Понятие и содержание права собственности правомочия собственника: Понятие и содержание права собственности.

Содержание

природа, эволюция, современность – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

=

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ, ПРАВОМОЧИЯ СОБСТВЕННИКА В ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ «СЕМЬЯХ» МИРА: ПРИРОДА, ЭВОЛЮЦИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ

A.B. КАРПОВ, доктор юридических наук

A.C. ВЕЛИЧКО Московская финансово-юридическая академия

Право собственности в любой системе права является центральным правовым институтом, предопределяющим характер всех других институтов гражданского права (договоров, семьи, наследования).

Следует констатировать, что развитие института права собственности происходило весьма медленно. В римском праве в доклассическое время не существовало общего определения собственности, а давалось перечисление отдельных полномочий собственника, которые выражались словами utifrui, habere, а также possidere. При обобщении этих отдельных дефиниций собственность еще не обособлялась юристами от владения.

В конце классического периода разработка правового понятия собственности была завершена, и обычным обозначением для собственности стал с того времени термин proprietas1.

Римские юристы упоминали о следующих основных правомочиях собственника. Собственнику принадлежало ius utendi, или право пользоваться вещью с любой не противной закону целью; iusfruendi, или право на все произведения, какие вещь может принести, и право извлекать из нее доходы, отдавая ее в наем или предоставляя ее в заем другим лицам; ius abutendi, или право распоряжаться вещью путем ее потребления, уничтожения или отчуждения либо путем обременения ее вещными правами в пользу других лиц. К этим элементам содержания права собственности можно было бы добавить iuspossidendi (право владеть вещью) и ius vindicandi (право истре-

J Новицкий И Ь., Перетерский И.С. Римское частное право. -М., 1995.

бовать вещь из рук каждого ее фактического обладателя, безразлично - владельца или держателя)2.

Собственность открывала носителю этого права всестороннюю возможность пользования и распоряжения вещью (отчуждение, обременение) и исключала вмешательство всех посторонних лиц в сферу господства собственника.

Со времен римского права понятие «право собственности» претерпело изменения, однако некоторые его положения перешли из римского права в современные правовые системы.

В нашей стране как в законодательстве, так и в теоретической литературе обычно выделяются три правомочия собственника: по владению, пользованию и распоряжению принадлежащем ему имуществом. Закон не раскрывает содержания данных правомочий, однако в цивилистике* оно практически общепризнано: под правомочием владения понимается основанная на законе (или юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (числить на балансе и т. д.). Речь при этом идет о хозяйственном господстве над вещью, которое вовсе не требует, чтобы собственник находился с ней в непосредственном соприкосновении.

Владение вещью может быть законным и незаконным. Законным называется владение, которое опирается на какое-либо правовое основание, т. е. на юридический титул владения. Законное владение часто именуют титульным. Незаконное владение на

1 Новицкий И.Б. Римское право. - М., 1993. - С. 92.

' Цивилистика [от лат. civilis - гражданский) - наука гражданского права.

правовое основание не опирается, а потому является беститульным. Вещи, по общему правилу, находятся во владении тех, кто имеет то или иное право на владение ими. Указанное обстоятельство позволяет при рассмотрении споров по поводу вещи исходить из презумпции законности фактического владения. Иными словами, тот, у кого вещь находится, предполагается имеющим право на владение ею, пока не доказано обратное.

Незаконные владельцы в свою очередь подразделяются на добросовестных и недобросовестных. Владелец добросовестен, если он не знал и не должен был знать о незаконности своего владения. Владелец недобросовестен, если он об этом знал или должен был знать. В соответствии с общей презумпцией добросовестности участников гражданских прав и обязанностей (п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации - далее ГК РФ либо Кодекс), следует исходить из предположения о добросовестности владельца.

Под правомочием пользования понимается аналогичная возможность эксплуатации (хозяйственного использования) имущества путем извлечения из него полезных свойств в процессе его личного или производственного потребления. Нередко одна и та же вещь может использоваться как в целях личного потребления, так и в производственных. Так, к примеру, швейную машину можно использовать для пошива одежды не только своей семье, но и сторонним лицам за плату.

Правомочие пользования обычно опирается на правомочие владения. Но иногда можно пользоваться вещью и не владея ею. Например, ателье по прокату музыкальных инструментов сдает их напрокат при условии, что пользование инструментом происходит в помещении ателье, скажем, в определенные дни и часы. То же и при пользовании игровыми автоматами3.

Под правом распоряжения понимается соответствующая возможность определить судьбу имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (в форме отчуждения, уничтожения и т.д.)4. Не вызывает сомнений, что в тех случаях, когда собственник продает свою вещь, сдает ее внаем, в залог, передает в виде вклада в хозяйственное общество или товарищество или в качестве пожертвования в благотворительный фонд, он осуществляет распоряжение вещью.

Значительно сложнее юридически квалифицировать действия собственника в отношении вещи, когда он уничтожает вещь, ставшую ему ненужной, либо выбрасывает ее, или когда вещь по своим свойс-

' "Гражданское право" / Поя ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева.-М. 1999

4 Суханов Е.Л. Лекции о праве собственности. - М, 2001.

твам рассчитана на использование лишь в одном акте производства или потребления.

Если собственник уничтожает вещь или выбрасывает ее, то он распоряжается вещью путем совершения односторонней сделки, поскольку воля собственника направлена на отказ от права собственности. Но если право собственности прекращается в результате однократного использования вещи (например, Вы съедаете яблоко или сжигаете дрова в камине), то воля собственника направлена вовсе не на то, чтобы прекратить право собственности, а на то, чтобы извлечь из вещи ее полезные свойства. Поэтому в указанном случае имеет место осуществление только права пользования вещью, но не право распоряжения ею5.

Триада правомочий владения, пользования и распоряжения, внесенная в русское законодательство М.М Сперанским, хотя и стала традиционной для него, но, как справедливо отметил Е.А Суханов, «во всяком случае, недостаточной для характеристики содержания права собственности». Известны и иные характеристики содержания права собственности, описанные в русской юридической литературе. Так, русский юрист С.Е. Десницкий. писал, что «собственность по самому высочайшему понятию нынешних просвещенных народов заключает в себе: право употреблять свою вещь по произволению, право взыскивать свою вещь от всякого, завладевшего оную неправильно, право отчуждать свою вещь, кому кто хочет».

Русский просветитель-правовед А.П. Куницын выделял в праве собственности «право владения, состоящее в праве приводить вещь в такой состояние, чтобы можно было удержать и сохранить оную, право на сущность, то есть право преобразовывать, переменить ее существо, дать другому за награду или безвозмездно, употреблять сообразно ее назначению и противно оному, и право пользованию как право употребления, пользования всеми качествами принадлежности и плодами вещи по своему произволу»().

В правовой науке давно возник вопрос о том, исчерпывается ли перечисленной триадой правомочий право собственности, достаточно ли указания на них для того, чтобы показать юридическую специфику этого права, его отличие от правомочий иных владельцев, не являющихся собственниками.

Дело в том, что такими возможностями, причем не только по отдельности, но и в совокупности, в ряде случаев могут обладать и несобственники. Например, наниматель жилого помещения, очевидно, не только владеет и пользуется квартирой или комнатой (в этом

5 Гражданское право. / Пол ред. Ю.К. Толстого, Л.П. Сергеева. - М., 1999.

* Щенпикова Л.В. Категория " собственность" в российском гражданском законодательстве и русской цивилистике // Государство и право. - 1995. - № 3.

- основной смысл предоставленных ему жилищным законодательством возможностей), но и в известных рамках в праве распорядиться ею (путем обмена, сдачи под наем, раздела лицевых счетов и т. д.).

Уже отсюда следует, что сама по себе триада правомочий, во всяком случае, не достаточна для характеристики содержания права собственности. Более того, было бы ошибкой представлять ее, как единственно возможный и правильный вариант описания правомочий собственника.

Прежде всего, она вовсе не берет начало, как иногда считается, в римском праве. Римское право вообще не знало «закрытого» (исчерпывающего) перечня правомочий собственника. Известная триада т ШепсИ, ш/гиепсИ, ш аЬШепсИ (право обладания, право пользования, право распоряжения) как характеристика правомочий собственника появилась уже в средние века у глоссаторов (тем более, что первые два правомочия рассматривались в классическом римском праве как вполне самостоятельные вещные права, а третье стало чисто средневековым «изобретением» комментаторов).

В русское законодательство, как уже говорилось, «триаду» внес М. М. Сперанский.

В 1832 г. появилась ст. 420 т. 10 ч. 1 Свода законов Российской империи, устанавливавшая, что право собственности имеет тот, «кто, был первым приобретателем имущества по законному укреплению его в частную принадлежность, получил власть в порядке, гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться оным...».

Таким образом, привычная для нас «триада» правомочий собственника, строго говоря, - чисто юридическая конструкция, прямо не опирающаяся на какое-то особое экономическое содержание. Она рождена историческим развитием законодательства и было бы неправильно искать ее истоки в особых экономических отношениях владения, пользования и распоряжения. В ином случае можно было бы содержание экономических отношений собственности раскрывать через юридические категории (правомочия собственника), что вряд ли корректно7.

Юридические особенности права собственности необходимо, по-видимому, искать не столько в перечне (триаде) правомочий, являющемся лишь одним из возможных вариантов законодательной формулировки содержания этого права, сколько в самом характере данных правомочий. Конечно, правомочие распоряжения имуществом у нанимателя всегда уже имеется. Но дело не только в том, что нанимателю не достает каких-то конкретных возможностей, чтобы «сравняться» с собственником (тем более, что последний, абстрактно говоря,

7 Суханов Е.А Лекции о праве собственности. - М., 2001.

может наделить другое лицо любыми принадлежащими ему самому правомочиями).

Дело в том, что правомочия собственника, как и само право собственности в целом, дают ему возможность, опираясь на закон, отстранять всех третьих лиц от «хозяйственного господства» над принадлежащим ему имуществом, если на то нет его воли. В этом смысле правомочия собственника носят действительно особый, исключительный характер (что, несомненно, является прямым отражением, следствием особенностей его экономического положения).

Аналогичные правомочия могут быть и не у собственника (например, у того же нанимателя), но они уже не носят исключительного характера. Ведь они не только «не исключают» прав на это имущество самого собственника, но и возникают по его воле, а не только по воле управомоченного собственником лица.

Следовательно, даже одноименные правомочия несобственника отличаются от правомочий собственника прежде всего тем, что последний реализует их исключительно по своему усмотрению, будучи ограничен в действиях только прямыми запретами закона, тогда как несобственник связан волей собственника, установившего для него пределы осуществления его прав (в соответствие с законом или договором), и не может действовать столь же независимо.

Это обстоятельство ранее игнорировалось законом (ст. 19 Основ гражданского законодательства 1961 г.), что порождало теоретические споры и практические недора?;гмения. Они дали о себе знать в последнее время как в законотворческой деятельности, так и в хозяйственной практике. Отождествление триады правомочий с правом собственности, господствовавшее в правосознании, сделало возможными попытки подмены права собственности указанной триадой, оказавшимися не столь безобидными. Так, сначала права госпредприятия по владению, пользованию и распоряжению государственным имуществом (п. 1 ст. 4 Закона «О государственном предприятии») стали трактоваться некоторыми экономистами как право собственности, тем более, что трудовой коллектив этим же Законом был объявлен «полноправным хозяином» соответствующей части общенародной собственности (п. 2 ст. 1 и п. 3 ст. 2), а иной характеристики прав госпредприятия данный Закон не давал.

Затем в п. 4 ст. 7 Закона «О кооперации в СССР» и кооператив был объявлен «полноправным хозяином принадлежащего ему на праве собственности» имущества. А после этого арендные «народные» и иные коллективные предприятия стали заключать с органами государственного управления договоры о передаче или продаже (выкупе) им либо их трудовым коллективам соответствующего имущества в «пользование и распоряжение», приобретая в результате этого «полную хозяйственную самостоятельность»

и становясь «хозяином» (самостоятельным, полноправным и т. д.) имущества.

Появление такого рода коллективных «хозяев», о которых многократно сообщалось в различных периодических массовых изданиях, возможно и усилило «чувство хозяина» у конкретных работников, но не способствовало ясности правового положения их имущества. Более того, некоторые из них были разочарованы, узнав о том, что никакого права собственности на основные фонды, выкупленные ими «в пользование и владение» у государства, не возникло8.

Анализ показывает, что право государственной собственности по советскому законодательству лишь с большой долей условности можно назвать таковым. Его субъект - единый и единственный - Советское государство в лице строго иерархической системы государственных органов, обладающих не гражданско-правовыми правомочиями владения, пользования и распоряжения, а властной компетенцией. Все государственное имущество находилось в управлении и распоряжении этих органов и только для правовой видимости закреплялось за предприятиями. Последние фактически обладали единственным правом - пользоваться этим имуществом, успешно приумножая государственную собственность9.

Тем не менее в большинстве альтернативных проектов, предлагаемых законодателю в связи с разработкой Закона «О собственности», оставалось именно такое понимание права собственности. Например, в проекте, разработанном Комитетом Верховного Совета СССР по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов, в ст. 4 указывалось, что «полномочному собственнику (субъекту права собственности) принадлежат права владения, распоряжения и пользования объектом собственности».

Понятно поэтому, какое важное практическое значение приобретает правильное и четкое определение характера и содержания правомочий собственника. Для него совершенно излишне указание на «хозяйский» характер прав, ибо характеристика собственника как «хозяина» не только ничего не до-баапяет к его правомочиям, но и смешивает их с правомочиями других владельцев.

Многие ученые-цивилисты, характеризуя правомочия собственника, не ограничивались перечислением известной триады, а указывали на ее осуществление «своей властью и в своем интересе» (A.B. Венедиктов), «по своему усмотрению» (Д.М. Генкин), «независимо» от всех других лиц (С.М. Корнеев), а правом на защиту (т. е. возможность обратиться с требованиями о защите права к компетентным госу-

* Суханов Е. А. Лекции о праве собственности. - М., 2001. 4 Андреев В К Метаморфозы права собственности в России и в Союзе ССР (1917 - 1992)//Государство и право. - 1993 - №3.

дарственным или общественным органам) (В.П. Грибанов)10 и т. д. По этому же пути вполне обоснованно пошел и новый Закон «О собственности в СССР», установивший в п. 2, ст. 1, «что собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом».

При этом в Законе отсутствовало прямое упоминание о «пределах» названных правомочий, содержавшееся ранее в кодифицированных актах гражданского законодательства. Напротив, законодатель далее специально подчеркивает, что «собственник вправе совершать в отношении своего имущества любые действия, не противоречащие закону», особо вьщеляя возможность его использования для «любой хозяйственной или иной деятельности, не запрещенной законом». Тем самым закреплен наиболее широкий, всеобъемлющий характер прав собственника, реализующего «хозяйственное господство» над своим имуществом11.

Основной закон России - Конституция Российской Федерации 1993 г. стала результатом крушения тоталитарного режима и последовавшими за этим столкновениями противоборствующих политических сил уже новой демократической России. Гарантируя широкий круг международно-признанных прав и свобод человека и гражданина, периодическое проведение свободных выборов, реализацию принципов разделения властей и федерализма, создание и развитие системы местного самоуправления, она призвана обеспечить правовые предпосылки для дальнейшего развития подлинно демократического, основанного на господстве права конституционного строя в России. Она действительно — Основной закон жизни общества, фундамент всей его государственной и правовой системы. В этом заключается ее огромный созидательный потенциал, который еще предстоит в полной мере реализовать и который, возможно, еще не вполне осознан.

Прошедшие годы явились периодом восприятия всем российским обществом ценностей подлинного конституционализма, практического воплощения - порой болезненного, драматического - всех без исключения конституционных положений. Люди привыкли к свободе слова и совести, к многопартийности и открытости границ, к рыночным отношениям и судебной защите своих прав. В этом смысле Конституция вошла в жизнь каждого россиянина.

Следует при этом отметить, что российская конституция — не застывший на бумаге текст, а живой, развивающийся организм, приобретающий с течением времени более глубокое собственное содержание и одновременно раскрывающийся в реальной

,и Грибанов В.П. Пределы осуществления и зашиты гражданс-

ких прав . - М., 2002. - С. 96

11 Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. - М., 2001.

жизни через текущее законодательство и правоприменительные акты.

Конечно, у каждой страны свой исторический путь, и Россия в этом плане — не исключение. Но, сохраняя специфику своего национального государственно-правового развития, важно не упустить то главное, родовое, что присуще всем правовым государствам современности и что нашло отражение, в частности, в ст. 15, 17 и 18 Конституции РФ. Прошедшие годы показали, что другого пути быть не может. Только так страна способна оставаться полноправной и равноправной составной частью мировой цивилизации.

На современном этапе социально-экономического развития России, после стольких лет рыночных преобразований, активная и целенаправленная регулирующая роль государства в формировании и совершенствовании рыночных механизмов все более воспринимается как необходимость. При этом в своих усилиях содействовать созданию и развитию пользующихся доверием рыночных реформ государство в условиях переходного периода от централизованной экономики оказывается в сложной двойственной ситуации, когда, с одной стороны, оно выступает в качестве регулятора рыночных процессов, а с другой - в качестве их равноправного участника и крупнейшего собственника.

На рассмотренном ранее примере проблемных вопросов участия государственных органов в хозяйственных обществах'2 стало очевидным, что в данной ситуации главной задачей государства становится его умение сохранить качество равноправного участника указанных правоотношений, в которых оно не будет обладать, как уже говорилось выше, доминирующим положением и символизировать собой властный (административный) ресурс (способ) воздействия на относительные гражданские правоотношения, а станет на одну ступень с иными участниками гражданских правоотношений - гражданами и организациями, обладающими теми же субъективными гражданскими правами и обязанностями.

Бесспорно, в современных условиях, когда нарушение прав и охраняемых законом интересов остальных участников гражданских правоотношений при реализации ими правомочий собственника стало сегодня почти нормой в нашем государстве, данная проблема представляется наиболее актуальной.

Что же касается государственной собственности, то она как экономическая категория и ее специфика неразрывно связана с осуществлением единой государственной политики, которую реализуют органы государственной власти всех уровней, являясь

12 Величко A.C. Проблемы правового регулирования вопросов участия государственных органов в хозяйственных обществах: Сборник научных статей аспирантов / МФЮА. - М., 2003. — 4.1.-С. 38.

в то же время полномочными представителями интересов государства при управлении государственным имуществом. При этом важно подчеркнуть, что проблема правого регулирования и практической реализации права государственной собственности представляется сегодня не менее актуальной.

Важным аспектом данной проблемы опять же является сам механизм правового регулирования, его системное развитие и последующее совершенствование.

Ведь именно от его состояния зависят: практическая реализация государством права собственности в отношении принадлежащего ему имущества;

его авторитет на международных рынках товаров и услуг;

успешная интеграция в международный сектор экономики;

эффективное управление государственной собственностью;

процесс стимулирования развития «здоровых», пользующихся доверием и отвечающих требованиям европейских стандартов имущественных правоотношений;

становление и формирование правового государства и гражданского общества в целом. В этом смысле, Конституция 1993 г. создала легитимную основу российской государственности, построенную на демократических принципах, заложила новую систему отношений, к примеру, между центром и регионами, провозгласила новую политику осуществления государственным собственником права собственности.

Она стала фактором стабилизации и политической жизни страны, обеспечив общество и власть цивилизованными формами разрешения конфликтов, четкими правовыми механизмами преодоления противоречий между различными ветвями и уровнями власти. Концептуальной основой Конституции Российской Федерации признано закрепление прав и свобод человека в качестве высшей ценности.

В нынешнем виде ст. 1 ГК РФ предусматривает, что гражданское законодательство основывается на признании неприкосновенности собственности. Право собственности детально регламентируется разделом II «Право собственности и другие вещные права» Кодекса.

Конституция в данном случае отвергает различия в правовом режиме собственности в зависимости от вида субъектов права собственности, привилегированного положения государственной собственности. Каждый вправе иметь на праве собственности любое имущество - движимое и недвижимое, предметы потребления и средства производства. Под владением понимается фактическое обладание принадлежащей собственнику вещью (имуществом), под поль-

зованием — извлечение из имущества его полезных свойств, под распоряжением — законная возможность полной или частичной передачи прав на него другим лицам. Правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом регулируются и строго охраняются гражданским законодательством.

Таким образом, прямые обязанности государства: создание условий для развития экономических свобод, определение стратегических ориентиров, предоставление населению качественных публичных услуг и, наконец, эффективное управление государственной собственностью.

На сегодняшний день остро стоит проблема качественного управления государственной собственностью. Госпредприятия еще почти во всех секторах экономики присутствуют. Но, к примеру, из почти 10 тыс. унитарных предприятий по-настоящему эффективно работают только считанные единицы. А в 2003 г. около 400 государственных унитарных предприятий находились в процедуре банкротства.

Следует напомнить, что до сих пор точно не известны подлинные объемы госсектора.

Однако несмотря на то, что конституцией определенным образом провозглашены права собственников на имущество, в том числе и государственного, говорить об абсолютной свободе собственников на имущество не приходится. Права собственника ограничены, как известно, общественными интересами и правами третьих лиц. То, что право собственности - право безграничное, святое и естественное - это миф.

Как отмечал Поль Лафарг, «юристы, политики, философы и религиозные реформаторы очень часто спорили о неограниченности права собственности». В цивилистической литературе ХГХ и начала XX вв. эта проблема занимала видное место. Одни полагали, что право собственности (речь, разумеется, шла о праве частной собственности) есть право по своей природе неограниченное. Эта позиция была отчетливо сформулирована главным теоретиком так называемой «исторической школы права» Савиньи, а вслед за ним также Пухтой, Виндгивидом, Зомом и др. При этом допускалось лишь временное ограничение права собственности правами третьих лиц на ту же вещь, с отпадением которых «автоматически» восстанавливалось право собственности в неограниченном объеме.

Сторонники другого направления, наоборот, считали право собственности правом, ограниченным законом (Демоломб, Гартман Дернбург, Курди-новский, Шершеневич и др.). Эта позиция, несмотря на шаткость, а во многих случаях и очевидную фальшь приводимых ее сторонниками доказательств (Демоломб видел в этом некие божественные начала, Курдиновский - заботу государства «об общем благе»), все же более верна, так как точнее отражает саму

природу права и, как писал Шершеневич, «по крайней мере, имеет за собой авторитет законодателей».

Действительно, законодательные акты XIX в. рассматривали право собственности как господство над вещью в пределах, установленных законом13.

Современный законодатель придерживается аналогичной позиции. В частности, если опять обратиться к ГК РФ, то в п. 2 ст. 209 сказано, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

С учетом изложенного можно сказать, что субъективное право собственности предоставляет обладателю исключительную и всеобъемлющую возможность полного хозяйственного господства над имуществом, заключающуюся в правомочиях владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению, т. е. совершать в отношении имущества любые действия, не противоречащие закону.

Основными же правомочиями собственника по гражданскому праву западных стран признаются: право владения; право пользования; право распоряжения вещью. Однако не во всех гражданских кодификациях указанные полномочия перечисляются. Так, Германское гражданское уложение указывает, что собственник может располагать вещью по своему усмотрению в законных рамках, устраняя от воздействия на нее всех других лиц.

Напротив, французский ГК называет отдельные правомочия собственника: право пользования и право распоряжения (ст. 544). Причем под правом пользования понимается и право владения вещью. А во французской юридической доктрине обычно различают право пользования, право извлекать плоды и доходы и право распоряжения14.

В англо-американском праве допускается даже разделение («расщепление») правомочий собственника между несколькими различными лицами одновременно. Так, собственник вправе передать свое имущество или его определенную часть в управление и распоряжение другому лицу - управляющему (трасти) для определенных собственником целей.

11Лафарг П. Происхождение и развитие собственности. - М., 1925.

14 Мозолин В.П., Кулагин М.И. Гражданское и торговое право ка-

питалистических стран. - М., 1989.

При этом доходы от использования такого имущества по указанию собственника-учредителя поступают третьему лицу — выгодоприобретателю (бенефицианту), в качестве которого может выступать и сам собственник. В отношениях со всеми иными лицами (кроме учредителя и бенефицианта) управляющий-трасти выступает в качестве собственника, действуя, однако, в строгом соответствии с установленными ему учредителем траста целями. Такая конструкция получила название «доверительной собственности» («траста»). В континентальном праве считается невозможным разделить право собственности между собственником и иными лицами, поскольку собственник сохраняет свои правомочия в полном объеме даже при передаче имущества другому лицу, например, в аренду. Соответствующие же доверительной собственности отношения здесь оформляются с помощью договоров поручения или комиссии15.

В современном англо-американском праве насчитывают 11 правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях давать около полутора тысяч вариантов прав собственности.

Скажем, в США, по мнению В.С.Кикотя, накопление огромного количества различных государственных и полугосударственных вмешательств в осуществление разнообразными субъектами конкретных правомочий их права собственности на многочисленные объекты этого права при многообразных социально-экономических и политических ситуациях во многом изменило характер и правовой облик рассматриваемого правового института. Поэтому многие ученые стали говорить о необходимости переработать общее определение права собственности, как и определения его отдельных видов, выработать новую теорию права собственности и т. д.

Одним из результатов этой работы явилось новое определение наиболее «полного» и «либерального» права собственности, включающее не 3 основных элемента права собственности, как это в основном принято в странах континентальной системы, а 11 элементов. Это определение, по мнению его автора Оноре А., является общими для всех «зрелых» правовых систем. Вот их перечень:

1. Право владения, т. е. исключительного физического контроля над вещью. Если она не может находиться в физическом обладании (например, из-за ее нетелесной природы), владение может пониматься метафорически или просто как право исключить других лиц от ка-кого-либо ее использования.

2. Право пользования, т .е. личного пользования вещью, не охватывающее двух последующих правомочий.

' Гражданское право / Пол ред. Е.А. Суханова. - М , 1993.

3. Право управления (to manage), т. е. решение, каким образом и кем вещь может быть использована.

4. Право на доход (to income), т. е. на благо, происходящее от предшествующего личного пользования вещью и от разрешения другим лицам пользоваться сю.

5. Право (to capital), т. е. право на отчуждение, потребление, проматывание (waste), изменение или уничтожение вещи.

6. Право на безопасность, т. е. иммунитет от экспроприации.

7. Право передавать вещь.

8. Отсутствие срока, т .е. бессрочность права собственности.

9. Запрещение вредного использования, т. е. обязанность предотвратить использование вещи вредным для других лиц способом.

10. Ответственность в виде взыскания, т. е. возможность отобрать вещи в уплату долга.

11. Residuary character, т. е. существование правил, регулирующих восстановление нарушенных прав собственности.

Таким образом, в этом перечне фигурируют не только три элемента права собственности, традиционные для континентальной системы законодательства - права владения, пользования и распоряжения, причем некоторые из них в раздробленном виде, но и ряд других, ныне самостоятельных правомочий, выделенных из элементов этой триады или возникших наряду с ними. Все они важны для целого16.

Дело в том. что американский собственник не обладает одновременно всеми одиннадцатью полномочиями. В его распоряжении несколько полномочий, находящихся в таком сочетании, коюрос позволяет обеспечить собственнику наибольшую защиту своего имущества.

Напротив, Ласк Г. выделяет только 3 традиционных правомочия собственника, раскрывая содержание права собственности. В частности, он определяет право собственности как исключительное право владеть, пользоваться и распоряжаться вещами или правами, имеющими экономическую ценность. «Тщательный анализ наших понятий о собственности и праве собственности, — пишет он, - базируется на совокупности правомочий, признаваемых и принудительно осуществляемых в обществе»17.

Концепция права собственности как совокупности взаимосвязанных правомочий подразумевает, что права собственников могут передаваться ими другим лицам. В США наблюдается тенденция передачи,

Кикоть В.С. Актуальные проблемы современного буржуазного гражданского права / Сборник научно-аналитических обзоров. - М , 1983.-С.41 -43

17 Ласк Г. Гражданское право США. - С. 58.

а точнее регулирования прав частной собственности, обратно государству посредством налогообложения, изъятия земель и применения полицейской власти. Исторически сложилось так, что концепция права частной собственности концентрировалась преимущественно на правах собственника, а не на его обязанностях. Лишь в последние годы озабоченность общества в связи с ухудшением состояния окружающей среды привела к смешению акцента на определение обязанностей земельного собственника, связанных с обеспечением защиты природной среды.

Собственники могут использовать или не использовать свои права по своему выбору. Они могут передавать свои права другим лицам различными способами: посредством установления прав пользования чужой собственностью (easement), передачи земли в аренду, получения земельной ренты, залога земли и т. д. Собственник может передавать все свои права, оставаясь собственником, кроме одного: он не может передать свой титул права на землю, поскольку после этого он перестает быть собственником18.

В США, юридические традиции которых восходят к системе британского общего права, большая часть правового регулирования и контроля за использованием земли осуществляется при помощи сохраненных за государством полномочий в отношении собственности. К их числу относятся: полицейские полномочия по принудительному отчуждению частной собственности и по взиманию налогов. Теория сохранения полномочий в юрисдикциях общего права, таких.например, как США, восходит к 1066 г. Именно тогда Уильям Коннвэрор разработал план управления вновь приобретенными территориями посредством предоставления уполномоченным чиновникам определенных прав в отношении земли, понимая, что уполномоченный чиновник предоставит королю определенные виды продовольствия, такие как пшеница или откормленная домашняя птица, войска для королевской армии, услуги по отправлению богослужений и т. д. Облеченные полномочиями мелкие чиновники, в свою очередь, распределяли свою землю среди своих доверенных друзей на том условии, чтобы определенные товары или услуги ежегодно предоставлялись этим королевским чиновникам. Действительно, несколько уровней собственности было создано после 1066 г., когда осуществлялась иерархическая передача пожалованных поместий. Постепенно в течение нескольких столетий права собственников промежуточного уровня были ограничены, и лица, находящиеся на последней, нижней ступени лестницы, стали рассматриваться как собственники земли короля. Заметим, что король никогда не отказывался от всех прав на землю.

,х Кроссов О.И. Право частной собственности на землю в США // Государство и право. - 1993. - № 2.

Некоторые права были сохранены, включая право на возвращение земли, право обложения земли налогом и право регулирования использования земли.

США, не знавшие королевской власти, приняли большую часть английского земельного законодательства, но заменили короля государством. Соответственно, различные уровни государственной власти рассматривались в качестве субъектов, наделенных полномочиями в отношении земли, так что полномочия, осуществляемые государством, являются сохранившимися полномочиями. Права государства были признаны государственным органом с момента передачи государством земли первому частному собственнику. Это не та ситуация, когда права изымаются у частных собственников19.

В гражданском праве Германии полномочия собственника определяются следующим образом: собственник вещи может, если тому не препятствуют закон или право третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять любое вмешательство. Собственник животного при осуществлении своих полномочий должен учитывать особые предписания об охране животного20.

Французские законы конца XVIII и начала XIX вв. формировались на основе философии, признающей право гражданина на землю в качестве естественного (т. е. данного человеку от рождения). Одновременно право частной собственности рассматривалось в качестве одной из свобод человека. В ст. 544 ГК Франции, известного как Кодекс Наполеона, утверждается абсолютный характер права собственности, понятие о котором очищается от всяких представлений об иерархии собственников и от большей части прав и обременений, которые когда-то стесняли его осуществление. Правда, предусматривается, что пользование своей вещью может быть ограничено для собственника законом или регламентами, но, по его концепции, такие ограничения должны быть исключительным явлением.

Со временем право собственности стало утрачивать тот абсолютный суверенный характер, который, казалось, был признан за ней Кодексом. Многочисленные нормы, главным образом административного права, создали значительные ограничения права собственника на пользование своим имуществом. Эти ограничения устанавливались в интересах национальной обороны, здравоохранения, транспорта, эксплуатации природных богатств, производства электроэнергии.

Невзирая на ст. 544, судебная практика, восстанавливая традиции дореволюционного права, признала, что право собственности не беспредель-

и Хаар. Проблемы регулирования часгной собственности в

сельском хозяйстве США // Государство и право. - 1992. - № 12.

20 Германское право 4. 1. Под ред В В. Залесского. - М.. 1994 - С. 206.

но и может быть ограничено не только законом и изданными в установленной форме регламентами, но и понятием злоупотребления правом. Судебная практика отвергает, например, право собственника возвести на своем земельном участке ненужную ему стенку с единственной целью причинить вред соседу или право возбудить судебное дело со злостными намерениями.

Л. Жюллио де Ла Морандьер в книге «Гражданское право Франции» определяет право собственности как наиболее полное право на материальную вещь, каким вообще можно обладать. Положения, выдвинутые в связи с этой чертой права римскими юристами остаются правильными до сих пор. Собственник вправе осуществлять пользование (usus) вещью, пользоваться или не пользоваться ею, пользоваться ею для собственного удовольствия или эксплуатировать ее в экономических целях; он может пользоваться вещью, извлекая из нее и присваивая себе плоды и произведения вещи21. Это тот вид пользования, который римские юристы называли fructus\ наконец, собственнику предоставлено правомочие, именуемое abusus, т. е. правомочие уничтожения или распоряжения вещью. Эти правомочия могут осуществляться путем материального воздействия на вещь, материального пользования ею, извлечения материальных плодов путем физического уничтожения вещи.

В их число включено и право совершать в отношении вещи любые юридические сделки: как сделки, направленные на обеспечение сохранности вещи (например, договор страхования), так и сделки, в которых выражается управление вещью (например, договор аренды, переносящий на другое лицо право извлечения из веши плодов и доходов под условием внесения арендной платы, договор ссуды и т. д.), а также распорядительные сделки, при помощи которых собственник отчуждает свою вещь; эти сделки совершаются либо между живыми (продажа, товарищество, дарение...). либо на случай смерти (завещание)22.

Институт права собственности в Англии не строится по знакомым нам схемам, к которым нас привел

бы анализ содержания права собственности на континенте. Здесь право собственности рассматривается как система прерогатив собственника: владение, распоряжение, пользование. Такой анализ, как бы тради-ционен он не был, является весьма приблизительным. Не очень точным является объединение под термином «usus» права пользования вещью (например, проживание в доме), права управления ею (проведение ремонта или сдачи дома внаем). Таково же объединение под термином «abusus» столь различных правомочий, как право уничтожать свое имущество и право распоряжаться вещью и отчуждать ее23.

Права собственности не имеют осязаемого существования, но представляют собой полномочие, предоставленное держателю обращаться за помощью общества в лице суда против всякого нарушителя прав, защищаемых судом. На этих нарушителей возлагаются обязанности, соответствующие указанным правам или правомочиям. Таким образом, право собственности выражается в неких связанных друг с другом правах и обязанностях граждан в отношении присвоенных предметов природы.

К упомянутым правомочиям можно добавить «право на владение», т. е. охраняемое правом правомочие получить владение всеми законными средствами; и «право владельца», которое означает правомочия, предоставляемые правом владельца только в качестве таковых для защиты владения24.

Таким образом, несмотря на общность социально-экономического содержания, право собственности по-разному определяется в законах и судебной практике отдельных стран.

Такие различия связаны с историей развития национального права, культурой и психологией людей.

Полномочия же собственника в различных гражданско-правовых «семьях» мира могут носить одно и то же название, но смысл, который вкладывается в их содержание, разный, однако встречаются и аналогичные полномочия (притом с одинаковым названием). Это связано, прежде всего, с влиянием римского права на современные правовые системы.

11 Во французском нраве плодами называются веши, регулярно

производимые друшй вешью. или доходы, регулярно извлекаемые из вещи, например, плоды фруктовых деревьев, наемная плата за пользование помещениями в доходных домах. Произведения - это веши, приносимые другой вешью случайно, например, деревья, срубленные в лесу, где не производится регулярная рубка.

" Жюллио де Ла Морандьер. Гражданское право Франции. -

С.-58-61.

" Гене Давид, Камилла Жоффре-Спинози. Основные правовые системы современности. - М., 19%. - С. 239.

14 Джэнкс Э. Английское право. - М., 1947. - С. 249.

Понятие права собственности | Статья в журнале «Молодой ученый»



В данной статье проанализировано понятие права собственности с точки зрения российских ученых цивилистов, также право собственности рассмотрено, как триада правомочий собственника. Право собственности рассмотрено в двух аспектах: объективном и субъективном. На основании проведенного исследования предложено закрепить определение права собственности на законодательном уровне.

Ключевые слова: право собственности, понятие права собственности, собственность, триада правомочий собственника.

This article analyzes the concept of ownership from the point of view of Russian scientists. The right of ownership is considered in two aspects: objective and subjective. Based on the studies, it is proposed to consolidate the definition of property rights at the legislative level.

Понятие права собственности в гражданском законодательстве до сих пор не нашло должного отражения, которое в полной мере раскрывало бы его сущность, в связи, этим в правоприменительной практике часто возникают различные сложности, а среди теоретиков до настоящего времени ведутся многочисленные споры.

Необходимо отметить, что, неоднократно употребляя понятие право собственности в различных нормативно-правовых актах, законодатель не дает его определения в действующем гражданском законодательстве. Другими словами, закрепленное определение права собственности отсутствует, вследствие этого, понятие стремительно разрабатывается в отечественной юридической науке.

Право собственности, по мнению Л. В. Щенниковой, это закрепленная за субъектом гражданского права возможность в отношении принадлежащего ему имущества осуществлять любые действия по собственному усмотрению, содержать имущество, в тоже время, не превышать установленные правопорядком пределы, не нарушать прав и законных интересов других лиц, а также не наносить ущерба окружающей среде. [1,115]

Л. Р. Юлбердина и Д. Р. Латыпова определяют собственность в качестве социально-экономических взаимоотношений между субъектами права по поводу использования материальных благ, а право собственности в качестве правового закрепления вышеуказанных отношений. [2,42]

В свою очередь, соглашаясь с приведенным мнением, стоит отметить, что необходимым фактом, вызывающим права и обязанности такого лица, является наличие у конкретного субъекта правоотношений имущества, находящегося в собственности на законных основаниях.

Ю. К. Толстой и А. П. Сергеев считают, что право собственности — это закрепленная за собственником возможность владеть, пользоваться и распоряжаться, принадлежащим собственнику имуществом, по его усмотрению и в его интересе путем совершения в отношении этого имущества любых, не противоречащих закону и иным правовым актам действий, не нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц, а также возможность устранять вмешательство третьих лиц в сферу его хозяйственного господства. [3,89]

Понятие право собственности комплексное, которое можно рассматривать в двух аспектах: объективном и субъективном. Совокупность норм, которые закрепляют вещи за определенными субъектами и устанавливают права субъектов по владению, пользованию и распоряжению вещами, а также обеспечивают осуществление и защиту этих прав представляет собой право собственности в объективном смысле. Необходимо отметить, что право собственности является абсолютным и защищает права собственника от посягательств со стороны любых лиц. [4,347]

Рассмотрев понятие права собственности в объективном смысле можно сделать вывод о том, что не все отношения собственности регулируют нормы права собственности, а только те, что устанавливают принадлежность имущества определенным лицам. Право собственности, установив принадлежность, фиксирует в своих нормах владение, а также возможность пользования и распоряжения материальными объектами, то есть правомочия собственника по владению, пользованию, распоряжению имуществом. Кроме того, установив принадлежность и закрепив правомочия собственника, нормы права собственности обеспечивают правовые средства охраны прав собственника на принадлежащие ему блага.

В субъективном смысле правом собственности, по мнению Е. А. Суханова, является субъективное гражданское право лица владеть по своему усмотрению, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, в то же время, принимая на себя бремя и риск его содержания. [5,32]

Следовательно, вышеуказанный подход к трактовке права собственности вытекает из законодательного подхода, так как в п. 1 ст. 209 ГК РФ законодатель определяет рассматриваемое понятие посредством перечисления триады правомочий собственника по владению, пользованию и распоряжению своим (принадлежащим собственнику) имуществом. [6]

Так же, как и в случае с определением права собственности, правомочия, составляющие право собственности, практически не определяются законодателем, соответственно, это негативно отражается не только на раскрытии содержания права собственности, но и на практике применения законодательства, в связи, с чем правомочия рассматриваются в рамках отечественной правовой науки.

Триада правомочий собственника отражает фактическое содержание права собственности и реальные способы его использования. В совокупности они придают собственности характер наиболее широкого с точки зрения правового содержания имущественного права, которым могут обладать все субъекты гражданского права.

Владение — это господство над вещью, пользование которой состоит в извлечении выгод, которыми в свою очередь определяется экономическое значение. В свою очередь возможность совершения различных сделок дает распоряжение, утверждал Г. Ф. Шершеневич, раскрывая элементы триады правомочий собственника. [7, 220]

В науке гражданского права под правомочием владения понимают закрепленную законом возможность фактического обладания имуществом и контроля над ним, осуществляемую собственником добросовестно и законно. Правомочие владения органично сочетает в себе объективные и субъективные элементы, а отсутствие одного из них не позволяет говорить о наличии у лица права владения. [8]

Основанная на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств и его потребление представляет собой правомочие пользования. Оно тесно связано с правомочием владения, так как, можно имуществом пользоваться, только фактически владея им. [9, 51]

Рассматривая правомочие распоряжения, как возможность определения собственником фактической и юридической судьбы вещи, необходимо акцентировать внимание на его субъекте — объектный характер. Собственник вещи вправе распоряжаться по своему усмотрению, например, отдавать в залог, либо обременять иными способами, отчуждать и др. в границах, не противоречащих закону и иным правовым акта, а также не нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц. При определении границ, которые не затрагивают и нарушают права и интересы третьих лиц, нередко возникают сложности, тем самым возникает интерес к правомочию распоряжения, также среди правомочий собственника вышеуказанное правомочие занимает особое место. Органично можно выделить из права собственности и предоставить стороннему лицу право владения и право пользования, а право распоряжения настолько тесно связано с сущностью права собственности, что без прекращения права собственности выделение права распоряжения немыслимо. [10]

Необходимо отметить, что правомочия, составляющие право собственности, тесно взаимосвязаны между собой.

Главное, что характеризует в российском гражданском праве правомочия собственника — это возможность осуществлять их по своему усмотрению, а именно — самому решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь исключительно собственными интересами.

Таким образом, рассмотрев и проанализировав понятие права собственности на имущество в российском гражданском праве, необходимо законодательно закрепить определение понятия «право собственности». Можно определить, понятие права собственности, как закрепленную за физическим, либо юридическим лицом юридически обеспеченную возможность владеть, пользоваться и распоряжаться, принадлежащим имуществом по своему усмотрению и в своих интересах, путем совершения в отношении этого имущества любых действий, не противоречащих закону и иным нормативно-правовым актам и не нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц, а также возможность устранять вмешательство третьих лиц.

Исследование, проведенное в рамках данной статьи, позволяет сделать вывод, о том, что право собственности представляет собой закрепление социально-экономических отношений. Право собственности можно рассматривать в двух аспектах: объективном и субъективном. Совокупность норм, которые закрепляют вещи за определенными субъектами и устанавливают права субъектов по владению, пользованию и распоряжению вещами, а также обеспечивают осуществление и защиту этих прав представляет собой право собственности в объективном смысле. Право собственности в субъективном смысле — это предусмотренная законом возможность лица владеть по своему усмотрению, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, в то же время, принимая на себя бремя и риск его содержания.

Литература:

  1. Щенникова Л. В. Вещное право: Учебное пособие. — Пермь: Изд-во Пермского университета, 2001. — 240 с.
  2. Юлбердина Л. Р., Латыпова Д. Р. Собственность и право собственности: проблема соотношения понятий //Интеграция наук. 2017. — № 3(7) — с. 40–42.
  3. Зенин И. А. Гражданское право Российской Федерации: Учебное пособие. — М.: Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права, 2003. — 656 с.
  4. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. Гражданское право: учебник.– 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Т1, 2001. –765 с.
  5. Е. А. Суханов. Гражданское право: в 4 т. Т.2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: учеб. — 3-е изд., перераб. и доп.. — М.: ВолтерсКлувер, 2006. — 496 с.
  6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018) [с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019] — ст. 209.
  7. Г. Ф. Шершеневич. Учебник русского гражданского права. — М.: Директ-Медиа, 2012. — 882 с.
  8. Феоктистов А. В., Лысенко И. М., Шишова М. Н. Актуальные проблемы института права собственности в Российской Федерации // Наука. Общество. Государство. — 2016. — № 2 (14).
  9. Алибалаев Азиз Кямиль Оглы. Общие положения о праве собственности // Научные исследования. — 2017. — № 6 (17). — с. 51.
  10. А. В. Феоктистов, И. М. Лысенко, М. Н. Шишова. Актуальные проблемы института права собственности в Российской Федерации // Наука. Общество. Государство. — 2016. — № 2 (14).

Основные термины (генерируются автоматически): собственность, правомочие собственника, владение, имущество, лицо, объективный смысл, правомочие владения, субъект, триада правомочий собственника, субъективный смысл.

30 Понятие и содержание права собственности

7. Право собственности

7.1. Понятие и содержание права собственности

Собственность представляет собой отношения между людьми по поводу присвоения материальных благ.

Право собственности закрепляет в своих нормах обладание материальными благами (объектами, имуществом), ихпринадлежность конкретным собственникам, а также предусматривает условия и порядок приобретения имущества в собственность, возможность владеть,пользоваться и распоряжаться им. Оно устанавливает принадлежность или невозможность принадлежности материальных благ (имущества) субъектам с помощью правовых норм.

Под понятием права собственности подразумевают два значения:

·           право собственности в объективном смысле;

·           право собственности в субъективном смысле.

Право собственности в объективном смысле есть совокупность правовых норм, закрепляющих и охраняющих в соответствии со структурой общества отношения по владению, пользованию и распоряжению средствами и продуктами производства либо в интересах гражданина (частная собственность), либо в интересах государства (государственная собственность).

Рекомендуемые файлы

Право собственности в субъективном смысле означает возможность субъектов по своему усмотрению и независимо от кого-либо владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом в пределах, установленных законом.

Содержанием права собственности являются правомочия владения, пользования и распоряжения, которые принадлежат собственнику в силу предписания закона. Следовательно, собственник вправе совершать в отношении своего имущества любые действия и использовать его для любой деятельности, если это не противоречит закону. Так, согласно пункту 2 ст. 210 ГК Республики Беларусь собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие законодательству и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Каждое из указанных правомочий представляет собой не только необходимый элемент права собственности, но и обладает определенной спецификой и самостоятельностью.

Владение – это фактическое обладание вещью лицом, дающее возможность физического или хозяйственного воздействия на нее. Законное владение опирается на определенное правовое основание (титул), поэтому владение, охраняемое законом, называется титульным. Наличие титула означает, что владелец обладает правом владения, и оно имеется, прежде всего, у собственника, но может быть и у других лиц (например, у нанимателя, комиссионера), получивших это право на основании договора с собственником либо на основании административного акта (например, по распоряжению органов опеки). Иногда право владения возникает в силу прямого указания закона (например, у местного органа власти в отношении переданной ему находки).

Незаконным признается владение несобственника, не основанное на законе, договоре с собственником или административном акте. Однако незаконный владелец признается добросовестным, если он, приобретая имущество, не знал и не должен был знать, что лицо, у которого он приобрел имущество, владеет им незаконно, а следовательно и не имело право его отчуждать.

Пользование – это возможность извлекать из вещи полезные свойства в целях удовлетворения различного рода потребностей, в том числе получать плоды и доходы в процессе эксплуатации этой вещи. Право пользования может принадлежать и несобственнику на основании договора с собственником, либо в силу закона, либо административного акта.

Распоряжение – это возможность определять юридическую судьбу вещи. Граждане осуществляют распоряжение чаще всего путем совершения различных сделок (например, путем купли-продажи, дарения, завещания и т. д.). Организации распоряжаются принадлежащим им имуществом путем совершения действий по его реализации в пределах, не противоречащих действующему законодательству. Государство, осуществляя право распоряжения, передает часть своего имущества во владение и пользование предприятиям, организациям наделяя их соответствующими правами. Одним из таких прав является право хозяйственного ведения.

Право хозяйственного ведения – это особое вещное право юридического лица, которым наделяет его государство. Унитарное предприятие (республиканское или коммунальное), которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается имуществом собственника в пределах, установленных законом и целями его деятельности.

Основываясь на законе, собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, решает вопросы создания унитарного предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации; назначает руководителя предприятия, осуществляет контроль над использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества (пункт 2 ст. 276 ГК Республики Беларусь).

Обратите внимание на лекцию "32 История Ирана".

Предприятие на праве хозяйственного ведения вправе совершать все те действия, которые не отнесены к компетенции собственника. Собственник же имеет право на получение части прибыли согласно заключенному договору от использования имущества, принадлежащего ему.

Закон (пункт 3. ст. 276 ГК Республики Беларусь) определяет, что унитарное предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду и залог, вносить в качестве вклада в уставный фонд (складочный капитал) хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника.

Государство, осуществляя право распоряжения имуществом, наделяет также некоторые казенные предприятия, учреждения и правом оперативного управления. Эти предприятия, а также учреждения в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют права владения, пользования и распоряжения в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества. Если же имущество используется казенным предприятием или учреждением не по назначению (имеется излишнее, неиспользуемое), то собственник имущества вправе изъять его и распорядиться им по своему усмотрению (ст. 277 ГК Республики Беларусь).

Предприятия, наделенные правом оперативного управления, вправе распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества.

Правом оперативного управления наделяются предприятия, учреждения, субсидирование которых осуществляется из государственного бюджета.

Право собственности: понятие и содержание

 

СОДЕРЖАНИЕ:

1. Юридическое и экономическое содержание права собственности

2. Признаки права собственности

3. Право собственности на имущество: бремя содержания имущества

 

Право сервитута собственности имеет давнюю историю, которая начинается в период классического римского права. Именно в те времена были разработаны понятия и принципы сервитута, большинство из которых растеряли значения и теперь. Слово сервитут переводится как «рабство вещи», «служение ее», иными словами, такое отношение, при котором земельный участок использовался не только своим собственником, но и для других нужд владельца соседнего участка. В римском праве, такие нужды можно было удовлетворить путем достижения договоренности с соседом, но не всегда этот метод был ненадежным, так как такое согласие носило личный характер.

 

1. Юридическое и экономическое содержание права собственности

На основе комплексного анализа существующих взглядов и подходов к определению понятия и сущности собственности необходимо обосновать экономическое и юридическое содержание данной категории, что позволит рассмотреть собственность как особый феномен экономики и права.

В правовой доктрине выделяется понятие «собственность» и «право собственности» как отдельные правовые категории.

Собственность, как отмечает С.П. Гришаев это «экономическая категория, характеризующая отношения между людьми и другими субъектами прав по поводу принадлежности материальных благ, отношения к ним как к своим или чужим».

Термин «право собственности» по мнению С.П. Гришаева, употребляется в двух значениях: право собственности в объективном смысле и право собственности в субъективном смысле. Право собственности в объективном смысле – совокупность правовых норм, регулирующих и охраняющих отношения собственности. Помимо гражданско–правовых норм в эту совокупность входят нормы конституционного, административного, уголовного и некоторых других отраслей права.

Груденко С.В, отмечает, что «собственность как субстанция не может быть сведена только к единству производительных сил и производственных отношений. Она есть целостность не только производственных отношений и производительных сил, но всей совокупности правовых, нравственных, религиозных и других атрибутов».

Как отмечает А.О. Рыбалов «право собственности юридически закрепляет принадлежность имущества определенному лицу; именно эту мысль и выражает п. 1 ст. 209 ГК РФ, указывая, что права владения, пользования и распоряжения имуществом принадлежат его собственнику». На наш взгляд, автор дает не полное определение праву собственности, ведь помимо самого имущества в гражданском обороте имеется понятие имущественных прав, например, прав на интеллектуальную собственность, поэтому автору стоит более содержательней раскрыть понятие права собственности.

Как процесс, право собственности рассматривает Ейченко С.В., по ее мнению, право собственности представляет собой процесс владения, пользования и распоряжения имуществом на законных основаниях.

Понятие собственности в в аспектах, как экономической, так и правовой науки представлено Я.А. Юкшей, по мнению автора «собственность это, во–первых, экономическая категория, отражающая отношения между людьми по поводу вещей; во–вторых, определенное отношение, подвергаемое правовому оформлению». Автор объясняет свой подход тем, что отношения прав собственности между людьми, имеют прежде всего экономическую составляющую, но при этом требуют правового регулирования, а именно государственной регистрации прав собственности на определенное имущество, реализацию регулирования прав владения и распоряжения собственностью.

Таким образом, юридическое содержание собственности реализуется через совокупность правомочий ее субъектов: владение, распоряжение, пользование.

Экономическое содержание собственности раскрывается через ее функциональные характеристики: владение, управление  и контроль.

В рамках экономического подхода под собственностью понимается некий актив, принадлежащий определенному лицу или категории лиц. Таким активом могут обладать как юридические, так и физические лица, именно с этого аспекта и вытекает деление собственности на виды и формы.

Таким образом, понятие «собственность» и «право собственности» не являются синонимами, а рассматриваются в аспектах экономических и правовых наук соответственно. В современном отечественном гражданском праве, определения понятия права собственности представлено в ст. 209 ГК РФ.

 

2. Признаки права собственности

Право собственности в субъективном смысле – юридически обеспеченная возможность лица осуществлять правомочия владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом. Оно возникает у конкретного лица в результате определенных юридических фактов (например, купли–продажи, мены, дарения и др.).

Право собственности является:

– абсолютным;

– имущественным;

– вещным;

– бессрочным.

Абсолютным оно является потому, что собственнику противостоит неопределенное число обязанных лиц, которые не должны нарушать его правомочия по владению, пользованию или распоряжению тем или иным имуществом.

Имущественным его называют потому, что оно имеет материальное (экономическое) содержание, может переходить от одного лица к другому.

Вещным оно является потому, что собственник может осуществлять свои правомочия самостоятельно, без содействия обязанных лиц.

Право собственности бессрочно, поскольку не ограничено никакими временными пределами.

 

3. Право собственности на имущество: бремя содержания имущества

Лицо владеющее имуществом получает не только «благо», но и несет бремя содержания этого имущества, например:

– бремя оплаты налогов на имущество;

– бремя ремонта и содержания имущества;

– бремя охраны имущества;

– несет риск непредвиденных потерь, связанных с имуществом.

Особо бы хотелось остановиться именно на последнем пункте, а именно привести актуальный в настоящее время пример. Так если вспомнить, цены на жилье в г. Кемерово были существенно высоки и росли довольно быстрыми темпами в период с 2005 по 2015 год, однако, начиная с 2015 году на рынке наблюдается снижение стоимости 1м2 жилья, что вызвано, прежде всего, снижением реального уровня спроса населения, и его платежеспособности. Те граждане, которые приобрели имущество в собственность, например с использованием ипотечных займов в период с 2008– по 2015 год, столкнулись с обесцениванием своего имущества, при том что условия ипотечных кредитов были рассчитаны на долгие десятки лет и закреплены в договоре, получается что платежи по ипотеке будут выше реальной настоящей стоимости жилья, которое можно было также с помощью ипотечного кредитования приобрести в настоящее время.

 

Читайте также:

Понятие вещи как объекта гражданских прав

Классификация и виды вещей в гражданском праве

Понятие вещи как объекта гражданских прав

 

 

 

 

Понятие права собственности

Собственность как экономическая и правовая категория

Экономические отношения собственности являются материальной основой любого общества.

Собственность проявляется в принадлежности определенному лицу средств производства и продуктов производства, которые в определенный исторический период отражают определенный вид отношений собственности.

С экономической точки зрения собственностью являются отношения по поводу каких-то определенных материальных благ, которые возникают между гражданами.

Человек создает средства труда, продукты питания и одежду, перерабатывая и создавая новые предметы, которые служат для удовлетворения жизненных потребностей, экономических, социальных, культурных, духовных нужд общества. Приобретая те или иные предметы и создавая новые вещи, человек присваивает их, считая своим имуществом и своей вещью. Все другие лица должны относиться к этим вещам как к чужим, которые им не принадлежат. Только человеческое общество допускает деление вещей на «свои» и «чужие». Из всего сказанного можно сделать вывод, что собственность с экономической точки зрения представляет собой отношения между людьми, которые возникают по поводу материальных благ, которые принадлежат одним лицам и отстранены от других.

Экономические отношения собственности всегда являются общественными отношениями по присвоению средств производства и предметов потребления. Присвоение материальных благ заключается в принадлежности вещей определенному лицу или всему обществу и является процессом создания новых предметов, их переработки и преобразования, перехода от одного лица к другому при помощи распределения, обмена и потребления.

Присвоение конкретной вещи, принадлежность ее определенному лицу означает, что лицо может использовать эту вещь на свое усмотрение, в соответствии со своей волей и со своими интересами. Экономическая сущность собственности этой вещи означает, что лицо господствует над своим имуществом.

С экономической точки зрения присвоение может быть: индивидуальным, коллективным, общественным и смешанным.

Замечание 1

Итак, собственность с экономической точки зрения является исторически определенным видом общественных отношений, в процессе которого происходит присвоение материальных благ, средств производства и предметов потребления.

Готовые работы на аналогичную тему

Юридически экономические отношения собственности закреплены в различных отраслях российского права.

Объекты экономических отношений в обществе представлены:

  1. Движимым и недвижимым имуществом.
  2. земельными участками.
  3. Жильем, квартирами, дачами.
  4. Предприятиями.
  5. Валютными ценностями.
  6. Денежными средствами.
  7. Интеллектуальной собственностью.
  8. Ценными бумагами.
  9. Животными.
  10. Иным имуществом.

Определение права собственности

Собственность представляет собой экономическую категорию, которая отражает отношения, возникающие между людьми по поводу вещи. Признаками собственности является то, что она представляет общественное, волевое, имущественное отношение.

Право собственности следует рассматривать в объективном и субъективном смысле.

Замечание 2

Рассматривая право собственности в объективном смысле, мы говорим о так называемом юридическом институте, который представлен совокупностью правовых норм, большей части из которых свойственна гражданско-правовая природа, которая является подотраслью вещного права.

Но институт права собственности состоит не только из гражданско-правовых норм. Сюда входят все нормы права, которые закрепляют, регулируют и защищают материальные блага, присущие конкретному лицу.

К таковым относятся нормы конституционного права, административного, и даже правила уголовно-правового характера, которые устанавливают принадлежность имущества конкретным лицам и закрепляют за ними определенные возможности использования этого имущества и обеспечивают законные способы охраны интересов и прав собственника.

Другими словами, в объективном смысле право собственности выражается комплексным правовым институтом, но главное место в нем занимают нормы гражданского права. Эти нормы объединены понятием права собственности и входят в единую систему гражданско-правовых норм.

Субъективная сторона права собственности представлена законной возможностью управомоченного лица поступать определенным образом в отношении своего имущества. С этой точки зрения право собственности является наиболее полным по содержанию вещным правом, дающим возможность собственнику полноценно владеть своим имуществом, определять характер использования своего имущества и осуществлять полное хозяйственное господство над этим имуществом.

В субъективном смысле право собственности характеризуется тем, что собственник реализует полномочия, преследуя свои интересы, не противоречащие закону.

Содержание правомочий собственника

Понятие «содержание права собственности» раскрывается в субъективном смысле.

Содержание права собственности характеризуется тремя правомочиями собственника (рис. 1):

  1. Владением – фактическим обладанием вещью, состоящим из: законного и незаконного владения, титульного владения, добросовестного и недобросовестного владения.

    Замечание 3

    Следует заметить, что владение, в зависимости от субъекта, который осуществляет владение и волю собственника, может быть:

    • самостоятельным – осуществляемым собственником самостоятельно;
    • законным – которое осуществляется по воле собственника или для собственника;
    • незаконным – владение, осуществляемое не по воле собственника и не для собственника.

    Такое правомочие показывает принадлежность вещи какому-то определенному лицу.

  2. Пользованием – правом извлекать из вещи полезные свойства в процессе потребления.

    Распоряжением – правом определения юридической судьбы вещи.

    Распоряжение может быть:

    • влекущим передачу права собственности на вещь – отчуждением;
    • влекущим передачу права владения на вещь;
    • влекущим передачу права пользования.

    Обязанностями собственника при осуществлении его прав являются:

    • принятие мер, предотвращающих ущерб жизни, здоровью граждан и окружающей среде;
    • воздержание от поведения, которое приносит беспокойство окружающим;
    • не совершение действий, причиняющих вред другим лицам;
    • ограничение пользования своим имуществом другими лицами, в случаях, определенных законодательством.

Федеральные законы вправе ограничивать право собственности. Это делается для того, чтобы защитить основы конституционного строя, нравственность, здоровье, права и законные интересы других лиц, а также для того, чтобы обеспечить оборону страны и безопасность государства.

Рисунок 1. Правомочия собственника

«Прокрустово ложе» вещных прав

О.В. Новосельцев,
кандидат технических наук, кандидат юридических наук,
патентный поверенный РФ (рег. № 65)

 

 

"Журнал Суда по интеллектуальным правам", № 23, март 2019 г., с. 14-21

Развитие рыночных имущественных отношений, правоприменительная практика и насущная потребность формирования основанной на знаниях экономики требуют совершенствования и всего гражданского права в целом, и права интеллектуальной собственности в частности.

После современной кодификации интеллектуальной собственности и включения специальных законов в ГК РФ право интеллектуальной собственности однозначно стало частью гражданского права с соответствующей возможностью и необходимостью применения к нему методологии и инструментария гражданского права.

Вместе с тем в правоприменительной практике возникают спорные вопросы о соотношении положений части четвертой ГК РФ с положениями частей первой, второй и третьей ГК РФ, которые настоятельно требуют и научного осмысления, и практического решения.

Особенно сложными и проблемными представляются вопросы гражданского оборота объектов и прав интеллектуальной собственности, возникновения и признания имущественных интеллектуальных прав по причине прямого указания в ч. 3 ст. 1227 ГК РФ на неприменимость к интеллектуальным правам положений раздела II ГК РФ «Право собственности и другие вещные права», который, как известно, определяет статику имущественных гражданских правоотношений (ст. 2, 128, 209-215 ГК РФ).

В связи с этим возникает вопрос: - чем обусловлена основная концептуальная причина признания российским законодателем неприменимости к интеллектуальным правам положений раздела II ГК РФ "Право собственности и другие вещные права "?

Право собственности в современном российском гражданском праве обычно рассматривается как главная составляющая часть вещного права и считается, что основным объектом собственности являются вещи, которые традиционно объявляются наиболее значимым для гражданского оборота материальными благами.

Между тем, согласно Современному толковому словарю русского языка слово собственность означает: 1. Имущество, принадлежащее кому-, чему-либо. Государственная собственность (имущество, принадлежащее отдельному лицу и находящееся в его полном распоряжении). Недвижимая собственность. Собственность мужа. 2. Принадлежность кому-, чему либо, с правом полного распоряжения, право владеть, распоряжаться кем-, чем-либо. Право собственности на землю [8].

Таким образом, общепринятое в русском языке значение слова собственность является комплексным, двуединым, определяющим, с одной стороны, в качестве объекта собственности имущество, а с другой - правомочия собственника имущества.

Вместе с тем в современных учебниках гражданского права и в научной литературе преобладает концепция, что в системах континентального права, включая и систему гражданского законодательства России, регулируемые гражданским правом имущественные права могут быть только вещными или обязательственными, а имущественные отношения гражданского оборота в гражданском праве регулируются, соответственно, вещным и обязательственным правом.

В частности, в учебниках гражданского права юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова дается "общее понятие вещных прав как субъективных абсолютных прав, оформляющих отношения непосредственного фактического господства их обладателей над индивидуально определёнными вещами – своими (право собственности) или чужими (ограниченные вещные права)" [1, 3].

Основанием концепции признания права собственности частью вещного права является то, что в современном российском гражданском праве содержание права собственности раскрыто в ГК РФ в разделе II «Право собственности и другие вещные права».

Формулировка наименования раздела II ГК РФ определяет право собственности как разновидность вещных прав, часть вещного права.

При этом обычно предполагается, что, поскольку право собственности является частью вещного права, то оно непременно должно быть связано именно с вещами и, соответственно, не может распространяться на другие невещественные, нематериальные в физическом смысле объекты гражданских имущественных отношений.

В результате возникли и до сих пор продолжаются интенсивные дискуссии и теоретиков, и практиков гражданского права по поводу возможности или невозможности распространения права собственности на нематериальные объекты имущества и имущественных отношений – безналичные деньги, бездокументарные ценные бумаги, нематериальные в физическим смысле, информационные по своей природе результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации [4, 6, 10, 9].

Вместе с тем, как показывает проведённое А.В. Германовым монографическое исследование содержания вещного права в широком и узком его понимании, "вещное право не содержит в себе ничего иного, кроме того, что отображено в самом его названии, то есть тривиального права на вещь, и с формально-логической точки зрения представляет собой конгломератную категорию, отображающую в сознании обобщённый взгляд на конкретные права с весьма различной степенью непосредственного господства лица над вещью" [2].

В связи с этим интересно проследить историю появления и использования в гражданском законодательстве понятия вещное право.

Известно, что древнее римское право "не знало противоположения между правом собственности и ограниченными вещными и личными правами на чужие вещи. Всякое отношение к вещи мыслилось как разновидность единого права — права собственности"1

В нормативных актах гражданского права Российской империи термин вещное право не использовался. Соответствующий раздел II Свода законов Российской империи назывался «О существе и пространстве разных прав на имущества». Его главным понятием было право собственности, которое подразделялось на полное (ст. 423) и неполное (ст. 432)2. Полное право собственности сосредоточивалось в руках одного лица, одного субъекта, неполное - ограничивалось встречными, однородными с ним правами других лиц.

Примечательно, что гражданское законодательство Российской империи относило право собственности литературной, художественной и музыкальной к самостоятельному, особому виду права собственности. Право это называлось правом авторским, а личные неимущественные права авторов назывались правом авторства.

При этом в гражданском законодательстве Российской империи права на результаты интеллектуальной деятельности однозначно определялись как один из видов права собственности, а произведения науки, литературы и искусства относились к категории благоприобретенных движимых вещей, движимого имущества.

Термин вещное право в нормативных актах российского гражданского права впервые появился в ГК РСФСР 1922 г., когда формировалось советское гражданское право и когда всеми возможными и невозможными средствами искоренялись и отношения частной собственности и упоминания о частной собственности в нормативных актах и литературе.

В период революционных преобразований, массовых экспроприаций и принудительного лишения имущества гражданам при раскулачивании и депортации разрешалось брать с собой только те вещи, которые они могли унести в руках.

Наиболее ярко это проявляется в известной сакраментальной фразе периода военного коммунизма и казарменного социализма, которая, кстати, до сих пор сохраняется в современной тюремной лексике – "Гражданин(ка) N.! С вещами на выход! ". В собственности граждан в советских условиях могло быть только то, что они могли удержать в руках, то есть только вещи и имущество личного потребления!

В период тотальной национализации средств производства, отмены и запрета частной собственности возникла насущная практическая проблема нормативного регулирования и личного имущества и средств производства, объявленных общенародным и закрепленных государством за отдельными государственными предприятиями и учреждениями.

Поскольку институт частной собственности был объявлен буржуазным пережитком, то законодателем для регулирования формирующихся социалистических имущественных отношений были изобретены институты вещных прав, социалистической собственности и личной собственности граждан.

ГК РСФСР 1922 г. содержал раздел "Вещное право ", включавший три части: право собственности, право застройки и залог имущества.

Содержание самого понятия вещное право там раскрыто не было. Термин вещное право использовался только в названии раздела ГК РСФСР 1922 г. "Вещное право ", но в статьях данного раздела отсутствовал.

Согласно статье 58 ГК РСФСР 1922 г. собственнику принадлежало, в пределах, установленных законом, право владения, пользования и распоряжения имуществом [5].

В УК РСФСР 1922 г. в качестве объектов имущественных преступлений указывалось именно имущество, но не вещи.

Известно, что ещё в 1928 г. В.К. Райхер, критикуя понимание вещного права как "непосредственного господства над телесными вещами, юридически невидимой связи между вещами и субъектом", ссылаясь на замечание Л. Петражицкого, считавшего это воззрение "наивным реализмом" - следствием "фетишизации вещи", завершает свою работу выводом о том, что "понятие вещного права не может претендовать на научное значение" [7].

В ГК РСФСР 1964 г. термин вещное право не использовался, а раздел II “Право собственности”, раздел IV "Авторское право", раздел V. "Право на открытие", и раздел VI "Право на изобретение, рационализаторское предложение" занимали отдельные самостоятельные положения.

В главе пятой УК РСФСР 1960 г. в качестве объектов преступлений против собственности указывалось имущество, а термины вещь, вещи не использовались.

В современном российском гражданском праве термин вещные права появился в Основах Гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., где в разделе II "Право собственности. Другие вещные права" в ст. 47 определялось полное право хозяйственного ведения и в ст. 48 - право оперативного управления как право на использование имущества собственника соответственно предприятиями и учреждениями.

С 1 января 1995 г. термин вещные права стал использоваться в ГК РФ в наименовании и тексте раздела II «Право собственности и другие вещные права».

В настоящее время в ст. 216 ГК РФ определено, что вещными правами лиц, не являющимися собственниками, являются: право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265), право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268), сервитуты (ст. 274, 277), право хозяйственного ведения имуществом (ст. 294) и право оперативного управления имуществом (ст. 296).

Анализ содержания указанных статей ГК РФ показывает, что нормами вещных прав в современном российском гражданском праве регулируются отдельные частные случаи использования принадлежащих собственнику земельных участков и имущества другими лицами, не являющимися собственниками, поскольку согласно ст. 213 ГК РФ в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам.

Таким образом, исходя из фактического содержания статей ГК РФ получается, что не право собственности является одним из частных видов вещных прав, а вещные права являются частными случаями права собственности в виде признания определённых законом прав на использование несобственниками принадлежащего собственнику имущества (часть 2 ст. 216 ГК РФ).

Иными словами, наименование раздела II ГК РФ не соответствует содержанию его статей.

Некорректность формулировки наименования раздела II ГК РФ относительно содержания его статей привела к ситуации, когда частные случаи реализации права собственности несобственниками имущества (вещные права) были объявлены родовыми понятиями, то есть частное объявлено общим.

Это обусловило деформирование соотношения права собственности и вещных прав и привело к возникновению ситуации, когда в качестве объектов собственности стали трактоваться только вещи, поскольку право собственности согласно наименованию этого раздела было объявлено одним из вещных прав, то есть связанных с вещами прав, так как это прямо предписывает наименование раздела II ГК РФ "Право собственности и другие вещные права".

Нематериальные объекты имущества и имущественных отношений, включая результаты интеллектуальной деятельности с приравненными к ним средствами индивидуализации и связанные с ними имущественные права, по причине своей нематериальности в физическом смысле и других характерных отличий от материальных, телесных вещей, не вместились в «прокрустово ложе» вещных прав и, естественно, стали трактоваться чуждыми вещному праву и, согласно названию раздела II ГК РФ, - праву собственности.

Поэтому в составе вещных прав в разделе II ГК РФ при современном его наименовании праву интеллектуальной собственности в настоящее время не находится и не может находиться соответствующего места, а другого, более подходящего места в системе гражданского права, при сохранении его современной структуры и наименований первого, второго и третьего разделов, найти для него пока не удалось.

Это обстоятельство, по мнению автора, в конечном итоге и привело законодателя к необходимости разработки и введению в действие с 1 января 2008 г. отдельной четвертой части ГК РФ в современной её редакции, структурно обособленной и функционально слабо связанной с другими разделами ГК РФ.

Более того, с 12 марта 2014 г. законодателем наименование ст. 1227 ГК РФ было изменено с первоначального названия "Интеллектуальные права и право собственности" на "Интеллектуальные права и вещные права" и в неё был добавлен п. 3, устанавливающий, что к интеллектуальным правам не применяются положения раздела II ГК РФ, посвященного праву собственности и другим вещным правам.

Таким образом с 12 марта 2014 г. четвертая часть ГК РФ стала ещё более отграниченной от второй части ГК РФ, от права собственности как составной части вещного права.

Некорректная, по мнению автора, формулировка наименования второго раздела ГК РФ стала для нематериальных в физическом смысле объектов права собственности и имущества, включая результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, деформирующим «прокрустовым ложем», существенно ограничивающим и число, и виды объектов права собственности, а также причиной законодательного отграничения интеллектуальных прав от права собственности.

Иными словами, нормы раздела II. ГК РФ согласно настоящей редакции его названия "Право собственности и другие вещные права", призваны определять и фиксировать только права собственников и несобственников на вещи.

И это несмотря на то, что гражданское право в целом предназначено для регулирования именно имущественных отношений (ст. 2 ГК РФ), то есть отношений, связанных со всем имуществом, но не только с вещами, а раскрывающие содержание вещных прав ст. 265, 268, 274, 277, 294 и 296 ГК РФ регулируют только отношения владения, использования, хозяйственного ведения и оперативного управления несобственниками принадлежащих собственнику земельных участков и имущества.

В статье 35 Конституции РФ определено, что каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами; а согласно ст. 209 ГК РФ содержание права собственности определяется как принадлежность собственнику права владения, пользования и распоряжения его имуществом.

При этом в составе имущества, особенно используемого в инновационной предпринимательской деятельности, в настоящее время вещи часто не имеют доминирующего значения по сравнению с другими нематериальными объектами имуществ, такими как: безналичные деньги, акции, ценные бумаги, результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность), интеллектуальные права (права интеллектуальной собственности).

Сравнительно простое решение данной концептуальной проблемы деформирующего влияния вещного права на право собственности может быть в незначительной корректировке наименования раздела II Право собственности и другие вещные права" путём удаления из него слов "и другие" с изменением наименования данного раздела на "Право собственности. Вещные права".

Это позволит привести наименование раздела II ГК РФ в соответствие с его основной функцией - определять и фиксировать статику имущественных прав и собственников, и иных лиц, несобственников на различные виды имущества, объекты права собственности (ст. 35 Конституции РФ и ст. 213 ГК РФ), включая имущественные права (ст. 128 ГК РФ), а не только определять и фиксировать права собственности на вещи.

Примерно так, как это было в гражданском законодательстве Российской империи до революции 1917 г., когда законом отмечались различные виды права собственности на особые виды родового, наличного, благоприобретенного, долгового имущества.

Тогда, после подобной незначительной корректировки наименования, в данном разделе ГК РФ рядом с нормами права собственности вполне логично можно было бы разместить и соответствующие общие нормы права интеллектуальной собственности, и общие нормы иных прав на нематериальные в физическом смысле виды имущества, которые определяли бы, в частности, и статику имущественных отношений интеллектуальной собственности и нематериального имущества.

Аналогично и в других разделах ГК РФ после соответствующего незначительного терминологического согласования можно было бы разместить соответствующие нормы права интеллектуальной собственности (интеллектуальных прав) среди общих вопросов, обязательственного, наследственного и международного частного права, определяющих динамику правоотношений интеллектуальной собственности.

Это позволило бы исключить деформирующее влияние некорректной формулировки наименования раздела II ГК РФ на право собственности, правомерно распространить право собственности не только на вещи, но и на все бестелесные виды имущества; органично включить в систему гражданского права нормы права интеллектуальной собственности и права собственности на нематериальное в физическом смысле имущество; а также оптимально задействовать сложившиеся нормы правоприменительной практики, а именно процессуального судебного права и исполнительного производства в сфере правоотношений собственности.

Всё это в совокупности могло бы способствовать преемственному развитию и гражданских имущественных отношений, и правоприменительной практики, и ускорению инновационного развития экономики России, жизненно необходимого нашей стране в настоящее время.

Вместе с тем, после введения в действие четвертой части ГК РФ согласно принятой Государственной Думой в первом чтении Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации3 предлагалось изменить наименование раздела II ГК с "Право собственности и другие вещные права" на "Вещное право", а в нём предлагалось выделить четыре подраздела, включающих в себя одну или несколько глав: подраздел 1 "Владение", подраздел 2 "Общие положения о вещных правах", подраздел 3 "Право собственности", подраздел 4 "Ограниченные вещные права". Иными словами, предлагалось вообще отодвинуть нормы права собственности на обочину вещного права.

Разработчики проектов данных изменений ГК РФ предлагали открывать раздел II "Вещное право" статьёй "Понятие вещного права. Вещное право предоставляет лицу непосредственное господство над вещью и является основанием осуществления вместе или по отдельности правомочий владения, пользования и распоряжения ею в пределах, установленных настоящим Кодексом. Вещное право непосредственно обременяет вещь и следует за вещью. Вещные права не имеют срока действия, если иное не установлено настоящим Кодексом. Утрата владения вещью не прекращает вещного права на неё. Вещное право защищается от нарушения его любым лицом".

Известный специалист и автор нескольких монографий в области вещного права профессор Л.В. Щенникова, отмечая, что "понятие вещного права в российском гражданском законодательстве не формулировалось никогда" [12 с. 51] и что "законодательство большинства стран мира, за исключением Эквадора, Перу и Колумбии, не содержит подобного рода законодательных дефиниций" [12 с. 55], в результате детального анализа приходит к выводу, что "данное раскрытие понятия вещного права не выдерживает научной критики с позиций шести признаков, которыми характеризуют понятие с философской точки зрения [11], а именно: это определение не отражает суть вещного права, отсутствует лаконичность, в нем смешаны родовые признаки и признаки групп отдельных вещных прав, определение неадекватно отражает действительность, традиции и ход экономического развития, отсутствуют возможности развития и возникновения принципиально новых, не связанных с непосредственным господством видов вещных прав, оно не соответствует требованиям юридической техники" [12 с. 55].

В итоге исследования Л.В. Щенникова приходит к заключению, что подобное введение в кодифицированное гражданское законодательство России понятия вещного права не является необходимым, закономерным и научно обоснованным, так как, "во-первых, потому что предлагаемая разработчиками проекта ГК РФ формулировка не отвечает требованиям, предъявляемым к законодательным дефинициям. Во-вторых, потому что без понятия вещного права обходится большинство национальных кодификаций за единичными исключениями, которые никак не могут служить примером для подражания в России" [12 с. 58].

Анализ многочисленных изменений и дополнений ГК РФ в период с 2008 г. до сегодняшнего дня показал правоту и обоснованность данных выводов - предлагаемые в указанной Концепции развития гражданского законодательства новации путём подмены частного общим (т. е. замены института собственности его частной разновидностью - вещным правом) не были и по целому ряду причин (например, по причине противоречия ст. 35 Конституции РФ) не могут быть реализованы в ГК РФ.

Таким образом, есть основания признать, что не право собственности является частным случаем вещного права, а, наоборот, как это чётко прописано в ст. 216 ГК РФ, вещное право является частным случаем права собственности в виде вариантов использования несобственником принадлежащего собственнику имущества: пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК РФ), постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268 ГК РФ), сервитутов (ст. 274, 277 ГК РФ), хозяйственного ведения имуществом (ст. 294) и оперативного управления имущества (ст. 296 ГК РФ).

Легально признаваемые в качестве объектов гражданских правоотношений (ст. 2, 128 ГК РФ) используемые в гражданском обороте результаты интеллектуальной деятельности и связанные с ними имущественные права могут и должны регулироваться средствами гражданского и гражданско-процессуального права, поскольку в настоящее время практически все нормы правового регулирования имущественных отношений интеллектуальной собственности инкорпорированы в Гражданский кодекс, а иных средств регулирования имущественных отношений в системе российского законодательства в настоящее время нет, вероятно и не предвидится.

Ничто, кроме психологической инерции и традиционного давления политизированных догм советского права, не мешает распространить отношения собственности вообще и частной собственности в частности на объекты и права интеллектуальной собственности как составные части имущества. Тем более, что на практике объекты и права интеллектуальной собственности с 1990 г. (уже более 28 лет!) учитываются в российском бухгалтерском учёте в качестве нематериальных активов (в первой статье баланса имущества предприятия) и используются в качестве нематериального имущества, вначале совместных, а затем и всех российских предприятий и организаций.

Для этого достаточно, как уже отмечалось, лишь незначительно откорректировать наименование раздела II "Право собственности и другие вещные права", изменив его на «Право собственности. Вещные права.".

После этого в данном разделе ГК РФ рядом с нормами права собственности логично можно будет разместить и общие нормы права интеллектуальной собственности.

Аналогично и в других разделах ГК РФ, после незначительного терминологического согласования можно будет разместить соответствующие общие нормы права интеллектуальной собственности среди общих норм обязательственного, наследственного и международного частного права.

Это может позволить включить в систему гражданского кодекса и гражданских правоотношений нормы права интеллектуальной собственности, задействовать сложившиеся нормы процессуального права, включая исполнительное производство, способствовало бы преемственному развитию гражданских имущественных отношений и соответствовало бы нормам международного права.

Итоги.

1. В соответствии со ст. 35 Конституции РФ и ст. 209 ГК РФ объектами права собственности являются не отдельные вещи, а принадлежащее собственнику имущество, к которому относятся и материальные физически осязаемые телесные объекты, и физически неосязаемые, бестелесные объекты гражданских правоотношений и имущественные права (ст. 128 ГК РФ).

2. Гражданский кодекс РФ позволяет распространять право собственности и на нематериальные результаты интеллектуальной деятельности и на связанные с ними имущественные права как на объекты имущества (ст. 2, 48, 66, 128, 213, 336, 607, 1112 ГК РФ).

3. Концептуальная проблема неприменимости к интеллектуальным правам положений раздела II ГК РФ "Право собственности и другие вещные права" (п. 3 ст. 1227 ГК РФ) может быть решена незначительной корректировкой наименования раздела II "Право собственности и другие вещные права" путём удаления из него слов «и другие» с изменением наименования данного раздела на "Право собственности. Вещные права".

 



* Давным - давно, когда боги вершили судьбы людей на Олимпе, в Аттике орудовал злой разбойник Прокруст. Разбойник подстерегал путников на дороге между Афинами и Мегарой и путем обмана заманивал к себе домой. Для гостей у него дома было изготовлено два ложа. Одно большое ложе, второе маленькое. На большое ложе Прокруст укладывал небольших ростом людей, и чтобы путник точно соответствовал размеру кровати, бил их молотом и растягивал суставы. А на маленькое ложе укладывал высоких ростом людей. Непомещающиеся части тела он обрубал топором. Вскоре за свои злодеяния Прокрусту пришлось лечь на свое ложе самому. Греческий герой Тесей, победив разбойника, поступил с ним так же, как тот поступал со своими пленными. Выражение «прокрустово ложе» означает желание подогнать что-либо под жесткие рамки или искусственную мерку, иногда жертвуя ради этого чем-нибудь существенным. Иносказательно: искусственная мерка, формальный шаблон, под который насильственно подгоняют реальную жизнь, творчество, идеи и пр. [http://frazbook.ru/2011/01/26/prokrustovo-lozhe/].

**Мнение автора публикации может не совпадать с позицией редакции Журнала Суда по интеллектуальным правам.

1 Гримм Д.Д. Проблема вещных и личных прав в древнеримском праве./ "Вестник гражданского права ", 2007, N 3. С. 189. // http://center-bereg.ru/b12012.html.

2Свод законов Российской Империи. СПб. 1900. т. 10. Ч. 1: Свод законов гражданских. С. 77.

3 Одобрена Решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. [http://base.garant.ru/12176781/].

 

Литература

1. Белов В.А. Очерки вещного права. Научно-полемические заметки: учеб. пособие для бакалавриата и магистратуры. М.: Издательство Юрайт, 2016. 332 с.

2. Германов А.В. От использования к владению и вещному праву. М.: Статут, 2009. 700 с. Стр. 3.

3. Гражданское право: учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. I - III. М.: Издательство Волтерс-Клувер, 2004-2005.

4. Мурзин Д. В. Ценные бумаги – бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М.: Издательство "Статут", 1998. 176 с.

5. Новицкая Т.Е. Гражданский Кодекс РСФСР 1922 года. МГУ. Зерцало-М., М., 2002. С. 120.

6. Орехов А.М. Интеллектуальная собственность: Опыт социально-философского и социально-теоретического исследования. Изд 2-е, испр.. М.: Книжный дом ЛИБРОКОМ, 2009. 224 с.

7. Райхер В.К. Абсолютные и относительные права (К проблеме деления хозяйственных прав)//Известия эконом. ф-та Ленингр. политех. Ин-та . Вып. 1 (XXV). Л., 1928. С. 273, 274, 302. Цитируется по: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. 5-е изд., перераб. М.: Статут, 2010. 893 с. С. 82.

8. Современный толковый словарь русского языка. Российская академия наук. Институт лингвистических исследований. «Норинт», Санкт-Петербург, 2004. С. 767.

9. Суханов Е.А. Вещное право: Научно-познавательный очерк. М.: Статут, 2017. - 560 с.

10. Федотов Д.В. Бестелесное имущество в гражданском праве: монография. М.: ИНФРА-М. 2014. С.154.

11. Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя. М., 1975. С. 321.

12. Щенникова Л.В. Проблемы вещного права: монография. М.: Норма: ИНФРА-М, 2016. 208 с.

Понятие и содержание права собственности. Момент возникновения права собственности у приобретателя имущества по договору и риск случайной гибели (случайной порчи) имущества.

Собственность – это правоотношение, согласно которому индивид наделяется абсолютным правом на вещь, т.е. господством над вещью с категорическим пресечением  посягательства третьих лиц на принадлежащее собственнику имущество.

Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Правомочие владения – это обеспечиваемая законом возможность хозяйственного господства собственника над его имуществом.

Пользование – извлечение из имущества полезных свойств, выгоды, получение доходов.

Распоряжение – возможность совершать в отношении имущества любые действия (в том числе отчуждать в собственность третьих лиц, передавать в залог, сдавать в аренду и т.п.) вплоть до уничтожения вещи.

Собственник может передать другим лицам правомочия по владению, пользованию (чаще всего) или распоряжению (в исключительных случаях) своим имуществом.

Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 2 ст. 209 ГК РФ).

Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (ст. 129 ГК РФ), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

По общему правилу право собственности на вещь возникает у приобретателя по договору с момента передачи ему этой вещи, если иное не предусмотрено законом или договором. Причем передачей вещи признается не только вручение вещи приобретателю, но и сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки, а также передача коносамента или иного товарораспорядительного документа на нее (ст. 224 ГК РФ). Если же к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя (например, лицо, арендовавшее какое-либо имущество, затем приобретает его в собственность), то вещь признается переданной ему с момента заключения договора. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности возникает с момента такой регистрации (если иное не установлено законом).

Риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 211 ГК РФ). Т.е. после передачи вещи по договору риск случайной гибели имущества переходит к приобретателю, либо если собственник использует для передачи вещи перевозчика либо организацию связи для пересылки приобретателю вещей, то соответственно риск случайной гибели переходит на данные организации.

Понятие и содержание права собственности: Видео

Каковы права собственности на собственность

Каковы права собственности на собственность?

Собственность - это понятие, тесно связанное с собственностью. Это юридически признанные и обеспеченные правовой санкцией права человека на собственность. Эта концепция важна, потому что можно владеть собственностью, но не владеть ею. Например, вы нашли ценный предмет на обочине дороги и не можете определить владельца. Вы владеете собственностью, но не владеете ею. Точно так же можно владеть собственностью, но не владеть ею.Подумайте о ситуации, когда вы одалживаете одно из своих физических владений соседу. Ваш сосед владеет имуществом, но вы сохраняете право собственности. Право собственности на собственность (или совокупность прав, которая является собственностью) является формой или юридически предоставленной гарантией. Правовая система предоставляет владельцу право требования, которое не может быть нарушено другими без нарушения закона. Нарушение или ущемление прав собственности позволяет владельцу собственности использовать законные каналы для защиты своих прав (например,g., полиция или судебная система).

  • Примечание : В рамках правовой системы собственность часто классифицируется в зависимости от того, кому она принадлежит. Например, собственность может быть общественной собственностью (ресурсы, принадлежащие правительству) или частной собственностью (ресурсы, принадлежащие физическому или юридическому лицу). Эта классификация будет важна позже при обсуждении объема прав собственности.

Следующая статья: Обоснование признания прав собственности Назад к: ВВЕДЕНИЕ В ЗАКОН

Вопрос для обсуждения

Что бы вы сделали, если бы кто-нибудь ворвался в ваш дом и забрал некоторые из ваших материальных ценностей? Большинство людей отвечает, я бы позвонил в полицию.Это пример использования правовой системы для защиты ваших прав собственности. Закон разрешает владение этими правами. Итак, что бы вы сделали, если бы кто-то одолжил и переделал принадлежащую вам машину, а она больше не работает? Что бы вы сделали, если бы вы хотели продать один из своих физических активов, но продажа не состоялась из-за того, что кто-то ошибочно подал уведомление о залоге (доле владения), указав, что у него есть права собственности на это имущество? Что бы вы сделали, если бы кто-то распространял ваши фотографии для рекламы своего продукта или начал бы зарабатывать деньги, играя песню, которую вы написали? Каждый из этих вопросов предлагает уникальные ситуации, когда правовая система признает вашу собственность и защищает ваши права собственности.

  • Как владелец машины, вы оставляете за собой все права решать, когда менять какие-либо части машины. В случае, если кто-то одолжит ваше оборудование и изменит его без предварительного уведомления или без вашего согласия, вы имеете право подать в суд на лицо, подпадающее под действие закона о правонарушениях, с требованием возмещения причиненного ущерба. Любые убытки, понесенные в результате того, что оборудование не работает, должны быть компенсированы любыми необходимыми средствами, скорее всего, в денежном выражении. Продажа собственности может иногда сорваться из-за того, что люди подают ошибочные уведомления о залоге.В таких случаях заявитель имеет право подать иск о неправомерном нарушении права собственности на это имущество. Такой неправомерный интерес к владению недвижимостью может помешать продаже этой собственности, что приведет к потере прибыли или других связанных с ней доходов. В случае рекламы было бы незаконным использование лица других лиц для рекламы продукта без получения прав на рекламу с использованием их лица. Точно так же зарабатывание денег, играя песню, написанную кем-то другим, равносильно нарушению прав интеллектуальной собственности.

Академические исследования

  • Кац, Лариса М., Концепция собственности и относительность титула (9 ноября 2011 г.). Юриспруденция, Vol. 2, No. 1, pp. 191-203, 2011. Доступно на SSRN: https://ssrn.com/abstract=1957119 В этой статье делается попытка объяснить относительность титула в контексте права собственности в общем праве.
  • Дан-Коэн, Меир, Стоимость собственности (январь 2000 г.). Рабочий документ Калифорнийского университета в Беркли по публичному праву и правовой теории No.11. Доступно в SSRN: https://ssrn.com/abstract=189830 или http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.189830. В этой статье рассматривается ценность прав собственности.

Была ли эта статья полезной?

Право собственности - обзор

Культура и неравенство

За последние 30 лет появилось большое количество нео-веберианской литературы о процессах закрытия.Фрэнк Паркин (1979) обратился к Веберу для изучения распределительной борьбы за монополизацию или узурпацию ресурсов внутри классов и между ними. Он подчеркнул право собственности и аттестат зрелости, то есть использование свидетельств об образовании для монополизации позиций на рынке труда. В равной степени вдохновленный Дюркгеймом, Коллинз (1998) расширил свою более раннюю работу по верификации и ритуалам взаимодействия, чтобы проанализировать, как интеллектуалы конкурируют за максимальный доступ к ключевым позициям в сети, культурному капиталу и эмоциональной энергии, которая порождает интеллектуальное творчество.Этот вклад совпадает с вкладом Пьера Бурдье и его сотрудников.

В репродукции (1977 [1970]) Пьер Бурдье и Жан-Клод Пассерон предположили, что более низкая успеваемость детей из рабочего класса может быть объяснена не их более низкими способностями, а институциональными предубеждениями. Они предлагают школам оценивать детей на основе их знакомства с культурой доминирующего класса (или культурного капитала), тем самым наказывая учеников из низшего класса. Школьная система ценит обширный словарный запас, разнообразные культурные ссылки и владение высокой культурой, и учащиеся из более высоких социальных слоев знакомятся с этой классовой культурой дома.Дети из низшего сословия остаются под чарами доминирующей классовой культуры. Они винят себя в своей неудаче и, следовательно, бросают или переключают себя на менее престижные образовательные программы.

Эта работа расширяет тезис Карла Маркса и Фридриха Энгельса (1848/1960) о «доминирующей идеологии», в котором основное внимание уделяется роли идеологии в укреплении отношений господства путем маскировки эксплуатации и различий в классовых интересах. Однако Бурдье и Пассерон больше озабочены системами классификации, чем репрезентациями самого социального мира, т. Е.е., с тем, как представления об общественных отношениях, государстве, религии и капитализме способствуют воспроизводству господства. Неявно опираясь на Грамши (1971), они сосредотачиваются на контроле субъективности в повседневной жизни через формирование здравого смысла и натурализацию социальных отношений. Они расширяют рамки Маркса и Энгельса, предполагая, что решающие властные отношения структурированы в собственно символической сфере и опосредованы смыслом. Они de facto обеспечивают более всеобъемлющее понимание осуществления гегемонии, указывая на включение классово-дифференцированных культурных диспозиций, опосредованных как системой образования, так и семейной социализацией.

В статье Distinction (1984 [1979]) Бурдье применяет этот анализ к миру вкуса и культурной практики в целом. Он показывает, как логика классовой борьбы распространяется на сферу вкусов и образа жизни, и эта символическая классификация является ключом к воспроизведению классовых привилегий: доминирующие группы определяют свою культуру как высшую. Тем самым они осуществляют `` символическое насилие '', то есть навязывают определенное значение как законное, скрывая при этом властные отношения, которые являются основой его силы (Bourdieu and Passeron, 1977 [1970]: p.4). Они определяют оппозицию легитимных и «доминируемых» культур: ценность культурных предпочтений и поведения определяется относительно бинарных оппозиций (или границ), таких как высшее / низшее, чистое / нечистое, выдающееся / вульгарное и эстетическое / практическое (стр. 245). ). Легитимная культура, которую они таким образом определяют, используется доминирующими группами для обозначения культурной дистанции и близости, монополизации привилегий, а также исключения и вербовки новых захватчиков на высокие статусные должности (стр. 31). Благодаря включению « Gabbus » или культурных диспозиций, культурные практики имеют неизбежные и бессознательные классификационные эффекты, которые формируют социальные позиции.

Большая американская литература, в которой используются, расширяются, оцениваются и критикуются вклады Бурдье и его сотрудников, появившиеся после их перевода на английский язык (ранний обзор см. В Lamont and Lareau, 1988). Например, DiMaggio (1987). ) предполагает, что границы между культурными жанрами создаются статусными группами для обозначения их высшего статуса. ДиМаджио и Мор (1985) обнаружили, что уровень культурного капитала влияет на посещаемость и завершение высшего образования, а также на модели выбора брака в Соединенных Штатах.Ламонт (1992) критиковал Бурдье (1984) за преувеличение значения культурного капитала в культуре высшего среднего класса и за определение явных границ априори, а не индуктивно. Основываясь на интервью с профессионалами и менеджерами, она показала, что мораль, культурный капитал и материальный успех определяются по-разному и что их относительная важность варьируется в зависимости от национального контекста и подгруппы. Ламонт также продемонстрировал различия в степени терпимости профессионалов и менеджеров к образу жизни и вкусам других классов и утверждал, что культурный невмешательство в жизнь важнее в американском обществе, чем во французском.Высокая социальная и географическая мобильность, сильный культурный регионализм, этническое и расовое разнообразие, политическая децентрализация и относительно слабые традиции высокой культуры приводят к менее дифференцированной классовой культуре в Соединенных Штатах, чем во Франции (также см. Lamont, 2010).

Другие социологи также утверждают, что культурные границы более подвижны и сложны, чем предполагает теория культурного капитала. Холл (1992) подчеркивал существование разнородных рынков и множества видов культурного капитала.Он предлагает «культурный структурализм», который обращается к множеству статусных ситуаций в критике всеобъемлющего рынка культурного капитала. Крейн (2000) анализирует, как социальные изменения нарушают отношения между культурным капиталом и слоями социального класса во Франции и США XIX и XX веков. В отдельных исследованиях потребления визуального искусства Halle (1993) и Banks (2009) показывают, как на значения, связанные с произведениями искусства в доме, влияют классовые факторы.Для участников Галле потребление искусства не обязательно порождает социальные границы, и он обнаруживает, что значение, придаваемое искусству в гостиной, в некоторой степени автономно от профессиональных оценок. Бэнкс исследует, как чернокожие представители среднего класса чувствуют, что они способствуют культурному развитию чернокожих через покровительство черных художников и культурных учреждений. Пачуки (2012) исследует, как профессионалы искусства проводят символические различия в своей повседневной работе с искусством, и показывает, как эти границы формируют иерархию статусов в музеях.Lareau (2003) проанализировал, как родители из среднего и рабочего классов социализируют своих детей для работы в среднем и рабочем классе. Исследователи продолжают предлагать более комплексный подход к культурному капиталу с помощью этнографии того, как подростки узнают о статусе и привилегиях в элитных школах-интернатах (Gaztambide-Fernandez, 2009; Khan, 2011), и этнографии практики найма в элитных профессиональных фирмах (Rivera, 2012). ).

Исследование культурной всеядности предполагает, что культурная широта является высоко ценимым ресурсом в верхних и верхних средних классах, что противоречит постулату Бурдье о том, что ценность вкусов определяется относительно через бинарную или оппозиционную логику между культурами высшего и низшего классов.Исследования музыкальных вкусов (Bryson, 1996; Peterson and Kern, 1996; Peterson and Rossman, 2008), знакомство с популярной культурой (Erickson, 1996), участие в искусстве (Alderson et al., 2007; DiMaggio and Mukhtar, 2004) и потребление продуктов питания (Johnston and Baumann, 2010) входит в число растущих научных кругов, которые подчеркивают сложность того, как люди отличаются друг от друга за счет разнообразия того, что они потребляют. Работа Лены (2012) о музыкальных жанрах предполагает, что эстетические границы - это только один элемент в сложном взаимодействии с аудиторией и силами индустрии.Ее тщательный анализ показывает, как музыкальные жанры разделяют схожие траектории в своем возникновении и трансформации.

Значение права собственности на авторские права - Авторское право

Владельцы обладают определенными, но не всеми правами.

Закон предоставляет правообладателям набор указанных прав: воспроизведение произведений; распространение копий; изготовление производных работ; публичное исполнение и показ произведений. Некоторые произведения искусства имеют «неимущественные права» в отношении имени художника на работе или предотвращения уничтожения некоторых работ.Владельцы также могут иметь право не допускать обхода систем технологической защиты, контролирующих доступ к произведениям.

Автор является правообладателем.

Как правило, первоначальным владельцем авторских прав является лицо, выполняющее творческую работу. Если вы написали книгу или сделали фотографию, вы являетесь владельцем авторских прав.

Работодатель может быть владельцем авторских прав.

Если вы создали работу в качестве сотрудника, действующего в рамках вашей занятости, эта работа может быть «работой по найму»."В этом случае владельцем авторских прав является работодатель. Если вы являетесь сотрудником и ваша работа заключается в создании программного кода, авторские права, вероятно, принадлежат вашему работодателю.

Авторские права могут передаваться.

Закон может сделать вас или вашего работодателя владельцем авторских прав, но закон также позволяет владельцу передавать авторские права. Имея письменный и подписанный документ, ваш работодатель может передать вам авторские права. В академической среде нас часто просят передать издателям авторские права на наши книги и статьи.Возможность передавать или сохранять наши авторские права - это возможность быть надежными хранителями наших интеллектуальных работ.

Владельцы авторских прав могут разрешить публичное использование.

Владелец авторских прав может предоставить общественности право использовать охраняемое произведение. Этот грант может быть простым заявлением о работе, объясняющим разрешенное использование, или это может быть выбор лицензии Creative Commons. Точно так же движение за "открытый доступ" или "открытый исходный код" - это выбор правообладателя сделать произведения общедоступными.

Используется по лицензии Creative Commons BY Консультативного бюро по авторскому праву Колумбийского университета, Кеннет Д. Круз, директор.

Право собственности | Britannica

Право собственности , принципы, политика и правила, в соответствии с которыми должны разрешаться споры по поводу собственности и по которым могут быть структурированы сделки с недвижимостью. Что отличает право собственности от других видов права, так это то, что право собственности регулирует отношения между членами общества в отношении «вещей».«Вещи могут быть материальными, такими как земля, фабрика или бриллиантовое кольцо, или они могут быть нематериальными, например, акции и облигации или банковский счет. Таким образом, право собственности имеет дело с распределением, использованием и передачей богатства и объектов богатства. Таким образом, он отражает экономику общества, в котором находится. Поскольку он касается контроля и передачи богатства между супругами и поколениями, закон о собственности также отражает семейную структуру общества, в котором оно находится. Наконец, поскольку оно касается таких фундаментальных вопросов, как экономика и структура семьи, право собственности также отражает политику общества, в котором оно существует.

В этой статье описаны основные системы права собственности, которые существовали исторически и существуют сегодня. Основное внимание уделяется двум основным западным системам права, которые стали доминирующими в промышленно развитом мире: англо-американской системе, производной от английского общего права, и системе гражданского права, которая была разработана на европейском континенте на основе римского права. В статье также будет проведено сравнение англо-американского права собственности с его аналогами в различных гражданских законах (т.е., право, основанное на римском праве, а не на английском общем праве) стран, включая Германию и современный Китай. Особое внимание будет уделено нормам права собственности в странах, которые из-за своей социалистической политической системы не признавали частную собственность на собственность. В качестве основных примеров будут использованы Россия и Румыния.

Определение и основные темы

Задача определения

Собственность часто определяют как права человека на вещь.Трудности с этим определением давно беспокоят теоретиков права.

Та же проблема определения возникает и в незападных обществах. В России, например, слово свойство ( собственности ) может иметь различные значения. В некоторых случаях он используется как эквивалент вещей, вещей или недвижимости. Он также используется для обозначения права собственности. В современной России термин свойство наиболее точно понимается как экономические отношения между владельцем вещи и всеми другими лицами по отношению к этой вещи.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Право собственности лучше всего понимать как совокупность правовых отношений между людьми в отношении вещей. Это сумма прав и обязанностей, привилегий и запретов, полномочий и ответственности, инвалидности и иммунитетов, которые существуют в отношении вещей. Это верно как для западных, так и для незападных правовых систем. Итак, что отличает право собственности от всех других правовых отношений, так это то, что правовые отношения права собственности имеют дело с вещами.

Для целей данной статьи все материальные вещи включены в сферу права собственности, даже если конкретная правовая система отрицает классификацию «собственности» в отношении определенных видов материальных вещей. Многие, но не все, правовые системы, которые признают отдельную категорию права собственности, также включают в эту категорию некоторые нематериальные вещи, такие как акции и облигации, но не другие нематериальные вещи, такие как требования о компенсации за правонарушения (например, деликт или деликт). Используемое здесь определение права собственности включает только те нематериальные вещи, которые обсуждаемая правовая система классифицирует как собственность.Для обсуждения права собственности, относящегося к другим формам нематериальных активов, см. Закон об интеллектуальной собственности .

Это описательное определение права собственности позволяет сказать, что не существует известной правовой системы, в которой не было бы права собственности. В правовой системе может не быть категории, которая соответствует собственности в западных правовых системах, но каждая известная правовая система имеет определенный набор правил, регулирующих отношения между людьми, по крайней мере, в отношении материальных вещей.

Этимология

Описательное определение закона о собственности, принятое для этой статьи, далеки от того, что слово property означает в обычном английском использовании: «объект юридических прав», или «имущество», или «богатство» в совокупности, часто с сильным подтекстом индивидуальная собственность. Английское слово property происходит напрямую или через французское propriété от латинского proprietas , что означает «особый характер или качество вещи» и (в римских писаниях после времен Цезаря Августа) «собственность».Слово proprietas происходит от proprius , прилагательного, означающего «особенный» или «собственный», в отличие от communis «общий» или alienus «чужой». Таким образом, еще до того, как это стало юридическим термином, «собственность» на Западе выражает то, что отличает человека или вещь от группы или друг от друга.

Западная тенденция к агломерации

Если право собственности в описательном смысле существует во всех правовых системах, исключительное разнообразие систем собственности незападных обществ предполагает, что любая концепция собственности, кроме описательной, зависит от культуры, в которой она встречается.Даже на Западе, как показывает обсуждение английского слова property , концепция со временем значительно изменилась.

Тем не менее, одна тенденция, по-видимому, характеризует правовую концепцию собственности в описательном смысле на Западе: тенденция к объединению в одно юридическое лицо, предпочтительно то, которое в настоящее время владеет вещью, которая является объектом расследования, исключительное право владения, привилегия использования и право передавать вещь. Говоря техническим языком правовых отношений, западное право склонно приписывать владельцу вещи следующее: (1) право владеть вещью с обязанностью всех остальных держаться подальше, (2) привилегия пользоваться вещью. без права кого-либо еще препятствовать этому использованию (в сочетании с правом владельца не допускать использования вещи другими лицами), (3) право передавать какие-либо или все права, привилегии, полномочия и иммунитеты владельца кому-либо еще (кто на техническом языке был бы описан как ответственный за осуществление полномочий) и (4) иммунитет от изменения кем-либо тех же прав, привилегий и полномочий (так что все остальные не имеют возможности изменять их).

Объект: Концептуальный анализ

  • 1 Предлагаемый здесь анализ, однако, не фокусируется на термине «собственность», который используется метафизиком (...)

1 Моя цель - предложить определение слова «собственность», которое могло бы выразить минимальный смысл, который это слово имеет при использовании в юридическом и обычном языках. два из его общих применений.Попытка найти объяснение этому использованию приведет меня к определению концепции собственности. Затем вкратце анализируются отношения между определяемой мной концепцией и другими ближайшими концепциями (например, право собственности, права собственности и договорные права). Затем я обсуждаю критерии применения концепции собственности и ее связь с возможностью передачи собственности. Наконец, я обсуждаю некоторые аспекты полезности, обеспечиваемой недавно детализированной концепцией собственности.

2 Понятие собственности, как известно, сложно охарактеризовать.Чтобы обозначить различные проблемы, полезно вспомнить классификацию, предложенную Гербертом Л.А. Хартом2. Харт выделяет три проблемы, касающиеся собственности (а также наказания): проблему ее определения, проблему ее обоснования и проблему ее определения. распределение. Первая проблема логически предшествует двум другим: только зная, что означает «собственность», можно применять нормативные теории, позволяющие решать проблемы ее обоснования и распределения.

  • 3 Понятия смысла и референции взяты из Фреге (1952), хотя их использование здесь не полностью (...)
  • 4 Известное применение различия между концепцией и концепциями см. В Rawls 1971: 5-11.
  • 5 Итак, это правда, что «[...] было бы глупо пытаться дать универсальное определение слова« prope »(...)

3 Определить «собственность» - значит выразить понятие собственности.Я рассматриваю понятие собственности как смысл термина «свойство», и я рассматриваю смысл термина «свойство» как набор атрибутов, что-то должно быть обозначено словом «свойство» (т. Е. Чтобы быть рассматривается как отсылка к этому слову) .3 Понятие собственности можно также отличить от концепций собственности: концепция собственности - это склонение концепции собственности; две концепции собственности отличаются друг от друга, потому что они представляют собой разные склонения одного и того же понятия, но они похожи в том, что они обе разделяют одну и ту же базовую идею собственности (которая является концепцией собственности) в качестве отправной точки.Это означает, что понятие собственности является, точнее, минимальным смыслом термина «собственность» в том смысле, что оно предполагается любой концепцией собственности, предложенной теоретиками права или используемой в правовых системах4. Это не означает, что нет никакой разницы между использованием термина «собственность» в разных контекстах. Скорее, различия между такими видами использования существуют потому, что в разных контекстах можно найти разные концепции собственности; а вот концепт , т.е.е. минимальный смысл «собственности» предполагается всеми этими концепциями и всегда один и тот же5.

4 Следует отметить, что эту точку зрения оспаривает сам Харт. Харт утверждает, что невозможно дать прямые определения таких слов, как «правильный», потому что нет эквивалента, который мог бы им полностью соответствовать. Следовательно, эти слова не должны абстрагироваться от предложений, в которых они встречаются. Вместо этого философы права должны изучать такие предложения целиком.

  • 7 См. Ross 1957 и Ross 1958: 170-175.

5 Похоже мнение, что Альф Росс использовал в своем анализе термина «собственность» .7 Он утверждает, что это слово, как и слово «право», является инструментом в технике презентации, что означает, что оно

- это единственное средство, с помощью которого можно - более или менее точно - визуализировать содержание набора правовых норм, а именно тех, которые связывают определенное дизъюнктивное множество обусловливающих фактов с определенным совокупным множеством правовых последствий.8

  • 9 Росс 1958: 174
  • 10 Ross 1957: 820. Спорным является то, что первая идея Росса («владение» - это инструмент в технике пр (...)

6 Итак, слово «собственность» представляет собой синтетический способ представления правовых норм, которые связывают определенные факты с определенными правовыми последствиями. Вот почему, согласно Россу, слово «собственность» «не обозначает какое-либо явление любого рода, которое встало между обусловливающими фактами и обусловленными последствиями».9 И именно поэтому Росс пишет, что этот термин, «вставленный между обусловливающими фактами и обусловленными последствиями, на самом деле является бессмысленным словом, словом без какой-либо семантической ссылки, служащим исключительно средством представления» 10. Последствия этой идеи заключаются в том, что прямое определение «собственности» невозможно, и что концепция собственности, рассматриваемая как набор атрибутов, определяемых посредством такого определения, не существует. Поэтому кажется разумным сказать, что концепция собственности рассматривается Россом не что иное, как термин «собственность».

7 Контраст между двумя описанными здесь взглядами очевиден, но я не намерен приводить причины, по которым одно из них всегда должно быть предпочтительнее другого. Вместо этого я попытаюсь разобраться с проблемой определения собственности, следуя первой точке зрения, и я надеюсь показать, что эта точка зрения является плодотворной в применении к этой проблеме.

  • 11 Важно указать, что здесь я использую термин «нематериальный» как синоним «не состоящий из (...)

8 Поиск атрибутов, составляющих понятие собственности, можно начать с описания общих употреблений этого слова. Точнее, внимательно посмотрев на то, что этот термин используется для обозначения (т.е. на его ссылки), можно прояснить его смысл. Во-первых, термин «собственность» может использоваться для обозначения товара, который может быть материальным или нематериальным11. Это происходит, например, в таких предложениях, как «Эта земля является частной собственностью», «Этот алгоритм является интеллектуальной собственностью». , «Вход в эту собственность находится на подъездной дорожке» и т. Д.Во-вторых, термин «свойство» может использоваться для обозначения того, что не является товаром, но имеет товар в качестве своего объекта. Можно сформулировать такие предложения, как «Эта книга является объектом моей собственности», «Эти активы являются объектами общественной собственности» и «Этот договор касается собственности конфиденциальной информации». В этих предложениях материальные или нематериальные вещи, обозначенные именами «книга», «активы» и «информация», не обозначаются термином «собственность», но они кажутся объектами чего-то, что обозначается термином « имущество".

9 Кажется, что человек должен знать, как использовать термин «собственность» во втором описанном случае, если он или она хочет использовать этот термин для обозначения товара. Ибо, если бы мы не могли использовать «свойство» во втором описанном способе, у нас не было бы причин использовать этот термин для обозначения вещей, которые мы уже можем обозначить без использования «свойства». Например, мы могли бы просто использовать термин «книга» для обозначения книги. Причина, по которой мы также используем термин «собственность», а не только термин «книга», для обозначения этой книги, заключается в том, что «собственность» несет в себе значение, отличное от «книги».Это должно заключаться в том, что книга является объектом того чего-то, что обозначается термином «собственность» во втором его употреблении, а это не книга. Итак, только если мы знаем (более или менее явно), что товары являются объектами чего-то, что называется «собственностью», и мы знаем, что это что-то такое, мы можем использовать «собственность» для обозначения этих товаров.

10 Здесь важно отметить, что термин «владение» имеет использование, аналогичное второму использованию термина «собственность».Как пишет Энтони М. Оноре, «[t] здесь явно существует тесная связь между идеей собственности и идеей владения вещами, о чем свидетельствует использование таких слов, как« собственность », для обозначения того и другого» 12. Слово «собственность», таким образом, может использоваться для обозначения одного и того же предмета, обозначенного словом «собственность», и вещей, которые являются объектом того чего-то, что обозначает слово «собственность»: это означает, что эти два термина могут иметь тот же смысл.

11 Как уже упоминалось, знание второго употребления слова «собственность» является необходимым условием его первого употребления.Таким образом, важно понимать, что означает «собственность», когда этот термин используется во втором способе, описанном выше. Мы уже знаем, что во втором случае «свойство» не обозначает товар, а обозначает то, что имеет товар в качестве своего объекта. Что это могло быть?

  • 13 Как пишет Моррис Р. Коэн, «[никто], кто освобождается от грубейшего материализма, легко узнает (...)

12 Во-первых, это не может быть материальной вещью.Этот негативный тезис может показаться нам очевидным, 13 но я думаю, что интересно и полезно (хотя бы вкратце) прояснить причины его принятия. Джереми Бентам дает ясное объяснение в следующем отрывке из The Theory of Legislation :

.

Нет изображения, картины или видимых черт, которые могли бы выразить отношение, составляющее собственность. Это не материально, это метафизично; это просто концепция ума.
Иметь вещь в своих руках, чтобы держать ее, производить, продавать, превращать ее во что-нибудь другое; использовать его - ни одно из этих физических обстоятельств, ни все вместе, не передают идею собственности. Кусок вещей, который на самом деле находится в Индии, может принадлежать мне, а платье, которое я ношу, может не принадлежать. Пища, встроенная в само мое тело, может принадлежать другому человеку, которому я обязан отчитаться за него14.

13 Здесь Бентам выражает идею о том, что существует логическая эквивалентность между материальными вещами и видимыми вещами: не может существовать материальная вещь, которую нельзя увидеть, и не может существовать видимая вещь, которая не является материальной.Учитывая это предположение, Бентам задается вопросом, является ли собственность такой вещью. Чтобы ответить на этот вопрос, он перечисляет набор материальных (и, следовательно, видимых) обстоятельств, которые обычно связаны с концепцией собственности: иметь вещь в моих руках, держать ее, создавать ее, продавать (т. Е. в данном случае отдать эту вещь другому человеку в обмен на деньги) и преобразовать ее. Когда мы видим одно или несколько из этих обстоятельств визуально, мы не можем сказать с абсолютной уверенностью, существует ли собственность или, если она существует, и мы ее знаем, как она существует.Например, просто увидев товар в руках человека, мы не можем сказать, обладает ли тот или другой человек собственностью этого товара. Это означает, что свойство нельзя увидеть и, следовательно, с учетом нашего первоначального предположения, что оно не может быть чем-то материальным: точнее говоря, ссылка на «свойство» во втором его использовании не может быть чем-то материальным.

14 Это то, что, кажется, мотивирует принятие отрицательного тезиса и среди других философов. Например, мы находим ту же линию рассуждений, выдвинутую Феликсом С.Коэн в воображаемом диалоге со своими учениками:

  • 15 Ф. С. Коэн 1954: 359.

Б . Что ж, вот книга, моя собственность. Вы можете это увидеть, почувствовать, взвесить. Какое может быть лучшее доказательство существования частной собственности?
С . Я очень хорошо вижу форму и цвет книги, но не вижу ее правильности15

15 Эти строки призваны показать, что воспринимаемые атрибуты объекта собственности (например,грамм. форма и цвет книги) не могут заставить нас увидеть собственность. Это потому, что, просто видя их, мы не можем знать, что этот объект является объектом собственности.

16Конечно, если кто-то потребует, чтобы указание слова было материальным объектом или материальным положением вещей, можно было бы сказать, что смысла и ссылки для слова «собственность» не существует. Но, если мы утверждаем, что существование ссылки на слово «собственность» не требует материального характера такой ссылки, мы можем перейти к поиску ее и смысла «собственности».

17Теперь, когда мы увидели, что «собственность» во втором ее употреблении не обозначает, можно сказать, что она обозначает. Во-первых, подумайте: если то, что обозначает термин, не является материальной вещью, то это должно быть нечто нематериальное.

18 Чтобы точно понять, что это за нечто, мы можем более внимательно проанализировать второе использование слова «собственность» в некоторых из приведенных выше предложений. Например, используя предложение «Эта книга - объект моей собственности», я могу сказать кому-то другому, что он или она не должны брать эту книгу.Предложение «Этот контракт касается собственности конфиденциальной информации» сигнализирует читателю, что в контракте что-то говорится о человеке, которому разрешено использовать определенную информацию. Эти примеры показывают, что когда мы пытаемся объяснить функцию таких предложений, мы должны использовать такие слова, как «следует» и «разрешать». Это, в свою очередь, заставляет нас признать, что то, что обозначает «свойство» в таких случаях (а, следовательно, и его смысл), связано с деонтическими модальностями. Это не совсем оригинальная идея: различные философы права, похоже, определяли собственность как набор элементов, которые можно рассматривать как нематериальные сущности, связанные с понятием деонтической модальности.

  • 16 Hohfeld 1917: 746. См. Также обращение с собственностью, предлагаемое в Hohfeld (1913: 21-24).

19 Пример такого определения дал Уэсли Н. Хохфельд, который утверждает, что, если мы предположим, что А является простым владельцем земли, его собственность представляет собой «сложную совокупность прав (или требований), привилегий». , полномочия и иммунитеты »16. Такие правовые положения регулируют особые отношения, которые существуют между собственником и другими лицами и которые всегда касаются вещи, находящейся в собственности.Конечно, для каждой юридической позиции, занимаемой владельцем, соответствующая правовая позиция (т.е. обязанности, отсутствие прав или претензий, обязательства, инвалидность) занимает другое лицо. Итак, опираясь на анализ Хохфельда, можно сказать, что собственность - это совокупность правовых положений, которые, учитывая отношения между каждым из них и соответствующие им правовые положения, регулируют отношения между владельцем и другими лицами в отношении определенного товара. .

  • 17 Оноре 1961.
  • 18 Этот инцидент описан таким образом в Оноре (1987: 174), но в первоначальной версии t (...)

20 Подобный анализ использует Оноре.17 Он описывает либеральную концепцию индивидуальной собственности как совокупность определенных субъективных правовых позиций, которые, опять же, всегда относятся к вещи, находящейся в собственности. Набор включает в себя различные права, а также субъективные юридические позиции, которые не являются правами и невыгодны для собственника: обязанность предотвращать вред; 18 ответственность к исполнению.Элементы, перечисленные Оноре, не являются необходимыми по отдельности условиями, но вместе они могут быть достаточными условиями для использования термина «владелец». Хотя Оноре не рассматривает концепцию собственности в том виде, в каком я ее описал, кажется разумным предположить, что, учитывая его анализ, эту концепцию можно было бы описать как набор выгодных и невыгодных субъективных правовых положений, которые регулируют отношения между людьми в связи с товарами (если предположить, что в данном случае «собственность» выступает синонимом «собственности»).В некотором смысле Оноре определяет позиции, которые характеризуют определенную концепцию собственности, не утверждая, что перечисленные позиции являются необходимыми и достаточными условиями, чтобы говорить о собственности.

  • 19 Малый барабан 1972 г.
  • 20 Малый барабан 1972: 201.

21 Аналогичный подход к проблеме определения собственности использует Фрэнк Снар19. Снар утверждает, что существуют «правила, которые составляют само понятие собственности».20 Эти правила регулируют поведение владельца и других лиц в отношении товара, и когда кто-то использует предложение вроде «А владеет П», они неявно ссылаются на:

  • 21 Малый барабан 1972: 201-202. Список и содержание рассматриваемых правил см. В Snare 1972: 202-204
  • .

Мы утверждаем, что когда кто-то говорит, что A владеет P, он предполагает набор соглашений, которые предназначены для регулирования поведения A, а также других в отношении P.Аналогичным образом концепция пешки предполагает набор условностей, которые предназначены для руководства нашими действиями в шахматной игре21.

  • 22 Waldron 1985: 318. Такое же определение используется в Waldron (1988: 31).

22 Два более поздних определения собственности следуют аналогичному пути. Джереми Уолдрон утверждает, что «концепция собственности - это концепция системы правил, регулирующих доступ к материальным ресурсам и контроль над ними» 22, а Стивен Р.Мюнцер пишет:

Идея свойства […] включает в себя созвездие хофельдийских элементов, коррелятивов и противоположностей; спецификация стандартных случаев владения и других связанных, но менее влиятельных интересов; и каталог «вещей» (материальных и нематериальных), которые являются предметами этих инцидентов. Концепции Хофельда являются нормативными модальностями. В более конкретной форме инцидентов Оноре это отношения, составляющие собственность.Образно говоря, они являются «палками» в связке под названием собственность23.

23 Нематериальные элементы, упомянутые во всех этих определениях, различны, но они всегда связаны с понятием деонтической модальности.

24 Только что сделанный вывод может быть уточнен, если сказать, что нематериальные элементы, которые являются членами различных множеств, которые время от времени идентифицируются как свойство с помощью различных определений, рассмотренных ранее, имеют общий компонент: правовые позиции, правила и нормативные формы не одно и то же, но каждая из них состоит из одной или нескольких основных деонтических модальностей (т.е. обязательный, разрешенный, запрещенный) в том смысле, что для описания каждого из них требуется одна или несколько деонтических модальностей. Это означает, что, во-первых, все эти нематериальные элементы можно описать как деонтические модальности, хотя они не сводятся к деонтическим модальностям. Таким образом, и набор правил, и набор юридических позиций, например, можно описать как наборы деонтических модальностей, хотя они не сводятся к наборам деонтических модальностей и, следовательно, отличаются друг от друга.Во-вторых, все нематериальные сущности, фигурирующие в рассмотренных определениях, выполняют одну и ту же функцию: они регулируют отношения между людьми в связи с товарами, хотя более конкретные аспекты рассматриваемого регулирования могут изменяться в зависимости от конкретного определения, которое выбирается. Следовательно, общая идея, лежащая в основе рассмотренных до сих пор определений, состоит в том, что собственность - это набор деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с благами. Полагаясь на этот вывод и пытаясь его конкретизировать, мы можем сказать, что понятие собственности таково: набор одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими благами.

  • 24 Эта спецификация, однако, не является строго необходимой, поскольку выражение «набор деонтических мод (...)
  • 25 См. Особенно Penner 1997.
  • 26 Пеннер 1997: 5.
  • 27 Пеннер 1997: 71

25 Самая важная причина, по которой необходимо указать, что набор деонтических модальностей, идентифицируемых с понятием собственности, может содержать одну деонтическую модальность, которая регулирует отношения между людьми в связи с одним или несколькими товарами, заключается в том, что существуют учетные записи собственности, которые отождествлять собственность с одним правом, которое можно было бы описать (но не сводить) к одной деонтической модальности такого рода.24 Джеймс Э. Пеннер предлагает один из наиболее ярких примеров такого подхода.25 По словам Пеннера, «собственность - это право определять, как будут использоваться определенные вещи» 26, а «исключение […] является формальной сущностью право »27, иными словами, собственность - это право исключительного пользования. Итак, право свободно определять, как конкретные вещи будут использоваться, можно описать, сказав, что только кому-то разрешено определять, как конкретные вещи будут использоваться, и это означает, что это право можно описать (но не сводить к одному) деонтическая модальность, которая регулирует отношения между людьми в связи с одним или несколькими товарами.Следовательно, минимальный смысл термина «собственность» можно рассматривать как подразумеваемый этим способом описания концепций собственности, подобных концепции Пеннера.

26 Также необходимо прокомментировать два элемента, которые играют важную роль в моем определении «собственности»: термины «лица» и «товары». Очевидно, что понятие собственности не дает определения «лицо» или «добро». Эти два термина могут быть определены только путем ссылки на конкретные языковые сообщества, которые устанавливают, с одной стороны, какие объекты могут быть обозначены как «лица», а с другой стороны, какие объекты могут быть обозначены как «товары».Как только эти квалификации реализованы, становится возможным использовать одну или несколько деонтических модальностей для регулирования отношений между объектами, рассматриваемыми как лица, в связи с одним или несколькими объектами, рассматриваемыми как товары: именно эта операция определяет рост собственности. . Это означает, что теоретически понятие собственности может быть применено к чему угодно, но его фактическое применение зависит от двух вещей: i. решение о квалификации одних вещей как лиц, а некоторых других как товаров; ii. решение использовать одну или несколько деонтических модальностей для регулирования отношений между людьми в связи с одним или несколькими товарами. Оба этих решения определяются критериями, которые не определены в понятии собственности и поэтому являются внешними по отношению к этому понятию.

27 Как упоминалось выше, концепция собственности отличается от концепций собственности. Действительно, он не предоставляет закрытого списка деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими товарами, и не определяет, как эти модальности используются для регулирования рассматриваемых отношений.Он просто говорит, что собственность - это набор одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими благами. Члены множества и способы их использования для регулирования отношений между людьми в связи с одним или несколькими товарами меняются в зависимости от правовой системы или теоретика. Таким образом, данное определение «собственности» аналогично определению «права», которое дает нормативизм, согласно которому право - это совокупность норм. В этом определении не говорится о содержании норм, входящих в набор, поскольку их содержание изменяется в зависимости от правовой системы.Хотя в любой правовой системе закон - это всегда набор норм. Чтобы найти определенный набор одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими товарами, нужно найти один набор одной или нескольких таких деонтических модальностей, что не является понятием собственности. Однако любой конкретный набор, который мы можем найти таким образом, всегда можно описать на минимальном уровне как набор из одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими благами.

28 Это ключ к пониманию высказывания Витгенштейна, сделанного Норманом Малкольмом:

  • 28 Malcolm 2001: 29. Часть этого отрывка также цитируется Акерманом (1977: 233).

В очень хорошем настроении он шутливо шутил. Это принимало форму умышленно абсурдных или экстравагантных замечаний, произнесенных тоном и с видом притворной серьезности.На одной прогулке он «дал» мне каждое дерево, которое мы проезжали, с оговоркой, что я не должен срубать его или делать с ним что-либо или препятствовать тому, чтобы предыдущие владельцы что-либо с ним сделали: с этими оговорками отныне это было шахта ,28

29 Это замечание помогает нам понять, что можно использовать понятие собственности по отношению к вещи (и сказать, например, «Эта вещь моя»), даже когда деонтические модальности, включенные в набор, вызывают запрет на что-либо. с этой вещью и запретом на то, чтобы предыдущие владельцы ничего не делали с этой вещью: это концепция собственности, т.е.е. способ отказаться от концепции собственности. Поскольку понятие собственности - это набор одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими благами, мы можем распознать эту концепцию даже при наличии странного склонения, описанного Малькольмом.

30 Элементы, составляющие понятие собственности, являются необходимыми и достаточными условиями для использования и признания этого понятия, но они являются необходимыми и недостаточными условиями для использования и признания концепции собственности.Чтобы определить, что означает «собственность» в конкретной правовой системе, необходимо знать концепцию собственности, потому что каждая концепция собственности - это склонение этого понятия. Но это только отправная точка. Недостаточно, если мы хотим знать, как отклоняется эта концепция, то есть какие деонтические модальности (или какие деонтические модальности) используются в правовой системе для регулирования отношений между людьми в связи с одним или несколькими товарами и как эти модальности (или этот метод) используется для этой цели.

  • 29 Можно ответить, что товар является (или один товар является) объектом понятия собственности. Мой ответ (...)

31 Теперь мы можем вернуться к другому использованию термина «собственность», описанному выше, то есть к его использованию в качестве обозначения товаров. Я думаю, что это употребление - фигура речи. Этот образ речи - синекдоха, точнее синекдоха, которая состоит в использовании целого для обозначения части.Это образ речи, который мы используем, например, когда говорим: «У вас чудесные голубые глаза». В этом случае «глаз», который является термином для целого, обозначает радужную оболочку, которая является только частью глаза (то есть частью целого): глаз не синий, а только радужная оболочка. Итак, если понятие собственности представляет собой набор одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими товарами, использование термина «собственность» в качестве обозначения одного или нескольких товаров означает использование целого (понятие собственности) для представления части этого целого (понятие одного или нескольких товаров).29 Говоря «Эта книга - моя собственность», я имею в виду, что определенная книга является благом и что отношения между людьми в связи с этим благом регулируются набором одной или нескольких деонтических модальностей. Идею о том, что такое использование собственности паразитирует на концепции собственности, уже можно найти у Бентама:

.
  • 30 Бентам 1970: 211, сноска 12.

Следует отметить, что в просторечии во фразе объект мужской собственности , слова объект обычно опускаются; и с помощью многоточия, которое, несмотря на его жестокость, теперь стало более привычным, чем длинная фраза, они сделали ту ее часть, которая состоит из слов собственность человека , выполнять функции целого.30

  • 31 См. Nash 2009: 692-707.
  • 32 Об этой метафоре см. Penner 1996: 713, сноска 8.

32 Объяснение этого использования термина «собственность» может рассказать нам кое-что интересное о классическом контрасте между образом собственности как вещи и образом собственности как связки31. Первый образ возникает из синекдохи, описанной здесь: возможность использования «собственности» для обозначения товаров этой фигурой речи естественным образом заставляет нас думать, что свойство - это вещь, идентифицированная как товар.В конечном итоге использование этого изображения можно объяснить обращением к концепции собственности. Второе изображение на самом деле является метафорой32, потенциально способной выразить любое единственное определение «свойства», которое отождествляет смысл этого термина с набором нематериальных сущностей. Поскольку любое определение такого рода всегда является склонением той же концепции, которую мы видели ранее, эту концепцию также можно использовать для объяснения использования этого изображения. Вот почему оба изображения можно рассматривать как гармонично согласующиеся с концепцией собственности.Но почему так легко противостоять этим двум? Причина в том, что образ собственности как вещи часто используется для более эффективного выражения идеи о том, что собственность - это одно исключительное право на вещь, а не набор сущностей (например, прав или норм), связанных с вещью. . Это происходит потому, что использование упомянутой выше синекдохи заставляет нас немедленно думать о вещи и тем самым облегчает нам понимание собственности как единственного права на вещь. Однако эту идею можно связать с концепцией собственности, как я пытался показать, рассматривая концепцию собственности Пеннера.

33 Отношение между концепцией собственности и другими концепциями, которые мы признаем принадлежащими к одной и той же области, теперь необходимо прояснить: более конкретно, я сконцентрируюсь на концепции собственности и на концепции права собственности.

34 Во-первых, концепция собственности совпадает с концепцией собственности в том смысле, что концепция собственности, как и концепция собственности, состоит из набора одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими товары.Вот почему, как уже упоминалось, мы можем распознать синонимию между двумя терминами.

  • 33 Мюнцер (1990: 24) также поддерживает этот тезис, хотя формулирует его несколько иначе (...)

35 Во-вторых, понятие права собственности входит в понятие собственности. Действительно, смысл выражения «право собственности» состоит в наборе одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими товарами, но эти деонтические модальности (или эта деонтическая модальность) выгодны для правообладатель.Действительно, когда мы используем выражение «право собственности», мы не хотим сигнализировать о том, что правообладатель занимает юридическое положение, которое не является выгодным. В то время как понятие собственности - это набор, который включает в себя одну или несколько выгодных и / или невыгодных деонтических модальностей, концепция права собственности - это набор, который включает только одну или несколько выгодных деонтических модальностей: понятие права собственности является подмножеством понятие собственности.33

36 Такой подход к концепции права собственности вызывает серьезную озабоченность: позволяет ли оно различать права собственности и права по договору? Хотя здесь невозможно подробно рассмотреть эту проблему, можно сказать, что ответ положительный.Конечно, учитывая предыдущий концептуальный анализ, договорное право можно описать как набор одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми, и, следовательно, если договор касается товара, договорное право, вытекающее из этого договора, может можно описать как набор одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с этим товаром: в этом случае концепция собственности и договорное право совпадают. Более того, когда деонтические модальности (или деонтические модальности), идентифицируемые с договорным правом, являются (или являются) выгодными для держателя этого договорного права, концепция права собственности и соответствующего договорного права совпадают.Однако такое совпадение имеет место только в двух только что описанных случаях. Это означает, что разница между концепцией договорного права, с одной стороны, и концепциями собственности и права собственности, с другой, заключается в том, что связь с одним или несколькими товарами не является необходимым компонентом первого , тогда как это необходимый компонент двух последних. Другими словами, отношение между концепцией собственности и концепцией права собственности - это отношение между множеством и подмножеством; вместо этого отношение между концепцией договорного права и концепцией собственности, а также отношение между концепцией договорного права и концепцией права собственности является отношением между двумя пересекающимися множествами.Точнее, последние два отношения существуют между концепцией собственности и концепцией права собственности, с одной стороны, и конкретным типом договорного права (которое не идентифицируется с концепцией договорного права). , с другой стороны. В заключение, различие между правами по договору и правами собственности все же можно сохранить, поскольку концепция договорного права, как указано, не включает связь с одним или несколькими товарами в качестве одного из своих необходимых компонентов, тогда как этот элемент является необходимый компонент как понятия собственности, так и понятия права собственности.

37 Напомним, что понятие собственности не содержит определения терминов «лицо» или «добро». Существуют внешние критерии, которые определяют, могут ли и в какой степени применяться эти два термина. Как только это приложение реализовано, выбор использования набора из одной или нескольких деонтических модальностей для регулирования отношений между объектами, квалифицируемыми как лица, в связи с одним или несколькими объектами, квалифицируемыми как товары, определяет применение концепции собственности.И этот выбор тоже зависит от элементов, не входящих в понятие собственности.

38Можно показать, как работает этот выбор, обсудив некоторые конкретные случаи. Первый случай - рабство. Возможность рабства, то есть собственности людей, вступает в силу только в том случае, если сообщество: i. решает квалифицировать определенных людей как товары, а других людей как личности; ii. решает использовать одну или несколько деонтических модальностей для регулирования отношений между людьми, квалифицируемыми как личности, в связи с одним или несколькими людьми, квалифицируемыми как товары.Следовательно, исключение того, что человека можно квалифицировать как товар, зависит не от концепции собственности, а от моральной теории: концепция собственности не говорит нам, что люди могут быть товарами или что они не могут, и это не говорит нам, можно ли, когда определенные человеческие существа квалифицируются как блага, одна или несколько деонтических модальностей могут или не могут быть использованы для регулирования отношений между теми, кто квалифицируются как личности в связи с одним или несколькими из них. Это мнение очень ясно выражено Патриком Дж.Фицджеральд:

Причина, по которой кажется естественным, что такие вещи [как люди] не могут быть прав собственности, заключается в том, что мы приняли определенные оценочные суждения в отношении них. Настроив наши сердца против рабства, мы не позволим людям становиться предметом собственности по закону34.

39 К вопросам о возможности рабства связаны вопросы о возможности владения собой.Здесь невозможно подробно рассмотреть этот предмет, но можно задаться вопросом, разумно ли говорить о собственности, учитывая концептуальный анализ, представленный в предыдущих параграфах. Ответ утвердительный. Если иметь в виду, что собственность - это, на минимальном уровне, набор одной или нескольких деонтических модальностей, которые регулируют отношения между людьми в связи с одним или несколькими благами, то становится понятно, что для существования самовладения она необходима прежде всего. необходимо думать о себе в дуалистических терминах (иначе было бы невозможно различить две вещи, которые следует рассматривать соответственно как личность и как благо).В самом деле, если я представляю себя состоящим из чего-то, что я идентифицирую как личность, и чего-то еще, что я определяю как благо, то я также могу допустить, что отношения между ними регулируются набором одного или нескольких деонтические модальности: благо в этом случае можно было бы назвать «самостью», и это сделало бы разумным говорить о «самопринадлежности».

  • 35 Риттер 2004: 108.
  • 36 Риттер 2004: 108.В самом деле, Гегель утверждает, что для того, чтобы что-то было вещью, это что-то должно быть разным (...)

40 Еще один интересный случай касаемо звезд. Кажется абсурдным утверждать, что мы можем владеть звездами, хотя не странно квалифицировать их как товары. Причина, по которой пока трудно применить концепцию собственности к звездам, заключается в том, что они физически недоступны для нас. Кажется невозможным использовать одну или несколько деонтических модальностей для регулирования отношений между людьми в связи с товаром, который материально недоступен для этих людей.Эта идея может возникнуть из гегелевского представления о вещи. Согласно Иоахиму Риттеру, Гегель утверждает, что вещь - это всего лишь естественный объект, «способный стать предметом юридической сделки и, таким образом, находиться в распоряжении людей» 35; таким образом, «[е] все, что в царстве природы делает в принципе, не находящиеся в распоряжении человека, такие как солнце и звезды, остается ничем в юридическом смысле »36. Эту точку зрения также поддерживает Фицджеральд. Он подразумевает, что логически применить право собственности к звездам невозможно.Это нам мешает отсутствие контроля над ними. Однако он допускает, что солнце может быть признано объектом собственности, учитывая его физическое положение:

Даже такие объекты, как солнце, которые, как мы можем предположить, никогда не будут подчиняться человеческому контролю, не являются объектами, для которых концепция собственности совершенно неуместна. Система закона, согласно которой король владел солнцем и имел право взимать плату с тех, кто извлекал выгоду из его лучей, была бы вполне возможной.37

  • 38 Ф. С. Коэн 1954: 364
  • 39 Фицджеральд 1966: 252.
  • 40 Hart 2012: 196.

41 Последний интересный случай - это случай с воздухом. Воздух - богатый ресурс, и именно поэтому Феликс С. Коэн отмечает, что в воздухе нет собственности.38 Фицджеральд, опять же, разделяет ту же точку зрения, отмечая, что это не логическая невозможность, которая мешает нам признать, что такие ресурсы как воздух можно владеть; просто: «мы чувствуем, что их достаточно для всех людей, и поэтому справедливо, чтобы они были открыты для всех и никому не принадлежали».39 Напротив, как отмечает Харт, именно нехватка необходимых нам ресурсов приводит к созданию форм собственности.40

42 Эти примеры ясно показывают, что определения понятия собственности недостаточно для точного определения того, как его можно применять. Это не только потому, что оно отличается от концепций собственности, но и потому, что оно не устанавливает, какие особенности должна иметь сущность, чтобы быть квалифицированной как личность или товар, и при каких условиях может быть использована одна или несколько деонтических модальностей. используется для регулирования отношений между людьми в связи с определенным товаром.

  • 41 Об этой идее см. Ross 1969.

43 Принятие понятия собственности в том виде, в каком оно было описано до сих пор, может привести к проблеме самоотнесения. Эта проблема возникает, если кто-то утверждает, что собственность - это совокупность прав (которые, в свете вышеизложенного, могут рассматриваться как концепция собственности) и что эти права, следовательно, являются компонентами собственности или, если вы предпочитаете, конституирующими правами. права собственности.Затем можно было бы сказать, что одно из этих прав должно или могло бы быть правом на передачу собственности, и что передача собственности означала бы передачу всех ее компонентов, среди которых право передавать собственность. Итак, если мы предположим, что основными правами собственности являются R1, R2 и R3 (R3 - право передавать собственность), то R3 можно описать как право передавать R1, R2 и R3. Тогда такое право будет частично относиться к себе, и это станет проблемой, если мы примем идею о том, что предложения с частичной самоотсылкой частично бессмысленны.41

  • 42 Аналогичный вывод поддерживает Тон (1878: 327-335). В частности, он утверждает, что мощность (...)

44 Однако есть способ решить эту проблему. Он заключается в отказе в праве передачи собственности статуса учредительного права собственности. Это означает, что в нашем примере R3 - это право на передачу собственности, а собственность - это R1 и R2 (конституционные права собственности), но не R3; ссылки на себя можно избежать, если мы признаем, что право на передачу собственности не является составной частью собственности.Подобно тому, как физическая возможность передать кому-либо объект не является компонентом этого объекта, деонтическая возможность передачи набора прав не является компонентом этого набора прав.42

45 Это решение, конечно, кажется нелогичным, поскольку широко распространена идея о том, что собственность включает деонтическую возможность ее передачи в качестве одного из ее необходимых компонентов. Но что это не так, можно показать, если сосредоточить внимание на государственных товарах: когда правовые нормы устанавливают, что такие товары не могут быть переданы, они описываются как собственность, а само выражение «государственный товар» показывает, что концепция право собственности (и, следовательно, с учетом предложенной выше трактовки собственности, в данном случае применяется концепция собственности).

46 Более того, другие авторы, по-видимому, принимают, по крайней мере в некоторых случаях, тезис о разделении собственности и передачи. Например, Пеннер утверждает, что

  • 43 Penner 1997: 113. Точнее, Пеннер утверждает, что «право исключительного использования по сути своей включает (...)

не исключено, что кто-то может владеть непередаваемой собственностью.[…] [I] Если бы правительство внезапно наложило запрет на передачу домов, их владельцы не обязательно внезапно остались бы без собственности. […] [U] nПередаваемое имущество не является немыслимым.43

  • 44 Дорфман 2010: 34
  • 45 Дорфман 2010: 4.
  • 46 Дорфман 2010: 4.
  • 47 Дорфман 2010: 4.

47Авихай Дорфман предлагает и другие интересные соображения. Он предлагает такой подход к частной собственности, который «делает связь между правом (отчуждения) и идеей (частной собственности) концептуальной» 44, но он не отождествляет идею частной собственности с идеей собственности. По его словам, «использование этой силы [отчуждать] от владельцев превращает их в вопросах обмена и торговли в пациентов центрального планировщика, лишенного всякого контроля над передачей и переуступкой своих собственных объектов».45 Но в таком случае, хотя возможность передачи собственности исключена, мы по-прежнему имеем дело с «картиной собственности - личной собственности»: 46 она «качественно отличается от идеи частной собственности» 47, но это не так. все еще владение. Впоследствии, из-за отношения синонимии между понятиями «собственность» и «собственность», рассмотренного ранее, кажется возможным отличить идею частной собственности от идеи личной собственности, не отрицая того, что они являются разными склонениями одного и того же понятия собственности. .

48 В заключение, решение проблемы самоотнесения, описанное здесь, может объяснить, почему мы считаем целесообразным использовать слово «собственность» даже для обозначения товаров, передача которых запрещена. Такое использование становится вполне правдоподобным, если мы признаем, что возможность передачи не является составным элементом концепции собственности. Сложность такого признания просто связана с частотой передачи нашей собственности; но быть частым элементом чего-то не значит быть необходимым элементом этого чего-то.

49 Теперь, когда концептуальный анализ собственности завершен, можно сосредоточиться на том, имеет ли идентификация концепции собственности некоторую пользу. Определяя эту концепцию, моя цель не состоит в том, чтобы предложить альтернативу концепциям собственности, прослеживаемым в философско-правовой литературе, некоторые из которых были описаны и обсуждены выше. Скорее, я хочу показать, что все эти концепции, хотя и различны, имеют что-то общее, и поэтому контраст между ними находится на уровне смысла, отличном от того, на котором может быть обнаружено понятие собственности.

  • 48 О связи между юридическим языком и обычным языком см. Jori 2016.

50 Более того, как уже упоминалось, понятие собственности не является особенностью юридического языка, потому что оно также разделяется и обычным языком: это понятие может объяснить различное использование термина «собственность», обычно встречающееся в обоих языках. Таким образом, его анализ частично служит для того, чтобы показать, как эти два языка связаны между собой: юридический язык разделяет часть своего семантического содержания с обычным языком 48, и этот вид контакта может быть расположен на уровне минимальных смыслов (т.е. концепции) определенных слов, которые используются в обоих языках, таких как «собственность».

51 Таким образом, возможная полезность определения понятия собственности состоит в том, что эта операция позволяет проследить границы, внутри которых ведутся споры о значении «собственности» и, вероятно, будут продолжаться. Причина этого в том, что эти дискуссии вращаются вокруг тех элементов, которые, когда-то добавленные к концепции собственности, порождают концепции собственности: возможно предложить концепцию собственности, которая не может быть помещена в границы, установленные концепцией собственности, но сложно, поскольку это означает продвижение определения «собственности», которое слишком далеко уходит от обычного языка.

52 По-видимому, точка зрения, которая наиболее сильно противоречит этим идеям, состоит в том, что связь между упоминаниями термина «собственность» определяется семейным сходством. Однако апелляция к понятию семейного сходства не обязательно несовместима с предложением о едином определении «собственности». Рассмотрим, например, описание собственности, предложенное Ханохом Даганом, который явно использует понятие семейного сходства:

Имущество […] - это совокупность учреждений, имеющих семейное сходство.Все эти институты опосредуют отношения между владельцами и не собственниками в отношении ресурса, и во всех институтах собственности владельцы имеют некоторые права исключать других и исключительно определять повестку дня ресурса49.

53 Другими словами,

[p] roperty - это зонтик для набора институтов - институтов собственности - имеющих семейное сходство.Каждое такое учреждение собственности влечет за собой определенный набор прав, которые составляют содержание прав владельца по отношению к другим или определенному типу других лиц в отношении данного ресурса50.

54 В этом объяснении собственность всегда можно описать на минимальном уровне как набор институтов, которые опосредуют отношения между собственниками и не собственниками в отношении ресурса, и это можно рассматривать как единое, хотя и очень общее определение.Итак, если апелляция к семейному сходству не исключает существования такого определения, идея о существовании единой концепции собственности все же может быть защищена.

Что такое права собственности? Определение и значение

Права собственности - это юридические права, которыми обладают субъекты на вещь или создание, которыми они владеют. Владельцами (организациями) могут быть люди, компании, благотворительные организации, правительства, трасты и т. Д. Права собственности являются одними из самых основных прав в свободном обществе.В сегодняшних западных демократиях права собственности воспринимаются как должное.

Термин относится к владению ресурсом или экономическим благом - материальным или нематериальным (физическим или абстрактным) и к тому, как его может использовать владелец. Права собственности, часто называемые комплексом прав, состоят из четырех основных компонентов:

  • право пользования товаром (вещью, находящейся в собственности),
  • право на получение дохода,
  • право передавать его другим лицам, а
  • право на обеспечение прав собственности.

В большинстве стран с развитой экономикой права собственности могут быть расширены с использованием документов, авторских прав и патентов для защиты ограниченных материальных ресурсов, таких как земля, здания, автомобили и т. Д., Нечеловеческих существ, включая кошек, собак, лошадей. и другие домашние животные, и даже изобретения и другие виды интеллектуальной собственности.

Согласно статье на веб-сайте Университета Иллинойса, права собственности:

«Налаживайте отношения между участниками любой социальной и экономической системы.Обладание правами собственности является выражением относительной власти владельца. Обладание такой властью или правами требует определенных ответов со стороны других, которые навязываются сообществом или нашей культурой ».

«Например, производитель, владеющий 100 акрами пахотных земель, имеет право на прибыль от своей собственности, управленческих способностей и здравого смысла. Он защищен от посягательств культурными обычаями соседей и законами общины. Производство или поток выгод от земли принадлежит ему, чтобы продать, раздать или иным образом распорядиться по своему усмотрению.”

Имущественные права - разные толкования

Кажется, у всех нас есть мнение о правах собственности, будь то наши права, права других людей или права общества.

Юристы и экономисты редко соглашаются с тем, что означает этот термин. Обсуждения могут выявить противоречивые и разнообразные мнения и часто связаны с более серьезными проблемами, такими как землепользование, планирование, регулирование и т. Д.

Нил Мейер, профессор Колледжа сельскохозяйственных наук и наук о жизни Университета Айдахо, написал в статье « Права собственности: Учебник» :

«Собственность на самом деле относится к праву на поток выгод от данного набора ресурсов.В США доступ к этим льготам контролируется четырьмя основными способами: частная собственность плюс три формы государственной собственности - открытый доступ, закрытый доступ и государство ».

Права собственности имеют значение только тогда, когда несколько человек начинают формировать сообщество. Человек, живший в полной изоляции, например, в отдаленной части Северной Австралии в начале XIX века, нисколько не беспокоился о правах собственности. С другой стороны, это имело значение в Южной Австралии, где население было более плотным.Эксперты по недвижимости из Аделаиды подробно рассказали, как законы о собственности менялись с течением времени и о чем должны знать все покупатели и продавцы, прежде чем иметь дело с австралийской недвижимостью.

Когда люди начинают собираться, а деревни превращаются в деревни, а те становятся небольшими городами, потребность в особых договоренностях относительно владения недвижимостью становится все более насущной.

Затем права собственности определяются различными группами или сообществами, которые образуются. Вот почему у этого термина так много определений в англоязычных странах, а также во всем мире.

Разные виды собственности

Права собственности на что-либо должны быть определены, их использование должно контролироваться, и право собственности на эти права должно быть обеспечено.

Ниже приводится список некоторых типов собственности:

- Частная собственность: исключается; владелец может запретить другим использовать или входить в него. Частный владелец контролирует его использование, исключение и управление. Частная собственность может принадлежать группе законных владельцев, и в этом случае группа контролирует, что с ней происходит.

Частная собственность включает в себя все материальные и нематериальные вещи, которые принадлежат частному или юридическому лицу и на которые владельцы имеют абсолютные права собственности. Примеры включают здания, землю, авторские права, патенты, деньги и т. Д.

Частная собственность - это не то же самое, что Личная собственность , которая является собственностью для личного пользования и потребления. Частная собственность - это юридическая концепция, которую определяет и поддерживает политическая система страны.

Дом, в котором вы живете, является вашей личной собственностью.Однако, если вы владеете вторым домом, но не живете в нем - вы не пользуетесь имуществом лично - это ваша частная, а не личная собственность. Последователи коммунизма говорят, что верят в личную, а не в частную собственность.

- Государственная собственность: также называется государственной собственностью , это собственность, которой мы все владеем - она ​​принадлежит всем нам.

Однако доступ к нему и его использование контролируются сообществом (правительством, местными властями и т. Д.). Государственные предприятия и национальные парки являются примерами государственной собственности.

Собственность открытого доступа: никто не «владеет» имуществом. Никто не может исключить кого-либо из его использования - это не исключение. Этот тип собственности никем не управляется, и никто не контролирует доступ к ней.

Примерами объектов с открытым доступом являются судоходные водные пути (океанский промысел) или верхние слои атмосферы.

- Общая собственность: , также известная как коллективная собственность , это собственность, которой владеет группа людей. Совладельцы контролируют доступ к нему, а также его использование и исключение.

Основные определения, понятия и права собственности

Хотя термины часто используются как синонимы, между ними есть тонкие различия. Земля в первую очередь относится к поверхности земли и всем природным объектам внутри нее или на ней. Теоретически земля - ​​это часть земной сферы, которая включает всю землю вниз к центру и вверх в космос. Да, приятно осознавать, что как владелец недвижимости вы владеете значительной частью вселенной. С практической точки зрения, земля - ​​это поверхность и все, что находится под ней, в пределах досягаемости технологий, и нет, небо - не предел, но землевладелец действительно пользуется некоторыми правами на воздух, хотя с появлением современных авиаперелетов и соседями эти права были ограничены необходимостью.В конце концов, ваш сосед Джо не может загореть, греясь в тени вашего небоскреба.

Недвижимость - это земля и любые пристройки и улучшения, такие как здания, канализация, тротуары и все остальное, считающееся постоянно прикрепленным к земле. Это еще одна причина, по которой недвижимость не распространяется в космос, как утверждают некоторые учебники по этому предмету, потому что пространство к ней не привязано. Когда Земля вращается и вращается вокруг Солнца, которое, в свою очередь, вращается вокруг центра галактики, и так далее, пространство над недвижимостью всегда меняется.Граждане Альфы Центавра могут вздохнуть с облегчением, зная, что вы никогда не будете выдвигать против них никаких претензий, потому что они оказались в вашем конкретном секторе пространства, который в этот момент оказался над вашей землей.

И есть проблемы с заявлением права собственности на землю. Например, у вас есть нефть внизу? Технически да, но масло имеет 2 характеристики, которые могут затруднить сохранение права собственности. Он ликвиден и обычно распространяется на большую территорию, пересекая многие границы недвижимого имущества.Если ваш сосед, который может быть в нескольких милях отсюда и где нефть может быть ближе к поверхности, пробурит скважину и начнет откачивать ее, нефть потечет из-под вашей земли под его.

Таким образом, существуют практические, технические и юридические ограничения на владение недвижимостью. Итак, недвижимость - это поверхность, все, что постоянно к ней прикреплено, все, что можно извлечь с поверхности, и определенные права на воздух.

Светильники

Светильники - это искусственные улучшения земли или любых ее построек.Приспособление считается недвижимым имуществом, если владельцы так с ним обращаются, если приспособление считается постоянным и если стороны любой продажи рассматривают его как таковое. Если есть какие-либо сомнения относительно того, что является приспособлением, а что - личной собственностью, то любое соглашение о купле-продаже должно устранить это сомнение. Примеры неоднозначных предметов - спутниковые антенны, ковровые покрытия, книжные шкафы и бытовая техника.

Торговые приспособления - это приспособления, используемые при ведении бизнеса, и поэтому они считаются личной собственностью владельца бизнеса, даже если приспособления физически прикреплены к недвижимости.Освобождающийся бизнес-арендатор обязан удалить все приспособления из своего бизнеса, чтобы восстановить недвижимость до ее первоначального состояния. В противном случае приспособления становятся частью недвижимости путем присоединения - они становятся частью того, что уже находится в собственности, недвижимости.

Личное имущество

Личное имущество , также известное как движимое имущество , включает все, что является движимым, и, следовательно, не недвижимое имущество. Сюда входят не только личные вещи, но и посаженные однолетние культуры ( эмблем ).Земледелец имеет право на плоды своего труда, даже если земля принадлежит кому-то другому. Однако многолетние растения считаются частью земли. Мобильные дома также обычно считаются личной собственностью, потому что они движимы и зарегистрированы как автомобили, но они могут считаться недвижимым имуществом, если, например, мобильный дом прикреплен к постоянному фундаменту. Личное имущество также может быть преобразовано из недвижимого имущества путем отсечения , когда собственность отделяется от земли, например, вырубка дерева или сбор фруктов.

Права, преимущества и ограничения владения недвижимостью

Недвижимость или недвижимость , это недвижимость и правовые последствия владения недвижимостью, называемые пакетом юридических прав или принадлежностей , что владелец имеет в отношении недвижимости, которая переходит к любому последующему владельцу.

Владелец недвижимости имеет те же права, что и владелец личной собственности: право владеть ею, контролировать ее, пользоваться ею и исключать ее от других, а также право распоряжаться ею путем продажи , подарив его, бросив или завещав.Это классическая идея владения.

Однако право собственности на недвижимость во многих отношениях ограничено законом. Например, законы о зонировании ограничивают то, для чего можно использовать землю, законы об охране окружающей среды ограничивают то, что можно делать с землей, сервитуты ограничивают исключения, а законы о справедливом жилищном обеспечении регулируют продажу недвижимости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *