Политическая свобода это: Политическая свобода — это… Что такое Политическая свобода?

Содержание

Политическая свобода - это... Что такое Политическая свобода?

Статуя Свободы в США — один из самых знаменитых «символов свободы и демократии»

Политическая свобода — естественное, неотчуждаемое от человека и социальных общностей качество, выражающееся в отсутствии вмешательства в суверенитет человека на взаимодействие с политической системой при помощи принуждения или агрессии. Политические права и свободы принципиально отличаются от личных, социальных, экономических и других прав и свобод тем, что, как правило, тесно связаны с принадлежностью к гражданству данного государства.

Политические свободы являются одной из групп основных конституционных прав и свобод граждан, так как определяют их участие в общественной и политической жизни страны. Обычно они закрепляются в конституции, других законах и правовых нормах стран.

Классификация

К политическим правам, как правило, причисляются следующие права и свободы (в алфавитном порядке):

Данный список не является полным и исчерпывающим. [1]

Обзор

Хотя политические свободы обычно закрепляются в нормативно-правовых актах высшей юридической силы государства, между провозглашением прав и свобод и их осознанной реализацией может быть «дистанция огромного размера».

Сам человек должен быть готов к сознательному осуществлению этих прав и свобод. Поэтому важную роль играет политическая культура человека, то есть умение делать политический выбор, находить компромисс, достигать консенсуса, понимать возможность и правомерность осознанных действий в каждой конкретной ситуации.

В правовом обществе, в отличие от тоталитарного, может существовать только правовая свобода. Однако, свобода, не подкреплённая законом и практикой реализации, может обернуться в свою противоположность — произвол, тиранию, насилие.

В определении политической свободы выделяют два аспекта. Первый — негативный — свобода от принуждения и давления государства по отношению к человеку, второй — позитивный — цель предоставления свободы (для чего? к чему?). В последнем смысле политическая свобода представляется как возможность раскрытия потенциала личности во взаимоотношениях между индивидом, слоями общества и государством.

История

Первые рассуждения о политических свободах мы находим в «Политике» Аристотеля, где он рассуждает о противоречиях между категорией «свобода» и демократической формой правления.

Первое частичное отражение в законодательстве политические свободы находят (хотя и без использования данного термина) в английской Великой хартии вольностей в 1215 году.

В дальнейшем важными вехами на пути оформления данного понятия и его классификации были английский Билль о правах, принятый в 1689 году, французская «Декларация прав человека и гражданина» 1789 года и американский Билль о правах 1791 года.

В XIX веке и в начале XX века положение с политическими свободами в различных государствах складывается по-разному. Первоначальный либеральный набор гражданских и политических прав (свобода и равноправие, избирательное право и др. ) всё ещё, в современном понимании, весьма ограничены (имущественные избирательные цензы, политические запреты, неравноправие мужчин и женщин, расовые ограничения и т. п.).

Только после Второй мировой войны произошел качественный скачок в развитии института прав человека и гражданина, ведущую роль в развитии которого приобретает международное право. 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН принимается «Всеобщая декларация прав человека». В 1950 году в Европе подписывается Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод создающая реально действующий механизм защиты декларируемых прав — Европейский суд по правам человека. В 1966 году под эгидой ООН принимается «Международный пакт о гражданских и политических правах» и «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах». Эти и последующие документы утвердили международный стандарт прав человека и гражданина и гарантии обеспечения указанных прав с целью инкорпорации (отражения) в конституционном строе государств-участников.

Различие в трактовках

Отмечается существенное различие в понимании «истинных» политических свобод разными философскими школами и политическими течениями.

Левые причисляют к таковым свободу от нищеты, голода, неизлечимых болезней и т. д., однако право-либеральные политики, в частности Фридрих Август фон Хайек и Милтон Фридман, возражают против такого злоупотребления понятием

[2][3][4]. Анархисты имеют на это свой взгляд, называя поддержанную капиталистами свободу «эгоистичной».[5].

Некоторые люди рассматривают политические свободы как синоним демократии, хотя другие находят существенные различия между этими двумя концепциями.

Экологи утверждают, что политические свободы должны включать ограничения по использованию экосистем.

Существует множество философских дискуссий о природе политической свободы, различными типами свобод и степенью, в которой свобода желательна. Например, детерминисты утверждают, что все действия человека предопределены заранее и, следовательно, свобода является иллюзией, а Исайя Берлин выделял различия между негативной и позитивной сторонами политической свободы.

К настоящему времени дискуссии продолжаются, и значение термина, его природы и составляющих непрерывно уточняется.

Политические свободы в России

Одной из основ конституционного строя в Российской Федерации является закреплённое в Конституции

[6] признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. За государством закрепляется обязанность — признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Именно в Конституции России закрепляется множество политических прав и свобод человека: право на участие в управлении государственными и общественными делами, на равный доступ к государственным и общественным должностям; право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; свобода деятельности общественных объединений гарантируется; право на участие в мирных собраниях, митингах, демонстрациях, уличных шествиях и пикетированиях; гарантия свободы совести, свободы вероисповедания и т. д.

См. также

Ссылки

Примечания

Политическая свобода - это.

.. Что такое Политическая свобода?
Статуя Свободы в США — один из самых знаменитых «символов свободы и демократии»

Политическая свобода — естественное, неотчуждаемое от человека и социальных общностей качество, выражающееся в отсутствии вмешательства в суверенитет человека на взаимодействие с политической системой при помощи принуждения или агрессии. Политические права и свободы принципиально отличаются от личных, социальных, экономических и других прав и свобод тем, что, как правило, тесно связаны с принадлежностью к гражданству данного государства.

Политические свободы являются одной из групп основных конституционных прав и свобод граждан, так как определяют их участие в общественной и политической жизни страны. Обычно они закрепляются в конституции, других законах и правовых нормах стран.

Классификация

К политическим правам, как правило, причисляются следующие права и свободы (в алфавитном порядке):

Данный список не является полным и исчерпывающим. [1]

Обзор

Хотя политические свободы обычно закрепляются в нормативно-правовых актах высшей юридической силы государства, между провозглашением прав и свобод и их осознанной реализацией может быть «дистанция огромного размера».

Сам человек должен быть готов к сознательному осуществлению этих прав и свобод. Поэтому важную роль играет политическая культура человека, то есть умение делать политический выбор, находить компромисс, достигать консенсуса, понимать возможность и правомерность осознанных действий в каждой конкретной ситуации.

В правовом обществе, в отличие от тоталитарного, может существовать только правовая свобода. Однако, свобода, не подкреплённая законом и практикой реализации, может обернуться в свою противоположность — произвол, тиранию, насилие.

В определении политической свободы выделяют два аспекта. Первый — негативный — свобода от принуждения и давления государства по отношению к человеку, второй — позитивный — цель предоставления свободы (для чего? к чему?). В последнем смысле политическая свобода представляется как возможность раскрытия потенциала личности во взаимоотношениях между индивидом, слоями общества и государством.

История

Первые рассуждения о политических свободах мы находим в «Политике» Аристотеля, где он рассуждает о противоречиях между категорией «свобода» и демократической формой правления.

Первое частичное отражение в законодательстве политические свободы находят (хотя и без использования данного термина) в английской Великой хартии вольностей в 1215 году.

В дальнейшем важными вехами на пути оформления данного понятия и его классификации были английский Билль о правах, принятый в 1689 году, французская «Декларация прав человека и гражданина» 1789 года и американский Билль о правах 1791 года.

В XIX веке и в начале XX века положение с политическими свободами в различных государствах складывается по-разному. Первоначальный либеральный набор гражданских и политических прав (свобода и равноправие, избирательное право и др. ) всё ещё, в современном понимании, весьма ограничены (имущественные избирательные цензы, политические запреты, неравноправие мужчин и женщин, расовые ограничения и т. п.).

Только после Второй мировой войны произошел качественный скачок в развитии института прав человека и гражданина, ведущую роль в развитии которого приобретает международное право. 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН принимается «Всеобщая декларация прав человека». В 1950 году в Европе подписывается Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод создающая реально действующий механизм защиты декларируемых прав — Европейский суд по правам человека. В 1966 году под эгидой ООН принимается «Международный пакт о гражданских и политических правах» и «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах». Эти и последующие документы утвердили международный стандарт прав человека и гражданина и гарантии обеспечения указанных прав с целью инкорпорации (отражения) в конституционном строе государств-участников.

Различие в трактовках

Отмечается существенное различие в понимании «истинных» политических свобод разными философскими школами и политическими течениями.

Левые причисляют к таковым свободу от нищеты, голода, неизлечимых болезней и т. д., однако право-либеральные политики, в частности Фридрих Август фон Хайек и Милтон Фридман, возражают против такого злоупотребления понятием [2][3][4]. Анархисты имеют на это свой взгляд, называя поддержанную капиталистами свободу «эгоистичной».

[5].

Некоторые люди рассматривают политические свободы как синоним демократии, хотя другие находят существенные различия между этими двумя концепциями.

Экологи утверждают, что политические свободы должны включать ограничения по использованию экосистем.

Существует множество философских дискуссий о природе политической свободы, различными типами свобод и степенью, в которой свобода желательна. Например, детерминисты утверждают, что все действия человека предопределены заранее и, следовательно, свобода является иллюзией, а Исайя Берлин выделял различия между негативной и позитивной сторонами политической свободы.

К настоящему времени дискуссии продолжаются, и значение термина, его природы и составляющих непрерывно уточняется.

Политические свободы в России

Одной из основ конституционного строя в Российской Федерации является закреплённое в Конституции[6] признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. За государством закрепляется обязанность — признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Именно в Конституции России закрепляется множество политических прав и свобод человека: право на участие в управлении государственными и общественными делами, на равный доступ к государственным и общественным должностям; право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; свобода деятельности общественных объединений гарантируется; право на участие в мирных собраниях, митингах, демонстрациях, уличных шествиях и пикетированиях; гарантия свободы совести, свободы вероисповедания и т. д.

См. также

Ссылки

Примечания

Политическая свобода - это.

.. Что такое Политическая свобода?
Статуя Свободы в США — один из самых знаменитых «символов свободы и демократии»

Политическая свобода — естественное, неотчуждаемое от человека и социальных общностей качество, выражающееся в отсутствии вмешательства в суверенитет человека на взаимодействие с политической системой при помощи принуждения или агрессии. Политические права и свободы принципиально отличаются от личных, социальных, экономических и других прав и свобод тем, что, как правило, тесно связаны с принадлежностью к гражданству данного государства.

Политические свободы являются одной из групп основных конституционных прав и свобод граждан, так как определяют их участие в общественной и политической жизни страны. Обычно они закрепляются в конституции, других законах и правовых нормах стран.

Классификация

К политическим правам, как правило, причисляются следующие права и свободы (в алфавитном порядке):

Данный список не является полным и исчерпывающим. [1]

Обзор

Хотя политические свободы обычно закрепляются в нормативно-правовых актах высшей юридической силы государства, между провозглашением прав и свобод и их осознанной реализацией может быть «дистанция огромного размера».

Сам человек должен быть готов к сознательному осуществлению этих прав и свобод. Поэтому важную роль играет политическая культура человека, то есть умение делать политический выбор, находить компромисс, достигать консенсуса, понимать возможность и правомерность осознанных действий в каждой конкретной ситуации.

В правовом обществе, в отличие от тоталитарного, может существовать только правовая свобода. Однако, свобода, не подкреплённая законом и практикой реализации, может обернуться в свою противоположность — произвол, тиранию, насилие.

В определении политической свободы выделяют два аспекта. Первый — негативный — свобода от принуждения и давления государства по отношению к человеку, второй — позитивный — цель предоставления свободы (для чего? к чему?). В последнем смысле политическая свобода представляется как возможность раскрытия потенциала личности во взаимоотношениях между индивидом, слоями общества и государством.

История

Первые рассуждения о политических свободах мы находим в «Политике» Аристотеля, где он рассуждает о противоречиях между категорией «свобода» и демократической формой правления.

Первое частичное отражение в законодательстве политические свободы находят (хотя и без использования данного термина) в английской Великой хартии вольностей в 1215 году.

В дальнейшем важными вехами на пути оформления данного понятия и его классификации были английский Билль о правах, принятый в 1689 году, французская «Декларация прав человека и гражданина» 1789 года и американский Билль о правах 1791 года.

В XIX веке и в начале XX века положение с политическими свободами в различных государствах складывается по-разному. Первоначальный либеральный набор гражданских и политических прав (свобода и равноправие, избирательное право и др. ) всё ещё, в современном понимании, весьма ограничены (имущественные избирательные цензы, политические запреты, неравноправие мужчин и женщин, расовые ограничения и т. п.).

Только после Второй мировой войны произошел качественный скачок в развитии института прав человека и гражданина, ведущую роль в развитии которого приобретает международное право. 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН принимается «Всеобщая декларация прав человека». В 1950 году в Европе подписывается Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод создающая реально действующий механизм защиты декларируемых прав — Европейский суд по правам человека. В 1966 году под эгидой ООН принимается «Международный пакт о гражданских и политических правах» и «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах». Эти и последующие документы утвердили международный стандарт прав человека и гражданина и гарантии обеспечения указанных прав с целью инкорпорации (отражения) в конституционном строе государств-участников.

Различие в трактовках

Отмечается существенное различие в понимании «истинных» политических свобод разными философскими школами и политическими течениями.

Левые причисляют к таковым свободу от нищеты, голода, неизлечимых болезней и т. д., однако право-либеральные политики, в частности Фридрих Август фон Хайек и Милтон Фридман, возражают против такого злоупотребления понятием [2][3][4]. Анархисты имеют на это свой взгляд, называя поддержанную капиталистами свободу «эгоистичной».[5].

Некоторые люди рассматривают политические свободы как синоним демократии, хотя другие находят существенные различия между этими двумя концепциями.

Экологи утверждают, что политические свободы должны включать ограничения по использованию экосистем.

Существует множество философских дискуссий о природе политической свободы, различными типами свобод и степенью, в которой свобода желательна. Например, детерминисты утверждают, что все действия человека предопределены заранее и, следовательно, свобода является иллюзией, а Исайя Берлин выделял различия между негативной и позитивной сторонами политической свободы.

К настоящему времени дискуссии продолжаются, и значение термина, его природы и составляющих непрерывно уточняется.

Политические свободы в России

Одной из основ конституционного строя в Российской Федерации является закреплённое в Конституции[6] признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. За государством закрепляется обязанность — признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Именно в Конституции России закрепляется множество политических прав и свобод человека: право на участие в управлении государственными и общественными делами, на равный доступ к государственным и общественным должностям; право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; свобода деятельности общественных объединений гарантируется; право на участие в мирных собраниях, митингах, демонстрациях, уличных шествиях и пикетированиях; гарантия свободы совести, свободы вероисповедания и т. д.

См. также

Ссылки

Примечания

Политическая свобода - это.

.. Что такое Политическая свобода?
Статуя Свободы в США — один из самых знаменитых «символов свободы и демократии»

Политическая свобода — естественное, неотчуждаемое от человека и социальных общностей качество, выражающееся в отсутствии вмешательства в суверенитет человека на взаимодействие с политической системой при помощи принуждения или агрессии. Политические права и свободы принципиально отличаются от личных, социальных, экономических и других прав и свобод тем, что, как правило, тесно связаны с принадлежностью к гражданству данного государства.

Политические свободы являются одной из групп основных конституционных прав и свобод граждан, так как определяют их участие в общественной и политической жизни страны. Обычно они закрепляются в конституции, других законах и правовых нормах стран.

Классификация

К политическим правам, как правило, причисляются следующие права и свободы (в алфавитном порядке):

Данный список не является полным и исчерпывающим. [1]

Обзор

Хотя политические свободы обычно закрепляются в нормативно-правовых актах высшей юридической силы государства, между провозглашением прав и свобод и их осознанной реализацией может быть «дистанция огромного размера».

Сам человек должен быть готов к сознательному осуществлению этих прав и свобод. Поэтому важную роль играет политическая культура человека, то есть умение делать политический выбор, находить компромисс, достигать консенсуса, понимать возможность и правомерность осознанных действий в каждой конкретной ситуации.

В правовом обществе, в отличие от тоталитарного, может существовать только правовая свобода. Однако, свобода, не подкреплённая законом и практикой реализации, может обернуться в свою противоположность — произвол, тиранию, насилие.

В определении политической свободы выделяют два аспекта. Первый — негативный — свобода от принуждения и давления государства по отношению к человеку, второй — позитивный — цель предоставления свободы (для чего? к чему?). В последнем смысле политическая свобода представляется как возможность раскрытия потенциала личности во взаимоотношениях между индивидом, слоями общества и государством.

История

Первые рассуждения о политических свободах мы находим в «Политике» Аристотеля, где он рассуждает о противоречиях между категорией «свобода» и демократической формой правления.

Первое частичное отражение в законодательстве политические свободы находят (хотя и без использования данного термина) в английской Великой хартии вольностей в 1215 году.

В дальнейшем важными вехами на пути оформления данного понятия и его классификации были английский Билль о правах, принятый в 1689 году, французская «Декларация прав человека и гражданина» 1789 года и американский Билль о правах 1791 года.

В XIX веке и в начале XX века положение с политическими свободами в различных государствах складывается по-разному. Первоначальный либеральный набор гражданских и политических прав (свобода и равноправие, избирательное право и др. ) всё ещё, в современном понимании, весьма ограничены (имущественные избирательные цензы, политические запреты, неравноправие мужчин и женщин, расовые ограничения и т. п.).

Только после Второй мировой войны произошел качественный скачок в развитии института прав человека и гражданина, ведущую роль в развитии которого приобретает международное право. 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН принимается «Всеобщая декларация прав человека». В 1950 году в Европе подписывается Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод создающая реально действующий механизм защиты декларируемых прав — Европейский суд по правам человека. В 1966 году под эгидой ООН принимается «Международный пакт о гражданских и политических правах» и «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах». Эти и последующие документы утвердили международный стандарт прав человека и гражданина и гарантии обеспечения указанных прав с целью инкорпорации (отражения) в конституционном строе государств-участников.

Различие в трактовках

Отмечается существенное различие в понимании «истинных» политических свобод разными философскими школами и политическими течениями.

Левые причисляют к таковым свободу от нищеты, голода, неизлечимых болезней и т. д., однако право-либеральные политики, в частности Фридрих Август фон Хайек и Милтон Фридман, возражают против такого злоупотребления понятием [2][3][4]. Анархисты имеют на это свой взгляд, называя поддержанную капиталистами свободу «эгоистичной».[5].

Некоторые люди рассматривают политические свободы как синоним демократии, хотя другие находят существенные различия между этими двумя концепциями.

Экологи утверждают, что политические свободы должны включать ограничения по использованию экосистем.

Существует множество философских дискуссий о природе политической свободы, различными типами свобод и степенью, в которой свобода желательна. Например, детерминисты утверждают, что все действия человека предопределены заранее и, следовательно, свобода является иллюзией, а Исайя Берлин выделял различия между негативной и позитивной сторонами политической свободы.

К настоящему времени дискуссии продолжаются, и значение термина, его природы и составляющих непрерывно уточняется.

Политические свободы в России

Одной из основ конституционного строя в Российской Федерации является закреплённое в Конституции[6] признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. За государством закрепляется обязанность — признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Именно в Конституции России закрепляется множество политических прав и свобод человека: право на участие в управлении государственными и общественными делами, на равный доступ к государственным и общественным должностям; право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; свобода деятельности общественных объединений гарантируется; право на участие в мирных собраниях, митингах, демонстрациях, уличных шествиях и пикетированиях; гарантия свободы совести, свободы вероисповедания и т. д.

См. также

Ссылки

Примечания

Политическая свобода - это.

.. Что такое Политическая свобода?
Статуя Свободы в США — один из самых знаменитых «символов свободы и демократии»

Политическая свобода — естественное, неотчуждаемое от человека и социальных общностей качество, выражающееся в отсутствии вмешательства в суверенитет человека на взаимодействие с политической системой при помощи принуждения или агрессии. Политические права и свободы принципиально отличаются от личных, социальных, экономических и других прав и свобод тем, что, как правило, тесно связаны с принадлежностью к гражданству данного государства.

Политические свободы являются одной из групп основных конституционных прав и свобод граждан, так как определяют их участие в общественной и политической жизни страны. Обычно они закрепляются в конституции, других законах и правовых нормах стран.

Классификация

К политическим правам, как правило, причисляются следующие права и свободы (в алфавитном порядке):

Данный список не является полным и исчерпывающим. [1]

Обзор

Хотя политические свободы обычно закрепляются в нормативно-правовых актах высшей юридической силы государства, между провозглашением прав и свобод и их осознанной реализацией может быть «дистанция огромного размера».

Сам человек должен быть готов к сознательному осуществлению этих прав и свобод. Поэтому важную роль играет политическая культура человека, то есть умение делать политический выбор, находить компромисс, достигать консенсуса, понимать возможность и правомерность осознанных действий в каждой конкретной ситуации.

В правовом обществе, в отличие от тоталитарного, может существовать только правовая свобода. Однако, свобода, не подкреплённая законом и практикой реализации, может обернуться в свою противоположность — произвол, тиранию, насилие.

В определении политической свободы выделяют два аспекта. Первый — негативный — свобода от принуждения и давления государства по отношению к человеку, второй — позитивный — цель предоставления свободы (для чего? к чему?). В последнем смысле политическая свобода представляется как возможность раскрытия потенциала личности во взаимоотношениях между индивидом, слоями общества и государством.

История

Первые рассуждения о политических свободах мы находим в «Политике» Аристотеля, где он рассуждает о противоречиях между категорией «свобода» и демократической формой правления.

Первое частичное отражение в законодательстве политические свободы находят (хотя и без использования данного термина) в английской Великой хартии вольностей в 1215 году.

В дальнейшем важными вехами на пути оформления данного понятия и его классификации были английский Билль о правах, принятый в 1689 году, французская «Декларация прав человека и гражданина» 1789 года и американский Билль о правах 1791 года.

В XIX веке и в начале XX века положение с политическими свободами в различных государствах складывается по-разному. Первоначальный либеральный набор гражданских и политических прав (свобода и равноправие, избирательное право и др. ) всё ещё, в современном понимании, весьма ограничены (имущественные избирательные цензы, политические запреты, неравноправие мужчин и женщин, расовые ограничения и т. п.).

Только после Второй мировой войны произошел качественный скачок в развитии института прав человека и гражданина, ведущую роль в развитии которого приобретает международное право. 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН принимается «Всеобщая декларация прав человека». В 1950 году в Европе подписывается Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод создающая реально действующий механизм защиты декларируемых прав — Европейский суд по правам человека. В 1966 году под эгидой ООН принимается «Международный пакт о гражданских и политических правах» и «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах». Эти и последующие документы утвердили международный стандарт прав человека и гражданина и гарантии обеспечения указанных прав с целью инкорпорации (отражения) в конституционном строе государств-участников.

Различие в трактовках

Отмечается существенное различие в понимании «истинных» политических свобод разными философскими школами и политическими течениями.

Левые причисляют к таковым свободу от нищеты, голода, неизлечимых болезней и т. д., однако право-либеральные политики, в частности Фридрих Август фон Хайек и Милтон Фридман, возражают против такого злоупотребления понятием [2][3][4]. Анархисты имеют на это свой взгляд, называя поддержанную капиталистами свободу «эгоистичной».[5].

Некоторые люди рассматривают политические свободы как синоним демократии, хотя другие находят существенные различия между этими двумя концепциями.

Экологи утверждают, что политические свободы должны включать ограничения по использованию экосистем.

Существует множество философских дискуссий о природе политической свободы, различными типами свобод и степенью, в которой свобода желательна. Например, детерминисты утверждают, что все действия человека предопределены заранее и, следовательно, свобода является иллюзией, а Исайя Берлин выделял различия между негативной и позитивной сторонами политической свободы.

К настоящему времени дискуссии продолжаются, и значение термина, его природы и составляющих непрерывно уточняется.

Политические свободы в России

Одной из основ конституционного строя в Российской Федерации является закреплённое в Конституции[6] признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. За государством закрепляется обязанность — признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Именно в Конституции России закрепляется множество политических прав и свобод человека: право на участие в управлении государственными и общественными делами, на равный доступ к государственным и общественным должностям; право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; свобода деятельности общественных объединений гарантируется; право на участие в мирных собраниях, митингах, демонстрациях, уличных шествиях и пикетированиях; гарантия свободы совести, свободы вероисповедания и т. д.

См. также

Ссылки

Примечания

Свобода политическая - это.

.. Что такое Свобода политическая?
Свобода политическая
Свобода политическая
естественное, неотчуждаемое от человека, социальных общностей людей качество, позволяющее им выражать свои мысли и действия в соответствии с правовыми нормами, интересами направленности на стабилизацию, по­рядок в политико-властных отношениях государст­ва и общества. Политические свободы закрепляются в конституции, других законах и правовых нормах. В Конституции России одной из основ конституционного строя является признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В ней за­крепляется множество политических прав и свобод человека: право на участие в управлении государственными и общественными делами, на равный доступ к государственным и общественным должностям; право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; свобода деятельности общественных объединений гарантируется; право на участие в мирных собраниях, митингах, демонстрациях, уличных шествиях и пикетированиях; гарантия свободы совести, свободы вероисповедания и т. д. Конституционное закрепление политических прав и свобод — важная предпосылка, условие сво­бодной политической деятельности человека, соци­альных общностей людей. Но это лишь одна, хотя и важная сторона деятельности человеческих субъек­тов. Ведь между провозглашением прав и свобод и их осознанной реализацией может быть «дистанция огромного размера». Человек должен быть готов к осуществлению этих прав и свобод, он обязан быть политически культурным. Поэтому следует отметить необходимость формирования у человека культуры свободы, то есть культуры политического выбора, культуры компромисса, консенсуса, понимания возможности и правомерности конкретно-осознанных действий в данной ситуации. Свобода политическая является содержанием политических прав и свобод, признанных государственной властью и закрепленных в правовых нормах. В правовом обществе может существовать только правовая свобода. Не обеспеченная правом, не гарантированная законом свобода может обернуться своей противоположностью. Свобода без права – это произвол, тирания, насилие. Исторический процесс освобождения людей от различных форм угнетения – это и прогресс правовых форм существования этой свободы.

Выделяют два аспекта в определении политической свободы. Негативный – свобода от принуждения, давления, вмешательства государства в личную жизнь человека. Позитивный – свобода для чего? Свобода к чему? В этом смысле свобода политическая предстает как сфера реализации человеческих потенций раскрытия творческого потенциала личности во взаимоотношениях между индивидами, социальными общностями и государством. Свобода политическая – это возможность самообновления, самопреобразования общества. Это отрицание целесообразности прошлых форм политической жизни, государственных институтов, идеологии во имя общегуманистических целей, осуществляемое в соответствии с внутренним самоопределением личности.

Политология. Словарь. — М: РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

Политология. Словарь. — РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

  • Сакрализация
  • Секуляризация

Смотреть что такое "Свобода политическая" в других словарях:

  • Свобода политическая — один из элементов правового статуса гражданина, выражающийся в закреплении вида и меры возможного поведения в сфере политической жизни общества, участия в государственных делах. К числу политических свобод, например, относятся свобода слова,… …   Теория государства и права в схемах и определениях

  • Свобода политическая — этим термином обозначаются два довольно разнородных понятия. Во 1 х, С. политическая есть независимость народа, племени или государства от чуждой власти. Борьба древних греческих государств между собой была борьбой за захват власти для одних и за …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Свобода (политическая партия) — Партия гражданских прав за расширение свободы и демократии Свобода Bürgerrechtspartei für mehr Freiheit und Demokratie – Die Freiheit Сайт: http://www. diefreiheit.org/ Партия гражданских прав за расширение свободы и демократии  Свобода,… …   Википедия

  • Свобода (значения) — Свобода: Свобода  как философский термин Свобода  богиня Свобода  имя. Персоналии: Свобода Кончаковна (в крещении Настасья)  дочь половецкого хана Кончака, жена Владимира Игоревича с 1185 года Свобода  фамилия. Персоналии …   Википедия

  • Свобода слова совести собраний личности (гражданская) (дополнение к статье) — была обещана манифестом 17 октября 1905 г. На обязанность правительства возлагаем Мы говорилось в нем, выполнение непреклонной нашей воли: даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Свобода слова, совести, собраний, личности — (гражданская) (дополнение к статье) была обещана манифестом 17 октября 1905 г. На обязанность правительства возлагаем Мы говорилось в нем, выполнение непреклонной нашей воли: даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах… …   Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Политическая свобода — Свобода   Базовые понятия Свобода воли Позитивная свобода Негативная свобода Права человека Насилие · …   Википедия

  • Свобода —   Базовые понятия Свобода воли Позитивная свобода Негативная свобода Права человека Насилие …   Википедия

  • Свобода вероисповедания — Свобода   Базовые понятия Свобода воли Позитивная свобода Негативная свобода Права человека Насилие · …   Википедия

  • Свобода ассоциаций — Свобода   Базовые понятия Свобода воли Позитивная свобода Негативная свобода Права человека Насилие · …   Википедия


Политическая свобода выбора: права и ограничения

Byadmin

Политическая свобода выбора: права и ограничения

Денисенко Анна Сергеевна,

студентка 5 курса отделения славянской и западноевропейской филологии факультета лингвистики и словесности ПИ ЮФУ (г. Ростов-на-Дону, Россия)

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА ВЫБОРА:

ПРАВА И ИХ ОГРАНИЧЕНИЯ

Опыт учит тому, что свобода особенно нуждается
в защите, когда правительство устремляется
к благотворным целям. Для людей, свободных от
рождения, естественна бдительность к покушениям
на их свободы со стороны злонамеренных правителей.
Но для свободы опаснее скрытые посягательства
со стороны людей усердных, благонамеренных,
но лишенных понимания.
Судья Луис Брандис, процесс «Олмстед против
Соединенных Штатов Америки», 277 U.S. 479 (1928)

 

Свободу часто понимают статически, между тем как понимать ее нужно динамически. Существует судьба свободы в мире, экзистенциальная диалектика свободы в мире. Свобода может переходить в свою противоположность. Рабство может быть порождением ложно направленной свободы. Наиболее общее определение свободы, обнимающее все частные определения, заключается в том, что свобода есть определение человека не извне, а изнутри, из духа. Духовное начало в человеке есть истинная свобода, а отрицание духа, додуманное до конца, – неизбежно есть отрицание свободы.

Определение свободы как выбора есть еще формальное определение свободы. Это лишь один из моментов свободы. Настоящая свобода обнаруживается не тогда, когда человек должен выбирать, а тогда, когда он сделал выбор. Свобода как выбор и свобода как творческий акт есть основное различие свобод. Через свободу человек может творить совершенно новую жизнь, новую жизнь общества и мира.

Политическая свобода — естественное, неотчуждаемое от человека и социальных общностей качество, выражающееся в отсутствии вмешательства в суверенитет человека при помощи принуждения или агрессии.

В определении политической свободы выделяют два аспекта. Первый — негативный — свобода от принуждения и давления государства по отношению к человеку, и второй — позитивный — цель предоставления свободы (для чего? к чему?). В последнем смысле, политическая свобода представляется как возможность раскрытия потенциала личности во взаимоотношениях между индивидом, слоями общества и государством.

Исследованию проблемы свободы была посвящена практически вся история человеческой мысли. Рассмотрение свободы в политическом аспекте начинается еще в античности в связи с вопросами управления полиса гражданином. Идеал свободы античной демократии — разделении власти между всеми гражданами. Человек тем свободнее, чем больше времени он уделяет вопросам управления страной. Сущностью свободы — подчинение закону, а не господину.

С точки зрения христианской концепции, свобода человека тождественна равенству, а выдвинутый постулат гласит о «конечности» и ограниченности любой земной власти. «Можно сказать, что существование Бога есть Хартия вольностей человека, есть внутреннее его оправдание в борьбе с природой и обществом за свободу» отметил Н.Бердяев.

Мыслители эпохи Возрождения и Реформации обращают внимание на индивидуальные аспекты свободы индивида, выдвигая на первый план человека, а затем уже Бога. Подчеркивается особая важность человеческой деятельности, равенство всех людей. Гарантии равенства, справедливости, а также свободы личности виделись в издании и соблюдении законов, «согласующихся с естеством человека».

Начиная с Нового времени, свобода становится одной из главных идей и ценностей общества. Сущность политической свободы рассматривается в русле договорных и естественно-правовых концепций.

В своих работах Т. Гоббс и Дж. Локк акцентируют внимание на проблеме «отчуждения» абсолютной свободы человека, которой он обладает в естественном состоянии, в пользу верховной власти в результате общественного договора. Естественное право Гоббс связывает с понятием абсолютной свободы, которая «есть свобода всякого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения своей собственной природы, т.е. собственной жизни и, следовательно, свобода делать все то, что, по его суждению и разумению, является наиболее подходящим для этого средством». Естественные права означают в таком случае абсолютную свободу каждого индивида делать все, что необходимо ему, невзирая ни на кого другого. В трудах Гоббса концепт «Свобода» вступает в отношения с концептом «Война»: свобода как абсолютный принцип естественного состояния сама же себя отрицает в постоянной «войне всех против всех», требуя своего ограничения в интересах мира и безопасности как общества, так и самого человека.

В противоположность Гоббсу, Локк делает акцент на «абсолютной свободе акта согласия» большинства, объединяющегося в государство. Происходит ограничение свободы всех свободой большинства. Человек «отчуждает» часть своей свободы государству, а в обмен получает гарантированные гражданские права и свободы. Свобода людей «под властью правительства» заключается в том, чтобы иметь постоянное правило жизни, общее для каждого в этом обществе и установленное законодательной властью, созданной в нем. Это «свобода следовать моему собственному желанию во всех случаях, когда этого не запрещает закон, и не быть зависимым от постоянной, неопределенной, неизвестной самовластной воли другого человека». «Неотчуждаемые права» человека и разделение властей являются «границами» любой политической власти и гарантиями свободы. Локка не случайно называют основоположником либерализма. Многие его идеи легли в основу либеральных концепций свободы.

В эпоху Просвещения. Ш. Монтескье выделял два аспекта политической свободы: в ее отношении к государственному строю и к отдельной личности. При этом необходимо учитывать оба аспекта. Как отмечал Монтескье, может случиться, что и при свободном государственном строе гражданин не будет свободен, или при свободе гражданина строй нельзя будет назвать свободным. Следовательно, разделение и взаимное сдерживание властей являются главным условием для обеспечения политической свободы в ее отношениях к государственному устройству. Лишь при соблюдении этих условий возможен такой «государственный строй, при котором никого не будут понуждать делать то, к чему его не обязывает закон, и не делать того, что закон ему дозволяет».

Принятая в 1789 году во Франции Декларация прав человека и гражданина, что люди рождаются и остаются свободными и равноправными, а общественные различия могут иметь место лишь в случае их полезности для всех. Свобода в ней определялась как «возможность делать все, что не вредит другому». Пользование каждого человека своими правами не должно встречать иных границ кроме тех, которые гарантируют другим членам общества пользование теми же правами. Границы эти могут быть определены только законом.

Эпоха буржуазных революций принесла не только изменения общественного строя, но и революцию в понятиях. Свобода из сферы моральной философии переместилась в область политического.

Б. Констан вскрывает противоположность понятий «свободы древних» и свободы современного человека, отмечая, что идеал свободы современного европейца — это личная независимость, самостоятельность, безопасность, право влиять на управление государством. Античный человек, согласно Констану, считал себя тем более свободным, чем больше времени и сил он посвящал осуществлению своих политических прав. Он подчеркивает, что «политическая свобода есть самое мощное, самое решительное средство совершенствования, ниспосланное нам небесами». Политическая свобода выносит на изучение и рассмотрение граждан их самые заветные интересы, развивает разум, облагораживает мысли, «устанавливает между всеми людьми своего рода интеллектуальное равенство, составляющее славу и могущество народа». Нация возвышается при появлении в ней первого же института, делающего возможным регулярное осуществление политической свободы. Люди из любых классов и профессий, покидая сферу привычных занятий, поднимаются на уровень важных обязанностей, доверенных им конституцией: «здраво делать выбор, энергично сопротивляться, разоблачать хитрости, не бояться угроз, благородно противиться соблазнам».

К XIX веку идея политической свободы становится центральной в идеологии либеральной мысли, поддерживаемой различными общественными группами, но, в основном, выражая интересы класса буржуазии. Однако единства в понимании сущности свободы человека как гражданина, члена государства, ее места и гарантий нет даже внутри самого либерализма. Особо остро это проявилось в вопросах роли частной собственности как основы свободы общества, проблемах взаимоотношения равенства и свободы, сущности и значении государства.

Прежде всего, можно выделить так называемые «позитивные» и «негативные» концепции, различающиеся в понимании сущности свободы, её значения для человека, роли государства и отношения к нему. Сторонники негативного подхода подчёркивают необходимость настороженно относиться к власти других и, прежде всего, государственной власти (И.Бёрлин, Ст. Холмс, Дж. Шкляр и др.). Наиболее важным для них выступает проблема ограничения сферы личной свободы человека, его безопасности от какого бы то ни было вмешательства и принуждения. Для них свобода означает «свободу от…», свободу от насилия, принуждения, жестокости, диктата со стороны государства и других людей.

Позитивная свобода понимается как «свобода для…», «свобода к чему». Но тут же мы сталкиваемся с отсутствием однозначного определения того, что такое позитивная свобода. Индивидуалистическое понимание свободы, как защита личности, неприкосновенность собственности и т.п. разночтений не вызывает. В отличие от вопроса — для чего собственно человеку так необходима свобода. Это, в частности, отражено в различии двух понятий свободы в английском языке, лежащем в основе двух концепций свободы: «liberty» — как ограничение принуждения, освобождение и «freedom» — прежде всего, как свобода выбора. В самом общем виде положительную свободу можно определить как возможность самосовершенствования, саморазвития личности, раскрытие внутреннего потенциала, творческих способностей. С другой стороны, понятия позитивной и негативной свободы связывают с такими категориями, как внутренняя и внешняя свобода.

Так, рассмотрение свободы в качестве фактического и правового положения человека в обществе и государстве предполагает выделение, по крайней мере, трех форм и уровней ее осуществления. На первом уровне свобода проявляется как внутренняя характеристика личности, имманентно присущее человеческой личности свойство, отличающее ее от других живых существ. Это свобода воли, лежащая в основе формирования социальной саморегуляции. С наличием свободы воли связывают юридические качества лица как субъекта права, члена гражданского общества: правоспособность, дееспособность, деликтоспособность.

Второй уровень и, соответственно, следующий аспект свободы как «генетической основы самоуправленческих начал в обществе» характеризует свободу с точки зрения состояния, положения человека в обществе. На этом уровне индивид не только осознает человеческую «самость», становится владельцем своей жизни и собственной человеческой личности, но и противопоставляет себя социальной среде, коллективу, обществу в целом, строит с ними отношения на определенных принципах. Данный аспект свободы характеризуется как освобождение личности от ограничений и насилия (в форме экономического или политического принуждения, национального угнетения, дискриминации и т.д.). Происходит закрепление статуса индивида как гражданина. Это так называемый негативный, «отрицательный» уровень свободы – «свобода от…».

Третий уровень свободы личности как основы самоорганизации населения и взаимоотношений человека, общества и государства отражает свободу как деятельную характеристику личности. Человек выступает не только как самостоятельная, независимая личность, но как деятельный субъект. Свобода предполагает здесь широкие возможности для выбора различных вариантов активного поведения, для преобразующей деятельности личности. Это позитивная свобода, «свобода на…». Она раскрывается через конкретные права и свободы, правовые стимулы.

Таким образом, можно говорить о выражении противоположных подходов по отношению к одному понятию: с развитием политической мысли формируются противоположные характеристики свободы. С одной стороны, утверждается, что свобода приносится «в жертву» государственной власти, полностью отчуждаясь от человека и «обмениваясь» на гарантии безопасности. С другой — подчеркивается, что свобода только и может утвердиться и реализоваться в условиях государства, основанного на законе и разделении властей как средстве контроля за властью, государство же, собственно, и призвано обеспечить защиту свободы, которая не может быть кому-либо отчуждена или передана. Выделяются два аспекта политической свободы: в ее отношении к государственному строю и в ее отношении к отдельной личности. С одной стороны, политическая свобода предстает как «постоянное и деятельное» участие в коллективном осуществлении власти, с другой, — как возможность пользоваться личной независимостью, для чего собственно и провозглашается необходимость представительной формы правления. Говоря другими словами, с одной стороны, человек признается тем более свободным, чем больше времени и сил он посвящает осуществлению своих политических прав, а с другой, — чем больше времени осуществление политических прав оставляет для его частных интересов.

В отличие от личных прав, которые принадлежат каждому человеку, многие политические права и свободы принадлежат только гражданам государства. Но все политические права и свободы, принадлежащие как человеку, так и гражданину, пользуются равной судебной защитой, т.е. гарантируются государством, хотя по содержанию многие из них предполагают критику, инакомыслие, оппозицию правительству и прямые антиправительственные действия (демонстрации, митинги и др.).

Одной из основ конституционного строя в Российской Федерации, является закреплённое в Конституции признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. За государством закрепляется обязанность — признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Именно в Конституции России закрепляется множество политических прав и свобод человека: право на участие в управлении государственными и общественными делами, на равный доступ к государственным и общественным должностям; право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; свобода деятельности общественных объединений гарантируется; право на участие в мирных собраниях, митингах, демонстрациях, уличных шествиях и пикетированиях; гарантия свободы совести, свободы вероисповедания и т. д.

Свобода мысли и слова закрепляется в ст. 29 Конституции РФ в качестве одной из основных конституционных свобод любого человека на территории РФ.

Свобода мысли — это: во-первых, создание такого климата в обществе, который исключает давление на личность, ее сознание, образ жизни; во-вторых, свобода ее выражения; в-третьих, недопустимость использования психотропных средств воздействия на сознание человека.

Свобода слова — это свобода публично, т.е. в присутствии других лиц, излагать свои взгляды на что угодно. Свобода слова может проявляться в обиходном или деловом общении людей, в пропаганде и агитации, т.е. посредством целенаправленного и публичного проповедования своих взглядов, в том числе политических, религиозных и др. Статья 29 Конституции РФ содержит и ограничения свободы слова: не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

В ч.3 ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах указано, что пользование свободой мнений налагает особые обязанности и особую ответственность и, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями. Они касаются прав других лиц, их репутации, а также охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения.

Конституционное закрепление политических прав и свобод — важная предпосылка, условие свободной политической деятельности человека, социальных общностей людей. Но это лишь одна, хотя и важная сторона деятельности человеческих субъектов. Ведь между провозглашением прав и свобод и их осознанной реализацией может быть «дистанция огромного размера». Человек должен быть готов к осуществлению этих прав и свобод, он обязан быть политически культурным. Поэтому следует отметить необходимость формирования у человека культуры свободы, то есть культуры политического выбора.

Свобода политическая является содержанием политических прав и свобод, признанных государственной властью и закрепленных в правовых нормах. В правовом обществе может существовать только правовая свобода. Не обеспеченная правом, не гарантированная законом свобода может обернуться своей противоположностью. Свобода без права — это произвол, тирания, насилие.

Свобода политическая — это возможность самообновления, самопреобразования общества. Это отрицание целесообразности прошлых форм политической жизни, государственных институтов, идеологии во имя общегуманистических целей, осуществляемое в соответствии с внутренним самоопределением личности.

 

Использованная литература:

  1. Басенко Н.А. Свобода политическая // Политология. Краткий энциклопедический словарь. Ростов-на-Дону — Москва, 1997
  2. Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М., 2000
  3. Бердяев Н.А. Царство Духа и царство Кесаря. В: Противоречия свободы. Париж: YMCA-Press, 1949.
  4. Вильямса Б. Конфликт ценностей. В: Идея свободы. Издание А. Райан. Oxford: Oxford Univ. Пресс, 1979.
  5. Дегтярев А.А. Основы политической теории. М., 1998
  6. Фридман М., Фридман Р. Свобода выбирать: Наша позиция / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2007. — 356 с. — (Библиотека Фонда «Либеральная миссия»).
  7. Эктон Д. Очерки становления свободы. Оп.: Лондон, 1992. Пер. Юр. Колкера. Overseas Publications International Ltd, London, 1992.

Интернет-источники:

  1. http://ru.wikipedia.org — Свобода слова в России.
  2. http://state.rin.ru/cgi-bin/main.pl?id=85&r=34 — Политические права и свободы.
  3. http://allstatepravo.ru/mpkp/mkp2/80-kons252.html — Политические права и свободы, закрепленные в Конституции РФ
  4. http://www.33333.ru/teoriya/glossariy/glossariy.php?st=602 – свобода политическая

Есть ли корреляция между политической и экономической свободой? - Азиатский институт дипломатии и международных отношений

Что такое свобода ??

Свобода при капитализме гласит: свобода от применения силы другими. В политическом контексте свобода означает жить в социальной системе, основанной на правах личности, или, на практике, свобода имеет только одно особое значение - свободу от применения силы со стороны других лиц.Под инициацией я подразумеваю тех, кто начинает применять силу для достижения своих личных целей. Только с помощью применения силы можно: запретить человеку говорить, отобрать его имущество или убить. Только в результате применения силы права человека нарушаются.

Давайте начнем с объяснения терминологии, то есть политической свободы и экономической свободы.

Политическая свобода относится к свободе жить в обществе, основанном на правах человека, а в другом контексте - к свободе от применения силы со стороны других мужчин (для достижения своих личных целей).Права человека нарушаются только применением силы. Принимая во внимание, что экономическая свобода относится к способности человека заниматься экономической деятельностью. Существует множество подходов к объяснению экономической свободы, одним из которых является классический либерализм, ориентированный на свободную торговлю, свободный рынок и частную собственность, а в другом контексте экономическая свобода включает свободу от нужды и свободу участвовать в коллективных переговорах.

Когда я читал газету в воскресенье, у меня в голове возник вопрос; Могут ли развивающиеся страны иметь политическую свободу без свободы экономической?

Совет Мизеса внезапно тронул меня.

Свобода, какой ею пользовались в демократических странах западной цивилизации в годы триумфа старого либерализма, не была продуктом конституций, биллей о правах, законов и статутов. Эти документы были направлены только на защиту свободы и свободы, прочно закрепленной в рыночной экономике, от посягательств со стороны должностных лиц . Из Human Action ( стр. 283 научного издания Института Мизеса) .

Согласно заявлению Мизеса, законопроекты о конституционных законах и т. Д. Направлены только на защиту свободы посредством функционирования рыночной экономики. Но возникает вопрос, работает ли эта рыночная экономика в развивающихся странах? Или почему развивающиеся страны, отстающие в соблюдении конституционных законов, провозглашают права человека нации?

На мой взгляд, в развитии отсутствует политическая свобода. Ни одна страна не может достичь политической свободы до тех пор, пока страна не станет экономически свободной. Поскольку экономическая свобода «является основой всей свободы», потому что поправки к конституции любой страны, попытки принять закон будут напрасными, если не будет экономической свободы.

Давайте поговорим о проблемах, возникающих в развивающихся странах, о том, почему они отстают в гонке за развитие или экономический прогресс. Я думаю, что это из-за отсутствия экономической свободы, когда нет экономической свободы, рынки управляются центральным правительством и существуют входные барьеры на рынке, поэтому рынок и экономика не могут процветать.Но как сделать рынки свободными? Единственный момент, который мне бросается в глаза, - это политическая свобода. Когда есть политически свободная среда, люди имеют право выбирать своих лидеров, но из-за фальсификации выборов люди не могут выбирать лидеров по своему выбору. У них нет личных прав. Политические лидеры хотят достичь своих собственных целей и преследовать свои личные цели, поэтому прогресс / развитие страны или нации отстают.

Возьмем пример такой развивающейся страны, как Пакистан.Взять историю Пакистана и связать экономическую свободу с политической свободой. Упоминаются данные / таблица.

С. №

Колония

Эра

Экономическая свобода

Политическая свобода

1

1947-58

Демократия

ü

ü

ПФ

2

1958-69

Диктатура

ü

û

Нет связи

3

1971-77

Демократия

û

ü

ПФ ЭФ

4

1977-88

Диктатура

ü

û

EF

5

1988-99

Демократия

ü

ü

PF + EF

6

1999-08

Диктатура

ü

û

EF

7

2008

Настоящее время

ü

ü

EF ПФ

В приведенной выше таблице показаны эпохи.

1947-58: Эта эпоха была демократической. Есть политическая свобода так же, как и экономическая свобода. Но в ту эпоху было меньше экономического развития.

1958-69: Этой эпохой правил военный генерал Аюб Хан. Поскольку эта эпоха носит военный характер, было введено военное положение и нет политической свободы. Но в ту эпоху экономика процветает.

1971-77: Это демократическая эпоха, которой правит Зульфикар Али Бхутто (председатель Пакистанской народной партии).Как и в эту эпоху, есть политическая свобода, но нет свободы экономической. Экономическое развитие было очень низким.

1977-88: В эту эпоху правил генерал-диктатор Зия уль Хак. Есть экономическая свобода, но не политическая свобода, а больше развития.

1988-99 : Эта эпоха была демократической, когда правили Пакистанская мусульманская лига - Партия Наваз (PML-N) и правительство Пакистанской народной партии; в ту эпоху существовала как политическая, так и экономическая свобода.

1999-08: Этой эпохой правил военный генерал Первез Мушарраф. Политической свободы нет, но есть свобода экономическая.

2008-настоящее время: После этого этой эпохой правят демократические правители PPP и правительства PML-N соответственно. Есть экономическая свобода, а также политическая свобода.

Данные показывают, что в эпоху военной / диктатуры политической свободы нет, но есть экономическая свобода, которая ведет к экономическому развитию.В демократическую эпоху есть как политическая, так и экономическая свобода в зависимости от национальной среды.

А теперь возьмем другой пример - Сингапур, развитую страну. Сингапур - демократическое государство, управляемое одной партией, Партией народного действия (ПНД), с момента обретения независимости в 1965 году. Сингапур - одна из самых процветающих стран мира. В Сингапуре свобода, такая как свобода собраний и свобода слова, ограничена, но ППА охватывает экономическую либерализацию и международную торговлю. В ее экономике преобладают их услуги. Согласно докладу «Мировой индекс экономической свободы» за 2017 год, Сингапур набрал 8,81 балла, заняв второе место в мире по экономической свободе. Экономический рост страны увеличивается благодаря экономической свободе предпринимательской деятельности. Общая предпринимательская среда остается эффективной и прозрачной. Процесс открытия бизнеса прост и не требует минимального капитала. Рынок труда динамичный и хорошо функционирует, поддерживаемый гибкими трудовыми правилами.Политика правительства в отношении жилищных, медицинских и транспортных программ влияет на другие цены через регулирование и государственные предприятия.

Экономика Сингапура растет благодаря свободным рынкам и экономической свободе, что, в свою очередь, помогает стабилизировать политическую свободу в стране. Правительство продолжает владеть сектором, но неуклонно открывает внутренний рынок для иностранных банков.

Приведенные выше два примера наций могут помочь легко понять важность и взаимосвязь между политической свободой и экономической свободой.

Анализ показывает, что экономическая свобода необходима для политической свободы.

Экономическая свобода пропорциональна многим свободам, таким как политическая свобода, социальная свобода. Короче говоря, экономическая свобода охватывает множество аспектов. Также экономическая свобода ведет к социальной свободе. Как я объяснял в своей предыдущей статье Предпринимательство и экономический рост : , предпринимательство способствует экономическому росту, но для предпринимательства необходима политическая свобода, которая может быть достигнута только с помощью экономической свободы.

Возможности роста для бизнес-секторов напрямую зависят от качества управления экономикой. Намерение накопить более высокую прибыль может привести к неравенству в обществе. Для этого должна быть экономическая свобода, а также политическая свобода, чтобы избежать неравенства в обществе.

Развивающимся странам необходимо сосредоточить внимание на своей экономической свободе. Менее развивающиеся страны должны разрабатывать последовательную политику, которая может укрепить свободу на уровне сообществ, а также на уровне страны.Правительство должно активизировать предпринимательскую деятельность, инновации и исследования в целях повышения экономической свободы, а также должно сосредоточить внимание на сильных правах собственности, свободной торговле, верховенстве закона, свободных рынках, чтобы обеспечить стабильность и процветание нации.

В конце делается вывод, что экономическая свобода важна для роста нации, экономики и т.д., и она охватывает все аспекты, которые необходимы для развития нации. Политическая и экономическая свобода важна для предпринимательства, экономического развития, процветания нации.Если нация хочет развиваться, она должна сосредоточиться на политической и экономической свободе.

Я хотел бы закончить заявлением / предложением / рекомендацией, что «Если правительство хочет обеспечить благосостояние людей и равенство в обществе, тогда правительство должно сосредоточиться на экономической свободе. Так что развивающаяся страна должна стоять и конкурировать с развитыми странами ».

Политическая свобода - обзор

2 Исторические перспективы

Фундаментальное понимание социологии знания в том виде, в котором она развивалась в 1920-1930-х годах, заключалось в том, чтобы предположить, что современная наука возникла в семнадцатом веке в результате более всеобъемлющей борьбы за политическую свободу и религиозную реформу (Scheler 1980 (1924); Merton 1970 (1938)).То, что в конечном итоге стало называться современной наукой, представляло собой институционализированную форму производства знаний, которая с самого начала была вдохновлена ​​более радикальными социальными и политическими преобразованиями. Исторический проект современности начинался не как новый научный метод, или новое механическое мировоззрение, или, если уж на то пошло, как новый вид государственной поддержки экспериментальной философии в форме научных академий. Что касается Реформации, то она возникла как более глубокий вызов традиционным образам мышления в социальной и религиозной жизни.Это был протест против церкви (поэтому членов движения называли протестантами), и это было всеобъемлющее социальное и культурное движение, которое формулировало и практиковало альтернативные или оппозиционные формы религии, политики и обучения как часть своего политическая борьба (Mandrou 1978). Учения Парацельса, Джордано Бруно и Томазо Кампанеллы, если назвать некоторые из наиболее известных примеров, сочетали в себе сомнение в авторитете установленной религиозной и политической власти с интересом к научным наблюдениям, математике, механике и техническим усовершенствованиям (Merchant 1980).Но по мере того, как более широкие движения были заменены более формализованными институтами в течение семнадцатого века, политические и социальные эксперименты стали трансформироваться в научные эксперименты; политическая и религиозная реформация, окрашенная мистицизмом и наполненная недоверием к власти, была пересмотрена и преобразована, по крайней мере частично, в научную революцию (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Схематическое изображение научной революции от движения к институту

От движения В институт
Социальная реформа Реформа философии
Милленаристское видение Экспериментальная программа
Связь с радикальной политикой Отказ от политики
Децентрализованная структура Центральная академия
Демократическая / открытая для всех Элитарная / профессиональная
Духовное (абсолютное) знание Инструментальное (вероятностное)
знание
Технико-экономическое улучшение Научное развитие
Неформальное общение Формальное общение
брошюры, переписка журналы, статьи

В конце семнадцатого и начале восемнадцатого веков научная «аристократия», возникшая в Лондоне и Париже в Королевском обществе и Academie des Sciences , подверглась сомнению. инакомыслящие группы и представители формирующегося среднего класса, некоторые из которых бежали из Европы в колонии в Северной Америке, а некоторые из них основали научные общества, часто в провинциальных районах, в противовес установившейся науке в столицах.Многие из них разделяли с академиками и их королевскими покровителями веру в то, что Макс Вебер называл протестантской этикой, то есть заинтересованность в ценности тяжелого труда и достоинства зарабатывания денег, и большинство интересовалось тем, что имел Фрэнсис Бэкон. общественные движения просвещения, однако, возражали против ограниченности способов, которыми Королевское общество и Парижская академия организовали научный дух и институционализировали новые методы и теории экспериментальной философии.Различные попытки демократизировать научное образование после Французской революции и применить механическую философию к социальным процессам, то есть рассматривать само общество как тему для научных исследований и анализа, показывают, как критика и оппозиция помогли создать новые формы научной практики. Новая политическая экономия Адама Смита развивалась во внутренних районах Шотландии, и многие из первых промышленных применений экспериментов и механической философии имели место в провинциях, а не в столицах, где располагались академии наук (Russell, 1983).

Многие политические и культурные тенденции девятнадцатого века - от романтизма и утопизма до социализма и популизма - также зародились как критические движения, которые на более поздней стадии и в различных эмпирических проявлениях стали участвовать в реконструкции научного предприятия. Романтизм, например, сначала возник как вызов прометеевским амбициям науки в обличье, например, безумного доктора Франкенштейна Мэри Шелли, тогда как социализм в утопической форме, провозглашенной Робертом Оуэном, был, среди прочего, реакцией. , к проблемным путям распространения технологических приложений научной деятельности в современных обществах.Писатели и художники-романтики, такие как Уильям Блейк, Иоганн Гете, а затем Генри Дэвид Торо, критиковали редукционизм и культурную слепоту науки и «темные сатанинские мельницы», в которых применялось механическое мировоззрение. Они стремились мобилизовать чувства и ресурсы мифа и истории, чтобы представить и создать другие способы познания (Roszak 1973). Некоторые из их протестов трансформировались в конструктивное художественное творчество, а позже в этом веке романтический бунт чувств вдохновил как первые волны энвайронментализма в форме обществ охраны природы, так и возникновение нового вида целостной научной дисциплины, для которой получил название экология: бытовые знания.

В конце девятнадцатого века рабочее движение также стремилось к глубокому, фундаментальному политическому и культурному преобразованию общества, но в двадцатом веке его критический посыл трансформируется в пакеты реформ и повышение благосостояния. ориентированный капитализм, с одной стороны, и «научный социализм» Ленина и Сталина - с другой (Gouldner 1980). И снова, однако, наука извлекла выгоду из этой институционализации вызова социальных движений; например, интересы рабочего движения вошли в новые социальные дисциплины - экономику и социологию.Политический вызов снова трансформировался в программы научных исследований и государственную политику; но пока развивались новые формы научных знаний, мало что осталось от более широкой демократизации производства знаний, которую провозгласило рабочее движение в его более радикальные дни.

В начале двадцатого века вызов установленной науке наиболее активно использовался в колониях европейского империализма, а также в побежденных империалистических державах Германии и Италии; критика касалась главным образом научной цивилизации в целом и того, что Махатма Ганди в Индии назвал «пропагандой безнравственности».«Во имя модернизма наука отстаивала будущее и узаконивала в колониях, а также в Европе полное уничтожение прошлого и« традиционных »знаний - других способов познания, - которые были развиты в других странах. цивилизации (Тамбия, 1990). Эти социальные движения оказали влияние на развитие политической идеологии как у правых, так и у левых, но также вдохновили новые науки этнографии и антропологии, а также социологию знания. Еще более важным, возможно, были различные попытки объединить ремесленные знания прошлого и других народов с современной наукой и технологиями настоящего в новых формах архитектуры, дизайна и промышленного производства.Многие из программ регионального развития 1930-х и 1940-х годов в Европе и Северной Америке уходят корнями в культурную критику модернизма, вдохновленную движением за независимость Индии и такими «интеллектуальными движениями», как Уильям Моррис и Патрик Геддес. в Британии. Можно сказать, что и Новый курс Рузвельта, и шведская модель государства всеобщего благосостояния мобилизовали цивилизационно критические перспективы в своих проектах социальной реконструкции.

Политическая свобода, экономическая свобода и процветание

Выберите формат цитирования:

Turabian 9-е издание (Примечания и библиография) Ассоциация современного языка 8-е издание, APA

В разных странах мира годовой ВНД на душу населения варьируется почти в 100 раз: от 440 долларов в Сьерра-Леоне до 41 230 долларов в Люксембурге (в 1999 г.В прошлой литературе богатство страны часто ассоциировалось с культурой, географией, историей и религией, но ничего нельзя поделать с такими влияниями за короткий промежуток времени, и, вероятно, мало что можно сделать на протяжении поколений. Вместо этого мы стремимся раскрыть «глубокие» детерминанты богатства; то есть те макроэкономические, структурные, политические и институциональные условия, которые реально поддаются изменениям. Мы находим удивительно хорошие новости; более 80 процентов международных колебаний ВНД на душу населения можно объяснить изменчивыми детерминантами.Четырнадцать возможных детерминант исследованы за последние пять лет (1995-99 включительно) с использованием подхода главных компонентов для минимизации эффектов взаимозависимости. Права собственности (+) и активность черного рынка (-) имеют наивысший уровень значимости. Объяснению также способствуют регулирование (-), инфляция (-), гражданские свободы (+), политические права (+), свобода печати (+), государственные расходы (+) и торговые барьеры (-) (но не уровни торговли. ). Чтобы убедиться, что эти переменные представляют причины, а не следствия высокого дохода, мы также проследим траектории ВНД на душу населения до и после политической либерализации или диктаторских сокращений за последние полвека.За либерализацией в среднем следует резкое повышение доходов страны, тогда как существенное снижение темпов роста обычно следует за антидемократическими событиями. Мы пришли к выводу, что страны могут развиваться быстрее, обеспечивая соблюдение строгих прав собственности, укрепляя независимую судебную систему, борясь с коррупцией, отменяя обременительное регулирование, разрешая свободу прессы и защищая политические права и гражданские свободы. Эти особенности определяют здоровую среду для экономической деятельности.

Связаны ли экономические и политические свободы?

Демократия не всегда сопровождала рыночную экономику.Но в современных обществах экономические и политические свободы все больше взаимосвязаны. Демократия и рыночная экономика могут поддерживать друг друга. Это особенно верно в отношении посткоммунистических экономик Центральной и Восточной Европы и бывшего Советского Союза. Таким образом, авторитарные тенденции, наблюдаемые в этих и других регионах, могут негативно сказаться на качестве экономической политики и управления.

От: Марек Домбровски и Брейгель Дата: 10 октября 2018 г. Тема: Мировая экономика и управление

Отступление от демократии

После всемирного триумфа демократии в 1980-х и 1990-х годах можно наблюдать ее частичный разворот в новом тысячелетии.К такому выводу пришли два ведущих мировых политических исследования - Freedom House's Freedom in the World (FHFiW) 2018 (Abramowitz, 2018) и Индекс трансформации Bertelsmann Foundation (BTI) 2018 (Bertelsmann, 2018) [1].

Рисунок 1. Процент стран, оцененных Freedom House как «свободные», «частично свободные» и «несвободные», 1987-2017 гг.

Источник: Abramowitz (2018).

Рисунок 1 показывает, что в период с 2007 по 2017 год процент стран, оцененных Freedom House как «свободные» и «частично свободные», уменьшился, а процент «несвободных» стран увеличился.Соответственно, в период с 2003 по 2017 год население в странах, признанных БТИ демократическими, увеличилось с 4,0 миллиарда до 4,2 миллиарда, в то время как в странах, признанных автократиями, оно увеличилось с 2,3 миллиарда до 3,3 миллиарда (Bertelsmann, 2018).

Список стран, в которых с 2007 года было зафиксировано существенное ухудшение политических прав и гражданских свобод, включает, в частности, Азербайджан, Бахрейн, Бурунди, Центральноафриканскую Республику, Конго (Браззавиль), Доминиканскую Республику, Эфиопию, Габон, Гондурас, Венгрию, Мали, Мавритания, Мексика, Никарагуа, Россия, Таджикистан, Турция, Венесуэла и Йемен (Abramowitz, 2018).Эта негативная тенденция затронула не только страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны с непродолжительной историей политической свободы и демократии, но и некоторые развитые страны, считающиеся стабильными демократиями, которые пострадали от волны политического популизма. Например, оценки для США ухудшились как в исследованиях HFFIW, так и в BTI.

Демократия и рыночная экономика - взаимосвязаны ли они?

Ключевой вопрос для экономистов заключается в том, приводят ли наблюдаемые авторитарные тенденции к усилению государственного вмешательства / дирижизму в предпринимательскую деятельность, снижению экономической свободы и прозрачности и, как следствие, к большим искажениям и макроэкономическим дисбалансам.Прежде чем мы попытаемся ответить на этот вопрос, мы рассмотрим историческую взаимосвязь между демократией и рыночной экономикой.

На ранних стадиях капитализма (18, 19 и начало 20 века) рыночная экономика (с очень ограниченной ролью правительства) сопровождалась политическими режимами, которые по сегодняшним стандартам были либо недемократическими, либо лишь частично демократическими. . [2] Ситуация постепенно изменилась в течение 20-го века, когда в большинстве стран с высоким уровнем доходов существовали как демократия, так и рыночная экономика.Тем не менее, по-прежнему существует много недемократических режимов, как показали исследования FHFIW и BIT. Среди них есть примеры как рыночного авторитаризма (например, в регионах Восточной и Юго-Восточной Азии и Персидского залива), так и антирыночных и популистских диктатур (например, в Латинской Америке, Африке и на Ближнем Востоке).

С другой стороны, нет исторического примера стабильной демократии без преимущественно рыночной экономики, основанной на частной собственности. Утопические мечты о демократическом централизованном планировании так и не осуществились.

На рис. 2 показаны результаты HFFIW 2018 (простое среднее значение оценок политических прав и гражданских свобод, от 1 [самый свободный] до 7 [самый несвободный]) в сравнении с Индексом экономической свободы Heritage Foundation (HFIEF) 2018, синтетическим показателем. степени экономической свободы, макроэкономической стабильности и защиты прав собственности (от 1 [самые несвободные] до 100 [самые свободные]) для 180 стран. Оба обзора представляют данные за 2017 год.

Корреляция между степенями экономической и политической свободы не очень сильна, но она существует.Гонконг, Сингапур и Объединенные Арабские Эмираты представляют группу стран с большей экономической, чем политической свободой, в то время как Кирибати, Суринам и Тимор-Лешти представляют собой противоположную асимметрию.

Рисунок 2. Взаимосвязь экономической и политической свободы в мире, 2017 г.

Источник [3]

Кризис «новых» демократий в Европе и ее окрестностях

Если проанализировать антидемократические тенденции во всем мире, ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке (MENA), бывшем Советском Союзе (БСС) и Центральной и Восточной Европе (ЦВЕ) выглядит наиболее тревожной.

Арабская весна 2010-2011 гг. Вселила надежды на демократизацию региона MENA. К сожалению, такие надежды оказались недолговечными. Спустя семь лет только Тунис сумел вступить в клуб «свободных» стран. Ситуация в других странах резко ухудшилась, в том числе с установлением военной диктатуры в Египте и началом гражданских войн в Сирии, Ливии, Йемене и Ираке.

В ЦВЕ и бывшем Советском Союзе крах коммунизма в конце 1980-х - начале 1990-х годов позволил перейти к демократии и рыночной экономике.Однако демократические завоевания были обращены вспять в Центральной Азии, Южном Кавказе и Беларуси в 1990-х годах, а в России - к 2000-м годам. В 2010-х годах антидемократический дрейф поразил часть ЦВЕ, включая государства-члены и кандидатов в ЕС, такие как Венгрия, Польша, Македония и Сербия.

С 1990-х годов Freedom House проводит отдельное исследование «Страны в переходном периоде» (FHNIT) для стран ЦВЕ и бывшего Советского Союза, которое включает семь подкатегорий - избирательный процесс, национальное демократическое управление, гражданское общество, местное демократическое управление, независимые СМИ, судебная система и независимость - обобщены в синтетической шкале демократии (DS) (Schenkkan, 2018).

С 2007 года количество стран, в которых ухудшалось состояние DS, систематически превышало количество стран, в которых оно улучшалось (Рисунок 3). Отрицательная тенденция коснулась всех субрегионов и всех подкатегорий.

Рисунок 3. Изменения в рейтинге демократии FHNIT, 2005-2007 гг.

Источник: Schenkkan (2018)

Влияет ли авторитаризм в странах бывшего СССР и Центральной и Восточной Европы на экономическое управление?

Короткий ответ - да.Рисунок 4 предполагает более сильную корреляцию между экономическими и политическими свободами по сравнению с глобальной панелью (Рисунок 2). Три страны Балтии и Чехия занимают верхний правый угол графика, то есть это самые свободные страны как в экономическом, так и в политическом отношении. В нижнем левом углу указаны наименее свободные страны, как экономически, так и политически: Беларусь, Россия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Грузия и Казахстан представляют группу стран с большей экономической, чем политической свободой, в то время как в Украине экономической свободы меньше, чем политической.

Рисунок 4. Взаимосвязь между политической и экономической свободой в посткоммунистических странах, 2017 г.

Источник [4]

Исторический анализ также подтверждает указанную корреляцию. Во-первых, переход от централизованно планируемой экономики к рыночной может начаться только после краха коммунистических режимов. Во-вторых, страны, которые не начали демократизацию (Туркменистан и Узбекистан), не достигли прогресса в построении рыночной системы; их экономика остается в основном централизованно планируемой и управляемой административно.В-третьих, в странах, переживших авторитарный дрейф, рыночные экономические реформы были остановлены или обращены вспять. Это произошло, в частности, в Словакии (1994–1998 годы), Беларуси после 1996 года, России после 2003 года, Македонии, Турции и Венгрии с начала 2010-х годов, Украине (2010-2014 годы) и Польше после 2015 года. наиболее ярким примером является Венесуэла под управлением Уго Чавеса и Николаса Мадуро. В-четвертых, есть противоположные примеры, когда прогресс в демократизации позволил начать экономические реформы или вернуться к ним: Словакия после 1998 года, Сербия после 2000 года, Грузия после 2003 года и Украина с 2014 года.

Как демократия может помочь рыночной экономике?

Есть несколько каналов, через которые демократия может помочь в построении конкурентоспособной рыночной экономики и ее надлежащем функционировании:

  1. Либеральная демократия включает систему сдержек и противовесов (например, парламентский и судебный контроль над исполнительной властью), которая ограничивает концентрацию и злоупотребление политической властью и укрепляет верховенство закона;
  2. Либеральная демократия также увеличивает прозрачность действий правительства, ограничивает возможности для коррупции, погони за рентой и захвата государственных институтов группами интересов, а также создает долгосрочную гарантию и стабильность прав собственности;
  3. Демократическая ротация политических элит также снижает количество злоупотреблений властью;
  4. Гражданские свободы поддерживают экономическую свободу;
  5. Демократическая легитимность правительства помогает ему принимать непопулярные, но иногда крайне необходимые экономические решения;
  6. Авторитарные страны менее открыты для внешнего мира, чем демократические, что имеет большое значение в эпоху глобализации.

История посткоммунистических переходных периодов в ЦВЕ и бывшем Советском Союзе ясно продемонстрировала преимущества ранней демократизации. Это позволило ограничить влияние старой политической элиты, состоящей из функционеров бывших коммунистических партий, армии, службы безопасности, администрации старого образца и менеджеров государственных предприятий («красных» директоров), ни одной из они энтузиасты рыночной системы. На более позднем этапе (в 2000-е и 2010-е годы) авторитарные тенденции обычно сопровождались повсеместной коррупцией, захватом государства и все более привилегированным положением олигархов, которые были тесно связаны с политической властью и правительственными бюрократами.

Как рыночная экономика может помочь демократии?

Чтобы получить полную картину, стоит также напомнить себе, как рыночная экономика может помочь в построении и консолидации либеральной демократии (ЕБРР, 1999, вставка 5.3, стр. 113):

  1. Рыночная экономика делает граждан экономически независимыми от правительства, которое, в отличие от централизованно планируемой экономики, не является единственным владельцем и работодателем;
  2. Он ограничивает власть правительственной бюрократии и создает пространство не только для экономической свободы, но и для гражданских свобод;
  3. Это помогает внешней открытости страны;
  4. Это создает спрос на верховенство закона;
  5. Он помогает развивать институты гражданского общества, широкий средний класс и культуру сотрудничества, основанную на личных интересах, которая укрепляет демократию;
  6. Наконец, хорошо функционирующая рыночная система помогает экономическому развитию, которое, в свою очередь, создает спрос на политическую свободу и демократию.Некоторые авторы, например, Барро (1996), Липсет (1959), Пржеворски и Лимонги (1997), Фукуяма (2004), утверждают, что страны с более высоким ВВП на душу населения с большей вероятностью будут демократическими, чем автократическими, хотя есть и другие определяющие факторы. факторы. Например, наличие большой ренты за природные ресурсы является препятствием для демократизации даже в странах с высоким ВВП на душу населения.

Библиография

Abramowitz, M.J. et al. (2018): Свобода в мире 2018: демократия в условиях кризиса , Freedom House, доступно по адресу https: // Freedomhouse.организация / отчет / свобода-мир / свобода-мир-2018

Барро, Р.Дж. (1999): Детерминанты демократии , Журнал политической экономии , University of Chicago Press, vol. 107 (S6), стр. 158-183, декабрь

.

Bertelsmann (2018): Демократия под давлением: поляризация и репрессии растут во всем мире , Bertelsmann Stiftung, пресс-релиз, 22 марта, доступно по адресу https://www.bertelsmann-stiftung.de/en/press/press-releases/ пресс-релиз / pid / демократия-под-давлением-поляризация-и-репрессии-растут-по всему миру /

EBRD (1999): Transition Report 1999: Ten Years Transition , Лондон: Европейский банк реконструкции и развития, доступно по адресу https: // www.ebrd.com/publications/transition-report-1999-english.pdf

Fukuyama, F. (2004): State Building: Governance and World Order in the 21 St Century , Ithaca, NY: Cornell University Press

Фукуяма, Ф. (2015): Политический порядок и политический распад: от промышленной революции до глобализации демократии , издание в мягкой обложке, Лондон: Профильные книги.

Lipset, S.M. (1959): Некоторые социальные требования демократии: экономическое развитие и политическая легитимность , Обзор американской политической науки , Vol.53 (1), стр. 69-105

Пшеворски А. и Лимонги Ф. (1997): Модернизация: теории и факты , Мировая политика , Vol. 49 (2), стр.155-183

Шенккан, Н. (2018): Страны в пути 2018: Противостояние нелиберализму , Freedom House, доступно по адресу https://freedomhouse.org/report/nations-transit/nations-transit-2018

Сноски

[1] Это расширенная версия авторской презентации на тему «Взаимозависимость между рыночной экономикой и демократией», представленной Комитету по политическим вопросам и демократии Парламентской ассамблеи Совета Европы в Париже 11 сентября 2018 года.

[2] Даже если исполнительная ветвь власти была избрана демократическим путем (США) или была подотчетна демократически избранному парламенту (Великобритания, Франция и пара других европейских стран), право голоса было ограничено, за исключением женщин, людей с более низким материальным статусом бывшие рабы и т. д. Универсальная франшиза стала нормой в Европе только после Первой мировой войны. См. Fukuyama (2015) для исторического анализа демократических систем.

[3] https://freedomhouse.org/sites/default/files/Country%20and%20Territory%20Ratings%20and%20Statuses%20FIW1973-2018.xlsx; https://www.heritage.org/index/excel/2018/index2018_data.xls

[4] https://freedomhouse.org/report/nit-2018-table-country-scores; https://www.heritage.org/index/excel/2018/index2018_data.xls


Переиздание и ссылки на

Брейгель считает себя общественным благом и не занимает никакой институциональной точки зрения. Любой желающий может переиздать и / или процитировать этот пост без предварительного согласия. Пожалуйста, предоставьте полную ссылку, четко указав Брейгеля и соответствующего автора в качестве источника, и включите заметную гиперссылку на исходное сообщение.

Политическая свобода и множественность культурных ценностей

«Билль о правах для всех наций не может основываться исключительно на традиционных ценностях и идеологических предпосылках какой-либо одной из наций. Если он должен отражать чаяния и идеалы всех народов мира, он должен быть основан по крайней мере на некоторых общепринятых институтах и ​​социальных доктринах каждого народа ». Именно с этих слов американский философ Ф. С. С. Нортроп (1893–1992) начал свой ответ на исследование ЮНЕСКО по философским основам прав человека, которое он прислал в июне 1947 года, с заголовка «К Декларации прав для Организации Объединенных Наций». ".

Филмер Стюарт Куков Northrop

Обычный подход к биллю о правах или к установлению любой другой культурной ценности игнорирует вышеупомянутый принцип. Например, принято считать, что традиционная современная французская и англо-американская концепция свободы и связанный с ней билль о правах исчерпывают смысл этой концепции. Именно это предположение работает, когда кто-либо предлагает распространить формы правления Соединенных Штатов Америки на Соединенные Штаты Европы или Соединенные Штаты мира.Такие предложения всегда оставляли своих получателей равнодушными.

Тем не менее, причину такой реакции, конечно, искать недалеко. Классическая французская и англо-американская концепция свободы, для достижения которой призван ее Билль о правах, задумана по большей части в чисто политических терминах или по аналогии с ними. Свобода состоит как в политическом, так и в экономическом и даже в религиозном отношении в том, чтобы оставаться в покое. Хотя это, возможно, несколько преувеличение, изречение Эмерсона о том, что лучшее правительство - это минимальное правительство, согласно этой концепции, имеет тенденцию к выполнению.Более того, экономическая свобода иметь работу, необходимую для поддержания хотя бы минимальных средств к существованию, как правило, предоставляется на волю случая как простой побочный продукт индивидуальных действий людей или групп, действующих независимо. Точно так же психологическая свобода чувств, эмоций и страстей, которую лелеют испанцы и латиноамериканцы, вряд ли вообще признается существующей. И часто в религиозной сфере из-за свободы верить в любую веру имеет тенденцию возникать культура, в которой люди не имеют глубоких убеждений ни в чем.

Культура невмешательства

Короче говоря, цена общества, основанная на традиционном современном билле о правах, как правило, заключалась в культуре ценностей невмешательства предпринимателей, в то время как все другие ценности и чаяния человечества оставались анемичными, духовно и идеологически несостоятельными.

Билль о правах, составленный с точки зрения ценностей и идеологии современных россиян, будет иметь достоинства и недостатки, отличные по содержанию, но схожие по пренебрежению ценностями других культур.То же самое можно сказать и о билле о правах, основанном на испанских или латиноамериканских ценностях. Для последнего билля о правах цена, которую должны были бы заплатить другие, была бы, как правило, социальной системой, которая избегает социальной анархии ценой либо монархии, либо военной диктатуры. Билль о правах, сформулированный в терминах восточных ценностей, проиллюстрировал бы тот же общий тезис, о чем ясно свидетельствуют трудности современного Востока.

Но осознать, таким образом, несоответствие билля о правах, определяемых в терминах традиционных ценностей и идеологии любой из наций или культур мира, значит найти ключ к созданию адекватного билля о правах для Организация Объединенных Наций.Ценности и идеология каждой нации или культуры во всем мире должны быть определены и обнародованы с точки зрения их основных предположений.

Необходимо откровенно и честно признать существование этих различных ценностей и идеалов. Фактически, основной посылкой этого нового билля о правах должно быть право любого народа на мир, организованный в социальном плане так, чтобы по крайней мере некоторые из их ценностей и идеалов могли иметь выражение. Настоящий билль о правах должен гарантировать мир, в котором может существовать множество идеологий, а не только одна идеология.Короче говоря, основу адекватного билля о правах следует рассматривать не только с точки зрения политической свободы, но и с точки зрения множества культурных ценностей.

Гарантирующее множество

Однако необходимо больше. Обозначение различных идеологий народов мира показывает не только их различие, но и то, что некоторые из них противоречат друг другу. Последнее верно в отношении идеологий нынешних западных демократий и коммунистической России.Здесь мы подходим к самой сути проблемы: адекватный билль о правах должен гарантировать тот тип мира, в котором может существовать множество идеологий; однако даже католический билль о правах не может подтвердить противоречие. Потому что противоречия недопустимы. Это означает, что адекватный билль о правах должен одновременно гарантировать мир с множеством различных ценностей и гарантировать также процедуру, с помощью которой народы и нации могут и должны выйти за рамки своих нынешних идеологий, когда эти идеологии настолько взаимно противоречивы, что угрожают всему миру. мир во всем мире.

Если эта вторая гарантия не будет предоставлена, признание и поощрение существующего идеологического плюрализма в нашем мире приведет к войне, а не к миру, и разрушит, а не создаст единый мир. Это следует потому, что противоречия где бы то ни было, если их не превзойти, уничтожают друг друга.

Рецепт, гарантирующий преодоление противоречивых и противоречащих друг другу ценностей и социальных идеалов определенных существующих народов и культур мира, должен быть ясен: очевидно, что нужно идти ниже традиционных идеологий к соображениям и методам, которые приводят людей к какой-либо идеологии.

Никакая концепция человеческих ценностей, никакая экономическая, политическая или религиозная идеология, как ясно показывает история человеческой цивилизации, не приходит априори, совершенной в каждой детали, данной Богом с небес. Даже отцы-основатели Соединенных Штатов и даже Карл Маркс были смертными людьми, а не совершенными богами. И, будучи смертными людьми, они представляли себе Утопию как уроки истории, и ограниченное эмпирическое знание, имевшееся в их распоряжении в то время, позволяло им это представить. Таким образом, в лучшем случае у них есть грани истины, но не все грани.

Научно проверяемые философские предпосылки

Анализ показывает, что основные допущения политической и экономической утопии классической современной французской и англо-американской демократии по большей части совпадают с допущениями докантианской британской эмпирической современной философии. Не менее хорошо известно, что философские установки современной коммунистической России принадлежат Карлу Марксу. К тому же последние философские предположения не возникли с полной оригинальностью в сознании Карла Маркса непосредственно из совершенного всеведения Бога.Философия Карла Маркса представляет собой смесь достижений его человеческих исторических предшественников, а именно Гегеля, Фейербаха и французских социалистов.

Не было ни вклада британских философов-эмпириков в современную французскую и англо-американскую концепцию человеческих ценностей и ее билля о правах, ни вкладов Гегеля, Фейербаха, французских социалистов и Маркса в русскую коммунистическую концепцию билля о правах человека. права, выраженные в Конституции России 1936 года, просто философские рассуждения.Оба набора философских предпосылок выдвинули в свою поддержку эмпирическую, научно проверяемую информацию. Это означает, что философские посылки, лежащие в основе разнообразных человеческих ценностей и идеологий народов мира, частично являются, по крайней мере, научно проверяемыми предпосылками.

Удовлетворение основных гарантий

Следовательно, идеологические конфликты - это вопросы, которые можно обсуждать в свете эмпирических и научных данных и лечить с помощью методов научного исследования.Отсюда следует, что любой билль о правах, который будет эффективно гарантировать процессы преодоления неизбежных противоречивых и противоречащих друг другу идеологий современного мира, должен предписывать свободу научного исследования и философского исследования основной проблемы, к которой существует существующее разнообразие и противоречие. некоторые случаи противоречивые, идеологии - разные ответы.

Следовательно, адекватный билль о правах должен обладать двумя основными гарантиями:

1) Гарантия мира, в котором все различные мировые идеологии получат выражение, каждая по крайней мере частично;

2) Гарантия свободы и установление научного и философского исследования основных предпосылок человеческих и социальных идеологий, необходимых для обеспечения средств для преодоления и разрешения идеологических конфликтов современного мира.

Минимальным основанием для билля о правах является политическая философия, которая является одновременно философией всех культур мира и философией науки. Поскольку, если этот Билль о правах не основан на философии всех культур мира, первая гарантия не будет соблюдена, а если она также не основана на философии науки, вторая гарантия не будет застрахована. Недавнее исследование показывает, что такая поддающаяся научному подтверждению подлинно международная политическая философия уже существует.

Бедность и политическая свобода | openDemocracy

Великий индийский экономист Амартия Сен предложил поразительную идею о том, что демократия - это защита от голода. Раджив Бхаргава поднимает тему. Он спрашивает, как политическая свобода может помочь бедным не только в их материальной жизни, но и в расширении их представления об обществе и его горизонте возможностей?

Это часть общепринятого, здравого мировоззрения, согласно которому свобода мало что значит для тех, у кого нет крова, одежды или еды, и что для бедных удовлетворение основных потребностей имеет приоритет над политическими свободами.С этой точки зрения, правительство, которому удается удовлетворить основные потребности каждого, лучше, чем правительство, уважающее политические права своих граждан, но не способное удовлетворить их основные материальные потребности. К сожалению, так заключает это мировоззрение, бедные люди могут предпочесть авторитарное правительство, ориентированное на минимальное благосостояние, демократическому правительству, которое не в состоянии сократить бедность.

Идеи часто двигаются сильными образами. Картина, которая продвигает этот взгляд, кажется, изображает голодающего человека на грани смерти.Дайте ему простой выбор: еда, с одной стороны, и свобода критически относиться к системе, которая держит его голодным. Что бы он выбрал? Ответ очевиден. Несомненно, истощенный, нищий нищий, умирающий от чрезмерного холода или жары, если не от голода, не может утешить себя заверениями в том, что у него есть конституционная гарантия свободно провозглашать, что его элементарные потребности остаются неудовлетворенными.

Свобода в обмен на жизнь?

Это один из многих моментов, которые мне посчастливилось обсудить с Амартией Сеном, когда он присутствовал на семинаре в Дели, организованном вокруг его книги « Развитие как свобода ».Пример, который Сен использует, чтобы указать на этот вопрос, относится к сборщикам меда из Сундарбана в Западной Бенгалии, которые должны избежать гнева тигров, чтобы зарабатывать на жизнь.

Число людей, убитых тиграми на работе, в некоторые годы намного выше, чем в среднем пятьдесят убитых. Ясно, что неотложность их экономических потребностей вынуждает бедняков подвергать свою жизнь огромному риску. Если люди готовы делать это только для того, чтобы заработать на хлеб насущный, почему бы им не отказаться от своих свобод и прав ради продолжения своей жизни?

Это, по-видимому, не просто здравый смысл одних только защищенных людей, но отражение более общего факта, что нормальные люди в любой точке мира будут нуждаться в еде, воде и руке помощи, если они срочно необходимы для спасения их жизней.В таких обстоятельствах они также не будут возражать, если рука, которая помогает, иногда кусает их. Отчаявшегося человека мало заботит моральный облик своего спасителя. Мерзавец справился бы с этой работой не хуже, чем морально порядочный человек.

Бедность, свобода и человеческие потребности

Итак, разве авторитаризм не имеет сильных и непоколебимых аргументов в бедствующих обществах? На этот антидемократический аргумент есть три возможных ответа.

Первый ответ дает сам Амартия Сен.Утверждение о том, что граждане «третьего мира» безразличны к политическим и демократическим правам, может быть проверено, говорит Сен, только при наличии большой выборки по странам, подтверждающей важность политических прав, свободы выражения мнений и несогласия свободные выборы. Но поскольку большое количество более бедных стран не допускают именно этого, очень трудно получить доказательства, необходимые для проверки этого утверждения.

Несомненно, что могущественная элита во многих таких обществах не желает распространять эти права на всех граждан.Если так, то это, безусловно, принижает важность политической свободы для граждан. Но из этого вряд ли следует, что сами граждане их не ценят. Если выборы, проведенные сразу после «чрезвычайного положения» в Индии в 1975 году, можно считать чем-то особенным, то это утверждение опровергается. Выборы после чрезвычайного положения почти полностью проводились вокруг фундаментальной важности политических прав. Отвергая чрезвычайное положение, ущемившее эти права, бедняки в Индии, по-видимому, явно отдавали им предпочтение.

К этому аргументу Амартии Сена позвольте мне добавить второй и третий свои собственные. Во-вторых, сама постановка вопроса слишком резко противопоставляет свободу и основные потребности. Верно ли утверждение, что человека, которому не хватает еды или жилья, совсем не волнует свобода? Конечно, верно, что непосредственной заботой человека, не имеющего дома, будет скорее найти приют, чем беспокоиться о своем праве на свободу слова. Но неправда, что его не волнует свобода.

Как напоминает нам Джереми Уолдрон, этот человек обязан сосредоточиться на особом виде свободы, а именно на свободе передвижения в общественных местах и, если возможно, на временном приюте в том небольшом общественном пространстве, которое он считает незанятым.Это очень важная свобода, которая может быть легко ограничена законодательством.

Эта забота о свободе подразумевает, что человек, озабоченный удовлетворением очень элементарной потребности, озабочен такой же элементарной свободой. Удовлетворение основных потребностей очень глубоко связано с основными свободами. Люди не хотят выбирать между основными потребностями и основными свободами. Скорее, они вынуждены обращать внимание на один конкретный вид пакета потребностей - свободы.

Причем это касается всех, даже богатых.О гражданских свободах вряд ли может думать богатый аквалангист, случайно потерявший запас кислорода. Никто из нас не может воспользоваться всеми своими свободами сразу или удовлетворить все свои потребности. Но из этого нельзя сделать вывод, что мы живем, ценим один пакет над другим. Важность каждого пакета зависит от контекста.

Третий аргумент состоит в том, что аргумент в пользу авторитаризма, по-видимому, основан на крайних примерах, взятых в абстракции от реального жизненного контекста бедных в обществах «третьего мира», а не на примерах обычных, хронических, но менее драматических лишений.Аргументы Сена и мои собственные против приоритета экономических потребностей над политической свободой основываются на совершенно иных, более рутинных примерах из бедных обществ.

Представьте себе человека, который ежедневно сталкивается с тяжелыми трудностями, чтобы свести концы с концами. Он может нормально прокормить себя и свою семью - но только с титаническими усилиями, которые лишают его самой жизни, день за днем, месяц за месяцем, год за годом. Хотел бы он выбраться из этой ужасной ситуации? Попытался бы он что-нибудь сделать, чтобы это изменить? Это полностью зависит от цены, которую он должен заплатить за преобразующее действие.

Если бы цена была сносной, то, безусловно, он бы стал. Для начала он высказался против своего ужасного положения. Возможно, сначала частным образом, а затем публично. Если бы был кто-то виноват, он бы распределил вину.

Но я не думаю, что простое выражение или даже общение удовлетворили бы его. Он хотел бы сделать больше, если бы только мог. Он хотел бы зарабатывать на жизнь менее тяжелым трудом. Если его эксплуатируют, он захочет положить этому конец. И не просто временная передышка от эксплуатации, а ее постоянное прекращение.Он хотел бы, чтобы этого не случилось в будущем. Поскольку это вряд ли произойдет мгновенно, он может пожелать присоединиться к группе с аналогичными целями. Возможно, если бы политическая партия с таким обещанием уже существует, он, если бы мог, проголосовал за нее.

Теперь дайте этому человеку выбор между его повседневной рутинной работой и правом свободно высказываться, общаться с другими и голосовать. Он определенно не откажется от повседневной рутины, даже если бы захотел. Но при этом он не откажется от своей политической свободы.Он просто не согласился бы с тем, что ему приходится выбирать между ними. Он хотел бы своей политической свободы сейчас, чтобы потом предотвратить повседневную рутину. Короче говоря, он хотел бы выйти за пределы своей нынешней ситуации, чтобы иметь как политическую свободу, так и жизнь с менее тяжелым трудом.

Поскольку этот измененный жизненный контекст может быть обеспечен только с помощью его политических свобод, он будет мириться со своей повседневной рутинной работой до тех пор, пока у него будут политические свободы. Желаемый им пакет свободы нужд, безусловно, будет включать политические свободы.Таким образом, тезис о приоритете потребностей над политической свободой преподнес нам совершенно ложную дихотомию.

Четыре оправдания политической свободы

Итак, политические свободы важны для бедных. Традиционная точка зрения истеблишмента - это скорее рационализация авторитарного инстинкта, чем подлинное выражение приоритетов в жизни бедных. Политические свободы, которые для Амартии Сен относятся к реальным возможностям, которые есть у людей, чтобы определять, кто должен управлять и по каким принципам, проверять и критиковать власти, а также участвовать в жизни своего сообщества и обсуждать его, важны для четырех причины.

Во-первых, политические свободы по своей сути ценны, потому что возможность участвовать в жизни своего сообщества имеет основополагающее значение для человеческого существования и ценна сама по себе.

Во-вторых, у них есть конструктивное значение , потому что через диалог, обсуждения и дебаты мы приходим к пониманию наших реальных потребностей.

В-третьих, они имеют инструментальную ценность, особенно в бедных обществах. Они делают правительства подотчетными и отзывчивыми перед обычными гражданами, не позволяют правителям в частном порядке потреблять большую долю ресурсов или растрачивать их публично, защищают нас от плохого управления, помогают правительствам принимать правильные решения и предоставляют людям пространство для собраний и действий. публично они помогают обеспечить предоставление основных услуг и мониторинг их функционирования.

Эта инструментальная ценность в бедных обществах распространяется также на предотвращение катастроф. Несмотря на серьезный неурожай и массовую потерю покупательной способности, с 1943 года голод в Индии больше не повторялся. Поучителен контраст с Китаем: с 1958 по 1961 год 30 миллионов человек умерли там от голода.

К трем оправданиям политической свободы, предложенным Сеном, я бы добавил четвертое. Это можно назвать его восстанавливающей (или восстанавливающей) ролью в жизни человека.Политические свободы помогают нам изменить то, как мы воспринимаем наше текущее состояние.

Позволь мне объяснить. Каждая проблема основных материальных потребностей, таких как голод или бедность, включает, как я уже упоминал выше, не только свободу как таковую, но также, я бы сказал, политическую свободу. Бездомный без политических свобод практически ничего не может поделать со своей бездомностью. Он не может ни публично жаловаться, ни действовать, чтобы изменить это состояние. Если это так, то он не только бездомный сейчас, но, скорее всего, останется без крова даже в будущем.

У такого человека нет ни надежды, ни альтернативного будущего. Важность политической свободы состоит в том, что она дает надежду бездомным и голодным на то, что они могут что-то сделать с этим состоянием. Они могут действовать самостоятельно или побуждать других действовать от их имени, чтобы проблема бездомности не оставалась незамеченной и нерешенной.

Это качественно влияет на то, как они сейчас живут со своими несчастьями. Наш взгляд на собственное будущее имеет огромное значение для того, как мы живем в настоящем.Если это так, люди могут жить в своем нынешнем жалком состоянии несколько иначе, если у них есть надежда, что когда-нибудь в будущем они смогут его преодолеть. Политические свободы помогают атаковать источники порабощения, изменяя нашу точку зрения на текущие условия сдерживания.

Повышение политической свободы может быть ключом к снижению угроз

Ежегодно Государственный департамент США публикует страновых отчетов о терроризме , в которых освещаются текущие стратегии, результаты и жертвы из США.С. Антитеррористические усилия. В отчете за 2008 год подчеркивается растущая тенденция к террористическим атакам за рубежом, включая нападение на посольство США в Йемене в сентябре, в результате которого погибли 18 человек. Продолжающееся распространение терроризма заставляет нас задуматься о его коренных причинах. В качестве основных факторов принято выделять бедность или отсутствие образования. Однако недавняя экономическая литература больше указывает на гражданские свободы, политические права и верховенство закона как на гораздо более важные факторы.

Измерение терроризма: что важно и сколько?

Измерение частоты и типа терроризма вызывает споры.Во-первых, важно различать внутренний и международный терроризм. Последнее обычно считается любым событием, в котором участвуют граждане или территории более чем одной страны, в то время как первое - это локальный акт, осуществляемый гражданами целевой страны. (Атака в Нью-Йорке 11 сентября - яркий пример транснационального терроризма, нападение на которое совершили иностранные граждане. Взрыв Тимоти Маквеем в Оклахома-Сити в апреле 1995 года является примером внутреннего терроризма.) Также важно учитывать, что важнее: количество инцидентов или масштаб событий. Это очень ясно видно на прилагаемых графиках, воспроизведенных из работ экономистов Грэма Берда, С. Брока Бломберга и Грегори Гесса. В то время как на Рисунке 1 показано снижение количества террористических актов, на Рисунке 2 показано увеличение количества смертей на каждый инцидент с течением времени. Это свидетельствует о том, что террористы используют более смертоносные методы и оружие.

Бедность и терроризм

В исследовании экономистов Алана Крюгера и Джитки Малецковой рассматривается влияние бедности и образования на терроризм.Удивительно, но они не находят доказательств того, что сокращение бедности или улучшение образования «существенно снизят международный терроризм». Авторы пришли к своему выводу, основываясь на свидетельствах из трех источников: деятельности боевиков "Хезболлы" в районе Газы / Западного берега с 1998 по 2000 год, индивидуальных профилях членов израильских еврейских экстремистов в конце 1970-х годов и межстрановом анализе с использованием данных Государственный департамент США. Интересно, что авторы обнаружили, что в контексте конфликта между Западным берегом и Палестиной люди, которые участвовали в терроризме, были лучше образованы и экономически более обеспечены, чем средний гражданин.Этот, казалось бы, парадоксальный результат можно лучше понять, если понять, что доходы людей могут коррелировать с их способностями. Чтобы добиться успеха в террористических атаках в хорошо охраняемой среде (например, в Израиле), требуется относительно высокий уровень навыков и способностей. Поэтому для лидеров террористических групп естественно выбирать более способных добровольцев, чтобы спланированная атака с большей вероятностью увенчалась успехом.

В другом исследовании, проведенном Крюгером и экономистом Дэвидом Лэйтином, анализируются характеристики стран, из которых исходит терроризм, и стран-мишеней.Они рассматривали случаи терроризма, в которых целевая и исходная страны терроризма были разными. Они обнаружили, что страны-источники терроризма с большей вероятностью страдают от отсутствия гражданских свобод и что экономические условия (выраженные в ВВП на душу населения) в этих странах не имеют статистически значимой связи с терроризмом. С другой стороны, они обнаружили, что страны с высоким ВВП на душу населения с большей вероятностью могут стать целями терроризма. В докладе 2006 года экономиста из Гарварда Альберто Абади также было обнаружено, что риск терроризма не был значительно выше для более бедных стран, если учесть другие специфические характеристики страны, такие как уровень политической свободы.

Исследование Берда и его соавторов приходит к другому выводу. Они обнаружили, что чистые экспортеры терроризма были более бедными странами, в то время как террористические цели (фактически, импортеры терроризма) были богатыми. Основываясь на этом наблюдении, они предполагают, что экономические факторы, среди прочего, действительно играют роль в объяснении как происхождения, так и места террористических актов.

Роль политических и гражданских прав

Вышеупомянутое исследование Абади фокусируется на роли, которую политическая свобода играет в разжигании терроризма.Изучая разные страны, он обнаруживает, что уровень терроризма наиболее высок в странах со средним уровнем политической свободы. Как высокодемократические, так и высоко автократические режимы меньше подвержены терроризму.

В недавнем рабочем документе экономиста Федеральной резервной системы Сент-Луиса Субхаю Бандйопадхая и соавтора Джаведа Юнаса исследуется связь между терроризмом и политическими и гражданскими правами в развивающихся странах на выборке из 125 стран. Разбив данные по внутреннему и транснациональному терроризму, они обнаружили, что только внутренний терроризм имеет отношение к уровню политических и гражданских прав.Подобно Абади, они обнаружили, что переход от автократии к демократии может быть связан с первоначальным ростом терроризма.

Эти исследования показывают, что странам, возможно, потребуется проявить терпение на пути к демократии. Предоставление гражданам большего количества политических прав не может сразу уменьшить терроризм в этой стране. Интересным примером являются террористические нападения на мирных жителей Саудовской Аравии, совершенные в 2003 году филиалом «Аль-Каиды», которые произошли на фоне политической реформы, в том числе объявления выборов в муниципальные советы в октябре 2003 года.

Контртеррористическая политика: комплексный подход

Из-за очень эмоционального и травмирующего воздействия терроризма важно взвешенно и вдумчиво взглянуть на контртеррористическую политику. Хотя исследования все еще находятся на начальной стадии, они показывают, что экономический статус или недостаток образования не могут быть самыми важными факторами, стимулирующими терроризм. Данные свидетельствуют о более тесной связи с отсутствием политических или гражданских свобод в странах происхождения, возможно, потому, что разочарование существующими режимами заставляет людей более охотно полагаться на насилие.

Эти данные свидетельствуют о многостороннем подходе к контртеррористической политике; военная мощь, а также экономическая помощь могут помочь странам-источникам терроризма провести эффективные реформы. Все исследования показывают, что в долгосрочной перспективе политические реформы, обеспечивающие верховенство закона, гражданские свободы и политические права развивающимся странам, будут лучшим способом уменьшить количество случаев глобального террора.

Рисунок 1

ИСТОЧНИК: Грэм Берд, С. Брок Бломберг и Грегори Д.Hess

Рисунок 2

ИСТОЧНИК: Грэм Берд, С. Брок Бломберг и Грегори Д. Гесс

Примечания
  1. Например, в главе 5.7 отчета о терроризме страны за 2008 год говорится о неявном предположении
    о том, что бедность может привести к терроризму: «Высокая безработица и неполная занятость, часто являющиеся результатом медленного экономического роста, являются одними из наиболее серьезных проблем преимущественно Мусульманские страны ». [к тексту]
  2. См. Bird et al.[к тексту]
  3. См. Krueger and Maleckova (2003). [к тексту]
  4. См. Krueger and Laitin (2007). [к тексту]
  5. По общему признанию, многие страны являются одновременно источниками и целями терроризма; Однако основное внимание в этом исследовании уделялось транснациональным инцидентам, источники и цели которых различались. [к тексту]
  6. См. Abadie. [к тексту]
  7. Обычная мера политических и гражданских прав исходит от Freedom House, некоммерческой, беспартийной организации.Freedom House определяет гражданские свободы как защиту основных прав личности от принуждения и вмешательства со стороны государства; политические права включают право участвовать в политическом процессе и свободу слова. По шкале от 1 до 7 Freedom House отдельно измеряет уровень политических и гражданских прав страны, где 1 - свободный, а 7 - несвободный, что в сумме составляет 14. Например, в 2005 году Соединенные Штаты получили 1 балл. как политические, так и гражданские свободы; Судан получил 7 баллов по обоим счетам.Примеры промежуточных стран включают Аргентину (2 и 2), Таиланд (3 и 3) и Афганистан (5 и 5). [к тексту]
  8. Глава 5 публикации РЭНД МФТИ «Больше свободы, меньше террора? Либерализация и политическое насилие в арабском мире» представляет подробный анализ политического климата и террористической активности в Саудовской Аравии с 1990 года по настоящее время. [к тексту]

Список литературы

Абади, Альберто. 2006. «Бедность, политическая свобода и корни терроризма»." American Economic Review : Papers and Proceedings, 2006, Vol. 96, No. 2, pp. 50-56.

Bandyopadhyay, Subhayu; Юнас, Джавед. «Уменьшает ли демократия терроризм в развивающихся странах?» Рабочий документ Федерального резервного банка Сент-Луиса 2009-023A . Доступно по адресу: http://research.stlouisfed.org/wp/2009/2009-023.pdf.

Берд, Грэм; Бломберг, С. Брок; и Гесс, Грегори Д. «Международный терроризм: причины, последствия и методы лечения». Мировая экономика , 2008, Т.31, No. 2, pp. 255-74.

Кай, Далия Дасса; Уэри, Фредерик; Грант, Одра К; и Шталь, Дейл. Больше свободы, меньше террора? Либерализация и политическое насилие в арабском мире . RAND Corp .: Санта-Моника, Калифорния. 2008. См. Www.rand.org/pubs/monographs/MG772/.

Крюгер, Алан Б; Лайтин, Дэвид Д. «Кто кого?: Межстрановое исследование происхождения и целей терроризма». Рабочий документ NBER , 2007.

Крюгер, Алан Б; Малецкова, Житка. "Образование, бедность и терроризм: есть ли причинно-следственная связь?" Журнал экономической перспективы, 2003, Vol.17, No. 4, pp. 119-44.

База данных РЭНД-МФТИ по террористическим инцидентам, 2007 г. См. Www.rand.org/ise/projects/terrorism-database/.

Государственный департамент США. Страновые отчеты о терроризме, 2008 г. . См. Www.state.gov/g/ct/rls/crt/2008.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *