Санкция нормы особенной части уголовного кодекса может быть: Диспозиции и санкции уголовно-правовой нормы: понятия и виды

Содержание

Диспозиции и санкции уголовно-правовой нормы: понятия и виды

Диспозиция уголовно-правовой нормы является частью нормы, которая формулирует разрешенные или запрещенные правила поведения на основании нарушения предусмотренных уголовным законом общественных отношений. Для того, чтобы изложить свои суждения в максимально простой форме в доктринальных положениях, юристами-правоведами в правоприменительных решениях часто используется выражение «диспозиция статьи или ее части в Уголовном законодательстве».

Виды диспозиций

На основании положения действующего российского уголовного законодательства все диспозиции делятся на простые, описательные, ссылочные, бланкетные и ссылочно-бланкетные.

Простой диспозицией декларируются основное нормативное положение и называются правила поведения без того, чтобы раскрывать его признаки, так как в соответствии с мнением законодателя, его признаки являются понятными и без этого. К примеру, в Общей части Уголовного кодекса есть 1 часть 7 статьи, которая раскрывает принцип гуманизма, а в Особенной части есть 1 часть 126 статьи, которая предусматривает ответственность в случае похищения человека.

Описательной диспозицией декларируются основные нормативные правовые положения или называются правила поведения и раскрываются его самые важные признаки. К примеру, в общей части Уголовного кодекса, а именно в 1 части 21 статьи определяется невменяемость лица в Особенной части, а именно в 1 части 163 статьи закрепляется уголовная ответственность за вымогательства.

Замечание 1

В первом варианте законодателем разъясняется, что понимается под состоянием невменяемости, а во втором случае – в диспозиции уголовно-правовой нормы раскрывается вымогательство как преступление и указываются его признаки.

Ссылочная диспозиция для надлежащих квалификаций общественно-опасных деяний, к примеру престулпения, отсылает правоприменителей к иным нормам закона. К примеру, в Общей части Уголовного кодекса, а именно 5 часть 70 статьи осылает правоприменителей к 4 части 69 статьи для назначения наказания по совокупности приговоров с присоединением дополнительных видов наказаний.

Также в Особенной части Уголовного кодекса, а именно в 1 части 117 статьи правоприменитель отсылается к 111 и 112 статье для того, чтобы верно квалифицировать общественно-опасные деяния в качестве истязания.

Бланкетной диспозицией правоприменитель отсылается не к нормам закона, а к иным – подзаконным нормам права. К примеру, верная квалификация деяний по 264 статье Уголовного кодекса РФ на основании нарушения ПДД и эксплуатации транспортного средства может быть применена в том случае, если правоприменитель обратится к соответствующим пунктам ПДД и эксплуатации транспортного средства.

Ссылочно-бланкетной диспозицией правоприменитель отсылается к другим положениям закона и подзаконных нормативных правовых актов. К примеру, нарушение правил охраны окружающей среды во время производства работы можно квалифицировать как преступление в соответствии со статьей 246 Уголовного кодекса РФ, если будет установлено, какие именно правила были нарушены, отраженные в законах и подзаконных нормативно-правовых актах в области охраны окружающей среды (статьи и пункты).

Замечание 2

Простая и описательная диспозиции могут быть в один момент и ссылочными, и бланкетными, но также и ссылочно-бланкетными. К примеру, описатльеные диспозиции, которые раскрывают смысл и суть преступлений, отраженных в 284 статьи УК РФ также могут быть признаны бланкетными, так как для того, чтобы надлежаще квалифицировать общественно-опасные деяния, правоприменитель отсылается к правилам обращения с документацией, в которой содержатся государственные тайны.

Санкции

Определение 1

Санкции уголовно-правовых норм являются частями нормы, которая формулирует вид и размер наказания, налагаемого на виновных после того, как ими были нарушены предусмотренные на основании уголовного законодательства общественные отношения. Для того, чтобы максимально просто изложить данное суждения юристами-правоведами используется такое выражение, как «санкция статьи или ее части Уголовного кодекса или закона».

Санкции могут быть присущи исключительно нормам, которые описаны в статьях Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Указанные санкции могут быть относительно определенными, альтернативными и безальтернативными. По существу все санкции норм действующего уголовного законодательства являются относительно определенными.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Виды санкций

Относительно определенной санкцией устанавливается наказание с определенными высшими и низшими пределами его назначения. К примеру, в 1 час 105 статьи Уголовного кодекса РФ за убийство предусматривается такое наказание, как лишение свободы на срок от 6 до 15 лет (ограничивая свободу на срок до 2 лет либо без ее ограничения). В 1 части 117 статьи Уголовного кодекса РФ за истязание предусматривается наказание в форме ограничениях на срок не более 3 лет, принудительных работ на срок не более 3 лет или лишения свободы на срок не более 3 лет. В последнем примере в санкции указывается исключительно верхний предел наказаний, нижние могут быть определены учитывая общее правило назначения наказания как ограничение свободы, принудительных работ и лишения свободы, в соответствии с которыми (исходя из 2 части 53 статьи, 4 части 531 статьи и 2 части 56 статьи Уголовного кодекса РФ) ограничение свободы как основное наказание может быть назначено на срок от 2 месяцев до 4 лет, принудительные работы – от 2 месяцев до 5 лет, а лишение свободы от 2 месяцев до 20 лет.

Исходя из этого, нижний предел санкции – срок в 2 месяца.

Разновидность относительно определенных санкций – это относительная санкция с элементами абсолютной определенности, устанавливающая наказание с определенными низшими и высшими пределами назначения, при этом в ее состав включены абсолютно определенные виды наказаний. К примеру, наказания по 2 части 105 статьи Уголовного кодекса за убийство при отягчающих обстоятельствах можно назначить как лишение свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет или как пожизненное лишение свободы, либо смертная казнь (формальная). В данную санкцию включены такие абсолютно определенные виды наказаний, как пожизненное лишение свободы и смертная казнь.

Замечание 3

В нынешнем Уголовном кодексе РФ в отличие от того, который действовал ранее (к примеру, 187 статья Уголовного кодекса РСФСР), не содержатся абсолютно определенные санкции.

Альтернативные санкции предусматривают несколько видов того, какие существуют наказания по усмотрения правоприменителей. К примеру, в соотвествии с 1 частью 158 статьи Уголовного кодекса РФ за кражу в зависимости от того, какой характер и какова степень общественной опасности, а также характеристики личности, совершившей ее, могут назначить штраф, обязательные или исполнительные работы, ограничение свободы, принудительные работы, арест либо ограничение свободы на определенный срок.

Альтернативные санкции бывают одновременно относительно определенными и относительными с элементами абсолютной определенности. Альтернативные относительно определенные санкции содержатся, к примеру, в 1 части 116 статьи Уголовного кодекса Российской Федерации. Альтернативные относительные санкции с элементами абсолютной определенности – в 317 статье Уголовного кодекса РФ.

Безальтернативной санкцией предусматривается только 1 вид наказания. К примеру, санкция во 2 части 112 статьи Уголовного кодекса РФ, которая закрепляет ответственность за умышленное причинение вреда средней тяжести здоровью человека, содержится наказание только в виде лишение свободы.

Безальтернативные санкции в действующем уголовном законодательстве являются одновременно относительно определенными, но не могут быть относительными с элементами абсолютной определенности.

Вывод 1

В нормах Уголовного кодекса РСФСР содержались санкции, которые отсылали правоприменителей к применению других (не уголовно-правовых) мер воздействия (1 часть 130 стать Уголовного кодекса РСФСР) или санкций иных норм Уголовного кодекса (101 статья Уголовного кодекса РСФСР). В нынешнем Уголовном кодекса подобные санкции не содержатся.

33.Структура норм Особенной части ук рф. Виды диспозиций и санкций.

Различается структура норм Общей и Особенной частей Уголовного кодекса РФ.

Нормы Общей части Уголовного кодекса РФ могут быть:

позитивными (регулятивными) – их применение само по себе не сопряжено с конкретным преступлением;

правоприменительного характера – включают в себя и принуждение.

Позитивные нормы делятся на следующие виды:

декларативные, устанавливающие задачи и принципы уголовного законодательства;

общерегулятивные, устанавливающие общие предписания и понятия преступления, соучастия в преступлении, судимости и т. д.;

поощряющие, устанавливающие порядок применения условного осуждения, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замену лишения свободы другим, более мягким видом наказания и т. п.;

разрешающие, определяющие право на необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, осуществляющего преступление и т. п.;

освобождающие от уголовной ответственности.

Правоприменительные нормы – это нормы, устанавливающие:

замену одного наказания другим в случаях злостного уклонения от уплаты штрафа, исполнения обязательных работ, исправительных работ и ограничения свободы;

варианты реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его неотбытой части при несоблюдении определенных в законе требований во время испытательного срока при условном осуждении, условно-досрочном освобождении и отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, предусмотрены различные варианты реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его неотбытой части.

Нормы Общей части имеют описательный характер. Правовая норма Особенной части состоит из:

диспозиции;

санкции.

Диспозиция – часть уголовно-правовой нормы (статьи), которая содержит определение предусмотренного ею преступного деяния и его составов. В Особенной части УК РФ имеются следующие виды диспозиций:

простая – называет преступление без раскрытия его признаков;

описательная – называет ряд признаков, наличие которых в совокупности определяет содеянное как преступление;

ссылочная – для установления признаков преступления в интересах устранения повторений отсылает к иной статье или части статьи УК РФ;

бланкетная

 – не содержит конкретных признаков преступления, а отсылает к нормам других отраслей права – гражданского, административного, трудового и т. д.;

смешанная (комбинированная) – содержит признаки ссылочной или бланкетной диспозиции и, помимо этого, какой-либо иной диспозиции.

Санкцией называется часть уголовно-правовой нормы (статьи), в которой определяются вид и размер наказания за конкретное преступление.

Санкции могут быть:

абсолютно определенные – содержат строго определенный вид и размер наказания;

относительно определенные – указывают вид наказания и его размеры (пределы) – «от и до» или «до»;

альтернативные – включают два или более вида основного или дополнительного наказания;

кумулятивные – в них предусмотрена возможность назначения как основного, так и дополнительного наказания.

1. Структура норм Особенной части уголовного права. УК 1996 г. состоит из Общей и Особенной частей, объединяющих 12 разделов, 34 главы и 360 статей. Разделы и главы Особенной части УК систематизированы и расположены по родовому и видовому признаку, т.е. по группам общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

Структура норм Общей и Особенной частей УК различна. В нормах Общей части, раскрывающих общие понятия и принципы УП, не выделены гипотеза, диспозиция и санкция, с которыми мы сталкиваемся в ряде правовых норм других отраслей российского законодательства.

В статьях Особенной части описываются конкретные составы преступлений и определяются меры наказания, применяемые в случае их совершения. Структурный элемент уголовно-правовой нормы, в котором указываются признаки деяния, называется диспозицией, а элемент, в котором устанавливается наказание, называется санкцией.

В номах Особенной части, как правило, не выделяется гипотеза, т.е. не излагается условие, при котором действует данная норма. Оно является общим положением (общей гипотезой) для всех норм Особенной части и вытекает из ст. 8 УК (деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного УК).

2. Виды диспозиций. Следует выделять 4 вида диспозиций уголовно-правовой нормы: описательные, простые, бланкетные и отсылочные.

Описательной является диспозиция, в которой содержится развёрнутое описание наиболее существенных признаков преступления (ст. 276 не только называет преступление – шпионаж, – но и указывает на его главные признаки).

Простой называется диспозиция, не содержащая описания признаков состава преступления или указывающая лишь на самые общие из них (ст. 299 лишь называет преступление – привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, – не раскрывая его признаков ввиду очевидности). Такая диспозиция иногда именуется назывной.

Бланкетная диспозиция для определения признаков конкретного преступления отсылает к законодательным или правовым актам других отраслей права (ст. 219 предусматривает ответственность за нарушение правил пожарной безопасности, совершённое лицом, на котором лежала обязанность по их соблюдению: при выяснении объективной стороны преступления необходимо обратиться к источникам, где эти правила содержатся, и установить, какие конкретно правила нарушены).

В ссылочной диспозиции для уяснения содержания нормы законодатель отсылает к другой статье УК (ст. 116 предусматривает ответственность за нанесение побоев, не причинивших последствий, предусмотренных ст. 115 – легкого вреда здоровью и т.д.).

3. Виды санкций. В УК встречаются санкции двух видов: относительно определённые и альтернативные.

Относительно определённые санкции устанавливают размер наказания в определённых пределах. Иногда в норме указывается только высший предел наказания, и тогда низшим является минимальный срок этого вида наказания, установленный в Общей части (для лишения свободы – 6 месяцев, для исправительных работ – 2). Нередко в норме указывается нижний и высший пределы наказания. Такой вид санкции даёт большие возможности для индивидуализации наказания.

Альтернативная санкция указывает на возможность применения одного из нескольких видов наказаний. Например, в санкции ч. 1 ст. 136 УК говорится, что нарушение равноправия граждан наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от двух до пяти месяцев или лишением свободы на срок до двух лет либо по принципу талиона.

Произвольная замена наказаний

ПРОИЗВОЛЬНАЯ ЗАМЕНА НАКАЗАНИЙ

Верна ли правовая позиция Конституционного Суда РФ о замене уголовных наказаний?

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16 февраля 2006 г. № 62-О установил, что ч. 4 ст. 50 УК РФ предусматривает замену назначенного по приговору суда и не исполняемого осужденным наказания в виде исправительных работ его эквивалентом – лишением свободы, исполнение которого может быть осуществлено принудительно. Но эта норма уголовного закона не согласуется с другими его нормами и нормами Конституции РФ.

В адвокатской практике автора настоящей статьи имел место случай замены наказания осужденному за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей). Назначенное по приговору наказание в виде исправительных работ заменено лишением свободы в соответствии с ч. 4 ст. 50 УК РФ, которая устанавливает право суда в случае злостного уклонения осужденного от отбывания исправительных работ заменить неотбытое наказание лишением свободы из расчета один день лишения свободы за три дня исправительных работ.

Однако санкция ч. 1 ст. 157 УК РФ не устанавливает наказания в виде лишения свободы, а предусматривает лишь более мягкие виды наказания.

Определение КС РФ

Не согласившись с вынесенным судебным решением, я его обжаловал, считая применение уголовного закона неправильным, но вышестоящими судебными инстанциями оно было оставлено без изменения.

Рассматривая этот вопрос, связанный с исполнением приговора, суды в своей практике руководствуются правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в его определении от 16 февраля 2006 г. № 62-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Северского городского суда Томской области о проверке конституционности части четвертой статьи 50 Уголовного кодекса Российской Федерации».

В данном решении Конституционный Суд установил, что в силу правовой позиции, указанной в его Постановлении от 19 марта 2003 г. № 3-П, федеральный законодатель вправе предусмотреть в уголовном законе как возможность назначения лицу, признанному виновным в совершении преступления, наказания, не связанного с лишением свободы, в том числе в виде исправительных работ, так и возможность его замены – в случае нарушения осужденным установленных законом требований к его отбыванию – иным наказанием.

Сформулировав в ч. 4 ст. 50 УК РФ правило, согласно которому в случае злостного уклонения лица, осужденного к исправительным работам, от отбывания назначенного ему наказания суд может заменить неотбытое наказание лишением свободы, законодатель не вышел за пределы своих полномочий. Данная норма во взаимосвязи со ст. 3, 4, 5, 6 и 7 УК РФ, закрепляющими принципы законности, равенства граждан перед законом и судом, ответственности лишь за виновные действия, справедливости и гуманизма, не допускает ни назначения нового наказания за преступление, за которое лицо ранее было осуждено, ни назначения самостоятельного наказания за не являющееся преступлением уклонение от отбывания исправительных работ, – она лишь предусматривает замену назначенного по приговору суда и не исполняемого осужденным наказания его эквивалентом, исполнение которого может быть осуществлено принудительно. При этом решение, принимаемое судом в соответствии с ч. 4 ст. 50 УК РФ, не может быть произвольным, в нем должны быть учтены характер преступления, за которое лицо осуждено, особенности его личности, а также причины, по которым назначенное судом наказание не исполнялось.

В итоге Конституционный Суд пришел к выводу, что часть 4 ст. 50 УК РФ создает условия для исполнения приговора и обеспечивает тем самым неотвратимость и справедливость ответственности за преступление, за совершение которого лицо осуждено, и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права человека и гражданина, гарантируемые ст. 49 (ч. 1) и 50 (ч. 1).

Ни у кого из судей Конституционного Суда, рассматривавших обращение, особого мнения по данному вопросу не возникло. Но является ли обоснованной приведенная правовая позиция Конституционного Суда?

Следствие без причины

При рассмотрении судом вопроса о замене наказания не осуществляется доказывание вины в совершении преступления. По смыслу закона вина доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Теперь по существу рассматривается исключительно вопрос исполнения приговора в части назначенного наказания.

Поэтому отчасти верна точка зрения Конституционного Суда о том, что после замены иное наказание не является новым наказанием за преступление, за которое лицо ранее было осуждено. Но эта точка зрения правильна только в той части, что наказание не является результатом нового рассмотрения судом уголовного дела о том же преступлении либо пересмотра приговора вышестоящим судом, а также повторной либо дополнительной мерой ответственности за то же преступление.

В остальном же эта точка зрения приводит к мысли, что в случае замены уже иное наказание применяется судом не вследствие осуждения виновного в совершении преступления, а по другим причинам, поэтому непосредственного отношения к преступлению и приговору оно не имеет.

Из содержания решения Конституционного Суда следует, что заявитель обращения утверждал о противоречии ч. 4 ст. 50 УК РФ лишь статьям 49 (ч. 1) и 50 (ч. 1) Конституции РФ, которые определяют, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда; никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Этот вывод обоснован Конституционным Судом приведенными им в решении аргументами, но он представляется неполным и сделан без всестороннего исследования вопроса. Этот вывод не исключает того, что фактически применяемое наказание утрачивает причинную связь с совершенным преступлением.

Аналогично нельзя полностью согласиться с точкой зрения Конституционного Суда о том, что в случае замены наказаний не назначается самостоятельное наказание за не являющееся преступлением уклонение от отбывания исправительных работ.

Действительно, установленные уголовным законом виды наказаний могут быть назначены лишь за совершение преступления, и в силу ч. 1 ст. 43 УК РФ они назначаются только по приговору суда. Поэтому уголовный закон не допускает назначения наказания не за преступления.

Между тем возникает парадокс. Применяемое de facto в итоге замены наказание становится следствием без причины.

Максимальный размер наказания?

Конституционный Суд, приведя сомнительные аргументы, пришел к выводу о том, что ч. 4 ст. 50 УК РФ лишь предусматривает замену назначенного по приговору суда и не исполняемого осужденным наказания его эквивалентом, исполнение которого может быть осуществлено принудительно.

Новая категория «эквивалент наказания, исполнение которого может быть осуществлено принудительно» не согласуется с другими нормами уголовного закона, а также с нормами Конституции РФ.

В частности, ч. 1 и 2 ст. 60 УК РФ предусматривают, что лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части уголовного закона, с учетом положений его Общей части. Уголовным законом не предусмотрено назначение более строгого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.
Конституция РФ определяет, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (ч. 1 ст. 17). Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18). 

Поэтому следует при рассмотрении затронутого мной вопроса применения уголовного закона, основываться именно на первостепенной значимости в государстве прав и свобод человека и гражданина.

Конституционный Суд считает вполне правомерным применение эквивалента наказания в виде лишения свободы даже в случаях, когда такой вид наказания не предусмотрен санкцией статьи Особенной части УК РФ. Такой вид наказания по характеру лишения и ограничения прав и свобод человека отличается от более мягких видов наказаний, и многие санкции статей Особенной части УК РФ за совершение преступлений небольшой тяжести не предусматривают такого вида наказания, что обосновано несоразмерностью такого вида наказания правонарушению, совершенному виновным. Следовательно, согласно правовой позиции Конституционного Суда совершение любого преступления может посредством замены наказаний повлечь применение наказания в виде лишения свободы.

Таким образом, исходя из правовой позиции Конституционного Суда, основной категорией в уголовном законе становится не преступление, а наказание. Верхние пределы санкций статей Особенной части УК РФ становятся размытыми и уже не определяют максимальной степени лишения или ограничения прав и свобод осужденного за конкретное преступление. Наказание за то или иное общественно опасное деяние уже не является очевидным для виновного.

Следует учесть, что ч. 5 ст. 46 УК РФ о наказании в виде штрафа предусматривает возможность его замены лишь в пределах санкции статьи Особенной части УК РФ. Но в случае, если санкцией этой же статьи Особенной части УК РФ предусмотрено наказание в виде исправительных работ, то верхний ее предел в случае замены наказаний перестает действовать.

Где же правовая определенность? Ведь в этом случае определяющее значение для применения окончательно вида наказания имеет выбор судьей вида наказания, назначаемого осужденному по приговору. Но окончательный вид фактически применяемого наказания по приговору не назначается.

Противоречие Конституции РФ и нормам международного права

К тому же вышеприведенная правовая позиция Конституционного Суда противоречит его правовой позиции, изложенной в определениях от 22 мая 1997 г. № 65-О и от 3 июля 1997 г. № 87-О, о том, что положение ст. 54 (ч. 1) Конституции РФ, в частности, исключает возможность применения в отношении осужденного наказания, выходящего за верхний предел санкции статьи уголовного закона, действовавшего на момент совершения преступления. По смыслу ст. 15 (ч. 4) Конституции РФ в случае, если обнаруживается, что какая-либо норма противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права или международным договорам РФ, при рассмотрении конкретных дел надлежит применять правила соответствующих международных актов.

Пункт 1 ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливает, что ни на кого не может налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления. Данные положения норм международного права не допускают замены назначенного осужденному наказания вне пределов, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части уголовного закона.

Очевидно, что утверждение Конституционного Суда по вопросу замены уголовных наказаний не согласуется с нормами международного права, а вынесенное им отказное определение от 16 февраля 2006 г. № 62-О необоснованно устранило возможность реабилитации лиц, в отношении которых применялись иные наказания в результате замены, а также повлекло дальнейшую судебную практику применения к осужденным несправедливых наказаний в случаях, когда при их замене назначается более строгое наказание, не предусмотренное санкцией статьи Особенной части УК РФ.

