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER8’: класс PDFDictionary 9 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 363.7019 604,9469 412,5819 619,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER9’: класс PDFDictionary 10 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 233.5429 571,9469 276,3129 586,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER10’: класс PDFDictionary 11 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 292. 4229 571,9469 334.3529 586,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER11’: класс PDFDictionary 12 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 84.41291 481,9469 147.1729 496,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER12’: класс PDFDictionary 13 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 238,5429 481,9469 310.1829 496,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER13’: класс PDFDictionary 14 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 428.4929 481,9469 485,9729 496,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Аннот.NUMBER14’: класс PDFDictionary 15 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 62.69291 357,9469 107.4479 372,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER15’: класс PDFDictionary 16 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 232.5329 324,9469 273,9229 339,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot. NUMBER16′: класс PDFDictionary 17 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 210.5129 294,9469 272,4529 309,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Страница1’: класс PDFPage 18 0 объект % Страничный словарь > /Повернуть 0 /Транс > /Тип /Страница >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER17’: класс PDFDictionary 19 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 174.3162 636,9469 237,4567 651,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Аннот.NUMBER18’: класс PDFDictionary 20 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо [ 279,9483 636,9469 340.3089 651,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER19’: класс PDFDictionary 21 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 328.6259 520,9469 401.9321 535,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER20’: класс PDFDictionary 22 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 250.9929 426,9469 336,8229 441,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot. NUMBER21′: класс PDFDictionary 23 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 318.5129 348,9469 332,9529 363,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER22’: класс PDFDictionary 24 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 337,9529 348,9469 369.6229 363,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER23’: класс PDFDictionary 25 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 120.5129 333,9469 170,7729 348,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER24’: класс PDFDictionary 26 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 332.2729 165,9469 386,9829 180,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Аннот.NUMBER25’: класс PDFDictionary 27 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 62.69291 117,9469 134.7104 132,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER26’: класс PDFDictionary 28 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 160. 6149 87,94685 181.3404 102,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER27’: класс PDFDictionary 29 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 268.3278 87,94685 310,7233 102,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER28’: класс PDFDictionary 30 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 455.1162 87,94685 488,9962 102,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Страница2’: класс PDFPage 31 0 объект % Страничный словарь > /Повернуть 0 /Транс > /Тип /Страница >> эндообъект % ‘Аннот.NUMBER29’: класс PDFDictionary 32 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 249,6953 660,9469 295,9683 675,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER30’: класс PDFDictionary 33 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 72.97291 176,9469 124.0629 191,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER31’: класс PDFDictionary 34 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 141. 0029 176,9469 202.3729 191,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Страница3’: класс PDFPage 35 0 объект % Страничный словарь > /Повернуть 0 /Транс > /Тип /Страница >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER32’: класс PDFDictionary 36 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 366.7029 650,9469 409.4829 665,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Аннот.NUMBER33’: класс PDFDictionary 37 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо [ 283,5029 184,9469 397.1229 199,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER34’: класс PDFDictionary 38 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 105.4747 166,9469 149.0054 181,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER35’: класс PDFDictionary 39 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 426.6615 166,9469 469.0721 181,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Страница 4’: класс PDFPage 40 0 объект % Страничный словарь > /Повернуть 0 /Транс > /Тип /Страница >> эндообъект % ‘Annot. NUMBER36′: класс PDFDictionary 41 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо [ 188,6729 731,9469 245,8729 746,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Аннот.NUMBER37’: класс PDFDictionary 42 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 349.1969 452,7969 431,6529 464,7969 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER38’: класс PDFDictionary 43 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 468,7569 452,7969 503.4209 464,7969 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER39’: класс PDFDictionary 44 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 83.35691 440,7969 105.3569 452,7969 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER40’: класс PDFDictionary 45 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 243,5729 440,7969 292.2209 452,7969 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER41’: класс PDFDictionary 46 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 345,5489 440,7969 399. 7729 452,7969 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER42’: класс PDFDictionary 47 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 477.5409 440,7969 517.0929 452,7969 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER43’: класс PDFDictionary 48 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо [ 282.7569 428,7969 365,8689 440,7969 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Аннот.NUMBER44’: класс PDFDictionary 49 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 74.69291 274,9469 143.3029 289,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Страница5’: класс PDFPage 50 0 объект % Страничный словарь > /Повернуть 0 /Транс > /Тип /Страница >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER45’: класс PDFDictionary 51 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Rect [ 212.4629 747.9469 383,9829 762,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER46’: класс PDFDictionary 52 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 74. 69291 732,9469 297.1629 747,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER47’: класс PDFDictionary 53 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 165.5329 717,9469 345,9129 732.9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER48’: класс PDFDictionary 54 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 172.3129 702,9469 413.1629 717,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Annot.NUMBER49’: класс PDFDictionary 55 0 объект > /Граница [ 0 0 0 ] /Прямо[ 183.0029 672,9469 396,6229 687,9469 ] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннотация >> эндообъект % ‘Страница6’: класс PDFPage 56 0 объект % Страничный словарь > /Повернуть 0 /Транс > /Тип /Страница >> эндообъект % ‘Страница7’: класс PDFPage 57 0 объект % Страничный словарь > /Повернуть 0 /Транс > /Тип /Страница >> эндообъект % ‘toUnicodeCMap:AAAAAA+FreeSerif’: класс PDFStream 58 0 объект > ручей xmjHὯBfᜟRC0YЙpa»Yǯ ,^Q*Fgyx8Oyas =͛>|ia>lyYS yvv^|=çS˯\. dYe[[email protected] [email protected]

Исторические методы | Исторический факультет

 

Цель этого подхода — расширить чувствительность историка к бесконечному разнообразию визуальных свидетельств. В большинстве работ по истории непропорциональное внимание уделяется письменным источникам: этот курс призван способствовать более сбалансированному подходу. Однако использовать визуальные доказательства далеко не просто. «Искусство» в этом контексте определяется очень широко, включая не только западный канон «высокого искусства», но и всю гамму материального культурного производства и его потребления.Краткую библиографию можно дополнить примерами из разных периодов и мест. Действительно, студентов следует поощрять к подробному изучению конкретных изображений, в том числе тех, которые можно найти в музеях и галереях Оксфорда. Хотя для краткости и удобства он в основном ориентирован на западные художественные традиции, это не является каким-либо ограничением объема курса. Курс построен вокруг четырех широких и пересекающихся тем.

Создание и потребление

Первая тема относится к социальному контексту искусства: как именно разнообразие и изменения в художественном произведении (стили живописи, формы архитектуры и т.) связаны с современными социальными событиями? Необходимо учитывать не только структуры покровительства, но и более широкие вопросы рынков и потребления.

Искусство и политика

Вторая тема включает в себя использование визуальных образов в качестве формы пропаганды, но выходит за его пределы. Изображения были развернуты в подрывных, не менее чем авторитарных, целях. Анализ часто обнаруживает творческое напряжение в интерпретации образа, «истинное» значение которого оспаривается.

Сила образов: способы видения

Третья тема исследует разновидности визуальной реакции. Интенсивная эмоциональная идентификация с изображением или сильное желание разрушить статую — неоднократно документированные феномены. Изучение этих ответов в контексте означает пролить новый свет на исторические общества.

Идея истории искусства: отображать, писать и собирать

Последняя тема — это специфически западный способ понимания «истории искусства».Это понятие оказало глубокое влияние (благодаря коллекционированию, строительству музеев, художественному письму и истории искусства) и вознаграждает изучение. Постсредневековое европейское представление об «изобразительном искусстве» представляет собой весьма особую категорию: признать его таковым — значит более полно осознать богатство гораздо более всеобъемлющей сферы визуальной культуры, выходящей за пределы «изящных» искусств, как в Европе, так и в Европе. и неевропейские традиции.

 

Историческая методология: доказательства и интерпретация — видео и стенограмма урока

Исторические свидетельства

Вы помните, как в школе узнали об операции «Ступени Капитолия» и последовавшей за ней битве при Вашингтоне, округ Колумбия?C. во время Второй мировой войны? Вы знаете, где немецкие войска высадились вдоль реки Потомак и с боями пробились в Вашингтон? Конечно, нет! Такого события никогда не было. Очевидно, что историки не выдумывают прошлое (по крайней мере, не должны!). Итак, откуда мы знаем, что то, что написано в наших учебниках по истории, произошло на самом деле? Рассказы о прошлом основаны на исторических свидетельствах.

Исторические свидетельства могут принимать различные формы. К числу важнейших видов исторических свидетельств относятся первоисточника .Первичные источники состоят из оригинальных документов, артефактов или других фрагментов информации, которые были созданы в исследуемое время. Итак, если мы изучаем Вторую мировую войну, первоисточники будут включать в себя все, от писем, написанных солдатами подругам и женам на родине, до правительственных документов, фотографий, физической формы и снаряжения.

Первичные источники могут быть самые разные. Видеозапись поля боя является первоисточником, потому что она была снята прямо здесь и сейчас, в тот исторический момент. Первоисточники обычно ценятся больше, чем вторичных источников . Вторичные источники содержат полезную информацию, но, как правило, включают анализ исходного материала. Книги и журналы являются распространенными примерами вторичных источников.

Другим важным типом исторических свидетельств является устная традиция . Устная традиция состоит из историй, которые не записываются, а передаются в устной форме, обычно от очевидцев последующим поколениям. Устная традиция, или устная история, как ее еще называют, иногда считается первоисточником, хотя ведутся споры о том, где она теоретически подходит в качестве источника.Во многих отношениях он находится в своем собственном классе. Устная традиция особенно важна для историков, изучающих различные этнические группы, история которых не может быть хорошо задокументирована в письменной форме.

Различные формы исторических свидетельств позволяют историкам и другим экспертам получить представление о прошлом и предложить теории. Это, однако, не всегда означает, что их теории обязательно правильны, как мы увидим.

Историческая интерпретация

Предположим, историк заинтересован в выяснении роли Сэмюэля Адамса и его шумных «Сынов свободы» в разжигании антибританских настроений в начале американской революции.Он может предположить, что их роль была довольно существенной, но он не может просто выйти и сказать это, пока у него не будет доказательств, подтверждающих это, верно? Итак, он просматривает архивы и исследует первоисточники. Он может найти письма, написанные Сэмюэлем Адамсом своим друзьям, или, может быть, газеты 1770-х годов, в которых подробно описывается, как толпы реагировали на «Сынов свободы».

Предположим, доказательства указывают на то, что нет, Сэм Адамс и «Сыны свободы», как ни странно, не оказали такого влияния на разжигание антибританских настроений; настроения уже были в массах, и «Сыны свободы» просто росли как их выход.Если бы этот мнимый историк выпустил книгу или статью и публично изложил эту точку зрения, мы бы назвали это его интерпретацией. Интерпретация — это одна конкретная точка зрения или теория, основанная на исторических свидетельствах. Для того чтобы интерпретация была предложена убедительно, должна присутствовать определенная степень доказательств.

Здесь все становится сложнее. Иногда историки и другие эксперты берут одни и те же свидетельства, но приходят к разным выводам и предлагают разные интерпретации.Возьмем, к примеру, Великую депрессию и Новый курс Франклина Рузвельта. Некоторые историки утверждают, что Новый курс Рузвельта был полезен и помог облегчить Великую депрессию, в то время как другие утверждают, что он продлил Великую депрессию и только ухудшил положение.

В своей дипломной работе по истории я исследовал гендерные роли в 1940-х и 1950-х годах. Я просмотрел множество первоисточников, но моя интерпретация сильно отличалась от интерпретации других историков, изучавших тот же вопрос.

Итак, как разрешаются противоречивые интерпретации? Вау, это загруженный вопрос.Хотел бы я получить простой ответ. Иногда одна интерпретация становится общепринятой по сравнению с другими, потому что она более логична или потому что доказательства более убедительны. Со временем эти интерпретации проникают в учебники и принимаются как факт. В других случаях споры бушуют, когда сосуществуют многочисленные интерпретации без явного «победителя».

Часто исторические интерпретации следуют образцу, известному как гегелевская диалектика , которая включает в себя формулировку тезиса, которому затем противопоставляется антитезис, прежде чем он разрешится в синтезе.Возможно, вы слышали об этом раньше. Если нет, позвольте мне очень быстро объяснить. Итак, тезис — это в основном идея или мысль (в данном случае интерпретация). Как только этот тезис возникает, ему противостоит противоположная идея или мысль (опять же, в данном случае, другая интерпретация). Наконец, два противоположных взгляда примиряются путем синтеза или слияния, что создает совершенно новую идею или тезис. Согласно гегелевской теории, этот цикл продолжается бесконечно: новые тезисы всегда рождаются из синтеза более старых тезисов и соответствующих им антитезисов.

Вот это да. Это что-то тяжелое. Что касается исторической интерпретации, это в основном означает, что новые интерпретации постоянно развиваются из существующих интерпретаций. Чем больше изучается конкретный предмет, тем больше возможностей исследовать все его аспекты.

Итоги урока

Давайте повторим. Историческая методология относится к процессу, посредством которого историки собирают свидетельства и формулируют идеи о прошлом. Для того чтобы сформулировать представления о прошлом, необходимо изучить первоисточники.Первичные источники состоят из оригинальных документов, артефактов или других фрагментов информации, которые были созданы в исследуемое время.

Напротив, вторичные источники обычно включают анализ первичных источников. Книга о Джордже Вашингтоне, например, является вторичным источником. Устная традиция — еще один тип источника. Устная традиция состоит из историй, которые передаются, как правило, от очевидцев последующим поколениям. После изучения источников можно разработать интерпретацию или конкретную теорию о прошлом. Часто интерпретации следуют образцу гегелевской диалектики, в которой тезису противопоставляется антитезис, прежде чем он разрешается в синтезе.

Результаты обучения

Определите свою способность выполнить следующие задачи после повторения урока:

  • Помните определение исторической методологии
  • Перечислите первичные и вторичные источники исторических свидетельств и приведите примеры
  • Подчеркнуть важность устной традиции
  • Предоставить информацию о гегелевском диалекте

Историческая критика

Где я?

Главная -> Эволюция Алисы Критика -> Историческая критика

«Художественный текст сам по себе является частью взаимодействия дискурсов, нитью в динамической сети социального значения. — Лоис Тайсон

Традиционный историзм

Исторический подход к интерпретации и анализу литературы, пожалуй, самый старый и один из наиболее широко используемых критических подходов. Исторический подход включает в себя понимание событий и переживаний, связанных с композицией произведения, особенно жизни автора, и использование результатов для интерпретации этого литературного произведения.
Действительно, особенно во времена Кэрролла, изучение литературного произведения требовало изучения жизни и опыта автора, поскольку это рассматривалось как единственный способ действительно понять литературное произведение.Таким образом, в истории критики Алисы было много исследований жизни Чарльза Доджсона / Льюиса Кэрролла, чтобы объяснить книги Алиса . Я назвал это «биографической» интерпретацией.

Новый историзм

Исторический подход был несколько оставлен в середине двадцатого века, в результате «новой критики», школы, которая игнорирует автора, чтобы сосредоточиться на самом произведении. Однако в последние тридцать лет или около того он вернулся с несколько иным подходом и под названием: «Новый историзм. Новые исторические критики, по словам Лоис Тайсон, рассматривают литературные тексты как «культурные артефакты, которые могут рассказать нам кое-что о взаимодействии дискурсов, паутине социальных смыслов, действующих во времени и в том месте, где текст был написан» (291). ). Они утверждают, что «литературный текст и историческая ситуация, из которой он возник, одинаково важны, поскольку текст (литературное произведение) и контекст (исторические условия, его породившие) взаимно конститутивны: они создают друг друга» (Тайсон 291–292). .Итак, новый исторический критик задался бы вопросом не только о том, что викторианская эпоха может рассказать нам о Алисе , но и о том, что Алиса может рассказать нам о викторианцах. Раздел «Викторианской» интерпретации включает в себя элементы как старого исторического подхода, так и нового историзма, исследуя отношения между Алисой и социальными, политическими, философскими и религиозными идеалами и проблемами викторианской эпохи.

Кроме того, новые исторические критики изучают, как литературные интерпретации формируются культурой различных интерпретаторов.Например, в этом разделе я также исследую «Психоделическую интерпретацию» как пример подхода к пониманию Алисы , который прочно укоренился в культуре эпохи, в которой он был разработан.

 

Биографическая интерпретация

Алисы

Викторианские интерпретации

Элис

Психоделическая интерпретация

Элис

 

Хотите узнать больше о новом историзме?

Статья в Википедии о новом историзме

 

<назад на главную страницу Интерпретаций Алисы>

 

ВВЕДЕНИЕ В НЕКОТОРЫЕ ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ

Вторичные источники :

Это работы, в которых обсуждается объект либо с большого расстояния, либо после события на основе информацию из вторых рук или даже более удаленную информацию. Вторичные источники дают интерпретации и делать выводы о первоисточниках. При использовании вторичных источников важно понимать, что отчет, который они дают, даже если он включает длинные цитаты из первоисточников, могут быть неточными. Вторичные источники могут использоваться для понимания первоисточников, но их не следует путать с ними. При работе с вторичными источниками необходимо соблюдать несколько предостережений. Наиболее важными являются: —

1.Вторичные источники как первичные источники :

Иногда вторичный источник может быть использован в качестве первоисточника для информации о периоде, когда был написан вторичный источник. Так, Милль История Индии [3] является второстепенным источником по истории Индии, но основным источником для всех, кто хочет чтобы понять мысли Джеймса Милля об Индии.

[3. Джеймс Милл, История Индия , Лондон,]

2.Являются ли антологии первичными или вторичные источники?

Антологии, такие как Питер Книга Гэя Просвещение: всеобъемлющая антология [4] содержит короткие выдержки из большого количества опубликованных первоисточников. Как таковое это очень полезен для студентов, но его следует использовать с большой осторожностью и не путать с истинные первоисточники. Проблема в том, что читатель должен верить, что редактор выбор материала, в данном случае Гея, репрезентативен для предмета, я.е. просвещение. Читатель также должен признать, что всякий раз, когда переводы используются из французских или немецких источников, переводы являются точными.

Точно так же книги, как Трус, Даргьяй и Нойфельдт « чтений восточных религий » [5], введение студенты чувствуют первоисточники, но не являются истинным первоисточником. Здесь снова следует задать вопрос, действительно ли редакторы сделали так, чтобы репрезентативная картина восточных религий и того, используют ли они или создают точные переводы цитируемых текстов.

[4. Питер Гей, Просвещение: Всеобъемлющая антология , Нью, Нью-Йорк, Саймон и Шустер, 1973]

[5. Трус, Даргяй и Нойфельдт, Чтения по восточным религиям , Ватерлоо, Wilfrid Laurier Press, 1987]

3. Переводы:

Хотя часто необходимо для работы с переведенными материалами переводы всегда должны быть идентифицированы как такой никогда не рассматривался в качестве оригинального первоисточника, если перевод сама приобрела уникальный исторический статус, такой как Vulgate , Авторизованная версия Библии или Немецкая Библия Лютера .

Дополнительная литература по историческим Методы :

Норман Ф. Кантор и Ричард И. Шнайдер, Как изучать историю (Арлингтон-Хайтс, Иллинойс, Харлан Дэвидсон, 1967).

Роберт Джонс Шафер, изд., A Руководство по историческому методу (Хомвуд, Иллинойс, Дорси Пресс, 1980).

Г.Р. Элтон, Практика История (Нью-Йорк, Томас Ю. Кроуэлл, 1967)

Гертруда Химмельфраб, Новый История и старое (Кембридж, издательство Гарвардского университета, 1987)

Луи Готтшалк, Понимание История: учебник по историческому методу (Нью-Йорк, Альфред А.Кнопф, 1963)

Аллен Джонсон, Историк и Исторические свидетельства (Вашингтон, штат Нью-Йорк, Kennikat Press, 1965).

Джон Мартин Винсент, Исторический Исследование: очерк теории и практики (Нью-Йорк, Генри Холт, 1911).

Фред Морроу Флинг, Схема исторического метода (Нью-Йорк, Берт Франклин, 1971).

Дэвид Хакетт Фишер, историков Заблуждения: к логике исторической мысли (Сан-Франциско, Harper и Роу, 1970).

Дополнительные материалы по философии истории :

Джон Кэннон, изд., Историк на работе (Лондон, Джордж Аллен и Анвин, 1980).

Патрик Гардинер, теорий истории (Нью-Йорк, The Free Press, 1959).

Д.В. Беббингтон, Выкройки в История: христианский взгляд (Даунерс-Гроув, Иллинойс, InterVarsity Press, 1979).

Вт.ч. Уолш, Введение к философии истории (Лондон, Хатчинсон, 1951).

АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ/СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ МЕТОДЫ

Используемые методы исследования в антропологии особенно актуальны для студентов, изучающих религию. Для обеспечения надежности лучше всего использовать триангуляцию. Это означает, что предмет подходить с более чем одной точки зрения, чтобы позволить различным ангелам из которые мы просматриваем, чтобы данные стали самокорректирующими. По существу, антропологический методы можно разделить на качественные и количественные исследования.Двумя основными методами антропологии являются расширенные интервью по истории жизни. и включенное наблюдение.

Материал, собранный этими качественные средние значения обычно коррелируют с информацией, полученной в результате опроса исследование, которое предоставляет количественные данные на основе вероятностной выборки. Затем эти методы могут быть дополнены историческими исследованиями, а анализ опубликованных источников, включая магнитофонные записи и видеокассеты.

1.Исследование истории жизни :

Расширенные жизненные истории имеют тенденцию получить ценную информацию о развитии и самовосприятии лиц, которые часто не сразу обнаруживаются с помощью опросников. [6] Они также дают представление о жизни и временах людей и обеспечивают кумулятивная информация в рамках данной социальной группы.

Проблемы, связанные с К такому методу относится стремление индивидуумов представить себя в наилучший возможный свет и подсознательная склонность людей избирательно вспомнить прошлое или переосмыслить события с точки зрения настоящего.Помимо проблем, связанных с самим методом, важные вопросы должны быть заданы вопросы о том, почему были выбраны те или иные интервьюируемые, и критерии используется для такого выбора.

В одном исследовании харизматического Церкви в Южной Африке, было опрошено 166 человек. Примерно 50 были отобраны методом снежного кома, еще 56 – потому что они признаны ключевыми информантами, а остальные 60 были выбраны на основе грубой случайной выборки членов церкви [7] Все интервью были проведены во время двух исследовательских поездок в Южную Африку в 1987 и 1989 гг.Эти интервью участвовало 40 пасторов, 6 человек, признанных «пророками», и 120 прихожан. члены. Половина прихожан была выбрана случайным образом. основа. Все остальные интервьюируемые были отобраны с помощью неслучайного оценивания. образцы.

[6 Ср. Джеймс П. Спрэдли, Этнографическое интервью , Холт Рейнхарт и Уинстон, Нью-Йорк, 1979; и Пол Томпсон, Голос прошлого: устная история , Оксфордский университет Пресса, Оксфорд, 1978]

[7.Тип используемого образца технически известный как систематическая выборка со случайным началом. Потому что мы использовали оценочная выборка для выбора собраний, которые мы изучали выборка не статистически действителен либо для южноафриканцев в целом, либо даже для южноафриканцев Харизматики как группа. Он предлагает определенную степень надежности внутри церквей. учились только для этих собраний. Однако целью было не собрать количественные данные, а скорее для проверки надежности из наших качественных данных.]

2. Наблюдение участника :

Включенное наблюдение четко определенный метод в рамках социальной антропологии. Основное внимание в нем уделяется понимание социальной группы через активное участие в жизни группа [8]

В исследовании южноафриканского Включенное наблюдение за харизматическими церквями означало изучение 8 церквей в Дурбан, 1 церковь в Чатсуорте, 1 церковь в заливе Ричарда, 1 церковь в Питермарицбурге, 2 церкви в Кейптауне, 1 церковь в Стелленбосе, 1 церковь в Блумфонтейне, 3 церкви в Йоханнесбурге и 1 церковь в Претории.Исследователи также посетили в качестве наблюдателей-участников Молодежь с миссией (YWAM) Go Конференция Fest в Дурбане, посвященная 8-летию Дурбанского христианского центра. торжества, ежегодная встреча Международного христианского братства Церкви и конференция, организованная Africa Enterprise.

[8. См. Джеймс П. Спрэдли, Участник Наблюдение , Холт, Рейнхарт и Уинстон, Нью-Йорк, 1980 г.; и Майкл Х. Агар, The Professional Stranger , Academic Press, Лондон, 1980]

3.Анализ контента :

— техника, используемая антропологами. так и историки. При изучении южноафриканских харизматических церквей использование опубликованных источников включает книги, журналы, литературу для беглецов, кассеты и видео и т. д. Они были использованы в попытке понять взгляды информантов и изучаемых групп. При этом нужно было прочитать как можно шире и использовал примеры из этого чтения, чтобы проиллюстрировать выводы обнаруживаются другими способами.В той мере, в какой литература используется в качестве источника прямой информации об отдельных лицах или группах важно попытаться использовать случайную выборку и применять статистические методы контент-анализа . [9].

Есть две основные проблемы с литературой, которую нужно признать. Во-первых, любой может войти в книжный магазин и найти книгу, которая подтверждает их предубеждения. Следовательно, это очень легко пойти в церковный книжный магазин и найти такие книги, как The Late Great Планета Земля . [10], которые легко критикуются. Вопрос однако следует задаться вопросом, продаются ли в тех же книжных магазинах более сбалансированные такие книги, как «» Стивена Трэвиса «Надежда Иисуса » [11]. На самом деле многие книжные магазины нести широкий ассортимент книг, что позволяет посетителям подтверждать свои предубеждения какими бы они ни были.

Во-вторых, это очень важно изучить социальный контекст, в котором делается любое заявление. евангелический и харизматические проповедники часто подчеркивают, что муж является «главой семья.«Если принять это за чистую монету, это может означать очень негативное отношение к женщинам. Поэтому важный вопрос заключается в том, как это утверждение работает на практике? Многие проповедники, которые, казалось бы, занимают жесткую позицию по женским проблемам, становятся очень покорный, когда появляется его работающая жена.

Что говорится в книгах или проповедях должны быть поняты в социальном контексте, в котором они сделаны. Заявление то, что в одном контексте может быть реакционным, может быть радикальным в другом. Следовательно, значение слов надо видеть в той жизненной ситуации, в которой они находятся использовал.Когда это будет сделано, многие «неприемлемые» заявления, сделанные харизматичными Христиане оказываются, по крайней мере, такими же либеральными, как и общая культура, окружающая их, а часто и больше.

В харизматическом кабинете Для анализа было получено 100 кассет с проповедями. Половина этих кассет была выбираются на основе оценочной выборки по периоду времени, социальным проблемам, и история конкретной церкви. Другая половина была выбрана случайным образом. Образцовая основа.

Посоветовавшись с народом кто содержал книжные магазины или книжные столы в церквях, изучил подборку популярных были получены титулы.Попытка составить список на основе очень грубого случайного также была сделана выборка из всех книг в данном магазине. Кроме того популярные журналы и церковные издания собирались на основании судебного образец. Письменные «пророчества» и другие соответствующие материалы об этих церквях, например, были собраны опубликованные биографии основателей и т.д.

Наконец, газетные истории о харизматических церквях из архивов Daily News в Дурбане были собрал.Дополнительные истории были получены из коллекций, хранящихся в церквях. самих себя и из архивов Африканского предприятия в Питермарицбурге.

[9. См. Эрл Бэбби, Практика of Social Research , Wadsworth, Belmont, 1986, стр. 266-285; Т.Ф. Карни, Контент-анализ: метод систематического вывода из сообщений , Виннипег, University of Manitoba Press, 1972]

[10. Хэл Линдси, Поздний Великая планета Земля , Гранд-Рапидс, Зондерван, 1970]

[11. Стивен Трэвис, Надежда Иисуса , Лондон, Word, 1974]

4. Обзорные исследования :

Использование анкет социологами и организациями, занимающимися исследованиями рынка, привели многих людей к считают, что использование анкеты для выяснения мнений людей само истинное исследование. В то же время использование анкет стало популярный способ христианских групп во многих кампусах заниматься евангелизацией. Каждые пару лет на в кампусе нашего университета провести «опрос» по какому-то религиозному вопросу.

Цель такого обследования заключается в том, чтобы позволить членам заинтересованной христианской организации установить контакт с людьми, которые, возможно, захотят посетить их собрания. Другими словами опрос является инструментом для евангелизации. Однако, чтобы сохранить доверие к ним, результаты таких опросов часто публикуются в университетских газетах, как будто они были частью научного исследования.

Точно так же многие исследования рынка организации и другие группы, продвигающие определенные линии продуктов, используют форму опросного метода.Эти «опросы» варьируются от использования вопросников до такие вещи, как знаменитый тест Pepsi в торговых центрах. И снова многие, хотя не все из этих опросов предназначены просто для привлечения внимания к конкретному продукт и не имеют или имеют мало или не имеют никакой научной ценности.

Проблема стоит перед серьезной исследователей заключается в том, что популярность анкет для вовлечения людей в беседу заставляет многих людей, в том числе тех, кто их использует, думать, что результаты полученные с помощью любого типа анкеты, равные законным социальным исследованиям.Их нет [12]

Даже сегодня мало кто понимают логику опросных исследований, и многих впечатляет тот факт, что кто-то использовал анкету. Христиане в особенности, кажется, думают что заставить людей отвечать на вопросы анкеты — это «социальное исследование». Но настоящее исследование гораздо более тщательное и сложное, потому что оно зависит как на научном дизайне вопросника, так и на использовании статистических данных. методы в выборке.Провести достоверные исследования в виде опросов непросто.

В харизматическом исследовании 1989 г. с помощью местных научных сотрудников, получивших небольшой гонорар, анкеты были распространены среди 2 церквей в Натале, 2 церквей в Мыс и 2 церкви в Трансваале. Общины были отобраны на основу оценочной выборки, а лиц, которым были адресованы вопросники. были даны, были выбраны случайным образом с использованием списков членов церкви.

Эти анкеты были подготовлено Ирвингом Хексхэмом и адаптировано с его разрешения из национального опрос, проведенный канадским социологом Реджинальдом Бибби.Более 500 анкет были розданы и 260 возвращены. В этом процессе еще 60 анкет, из Гленриджского христианского братства в Дурбане были потеряны почтовыми услуга.

[12. Лучшее общее введение по социальным исследованиям — Эрл Бэбби, Практика социальных исследований , Уодсворт, Белмонт, 1986]

5. Официальная статистика и Другие источники информации :

Для Харизматического проекта основные социально-экономические данные о городах были получены от местного городского офисы планирования, Управление переписи населения Южной Африки в Претории и публикации частных исследовательских организаций, таких как Jack Mark and Associates [13] Market и ООО «Опросы мнений»., Центр социальных исследований и исследований в области развития Университет Натала [14], . и многочисленные публикации Южноафриканский институт расовых отношений [15].

[13. Кто публикует: SA Барометр ]

[14. Который публикует индикатор Южная Африка ]

[15. Издатель ежегодника Исследование межрасовых отношений ]

Все эти источники имеют их ограничения. Тем не менее, южноафриканское правительство, провинциальные, муниципальные и другие источники достаточно надежны.Используя их для проверки собственных работы мы нашли их в целом надежными. Выяснилось также, что градостроители и другие официальные лица, с которыми мы связались, были открыты и удивительно откровенны в отношении проблемы, с которыми они столкнулись в результате многолетнего бесхозяйственного управления со стороны правительства одержим апартеидом.

ЯВНАЯ ИЛИ ПОДРАЗУМЕВАЕМАЯ РЕЛИГИЯ

В соответствии с использованным подходом Социальные и культурные антропологи считают, что то, что люди делают, более важно, чем то, что они говорят.Это имплицитные убеждения, обнаруженные в реальном поведении, являются таким же предметом изучения, как и эксплицитные заявления, сделанные отдельными лицами. о своих убеждениях.

Большинство христиан, однако, думать с точки зрения явных верований и утверждений вероучения, которые обычно принимается за чистую монету. Богословие основано на анализе верований, поскольку они можно найти в Библии , религиозных трудах и богословских книгах. Богословы обучены читать тексты, которые они затем интерпретируют в соответствии с экзегетической методы.

Из опыта работы со студентами ясно, что богословские и другие литературные дисциплины часто людям очень трудно оценить методы социологов. Поэтому неудивительно, что когда богословы обсуждают «социологию», они, как правило, имеют в виду высокофилософские работы таких деятелей, как Маркс, Вебер и Питер Бергер [16]

Редко можно найти богослова участие в серьезном диалоге с социологами, такими как Чарльз Глок [17] Родни Старком [18] или Реджинальдом Бибби [19], чья работа основана на обзорных исследованиях и статистический анализ.Точно так же, хотя богословская антропология развивалась за последние двадцать лет немногие христиане серьезно занимаются антропологией как учебная дисциплина. Иногда работы таких антропологов, как Мэри Дуглас может поразить воображение богослова, но, как правило, мало или не предпринимается никаких усилий, чтобы заниматься дисциплиной или понимать ее, за исключением апологетические цели.

Одно исключение из этого общего картина дисциплинарного апартеида — ежегодная конференция по имплицитной религии организованный Др.Эдвард Бейли в Англии. Более двадцати лет он поощрял выпуск многочисленных статей и книг, исследующих то, что он называет «неявным религией», под которой он имеет в виду действительные обычаи и верования людей, раскрытые наблюдая за их действиями, а не просто записывая их слова. Бейли прав когда он утверждает, что важно наблюдать за тем, что люди делают на самом деле, а не просто анализируйте то, что они говорят [20].

[15. См. Чарльз Вилья-Висенсио, В ловушке апартеида: социально-теологическая история англоязычных Церкви , Нью-Йорк, Мэрикнол, 1988]

[16.См. Чарльз Ю. Глок и Родни Старк, Религия и общество в напряжении, Чикаго, Рэнд МакНалли, 1965]

[17. Родни Старк и Уильям Симс Бейнбридж, Будущее религии: секуляризация, возрождение и культ Формация , Беркли, Калифорнийский университет Press, 1985]

[18. Реджинальд Бибби, Фрагментированный Боги: бедность и потенциал религии в Канаде, Торонто, Ирвин, 1987].

[19. Чарльз Х. Крафт, 90 170 Христианство в культуре , Мэрикнолл, Орбис, 1979]

[20.Информация об этой группе можно получить у доктора Эдварда Бейли, The Rectory, Winterbourne, Nr. Бристоль, Англия].

АНТРОПОЛОГИЯ ИЛИ СОЦИОЛОГИЯ?

Антропология – это наука человечества, биологического происхождения человека, социального и культурного поведения. В теологии, он обозначает раздел систематического богословия, рассматривающий человека как творение. Бога. Как академическая дисциплина антропология обычно делится на физической, социальной и культурной антропологии и традиционно концентрировал по изучению отдаленных, незападных обществ.Однако все чаще антропологические методы используются для изучения современных индустриальных обществ. Корни Антропология восходит к эпохе Просвещения и романтизма. практика миссионеров-иезуитов в 16 в. века Китай. Позже, вдохновленный таких писателей, как Гердер, она развивалась в связи с изучением фольклора, Миссионерские усилия и колониальное правление в девятнадцатом веке. Позже это стала формальной академической дисциплиной под руководством таких людей, как Бастиан, Фробениус, Боаз и Малиновский.

В отличие от антропологии, Социологию обычно рассматривают как исследование современного общества в систематической и научной манере. Но, как и в случае с антропологией, многие ранние социологи, такие поскольку Вебер и Дюркгейм также изучали незападные общества. Термин Социология, был впервые использован Positivist Philosopher Compt в 1830 году, но как академический дисциплина Герберт Спенсер впервые разработал ее в конце девятнадцатого века.

Как правило, социология включает в себя применение статистических и других методов для понимания того, как люди действуют и думают как члены социальных групп.Другие цифры, рассматриваемые как основоположниками социологии являются Токвиль, Маркс, Дюркгейм и Вебер.

В значительной степени разница между антропологией и социологией является одним из приоритетных и предпочтительных методов. Многие из теорий, используемых обеими дисциплинами, имеют общие корни. В целом Антропологи концентрируются на использовании качественных методов, включающих интенсивное участия в жизни общества, в то время как социологи концентрируются на количественных методы, основанные на социальных опросах.Обе дисциплины используют статистический анализ при необходимости и в значительной степени дополняют друг друга [21].

НЕКОТОРЫЕ КОММЕНТАРИИ ПО ТЕХНИЧЕСКИМ УСЛОВИЯ

Наблюдение: систематическое получение доказательств с помощью методов, предназначенных для выяснения того, как люди на самом деле действовать и во что они на самом деле верят. Большая проблема в наблюдении не быть обманутым или читать в действиях или убеждениях других людей идеи своих своя.

Качественные методы: являются использование методов изучения общества, предполагающих активное участие в относительно длительный период времени, которые часто основаны на включенном наблюдении получить представление о работе общества.Количественные методы – это методы на основе процедур статистической выборки и опросных исследований для получения статистических данных. данные об обществе.

Действительность: термин, используемый в обоих Социология и философия, т.е. в Логике, с несколько иным смыслом. В социологии валидность относится к проверке исследования посредством тестирования. это против независимого стандарта или источника или с использованием различных различные методы, чтобы увидеть, дают ли они по существу один и тот же результат.Таким образом для социолога валидность относится к точности их выводов, поскольку они отражают предмет своего изучения.

Смещение: смещение статистики технический термин, обозначающий неточную оценку данных, приводящую к искажению. Это не следует путать с английским использованием, которое просто означает направление. или наклонный. Операционализация — это первый шаг в проверке теории. способы измерения класса вещей, на который ссылается каждое понятие в теории.

[21. Эти комментарии о социологических исследованиях основаны на Rodney Stark, Sociology , Belmont, Уодсворт, четвертое издание, стр. 15-20, 24 и 31-34].

Китс и исторический метод в литературной критике

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ OXFORD SCHOLARSHIP ONLINE (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Copyright Oxford University Press, 2022. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в OSO для личного использования.дата: 26 января 2022 г.

Глава:
Глава:
Keats и исторический метод в литературной критике
Источник:
Создание на
Красота подразделений
Автор (ов):

Jerome J. Mcann

Издатель:
Оксфордский университет

DOI:10.1093/acprof:oso/9780198117506.003.0002

Эта глава иллюстрирует тактические процедуры, типичные для исторического подхода, а также то, как историческая информация имеет тенденцию открывать новые измерения для более всестороннего и точного критического анализа.Он также показывает на ряде иллюстративных примеров, как и почему поэтический анализ требует исторического метода, если он хочет достичь либо точности, либо полноты. Эта демонстрация берет в качестве предмета идею «контекста» и пытается объяснить ее особое значение для поэзии, а также необходимость исторического метода для выяснения специфически соответствующих контекстов, пронизывающих каждое стихотворение.

Ключевые слова: исторический подход, тактические приемы, поэзия, исторический метод, поэтический анализ, контекст, стихотворение

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

(PDF) Исторические методы

9

прошлое тоже меняется, «поэтому история постоянно интерпретируется по-новому» (Shafer et al. 1974: 37). Однако это,

, не умаляет ценности исторического исследования, а лишь отдает должное глубокой

случайности, присущей предмету исторического исследования.

Во-вторых, идея факта часто связана с идеей достоверности. Однако в исторических исследованиях

содержание источников не может трактоваться как абсолютная истина или достоверное доказательство; скорее, «суждение

представляет собой одну из различных степеней вероятности — вероятно, верное, вероятно, точное, вероятно, ложное, вероятно,

неточное» (Shafer et al.1974: 41). Например, в своем письме к Руди Дучке Ульрике Майнхоф (1968)

описывает свою совместную жизнь с разведенным мужем Клаусом Рёлем как находящуюся под влиянием определенных

авторитарных структур. Впоследствии она связывает необходимость поддержки женского крыла

студенческого движения с необходимостью обсуждения «производственных отношений» в сфере внутренней

частной жизни. Таким образом, можно задаться вопросом, в какой степени бывший муж Майнхоф повлиял на ее отношение к женскому делу.Другими словами, указывают ли ее заявления на то, что ее отношение к

женскому движению основывается на личном опыте, а не на приверженности более

идеологическим причинам? Когда мы сталкиваемся со свидетельством или отчетом какого-либо лица, мы никогда не можем

быть окончательно уверены, что это лицо дает нам полностью точную информацию, будь то из-за намерения

скрыть информацию или преувеличить, будь то из-за ошибочного наблюдения (Shafer et al.1974:

40), или потому, что свидетель становится «заложником своих собственных восприятий» (Milligan 1979: 190).

Выводы из паттернов, идентифицированных во всем теле

Традиционно исторические исследования были против широких обобщений и довольно сопротивлялись грандиозным

теориям социальных изменений (Howell and Prevenier 2001: 127; Dray 1957: 80). Это нежелание, с одной стороны,

коренится в историцистском воззрении XIX в., которое указывало на фундаментальную уникальность

каждого исторического события, ситуации или объекта и, следовательно, на необходимость интерпретировать каждое из них по своему

. собственные заслуги (Seiffert 2006: 66).С другой стороны, она отражает некоторые основные положения относительно того, в какой

степени мы можем достичь исторического знания, которые представлены в мыслях авторов

, введенных в начале этой главы. В этой традиции мысли модели общего права в том виде, в каком они были

выдвинуты естественными науками и оттуда адаптированы социальными науками, не способны объяснить исторические ситуации, созданные уникальными контекстами, в которых совершается человеческая деятельность. место.Таким образом, попытка объяснить исторические ситуации посредством их подчинения покровительственному закону не принимает во внимание умонастроения и эмоциональные оговорки, которые могут формировать фрагменты прошлого. Ясно, что

ссылаясь на концепцию Коллингвуда понимания человеческих действий в истории, Уильям Дрей

предполагает, что «[историк] должен возродить, воспроизвести, переосмыслить, заново пережить надежды, страхи, планы,

желания, взгляды, намерения […] тех, кого он стремится понять.Объяснять действие с точки зрения охвата

закона означало бы в лучшем случае достичь внешнего вида понимания» (Dray 1957: 119). Сам Коллингвуд

указывал на тщетность поиска обобщений в истории, поскольку высшей формой

исторического знания является «различение мысли, являющейся внутренней стороной события»

(Collingwood 1993: 222) и таким образом, «для обобщения не остается ничего ценного» (Collingwood 1993:

223).

Социально-научный взгляд на исторические методы обычно видит свои преимущества в

определении сложности внутри случая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.