Ст 116 ук рф часть 1: УК РФ Статья 116. Побои / КонсультантПлюс

Содержание

Декриминализация побоев?

ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ ПОБОЕВ?

За побои своих близких теперь наказывают строже

Результатом последних заседаний Государственной Думы ФС РФ прошлого созыва стала частичная декриминализация ряда деяний, в частности побоев, ответственность за которые предусматривалась ч. 1 ст. 116 УК РФ. Анализируя новую редакцию указанной статьи, автор выявляет некоторые противоречия и предлагает свою редакцию.

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» ст. 116 УК РФ изложена в следующей редакции1:

«Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы – наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Примечание. Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство».

Новая редакция, по причине содержащегося в ней понятия «близкие лица», вызвала определенный резонанс, в том числе и в высших эшелонах власти. «Частная жизнь или уголовное преступление? Правительство не считает верным декриминализировать семейные побои» – под таким заголовком вышла публикация на сайте «Новой адвокатской газеты». В ней, со ссылкой на «Ведомости», сказано, что правительственная комиссия по законопроектной деятельности не поддержала законопроект члена Совета Федерации ФС РФ Елены Мизулиной об исключении из Уголовного кодекса РФ нормы о «семейных побоях». В проекте отзыва Правительства отмечалось, что изменение ст.

116 УК РФ было направлено на «своевременное выявление и противодействие фактам семейного насилия, противоправного поведения родителей и других лиц, склонных к совершению насильственных действий в отношении близких». В целом представленная на сайте «Новой адвокатской газеты» информация подчеркивает необходимость детальной оценки позиции законодателя.

Действительно ли новая редакция статьи о побоях способна противодействовать фактам семейного насилия? Обоснованно ли упоминание в содержании нормы такой категории субъектов, как «близкие лица»? Постараемся разобраться в этих вопросах.


Дамир КИНЖИБАЕВ,
член Астраханского регионального отделения
Общероссийской общественной организации
«Ассоциация юристов России»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 22 за 2016 г.



1 14 ноября в Госдуму внесен законопроект, предусматривающий внесение изменений в ст. 116 УК РФ путем исключения «побоев в отношении близких лиц» из числа преступлений: побои в отношении близких лиц будут отнесены к административным правонарушениям.

Прим. ред.

NB

ДОМАШНИЕ ТИРАНЫ «ПОД ПРИЦЕЛОМ» ЗАКОНА

Автором затронута очень важная проблема – ответственность за домашнее насилие. Впервые на законодательном уровне было признано наличие данной проблемы и предпринята попытка борьбы с ней.

Обсуждаемая редакция ст. 116 УК РФ мне кажется неидеальной, поскольку понятие «близкие лица» не охватывает бывших супругов и сожителей.

Кроме того, было бы логично ввести такую ответственность и за причинение легкого вреда здоровью, внеся соответствующие поправки в ст. 115 УК РФ.

К безусловным плюсам отношу то, что данная категория дел передана из частного обвинения в частно-публичное: на практике большинство жертв, столкнувшись со сложностями частного обвинения, отказывались от обращений в мировой суд, что позволяло домашним тиранам уходить от ответственности и, чувствуя свою безнаказанность, совершать новые акты насилия.

Отмечу, что Уголовный кодекс скорее направлен на борьбу с последствиями домашнего насилия. Для эффективной борьбы с данным явлением также нужна профилактическая работа. Этому может способствовать отдельный закон. Проект соответствующего федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия» направлен в Государственную Думу ФС РФ. Аналогичные законы приняты более чем в 140 странах мира и доказали свою эффективность. Законы против домашнего насилия приняли более 140 стран в мире. Опыт других стран показал, что внедрение таких законов приводит к снижению бытовой преступности на 30–40%. А по статистике МВД, 40% всех тяжких насильственных преступлений в России совершается в семье.

Алексей ПАРШИН,
президент КМА «ВердиктЪ», адвокат,
специализирующийся на представлении интересов жертв, пострадавших от домашнего насилия,
один из авторов проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия»


Ст. 116 УК РФ. Побои

Документы Пленума и Президиума Верховного суда по ст.

116 УК РФ

Все документы >>>

Документы Пленума и Президиума Верховного суда по УК РФ

Все документы >>>

Законы Российской Федерации по ст. 116 УК РФ

Все документы >>>

Законы Российской Федерации по УК РФ

Все документы >>>

Указы и распоряжения Президента Российской Федерации по УК РФ

  • Указ Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 (ред. от 12.07.2021)

    "Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации" (вместе с "Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации", "Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации", "Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации")

  • Указ Президента РФ от 17. 05.2021 N 286

    "Об обеспечении безопасности при проведении мероприятий чемпионата Европы по футболу UEFA 2020 года в г. Санкт-Петербурге" (вместе с "Положением о межведомственном оперативном штабе по обеспечению безопасности при проведении мероприятий чемпионата Европы по футболу UEFA 2020 года в г. Санкт-Петербурге")

Все документы >>>

Постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации по УК РФ

  • Постановление Правительства РФ от 30.06.2021 N 1093 (ред. от 21.07.2021)

    "О федеральном государственном контроле (надзоре) за состоянием, содержанием, сохранением, использованием, популяризацией и государственной охраной объектов культурного наследия" (вместе с "Положением о федеральном государственном контроле (надзоре) за состоянием, содержанием, сохранением, использованием, популяризацией и государственной охраной объектов культурного наследия")

  • Постановление Правительства РФ от 31. 12.2020 N 2467 (ред. от 21.07.2021)

    "Об утверждении перечня нормативных правовых актов и групп нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов, отдельных положений нормативных правовых актов и групп нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, правовых актов, отдельных положений правовых актов, групп правовых актов исполнительных и распорядительных органов государственной власти РСФСР и Союза ССР, решений Государственной комиссии по радиочастотам, содержащих

Все документы >>>

Нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации по ст. 116 УК РФ

Все документы >>>

Нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации по УК РФ

Все документы >>>

О проекте федерального закона № 26265–7 «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации»

В Комитет по государственному строительству и законодательству поступили многочисленные обращения граждан в части рассмотрения проекта федерального закона № 26265–7 «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Информируем, что 27.01.2017 г. данный законопроект был принят Государственной Думой и 7.02.2017 г. подписан Президентом Российской Федерации.

Сообщаем, что рассмотренные обращения представляют собой изложение мнения граждан и не содержат конкретного вопроса, требующего ответа. В своих обращениях граждане выражают несогласие с декриминализацией деяния, предусмотренного ст.116 Уголовного Кодекса Российской Федерации в отношении близких лиц, совершенного впервые.

Вместе с тем, Комитет считает необходимым разъяснить смысл и причины внесенных изменений.

Так, Федеральный закон излагает статью 116 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) в новой редакции, согласно которой уголовно наказуемыми признаются побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст.115 УК РФ, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой‑либо социальной группы.

 

Побои в отношении близких лиц, совершенные впервые, переводятся в разряд административных правонарушений. Ответственность за указанные деяния, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию за побои, будет наступать в соответствии со статьей 1161 УК РФ.

Для правильного понимания гражданами внесенных изменений следует уточнить, какие действия подпадают под термин «побои». С объективной стороны побои представляют собой нанесение неоднократных ударов или иные насильственные действия, в результате которых не был причинен легкий вред здоровью. В соответствии п.4 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (утв. Постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 года №522), критериями для определения наличия последствия в виде легкого вреда здоровью являются кратковременное расстройство здоровья или незначительная стойкая утрата общей трудоспособности. Побои же включают в себя причинение иного, менее значительного вреда здоровью.


Граждане в своих обращениях указывают на иное домашнее насилие, в результате которого потерпевшим причиняется легкий вред здоровью или более тяжкий, и за причинение которого Уголовный Кодекс Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность без альтернативы привлечения к административному наказанию.

В процессе работы над законопроектом было принято во внимание общественное и научное мнение. Так, помимо обращений с негативной оценкой подготавливаемых изменений, Комитетом были рассмотрены многочисленные обращения граждан, которые требовали принятия законопроекта по причине того, что возникла практика привлечения к уголовной ответственности лиц, чьи деяния не носят общественно опасного характера, и привлечение которых к уголовной ответственности не отвечало принципу соразмерности наказания. Внесенная поправка отвечает требованиям сложившейся практики, на что указывал Пленум Верховного Суда Российской Федерации (постановление от 31 июля 2015 года № 37).

Необходимость внесения поправки также обоснована тем, что дела по преступлениям, предусмотренным ст. 116 УК РФ, являются делами частно-публичного обвинения (ч.3 ст.20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации), то есть они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Поскольку в случаях домашнего насилия зачастую присутствует элемент эмоциональной привязанности и близких отношений, многие потерпевшие не обращались в правоохранительные органы с заявлением, поскольку понимали последствия привлечения близкого человека к уголовной ответственности и невозможность прекратить процесс примирением. Такое положение вызывало высокую латентность данных преступлений. С принятием поправки потерпевшие имеют возможность сначала привлечь правонарушителя к административной ответственности, что оставляет возможность сохранения близких отношений в будущем. В случае же, когда побои носят систематический характер, лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. 

Как видно из вышеуказанного, принятая поправка не лишает жертв домашнего насилия права на защиту и возможности привлечь лиц, применяющих насилие к близким лицам, к уголовной ответственности.

Председатель Комитета П.В.Крашенинников

Декриминализация "домашних побоев" не позволила избежать наказания — Лебедев | Российское агентство правовой и судебной информации

МОСКВА, 4 дек — РАПСИ. Декриминализация статьи о побоях, нанесенных близким родственникам, не позволила уйти от ответственности лицам, совершившим домашнее насилие, заявил председатель Верховного суда (ВС) Вячеслав Лебедев.

"Принятие закона о декриминализации статьи о побоях не было ошибкой. Декриминализация как раз ввела ответственность, она ввела административную преюдицию. Было сказано, что если обращаются с заявлением о привлечении к уголовной ответственности за побои или причинение вреда, не повлекшее расстройство здоровью, то надо принять его и привлечь виновное лицо к административной ответственности. А в случае совершения повторного нарушения, то наступает уже уголовная ответственность", — сказал глава ВС, отвечая на вопрос журналистов.

По его словам, ранее органы дознания в большинстве случаев отказывали в принятии заявлений о домашних побоях и рекомендовали заявителям обращаться в суд в порядке частного обвинения. "В основном судьи старались принять меры к примирению сторон. Такие дела заканчивались либо примирением, либо были прекращены, осуждений было гораздо меньше", — отметил Лебедев.

Председатель ВС подчеркнул, что для реальной борьбы с домашним насилием надо проводить работу, связанную с исследованием социальных причин этого явления, его профилактики.

Декриминализация побоев

В феврале 2017 года президент РФ Владимир Путин подписал закон, согласно которому предлагалось перевести однократные побои, нанесенные близким родственникам, из категории преступлений в административные правонарушения.

Документ внес изменения в статью 116 Уголовного кодекса (УК) РФ, исключив «побои в отношении близких лиц» из числа преступлений.

Законодатели подчеркнули, что УК РФ этим же Федеральным законом был дополнен новой статьей, устанавливающей уголовную ответственность за нанесение побоев лицом, ранее подвергнутым административному наказанию.

Согласно пояснительной записке к законопроекту, внесение изменений в статью 116 УК РФ направлено на устранение неоднозначного толкования положений кодекса, возникших в связи с принятием Федерального закона от 3 июля 2016 года о частичной декриминализации ряда статей УК РФ. Ранее была декриминализирована часть 1 статьи 116 УК РФ "Побои" путем перевода в КоАП РФ. Наряду с этим, в статье 116 УК РФ была установлена ответственность за побои в отношении близких лиц, также статья была дополнена примечанием, содержащим определение "близкие лица".

последние изменения и поправки, судебная практика

СТ 116 УК РФ.

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, -

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Комментарий к Ст. 116 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона преступления выражена в деянии в форме действия, которое в законе описано с помощью двух признаков: негативного (отсутствие последствий, предусмотренных ст. 115 УК) и позитивного (деяние в форме побоев либо иных насильственных действий, причиняющих физическую боль).

2. Побои не составляют особого вида повреждений. Они являются действиями, состоящими в многократном нанесении ударов. В результате побоев могут возникнуть, например, ссадины, кровоподтеки, небольшие раны. Однако они могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений. В этом случае судебно-медицинский эксперт в заключении отмечает жалобы освидетельствуемого, в том числе на болезненность при пальпации тех или иных областей тела, отсутствие объективных признаков повреждений и не определяет тяжесть вреда здоровью. Установление факта побоев осуществляют органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суд на основании немедицинских данных.

3. Иные насильственные действия, причинившие физическую боль, - сечение, щипание, вырывание волос. Для причинения физической боли могут использоваться животные и насекомые.

4. Альтернативно обязательными признаками состава преступления выступают потерпевший и мотив преступления.

Потерпевшим может быть близкое лицо (примечание к статье). В отношении иных потерпевших ответственность по ст. 116 УК может наступать только при наличии одного из двух альтернативных мотивов - хулиганского или мотива ненависти или вражды.

5. Преступление считается оконченным с момента совершения самого деяния.

Второй комментарий к Ст. 116 УК РФ

1. В комментируемой статье предусмотрено условие: отсутствие признаков вреда здоровью, предусмотренного статьей 115 УК.

Побои — множественное нанесение ударов. Последствия этих ударов не имеют уголовно-правового значения по указанным выше причинам. Однако если они повлекли причинение легкого, среднего или тяжкого вреда здоровью, содеянное квалифицируется по той статье УК РФ, которая предусматривает ответственность за причинение этого вреда.

Иные действия, причиняющие физическую боль (один удар, термическое воздействие, щипки и т.п.).

2. Преступление является оконченным в момент совершения действий.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком этого преступления является мотив: хулиганский или экстремистский (о содержании этих мотивов см. 6 комментарий к части второй статьи 105 УК).

4. Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Ст. 116 УК РФ с Комментариями 2020-2021 года (новая редакция с последними изменениями)

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

Комментарий к Ст. 116 УК РФ

1. Побои выделены в самостоятельный состав преступления, отличный от причинения легкого вреда здоровью. Объектом побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, также является здоровье человека. Во-первых, с точки зрения медицины физическая боль — это не только эмоциональная реакция человека на повреждающее воздействие, но и определенное нарушение функций организма. Во-вторых, побои, иные насильственные действия часто выступают как способ совершения более опасных преступлений, причиняющих определенный вред здоровью (ст. ст. 111, 112, 115 УК). Поэтому комментируемая статья может рассматриваться как усеченный состав причинения вреда здоровью.

2. С объективной стороны побои представляют собой нанесение неоднократных ударов. Нанесение одного удара не может называться побоями. При отсутствии последствий, предусмотренных ст. 115 УК, нанесение единственного удара может рассматриваться как способ совершения другого преступления (хулиганство, оскорбление и др. ).

3. Иные насильственные действия, причинившие физическую боль (сдавливание части тела, вырывание волос, щипание и пр.), приравнены в комментируемой статье к побоям. Поверхностные повреждения, которые согласно Медицинским критериям не считаются причинившими вред здоровью (см. коммент. к ст. 115), тоже подпадают под понятие иных насильственных действий.

4. Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ статья дополнена ч. 2, устанавливающей ответственность за те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений. Это связано с исключением из части 1 статьи 213 Уголовного кодекса России такого признака уголовно наказуемого хулиганства, как применение насилия к гражданам. Тем самым усиливается ответственность за совершение преступления, предусмотренного комментируемой статьей, в случае совершения его из хулиганских побуждений. Федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ в ч. 2 комментируемой статьи включен квалифицирующий признак п. «б», текстуально совпадающий с п. «е» ч. 2 ст. 111.

Госдума одобрила закон о декриминализации семейного насилия

Законопроект, которым предлагается декриминализировать побои в отношении родственников, прошел третье чтение. Совфед рассмотрит эти поправки в УК в начале февраля.

Авторы документа утверждают, что он необходим для однозначного толкования положений ст. 116 УК (побои) после ее частичной декриминализации в июле прошлого года. Тогда был принят закон № 323-ФЗ, которым состав ч. 1 указанной статьи был переведен в КоАП, и побои, причиненные впервые, стали правонарушением, а не уголовно наказуемым деянием. Законопроект предполагает дальнейшую "модернизацию" ст. 116 УК путем перевода в число административных правонарушений и "побои в отношении близких лиц" (см. "Мизулина предлагает декриминализировать семейные побои").

Сенатор Елена Мизулина, принимавшая участие в разработке законопроекта, в ответ на критику в его адрес уточнила, что предложенные поправки "не снижают уровень защиты детей и семей от насилия", а наоборот, "позволят восстановить справедливость, оградить семьи от необоснованного вторжения во внутренние дела детей, восстановить доверие родительской общественности к власти". Ее соавтор Ольга Баталина говорит, что есть некий дисбаланс в том, что побои "на улице" являются правонарушением, а внутри семьи – преступлением (см. "Госдума в первом чтении одобрила декриминализацию семейных побоев"). Во время рассмотрения проекта во втором чтении она добавила, что родители не должны признаваться более опасными для ребенка, чем посторонние люди "с улицы", как можно толковать действующую редакцию статьи (см. "Законопроект о декриминализации семейных побоев прошел второе чтение").

Глава фракции КПРФ Владимир Жириновский отметил, что "вмешательство в дела семьи не должно происходить через суды", и объяснил, что он и его однопартийцы поддерживают проект, чтобы "сохранить семьи". Единоросс Андрей Исаев отметил, что в УК сохраняется уголовная ответственность за любое насилие против личности, а также уточнил, что речи о том, чтобы "вешать медаль на грудь родителю, который дал ребенку затрещину", не идет, поскольку административное наказание за насилие в семье тоже серьезное. Он добавил, что недопустимо "за шлепок ребенку" наказывать родителей сроком до двух лет, разлучая семьи. Также парламентарий уточнил, что в прошлом ЕР не поддержала законопроект "по ошибке", которую сегодня признает и исправляет. Коммунист Юрий Синельщиков отметил, что КПРФ поправки в ст. 116 УК не поддерживает, поскольку нарушение телесной неприкосновенности в отношении личности недопустимо. Он считает, что это развяжет руки "домашним тиранам" и увеличит количество убийств в быту, поскольку уголовная ответственность за повторное нанесение побоев близким допускается лишь в рамках частного обвинения, а не всякая жена или мать пойдет жаловаться на мужа, избивающего ее или детей.

Депутаты проголосовали за принятие законопроекта.

Ознакомиться с полным текстом законопроекта № 26265-7 "О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (в части установления уголовной ответственности за побои)" можно здесь.

Россия принимает меры по декриминализации побоев в семье - правовой диалог

Внезапно российские законодатели стремятся принять закон, отменяющий прошлогодние поправки к Уголовному кодексу, которые сделали простое нанесение побоев «близким родственникам» отдельным уголовным преступлением. 11 января в первом чтении прошел законопроект о понижении уровня уголовного преступления в отношении членов семьи до административного. Он резко снижает наказание за семейные побои: вместо двухлетнего тюремного заключения, предусмотренного действующим законодательством, по новому законодательству виновным грозит штраф в размере 30 000 рублей (472 евро), 15-дневный арест или исправительные работы.

Инициатива появилась через семь месяцев после того, как Государственная Дума приняла очередной пакет поправок, в соответствии с которым в Уголовный кодекс добавлена ​​социальная группа «близкая семья», а нанесение побоев этой группе квалифицируется как уголовное преступление. Обе взаимоисключающие инициативы были разработаны и лоббированы правящей российской партией «Единая Россия», печально известной тем, что действовали в соответствии с Кремлем и выполняли его приказы. Внезапный поворот в этом вопросе заставил многих усомниться в мотивах законодателей и в отношении Кремля к домашнему насилию в целом.

«Тот факт, что за последние полгода были приняты такие разные решения, означает, что там что-то не так», - отказалась Тамара Плетнева, глава думского комитета по делам семьи, женщин и детей, член Коммунистической партии. проголосовали за законопроект 11 января, сообщили «Правовой диалог». «Еще летом прошлого года было решено, что на родственника нельзя поднимать руку. А теперь что: значит, могут? »

Коммунистическая партия была единственной, кто не поддержал законопроект 11 января и вообще не голосовал.

Неправильная либерализация

Прошлогодний закон, квалифицирующий избиение членов семьи как уголовное преступление, стал реакцией Государственной Думы на инициативу Верховного суда о декриминализации ряда статей Уголовного кодекса и сокращении числа лиц с судимостью, а также уменьшении нагрузки на уголовные суды. . Среди них была статья 116 - простое избиение, не повлекшее телесных повреждений.

Несмотря на прямой призыв президента России Владимира Путина к политикам поддержать законопроект Верховного суда, депутаты от «Единой России» решили оставить несколько положений статьи в уголовной юрисдикции: побои за хулиганство, нападение на почве ненависти и побои против «близких родственников» (немедленное родственники, супруги и партнеры), социальная группа, ранее не обозначенная в уголовном законодательстве. Эти положения прошли три чтения в Государственной Думе и в июне 2016 года были подписаны Президентом.

Практически сразу же они были сочтены «антисемейными» ультраконсервативным российским законодателем Еленой Мизулиной, наиболее известной успешным лоббированием закона, запрещающего пропаганду так называемых «нетрадиционных сексуальных отношений» в 2013 году. При поддержке Русской Православной Церкви и традиционалистов. родительскими организациями, Мизулина разработала законопроект о декриминализации побоев в семье.«Вы не хотите, чтобы людей сажали в тюрьму на два года и называли преступниками на всю оставшуюся жизнь за пощечину», - сказала она тогда, сославшись на российские «родительские традиции», которые всегда предусматривали телесные наказания.

Ее попытка протолкнуть его через Думу в июле провалилась, но несколько месяцев спустя другой, аналогичный законопроект был внесен соратницей Мизулиной, депутатом от «Единой России» Ольгой Баталиной. Инициатива Баталиной оказалась намного успешнее и сразу после новогодних праздников прошла первое чтение.

Интересно, что Баталина проголосовала за криминализацию домашнего насилия в июне 2016 года. На момент публикации этой статьи она была недоступна для комментариев.

«Что с ними случилось, что заставило их передумать? «Произошло Владимир Путин и его заявление на пресс-конференции», - сказала «Правовой диалог» Алена Попова, активистка по правам женщин, которая на прошлой неделе пикетировала Государственную Думу и пыталась убедить законодателей не декриминализировать домашнее насилие.

«Его спросили о телесных наказаниях, и он ответил неоднозначно. С одной стороны, он сказал, что бить детей - это неправильно, и это не может быть объяснено как русская традиция. Но затем его снова спросили о законе, который отправляет родителей в тюрьму за то, что они бьют своих детей, он сказал, что это, вероятно, слишком много, и такой закон необходимо пересмотреть. После этого карьерные политики, депутаты поспешили его пересмотреть ».

«Защита права родителей бить детей»

Какими бы ни были причины разворота, ничего хорошего из этого не выйдет, говорят правозащитники. «Это очень опасная тенденция, - заявила Legal Dialogue юрист и соучредитель проекта No To Violence Анна Ривина. «По сути, они защищают право родителей бить своих детей».

Опасения по поводу того, что существующий закон может отправить родителей в тюрьму за пощечину, преувеличены, Ривина добавила: «Каждый раз, когда речь идет о несовершеннолетних, в принятии решения участвует множество государственных органов, и требуется время, чтобы принять его, поэтому никто никогда не уходил. посадить в тюрьму за пощечину ».

Однако действующее законодательство дало право полиции возбуждать уголовные дела против преступников, расследовать их и выдвигать обвинения.«Если бытовое избиение будет понижено до уровня административного правонарушения, оно снова станет предметом уголовного преследования только по запросу потерпевшей стороны», - поясняет Ривина.

«То есть милиции не дадут возбуждать уголовные дела. Вместо этого жертвам придется подавать иски, собирать доказательства, вызывать свидетелей в суд и полностью самостоятельно излагать свои доводы перед судьей. Это работа на полный рабочий день, требующая большого количества конкретных знаний и навыков »[:]

Библиотека по правам человека Университета Миннесоты


Международный пакт о гражданских и политических правах

Комитет по правам человека

102-я сессия

с 11 по 29 июля 2011 г.

Просмотры

Сообщение №1605/2007

Представлено: Николаем Зюскиным (адвокатом не представлен)

Предполагаемая жертва: Автор

Государство-участник: Российская Федерация

Дата сообщения: 15 марта 2007 г. (первоначальное представление)

Ссылки на документы: Решение Специального докладчика по правилу 97, переданное государству-участнику 5 октября 2007 года (не в виде документа)

Дата принятия Соображений: 19 июля 2011 года

* Обнародовано по решению Комитета по правам человека.

CCPR / C / 102 / D / 1605/2007

Distr .: General *

24 августа 2011 г.

Оригинал: английский

Тема сообщения: длительное заключение после пыток и несправедливого судебного разбирательства.

Вопросы существа: эффективное средство правовой защиты; отсутствие отступлений от статьи 7; пытки, жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание; право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом; право считаться невиновным; право на явку и допрос свидетелей; право на пересмотр приговора и обвинительного приговора вышестоящей судебной инстанцией.

Процессуальный вопрос: Обоснованность претензий.

статей Пакта: 7; 14, пункты 1, 2, 3 (е) и 5 ​​

Статья Факультативных протоколов: 2

19 июля 2011 года Комитет по правам человека принял прилагаемый текст в качестве Соображений Комитета в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола в отношении сообщения № 1605/2007.

Приложение


Соображения Комитета по правам человека в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах (102-я сессия)

в отношении

Сообщение №1605/2007 **

Представлено: Николаем Зюскиным (адвокатом не представлен)

Предполагаемая жертва: Автор

Государство-участник: Российская Федерация

Дата сообщения: 15 марта 2007 г. (первоначальное представление)

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

Заседание 19 июля 2011 г.,

Завершив рассмотрение сообщения № 1605/2007, представленный Комитету по правам человека г-номНиколай Зюскин в соответствии с Факультативным протоколом к ​​Международному пакту о гражданских и политических правах,

Принимая во внимание всю письменную информацию, предоставленную ему автором сообщения и государством-участником,

принимает следующее:

Соображения согласно пункт 4 статьи 5 Факультативного протокола

1. Автором сообщения является г-н Николай Зюскин, гражданин России 1978 года рождения, который в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы в Российской Федерации.Он утверждает, что является жертвой нарушения Российской Федерацией его прав по статье 7 и пунктам 1, 2, 3 (е) и 5 ​​статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Факультативный протокол вступил в силу для государства-участника 1 января 1992 года. Автор не представлен.

Фактические данные

2.1 В 23:35 19 марта 2001 года автор был арестован сотрудниками районного отдела по борьбе с организованной преступностью города Гатчина (райотдел) по подозрению в совершении преступления и доставлен в районный отдел, где, как утверждается, подвергся физическому и психологическому давлению.22 ноября 2001 года Ленинградский областной суд признал автора виновным по обвинению в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах (часть 2 статьи 105 Уголовного кодекса), умышленном нанесении легких телесных повреждений (статья 115) и нападении (статья 116). Он был приговорен к 16 годам и 6 месяцам лишения свободы. Суд установил, что 24 ноября 2000 года в ходе ссоры автор напал на некую г-жу Н. Б., с которой он употреблял спиртные напитки. Когда г-жаН. Б. пригрозил сообщить о нападении в полицию, автор и г-н И. Л. убили ее, несколько раз ударив палкой по голове. Вскоре после этого они бросили тело г-жи Н. Б. в канаву и похоронили через 2 дня.

2.2 14 февраля 2002 года Верховный суд рассмотрел кассационную жалобу автора и постановил прекратить уголовное дело против него в связи с умышленным причинением легких телесных повреждений (статья 115 Уголовного кодекса) и нападением (статья 116) по процессуальным причинам. .Таким образом, Верховный суд установил, что автор был виновен в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах (часть 2 статьи 105 Уголовного кодекса), и приговорил его к 16 годам лишения свободы.

2.3 17 октября 2002 года автор подал жалобу в Европейский суд по правам человека, которая была признана неприемлемой 7 января 2005 года, поскольку она была подана после истечения шестимесячного срока.

Заявления о пытках и жестоком обращении во время предварительного следствия

2.4 Автор утверждает, что вскоре после его ареста 19 марта 2001 года в помещении районного отдела сотрудники милиции заставили его надеть противогаз с затрудненным доступом воздуха, в результате чего ему не давали дышать до тех пор, пока он не потерял сознание. Он не смог снять противогаз с головы, так как его руки были скованы наручниками за стулом, на котором он сидел. Ему также повязали шарф, чтобы он не видел тех, кто бьет его палкой по голове, бедрам и голеням. Эти действия сотрудников райотдела сопровождались угрозами и оскорблениями, а также ударами ногами и кулаками по животу, паху, спине и голове с целью принуждения к признанию вины.Автор также слышал крики и избиения своего сообвиняемого г-на И. Л., который был арестован вместе с ним.

2.5 Автор утверждает, что свидетелями противоправных действий сотрудников районного отдела был старший следователь Гатчинской городской прокуратуры г-н В. В., которому впоследствии было поручено расследование уголовного дела автора. Г-н В. В. не вмешивался и вскоре после этого составил протокол допроса автора в качестве подозреваемого.Утром 20 марта 2001 г. он и г-н И. Л. были переведены в изолятор временного содержания (ИВС) города Гатчина, где г-н В. В. составил соответствующие протоколы задержания и личного обыска.

2.6 22 марта 2001 года автора допросил г-н В. В. в присутствии прокурора города Гатчина и адвоката ex officio. Он утверждает, что, все еще опасаясь избиений и пыток, которым он был подвергнут, и опасаясь негативных последствий, с которыми он столкнулся бы, если бы пожаловался, он не давал никаких показаний прокурору о незаконных методах, используемых сотрудниками районного отдела. против него и о том, что следователь не вмешался.Автор заявляет, что он не просил прокурора назначить медицинское освидетельствование для документального подтверждения травм на его теле, поскольку синяки и царапины на его лице все еще были четко видны, но прокурор не отреагировал, несмотря на свое обязательство обеспечить соблюдение с законом на стадии предварительного расследования1. Он добавляет, что адвокат ex officio также не отреагировал должным образом на синяки и царапины.

2.7 18 июня 2001 года автор подал письменную жалобу прокурору города Гатчина, в которой, в частности, указывалось, что он подвергся насилию со стороны сотрудников районного отдела.10 июля 2001 года прокурор города Гатчина в ответ напомнил автору, что 22 марта 2001 года он был допрошен в присутствии того же прокурора города Гатчина и мог сообщить ему о применении насилия, если бы оно действительно имело место. 6 августа 2001 года автор подал еще одну письменную жалобу прокурору Гатчины. 7 августа 2001 года прокурор города Гатчина в ответ сообщил автору, что в соответствии со статьей 51 Конституции он имеет право не свидетельствовать против себя и близких родственников.

2.8 19 сентября 2001 года автор подал новую письменную жалобу в прокуратуру города Гатчина с ходатайством о возбуждении уголовного дела по факту избиения, которому он был подвергнут 20 марта 2001 года со стороны сотрудников районного отдела. 23 октября 2001 г. старший помощник прокурора г. Гатчина принял решение не возбуждать уголовное дело. Как следует из решения, четыре сотрудника районного отдела, допрошенные в связи с жалобой автора, заявили, что им приходилось использовать приемы самбо (боевое искусство) и наручники при аресте автора и г-наИ. Л., когда они пытались скрыться. Офицеры также заявили, что они должным образом сообщили об использовании техники самбо и наручников, и что данный отчет был приобщен к материалам дела. Они также заявили, что к автору и г-ну И. Л. на территории районного отдела не применялась сила. Последнее подтверждается показаниями некоего г-на А.А., бывшего сотрудника райотдела, который присутствовал при задержании. По показаниям следователя, г-н.В.В., автор и г-н И.Л. не подвергались пыткам и насилию в помещении райотдела, и при переводе в ИВС они подтвердили, что не жаловались на избиения. Следователь также заявил, что автор начал жаловаться «повсюду» на применение незаконных методов только после того, как был заключен под стражу, как попытку избежать ответственности за совершенное им убийство. Следователь добавил, что все следственные действия, кроме допроса в качестве подозреваемого, проходили в присутствии адвоката.

2.9 Автор утверждает, что он жаловался в Ленинградский областной суд на использование незаконных методов тремя сотрудниками районного отдела, и ссылается на страницу 18 протокола судебного заседания в обоснование своего иска. Он добавляет, что суд первой инстанции проигнорировал его утверждения о пытках и жестоком обращении, о чем свидетельствует отсутствие каких-либо ссылок на эти утверждения в решении Ленинградского областного суда. Автор утверждает, что он также жаловался на избиения и пытки в своей кассационной жалобе в Верховный суд.В постановлении от 14 февраля 2002 года Верховный суд заявил, что доводы автора об использовании незаконных методов во время предварительного следствия были рассмотрены Ленинградским областным судом и были признаны необоснованными в его мотивированном решении. Автор добавляет, что г-н И. Л. также жаловался на избиения и пытки в своей кассационной жалобе.

2.10 Автор утверждает, что он безуспешно жаловался на использование незаконных методов в Ленинградскую областную прокуратуру2 и Генеральную прокуратуру3 в порядке надзора.

2.11 8 января 2002 года автор подал письменную жалобу Уполномоченному по правам человека. В неустановленный день эта жалоба была передана в прокуратуру Ленинградской области. 11 марта 2002 года прокуратура Ленинградской области отменила постановление от 23 октября 2001 года об отказе в возбуждении уголовного дела, и материалы дела были возвращены в прокуратуру города Гатчина для дополнительного расследования.

2.12 18 мая 2002 года прокурор Гатчины принял решение не возбуждать уголовное дело в связи с незаконными методами, использованными сотрудниками райотдела, и неспособностью следователя должным образом отреагировать на эти противоправные действия.В ходе дополнительного расследования автор пояснил, что при задержании его не избивали, но что избиения и другие формы физического насилия применялись сотрудниками в помещении райотдела в присутствии следователя. кто не вмешался. Согласно журналу медицинского осмотра лиц, содержащихся в ИВС, на теле автора по прибытии в ИВС не было обнаружено никаких телесных повреждений, и с 21 по 23 марта 2001 года ему не была оказана медицинская помощь.В отчете о дополнительном расследовании говорится о том, что автор письменно объяснил администрации ИВС, а именно о том, что его телесные повреждения возникли в результате избиения до ареста. В сообщении отмечалось, что ни подтвердить, ни опровергнуть это утверждение невозможно. Согласно отчету Гатчинского районного медицинского объединения, автор был осмотрен 23 марта 2001 года. В ходе обследования было установлено, что у него был ряд травм головы и синяк вокруг правого глаза. Согласно справке из ИВС, автор содержался там с 23 марта по 2 апреля 2001 года.Его осмотрел дежурный фельдшер в 18.40. 23 марта 2001 г. по прибытии в ИВС. При обследовании установлено, что у него травма головы, гематома правого глаза и несколько царапин на левой стороне лба; автор не жаловался на состояние своего здоровья и не нуждался в медицинской помощи. В отчете о дополнительном расследовании также упоминаются показания бармена, который заявил, что автор и г-н И. Л. не оказывали никакого сопротивления во время ареста, но могли получить травмы, когда упали на перевернутый стол.Четыре сотрудника районного отдела, которые были допрошены в связи с первоначальной жалобой автора от 19 сентября 2001 года, повторили свои предыдущие заявления об использовании техники самбо и наручников против автора и г-на И. Л. при задержании. Один из сотрудников добавил, что в помещении райотдела противогазов нет.

2.13 Неоднократно 4 автор безуспешно жаловался на то, что прокуратура Гатчины должным образом не предоставила ему копию постановления от 18 мая 2002 года5, а также материалы дополнительного расследования.26 августа 2004 года автор направил письменную жалобу в прокуратуру Ленинградской области с просьбой возбудить уголовное дело против прокурора Гатчины за непредставление ей копии постановления от 18 мая 2002 года и материалов. дополнительного расследования; эта жалоба была отклонена 29 октября 2004 года. Первый заместитель прокурора Ленинградской области пояснил, что если сам автор не сможет лично ознакомиться с материалами дополнительного расследования, он должен уполномочить адвоката представлять его интересы.18 ноября 2004 года автор подал жалобу в Генеральную прокуратуру на постановление от 29 октября 2004 года; эта жалоба была отклонена помощником генерального прокурора 21 января 2005 г.

2.14 17 июня 2004 года автор подал жалобу в Гатчинский городской суд на решение от 18 мая 2002 года не возбуждать уголовное дело в связи с незаконными методами, примененными против него сотрудниками районного отдела. Автор, среди прочего, утверждал, что в ходе дополнительного расследования не были проведены следующие следственные действия: допрос лиц, содержавшихся в одной камере ИВС с 20 по 23 марта 2001 года; допрос г-наИ. Л., который видел травмы на лице автора, когда их доставили в ИВС; выяснение противоречий между показаниями следователя об использовании приемов самбо и наручников в момент задержания при попытке к бегству автора и г-на И. Л. и показаниями бармена о том, что они не оказали никакого сопротивления; должным образом оценив утверждения автора о том, что на момент его прибытия в ИВС не было медицинского освидетельствования и что 23 марта 2001 года он письменно объяснил, что до ареста 19 марта 2001 года его избивали.Автор добавил, что позже он отказался от этих объяснений.

2.15 18 августа 2004 года Гатчинский городской суд рассмотрел жалобу автора в его отсутствие и отклонил ее. Суд пришел к выводу, что расследование утверждений автора о том, что он подвергался избиениям и другим незаконным методам, было всесторонним и беспристрастным. Следствие установило, что к автору были применены сила (приемы самбо) и наручники во время его задержания, и что последний не исключил нанесение телесных повреждений, выявленных на его теле 23 марта 2001 года (травмы головы, гематома правый глаз и царапины на левой стороне лба).Применение силы во время ареста соответствовало Закону «О полиции», поскольку автор подозревался в совершении умышленного убийства, и имелась информация о том, что он и г-н И. Л. могли оказать вооруженное сопротивление. Суд установил, что допросить лиц, которые содержались вместе с ним с 20 по 23 марта 2001 г., было невозможно, поскольку он не предоставил никакой информации, которая позволила бы их установить, и их идентификация в то время была невозможна.Что касается ходатайства автора о допросе г-на И. Л., суд решил, что в этом нет необходимости, поскольку в материалах дополнительной экспертизы было достаточно информации для принятия решения.

2.16 23 сентября 2004 года автор подал кассационную жалобу в Ленинградский областной суд на решение Гатчинского городского суда от 18 августа 2004 года и повторил свои предыдущие аргументы, кратко изложенные в пункте 2.14 выше. 26 октября 2005 года Ленинградский областной суд отклонил апелляцию автора и оставил в силе решение от 18 августа 2004 года.

Производство в суде

2.17 Автор ссылается на ту часть решения Ленинградского областного суда от 22 ноября 2001 года, в которой суд исследовал свидетельские показания его любовницы, г-жи А.О., данные ею в предварительном порядке. судебное расследование, в ходе которого она заявила, что автор сказал ей, что в конце 2000 года он и г-н И.Л. совершили убийство друга г-жи Е.С., не назвав имени жертвы, и что позже г-жа Е.С. также сказала ей, что в В ноябре 2000 г. автор и г.И. Л. убила свою подругу Наташу. Автор утверждает, что показания г-жи А.О. были включены в приговор как свидетельство обвинения в нарушении его права на справедливое судебное разбирательство. Он утверждает, что в суде первой инстанции г-жа А.О. отказалась от показаний, данных на досудебном следствии, и заявила, что они были получены следователем под давлением, поскольку она должна была дать письменное обязательство не покидать место своего обычного проживания. . Вместо этого она заявила, что г-жа Е.С. не сказала ей, что ее подруга была убита автором и г-ном.I. L. Г-жа Э. С. также заявила в суде первой инстанции, что не говорила г-же А.О. который убил г-жу Н. Б. Автор утверждает, таким образом, что показания г-жи А. О., данные на предварительном следствии, не могли быть использованы при вынесении приговора. Он добавляет, что суд проигнорировал последующие показания г-жи А.О., заявив, что она изменила показания, чтобы помочь автору избежать ответственности за совершенное им преступление.

2.18 Автор далее утверждает, что Ленинградский областной суд не принял во внимание показания г-наИ.Л., утверждая, что он убил г-жу Н.Б., потому что боялся, что она сообщит в полицию о другом преступлении, совершенном им вместе с г-жой Е.С., а также показания другого свидетеля, подтверждающие утверждение г-на И.Л. о том, что он причина убийства г-жи Н.Б. Таким образом, автор утверждает, что выводы Ленинградского областного суда, изложенные в его решении от 22 ноября 2001 года, составили нарушение его права на справедливое судебное разбирательство.

2.19 Автор также утверждает, что, согласно заключениям предварительного следствия и Ленинградского областного суда, он убил г-жу.N.B. после того, как она пригрозила сообщить в полицию, что он напал на нее ранее в тот же день. Автор подробно утверждает, что свидетели дали противоречивые показания относительно нападения и убийства г-жи Н. Б. Он утверждает, что в нарушение пункта 1 статьи 14 Пакта эти противоречивые утверждения не были приняты во внимание Ленинградским областным судом.

2.20 Автор заявляет, что в своей кассационной жалобе в Верховный суд он безуспешно жаловался на использование первоначальных показаний г-жи.А.О. в решении Ленинградского областного суда, тот факт, что Ленинградский областной суд не принял во внимание показания г-на И.Л., подтвердив, что он убил г-жу Н.Б., и противоречивые показания основных свидетелей. Он добавляет, что его последующие жалобы в Верховный суд, Ленинградскую областную прокуратуру и Генеральную прокуратуру в порядке надзора также не устранили предполагаемых нарушений.

Возражения на протокол судебного заседания

2.21 7 декабря 2001 года автор представил в Ленинградский областной суд в соответствии со статьей 260 Уголовно-процессуального кодекса свои возражения на протокол судебного заседания суда первой инстанции, чтобы его собственные показания и показания свидетелей были изменены на соответствуют тому, что было заявлено на самом деле. 18 декабря 2001 года возражения автора и г-на И. Л. были рассмотрены судьей Ленинградского областного суда и отклонены. Судья пришел к выводу, что автор и г-н.И. Л. представили свои возражения на протокол судебного заседания, чтобы исказить свидетельские показания, которые были должным образом записаны, и избежать ответственности за содеянное.

2.22 13 января 2002 года автор выразил несогласие с постановлением от 18 декабря 2001 года в своей кассационной жалобе в Верховный суд. 23 января 2002 г. Суд решил не рассматривать эту часть кассационной жалобы, поскольку этот вопрос уже рассматривался Ленинградским областным судом 18 декабря 2001 г.

2.23 Автор утверждает, что показания свидетеля, г-жи Э. См., Которые были искажены в протоколе судебного заседания, повлияли на способность суда вынести справедливое решение, поскольку данное заявление демонстрирует, что г-н И.Л. в отличие от автора, имел повод для убийства г-жи Н.Б. Таким образом, автор утверждает, что протокол судебного заседания был составлен с нарушением статьи 264 Уголовно-процессуального кодекса (протокол судебного заседания) и представляет собой существенное процессуальное нарушение в соответствии со статьей 345 того же Кодекса (существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства).Автор неоднократно безуспешно подавал жалобы в Верховный суд, Ленинградскую областную прокуратуру и Генеральную прокуратуру на неточность и недостоверность протоколов судебных заседаний суда первой инстанции в порядке надзора.

Жалоба

3.1 Автор утверждает, что в нарушение статьи 7 Пакта вскоре после ареста 19 марта 2001 года он подвергся избиениям и пыткам. Он утверждает, что неспособность властей государства-участника предоставить ему Материалы дополнительного расследования подтверждают его утверждение.

3.2 Автор утверждает, что его право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 14 Пакта, было нарушено, поскольку суд первой инстанции проигнорировал его утверждения об использовании незаконных методов в ходе предварительного следствия и соответствующая стенограмма судебного заседания была неточной и недостоверной. Кроме того, Ленинградский областной суд включил в приговор от 22 ноября 2001 г. показания г-жи А.О., данные на предварительном следствии, в качестве обвинительных доказательств и не принял во внимание ее последующие показания.Более того, Ленинградский областной суд проигнорировал показания г-на И. Л., заявив, что он убил г-жу Н. Б., поскольку он опасался, что она сообщит в полицию о другом преступлении, и проигнорировал противоречивые показания основных свидетелей.

3.3 Автор заявляет о нарушении права, гарантированного пунктом 5 статьи 14 Пакта, на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией в соответствии с законом, поскольку суд второй инстанции отклонил аргументы его апелляции. в отношении использования незаконных методов на досудебном следствии, просто сославшись на решение суда первой инстанции и не приняв никаких дополнительных мер для защиты своих прав.Кроме того, Верховный суд проигнорировал его утверждения о неточности и недостоверности протокола судебного заседания суда первой инстанции. Более того, Верховный суд не принял во внимание его утверждение о том, что показания г-жи А.О., данные на досудебном следствии, не должны были быть включены в приговор Ленинградского областного суда в качестве обвинительного доказательства, а также его требование в отношении показаний. г-на И.Л., утверждая, что он убил г-жу Н.Б., потому что боялся, что она сообщит в полицию о другом преступлении.Верховный суд также проигнорировал его утверждение о противоречивости показаний основных свидетелей.

3.4 Автор ссылается на нарушение его прав по пунктам 2 и 3 е) статьи 14 Пакта, не представив никакой информации в обоснование этих утверждений.

Замечания государства-участника по существу

4.1 25 марта 2008 года и 28 апреля 2008 года государство-участник представляет свои замечания по существу сообщения и повторяет факты дела, кратко изложенные в пунктах 2.1 и 2.2. выше. Оно добавляет, что на предварительном следствии г-н И. Л. дал подробную информацию об обстоятельствах рассматриваемого преступления и роли автора в нем. Его показания соответствуют показаниям свидетеля г-жи А.О., которая узнала о преступлении от самого автора. Вина автора была установлена ​​на основании показаний очевидца г-жи Э.С. и других свидетелей, которым автор предлагал деньги в обмен на их молчание, судебно-медицинская экспертиза тела г-жиН. Б., судебно-химическая экспертиза почвы из могильника и лопата, переданная автором и г-ном И. Л., а также другими доказательствами, которые были должным образом исследованы судом. Утверждения автора о том, что доказательства против него были противоречивыми, неоднократно рассматривались Генеральной прокуратурой и Верховным судом в рамках кассационного производства.

4.2 Государство-участник утверждает, что протокол задержания автора в соответствии со статьей 122 Уголовно-процессуального кодекса был составлен в 2.20 марта 2001 г., 40 часов утра. В тот же день он был допрошен в качестве подозреваемого и не жаловался на применение незаконных методов ни в то время, ни 22 марта 2001 г. во время допроса в присутствии прокурора и юрист. Автора много раз допрашивали в ходе досудебного расследования, но он никогда не признавал своей вины в убийстве г-жи Н.Б. Государство-участник добавляет, что ни автор, ни его адвокат не жаловались на использование незаконных методов, пока они знакомились с материалы дела.

4.3 Государство-участник отмечает, что 8 ноября 2001 года автор заявил на слушании в Ленинградском областном суде, что к нему применялись незаконные методы и что он ранее жаловался на это в прокуратуру. В этой связи государство-участник напоминает обстоятельства дела, кратко изложенные в пунктах 2.8 - 2.9, 2.12 и 2.14 - 2.16 выше. Оно заявляет, что в материалах дела, которые были исследованы судами государства-участника, не было никаких медицинских документов, выданных на имя автора.Согласно информации, предоставленной Федеральным управлением исполнения наказаний, автор был переведен из ИВС в следственный изолятор (СИЗО) 2 апреля 2001 г., и, согласно медицинскому осмотру, проведенному 2 и 3 апреля 2001 г., на теле не было никаких телесных повреждений. его тело. Государство-участник делает вывод об отсутствии объективных фактов, подтверждающих утверждения автора о нарушении его прав сотрудниками правоохранительных органов.

4.4 Что касается утверждения автора, что показания свидетеля, г-жиАО, было получено на предварительном следствии с нарушением неуказанных положений уголовно-процессуального законодательства, государство-участник утверждает, что г-жа А.О. разъяснила в суде первой инстанции, что следователь предупреждал ее об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. и разъяснены гарантии статьи 51 Конституции. Г-жа А.О. заявила, что она не дала показаний об убийстве г-жи Н. Б. автором и г-ном Л. И., и что на самом деле она узнала от автора об убийстве г-жиН. Б. г-ном Л. И. и г-жой Э. С. Она заявила, что подписала протокол допроса с другим текстом в нем и не знала, как новый текст появился в протоколе допроса, оглашенном в суде. Государство-участник утверждает, что, по мнению Ленинградского областного суда, г-жа А. О., которая была любовницей автора, изменила свои показания, чтобы помочь ему избежать ответственности.