Согласно ст. 6 и 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решения Конституционного Суда обязательны на всей территории России для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Как же теперь устранить возникшую правовую неопределенность? Возможно, исключительно посредством законотворчества, но оно не устранит проблему возможности в будущем законодателем ввести эти же правила в уголовный закон.

Сергей ЖДАНОВ,
адвокат филиала № 8
Коллегии адвокатов г. Сургута
Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

"АГ" № 2, 2011

- Верховный Суд Республики Беларусь

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

26 марта 2002 г. № 1

Изменения и дополнения:

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 25 сентября 2003 г. № 11 (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 112, 6/375) <S20300011>;

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 2007 г. № 19 (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г. , № 14, 6/700) <S20700019>;

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 31 марта 2016 г. № 2 (Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 09.04.2016, 6/1534) <S21600002>

 

В связи с введением в действие Уголовного кодекса Республики Беларусь 1999 года в практике применения норм, регламентирующих назначение наказания, возникли вопросы, требующие разъяснения. В целях обеспечения правильного и единообразного применения положений уголовного закона Пленум Верховного Суда Республики Беларусь ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Обратить внимание судов, что наказание является принудительной мерой уголовно-правового воздействия, применяемой по приговору суда к лицу, осужденному за преступление, и заключающейся в предусмотренных законом лишении или ограничении прав и свобод осужденного.

Лицу, признанному виновным в совершении преступления, может быть назначено наказание, предусмотренное лишь Уголовным кодексом. При этом не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению во время совершения преступления.

2. Применение наказания как меры уголовной ответственности основывается на принципах законности, равенства граждан перед законом, неотвратимости ответственности, личной виновной ответственности, справедливости и гуманизма (ст. 3 УК).

Наказание определяется на основе убежденности суда в его необходимости и достаточности для исправления лица, совершившего преступление, предупреждения новых общественно опасных деяний как со стороны осужденного, так и других лиц, а также восстановления социальной справедливости.

Только справедливое наказание виновного способствует эффективному осуществлению целей уголовной ответственности.

3. Исходя из общих начал назначения наказания (ст. 62 УК) суд определяет наказание в пределах, установленных санкцией статьи Особенной части УК, предусматривающей ответственность за совершенное преступление.

При этом суд обязан учитывать также положения Общей части УК, относящиеся к определению вида и размера наказания за совершенное преступление, а именно: стадию осуществления преступного намерения, причины, вследствие которых преступление не было доведено до конца, формы соучастия и степень участия лица в преступлении, а также специальные правила назначения наказания, установленные ст. ст. 65–76 УК.

4. В соответствии с принципом индивидуализации наказания суд избирает наказание с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, мотивов и целей содеянного, личности виновного, характера нанесенного вреда и размера причиненного ущерба, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, а по делам частного обвинения – и мнения потерпевшего.

Указанные обстоятельства оцениваются судом в совокупности, и на их основании суд должен мотивировать в приговоре избранную меру наказания.

5. Судам надлежит неуклонно обеспечивать применение предусмотренных законом строгих мер наказания к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, в особенности в составе организованных групп или преступных организаций.

Вместе с тем следует в полной мере использовать предоставленные законом возможности для назначения наказаний, не связанных с лишением свободы, лицам, впервые совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, или менее тяжкие преступления.

Если наряду с лишением свободы санкция закона, по которому лицо признается виновным, предусматривает и другие, более мягкие виды наказания, при постановлении приговора необходимо обсуждать вопрос о назначении наказания, не связанного с лишением свободы (ч. 2 ст. 62 УК). Лишение свободы за такие преступления может быть назначено, если суд, исходя из конкретных обстоятельств дела и личности виновного, придет к выводу, что достижение целей уголовной ответственности и, прежде всего, предупреждение новых преступлений со стороны виновного невозможно без изоляции его от общества.

6. Судам необходимо всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, имеющие существенное значение для определения вида и размера наказания.

При назначении наказания подлежат учету самостоятельно и в полном объеме данные, как отрицательно, так и положительно характеризующие личность виновного.

7. Судам следует иметь в виду, что перечень обстоятельств, смягчающих ответственность (ст. 63 УК), законом не ограничен. В качестве таких обстоятельств, в частности, могут признаваться: совершение преступления вследствие случайного стечения обстоятельств; наличие в прошлом особых заслуг; нахождение на иждивении несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родителей и другие. Признание судом таких обстоятельств смягчающими должно быть мотивировано в приговоре.

8. Перечень обстоятельств, отягчающих ответственность, является исчерпывающим. Иные обстоятельства, не указанные в ст. 64 УК, не могут признаваться судом в качестве таковых.

При решении вопроса о признании отягчающим ответственность обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ (п. 17 ч. 1 ст. 64 УК), судам необходимо учитывать, было ли по своему характеру преступное деяние связано с опьянением виновного, а также обстоятельства, при которых лицо оказалось в таком состоянии. В частности, состояние опьянения несовершеннолетнего во время совершения преступления может не учитываться как обстоятельство, отягчающее ответственность, если он был приведен в такое состояние с целью склонения к совершению преступления.

Не может рассматриваться в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность, совершение преступления лицом, ранее совершившим преступление, если в отношении предыдущего преступления истек срок давности привлечения к уголовной ответственности, погашена или снята в установленном порядке судимость либо законом устранена преступность совершенного в прошлом деяния, а также в тех случаях, когда лицо было освобождено от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным уголовным законом.

9. Обратить внимание судов, что если то или иное обстоятельство, указанное в ст. 63 или ст. 64 УК, предусмотрено в диспозиции статьи Особенной части УК в качестве признака преступления, оно не должно учитываться соответственно как смягчающее или отягчающее ответственность.

10. Для правильного решения вопроса о назначении наказания при рецидиве преступлений (ст. 65 УК) судам необходимо исследовать материалы, свидетельствующие о наличии у виновного соответствующего вида рецидива преступлений (ст. 43 УК), исходя из непогашенных или неснятых судимостей за умышленные преступления. При этом следует руководствоваться правилами погашения и снятия судимости, установленными соответственно ст.ст. 97 и 98 УК.

Разъяснить, что по смыслу ст. 43 УК рецидив имеет место и в тех случаях, когда умышленное преступление, за которое лицо осуждается по последнему приговору либо осуждалось ранее, является неоконченным, а равно независимо от того, являлось ли лицо исполнителем или соучастником любого из этих преступлений.

Судам следует иметь в виду, что без соблюдения правил, закрепленных в ч. 2 ст. 65 УК, назначается наказание только при наличии оснований, указанных в ст. 70 УК.

Если наказание назначается в пределах санкции статьи Особенной части УК, то в резолютивной части приговора должна содержаться ссылка на ч. 3 ст. 65 УК. Если же суд придет к выводу о необходимости назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, обязательна ссылка на ст. 70 УК.

В этих случаях наказание может быть назначено как ниже пределов, установленных ст. 65 УК, так и ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК, либо может быть назначен более мягкий вид наказания.

Лицу, имеющему судимость за умышленное преступление и совершившему несколько преступлений, каждое из которых по отношению к имеющейся судимости виновного образует различные виды рецидива, наказание за каждое из этих преступлений назначается по правилам ч. 2 ст. 65 УК с учетом соответствующего вида рецидива.

11. Разъяснить судам, что наличие хотя бы одного из смягчающих обстоятельств, указанных в п.п. 1, 3 и 4 ст. 63 УК, свидетельствует о деятельном раскаянии виновного. Поэтому при отсутствии отягчающих обстоятельств, названных в ст. 64 УК, наказание, определяемое виновному в соответствии с санкцией статьи Особенной части УК, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, не может превышать половины максимального срока или размера избранного судом вида наказания. Данное правило не применяется в отношении лица, совершившего особо тяжкое преступление, сопряженное с умышленным лишением жизни человека при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 69 УК).

При решении вопроса о признании явки с повинной в качестве смягчающего ответственность обстоятельства судам необходимо проверять, являлось ли заявление или сообщение (в любой форме) органу уголовного преследования о преступлении добровольным и не связано ли это, в частности, с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого в совершении этого преступления и подтвердило свое участие в нем. Как явку с повинной следует рассматривать также заявление лица, привлеченного к уголовной ответственности по конкретному делу, о совершении им иных преступлений, не известных органам расследования.

При совокупности совершенных преступлений явка с повинной как обстоятельство, смягчающее ответственность, должна учитываться лишь при назначении наказания за преступление, в связи с которым она имела место.

12. Обратить внимание судов, что в соответствии со ст. 70 УК назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК за совершение данного преступления, или назначение более мягкого вида наказания, не указанного в санкции статьи УК, по которой квалифицировано преступление, допускается лишь с учетом личности виновного и при наличии исключительных обстоятельств, которые обязательно должны быть связаны с целями, мотивами, ролью лица и его поведением во время или после совершения преступления. При этом суд обязан в приговоре указать, какие именно обстоятельства, установленные по делу, он признает исключительными и в сочетании с какими данными о личности виновного они являются основанием для применения ст. 70 УК.

Назначению наказания ниже низшего предела, указанного в санкции статьи Особенной части УК, не препятствует наличие в санкции этой же статьи альтернативных, более мягких видов наказания.

С учетом правил, содержащихся в ст. 70 УК, любой более мягкий вид наказания может быть назначен лишь при условии, что он не указан в санкции соответствующей статьи уголовного закона.

При применении более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, лицу, виновному в совершении нескольких преступлений, вначале назначается наказание с применением ст. 70 УК за одно или за каждое из совершенных преступлений, а затем определяется окончательное наказание.

Совершение тяжкого или особо тяжкого преступления не исключает возможности назначения наказания ниже низшего предела. Однако в этом случае суды должны особенно тщательно оценивать исключительность обстоятельств, дающих основание для применения ст. 70 УК.

Размер наказания, назначенный судом с применением ст. 70 УК, в любом случае не может быть ниже минимального предела, установленного законом для данного вида наказания.

13. При повторности преступлений, не образующих совокупности (ст. 71 УК), наказание назначается за каждое преступление отдельно, а окончательное наказание определяется путем поглощения менее строгого наказания более строгим.

Если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, образующем повторность с преступлением, за которое он осужден, окончательное наказание определяется путем поглощения менее строгого наказания более строгим. В срок окончательного наказания засчитывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору.

14. Судам надлежит иметь в виду, что в случаях применения ч. 5 ст. 72 УК окончательное наказание по совокупности преступлений не может быть ниже наказания, назначенного по первому приговору, поскольку при поглощении или сложении наказаний суд должен исходить из размера всего наказания по первому приговору, а не из его неотбытой части.

Если по делу будет установлено, что осужденный виновен и в других преступлениях, образующих совокупность с преступлением, за которое он осужден, одни из которых совершены до, а другие – после постановления первого приговора, наказание по второму приговору определяется с применением как ст. 72, так и ст. 73 УК: вначале – по совокупности преступлений, совершенных до постановления первого приговора, после этого – по правилам ч. 5 ст. 72 УК, затем – по совокупности преступлений, совершенных после постановления первого приговора, и окончательное наказание – по совокупности приговоров (ст. 73 УК).

При осуждении лица за длящееся или продолжаемое преступление, начавшееся до и продолжавшееся после постановления приговора, по которому это лицо осуждено и не отбыло наказание, суду при назначении наказания следует руководствоваться правилами ст. 73 УК.

15. Разъяснить судам, что, если содеянное виновным представляет собой сочетание повторности преступлений, не образующих совокупности, и совокупности преступлений, суд вначале назначает наказание по правилам ст. 71 УК, после чего определяет окончательное наказание по совокупности преступлений (ст. 72 УК).

Если после осуждения за преступление, но до полного отбытия наказания лицо совершит несколько преступлений, образующих повторность и (или) совокупность преступлений, то применяются последовательно правила назначения наказаний, предусмотренные соответственно ст.ст. 71, 72 и 73 УК.

16. При назначении наказания по совокупности приговоров суды должны указывать в приговоре вид и размер неотбытой части наказания по предыдущему приговору, которая на основании ст. 73 УК подлежит полному или частичному присоединению к наказанию, назначенному по новому приговору. При этом неотбытой частью наказания по предыдущему приговору признаются:

– при осуждении с отсрочкой исполнения наказания (ст. 77 УК) и при осуждении с условным неприменением наказания (ст. 78 УК) – весь срок наказания, за исключением срока содержания под стражей и срока домашнего ареста, которые применялись в качестве мер пресечения и подлежат зачету по правилам ст. 75 УК;

– при условно-досрочном освобождении от наказания (ст. 90 УК или ст. 119 УК) – часть наказания, от отбывания которой осужденный освобожден;

– при замене неотбытой части наказания более мягким (ст. 91 УК или ст. 120 УК) – фактически неотбытая часть более мягкого наказания;

– при отсрочке отбывания наказания беременной женщине или женщине, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 93 УК), – весь срок лишения свободы или фактически неотбытая часть этого наказания;

– при условном освобождении от наказания в порядке амнистии или помилования (ст. 95 УК или ст. 96 УК) – фактически неотбытая часть наказания;

– при замене неотбытой части наказания в порядке амнистии или помилования (ст. 95 УК или ст. 96 УК) более мягким наказанием – фактически неотбытая часть более мягкого наказания.

Обратить внимание судов, что сложение различных наказаний (ст. 74 УК) осуществляется путем перевода менее строгих в более строгий вид наказания, назначенный за одно из преступлений, при условии, что такой перевод допускается законом.

17. При назначении по совокупности приговоров наказания в виде исправительных работ сложению подлежат лишь сроки исправительных работ, а размеры удержаний из заработка осужденного не суммируются.

Суд назначает по новому приговору исправительные работы с указанием срока и размера удержаний из заработка осужденного, затем присоединяет полностью или частично неотбытый срок исправительных работ по предыдущему приговору, оставляя для присоединяемого срока прежний размер удержаний.

18. Наряду с назначением основного наказания судам следует обсуждать вопрос о необходимости применения дополнительных наказаний, особенно к лицам, признанным виновными в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

В случае, когда санкция статьи уголовного закона предусматривает возможность применения или неприменения дополнительного наказания, суд обязан обсудить вопрос о его назначении и указать в приговоре мотивы принятого решения.

При осуждении виновного по статьям уголовного закона, согласно которым дополнительное наказание является обязательным, суд может не назначать его только при наличии оснований, предусмотренных ст. 70 УК, с обязательным указанием в приговоре мотивов принятого решения.

19. При назначении дополнительного наказания в виде лишения воинского или специального звания судам следует иметь в виду, что воинским является звание, присваиваемое военнослужащим Вооруженных Сил Республики Беларусь и иных воинских формирований. Специальные звания присваиваются работникам дипломатической службы, представителям ряда органов государственной власти (милиции, таможенной службы и т.д.).

Лица, имеющие почетные звания (заслуженный работник, народный артист и т.п.), ученые степени и звания, спортивные звания, а также награжденные государственными наградами, не могут быть лишены судом этих званий и наград, поскольку лишение указанных званий и наград не предусмотрено уголовным законом в качестве наказания.

20. Разъяснить судам, что оставшееся неотбытым по предыдущему приговору дополнительное наказание присоединяется к окончательному основному наказанию, назначенному по новому приговору. Если по этому приговору наряду с основным назначено аналогичное неотбытому дополнительное наказание, то неотбытая часть дополнительного наказания по предыдущему приговору полностью или частично присоединяется к вновь назначенному дополнительному наказанию.

Дополнительные наказания разных видов исполняются самостоятельно.

21. Исключен.

22. Исключен.

23. Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда, областным, Минскому городскому судам систематически анализировать и обобщать практику назначения судами уголовного наказания с учетом структуры преступности и судимости, состава осужденных. При рассмотрении дел в апелляционном и надзорном порядке тщательно проверять соблюдение судами требований закона при назначении наказаний, своевременно устранять допущенные ошибки.

24. Признать утратившим силу постановление № 14 Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 14 декабря 1995 г. «О практике назначения судами более мягкого наказания, чем предусмотрено законом (ст. 42 УК Республики Беларусь)».

 

Председатель
Верховного Суда
Республики Беларусь

В.О.Сукало

 

 

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Республики Беларусь

И.Н.Минец

Соотношение состава преступления и уголовноправовой нормы. -

Понятие «СП» как по объему, так и по содержанию является более «узким» по сравнению с понятием «уголовно-правовая норма».
Почему?
Во-1х, в СП не входит гипотеза нормы. Под нею следует понимать те положения норм Общей части УК, которые предусматривают условия наступления уголовной ответственности, в том числе: территория РФ, на которой должно быть совершено преступление, отсутствие при этом в действиях лица, совершившего деяние, признаков необходимой обороны, крайней необходимости, состояния невменяемости и др. А все это не входит ни в один из элементов СП.
Во-2х, в СП не входит санкция УПН, СП находится за пределами санкции.
Следовательно, СП может быть описан только в диспозиции УПН, то есть в ней мы должны найти признаки объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны
Отсюда вопрос о соотношении СП и диспозиции УПН: в последней описаны как признаки СП, так и она является правовым запретом для их совершения: ст. 14 УК говорит, что преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное кодексом под угрозой наказания. Поскольку СП есть сердцевина понятия преступления, а свое выражение он находит в диспозиции УПН, следовательно запрет на совершение преступления выходит за рамки СП.
Необходимо также рассмотреть соотношение: диспозиция нормы и диспозиция статьи Особенной части УК. Например, диспозиция ч. 1 ст. 158 УК гласит: “Кража, то есть тайное хищение чужого имущества”. В данном случае речь идет именно о диспозиции статьи закона.
В этой связи встает вопрос: диспозиция УПН полностью описана в диспозиции статьи Особенной части УК? На это следует дать отрицательный ответ. Если мы обратимся к статьям Особенной части, то в них, как правило, нет указаний на объект преступного посягательства, в большинстве статей УК не говорится и о субъекте преступления, и о субъективной стороне. Как правило, в диспозиции статьи описываются признаки лишь объективной стороны преступления, да и то не в полном объеме.
В самом деле, например, приведенный выше текст диспозиции ч. 1 ст. 158 УК (кража) не раскрывает всего содержания этого состава преступления. Он непосредственно говорит лишь о двух группах признаков: объективной стороне (тайное хищение) и объекте, его составной части – предмете посягательства (чужое имущество).
Для полного представления о составе кражи обязательно следует выяснить содержание и других признаков состава: субъекта и субъективной стороны. Для этого необходимо обратиться к статьям Общей части УК, в частности к ст. 19 и 20 УК РФ. Из них видно, что субъектом кражи может быть любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.
Приведенный пример достаточно наглядно свидетельствует о том, что диспозиция УПН и состав преступления — гораздо более широкие понятия, чем диспозиция статьи Особенной части, в которой лишь указаны обычно только признаки, специфичные для тех или иных составов. Признаки составов, общие для всех преступлений, вынесены законодателем в Общую часть УК, в чем и состоит одно из ее назначений.
Так, субъекты всех преступлений характеризуются двумя признаками – это их возраст, и их вменяемость. Поэтому признаки субъектов помещены в статьях Общей части УК, в частности, ст. 19 УК указывает на то, что – « уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом», а ст. 20 определяется возраст.
Если же речь идет о специальном субъекте, то он упоминается в статье Особенной части: обратимся к тексту ст. 302 – «Принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя, или лица, производящего дознание». Как видим, здесь указаны признаки субъекта – им может быть или следователь, или дознаватель.
Что касается такого элемента, как субъективная сторона СП, то здесь законодатель поступает несколько по-иному.
В общей части (ст.24, 25, 26 и 27 УК) раскрываются понятия прямого и косвенного умысла, неосторожной формы вины и ее двух разновидностей – легкомыслия и небрежности, а также дается определение ответственности за преступление, совершенное с двумя формами вины. Судебно-следственная практика доказала, что преступления могут быть совершены или умышленно, или по неосторожности, или же с двойной формой вины. Поэтому нет надобности при конструировании диспозиций статей Особенной части всегда указывать на форму вины. Форма вины вытекает из характера указанной в диспозиции объективной стороны. Поэтому при КП следователь и судья оценивают объективную сторону и приходят к выводу, что она указывает на умышленную или неосторожную форму вины. При этом на практике имеет место множество случаев, когда виновный утверждает, что он совершил преступление по неосторожности, а обстоятельства говорят о другом – об умышленном характере действий. Или виновный вообще отказывается давать показания и следователю, а затем и суду надо делать вывод о форме вины.
Вывод о форме вины делается на основе оценки всех доказательств по делу, которые могут относиться как к объективной стороне, так и к субъективной стороне. Так, если подсудимый отказывается давать показания, а свидетели утверждают, что он со словами «я тебя убью» нанес человеку удар тяжелым металлическим предметом, то исходя из характера орудия и заявлений подсудимого, суд сделает обоснованный вывод о том, что убийство совершено умышленно.
В тоже время, в Особенной части мы встретим много статей, в которых говорится об умышленном характере преступления, или о неосторожном: ст. 105 –«убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку», ст. 109 – «причинение смерти по неосторожности», ст. 111 – «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека». Сравните эти статьи со ст. 106 – «Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу после родов…» – здесь ничего не говорится о форме вины. Почему законодатель так делает – с одной целью, – дифференцировать ответственность в зависимости от формы вины. То есть законодатель предписывает, какое наказание должно быть за одни и те же последствия при разных формах вины.
Восполнение диспозиции нормы происходит не только путем использования статей Общей части, но и посредством анализа системы норм уголовного законодательства в целом.
Таким образом, в статьях особенной части УК предусматриваются признаки конкретных СП, индивидуализирующие эти составы и отличающие данный конкретный СП от других составов, а в статьях Общей части – признаки, присущие всем или ряду конкретных СП.

Уголовное право. Тест 2 - Декан-НН

1. Видовой объект преступления есть
группа однотипных общественных отношений, охраняемых единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм, объединенных в один раздел УК РФ
конкретное общественное отношение, против которого направлено преступное посягательство
группа близких по содержанию общественных отношений, охраняемых комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм, объединенных в одну главу УК РФ
совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом

2. Лишение свободы на определенный срок за совершение одного преступления устанавливается на срок
от 2 месяцев до 30 лет
от 6 месяцев до 20 лет
от 6 месяцев до 25 лет
от 2 месяцев до 20 лет

3. Под единичным преступлением понимается
действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного
преступление, складывающееся из ряда тождественных действий
преступление, слагаемое из двух или нескольких разнородных общественно опасных деяний
общественно опасное деяние, содержащее признаки одного состава, предусмотренного в соответствующей статье или части статьи Особенной части УК РФ

4. Приготовление возможно к преступлениям
создания опасности причинения вреда
совершаемым с косвенным умыслом
совершаемым по неосторожности
совершаемым с прямым умыслом

5. Исполнителем преступления признается лицо
склонившее другое лицо к совершению преступлению разными способами
непосредственно участвующее в его совершении
непосредственно его совершившее
непосредственно его совершившее и участвующее в его совершении совместно с другими лицами, а также посредством использования других лиц

6. Обязательные работы заключаются
в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ
в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества
принудительном привлечении осужденного к труду на срок, определенный приговором суда с удержание части его заработка в доход государства
в содержании осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества и в условиях осуществления над ним надзора

7. Совокупность предусмотренных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как уголовно наказуемое — приведенным утверждением определяется понятие…
диспозиции статьи Особенной части УК
преступления
наказания
состава преступления

8. Арест заключается
в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества
в содержании осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества и в условиях осуществления над ним надзора
в содержании осужденного в исправительном центре.
в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию поселение или помещения в исправительную колонию

9. Легкомыслие закон связывает
с предвидением возможности наступления общественно опасных последствий, но непредвидением неизбежности их наступления
с предвидением наступления общественно опасного деяния
с непредвидением возможности наступления общественно опасных последствий
с предвидением наступления общественно опасных последствий

10. Неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденным к лишению свободы за совершение преступления небольшой или средней тяжести не менее
половины срока наказания
двух третей срока наказания
одной трети срока наказания
трех четвертей срока наказания

11. Назовите три основные разновидности отношений, регулируемых уголовным правом
регулятивные и общепредупредительные
охранительные, регулятивные и общепредупредительные
правовые, организационные и регулятивные
охранительные и регулятивные

12. Дополнительные наказания это те
которые могут быть назначены судом за совершение тяжких и особо тяжких преступлений
которые могут быть назначены судом за совершение особо тяжких преступлений
которые самостоятельно не могут назначаться
которые применяются только самостоятельно, их нельзя присоединить ни к какому другому назначаемому судом наказанию

13. При таком виде наказания как ограничение по военной службе, из денежного довольствия осужденного к этому виду наказания производятся удержания в доход государства в размере
не свыше 10%
от 5% до 20%
не свыше 20 %
не свыше 50%

14. Лицо освобождается от уголовной ответственности, когда истекает срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершение тяжкого преступления по истечении
10 лет
6 лет
15 лет
8 лет

15. Относительно-определенная санкция уголовно-правовой нормы Особенной части УК РФ
содержит два и более видов наказания
указывает вид наказания, фиксируя его нижний и верхний либо только верхний пределы
предусматривает возможность применения к лицу, совершившему преступление, наряду с основным видом наказания дополнительного вида наказания
не устанавливая конкретного вида наказания, отсылает к другим статьям УК РФ

Структура уголовно-правовой нормы

Структура уголовно-правовой нормы



В общей теории права принято выделять три элемента нормы права: гипотезу, диспозицию и санкцию. Однако ни одна уголовно-правовая норма не содержит терминологической обрисовки всех трех элементов: в статьях Общей части нет санкций и зачастую нет гипотез; статьи Особенной части "умалчивают" о гипотезах. Поэтому в уголовном праве общепринята двучленная классификация: диспозиция и санкция, хотя такое мнение нам представляется не бесспорным.
Диспозиция указывает деяния, которые признаются преступлениями и за совершение которых устанавливается наказание. Различают диспозиции четырех видов.
Простая диспозиция только называет преступление, не раскрывая его признаков. Такие диспозиции встречаются так же редко, как и общепризнанные (бесспорные) термины, содержание которых очевидно и не требует пояснений. Примером может служить диспозиция ст. 126 УК — похищение человека.
Описательная диспозиция не только называет преступление, но и описывает его основные признаки. Например, клевета определяется как распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. А кража — как тайное хищение чужого имущества. Это самый распространенный вид диспозиций в уголовном законе, что совершенно правильно, ибо уголовный закон должен предельно формально определять все основные объективные и субъективные признаки деяний, за которые устанавливается уголовная ответственность.
Ссылочная диспозиция для установления признаков преступления предлагает обратиться к другой статье УК. Например, ст. 117 УК определяет истязание как "причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса".
Бланкетная диспозиция отсылает к нормам других отраслей права — трудового, гражданского, административного и т. п. Именно с помощью бланкетных диспозиций сформулированы почти все преступления в сфере экономической деятельности, большинство должностных преступлений, преступлений против общественной безопасности, связанных с нарушением специальных правил (горных, строительных и иных) либо правил обращения с предметами, представляющими повышенную общественную опасность (оружие, боеприпасы, радиоактивные вещества и т. д.).
Санкция — часть уголовно-правовой нормы и часть статьи УК, определяющая вид и размер наказания.
Абсолютно-определенные санкции устанавливают точный вид и точный размер наказания. Действующее законодательство не содержит абсолютно-определенных санкций, ибо они не позволяют индивидуализировать наказание в зависимости от обстоятельств конкретного преступления и личности виновного.
Относительно-определенные санкции устанавливают конкретный вид наказания и его пределы, в связи с чем можно выделить три разновидности относительно-определенных санкций:
с указанием минимального размера наказания ("от трех лет лишения свободы"). Их максимальный предел установлен в статьях Общей части для данного вида наказания;
с указанием максимального размера наказания ("до пяти лет лишения свободы"). Их минимальный предел установлен статьями Общей части для данного вида наказания;
с указанием минимального и максимального размеров наказания ("от трех до десяти лет лишения свободы"). Именно данная разновидность наиболее распространена в статьях Особенной части.
Альтернативные санкции указывают два или более вида наказания, которые могут быть назначены за совершенное преступление ("лишение свободы на срок от восьми до двадцати лет или смертная казнь или пожизненное лишение свободы"). Когда виды наказаний имеют в альтернативной санкции минимальные и/или максимальные пределы, она становится комбинированной (альтернативной и относительно-определенной).
Абсолютно -неопределенная санкция не содержит указания ни на вид, ни на размер наказания. В действующем УК данный вид отсутствует, но многие международные договоры, посвященные борьбе с преступлениями, имеют такие санкции. Copyright © 2003—2016 "Litevv"
Двигатель торговли

 


Совершенствование конструктивного исполнения норм уголовного законодательства Â € Â ™ Карательная часть Уголовного кодекса как одно из направлений борьбы с преступностью

Ключевые слова

Борьба с преступностью, конструктивное исполнение, карательная часть, уголовные нормы, уголовное законодательство.

Введение

Проблема преступности и борьбы с ней всегда привлекала внимание большого количества специалистов. Эта тема, непосредственно затрагивающая различные сферы политической и экономической деятельности государства, стала одной из самых острых практических проблем, волнующих ученых и практиков, занимающихся проблемой правопорядка в стране.

Преступность в России следует рассматривать как общегосударственную проблему. Это связано с рядом причин, имеющих политические, экономические, социальные и демографические корни. Преступности присущи количественные и качественные характеристики (Петухов, 2017; De Hert & Boulet, 2016; Ho, 2016).

Соблюдение уголовно-правовых принципов обязывает законодателя на стадии подготовки и принятия уголовного закона решать вопросы о соответствии видов и размеров наказания характеру и степени общественной опасности преступлений, за которые они предусмотрены.Но не всегда, как показывают исследования, эти принципы соблюдаются (Klimek, 2017).

Определив понятие карательной части специальной нормы уголовного права в предыдущих публикациях, а также ориентируясь в вопросах их классификации и видового спектра, необходимо изложить свою позицию по проблемам применения в них уголовных санкций. .

Обзор литературы

Традиционно структура любой правовой нормы включает гипотезу (в которой указывается, при каких обстоятельствах правило вступает в силу), диспозицию (в которой формулируются правила поведения, права и обязанности) и санкцию (в которой государство принимает меры принуждения). применяются при его нарушении).Следовательно, любая правовая норма, в том числе уголовное право, содержит три необходимых компонента: гипотезу (которая описывает условия, при которых поведение субъекта будет иметь уголовно-правовое значение и могут наступить уголовные последствия), диспозиция (модель необходимого, разрешенного или запрещенное поведение) и санкции (содержащие указание на уголовные последствия, указанные в настройках поведения).

Даглдиян подчеркивает, что в уголовном праве гипотезы чаще всего входят в диспозиции правовых норм, одновременно являясь их составными (Даглдиян, 2017).Общей гипотезой для каждой правовой нормы Особенной части Уголовного кодекса является норма, устанавливающая общие основания уголовной ответственности. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие ученые.

Но, согласно Форе (2016), структура правовой нормы двояка и состоит из гипотезы и диспозиции. В связи с этим некоторые ученые утверждают, что структура нормы уголовного права состоит из гипотезы и диспозиции, которую иногда называют санкцией.Гипотеза предусматривает наличие юридического факта, порождающего уголовно-правовые отношения, а именно: признаки преступления как основания уголовной ответственности. Распоряжение устанавливает полномочия суда в отношении ограничения прав и свобод лица, совершившего преступление, то есть в отношении наложения, освобождения или смягчения уголовной ответственности виновного. В этом смысле признаки и гипотезы и санкции находят свое закрепление не только в статьях Особенной части УК, но и в соответствующих статьях Общей части.Аналогичного мнения придерживается Terracina (2016). В частности, автор отмечает, что норма уголовного права уникальна по своему существу. Норма Особенной части Уголовного закона действует и применяется только в единстве и в совокупности с нормами Общей части и наоборот. В свете этого сторонники двухэлементной структуры верховенства уголовного права, в принципе, не должны якобы оправдываться, стремясь конкретизировать или принудительно отменяя недостающие элементы норм Общей части уголовного законодательства.Таких норм нет, как и норм его Особенной части Уголовного закона. Положения Общей части Уголовного закона дополняют содержание соответствующих статей Особенной части, образуя целостный регулятор общественных отношений норму уголовного права. И в то же время не следует учитывать, как иногда бывает, что роль гипотезы для норм Особенной части выполняют все статьи Общей части Уголовного кодекса. Это, конечно, большое преувеличение.Многие предписания Общей части уголовного закона до сих пор относятся к санкции нормы. В связи с этим все нормы уголовного права имеют двухэлементную структуру: гипотеза и санкция.

Разделяя позицию двоякой структуры нормы уголовного права, отдельные ученые вносят определенные уточнения. Так, Денисенко (2017) отмечает, что нормы Общей части УК обычно состоят из гипотезы и диспозиции нормы Особенной части УК от диспозиций и санкций (кроме стандартных определений («пояснительных»). ) и правила об освобождении от уголовной ответственности за определенные преступления («поощрение»).Лопашенко, Кобзева, Хутов, Долотов (2017) отмечают, что структура Общей и Особенной частей Уголовного кодекса различна. Статьи Общей части уголовного закона, как правило, состоят из гипотезы и диспозиции, хотя могут быть представлены одной диспозицией, если статья посвящена норме-принципу; статьи Особенной части диспозиции и взыскания (за исключением статьи 331 УК РФ), которая, как и статьи Общей части, включает в себя гипотезу и диспозицию.Наконец, Zeegers (2016) отмечает, что структурные нормы уголовного права отличаются от других правовых норм и включают гипотезу, диспозицию и санкцию. При этом особенностью норм Общей части уголовного закона является отсутствие санкций; они включают только предрасположенность или гипотезу и предрасположенность. Специфика норм Особенной части уголовного закона состоит в том, что их состав может определяться по-разному, в зависимости от адресата нормы.Итак, если норма адресована физическому лицу, она состоит из диспозиций и санкций. Если норма адресована государственным органам, то она состоит из гипотезы и диспозиции.

Выражая свое отношение к этим точкам зрения, отметим, что каждая из них заслуживает внимания и имеет право на существование. Исходя из этого, в наших предыдущих публикациях мы, в частности, разделяли взгляды тех ученых, которые видят структуру любой нормы уголовного права в трех ее элементах.Между тем, сегодня мы убеждены, что ответ на вопрос, из каких элементов состоит то или иное уголовное право, лежит несколько в другой плоскости. Присоединение к любой из этих мыслей, к сожалению, не решает ее, а лишь откладывает на неопределенное время. В подтверждение этого тезиса мы привели высказывание известного теоретика права. Итак, по мнению исследователя, говоря о структуре нормы права, необходимо выделить и различать структуру нормы-предписания и структуру логической нормы.Логическое верховенство права в большинстве случаев содержится в нескольких статьях нормативного акта или даже в статьях разных нормативных правовых актов. Но норма-предписание соответствует основной структурной части текста нормативного акта (статья, параграф, параграф статьи и т. Д.). «Фрагментация» правила-рецепта между разными статьями, абзацами статьи невозможна. Структура логической нормы выражается в соединении таких элементов, которые в совокупности обеспечивают государственно-властное регулирование общественных отношений.Следовательно, «набор» элементов логической нормы должен обеспечивать ее «автономным», относительно отдельным регулятором. В этой связи логическая норма включает три основных элемента: гипотезу, диспозицию, санкцию. Эти элементы можно условно расположить по такой схеме: «если ..., то, а иначе ...» (Fenwick, 2016).

Карательная часть уголовного наказания в сфере борьбы с преступностью

Рецидив. В самом общем виде его можно определить как совершение второго преступления лицом, которое ранее совершало преступление и признано виновным в нем.Мы не видим свою задачу в исследовании законодательной специфики оформления рецидива: какие преступления, в каком возрасте, в каком порядке должны (или могут быть) совершены для признания в действиях лица этого правового института. Этому посвящен внушительный массив специальной литературы, и дополнительная детализация не требуется. Остановимся лишь на двух принципиальных моментах: на правовом значении судимости и на месте нормативных предписаний о повторении в системе уголовного права (Малекян, 2017).

Сегодня банальностью практически всех споров о рецидиве преступлений является наличие у человека неснятой или неизрасходованной судимости. При этом в науке четко позиционируются два подхода, обосновывающих необходимость наличия судимости и ее незавершенность соответственно. Последний, как уже отмечалось, ярко представлен в решениях Витрука по известному Постановлению Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 г.3-П. Между тем мы не склонны рассматривать наследие тоталитарного прошлого как судимость. При адекватном понимании этого явления он ни в малейшей степени не противоречит демократическим принципам взаимоотношений государства и личности. Ссылки некоторых экспертов на отсутствие норм о судимости в законодательстве зарубежных стран в данном случае не принимаются во внимание. И в данном случае речь не идет о неправильном отождествлении демократических идеалов исключительно с западными странами.Речь идет исключительно об уголовно-правовых аспектах вопроса. Дело в том, что отсутствие норм о судимости в уголовном законодательстве зарубежных стран не исключает наличия механизмов и структур, позволяющих учитывать факт совершения лицом преступления в прошлом при оценке каждого последующего преступления, совершенного его и посткриминальное поведение в целом. Достаточно упомянуть Национальный публичный реестр лиц, совершивших сексуальные преступления, который с 2006 года возглавляется и координируется Министерством юстиции США, федеральным и региональным (штатным) законом «Меган» (США), который предусматривает создание всех лиц, совершивших сексуальные преступления. 'база данных и обязательная регистрация по месту жительства, публичный реестр наказаний, который координирует Министерство юстиции Эстонии.Оно проводится на основе Закона «О судимости» (2002 г.), «превентивном заключении» для тех, кто «склонен к совершению преступлений» в Германии и «обычных преступников» в Швейцарии и других странах (Vélez Rodríguez, 2016; Ruggeri , 2017).

Таким образом, ссылки на антидемократический и тоталитарный характер или сущность судимости не могут быть приняты во внимание. Само по себе убеждение нейтрально по отношению к правам человека и идеалам демократии, и необходимость в нем (или в других формах контроля над лицами, отбывшими уголовное наказание) в первую очередь определяется объективными потребностями обеспечения общественного контроля над конкретная категория населения и профилактика преступлений (в этом случае при оценке судимости мы не учитываем возможные злоупотребления, в том числе нормативные, при определении ее правовых последствий).

Намного важнее понять, что такое судимость. В юридической науке, при всех существующих различиях в деталях, есть два основных подхода к пониманию судимости.

Первым и наиболее распространенным (при проведении экспертного опроса при подготовке диссертации, которую поддерживают 92% опрошенных практикующих юристов) является признание судимости особым правовым условием лица, совершившего преступление и осужденного за него. .Об этом пишут Рарог, Ветров, Бриллиантов, Гришко и другие специалисты. Именно так Конституционный Суд трактует осуждение в указанном акте.

Второй подход встречается реже (его признали только 8% опрошенных силовиков), но заслуживает самого пристального внимания. Малков. Является его ярким представителем. Он пишет: «По своей правовой природе осуждение не является официально удостоверенным фактом вынесения приговора, это не форма (или вид) привлечения к уголовной ответственности, а мера пресечения, суть которой заключается в установлении и осуществлении социальной ответственности. и правовой контроль за поведением осужденного, который в совершении преступления обнаружил свою общественную опасность ".При использовании категории «мера» судимость определяется и другими специалистами, в частности, Келиной, Егоровым и Мартыненко, понимая меру уголовно-правового характера по признакам судимости.

В нашу задачу не входит детальный анализ самих этих подходов. Однако в свете проблем, решенных в диссертации, и с учетом вышеупомянутого понятия множественности как ситуации, в которой необходимо определить объем и порядок исполнения нескольких наказаний, понимание преступника запись в качестве меры уголовного права может существенно изменить разрабатываемую нами теорию.

Ведь если исходить из того, что осуждение является уголовно-правовой мерой (очевидно, что одной из таких мер является наказание), то в ситуации рецидива естественно будет поставить вопрос о том, что при совершении второго преступления нет Это необходимость определения размера (объема) окончательного государственного принуждения, определяемого сложением двух различных мер уголовно-правового характера: наказания и осуждения. Это позволяет с определенной долей уверенности квалифицировать рецидив именно как форму множественности преступлений.

Между тем, несмотря на некоторую внешнюю привлекательность, у этого подхода достаточно «минусов»: а) не учитывается, что осуждение и наказание, если они являются мерами уголовно-правового характера, принципиально разные, сложение которых невозможно в принципе и которые могут быть выполнены (обслужены) только самостоятельно; б) судимость возникает как за первое, так и за второе правонарушение, и поэтому, если мы говорим о сложении мер, мы должны добавить судимость за первое преступление, наказание и осуждение за второе преступление; в) если судимость является самостоятельной мерой уголовно-правового характера, то она не может повлиять на размер наказания для лица, ранее судимого за преступление (такой эффект мог бы иметь место, если бы судимость была мерой наказания. уголовный характер первого преступления полностью поглощается наказанием за второе преступление и такое поглощение влечет за собой ужесточение наказания за второе преступление, но такое развитие уголовного права не предусмотрено и вряд ли возможно в принципе) .

Можно резюмировать, что подход к определению судимости как меры уголовно-правового характера не представляет особых перспектив для понимания и совершенствования конструкции рецидива преступлений. Очевидно, что она ошибочна в своей первоначальной посылке: наличие судимости не может считаться уголовно-правовой мерой (хотя бы потому, что она возникает в результате осуждения за какое-либо преступление «автоматически», а не налагается судом на осужденного, более того , осуждение, в отличие от других мер уголовно-правового характера, индивидуализации не подлежит) (Chiao, 2016).

Судимость - это особый правовой статус, статус лица, совершившего преступление и осужденного приговором суда. Этот статус, согласно положениям ч. 1 ст. 86 УК РФ, «учитывается в случае рецидива преступления, назначения наказания и влечет иные правовые последствия в случаях и в порядке, установленных федеральными законами».

Итак, обладая определенным правовым статусом, человек совершает новое преступление.Традиционный взгляд на ситуацию состоит в том, что это второе преступление считается более опасным, чем преступление, совершенное лицом, не имеющим этого статуса. Прежде всего, это признает сам законодатель, устанавливая правила выбора наиболее сурового вида наказания для суда и увеличения его размера за рецидивистское преступление (эта норма, как известно, была обязательной до 2003 года, после чего фактически стала альтернатива).

Однако этот тезис очень уязвим. Это не подтверждается ни реалиями судебной практики, ни, собственно, теоретическими исследованиями.Анализ статистических данных Верховного Суда РФ позволяет установить отсутствие принципиальных различий в структуре общей преступности и структуре рецидива преступлений.

Следует отметить, что при описании социальной опасности рецидивизма (и множественности преступлений в целом) отечественная наука демонстрирует два основных подхода.

Согласно первому, опасность повторения определяется как спецификой совершенных преступлений, так и личностью преступника.Известный российский юрист Таганцев писал: «В каждом преступном деянии мы выделяем два существенных элемента: изменение, произведенное во внешнем мире, и отдельный преступник будет выражаться в этом деянии со всеми его характерными чертами. Но факт совершения преступниками то же самое или какое-то другое преступление, совершенное ранее, вносит особые черты в оба этих элемента: изменение мира не будет таким же, потому что повторение вызывает беспокойство в обществе, усиливает искушение плохим примером; субъективный элемент еще сильнее: мы встретим в нем и усиление закономерности, и привычки... ».

Об этом же пишут и современные авторы, в частности Рогова: «Лицо, совершившее несколько преступлений, характеризуется достаточно устойчивыми антиобщественными взглядами и установками. В результате совершения нескольких преступлений физического, материального или иного характера. ущерб законным интересам, как правило, более значительный, чем ущерб, причиненный в результате совершения одного преступления ".

Однако полностью согласиться с этими суждениями сложно, прежде всего из-за методических указаний.Похоже, что рецидивизм - это преступление, состоящее из повторяющихся преступлений (исключительно!). В состав и структуру рецидивов не входят основные преступления, за которые лицо (рецидивист) понесло судимость. В связи с этим увязать опасность рецидива с параметрами первичных преступлений вряд ли возможно. Опасность этих основных преступлений «гасится» наказанием и не может быть пересчитана повторно (Johnson, 2016).

Намного более точным является второй подход к оценке риска рецидивизма и рецидива преступности.Здесь это описано очень конкретными словами и выражениями. Так, Королева отмечает: «Повышенная социальная опасность рецидивизма состоит в том, что он выражает такое качество преступности, как ее устойчивость, что свидетельствует о стойком нежелании ряда лиц вести себя в соответствии с принятыми в обществе нормами, предпочитая уголовные решения своим преступным решениям. проблемы, несмотря на принятые меры ". Сходны по сути слова других авторов: «Особая социальная опасность рецидивов состоит в том, что рецидив - это первый шаг к преступному образу жизни.Значительная часть рецидивистских преступлений трансформируется в профессиональную преступность, а та, в свою очередь, в организованную ».

Можно смело утверждать, что в криминологии опасность рецидивов не связана с повышенной опасностью каждого отдельного рецидивистского преступления. Гораздо больше оснований видеть опасность рецидива в специфических свойствах и качествах личности преступника, не поддающейся социально-правовой коррекции и потенциально способной к повторению преступных действий.Об этом прямо пишет Малков (экстраполируя свой вывод не только на рецидивы, но и на все формы множественности преступлений в целом): «Социальная сущность множественности преступлений состоит в том, что это свидетельство, как правило, некоего большая общественная опасность для личности преступника, его устойчивая антиобщественная жизненная позиция, а зачастую и формирование его преступного профессионализма ". Об этом говорят результаты опроса экспертов: 66% практикующих юристов указали, что рецидив в большей степени характеризует личность преступника, чем совершенное им преступление; 20% отметили, что повторение увеличивает опасность преступления; еще 14% признали, что рецидив свидетельствует об одновременном повышении общественной опасности и личности правонарушителя и совершенного им преступления.

Таким образом, имеется достаточно аргументов в пользу тезиса о том, что рецидив не увеличивает опасность совершенного преступления, но является убедительным свидетельством повышения общественной опасности лица, совершающего несколько преступлений.

На этом фоне факт признания рецидива формой совокупности преступлений выглядит, как минимум, не совсем логичным. До реформы 2003 г. понятие «рецидив - форма множественности» было достаточно последовательным в законе. Но с 2003 года его де-факто отклонили: ужесточение наказания за рецидив определялось не законом, а по усмотрению суда; тип рецидива утратил значение обстоятельств, дифференцирующих наказание; в основе оценки деяния, совершенного во время рецидива, гораздо важнее были данные о личности преступника, а не реальное преступление рецидивиста.Такое положение дел с высокой степенью достоверности позволяет нам утверждать, что законодатель (возможно, невольно, не замечая и в любом случае без широких теоретических дискуссий) вернулся (хотя и не полностью) к официально отвергнутой теории «рецидив - это собственность». личности преступника ".

На наш взгляд, данная теория позволяет лучше оценить опасность рецидива и выстроить в соответствии с этой оценкой систему уголовно-правовых средств для рецидивистов.Однако очевидно, что по многим составляющим его содержания он восходит к замыслам особо опасного рецидивистского сооружения, известного советскому уголовному праву. И этот факт, естественно, обновляет те критические соображения, которые были адресованы этому проекту в свое время.

Структурность норм уголовного права как одно из направлений борьбы с преступностью

Однако достоверность некоторых из них трудно признать. Так, Бытко пишет, что институт особо опасного рецидивиста содержал элементы дискриминации преступников на основе особых качеств их личности и представлял собой официальное одобрение концепции особо опасного состояния личности.Мы считаем, что полностью согласиться с этим утверждением невозможно. Разница между понятиями «дискриминация» и «дифференциация», по сути, состоит только в оценке различий. На наш взгляд, установление особого правового статуса рецидивиста направлено не на ущемление его прав и свобод (дискриминацию), а на создание механизмов разграничения размера ответственности и наказания лиц, совершивших преступления разного состава ( дифференциация).Эта идея во многом была подтверждена Конституционным Судом РФ в цитированном ранее постановлении. Что касается близости концепции рецидивиста к концепции опасного состояния личности, то и здесь упрек кажется безосновательным. Опасное состояние личности позволяло применять к лицу меры юридической силы независимо от того, совершил он преступное деяние или нет («в связи с антиобщественной средой»). В отличие от «опасного человека», рецидивист - это лицо, совершившее конкретное преступление (к тому же, по действующим нормам, суд не мог признать лицо, совершившее преступление, рецидивистом).Если искать черты теории опасного состояния человека в современном праве, его следует рассматривать скорее в самом судимости, чем в рецидиве. При этом убеждение, за редким исключением, не подвергается масштабной критике в науке.

Таким образом, можно сделать вывод, что при оценке ситуации совершения нового преступления лицом, ранее судимым за преступление (при условии, что нет необходимости определять размер или порядок отбывания окончательного наказания), теория Признание рецидива не как разновидность множества преступлений, а как особого свойства ответственного лица имеет наибольший познавательный, объяснительный и регулирующий потенциал.

Перенос «центра тяжести» при построении рецидива с действия на человека и признание рецидива как признака, характеризующего личность преступника, требуют дополнительного освещения некоторых криминологических и уголовно-правовых проблем. Учитывая ограниченность данного исследования, обозначим некоторые из них:

• В законодательной характеристике рецидивиста желательно сохранить некоторые черты, присущие современному пониманию рецидива как форм множественности, а именно: возраст лица на момент совершения преступления, умышленный характер преступления, влекущие за собой признание лица рецидивистом, отнесение этих преступлений к категории не ниже среднего, наличие неснятой или неизрасходованной судимости.

• Поскольку рецидив характеризует личность преступника, изучение преступлений, совершенных этими лицами, их «опасность рецидива» приобретает особую важность. Похоже, что правы отечественные специалисты, увидев признаки рецидива только в случае повторения идентичных или однородных преступлений. В частности, Фойницкий был склонен «сообщать о рецидиве, имеющем большое значение только для тех преступных действий, которые представляют опасность, чтобы стать привычкой, где, следовательно, он служит свидетельством роста преступности».На наш взгляд, одним из обязательных условий признания лица рецидивистом должно быть выявление схожести совершенных им преступлений (45% опрошенных правоохранителей выразили солидарность с этим мнением). Совершение преступления, не связанного с установлением личности, лицом, ранее судимым за преступление, не свидетельствует о его преступной специализации и повышенной опасности. В этих случаях, на наш взгляд, складывающаяся ситуация должна разрешаться на основе законодательно установленных правил назначения наказания по совокупности приговоров или посредством положений ст.63 УК РФ (в этом случае необходимо внести изменения в положения пункта 1 (а) статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, чтобы правоохранитель признал отягчающим обстоятельством обстоятельство наказание (не только рецидив, но и наличие непонятной или непогашенной судимости в целом).

• Рецидивистско-уголовно-правовой признак не субъекта преступления, а личности виновного. Он не должен включаться в систему признаков преступления и не может приводить к изменению квалификации правонарушения.Его цель - служить возможным основанием для ужесточения наложенного на человека наказания. Статус рецидивиста должен быть предоставлен лицу, признанному виновным в суде, и снято одновременно со снятием судимости. При этом следует прислушиваться к мнению о необходимости введения в практику некоторых процессуальных форм, информирующих обвиняемого о том, что он может быть признан рецидивистом; а также включение в состав доказательств по уголовным делам обстоятельств, связанных с судимостью обвиняемого.Мы также считаем, что возможность признания лица рецидивистом следует рассматривать, как это было в советском уголовном праве, как право, а не как обязанность суда. Реализация этого права судом определит необходимость всех других мер, которые могут быть применены к рецидивисту.

• Учитывая, что признание лица рецидивистом следует понимать как право суда, логично, что, осуществляя это право, суд должен столкнуться с фактом обязательного ужесточения наказания рецидивиста.В этой связи следует отметить, что реализация концепции потребует пересмотра ст. 68 УК РФ о правилах назначения наказания за рецидив болезни (рецидивист). В частности, следует исключить положения о допустимости неприменения правил о повышенном нижнем пределе наказания и о возможности наказания рецидивиста ниже нижнего предела. Логика в данном случае проста: суд может признать или не признать человека рецидивистом, но в случае признания человека рецидивистом суд не имеет права не ужесточать ему наказание.

• Последовательность в реализации политики, направленной на дифференциацию наказания рецидивистов, требует разъяснения законодательной позиции в отношении определения последствий отнесения рецидива к конкретному виду. Сегодня классификация рецидива учитывается только при определении типа исправительного учреждения, в котором осужденный-рецидивист должен отбывать уголовное наказание в виде лишения свободы. Тип рецидива не влияет на размер наказания (его минимальный размер).Это, видимо, неверная позиция (к такому выводу пришли 68% опрошенных силовиков). У законодателя есть два варианта исправления ситуации. Во-первых, можно прислушаться к предложениям 60-70-х годов прошлого века о том, что наряду с понятием «особо опасный рецидивист» в законе должны быть понятия «опасный рецидивист» и «рецидивист». В этом случае необходимо вернуться к дифференцированному определению минимального размера наказания за различные виды рецидивов и сохранить редакцию ст.58 УК РФ (разумеется, с учетом терминологических уточнений). Второй вариант может заключаться в исключении из УК РФ классификации рецидивов (рецидивистов), сохранении единого лимита минимального размера наказания за рецидив (рецидивист). Классификация рецидивистов в этом случае в принципе не исключается, но должна иметь только уголовно-исполнительное значение. Это решение будет в большей степени соответствовать рекомендациям Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, принятым Конгрессом ООН 30 августа 1955 года, в соответствии с которыми предыдущая судимость человека может быть учтена при исполнении приговора тюремное заключение с единственной целью - объединить заключенных в группы для получения отдельного содержания.

Обобщая анализ вопросов, связанных с оценкой рецидивов, считаем возможным сформулировать следующие направления в качестве перспектив развития уголовного законодательства: вернуться к понятию рецидивиста, поскольку рецидив свидетельствует о повышении уровня об общественной опасности личности преступника, а не совершенного им преступления; признать лицо, совершившее умышленное преступление, за исключением преступления небольшой тяжести, имеющее судимость за умышленное преступление, совершенное ранее в возрасте восемнадцати лет, при условии, что совершенные преступления предусмотрены одной статьей или частью статьи Особенной части УК РФ как рецидивист; предоставить суду право признать (или не признать) лицо рецидивистом; провести классификацию рецидивистов в уголовно-исполнительном законодательстве в зависимости от степени их общественной опасности, которая должна определяться опасностью и количеством совершенных преступлений; установить единый подход к определению минимального срока наказания для рецидивистов разных групп; установить правило, согласно которому статус рецидивиста является неотъемлемой частью судимости лица, признанного рецидивистом и уничтоженного одновременно с прекращением судимости.На наш взгляд, реализация этих предложений способна, с одной стороны, усилить, а значит, оптимизировать борьбу с профессиональной преступностью; с другой - избегать необоснованного ужесточения репрессий в ситуациях, когда преступление лишь формально содержит признаки рецидива, но не указывает на повышение общественной опасности лица, его совершившего.

Набор преступлений. Как известно, действующий Уголовный кодекс Российской Федерации (статья 17) определяет совокупность преступлений как совершение двух и более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда предусмотрено совершение двух и более преступлений. в статьях Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации как обстоятельство, предусматривающее более суровое наказание.Оставим пока в стороне вопрос об обстоятельствах, исключающих совокупность преступлений, и обратимся к анализу основных параметров этой формы множественности.

Одной из важнейших характеристик совокупности, предопределенной требованиями принципов уголовного права, является то, что лицо привлекается к ответственности единожды за все совершенные им преступления. Отправной точкой здесь является принцип справедливости, одним из наиболее значимых проявлений которого в сфере уголовного права является запрет на повторное привлечение лица к уголовной ответственности за преступление и обеспечение его права быть судимым только за одно преступление. однажды.Это право имеет международно-правовую основу. Так, пункт 7 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. гласит: «Никто не может быть повторно судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с право и уголовно-процессуальное право каждой страны ". Статья 4 Протокола № 7 к Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод от 22 ноября 1984 г. также гарантирует право каждого не быть судимым или наказанным дважды.Согласно Протоколу, никто не может быть повторно судим или наказан в рамках уголовного судопроизводства в рамках юрисдикции того же государства за преступление, за которое он уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства. Эти положения не препятствуют пересмотру дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальным законодательством, если имеется информация о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела в предыдущем производстве.В толковании и понимании этого права важную роль играют решения Европейского суда по правам человека, которые наполняют «реальное содержание» ключевых терминов в тексте статьи 4 Протокола № 7: «то же преступление». и «дважды». Важным в данном случае является Постановление ЕСПЧ от 10.02.2009 по делу «Сергей Золотухин (против России)» (жалоба № 14939/03), в котором представлено их подробное содержание.

На основании анализа текста настоящего Постановления можно сделать вывод, что:

• Суд допускает принципиальную возможность того, что одно поведенческое действие человека может быть приравнено к нескольким правонарушениям.

• Гарантии защиты от повторного осуждения распространяются не только на дела по обвинению в двух и более преступлениях; они имеют одинаковое значение, независимо от юридической квалификации правонарушения, совершенного лицом, как преступления или другого правонарушения.

• Чтобы дважды исключить обвинительный приговор за одно и то же деяние, необходимо сравнить существенные элементы двух преступлений; если они совпадают по личности, времени, месту, правоприменительной выгоде, последствиям, вине и другим существенным элементам, наличие двух отдельных правонарушений не может быть установлено.

• Совершение одного правонарушения не препятствует одновременному применению к нему различных правовых мер, различающихся по характеру и цели.

• Гарантии запрета на повторное осуждение распространяются не только на собственно уголовно-процессуальную сферу, но и на другие виды производства, тяготеющие к уголовно-процессуальному.

• «Осуждение» в целях защиты прав человека следует толковать в широком смысле как термин, охватывающий преследование, осуждение и наказание, как фактически уголовное (в строгом смысле этого слова), так и в противном случае, тяготеющее к нему в своем правовой характер.

• Международное право устанавливает строгий запрет на повторное осуждение после того, как окончательное решение уже было принято в отношении лица по этим самым фактам; если власти разрешают повторное или параллельное развитие судебного разбирательства, они могут признать нарушение, прекратить разбирательство и предложить адекватную компенсацию потерпевшему.

Заключение

Очевидно, что формула совокупности, заложенная в УК РФ «ни по одному из которых не было осуждено лицо», не полностью соответствует объему деяний, которые фактически признаются законом совокупностью преступлений и являются неточно.Часть 5 статьи 69 Уголовного кодекса предусматривает правило, согласно которому после вынесения приговора судом объявляется еще одно преступление, совершенное до приговора по первому делу (то есть фактически было совершено два преступления. совершено, по одному из которых лицо осуждено) также признается совокупностью преступлений. Уже в силу этого о совокупности правильнее говорить как о ситуациях, когда два и более преступления были совершены до осуждения по одному из них, или как о случаях, когда «субъект совершил несколько преступлений».... ни за что наказание не было отбыто ".

Хотя эти формулы более точны, чем законодательная, нельзя не заметить существенной разницы между ними. Они выделяют два важных и одновременно принципиально разных момента (характеристики) совокупности преступлений: момент осуждения и момент отбывания наказания.

В первом случае естественным продолжением теоретико-нормативного построения множественности является выделение по совокупности преступлений данной формы совмещения нескольких преступлений, как совокупности приговоров.

Во втором случае совокупность приговоров теряет статус и значение самостоятельной формы множественности и фактически рассматривается как особый вид совокупности преступлений.

Нам кажется, что, учитывая ранее установленные в настоящем исследовании особенности множественности преступлений и характеристику социальных оснований для их выделения в законе, именно вторая из вышеперечисленных позиций акцентирует внимание на моменте. отбывания наказания, что кажется более убедительным, теоретически и практически оправданным.

Список литературы

Цзяо, В. (2016). Для чего нужен уголовный закон? Право и философия , 35 (2), 137-163. DOI: 10.1007 / s10982-015-9247-8.

Даглдиян, Б.К. (2017). Определение эффективности норм уголовного права. В: Мировая наука: Проблемы и инновации. Сборник статей VIII Международной научно-практической конференции в 2 ч. (с.228-230).

Де Херт, П. и Буле, Г. (2016). Сосуществование административного и уголовно-правового подходов к защите данных.В: Д. Райт и П. де Херт (ред.), Обеспечение конфиденциальности: нормативные, правовые и технологические подходы (стр. 357-394).

Денисенко, М.В. (2017). К вопросу об определении пределов уголовной ответственности. В: Н.Г. Кадников, И.М.Мацкевич (ред.), Значение уголовного права для подготовки сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих противодействие преступности: Сборник научных статей по итогам межвузовского научно-методического семинара (с.92-99).

Faure, M.G. (2016). Смена парадигмы в экологическом уголовном праве. В: R. Sollund, C.H. Стефес и А. Germani (Eds.), Борьба с экологической преступностью в Европе и за ее пределами: роль ЕС и его государств-членов (стр. . 17-43). Лондон: Palgrave Macmillan UK.

Фенвик, М. (2016). Множественные неопределенности корпоративного уголовного права. В: M. Fenwick & S. Wrbka (Eds.), Правовая определенность в современном контексте: частное и уголовное право Перспективы (стр.147-167). Сингапур: Springer Singapore.

Хо, Х.Л. (2016). Уголовный процесс, верховенство закона и исключение доказательств, полученных незаконным путем. Уголовное право и философия , 10 (1), 109-131. DOI: 10.1007 / s11572-014-9304-7.

Джонсон, Э.А. (2016). Самопосредованный риск в уголовном праве. Право и философия , 35 (6), 537-565. DOI: 10.1007 / s10982-016-9273-1.

Климек, Л. (2017). Европейский ордер на арест: процедура передачи.В: Взаимное признание судебных решений в европейском уголовном праве (стр.137-260). Чам: Издательство Springer International.

Лопашенко Н.А., Кобзева Ю.В., Хутов К.М. И Долотов Р. (2017). Теоретическая модель особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации: основные положения, структура и содержание. Всероссийский криминологический журнал , 11 (1), 109-118.

Малекян Ф. (2017). Наблюдение за нормой любви в уголовном праве.В: Суждения о любви в уголовном правосудии (стр. 5-42). Чам: Издательство Springer International.

Петухов, Ю. (2017). Техническое и исправительное толкование отдельных норм уголовно-процессуального законодательства. Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и другими правонарушениями , 15 (1), 137-139.

Руджери, С. (2017). Гармонизация уголовного правосудия и права на участие в уголовном судопроизводстве. In: Новые изменения в законодательстве ЕС после Лиссабонского договора Audi Alteram Partem в уголовном судопроизводстве: на пути к совместному пониманию уголовного правосудия в Европе и Латинской Америке (стр. 367-399). Чам: Издательство Springer International.

Руджери, С. (2017). Взаимодействие систем защиты прав человека и развитие коллективного понимания уголовного правосудия на основе межкультурного диалога Audi Alteram Partem. В: Уголовное судопроизводство: к совместному пониманию уголовного правосудия в Европе и Латинской Америке . Чам: Издательство Springer International.

Руджери, С. (2017). Принципы и общие требования модели участия в уголовном правосудии в международном праве прав человека и законодательстве ЕС Audi Alteram Partem.В: Уголовное судопроизводство: к совместному пониманию уголовного правосудия в Европе и Латинской Америке. Cham: Springer International Publishing.

Террачина, Д. (2016). Вопросы уголовного права . В: Э. Пикоцца (ред.), Neurolaw: Введение (стр. 167-212). Чам: Издательство Springer International.

Велес Родригес, Л.А. (2016). Контроль конституционности уголовного права против натиска иррациональности уголовной политики. В: A. Nieto Martín & M.Муньос де Моралес Ромеро (ред.), На пути к рациональной законодательной оценке уголовного права (стр. . 325-348).

Zeegers, K. (2016). Соблюдение и контекстуализация: к методологической основе для толкования и применения норм в области прав человека, международных уголовных трибуналов и права прав человека. В: Приверженность и контекстуализация (стр. 355-395). Гаага: T.M.C. Ассер Пресс.

Что такое экономические санкции? | Совет по международным отношениям

Правительства и многонациональные органы вводят экономические санкции, чтобы попытаться изменить стратегические решения государственных и негосударственных субъектов, которые угрожают их интересам или нарушают международные нормы поведения.Критики говорят, что санкции часто плохо продуманы и редко позволяют изменить поведение объекта, в то время как сторонники утверждают, что в последние годы они стали более эффективными и остаются важным инструментом внешней политики. Санкции были определяющей чертой ответа Запада на несколько геополитических вызовов, включая ядерную программу Северной Кореи и вмешательство России в Украине. В последние годы Соединенные Штаты расширили использование санкций, применяя их и усиливая против противников в Иране, России, Сирии и Венесуэле.

Что такое экономические санкции?

Подробнее от наших экспертов

Экономические санкции определяются как отказ от обычных торговых и финансовых отношений в целях внешней политики и политики безопасности. Санкции могут быть всеобъемлющими, запрещающими коммерческую деятельность в отношении всей страны, как, например, давнее эмбарго США против Кубы, или могут быть целевыми, блокируя транзакции, совершаемые отдельными предприятиями, группами или отдельными лицами и с ними.

Подробнее на:

Санкции

Экономика

Иран

Россия

Северная Корея

После 11 сентября произошел явный сдвиг в сторону адресных или так называемых «умных» санкций, направленных на минимизацию страданий ни в чем не повинных мирных жителей.Санкции принимают различные формы, включая запреты на поездки, замораживание активов, эмбарго на поставки оружия, ограничение капитала, сокращение иностранной помощи и торговые ограничения. (Общие меры экспортного контроля [PDF], которые не являются карательными, часто исключаются из обсуждения санкций.)

Когда применяются санкции?

Ежедневная сводка новостей

Сводка мировых новостей с анализом CFR доставляется на ваш почтовый ящик каждое утро.
Большинство рабочих дней.

Национальные правительства и международные организации, такие как Организация Объединенных Наций и Европейский Союз, ввели экономические санкции, чтобы принуждать, сдерживать, наказывать или стыдить организации, которые ставят под угрозу их интересы или нарушают международные нормы поведения. Санкции использовались для достижения ряда внешнеполитических целей, включая борьбу с терроризмом, борьбу с наркотиками, нераспространение, продвижение демократии и прав человека, разрешение конфликтов и кибербезопасность.

Санкции, хотя и являются формой вмешательства, обычно рассматриваются как менее затратный и менее рискованный курс действий между дипломатией и войной. Политики могут рассматривать санкции как ответ на внешние кризисы, в которых национальные интересы менее чем жизненно важны или когда военные действия невозможны. Лидеры иногда вводили санкции, в то время как они оценивали более карательные меры. Например, Совет Безопасности ООН ввел всеобъемлющие санкции против Ирака всего через четыре дня после вторжения Саддама Хусейна в Кувейт в августе 1990 года.Совет Безопасности санкционировал применение военной силы лишь несколько месяцев спустя.

Подробнее от наших экспертов

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Что такое санкционный процесс в ООН?

В качестве основного органа ООН по урегулированию кризисов Совет Безопасности может реагировать на глобальные угрозы, разрывая экономические связи с государственными и негосударственными группами.Резолюции о санкциях должны приниматься советом из пятнадцати членов большинством голосов и без вето со стороны любого из пяти постоянных членов: США, Китая, Франции, России и Великобритании. Наиболее распространенными типами санкций ООН, которые являются обязательными для всех государств-членов, являются замораживание активов, запреты на поездки и эмбарго на поставки оружия.

Режимы санкций ООН обычно управляются специальным комитетом и группой мониторинга. Глобальное полицейское агентство Интерпол помогает некоторым комитетам по санкциям, особенно тем, которые касаются Аль-Каиды и Талибана, но ООН не имеет независимых средств принуждения и полагается на государства-члены, многие из которых имеют ограниченные ресурсы и слабый политический стимул для судебного преследования за несоблюдение.Неофициальные данные свидетельствуют о том, что применение санкций ООН часто бывает слабым.

Подробнее на:

Санкции

Экономика

Иран

Россия

Северная Корея

До 1990 г. Совет вводил санкции только против двух штатов: Южной Родезии (1966 г.) и Южной Африки (1977 г.). Однако с момента окончания «холодной войны» этот орган более двадцати раз применял санкции, чаще всего против сторон внутригосударственного конфликта, как это было в Сомали, Либерии и Югославии в 1990-х годах.Но, несмотря на это сотрудничество, санкции часто вызывают разногласия, отражая конкурирующие интересы мировых держав. Например, с 2011 года Россия и Китай наложили вето на несколько резолюций Совета Безопасности, касающихся конфликта в Сирии, некоторые из которых могли привести к санкциям против режима президента Башара Асада.

Каков процесс санкций в ЕС?

Европейский Союз вводит санкции (более известные в блоке из двадцати восьми членов как ограничительные меры [PDF]) как часть своей Общей внешней политики и политики безопасности.Поскольку у ЕС нет совместных вооруженных сил, многие европейские лидеры считают санкции самым мощным инструментом внешней политики блока. Политика санкций должна получить единодушное согласие государств-членов в Совете Европейского Союза, органе, который представляет лидеров ЕС.

С момента своего создания в 1992 году ЕС вводил санкции более тридцати раз (в дополнение к санкциям ООН). Аналитики говорят, что всеобъемлющие санкции, введенные блоком против Ирана в 2012 году - которые он позже снял в 2015 году в рамках ядерного соглашения, - стали поворотным моментом для ЕС, который ранее стремился ограничить санкции конкретными лицами или компаниями.

Отдельные государства ЕС могут также вводить более жесткие санкции независимо в пределах своей национальной юрисдикции.

Что такое санкционный процесс в США?

Соединенные Штаты применяют экономические и финансовые санкции чаще, чем любая другая страна. Политика санкций может исходить как от исполнительной, так и от законодательной власти. Президенты обычно запускают процесс, издав указ, объявляющий чрезвычайную ситуацию в стране в ответ на «необычную и чрезвычайную» внешнюю угрозу, например, «распространение ядерного, биологического и химического оружия» (EO 12938 [PDF ]) или «действия и политика Правительства Российской Федерации в отношении Украины» (EO 13661 [PDF]).Это дает президенту особые полномочия (в соответствии с Законом о международных чрезвычайных экономических полномочиях [PDF]) по регулированию торговли в отношении этой угрозы в течение одного года, если они не продлены президентом или не прекращены совместной резолюцией Конгресса. (Исполнительные приказы также могут изменять санкции.)

Примечательно, что большинство из более чем пятидесяти чрезвычайных положений, объявленных после того, как Конгресс ограничил их продолжительность [PDF] в 1976 году, остаются в силе и сегодня, включая первое, введенное президентом Джимми Картером в 1979 году в отношении Ирана.

Конгресс, со своей стороны, может принять закон, вводящий новые санкции или изменяющий существующие, что он делал во многих случаях. В случаях, когда существует несколько юридических органов, как, например, на Кубе и в Иране, для изменения или отмены ограничений могут потребоваться действия Конгресса и исполнительной власти. Иногда эти две ветви конфликтуют из-за политики санкций. Например, в июле 2017 года Конгресс принял, а президент Дональд Трамп неохотно подписал закон о введении новых санкций в отношении России за вмешательство в деятельность предыдущего Союза.С. Президентские выборы. Законопроект, который спорно ограничивал способность Трампа отменить санкции против России, был принят большинством, не допускающим вето.

Более двух десятков существующих санкционных программ США администрируются Управлением по контролю за иностранными активами Министерства финансов (OFAC), в то время как другие департаменты, в том числе Государственный департамент, Торговля, Национальная безопасность и Юстиция, также могут играть важную роль. Например, государственный секретарь может обозначить группу как иностранную террористическую организацию или обозначить страну как государство-спонсор терроризма, и то и другое влечет за собой санкционные последствия.(Запреты на поездки также обрабатываются Государственным департаментом.) Государственные и местные власти, особенно в Нью-Йорке, также могут способствовать усилиям по обеспечению соблюдения.

В 2019 году в США действовали комплексные режимы санкций против Кубы, Северной Кореи, Ирана, Судана и Сирии, а также более десятка других программ, нацеленных на физических и юридических лиц, имеющих отношение к определенным политическим кризисам или определенным типам предполагаемого преступного поведения. например, торговля наркотиками. OFAC регулярно добавляет (и удаляет) записи в свой черный список о более чем шести тысячах физических лиц, предприятий и групп (вместе известных как специально назначенные граждане или SDN).Активы перечисленных лиц заблокированы, и лицам из США, в том числе американским предприятиям и их зарубежным филиалам, запрещено совершать с ними операции. При президенте Трампе OFAC назначило несколько высокопоставленных лиц и политически связанных компаний из Кубы, Мьянмы, Никарагуа и Венесуэлы. Агентство также недавно привлекло внимание к удалению некоторых компаний, контролируемых российскими олигархами, из списка SDN.

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Как теракты 11 сентября изменили политику санкций?

Вместе со своими союзниками U.Правительство С. предприняло полномасштабные усилия по разрушению финансовой инфраструктуры, поддерживающей террористов и международных преступников. Эта кампания была сосредоточена на воротах глобальной финансовой системы - международных банках - и опиралась на несколько новых полномочий, предоставленных агентам США в первые дни после атак.

23 сентября президент Джордж Буш подписал EO 13224 [PDF], который предоставил чиновникам министерства финансов широкие полномочия по замораживанию активов и финансовых операций лиц и других организаций, подозреваемых в поддержке терроризма.Спустя несколько недель Буш предоставил Министерству финансов широкие полномочия (в соответствии с разделом 311 Патриотического акта США) определять иностранные юрисдикции и финансовые учреждения в качестве «основных проблем отмывания денег». (Примечательно, что Казначейству необходимо только обоснованное подозрение - не обязательно какие-либо доказательства - для нацеливания на организации в соответствии с этими законами.)

Эксперты говорят, что эти меры коренным образом изменили среду финансового регулирования, значительно повысив риски для банков и других организаций, вовлеченных в подозрительную деятельность, даже невольно.Центральная роль Нью-Йорка и доллара в мировой финансовой системе означает, что эта политика США ощущается во всем мире.

Наказания за нарушение санкций могут быть огромными в виде штрафов, потери бизнеса и репутационного ущерба. Федеральные власти и власти штатов в последние годы проявляют особую строгость в преследовании банков, урегулировав не менее пятнадцати дел о наложении штрафов на сумму более 100 миллионов долларов с 2009 года. В рекордном урегулировании спора крупнейший кредитор Франции, BNP Paribas, признал себя виновным в 2014 году в обработке миллиардов долларов за занесены в черный список кубинских, иранских и суданских организаций.Банк был оштрафован почти на 9 миллиардов долларов - безусловно, самый крупный такой штраф в истории - и потерял право конвертировать иностранную валюту в доллары для определенных типов транзакций в течение одного года.

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Точно так же зараженные U.Обозначение S. для отмывания денег может понести огромные убытки. В сентябре 2005 года чиновники казначейства назвали Banco Delta Asia (BDA) основной проблемой, связанной с отмыванием денег, утверждая, что находящийся в Макао банк был «добровольной закладной для правительства Северной Кореи». В течение недели клиенты сняли 133 миллиона долларов, или 34 процента депозитов BDA. Финансовый шок прокатился по всему миру, вынудив другие международные банки разорвать связи с Пхеньяном.

«Этот новый подход работал, уделяя пристальное внимание поведению финансовых институтов, а не классическим рамкам санкций прошлого», - писал Хуан Зарате, высокопоставленный чиновник администрации Буша, участвовавший в антитеррористических усилиях, в своей книге « Война казначейства » (2013 г. ).«В этом новом подходе политические решения правительства не так убедительны, как расчет финансовых институтов на основе оценки рисков».

Что такое экстерриториальные санкции?

Традиционно санкции запрещают только корпорациям и гражданам страны или региона вести дела с организацией, внесенной в черный список (в отличие от санкций ООН, которые носят глобальный характер). Однако экстерриториальные санкции (иногда называемые вторичными санкциями или вторичным бойкотом) предназначены для ограничения экономической деятельности правительств, предприятий и граждан третьих стран.В результате многие правительства считают эти санкции нарушением своего суверенитета и международного права.

В последние годы масштабы санкций США продолжали вызывать гнев некоторых ближайших союзников. Руководство Франции раскритиковало преследование BNP Paribas со стороны США как «несправедливое» и указало, что это будет иметь «негативные последствия» для двусторонних отношений, а также отношений между США и ЕС. «Экстерриториальность американских стандартов, связанная с использованием доллара, должна побудить Европу мобилизоваться для продвижения использования евро в качестве валюты для международной торговли», - сказал министр финансов Франции Мишель Сапен.

Такое разочарование достигло пика после того, как Соединенные Штаты вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий 2015 года и пообещали восстановить экстерриториальные санкции в отношении европейских фирм, которые вели дела с Ираном. В ответ ЕС объявил о создании «механизма специального назначения», который теоретически позволит европейским компаниям торговать с иранскими партнерами и обходить режим санкций США. Однако большинство рассматривают обходной путь, известный как Instex, просто дипломатическим жестом.

Действуют ли санкции?

Многие ученые и практики говорят, что санкции, особенно целенаправленные, могут быть, по крайней мере, частично успешными и должны оставаться в наборе инструментов лиц, определяющих внешнюю политику. При оценке санкций следует учитывать следующее:

  • Динамика каждого исторического случая сильно различается . Санкции, эффективные в одних условиях, могут потерпеть неудачу в других, в зависимости от множества факторов. Программы санкций с относительно ограниченными целями обычно имеют больше шансов на успех, чем программы с большими политическими амбициями.Более того, санкции могут дать желаемый экономический эффект, но не изменить поведения. Санкции ООН в отношении Афганистана в 2000 и 2001 годах повлекли за собой тяжелые потери, но не заставили режим талибов сдать Усаму бен Ладена.
  • Санкции часто меняются со временем . Классической иллюстрацией этого является режим США в отношении Ирана. За исключением короткого периода в 1980-х, Вашингтон ввел санкции в отношении Тегерана с тех пор, как США были взяты в заложники в 1979 году. Однако масштабы этих мер и их логика резко изменились.
  • Можно определить только корреляции, а не причинно-следственные связи . Например, многие считают, что санкции ООН, введенные против Либерии в 2003 году, способствовали краху режима Чарльза Тейлора, но любое количество внутренних и международных факторов могло сыграть более решающую роль.
  • Значение имеет сравнительная полезность санкций, а не просто то, достигли ли они своей цели . Санкции США и ЕС против России, возможно, не положили конец кризису на Украине, но другие варианты действий, включая бездействие, могли оказаться хуже (и стоили дороже).В некоторых случаях санкции могут быть просто выражением осуждения.

Между тем эксперты приводят несколько передовых практик разработки санкционной политики:

  • Разработайте всесторонний подход . Эффективная стратегия часто связывает карательные меры, такие как санкции и угроза военных действий, с положительными стимулами, такими как финансовая помощь. Некоторые аналитики указывают на стратегию Ливии, принятую Соединенными Штатами и их союзниками в конце 1990-х - начале 2000-х годов, как хороший пример.
  • Ставить достижимые цели . Санкции, нацеленные на смену режима или не дающие целевому правительству возможности для правовой защиты, за исключением того, что, по его мнению, было бы политическим самоубийством, скорее всего, потерпят неудачу. Многие эксперты ссылаются на эмбарго США на режим Кастро как на предостережение.
  • Построить многостороннюю опору . Чем больше правительств подпишутся (и приведут в исполнение) санкции, тем лучше, особенно в тех случаях, когда цель является экономически диверсифицированной. Санкции против режима апартеида в Южной Африке в 1980-х, Ирака Саддама Хусейна в 1990-х или против Ирана и России сегодня не были бы столь же мощными без многосторонней поддержки.
  • Будьте надежными и гибкими . Цель должна верить, что санкции будут увеличиваться или уменьшаться в зависимости от ее поведения. В 2012 году администрация Обамы отреагировала на крупные политические реформы в Мьянме, ослабив некоторые финансовые и инвестиционные ограничения. Он завершил программу санкций в 2016 году. Однако в этом случае лидеры Мьянмы вскоре активизировали злоупотребления в отношении меньшинства рохинджа в своей стране, и Соединенные Штаты возобновили санкции в начале 2019 года.

Забегая вперед, некоторые эксперты предупреждают, что санкции следует пересмотреть как палка о двух концах, которая может помочь Соединенным Штатам достичь целей политики в краткосрочной перспективе, но при неосторожном использовании может поставить под угрозу финансовый рычаг в долгосрочной перспективе.Бывший министр финансов Джейкоб Дж. Лью и бывший чиновник Госдепартамента Ричард Пепхью пишут, что «сегодня страна в значительной степени добивается своего, потому что нет альтернативы доллару и нет экспортного рынка, столь же привлекательного, как Соединенные Штаты. Но если Вашингтон продолжит заставлять другие страны придерживаться политики, которую они считают незаконной и неразумной, в течение следующих 20–30 лет они, вероятно, отойдут от экономики и финансовой системы Соединенных Штатов ».

Эндрю Чацки внес свой вклад в этот отчет.

Диспозитив и убедительность при вынесении приговора: теоретические вопросы и международный обзор

скачать в pdf

Иштван Амбрус *

I Введение

С абсолютно неопределенной уголовной санкцией законодатель намерен только кодифицировать, какие действия должны составлять правонарушение; определение вида и степени наказания оставлено на усмотрение судебной власти.На другом конце спектра - абсолютно определенных санкций. Здесь законодатель предписывает, помимо наказуемого поведения, точный способ и суровость наказания. Задача лиц, применяющих закон (в основном, но не всегда, судов), в данном случае сводится к определению применимости правонарушения и его классификации в соответствии с уголовным законодательством. После этого должен быть достигнут точный результат, изложенный в законодательстве. [1]

Исторически сложилось так, что изначально типичными были абсолютно произвольные штрафы.Затем - например, в связи с необходимостью противодействия судебной тирании, возникшей в эпоху Просвещения, - на первый план вышли принудительные приговоры. Последнее было небезызвестным в венгерском уголовном праве древности. Согласно посмертной работе Ласло Файера,

С начала 19-го, 90-го, 40-го, 90-го века, развитие уголовного права прошло два этапа. Во-первых, наказание, установленное законом и подлежащее применению судьей, превратилось из абсолютно определенного в относительно определенное.Власть судьи восторжествовала над обобщением законодателя. Примерно в середине века эти усилия пошли еще дальше: не только наложенное наказание должно носить относительный характер, но и наказание, наложенное судьей, тоже. Если в предыдущую эпоху судья выносил постановление о наказании, то согласно пониманию более позднего периода он дает разрешение. [2]

Направление развития было направлено на смягчение и релятивизацию абсолютно определенных санкций.Тем не менее, можно отметить, что даже Закон V 1878 года (Уголовный кодекс Венгрии о тяжких преступлениях и проступках; в просторечии называется Кодексом Чемеги) в своей статье 278 содержит - хотя и в исключительной степени - положение, исключающее судебное усмотрение: `` Тот, кто убивает человека с умышленным умыслом совершает убийство и наказывается смертной казнью ».

Судебное решение об уголовном наказании в современных правовых системах 20 -го -го и 21-го -го веков обычно осуществляется путем применения относительно определенных санкций .В соответствии с этой конфигурацией право наложения санкций разделено между законодателем и органом, применяющим закон. Первый определяет, помимо наказуемых действий, диапазон применимых санкций и их строгость (продолжительность, сумма и т. Д.), Тем самым оставляя практикующему юристу возможность применить штраф (или меру) к рассматриваемому делу. Этого решения обычно достаточно, чтобы устранить потенциальное трение между абстрактными и реальными сценариями. В то время как законодатель может оценить только общий вред, который данное преступное явление может нанести обществу, практикующий специалист может учитывать уникальные (отягчающие или смягчающие) обстоятельства в конкретном случае.

Однако в последнее время в нашем внутреннем уголовном законодательстве возобновились усилия, которые служат или служат для ограничения - или, по крайней мере, для более точного определения - возможности для маневра судом. Принимая во внимание это, в моем исследовании будут рассмотрены типы решений по ограничению или лишению судьи права принимать решения, содержащиеся в Законе C от 2012 года об Уголовном кодексе (далее именуемом Btk. ). Затем следует юридическая оценка и краткая критика абсолютно определенных санкций.В этом введении также необходимо упомянуть, что уголовное право англосаксонских стран движется по иной траектории, и обязательное вынесение приговоров давно известно и применяется. [3] Поскольку краткое введение в модели и практику регулирования может быть полезно для венгерского уголовного права, работа завершается обзором международной практики.

II Диспозитив и убедительный приговор

Различие между диспозитивными и убедительными (также известными как категориальные или императивные) нормы вовсе не является исключительной характеристикой уголовного права.Он аналогичен как в частном, так и в трудовом законодательстве.

В сфере гражданского права диспозитивность [sic] является основным правилом в контракте, которое выражает, что договаривающиеся стороны могут определять посредством консенсуса содержание своего соглашения, то есть свои права и обязанности по отношению к по отношению друг к другу - согласно принципу свободы договора »[4]. Убедительная норма означает противоположное: определение закона. В литературе как по трудовому [5], так и по корпоративному праву [6] диспозитивные и убедительные нормы трактуются одинаково.

1 Диспозитивная, ориентировочная и убедительная норма в уголовном праве Венгрии

Что касается изучения законодательства, у нас нет причин трактовать диспозитивные и убедительные положения заметно иначе, чем в других областях права. Следовательно, помимо того, что мы рассматриваем этот подход как аксиоматику, нам нужно только посмотреть, как их уникальные аспекты проявляются в этом правовом поле. Соответственно - mutatis mutandis - те правовые положения системы уголовных санкций, которые допускают судебное (прокурорское) усмотрение, могут рассматриваться как диспозитивные.Напротив, положения, связывающие руки суду (прокурору), убедительны. Они не предоставляют никаких совещательных полномочий или делают это только в ограниченном объеме.

Что касается уникальных аспектов действующего венгерского уголовного законодательства, которые будут подробно описаны ниже, то можно сделать ставку на так называемую ориентировочную норму о санкциях в качестве промежуточного шага между диспозитивными и убедительными положениями. Суть этой категории заключается в том, что, хотя она не связывает руку судебной власти при вынесении приговора, она устанавливает стандарт, отклонение от которого возможно только при выполнении обязанности особого обоснования.

2 Примеры диспозитивных норм в УК

Мы можем встретить несколько диспозитивных положений в главах Btk, касающихся санкций. Во-первых, окончательный повседневный пример можно найти в разделе 33 (4). В случаях, когда минимальное наказание за правонарушение составляет менее одного года лишения свободы, положения альтернативных наказаний предусматривают лишение свободы, общественные работы, штраф, лишение права заниматься профессиональной деятельностью, лишение права управлять автомобилем, запрет при входе в определенные районы, запрет на посещение спортивных мероприятий или высылка.Эти положения означают, что в случаях, когда уголовное преступление наказуемо лишением свободы на срок от трех месяцев до пяти лет, суд имеет право применять более мягкие меры наказания либо в отдельной, либо в комбинированной конфигурации. Это решение явно приемлемо, поскольку оно может в значительной степени способствовать индивидуальному назначению приговора и положительно сказывается на численности заключенных [7]. Также можно подчеркнуть, что применение этого положения является безусловной прерогативой судов - оно не требует преобладания смягчающих факторов, как в случае смягчающих правил, содержащихся в разделе 82 Закона о защите прав граждан.

Суды обладают такими же замечательными дискреционными полномочиями в отношении пробации. Согласно статье 65 (1) Закона 2012 года, «суд может отсрочить вынесение приговора условно, если это нарушение или уголовное преступление, наказуемое тюремным заключением на срок до трех лет, если есть разумные основания полагать, что испытательный срок будет служат цели наказания ». При рассмотрении вопроса о том, разумно ли прогнозируется, что цель будет достигнута даже без наложения предписанного штрафа, суды обладают значительной свободой усмотрения.То же самое верно и в отношении положения Btk о возмещении ущерба работа , которое содержится в разделе 67 (1).

3 Появление ориентации в Уголовном кодексе

Самым ярким примером правила, которое просто ориентирует судебное рассмотрение, является обязанность среднего приговора , которая имеет различное нормативное прошлое. Согласно статье 80 (2), «если приговор в виде тюремного заключения вынесен на определенный срок, применяется медиана установленной шкалы наказаний».Медиана служит своего рода отправной точкой - например, в случае простого ограбления, которое влечет за собой возможность от двух до восьми лет лишения свободы, медиана будет пятилетним лишением свободы. Суд может назначить более длительный или более короткий срок, но он должен обосновать это в своем решении.

Можно отметить, что согласно постановлению Конституционного суда от 13/2002 г. (III. 20.) Постановление AB, среднее правило в действовавшем на тот момент Законе IV 1978 г. об Уголовном кодексе не нарушало конституционный принцип независимости судебной власти; следовательно, это не могло считаться неконституционным.Одновременно следует отметить, что концепция подверглась критике со стороны таких авторитетных ученых, как Тибор Кирали [8] и Кальман Дьёрдьи [9]. Тем не менее, наблюдение Балаша Геллера о том, что мотивом для повторного введения медианного правила была «не строгость, а единообразие приговора и содействие надлежащему судебному обоснованию», можно поддержать [10].

4 правила убедительных санкций и их De Lege Lata Категоризация

Как мы видели, убедительные нормы исключают или, по крайней мере, ограничивают свободу усмотрения действующего органа при вынесении приговора по уголовному делу.На основе Btk. и соответствующая практика, убедительные категории могут быть разделены на четыре подкатегории . Мы можем различать истинных , кажущихся или фактических убедительных норм . Частным случаем истинных убедительных норм являются абсолютно определенных правила санкций , представленные в названии этого исследования.

С грамматической точки зрения убедительные нормы содержат императивный язык (например, «должен»), но они также могут появляться в изъявительном языке.В действительности, как мы вскоре увидим, последняя категория имеет тенденцию быть «более сильной» (например, к преступнику «применяется» данная мера). Правила, допускающие обсуждение, обычно содержат слово «может» или условные суффиксы. Однако может возникнуть проблема интерпретации, поскольку Btk. - несколько сбивающим с толку - использует императив при определении систем критериев для некоторых штрафов, но предпочитает включать среди них условия с совещательным элементом.

Моя позиция состоит в том, что в этом смысле необходимо различать истинных и очевидных убедительных наказаний.

Характерной чертой истинно убедительного правила является то, что здесь нет места усмотрению - как только установлена ​​уголовная ответственность, она должна применяться всегда. В лучшем случае суд (или прокурор) может решить вопрос о строгости.

Грамматически обязательным является очевидное неоспоримое правило . В то же время законодатель ослабляет свой режим критериев дискреционными элементами. В конечном итоге в этих случаях от усмотрения суда (или прокурора) зависит, будет ли применен вид санкции после установления уголовной ответственности.

В дополнение к истинным и очевидным убедительным правилам санкций, мы можем также говорить о де-факто убедительных правилах. Некоторые их особенности теоретически содержат свободу усмотрения, но на практике эта свобода действий объективно теряется за пределами определенного уровня (например, суммы).

Наконец, абсолютно определенная санкция - это истинная и «самая строгая» разновидность убедительной нормы, в которой законодатель не только предписывает конкретную санкцию, если присутствуют требования закона, но и точно определяет ее размер.

a) Примеры действительно убедительных правил санкций

Раздел 69 (2) Btk. содержит истинную убедительную норму в отношении условно-досрочного освобождения с надзором . Используя указательный (!), Он гласит, что «испытательный срок с надзором должен быть назначен: а) для осужденного виновного, если он освобожден условно-досрочно из пожизненного заключения; б) рецидивисту в случае условно-досрочного освобождения или осуждения к лишению свободы, исполнение которого условно приостановлено.«Последнее правило повторяется - вероятно, избыточно - во втором предложении статьи 86 (6). Кроме того, согласно разделу 119 (1), несовершеннолетний остается под присмотром, независимо от того, как он освобожден или остается на свободе.

Конфискация всегда является обязательной в отношении продукта преступления или предмета, опасного для общества, или владения которым является незаконным. Медиа-продукты, в которых реализовано преступное деяние, также подпадают под его действие [Btk. раздел 72 (1) (b), (d) и (2)].То же самое справедливо для конфискации собственности и для , необратимо сделавшего электронную информацию недоступной (Btk. Раздел 77).

Раздел 60 (2a) Btk. В отношении особой части правонарушений, созданных в связи с миграционным кризисом, устанавливает - вступивший в силу с 15 сентября 2015 года в соответствии с Законом CXL 2015 года - что в дополнение к тюремному заключению за незаконное пересечение границы пограничный барьер (Btk. раздел 352 / A), повреждение пограничного барьера (Btk. раздел 352 / B) и препятствие для строительства, связанного с пограничным барьером (Btk.раздел 352 / C), а в случае условного тюремного заключения по разделу 82 (1a), исключение является неизбежным . Это означает, что суд может отказаться от высылки только в том случае, если он не налагает наказание в виде лишения свободы (в том числе условно), но вместо этого выносит, например, предупреждение (Btk. Раздел 64).

б) Примеры очевидных убедительных правил санкций

Исключение является первичной кажущейся убедительной нормой .В соответствии с разделом 59 (1) Btk., Не венгерский преступник, присутствие которого в стране является нежелательным, должен быть выслан из Венгрии. Хотя закон сформулирован как императив, решение о том, присутствие каких не венгерских граждан является нежелательным, явно относится к усмотрению судов.

Аналогичным образом, при рассмотрении вторичного наказания в виде исключения из участия в государственных делах - наложенного вместе с осуществимым приговором к лишению свободы за умышленное правонарушение - суды обладают дискреционными полномочиями решать, кто недостоин участвовать в общественной жизни [Btk.раздел 61 (1)]. [11]

То же можно сказать и о потере воинского звания и военном понижении . Первое должно применяться, когда «преступник становится недостойным звания» [Btk. раздел 137 (1)], в то время как последний уместен, когда репутация ранга была повреждена, но нет необходимости в потере ранга [Btk. раздел 139 (2)].

Из профилактических мер примером может служить предостережение . Формулировка статьи 64 (1) Btk предполагает обязательное применение, но его использование, тем не менее, «зависит от оценки судьи или прокурора, поскольку определение того, является ли угроза обществу минимальной или отсутствует, требует тщательного анализа уникальных обстоятельств».[12]

Согласно формулировке закона, принудительное психиатрическое лечение также должно использоваться , если его законодательные требования выполняются, но после их рассмотрения становится ясно, что некоторые из них (например, прогноз повторения, презумпция заключения под стражу) приговор, если преступник был психически здоровым) способствуют кажущейся убедительности (Btk. раздел 78).

c) Примеры de facto убедительных правил санкций

de facto убедительная норма - это особая форма кажущейся убедительной нормы, служащая переходной категорией к истинной убедительности.Его выявление и определение не может быть удовлетворительно проведено исключительно на основе текста Уголовного кодекса; это требует изучения уголовной практики. В деле, лежащем в основе решения, опубликованного как EBH 2016. B.6., Верховный суд Венгрии (далее Kúria ) должен был решить взаимосвязь между высылкой и обстоятельствами обязательного применения штрафа в размере .

В этом решении Курия постановил, что

существенное правонарушение, заключающееся в нарушении запрета на наложение штрафа и высылки во время вынесения приговора, должно быть исправлено с учетом того факта, что штраф, который должен быть наложен судом в соответствии с законом, не может быть проигнорирован.Следовательно, из-за обязательного штрафа, наложенного на экономически мотивированного преступника, приговоренного к фиксированному сроку тюремного заключения и имеющего достаточный доход, высылка - поскольку нежелательность его пребывания в стране зависит от осознанности - не может быть назначена.

Таким образом, Курия неявно разграничивал истинные и кажущиеся убедительными (хотя из-за запрета на совместное применение [13] неприменимые) уголовные санкции, сравнивая высылку и так называемый обязательный штраф.

Хотя требования о высылке, как мы видели, сформулированы в императиве [как в соответствии с разделом 59 (1) Btk. не венгерский гражданин «подлежит высылке»], определение наличия которого «нежелательно» в стране (persona non grata) требует рассмотрения в судебном порядке. Следовательно, мы явно сталкиваемся с очевидной убедительностью.

Одновременно, в соответствии с разделом 50 (2) Закона о преступлении, экономически мотивированный преступник, приговоренный к срочному тюремному заключению и имеющий достаточный доход или богатство , должен быть оштрафован .Здесь также содержится призыв к судье наложить санкцию, но сохраняется возможность усмотрения. Наличие или отсутствие экономических мотивов - это вопрос не приговора, а классификации обвинения, и это все равно допускает истинное убедительное правило. В некоторых случаях приговор к наказанию в виде лишения свободы с фиксированным сроком распространяется на приговор. Здесь - на основании ранее процитированного раздела 33 (4) Btk. - суд может назначить альтернативное наказание за преступление, наказуемое лишением свободы на срок до трех лет.Кроме того, наказание может быть смягчено в отношении правонарушений, караемых тюремным заключением на срок от одного до пяти лет в виде лишения свободы, общественных работ или штрафа [Btk. раздел 82 (2) (d) и (3)]. Дискреционные полномочия суда распространяются только до этого момента. Ясно, что если суд установит экономически мотивированное правонарушение, наказуемое тюремным заключением на срок от двух до восьми лет (например, грабеж), он не будет иметь совещательных полномочий - он должен лишить свободы (потенциально в дополнение к другим разрешенным санкциям).Тем не менее, раздел 50 (2) Btk. добавляет последнее условие обязательного наложения штрафа: наличие достаточного дохода или материального положения. По сути, это может снова позволить судебное размышление. В соответствии с нерушимой традицией практики вынесения приговоров, «с учетом цели закона - с точки зрения штрафа - заработная плата или доход считается достаточным, если виновный может уплатить штраф, даже если в рассрочку. Вопрос о достаточности заработной платы обвиняемого может быть решен только на основе тщательного расследования данных обстоятельств.’[14]

На основании вышеизложенного представляется, что и высылка, и наложение обязательного штрафа содержат элементы, затронутые судебным разбирательством, и оба могут рассматриваться как очевидные убедительные. В то же время, хотя при высылке не существует дополнительных законодательных барьеров для усмотрения, возможности суда могут быть весьма ограничены штрафом. Исходя из этого, в дополнение к истинным и кажущимся убедительным правилам санкций - и в основном как особая подкатегория последних - мы можем также говорить о de facto убедительных правилах, в которых некоторые условия допускают свободу действий в теории, но на практике возможность для рассмотрения часто недоступна.Обоснование вышеупомянутого документа Куриа хорошо иллюстрирует это: «Верно, что суд также приговорил преступника к срочному тюремному заключению, и его зарплата в 800 евро в месяц - эквивалент примерно 250 000 форинтов - квалифицируется как достаточный доход в венгерских терминах ». Таким образом, несмотря на то, что существуют пограничные случаи, когда прерогатива судебной власти превышает определенный объективный предел, нельзя пренебрегать определением соответствующего дохода. Тем не менее, мы должны упомянуть, что в трех более поздних решениях Kúria говорилось, что убедительное наложение высылки является более сильным правилом, чем наложение обязательного штрафа.[15] В соответствии с этой юридически неопределенной ситуацией, венгерский законодатель решил внести поправки в Btk., Таким образом, с 1 января 2021 года, если наложение высылки является обязательным (например, в случае торговли людьми), в противном случае обязательный штраф не может вводиться одновременно. [16]

Еще одна запись в категории de facto убедительных правил - это особый случай дисквалификации от управления автотранспортными средствами. В соответствии с разделом 55 (2) Btk, запрет на управление транспортным средством должен быть наложен за уголовные правонарушения, связанные с вождением в нетрезвом состоянии или вождением в состоянии наркотического опьянения.В случаях, заслуживающих особого внимания, дисквалификация может быть отменена. Последнее правило, которое допускает специальный отказ от обязательного введения запрета на вождение, может применяться, если у нарушителя нет данных о дорожном движении и его BAC не превышает лимит в 0,50 г / л, предписанный в Btk. раздел 240 (3). Если эти смягчающие факторы отсутствуют - например, преступник был в умеренном или сильном алкогольном опьянении - отказ от права неуместен. Следовательно, дисквалификация будет де-факто обязательной.

Последний пример относится к режиму дисквалификации по профессии . Действует с 1 декабря 2017 г. (согласно Закону CXLIX от 2017 г.), Btk. раздел 52 (4) гласит, что лицо, виновное в угрозе несовершеннолетнему , должно быть отстранено от профессиональной или иной деятельности, в ходе которой оно может заниматься образованием, уходом, опекой или лечением лица. моложе восемнадцати лет, или если это связано с властью или влиянием на такое лицо.В случаях, заслуживающих особой похвалы, от дисквалификации по профессии может быть отказано.

г) Примеры абсолютно определенных штрафов

Мы также можем найти венгерские примеры, которые полностью исключают судебное усмотрение при применении санкций. В соответствии с разделом 52 (3) Btk, «в связи с любым уголовным преступлением против сексуальной свободы и сексуальной морали, если на момент совершения преступления жертва была моложе восемнадцати лет, преступник должен быть постоянно . запрещено заниматься какой-либо профессиональной или иной деятельностью, которая включает в себя ответственность за обучение, уход, опеку или лечение лица в возрасте до восемнадцати лет, или если это связано с властным положением или влиянием на такое лицо.Этот особый случай дисквалификации из профессии отличается от угрозы незначительного правонарушения , упомянутого в категории de facto убедительных правил в двух отношениях. Во-первых, здесь не только обязательно дисквалифицировать нарушителя, но и делать это исключительно навсегда. Во-вторых, отсутствует норма, позволяющая суду избегать применения этой меры в случаях особой похвалы. Таким образом, суд не может обойти дисквалификацию независимо от наличия смягчающих обстоятельств.

Так называемое «правило трех ударов», которое не допускает обсуждения, применяется к агрессивным рецидивистам [17]. В разделе 90 (2) Btk говорится, что в случаях тюремного заключения верхний предел диапазона наказания за основное преступление агрессивного рецидивиста для установления его в качестве такового должен быть удвоен. Если увеличенный таким образом приговор превышает двадцать лет или может предусматривать предусмотренную законом возможность пожизненного заключения, виновный должен быть приговорен к пожизненному заключению . Важно отметить, что взаимное присутствие вышеупомянутых условий будет означать, что обязательное пожизненное заключение составляет без возможности условно-досрочного освобождения , потому что раздел 44 (2) (a) Btk. исключает возможность условно-досрочного освобождения , если преступник является агрессивным рецидивистом.

III Проблемы абсолютно определенных санкций

Определенные санкции и их последствия для юридической практики должны быть предметом отдельных исследований. Поэтому в этом разделе я просто кратко остановлюсь на оговорках, которые возникли у меня в отношении этих правил санкций.

1 Отсутствие индивидуализации

Обычно аргумент в пользу обязательного вынесения приговора заключается в том, что он способствует правовой определенности и предсказуемости, поскольку отсутствие судебного усмотрения означает, что обвиняемый может точно знать последствия совершения наказуемого деяния.С другой стороны, классический контраргумент состоит в том, что жесткое правило, не позволяющее взвесить ситуацию, может привести к смехотворному исходу, поскольку препятствует исследованию уникальных обстоятельств данного дела, что, в свою очередь, может привести к несправедливости. Конституционный суд 23/2014. (VII. 15.) Решение AB, которое отменило правило трех ударов для множественных преступлений, подчеркнуло, что оно «необоснованно ограничивало» конституционное функционирование судов в области уголовного права путем лишения судебного усмотрения, и поэтому оно не допускает судебной индивидуализации '.

2 Невозможность пропорциональности

Конституционный суд в нескольких своих решениях заявил, что уголовное наказание должно соответствовать его цели, и, более того, что уголовное наказание должно быть соразмерным тяжести деяния (его вреда для общества). Соответственно, решение Конституционного суда от 11/1992. (III. 5.) AB постановил, что «криминализация и угроза наказания должны быть основаны на конституционном оправдании: они должны быть необходимыми, соразмерными и, в конечном итоге, использоваться».30/1992. (V. 26.) AB опирался на ту же позицию: «Инструменты уголовного права, обязательно ограничивающие права человека и гражданские свободы, должны использоваться только в случаях абсолютной необходимости и в пропорциональной степени». Наконец, решение Конституционного суда 1214 / B / 1990 . (ABH 1995, 571–578) можно выделить, согласно которому «функция правового наказания в соответствии с верховенством закона соразмерна и заслуживает взаимности. Пропорциональная и заслуженная взаимность способствует достижению превентивных карательных целей.'Европейский суд по правам человека и несколько стран разработали свои собственные тесты на необходимость / соразмерность [18]. Опуская их подробное описание, я остановлюсь только на одном вопросе, относящемся к правилу трех ударов. Обязанность назначить обязательное пожизненное заключение в случаях, когда телесные повреждения могли и не произойти, но в соответствии с разделом 459 (1) (26) (k) Закона о защите прав граждан дело классифицируется как насильственное преступление против личности - например, вооруженное ограбление на значительную сумму в соответствии с разделом 365 (4) (b) обязательно приведет к непропорциональному результату.Это особенно верно, если учесть, что если ограбление совершает «простой» (но ненасильственный!) Рецидивист, убивший пять человек, его деяние, экономически мотивированное и убийство нескольких лиц, подпадет под Btk. раздел 160 (2) (b) и (f), согласно которому вынесение обязательного пожизненного заключения не является обязательным. Это просто вариант в дополнение к фиксированному тюремному заключению на срок от десяти до двадцати лет.

3 Несоответствие УК

Вышеупомянутое положение о агрессивных рецидивистах может вызвать несоответствие в уголовном кодексе.Согласно разделу 80 (1) Btk, наказание должно применяться в рамках, предусмотренных настоящим Законом, с учетом его предполагаемой цели, соответствующей тяжести уголовного преступления, со степенью виновности, опасность, которую преступник представляет для общества, и другие отягчающие и смягчающие обстоятельства ». Но указанные критерии невозможно выполнить, если раздел 90 (2) одновременно постановляет, что суд должен игнорировать все обстоятельства во время вынесения приговора, чтобы применить наказание, объявленное законодателем обязательным.

4 Отчуждение от континентального уголовного права

Как уже указывалось во введении, определенные санкции ранее не были известны в Венгрии. Однако с модернизацией уголовного права эти решения постепенно исчезли и оставили место для судебного усмотрения. Таким образом, попытки воспрепятствовать усмотрению судей также вызывают споры, исходя из исторического опыта.

Стоит отметить, что в англосаксонских странах (будет обсуждаться в разделе международных сравнений) аргумент о том, что обязательные санкции (руководящие принципы вынесения приговоров) способствуют правовой определенности, может быть действительно обоснованным.Причина этого в том, что английское (англосаксонское) уголовное право основано на общем праве; его процессуальное право разработано, но его материально-правовая криминальная догматика, которая обеспечивала бы единообразие практики в масштабах страны, еще не сформировалась. Если мы примем во внимание только законодательное регулирование, то догматическая традиция Венгрии, основанная в Германии и насчитывающая почти 140 лет, должна гарантировать, что сопоставимые дела будут рассматриваться аналогичным образом в судах Будапешта, Сомбатхей или Дебрецена. По этой же причине нельзя поддержать законодательное ограничение свободы усмотрения судей.[19]

5 Правильная уголовная классификация Против Абсолютно определенное наказание

Наконец, я выделю один момент, основанный на социологии права. К сожалению, связывать руки судье во время вынесения приговора, потому что судья, который был социализирован для профессии обдумывания, будет умышленно, если он не может сделать это при вынесении приговора, на последней стадии, на которой он все еще может быть допущен: на первоначальная классификация преступления.Таким образом, совершенно определенные правила санкций запрограммированы таким образом, чтобы сорвать уголовную ответственность. Например, судья может рассматривать квалифицируемое по закону убийство как простое нанесение побоев, повлекшее смерть [Btk. раздел 164 (8)]. Наказание для последнего составляет от двух до восьми лет лишения свободы. Если восемь лет удвоены по правилу трех забастовок, они все равно останутся ниже двадцати лет, и, следовательно, судья не будет вынужден выносить обязательное пожизненное заключение. Конечно, это может быть еще более тревожным, если все будет наоборот.

IV Международная практика

Представляя конституционный опыт трех англосаксонских стран, я вкратце исследую, в какой степени конституционные конфигурации обсуждаемых штатов позволяют поддерживать обязательные санкции. [20] Раздел завершается обзором дела ЕСПЧ.

1 США

Исторически сложилось так, что государства союза часто предписывали обязательные санкции, многие из которых можно было считать грубыми (например,г. обязательный смертный приговор). Верховный суд США рассмотрел соответствующие дела на основании Восьмой поправки к Конституции, запрещающей жестокие и необычные наказания. Практика, вытекающая из этого конституционного правила, заключается в том, что Верховный суд США рассматривает несоразмерное наказание как жестокий и необычный результат.

В деле Solem v Helm, US 277 (1983) Суд постановил, что соразмерность наказания должна зависеть от критериев, основанных на тяжести преступления, стоимости и наказаниях, вынесенных за аналогичные преступления в тех же и других случаях. юрисдикции. Робертс против Луизианы 431 U.S. 633 (1977) также было важным решением; он объявил обязательный смертный приговор неконституционным, поскольку он не позволял суду принимать во внимание смягчающие обстоятельства. Недавнее продолжение этого дела - Miller v Alabama 567 U.S. 460 (2012), в котором Верховный суд отменил обязательные пожизненные приговоры без возможности условно-досрочного освобождения несовершеннолетних. [21]

Напротив, в деле Ewing v California 538 U.S. 11 (2003 г.) Суд не счел закон Калифорнии о трех ударах жестоким и необычным и, соответственно, признал его конституционным.В то же время вышеупомянутый закон - особенно потому, что в его первоначальной версии третье преступление могло быть незначительным ненасильственным действием (например, кража, хранение наркотиков), и это все равно привело бы к минимальному тюремному заключению сроком на 25 лет - был подвергается большой юридической критике. [22] Наиболее прагматичная критика подчеркивает фискальное бремя чрезмерной инфляции среди заключенных [23]. Учитывая этот аргумент, возможно, не случайно летом 2016 года в закон Калифорнии были внесены поправки.Сегодня третье преступление может вызвать действие закона о трех ударах, только если это тяжкое преступление или тяжкое преступление .

2 Канада

Согласно уголовным нормам, появившимся в Канаде в 1980-х годах, за контрабанду наркотиков должен был быть вынесен минимальных обязательных приговоров - семь лет тюремного заключения. Верховный суд Канады, в деле Смит против Королевы [1987] 1 S.C.R. 1045 постановил, что вышеупомянутое положение нарушает раздел 12 Канадской хартии прав и свобод, который, как и Восьмая американская поправка, заявляет о неконституционности жестокого и необычного наказания.Суд счел минимальное наказание в виде семи лет явно несоразмерным и не принял во внимание тяжесть преступления и личные обстоятельства преступника. В сумме не выполнили цели наказания.

3 Австралия

Австралийская отправная точка для обязательных санкций отличается от предыдущих тематических исследований тем, что не существует конституционных положений о жестоком и необычном наказании. Возможно, именно по этой причине Высокий суд не счел установленный в стране минимальный пятилетний тюремный срок за незаконный ввоз людей - положение, направленное против нелегальной иммиграции [24], - неконституционным.Главная особенность решения заключается в том, что, хотя суды обладают дискреционными полномочиями при вынесении приговоров, это право не является неконтролируемым законодательным органом. Следовательно, структура, созданная законодателем, если она не несовместима с принципом соразмерности, должна поддерживаться судами.

4 Европейский суд по правам человека

Недавняя судебная практика ЕСПЧ по пожизненному заключению была предметом многочисленных отличных исследований, и поэтому я ограничусь обсуждением одной важной особенности.В деле Харкинс и Эдвардс против Соединенного Королевства (№№ 9146/07 и 32650/07) постановление ЕСПЧ 2012 г. гласило, что приговор к пожизненному заключению без права досрочного освобождения может нарушать статью 3 Европейской конвенции о правах человека, касающуюся запрещения бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, независимо от того, является ли приговор к пожизненному заключению обязательным или необязательным. Одновременно подчеркивалось, что вероятность наложения чрезмерно несоразмерного наказания выше в случаях, когда его наложение является обязательным.

V Заключительные мысли

В этом исследовании я изучил теорию абсолютно определенных санкций, которые, как абстрактная категория в изучении наказания, образуют огромное разнообразие истинно убедительных уголовных правил. Моя основная цель заключалась в том, чтобы поместить это нормативное решение в его надлежащий контекст. Новая категоризация, касающаяся права наложения санкций, основана на способе разделения труда между законодателем и лицом, применяющим закон.

В целом, я считаю, что сохранение и возможное распространение абсолютно определенных санкций не кажется удачным или приемлемым.Заглядывая в будущее, невозможно определить размер применимого штрафа, не зная его характеристик. Поэтому более предпочтительным является широко распространенное понимание современного континентального уголовного права. Это разделяет приговор между законодательной и судебной властями, которые могут оценивать конкретное дело. В нашем уголовном праве, основанном на догматике, также было бы целесообразно избегать применения англосаксонских правовых институтов без адаптации, потому что они являются продуктами другой правовой социализации и другой философии.Такие институты могут сбить с толку классификацию преступлений, и, таким образом, их существование может оказаться контрпродуктивным.


* Иштван Амбрус - доцент кафедры уголовного права Университета Этвеша Лоранда в Будапеште и научный сотрудник Института правовых исследований Центра социальных наук.

[1] См. Földvári József, A büntetés tana (Доктрина наказания) (Közgazdasági és Jogi Kiadó 1970, Будапешт) 98–99; Rendeki Sándor, A büntetés kiszabása.Enyhít és súlyosító körülmények (Введение санкций. Смягчающие и отягчающие обстоятельства) (Közgazdasági és Jogi Kiadó 1976, Будапешт) 39.

[2] Файер Ласло, «Fayer László irodalmi hagyatékából» (Из литературного наследия Ласло Файера) (1909) (21) Jogtudományi Közlöny 181.

[3] См. Гэри Т. Лоуэнталь, «Законы об обязательном назначении наказания: подрыв эффективности решительной реформы приговоров» (1993) (1) Law Review 67–69; и Пол Дж. Хофер, Марк.Х. Алленбо, «Причина, лежащая в основе правил: поиск и использование философии федеральных руководящих принципов вынесения приговоров» (2003 г.) (1) American Criminal Law Review, 20–26.

[4] Йоярт Эстер, ‘Diszpozitivitás a régi és az új Polgári Törvénykönyvben’ (Диспозитивность в старом и новом Гражданском кодексе) (2014) (12) Magyar Jog 674.

[5] Берке Дьюла, ‘Kógencia és diszpozitivitás. Eltér szabályozási lehetőségek az új Munka Törvénykönyvében ’(Убедительность и диспозитивность. Различные варианты регулирования в новом законе о труде) (2013) (10) HR & Munkajog 42–43.

[6] См. Кишфалуди Андраш, «Kógencia vagy diszpozitivitás a társasági jogban» (Убедительность и диспозитивность в законе о компаниях) (2006) (8) Gazdaság és Jog 3–5.

[7] См. Надь Ференц, Az európai börtönnépességről (О населении европейских тюрем) (2016) (3) Börtönügyi Szemle 19–21.

[8] Кирали Тибор, Büntetőítélet a jog határán (Судебное решение на границе закона) (Közgazdasági és Jogi Könyvkiadó 1972, Будапешт) 292–294.

[9] Дьёрдьи Кальман, Büntetések és intézkedések (Штрафы и меры) (Közgazdasági és Jogi Könyvkiadó 1984, Budapest) 274–280.

[10] Геллэр Балаж, ‘Büntetéskiszabás Magyarország negyedik Büntető Törvénykönyvében’ (приговор по четвертому Уголовному кодексу Венгрии) (2015) (2) Jogtudományi Közlöny 75.

[11] См. BH 2007. 3.

[12] Тот Михай, «A büntetőjogi jogkövetkezmények» (Уголовное наказание) в Белович Эрвин, Надь Ференц, Тот Михай, Бюнтетойог И. Алталанос Рес. (Уголовное право. Общая часть) (3-е изд., HVG-ORAC 2015, Будапешт) 433. См. Также BH 1989. 260.

[13] См. Амбрус, Иштван, «A szankciós szabályok és a büntetéskiszabás néhány dilemmája Magyarországon (2010–2017)» (Some Dilemmas of Sanction Rules and Punishment in Hungary, 2010–2017) в Hagarsyzantria, Kagarsyzantria, Nagarsyzantria, Nagarsyzantria, Nagarsyózantria Жанетт, Юхас Жужанна, Сомора Жолт, Гал Андор (редакторы), Ünnepi kötet dr.Надь Ференц 70. születésnapjára (Праздничный том к 70-летию со дня рождения Ференца Надя) (SZTE ÁJK 2018, Szeged) 16–22.

[14] См. 25. BKv and BH 2012. 112.

[15] См. BH 2017. 208., BH 2017. 285., BH 2020. 132.

[16] См. 2020. XLIII Закон 47. §.

[17] См. Конья Иштван, «A három csapás bírói szemmel» («Три удара» с точки зрения судьи) (2011) (3) Magyar Jog 129–135.

[18] См. Gellér Balázs, Ambrus István, A magyar büntetőjog általános tanai I.(Общая часть Уголовного кодекса Венгрии I.) (ELTE Eötvös Kiadó 2017, Budapest) 88–90.

[19] См. Békés Imre, A gondatlanság a büntetőjogban (Халатность в уголовном праве) (Közgazdasági és Jogi Könyvkiadó 1974, Будапешт) 22.

[20] Для обзора см. Энтони Грей, «Обязательные приговоры во всем мире и необходимость реформы» (2017) (3) New Criminal Law Review 392–412.

[21] В венгерской литературе см Levay Миклош «Az США Этот отель Legfelsóbb Bírósága fiatalkorúakkal szembeni halálbüntetés és tényleges életfogytig Тарто szabadságvesztés alkotmányellenességéről» (Верховный суд США о неконституционности смертной казни для несовершеннолетних правонарушителей и пожизненно) (2013) (2) Jogtudományi Közlöny 593–600.

[22] Майкл Витиелло, «Три удара: можем ли мы вернуться к реальности» (1997) (2) Журнал уголовного права и криминологии 395–462. и Франклин Э. Зимринг, Гордон Хокинс, Сэм Камин, Three Strikes and You’re Out в Калифорнии. Наказание и демократия, (Oxford University Press, 2001, Оксфорд, Нью-Йорк).

[23] В новейшей литературе см. Хэмиш Стюарт, «Неправильность массового наказания» (2018) (1) Уголовное право и философия 45–57.

[24] § 233C Закона о миграции 1958 года (Cth).

Обновление национального уголовного законодательства с учетом культурных ценностей нации

1. ВВЕДЕНИЕ

Поскольку известно, что действующий уголовный закон (KUHP) был разработан компанией Wetboek van Strafrecht voor Nederlansch Indie (WvSNI), введенной Нидерландами, которая претерпела несколько изменений в соответствии с Законом № 1 1946 года. Уголовный кодекс (Кодекс Наполеона Инди) Франция, потому что с 1810 года голландцы были колонией Франции.Исходя из происхождения Уголовного кодекса, который исходит из иностранного уголовного права, конечно, ценность и душа, содержащиеся в законе, поощряются национальной правосубъектностью, которая его создает (Restuti: 2013).

Принятие Уголовного кодекса основано на Законе № 1946 в качестве предварительного постановления, которое необходимо скорректировать до принятия нового национального Уголовного кодекса. Таким образом, Закон No 1 от 1946 года носит временный характер, и новый Уголовный кодекс должен стать национальным уголовным законом (Фаджрин: 2019, стр.209-230). Формирование национального уголовного законодательства осуществляется путем реформирования существующего уголовного законодательства путем внесения изменений, добавления или удаления существующих положений Уголовного кодекса, включая принятие положений или новых законов, выходящих за рамки Уголовного кодекса (особые уголовные деяния). .

Реформа, проведенная до сих пор в Уголовном кодексе, не может быть названа «правовой реформой» в «целом», но это попытка залатать так, чтобы ее форма стала своего рода «лаппедекеном» ( Сударто: 1983).Поэтому предпринятые усилия по обновлению не являются реальным желаемым обновлением, потому что они говорят, что настоящее обновление происходит, если происходят изменения с точки зрения души, ценностей, идеологии. Таким образом, происходит обновление основной нормы, так что полное обновление уголовного закона должно включать обновление материального уголовного права (существо), формального уголовного закона (уголовно-процессуального закона) и уголовно-исполнительного закона. Процесс фактического реформирования материального уголовного права был осуществлен только в 1964 году.Усилия были предприняты путем создания содержательной концепции книги I проекта Уголовного кодекса (РКУХП).

Одним из основных принципов, содержащихся в Уголовном кодексе при разработке концепции РКУХП, является применение принципа законности (принципа законности) как основы для достижения правовой определенности. На уровне правоприменительной практики до сих пор, когда приоритет отдается применению принципа законности, считается, что это не соответствует ценностям, преобладающим в обществе, также часто считается, что это ущемляет чувство справедливости в обществе.Слабые стороны или недостатки Уголовного кодекса, в котором приоритетным является принцип законности, заключается в регулировании положений, которые угрожают действиям, которые сообщество не считает отвратительными, но есть действия, которые рассматриваются сообществом как презренные действия, но Уголовный кодекс не регулирует их. Исходя из этого, возникает мнение, что при подготовке RKUHP уделять больше внимания ценностям, преобладающим в обществе, которые являются культурными корнями нации, которые всегда принимались и уважались индонезийским народом, в данном случае обычным закон или обычное право.

Важность разработки исследования обычного права или права, живущего в сообществе, вполне уместна. Это связано с тем, что уголовное право в первую очередь предназначено для защиты и в то же время для поддержания баланса различных интересов общества, государства, преступников и жертв преступных действий. Чтобы создать баланс различных интересов, чтобы создать общественное благосостояние (государство всеобщего благосостояния).

Создание общественного благосостояния происходит благодаря уверенности и справедливости, которые соответствуют ценностям, которых придерживается сообщество, и регулирование которых в уголовном праве является отражением политической идеологии нации, в которой этот закон развивается, и всей правовой структура должна основываться на здравых и последовательных политических взглядах.Как исследование и анализ уголовного права, реформа заключается в том, как влияние национальных культурных ценностей в обществе на формирование национального уголовного закона.

2. МЕТОДЫ

Уголовное право, как система негативных санкций, угрожает нежелательными действиями со стороны общества. Это относится к мировоззрению, моральному кодексу, религиозной морали и интересам соответствующей нации. Это не неправильно, если в определенной степени можно сказать, что уголовный закон нации может быть указанием или отражением цивилизации нации.Как сказал Мулади, «уголовное право должно уделять внимание аспектам, связанным с условиями жизни человека, природой и традициями, которые укоренились в культуре индонезийского народа» (Наджи: 2018, с.149). Можно сказать, что при проведении реформ, направленных на формирование национального уголовного права, отправной точкой являются ценности, существующие в их собственной стране (закон, живущий в сообществе, или обычное уголовное право). Однако как цивилизованная нация, живущая в мировом сообществе, также должна видеть развитие международного права.Это согласуется с тем, что сказал Сантаяна: «Человеку нужно поставить ноги в его стране, но его глаза должны смотреть на мир» (Arief: 1994).

Начиная с попытки обновить уголовное законодательство, а затем, чтобы достичь желаемой цели, ищутся различные стратегии, которые могут помочь. Стратегия развития уголовного права в соответствии с новой эрой индонезийского уголовного права заключается в необходимости изучения альтернативных концепций. Эти стратегии включают предоставление уроков по реформе уголовного права и политике уголовного права, а также сравнение уголовного права.Проблема, которая тесно связана с обновлением уголовного права и сравнением уголовного права, заключается в необходимости разработки специального исследования «права, живущего в обществе» в области уголовного права (Arief: 1994).

Исходя из этого факта, важен взгляд с социологической точки зрения как одна из причин обновления уголовного права. Это означает, что мера криминализации (признание деяния преступлением) зависит от ценностей и коллективных взглядов общества на благо, право, пользу и наоборот.Таким образом, взгляды людей на порядочность и религию очень влияют на формирование права, особенно уголовного (Sudarto: 1983). Само преступление, которое характерно для уголовного права, по сути, является даром страдания или других нежелательных последствий, намеренно предоставленным компетентным органом, поскольку Хефнаглз показал, что преступление не должно быть страданием, упреком и сдерживанием. По сути, преступник призван призывать к порядку и влиять на поведение и разрешение конфликтов.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ

Регулирование в уголовном праве является отражением политической идеологии страны, в которой право развивается, и вся правовая структура должна основываться на здравых и последовательных политических взглядах. Исходя из этого, неудивительно, что, несмотря на различные изменения Уголовного кодекса, в его реализации были пробелы или конфликты. С одной стороны, есть действия, которые в соответствии с Уголовным кодексом квалифицируются как преступные действия, но, по мнению общества, не как отвратительные действия, с другой стороны, есть действия, которые, по мнению сообщества, являются отвратительными действиями, но Уголовный кодекс не квалифицирует их как преступные деяния.Пробелы (несоответствия) или даже различия в ценностях или интересах могут быть фактором неудовлетворенности правоприменительной практикой. Это также может быть фактором появления потерпевших (виктимоген), а также возникновения других преступлений (криминоген). Как указано в документе 5-го Конгресса Организации Объединенных Наций, финансирующем проект «Предупреждение преступности и обращение с правонарушителями», говорится: «Это способствовало росту преступности». Более того, в отчете Конгресса VI Конгресса было сказано, что: «импорт чужих культурных образцов, которые не гармонируют с местной культурой, имел криминогенный эффект» (Arief: 1994).

Этот случай свидетельствует о том, насколько важно изучить законы, существующие в сообществе, особенно обычное уголовное право или уголовное право, которое не было записано при формировании национального уголовного права. Обычное право - это факт, который живет в сообществе, поэтому это фактор, который определяет как формирование, так и применение закона в Индонезии (Rahardjo: 2009).

Основные мысли о необходимости обратить внимание на неписаное уголовное право или обычное уголовное право легализованы давно.Мы видим этот факт из нескольких положений, содержащихся в законодательстве. В подпункте b пункта (3) статьи 5 Закона № 1 / DRT / 1951 говорится, что:

Гражданское и уголовное право, которое по-прежнему применяется к людям в определенных регионах и всегда использовалось для судебного разбирательства в традиционных судах, по-прежнему применяется для определения акта нарушения обычаев, если нет сходства с писаным уголовным законом и с деянием, которому угрожает опасность с лишением свободы на срок до трех месяцев или штрафом в размере пятисот рупий в качестве наказания, заменяющего обычное право, которое судья считает соизмеримым с деянием.Если обычная санкция, по мнению судьи, превышает наказание в виде тюремного заключения или штрафа, то ошибка обвиняемого может быть подвергнута максимум 10 годам тюремного заключения при том понимании, что если поведение в соответствии с его апелляцией предусмотрено Уголовным кодексом, и угрожает тем же преступлением, что и преступное деяние.

Из положений статьи очевидно, что обычное уголовное право может применяться к уголовному преступлению, если преступное деяние не имеет эквивалента / сходства / сравнения в Уголовном кодексе.Однако если действие аналогично предусмотренным в Уголовном кодексе, то санкции применяются в Уголовном кодексе. Другие положения, указывающие на действительность обычного права, также можно найти в Законе №. 14/1970 о принципах судебной власти, который в настоящее время заменен Законом № 48 от 2009 года о судебной власти. Закон подразумевает существование закона, который живет в сообществе. Пункт (1) статьи 14 гласит: «Суд не может отказать в рассмотрении и рассмотрении дела, возбужденного под предлогом неясности или неясности закона, но обязательное рассмотрение и рассмотрение дела».

Пункт (1) статьи 23 Закона № 14 1970 г. об основах судебной власти гласит: "Все судебные решения должны включать мотивы и основания для принятия решения, они также должны содержать определенные статьи постановления, например соответствующее постановление или неписаный правовой источник, который используется в качестве основы для вынесения судебного решения ". Кроме того, в пункте (1) статьи 27 того же закона также говорится, что: «Судьи как правоохранительные органы и правосудие обязаны исследовать, следовать и понимать ценности закона, которые живут в обществе».

Из положений, упомянутых выше, это показывает, что Закон о судебной власти, помимо того, что является руководством для судей при выполнении ими своих обязанностей, также дает сигнал о том, что существующий Уголовный кодекс имеет недостатки, даже в некоторых случаях может рассматриваться как несовместимый с правовые потребности общества. Поэтому поручите судье изучить ценности, которые живут и развиваются в обществе.

Правовая основа для принятия закона, действующего в сообществе, также была сформулирована как конституционная политика.Как утверждается в пункте (1) статьи 104 Временной конституции 1950 года, это подтверждение пункта (1) статьи 146 конституции RIS, в котором говорится, что: «Все судебные решения должны содержать причины, а в случае наказания - упоминание правил закона и норм обычного права, которые составляют основу приговора ».

Признание обычного уголовного права как закона, живущего в сообществе, и уголовное право с сопоставимым и несопоставимым уголовным кодексом с Уголовным кодексом является более стабильным после того, как оно также применяется в форме юриспруденции.Это связано с существованием нескольких решений Верховного суда (MA), включая Постановление Верховного суда от 19 ноября 1977 года, которое усилило решения Окружного суда, Высокого суда и Верховного суда, Банда Ачех № 93 / K / Kr / 1976 г. за супружескую измену, повлекшую за собой беременность. Что касается пункта (3) b статьи 5 Закона № 1/1951, сравнение со статьей 284 Уголовного кодекса по мнению суда считается неуместным, поскольку супружеская измена в статье 284 Уголовного кодекса требует, чтобы преступники состояли в браке. статус, даже если двое преступников не состоят в браке или еще не вступили в брак согласно закону.Таким образом, действие является действием, противоречащим обычному праву и религиозному праву.

Аналогичным образом Постановление Верховного суда № 195 / K / Kr от 8 октября 1979 года, отклонившее кассационную жалобу заявителя кассационной инстанции, которая была признана неправильной в связи с совершением преступления Локика Санграха (балийский обычай). Отказ был направлен на вердикт Высокого суда Нуса Тенггара в Денпасаре, который не принял апелляцию обвиняемых на решение окружного суда, который постановил совершить преступление в соответствии с обычным правом Бали Локика Санграха.

Из рисунка выше видно, что правовая осведомленность сообщества или закона, живущего в сообществе, действительно была признана. Доказано, что это не только узаконено в законодательстве, но и применяется в процессе уголовного правосудия. Этот факт все больше воодушевляет и открывает путь экспертам по уголовному праву, особенно разработчикам национального уголовного права, к превращению обычного уголовного права в национальное уголовное право.

Бенедикт Альпер сказал, что преступность - это «самая старая социальная проблема» (Changing Conception of Crime and Criminal Policy, Material Series No.6 UNAFEI, Токио, 1975 г.). Таким образом, настоящая проблема преступности - это не только юридическая проблема, но и социальная проблема, с которой сталкивается каждая нация. Поэтому также усилия по снижению преступности - это, по сути, усилия по защите общества от (социальной защиты) для достижения социального благополучия (социального обеспечения). Точно так же при проведении реформ уголовного законодательства необходимо обращать внимание на социальные условия общества, включая ценности, которые живут и развиваются в обществе.

Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями заявляет, что нынешняя система уголовного права в некоторых странах, особенно уголовное наследие колонизаторов, в целом устарела и несправедлива (устаревшая и несправедливая), а также устаревшая и несовместимая. с реальностью (устаревшей и нереальной).Причина в том, что это не проистекает из культурных ценностей людей; существует даже конфликт с устремлениями общества, и он не отвечает сегодняшним социальным потребностям.

Исходя из этого также при подготовке Уголовного кодекса, необходимо обратить внимание на четыре основных элемента, а именно на Уголовный кодекс, который имеет философскую основу, юридическую основу, социологическую основу и использует правильные методы проектирования ( Манан: 1992). Подготовка Уголовного кодекса как обновления Уголовного закона Индонезии должна соответствовать ценностям и идеалам закона Панчашила как души индонезийской нации.

На данный момент правовая основа для определения состава преступления определяется формально известным как принцип законности. Законность использовалась в качестве принципа в уголовном праве на протяжении всей его истории как форма гарантии и защиты прав человека. С применением принципа законности закон ограничивает, какие действия запрещены и допустимы, и какие санкции будут наложены. С одной стороны, существуют гарантии и защита граждан от произвольных действий властей, но, с другой стороны, они также ограничивают определение действий и санкций, которые, согласно мнению (ценностям, живущим в сообществе), являются действиями, которые запрещены и подлежат уголовному наказанию.

Реагируя на эту реальность в проекте Уголовного кодекса, от проекта концепции 1982 года до проекта 2019 года произошел сдвиг в регулировании принципов законности. В проекте Уголовного кодекса сформулировано применение принципа законности, определяемого не только формальными преступными действиями и санкциями (писаный закон), но и материально определяемым (неписаный закон). Статья 2 проекта Уголовного кодекса гласит:

  1. 1. Положения, упомянутые в пункте (1) статьи 1, не ограничивают применение закона, который живет в сообществе, которое определяет, что лицо должно быть осуждено, даже если это действие не регулируется законом;
  2. 2.Действительность закона, действующего в сообществе, как указано в пункте (1), при условии, что он соответствует ценностям, содержащимся в Панчашиле, правам человека и общим правовым принципам, признанным народами наций.

Обоснование сдвига принципа законности в сторону основы неписаного уголовного права или обычного права, которое складывается в обществе, в дополнение к усилению признания права, которое живет в обществе, как написано и подразумевается в различных положениях действующие законы, а также обоснование Резолюций и отчетов о результатах Юридического семинара 1963 года, Национального юридического семинара IV 1979 года, которые рекомендовали, чтобы какое-либо деяние считалось преступным деянием не только из-за положений закона, но также происходит из положений, вытекающих из признания сообщества (общественное правосознание или обычное уголовное право).

Что касается распределения правовой системы или семейного права, то, что регулируется статьей 2 Уголовно-процессуального кодекса, является смешанная (смешанная) система гражданского права с системой общего права. Это также было признано Рене Давидом, что Индонезия представляет собой комбинацию гражданского права или правовой семьи Романо Германии, которая находилась под влиянием голландской колонии, но также была включена в семью общего права, которая признала существование обычного права (Prasetyo & Handayani: 2018 , стр.46-54).

Исходя из признания принципа законности, который является формальным и материальным, то, что классифицируется как преступное деяние, является не только деянием, которое противоречит закону / закону, но также должно противоречить неписаному закону. Аналогичным образом, в случае установления преступления, чтобы можно было осудить действие, оно должно противоречить закону. В пункте (2) статьи 12 проекта Уголовного кодекса четко прописано, что деяние, которое может быть признано преступным, должно противоречить закону или противоречить действующему закону. в обществе.

Проблему действий, противоречащих закону, проект признает безусловным элементом уголовного правонарушения, даже несмотря на то, что Закон прямо не сформулирован, есть элемент противозаконного. Формальная формулировка закона является лишь объективной мерой для объявления действия незаконным. Эти объективные меры должны быть проверены на преступнике, независимо от того, есть ли оправдание или нет, и действительно ли действие противоречит правовому сознанию общественности. Далее мы можем видеть это в положениях пункта (3) статьи 12 проекта Уголовного кодекса, согласно которому любое преступное деяние всегда противоречит закону, если нет оправдания (Aspinall: 2009).

Из этих положений следует, что существует принцип баланса между правовой определенностью и ценностью справедливости как проявления истины, признанной общественностью. Однако, если в конкретной ситуации эти две ценности являются взаимно важными, судья, насколько это возможно, должен отдавать приоритет ценности справедливости. Это соответствует положениям статьи 13 законопроекта, которая гласит: «Судьи при возбуждении уголовного дела принимают во внимание установление закона и справедливости.Если эти двое не могут быть сведены вместе, судья может отдать приоритет правосудию.

Из положений статьи следует, что проект в высшей степени поддерживает ценности справедливости на основе закона, живущего в обществе (неписаный закон / обычное уголовное право). И для определения преступного деяния, и для определения того, может ли оно быть признано виновным, или для определения наличия противоправного характера, они должны не только ссылаться на формальные правовые положения, чтобы была определенность, но и должны основываться на нормах и здравом смысле. справедливости, признанной сообществом.

Важность разработки исследования обычного права или права, живущего в сообществе, на самом деле является уместной. Это связано с тем, что уголовное право, по сути, призвано защищать и в то же время поддерживать баланс различных интересов общества, государства, преступников и жертв преступных действий. Цель создания баланса различных интересов - не что иное, как создание благосостояния. Создание благосостояния людей, конечно же, происходит благодаря уверенности и справедливости, которые соответствуют ценностям общества.Регулирование в уголовном праве является отражением политической идеологии страны, в которой этот закон развивается, и вся правовая структура должна основываться на здравых и последовательных политических взглядах (Утомо: 2018, стр. 87-108).

Признание закона, живущего в обществе, или обычного уголовного права также можно увидеть в регулировании уголовных и уголовных дел. Это положение является новым, поскольку в нынешнем Уголовном кодексе нет положений. Положение, которое признает обычное уголовное право, является отражением развития или политики с точки зрения уголовных целей и уголовного права.Из различных теорий, касающихся преступных целей, в целом, это основано на общих целях уголовного и уголовного права, где цели уголовного и уголовного права заключаются в форме защиты общества (социальной защиты) для достижения социального благополучия.

Законопроект также регулирует цель наказания, это указано в статье 55, которая гласит, что цель «Уголовного» - в первую очередь предотвратить совершение уголовного преступления путем соблюдения правовых норм в целях защиты общества; во-вторых, популяризировать осужденного, проводя коучинг, чтобы сделать из него хорошего и полезного человека; третий разрешает конфликт, вызванный преступностью, восстанавливает равновесие и приносит в общество чувство мира.Четвертый освободит виновного. Криминализация не предназначена для демонстрации и не позволяет унижать человеческое достоинство (Ishaq & Hum: 2017, стр. 1201-1206).

Цели наказания, относящиеся к обычному уголовному праву, как указано в статье 55, далее сформулированы в виде преступлений, которые включены в дополнительные виды преступлений. В статье 68 законопроекта предусмотрена «выплата компенсации», а также «выполнение обычных обязательств или обязательств в соответствии с законом, действующим в сообществе».

Включение обоих типов таможенных санкций в дополнительные типы уголовных санкций, поскольку в действительности часто обнаруживается, что формальное правовое, юридическое решение путем наложения только основных уголовных санкций на обвиняемого не было воспринято сообществом как полное решение. к проблеме, которая может обеспечить справедливость. Эти два типа таможенных санкций предназначены, среди прочего, для того, чтобы приспособить типы таможенных санкций, которые прямо не упомянуты в Законе (Cobban: 2015).

Таким образом, структура санкций в соответствии с концепцией состоит из санкций, которые были указаны конкретно и прямо в соответствии с Законом, и санкций, которые действуют в соответствии с неписаными законами, которые конкретно не упоминаются в Законе. Следовательно, если преступное деяние соответствует положениям статьи 2 законопроекта, уголовное наказание в виде выполнения обычных обязательств является основным преступлением, которое должно быть приоритетным. Если санкции за выполнение таможенных обязательств не могут быть реализованы, вместо них применяется компенсация.Однако это не означает, что уголовное дело, соответствующее положениям Закона, не может быть наказано выполнением обычных обязательств, преступное деяние может подлежать обычным санкциям, но только как дополнительное преступление (Norrie: 2013).

4. ВЫВОД

Закон № 1 1946 года является правовой основой для принятия Уголовного кодекса. Уголовный кодекс заимствован из Wetboek van Strafrecht voor Nederlansch IndieWetboek van Strafrecht voor Nederlansch Indie из Уголовного кодекса Франции.Уголовный кодекс был обновлен, чтобы соответствовать развитию и потребностям общества. Ожидается, что в нем будет принят новый Уголовный кодекс, который соответствует ценностям и личности индонезийского народа, который является воплощением правосознания сообщества (закона, который живет в сообществе).

Ценности, которые живут в сообществе, действительно признаны. Этот факт очевиден из явных или подразумеваемых в положениях существующего законодательства, помимо Уголовного кодекса, как тех, которые были заменены, так и тех, которые все еще действуют.В проекте Уголовного кодекса ценности, которые живут в обществе как отражение души нации, вошли в состав Уголовного кодекса, так что будет принято национальное уголовное законодательство. Таким образом, ожидается, что будущий Уголовный кодекс будет соответствовать чувству общественной справедливости, воплощенному в ценностях Панчашила как философской основы индонезийской нации.

БИОДАННЫЕ

НАНДАНГ САМБАС: Нанданг - профессор уголовного права юридического факультета Бандунгского исламского университета, Индонезия.Область его исследований - защита детей, сексуальные преступления, издевательства, коррупция и наркотики. Он также опубликовал в 2010 году книгу, первоначально представленную как диссертацию автора (докторская - Исламский университет Бандунга, 2009 г.) под названием: Политика системы уголовного правосудия в отношении детей как попытка реформирования уголовного законодательства в отношении детей в Индонезии.

Узбекистан: проект Уголовного кодекса предлагает незначительную реформу

(Берлин). Как заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч, Узбекистан должен сделать так, чтобы в новом Уголовном кодексе не только исправлялись некоторые проблемные положения, но и отражалась значимая реформа.Новый Уголовный кодекс должен добросовестно стремиться к полному соблюдению международных договоров по правам человека, участником которых является Ташкент.

Хотя законопроект содержит некоторые умеренные улучшения, он также сохраняет многие положения, нарушающие права на свободу слова, ассоциации и религии. Другие не обладают защитой, на которую женщины, жертвы пыток и лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры (ЛГБТ) имеют право в соответствии с международным правом.

«Все взоры прикованы к Узбекистану после обещания президента Мирзиёева в Совете по правам человека сделать права человека центральным элементом реформ», - сказала Мира Риттманн, старший исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии.«Сейчас не время для фальстарта, а время, чтобы исправить слова президента и добиться того, чтобы все оскорбительные положения были удалены из проекта Уголовного кодекса».

Генеральная прокуратура Узбекистана, которой было поручено разработать новый Уголовный кодекс, опубликовала законопроект 22 февраля 2021 года и сделала его доступным для публичного обсуждения в Интернете до 9 марта. парламент, Олий Мажлис, для рассмотрения в ближайшее время.

Проект содержит несколько заметных улучшений, например, удаление правонарушений «Незаконное производство, хранение, импорт или распространение религиозных материалов» (действующая статья 244-3), «нарушение закона о религиозных организациях» (действующая статья 216- 2) и «нарушение правил преподавания религии» (действующая статья 229-2). Вызывает беспокойство то, что эти правонарушения, которые должны быть отменены как несовместимые с уважением свободы выражения, убеждений и религии, будут продолжать существовать как нарушения в соответствии с административным кодексом Узбекистана.

Что касается пыток, то определение (проект статьи 169) было изменено с учетом рекомендаций, вынесенных Комитетом ООН по правам человека в январе 2020 года и Комитетом против пыток в мае. Однако крайне проблематичные положения позволяют лицам, осужденным за пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, по-прежнему иметь право на амнистию (проект статьи 88), и оба преступления по-прежнему подпадают под действие срока давности (проект статьи 75). А в случаях примирения сторон виновные в бесчеловечном и унижающем достоинство обращении освобождаются от уголовной ответственности (проект ст.78).

Правительство Узбекистана также должно предпринять дальнейшие шаги для обеспечения полного и прямого применения Конвенции против пыток в национальных судах, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Другие положения проекта Уголовного кодекса также несовместимы с обязательствами по международным договорам о правах человека, участником которых является Узбекистан. Они должны быть соответственно изменены или отменены, заявила Хьюман Райтс Вотч.

В нынешней редакции законопроекта сохранены уголовные санкции за «нарушение правил проведения собраний, в том числе религиозных собраний и церемоний, а также митингов, уличных шествий или демонстраций» (проект ст.284), а также за «незаконное создание общественного объединения или религиозной организации» (проект статьи 282) с лишением свободы на срок до пяти лет. Эти положения должны быть отменены, и мирное осуществление права на свободу выражения мнений, ассоциаций или собраний не должно криминализироваться.

Международные правозащитные группы и органы неоднократно призывали Узбекистан внести поправки в положения Уголовного кодекса об экстремизме (действующие статьи 244-1 и 244-2), которые использовались для криминализации мирного инакомыслия и свободы религии и убеждений.Законопроект только удаляет ссылку на «религиозный» характер экстремизма из каждой статьи, но в остальном сохраняет положения полностью. В проекте кодекса не дается определение того, что составляет «экстремизм».

В своих заключительных замечаниях от мая 2020 года Комитет ООН по правам человека прямо заявил, что Узбекистан должен отменить ст. 120, который наказывает за сексуальные отношения между мужчинами по обоюдному согласию тюремным заключением сроком до трех лет. Однако в проекте Уголовного кодекса сохраняется состав преступления, предусмотренного ст.154, и классифицирует его как преступление против семьи, нравственности и детей.

Клевета и оскорбление остаются уголовными преступлениями, несмотря на заявление президента Мирзиёева в 2020 году о том, что клевета будет декриминализована. По мнению Хьюман Райтс Вотч, законы, предусматривающие наказание за критику общественных деятелей, противоречат международному праву, и того факта, что некоторые формы выражения мнения считаются оскорбительными, недостаточно для оправдания ограничений или наказания.

Комитет ООН по правам человека также заявил, что Узбекистан должен сделать домашнее насилие явным уголовным преступлением в рамках усилий правительства по предотвращению насилия в отношении женщин.Однако в законопроекте домашнее насилие не рассматривается как отдельное правонарушение. И хотя проект кодекса предусматривает уголовную ответственность за брак с ребенком младше 18 лет, это преступление влечет за собой максимальное наказание в виде исправительных работ на срок до трех лет, но без тюремного заключения.

В проекте Уголовного кодекса сохраняется состав преступления (проект статьи 203) и увеличиваются санкции за «разжигание национальной, расовой, национальной или религиозной ненависти». Наблюдательный орган за соблюдением свободы вероисповедания Forum18 заявил, что подобные положения использовались в Узбекистане против членов небольших религиозных общин.Положения уголовного законодательства, защищающие от подстрекательства к ненависти, должны быть составлены узко и точно, чтобы нацеливать на поведение, которое подстрекает к неминуемому насилию, и не допускать использования произвольным и дискриминационным образом, особенно в отношении меньшинств или тех, кого не поддерживает правительство. .

Узбекским властям следует направить проект Уголовного кодекса в Европейскую комиссию за демократию через право, также известную как Венецианская комиссия, для проверки его соответствия международным стандартам в области прав человека, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Международные партнеры Узбекистана должны призвать Генеральную прокуратуру и членов парламента обеспечить, чтобы новый Уголовный кодекс Узбекистана полностью соответствовал обязательствам Узбекистана в области прав человека. Европейский Союз должен, в частности, прояснить, что полный пересмотр уголовного кодекса в соответствии с рекомендациями высших органов ООН является ключевым условием для получения Узбекистаном права на GSP +, специальный статус стимулирования торговли, связанный с ратификацией и выполнением конвенций по правам человека.

«Если уголовный кодекс не будет и далее пересмотрен, оскорбительные положения неизбежно приведут к произвольным арестам и осуждению за любое количество действий, которые должны быть защищены, в то время как другие ключевые положения против злоупотреблений будут исключены», - сказал Риттманн. «Партнерам Узбекистана следует оказать давление на Генеральную прокуратуру и парламент, чтобы они воспользовались этим моментом и позаботились о том, чтобы пересмотр Уголовного кодекса не был упущенной возможностью».

2 Нормы в военной среде | Контекст военной среды: программа фундаментальных исследований социальных и организационных факторов, относящихся к малым подразделениям

Эпштейн, С.(1990). Когнитивно-эмпирическая теория себя. В издании Л. Первин, Справочник личности: теория и исследования (стр. 165-192). Нью-Йорк: Публикации Гилфорда.

Evans, J.St.B.T. (2007). О разрешении конфликта в теории рассуждений с двойным процессом. «Мышление и рассуждение», 13 (4): 321-339.

Evans, J.St.B.T. (2008). Двойная обработка рассуждений, суждений и социального познания. Ежегодный обзор психологии, 59: 255-278.

Evans, J.St.B.T. (2010). Интуиция и рассуждение: точка зрения двойного процесса. Психологический опрос, 21 (4): 313-326.

Evans, J.St.B.T. (2012). Вопросы и вызовы новой психологии рассуждения. Мышление и рассуждение, 18 (1): 5-31.

Fine, G.A. (2001). Принятие норм: создание грибов и культура ожиданий и объяснений. В M. Hechter и K.D. Опп, ред., Социальные нормы (стр. 139–164). Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа.

Фишбейн М. и Айзен И. (1975). Вера, отношение, намерение и поведение: Введение в теорию и исследования. Рединг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

Фишбейн М. и Айзен И. (1977). Отношения отношения и поведения: теоретический анализ и обзор эмпирических исследований. Психологический бюллетень, 84: 888-918.

Габриэль Р.А. и П.Л. Дикий. (1979). Кризис в командовании: бесхозяйственность в армии. Нью-Йорк: Хилл и Ван.

Гайиот, М.Т., С.А.Гиттер, М.Д. Бейкер, Р.Ф. Баумейстер. (2012). Нарушение правил: низкая черта или государственный самоконтроль усиливают нарушения социальных норм. Психология, 3 (12): 1,074–1083.

Гоффман, Э. (1961). Приюты: Очерки социального положения душевнобольных и других заключенных. Гарден-Сити, Нью-Йорк: якорные книги.

Грин, Д.Д., С.А. Морелли, К. Ловенберг, Л.Е. Нистром и Дж.Д. Коэн. (2008). Когнитивная нагрузка выборочно мешает утилитарному моральному суждению. Познание, 107 (3): 1,144-1,154.

Хокинс, Дж. П. (2005). Армия надежды, Армия отчуждения: культура и противоречие в американской армии Сообщество холодной войны Германия , 2-е изд. Таскалуса: Университет Алабамы Press.

Hechter, M., and K.D. Опп. (2001). Социальные нормы . Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа.

Heckathorn, D.D. (1990). Коллективные санкции и нормы соблюдения: формальная теория группового социального контроля. Американский социологический обзор, 55: 366-384.

Хоффман, Л. (1995). Вертикаль еще не становится горизонтальной. Отчет № A201144. Вашингтон, округ Колумбия: Национальный военный колледж.

Homans, G.C. (1950). Группа людей. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс.

Хорн, К. (2009). Награды за наказание: относительная теория соблюдения норм. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Янис, И.Л. (1972). Жертвы группового мышления: психологическое исследование внешнеполитических решений и фиаско. Бостон, Массачусетс: Хоутон, Миффлин.

Канеман Д. (2012). Мыслить быстро и медленно. Лондон, Великобритания: Penguin Books.

Канеман Д. и С. Фредерик. (2005). Модель эвристического суждения. В К.Дж. Holyoak и R.G. Morrison, Eds., Кембриджский справочник по мышлению и рассуждению (стр. 267–293). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Канеман, Д., и А. Тверски. (1984). Выбор, ценности и рамки. Американский психолог, 39 (4): 341-350.

Кейзер, К., С. Линденберг и Л. Стег. (2008). Распространение беспорядка. Science, 322 (5908): 1,681–1685.

Керр, Н.Л. и Р.С. Тиндейл. (2004). Групповая работа и принятие решений. Ежегодный обзор психологии, 55: 623-655.

MacLeish, K.T. (2013). Война в форте Худ: жизнь и неопределенность в военном сообществе. Princeton, NJ: Princeton University Press.

7.1B: Нормы и санкции - Социальные науки LibreTexts

Нормы - это социальные правила поведения, а санкции - это форма наказания за нарушение различных норм.

Ключевые термины

  • народный образ жизни : Обычай или вера, общие для членов общества или культуры.
  • клеймо : Знак позора или позора.
  • Подробнее : способ обозначить нормы, которые широко соблюдаются и имеют большое моральное значение.Нравы включают отвращение к социальным табу, таким как инцест или педерастия.

Нормы - это социальные правила, регулирующие поведение в сообществе. Нормы могут быть явными (например, законы) или неявными (например, кодексы вежливого поведения). Нормы бывает трудно идентифицировать, потому что они глубоко укоренились в членах данного общества. Нормы усваиваются в процессе взросления в определенной культуре, и их может быть трудно усвоить, если человек не растет в той же социальной среде.

Акт нарушения социальной нормы называется отклонением.Людям обычно гораздо легче определить нарушение норм, чем сами нормы. Например, мало кто из американцев подумает сказать социологу, что это социальная норма - держать дверь открытой для пешехода, входящего в здание, если оно находится на определенном расстоянии. Однако кто-то может заметить, что другой человек груб, потому что не держал дверь открытой. Изучение норм и изучение отклонений - это неразделимые усилия.

Как и отклонения, нормы всегда зависят от культуры.Чтобы изучить нормы и отклонения, нужно контекстуализировать действие или рассматривать действие в свете всех окружающих его обстоятельств. Например, нельзя просто сказать, что появление обнаженной на собеседовании является нарушением социальных норм. Хотя обычно явка в какой-либо (обычно профессиональной) одежде на собеседование является общественным условием, это, скорее всего, не относится к тому, кто берет интервью на обнаженную модель. Чтобы понять норму, нужно понимать контекст.

Нарушение социальных норм или отклонение влечет за собой социальные санкции.Нарушение разной степени влечет за собой разную степень санкции. Существует три основных формы социальной санкции за отклонение от нормы: 1) правовая санкция, 2) стигматизация и 3) предпочтение одного поведения перед другим. Формальное отклонение или нарушение правовых норм приводит к возбуждению уголовного дела со стороны государства. Неформальное отклонение или нарушение неписаных социальных правил поведения приводит к социальным санкциям или стигматизации. Меньшие степени социального насилия приводят к предпочтению, а не к стигматизации.Хотя общество может счесть предпочтительным приходить на большинство собеседований при приеме на работу в костюме, а не в повседневной одежде, вы, скорее всего, не откажетесь от работы, если наденете костюм цвета хаки, а не костюм. Однако если вы будете появляться обнаженным на большинстве собеседований, вы, скорее всего, будете заклеймлены своим поведением, поскольку это будет резкое отклонение от нормы.

Мы говорим, что норма, которая регулирует ношение профессиональной, а не повседневной одежды на собеседовании при приеме на работу, является народным, потому что ее нарушение приводит к меньшей степени социальных санкций - развитию предпочтений, а не стигматизации.Норма, которая регулирует ношение одежды на большинстве собеседований при приеме на работу, а не обнаженное тело, - это нечто большее, потому что ее нарушение приводит к более серьезной степени социальных санкций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *