Социальные статус: Социальный статус — определение, примеры, виды

Содержание

Понятие социального статуса и социальной роли человека

Что думаете о словах «индивид» и «личность»? На первый взгляд, это синонимы, описывающие представителя человеческого рода. Действительно, они близки, но отнюдь не тождественны, и основное отличие — социализация: индивид является носителем определенных физических и психических черт, в то время как личность – комплекс социальных ролей, статуса, целей и позиций.

Понятие социального статуса необходимо для идентификации себя в обществе, а также создания социальных структур. От того, какие роли мы выбираем во взаимодействии с социумом, к какому количеству групп принадлежим, а также, какое место в них занимаем, зависит: насколько приспособлены к реалиям современной жизни.

Социальный статус и социальная роль: особенности, отличия, примеры

Понятие статуса изначально использовалось в юриспруденции: в Древнем Риме «status» — оценка правового положения гражданина. К социальным структурам оно стало применимо с легкой руки американского антрополога Ральфа Линтона. Он в своей главной работе «Изучение человека» (1936 год) пытался комплексно подойти к оценке личности и общества в целом, руководствуясь принципами психологии, социологии и антропологии. 

Социальный статус – положение человека или группы людей в социальной системе, которая имеет специфические, присущие только ей, признаки. Линтон предложил свою концепцию статусов, которые могли быть либо врожденными/ предписанными независимо от его качеств (титул, раса), либо приобретенными (карьерный рост). 

На сегодняшний день список разновидностей статуса стал намного шире. К постоянным добавились: личные, профессиональные, экономические, политические, религиозные, территориальные и родственные статусы, а также формальные (официальная должность — президент) и неформальные (например, общение в компании друзей). Кроме того, существуют и десятки эпизодических положений человека, которые носят кратковременный характер (читатель, пациент, пешеход и прочее). 

Также при определении социального положения могут учитываться:

  1. уровень образования;
  2. образ жизни;
  3. этническое происхождение;
  4. отношения внутри группы.

Каждый социальный статус имеет свой уровень престижа, и хотя иерархия документально не регистрируется, этот критерий в разных обществах четко прослеживается, трансформируясь в общественное мнение. Например, быть банкиром престижнее, чем рабочим. Основная составляющая социального статуса и его престижности – финансовое благосостояние. Это негативно сказывается на развитии общества и способствует усугублению социально-экономического неравенства.

Иерархия (престижность) статусов – ранг, который может быть высоким, средним и низким. Однако, стоит отметить, что человек, как личность, одновременно является участником нескольких групп, и наличие высокого социального ранга в одной из них не гарантирует такое же положение в других. Например, успешный программист может занимать высокую позицию в профессиональном статусе, но при этом находиться на самом низком уровне в своей семье или спортивной команде. Такая ситуация – пример несовпадения социальных статусов. Это накладывает отпечаток на поведение человека в разных средах, и заставляет «играть» разные социальные роли.

Понятие социальная роль и ее виды

Социальная роль – то поведение, которое ожидают от личности, с определенным положением в обществе: претендуя на определенный статус, человек негласно соглашается с нормами.

Кстати, мужчина и женщина – это тоже вид социальных ролей, каждому из которых присущ свой сценарий поведения, а отклонения могут стать поводом для принятия различных мер: от общественного осуждения до исключения из отдельных групп.

Что касается социального статуса детей, то он, как правило, зависит от родителей и положения семьи в обществе.

Социальный статус семьи определяется совокупно по нескольким пунктам. 

Основные виды:

  • по социально-экономическому критерию (обеспеченные/малообеспеченные). Главными показателями являются финансовое благосостояние и имущественная обеспеченность.
  • по социально-психологическому уровню. Отношения внутри семьи и психологические настроения.
  • социально-культурная (уровень образования и образованности старших членов семьи).
  • ситуационно-ролевой статус (насколько активно родители вовлекаются в решение проблем ребенка) может быть низким или высоким.

Одним из важных факторов составления социального статуса семьи является оценка ее состава: полная/неполная, количество поколений.

Социализация, как способ улучшения социального статуса 

Считается, что социализация – это естественный эволюционный процесс развития общества, оказывающий сильное влияние на становление личности. Взрослея и развиваясь, человек формируется, принимая оценочные критерии и социальные нормы общества. Это дает возможность поддерживать определенный механизм развития, а для индивидуума — легко становится частью отдельных групп на разных этапах жизни: чем больше число социальных ролей, которые успешно выполняет человек, тем он более развит и активен.

 Хотя социальные статусы влияют на нашу жизнь только косвенно — мы живем в открытом обществе, где социальный статус можно легко изменить, а не идти по кровно-родственной колее (рабочий, крестьянин, раб), стереотипы и шаблонное мышление по-прежнему остаются. Они оказывают негативное влияние на отдельных личностей и целые группы людей. Статус, принадлежность к политической или религиозной группе накладывает отпечаток на общение и развитие гармоничных отношений. 

Социологи убеждены, что без статусов и ролей в обществе наступит хаос, а как вы считаете: это необходимая мера или сдерживающий фактор?

‎App Store: Status — Шлюз до Ethereum

Status – это надежное приложение, которое объединяет приватный мессенджер, безопасный крипто-кошелек и Web3-браузер на блокчейне Ethereum в один мощный инструмент связи. Общайтесь с друзьями и поддерживайте развитие сообществ. Покупайте, продавайте, храните и обменивайте цифровые активы. Используйте децентрализованный интернет, в котором все ваши данные принадлежат только вам.

Status – это ваша операционная система для доступа к Ethereum.

ПРИВАТНЫЙ МЕССЕНДЖЕР
Обменивайтесь приватными одноранговыми сообщения, общайтесь в приватных и публичных чатах без сторонних посредников. Status как мессенджер устраняет проблемы централизованных приложений по обмену сообщениями предоставляя пользователям более конфиденциальную и безопасную среду для обмена информацией. Наше приложение создано для обмена сообщениями со сквозным шифрованием, которые являются конфиденциальными по умолчанию, поэтому никто, кроме вас и вашего собеседника, не может просматривать ваши сообщения, даже команда нашего проекта.

ПИРИНГОВЫЕ И БЕЗГРАНИЧНЫЕ ТРАНЗАКЦИИ
В мессенджер Status интегрирован крипто-кошелек, который позволяет кому угодно и где угодно отправлять крипто-активы прямо в чате.

БЕЗОПАСНЫЙ ETHEREUM-КОШЕЛЕК
Крипто-кошелек Status позволяет безопасно отправлять, хранить, обменивать и торговать активами на блокчейне Ethereum, такими как: ETH, SNT, стейблкоины, такие как DAI, а также NFT-токены. Возьмите под свой контроль криптовалюту и цифровые активы с помощью Ethereum-кошелька. Кошелек Status в настоящее время поддерживает только активы на блокчейне Ethereum, форматов ERC-20 и ERC-721. Примечание: кошелек Status не поддерживает биткоин.

ЗАРАБАТЫВАЙТЕ НА DEFI
Зарабатывайте криптовалюту на децентрализованных финансах и децентрализованных биржах формата DEX. Легко подключайтесь и зарабатывайте криптовалюту на Maker, Aave, Uniswap, Synthetix, PoolTogether, Zerion, Kyber и т.д.

ДЕЦЕНТРАЛИЗОВАННЫЙ WEB3-БРАУЗЕР
Подключайтесь к децентрализованному интернету и получите доступ к быстрорастущей экосистеме децентрализованных приложений с помощью безопасного Web3-браузера. Status позволяет получить доступ не только к DeFi, но и предоставляет возможность исследовать новейшие торговые площадки, предметы коллекционирования, игры и социальные сети, такие как: SuperRare, Gitcoin, Dragonereum, Axie Infinity, Open Sea, CryptoKitties, Decentraland и многое другое.

СВЯЗЬ С СООБЩЕСТВОМ
Исследуйте различные сообщества, общайтесь с друзьями и присоединяйтесь к обсуждениям в своих любимых группах. Будь-то небольшая группа друзей, крипто-коллекционеров, крипто-трейдеров или большая команда вашего проекта, отправляйте сообщения и общайтесь с сообществами в приложении Status.

СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС
Делитесь своими мыслями и публикуйте свой статус со своими контактами в действительно устойчивой к цензуре современной децентрализованной сети.

ПРИВАТНОЕ СОЗДАНИЕ АККАУНТА
Оставайтесь конфиденциальными с помощью создания псевдо-анонимной учетной записи. При создании бесплатной учетной записи у вас НИКОГДА не запросят номер телефона, адрес электронной почты или банковский счет. Приватные ключи вашего кошелька генерируются и хранятся локально, чтобы гарантировать доступ к средствам и финансовым транзакциям только вам.

ЧАТ
Чат в Status работает по принципу peer-to-peer. Как содержание, так и мета-информация, содержащиеся в ваших сообщениях, защищены. Status – это абсолютно приватный и защищенный мессенджер.

КРИПТО-КОЛЕШЕК
Храните цифровую валюту в вашем кошельке в Status. Обменивайтесь транзакциями с друзьями или децентрализованными приложениями.

ПРИЛОЖЕНИЯ
Пользуйтесь децентрализованными приложениями на базе Ethereum. Игры, онлайн-обменники криптовалют и многое другое.

Урок «Социальный статус и социальные роли»

Тема урока: Социальный статус и социальные роли

Подготовила и провела: Ладохина Н.В.

Цели урока:

  1. Познакомить с основными позициями социального статуса, его видами, показать причины ролевого конфликта, раскрыть особенности статусных ситуаций в юношеском возрасте.

  2. Развивать умения анализировать и классифицировать социальную информацию по теме, объяснять внутренние и внешние связи социальных объектов, работать с документами.

  3. Формировать активную гражданскую позицию.

  4. Воспитывать убеждения в необходимости постоянного совершенствования полученных знаний, умений и навыков.

  5. Способствовать формированию умения применять полученные знания на практике.

Тип урока: комбинированный

Форма проведения: урок-анализ

Методы:

  • практический;

  • проблемного обучения;

  • ИКТ.

  • методика конструктивного взаимодействия;

  • методика критического мышления;

  • модель открытого обсуждения.

  • словесно-наглядный, эвристический

Наглядность: мультимедиа, видеофрагмент.

Литература:

  1. А.А.Горелов Обществознание для профессий и специальностей социально-экономическоо профиля: учебник для учреждений нач. и сред. проф. образования – М.: издательский центр «Академия», 2012, с. 239-246

  2. А.А.Горелов Обществознание для профессий и специальностей социально-экономическоо профиля: практикум: учеб. пособие для учреждений нач. и сред. проф. образования – М.: издательский центр «Академия», 2012, с. 160-163

  3. Махоткин А.В. Обществознание в схемах и таблицах: Пособие для учащихся 10-11 классов общеобразовательных учреждений и абитуриентов. – М.Эксмо, 2010, с.192-194

  4. Школьный словарь по обществознанию: 10-11: пособие для учащихся/ под ред. Л.Н.Боголюбова, Ю.И.Аверьянова – М.: Просвещение, 2007

Ход урока

I. Организационный момент

(приветствие, явка учащихся, готовность к уроку, эмоциональный настрой группы). Слайд 1

II.Актуализация опорных знаний

Тест (самопроверка) Слайд 2-3

1.Верны ли следующие суждения:

А. Индивидуальное и общественное в человеке – результат биологической эволюции.

В. Индивидуальное и общественное развитие человека никак не связаны друг с другом.

1) верно только А;

2) верно только В;

3) верны оба суждения;

4) оба суждения неверны.

2. Какой термин используется для того, чтобы обозначить неповторимое своеобразие, специфические черты, присущие конкретному человеку:

1) индивид;

2) деятель;

3) творец;

4) индивидуальность.

  1. Человек согласно современным представлениям, является существом:

1) духовное;

2) социальное;

3) биологическое;

4) биосоциальное.

  1. Иван – высокий худощавый парень с красивыми чертами лица. Это его характеризует, как:

1) личность;

2) профессионала;

3) индивидуальность;

4) гражданина.

  1. Какой признак характеризует человека как личность:

1) нейродинамические свойства мозга;

2) психофизические функции;

3) непринужденность в деятельности;

4) жизненная позиция.

Слайд 4-5

III. Изучение нового материала.

Восточная притча (видеофрагмент)

Давным-давно в старинном городе жил Мастер, окружённый учениками. Самый способный из них однажды задумался: «А есть ли вопрос, на который наш Мастер не смог бы дать ответа?» Он пошёл на цветущий луг, поймал самую красивую бабочку и спрятал её между ладонями. Бабочка цеплялась лапками за его руки, и ученику было щекотно. Улыбаясь, он подошёл к Мастеру и спросил:

— Скажите, какая бабочка у меня в руках: живая или мёртвая?

Он крепко держал бабочку в сомкнутых ладонях и был готов в любое мгновение сжать их ради своей истины.

Не глядя на руки ученика, Мастер ответил:

— Всё в твоих руках.

Очень часто мы слышим в обществе следующие выражения: «Твой статус не позволяет тебе так себя вести», «Ты выбрал не ту роль». Кто или что может нас ограничивать в нашей деятельности? Об этом и пойдет речь на уроке. Тема урока: «Социальный статус и социальные роли» (запись в тетрадях).

План.

  1. Социальный статус.

  2. Социальные роли.

В социологии выделяют следующие виды социальных статусов личности.

 Слайд 6

• Статусы, определяемые положением индивида в группе: 

— социальный статус — положение человека в обществе, которое он занимает как представитель большой социальной группы во взаимоотношениях с другими группами; 
— личный статус — положение индивида в малой группе, зависящее от того, как его оценивают ее члены в соответствии с его личными качествами. 

• Статусы, приобретаемые или не приобретаемые в результате свободного выбора: 

— предписанный статус — социальная позиция, которая заранее предписана индивиду обществом независимо от заслуг личности; 
— приобретаемый статус достигается в результате свободного выбора, личных усилий и находится под контролем человека.  

Социальный статус – это социальная позиция, предполагающая определенные права и обязанности.

Права и обязанности могут быть естественными (предписанными) или профессионально-должностными (приобретенными). Соответственно, статус может быть предписанным и приобретенным.

Слайд 7

Человек может иметь несколько статусов, но только один из них будет главным. Например, для студента очного отделения главным будет статус студента, а заочного он определяется местом работы. Общество придумало внешние знаки отличия, позволяющие разграничивать обладателей различных статусов. Военные носят специальную униформу, которая выделяет их из массы гражданского населения. Но и среди воинского контингента существуют знаки отличия, которые определяются иерархией воинских званий. Рядовой, майор, генерал различаются нагрудными знаками, погонами, головным убором, цветом и формой одежды. 

Компоненты социального статуса

Статусные символы гражданского населения не так определенны, как военного. Тем не менее интуитивно мы различаем людей. Мы знаем по опыту, как одевается женщина из высшего света и как одевается чернорабочий. У каждого сословия и класса свой стиль одежды и своя атрибутика. Цилиндр ассоциируется у нас с английским лордом, фуфайка — с русским крестьянином. 
Функцию статусных символов выполняют также жилье, язык, жесты, манеры поведения. У каждого сословия, класса, народа они разные. Статусные символы выполняют самое разнообразное предназначение. В формальных организациях, например, в армии, они служат показателем вознаграждения (повышение в звании), необходимости выполнения служебных обязанностей (отдание чести старшему по званию). Кроме того, они маркируют род войск. 

Задания по группам: Слайд 8

1 группа: Определить статусные символы полицейского, сварщика.

2 группа: Определить статусные символы врача, парикмахера.

3 группа: Определить статусные символы спортсмена, бухгалтера.

4 группа: Определить статусные символы повара, крестьянина.

Индивид не только обладает определенным социальным статусом, его постоянно оценивают другие люди, группы и общество, в котором он живет. Слайд 9

Задание группам:

Вам предлагается 10 профессий:

— банкир;
— экономист;
— юрист;
— врач;
— менеджер;
— милиционер;
— военный;
— пожарник;
— учитель;
— портной

Необходимо расставить эти профессии в порядке ранжирования:

А) с учетом их значимости;
Б) с учетом престижности.

Человек ведет себя в соответствии со своим статусом. Совокупность действий, которые человек обязан определять в соответствии со своим статусом, определяет его социальная роль. У.Шекспир писал:

Весь мир — театр.
В нем женщины, мужчины — все актеры.

У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль.

Семь действий в пьесе той:

Младенец, школьник, юноша, любовник,

Солдат, судья, старик.

Слайд 10

Каждый статус включает ряд ролей. Сумма ролей, принадлежащих данному статусу, называется ролевым набором. Основные социальные роли: гражданин, семьянин, работник, собственник, потребитель. Роли могут противостоять друг другу и требовать различных качеств (заботливый глава семейства и подчиненный на работе). Необходимость выполнять в одно и то же время требования различных ролей, способна вызвать ролевые конфликты. Они преодолеваются созданием иерархией ролей, при которой какие-то роли признаются более важными, чем другие.

К каждой роли предъявляются свои требования (формальные и неформальные).

Слайд 11Задания группам: определить социальные роли в соответствии с возрастом:

6-7 лет — …..

14 лет — …..

15 лет — ….

18 лет — ….

Типы ролей: Слайд 12

Психосоматические (гр. soma – тело) — поведение личности зависит от биологических потребностей, культуры человека.

Психодраматические – поведение личности зависит от требований социального окружения.

Социальные — личность ведет себя так, как этого ожидают от представителя той или иной социальной категории.

Задания по группам: Слайд 13

1 группа: Определить социальную роль матери.

2группа: Определить статусные символы студента.

3 группа: Определить статусные символы рабочего.

4 группа: Определить статусные символы христианина.

IV.Закрепление

Задания по группам:

1 группа: На Западе принято увязывать материальное положение человека и его статус. Стал больше зарабатывать — становится вхож в другие социальные круги, расширяет сферу деловых знакомств, поднимается на следующую ступень в карьере. У нас в пореформенной России материальная прибавка может человеку не дать ничего, кроме возможности купить себе новый телефон или съездить в отпуск за границу. О личностном росте, о более высоком статусе и не мечтай. Но, по нашим данным, разрыв между реальным и желаемым статусом у россиян в 2011 г. только нарастал. В семье, в кругу друзей у них еще есть шанс достичь успеха, а в макросоциуме сколько-нибудь массовыми можно считать только такие достижения, как «получение хорошего образования» (об этом говорили 46% россиян). Других успехов (получить престижную работу, открыть свой бизнес) смогла достичь лишь небольшая часть населения.

М.Горшков, директор Института социологии РАН Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N5681 от 18 января 2012 г. 

Как связаны между собой материальное положение человека и его статус?  О каких слагаемых «успеха» говорят социологи? А вы что понимаете под ним? Можно ли стать успешным в современном российском обществе?

2группа: Прочитайте отрывок и ответьте на вопросы.

«Когда условная капитализация составила десятки миллионов долларов, у меня изменилось поведение, — вспоминает владелец торгового дома «Топливное обеспечение аэропортов» Евгений Островский. —  В 20 лет у меня всегда возникало интуитивное желание поднять предмет, который мой собеседник случайно ронял на пол. Сейчас даже в голову не приходит. Я перестал предупредительно уступать дорогу людям, при том, что я очень благожелательный человек». Со стороны доминирующая позиция становится заметна даже при первой встрече. «По-настоящему богатые люди демонстрируют едва уловимый взгляд свысока. С тобой разговаривают очень демократично и корректно, но хорошо дают понять разницу в положении», — рассказывает Мария Макарушкина из компании «Экопси консалтинг» (Smart money. 2007. №36. С.52).

        Как влияет социальный статус на поведение человека? Как вы думаете, когда статус мешает человеку? А когда помогает?

3 группа: Прочитайте следующий отрывок и ответьте на вопросы.

«Никто не отменял правила: встречают по одежке, — считает совладелец группы компаний «Комкон» Андрей Морозов. – Большое внимание в определенном кругу обращается на то, в какие рестораны ты ходишь, в каких магазинах одеваешься, на какой машине ездишь. Причем важно не зарываться и соответствовать уровню. Я, наверное, мог бы купить Rolls-Royce, но зачем: мои партнеры меня знают, и это не произведет на них дополнительного впечатления. Конечно, нельзя говорить о слишком жестких и устоявшихся нормах. Просто если ты живешь этой жизнью, то все вышеперечисленные элементы становятся само собой разумеющимися. Поднимаешься на ступеньку вверх – слегка подправишь имидж. Ты же живешь не в пустыне, а среди людей, смотришь на них: как они себя ведут, как выглядят. То есть окружение тебя формирует» (А.Серов. Богатые просто рыдают //Финанс. 2006.№6. С.102).

        Согласны вы с таким мнением? Важно ли всегда «соответствовать уровню»? Что это значит – «соответствовать уровню»? Что вы можете сказать о значении окружения для человека?

4 группа: Прочитайте следующий отрывок и ответьте на вопросы.

«Особое место в знаковой системе элит занимает брэнд Audi. С середины 90-х, когда Павел Бородин закупил партию Audi для аппарата правительства, автомобиль приобрел репутацию скромного (по сравнению с Mercedes и BMW) средства передвижения для могущественных чиновников. Устоялась следующая практика: предприниматель, налаживающий связи во властных структурах или сам намеревающийся занять должность в госсаппарате, покупает Audi. Это своего рода символ готовности к лишениям чиновничьей жизни, соблюдению субординации и альтруистических приоритетов. Данный стереотип используется московским представительством компании в рекламе А8, который продается как «символ нашего круга» (Компания. 2003. №18.С.24)

Какие социальные функции выполняют брэнды? Что является «символом вашего круга», иных социальных групп? Приведите примеры.

V. Подведение итогов

1) Рефлексия. Покажите на смайлике ваше настроение на уроке.

урок понравился урок не понравился другое

2) Комментированное выставление оценок.

Слайд 14

VI. Домашнее задание: с. 239-246, проанализировать свой социальный статус.

Социальный статус: определение, типы и примеры — видео и расшифровка урока

Достигнутый Статус

Достигнутый Статус — это положение, которое человек занимает в обществе на основании своего выбора или заслуг. Достигнутый статус во многом определяется способностями, навыками и жизненным выбором. Достигнутые статусы Майка включают в себя работу хирургом и мужем. Есть определенные критерии, которым необходимо соответствовать, чтобы получить достигнутый статус. Для того чтобы стать мужем, Майку сначала нужно было жениться.Чтобы стать хирургом, Майку пришлось окончить колледж, закончить медицинскую школу, пройти ординатуру и пройти интернатуру.

Чтобы получить достигнутый статус хирурга, требуется несколько лет обучения и много тяжелой работы и усилий.

Приписанный статус

Приписанный статус — это положение, которое человек занимает в обществе, полученное невольно или просто в результате рождения.Приписанные статусы Майка включают рождение от богатых родителей и рождение мужчиной. Майк не хотел быть мужчиной, американцем или иметь богатых родителей; все трое были продуктами его рождения. Дочери Майка родились однояйцевыми близнецами. Он не контролировал это. Итак, быть отцом однояйцевых близнецов — это приписываемый статус.

Майк

Мастер-статус

Мастер-статус — это положение, которое человек занимает в обществе, которое, по его мнению, имеет наибольшую важность.Мастер-статус может быть любым; например, родители и друзья Майка могут полагать, что статус Майка как хирурга является самым важным в нем. Тем не менее, Майк может чувствовать, что для него важнее всего быть отцом своих девочек-близнецов. Он может считать себя в первую очередь отцом, и ему легче общаться с другими отцами, чем со своими коллегами-хирургами. В этом примере мастер-статус Майка — это статус отца.

Для многих родителей быть матерью или отцом — самый важный статус, который они когда-либо имели.

Краткое содержание урока

Социальный статус относится к положению, которое человек занимает в обществе. Мы все имеем несколько различных социальных статусов в каждый данный момент. Существует три типа социальных статусов.

Достигнутый статус зарабатывается на основе заслуг; присвоенный статус дан нам в силу рождения; а мастер-статус — это социальный статус, который мы считаем наиболее важным.

границ | Гордость и социальный статус

Введение

Гордость играет фундаментальную аффективную роль в поиске статуса, достижении и передаче сигналов (Cheng et al., 2010, 2013). Социальная функция гордости заключается в выражении высокого статуса, что выгодно как для тех, кто проявляет, так и для наблюдателей (Martens et al., 2012). Отображающие получают уважение от других, в то время как наблюдатели получают ценную информацию о распределении ресурсов. Несмотря на то, что гордость является эмоцией, связанной со статусом, у нас есть ограниченные знания о том, как эта эмоция самосознания связана с двумя основными формами социального статуса, учитывая ее субъективные и объективные аспекты. В этом исследовании мы стремились преодолеть это ограничение, исследуя эти две формы социального статуса, различные стратегии поддержания статуса, а также две грани гордости.Было предпринято много попыток изучить различные результаты и предикторы двух аспектов гордости (например, Tracy and Robins, 2007a,b; Tracy et al., 2010). Однако меньше исследований было сосредоточено на разложении его наиболее важного элемента: статуса.

Согласно функционалистскому взгляду на социальный статус, четкие иерархии выгодны для группы, поскольку стремление к достижению более высокого статуса мотивирует поведение, ориентированное на группу (Griskevicius et al., 2010). В соответствии с функционалистской точкой зрения теория микрополитики (Андерсон и Коуэн, 2014; Андерсон и Уиллер, 2014) предполагает, что существуют два основных процесса формирования социального статуса человека: оценка членами группы того, кто заслуживает более высокого статуса, и мнение кандидата. мотивация достижения более высокого статуса. Эта теория определяет статус как функцию оценок и решений членов группы о том, кто заслуживает высокого ранга (Bales et al., 1951; Berger et al., 1972). Члены группы приходят к единому мнению о том, какие качества ценятся за высокий статус, и оценивают каждого члена по этим качествам. Если кандидат с более высоким статусом обладает большинством этих характеристик, он/она будет одобрен для получения более высокого статуса другими членами группы. Эти оценки членов группы в основном субъективны и не всегда соответствуют характеристикам или поведению оцениваемых лиц (Андерсон и Коуэн, 2014).Согласно теории микрополитики, люди не являются пассивными получателями статуса, они активно ищут и достигают текущего или более высокого статуса.

Следовательно, члены группы мотивированы повышать свою ценность в глазах других членов группы, подчеркивая те качества, которые соответствуют предпочтительному статусу. Поскольку оценка статуса членами группы носит субъективный характер, аффективные компоненты играют ключевую роль как в процессах отображения статуса, так и в процессах восприятия статуса. Среди релевантных эмоций гордость является одной из важнейших, облегчающих навигацию в социальной иерархии (Steckler, Tracy, 2014).

Согласно Steckler and Tracy (2014), аффекты могут быть связаны с социальным статусом тремя различными, но взаимосвязанными способами. Во-первых, переживание эмоции, связанной со статусом, способствует такому поведению, которое облегчает навигацию в социальной иерархии. Согласно гипотезе «аффекта как информации» (Schwarz and Clore, 1983; Clore et al., 2001), эмоции имеют функцию информирования людей об их относительной социальной значимости. Другими словами, воспринимая собственное внутреннее состояние, люди делают выводы о своем социальном контексте.Более того, согласно мотивационным теориям, эмоции могут напрямую мотивировать поведение для повышения социального статуса. Субъективное переживание гордыни может информировать члена группы о его/ее высоком социальном статусе и способствует поддержанию этого высокого статуса с помощью определенных стратегий поддержания статуса (Cheng et al. , 2010). Во-вторых, невербальных проявления эмоций, связанных со статусом, могут помочь ориентироваться в социальной иерархии, поскольку они представляют текущий социальный статус или изменение социального статуса для наблюдателей (Tiedens and Fragale, 2003).Обмен информацией, относящейся к статусу, помогает членам группы избежать дорогостоящих споров, которые могут возникнуть, когда уровни социального положения людей неизвестны. Следовательно, сигнальный статус может позволить членам группы быстро узнать, как должны происходить социальные взаимодействия. Например, проявление гордости является важным сигналом высокого социального статуса даже при наличии противоречивой контекстуальной информации (Cheng et al., 2010; Tracy et al., 2010). В-третьих, тесно связанные с этим подходом, эмоции влияют на социальную навигацию, когда они воспринимаются другими.Распознавая и автоматически интерпретируя релевантные статусу эмоции и их значение, воспринимающие могут адаптировать свое поведение адаптивным образом. Например, восприятие гордости дает информацию о высоком социальном статусе, чтобы люди знали, кого уважать и кто контролирует ресурсы. Процесс отображения и восприятия эмоций почти одинаков, но важно подчеркнуть разные преимущества как для тех, кто проявляет, так и для наблюдателей. В целом, с точки зрения эволюции, сигнализация гордости является экономичным и мирным способом достижения статуса, поскольку она облегчает общение между членами группы с разным рангом.

На основе эволюционной теории и при поддержке эмпирических исследований Tracy et al. (2010) установили двухгранную модель гордости. Они различали подлинную и надменную гордость, которые по-разному развивались для сохранения статуса (Tracy and Robins, 2007a,b).

Подлинная гордость переживается, когда приписывание успеха является внутренним, нестабильным и контролируемым (Lewis, 2007; Tracy et al., 2009). Подлинная гордость связана с экстраверсией, покладистостью, добросовестностью, удовлетворительными социальными отношениями, высокой самооценкой, просоциальным поведением, ориентацией на достижения и психическим здоровьем (Tracy and Robins, 2007a,b; Tracy et al. , 2009; Ченг и др., 2010).

Высокомерная гордость возникает, если приписывание успеха является внешним, стабильным и неконтролируемым (Lewis, 2007; Tracy et al., 2009). В отличие от подлинной гордости, она связана с более антиобщественным и агрессивным поведением. Это связано с неприятностью, невротизмом, отсутствием совести, нарциссизмом, проблемными отношениями и плохими последствиями для психического здоровья (Tracy and Robins, 2007a,b; Tracy et al., 2009; Cheng et al., 2010).

Кроме того, основное различие между двумя аспектами гордыни заключается в том, что подлинная и надменная гордыня развились, чтобы мотивировать разные стратегии поддержания статуса. Точнее, подлинная гордость связана с поддержанием статуса на основе престижа, а высокомерная гордость связана с поддержанием статуса на основе доминирования (Cheng et al., 2010, 2013), и как доминирование, так и престиж относятся к достижению высокого социального положения.

Доминантные стратегии включают запугивание подчиненных, угрожая им сохранением ресурсов, и это положительно связано с нарциссическим самовозвеличением, агрессией и отрицательно связано с покладистостью (Henrich and Gil-White, 2001; Cheng et al. , 2010). Психологические корреляты высокомерной гордыни способствуют поддержанию статуса, основанного на доминировании. Другими словами, субъективное переживание высокомерия и превосходства, проистекающее из надменной гордыни, способствует способности человека использовать угрожающие стратегии, связанные с доминированием (Cheng et al., 2010).

Однако люди, использующие стратегии поддержания статуса на основе престижа , не боятся, а уважают члены группы, потому что они обладают культурными знаниями и навыками и готовы делиться этими ресурсами (Henrich and Gil-White, 2001).Престиж отрицательно связан с агрессией и невротизмом и положительно связан с подлинной самооценкой, социальным признанием, экстраверсией, добросовестностью, открытостью и подлинной гордостью (Cheng et al., 2010, 2013). Подлинная гордость способствует поддержанию статуса на основе престижа, поскольку она мысленно предрасполагает человека к способности использовать конструктивные стратегии (т.

Тем не менее, двухфакторная модель Трейси и Робинса (Tracy and Robins, 2004, 2007a,b) хорошо подтверждается многочисленными и мультиметодными эмпирическими исследованиями, необходимо принять во внимание альтернативную концептуализацию. Модель гордости «Заслуженный успех/незаслуженная демонстрация» (модель M/U) (Holbrook et al., 2014a,b) ставит под сомнение конструктную валидность двухфакторной модели, учитывая, как грани гордости измеряются с помощью семи пунктов: Шкала высокомерной гордости (Tracy and Robins, 2007b). Двухгранная модель утверждает, что в случае подлинной гордости успех приписывается личным усилиям, а не способностям, поэтому в случае неудачи подлинная гордость будет связана с отсутствием усилий. Вместо этого модель M/U предполагает, что в случае подлинной гордости успех можно отнести как к усилиям, так и к способностям.Между тем, подлинная гордость вообще не будет способствовать приписыванию неудачи индивидууму, потому что заслуженная гордость — как и подлинная гордость — противоположна неудаче. Кроме того, двухсторонняя модель утверждает, что в случае высокомерной гордыни успех приписывается личным способностям, а не усилиям, поэтому в случае неудачи гордость будет связана с отсутствием личных способностей. Вместо этого модель M/U предполагает, что в случае надменной гордыни успех не может быть приписан ни усилиям, ни способностям.По пунктам семибалльной шкалы высокомерная гордыня проявляется, когда успех воспринимается индивидом как незаслуженный, поэтому проявления гордыни в этом смысле чрезмерны. Поэтому в модели M/U больше внимания уделяется роли процессов атрибуции и оценки в отношении переживания гордости. По мнению Трейси и Робинс (2014), высокомерная гордость может проявляться только в сочетании с лежащим в ее основе опытом, а без связанных с ней эмоций (как в модели M/U) демонстрировать гордость невозможно.

Таким образом, существуют некоторые противоречия относительно того, как подлинная и высокомерная гордость пробуждается успехом. Чтобы понять лежащую в основе этих двух аспектов динамику, мы предлагаем сделать шаг назад. Основываясь на модели процесса самосознательных эмоций (Tracy and Robins, 2004, 2007a), гордость возникает после сложных когнитивных оценок вызывающего события. Эти оценки включают причинно-следственную атрибуцию эмоций (например, Weiner, 1985), теорию когнитивной оценки (например, Lazarus, 1991; Scherer, 2001) и процессы самооценки (например,г., Хиггинс, 1987; Карвер и Шайер, 1998). Поскольку гордость является одной из наиболее важных эмоций, связанных со статусом, исследование природы этого вызывающего события, а именно приобретенного статуса, может иметь значение для понимания динамики этих двух аспектов.

Несмотря на то, что модель отношений между гордостью и поддержанием статуса хорошо известна и подтверждается эмпирическими данными, в этих исследованиях не изучалось, какой тип социального статуса поддерживается престижем или доминированием. В этом исследовании мы сосредоточились на отношениях между гордостью и социальным статусом с новой точки зрения, исследуя объективный социальный статус (OSS) и субъективный социальный статус (SSS) по отдельности.В предыдущих исследованиях различие между объективной и субъективной сторонами социального статуса казалось важным в отношении многих психологических конструктов, таких как негативная аффективность, пессимизм, стресс, контроль над жизнью, активное и пассивное совладание (Adler et al. , 2000), психические расстройства. здоровье (Franzini and Fernandez-Esquer, 2006), благополучие (Howell and Howell, 2008), депрессивные симптомы (Hoebel et al., 2017) и вероятность испытывать стыд (Lundberg et al., 2009). Основываясь на этих предыдущих результатах, может оказаться уместным исследование роли двух разных типов статуса в отношении релевантной для статуса эмоции.Различение субъективного и объективного статуса может дать нам более глубокое понимание динамики гордости, связанной со статусом. Важно знать, какой статус имеет отношение к чувству подлинной гордости, потому что он может иметь несколько прикладных значений, например, в контексте рабочего места (Lu and Roto, 2016).

По определению субъективный социальный статус означает собственное восприятие людьми своего относительного положения в социальной иерархии (Jackman and Jackman, 1973; Adler and Stewart, 2007).Согласно одной из наиболее распространенных оценок ССС, люди с высоким статусом пользуются уважением, восхищением со стороны значимых групп и имеют большое влияние в этих группах. Однако члены с низким статусом не получают ни уважения, ни восхищения, ни влияния в этих группах (Shaked et al., 2016). Уровень ССС можно представить в виде «социальной лестницы», где высокостатусные личности занимают верхние позиции, а низкостатусные — нижние. Таким образом, SSS относится к воспринимаемому относительному положению в важных референтных группах, которое основано на воспринимаемом уважении, восхищении и влиянии.

В отличие от SSS, объективный социальный статус состоит из показателей таких статусных индикаторов, как образование, доход, род занятий, финансовое благополучие, предметы домашнего обихода, тип жилья, тип автомобиля и т. д. (Adler, Stewart, 2007). Таким образом, воспринимаемый объективный статус основан на имуществе, материальных ресурсах и образовании, которые не обязательно подразумевают воспринимаемое уважение, восхищение и влияние. Хотя эти два типа социального статуса коррелируют, но имеют разные результаты (Goldman et al., 2006). Мы ожидаем, что эта дифференциация может быть видна не только в отношении результатов, связанных со здоровьем (Cundiff and Matthews, 2017), но и в отношении таких эмоций, связанных с застенчивостью, статусом, как подлинная и высокомерная гордость.

Центры

(1949) подчеркивали, что люди, отнесенные к более бедным социально-экономическим группам, не должны думать о себе как о низших по сравнению с другими. В соответствующих социальных группах (например, в семье, друзьях) эти люди могут испытывать восхищение или уважение в результате навыков или знаний, что приводит к более высоким уровням SSS.В соответствии с этим люди с самым высоким OSS могут чувствовать себя недооцененными и неуважаемыми (низкий SSS) другими. Более того, SSS может отражать не только текущие социальные обстоятельства человека, но также включать его прошлые или будущие перспективы (Singh-Manoux et al., 2005). Это может объяснить, что у кого-то может быть высокий SSS без действительно высокого OSS.

В текущем исследовании мы предположили, что OSS и SSS по-разному влияют на две грани гордости. Во-первых, поскольку SSS основан на воспринимаемом уважении, восхищении и влиянии референтных групп, мы предположили, что SSS более тесно связан с гордостью, чем OSS. Гордость интерпретируется как эмоция результата субъективной оценки группой успеха данного человека (Tracy and Robins, 2004), которая в основном основана на отзывах соответствующих социальных групп и в меньшей степени на объективных ресурсах (например, уровне образования, деньги, разные товары). Во-вторых, мы ожидали, что SSS и OSS не только напрямую связаны с двумя аспектами гордости, но и престиж и доминирование могут играть посредническую роль.

Мы ожидали, что SSS будет связана с подлинной гордостью через престиж по следующим причинам: если люди испытывают уважение, восхищение и влияние в своих соответствующих социальных группах, они смогут использовать основанные на престиже стратегии поддержания статуса, такие как совместное использование культурных ресурсов, например их навыки и знания, которые могут способствовать подлинной гордости (Cheng et al., 2010, 2013). Лица с высоким SSS не должны испытывать угрозу потери своего положения, поскольку члены группы подтверждают свой статус, выражая уважение и восхищение, и этот опыт может способствовать подлинной гордости. Людям с высоким SSS, возможно, не придется применять доминирующие стратегии, такие как угрозы другим, отказывая в ресурсах и проявляя агрессию, чтобы поддерживать свой SSS, основанный на уважении и восхищении, и это познание может ментально предрасполагать человека к испытанию подлинной гордости.Кроме того, эта модель отношений может создать положительную петлю, потому что подлинные проявления гордости социально более приемлемы, поэтому они повышают социальный статус (Williams and DeSteno, 2009). В соответствии с этим аутентичная гордость может стать основным аффективным механизмом поддержания высокого ССС на основе престижа. Более того, если SSS поддерживается доминированием, лежащий в основе этого механизм угрозы другим может психически предрасполагать человека к переживанию надменной гордыни.

С другой стороны, мы ожидали, что OSS также может иметь значение, поскольку гордость связана с высоким статусом, а высокий статус означает привилегированный доступ к ресурсам.В материальном обществе такими ресурсами могут быть деньги, образование и социальные институты (Кафашан и др. , 2014). Кроме того, мы ожидали, что OSS будет более важной фоновой переменной в случае высокомерной гордыни, особенно если она поддерживается стратегиями, основанными на доминировании. Мы ожидали, что это особенно верно, если у человека низкий уровень SSS и высокий уровень OSS. Это означает, что люди, обладающие богатыми ресурсами с точки зрения высокого уровня образования, денег, имущества и т. д., но не пользующиеся уважением или восхищением со стороны других и не имеющие влияния, нуждаются в поддержании своего положения в иерархии с помощью доминирующих стратегий, которые ментально предрасполагают к человек может почувствовать, что он тщеславный, высокомерный, а именно гордый, но высокомерный (Cheng et al., 2010, 2013). Это также может создать петлю обратной связи, но в данном случае негативную, в отличие от SSS→престиж→аутентичный круг гордости. Однако, как упоминалось выше, мы ожидали большего эффекта в случае SSS, чем OSS, на две формы гордости. Кроме того, поскольку две формы гордости коррелировали в предыдущих исследованиях (Tracy and Robins, 2007b), могут возникать перекрестные эффекты между OSS, SSS, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости.

Мы изучили эти прогнозы в четырех исследованиях.В исследовании 1 мы исследовали эти прогнозы с помощью онлайн-анкеты, которую сами заполнили. Исследование 2 было аналогичным исследованием с самооценкой, но с многомерным измерением OSS. В исследовании 3 OSS и SSS манипулировали в виде виньетки 2 × 2, и участников просили указать свои гипотетические эмоции и поведение в этих ситуациях. Исследование 4 имело тот же дизайн виньетки, что и исследование 3, за одним исключением: участники должны были оценивать воображаемые чувства и поведение другого человека, а не свои собственные.

Исследование 1

В исследовании 1 мы исследовали, как OSS и SSS связаны со стратегиями поддержания статуса и гордости в исследовании анкеты с самооценкой. SSS оценивался с помощью лестницы Макартура (Adler and Stewart, 2007), которая отражала положение людей в соответствующих социальных группах в отношении уважения, восхищения и влияния. OSS оценивался по уровню образования и ежемесячному доходу. СЭМ-анализ был проведен для изучения модели взаимоотношений SSS, OSS и гордости при посредничестве доминирования и престижа.Необработанные данные доступны на OSF: https://osf.io/ebg8a/. Выводы этой рукописи будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок любому квалифицированному исследователю.

Метод

Участники

В общей сложности 552 венгерских участника были набраны из нерелевантных тематических групп в социальных сетях с более чем 10 000 участников в настоящем исследовании (488 женщин) в возрасте от 18 до 76 лет ( M возраст = 30,66 лет, SD возраст = 10.35 лет). Что касается их уровня образования, 333 из них имели высшее образование (60,3%), 192 (34,8%) имели среднее образование, 25 (4,5%) имели начальное образование, а два участника (0,4%) не имели начального образования. По месту жительства 194 (35,1%) проживали в столице, 70 (12,7%) — в уездных городах, 222 (40,2%) — в городах, 66 (12,0%) — в селах. Респондентов также спрашивали об их среднемесячном доходе ( M венгерский доход = 372 долл. США по данным Центрального статистического управления Венгрии, 2006 г.).Среднемесячный доход 79 (14,3%) респондентов был менее 180 долларов США, 187 респондентов (33,9%) имели от 180 до 540 долларов США, 169 (30,6%) имели среднемесячный доход 541–904 долларов США, 86 (15,6% ) имели среднемесячный доход 905–1808 долларов США, 21 (3,8%) респондента имели среднемесячный доход более 1809 долларов США и 10 человек (1,8%) не указали свой среднемесячный доход.

Меры
Высокомерная и подлинная шкала гордости

Эта мера (Tracy and Robins, 2007b) состояла из семи подлинных предметов (например,г., выполненный, исполненный; α = 0,87) и семь признаков надменной гордыни (например, заносчивость, тщеславие; α = 0,84). Респонденты должны были указать степень своего общего самочувствия по 5-балльной шкале (1 = Совсем нет; 5 = Чрезвычайно). Все переведенные измерения в настоящем исследовании были переведены на венгерский язык с использованием протокола Beaton et al. (2000). Поскольку это была первая венгерская адаптация шкалы, был проведен подтверждающий факторный анализ (TLI = 0,969, CFI = 0,978, RMSEA = 0,053). Окончательная шкала состояла из пяти пунктов по обеим субшкалам.(Мы исключили пункты «уверенный», «как будто у меня есть самооценка», «эгоистичный» и «самодовольный» на основе факторной нагрузки и внешней достоверности.)

Шкала доминирования и престижа

Этот опросник (Cheng et al., 2010) состоял из 10 вопросов доминирования (например, «Я готов использовать агрессивную тактику, чтобы добиться своего»; α = 0,76) и 12 вопросов престижа (например, «Мои уникальные таланты и способности узнаются другими»; α = 0,80). Респонденты должны были указать свой уровень, на котором пункты описывали их, используя 7-балльную шкалу (1 = Совсем нет; 7 = Очень хорошо).Поскольку это была первая венгерская адаптация шкалы, был проведен подтверждающий факторный анализ (TLI = 0,963, CFI = 0,980, RMSEA = 0,044). Окончательная шкала состояла из трех пунктов по обеим субшкалам. Подшкала доминирования состояла из следующих пунктов: «Я не люблю отдавать приказы. (перевернутый пункт)», «Мне нравится контролировать других». и «Мне нравится иметь власть над другими людьми». Подшкала престижа состояла из следующих пунктов: «Другие обращаются ко мне за советом по самым разным вопросам». «Я добился признания и социального престижа среди других в группе.» и «Другие считают меня экспертом в некоторых вопросах».

Шкала субъективного социального статуса Макартура

Субъективный социальный статус измерялся с помощью 10-балльной социальной лестницы (Adler et al., 2000; Ostrove et al., 2000), в которой респондентов просили указать свое положение, если «1» представляет тех, кто наиболее презираем в своей социальные группы, а «10» представляли наиболее успешных, наиболее уважаемых в соответствующих социальных группах, которыми могут быть семья, друзья, коллеги и т. д.Согласно первоначальному определению лестницы Adler et al. (2000) участникам было разрешено определять свои собственные группы.

Объективный социальный статус

Объективный социальный статус оценивался с помощью типичных показателей социально-экономического статуса, таких как уровень образования (1 = степень ниже начальной школы; 2 = оконченная начальная школа; 3 = продолжающая среднюю школу; 4 = окончившая среднюю школу; 5 = продолжающая высшее образование; 6 = оконченный университет) и ежемесячный доход (1 = от 0 до 50 000 HUF ~ от 0 до 180 долларов США; 2 = от 50 001 до 150 000 HUF ~ от 181 до 540 долларов США; 3 = от 150 001 до 250 000 HUF ~ от 541 до 900 долларов США; 4 = от 250 001 и 500 000 HUF ~ 901 и 1 800 долларов США; 5 = свыше 500 001 HUF ~ 1 800 долларов США) с категориями, упомянутыми выше.

Процедура

Это исследование проводилось с помощью системы онлайн-анкетирования. Сначала участники были проинформированы о целях и содержании исследования. Им также была гарантирована анонимность их ответов. Первая часть анкеты содержала шкалу высокомерия и аутентичной гордости, за которой следовала шкала доминирования и престижа. Во второй части были заданы демографические вопросы, включая показатели SSS и OSS. Это исследование было одобрено Комитетом по этике исследований факультета образования и психологии Университета Этвеша Лоранда и проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией.Все субъекты дали письменное информированное согласие.

Статистический анализ

Моделирование структурными уравнениями (SEM) было реализовано для оценки влияния OSS и SSS на престиж, доминирование, аутентичность и высокомерную гордость. При оценке модели учитывались множественные показатели согласия (Bentler, 1990; Browne, Cudeck, 1993; Schemelleh-Engel et al., 2003; Hu, Bentler, 2006; Brown, 2015). Сравнительный индекс соответствия (CFI; хорошо > 0,90), индекс Такера-Льюиса (TLI; хорошо > 0.90) и среднеквадратической ошибкой аппроксимации (RMSEA; хорошо <0,08). Мы вменили данные методом регрессии (участников просили, но не требовали, ответить на любые оставшиеся без ответа пункты OSS; в результате отсутствовало менее 0,02% данных).

Результаты

Согласно результатам корреляции (см. Таблицу 1А), подлинная гордость была относительно сильно и положительно связана с престижем и слабо с доминированием. Кроме того, подлинная гордость была относительно сильно связана с SSS и слабо с OSS.Престиж был относительно сильно и положительно связан с SSS. Этот образец корреляции позволил проверить, опосредована ли связь между SSS и подлинной гордостью престижем.

ТАБЛИЦА 1А. Корреляции между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости.

С другой стороны, высокомерная гордость была положительно связана с доминированием и была слабо и положительно связана с престижем, SSS и OSS. Этот корреляционный паттерн, о котором сообщают сами, указывает на то, что OSS играет второстепенную роль в обеих формах гордости и только положительно связан со стратегиями поддержания статуса, основанными на доминировании.Описательная статистика и межфакторные корреляции между измеряемыми переменными представлены в таблице 1А.

На рис. 1 представлены результаты модели SEM (TLI = 0,953, CFI = 0,967, RMSEA = 0,065). Результаты подтвердили предложенную модель. В частности, SSS был косвенно и относительно сильно связан с подлинной гордостью через престиж. Показатели OSS (образование и доход) не были связаны ни с поддержанием статуса (доминирование и престиж), ни с проявлениями гордости (аутентичной и высокомерной).Кроме того, доминирование было умеренно связано с высокомерной гордыней. Медиационный анализ представлен в Таблице 1B со статистикой по суммарным, прямым и косвенным эффектам с 95% доверительными интервалами начальной загрузки с поправкой на систематическую ошибку.

РИСУНОК 1. SEM-анализ между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости. На стрелках представлены стандартизированные веса регрессии. Пунктирная линия означает несущественные отношения. ∗∗∗ р < 0.001.

ТАБЛИЦА 1В. Исследование 1: стандартизированные оценки общих, прямых и косвенных эффектов с 95%-ными доверительными интервалами с поправкой на погрешность.

Обсуждение

Исследование 1 обеспечило первоначальную поддержку нашей гипотезы. Результаты исследования 1 подтвердили, что SSS был более релевантным конструктом в отношении гордости, чем OSS, который подтвердил, что гордость была результатом субъективной оценки успеха (Tracy and Robins, 2004) в свете обратной связи социальной группы об уважении.Кроме того, SSS был связан с подлинной гордостью через престиж. Когда люди ощущают уважение, восхищение и влияние в своих соответствующих социальных группах, это будет идти рука об руку с использованием стратегий поддержания статуса, основанных на престиже, таких как обмен знаниями и навыками и оказание помощи другим членам группы. Эти переживания предрасполагают человека к подлинному чувству гордости. С другой стороны, использование стратегий поддержания статуса, основанных на доминировании, таких как угрозы другим и агрессивность, может предрасполагать к высокомерной гордыне в результате высокомерного влияния на других членов группы.

Эти данные подтверждают эволюционный подход к гордости (Cheng et al., 2010). В случае надменной гордыни, когда людям не хватает инструментов, основанных на престиже, для поддержания статуса, они будут ощущать себя тщеславными, высокомерными и напыщенными. Меры OSS не оказали существенного влияния ни на стратегии поддержания статуса, ни на гордость. Это означает, что не финансовые выгоды или имеющиеся университетские степени считались более важными символами того, что вызывает гордость, а отзывы и оценки членов группы относительно уважения, восхищения и влияния данного человека.

Таким образом, мы предположили, что SSS и OSS должны приниматься во внимание независимо друг от друга в поддержании статуса и гордости, потому что они имеют дифференцированные эффекты. С другой стороны, результаты могут быть искажены неподходящими и менее подробными мерами OSS. В исследовании 2 мы стремились преодолеть это ограничение путем измерения OSS с несколькими связанными конструкциями.

Исследование 2

В исследовании 2 мы исследовали, как OSS и SSS связаны со стратегиями поддержания статуса и гордостью. Исследование 2 было таким же, как и исследование 1, с заполнением анкеты с самоотчетами, но мы стремились измерить OSS с помощью дифференцированных показателей. SEM-анализ был проведен для изучения модели связи OSS и SSS с подлинной и высокомерной гордостью при посредничестве стратегий поддержания статуса. Необработанные данные доступны на OSF: https://osf.io/ebg8a/.

Метод

Участники

В общей сложности 509 венгерских участников были набраны из нерелевантных тематических групп в социальных сетях с более чем 10 000 участников в настоящем исследовании (370 женщин, 135 мужчин, 4 пропавших без вести) в возрасте от 18 до 75 лет ( M возраст = 27).34 года, SD возраст = 10,26 лет). По месту жительства 249 (48,9%) проживали в столице, 91 (17,9%) — в уездных городах, 114 (22,4%) — в городах, 52 (10,2%) — в селах, 3 респондента не указали их место жительства. Респондентов также спрашивали об их среднемесячном доходе ( M венгерский доход = 372 долл. США по данным Центрального статистического управления Венгрии, 2006 г.). Среднемесячный доход у 116 (22,8%) респондентов был менее 180 долларов США, у 210 респондентов (41.3%) имели от 180 до 540 долларов США, 89 (17,5%) имели среднемесячный доход 541–904 долларов США, 64 (12,6%) имели среднемесячный доход 905–1808 долларов США, 24 (4,7%) респондента имели более 1809 долларов США среднемесячного дохода и 6 человек (1,8%) не указали свой среднемесячный доход.

Меры, процедура и статистический анализ

В этом исследовании использовались те же шкалы, что и в исследовании 1: Шкала высокомерия и подлинной гордости (Tracy and Robins, 2007b; α подлинный = 0.86, α hubristic = 0,84) в сокращенном виде. SSS измеряли по шкале субъективного социального статуса Макартура (Ostrove et al., 2000; Adler and Stewart, 2007).

Объективный социальный статус измерялся с помощью различных конструктов, связанных со статусом. Респондентов спрашивали об их среднемесячном доходе по вышеуказанным категориям. Кроме того, финансовое благополучие задавали по 6-балльной шкале Лайкерта (1 = я живу в заведомо хороших финансовых условиях; 2 = я живу без финансовых проблем; 3 = я экономлю, но живу хорошо; 4 = я почти могу жить без финансовых проблем; 5 = у меня ежемесячно возникают финансовые проблемы; 6 = я живу в лишениях).Род занятий был разделен на две категории: белые и синие воротнички. Кроме того, респондентов спрашивали о таких статусных вещах, как мобильный телефон, автомобиль и дом. Они должны были указать стоимость своего телефона и автомобиля по 10-балльной шкале, где 1 означал самые плохие и самые старые типы телефонов и автомобилей, а 10 — самые лучшие, новейшие и самые современные телефоны или автомобили. Он также был проиллюстрирован картинками для лучшего понимания. Респондентов спрашивали, живут ли они в собственном доме или нет.Что касается процедуры и статистического анализа этого исследования, то оно было таким же, как и в исследовании 1. Мы использовали данные с помощью метода регрессии (участников просили, но не требовали, ответить на любые оставшиеся без ответа пункты OSS; в результате менее 0,02% данных были отсутствующий).

Результаты

Согласно результатам корреляции, подлинная гордость была относительно сильно и положительно связана с престижем и SSS и слабо и положительно с некоторыми показателями OSS (например, с доходом, профессией и автомобилем).Престиж был сильно и положительно связан с SSS. Высокомерная гордость была относительно сильно и положительно связана с доминированием. Описательная статистика и межфакторные корреляции между измеряемыми переменными представлены в таблице 2А.

ТАБЛИЦА 2А. Корреляции между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости.

Этот шаблон корреляции позволил протестировать гипотетическую модель SEM. На рис. 2 представлен результат SEM-анализа (TLI = 0.905, CFI = 0,937, RMSEA = 0,053). Поскольку между показателями OSS была слабая корреляция, переменные тестировались в модели независимо, а не как агрегированная или скрытая переменная. Согласно модели, SSS был прямо и положительно связан с престижем и подлинной гордостью и косвенно с подлинной гордостью через престиж. Кроме того, SSS был прямо и умеренно связан с доминированием и надменной гордостью через доминирование. Доход был пренебрежимо мал и слабо связан с престижем, а дом пренебрежимо мал и слабо связан с доминированием.В целом, OSS не было связано ни с подлинной, ни с высокомерной гордостью и стратегиями поддержания статуса. Кроме того, доминирование было прямо и относительно сильно связано с высокомерной гордыней. Медиационный анализ представлен в Таблице 2B со статистикой по суммарным, прямым и косвенным эффектам с 95% доверительными интервалами начальной загрузки с поправкой на систематическую ошибку.

РИСУНОК 2. SEM-анализ между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости.На стрелках представлены стандартизированные веса регрессии. Пунктирная линия означает несущественные отношения. ∗∗∗ р < 0,001.

ТАБЛИЦА 2B. Исследование 2: Стандартизированные оценки общих, прямых и косвенных эффектов с 95%-ми доверительными интервалами с поправкой на погрешность.

Обсуждение

Исследование 2 дало дополнительные доказательства предполагаемой модели взаимоотношений. Согласно результатам, SSS был более подходящим конструктом в отношении стратегий поддержания статуса и гордости.Отношения между SSS и подлинной гордостью были опосредованы престижем, который указывает на то, что воспринимаемое уважение, восхищение и влияние в соответствующих социальных группах идут рука об руку с обменом знаниями и навыками и позволяют гордиться подлинным образом. SSS также был связан с высокомерной гордостью при посредничестве доминирования. Это указывает на то, что SSS может быть источником обоих видов стратегий поддержания статуса, в которых престиж играет главную роль, а доминирование играет второстепенную роль.Для людей с высоким SSS престиж может обеспечить основу для поддержания высокого статуса, но иногда также может быть уместно или полезно использовать стратегии поддержания статуса, основанные на доминировании. Эти результаты могут пролить свет на долю этих стратегий, в которых главную роль играет престиж, но нельзя пренебрегать доминированием.

Удивительно, но меры OSS не оказали значительного влияния или оказали очень незначительное влияние как на стратегии поддержания статуса, так и на аспекты гордости. Предложение из исследования 1, что не имущество и деньги не должны приниматься во внимание, чтобы чувствовать себя гордым получить доказательства.Субъективная оценка членов группы, по-видимому, играла гораздо более важную роль в отношении гордости.

Исследование 2 подтвердило, что SSS и OSS следует учитывать по-разному, учитывая стратегии поддержания статуса и гордость. Исследования 1 и 2 были самоотчетными, поперечными и корреляционными исследованиями, в которых статус не подвергался систематическим манипуляциям, что может быть одним из ограничений этих работ. Поэтому в исследовании 3 мы намеревались манипулировать SSS и OSS и исследовать их дифференцированное влияние на стратегии поддержания статуса и гордость в задаче оценки ситуации.

Исследование 3

В исследовании 3 наша основная цель состояла в том, чтобы систематически исследовать, как SSS и OSS связаны со стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости в виньетном исследовании для уменьшения потенциальной систематической ошибки, вызванной самоотчетом о показателе OSS. Для этой цели OSS и SSS манипулировали в виньетке 2 × 2. Участников попросили указать, как они будут гордиться и как они будут вести себя, чтобы сохранить свой статус. Необработанные данные доступны на OSF: https://osf.ио/ebg8a/.

Метод

Участники

В общей сложности 345 венгерских участников были набраны из не относящихся к теме групп социальных сетей с более чем 10 000 участников в настоящем исследовании, 69 (20%) из них были исключены из анализа, поскольку они сообщили, что это было очень сложно или довольно трудно для представить себе описанную виньетку. Окончательная выборка состояла из 276 участников (222 женщины, четверо пропали без вести) в возрасте от 18 до 70 лет ( M возраст = 28 лет).78 лет, SD возраст = 11,99 лет). По месту жительства 109 (39,5%) проживали в столице, 33 (12,0%) — в уездных городах, 95 (34,4%) — в городах, 35 (12,7%) — в селах, 4 респондента не указали их место жительства.

респондентов спросили об их финансовом благополучии. 66 участников (23,9%) сообщили, что живут без финансовых проблем, 134 (48,6%) сообщили, что экономят, но живут хорошо, 37 (13,4%) сообщили, что практически могут жить без финансовых проблем. , 13 (4.7%) сообщили, что из месяца в месяц испытывают финансовые проблемы, пять участников (1,8%) сообщили, что живут в лишениях и 17 респондентов не ответили на этот вопрос.

Меры и процедуры и статистический анализ

Было проведено виньеточное исследование для изучения модели взаимоотношений между двумя формами социального статуса, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости. SSS и OSS манипулировались (высокие или низкие) в схеме 2 × 2 на виньетках.Во-первых, респондентов просили представить, что они находятся в ситуации, характеризуемой виньеткой. Им было предложено представить, что они проводят презентацию в компании и сообщают о своем успехе, который на 20% превышает ожидаемые ключевые показатели эффективности. OSS манипулировали уровнем образования, финансовым положением, телефоном, типом дома и одеждой. Высокий объективный социальный статус характеризовался дипломом университета с высокой репутацией, наличием новейшего iPhone, модной одежды, собственной квартиры и жизни без финансовых проблем. Низкий объективный социальный статус характеризовался наличием профессионального образования, дешевым мобильным телефоном, немодной одеждой, арендой небольшой квартиры у знакомых и некоторыми финансовыми проблемами. В условиях высокого субъективного социального статуса респонденты должны были представить, что ими восхищаются и уважают коллеги, а в условиях низкого субъективного социального статуса они не вызывали восхищения и уважения со стороны коллег. Приложение содержит полный текст виньеток.

Исследование проводилось с помощью системы онлайн-анкетирования, и участники были случайным образом распределены по одному из четырех условий. Во-первых, они были проинформированы о целях и содержании исследования. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Им также была гарантирована анонимность их ответов. После этого участников попросили ответить на трехпунктовую версию Шкалы доминирования и престижа (Cheng et al., 2010; α престиж = 0.78, α доминирование = 0,55) и сокращенную версию Шкалы высокомерия и аутентичности (Tracy and Robins, 2007b; α аутентично = 0,91, α высокомерно = 0,87). Наконец, участники ответили на демографические вопросы.

Статистический анализ этого исследования был таким же, как и в исследованиях 1 и 2, за исключением условий в фиктивных переменных. Что касается как OSS, так и SSS, низкие уровни были закодированы как 0, а высокие уровни были закодированы как 1.

Результаты

Описательная статистика измеренных шкал в четырех условиях (OSS – высокий/низкий, SSS – высокий/низкий) представлена ​​в таблице 3.Оба показателя гордости имели самые высокие баллы, когда и OSS, и SSS были высокими. Престиж был выше, когда OSS был низким, а SSS был высоким (по сравнению с высоким OSS-низким SSS и низким OSS-низким SSS). Доминирование было выше, когда OSS был высоким, а SSS был низким (по сравнению с низким OSS-высоким SSS и низким OSS-низким SSS). Эти результаты подразумевают, что высокий SSS более важен для подлинной гордости и престижа, а OSS более важен для высокомерной гордости и доминирования.

ТАБЛИЦА 3А. Описательная статистика по группам подлинной гордыни, высокомерной гордыни, престижа и доминирования.

Двусторонний ANOVA был проведен для сравнения основных эффектов SSS и OSS и эффекта взаимодействия между SSS и OSS на подлинную и высокомерную гордость. Что касается подлинной гордости, SSS имел значительный главный эффект [ F (1,272) = 28,56, p < 0,001], что указывает на значительную разницу между низким SSS ( M низкий = 3,27, SD низкий = 1,05) и в условиях высокого НДС ( M высокое = 3,80, SD высокое = 0.84). OSS также оказал значительное влияние на подлинную гордость [ F (1,272) = 44,31, p < 0,001], что указывает на значительную разницу между низким OSS ( M низкий = 3,21, SD низкий = 1,01) и высокие условия OSS ( M высокий = 3,88, SD высокий = 0,82). Эффект взаимодействия был незначительным [ F (1,272) = 2,52, p = 0,113]. Что касается высокомерной гордыни, то SSS не оказал существенного основного эффекта [ F (1,272) = 0.418, р = 0,518]. Напротив, OSS оказывает существенное основное влияние на гордыню [ F (1,272) = 41,60, p < 0,001], что указывает на значительную разницу между низким OSS ( M low = 1,21, SD низкие = 0,35) и высокие условия OSS ( M высокие = 1,70, SD высокие = 0,76). Эффект взаимодействия был незначительным [ F (1,272) = 0,002, p = 0.967].

На рис. 3 представлены результаты SEM-анализа (TLI = 0,946, CFI = 0,957, RMSEA = 0,055). Медиационный анализ представлен в Таблице 3B со статистикой по суммарным, прямым и косвенным эффектам с 95% доверительными интервалами начальной загрузки с поправкой на систематическую ошибку. SSS был прямо и положительно связан с престижем и косвенно и положительно связан с подлинной гордостью через престиж. OSS был напрямую связан с подлинной и высокомерной гордостью. Доминирование было связано с надменной гордостью.

РИСУНОК 3. Анализ SEM между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости. На стрелках представлены стандартизированные веса регрессии. Пунктирная линия означает несущественные отношения. ∗∗∗ р < 0,001. Уровни SSS и OSS кодируются как 0-низкий, 1-высокий.

ТАБЛИЦА 3B. Исследование 3. Стандартизированные оценки общих, прямых и косвенных эффектов с 95%-ным доверительным интервалом с поправкой на погрешность.

Обсуждение

Исследование 3 дало новые аспекты предполагаемой модели отношений. SSS был связан с подлинной гордостью через престиж, как в исследованиях 1 и 2. Более того, в исследовании 3 OSS также имел значительную связь с подлинной, а также с высокомерной гордостью. Применительно к подлинной гордости это означает, что если человек ощущает (1) уважение, восхищение и влияние в соответствующих социальных группах, а также (2) имеет деньги, хорошо живет, имеет хороший телефон и собственный дом, он дает возможность чувствовать себя выполненным и уверенным. С другой стороны, в этой воображаемой ситуации ССС не был связан с надменной гордостью. Это означает, что когда люди воображают, что у них много денег и имущества, но другие не уважают их, они сообщают, что чувствовали бы себя высокомерными и тщеславными. Средние значения группы доминирования при высоком OSS-высоком SSS и высоком OSS-низком SSS подтверждают это.

Исследование 3 также подтвердило, что SSS и OSS по-разному влияют на стратегии поддержания статуса и гордость. Хотя Исследование 3 также было мерой самоотчета, которая допускает положительную корыстную предвзятость.Это может привести к искажению результатов по следующим причинам: (1) люди не склонны признавать, что они доминируют или высокомерны (низкие средние значения группы могут подтвердить это утверждение) и (2) финансовые вопросы могут показаться слишком интимными, что может подорвать честные ответы. По этой причине в исследовании 4 мы попросили участников оценить гипотетического другого человека в той же ситуации, чтобы избежать этих негативных последствий корыстной предвзятости.

Исследование 4

В этом виньетном исследовании наша главная цель заключалась в уменьшении корыстных предубеждений в оценке модели отношений SSS, OSS, престижа, доминирования, подлинной и высокомерной гордости в рамках виньеточного исследования, очень похожего на предыдущее.Единственная разница была связана с точки зрения ответа. В предыдущем исследовании участники представляли себя в роли успешного человека, в данном случае их просили оценить чужие эмоции и предполагаемое поведение. Для этой цели мы использовали исследовательский план 2 × 2 исследования 2, в котором SSS и OSS манипулировали только этой модификацией. Необработанные данные доступны на OSF: https://osf.io/ebg8a/.

Метод

Участники

В общей сложности 497 венгерских участников были набраны из нерелевантных тематических групп в социальных сетях с более чем 10 000 участников в настоящем исследовании (379 женщин) в возрасте от 18 до 64 лет ( M возраст = 28). 25 лет, SD возраст = 9,19 лет). Относительно своего материального положения 128 респондентов (25,8%) указали, что живут без материальных проблем, 229 респондентов (46,1%) указали, что экономят, но живут хорошо, 88 респондентов (17,7%) указали, что почти могут жить. без материальных проблем, 23 респондента (4,6 %) указали, что у него из месяца в месяц возникают финансовые проблемы, 5 респондентов (0,1 %) указали, что живет в условиях лишений и 24 респондента (4.8%) не дали ответа.

Меры и процедуры и статистический анализ

Было проведено виньеточное исследование для изучения модели взаимоотношений между двумя формами социального статуса, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости. SSS и OSS манипулировались (высокие или низкие) в схеме 2 × 2 на виньетках. Сюжетная линия была такой же, как и в исследовании 3, но в настоящем исследовании участников просили оценить чьи-то эмоции и предполагаемое поведение.Респонденты прочитали короткий рассказ о «Габи» (гендерно-нейтральное имя на венгерском языке). OSS и SSS Габи манипулировали так же, как и в исследовании 3. Что касается процедуры и статистического анализа этого исследования, то они были такими же, как и в исследовании 3 (α престиж = 0,88, α доминирование = 0,77, α аутентичный = 0,84, α высокомерный = 0,91).

Результаты

Описательная статистика измеренных шкал в четырех условиях (OSS – высокий/низкий, SSS – высокий/низкий) представлена ​​в таблице 4A.Показатели престижа были выше, чем показатели доминирования, когда SSS был высоким, независимо от уровня OSS. Следовательно, баллы доминирования были выше, чем баллы престижа, когда SSS был низким, независимо от уровня OSS.

ТАБЛИЦА 4А. Описательная статистика по группам подлинной гордыни, высокомерной гордыни, престижа и доминирования.

ТАБЛИЦА 4B. Исследование 4. Стандартизированные оценки общих, прямых и косвенных эффектов с 95%-ным доверительным интервалом с поправкой на погрешность.

Двусторонний ANOVA был проведен для сравнения основных эффектов SSS и OSS и эффекта взаимодействия между SSS и OSS на подлинную и высокомерную гордость. Что касается подлинной гордости, SSS имел значительный главный эффект [ F (1,493) = 10,35, p < 0,01], что указывает на значительную разницу между низким SSS ( M низкий = 3,80, SD низкий

5 = 0,94) и условиях высокого НДС ( M высокое = 4,05, SD высокое = 0.91). OSS также оказал значительное влияние на подлинную гордость [ F (1,493) = 64,67, p < 0,001], что указывает на значительную разницу между низким OSS ( M низкий = 3,62, SD низкий = 0,92) и высокие условия OSS ( M высокий = 4,24, SD высокий = 0,83). Эффект взаимодействия был незначительным [ F (1,493) = 2,88, p = 0,09]. В отношении надменной гордыни SSS оказала существенное влияние [ F (1,493) = 7. 81, p < 0,01], что свидетельствует о значимом различии между условиями низкого НДС ( M low = 1,85, SD low = 1,04) и высокого НДС ( M , high = 1,04) SD высокое = 0,86), но эта разница была очень небольшой. OSS также оказал значительное влияние на высокомерную гордость [ F (1493) = 216,15, p <0,001], что указывает на значительную разницу между низким OSS ( M низкий = 1.23, SD низкий = 0,45) и высокие условия OSS ( M высокий = 2,27, SD высокий = 1,04). Эффект взаимодействия был незначительным [ F (1,493) = 3,58, p = 0,06].

На рис. 4 представлены результаты анализа SEM (TLI = 0,953, CFI = 0,967, RMSEA = 0,065). Медиационный анализ представлен в Таблице 4B со статистикой по суммарным, прямым и косвенным эффектам с 95% доверительными интервалами начальной загрузки с поправкой на погрешность. SSS был косвенно и сильно связан с подлинной гордостью через престиж. SSS также был напрямую связан с подлинной гордостью с небольшим, но отрицательным регрессионным весом, который вызван эффектом подавления, когда косвенный эффект настолько силен, что подавляет прямой эффект (MacKinnon et al., 2000; Paulhus et al., 2004). ). Для оценки значимости супрессорного эффекта использовали критерий Собеля ( zs = 4,49, p <0,0001). SSS был косвенно связан с высокомерием через престиж, но с пренебрежимо малым весом отрицательной регрессии.

РИСУНОК 4. SEM-анализ между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости. На стрелках представлены стандартизированные веса регрессии. Пунктирная линия означает несущественные отношения. ∗∗∗ р < 0,001. Уровни SSS и OSS кодируются как 0-низкий, 1-высокий.

Объективный социальный статус был напрямую связан с подлинной гордостью и гордыней высокомерной. OSS также был косвенно связан с надменной гордостью через доминирование.Этот образец опосредованных отношений был оправдан только в этом исследовании, и коэффициенты были относительно сильными, кроме того, возникла неожиданная положительная связь между доминированием и подлинной гордостью, но с небольшим коэффициентом.

Обсуждение

Исследование 4 позволило по-новому взглянуть на модель взаимоотношений различных аспектов статуса, поддержания статуса и гордости. SSS был связан с подлинной гордостью через престиж, как в исследованиях 1, 2 и 3. OSS был напрямую связан как с подлинной, так и с высокомерной гордостью, как в исследовании 3, но в исследовании 4 OSS был косвенно и сильно связан с высокомерной гордостью через доминирование.Это означает, что при оценке другого человека участники склонны использовать другие аспекты статуса, в отличие от тех случаев, когда их просят оценить самих себя. Представляется, что в оценке окружающих различные проявления OSS могут иметь большее значение в плане сохранения статуса и гордости. Это особенно верно в отношении связей между OSS → доминирование → путь надменной гордыни. Другими словами, когда у этого воображаемого человека был высокий OSS (много денег и имущества) с низким SSS (отсутствие уважения и восхищения со стороны соответствующих членов социальной группы), этот человек воспринимался как использующий стратегии поддержания доминирующего статуса и испытывающий высокомерную гордость.

Мы полагаем, что более сильное присутствие OSS может быть связано с уменьшением эффекта корыстных предубеждений. Кроме того, в настоящей экспериментальной манипуляции участники могли полагаться на свои решения на видимые признаки, которые они могут видеть у других людей (материальные блага, качество мобильного телефона, одежда), которые люди часто используют для социальной категоризации, но которые могут быть более незаметными, если люди оценивают себя. . В последнем случае можно было бы сделать больший акцент на внутренних переживаниях, чувствах и мыслях, которые лишь частично доступны в случае других людей. Эти результаты будут более подробно описаны в ходе общего обсуждения в свете результатов исследования 3.

В целом, Исследование 4 также подтвердило, что стоит разделить влияние SSS и OSS на престиж, доминирование, подлинную и высокомерную гордость. Кроме того, это исследование предоставило эмпирические доказательства новой перспективы исследования гордости с изменением оценочной точки зрения, что может уменьшить корыстные предубеждения и дать подробную картину OSS, доминирования и высокомерной гордости.

Общее обсуждение

Гордость — это эмоция, связанная со статусом. Однако природа статуса, по-видимому, является недостаточно изученным явлением в исследованиях гордости. В настоящем исследовательском проекте четыре исследования представили доказательства дифференцированной роли SSS и OSS в стратегиях поддержания статуса и гордости. Наш главный результат заключался в том, что SSS — в отличие от OSS — более тесно связана с подлинной гордостью через престиж. Что касается роли OSS в стратегиях поддержания статуса и гордости, то это имело разный эффект в зависимости от дизайна исследования. В опросных исследованиях (Исследования 1 и 2) OSS не был связан ни с поддержанием статуса, ни с аспектами гордости. Однако в виньетных исследованиях (исследования 3 и 4), когда участникам приходилось оценивать стереотипную ситуацию, OSS играл более значительную роль в аспектах гордости. Несмотря на эти общие тенденции, четыре исследования могут дать более дифференцированную картину взаимоотношений между социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и гранями гордости, а гордыня не может рассматриваться как однородная конструкция в исследованиях гордости.

Роль субъективного социального статуса в подлинной гордости

Все четыре исследования подтвердили, что, в отличие от OSS, SSS играет более важную роль в гордости. Этот результат указывает на то, что гордость является результатом личной субъективной оценки статуса, отражающей скорее сумму социальной обратной связи, полученной от членов группы, чем такие объективные показатели, как образование, товары или богатство. Во всех четырех исследованиях SSS был связан с подлинной гордостью через престиж. Эти результаты показывают, что люди, которых ценят друзья, семья и коллеги (высокий SSS), часто делятся своими знаниями, навыками и помогают (престиж), испытывая при этом достижения, уверенность и успех (подлинная гордость).Весь этот цикл можно объяснить эффектом Мэтью (Merton, 1968), постулирующим принцип «богатые становятся еще богаче», в котором может быть создана петля положительной обратной связи в отношении социальной обратной связи (Petersen et al., 2011; de Rijt et al., 2014). Люди с более высокими позициями на субъективной социальной лестнице, как правило, используют социально приемлемые стратегии поддержания статуса, основанные на престиже, и испытывают подлинную гордость, которая также является социально приемлемой (Williams and DeSteno, 2009). По этой причине неудивительно, что они становятся социально более принятыми и ценимыми, что, в свою очередь, может привести к положительной обратной связи.

Очевидно недостающее звено между объективным социальным статусом, доминированием, престижем и гранями гордости

В первых двух опросных исследованиях OSS играл либо незначительную, либо незначительную роль в стратегиях поддержания статуса и аспектах гордости. Эти результаты показывают, что, когда люди оценивают себя (сообщая о себе), объективный статус (доход, имущество или образование) не связан со стратегиями поддержания статуса и гордостью. Однако при систематическом манипулировании OSS (исследование 3) это влияло как на подлинную, так и на высокомерную гордость, но по-прежнему не было связано со стратегиями поддержания статуса.В задаче оценки ситуации (Исследование 4), в которой оценивался другой человек вместо себя, OSS был связан с доминированием. Есть и другие возможные объяснения этих явно недостающих звеньев OSS.

Одним из объяснений может быть то, что люди склонны использовать разные сигналы статуса, когда они наблюдают за другими людьми и составляют мнение об их поведении и эмоциях, в отличие от того, когда они наблюдают за своим собственным поведением и внутренним состоянием. При оценке других (по сравнению с собой) визуальные признаки статуса (т.например, одежда, автомобиль или мобильный телефон) могут стать более важными сигналами. Более высокая значимость этих сигналов OSS может заставить людей делать выводы о том, как другие поддерживают статус или насколько они могут гордиться. Это может быть примером предвзятости соответствия (Джонс и Дэвис, 1965; Пронин и др., 2004), когда люди склонны делать выводы из наблюдаемого поведения о своих склонностях. Это может быть причиной относительно сильной связи между OSS (например, наблюдаемые видимые характеристики) и стратегиями поддержания статуса доминирования (например,g., склонность к агрессии), если оцениваются другие (см. Исследование 4). Однако эта связь отсутствует (см. исследование 3), когда участники сообщают о своих собственных агрессивных стратегиях поддержания статуса, что в основном можно объяснить ситуационными факторами (на основе асимметрии действующий-наблюдатель Джонса и Нисбетта, 1971). В целом, эти результаты показывают, что оценка себя по сравнению с другими может иметь серьезные последствия в отношении модели отношений социального статуса, его сохранения и гордости.

Отсутствие связи между OSS и другими конструктами в исследованиях анкеты может происходить из методологических соображений, касающихся сигналов объективного статуса. В исследовании 1 он характеризовался всего двумя параметрами (уровень образования по шести основным категориям и доход по пяти категориям). Чтобы получить более подробные данные OSS, в исследовании 2 мы оценили дополнительные показатели OSS с точки зрения финансового благосостояния и материального имущества, но не было обнаружено соответствующих связей OSS.Кроме того, взаимосвязи между показателями OSS не были сильными (см. Таблицу 2A). Поэтому мы не можем утверждать, что были участники с однозначно высоким OSS и однозначно низким OSS. Следовательно, в следующих виньетных исследованиях вместо все более и более точных оценок мы стереотипно манипулировали ОСС и сдвигали все показатели на высокий или низкий уровень. В целом, несмотря на наши усилия по определению соответствующих показателей OSS, о которых сообщают сами, оценка OSS представляет собой сложную проблему, в которой получение «объективных» данных OSS (т. т. е., зарплата, материальные блага, долги и т. д.) может стать следующим шагом в будущих исследованиях.

В настоящем исследовании были и другие несоответствия. Вопреки нашим ожиданиям, в виньетных исследованиях (исследования 3 и 4) мы обнаружили, что OSS был связан как с подлинной, так и с высокомерной гордостью. Это противоречие можно объяснить на основе теории локуса контроля (Rotter, 1966). Внутренний локус контроля означает, что успех обусловлен усилиями, способностями или поведением, тогда как в случае внешнего локуса за успех несут ответственность внешние факторы, такие как судьба, удача или кумовство.Согласно определению подлинной гордости, она объясняется внутренними, нестабильными причинами, в то время как высокомерная гордость объясняется внутренними, стабильными причинами (Tracy and Robins, 2007b). Мы полагаем, что OSS связан с подлинной гордостью, если «объективный» успех приписывается усилиям или способностям (внутренний локус), а OSS связан с надменной гордостью, если «объективный» статус приписывается внешним причинам (внешний локус). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить потенциальную роль локуса контроля в этих моделях отношений.Вполне возможно, что переживание контроля над успехом может быть связано с престижем как поддержанием статуса, в то время как отсутствие контроля может привести к более отчаянным стратегиям, таким как доминирование.

В целом, в случае опросных исследований (исследование 1 и исследование 2) оказалось, что OSS не играла никакой роли в стратегиях поддержания гордости и статуса, в то время как SSS демонстрирует последовательную модель взаимоотношений. В этих оценочных ситуациях участники писали о своей собственной ситуации и восприятии своего статуса, его сохранении и гордости.Однако в случае виньетных исследований (исследование 3 и исследование 4) они сообщают свое мнение о воображаемых ситуациях, в которых они могут наблюдать за собой и другими людьми с идеалистической точки зрения, в которой все объективные статусные показатели находятся в русле (высшее образование, собственная квартира , элитные товары, высокий доход и т. д.). Как и в Венгрии как материалистической стране (Hofmeister and Neulinger, 2013), сочетание этих идеалистических материальных благ может быть связано с благополучием. В сложившихся у респондентов обстоятельствах отсутствует связь между УСС и подлинной гордостью, но возможно, что в воображаемой, идеалистической ситуации респонденты могут полагать, что обладание этими вещами может привести к определенному удовлетворению, проявляющемуся в виде подлинного удовлетворения. гордость (достижение, успех и т.).

Прикладные последствия

Это исследование имеет несколько практических последствий. Основываясь на результатах, если цель состоит в том, чтобы усилить субъективный опыт подлинной гордости — с точки зрения того, чтобы коллеги или студенты чувствовали себя состоявшимися, успешными и удовлетворенными — может быть целесообразно продвигать стимулы SSS, а не OSS. Например, на рабочем месте или в школе можно посоветовать установить и укрепить взаимное уважение между коллегами и сделать акцент на нормах, поощряющих взаимное признание, основанное на усилиях, которые могут стать фоновым климатом для формирования иерархии. Однако объективные стимулы, основанные на статусе, по-видимому, не обладают аналогичным адаптивным эффектом с точки зрения поддержания статуса или субъективного переживания гордости.

Ограничения и будущие исследования

Хотя настоящее исследование было направлено на то, чтобы стать пионером в изучении дифференцированной роли социального статуса в гордыне, оно не лишено своих ограничений. Во-первых, женщины-респонденты были чрезмерно представлены в выборках, и выборки не были репрезентативными. В будущих исследованиях следует использовать более сбалансированные и полные выборки.Во-вторых, не использовались никакие поведенческие меры. В-третьих, в исследовании 1 и исследовании 2 социальная желательность, в исследовании 4 систематическая ошибка доступности могла исказить результаты. Будущие исследования должны использовать не только самоотчет и задачу оценки ситуации, но и прилагать больше усилий для уменьшения или устранения этих предубеждений. Кроме того, исследование 3 представляло собой задание на оценку ситуации с воображаемым сценарием, в котором респондентов просили указать, как они будут себя вести и чувствовать в этой ситуации, которая может отличаться от их реакций в реальной жизни. Более того, Исследование 4 также может предоставить лишь ограниченную информацию о том, как респонденты оценили бы человека с похожим поведением в реальной ситуации.

Еще одно ограничение этого исследования связано с широким определением синдрома SSS. В соответствии с оригинальной инструкцией по лестнице Макартура Adler et al. (2000), участники могут думать о разных социальных группах, когда они оценивают свои позиции. На основании исследования Adler et al. (2000) известно, что большинство людей определяют сообщество как свой район (57%), город или поселок (37%), религиозные группы (22%), социальные сторонники (20%). , место работы (18%), семья (18%), друзья (12%), люди, которые разделяют их интересы (12%), их регион (12%) и, наконец, нация или мир (10%).В исследованиях 3 и 4 высокий и низкий SSS был представлен на рабочем месте. Благодаря этому социальная группа, выбранная участником, не может быть нерелевантной для OSS. Точная концептуализация содержания SSS и его связи с OSS в отношении стратегий поддержания статуса и гордости, специфичных для предметной области, может стать важной областью для будущих исследований. Кроме того, предыдущие исследования показали, что OSS связан с SSS (например, Kim et al., 2017), что также может искажать результаты. Однако в исследованиях 1 и 2 были обнаружены значимые, но относительно слабые корреляции между показателями OSS и SSS.

Будущие исследования должны быть направлены на уменьшение этих вышеупомянутых погрешностей, например, с помощью экспериментальных планов. Метод виньетки является мостом между анкетами и экспериментами и оказался хорошим путем для подражания. Кроме того, как упоминалось выше, взаимосвязь между SSS и OSS немного неясна, поскольку она может зависеть от референтной группы для SSS. Уточнение содержания SSS и его связи с OSS может быть плодотворной областью, касающейся социальной динамики и процессов оценки гордости или, возможно, исследования стратегий поддержания статуса в конкретной области и гордости в конкретной области.Кроме того, для более глубокого понимания этой модели отношений можно принять во внимание дополнительные конструкции. Основываясь на предыдущих исследованиях (Lange and Crusius, 2015; Crusius and Lange, 2017), зависть может быть одной из них, особенно в тех ситуациях, когда целью является оценка других. Кроме того, чтобы сделать причинно-следственные выводы, следует провести лонгитюдные исследования, изучая, как изменения в OSS и изменения SSS с течением времени могут влиять на стратегии поддержания статуса и две грани гордости.Это может быть особенно верно, если рассматривать релевантные для статуса переходные периоды, например, до и после (заслуженного и незаслуженного) продвижения по службе.

Заключение

Несмотря на то, что гордость является эмоцией самосознания, связанной со статусом, на удивление мало известно о дифференцированном влиянии различных аспектов статуса на эту эмоцию. Настоящее исследование было направлено на выявление модели взаимоотношений между стратегиями поддержания статуса, двумя аспектами гордости и двумя основными формами статуса: его субъективными и объективными аспектами. Результаты анкеты и виньетки показали несколько последовательных результатов. Одним из них является связь между субъективным статусом, стратегиями поддержания престижа и подлинной гордостью. Однако, помимо этого утверждения, настоящее исследование открывает и другие вопросы, на которые оно может ответить. В зависимости от типа метода оценки (самоотчетные анкеты против оценки гипотетического сценария) и в соответствии с оценочной точки зрения (релевантность для себя или других) связь между объективным статусом со стратегиями и гордостью может быть разной.По этим причинам мы можем с уверенностью заявить, что гордость является субъективной эмоцией, связанной со статусом, но мы должны быть более неуверенными, утверждая, что это объективная эмоция, связанная со статусом.

Вклад авторов

HB и GO задумали и разработали исследования. HB провел исследования. HB, BB и IT-K проанализировали данные. HB, BB, IT-K и GO написали статью.

Финансирование

HB и IT-K были поддержаны новой национальной программой повышения квалификации УНКП-16-3 и УНКП-17-3 Министерства человеческого потенциала. GO был поддержан Венгерским национальным бюро исследований, разработок и инноваций (PD 116686; FK 124225).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Адлер, Н. Э., Эпель, Э. С., Кастеллаццо, Г., и Иковикс, Дж. Р. (2000). Связь субъективного и объективного социального статуса с психологическим и физиологическим функционированием: предварительные данные у здоровых белых женщин. Психология здоровья. 19, 586–592. дои: 10.1037/0278-6133.19.6.586

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Андерсон, К., и Коуэн, Дж. (2014). «Личность и достижение статуса: точка зрения микрополитики», в Психология социального статуса , редакторы Дж. Т. Ченг, Дж. Л. Трейси и К. Андерсон (Берлин: Springer), 99–117.

Академия Google

Андерсон, К. , и Уиллер, Р. (2014). «Приносят ли пользу группам статусные иерархии? Ограниченный функционалистский подход к статусу», в редакциях Дж.Т. Ченг, Дж. Л. Трейси и К. Андерсон (Берлин: Springer), 47–70.

Бейлз, Р.Ф., Стродтбек, Ф.Л., Миллс, Т.М., и Роузборо, М.Е. (1951). Каналы общения в малых группах. утра. соц. Ред. 16, 461–468. дои: 10.2307/2088276

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Битон, Д. Э., Бомбардье, К., Гийемин, Ф., и Ферраз, М. Б. (2000). Руководство по процессу кросс-культурной адаптации показателей самоотчета. Позвоночник 25, 3186–3191.

Академия Google

Bentler, PM (1990). Сравнительные индексы соответствия в структурных моделях. Психология. Бык. 107, 238–246.

Академия Google

Бергер, Дж., Коэн, Б.П., и Зельдич, М. мл. (1972). Статусные характеристики и социальное взаимодействие. утра. соц. Ред. 37, 241–255. дои: 10.2307/2093465

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Браун, Т. А. (2015). Подтверждающий факторный анализ для прикладных исследований , 2-е изд.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Академия Google

Браун, М. В., и Кудек, Р. (1993). «Альтернативные способы оценки соответствия модели», в Testing Structural Equation Models , редакторы К. А. Боллен и Дж. С. Лонг (Ньюбери Парк, Калифорния: Sage), 136–162.

Академия Google

Карвер, К.С., и Шайер, М.Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. дои: 10.1017/CBO9781139174794

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Центры, р.(1949). Психология социальных классов. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Академия Google

Ченг, Дж. Т., Трейси, Дж. Л., Фоулшем, Т., Кингстон, А., и Хенрих, Дж. (2013). Два пути к вершине: свидетельство того, что господство и престиж — разные, но действенные пути к социальному положению и влиянию. Дж. Перс. соц. Психол. 104, 103–125. DOI: 10.1037/a0030398

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ченг, Дж.Т., Трейси, Дж. Л., и Хенрих, Дж. (2010). Гордость, личность и эволюционные основы социального статуса человека. Эволюция. Гум. Поведение 31, 334–347. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2010.02.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Клор Г.Л., Гаспер К. и Гарвин Э. (2001). «Аффект как информация», в сб., изд. Дж. П. Форгас (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 121–144.

Крузиус, Дж., и Ланге, Дж. (2017). «Как люди реагируют на угрозу социальному статусу? Модераторы доброкачественной и злонамеренной зависти», в Зависть на работе и в организациях: исследования, теория и приложения , под редакцией Р.Х. Смит, У. Мерлоне и М.К. Даффи (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Oxford University Press), 85–110.

Академия Google

Кандифф, Дж. М., и Мэтьюз, К. А. (2017). Является ли субъективный социальный статус уникальным коррелятом физического здоровья? Метаанализ. Психология здоровья. 36, 1109–1125. doi: 10.1037/hea0000534

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

де Райт, А., Канг, С.М., Рестиво, М., и Патил, А. (2014). Полевые эксперименты динамики успеха-порождения-успеха. Проц. Натл. акад. науч. США 111, 6934–6939. doi: 10.1073/pnas.1316836111

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Franzini, L., и Fernandez-Esquer, ME (2006). Связь субъективного социального статуса и здоровья у малообеспеченных лиц мексиканского происхождения в Техасе. Соц. науч. Мед. 63, 788–804. doi: 10.1016/j.socscimed.2006.01.009

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Голдман, Н., Корнман, Дж. К., и Чанг, М.-К. (2006). Измерение субъективного социального статуса: тематическое исследование пожилых тайваньцев. Дж. Кросс. Культ. Геронтол. 21, 71–89. doi: 10.1007/s10823-006-9020-4

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Грискявичюс, В., Тайбур, Дж. М., и ден Берг, Б. (2010). Зеленые, чтобы их видели: статус, репутация и заметное сохранение. Дж. Перс. соц. Психол. 98, 392–404. дои: 10.1037/a0017346

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ху, Л.и Бентлер П.М. (1999). Критерии отсечки для индексов соответствия в ковариационном структурном анализе: традиционные критерии против новых альтернатив. Структура. Экв. Моделирование 6, 1–55. дои: 10.1080/10705519

0118

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хенрих, Дж., и Гил-Уайт, Ф.Дж. (2001). Эволюция престижа: свободно даруемое почтение как механизм увеличения преимуществ культурной передачи. Эволюция. Гум. Поведение 22, 165–196. дои: 10.1016/С1090-5138(00)00071-4

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хиггинс, И. Т. (1987). Самонесоответствие: теория, связывающая себя и аффект. Психология. Ред. 94, 319–340. doi: 10.1037/0033-295X.94.3.319

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хобель, Дж., Маске, У. Э., Зиб, Х., и Ламперт, Т. (2017). Социальное неравенство и симптомы депрессии у взрослых: роль объективного и субъективного социально-экономического статуса. PLoS One 12:e0169764.doi: 10.1371/journal.pone.0169764

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хофмайстер А. и Нойлингер А. (2013). Характеристики материализма и его измерение: оценка шкалы материализма Белька в Венгрии. Междунар. Дж. Консум. Стад. 37, 320–326. doi: 10.1111/ijcs.12001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Холбрук, К., Пьяцца, Дж., и Фесслер, Д.М. (2014a). Концептуальные и эмпирические вызовы «аутентичной» и «высокомерной» модели гордости. Эмоции 14, 17–32. дои: 10.1037/a0031711

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Холбрук, К. , Пьяцца, Дж. Р., и Фесслер, Д. М. (2014b). Дальнейшие вызовы «аутентичной»/«высокомерной» модели гордости: концептуальные разъяснения и новые доказательства. Эмоции 14, 38–42. дои: 10.1037/a0035457

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хауэлл, Р. Т., и Хауэлл, С. Дж. (2008). Отношение экономического статуса к субъективному благополучию в развивающихся странах: метаанализ. Психология. Бык. 134, 536–560. дои: 10.1037/0033-2909.134.4.536

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джекман, М. Р., и Джекман, Р. В. (1973). Интерпретация отношения между объективным и субъективным социальным статусом. утра. соц. Ред. 38, 569–582. дои: 10.2307/2094408

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джонс, Э. Э., и Дэвис, К. Э. (1965). От поступков к диспозициям процесс атрибуции в восприятии личности. Доп. Эксп. соц. Психол. 2, 219–266. дои: 10. 1016/S0065-2601(08)60107-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джонс, Э. Э., и Нисбетт, Р. Э. (1971). Актер и наблюдатель: различные представления о причинах поведения. Морристаун, Нью-Джерси: Gener.

Кафашан, С., Спаркс, А., Гришкевичюс, В., и Барклай, П. (2014). «Просоциальное поведение и социальный статус», в The Psychology of Social Status , eds JT Cheng, JL Tracy и C.Андерсон (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 139–158.

Академия Google

Ким, К.В., Валландер, Дж.Л., Пескин, М., Куккаро, П., Эллиотт, М.Н., и Шустер, М.А. (2017). Взаимосвязь СЭС родителей и качества жизни детей, связанного со здоровьем: роль объективного и субъективного социального статуса. J. Педиатр. Психол. 43, 534–542. дои: 10.1093/jpepsy/jsx139

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Льюис, М. (2007). «Самосознательное эмоциональное развитие», в The Self-Conscious Emotions: Theory and Research , eds J. Л. Трейси и Р. В. Робинс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 134–149.

Академия Google

Лу Ю. и Рото В. (2016). Дизайн для гордости на рабочем месте. Психология. Благополучие 6:6.

Академия Google

Лундберг Дж., Кристенсон М. и Старрин Б. (2009). Новый взгляд на несоответствие статуса: ассоциации со стыдом и психическим благополучием. Соц. Здоровье 31, 478–493. doi: 10.1111/j.1467-9566.2008.01148.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мартенс, Дж.П., Трейси, Дж. Л., и Шариф, А. Ф. (2012). Сигналы состояния: адаптивные преимущества отображения и наблюдения за невербальными выражениями гордости и стыда. Познан. Эмот. 26, 390–406. дои: 10.1080/02699931.2011.645281

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Остров, Дж. М., Адлер, Н. Э., Купперманн, М., и Вашингтон, А. Э. (2000). Объективные и субъективные оценки социально-экономического статуса и их взаимосвязь с самооценкой здоровья в этнически разнообразной выборке беременных женщин. Психология здоровья. 19, 613–618. дои: 10.1037/0278-6133.19.6.613

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Paulhus, D.L., Robins, R.W., Trzesniewski, K.H., and Tracy, J.L. (2004). Две воспроизводимые ситуации с супрессором в исследовании личности. Многомерное поведение. Рез. 39, 303–328. дои: 10.1207/s15327906mbr3902_7

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Петерсен, А. М., Юнг, В.-С., Ян, Дж.-S., и Стэнли, Х. Е. (2011). Количественная и эмпирическая демонстрация эффекта Мэтью в исследовании продолжительности карьеры. Проц. Натл. акад. науч. США 108, 18–23. doi: 10.1073/pnas.1016733108

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пронин Э., Гилович Т. и Росс Л. (2004). Объективность в глазах смотрящего: расходящиеся представления о предвзятости себя по сравнению с другими. Психология. Ред. 111, 781–799. doi: 10. 1037/0033-295X.111.3.781

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шерер, К. Р. (2001). «Оценка, рассматриваемая как процесс многоуровневой последовательной проверки», в Процессы оценки эмоций: теория, методы, исследования , под редакцией К. Р. Шерера, А. Шорра и Т. Джонстона (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 92–120. .

Академия Google

Шермеллех-Энгель, К., Моосбругер, Х., и Мюллер, Х. (2003). Оценка соответствия моделей структурных уравнений: тесты значимости и описательные меры согласия. Методы Психол. Рез. 8, 23–74.

Академия Google

Шварц Н. и Клор Г.Л. (1983). Настроение, атрибуция и суждения о благополучии: информативные и директивные функции аффективных состояний. Дж. Перс. соц. Психол. 45, 513–523. дои: 10.1037/0022-3514.45.3.513

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шакед, Д., Уильямс, М., Эванс, М.К., и Зондерман, А. Б. (2016). Показатели субъективного социального статуса: дифференциальные ассоциации по расе и полу. ССМ Попул. Здоровье 2, 700–707. doi: 10.1016/j.ssmph.2016.09.009

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сингх-Ману, А., Мармот, М.Г., и Адлер, Н.Е. (2005). Предсказывает ли субъективный социальный статус здоровье и изменение состояния здоровья лучше, чем объективный статус? Психосом. Мед. 67, 855–861.

Реферат PubMed | Академия Google

Стеклер, К.М., и Трейси, Дж.Л. (2014). «Эмоциональные основы социального статуса», в The Psychology of Social Status , eds J.Т. Ченг, Дж. Л. Трейси и К. Андерсон (Берлин: Springer), 201–224.

Академия Google

Тиденс, Л.З., и Фрагале, А.Р. (2003). Движения силы: комплементарность доминирующего и подчиненного невербального поведения. Дж. Перс. соц. Психол. 84:558. дои: 10.1037/0022-3514.84.3.558

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Трейси, Дж. Л., Ченг, Дж. Т., Робинс, Р. В., и Тшесневски, К. Х. (2009). Подлинная и высокомерная гордость: аффективное ядро ​​самооценки и нарциссизма. Самоидентификация 8, 196–213. дои: 10.1080/15298860802505053

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Трейси, Дж. Л., и Робинс, Р. В. (2004). Помещение себя в самосознательные эмоции: теоретическая модель. Психология. Инк. 15, 103–125. дои: 10.1207/s15327965pli1502_01

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Трейси, Дж. Л., и Робинс, Р. В. (2007a). Новое понимание природы и функции гордости. Курс. Реж.Психол. науч. 16, 147–150. doi: 10.1111/j.1467-8721.2007.00493.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Трейси, Дж. Л., и Робинс, Р. В. (2007b). Психологическая структура гордости: рассказ о двух гранях. Дж. Перс. соц. Психол. 92:506.

Реферат PubMed | Академия Google

Трейси, Дж. Л., Шариф, А. Ф., и Ченг, Дж. Т. (2010). Натуралистический взгляд на гордость. Эмоции. Ред. 2, 163–177. дои: 10.1177/17540734627

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Приложение: Исследование 3 виньетки

Низкий уровень OSS– Низкий уровень SSS

Представьте, что вам 25 лет, вы имеете высшее образование и уже 2 года работаете в международной телекоммуникационной компании.Вы сводите концы с концами, хотя и не тратите слишком много денег. У вас нет денег на новый телефон или дорогую одежду. Вы живете в квартире, где вы снимаете одну комнату, а кто-то из ваших знакомых снимает другую.

Вы делаете презентацию в своей компании своему начальнику, в которой рассказываете о своем успехе, который на 20% превысил ожидаемые ключевые показатели эффективности. Ваш начальник ценит вашу работу и вознаграждает вас новым ноутбуком.

Ваши коллеги не очень уважают и не восхищаются вами, и ваше слово для них не имеет значения.

Низкий уровень OSS – Высокий уровень SSS

Представьте, что вам 25 лет, вы имеете высшее образование и уже 2 года работаете в международной телекоммуникационной компании. Вы сводите концы с концами, хотя и не тратите слишком много денег. У вас нет денег на новый телефон или дорогую одежду. Вы живете в квартире, где вы снимаете одну комнату, а кто-то из ваших знакомых снимает другую.

Вы делаете презентацию в своей компании своему начальнику, в которой рассказываете о своем успехе, который на 20% превысил ожидаемые ключевые показатели эффективности.Ваш начальник ценит вашу работу и вознаграждает вас новым ноутбуком.

Ваши коллеги уважают и восхищаются вами и вашим словом.

Высокий уровень OSS – Низкий уровень SSS

Представьте, что вам 25 лет, у вас есть высшее образование в Corvinus [университет с высокой репутацией в Венгрии], вы работаете в многонациональной телекоммуникационной компании в течение 2 лет. У вас есть новейший iPhone, модная одежда и вы живете в собственной квартире без финансовых проблем.

Вы делаете презентацию в своей компании своему начальнику, в которой рассказываете о своем успехе, который на 20% превысил ожидаемые ключевые показатели эффективности. Ваш начальник ценит вашу работу и вознаграждает вас новым ноутбуком.

Ваши коллеги не очень уважают и не восхищаются вами, и ваше слово для них не имеет значения.

Высокий уровень OSS–Высокий уровень SSS

Представьте, что вам 25 лет, у вас есть высшее образование в Corvinus [университет с высокой репутацией в Венгрии], вы работаете в многонациональной телекоммуникационной компании в течение 2 лет.У вас есть новейший iPhone, модная одежда и вы живете в собственной квартире без финансовых проблем.

Вы делаете презентацию в своей компании своему начальнику, в которой рассказываете о своем успехе, который на 20% превысил ожидаемые ключевые показатели эффективности. Ваш начальник ценит вашу работу и вознаграждает вас новым ноутбуком.

Ваши коллеги уважают и восхищаются вами и вашим словом.

Комиссия по социальному статусу чернокожих мужчин и мальчиков

Добро пожаловать

Закон о Комиссии по социальному статусу чернокожих мужчин и мальчиков 2020 года (S.2163) учредил Комиссию по социальному статусу чернокожих мужчин и мальчиков (CSSBMB) в составе Управления по делам персонала Комиссии США по гражданским правам (USCCR), и ей поручено рекомендовать политику для улучшения или усиления действующего правительства. программы. Внесенный в Палату конгрессменом Фредерикой С. Уилсон (D-FL) и возглавляемый сенатором Марко Рубио (R-FL) в Сенате, законопроект был единогласно принят 25 июня.

CSSBMB будет расследовать потенциальные нарушения гражданских прав, затрагивающие чернокожих мужчин, и изучать различия, с которыми они сталкиваются в образовании, уголовном правосудии, здравоохранении, занятости, отцовстве, наставничестве и насилии.CSSBMB будет нести ответственность за подготовку ежегодного отчета о текущих условиях, влияющих на чернокожих мужчин и мальчиков, и за предоставление рекомендаций по улучшению социальных условий и предоставление Конгрессу жизненно важных рекомендаций по эффективным стратегиям сокращения расового неравенства в образовании, уголовном правосудии, здравоохранении, и занятость.

В двухпартийную комиссию, состоящую из 19 членов, войдут законодатели Конгресса, представители исполнительной власти, эксперты по проблемам, активисты и другие заинтересованные стороны, которые будут изучать социальное неравенство, затрагивающее чернокожих мужчин и мальчиков в Америке.На основании своих выводов комиссия выдаст политические рекомендации Конгрессу, Белому дому и федеральным агентствам. Двухпартийная двухпалатная группа по социальному статусу чернокожих мужчин и мальчиков, которую основала и сопредседательствует конгрессмен Уилсон, разработает законодательство для реализации этих рекомендаций.

Миссия

  • Провести систематическое изучение условий, влияющих на чернокожих мужчин и мальчиков, включая уровень убийств, уровень арестов и лишения свободы, бедность, насилие, отцовство, наставничество, злоупотребление наркотиками, уровень смертности, несопоставимые уровни дохода и благосостояния, успеваемость в школе во всех классах. уровни, включая послесреднее образование и колледж, а также вопросы здравоохранения.
  • Изучить тенденции в отношении чернокожих мужчин и сообщить о влиянии соответствующих государственных программ на общество в рамках таких тем.
  • Чтобы предложить меры по смягчению и устранению основных причин условий, описанных в законе, которые могут включать рекомендации по внесению изменений в закон, рекомендации по реализации соответствующей политики и рекомендации по созданию, развитию или совершенствованию правительства. программы.

Видение

В качестве беспристрастного федерального агентства Комиссия ведет общенациональную дискуссию, посвященную сложности и нюансам различных условий, влияющих на чернокожих мужчин в истории культурного ландшафта Америки.

Комиссары

Уполномоченные CSSBMB назначаются президентом, Конгрессом, членами кабинета и директором отдела кадров USCCR.

* Члены комиссии в настоящее время назначаются в Комиссию, и полный список будет предоставлен после того, как будут произведены все 19 назначений.

Встречи и новости CSSBMB

Встречи CSSBMB

Последние пресс-релизы и новостные статьи о CSSBMB

Контакт

Доктор Марвин Уильямс, руководитель программы 

Запросы прессы 

Общие вопросы

Как социальный статус влияет на расу

Аннотация

Мы показываем, что расовые представления изменчивы; то, как люди воспринимают свою собственную расу и как они воспринимаются другими, частично зависит от их социального положения.Используя лонгитюдные данные репрезентативной выборки американцев, мы обнаружили, что безработные, находящиеся в заключении или бедные люди с большей вероятностью будут замечены и идентифицированы как черные, и с меньшей вероятностью будут замечены и идентифицированы как белые, независимо от того, как они были классифицированы или идентифицированы ранее. Это согласуется с мнением о том, что раса — это не фиксированный индивидуальный атрибут, а скорее изменчивый маркер статуса.

По крайней мере, с 19-го века доминирующим пониманием расы было то, что расовые различия коренятся в биологических различиях между человеческими популяциями (1).В течение последних 50 или более лет социологи оспаривают это представление, утверждая, что расы вместо этого создаются в результате социальных процессов и подлежат экономическому и политическому расчету (2). Однако даже в тех дисциплинах, где раса рассматривается как социально определяемая, в большинстве эмпирических исследований раса по-прежнему рассматривается как фиксированный атрибут конкретного человека (3). Мы исследуем две концепции расы — как люди классифицируются другими по расовому признаку и как они идентифицируют себя — и обнаруживаем, что обе концепции меняются с течением времени.Кроме того, мы показываем, что это временное изменение связано с социальным положением людей: люди, которые являются безработными, заключенными или бедными, с большей вероятностью будут классифицированы и идентифицированы как черные, и с меньшей вероятностью будут классифицированы и идентифицированы как белые, независимо от как они были классифицированы или идентифицированы ранее. Это исследование является первым, в котором изучаются изменения в расовой классификации с использованием репрезентативной продольной выборки, и наши результаты показывают, что раса является не фиксированной характеристикой, а скорее гибким маркером социального статуса.

Чтобы изучить изменения с течением времени в расовой классификации и самоидентификации, мы анализируем данные Национального лонгитюдного исследования молодежи (NLSY), которое содержит множество показателей классифицированной интервьюером и самоидентифицированной расы за двадцатилетний период. В каждый год проведения опроса в период с 1979 по 1998 год интервьюерам NLSY предписывалось записывать свою оценку того, были ли респонденты «белыми», «черными» или «другими» в конце интервью. Респонденты также сообщали о своей расе через 2 года: в 1979 году их спросили об их «происхождении или происхождении», а в 2002 году их спросили, имеют ли они латиноамериканское происхождение и «расу или расы», к которым они себя относят.

Результаты

Мы начнем с изучения изменений в расовой классификации, часто упускаемого из виду аспекта расы, который, тем не менее, важен, поскольку дискриминация предположительно основывается на том, как люди воспринимаются другими (4). Двадцать процентов из 12 686 человек в выборке испытали по крайней мере одно изменение в том, как интервьюеры классифицировали их по расовому признаку за 19-летний период. Такая степень изменчивости удивительна, поскольку Соединенные Штаты обычно характеризуются исключительно жесткими расовыми границами (5).Тем не менее, различия ясно иллюстрируются историями расовой классификации респондентов: если мы представим классификацию белых, черных или других в данном году буквами w, b и o соответственно, мы увидим, что некоторые люди последовательно классифицируются по время (wwwwwwwwwwwwwwwwww) или имеют только одну несоответствующую классификацию (wwwwwwwwwwwwbwwww), в то время как другие люди значительно различаются с течением времени (wwoooowwbbbobobwo) или испытывают сдвиг в своей расовой классификации в какой-то момент (bbbbwwbwwwwwwwwwwww). Возможно, эти изменения могли быть результатом ошибок кодирования, допущенных интервьюерами; например, когда интервьюеры хотели записать «белый», но по ошибке записали «черный». Однако мы обнаруживаем, что изменения в гендерной классификации респондентов, которые также были зафиксированы интервьюерами в конце опроса, происходят лишь в 0,27% случаев. Гораздо более высокий процент изменений в расовой классификации от года к году (6%) предполагает, что изменение не может быть связано только с ошибками кодирования.

Чтобы оценить, связаны ли эти изменения в расовой классификации с различиями в социальном статусе, мы сосредоточили наш анализ на вероятности того, что интервьюер классифицирует нас как белых (рис. 1 A ) или черных (рис. 1 B ). . Рис. 1 A показывает процент лиц, классифицированных как белые в предыдущем году, которые считаются белыми в текущем году по трем показателям социально-экономического статуса: лишение свободы, безработица и бедность. На рис. 1 B показано такое же сравнение для лиц, которые были классифицированы как черные. Мы обнаружили, что люди, которые были классифицированы как белые в предыдущем году, с меньшей вероятностью будут считаться белыми, если они в настоящее время находятся в заключении, безработны или имеют семейный доход ниже черты бедности. Например, среди респондентов, которые были классифицированы как белые в предыдущем году (рис. 1 A ), 96% респондентов, не находящихся в заключении, классифицируются как белые в следующем году, тогда как только 90% респондентов, находящихся в заключении, по-прежнему считаются белыми.

Рисунок 1.

Расовая классификация интервьюера и текущий социальный статус, 1979–1998 годы. Источник: Национальное продольное обследование молодежи. ( A ) Процент респондентов, которых интервьюер считает белыми в текущем году, ограниченный респондентами, которые были классифицированы как белые в предыдущем году. ( B ) Процент респондентов, считающихся чернокожими в текущем году, ограниченный респондентами, классифицированными как черные в предыдущем году. В заключении указывает, был ли респондент опрошен в тюрьме; безработный указывает, был ли респондент безработным на момент интервью; бедность указывает, был ли доход домохозяйства респондента ниже черты бедности.Наблюдения — человеко-годы. Столбики погрешностей, ± 1SE.

Напротив, респонденты, которые были классифицированы как черные в предыдущем году, с большей вероятностью будут считаться черными в текущем году, если они находятся в заключении, безработные или имеют доход ниже черты бедности (рис. 1 B ). Хотя различия в вероятности быть классифицированными как черные не так велики, как в отношении белых, все различия в расовой классификации между людьми с высоким и низким статусом статистически значимы ( P < 0.05, двусторонний тест) и устойчив к нескольким спецификациям многомерной модели, включая добавление фиксированных эффектов человека (см. вспомогательную информацию (SI) Table S1 и SI Text ).

На рис. 2 показаны изменения в расовой самоидентификации путем сравнения данных только за 1979 и 2002 гг. Результаты отражают результаты для расы, классифицированной интервьюером, как по существу, так и по величине. Среди респондентов, идентифицировавших себя как белые в 1979 г. (рис. 2 A ), мы находим 97% никогда не живших в бедности респондентов, идентифицировавших себя как белые в 2002 г., тогда как только 93% респондентов, переживших бедность (в период с 1979 по 2002 г.), по-прежнему идентифицировали себя как белые. белый.Эти результаты подчеркивают не только то, что расовая самоидентификация может быть изменчивой (6), но и то, что изменения в идентификации связаны с социальным положением респондентов.

Рис. 2.

Расовая самоидентификация и совокупный социальный статус, 2002 г. Источник: Национальное лонгитюдное исследование молодежи. ( A ) Процент респондентов, которые идентифицировали себя как белые в 2002 г., ограничиваясь респондентами, которые идентифицировали себя как белые в 1979 г. ( B ) Процент респондентов, которые идентифицировали себя как черные в 2002 г. , ограничиваясь респондентами, которые идентифицировали себя как черный в 1979 году.Находившийся в заключении относится к тому, давался ли когда-либо интервью респонденту в тюрьме; когда-либо безработный относится к тому, был ли респондент когда-либо безработным более 4 месяцев в календарном году; а постоянно обедневший относится к тому, был ли доход домохозяйства респондента когда-либо ниже черты бедности. Столбики погрешностей, ± 1SE.

Обсуждение

Изменение во времени расовой классификации и идентификации противоречит точке зрения, согласно которой раса является атрибутом людей, который фиксируется при рождении и, таким образом, предшествует последующим результатам жизни, таким как доход или лишение свободы.Вместо этого мы могли бы думать об индивидуумах как о конкурирующих склонностях быть отнесенными к разным расовым группам или идентифицировать себя с ними. Изменения в этих склонностях, вероятно, частично отражают неточность разделения непрерывных человеческих вариаций на несколько дискретных категорий (7), а также контекстуальные различия в расположении расовых подразделений (1, 2, 5, 8). Однако наши результаты также подтверждают идею о том, что расовые склонности могут быть изменены изменением социального положения, так же как изменение диеты или уровня стресса может изменить склонность человека умереть от болезней сердца, а не от рака.Это говорит о том, что расовые стереотипы могут стать самосбывающимися пророчествами: хотя чернокожие американцы чрезмерно представлены среди бедных, безработных и заключенных, бедные, безработные или заключенные также с большей вероятностью будут рассматриваться и идентифицируются как черные и с меньшей вероятностью быть замеченным и идентифицированным как белый. Таким образом, не только раса формирует социальный статус, но социальный статус формирует расу.

Материалы и методы

Когорта NLSY 1979 года представляет собой национально репрезентативную выборку из 12 686 американских мужчин и женщин, которым было от 14 до 22 лет на момент первого обследования в 1979 году.После этого респонденты имели право давать интервью каждый год, до 1994 года, когда интервью стали проводиться раз в два года. Для этого исследования мы используем данные с 1979 по 2002 год, последний год, когда были собраны расовые данные, и мы используем человеко-годы в качестве единицы анализа.

Расовая классификация интервьюеров.

Интервьюеры были проинструктированы классифицировать расу респондента после завершения интервью. Таким образом, они сделали это со знанием диапазона информации о респонденте, от его дохода и образования до его работы и семейной истории, а в случае 1979 г. — расовой принадлежности респондентов.Интервьюерам не давали никаких специальных указаний относительно того, как классифицировать респондентов по расе (9), и им были доступны только категории: «черные», «белые» и «другие». Интервьюеры NLSY преимущественно женщины, белые и высокообразованные (т.е. 92% респондентов были опрошены женщинами, 84% интервьюерами, которые идентифицировали себя как белые, и 39% выпускниками колледжей), что типично для интервьюеров в целом.

Расовая самоидентификация.

В 1979 г. респондентам вручили карточки с 28 возможными ответами о происхождении или происхождении, включая такие категории, как «черный, афроамериканец или негр», «англичанин», «кубинец» и «вьетнамец».NLSY закодировал до шести ответов. В 2002 г. в соответствии с обновленными федеральными стандартами сбора данных о расовой/этнической принадлежности (10) респондентам задавали два отдельных вопроса: один об латиноамериканском происхождении и один о расе; последний допускал многократное упоминание среди шести категорий (белый, черный или афроамериканец, азиат, коренной гаваец или житель других островов Тихого океана, американский индеец или коренной житель Аляски, какая-то другая раса). Мы используем эти ответы для создания бинарных переменных для отчетов как «Белый», «Черный» и «Другой».Респонденты, предложившие несколько упоминаний, могут ответить «да» более чем по одной из этих переменных. Несмотря на упрощение, эта схема кодирования позволяет проводить сравнения как во времени, так и с расовой классификацией интервьюера.

Важно отметить, что в 1979 году слово «белый» не значилось в списке принятых ответов на самоидентификацию происхождения или происхождения. Вместо этого респонденты выбирали из европейских этнических/национальных категорий, таких как «ирландцы», «французы», «португальцы» и «русские». Чтобы изучить изменения в самоидентификации с течением времени, мы объединяем эти ответы 1979 года в единую категорию «европейцев», которую затем сравниваем с самоидентификацией «белых» в 2002 году.Таким образом, в нашем анализе не учитывается сообщение «грек» в 1979 г. и «белый» в 2002 г. как изменение идентификации с течением времени. В других исследованиях мы проводили различие между европейцами из северо-западных и юго-восточных стран (например, англичане, французы, немцы и итальянцы, русские и греки) из-за исследований, предполагающих, что юго-восточные европейцы были по-разному разделены на расы в Соединенных Штатах до середины 20-го века ( 8), но мы обнаружили небольшую разницу в вероятности изменения расовой/этнической идентификации между этими двумя группами европейского происхождения.

И в 1979, и в 2002 году остаточная категория «Другие» включала ответы американских индейцев, выходцев из Азии, жителей островов Тихого океана и латиноамериканцев/латиноамериканцев. В 2002 году люди, сообщившие, что они латиноамериканцы, на вопрос об латиноамериканском происхождении и давшие ответ на вопрос о расе, были включены более чем в одну категорию (например, респонденты, ответившие «да» на вопрос об латиноамериканском происхождении и «белые» на вопрос о расе). вопрос закодирован в наших данных как «Другое» и «Белое»). Мы утверждаем, что такое кодирование более точно отражает их ответы, чем создание отдельных взаимоисключающих категорий, особенно с учетом того, что значительное число респондентов отказались отвечать на вопрос о расе после того, как назвали себя выходцами из Латинской Америки.Также важно отметить, что на рис. 2 рассматриваются только респонденты, которые идентифицировали себя как белые или черные в 1979 г. Таким образом, респондент, ответивший только «мексиканец» в 1979 г. и «латиноамериканец» и «белый» в 2002 г., не включен в рис. 2 A , в то время как респондент, ответивший «мексиканец» и «ирландец» в 1979 г. и «латиноамериканец» и «белый» в 2002 г., включен в рисунок и в оба года закодирован как «белый» (и «другой» ).

Аналитический подход.

Учитывая разные временные промежутки, охватываемые нашими зависимыми переменными, мы используем два подхода к изучению влияния этих факторов на изменения в расовой классификации и идентификации.Для анализа расовой классификации у нас есть информация за каждый год исследования, поэтому на рис. 1 показана взаимосвязь между текущим социальным положением человека и его текущей расовой классификацией. Что касается анализа расовой идентификации, поскольку у нас есть показатели самооценки расы всего в двух временных точках с разницей в 23 года, на рис. 2 показано, испытывали ли респонденты когда-либо потерю статуса в этих областях.

Как и следовало ожидать, характеристики респондентов, например, идентифицируют ли они себя как латиноамериканцев или представителей разных национальностей, а также характеристики интервьюеров, например, их собственная расовая самоидентификация, влияют на расовую классификацию и процесс идентификации.Чтобы принять это во внимание, мы вводим множество таких элементов управления в наши многомерные модели (см. SI Text ). Эффекты социального статуса, обсуждавшиеся выше, остаются значительными за вычетом этих других факторов, предполагая, что социальное положение играет важную роль в расовой классификации и самоидентификации всех американцев.

Сноски

  • 2 Кому может быть адресована корреспонденция. Электронная почта: andrew.penner{at}uci.edu или asaper{at}uoregon.edu
  • Вклад авторов: А.член парламента и в качестве. разработал исследование, провел исследование, проанализировал данные и написал статью.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Эта статья является прямой отправкой PNAS.

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию в Интернете по адресу www.pnas.org/cgi/content/full/0805762105/DCSupplemental.

  • © 2008 г., Национальная академия наук США

Растущее чувство угрозы социальному статусу и сопутствующая смерть от отчаяния среди белых

https://doi.org/10.1016/j.ssmph.2019.100449Получить права и контент

Основные моменты

Растущая смертность среди белых в США широко распространена и охватывает все уровни образования.

Экономическое положение белых ухудшается в абсолютном, но не в относительном выражении.

Ухудшение абсолютного экономического положения белых не объясняет рост их смертности.

Восходящий белый Смертность лучше объясняется воспринимаемой потерей относительного статуса.

Резюме

Исходная информация

На рубеже 21-го века наблюдается поразительное явление, связанное со здоровьем населения. У белых в Соединенных Штатах, которые обычно имеют наиболее благоприятный профиль смертности среди всех расовых групп, наблюдается рост смертности без соразмерного роста в других расовых группах. Две ведущие гипотезы на сегодняшний день заключаются в том, что либо современные экономические условия, либо более долгосрочные (после 1970-х годов) экономические преобразования привели к ухудшению экономических и социальных перспектив малообразованных белых, кульминацией которых стала «смерть от отчаяния».«Мы пересматриваем эти гипотезы и исследуем третью гипотезу: увеличение смертности связано с (ложным) восприятием белых того, что они теряют социальный статус.

Методы

Используя административные данные и данные обследований, мы изучили тенденции и корреляции между расовой, возрастной и образовательной смертностью и рядом экономических и социальных показателей. Мы также использовали модель с фиксированными эффектами на уровне округа, чтобы определить, были ли изменения в доле республиканских избирателей во время президентских выборов, как маркер растущего восприятия угрозы социального статуса, связаны с изменениями в смертности белых в трудоспособном возрасте с 2000 по 2016 год. с поправкой на демографические и экономические ковариаты.

Выводы

Рост смертности белых не ограничивается низшим уровнем образования и происходит глубже в образовательном распределении. Ни краткосрочные, ни долгосрочные экономические факторы сами по себе не могут объяснить рост смертности белых, потому что параллельные тенденции (и более неблагоприятные уровни) этих факторов наблюдались у чернокожих, чей уровень смертности растет на , а не на . Наоборот, восприятие — ошибочное представление — белых о том, что их социальный статус находится под угрозой из-за ухудшающихся экономических условий, по-видимому, лучше всего соответствует наблюдаемым моделям здоровья населения.

Заключение

Рост смертности среди белых в Соединенных Штатах объясняется не традиционными социально-экономическими показателями здоровья населения, а воспринимаемым снижением относительного группового статуса части белых, несмотря на отсутствие фактической потери относительного группового положения .

Ключевые слова

Раса

Смертность

Республиканская партия

Голосование

Социальные детерминанты здоровья

Рекомендованные статьиЦитирование статей (0)

4 © 20 Thes.Издано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Психология социального статуса

Лауреат Нобелевской премии экономист Джон Харсаньи сказал, что «помимо экономических выгод, социальный статус, по-видимому, является наиболее важным стимулом и мотивирующей силой социальное поведение.» Чем заметнее различия в статусе, тем больше люди озабочены своим статусом, а различия между имущими и неимущими были чрезвычайно заметны во время экономического спада последних лет.Барак Обама проводил кампанию непосредственно по проблеме «сокращающегося среднего класса» во время своей президентской кампании в 2008 году и назначил вице-президента Джо Байдена руководителем рабочей группы по среднему классу специально для поддержки этой демографической группы. Несмотря на некоторые недавние экономические улучшения, сенатор Берни Сандерс от Вермонта всего два месяца назад предупредил, что «реальность такова, что средний класс сегодня в этой стране находится в отчаянном положении, и пропасть между очень богатыми и всеми остальными будет увеличиваться.Обеспокоенность по поводу статуса, скорее всего, не покинет общественное сознание в ближайшее время.

Конечно, различия в статусе имеют отношение не только к экономическому положению, но, похоже, о них постоянно думают. Как заметил известный нейробиолог Майкл Газзанига: «Когда вы встаете утром, вы не думаете о треугольниках и квадратах и ​​тех сравнениях, которые психологи используют последние 100 лет. Вы думаете о статусе. Вы думаете о том, где вы находитесь по отношению к своим сверстникам.” Между генеральным директором и сотрудником, квотербеком и ресивером, мужем и женой статус имеет большое значение. Недавняя работа социологов занялась этой темой, выяснив поведенческие различия между людьми с низким и высоким статусом, а также методы, с помощью которых те, кто находится в нижней части тотемного столба, наиболее успешно взбираются на вершину.

Психолог П. Дж. Генри из Университета ДеПола недавно опубликовал статью, демонстрирующую, что люди с низким статусом более склонны к агрессивному поведению, объясняя эти различия с точки зрения теории компенсации низкого статуса.Генри начал эту работу с наблюдения, что уровень убийств был выше в регионах с ландшафтами, благоприятными для скотоводства, по сравнению с регионами, благоприятными для земледелия, что согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими связь между стадной экономикой и насилием. Традиционное объяснение этой закономерности, популяризированное психологами Довом Коэном и Ричардом Нисбеттом, состоит в том, что стадные культуры склонны поддерживать культуру чести. История гласит, что, поскольку скотоводы из Южной Британии изначально поселились на юге Соединенных Штатов (а также установили скотоводческое хозяйство на новой земле), это поставило их в экономически опасное положение.Имущество этих пастухов, самым важным из которых был их домашний скот, было подвержено краже, что вынуждало людей быстро реагировать на угрозы, экономические или иные. Для сравнения, сельскохозяйственная экономика Севера была гораздо более безопасной, требуя менее агрессивной и защитной позиции по отношению к своим личным ресурсам.

Генри взял на вооружение традиционную гипотезу о культуре чести, чтобы вместо этого предположить, что различия между культурами скотоводства и земледелия в насилии на самом деле проистекают из различий в статусе.Его теория основана на обширной психологической литературе, демонстрирующей, что люди из групп с низким статусом (например, этнические меньшинства) склонны к более бдительной психологической самозащите, чем представители групп с высоким статусом. Люди с низким статусом гораздо более чувствительны к социальному отторжению и более склонны следить за своим окружением на предмет угроз. Из-за этой бдительности в отношении защиты своего чувства собственного достоинства люди с низким статусом быстрее реагируют жестоко на личные угрозы и оскорбления.

Генри сначала изучил архивные данные по округам на юге Америки, чтобы показать, что уровень убийств с 1972 по 2006 год был намного выше в засушливых и холмистых округах (благоприятных для скотоводства), чем в влажных и равнинных округах (благоприятных для земледелия). Однако помимо влияния географии уровень неравенства в статусе в конкретном округе объяснял этот повышенный уровень убийств. Даже после учета общего уровня благосостояния в данном округе (более богатые округа, как правило, имеют более низкий уровень убийств), неравенство в статусе по-прежнему предсказывало уровень убийств.Не удовлетворившись простым взглядом на Соединенные Штаты, Генри проанализировал данные из 92 стран мира, чтобы найти повторение этой модели. От Албании до Зимбабве большее неравенство в статусе предсказывало более высокий уровень насилия.

Чтобы предоставить доказательства того, что склонность к психологической самозащите является важнейшим связующим звеном между статусом и насилием, Генри проанализировал данные опроса более 1500 американцев. В этой репрезентативной на национальном уровне выборке люди с низким социально-экономическим статусом (низкий СЭС) сообщали о гораздо большей психологической защите с точки зрения того, что они считали себя более склонными к использованию в своих интересах и меньше доверяли людям.

Наконец, в эксперименте со студентами колледжей как с высоким, так и с низким СЭС Генри продемонстрировал, что повышение чувства собственного достоинства снижает агрессивные тенденции среди людей с низким статусом. Генри попросил некоторых участников эксперимента написать о времени, когда они чувствовали себя важными и ценными. Другие учащиеся не получили этого задания, а вместо этого выполнили задание на определение существительных наизусть. Во второй части эксперимента все участники ответили на вопросы о том, готовы ли они агрессивно реагировать на угрозы.В соответствии с общими популяционными исследованиями, студенты колледжей из семей с низким СЭС выражали большую готовность агрессивно реагировать на оскорбления, но эта тенденция заметно уменьшалась у тех, кто сначала писал о себе как о важном и ценном.

Хотя эта модель компенсации низкого статуса важна сама по себе, она также досадна, учитывая отдельный массив исследований о том, как люди на самом деле достигают более высокого статуса. Это исследование, недавно подытоженное психологами Кэмероном Андерсоном и Гэвином Дж. Килдаффом, показывает, что те, кто успешно добивается статуса, добиваются этого, ведя себя великодушно и помогая, чтобы повысить свою ценность для своей группы.Другими словами, агрессивное и насильственное поведение людей с низким статусом прямо противоположно тому, что они должны делать, чтобы подняться на тотемный столб общества.

Андерсон и Килдафф продемонстрировали в одном исследовании, что люди в групповом решении математических задач, которые просто сигнализировали о своей компетентности более громким голосом, достигали более высокого статуса и могли делать это независимо от их фактической компетентности в решении задачи. Исследования психологов Чарли Л. Харди и Марка Ван Вугта, а также социолога Робба Уиллера показали, что щедрость является ключом к статусу.Люди придают более высокий статус тем, кто жертвует больше своих денег в общий фонд, и тем, кто жертвует своими личными интересами ради общественного блага. Демонстрация своей ценности перед группой — через компетентность или самоотверженность — улучшает статус. Андерсон и Айва Ширако предполагают, что усилителем этого эффекта является степень социальных связей человека с другими. В их исследованиях участвовали студенты MBA, занимающиеся различными переговорными задачами. Они показали, что люди, которые вели себя сообща, приобретали более положительную репутацию, но только в том случае, если они были социально интегрированы в группу.Те, кто вел себя сообща, но не имел связей, остались незамеченными. Социальная связанность имела аналогичный эффект для отказавшихся от сотрудничества студентов MBA. Те, кто были эгоистичны и имели хорошие связи, увидели, что их репутация пошла на убыль.

Сумма этих выводов может начать объяснять тяжелые обстоятельства людей с самым низким статусом. Постоянные усилия по сохранению положительного взгляда на себя, несмотря на экономические и социальные трудности, могут задействовать механизмы психологической защиты, которые в конечном итоге обречены на провал.Вместо того, чтобы заискивать перед окружающими — это успешная стратегия достижения статуса — люди с низким статусом могут быть более склонны к запугиванию и враждебному поведению, особенно когда их провоцируют. Тем не менее исследования, определяющие факторы, которые приводят к успешному поиску статуса, внушают некоторый оптимизм. Люди, способные сигнализировать о своей ценности другим, а не озабоченные сигнализацией о своей ценности самим себе, могут разорвать саморазрушительный цикл низкостатусного поведения.

Тревога о статусе и социальный класс: City Talk

Роберт К. Хендерсон — кандидат психологических наук в Колледже Св. Катарины в Кембридже, который много писал о социальном классе. Недавно он говорил с City Journal заместителем редактора Дэниелом Кеннелли о процессе приема в элитные колледжи, представлениях о роскоши и о том, как они применимы к американской системе статуса.

Вы ​​придумали термин «представления о роскоши» как новый взгляд на систему статуса в Америке.Что это значит?

Представления о роскоши — это идеи и мнения, которые придают статус высшему классу, но наносят ущерб низшим классам.

Одним из примеров убеждения о роскоши является «защитить полицию». Опрос 2020 года показал, что самые богатые американцы больше всего поддерживают отказ от финансирования полиции. С тех пор количество убийств в США резко возросло. Бедняки, которые меньше всего поддерживали сокращение финансирования полиции, стали главными жертвами. Бедняки пожинают то, что сеет класс приверженцев роскоши.

Я разработал эту концепцию после общения со студентами и выпускниками элитных университетов и чтения классических текстов Торстейна Веблена, Пьера Бурдье, Поля Фюсселя и других.

В прошлом богатые отображали свой социальный статус с помощью символов физического статуса. По мере того, как модная одежда и другие материальные блага становятся более доступными и доступными, к ним присоединяется все меньше статуса. Представления о роскоши возникли как новый символ статуса.

В недавнем эссе вы написали о своих опасениях по поводу тенденции элитных университетов упразднять или сводить к минимуму стандартизированное тестирование в пользу личных эссе о преодолении невзгод.Что не так с этим подходом?

Элитные университеты решили сосредоточиться на рассказах о невзгодах, чтобы выявить талантливых или выдающихся абитуриентов. Но по иронии судьбы наиболее обеспеченные более свободно подчеркивают свою маргинализацию. По-настоящему неблагополучным людям часто бывает трудно рассказать о своих трудностях так, чтобы их могли понять привратники элитных учреждений.

Поэтому неудивительно, что недавнее исследование, проведенное в Стэнфорде, показало, что содержание эссе в колледже даже более тесно коррелирует с доходом семьи, чем результаты SAT.Предположительно, абитуриенты из богатых семей особенно искусны в использовании «правильных» модных словечек, лозунгов и рассказов о жертвах, которые нравятся приемным комиссиям.

Стандартизированные тесты более объективны, чем эссе. Ребёнку из малообеспеченной семьи легче сдать SAT, чем освоить вкусы, манеру разговора и постоянно развивающийся этикет представителей класса, верящего в роскошь.

С одной стороны, как вы пишете, школы ищут абитуриентов, которые преодолевают свои обстоятельства благодаря личной инициативе, и тем не менее университеты теперь пропитаны идеологией, подчеркивающей, что маргиналы являются пассивными жертвами своих обстоятельств.Как снимается это напряжение? Или даже чувствуется напряжение?

Одна возможность состоит в том, что это напряжение поощряет двуличие. Кандидаты могут заявлять, что системные силы работают против них, одновременно демонстрируя, насколько они особенные, чтобы преодолеть эти препятствия. Это может культивировать мощную смесь жертвенности и превосходства.

Часто кажется, что относительно удачливые люди подчеркивают свою маргинализацию, принимая на себя страдания действительно обездоленных людей.Затем они рассказывают самую крайнюю версию того, что потенциально может отражать реальность, учитывая какие-то заметные характеристики, которые они разделяют с теми, с кем исторически плохо обращались.

Поощрение жертвенности при одновременном вознаграждении тех, кто утверждает, что поднялся над ней, также укрепляет существующую систему, так что наиболее обеспеченные люди будут продолжать занимать самые элитные учреждения, считая себя каким-то образом осажденными. Это, в свою очередь, позволяет им отказаться от ответственности, которая должна сопровождаться огромными привилегиями.

Какую лучшую книгу вы прочитали в прошлом году?

Трудно выбрать что-то одно. Жизнь и смерть в Шанхае от Ньен Ченга, безусловно, одна из лучших. Это запоминающиеся мемуары, написанные женщиной, которая была незаконно заключена в тюрьму во время Культурной революции в Китае. Сами события душераздирающие, а то, как Ченг описывает психологические манипуляции коммунистического режима, одновременно тревожит и проливает свет.

Другие книги, которые мне понравились: Алхимия Рори Сазерленда, о пределах человеческого разума и важности мастерства и экспериментирования; Статусная игра Уилла Сторра, о том, как стремление к общественному уважению объясняет многое в человеческом поведении; и Codes of the Underworld Диего Гамбетты о том, как преступники (и не преступники) передают информацию и устанавливают доверие в условиях неопределенности.

В этом году выходит ваша собственная книга, верно? Что вы можете рассказать нам об этом?

Мои будущие мемуары должны выйти в конце этого года. Я делюсь своими воспоминаниями о том, как я рос в приемных семьях в Лос-Анджелесе в 1990-х годах, о проблемах, с которыми я столкнулся в детстве, и о шагах и ошибках, которые я совершил на своем пути, чтобы избежать драмы и беспорядка моей юности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.