4.5 Государство-участник утверждает, что остальные жалобы автора связаны с законностью и разумностью его осуждения.Он напоминает, что не Комитет, а национальные суды должны рассматривать или оценивать факты и доказательства, а также законность и разумность вынесенного приговора. Государство-участник заключает, что утверждения автора о нарушениях обязательств государства-участника по Пакту, в том числе обязательств по статьям 7 и 14, являются необоснованными.

Комментарии автора по замечаниям государства-участника

5.1 19 июня 2008 года автор представляет свои комментарии по замечаниям государства-участника.Он утверждает, что это не опровергало ни одно из его первоначальных утверждений (см., В частности, пункты 2.4, 2.6, 2.9 и 2.13 выше) и не оспаривало приемлемость его сообщения. Автор отвергает аргумент государства-участника о том, что в материалах дела не было медицинских документов, выданных на имя автора, и утверждает, что наличие повреждений на его теле не оспаривалось прокуратурой и подтверждалось отчетом Гатчинского района. Медицинская ассоциация и медицинская справка из ИВС.

5.2 Автор утверждает, что, не рассмотрев его жалобу в отношении неточности и недостоверности протокола судебного заседания Ленинградского областного суда, государство-участник приняло эту и все связанные с ней претензии. Он заявляет, что государство-участник не представило никаких доказательств, опровергающих его утверждение о том, что показания г-жи А.О. был получен следователем на досудебном следствии под давлением. Автор отвергает аргумент государства-участника о том, что его остальные требования были связаны с законностью и разумностью вынесенного ему приговора.Он повторяет свои утверждения, изложенные в пунктах 2.18 - 2.19 выше, и утверждает, что имело место нарушение его прав, предусмотренных пунктами 1 и 5 статьи 14 Пакта, поскольку выводы судов государства-участника не соответствуют фактам и их положениям. оценка доказательств была произвольной.

Дополнительные представления государства-участника и автора

6.1 17 ноября 2008 года государство-участник повторяет аргументы из своего предыдущего представления и добавляет, что ни Ленинградский областной суд, который рассмотрел уголовное дело автора в первой инстанции, ни Верховный суд, рассмотрев его кассационную жалобу, установил нарушения уголовно-процессуального законодательства.

6.2 Государство-участник утверждает, что расследование прокуратурой утверждений автора о применении незаконных методов в ходе предварительного следствия было полным и объективным. Медицинское обследование от 23 марта 2001 г. показало, что на его теле имелись легкие телесные повреждения. Однако он отмечает, что автор оказал сопротивление во время ареста, и против него была применена сила и наручники. Государство-участник добавляет, что применение силы во время ареста, которое соответствовало Закону «О полиции», не исключило того, что телесные повреждения автора были нанесены в этих обстоятельствах.Оно утверждает, что утверждения автора о том, что он подвергался пыткам со стороны сотрудников полиции и прокуратуры, не подтвердились, и ссылается на факты дела, кратко изложенные в пунктах 2.15–2.16 выше.

7. 15 января 2009 года автор повторяет аргументы из своего предыдущего представления и утверждает, что объяснения государства-участника относительно того, как были нанесены телесные повреждения, противоречат показаниям бармена, который был свидетелем ареста автора. и мистерИ. Л. и заявил, что они не оказывали сопротивления. Он добавляет, что он не мог получить травмы, когда упал на перевернутый стол, поскольку все столы в баре, где он был арестован, были прикреплены к полу и не могли быть перевернуты. Автор утверждает, что власти государства-участника не допросили г-на И. Л. и г-жу А. О., которые находились в одном баре вечером 19 марта 2001 года и были свидетелями его ареста.

8. 9 июня 2009 года государство-участник повторяет аргументы из своих предыдущих представлений и утверждает, что утверждения автора относительно неточности и недостоверности протокола судебного заседания суда первой инстанции уже были рассмотрены Ленинградским областным судом. 18 декабря 2001 г. в порядке, предусмотренном статьей 260 Уголовно-процессуального кодекса.В соответствии со статьей 266 того же Кодекса в постановлении от 18 декабря 2001 года были указаны основания для отклонения возражений на протокол судебного заседания, представленных автором и сообвиняемыми.

9. 13 августа 2009 года автор повторяет аргументы из своего предыдущего представления и заявляет, что государство не может опровергнуть ни одно из его утверждений, подтвержденных соответствующими документами и показаниями свидетелей.

Вопросы и рассмотрение в Комитете

Рассмотрение вопроса о приемлемости

10.1 Прежде чем рассматривать какое-либо утверждение, содержащееся в сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 93 своих Правил процедуры решить, является ли дело приемлемым в соответствии с Факультативным протоколом к ​​Пакту.

10.2 Комитет удостоверился, как того требует пункт 2 а) статьи 5 Факультативного протокола, что этот же вопрос не рассматривается в соответствии с какой-либо другой процедурой международного расследования или урегулирования.

10.3 В отсутствие каких-либо возражений со стороны государства-участника Комитет считает, что требования пункта 2 b) статьи 5 Факультативного протокола были соблюдены.

10.4 Комитет отмечает, что автор сослался на нарушение своих прав по пунктам 2 и 3 е) статьи 14 Пакта, но не представил никакой информации в обоснование этих утверждений. Соответственно, он не обосновал свои утверждения для целей приемлемости, и поэтому эта часть сообщения является неприемлемой в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола.

10.5 Комитет принял к сведению утверждения автора по пунктам 1 и 5 статьи 14 Пакта о том, что протокол судебного заседания суда первой инстанции был неточным и недостоверным; что Ленинградский областной суд учел показания г-жиА.О. данная на предварительном следствии в ее приговоре от 22 ноября 2001 г. в качестве обвинительного доказательства и без учета ее последующих показаний; что Ленинградский областной суд проигнорировал показания г-на И.Л., заявив, что он убил г-жу Н.Б., потому что он опасался, что она сообщит в полицию о другом преступлении, и проигнорировал противоречивые показания основных свидетелей, и что Верховный суд счел его кассационная жалоба поверхностно и оставила приговор Ленинградского областного суда без изменения, несмотря на его невиновность.Комитет ссылается на свою правовую практику в отношении того, что именно суды государств-участников должны рассматривать или оценивать факты и доказательства по конкретному делу и что Комитет будет полагаться на эту оценку, если не будет установлено, что поведение судебного разбирательства или оценка фактов и доказательств были явно произвольными или равносильными отказу в правосудии6. Комитет далее принимает к сведению аргумент автора о том, что выводы судов государства-участника не соответствовали фактам дела и их оценке доказательства были произвольными.Вместе с тем он также отмечает, что, согласно имеющимся у него материалам, сообвиняемые автора и основные свидетели неоднократно меняли свои показания и показания как на досудебном следствии, так и в суде первой инстанции, часто без предоставления объяснений. жизнеспособное объяснение. В этих обстоятельствах Комитет считает, что автор не смог обосновать для целей приемлемости, что поведение судов в данном случае было произвольным или равносильно отказу в правосудии, и поэтому заявляет свои утверждения в отношении статьи 14: пункты 1 и 5 Пакта неприемлемы согласно статье 2 Факультативного протокола.

10.6 Комитет считает, что остальные жалобы автора по статье 7 достаточно обоснованы для целей приемлемости, и приступает к их рассмотрению по существу.

Рассмотрение по существу

11.1 Комитет по правам человека рассмотрел сообщение в свете всей информации, предоставленной ему сторонами, как это предусмотрено в пункте 1 статьи 5 Факультативного протокола.

11.2 Автор утверждает, что в ночь на 20 марта 2001 года сотрудники районного управления избивали его, подвергали его жестокому обращению, угрозам и оскорблениям с целью заставить его признать вину в нарушение статьи 7 Пакта.Комитет отмечает, что 19 сентября 2001 года автор подал письменную жалобу в прокуратуру города Гатчина с просьбой о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников райотдела и что прокуратура решила не возбуждать уголовное дело. после заслушивания только заинтересованных сотрудников и следователя. Он также отмечает, что расследование по жалобе автора было возобновлено прокуратурой Ленинградской области 11 марта 2002 года и что прокуратуре Гатчины было предложено провести дополнительное расследование.18 мая 2002 года прокуратура вновь решила не возбуждать уголовное дело, заслушав автора, сотрудников соответствующего районного отдела и бармена, которые были свидетелями ареста автора, и изучив медицинские справки, выданные Гатчинским районным медицинским объединением. и ИВС. Комитет также отмечает, что, хотя дополнительное расследование подтвердило, что автор получил телесные повреждения, автор и государство-участник расходятся во мнениях относительно обстоятельств, при которых эти телесные повреждения были получены.Он также принимает к сведению довод автора о том, что показания сотрудников полиции противоречат показаниям очевидца и что два других указанных им свидетеля вообще не были заслушаны в ходе дополнительного расследования.

11.3 Комитет также отмечает, что, как следует из постановления Ленинградского областного суда от 22 ноября 2001 года, суд конкретно не рассмотрел жалобы автора об использовании незаконных методов в ходе предварительного следствия и не провел любое расследование этих требований.Он также отмечает, что Верховный суд не счел необходимым расследовать утверждения автора об избиениях и пытках на том основании, что они уже были рассмотрены Ленинградским областным судом и были признаны необоснованными.

11.4 Комитет напоминает, что государство-участник несет ответственность за безопасность любого лица, содержащегося под стражей, и, когда какое-либо лицо утверждает, что оно получило телесные повреждения во время содержания под стражей, государство-участник обязано представить доказательства, опровергающие эти утверждения.7 В этой связи Комитет подтверждает свою правовую практику8, согласно которой бремя доказывания не может возлагаться только на автора сообщения, особенно с учетом того, что автор и государство-участник не всегда имеют равный доступ к доказательствам и часто только государство-участник имеет соответствующая информация. В пункте 2 статьи 4 Факультативного протокола подразумевается, что государство-участник обязано добросовестно расследовать все утверждения о нарушениях Пакта, выдвинутые против него и его представителей, и предоставлять Комитету имеющуюся у него информацию. .В случаях, когда автор предпринимал все разумные попытки собрать доказательства в поддержку своих утверждений и когда дальнейшие разъяснения зависят от информации, находящейся исключительно в руках государства-участника, Комитет может считать утверждения автора обоснованными при отсутствии удовлетворительных доказательств или объяснений. об обратном представило государство-участник.

11.5 Комитет также напоминает, что жалобы на жестокое обращение должны незамедлительно и беспристрастно расследоваться компетентными органами.9 Комитет отмечает, что автор представил подробное описание обращения, которому он подвергся, и обстоятельств, при которых ему были нанесены телесные повреждения. Он также отмечает утверждение автора о том, что расследования, проведенные властями государства-участника, не предоставили доказательств, опровергающих эти утверждения, и не рассмотрели должным образом утверждения автора о несоответствии между показаниями свидетелей, собранными в ходе дополнительного расследования, и объяснениями, представленными Власти государства-участника.В обстоятельствах настоящего дела Комитет считает, что государство-участник не выполнило свое обязательство по незамедлительному и беспристрастному расследованию утверждений автора о том, что он подвергся жестокому обращению, в нарушение статьи 7 в совокупности с пункт 3 статьи 2 Пакта.

12. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что представленные ему факты свидетельствуют о нарушении государством-участником статьи 7. в совокупности с пунктом 3 статьи 2 Пакта.

13. В соответствии с пунктом 3 а) статьи 2 Пакта государство-участник обязано предоставить автору эффективное средство правовой защиты. Средство правовой защиты должно включать беспристрастное, эффективное и тщательное расследование утверждений автора, подпадающих под действие статьи 7, судебное преследование любого (их) виновного (лиц) и полное возмещение ущерба, включая соответствующую компенсацию. Государство-участник также обязано не допускать подобных нарушений в будущем.

14.Принимая во внимание, что, став участником Факультативного протокола, государство-участник признало компетенцию Комитета определять, имело ли место нарушение Пакта, и что в соответствии со статьей 2 Пакта государство Сторона обязалась обеспечить всем лицам, находящимся на ее территории или под ее юрисдикцией, права, признанные в Пакте, и предоставить эффективное и имеющее исковую силу средство правовой защиты, когда было установлено, что нарушение имело место, Комитет желает получить от государства-участника в течение 180 дней информацию о мерах, принятых во исполнение Соображений Комитета.Кроме того, он просит государство-участник опубликовать Соображения Комитета.

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках как часть годового отчета Комитета Генеральной Ассамблее.]

Примечания _____________

** В рассмотрении настоящего сообщения принимали участие следующие члены Комитета: г-н Лазари Бузид, г-нАхмад Амин Фатхалла, г-н Корнелис Флинтерман, г-н Юджи Ивасава, г-жа Хелен Келлер, г-н Раджсумер Лаллах, г-жа Зонке Занеле Майодина, г-н Джеральд Л. Нойман, г-н Рафаэль Ривас Посада, сэр Найджел Родли, г-н Фабиан Омар Сальвиоли, г-н Кристер Телин и г-жа Марго Уотервал.

1 Ссылка делается на статью 211 Уголовно-процессуального кодекса и статью 1 Федерального закона «О прокуратуре».

2 Автор ссылается на письмо заместителя прокурора Ленинградской области от 29 июля 2002 года.

3 Автор ссылается на письмо заместителя Генерального прокурора от 14 мая 2002 года и два письма Генеральной прокуратуры от 18 мая 2002 года и 18 июня 2002 года.

4 Автор ссылается на свои запросы от 4 сентября 2003 г., 13 ноября 2003 г. и 8 января 2004 г. в прокуратуру города Гатчина; от 13 ноября 2003 г. и 15 апреля 2004 г. в прокуратуру Ленинградской области; от 6 ноября 2003 г. на имя Уполномоченного по правам человека.

5 Автор утверждает, что он был ознакомлен с постановлением от 18 мая 2002 года 10 июня 2004 года.

6 См., В частности, сообщение № 541/1993, Эррол Симмс против Ямайки, решение о неприемлемости, принятое 3 апреля 1995 года, пункт 6.2.

7 Сообщения № 907/2000, Сирагев против Узбекистана, Соображения, принятые 1 ноября 2005 г., пункт 6.2; и № 889/1999, Жейков против Российской Федерации, Соображения, принятые 17 марта 2006 г., п. 7.2.

8 См., Например, сообщение № 30/1978, Блейер против Уругвая, Соображения, принятые 24 марта 1980 года, пункт 13.3; сообщение Нет.139/1983, Контерис против Уругвая, Соображения, принятые 17 июля 1985 г., пункт 7.2; и сообщение № 1297/2004, Меджнун против Алжира, Соображения, принятые 14 июля 2006 г., пункт 8.3.

9 Комитет по правам человека, Замечание общего порядка № 20 (1992) о запрещении пыток и жестокого обращения или наказания, Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, сорок седьмая сессия, Дополнение № 40 (A / 47/40), приложение VI, раздел A, пункт 14.

правовое регулирование и практика вынесения приговоров

Руководствуясь на практике рассмотренными концепциями (возмездие и консеквенциализм),

общество стремится к достижению взаимоисключающих целей: в то же время они стремятся унизить

и исправить преступников, наказать, причинить страдания и сделать их полноправными гражданами

общества.Существует также множество их комбинаций, но, тем не менее, продолжается поиск модели

, которая могла бы объединить два подхода и не только повысить эффективность уголовного наказания

, но и уделить должное внимание вопросам вины и возмездия.

Общий вывод из анализа тенденций уголовного наказания в России

за период ее суверенного развития неоднозначен. С одной стороны, это спорный процесс демократизации системы уголовного правосудия

и гуманизация уголовной ответственности

, расширение альтернативных уголовных приговоров до

лишения свободы и снижение их строгости.С другой стороны, преступность

быстро растет, становится все более серьезной и особенно серьезной, а это требует повышенной ответственности. На что

государство отвечает ужесточением санкций за отдельные виды преступлений.

Стремясь улучшить систему наказаний, законодатель часто увлекается

либо гуманизацией наказаний, либо, наоборот, их ужесточением. Продолжающиеся реформы

привели к тому, что система уголовных наказаний, упорядоченная в порядке возрастания

карательного характера, оказалась непоследовательной.

Исторический анализ становления системы уголовного наказания. Обратимся к

истории развития современной системы уголовных наказаний в России. Его

начали формировать еще до принятия УК РФ.

Толчком к пересмотру системы наказаний послужило заявление России о вступлении

в Совет Европы и ряд требований международного сообщества,

в том числе в части гуманизации уголовных наказаний.

Это означало, что Россия была готова отказаться от смертной казни, заменив ее альтернативной формой наказания

- пожизненным заключением. Федеральный закон от 17 декабря 1992 г. в

ст. 24 УК РСФСР 1960 г. указано, что «при помиловании смертной казни

лишением свободы она может быть назначена пожизненно (часть 1)». Мы отмечаем в этом деле

, что пожизненное заключение не было включено в систему наказаний и не могло быть назначено судом

.

Гуманизация уголовных наказаний предполагала также наличие в уголовном праве

системы видов наказаний, не связанных с изоляцией от общества, взаимозаменяемость

из которых позволила бы экономично применять их на практике. Необходимость реформирования уголовно-исполнительной системы

была очевидна, и в 1996 году был разработан и утвержден Уголовный кодекс Российской Федерации

, который вступил в силу 1 января 1997 года и продолжает действовать.

На момент принятия Уголовного кодекса Российской Федерации в 1996 году в системе наказаний было закреплено

тринадцати видов наказаний, таких как: а) штраф; б)

лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; в)

лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград; г)

обязательных работ; д) исправительная работа; е) ограничение на военную службу; ж) конфискация

имущества; з) ограничение свободы; и) арест; к) содержание в дисциплинарной воинской части;

л) лишение свободы на определенный срок; м) пожизненное заключение; н) смертная казнь.

Введенная система включала ряд новых для России видов наказаний,

не связанных с изоляцией от общества: обязательные работы, ограничение военной службы,

ограничение свободы. К видам наказаний, связанных с изоляцией лица

, совершившего преступление, от общества были добавлены арест и пожизненное заключение,

получили статус самостоятельного вида наказания.

С одной стороны, гуманизация наказания и его применение

признано приоритетным направлением совершенствования механизма правового регулирования в государственной политике

борьбы с преступностью.С другой стороны, обострение криминальной ситуации в России

, связанное с неоднократным ростом общей и специальной преступности, привело к увеличению числа

4

E3S Web of Conferences 135, 04066 (2019)

ITESE-2019

https://doi.org/10.1051/e3sconf/201913504066

Конституционно-правовые и административно-правовые аспекты нормативного регулирования и обеспечения общественной безопасности в Российской Федерации государством и частными субъектами

использованная литература

[1] Агабалаев, М., и Воронов, А. 2012. Административно-правовой режим в теории и практике обеспечения общественной безопасности в Российской Федерации. Москва: Изд-во Российской таможенной академии.
[2] Белорусов, В. 2005. Административно-правовой статус частных субъектов правоохранительной деятельности в Российской Федерации. Москва: Московский университет МВД России.
[3] Босхамжиева, Н.А. 2015. Административно-правовые основы обеспечения общественной безопасности в Российской Федерации.Москва: ЕДИНСТВО-ДАНА.
[4] Ермолович, Г. 2001. Добровольные ассоциации в США по борьбе с преступностью. Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский университет МВД России.
[5] Фалалеев, М. 2009. Полиция призывает граждан к поддержанию общественного порядка. Российская газета - Федеральный выпуск 4864: 1.
[6] Хабриева Т., Чиркин В. 2005. Теория современной конституции. Москва: Издательство Норма.
[7] Кондрашов, Б. 1998 г.Общественная безопасность и административно-правовые средства ее обеспечения. Москва: Юрист.
[8] Козловский, А. 1998. Участие общественности в борьбе с правонарушениями. Москва: Московский юридический институт.
[9] Кунаков П.А. 2007. Участие субъектов гражданского общества в правоохранительной деятельности как форма проявления социально-правовой деятельности. Владимир: Владимирский юридический институт ФСИН.
[10] Макарейко, Н. 1996. Официальное правоприменение как средство поддержания общественного порядка.Нижний Новгород: Нижегородский юридический институт.
[11] Редкоус В., Сергеев А. 2016. Вопросы взаимодействия правоохранительных органов и институтов гражданского общества в стратегии национальной безопасности Российской Федерации. Закон и право, 2: 154-156.
[12] Сапожников, А.И. 2006. Административно-правовой режим общественной безопасности. Москва: Российская юридическая академия. 198.
[13] Шкуркин, С.И. 2003. Административно-правовой статус неправительственных организаций по поддержанию общественного порядка.Москва: Академия управления МВД России.
[14] Стахов А.И. 2007. Административно-общественное обеспечение безопасности в Российской Федерации. Москва: Российская юридическая академия Минюста России.
[15] Тейлор Б. 2006. Правоохранительные органы и гражданское общество в России. Исследования Европы и арии, 2: 193-213.
[16] Терентьев, С.А. 2009. Правовые и организационные основы участия граждан в поддержании общественного порядка. Москва: Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации.
[17] Воздушный кодекс Российской Федерации от 19 марта 1997 г. № 60-ФЗ (в редакции от 6 июля 2016 г.). 1997. Вестник законодательства Российской Федерации, 12: 1383.
. [18] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1. 1994. Вестник законодательства Российской Федерации 32: 3301.
[19] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 12 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (в редакции от 22 ноября 2016 г.). 2002. Вестник законодательства Российской Федерации 1: 1.
[20] Концепция общественной безопасности Российской Федерации (утверждена Президентом РФ 14 ноября 2013 г. № Пр-2685). Доступно по адресу: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=154602&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.4405611397336948#0 (дата обращения: 11 декабря 2016 г.).
[21] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.). 2014. Вестник законодательства Российской Федерации, 31: 4398.
[22] Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2012 г. № 834-О Об отказе в рассмотрении жалобы гражданина Юсупова Ильгиза Абударовича на нарушение его конституционных прав. рядом норм Закона Республики Башкортостан «Об организации услуг пассажирского автомобильного транспорта общего пользования в Республике Башкортостан», а также частью 1 статьи 8.1 и частью 1 статьи 8.2 Кодекса Республики Башкортостан об административных правонарушениях. .Доступно по адресу: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=279892#0 (дата обращения: 11 декабря 2016 г.).
[23] Постановление Конституционного Суда РФ от 20 октября 2005 г. № 389-О об отказе в рассмотрении жалобы гражданина Караваева Николая Петровича на нарушение его конституционных прав со стороны Статья 32 Закона Республики Адыгея «Об административных правонарушениях». Доступно по адресу: http: // www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1254743/ (дата обращения: 11 декабря 2016 г.).
[24] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 мая 2011 г. № 741-ОО об отказе в удовлетворении заявления о рассмотрении жалобы гражданина Смирнова Алексея Анатольевича на нарушение его конституционных прав со стороны Пункт 1 части 2 и пункт 2 части 3 статьи 12 Закона Московской области «Об организации услуг общественного транспорта в Московской области» и часть 2 статьи 12 Закона Московской области «Об административной ответственности за правонарушения в автомобильной и дорожной сфере» Электротранспорт в Московской области.Доступно по адресу: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=203530#0 (дата обращения: 11 декабря 2016 г.).
[25] Постановление Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. № 484-О об отказе в рассмотрении жалобы гражданина Пальцева Дмитрия Юрьевича на нарушение его конституционных прав со стороны Статья 5 Закона города Москвы «Об административной ответственности за правонарушения в сфере потребительского рынка и услуг города Москвы».Доступно по адресу: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=38939#0 (дата обращения: 11 декабря 2016 г.).
[26] Федеральный конституционный закон № 3-ФЗК «О чрезвычайной ситуации» от 30 мая 2001 г. (с изменениями, внесенными 3 июля 2016 г.). 2001. Вестник законодательства Российской Федерации 23: 2277.
. [27] Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (в редакции от 2 июня 2016 г.). 1997. Вестник законодательства Российской Федерации, 30: 3588.
[28] Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (в редакции от 5 апреля 2016 г.). 2002. Вестник законодательства Российской Федерации, 52 (часть 1): 5140.
[29] Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (с изменениями, вступившими в силу 15 июля 2016 г.) (с изменениями от 3 июля 2016 г.). 1995. Вестник законодательства Российской Федерации, 50: 4873.
. [30] Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «Об обеспечении безопасности» (в редакции от 5 октября 2015 г.).2011. Вестник законодательства Российской Федерации, 1: 2.
. [31] Федеральный закон «О полиции» от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ (с изменениями, вступившими в силу 4 июля 2016 г.) (с изменениями от 3 июля 2016 г.). 2011. Вестник законодательства Российской Федерации, 7: 900.
. [32] Федеральный закон № 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения» от 19 января 1996 г. (в редакции от 19 июля 2011 г.). 1996. Вестник законодательства Российской Федерации, 3: 141.
[33] Федеральный закон № 44-ФЗ «Об участии граждан в обеспечении общественного порядка» от 2 апреля 2014 года. 2014. Вестник законодательства Российской Федерации, 14: 1536.
[34] Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» (в редакции от 23 июня 2016 г.). 1994. Вестник законодательства Российской Федерации, 35: 3649.
. [35] Федеральный закон № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. (в редакции от 3 июля 2016 г.).2002. Вестник законодательства Российской Федерации, 2: 133.
. [36] Постановление Правительства Москвы № 14-ПП «Об утверждении Положения о народной гвардии города Москвы» (в редакции от 22 января 2013 г.). 2003. Вестник Мэра и Правительства Москвы, 7.
. [37] Постановление Правительства Москвы от 2 сентября 2008 г. № 797-ПП «Об утверждении Правил пользования наземным общественным транспортом общего пользования (трамвай, троллейбусы, автобусы) в городе Москве» (в редакции от марта 2008 г.) 1, 2016).2008. Ведомости Мэра и Правительства Москвы, 52.
[38] Закон Алтайского края № 12-ЗС «Об участии населения в поддержании общественного порядка в Алтайском крае» от 6 марта 2000 г. (в редакции от 27 мая 2011 г.). 2000. Собрание законодательства Алтайского края, 47 (67): 15.
. [39] Закон Санкт-Петербурга № 760-95 «Об участии населения в поддержании общественного порядка в Санкт-Петербурге» от 8 ноября 2001 г. (в редакции от 15 декабря 2010 г.).2001. Вестник Законодательного собрания Санкт-Петербурга, 12.
. [40] Закон города Москвы № 36 «О Народной гвардии города Москвы» от 26 июня 2002 г. (в редакции от 7 октября 2015 г.). 2002. Вестник Мэра и Правительства Москвы, 31.
. [41] Закон города Москвы № 9 «Об участии жителей города Москвы в поддержании общественного порядка» от 28 марта 2001 г. (в редакции от 7 октября 2015 г.). 2001 г.Вестник Московской Государственной Думы, 5: 43.
[42] Постановление Правительства РФ № 1090 «О Правилах дорожного движения» (вместе с Основами выпуска транспортных средств и обязанностью должностных лиц доказывать безопасность дорожного движения от 23 ноября 1993 г. (в редакции от 10 сентября 2016 г.). 1993. Собрание указов Президента и Правительства РФ, 47: 4531.
. [43] Указ Президента Российской Федерации № 683 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации» от 31 декабря 2015 года.2016. Вестник законодательства Российской Федерации 1 (часть II): 212.
[44] Затем Уголовный кодекс Российской Федерации № 63-ФЗ от 13 июня 1996 г. (в редакции от 22 ноября 2016 г.). 1996. Вестник законодательства Российской Федерации 25: 2954.
. [45] Васильев, Д.В. 2005. Концепции организации деятельности полиции и возможности их использования в отечественной практике (на материалах США и некоторых стран Западной Европы). Москва: Академия управления МВД России.236.
[46] Ястребова, А. 2012. Конституционно-правовые основы деятельности неправительственных организаций в системе обеспечения общественного порядка в Российской Федерации. Москва: Российский государственный социальный университет. 209.
[47] Ястребова, А. 2016. К вопросам взаимодействия неправительственных организаций и органов полиции в сфере поддержания общественного порядка в Российской Федерации. Вестник Московского университета МВД России, 3: 91-95.
[48] ​​Ястребова А. и др. 2016. Гражданские общественные организации в обеспечении общественного порядка и их роль в формировании гражданского общества. Журнал перспективных исследований в области права и экономики, 2 (16): 417-425.

Microsoft Word - 02-Hendley

% PDF-1.6 % 109 0 объект > эндобдж 128 0 объект > / Шрифт >>> / Поля [] >> эндобдж 106 0 объект > поток PScript5.dll Версия 5.2.22013-08-09T11: 57: 15-04: 002013-07-17T12: 26: 29-04: 002013-08-09T11: 57: 15-04: 00application / pdf

  • Microsoft Word - 02 -Hendley
  • Сбоутон
  • Акробат Дистиллятор 8.1.0 (Windows) uuid: 5af41a78-86ef-4189-8c55-e959171deb1duuid: a5228f03-b247-424b-8f5e-13dfae2500da конечный поток эндобдж 100 0 объект > эндобдж 102 0 объект > эндобдж 103 0 объект > эндобдж 132 0 объект > эндобдж 104 0 объект > эндобдж 105 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 74 0 объект > эндобдж 77 0 объект > эндобдж 82 0 объект > эндобдж 85 0 объект > эндобдж 88 0 объект > эндобдж 91 0 объект > эндобдж 94 0 объект > эндобдж 97 0 объект > эндобдж 99 0 объект > поток h ޼ ZKsFWq% "] 9 [N`aHI! Z3Rp՞ ֮ 軟 C ~ \ ^} \ ** @

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *