Тк статья 236: ТК РФ Статья 236. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику

Содержание

последние изменения и поправки, судебная практика

СТ 236 ТК РФ.

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Комментарий к Ст. 236 Трудового кодекса РФ

1. Трудовой кодекс расширил перечень ситуаций, связанных с задержкой различных выплат, при которых наступает ответственность работодателя. Теперь она может возникать не только при задержке собственно заработной платы, но и в других случаях. В комментируемой статье определены как минимум три варианта привлечения работодателя к материальной ответственности за задержку выплат, причитающихся работнику. При этом не исключаются и иные выплаты, полагающиеся работнику.

2. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя, что, безусловно, повышает гарантии для работника. В конце концов, именно работодатель является участником хозяйственной деятельности, несущим весь риск и всю ответственность за ее результаты. Если же данная ситуация возникнет в бюджетных организациях, то ответственность должны разделить государство или муниципальные образования, из бюджета которых финансируется деятельность данного работодателя.

Соответствующая позиция отражена и в Постановлении Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации». При рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии с комментируемой статьей суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм (п. 55 названного Постановления).

3. Если коллективным договором или трудовым договором определен размер процентов, подлежащий уплате работодателем в связи с задержкой выплаты заработной платы либо иных выплат, причитающихся работнику, суд исчисляет сумму денежной компенсации с учетом этого размера при условии, что он не ниже установленного комментируемой статьей.

Начисление процентов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы не исключает права работника на индексацию сумм задержанной заработной платы в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов.

4. О сроках, в течение которых работник имеет право обратиться в суд по вопросу о взыскании причитающихся ему выплат, см. ст. 392 ТК РФ.

Ст. 236 ТК РФ с Комментариями 2020-2021 года (новая редакция с последними изменениями)

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

Комментарий к Ст. 236 ТК РФ

1. Указанием Банка России от 29 октября 2009 г. N 2313-У «О размере ставки рефинансирования Банка России» начиная с 30 октября 2009 г. ставка рефинансирования Банка России установлена в размере 9,5% годовых.

Нельзя не отметить тенденцию снижения в последнее время ставки рефинансирования Банка России, размер которой с 1 декабря 2008 г. составлял 13% (см. указание Банка России от 28 ноября 2008 г. N 2135-У «О размере ставки рефинансирования Банка России» // Вестник Банка России. 2008. N 69).

2. Коллективным или трудовым договором может быть предусмотрен более высокий размер выплачиваемой работнику денежной компенсации при задержке полагающихся ему выплат, чем это установлено настоящей статьей (см. п. 55 ППВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

Второй комментарий к Статье 236 Трудового кодекса

1. Наименование ст. 236 приведено в соответствие с ее содержанием. В него добавлены слова «и других выплат, причитающихся работнику».

Прежнее последнее предложение этой статьи заменено новым текстом, согласно которому размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Оба новых положения ст. 236 весьма важны для обеспечения реальной ответственности работодателя за задержку выплат, причитающихся работнику.

2. Обязанность работодателя выплачивать работникам заработную плату своевременно и в полном размере предусмотрена в нескольких статьях Кодекса: в ч. 2 ст. 22 среди основных обязанностей работодателя, в ст. 56, определяющей понятие трудового договора; в ст. 136, устанавливающей обязательность выплаты заработной платы каждые полмесяца.

3. Работодатель и (или) уполномоченные им в установленном порядке представители, допустившие задержку выплаты работнику заработной платы и другие нарушения оплаты труда, несут ответственность в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами (см.

ст. 142 ТК РФ).

Статья 236 Кодекса предусматривает ответственность за нарушение работодателем срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, в виде уплаты процентов (денежной компенсации) в определенном размере.

Коллективным или трудовым договором размер денежной компенсации за просрочку названных выплат может быть конкретизирован и установлен в более высоком размере.

4. Порядок взыскания компенсации, если она, как и заработная плата, не выплачивается, прямо не предусмотрен.

Представляется, что споры о денежной компенсации за просрочку выплат, полагающихся работнику, следует рассматривать в порядке, предусмотренном для трудовых споров о заработной плате.

Статья 236 Трудового Кодекса РФ с комментариями

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Комментарий к статье 236 ТК РФ

Рассматриваемой нормой установлен новый вид материальной ответственности работодателя перед работником.

Нарушение сроков выплаты заработной платы, а также оплаты отпусков может иметь место, если работодатель не соблюдает правила, установленные ст. 136 ТК. Сроки расчета при увольнении установлены ст. 140 ТК.

Представляется, что любая несвоевременная выплата сумм, причитающихся работнику, включая, например, гарантийные и компенсационные выплаты, влечет ответственность работодателя.

В случае наступления материальной ответственности работодателя по рассматриваемому основанию он должен возместить работнику всю сумму неполученных выплат с одновременной уплатой процентов (денежной компенсации). Это означает уплату процентов за пользование чужими денежными средствами.

Комментируемая статья определяет размер и порядок осуществления соответствующих выплат. Так, если иной размер компенсации не предусмотрен трудовым договором или коллективным договором, то выплаты производятся на общих основаниях, исходя из ставки рефинансирования, установленной ЦБ РФ. Следует обратить внимание на то, что размер выплачиваемой работнику компенсации может быть изменен локальными актами только в сторону ее увеличения.

Другой комментарий к статье 236 ТК РФ

Комментируемая статья предусматривает материальную ответственность работодателя за задержку выплат, причитающихся работнику.

Перечень выплат, содержащийся в ст.236 ТК РФ, не является исчерпывающим и включает, в частности, заработную плату, оплату отпуска, выплаты при увольнении и (или) другие выплаты, причитающиеся работнику.

За нарушение работодателем сроков указанных выплат, помимо них, работодатель обязан выплатить проценты, то есть денежную компенсацию, размер которой должен быть не ниже одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка РФ от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

В соответствии с указанием Центрального банка РФ от 13 сентября 2012 года N 2873-У «О размере ставки рефинансирования Банка России» начиная с 14 сентября 2012 года ставка рефинансирования установлена в размере 8,25 процента годовых.

В соответствии с положениями ст.136 ТК РФ заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором. Для отдельных категорий работников федеральным законом могут быть установлены иные сроки выплаты заработной платы.

Если день выплаты заработной платы совпадает с выходным, то работодатель обязан выплатить заработную плату в последний рабочий день, предшествующий выходному, на который пришелся день выплаты заработной платы.

В связи с этим право работника на получение компенсации за задержку выплаты заработной платы возникает по истечении половины месяца со дня выплаты части заработной платы.

Оплата отпуска производится не позднее чем за три дня до его начала (ч. 9 ст.136 ТК РФ). Соответственно, при оплате отпуска позднее трех дней до его начала у работника также возникает право на выплату ему денежной компенсации помимо отпускных денежных средств.

В соответствии со ст.140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете. Невыполнение работодателем данной обязанности влечет возникновение у работника права на получение процентов за каждый день задержки выплаты причитающихся ему сумм.

Предусмотренная ст.236 ТК РФ денежная компенсация выплачивается за каждый день просрочки, в том числе за выходные и нерабочие праздничные дни.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, ЛНА или трудовым договором. Таким образом, размер денежной компенсации не может быть меньше, чем установлено в ст. 236 ТК РФ.

Наличие обязанности выплатить денежную компенсацию законодатель не связывает с наличием вины работодателя в задержке причитающихся работнику выплат. В постановлении Пленума ВС РФ о применении судами ТК РФ даны разъяснения о том, что при рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику такую денежную компенсацию, необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст.236 ТК РФ суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм.

Кроме того, начисление процентов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы не исключает права работника на индексацию сумм задержанной заработной платы в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов.

комментарии и текст статьи в новой редакции 2019 года

Текст статьи 236 ТК РФ в новой редакции.

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

N 197-ФЗ, ТК РФ действующая редакция.

Комментарий к ст. 236 Трудового Кодекса РФ

Комментарии к статьям ТК помогут разобраться в нюансах трудового права.

§ 1. Наименование ст. 236 приведено в соответствие с ее содержанием. В него добавлены слова «и других выплат, причитающихся работнику».

Прежнее последнее предложение этой статьи заменено новым текстом, согласно которому размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Оба новых положения ст. 236 весьма важны для обеспечения реальной ответственности работодателя за задержку выплат, причитающихся работнику.

§ 2. Обязанность работодателя выплачивать работникам заработную плату своевременно и в полном размере предусмотрена в нескольких статьях Кодекса: в ч. 2 ст. 22 среди основных обязанностей работодателя, в ст. 56, определяющей понятие трудового договора; в ст. 136, устанавливающей обязательность выплаты заработной платы каждые полмесяца.

§ 3. Работодатель и (или) уполномоченные им в установленном порядке представители, допустившие задержку выплаты работнику заработной платы и другие нарушения оплаты труда, несут ответственность в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами (см. ст. 142 ТК).

Статья 236 Кодекса предусматривает ответственность за нарушение работодателем срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, в виде уплаты процентов (денежной компенсации) в определенном размере.

Коллективным или трудовым договором размер денежной компенсации за просрочку названных выплат может быть конкретизирован и установлен в более высоком размере.

§ 4. Порядок взыскания компенсации, если она, как и заработная плата, не выплачивается, прямо не предусмотрен.

Представляется, что споры о денежной компенсации за просрочку выплат, полагающихся работнику, следует рассматривать в порядке, предусмотренном для трудовых споров о заработной плате.

Следующий комментарий к статье 236 ТК РФ

Если у вас есть вопросы по ст. 236 ТК, вы можете получить консультацию юриста.

1. Трудовой кодекс расширил перечень ситуаций, связанных с задержкой различных выплат, при которых наступает ответственность работодателя. Теперь она может возникать не только при задержке собственно заработной платы, но и в других случаях. В комментируемой статье определены как минимум три варианта привлечения работодателя к материальной ответственности за задержку выплат, причитающихся работнику. При этом не исключаются и иные выплаты, полагающиеся работнику.

2. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя, что, безусловно, повышает гарантии для работника. В конце концов, именно работодатель является участником хозяйственной деятельности, несущим весь риск и всю ответственность за ее результаты. Если же данная ситуация возникнет в бюджетных организациях, то ответственность должны разделить государство или муниципальные образования, из бюджета которых финансируется деятельность данного работодателя.

Соответствующая позиция отражена и в Постановлении Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации». При рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии с комментируемой статьей суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм (п. 55 названного Постановления).

3. Если коллективным договором или трудовым договором определен размер процентов, подлежащий уплате работодателем в связи с задержкой выплаты заработной платы либо иных выплат, причитающихся работнику, суд исчисляет сумму денежной компенсации с учетом этого размера при условии, что он не ниже установленного комментируемой статьей.

Начисление процентов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы не исключает права работника на индексацию сумм задержанной заработной платы в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов.

4. О сроках, в течение которых работник имеет право обратиться в суд по вопросу о взыскании причитающихся ему выплат, см. ст. 392 ТК.

Статья 236. Трудового кодекса РФ, действующая редакция на 2021 год с комментариями

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Комментарий к статье.

Комментируемая статья определяет порядок наступления материальной ответственности работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, полагающихся работнику.

Работодатель выплачивает полагающиеся работнику выплаты с начисленными процентами в случаях:

  • невыплаты заработной платы;
  • неоплаты отпуска;
  • неосуществления выплат при увольнении.

Работодатель обязан выплатить задержанные суммы с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки. Под ключевой ставкой понимается процентная ставка по основным операциям Банка России по регулированию ликвидности банковского сектора. Является основным индикатором денежно-кредитной политики. Была введена Банком России 13 сентября 2013 г.

В соответствии с информационным сообщением Банка России от 6 сентября 2019 г. ставка рефинансирования Банка России с 9 сентября 2019 г. устанавливается в размере 7% годовых.

Срок задержки исчисляется, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета (выплаты всей суммы) включительно.
Коллективным договором размер денежной компенсации может быть только повышен.

Начисление процентов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы не исключает права работника на индексацию сумм задержанной заработной платы в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов (п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Поделиться с друзьями

Подпишитесь в соц сетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах.

Важно знать!

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!
Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

Анонимно

Профессионально

Задать вопрос юристу бесплатно

Задавайте вопрос
удобным для Вас способом

Ответим на вопрос в соц. сетях

Ответим на вопрос в мессенджерах

Ссылки по теме:

Статья 236 ТК РФ. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы.

.

Трудовой кодекс Российской Федерации:

Статья 236 ТК РФ. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.


Вернуться к оглавлению документа: Трудовой кодекс РФ в действующей редакции

Комментарии к статье 236 ТК РФ, судебная практика применения

Обращаем внимание, что вышеприведенная редакция статьи 236 ТК РФ действует с 03 октября 2016 года (изменения внесены Федеральным законом от 03.07.2016 N 272-ФЗ).

До 3 октября 2016 года размер денежной компенсации за нарушение срока выплаты зарплаты рассчитывался по иному. Извлечение из ранее действующей нормы статьи 236 ТК РФ:

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования ЦБ РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки.

Обращаем внимание, что сейчас: «.. не ниже одной сто пятидесятойключевой ставки ЦБ РФ«

Сроки выплат заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении по ТК РФ

Заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца. Конкретная дата выплаты заработной платы устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором или трудовым договором не позднее 15 календарных дней со дня окончания периода, за который она начислена (ч. 6 статьи 136 ТК РФ).

Оплата отпуска производится не позднее чем за три дня до его начала (ч. 9 статьи 136 ТК РФ).

При прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете (статья 140 ТК РФ).


Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ

В пп. 55, 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» содержатся следующие разъяснения:

Проценты за нарушение сроков выплат не зависят от вины работодателя

При рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 236 Кодекса суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм.

Размер процентов за задержку выплат не может быть ниже 1/150 ключевой ставки ЦБ РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки

Если коллективным договором или трудовым договором определен размер процентов, подлежащий уплате работодателем в связи с задержкой выплаты заработной платы либо иных выплат, причитающихся работнику, суд исчисляет сумму денежной компенсации с учетом этого размера при условии, что он не ниже установленного статьей 236 Кодекса.

Не только проценты, но и индексация несвоевременных выплат

Начисление процентов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы не исключает права работника на индексацию сумм задержанной заработной платы в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов.

Срок обращение в суд не пропущен если трудовые отношения не прекращены

При рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.


Разъяснения Верховного Суда РФ в обзоре практики

В «Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2009 года» (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10.03.2010) содержатся следующие разъяснения:

Работнику, приостановившему работу в связи с задержкой выплаты зарплаты, работодатель обязан возместить средний заработок с уплатой процентов

Вопрос 4. В каком размере производится оплата за время приостановления работы, если отказ работника от исполнения трудовых обязанностей вызван задержкой выплаты заработной платы?

Ответ. Согласно ст. 142 Трудового кодекса РФ в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы. Исключение из данного правила составляют случаи запрета на приостановление работы, указанные в названной статье. В период приостановления работы работник имеет право в свое рабочее время отсутствовать на рабочем месте.

Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признается обеспечение права каждого работника на выплату заработной платы своевременно и в полном размере.

Право работников на отказ от выполнения работы является мерой вынужденного характера, предусмотренной законом для цели стимулирования работодателя к обеспечению выплаты работникам определенной трудовым договором заработной платы в установленные сроки. Это право предполагает устранение работодателем допущенного нарушения и выплату задержанной суммы.

Из ст. 236 ТК РФ следует, что в случае задержки выплаты заработной платы работодатель обязан выплатить ее с уплатой процентов (денежной компенсации) в определенном названной статьей размере. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором.

Таким образом, материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы предполагает не только возмещение полученного работником заработка, но и уплату дополнительных процентов (денежной компенсации). Названная мера ответственности работодателя наступает независимо от того, воспользовался ли работник правом приостановить работу. При этом, поскольку Трудовым кодексом специально не оговорено иное, работник имеет право на сохранение среднего заработка за все время задержки ее выплаты, включая период приостановления им исполнения трудовых обязанностей.

На основании изложенного работнику, вынужденно приостановившему работу в связи с задержкой выплаты заработной платы на срок более 15 дней, работодатель обязан возместить не полученный им средний заработок за весь период ее задержки с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере, установленном ст. 236 Трудового кодекса.


Рекомендуемые публикации, исковые заявления

Ст.

236 ТК РФ, статья 236 Трудового кодекса РФ

Ст. 236 ТК РФ. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Комментарий к ст. 236 ТК РФ

Ст. 236 ТК РФ регулирует вопросы материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику.

Материальная ответственность работодателя существует, однако она очень невысокая. За задержку выплаты заработной платы и иных денежных сумм работодатель должен заплатить работнику проценты в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального Банка РФ. Как известно, ставка рефинансирования в настоящее время достаточно низкая.

Получается, что не платить работнику заработную плату выгоднее чем взять кредит в банке, если бы не уголовная ответственность за выплату заработной платы.

Проценты платяться независимо от вины работодателя. Размер процентов может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Не представляю ситуацию, в которых размер процентов был бы повышен работодателем.

Поглощение и усвоение питательных веществ проростками ароматного палисандра (Dalbergia odorifera T.

C. Chen) в питательных средах с некомпостированными остатками отработанных грибов

Abstract

Целью данного исследования было выявление поглощения и ассимиляции питательных веществ древесными растениями, подвергнутыми выращиванию в средах, в которых часть торфа была заменена остатками отработанных грибов (SMR). Саженцы ароматного палисандра ( Dalbergia odorifera T.C. Chen) культивировали в пяти типах питательных сред с SMR и торфом в объемных пропорциях 0% (контроль), 25%, 50%, 75% и 100%.С увеличением доли SMR концентрации аммония и нитратного азота (N) снижались, но концентрация доступного фосфора (P) и электрическая проводимость увеличивались. Сеянцы на полных субстратах SMR показали очевидную гибель. У проростков на субстратах с SMR в пропорции выше 25% наблюдались симптомы чрезмерной токсичности азота и фосфора. Эффективность использования P была самой высокой в ​​среде выращивания 25% SMR. Минеральный азот в субстратах имел положительную связь с ростом и биомассой, но не с активностью глутаминсинтетазы. Доступный P отрицательно связан с активностью кислой фосфатазы как в листьях, так и в корнях. Некомпостированный SMR может заменить 25% торфа в питательной среде для ароматных саженцев палисандра, улучшая поглощение и ассимиляцию фосфора.

Образец цитирования: Li X, Xia H, Wang J, Chen Q (2021) Поглощение и ассимиляция питательных веществ в сеянцах ароматного розового дерева ( Dalbergia odorifera T.C. Chen) в среде выращивания с некомпостированными остатками отработанных грибов. PLoS ONE 16 (4): e0249534.https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534

Редактор: Ремихио Парадело Нуньес, Университет Сантьяго-де-Компостела, ИСПАНИЯ

Поступила: 27 ноября 2020 г .; Принята к печати: 22 марта 2021 г .; Опубликован: 6 апреля 2021 г.

Авторские права: © 2021 Li et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи и вспомогательных информационных файлах.

Финансирование: Это исследование финансировалось Чжэцзянской научно-технической программой по селекции новых сельскохозяйственных культур (грант №: 2016C02056-3) и Проектом общественного благосостояния для сельского хозяйства в провинции Чжэцзян (грант №: 2016C32041).

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

Введение

Рост населения и загрязнение окружающей среды вместе провоцируют замену растениеводства на традиционных сельскохозяйственных угодьях производством растений завода [1]. Беспочвенный субстрат является важнейшим веществом для растениеводства при заводском выращивании рассады. Среда для выращивания с высококачественными субстратами может дать растениям плодородную среду, в которой можно избежать неожиданного заражения [2]. Торф составляет основную часть питательной среды для заводского выращивания растений, но этот субстрат не является устойчивым, потому что это невозобновляемый ресурс.Для замены торфа в питательной среде крайне необходимы альтернативные материалы.

Благодаря потрясающему вкусу и аромату, а также значительной пищевой и терапевтической ценности урожайность грибов во всем мире резко возросла [3]. Объем мирового рынка грибов оценивался в 12,74 миллиона тонн в 2018 году и достигнет 20,84 миллиона тонн к 2026 году, демонстрируя совокупный годовой темп роста в 6,47% в прогнозируемый период [4]. Рынок выращивания грибов оценивается в 16 долларов США.7 миллиардов в 2020 году [5]. Увеличивающееся производство грибов приводит к большому количеству отработанных грибных остатков (SMR) [6]. Из 1 кг грибной продукции получают 2,5–5,0 кг SMR [1,7,8]. По данным за 2016 год, в Турции, Испании и Китае накоплено в общей сложности 0,2, 0,99 и 38,93 миллиона тонн СМР, соответственно [9]. Непрерывное накопление SMR приводит к образованию груд твердых отходов, удаление которых требует значительных затрат. Замена торфа в питательных средах является критическим требованием для беспочвенного выращивания садовых растений.SMR считается отличным кандидатом для замены торфа в качестве субстрата в среде выращивания [6,10,11].

SMR содержит значительное количество питательных соединений, таких как азот (N) и фосфор (P), которые можно повторно использовать в качестве источников удобрений [12]. Эти пищевые соединения являются результатом метаболической активности гриба и могут быть извлечены и использованы для производства биоудобрений [13]. Из-за этого качества SMR был предложен в качестве замены торфа для использования в питательных средах [6,11,14].По сравнению с отработанными остатками, которые были компостированы пробкой, шелухой оливок или хлопковыми отходами, отходы от выращивания грибов и торфа дали герберу ( Gerbera jamesonii H. Bolus) большее количество сухой массы и более высокий урожай цветов [10]. Однако использование SMR в питательных средах ограничено высокой токсичностью солевого раствора для садовых растений [6,10–12]. Было обнаружено, что питательные среды с SMR и торфом различаются в зависимости от вида растений [6,15] или видов грибов [11]. Поэтому было предложено проверить пропорциональную замену торфа на SMR для специфической реакции растений, когда указаны факторы вида грибов [12].

Доля SMR, смешанного с торфом в питательной среде, может уравновесить черту между засолением и питанием. 75% замена торфа на SMR использовалась для прорастания семян кабачков ( Cucurbita pepo L. var. Afrodite F1 ), перца ( Capsicum annum L. var. Lamuyo F1 ) и томатов ( Lycopersicon esculentum var Muchamiel ) [6]. Более низкая доля замены 50% привела к наибольшему количеству сухого вещества и урожайности цветов у гербера [10].Кроме того, при более низком замещении на 20–50% получают ростки томатов и перца с более высокой морфологией [15]. Было обнаружено, что доля замены 25% является превосходной в питательных средах для роста и усвоения питательных веществ в садовых растениях [12,16]. Среда для выращивания, содержащая 25% свежего SMR, также успешно использовалась для выращивания рассады деревьев ( Pinus koraiensis ) [16] и кустарников ( Aralia elata ) [17]. Было обнаружено, что небольшая доля замены 10% способствует росту и сухой массе салата ( Lactuca sativa ) [11].Степень устойчивости растений к засолению и поглощения питательных веществ является основной проблемой, определяющей использование доли SMR в питательных средах. Реакцию на засоление можно оценить по смертности и росту, но поглощение и ассимиляция питательных веществ не были хорошо задокументированы.

Ароматный палисандр ( Dalbergia odorifera T.C. Chen) — многолетнее бобовое дерево, которое естественным образом распространяется в субтропических и тропических районах Китая [18,19]. Ароматный палисандр — высоко ценимая древесина для садоводства со значительным количеством соединений, которые используются в медицине [20,21].Традиционно ароматный палисандр получают из сердцевины плантаций [22], саженцы в основном выращивают в контейнерах, заполненных торфом и перлитом в питательной среде [18,19]. Недавние исследования показали, что ароматные саженцы розового дерева были чувствительны к смене типа среды выращивания, состоящей из почвы и органических остатков [23]. Это вызывает дальнейший интерес к обнаружению его реакции на растущие среды SMR и торфа. Твердый субстрат может гарантировать качество ароматных саженцев палисандра, использование SMR решит вопрос ресурсной зависимости.Четкое понимание поглощения и ассимиляции питательных веществ будет способствовать замене торфа на SMR для выращивания рассады ароматного палисандра.

В этом исследовании ароматные саженцы палисандра культивировали в различных типах питательных сред с различными пропорциями SMR, используемыми в качестве замены торфа. Мы предположили, что: (i) низкая доля SMR, около 25% от общего объема, будет полезна для ароматных саженцев палисандра с максимальным усвоением и усвоением питательных веществ; .

Материалы и методы

Растительный материал и условия роста

Семена душистого палисандра ( Dalbergia odorifera T. C. Chen) были получены из зрелых деревьев с горы Цзин (28 ° 08 ’с.ш., 120 ° 38’E), Юнцзя, город Вэньчжоу, провинция Чжэцзян, Китай. Авторы по этике заявили, что земля для сбора семян с полей была выдана с разрешения Чжэцзянского института субтропических культур Чжэцзянской академии сельскохозяйственных наук.Очищенные семена замачивали в растворе перманганата калия (0,5%) на 30 мин и замачивали в дистиллированной воде комнатной температуры на 12 ч. Мертвые семена удаляли, а оставшиеся семена высевали в пески. В мае 2017 года, через месяц после посева, проросшие проростки были перенесены в заделанные полости в лотках для выращивания. Каждый лоток имел 32 полости, которые были расположены с интервалом 4 × 8, каждая полость имела объем 212 мл. На поверхность питательной среды в одну полость высаживали три семени.Эксперимент завершился в камере выращивания в закрытой лаборатории, где температура поддерживалась в диапазоне от 18 ° C до 34 ° C, а относительная влажность (RH) поддерживалась на уровне 70–90%. Саженцы равномерно освещались светом от натриевых ламп высокого давления (HPS) (Pudao Photoelectricity, Zhiluntuowei A&F S&T, Ltd., Чанчунь, Китай) в течение 18-часового фотопериода (с 06:00 до 24:00) в фотосинтетическом помещении. скорость потока фотонов (PPFD) 73 мкмоль м -2 с -1 . Более подробную информацию об условиях освещения можно найти в других исследованиях [18,19].Подносы помещали в емкости, которые поливали дважды в неделю. Эта методика орошения использовалась для выращивания рассады некоторых других древесных растений [16,17,24].

Свойство отработанных грибных остатков

Отработанные остатки грибов были получены на местной грибной фабрике после выращивания Pleurotus eryngii . Этот гриб — один из шести широко выращиваемых в Китае видов, которые обладают значительными запасами полисахаридов со специфическими профилями полезных ферментов [25,26].Процесс утилизации SMR был адаптирован из стандартного протокола для производства коммерческих субстратов (Mashiro-Dust, Zhiluntuowei A&F S&T, Ltd. , Чанчунь, Китай), который обычно включал отслаивание пластикового покрытия, разрушение на куски, гомогенное перемешивание, обезвоживание. и стерилизация ультрафиолетовыми лучами. SMR не компостировали в нашем исследовании, потому что было высказано предположение, что свежий остаток может быть непосредственно использован в питательной среде [11,12]. Компоненты в сырье SMR включали 20% древесных битов, 20% шелухи семян хлопка, 20% отрубей, 24% кукурузных початков, 5% кукурузной муки, 2% карбоната извести, 1% гипсового порошка и 8% бобовой пульпы [12] .Один образец субстратов весом 5 г смешивали в дистиллированной воде, минеральный азот (N) был обозначен как сумма N аммония и N нитрата, определенная с помощью системы анализа впрыска потока (Lachat Instruments, Hach CO., Loveland, USA). Еще 5 г образца субстрата экстрагировали 50 мл хлорида калия (2 М) и встряхивали в течение 1 ч. Доступный фосфор (P) определяли с помощью оптической эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (ICP-OES) (Thermo Fisher Scientific, Waltham, MA, USA).

Схема эксперимента и описание лечения

Пять пропорций SMR в качестве замены торфа были использованы в среде для выращивания: 0% (контроль), 25% (75% торф), 50% (50% торф), 75% (25% торф) и 100% ( без торфа) (об. / об.).Основные химические свойства этих пяти типов субстратов показаны в таблице 1. Всего 32 сеянца были отнесены к одной единице отбора проб на лоток. Три подноса были размещены как повторы для одной обработки. Все лотки с рассадой были размещены так, чтобы равномерно получать освещение HPS со случайным дизайном делянок. Подносы переставляли так, чтобы их перемещали дважды в неделю после полива рассады.

Таблица 1. Химические свойства субстрата, состоящего из некомпостированных остатков отработанных грибов (USMR) и торфа в различных соотношениях для выращивания ароматного палисандра ( Dalbergia odorifera T.C. Chen) саженцы в заводско-заводских условиях.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.t001

Отбор проб и химический анализ

Мы выращивали саженцы в течение 4,5 месяцев до октября 2017 г., когда было запланировано отбор проб (рис. 1). Восемь проростков были взяты из одного лотка, и их среднее значение было принято в качестве основной единицы анализа. Четыре использовались для сушки, а остальные четыре хранили в морозильной камере при -18 ° C. Отобранные проростки были разделены на части побега и корня, часть побега использовалась для измерения высоты и диаметра корневой шейки (RCD).Корни промывали и разделяли на крупные (диаметр ≥1 мм) и мелкие (диаметр <1 мм). И побеги, и корни сушили в сушильном шкафу при 70 ° C в течение трех дней, а затем взвешивали на сухую массу. Высушенные образцы измельчали, чтобы пройти через сито 1 мм для дальнейшего анализа неструктурных углеводов (НСК) и питательных веществ.

Рис. 1. Результат производительности сеянцев ароматного палисандра ( Dalbergia odorifera TC Chen), подвергнутых выращиванию на среде с отработанными остатками грибов (SMR) в объемных пропорциях 0%, 25%, 50%, 75% и 100%. .

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.g001

Колориметрический метод был адаптирован для определения концентрации растворимых сахаров и крахмала с помощью спектрофотометра (UV-Visible 8453, Agilent Technologies Inc., Санта-Клара, Калифорния, США) на длине волны 490 нм. Образец массой 0,5 г растворяли в 50 мл дистиллированной воды и кипятили в течение двух часов. Охлажденный супернатант собирали до объема 30 мл для определения концентрации растворимого сахара. Остаток промывали и сушили в печи при 70 ° C до полного отсутствия влаги.Высушенный остаток переносили в 10 мл 3% (об. / Об.) Соляной кислоты, экстрагировали и выдерживали в кипящей воде в течение восьми часов. Охлажденный остаток центрифугировали и собирали, чтобы получить 1 мл супернатанта, добавленного к 28% фенола (мас. / Мас.) И 5 мл серной кислоты. Еще раз крахмал определяли с помощью спектрофотометра при 490 нм.

Еще 0,2 г высушенного образца переваривали в 5 мл раствора, смешанного с пероксидом водорода и серной кислотой. Переваренный растворимый раствор разбавляли до 50 мл и использовали для измерения концентраций N и P.

Оставшиеся четыре проростка на лоток использовали для определения активности ферментов глутамин синтетазы (GS) и кислой фосфатазы (ACP) в соответствии с методом Wei et al. [27]. Для GS оптическую плотность глутамил-γ-гидроксамата измеряли при 540 нм. Концентрацию белка определяли методом кумасси бриллиантового синего G-250 [16,27]. Для ACP измельченный образец центрифугировали при 10000 g в течение 10 мин и супернатант переносили в 10 мл раствора. Поглощение реакционной смеси измеряли спектрофотометрически при 405 нм [16,27].

Расчет параметров и статистический анализ

Качество всходов оценивали по модели индекса Диксона [28]: (1) где DQI — индекс качества Диксона; TB , SB и RB обозначают биомассу всего растения, побегов и корней соответственно. Индекс использования питательных веществ рассчитывался делением биомассы побегов на концентрацию питательных веществ в побегах в соответствии с моделью, использованной Хокинсом [29]. Индекс использования N и P дифференцировался по концентрациям N ( NUI ) и P ( PUI ) соответственно.

Данные были проанализированы с помощью программного обеспечения SAS (версия 9.4, SAS Institute, Кэри, Северная Каролина, США). Данные были проверены на нормальность, преобразование не потребовалось. Данные были протестированы с помощью однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) для выявления влияния пяти обработок питательной среды на параметры проростков. Когда значительный эффект был указан с помощью дисперсионного анализа ( P ≤0,05), средние значения сравнивали и упорядочивали в соответствии с критерием Тьюки (α = 0,05). Корреляцию Пирсона использовали для обнаружения взаимосвязи между любой парой переменных, касающихся свойств субстрата и параметров проростков.Чтобы диагностировать статус питания растений, подвергшихся воздействию различных субстратов, в конце эксперимента использовали векторный анализ, используя контроль в качестве эталона. Содержание, концентрация и биомасса питательных веществ были стандартизированы для трехмерной номограммы по осям x, y и z соответственно. Стандартизация проводилась как преобразование в значение в диапазоне от 0 до 100, причем в контроле принималось значение 0. Сдвиги векторов и соответствующие интерпретации были адаптированы из Salifu и Timmer [30].

Результаты

Свойство основания

С увеличением доли SMR в питательных средах, концентрация как аммонийного N, так и нитратного N имела тенденцию к снижению (Таблица 1). По сравнению с контролем, концентрация аммонийного азота не была значительно ниже до обработок с пропорциями 75% и 100% SMR; Концентрация нитрата N снижалась, начиная с обработки с долей 50% SMR. Напротив, доступная концентрация P была выше во всех средах для выращивания с SMR, чем в контроле.Значение pH субстрата также увеличивалось, что было значительно выше при обработке с долей 50% SMR, чем в контроле. Значение электропроводности (ЕС) увеличивалось с увеличением доли SMR в среде выращивания, ЕС в 25% -ной обработке статистически не отличался от такового в контроле.

Оценка роста, биомассы и качества рассады

Как показано на рис. 1, ароматные сеянцы палисандра не проявляли каких-либо негативных симптомов в контроле и при обработке 25% SMR.При 50% -ной обработке некоторые сеянцы показали увядшие стебли и пожелтевшие листья, тогда как при 75% -ной обработке количество сеянцев с этими негативными симптомами увеличилось примерно до 1/3 на лоток. Приблизительно половина сеянцев погибла при обработке в пропорции 100% SMR, при которой живые сеянцы в подавляющем большинстве имели нездоровый вид.

Как высота проростков, так и RCD показали тенденцию к снижению с увеличением объемной доли SMR в питательной среде ( F 4,10 = 10.43; P = 0,0014) (таблица 2). По сравнению с высотой проростков в контроле, при обработке 75% и 100% доля SMR снизилась на 71% и 43%, соответственно; УЗО снизилось на 16% и 19% соответственно.

Таблица 2. Рост, накопление биомассы и оценка качества сеянцев душистого палисандра ( Dalbergia odorifera TC Chen) в ответ на субстраты, состоящие из некомпостированных остатков отработанных грибов (USMR) и торфа в различных соотношениях в заводских условиях .

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.t002

Доля SMR в среде выращивания оказала значительное влияние на биомассу в побегах ( F 4,10 = 30,67; P < 0,0001) и корневой ( F 4,10 = 23,00; P <0,0001), оба из которых уменьшались с увеличением доли SMR (Таблица 2). По сравнению с биомассой побегов в контроле, при обработке 75% и 100% доля SMR снизилась на 100% и 62% соответственно.По сравнению с корневой биомассой в контроле, только то, что в 25% -ной пропорции SMR обработки было выше на 88%, при всех остальных обработках, приводящих к незначительной разнице. Доля SMR в питательной среде не влияла на соотношение биомассы корней и побегов (R / S) ( F 4,10 = 2,08; P = 0,1582).

Доля SMR в питательной среде оказала значительное влияние на DQI ( F 4,10 = 18,21; P = 0.0001). По сравнению с DQI в контроле, этот показатель в 25% -ной доле лечения был выше на 42%, а в 75% и 100% обработках был ниже на 45% и 44%, соответственно (Таблица 2).

Как показано в Таблице 2, доля SMR в питательной среде не повлияла на NUI ( F 4,10 = 3,25; P = 0,0593), но влияние на PUI было значительным ( F 4,10 = 33,93; P <0,0001).По сравнению с контролем, обработки с долей SMR 25% и 50% не имели существенной разницы в PUI , которая была ниже на 100% и 62% при обработках 75% и 100%, соответственно.

Концентрация и содержание питательных веществ в растениях

Доля SMR в среде выращивания не влияла на концентрации N ( F 4,10 = 0,40; P = 0,8061) и концентрации P ( F 4,10 = 1,62; P = 0,2436) в части побега (рис. 2А и 2Б).Вместо этого влияние доли SMR было значительным на корень N ( F 4,10 = 489,06; P <0,0001) и концентрации P ( F 4,10 = 14,97; P = 0,0003. ). С увеличением доли SMR концентрация N в корне увеличивалась от контроля до 50% обработки, а затем снижалась до 100% (рис. 2A). Концентрация P в корнях была выше на 33–51% в питательной среде с SMR, чем в контроле (рис. 2B).

Рис 2.Концентрации азота (N) (A) и фосфора (P) (B) в побегах и корнях проростков ароматного палисандра ( Dalbergia odorifera TC Chen), подвергнутых воздействию питательной среды с некомпостированными остатками отработанных грибов (USMR) в объемных пропорциях 0%, 25%, 50%, 75% и 100%.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.g002

Доля SMR в растительной среде оказала значительное влияние на N ( F 4,10 = 30,53; P <0.0001) и содержания P ( F 4,10 = 21,76; P <0,0001) в части побега (рис. 3A и 3B). Содержание N в побегах было самым высоким при обработке с долей SMR 25% (рис. 3A). По сравнению с контролем, содержание N в побегах было ниже при обработке 75% и 100% на 100% и 62%, соответственно, содержание P в побегах не отличалось статистически при обработке с долей 25% SMR по сравнению с контролем (Рис. 3Б). По сравнению с контролем, обработка 75% и 100% привела к снижению содержания фосфора в побегах на 51% и 62% соответственно.Доля SMR в растительной среде оказала значительное влияние на содержание азота ( F 4,10 = 38,72; P <0,0001) и содержания фосфора ( F 4,10 = 33,82; P < 0,0001) в корневой части (рис. 3A и 3B). Среди всех обработок содержание N и P в корнях было самым высоким при обработке с 25% -ной долей SMR.

Рис. 3. Содержание азота (N) (A) и фосфора (P) (B) в частях побегов и корней душистого палисандра ( Dalbergia odorifera T.C. Chen) саженцы, подвергнутые выращиванию в среде с некомпостированными остатками отработанных грибов (USMR) в объемных пропорциях 0%, 25%, 50%, 75% и 100%.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.g003

Диагностика статуса питательных веществ

По сравнению с контролируемыми сеянцами, те, которые подвергались обработке 50% и 75% SMR, были диагностированы как избыток питательных веществ (как N, так и P), возможно, вызванный накоплением токсичности (рис. 4A и 4B). Сеянцы при 100% -ной обработке показали относительный избыток питательных веществ, возможно, вызванный питательным антагонизмом.Контролируемые проростки проявляли симптомы дефицита азота из-за ограничения производства биомассы, которые были облегчены обработкой 25% -ной пропорции SMR (рис. 4A). Обработка 25% также привела к разбавлению P по сравнению с контролем из-за увеличения биомассы и содержания P, но снижения концентрации P (рис. 4B).

Рис. 4. Векторная диагностика состояний азота (N) (слева) и фосфора (P) (справа) в побегах (вверху) и во всем растении (внизу) душистого палисандра ( Dalbergia odorifera T.C. Chen) саженцы, подвергнутые выращиванию в среде с некомпостированными остатками отработанных грибов (USMR) в объемных пропорциях 0%, 25%, 50%, 75% и 100%.

Shift A, разведение питательных веществ; Shift C, уменьшение дефицита питательных веществ; Shift E & F, чрезмерная токсичность питательных веществ. Сдвиги и интерпретации адаптированы из Салифу и Тиммера [30].

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.g004

Состояние N всего растения было таким же, как и в части побега (рис. 4C).P-статус всего растения в контроле был диагностирован как дефицит, который устранялся в питательной среде с 25% долей SMR (рис. 4B).

Концентрация неструктурных углеводов

Доля SMR в питательной среде не влияла на растворимый сахар ( F 4,10 = 0,46; P = 0,7661) и концентрацию крахмала ( F 4,10 = 0,21; P = 0,9250) в части побега (рис. 5A и 5B). Доля SMR в питательной среде также не влияла на концентрацию растворимого сахара ( F 4,10 = 1.31; P = 0,3299) в корневой части (рис. 5C). Однако доля SMR в среде для выращивания оказывала значительное влияние на концентрацию крахмала ( F 4,10 = 16,32; P = 0,0002) в корневой части (рис. 5C). По сравнению с контролем обработка пропорции 50% SMR привела к снижению концентрации крахмала в корнях на 44% (рис. 5D).

Рис. 5. Концентрации растворимого сахара (A) и крахмала (B) в частях побегов и корней душистого палисандра ( Dalbergia odorifera T.C. Chen) саженцы, подвергнутые выращиванию в среде с некомпостированными остатками отработанных грибов (USMR) в объемных пропорциях 0%, 25%, 50%, 75% и 100%.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.g005

Активность ферментов усвоения питательных веществ

Доля SMR в питательной среде не влияла на активность ферментов GS ( F 4,10 = 1,26; P = 0,3470) и ACP ( F 4,10 = 2,64; P = 0.0968) в части побега (рис. 6А и 6С). Однако доля SMR в питательных средах оказывала значительное влияние на активность GS в корневой части ( F 4,10 = 4,66; P = 0,0221). По сравнению с контролем обработка в пропорции 25% SMR привела к более высокой активности GS на 56% (рис. 6B). Доля SMR в среде для выращивания также оказывала значительное влияние на активность ACP в корневой части ( F 4,10 = 6,29; P = 0,0085). По сравнению с активностью AC в контроле, в 50%, 75% и 100% обработках она была ниже на 36-42% (рис. 6D).

Рис. 6. Активность глутаминсинтетазы (вверху) и кислой фосфатазы (внизу) в частях побегов (слева) и корня (справа) ароматных проростков палисандра ( Dalbergia odorifera TC Chen), подвергнутых выращиванию в среде с некомпостированными отработанными грибами остаток (USMR) в объемных пропорциях 0%, 25%, 50%, 75% и 100%.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.g006

Взаимосвязь субстратов и проростков

Как показано в Таблице 3, доступный P имел отрицательную корреляцию с ростом и биомассой ароматных проростков палисандра, но их корреляция с минеральным N была положительной.Доступный P также имел отрицательную корреляцию с содержанием азота и фосфора в побегах и, опять же, положительную корреляцию с минеральным азотом. Доступный P имел отрицательную связь с активностью ACP, корреляция которой с минеральным N была положительной. Оба значения pH и EC имели отрицательную корреляцию с ростом, биомассой, содержанием N и P в побегах и активностью ACP, но корреляция была положительной с концентрацией P в корнях.

Таблица 3. Корреляция Пирсона между показателями свойств субстрата и параметрами роста и питания ароматного палисандра ( Dalbergia odorifera T.C. Chen) саженцы, культивируемые с субстратом, содержащим некомпостированные остатки отработанных грибов (USMR) и торф в различных соотношениях в условиях завод-фабрика ( n = 15).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249534.t003

Обсуждение

Широко признано, что высокая соленость является критическим фактором свойств SMR, вызывающих стресс у растений [6,10–12]. В нашем исследовании обработка в пропорции 100% SMR включала среду выращивания без торфа, где проростки демонстрировали высокую смертность и засыхали ветки.Хотя значение ЕС при обработке с долей 100% SMR (2,67 ± 0,29 dS м -1 ) было выше, чем в контрольной и смешанной с SMR питательной среде в пропорции от 25% до 50%, наше самое высокое значение не было такой же высокий, как в субстратах из SMR и торфа Sphagnum (3,06 дСм м -1 ) [10] и в субстратах, в основном смешанных с Agaricus bisporus SMR и торфом (2,66–5,90 дСм м -1 ) [ 6,11]. Однако наше значение ЕС оказалось выше, чем в питательной среде с Pleurotus ostreatus SMR (0.51–1,03 дСм м -1 ) [6] и Lentinula edodes SMR (2,54 дСм м -1 ) [11]. При таком же выращивании грибов наша величина ЕС была близка к значению для Pleurotus eryngii SMR (2,74 dS m -1 ), используемого для культивирования растений перца [12]. Что касается результатов об отрицательной взаимосвязи между засолением субстрата и параметрами растений, высокая засоленность также является причиной SMR, которая формирует напряжение на ароматных сеянцах розового дерева.

Из-за отрицательного свойства высокой солености в SMR, высокая доля создает высокий риск для роста растений; следовательно, торф в питательной среде не может быть полностью заменен SMR.Medina et al. [6] выращивали растения томатов, кургетти и перца в двух типах сред для выращивания SMR и выявили, что свежий вес проростков снижался с увеличением доли SMR. Zhu et al. [12] также обнаружили, что проростки перца показали отрицательную реакцию роста и накопления биомассы на увеличение доли SMR. В нашем исследовании рост побегов и накопление биомассы как в побегах, так и в корнях имели отрицательную связь со значением EC, но субстраты с высоким SMR фактически не снижали рост диаметра и не влияли на распределение биомассы в корневой части.Наиболее существенное негативное влияние 100% -ной обработки SMR было связано с уменьшением высоты проростков и, соответственно, биомассы побегов. Вот почему DQI также снизился в среде выращивания без торфа. Таким образом, наиболее заметным влиянием было отрицательное влияние на удлинение побегов и его дальнейшее влияние на производство биомассы без какого-либо воздействия на распределение биомассы по корням. Поскольку ароматный палисандр является древесным растением, его устойчивость к отрицательным свойствам SMR отличается от таковой у сельскохозяйственных культур.В связи с тем, что люди, занимающиеся производством садовых растений, уделяют внимание замене торфа на SMR, важно, чтобы в будущих работах было проверено большее количество древесных растений на их реакцию на высокую долю SMR в средах для выращивания.

В нашем исследовании объемная доля SMR в питательной среде не влияла на концентрацию N в проростках, NUI и активность GS. Все вместе они предполагают, что неспособность повлиять на ассимиляцию N дополнительно оказала нулевой эффект на использование N.GS играет важную роль в ассимиляции азота в связи с синтезом NH 4 + в глутамин [31]. Ни аммонийный N, ни нитратный N в среде выращивания не имели никакой связи с концентрацией N в побегах или активностью GS в листьях. Минеральный азот в субстратах SMR не может усваиваться в листьях в виде глутамина. Большинство обработок SMR привело к чрезмерной токсичности азота, в основном из-за уменьшения биомассы по сравнению со 100% торфяным субстратом. Наши результаты совпадают с результатами предыдущих исследований, которые вместе демонстрируют ингибирование пути ассимиляции N за счет активности GS, вызывающей токсичность N [32,33].Засоление в SMR в пропорциях выше 25% вызывало токсичность и еще больше ограничивало ассимиляцию азота листьями. Поскольку N-статус всего растения страдает от токсичности N в побегах, более высокая концентрация N в корнях была признаком более глубокой токсичности, что объясняет отрицательную концентрацию N нитрата в субстратах SMR с концентрацией N в корнях. Только 25% доля SMR в среде для выращивания была способна вызвать положительный ответ N-статуса за счет уменьшения дефицита N в контролируемых проростках.Это произошло потому, что только проростки в пропорции 25% SMR получили увеличение биомассы по сравнению с проростками в субстратах из 100% торфа. Оптимальная пропорция SMR с 25% замещением торфа в питательной среде в нашем исследовании совпадает с тем, что было обнаружено на проростках томатов и перца [12,15].

Концентрация

Shoot P также не показывала ответа на смешанные с SMR субстраты, как и активность ACP листьев. Мы обнаружили, что концентрация P в побегах не имела связи с доступной концентрацией P в среде для выращивания, но связь с активностью ACP в листьях была отрицательной.Это разумно, потому что предел активности ACP имел место только тогда, когда доступность P имела тенденцию к снижению [34]. Напротив, концентрации фосфора в корнях могут способствовать субстраты, смешанные с SMR, которые извлекают выгоду из положительной связи с доступностью фосфора. Опять же, активность корневого ACP также отрицательно связана с доступностью P. Поскольку цельный P имеет статус чрезмерной токсичности, положительная взаимосвязь между EC и концентрацией P в корнях означала, что высокая соленость усиливала токсичность P.Отрицательная связь между соленостью и активностью ACP согласуется с предыдущими данными [35]. Поскольку обработка 25% SMR увеличивала биомассу, концентрация P в побегах была чрезмерно разбавлена ​​по сравнению с контролем, но концентрация P в корнях повышалась из-за поглощения P корнями.

Ни растворимые сахара, ни крахмал не имели никакого отношения к субстратам, смешанным с SMR. Следовательно, изменение концентрации крахмала в корнях среди сред выращивания является результатом присущего им выделения и потребления, а не экзогенной стимуляции.Мы обнаружили, что концентрация крахмала в корнях показывает обратную реакцию на обработку SMR по сравнению с концентрацией азота в корнях. Это говорит о том, что уменьшение концентрации крахмала было использовано для поглощения азота корнями [36]. Не было обнаружено реакции концентрации растворимого сахара на среду для выращивания SMR, которая могла возникнуть в результате гидролиза крахмала. Необходимы дополнительные доказательства для обнаружения неструктурных углеводов у большего числа видов, подверженных воздействию субстратов SMR.

Заключение

Некомпостированный SMR можно использовать для замены некоторого количества торфа в питательной среде для выращивания ароматных сеянцев розового дерева.Химические свойства субстратов показали изменение градиента в ответ на увеличение объемной доли SMR, что свидетельствует о взаимосвязи с ростом проростков и ассимиляцией P вдоль градиента пропорции SMR. В целом, участие SMR в субстратах не оказало большого отрицательного воздействия на рост и биомассу проростков, за исключением некоторого подавления роста в высоту при высоких пропорциях SMR, превышающих 75%. Большинство субстратов, смешанных с SMR, индуцировали токсичность N и P из-за снижения биомассы, вызванного стрессом из-за засоления, оставляя 25% SMR в среде выращивания как оптимум для накопления биомассы и уменьшения дефицита.В целом, мы пришли к выводу, что свежий SMR имеет хороший потенциал для использования в питательных средах для замены 25% торфа при выращивании ароматных сеянцев розового дерева. Поглощение и усвоение питательных веществ в этом исследовании может быть проверено в будущей работе на большем количестве видов ценных древесных растений.

Благодарности

Анонимные рецензенты благодарны за их вклад в повышение качества статей.

Ссылки

  1. 1. Семпл К.Т., Рид Б.Дж., Фермор Т.Р.Влияние стратегий компостирования на обработку почв, загрязненных органическими загрязнителями. Загрязнение окружающей среды. 2001; 112: 269–283. pmid: 11234545
  2. 2. Kwack Y, Song JH, Shinohara Y, Maruo T., Chun C. Сравнение шести использованных грибных компостов в качестве питательной среды для производства трансплантатов салата. Compost Sci Util. 2012; 20: 92–96.
  3. 3. Soccol CR, Vandenberghe LPS. Обзор применяемой твердотельной ферментации в Бразилии. Журнал биохимической инженерии.2008; 13: 205–218.
  4. 4. Fortune Business Insights. 2018. Объем рынка грибов, доля и анализ отрасли, по типу (шампиньон, гриб шиитаке, вешенка и др.), Форме (свежие грибы, замороженные грибы, очищенные грибы, консервированные грибы) и региональный прогноз на 2019–2026 годы. 2018. цитируется [11 июля 2020]. В: Отчет об исследовании рынка. https://www.fortunebusinessinsights.com/industry-reports/mushroom-market-100197.
  5. 5. Исследования и рынки.2020. Глобальная индустрия выращивания грибов (с 2020 по 2025 год) — экономическая жизнеспособность выращивания грибов и торговли ими в развивающихся странах открывает возможности. 2020. цитируется [27 апреля 2020 г.]. В: https://www.globenewswire.com/news-release/2020/04/27/2022477/0/en/Global-Mushroom-Cultivation-Industry-2020-to-2025-Economic-Viability-of-Mushroom- «Выращивание и торговля» в развивающихся странах-Presents-Opportunities.html.
  6. 6. Медина Э., Паредес К., Перес-Мурсия, доктор медицины, Бустаманте, Массачусетс, Морал Р.Отработанные субстраты для грибов как компонент питательной среды для прорастания и роста садовых растений. Биоресур Технол. 2009; 100: 4227–4232. pmid: 19409775
  7. 7. Williams BC, McMullan JT, McCahey S. Первоначальная оценка использованного грибного компоста как потенциального источника энергии. Биоресур Технол. 2001; 79: 227–230. pmid: 11499576
  8. 8. Унал М. Утилизация использованного компоста из грибов, внесенного с различной дозой в томат ( Lycopersicon esculentum Mill.) рассадное производство. Эмир Дж. Продовольственное сельское хозяйство. 2015; 27: 692–697.
  9. 9. Пищевая и Сельскохозяйственная организация. 2016. FAOSTAT. 2016 г. цитируется [11 июля 2020 г.]. В: https://www.fa.org/faostat/en/?#data/QC.
  10. 10. Кабальеро Р., Пахуэло П., Ордовас Дж., Кармона Э., Дельгадо А. Оценка и корректировка доступности питательных веществ для Gerbera jamesonii H. Болюс в различных средах для выращивания на основе компоста. Sci Hortic. 2009; 122: 244–250.
  11. 11. Ribas LCC, de Mendonca MM, Camelini CM, Soares CHL.Использование отработанных субстратов грибов из Agaricus subrufescens (син. A . blazei , A . brasiliensis ) и производств Lentinula edodes для обогащения почвенной питательной среды Lentinula 9000 sativa ) выращивание: стимуляция роста и биоремедиация почвы. Биоресур Технол. 2009; 100: 4750–4757. pmid: 19467593
  12. 12. Zhu H, Zhao SJ, Yang JM, Meng LQ, Luo YQ, Hong B и др. Рост, поглощение питательных веществ и газообмен листвы в перце, выращенном с некомпостированными свежими остатками грибов.Не Бот Хорти Агробот Клуж-На. 2019; 47: 227–236.
  13. 13. Эльсахави TA, Эль-Рахем WTA. Оценка использованного экстракта субстрата грибов в качестве биоудобрения для улучшения роста риса ( Oryza sativa L). Egypt J. Soil Sci. 2020; 60: 31–42.
  14. 14. Паула Ф.С., Татти Э., Абрам Ф., Уилсон Дж., О’Флаэрти В. Стабилизация использованного грибного субстрата для внесения в качестве органической добавки, способствующей росту растений. J Environ Manage. 2017; 196: 476–486. pmid: 28343049
  15. 15.Мэн XY, Дай JL, Zhang Y, Wang XF, Zhu WB, Yuan XF и др. Композиционный остаток биогаза и отработанный грибной субстрат как питательная среда для рассады томатов и перца. J Environ Manage. 2018; 216: 62–69. pmid: 28958462
  16. 16. Вэй HX, Hauer RJ, Chen GS, Chen X, He XY. Рост, усвоение питательных веществ и углеводный обмен у проростков кедра корейского ( Pinus koraiensis ) в ответ на световые спектры. Леса. 2020; 11: 18.
  17. 17. Вэй Х.С., Чен Г.С., Чен Х., Чжао Х.Т.Рост и потребление питательных веществ сеянцев Aralia elata , подвергшихся экспоненциальному оплодотворению при различных спектрах освещения. Int J Agric Biol. 2020; 23: 644–652.
  18. 18. Ли XW, Chen QX, Lei HQ, Wang JW, Yang S, Wei HX. Поглощение и использование питательных веществ сеянцами ароматного палисандра ( Dalbergia odorifera ), культивируемых с добавлением олигосахаридов, при различных спектрах освещения. Леса. 2018; 9: 15.
  19. 19. Ли XW, Гао Y, Вэй HX, Xia HT, Chen QX.Рост, накопление биомассы и статус питательных веществ листвы в сеянцах ароматного палисандра ( Dalbergia odorifera TC Chen), культивируемых с помощью обычных и экспоненциальных удобрений при различных режимах фотопериода. Почвоведение Растение Нутр. 2017; 63: 153–162.
  20. 20. Ван В., Чжу QX, Хуанг М. Х., Ченг Д.Л. Новое соединение из Dalbergia odorifera T. Chen. Chin Chem Lett. 2000; 11: 993–994.
  21. 21. Wang H, Dong WH, Zuo WJ, Wang H, Zhong HM, Mei WL и др.Три новых фенольных соединения из Dalbergia odorifera . J Asian Nat Prod Res. 2014; 16: 1109–1118. pmid: 25483266
  22. 22. Яо XY, Ли YF, Liao LN, Sun G, Wang HX, Ye SM. Повышение абсорбции питательных веществ и межвидовой передачи азота в смешанных плантациях Eucalyptus urophylla x Eucalyptus grandis и Dalbergia odorifera . Для Ecol Manage. 2019; 449: 9.
  23. 23. Юэ XH, Мяо Л.Ф., Ян Ф., Наваз М.Морфологические и физиологические реакции проростков Dalbergia odorifera T. Chen на различные вещества культуры. PLoS One. 2020; 15: 16.
  24. 24. Чжао Дж, Чен Х, Вэй ХХ, Ур Дж, Чен С, Лю XY и др. Поглощение и использование питательных веществ в проростках лиственницы принца Рупрехта ( Larix Principis -rupprechtii Mayr.), Подвергшихся воздействию сочетания светоизлучающих спектров и экспоненциального удобрения. Почвоведение Растение Нутр. 2019; 65: 358–368.
  25. 25.Накадзима В.М., Соареш ФЭД, де Кейруш Дж. Х. Скрининг и обесцвечивание ферментов из использованных грибных компостов шести разных грибов. Biocatal Agric Biotechnol. 2018; 13: 58–61.
  26. 26. Zheng HG, Chen JC, Weng MJ, Ahmad I, Zhou CQ. Структурная характеристика и биоактивность полисахарида из остатков стебля Pleurotus eryngii . Food Sci Technol. 2020; 40: 235–241.
  27. 27. Wei HX, Zhao HT, Chen X. Стехиометрия листьев N: P в Aralia elata , распределенных по разным степеням уклона.Не Бот Хорти Агробот Клуж-На. 2019; 47: 887–895.
  28. 28. Диксон А., Лист А. И., Хоснер Дж. Ф. Оценка качества саженцев ели белой и сосны белой в питомниках. Лесная летопись. 1960; 36: 10–13.
  29. 29. Хокинс Б.Дж. Семейные различия в питательных качествах и ростовых характеристиках сеянцев пихты Дугласовой. Tree Physiol. 2007; 27: 911–919. pmid: 17331909
  30. 30. Салифу К.Ф., Тиммер В.Р. Оптимизация азотной нагрузки проростков Picea mariana во время выращивания в питомниках.Можно J для Res-Rev можно для Rech. 2003; 33: 1287–1294.
  31. 31. Серапилья MJ, Миноча Р., Миноча СК. Изменения полиаминов, неорганических ионов и активности глутаминсинтетазы в ответ на доступность азота и их форма в ели красной ( Picea rubens ). Tree Physiol. 2008; 28: 1793–1803. pmid: 162
  32. 32. Fuertes-Mendizabal T, Bastias EI, Gonzalez-Murua C, Gonzalez-Moro MB. Ассимиляция азота у экотипа Zea mays L. с высокой устойчивостью к соли и бору.амилацеа. Заводы-Базель. 2020; 9:18. Pmid: 32143321
  33. 33. Ma XL, Zhu CH, Yang N, Gan LJ, Xia K. Добавление гамма-аминомасляной кислоты снижает токсичность аммония, ограничивая накопление аммония в проростках риса ( Oryza sativa ). Physiol Plant. 2016; 158: 389–401. pmid: 27218863
  34. 34. de Oliveira LB, Marques ACR, de Quadros FLF, Farias JG, Piccin R, Brunetto G и др. Выделение фосфора и активность фосфатазы в злаках с разной скоростью роста.Oecologia. 2018; 186: 633–643. pmid: 29332147
  35. 35. Парида А.К., Дас А.Б. Влияние стресса NaCl на метаболизм азота и фосфора в настоящих мангровых зарослях Bruguiera parviflora , выращенных в условиях гидропонной культуры. J. Plant Physiol. 2004; 161: 921–928. pmid: 15384403
  36. 36. Wei HX, Guo P. Углеводный обмен во время роста новых корней в пересаженных проростках Larix olgensis : посттрансплантационная реакция на внесенные в питомник неорганические удобрения и органические поправки.iForest. 2017; 10: 15–22.

Поглощение Tc-99m HMDP почками при серповидноклеточной болезни: клиническая ядерная медицина

Что вы по профессии? Academic MedicineAcute Уход NursingAddiction MedicineAdministrationAdvanced Практика NursingAllergy и ImmunologyAllied здоровьеАльтернативная и комплементарной MedicineAnesthesiologyAnesthesiology NursingAudiology & Ear и HearingBasic ScienceCardiologyCardiothoracic SurgeryCardiovascular NursingCardiovascular SurgeryChild NeurologyChild PsychiatryChiropracticsClinical SciencesColorectal SurgeryCommunity HealthCritical CareCritical Уход NursingDentistryDermatologyEmergency MedicineEmergency NursingEndocrinologyEndoncrinologyForensic MedicineGastroenterologyGeneral SurgeryGeneticsGeriatricsGynecologic OncologyHand SurgeryHead & Neck SurgeryHematology / OncologyHospice & Паллиативная CareHospital MedicineInfectious DiseaseInfusion Сестринское делоВнутренняя / Общая медицинаВнутренняя / лечебная ординатураБиблиотечное обслуживание Материнское обслуживание ребенкаМедицинская онкологияМедицинские исследованияНеонатальный / перинатальный неонатальный / перинатальный уходНефрологияНеврологияНейрохирургияМедицинско-административное сестринское дело ecialtiesNursing-educationNutrition & DieteticsObstetrics & GynecologyObstetrics & Gynecology NursingOccupational & Environmental MedicineOncology NursingOncology SurgeryOphthalmology / OptometryOral и челюстно SurgeryOrthopedic NursingOrthopedics / Позвоночник / Спорт Медицина SurgeryOtolaryngologyPain MedicinePathologyPediatric SurgeryPediatricsPharmacologyPharmacyPhysical Медицина и RehabilitationPhysical Терапия и женщин Здоровье Физическое TherapyPlastic SurgeryPodiatary-generalPodiatry-generalPrimary Уход / Семейная медицина / Общие PracticePsychiatric Сестринское делоПсихиатрияПсихологияОбщественное здравоохранениеПульмонологияРадиационная онкология / ТерапияРадиологияРевматологияНавыки и процедурыСонотерапияСпорт и упражнения / Тренировки / ФитнесСпортивная медицинаХирургический уходПереходный уходТрансплантационная хирургияТерапия травмТравматическая хирургияУрологияЖенское здоровьеУход за ранамиДругое

Что ваша специальность? Addiction MedicineAllergy & Clinical ImmunologyAnesthesiologyAudiology & Speech-Language PathologyCardiologyCardiothoracic SurgeryCritical Уход MedicineDentistry, Oral Surgery & MedicineDermatologyDermatologic SurgeryEmergency MedicineEndocrinology & MetabolismFamily или General PracticeGastroenterology & HepatologyGenetic MedicineGeriatrics & GerontologyHematologyHospitalistImmunologyInfectious DiseasesInternal MedicineLegal / Forensic MedicineNephrologyNeurologyNeurosurgeryNursingNutrition & DieteticsObstetrics & GynecologyOncologyOphthalmologyOrthopedicsOtorhinolaryngologyPain ManagementPathologyPediatricsPlastic / Восстановительная SugeryPharmacology & PharmacyPhysiologyPsychiatryPsychologyPublic, Окружающая среда и гигиена трудаРадиология, ядерная медицина и визуализацияФизическая медицина и реабилитация Респираторная / легочная медицинаРевматологияСпортивная медицина / наукаХирургия (общая) Хирургия травмТоксикологияТрансплантационная хирургияУрологияСосудистая хирургия у меня нет медицинской специальности

Каковы ваши условия работы? Больница на 250 коекБольница на более 250 коекУправление престарелыми или хоспис Психиатрическое или реабилитационное учреждениеЧастная практикаГрупповая практикаКорпорация (фармацевтика, биотехнология, инженерия и т. Д.) Докторантура Университета или медицинского факультета Магистратура или 4-летнего академического университета Общественный колледж Правительство Другое

Гепатобилиарная сцинтиграфия 99mTc-Меброфенин с ОФЭКТ для оценки функции печени и функционального объема печени перед частичной гепатэктомией

Резюме

Предоперационная оценка будущей функции остаточной печени (FRL) имеет решающее значение для определения того, может ли пациент безопасно пройти резекцию печени.Хотя динамическая гепатобилиарная сцинтиграфия 99m Tc-меброфенин (HBS) используется для измерения функции FRL, двумерные плоские изображения не позволяют оценить сегментарную функцию печени. Современные камеры SPECT / CT объединяют динамический 99m Tc-mebrofenin HBS с дополнительной SPECT и анатомической информацией компьютерной томографии. Целью этого исследования было оценить дополнительную ценность 99m Tc-меброфенина SPECT для измерения сегментарной функции печени и функционального объема печени. Методы: Предоперационная КТ-волюметрия и 99m Tc-меброфенин HBS с ОФЭКТ были выполнены 36 пациентам, перенесшим резекцию печени. У 18 пациентов послеоперационная 99m Tc-меброфенин HBS с ОФЭКТ была выполнена в течение 3 дней после операции. Для расчета функции FRL с использованием наборов данных переднего и среднего геометрического (Gmean) использовались двухголовые динамические сборы. Общий и функциональный объем печени измеряли с помощью ОФЭКТ. Результат: Из-за анатомического положения печени передняя проекция приводила к недооценке функции FRL у пациентов, перенесших левую гемигепатэктомию.У пациентов с нормальной паренхимой печени общий функциональный объем печени был сопоставим с общим объемом печени, измеренным с помощью компьютерной томографии, что указывает на то, что ОФЭКТ 99m Tc-меброфенин является точным методом измерения объема печени. В пораженной печени по сравнению с нормальной печенью функция FRL на кубический сантиметр объема печени была значительно меньше. Кроме того, функция печени не была распределена однородно, и сегменты, подлежащие резекции, были поражены в большей степени. Функция FRL, измеренная с помощью комбинации SPECT и динамического HBS, смогла точно предсказать фактическую послеоперационную остаточную функцию печени. Заключение: Набор данных Gmean рекомендуется для оценки функции печени с помощью динамического планарного метода 99m Tc-меброфенин HBS. Комбинация данных SPECT с функцией динамического поглощения, измеренной планарным HBS, дает ценную видимую и количественную информацию о сегментарной функции печени и является точным показателем функции FRL.

Предоперационная оценка будущей функции остаточной печени (FRL) имеет решающее значение для выявления пациентов с повышенным риском послеоперационной печеночной недостаточности перед обширной резекцией печени или трансплантацией печени от живого донора.Крупная резекция печени может вызвать недостаточную послеоперационную остаточную функцию печени, ведущую к послеоперационной печеночной недостаточности, особенно у пациентов с паренхиматозным заболеванием печени ( 1 ). Наличие паренхиматозного заболевания печени вызывает растущий интерес из-за растущего числа пациентов со стеатозом или предварительным лечением неоадъювантной химиотерапией ( 2 ).

Объем FRL (FRL-V), измеренный с помощью компьютерной томографии, используется в качестве косвенного измерения функции печени ( 3–5 ) и в настоящее время является признанным методом определения того, может ли пациент безопасно пройти резекцию печени.Многофазная КТ с контрастным усилением (CeCT) имеет преимущество диагностических изображений с высоким разрешением, которые позволяют точно измерить сегментарный объем печени с использованием воротных и печеночных вен в качестве ориентиров для сегментарного деления. Однако эти типы сканирования не предоставляют информации о качестве паренхимы печени с точки зрения функциональной способности и, следовательно, могут не отражать функцию печени ( 6 ). При использовании КТ-волюметрии для точной предоперационной оценки риска требуются 2 различных пороговых значения для пациентов с нарушением функции печени (из-за стеатоза, холестаза или фиброза) или без нарушений функции печени; поэтому объемная КТ надежна только тогда, когда известно качество паренхимы печени.

Dynamic 99m Tc-меброфенин гепатобилиарная сцинтиграфия (HBS) позволяет измерять общую функцию печени (TL-F) и функцию FRL (FRL-F) ( 6 8 ). Он включает в себя наличие основного паренхиматозного заболевания печени, на что указывает значительно меньшая функция печени у пациентов с нарушением функции печени ( 6 ). 99m Tc-меброфенин HBS имеет то преимущество, что у пациентов с нормальной или нарушенной паренхимой печени достаточно одного порогового значения для прогнозирования печеночной недостаточности.Таким образом, у пациентов с неизвестным качеством паренхимы печени предоперационная динамическая HBS более ценна, чем объемная компьютерная томография, при выборе пациентов с повышенным риском послеоперационной печеночной недостаточности ( 6,8 ).

В предыдущих исследованиях для динамической HBS использовалась одноголовочная γ-камера, которая позволяет проецировать только переднюю или заднюю часть печени ( 7,9 ). Из-за анатомического положения печени левое полушарие расположено ближе кпереди, что может привести к переоценке сегментарной функции левой печени в передней проекции.Растущая доступность поворотных γ-камер с двумя головками позволяет одновременно получать данные передней и задней проекций, из которых можно рассчитать набор данных среднего геометрического (Gmean), тем самым уменьшая смещение затухания. Кроме того, можно выполнить быструю трехмерную ОФЭКТ.

Хотя динамический 99m Tc-меброфенин HBS имеет возможность измерять региональную функцию печени, двумерные плоские изображения не позволяют оценить функцию печени на сегментарном уровне.С помощью камеры SPECT / CT функциональные данные от 99m Tc-mebrofenin SPECT могут быть объединены с анатомической информацией из компьютерной томографии, что позволяет измерять сегментарную функцию печени с использованием компьютерной томографии в качестве эталона для точного определения сегментов печени. В дополнение к сегментарной функции печени для измерения объема печени можно использовать 99m Tc-меброфенин ОФЭКТ. Объем печени, рассчитанный с помощью ОФЭКТ 99m Tc-меброфенина, представляет собой функциональный объем, потому что только части печени с функциональным захватом Tc-меброфенина 99m включены в объем, а области с минимальным захватом или без него исключены.

Целью этого исследования было оценить дополнительную ценность 99m Tc-меброфенина SPECT с помощью КТ с низкой дозой для измерения сегментарной функции печени и функционального объема печени у пациентов, перенесших частичную резекцию печени.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Пациенты

С июля 2004 г. по сентябрь 2007 г. 117 пациентам была выполнена частичная гепатэктомия. Критериями включения в это исследование были резекция печени 2 или более сегментов Куино, предоперационное сканирование CeCT и 99m Tc-меброфенин HBS в сочетании с SPECT.Исключались пациенты с предоперационной эмболизацией воротной вены. Таким образом, ретроспективно проанализирована группа из 36 пациентов. Типы резекции представлены в таблице 1. Гистопатология образца резекции была оценена опытным гепатопатологом с учетом особенностей фиброза, холестаза, стеатоза и хронического воспаления. На основании гистологии пациенты были разделены на 2 группы: 1 с нормальной паренхимой и 1 с нарушенной паренхимой.

ТАБЛИЦА 1

Характеристики пациента

CT Волюметрия

Четырехфазные сканы CeCT получали с помощью мультиспирального сканера (Philips).Трехмерные реконструкции печени были выполнены из реконструированных аксиальных срезов толщиной 5 мм с использованием портальной фазы. Общая печень, опухолевые массы и FRL были вручную очерчены с использованием воротной и печеночной вены в качестве ориентиров для сегментарного деления (рис. 1А). Интегрированное программное обеспечение использовалось для расчета общего объема печени (TL-V), объема опухоли (TV) и FRL-V. Неопухолевый общий объем печени ( NT, TL-V) рассчитывали путем исключения TV из TL-V. FRL-V, выраженный в процентах от NT TL-V, был рассчитан по формуле:.

РИСУНОК 1.

Различные методы визуализации. Передняя проекция реконструкции CeCT (A) использовалась в качестве ориентира для определения FRL на плоских динамических изображениях 99m Tc-меброфенин HBS (B). Портальные и печеночные вены использовались в качестве ориентиров для разграничения снимков FRL CeCT (C и D). На изображении SPECT, FRL был вручную выделен на сканированных изображениях CT low , связанных с изображениями SPECT (E и F). Выделенный FRL сканирований CeCT использовался в качестве постоянного эталона (D).

HBS Imaging

HBS выполняли с 99m Tc-меченной (2,4,6 триметил-3-бром) иминодиуксусной кислотой ( 99m Tc-меброфенин [Bridatec]; GE Healthcare).Пациенты располагались на спине на столе для визуализации, с камерой SPECT / CT с большим полем обзора (FOV) (Infinia II; GE Healthcare), расположенной над областью печени и сердца. Камера SPECT / CT была оснащена низкоэнергетическими коллиматорами высокого разрешения. Во-первых, динамическое получение (36 кадров по 10 с / кадр, матрица 128), которое использовалось для расчета функции поглощения печенью, было получено сразу после внутривенного введения 200 МБк 99m Tc-меброфенина. Впоследствии было выполнено быстрое получение ОФЭКТ (60 проекций по 8 с / проекция, 128 матриц) с центром на пике кривой время-активность печени, которая использовалась для 3-мерной оценки функции печени и расчета функциональной функции печени. объем.Сразу после ОФЭКТ была получена КТ с низкой дозой без контрастного усиления (CT low ) для коррекции ослабления и анатомического картирования на том же гентри без перемещения пациента. Наконец, был получен второй динамический сбор данных (15 кадров по 60 с / кадр, матрица 128) для оценки экскреции с желчью. Данные обрабатывались на рабочей станции (MultiModality; Hermes Medical Solutions). У 18 пациентов после операции 99m Tc-меброфенин HBS с SPECT / CT low было выполнено в течение 3 дней после операции для измерения фактической функции и функционального объема остаточной печени.

Расчеты динамических параметров HBS

Первое динамическое сканирование с двумя головками было использовано для расчета скорости захвата 99m Tc-меброфенина печенью с использованием набора данных передней проекции и набора данных Gmean. Gmean вычислялся по формуле, в которой передние — данные из передней проекции, а задние — из задней проекции. Области интереса (ROI) были нарисованы вокруг печени, сердца, крупных сосудов в средостении (служащего пулом крови) и общего поля зрения (показывающего общую активность организма).Области интереса были сохранены, чтобы убедиться, что идентичные области интереса использовались для наборов данных для передних и средних значений. Построение 3 различных кривых время-активность было основано на ROI печени, пуле крови и общем поле зрения. С этими 3 параметрами рассчитывалась скорость поглощения печенью, как описано Ekman et al. ( 10 ) и выражается в процентах в минуту (% / мин). Скорость захвата 99m Tc-меброфенина печенью была рассчитана с использованием сканированных значений радиоактивности, полученных между 150 и 350 с после инъекции, чтобы гарантировать, что расчеты проводились во время фазы гомогенного распределения агента в пуле крови и перед быстрой фазой печеночная экскреция.Чтобы компенсировать различия в индивидуальных метаболических потребностях, общая скорость поглощения Tc-меброфенина (% / мин) в печени (% / мин), представляющая TL-F, была разделена на площадь поверхности тела и выражена как% / мин / м 2 . Для сравнения параметров у одного и того же пациента использовались исходные данные (% / мин). TL-F был рассчитан как для переднего, так и для среднего набора данных.

Для функции FRL (поглощения) (FRL-F) 2 независимых исследователя нарисовали ROI на основе выполненной резекции вокруг FRL.Круглая связка использовалась в качестве границы между сегментами 3 и 4. Использовалась линия Кантли, проецируемая на поверхность печени как плоскость между серединой ямки желчного пузыря (видимой на поздней стадии сцинтиграфии) и нижней полой веной. как граница между правой и левой долями печени. Кроме того, передняя проекция волюметрии CT использовалась в качестве ориентира для определения FRL (рис. 1A и 1B). FRL-F рассчитывали путем деления суммарного количества (150–350 с после инъекции) в выделенном FRL на общее количество в печени за тот же период времени и умножения этого фактора на общую скорость поглощения Tc-меброфенина в печени, выраженную как % / мин или% / мин / м 2 .FRL-F был рассчитан как для переднего ( Anterior, FRL-F), так и для Gmean ( Gmean FRL-F) наборов данных.

Чтобы определить, переоценивает ли передний набор данных функцию левых сегментов печени из-за его анатомического положения, пациенты были разделены на группу, перенесшую (расширенную) правую гемигепатэктомию (включая сегменты 4-8), с левым полушарием как FRL ( n = 20), и группа, перенесшая левую гемигепатэктомию (включая сегменты 2–4) ( n = 11).FRL-F выражали как отношение TL-F как для Gmean ( Gmean, FRL-F ratio), так и для передних данных ( Anterior, FRL-F ratio) с использованием идентичных ROI. Была рассчитана разница в скорости приема между передним набором данных и набором данных Gmean. Положительные значения указывают на переоценку передних данных, а отрицательные значения указывают на недооценку по сравнению с данными Gmean.

Расчет параметров ОФЭКТ

После фазы поглощения 99m Tc-меброфенин выводится с желчью.Получение ОФЭКТ было сосредоточено вокруг пика кривой время-активность печени, потому что количество радиоактивности в печени относительно стабильно во время этой фазы. У некоторых пациентов с быстрым захватом печенью экскреция с желчью была заметна уже во время фазы ОФЭКТ. Накопление радиоактивности в малых желчных протоках приводит к появлению вокселей с относительно большим количеством подсчетов, что мешает расчетам общей и региональной функции и объема печени на основе пороговых значений. Таким образом, активность внепеченочных желчных протоков была удалена вручную с помощью маскирующего инструмента.Для внутрипеченочных желчных протоков 3 области интереса были нарисованы вокруг типичных желчных протоков, чтобы определить минимальное и максимальное количество вокселов в желчных протоках. Впоследствии 3 области интереса были помещены в окружающую нормальную ткань печени для измерения среднего значения количества вокселов ткани печени. Внутрипеченочные желчные протоки были автоматически заменены средней плотностью подсчета нормальной ткани печени с использованием этих значений. Впоследствии был применен метод выделения контура (с порогом 30% от максимального значения количества вокселов) для автоматического контура печени и расчета общего функционального объема печени (TL-FV).FRL был вручную очерчен на CT low , привязанном к изображениям SPECT. Очерченный FRL сканирования CeCT использовался в качестве постоянного эталона (рис. 1D и 1E). Функциональный объем FRL (FRL-FV) был впоследствии рассчитан с использованием того же порога. FRL-FV, выраженный как процент TL-FV, рассчитывали по формуле:

Процент отсчетов в пределах FRL ( SPECT, % FRL-C) рассчитывается путем деления количества отсчетов в FRL на общее количество отсчетов во всей печени по формуле:

SPECT % FRL-C отражает функцию FRL относительно TL-F.Для фактического расчета FRL-F с использованием данных SPECT ( SPECT FRL-F) этот процент умножали на общую скорость захвата Tc-меброфенина в печени 99m , измеренную с помощью набора данных Gmean динамического HBS. Чтобы компенсировать разницу в размерах между отдельными FRL, SPECT FRL-F был разделен на FRL-V, измеренный CeCT.

Статистический анализ

Статистический анализ был выполнен с помощью GraphPad Prism, версия 4.01 (программное обеспечение GraphPad) и статистический пакет для социальных наук (версия 14.02; SPSS Inc.). Корреляция между переменными проверялась с использованием коэффициента корреляции Пирсона. Для сравнения пациентов с нарушением функции печени и пациентов с нарушением функции печени был рассчитан коэффициент наклона кривой линейной регрессии. Непрерывные данные сравнивали с помощью теста t для независимой выборки или парного теста t и выражали как среднее значение ± стандартное отклонение. Все статистические тесты были двусторонними, и различия считались значимыми при значении P , меньшем или равном 0.05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Характеристики пациента

В это исследование были включены 36 пациентов. Характеристики пациентов представлены в таблице 1. У 21 пациента была нарушена печень на основании гистопатологии образца резекции, включая тяжелый фиброз ( n = 2), билиарный фиброз ( n = 4), тяжелый холестаз ( n. = 2), стеатоз (> 30% пораженных гепатоцитов) ( n = 2), хроническое воспаление ( n = 2) или сочетание этих заболеваний ( n = 9).

Динамический HBS

У пациентов, перенесших правостороннюю гемигепатэктомию (левая гемигепатэктомия как FRL), соотношение Anterior FRL-F по сравнению с соотношением Gmean FRL-F привело к бесспорному завышению FRL, тогда как наблюдалось занижение. у пациентов, перенесших левую гемигепатэктомию (рис. 2А). Когда был рассчитан FRL-F, Anterior FRL-F был значительно меньше, чем Gmean FRL-F у пациентов, перенесших левую гемигепатэктомию (рис.2Б). У пациентов, перенесших правую гемигепатэктомию, относительное завышение, указанное в соотношении Anterior FRL-F, было частично компенсировано значительно меньшей общей функцией печени, рассчитанной с помощью набора данных для передних зубов (7,71% ± 1,19% / мин / м 2 ) по сравнению с набором данных Gmean (8,76% ± 1,23% / мин / м 2 ) ( P <0,0001 парный тест t ), что привело к небольшому, но значительному различию между FRL-F из 2 наборы данных (средняя разница 0.1% / мин / м 2 , P <0,0001 парный t тест).

РИСУНОК 2.

FRL-F, рассчитанный с помощью динамического 99m Tc-меброфенина HBS с использованием передних наборов данных и наборов данных Gmean. У пациентов, перенесших правостороннюю гемигепатэктомию (с левым гемигепатэктомией), соотношение Anterior FRL-F продемонстрировало явное завышение FRL, а у пациентов, перенесших левую гемигепатэктомию (A), недооценка. Однако при расчете FRL-F передняя проекция показала только явную недооценку у пациентов, перенесших левую гемигепатэктомию (B).

TL-F был значительно меньше в скомпрометированной печени по сравнению с бескомпромиссной как для передней (7,4% / мин / м 2 против 8,7% / мин / м 2 ), так и для данных Gmean (8,7% / мин. / м 2 против 9,9% / мин / м 2 ). Пациенты с нормальной паренхимой печени продемонстрировали немного лучшую корреляцию между FRL-V и FRL-F, чем пациенты с нарушенной печенью (передняя часть: Pearson r = 0,81 по сравнению с Pearson r = 0,73; Gmean: Pearson r = 0.85 против r = 0,81). Более того, коэффициент наклона кривой линейной регрессии показал, что FRL-V был связан со значительно сниженным FRL-F в пораженной печени по сравнению с нормальной печенью ( P = 0,008, тест ANCOVA).

У 18 пациентов послеоперационная HBS была выполнена в течение 1-3 дней после операции для измерения фактической остаточной функции печени ( Actual RL-F). Хотя FRL-F, измеренный с помощью набора данных Gmean, сильно коррелировал с Actual RL-F, он немного недооценил Actual RL-F с 0.62% / мин / м 2 ( P = 0,009) (Таблица 2).

ТАБЛИЦА 2

Предоперационный параметр FRL-F по отношению к фактической послеоперационной функции остаточной печени ( Actual RL-F), измеренный с помощью набора данных Gmean

Морфологический объем печени и функциональный объем печени

TL-FV (измеренный с помощью ОФЭКТ) сравнивали с морфологическим значением NT TL-V (измеренным с помощью волюметрии CeCT). TL-FV имел сильную и значимую корреляцию с NT TL-V (Pearson r = 0.85). Значения NT, TL-V и TL-FV были схожими у пациентов с нормальной паренхимой печени, что указывает на точность ОФЭКТ 99m Tc-меброфенин для измерения объема печени (1432,2 ± 315,9 против 1481,2 ± 301,5, средняя разница; 49 мл, P = 0,198). Однако у пациентов с нарушением паренхимы печени TL-FV был значительно меньше, чем NT TL-V (1787,9 ± 391,5 против 2000,1 ± 522,0, средняя разница; 212 мл, P = 0,006).

В отличие от функции печени, NT TL-V был значительно больше у пациентов с нарушением функции печени, чем у пациентов с нарушением функции печени (1022 ± 225 мл / м 2 vs.853 ± 163 мл / м 2 ), тогда как TL-FV существенно не различалась между этими двумя группами пациентов (824 ± 168 мл / м 2 против 916 ± 171 мл / м 2 ).

Сосредоточившись на объеме FRL, была обнаружена сильная корреляция между FRL-FV и FRL-V (Pearson r = 0,95) с аналогичным коэффициентом корреляции как для пациентов с компромиссом, так и для пациентов с паренхимой печени без компромиссов аналогичный коэффициент наклона кривой линейной регрессии ( P = 0.77). Кроме того, абсолютные значения FRL-FV были сопоставимы со значениями FRL-V в обеих группах пациентов, что указывает на то, что наличие пораженной печени не повлияло на FRL-FV.

% FRL-V — это клинически важный инструмент для определения резектабельности кандидатов на частичную гепатэктомию. Анализируя 2 группы пациентов по отдельности,% FRL-FV был сравним с% FRL-V у пациентов с нормальной паренхимой печени (56,9% ± 18,9% против 57,2% ± 18,5%, P = 0.84, парный тест t ), тогда как% FRL-FV был значительно больше, чем% FRL-V у пациентов с компромиссом (58,6% ± 22,2% против 55,0% ± 19,4%, P = 0,006), что позволяет предположить, что наличие скомпрометированной паренхимы печени оказало большее влияние на функциональный объем сегментов, подлежащих резекции, чем на FRL.

Послеоперационная ОФЭКТ была выполнена 18 пациентам для измерения Фактический RL-FV. Хотя корреляция между FRL-FV и Actual RL-FV была сильной (Pearson r = 0.90), Actual RL-FV был значительно больше, чем предоперационный прогноз (средняя разница, 188,5 мл; P = 0,0012, парный тест t ).

Региональная функция печени по ОФЭКТ

Комбинация изображений SPECT и CT предоставила ценную визуальную информацию о распределении функций в печени. Отсутствие захвата 99m Tc-меброфенина в опухолях печени сделало их четко видимыми (рис. 1E). Для регионального распределения функции печени количество FRL выражали как процент от общего количества печеночных клеток ( SPECT, % FRL-C).Хотя SPECT % FRL-C сильно коррелировал с% FRL-V (Pearson r = 0,95), расхождение более чем на 10% между двумя параметрами наблюдалось у 9 пациентов, у 7 из которых была нарушена печень. Последнее предполагает, что у этих пациентов функция печени не была равномерно распределена по объему печени из-за нарушений региональной функции печени, таких как обструкция желчных путей или сдавление опухолью окружающей ткани и сосудов печени. Различия в регионарной функции печени у этих 9 пациентов показаны на рисунке 3.У 8 из этих пациентов (89%) функция сегментов, подлежащих резекции, была нарушена сильнее, чем функция внутри FRL.

РИСУНОК 3.

Региональные различия функции печени у 9 пациентов с расхождением более 10% между SPECT, % FRL-C и% FRL-V. CCC = холангиокарцинома; CRM = колоректальные метастазы; segm = сегмент.

У пациентов с нарушением функции печени значение SPECT % FRL-C было значительно больше, чем% FRL-V (60.0% ± 24,3% по сравнению с 55,0% ± 19,4%, P = 0,011), тогда как не было обнаружено различий между SPECT, % FRL-C и% FRL-FV, измеренным методом выделения контуров.

SPECT % FRL-C предоставляет информацию о распределении функции в объеме печени, но не отражает фактическую региональную функцию печени. Следовательно, SPECT FRL-F рассчитывали путем умножения SPECT % FRL-C на общую скорость поглощения Tc-меброфенина 99m печенью, измеренную с помощью динамического HBS.Этот SPECT FRL-F сильно коррелировал с Actual RL-F. Более того, не было существенной разницы между SPECT FRL-F и Actual RL-F (средняя разница 0,47% / мин / м 2 ; P = 0,068, парный тест t ), что указывает на то, что SPECT FRL-F точно предсказал Actual RL-F.

FRL-F также рассчитывали с использованием% FRL-V, измеренного с помощью объемного анализа CeCT, умноженного на функцию общего поглощения Gmean из динамического HBS ( CT, FRL-F).Хотя корреляция между CT FRL-F и Actual RL-F была сильной (Pearson r = 0,96), CT FRL-F значительно занижала Actual RL-F со средней разницей в 2,56% / мин / м 2 ( P <0,0001, парный тест t ).

Параллельно, SPECT-FV и FRL-F рассчитывали с использованием% FRL-FV, умноженного на функцию поглощения Gmean из динамического HBS. Этот результат также занижает Actual RL-F, хотя и в меньшей степени, со средней разницей в 2.32% / мин / м 2 ( P <0,0001, парный тест t ).

Наконец, мы исследовали функцию объема FRL, что позволило провести сравнение между группой пациентов с паренхиматозным заболеванием печени и группой с нормальной паренхимой печени, компенсируя индивидуальные различия в объемах FRL. SPECT FRL-F / cm 3 Объем печени был значительно меньше у пациентов с нарушением функции печени.

У пациентов с нормальной печенью SPECT FRL-F / cm 3 объем печени в сегментах, подлежащих резекции, и в пределах FRL был аналогичным, что подтверждает однородное распределение функции печени.Тем не менее, в пораженной печени функция на кубический сантиметр объема была значительно меньше в сегментах, подлежащих резекции, чем в FRL, что подтверждает неравномерное распределение функции печени и указывает на то, что удаленные сегменты страдают от большей функциональной потери, чем FRL.

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом исследовании мы продемонстрировали клиническую ценность 99m Tc-mebrofenin SPECT для измерения сегментарной функции печени и функционального объема печени у пациентов, перенесших частичную резекцию печени.

В предыдущих исследованиях функция печени рассчитывалась с помощью динамического HBS с использованием передней проекции печени ( 6 9 ). Это исследование ясно продемонстрировало, что из-за анатомического положения печени и, следовательно, различного ослабления фотонов в сегментах печени, данные из передней проекции привели к относительной переоценке левого полушария и занижению оценки правого полушария при выражении данных. в соотношении TL-F. С другой стороны, когда была рассчитана функция FRL, явное несоответствие между Anterior FRL-F и Gmean FRL-F существовало у пациентов, перенесших левую гемигепатэктомию, тогда как только небольшое расхождение существовало у пациентов, перенесших правую гемигепатэктомию.Эти расхождения можно объяснить тем фактом, что правосторонние сегменты печени составляют примерно две трети общего объема печени ( 11 ), а недооценка этих сегментов передней проекцией приводит к значительно меньшему TL-F в передней проекции. проекция. Для расчета Anterior FRL-F у пациентов, перенесших правую гемигепатэктомию, относительное завышение левого полушария, как показано соотношением Anterior FRL-F, следовательно, компенсируется меньшим TL-F.Эта компенсация актуальна, поскольку было продемонстрировано, что пациенты, перенесшие правую (расширенную) гемигепатэктомию, особенно подвержены риску развития послеоперационной печеночной недостаточности ( 12,13 ). Хотя у этих пациентов можно использовать переднюю проекцию, рекомендуется использовать данные Gmean для динамического 99m Tc-меброфенин HBS в будущем.

Современные поворотные γ-камеры с двумя головками позволяют проводить дополнительную ОФЭКТ для оценки функции печени и функционального объема печени в рамках одного теста.Выбор времени для ОФЭКТ является проблемой, когда используется динамический индикатор, который сначала поглощается печенью, а затем выводится с желчью. Мы сосредоточили ОФЭКТ вокруг пика кривой время-активность печени, потому что количество радиоактивности в печени относительно стабильно во время этой фазы. У некоторых пациентов с быстрым захватом печенью экскреция с желчью была заметна уже во время фазы ОФЭКТ. Накопление радиоактивности в мелких желчных протоках приводит к появлению вокселей с относительно высоким количеством, что мешает вычислению общей и региональной функции печени и функционального объема.Поэтому мы решили удалить внепеченочные желчные протоки путем маскировки на поперечных срезах. Внутрипеченочные желчные протоки были заменены средним количеством вокселов паренхимы печени, потому что истинный объем желчных протоков практически незначителен, но может быть значительным при реконструкции ОФЭКТ из-за относительно низкого пространственного разрешения ОФЭКТ и относительно высокого количества вокселов. Это делает ОФЭКТ 99m Tc-меброфенин более сложной, чем 99m Tc-меченный галактозил сывороточного альбумина человека ( 99m Tc-GSA) SPECT, еще один хорошо известный тест функции печени, не показывающий ранней экскреции с желчью ( 14–16 ). 99m Tc-GSA сцинтиграфия — это рецептор-опосредованная сцинтиграфия, которая недоступна для клинического использования в Европе и США.

Метод выделения контура с определенными пороговыми уровнями часто используется для расчета функционального объема печени по данным SPECT ( 16,17 ). NT TL-V, измеренный волюметрическим методом CeCT, и TL-FV, измеренный с помощью 99m Tc-mebrofenin SPECT, были схожими у пациентов с нормальной паренхимой печени, что указывает на то, что 99m Tc-mebrofenin SPECT является точным методом. для измерения функционального объема печени.Как и ожидалось, поврежденная печень переводится в значительно меньший TL-FV, чем NT TL-V. Интересно, что FRL-FV существенно не отличался от FRL-V, что указывает на то, что в основном были затронуты сегменты, подлежащие резекции, что привело к потере функционального объема.

Недостатком метода выделения контура является тот факт, что он не предоставляет никакой информации относительно распределения функций в пределах очерченного объема. Изображения SPECT в сочетании с изображениями CT предоставили ценную визуальную информацию о распределении функций в печени.Для количественной оценки распределения функции печени мы рассчитали SPECT % FRL-C. У пациентов с нарушенной печенью значение SPECT % FRL-C было значительно больше, чем% FRL-V, как определено CeCT, что ясно демонстрирует, что у пациентов с нарушением функции печени функция не была равномерно распределена между различными сегментами печени. ; сегменты, подлежащие резекции, были поражены сильнее, чем FRL-F. Следовательно, в наших популяциях пациентов доля FRL-F относительно лучше, чем предполагалось при сканировании CeCT.Пациенты в нашем исследовании были классифицированы как пациенты с нормальной или нарушенной печенью на основании гистопатологии образца резекции.

Коэффициент подсчета SPECT предоставляет информацию о распределении функций в печени, но не включает фактическую региональную функцию печени. Таким образом, фактическая сегментарная функция печени была рассчитана путем умножения отношения количества SPECT FRL на функцию общего поглощения, измеренную с помощью Gmean динамического HBS.Предоперационная SPECT FRL-F смогла точно предсказать фактическую послеоперационную функцию остаточной печени. FRL-F, измеренный с помощью динамического планарного HBS, привел лишь к небольшому занижению послеоперационной остаточной функции печени. Комбинация% FRL-V, полученного с помощью волюметрии CeCT, с TL-F от HBS привела к явной недооценке послеоперационной остаточной функции печени. КТ-волюметрию иногда комбинируют с TL-F, измеренным с помощью теста клиренса индоцианинового зеленого (ICG) ( 18,19 ).Поскольку тест на клиренс ICG также отражает общую функцию печени, это может привести к неправильному представлению FRL-F в печени с потенциально неоднородным распределением функции.

Чтобы компенсировать размер FRL, SPECT FRL-F был разделен на FRL-V, измеренный волюметрическим методом CeCT. Хотя FRL-V и FRL-FV были подобны для пациентов с нарушенной или нормальной печенью, функция FRL-V была значительно меньше в пораженной печени.Кроме того, SPECT FRL-F / см 3 объема печени было значительно меньше в резецированных сегментах, подтверждая, что функция печени не была распределена однородно и что сегменты, подлежащие резекции, были больше затронуты.

Камера ОФЭКТ / КТ, использованная в нашем исследовании, позволяла проводить только компьютерную томографию с низким разрешением без контрастного усиления, в основном разработанную в качестве анатомического эталона и для коррекции ослабления. Этот КТ с низкой дозой не подходит для использования с внутривенным контрастом и не является диагностическим инструментом.Поэтому мы использовали отдельно выполняемое диагностическое сканирование CeCT в качестве ориентира для определения FRL. Современные ОФЭКТ / КТ-сканирование позволяют комбинировать получение ОФЭКТ с диагностической мультиспиральной компьютерной томографией. Это преимущество позволяет комбинировать 4-фазную компьютерную томографию с HBS, в которой данные SPECT могут использоваться в качестве дополнительной функциональной фазы, создавая 5-фазную SPECT / CT для мультимодального предоперационного исследования как морфологии печени, так и функции печени. Это позволит безопасно и точно предсказать объем и функцию FRL, что послужит основой для принятия клинических решений в будущем.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При использовании динамического 99m Tc-меброфенина HBS рекомендуется использовать набор данных Gmean. Хотя ОФЭКТ 99m Tc-меброфенин довольно сложна из-за быстрой экскреции с желчью 99m Tc-меброфенина, она дает ценную видимую и количественную информацию об общей и сегментарной функции печени. Комбинация данных SPECT с функцией динамического поглощения, измеренной с помощью планарного HBS, приводит к полному и точному прогнозу послеоперационной остаточной функции печени.

Ссылки

  1. 1.↵

    Ширабе К., Шимада М., Гион Т. и др. Послеоперационная печеночная недостаточность после обширной резекции печени по поводу гепатоцеллюлярной карциномы в современную эпоху с особым вниманием к объему остаточной печени. J Am Coll Surg. 1999. 188: 304–309.

  2. 2.↵

    Nordlinger B, Sorbye H, Glimelius B и др. Периоперационная химиотерапия с использованием FOLFOX4 и хирургическое вмешательство в сравнении с хирургическим вмешательством при резектабельных метастазах в печень при колоректальном раке (исследование EORTC Intergroup 40983): рандомизированное контролируемое исследование.Ланцет. 2008; 371: 1007–1016.

  3. 3.↵

    Шуп М., Гонен М., Д’Анджелика М. и др. Объемный анализ позволяет прогнозировать нарушение функции печени у пациентов, перенесших обширную резекцию печени. J Gastrointest Surg. 2003. 7: 325–330.

  4. 4.

    Vauthey JN, Chaoui A, Do KA и др. Стандартизованное измерение будущего остатка печени перед расширенной резекцией печени: методология и клинические ассоциации. Операция.2000; 127: 512–519.

  5. 5.↵

    Шиндл MJ, Redhead DN, Fearon KC, Garden OJ, Wigmore SJ. Значение остаточного объема печени как предиктор печеночной дисфункции и инфекции после обширной резекции печени. Кишечник. 2005. 54: 289–296.

  6. 6.↵

    de Graaf W., Bennink RJ, van Lienden KP, et al. Оценка будущей остаточной функции печени с помощью гепатобилиарной сцинтиграфии у пациентов, перенесших обширную резекцию печени. J Gastrointest Surg. , 24 ноября 2009 г. [EPub перед печатью].

  7. 7.↵

    Беннинк Р.Дж., Динан С., Эрдоган Д. и др. Предоперационная оценка послеоперационной остаточной функции печени с помощью гепатобилиарной сцинтиграфии. J Nucl Med. 2004; 45: 965–971.

  8. 8.↵

    Dinant S, de Graaf W., Verwer BJ, et al. Оценка риска постгепатэктомической печеночной недостаточности с использованием гепатобилиарной сцинтиграфии и компьютерной томографии.J Nucl Med. 2007. 48: 685–692.

  9. 9.↵

    Erdogan D, Heijnen BH, Bennink RJ, et al. Предоперационная оценка функции печени: сравнение сцинтиграфии 99m Tc-меброфенина с тестом на клиренс индоцианина зеленого. Liver Int. 2004. 24: 117–123.

  10. 10.↵

    Экман М., Фьяллинг М., Холмберг С., Лицо Х. Скорость клиренса IODIDA: метод измерения функции поглощения гепатоцитами. Transplant Proc.1992; 24: 387–388.

  11. 11.↵

    Абдалла Е.К., Денис А., Шевалье П., Немр Р.А., Вотей Дж. Н.. Вариации общего и сегментарного объема печени: значение для хирургии печени. Операция. 2004. 135: 404–410.

  12. 12.↵

    Farges O, Malassagne B, Flejou JF, Balzan S, Sauvanet A, Belghiti J. Риск крупной резекции печени у пациентов с хроническим заболеванием печени: переоценка. Ann Surg. 1999. 229: 210–215.

  13. 13.↵

    Jarnagin WR, Gonen M, Fong Y, et al. Улучшение периоперационных исходов после резекции печени: анализ 1803 последовательных случаев за последнее десятилетие. Ann Surg. 2002; 236: 397–406.

  14. 14.↵

    де Грааф В., Ветелайнен Р.Л. де Б.К., ван Влит А.К., ван Гулик Т.М., Беннинк Р.Дж. 99m Tc-GSA сцинтиграфия с ОФЭКТ для оценки функции печени и функционального объема во время регенерации печени на крысиной модели частичной гепатэктомии.J Nucl Med. 2008. 49: 122–128.

  15. 15.

    Кокудо Н., Вера Д.Р., Макуучи М. Клиническое применение TcGSA. Nucl Med Biol. 2003; 30: 845–849.

  16. 16.↵

    Kwon AH, Matsui Y, Ha-Kawa SK, Kamiyama Y. Функциональный объем печени, измеренный сцинтиграфией печени с технецием-99m-галактозилом-человеческим сывороточным альбумином: сравнение объема гепатоцитов и объема печени с помощью компьютерной томографии. Am J Gastroenterol.2001; 96: 541–546.

  17. 17.↵

    Jansen PL, Chamuleau RA, van Leeuwen DJ, Schipper HG, Busemann-Sokole E, van der Heyde MN. Регенерация и восстановление функции печени после частичной гепатэктомии у пациентов с опухолями печени. Сканд Дж Гастроэнтерол. 1990; 25: 112–118.

  18. 18.↵

    Мицумори А., Нагая И., Кимото С. и др. Предоперационная оценка функционального резерва печени после гепатэктомии с помощью сцинтиграфии печени с использованием технеция-99m галактозила человеческого сывороточного альбумина и компьютерной томографии.Eur J Nucl Med. 1998. 25: 1377–1382.

  19. 19.↵

    Okochi O, Kaneko T, Sugimoto H, Inoue S, Takeda S, Nakao A. Импульсная спектрофотометрия ICG для периоперационной функции печени при гепатэктомии. J Surg Res. 2002. 103: 109–113.

  • Получено для публикации 24 августа 2009 г.
  • Принято к публикации 26 октября 2009 г.

Систематическое исследование XAS восстановления и поглощения Tc магнетитом и макинавитом

Механизмы восстановления и поглощения Tc магнетитом (Fe 3 O 4 ) и макинавитом (FeS) исследованы с помощью рентгеновской абсорбционной спектроскопии (XANES и EXAFS) в сочетании с термодинамическими расчетами. систем Tc / Fe и точное определение свойств раствора (pH m , pe, [Tc]).Эксперименты по периодической сорбции проводили в строго аноксических условиях с использованием свежеприготовленных магнетита и макинавита в 0,1 М растворах NaCl с различными исходными концентрациями Tc ( VII ) (2 × 10 −5 и 2 × 10 −4 ). M) и Tc (400–900 ppm). XANES подтверждает полное восстановление Tc ( VII ) до Tc ( IV ) во всех исследованных системах, как это было предсказано на основе экспериментальных (pH m + pe) измерений и термодинамических расчетов.С помощью EXAFS в системе магнетита идентифицируются две концевые части Tc: Tc замещает Fe в структуре магнетита, а димеры Tc – Tc сорбируются на гранях {111} магнетита через тройную связь. Конечный элемент сорбции предпочтителен при более высоком [Tc], тогда как включение преобладает при низких [Tc] и менее щелочных условиях pH. Ключевая роль pH в механизме поглощения интерпретируется с точки зрения растворимости магнетита, причем более высокие скорости [Fe] и более высокие скорости рекристаллизации происходят при более низких значениях pH.TcS x -подобная фаза является преобладающей во всех исследованных системах макинавита, хотя вклад TcO 2 · x H 2 O (s) (с) составляет до 20%. вероятно, как поверхностный осадок) наблюдается для самых высоких исследованных нагрузок (900 ppm). Эти результаты обеспечивают ключевой вклад для точной механистической интерпретации поглощения Tc магнетитом и макинавитом, до сих пор спорно обсуждаемым в литературе, и представляют собой весьма актуальный вклад в исследование процессов удержания Tc в контексте захоронения ядерных отходов.

Эта статья в открытом доступе

Подождите, пока мы загрузим ваш контент… Что-то пошло не так. Попробуй еще раз?

Значение ARPES для высокотемпературной сверхпроводимости в купратах

Эффекты матричных элементов

Мы начнем наш анализ МЭ-эффектов в Bi2212 с резюме его кристаллографической структуры, элементарная ячейка которой показана на рис.1а. Особенностью Bi2212 является установка несоразмерного LSS вдоль оси a с периодом λ = 26 Å ~ 4,8 a 0 (ссылки 7,8 ), как схематически показано на рис. 1b. Соответствующие смещения катионов, спроецированные на плоскость ab , образуют реплики фундаментальных обратных векторов вдоль одномерных линий в пространстве k (рис. 1d).

Рис. 1: Эскиз структуры решетки Bi2212.

a Верхняя половина элементарной ячейки Bi2212. b Эскиз смещения катиона в проекции на плоскость ac . c Смещения катионов, спроецированные на плоскость ab . d Надстройка в пространстве k . Показаны стандартные базисные векторы. Красная линия указывает направление измерения наших экспериментов ARPES.

Этот LSS проявляется в спектрах ARPES в виде множественных копий основной зонной структуры и поверхности Ферми (FS), смещенных на Q LSS ~ (1 / 5,1 / 5) 9,10 .Прежде всего, мы исследуем интенсивность этих реплик как функцию hv . На рис. 2a – c показана экспериментальная ПФ в плоскости, измеренная через первую зону Бриллюэна (ЗБ) при hv = 205, 314 и 404 эВ. Мы наблюдаем, что видимость реплик относительно основных контуров FS значительно усиливается по сравнению со спектрами VUV-ARPES 10 и далее увеличивается как функция hv в нашем диапазоне энергий мягкого рентгеновского излучения. Поскольку глубина зондирования эксперимента ARPES постепенно увеличивается с hv , это наблюдение демонстрирует увеличение вызванных LSS смещений атомов от поверхности образца (см. «Обсуждение» далее).Интересно, что наши данные показывают только основные полосы и их реплики на Q LSS без каких-либо заметных сигнатур теневых полос, смещенных от основных на Q = (1 / 2,1 / 2) (ref. 10 ).

Рис. 2: Экспериментальная плоскостная ФС в первом БЖ.

a c FS, измеренная при hv = 205, 314 и 404 эВ, соответственно. Синие пунктирные контуры обозначают основную FS. d f Соответствующая им интенсивность ARPES вдоль разреза XΓX (узловая линия).Синие стрелки указывают на основные дисперсии полос. Контуры реплик образуют плотную сетку в пространстве k . Их интенсивность увеличивается по сравнению с основными контурами, показывая увеличение индуцированных LSS смещений атомов в объем образца. 2 \), где 〈 f | и | i 〉 — волновые функции конечного и начального состояний, связанные через векторный потенциал A падающего электромагнитного поля и оператор импульса p .{\ mathrm {PE}} \) только при K || соответствует k || + г гармоники | i 〉 и, во-вторых, что соответствующая МЭ определяется коэффициентом \ (C _ {{\ mathbf {k}} _ \ parallel + {\ mathbf {g}}} \) этой гармоники, изменяющимся на g для детальной оценки, включая внеплоскостную зависимость 〈 f | и | i 〉 (см. Ссылки 13,14 ). В нашем случае это означает, что эффекты ME будут варьироваться в пространственной сетке k , определенной LSS.Кроме того, в нашем случае этот анализ облегчается использованием более высоких hv , задействованных в больших LSS-индуцированных атомных смещениях в объеме Bi2212, которые увеличивают интенсивность LSS-реплик. Теперь мы воспользуемся этой идеей, чтобы проверить, влияют ли эффекты ME, изменяющиеся в этих репликах, на разрыв SC, очевидный в эксперименте ARPES.

В нашем анализе щели SC использовались данные ARPES, полученные при 205 эВ, где когерентная спектральная составляющая (см. Ниже) была наибольшей. На рис. 3а показана экспериментальная полосовая структура вдоль разреза № 1 пространства k , обозначенного на карте FS на рис.2а как №1. Эти k -точки были выбраны, чтобы избежать областей гибридизации между основной полосой и полосой-репликой, где дисперсии искажены 15 , и сохранить зазор достаточно большим по сравнению с нашим экспериментальным разрешением. Рисунок 3b представляет эту зонную структуру, симметризованную относительно уровня Ферми ( E F ) как I PE ( E , k ) = I PE (- E , k ).В то время как строгая симметрия дырка-частица, предполагающая одновременную инверсию k как A ( ω , k k F ) = A (- ω , — k k F ), в нашем случае покажет сбивающий с толку разрыв между областями с центром k F каждой полосы реплик, наша упрощенная симметризация, хотя и не физически строгая, хорошо служит для визуализации промежутков SC через все основные и реплики полос. 2 / \ left [{\ omega + \ varepsilon \ left ({\ mathbf {k}} \ right) + i {\ it {\ Gamma}} _ 0} \ right]} \), где Δ — ширина щели КА, Γ 1 ​​ — скорость одночастичного рассеяния, ε ( k ), затем дисперсия (с ε ( k F ) = 0), а i Γ 0 рассматривается как время жизни обратной пары, которое должно быть равно нулю в состоянии SC 17 .По всей сетке наших положений k -пространства находим Δ SC = 21 ± 3 мэВ и Γ 1 ​​ = 34 ± 5 ​​мэВ (рис. 3g).

Рис. 3: Данные ARPES, измеренные при hv = 205 эВ.

интенсивность ARPES в состоянии SC вдоль разреза №1 на рис. 2b. б . Соответствующее изображение симметрично относительно E F , проявляя щель SC. Пунктирные линии от k 1 ​​ до k 10 указывают E F -пересечения для основных полос и их LSS-реплик. c , d Те же измерения при 105 K, когда зазор SC отсутствует. e Симметричные EDC (красный) для состояния SC, извлеченные из панели b в точках k k 1 через k 10 и их соответствие (синий) с SC спектральная функция. f Сравнение EDC на k 1 ​​ через k 10 . г Величина зазора SC (красный) и Γ 1 ​​ (синий), полученная путем аппроксимации (указаны столбцы ошибок).Эти параметры зазора СК совпадают в пределах точности эксперимента. Планки погрешностей обусловлены экспериментальным разрешением по энергии.

Эти данные показывают, что параметры промежутка SC, наблюдаемые во всех точках k пространства, отобранные LSS, являются одинаковыми в пределах экспериментальной точности в отношении как величины зазора, так и скорости одночастичного рассеяния. Кроме того, наша экспериментальная величина разрыва полностью соответствует предыдущим результатам VUV-ARPES 16 . Поскольку МЭ эффекты должны быть разными в разных местоположениях k -пространства, наблюдаемый постоянный зазор SC дает нам надежное доказательство отсутствия каких-либо значительных МЭ-индуцированных артефактов при его экспериментальном определении с помощью ARPES.Отметим, что эксперименты СТМ для Bi2212 показали, что величина щели SC незначительно (на ~ 9% от среднего значения) различается между разными атомными позициями 8 . Однако это наблюдение не противоречит нашим результатам, в которых щель SC измеряется в k -пространстве. Анализ k -зависимости высокоэнергетических дисперсионных аномалий — так называемых водопадов 16,18,19,20 — в нашем случае затруднялся из-за перекрытия их спектральных сигнатур, исходящих от разных реплик.Для материалов без LSS идея исследовать МЭ эффекты путем измерения зазора SC в эквивалентных k -точках может быть реализована, хотя и на более крупной k -сетке, путем прохождения через различные BZ фундаментальной решетки. Однако, насколько нам известно, эта идея еще не применялась ни к одной системе HTSC.

Зависимость щели SC от глубины

Теперь мы рассмотрим вопрос, зависит ли величина щели SC от глубины. Если это так, то поверхностно-чувствительные измерения ARPES могут дать значения, отличные от свойств объемного переноса.Мы получили доступ к этому эффекту, сравнив вышеуказанные данные ARPES, измеренные вблизи нормального излучения (NE), с данными, измеренными при более скользких углах излучения.

Экспериментальные данные вне NE для состояния SC, измеренные при hv = 205 эВ вокруг угла эмиссии ~ 47 ° и соответствующие (2, −2) BZ, представлены на рис. 4. Аналогично По данным нормальной эмиссии, плоскостная ФС (рис. 4а) показывает основной и точный контуры. Соответственно, экспериментальная структура полосы вдоль разреза пространства k , отмеченного на карте как № 2, показывает пересечения E F , отмеченные k 1 ​​ через k 6 .Симметризованные EDC в этих точках (рис. 4c) и результаты их подгонки (рис. 4d) показывают, что щель SC уменьшается с ~ 32 мэВ при k 1 ​​ до ~ 20 мэВ при k 6 . После аппроксимации (упрощенной) d -волновой зазор 21 Δ k = Δ max cos (2 θ ), это уменьшение показывает анизотропию зазора вдоль нашего наклонного путь в k -пространстве. Действительно, предыдущее исследование VUV-ARPES 16 показало, что в почти оптимальном легированном Bi2212 щель SC уменьшается от своего максимального значения 35-40 мэВ, характеризующего псевдощель в антиузловой точке, до нуля в узловой точке.Наши значения зазора SC, идущие от ближней точки антиузла ( k 1 ​​) до середины между узловой точкой и точкой антиузла ( k 6 ), согласуются с этой зависимостью, измеренной на меньшей глубине зондирования. В частности, зазор, обнаруженный в точке k 6 , в пределах экспериментальной неопределенности равен размеру, обнаруженному в эквивалентных точках k k 1 ​​ k 10 в ближайшем будущем. -NE данные на рис.3. Этот факт дает нам искомое доказательство того, что щель SC в Bi2212 не зависит от глубины зондирования. Однако этот образец может измениться для других ВТСП, например, для большего количества трехмерных соединений из семейств LSCO 4,5 и YBCO 22 .

Рис. 4. Данные ARPES, измеренные при углах излучения, отличных от нормального, около 47 °, что соответствует (2, −2) BZ.

a Экспериментальная плоскостная FS, измеренная при hv = 205 эВ, синяя пунктирная кривая показывает основную FS. b Интенсивность ARPES вдоль разреза, отмеченного цифрой 2 на панели a . k 1 ​​ через k 6 указывают E F -пересечения. c Симметричные EDC в k 1 ​​от до k 6 (красный) и их согласование со спектральной функцией SC (синий). d Величина зазора SC получена путем сопоставления с указанными полосами погрешностей. Щель SC уменьшается с 32 мэВ при k 1 ​​ до 20 мэВ при k 6 в соответствии с анизотропией щели.Экспериментальные точки снабжены функцией промежутка d -волновой (черная линия). Стрелка указывает k 6 , что эквивалентно k пропила № 1 через первый BZ (рис. 3). Те же значения щели СК указывают на отсутствие ее зависимости от глубины. Планки погрешностей обусловлены экспериментальным разрешением по энергии.

Зависящий от энергии фотонов отклик ARPES

Наконец, мы проанализируем полную hv -зависимость спектральной структуры ARPES, представленную на рис.5а как карта FS вне плоскости как функция от k // (в направлении, отмеченном на карте FS в плоскости на рис. 2) и hv , увеличивающейся от 200 до 480 эВ. Узкие изогнутые контуры около 285 и 345 эВ (отмечены на рис. 5а) обусловлены электронами остовного уровня, возбуждаемыми излучением высокого порядка из канала пучка. Модуляции интенсивности как функция hv могут быть связаны с вариациями сечения фотоэмиссии с конечным состоянием k z , аналогично известным вариациям интенсивности между состояниями связывания и разрыва связи 23 .Экспериментальная внеплоскостная карта FS проливает свет на несколько важных аспектов физики Bi2212.

Рис. 5: Отклик ARPES, зависящий от энергии фотонов.

a Карта ФС вне плоскости ( k // по направлению ГX в ЗБ). Контуры FS прямые как функция k z , что подтверждает двумерный характер Bi2212. b Отношение интенсивностей реплики к основным контурам FS как функция hv .{\ mathrm {PE}} \ left ({E, k_ \ parallel} \ right) dk_ \ parallel} \) (желтый), интегрированный по области Ω (желтый пунктирный прямоугольник), EDC (синий) на синей пунктирной линии и соответствующий ему компонент I coh (красный).

Прежде всего, отметим, что глубина зондирования нашего эксперимента в диапазоне энергий мягкого рентгеновского излучения, который составляет порядка 1 нм (ref. 24 ), значительно выше по сравнению с предыдущим VUV- ARPES изучает. Однако, несмотря на пропорциональное улучшение разрешения k z 25 , мы наблюдаем только k z -независимые контуры FS.Это наблюдение распространяется не только на ГX (узловое) направление на рис. 5, но также и на ГМ (антинодальное), где k z -дисперсия может быть более выраженной (здесь для краткости не показана). Этот факт подтверждает чисто двумерный (2D) характер Bi2212, в отличие от других ВТСП-купратов, таких как соединения LSCO 4,5 и YBCO 22 .

Наш второй пункт расширяет приведенный выше анализ относительной реплики на фундаментальные спектральные интенсивности.Их отношение интенсивностей как непрерывная функция от hv , полученная из данных на рис. 5a, представлено на рис. 5b. Он показывает постепенное увеличение с hv , что согласуется с предыдущими работами в области ВУФ, где реплики в целом кажутся слабее основной полосы не только для Bi2212 10,23 , но и для других купратов, таких как Bi 2. Si 2− x La x CuO 26 . Это явление должно быть связано с увеличением глубины выхода фотоэлектронов с увеличением энергии.Действительно, универсальная кривая 24 предполагает, что глубина выхода увеличивается с 3–5 Å в ВУФ-области до 5–10 Å в направлении 200 эВ и далее примерно до 15 Å в направлении 500 эВ. Тогда увеличение относительной интенсивности реплик идентифицирует увеличение индуцированных LSS атомных смещений с глубиной в объем образца, по крайней мере, во второй от поверхности плоскости CuO. Это наблюдение согласуется с экспериментами по фотоэмиссии стоячей волны на Bi2212 (ref. 6 ).В то время как отсутствие надежных данных о точной глубине выхода в Bi2212 оставило лишь качественный вывод о зависимости атомных смещений от глубины, их количественная оценка требует проведения экспериментов по дифракции рентгеновских лучей в скользящем падении.

Третий и наиболее интригующий момент — это энергетическая зависимость когерентного k -зависимого спектрального веса I coh ( E , k ). Он оценивался для каждого изображения ARPES, составляющего карту на рис.{\ mathrm {PE}} \ left ({E, k_ \ parallel} \ right) dk_ \ parallel} \), где k || Окно интегрирования Ω вокруг точки Г показано на вставке к рис. 5c, а α — его максимальное значение, оставляя I coh ( E , k )> 0 на всем Ω (для устойчивость к шуму в пределах 95% на гистограмме). Модель k || Интегрированные по значения I coh в зависимости от hv представлены на рис.5c. Колебания этой зависимости около 260 эВ объясняются рассмотренным выше изменением сечения фотоэмиссии. Что наиболее важно, экспериментальный I coh показывает неожиданно быстрое уменьшение когерентного спектрального веса с hv . Этот факт фактически виден уже на рис. 2 из последовательности плоских карт FS на рис. 2a – c, измеренных при увеличении hv . Насколько нам известно, наблюдаемый распад I coh является самым быстрым среди всех материалов, исследованных до сих пор с помощью SX-ARPES (см. Недавний обзор 2 и ссылки в нем), включая ВТСП-купраты LSCO. 4,5 и YBCO 22 семей.Мы можем исключить какое-либо существенное влияние старения образца на наблюдаемый распад в зависимости от hv , потому что оно было таким же при измерении в последовательности от низкого к высокому и от высокого к низкому hv , где спектры оставался ясным и резким на протяжении всего экспериментального раунда. Более того, наши предварительные измерения на передопированных образцах Bi2212 показали такое же быстрое затухание когерентного спектрального веса с hv .

В общем случае распад I coh определяется соотношением длины волны де Бройля фотоэлектронов λ B = h / p , где p выражается через их масса м и кинетическая энергия E k as p = (2 mE k ) 1/2 , к тепловым амплитудам атомных смещений.2 \ left (T \ right)} \ right \ rangle} \ right) \) — DW-фактор с переданным импульсом \ ({\ mathrm {\ Delta}} K \ propto \ sqrt {h \ nu} \) и среднеквадратичные атомные смещения 〈 u 2 〉, примерно пропорциональные T . Однако по нашим данным I coh распадается с hv намного быстрее по сравнению с DW-моделью с любым разумным < u 2 > при нашей рабочей температуре T ~ 14 K. Еще более интригующе , при hv = 205 эВ I coh хорошо выживает как минимум до 105 К (рис.3c, d), несмотря на увеличение hv до 460 эВ и T до 105 K, дает сопоставимые значения DW-фактора.

Одним из источников столь резких отклонений от DW-модели могут быть эффекты отдачи 28 . Физически отдачу можно рассматривать как испускание фононов обратно в кристаллическую решетку выходящими фотоэлектронами 29 , где связанные с ними смещения атомов будут разрушать I coh аналогично термически возбужденным фононам.Этот эффект будет постепенно увеличиваться с hv , но вряд ли будет зависеть от T , что согласуется с нашими экспериментальными результатами. Выраженность таких эффектов отдачи может быть связана с известным сильным электрон-фононным взаимодействием в Bi2212, хотя и для валентных электронов 30 . Другой сценарий 9 предлагает связать аномальный распад I coh с несоизмеримостью LSS. Однако мы утверждаем, что это явление может быть связано скорее с небольшой длиной когерентности LSS.Действительно, исследования СТМ 8,9 показали, что они нерегулярны, с пространственным сдвигом фазы и меандрированием в масштабе нескольких сотен Å. Эти атомные смещения сократят I coh , как только они станут сопоставимыми с λ B . Действительно, в то время как первое можно оценить как ± 0,4 Å 8,9 , тушение I coh при hv ~ 460 эВ соответствует сопоставимой величине ~ 0,6 Å. Тушение ускоряется за счет постепенного увеличения глубины зондирования SX-ARPES с увеличением энергии, вызывая более сильные атомные смещения, вызванные LSS, в более глубоких атомных слоях Bi2212.

Модулятор нейронных никотиновых рецепторов с антидепрессивной активностью

CNS Neurosci Ther. 2008 Winter; 14 (4): 266–277.

, 1 , 1 , 1 , 1 , 1 , 1 , 1 и 1

Патрик М. Липпиелло

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

Джессика С. Бивер

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

Грегори Дж.Гатто

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

Джон У. Джеймс

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

Кристен Г. Джордан

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

Винсент М. Трэйна

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

Цзяньсюнь Се

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

Меруан Бенчериф

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

1 Targacept, Inc, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

Для корреспонденции
Патрик М.Липпиелло, доктор философии Targacept, Inc., 200 East 1st Street, Suite 300,
Winston-Salem, NC 27101, США.
Тел .: 336-480-2100;
E-mail: [email protected] © 2008 Targacept, Inc. Сборник журналов © 2008 Blackwell Publishing Ltd Эта статья цитировалась другими статьями в PMC.

Abstract

Как клинические, так и доклинические данные подтверждают потенциальную терапевтическую пользу модуляции активности нейрональных никотиновых рецепторов (NNR) ЦНС для лечения депрессии и тревожных расстройств.Основываясь на представлении о том, что депрессивные состояния включают гиперхолинергический тонус, мы исследовали потенциальную паллиативную роль антагонизма NNR при этих расстройствах, используя TC-5214 (S — (+) энантиомер мекамиламина), неконкурентный антагонист NNR. TC-5214 продемонстрировал положительные эффекты на ряде животных моделей депрессии и тревоги. TC-5214 был активен в тесте принудительного плавания на крысах (минимальная эффективная доза (МЭД) = 3 мг / кг внутрибрюшинно), классической модели депрессии. Он также был активен в тесте поведенческого отчаяния на мышах (0.1–3,0 мг / кг внутрибрюшинно), еще одна модель депрессии. В парадигме социального взаимодействия у крыс, модели генерализованного тревожного расстройства (GAD), TC-5214 был активен в дозе 0,05 мг / кг подкожно. В парадигме свет / темнота у крыс, модели GAD и фобии, TC-5214 также был активен в дозе 0,05 мг / кг подкожно. Хотя TC-5214 демонстрирует умеренную селективность среди подтипов NNR, антидепрессивный и анксиолитический эффекты, наблюдаемые в этих исследованиях, вероятно, можно отнести к антагонистическим эффектам на α4β2 NNR. Это подтверждается наблюдением аналогичных эффектов с α4β2-селективными частичными агонистами, такими как цитизин, и с α4β2-селективными антагонистами, такими как TC-2216.TC-5214 хорошо переносился в исследованиях острой и хронической токсичности на мышах, крысах и собаках, не проявлял мутагенности и показал фармакологические, фармакокинетические и метаболические профили безопасности, подходящие для терапевтических разработок. В целом, результаты подтверждают новый механизм никотиновых холинергических антагонистов для антидепрессивных и анксиолитических эффектов и подчеркивают потенциал антагонистов NNR, таких как TC-5214, в качестве терапевтических средств для лечения тревоги и депрессии.

Ключевые слова: Ацетилхолин, депрессия, мекамиламин, никотин

Введение

На основании наблюдения, что холиномиметические препараты усугубляют депрессивные симптомы, а антихолинергические препараты облегчают их, более 30 лет назад была выдвинута гипотеза, что холинергический дисбаланс (i.например, гиперхолинергический тонус) был основным фактором депрессивных заболеваний [ 1 , 2 ]. С тех пор ряд ключевых результатов исследований как на животных, так и на людях подтвердили эту гипотезу и сфокусировали ее именно на центральных никотиновых холинергических, а не мускариновых путях [ 3 , 4 ]. Большинство клинически назначаемых антидепрессантов нацелены на катехоламинергические и индоламинергические нейромедиаторные системы. Однако многие лекарственные препараты, нацеленные на эти системы, такие как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина или норадреналина (NE) и трициклические антидепрессанты, также действуют как неконкурентные антагонисты нейронных никотиновых рецепторов (NNR) в клинически эффективных дозах [ 5 , 6 , 7 ].Исследования показали, что неселективные антагонисты NNR, такие как мекамиламин, а также NNR-селективные антагонисты и частичные агонисты могут проявлять антидепрессивный эффект на животных моделях депрессии и тревоги [ 8 ]. Кроме того, было показано, что хроническое введение никотина (пластырь) существенно снижает показатели HAM-D у пациентов с большой депрессией [ 9 ], эффект, который, как полагают, связан с усредненным по времени антагонистическим действием никотина на NNR. Эти эффекты были приписаны прежде всего ингибированию высокоаффинного подтипа NNR в головном мозге, который состоит из субъединиц α4 и β2, представляющих преобладающий подтип NNR мозга млекопитающих [ 10 ].Это также подтверждается исследованиями цитизина, частичного агониста подтипа α4β2, который оказывал антидепрессивный эффект на нескольких моделях животных и снижал уровни c-fos в базолатеральной миндалине, аналогично тому, что наблюдается с классическими антидепрессантами [ 11 ]. Антидепрессивный эффект цитизина был приписан частичной блокаде высокоаффинных α4β2 NNR. Дополнительные доказательства участия NNR α4β2 включают потерю опосредованных антагонистами антидепрессивных эффектов в моделях нокаута β2 [ 12 ] и повышенную тревогу в моделях нокаута α4 [ 13 ].Новые данные свидетельствуют о том, что подтип α4β2 NNR существует в двух различных конфигурациях субъединиц с разной чувствительностью к агонистам и антагонистам [ 14 , 15 , 16 , 17 ]. Хотя физиологическая значимость этих различий еще не выяснена, это может потребовать повторной оценки предыдущих результатов относительно селективности подтипов и активности холинергических лигандов.

Мекамиламин является мощным, неконкурентоспособным, относительно неселективным антагонистом NNR и представляет собой рацемическую смесь, состоящую из оптических изомеров S — (+) — мекамиламина и R — (-) — мекамиламина.Мекамиламин HCl был первоначально разработан как блокатор ганглиев и одобрен как Inversine ® (Siegfried CMS Ltd., Зофинген, Швейцария) для лечения эссенциальной гипертензии от умеренной до тяжелой степени и в неосложненных случаях злокачественной гипертензии [ 18 ]. Его использование по этому показанию уменьшилось по мере появления новых поколений гипотензивных препаратов. Хотя мекамиламин первоначально исследовался как блокирующий ганглии агент с гипотензивным действием, стало очевидно, что это соединение способно оказывать ряд центральных эффектов.Исследования показали, что мекамиламин, как и другие блокаторы ганглиев, способен предотвращать вызванные никотином судороги у нескольких видов [ 19 ]. Считалось, что судорожные эффекты никотина были вызваны центральным действием препарата, а мекамиламин проявлял противосудорожное действие в дозах ниже, чем те, которые необходимы для снижения артериального давления или выявления других периферических признаков постганглионарной блокирующей активности. Впоследствии было показано, что мекамиламин способен преодолевать гематоэнцефалический барьер и распределяться в тканях мозга.В отличие от конкурентной блокады никотиновых рецепторов в вегетативных ганглиях [ 20 ], мекамиламин не взаимодействует напрямую с рецептор-связывающим сайтом ни на нейромышечных никотиновых рецепторах, ни на никотиновых рецепторах ЦНС. В течение некоторого времени было известно, что первичный механизм действия на NNR ЦНС включает связывание мекамиламина с сайтом в открытом ионном канале рецепторов [ 21 ]. NNR демонстрируют значительное разнообразие подтипов, как и многие рецепторы нейромедиаторов.Хотя есть некоторые различия в чувствительности подтипов рецепторов, мекамиламин взаимодействует со всеми подтипами рецепторов NNR, изученными на сегодняшний день.

Совсем недавно мекамиламин был исследован как потенциальное терапевтическое средство по дополнительным клиническим показаниям в более низких дозах, чем те, которые вызывают ганглиозный гипотензивный эффект. Он был изучен у детей для использования при лечении синдрома Туретта (TS), который представляет собой психоневрологический синдром с началом в детстве, который характеризуется повторяющимся и нежелательным выражением как моторных, так и голосовых движений (тики и копролалия) и часто ассоциированных поведенческие и эмоциональные проблемы, такие как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и депрессия.Несколько неожиданно было обнаружено, что мекамиламин особенно эффективен в снижении ассоциированных дисфункций СДВГ и депрессии у детей с синдромом Туретта без снижения частоты физических проявлений [ 22 , 23 , 24 ]. Хотя физические проявления у этих детей не были устранены, их способность концентрироваться на задачах и действовать в социальном контексте без эмоциональных всплесков заметно улучшилась. Особенно важно то, что наблюдалось значительное положительное влияние на внезапные изменения настроения и депрессию в подгруппе субъектов, которые составляли наиболее сильно затронутые пациенты.

Цели

В настоящем отчете обобщены результаты доклинических фармакологических и токсикологических исследований, которые поддерживают дальнейшее развитие ТС-5214, S — (+) энантиомера меамиламина, в качестве антидепрессанта, и обсуждается потенциал механизма антагонистов NNR в качестве антидепрессанта. новый подход к лечению большой депрессии и тревоги.

Результаты

Химия

Структура TC-5214 ((1R, 2S, 4S) -N, 2,3,3-тетраметилбицикло [2.2.1] гептан-2-амин гидрохлорид) показана на рис.Молекулярная масса основания составляет 167,3, а соли — 203,8. TC ‐ 5214 легко растворим в воде, растворим в спирте и глицерине и мало растворим в изопропаноле. Свободное основание TC ‐ 5214 имеет значение pKa 11,5. Если не указано иное, все указанные здесь дозы выражены в эквивалентах свободного основания.

Химическая структура TC ‐ 5214 (S — (+) — мекамиламин).

Поведенческая фармакология

Тест принудительного плавания на мышах (депрессия)

В нескольких исследованиях оценивали антидепрессивное действие TC-5214 у мышей и крыс с помощью теста принудительного плавания, в котором животных заставляют плавать в ситуации, из которой они не может убежать и быстро становится неподвижным [ 25 ].Классические антидепрессанты уменьшают продолжительность неподвижности при выполнении этой задачи. Эффекты однократного введения TC-5214, физиологического раствора и флуоксетина оценивали на самцах мышей. Через 30 минут после введения дозы мышей по отдельности помещали в цилиндр, содержащий воду, из которой они не могли выйти, и измеряли продолжительность неподвижности. Результаты показаны в. Уменьшение продолжительности неподвижности по сравнению с группой, получавшей физиологический раствор, было замечено со статистической значимостью для TC-5214 при 0.1 (-33%), 1 (-37%) и 3 мг / кг (-46%), а для флуоксетина — 5 (-32%) и 10 мг / кг (-34%). Очевидно, что любое соединение, повышающее двигательную активность, может уменьшить неподвижность; поэтому было проведено отдельное исследование для оценки двигательной активности TC-5214. Самцам мышей Swiss (n = 8 / группа) внутрибрюшинно вводили физиологический раствор или TC-5214 (0,1, 1 и 3 мг / кг) непосредственно перед помещением в локомоторные камеры (40 камер активности Digiscan). Горизонтальную активность (прерывание лучей фотоэлементов) измеряли в течение 40 минут, и данные выражали как среднее значение ± стандартное отклонение.Горизонтальные подсчеты для групп, получавших 0,3, 1 и 3 мг / кг TC-5214, составили 3225 ± 236, 3400 ± 735 и 3175 ± 624 соответственно. Горизонтальные подсчеты для контрольных групп носителя составляли 3400 ± 744 (в паре с группой 0,3 мг / кг TC-5214), 3351 ± 717 (в паре с группой 1 мг / кг TC-5214) и 3450 ± 705 (в паре с группой TC-5214). 3 мг / кг группы ТС-5214) соответственно. При неспособности оказывать влияние на двигательную активность, антидепрессантоподобная активность TC-5214, продемонстрированная в тесте принудительного плавания на мышах, не смешивалась с неспецифическими стимулирующими эффектами.

Эффекты TC-5214 в тесте принудительного плавания на депрессию на мышах. TC-5214 (0,1, 0,3, 1 и 3 мг / кг), физиологический раствор и флуоксетин (5 и 10 мг / кг) вводили внутрибрюшинно самцам мышей Swiss. Через 30 минут после введения дозы мышей по отдельности помещали в цилиндр с водой (на глубине 6 или 10 см), из которого они не могли выйти, и измеряли продолжительность неподвижности. Результаты представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка. * P <0,05.

Тест принудительного плавания на крысах (депрессия)

В другом исследовании эффекты TC-5214 определяли в тесте принудительного плавания на крысах.Влияние TC-5214, физиологического раствора и дезипрамина на неподвижность оценивали на самцах крыс Sprague-Dawley (). Сеансы плавания проводили, помещая крыс в цилиндрический резервуар из пирекса (22 см × 46 см), содержащий воду (при 23–25 ° C), на 15 мин. Глубина воды от дна составляла 35 см — глубина, на которой крыса не может коснуться дна хвостом. За первоначальным 15-минутным предварительным тестом на плавание через 24 часа последовал 5-минутный тест. Крысам делали три инъекции между предварительным тестом и тестовым плаванием (т.е. за 23,5, 5 и 1 час до 5-минутного теста плавания).Измеряли продолжительность неподвижности во время 5-минутного теста. TC-5214 (3 мг / кг) существенно снижал неподвижность по сравнению с контролем с физиологическим раствором (-24%), что соответствовало антидепрессивной активности. Дезипрамин, эталонное соединение в этом исследовании, также существенно уменьшал неподвижность (-41%).

Эффекты TC-5214 в тесте принудительного плавания на депрессию у крыс. Самцов крыс Sprague-Dawley по отдельности помещали в цилиндр с водой (на глубине 13 или 35 см) на 15 минут в первый день, а затем снова помещали в воду через 24 часа для 5-минутного теста.ТС-5214 (0,1, 0,3, 1 и 3 мг / кг), физиологический раствор и дезипрамин (10 мг / кг) вводили внутрибрюшинно. Измеряли продолжительность неподвижности во время 5-минутного теста. Результаты представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка. * P <0,05.

Тест социального взаимодействия (генерализованное тревожное расстройство)

Для оценки способности TC-5214 снижать тревожность животных, находящихся в умеренно стрессовой среде, изучали изменения в социальном взаимодействии на парах самок крыс Sprague-Dawley, помещенных в испытать арену с использованием методов, аналогичных описанным File et al.[ 26 ]. Пары субъектов получали физиологический раствор, TC-5214 или (-) — никотин. Поведение при социальном взаимодействии и двигательная активность (для контроля неспецифических эффектов лекарств) наблюдались, количественно оценивались и сравнивались между каждой группой активного лечения и контрольной группой с физиологическим раствором в течение 5 минут (). Оценка социального взаимодействия была значительно выше в группах TC-5214 (0,05 мг / кг) и никотина, чем в группе, принимавшей физиологический раствор. Не было значительных различий в двигательной активности между любой группой активного лечения и группой, получавшей физиологический раствор.Эти результаты показывают, что TC-5214 обратил вспять тревожность, вызванную социальным взаимодействием. Тот факт, что никотин, обычно рассматриваемый как классический агонист NNR, также показал положительный сигнал в этом анализе, подтверждает часто цитируемую концепцию о том, что хроническое воздействие никотина может привести к усредненному по времени антагонистическому эффекту из-за десенсибилизации рецепторов.

Эффекты TC-5214 в тесте социального взаимодействия при генерализованной тревожности у крыс. Самок крыс Sprague – Dawley первоначально помещали индивидуально на испытательную арену для 5-минутного ознакомительного испытания.Для испытания на следующий день на арену одновременно помещали двух животных. Пары были случайным образом распределены между группами лечения, получавшими подкожные инъекции физиологического раствора, TC-5214 (0,005, 0,05 или 0,17 мг / кг) или (-) — никотина (0,02 мг / кг). Поведение при социальном взаимодействии и двигательная активность сравнивались между каждой группой и контрольной группой с физиологическим раствором в течение 5 минут. Результаты представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка. * P <0,05.

Анализ света / темноты (генерализованное тревожное расстройство / фобия)

TC-5214 был оценен на предмет его способности увеличивать долю времени, проведенного в умеренно стрессовой (ярко освещенной) среде [ 26 ].Крысам Sprague-Dawley вводили подкожные инъекции физиологического раствора, TC-5214 или (-) — никотина. После обработки каждую крысу возвращали в ее домашнюю клетку на 30 мин, после чего ее помещали в освещенную часть тестовой арены, обращенную к отверстию между светлым и темным отсеками. Аппарат был оснащен инфракрасными лучами, которые измеряли количество исследовательских постановок как в светлой, так и в темной секциях, ходовую активность в каждой секции, начальную задержку входа в темноту из светлого отсека, общее время, проведенное в каждом отсеке, и количество переходов между отсеками.Процент времени, проведенного в световом отсеке, и двигательная активность (для контроля неспецифических эффектов лекарств) сравнивались между каждой группой и контрольной группой с физиологическим раствором (). Процент времени на свету был выше во всех группах, чем в группе, получавшей физиологический раствор; результат был статистически значимым для TC-5214 при 0,05 мг / кг и никотина и приближался к статистической значимости для TC-5214 при 0,17 мг / кг ( P = 0,051). Не было значительных различий в двигательной активности между любой группой активного лечения и группой, получавшей физиологический раствор.Эти результаты показывают, что TC-5214 снял тревогу, возникшую в результате помещения в аверсивную (легкую) среду. В этой парадигме доза-реакция была двухфазной. Об этом наблюдении часто сообщается в отношении поведенческих эффектов никотина, и его называют эффектом доза-реакция «перевернутой буквы U». Хотя точный механизм (ы) этого эффекта для никотиновых соединений не выяснен, Пиччиотто [ 27 ] обсудил возможные основания этого явления. Они предполагают, что системное введение никотина приводит к поведенческому результату, который представляет собой векторную сумму различных мишеней NNR и нейронных систем, которые стимулируются, что согласуется с более широкой селективностью NNR никотина и TC-5214.Кроме того, сообщалось, что многие агонисты никотина являются зависимыми от употребления блокаторами каналов, первоначально активируя рецепторы, а затем блокируя ионный канал. Это может частично объяснить, почему никотин (как упоминалось выше) так же эффективен, как TC-5214 в этом анализе, что согласуется с активностью функционального антагониста.

Эффекты TC-5214 в тесте свет / темнота генерализованной тревоги у крыс. Крыс Sprague-Dawley случайным образом распределяли для лечения с помощью подкожной инъекции физиологического раствора TC-5214 (0.017, 0,05 или 0,17 мг / кг), или (-) — никотин (0,09 мг / кг). После обработки каждую крысу возвращали в ее домашнюю клетку на 30 мин, после чего ее помещали в освещенную часть тестовой арены, обращенную к отверстию между светлым и темным отсеками. Процент времени, проведенного в световом отсеке, и двигательная активность сравнивались между каждой группой и контрольной группой с физиологическим раствором. Результаты представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка. * P <0,05.

Сравнение эффектов TC ‐ 5214 с R — (-) энантиомером

обобщены результаты поведенческих тестов, проведенных с TC ‐ 5214 (S — (+) — мекамиламин), его энантиомером R — (-) — мекамиламином и рацемическим мекамиламином.Характер энантиоселективности, по-видимому, согласован во всех тестах, указывая на то, что TC-5214 обладает более устойчивой антидепрессивной и анксиолитической активностью, чем энантиомер R — (-), и эффективностью, равной или большей, чем у рацемата. Интересно, что рацемический мекамиламин не показал значительного эффекта в тесте принудительного плавания на мышах, хотя оба отдельных энантиомера были эффективны. В настоящее время у нас нет объяснения этому явно аномальному результату. Однако очевидно, что в исследованиях, в которых было обнаружено, что оба энантиомера активны, R — (-) энантиомер был значительно менее активен, на порядок или более.Таким образом, можно сделать вывод, что TC-5214 отвечает за большую часть антидепрессивной активности, проявляемой рацемическим мекамиламином. Интересно отметить, что анксиолитические эффекты TC-5214, по-видимому, проявляются при гораздо более низких дозах, чем те, которые необходимы для антидепрессивной активности. Сообщалось также о чувствительности анксиолитических эффектов к низким дозам никотина [ 28 ]. Это предполагает, что разные мишени NNR могут быть ответственны за анксиолитический и антидепрессивный эффекты. Возникает соблазн предположить, что эти различия каким-то образом связаны с дифференциальным воздействием на изоформы HS и LS NNR α4β2, экспрессируемых в ЦНС (см. Введение), но потребуются дополнительные исследования для подтверждения точных мишеней и / или задействованных механизмов. .Несмотря на анксиолитические эффекты, наблюдаемые для TC-5214 в парадигмах свет-темнота и социального взаимодействия, ни мекамиламин, ни его энантиомеры не проявляли активности в тесте тревожности в приподнятом крестообразном лабиринте (2). Это напоминает открытие, что эффекты никотина в тесте на социальное взаимодействие не распространяются на приподнятый крестообразный лабиринт, потому что оба теста, очевидно, генерируют различные состояния тревоги [ 29 ]. Для никотина в парадигме повышенного плюса часто сообщалось о неоднозначных результатах, возможно, из-за низкой чувствительности к никотиновым эффектам в целом или из-за того, что тест может быть более чувствительным к анксиогенной активности.

Таблица 1

Сравнение профилей эффективности рацемического мекамиламина и его энантиомеров на животных моделях депрессии и тревоги

Показание In vivo модель Виды (штамм или линия) Мекамиламин (рацемат) TC ‐ 5214 S — (+) энантиомер R — (-) энантиомер Эталонное соединение
Депрессия
Принудительное плавание Мышь (Швейцария) Неактивно (0.1–3 мг / кг) Активный (0,1, 1 и 3 мг / кг) Активный (3 мг / кг) Флуоксетин (5 и 10 мг / кг)
Мышь (NMRI) Активный (3 мг / кг) Активный (3 мг / кг) Неактивный (0,1–3 мг / кг) Имипрамин (32 мг / кг)
Крыса (SD) Активный (3 мг) / кг) Активное (3 мг / кг) ND Дезипрамин (10 мг / кг)
Генерализованное тревожное расстройство Социальное взаимодействие Крыса (SD) Активное (0.2 мг / кг) Активный (0,05 мг / кг) Активный (1 мг / кг) Никотин (0,09 мг / кг)
Светлый / темный Крыса (SD) ND Активный (0,05 мг / кг) Неактивный (0,005–0,2 мг / кг) Никотин (0,09 мг / кг)
Паническое расстройство Приподнятый крестообразный лабиринт Крыса (Wistar) Неактивный (0,1– 1 мг / кг) Неактивный (0,1–1 мг / кг) Неактивный (0,1–1 мг / кг) Клобазам (16 мг / кг)

Фармакология безопасности

In Vitro
Исследования hERG

Влияние TC-5214 на калиевый ток, связанный с геном, связанным с эфиром-го-го-го (hERG) человека, оценивали с помощью методов электрофизиологии и количественно оценивали с помощью анализа зависимости концентрация-ответ.Тесты проводились при концентрациях 3, 10 и 30 мкМ. Перфузия 3–30 мкМ TC-5214 не вызывала какого-либо физиологически значимого ингибирования hERG-опосредованных калиевых потоков с максимальным ингибированием 4,46% при концентрации 30 мкМ. Напротив, положительный контроль, цизаприд, вызывал ингибирование приблизительно на 74,8%.

Функция перистальтики кишечника у крыс

Острые эффекты TC-5214 на моторику желудочно-кишечного тракта были протестированы на крысах с помощью однократного перорального введения через зонд.Трем лечебным группам из 10 самцов и 10 самок крыс вводили TC-5214 в дозах 1, 5 и 10 мг / кг. Контроли получили воду. Примерно через 2,5 часа после введения дозы всем животным вводили пробный прием 5% древесного угля в 10% гуммиарабике (акации) для лечения перистальтики желудочно-кишечного тракта через желудочный зонд в объеме дозы 10 мл / кг. По окончании исследования животных умерщвляли, тонкую кишку удаляли хирургическим путем и измеряли расстояние, пройденное углем от привратника.Подвижность желудочно-кишечного тракта определяли как расстояние, пройденное углем от привратника, выраженное в процентах от всей длины тонкой кишки. TC-5214 оказывал замедляющее действие на перистальтику кишечника у крыс, которым вводили как 5, так и 10 мг / кг. Уровень острого незаметного эффекта (NOEL) для TC-5214 в этом исследовании составлял 1 мг / кг.

Легочная функция у крыс

Было проведено исследование для оценки потенциального воздействия TC-5214 на легочную функцию. Трем лечебным группам из восьми крыс-самцов вводили TC-5214 через желудочный зонд в дозах 1, 5 и 10 мг / кг.Контроли получили воду. Легочная функция (частота дыхания, дыхательный объем и минутный объем) контролировалась в течение не менее 1 часа до дозирования для установления исходного уровня и не менее 4 часов после введения дозы. Не наблюдалось никаких физиологически значимых изменений легочной функции после перорального введения ТС-5214 через желудочный зонд.

Исследование сердечно-сосудистой телеметрии у собак

Оценивали потенциальные сердечно-сосудистые эффекты пероральной дозы TC-5214 через желудочный зонд у находящихся в сознании, свободно передвигающихся собак породы гончих.Тем же четырем самцам и четырем самкам собак вводили воду-носитель, продукт положительного контроля при уровнях доз 1, 5 и 10 мг / кг и TC-5214 при уровнях доз 1, 5 и 10 мг / кг с 7-дневный период вымывания между каждой обработкой, пока каждое животное не получило все обработки в возрастающем порядке. Не было систематических индукций нарушений проводимости или удлинения интервала QT, связанных с TC-5214 после введения до 10 мг / кг.

Фармакокинетика

Крысы

После внутривенного введения 5 мг / кг крысам Sprague-Dawley средний период полувыведения из плазмы составил 2.9 ± 1,7 ч. Средний клиренс составлял 3,1 ± 0,2 л / ч / кг, что составляет 94% от типичного кровотока в печени крысы (3,3 л / ч / кг). Средний объем распределения составил 4,8 ± 0,7 л / кг, что больше, чем общий объем воды в организме типичной крысы (0,7 л / кг), что предполагает широкое распределение по тканям тела. После перорального приема TC-5214 в дозе 10 мг / кг максимальные концентрации в плазме были достигнуты в течение 1 часа после введения дозы; средний период полураспада составил 3,1 ± 0,2 часа. Средняя пероральная биодоступность TC-5214, основанная на последних значениях AUC , составила 56%.Не было заметных различий в терминальном периоде полувыведения из плазмы с увеличением уровня дозы, пола и многократного дозирования. Степень системного воздействия TC-5214 на крыс, характеризуемая C max и AUC last , увеличивалась с увеличением уровня дозы в диапазоне доз 1–50 мг / кг / день. Пик и степень системного воздействия TC-5214 на крыс обычно были выше у самок, чем у самцов (отношение C max для самок к C max для самцов в каждой группе 1.10–1,74).

Собаки

После перорального введения TC-5214 собакам породы бигль пиковые концентрации TC-5214 в плазме были достигнуты через 0,5–1 час после введения дозы. Затем концентрации TC-5214 снижались, а значения кажущегося конечного периода полувыведения из плазмы варьировались от 1,0 до 2,9 ч. Не было заметных различий в терминальном периоде полувыведения из плазмы с увеличением уровня дозы, пола и многократного дозирования. Степень системного воздействия TC-5214 на собак, характеризуемая C max и AUC last , увеличивалась с увеличением уровня дозы в диапазоне доз от 1 до 10 мг / кг / день.Пик и степень системного воздействия были одинаковыми у мужчин и женщин. Отношение пола C max (отношение C max для женщин к C max для мужчин в каждой группе) составляло 0,99–1,09.

Связывание с белками плазмы

Связывание TC-5214 с белками плазмы показало связывание на 15–44% в плазме мышей, крыс, морских свинок, собак, обезьян и человека при 0,1–10 мкМ, за исключением морской свинки при 0,1 мкМ, которая была 77% связаны. Связывание с белками плазмы TC-5214 было постоянным в пределах каждого вида от 0.От 1 до 10 мкМ, что указывает на то, что связывание не является насыщенным в этом диапазоне концентраций. Связывание с человеческим сывороточным альбумином и α-гликопротеином было незначительным и составляло от 21% до 35% и от 13% до 19% соответственно во всем диапазоне концентраций. Связывание TC-5214 в эритроцитах человека составляло 40–47%.

Метаболизм

Было проведено несколько исследований in vitr o для оценки метаболизма TC-5214 и его способности индуцировать или ингибировать известные ферменты, метаболизирующие лекарственные средства. В метаболических кинетических определениях TC-5214 оказался относительно стабильным в микросомах печени человека.Кинетические параметры были определены как K m = 78 мкМ и V max = 328 пмоль / мин / мг белка. Что касается участия цитохрома P450 (CYP) в метаболизме TC-5214, не было значительного исчезновения при концентрации 2 мкМ в течение 30 минут в микросомальном белке 0,5 мг / мл. Соединение оказалось стабильным в микросомах печени человека, и не было обнаружено, что ферменты CYP участвуют в метаболизме. Скорость исчезновения TC-5214 в активных и неактивных микросомальных реакциях флавинсодержащей монооксигеназы (FMO) была схожей, что позволяет предположить, что ферменты FMO играют незначительную роль или не играют никакой роли в метаболизме TC-5214.В отсутствие или в присутствии ингибитора моноаминоксидазы (МАО) паргилина деградация была незначительной или отсутствовала, что позволяет предположить, что ферменты МАО играют незначительную роль или не играют никакой роли в метаболизме TC-5214. Потенциал TC-5214 индуцировать CYP 1 A и CYP 3A4 оценивался в свежих гепатоцитах человека при 0,1, 1,0 и 10 мкМ. Никакой положительной индукции ни для CYP 1 A, ни для CYP 3A4 в присутствии TC-5214 не наблюдалось ни в одном из протестированных донорских препаратов. Потенциал ингибирования TC-5214 CYP 1A2, 2A6, 2C19, 2C9, 2D6 и 3A4 был оценен до концентрации 10 мкМ, и не было обнаружено значительного ингибирования.

Доклиническая оценка безопасности

Острая токсичность (мыши)

В исследовании острой фазы с возрастающей дозой TC-5214 вводили внутривенно (в / в) через хвостовую вену самцам и самкам мышей в разовых дозах 4,1, 8,2, 12,3 и 16,4. мг / кг. За животными наблюдали в течение 14 дней после введения дозы с последующим вскрытием трупа. Дозы 4,1 и 8,2 мг / кг не приводили к летальному исходу и имели минимальные клинические признаки, которые включали частично закрытые веки и расширенные зрачки, не реагирующие на свет. Из смертности, наблюдаемой в этом исследовании, i.v. LD 50 оценивается как> 9,9 мг / кг, но <16,4 мг / кг как у самцов, так и у самок мышей. Максимальная доза, не приводящая к гибели мышей после в / в. доза составила 8,2 мг / кг. В другом исследовании острых заболеваний с повышением дозы TC-5214 вводили мышам через желудочный зонд в разовой дозе 20,5, 41,0, 82,1 и 123,2 мг / кг. Единственная доза, приведшая к летальному исходу, составила 123,2 мг / кг (1 мужчина, 1 женщина). При дозах 20,5 и 41,0 мг / кг клинические признаки включали расширенные зрачки, которые не реагировали на свет, веки, которые были частично закрыты, и сутулость.При дозе 82,1 мг / кг мыши демонстрировали сутулость, снижение активности, атаксию, тремор и затрудненное дыхание, а также частично закрытые веки и расширенные зрачки. На втором этапе животные получали однократную пероральную дозу 4,1 или 106,7 мг / кг. При дозе 106,7 мг / кг трое мужчин и четыре женщины умерли вскоре после введения дозы. LD 50 оценивается в диапазоне от 82,1 до 123,2 мг / кг. Основываясь на этих данных, 82,1 мг / кг было определено как максимально переносимая доза, а NOAEL был приблизительно равен 4.1 мг / кг.

Острая токсичность (крыса)

В исследовании острой фазы с возрастающей дозой ТС-5214 вводили внутривенно. через хвостовую вену самцам и самкам крыс Sprague – Dawley в дозах 4,1, 8,2, 16,4 и 24,6 мг / кг. За животными наблюдали в течение 14 дней после введения дозы. Дозы 4,1, 8,2 и 16,4 мг / кг вызывали минимальные клинические признаки, включая частично закрытые веки и расширенные зрачки, не реагирующие на свет. При дозе 24,6 мг / кг смертность была произведена у двух самцов и у двух из трех самок крыс. Внутривенное введение ЛД 50 было оценено как> 16.4 мг / кг, но <24,6 мг / кг. Хотя в этом исследовании не сообщалось о NOEL, доза 4,1 мг / кг вызвала минимальные наблюдаемые признаки, то есть частично закрытые веки. В другом исследовании с повышением дозы TC-5214 вводили через желудочный зонд крысам Sprague-Dawley в разовой дозе 41,0, 82,1, 123,2 и 164,2 мг / кг. Единственная доза, приведшая к летальному исходу, составила 164,2 мг / кг. При дозе 41,0 мг / кг клинические признаки включали расширенные зрачки, которые не реагировали на свет, веки, которые были частично закрыты, сутулость и снижение активности.В более высоких дозах дополнительные признаки включали тремор, затрудненное дыхание и атаксию. На втором этапе крысы получали однократную пероральную дозу 8,2 или 143,7 мг / кг. По оценкам, LD 50 составляет от 123,2 до 164,2 мг / кг. На основании этих данных, 123,2 мг / кг была оценена как максимальная переносимая доза, а УННВВ — приблизительно 8,2 мг / кг.

Острая токсичность (собака)

В исследовании острой токсичности TC-5214 вводили внутривенно. самцам и самкам собак в дозах 0,2, 2, 6 или 10 мг / кг.Дозы ≥2 мг / кг были связаны с расслаблением мигательных перепонок и частично закрытыми веками. Дозы ≥6 мг / кг вызывали дрожь. Дозы 10 мг / кг вызывали сухость во рту. Не было обнаружено влияния на массу тела и результатов вскрытия трупа. NOEL для острого в / в. доза TC-5214 в этом исследовании составляла 0,2 мг / кг / день. В исследовании острой пероральной токсичности TC-5214 вводили в виде однократной дозы самцам и самкам гончих собак в дозах 0,3, 1, 5 и 10 мг / кг. Доза 10 мг / кг вызывала тремор у самцов и самок собак.При дозе 5 мг / кг тремор наблюдался только у самок собак. Другие наблюдения, связанные с дозами 5 и / или 10 мг / кг, включали частично закрытые глаза, расслабленные мигательные перепонки, сухость во рту и красные глаза / конъюнктиву. Не наблюдалось влияния на массу тела или потребление пищи, связанное с введением острых доз TC-5214 ≤10 мг / кг. УНВВ для острого введения TC-5214 составлял 1 мг / кг для самок собак и 0,3 мг / кг для самцов.

Токсичность при повторной дозе (крыса)

TC-5214 вводили через желудочный зонд самцам и самкам крыс в дозах 1, 10 и 50 мг / кг в течение не менее 30 дней подряд.Смертей ни на одном уровне лечения не было. Наблюдения, которые считались связанными с TC-5214, включали тремор, сутулость и закрытые веки при дозе 10 и / или 50 мг / кг / день. При дозе 50 мг / кг / день среднее потребление пищи и прирост массы тела были ниже, чем в контрольной группе, у мужчин и женщин в течение первой недели и выше, чем в контрольной группе, на 2–4 неделях. При дозах ≤50 гистоморфологических или офтальмологических изменений не наблюдалось. мг / кг / день TC ‐ 5214. УНВЭ в этом исследовании составлял 1 мг / кг / день.

Токсичность при повторной дозе (собака)

TC-5214 вводили перорально через желудочный зонд самцам и самкам гончих собак в суточных дозах 1, 5 и 10 мг / кг в течение 30 дней подряд.TC-5214 привел к наблюдениям, включая тремор, при всех уровнях доз. На вес тела и потребление пищи повлияли уровни доз ≥5 мг / кг / день. Микроскопические изменения у животных, получавших TC-5214, при окончательном вскрытии трупа включали атрофию белой пульпы селезенки, гипоцеллюлярность костного мозга и лимфоидное истощение лимфатических узлов, атрофию тимуса и атрофию жира в брыжейке и языке. Никакого влияния на клиническую патологию или офтальмологические параметры при любом уровне дозы не наблюдалось. УНВЭ в этом исследовании был оценен как <1 мг / кг / день.

Тест обратной мутации

TC ‐ 5214 был протестирован в тесте бактериальной обратной мутации с использованием тестера штаммов Salmonella typhimurium TA98, TA100, TA1535 и TA1537 и Escherichia coli тестового штамма WP2 uvrA в присутствии и в отсутствие Aroclor. индуцированная печень крысы S9. В первоначальном анализе токсичности-мутации были протестированы восемь уровней доз в диапазоне от 1,5 до 5000 мкг на чашку, а максимальная доза, выбранная в подтверждающем анализе мутагенности, составляла 5000 мкг на чашку.В подтверждающем анализе мутагенности не наблюдалось положительного мутагенного ответа. Испытанные уровни доз составляли 50, 150, 500, 1500 и 5000 мкг на чашку. Ни осадка, ни заметной токсичности не наблюдалось. Таким образом, TC-5214 был признан отрицательным в анализе обратной мутации бактерий.

Тест хромосомных аберраций

TC-5214 был протестирован в анализе хромосомных аберраций с использованием клеток яичника китайского хомячка (СНО) как в отсутствие, так и в присутствии системы активации S9, индуцированной Ароклором.Уровни доз, выбранные для микроскопического анализа, составляли 500, 1000 и 1500 мкг / мл в течение 4 часов лечения в отсутствие активации S9; 1000, 1500 и 2040 мкг / мл в течение 4 часов лечения в присутствии активации S9; 62,5, 250 и 750 мкг / мл в течение 20 часов лечения в отсутствие активации S9. Процент клеток со структурными или числовыми аберрациями в группах, обработанных TC-5214, не был значительно увеличен по сравнению с контролем растворителя при любом уровне дозы ( P > 0,05, точный критерий Фишера).Был сделан вывод, что TC-5214 отрицательно влияет на индукцию структурных и числовых хромосомных аберраций в клетках CHO как в неактивированной, так и в S9-активированной тест-системах.

Mouse Micronucleus Test

TC ‐ 5214 был протестирован в анализе на мышиное micronucleus. В исследовании по определению диапазона доз мышей подвергали воздействию TC-5214 в дозах 6,25, 12,5, 25, 50 или 100 мг / кг, а высокая доза для окончательного исследования микроядер была установлена ​​на уровне 25 мг / кг, что было оценено по расчетам. быть максимально переносимой дозой.В окончательном исследовании микроядер мышей лечили либо контрольными препаратами (носитель или положительный результат), либо TC-5214 в дозе 6,25, 12,5 или 25 мг / кг и умерщвляли через 24 часа после введения дозы. Распространенность микроядерных полихроматических эритроцитов (MPCE) и отношение PCE к общему количеству эритроцитов (соотношение PCE / EC) служили показателем кластогенности и цитотоксичности, соответственно. В ходе окончательного исследования микроядер смертности не наблюдалось. Величина (до 6%) снижения отношения PCE / EC через 24 часа после введения дозы и отсутствие снижения через 48 часов после введения дозы предполагают, что TC-5214 не подавлял эритропоэз.TC-5214 в дозах до 25 мг / кг включительно не вызывал значительного увеличения встречаемости MPCE в костном мозге мышей с контрольной областью импринтинга (ICR). Таким образом, TC-5214 был признан отрицательным в анализе микроядер мыши.

Сравнение доклинического профиля безопасности TC ‐ 5214 с R — (-) энантиомером и рацемическим мекамиламином

Профиль безопасности TC ‐ 5214 (S — (+) — мекамиламин) сравнивали с профилем безопасности R — (-) энантиомера и рацемический мекамиламин. суммирует результаты исследований на мышах, сравнивая несколько побочных эффектов (птоз, тремор, неподвижность, учащенное дыхание) и смертность TC-5214 от его энантиомера R — (-) — мекамиламина и рацемического мекамиламина.Результаты показывают, что TC-5214 имеет лучший общий профиль безопасности, чем R — (-) энантиомер и рацемический мекамиламин, в отношении как побочных эффектов, так и смертности.

Таблица 2

Сравнение побочных эффектов и смертности рацемического мекамиламина и двух его энантиомеров у мышей

011 30
Доза (мг / кг соли подкожно) Птоз, тремор, неподвижность, учащенное дыхание
TC 5214 S — (+) — мекамиламин TC ‐ 5213 R — (-) — мекамиламин Мекамиламин рацемат
1 Нет Нет Нет 1 922 9226 1 9226 Да Да
30 Нет Да Да
Доза (мг / кг соли i.v.) Смертность
1 0/0 0/0 0/0
10 0/0 4/6 2/6
6/6 6/6 6/6

Обсуждение и выводы

Представленные здесь данные подтверждают гипотезу, что антагонисты NNR, такие как TC-5214, могут оказывать терапевтическое действие при депрессии посредством блокады ННР в ЦНС.Это согласуется с первоначальной холинергической теорией депрессии, которая постулировала дисбаланс ЦНС между холинергическим и норадреналинным тонусом [ 1 , 2 ]. Было высказано предположение, что при депрессии преобладает холинергическая активность. Таким образом, агенты, которые либо снижают холинергическое влечение, либо повышают активность NE, должны обладать антидепрессивными свойствами. Поскольку TC-5214 является антагонистом NNR, его антидепрессивная активность может быть связана с восстановлением нормального баланса между этими моноаминовыми системами ЦНС.

Предыдущие доклинические и клинические данные о рацемическом мекамиламине подтверждают потенциал TC-5214 в лечении основных депрессивных расстройств. Например, мекамиламин продемонстрировал анксиолитический эффект как в социальном взаимодействии, так и в парадигме приподнятого крестообразного лабиринта при низких дозах [ 8 ]. Точно так же мекамиламин ранее демонстрировал антидепрессивный эффект в моделях подвешивания за хвост и принудительного плавания на мышах [ 12 ]. Это было воспроизведено в настоящих исследованиях в тесте принудительного плавания на крысах.В клинических исследованиях на людях мекамиламин уменьшал сопутствующие симптомы депрессии и СДВГ при приеме у детей с TS [ 24 ]. Кроме того, пациенты TS с коморбидным биполярным расстройством продемонстрировали реакцию стабилизации настроения на мекамиламин [ 23 ].

Чтобы помочь определить конкретные NNR, которые важны для антидепрессивной активности мекамиламина, было проведено исследование с использованием нокаутных мышей. В этом исследовании тест поведенческого отчаяния принудительным плаванием и тест подвешивания за хвост продемонстрировали, что рецепторы α4β2 и α7 необходимы для антидепрессивной активности [ 12 ].Следовательно, для потенциальной антидепрессивной эффективности TC-5214 представляется важным, чтобы антагонистическая активность была направлена ​​на преобладающие подтипы NNR (α4β2; α7) и, возможно, другие в головном мозге. Конечно, возможны нецелевые (т.е. не-NNR) эффекты, но взаимодействия с другими классами рецепторов, которые были изучены на сегодняшний день, по-видимому, происходят при гораздо более высоких концентрациях / дозах, чем те, которые требуются для антидепрессивной активности. Например, мекамиламин ингибирует связывание MK-801 с рецепторами NMDA и вызванное NMDA высвобождение NE в гиппокампе при концентрациях> 5 мкМ in vitro и более 10 мг / кг in vivo , значительно выше доз и / или плазмы и Уровни ЦНС, которые клинически значимы для прокогнитивных или антидепрессивных эффектов [обзор Young et al., 30 ].

Хотя конкретные системы нейротрансмиттеров, модулируемые ниже антагонизма NNR, и их роль в депрессии еще полностью не определены, одна из гипотез состоит в том, что терапевтические действия, опосредованные селективной блокадой NNR, могут включать высвобождение дофамина и NE и модуляцию NNR. Нейроэндокринные реакции на стресс. Одним из наиболее последовательных результатов нейропсихиатрии является то, что пациенты с депрессией имеют дисфункциональные нейроэндокринные системы, возможно, в результате длительной реакции на стресс [ 31 ].NNR обнаружены практически во всех основных системах нейротрансмиттеров в ЦНС, включая те, которые участвуют в стрессовых реакциях и депрессивных состояниях. Напр., NNR в изобилии присутствуют в телах дофаминергических нейронов как в черной субстанции, так и в вентральной тегментальной области [ 32 ]. Мекамиламин подавляет высвобождение дофамина в результате активации NNR [ 33 ] и снижает метаболизм дофамина в прилежащем ядре [ 34 ]. Другие исследования предполагают участие NNR в импульсном возбуждении дофаминергических нейронов посредством стимуляции α7 никотиновых рецепторов, тогда как α4β2-содержащие NNR, по-видимому, модулируют частоту возбуждения [ 35 ].Помимо дофаминергических путей, основные нейроны, продуцирующие NE, включающие locus ceruleus, обильно экспрессируют NNRs [ 36 ] и получают массивные холинергические входы из различных областей ЦНС, таких как ретикулярная формация моста. Было высказано предположение, что модуляция NNR секреции NE из синаптических окончаний этих нейронов в гипоталамусе запускает гомеостатические механизмы, такие как стресс [ 37 ]. Это согласуется с более ранними исследованиями, показавшими, что блокада NNR в стволе мозга антагонистом, мекамиламином, приводила к дозозависимому снижению высвобождения NE из окончаний паравентрикулярного ядра гипоталамуса и сопутствующему снижению уровня адренокортикотропного гормона (АКТГ) в плазме. уровни [ 38 ].

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что вызванное стрессом высвобождение ацетилхолина (ACh) в головном мозге играет важную роль в опосредовании нейроэндокринных, эмоциональных и физиологических реакций на стресс. В ЦНС стресс вызывает в первую очередь холинергическую гиперактивацию [ 39 ], а ACh способствует высвобождению нескольких стресс-чувствительных нейрогормонов и пептидов, включая кортикостерон, АКТГ и кортикотропин-рилизинг-фактор (CRF), который, в свою очередь, напрямую связан с депрессивные состояния [ 40 ].Когда пациенту с аффективными синдромами вводили ингибитор холинэстеразы физостигмин, симптомы негативного аффекта были более выраженными и продолжались дольше [ 2 ]. Эти эффекты можно отнести к косвенным агонистическим эффектам физостигмина, которые вызывают увеличение частоты сердечных сокращений и артериального давления и вызывают симптомы дисфории, депрессии, беспокойства, раздражительности, агрессивности и враждебности.

Активация NNR под действием ACh во время стресса связана с наблюдением, что хронический стресс вызывает подавление сайтов никотиновых рецепторов в головном мозге [ 41 ].Кроме того, хорошо известно, что никотин имитирует стимулирующие эффекты ACh на высвобождение NE, пролактина, кортикостерона, ACTH и CRF посредством селективной активации NNR [ 37 , 38 ] и что ACh-индуцированное высвобождение CRF из гипоталамуса ингибируется блокадой NNR [ 42 ]. Непосредственный вклад активации никотиновых рецепторов в нейроэндокринные ответы на стресс дополнительно подтверждается открытием, что мекамиламин отменяет плазменные реакции АКТГ и кортикостерона на социальный стресс у крыс [ 43 , 44 ].Более того, эти эффекты наблюдались при низких дозах мекамиламина (0,1 мг / кг), что может иметь важное терапевтическое значение, поскольку клинические наблюдения показывают, что низкие дозы мекамиламина снижают напряжение и тревогу у пациентов с TS [ 22 ].

Что касается безопасности, литература поддерживает значительный терапевтический индекс мекамиламина, и есть основания предположить, что это также верно и для его энантиомера TC-5214. Янг и др. [ 30 ] собрали убедительный аргумент из обширного обзора литературы, который поддерживает точку зрения, что прокогнитивные и антидепрессивные эффекты мекамиламина проявляются при гораздо более низких концентрациях / дозах, чем те, которые требуются для выявления токсичности и побочных эффектов.Например, было показано, что низкие дозы мекамиламина улучшают когнитивные способности и память у крыс (0,01–0,1 мг / кг) и обезьян (0,025–0,25 мг / кг), имитируя эффекты классических никотиновых агонистов. Точно так же пероральное введение мекамиламина менее 5 мг / день пациентам Туретта с коморбидным биполярным расстройством уменьшало тревожность, раздражительность и агрессию, а также значительно улучшало настроение [ 23 ]. Для сравнения, терапевтические антигипертензивные дозы мекамиламина колеблются от 25 до 90 мг / день.В этих дозах парасимпатические блокирующие эффекты приводят к побочным эффектам, таким как запор, сухость во рту и задержка мочи, в дополнение к хорошо известным гипотензивным эффектам. Кроме того, когнитивные нарушения и эффекты амнезии хорошо документированы при использовании этих более высоких доз как в доклинических исследованиях на грызунах и приматах, так и на людях [ 30 ].

Несомненно, можно привести убедительные аргументы в пользу терапевтической полезности антагонистов NNR при лечении большой депрессии, но еще предстоит проделать большую работу как доклинически, так и клинически, чтобы полностью определить механистические основы.Настоящие данные предполагают, что TC-5214 является многообещающим кандидатом для дальнейшего клинического исследования депрессии. Это убедительно подтверждается его активностью в доклинических моделях депрессии и тревоги. Кроме того, TC-5214 хорошо переносился в исследованиях острой и хронической токсичности на мышах, крысах и собаках; он не проявил мутагенности и показал безопасность в фармакологических, фармакокинетических и метаболических профилях, подходящих для терапевтических разработок.

Примечания

Мекамиламин (рацемат) — хорошо известный неконкурентный ингибитор никотиновых рецепторов ацетилхолина.Ранее было показано, что он оказывает антидепрессивное действие на соответствующих животных моделях.

В этой статье показано, что TC-5214 (S — (+) — энантиомер мекамиламина) имеет отличные фармакологические свойства от рацемата или R — (-) — энантиомера, которые проявляются в большей активности и эффективности на животных моделях депрессия и тревога и с большим запасом прочности.

Ссылки

1. Яновский Д, Эль ‐ Юсеф МК, Дэвис Дж. М. Ацетилхолин и депрессия.Психосоматическая медицина 1974; 36: 248–257. [PubMed] [Google Scholar] 2. Яновский Д.С., Risch SC. Холиномиметики и холинолитики, используемые для исследования ацетилхолиновой гипотезы аффективных расстройств и стресса. Ресурсы по разработке лекарств 1984. 4: 125–142. [Google Scholar] 3. Шайтл Р.Д., Серебряный AA, Лукас Р.Дж., Ньюман МБ, Шихан Д.В., Sanberg PR. Никотиновые рецепторы ацетилхолина как мишени для антидепрессантов. Мол Психиатрия 2002; 7: 525–535. [PubMed] [Google Scholar] 4. Пиччиотто MR, Брунзель Д.Х., Caldarone BJ.Влияние никотина и никотиновых рецепторов на тревогу и депрессию. Нейроотчет 2002; 13: 1097–1106. [PubMed] [Google Scholar] 5. Фрайер JD, Лукас RJ. Антидепрессанты неконкурентно подавляют функцию никотиновых рецепторов ацетилхолина. J Neurochem 1999; 72: 1117–1124. [PubMed] [Google Scholar] 6. Фрайер JD, Лукас RJ. Неконкурентное функциональное ингибирование различных подтипов никотиновых ацетилхолиновых рецепторов человека с помощью бупропиона, фенциклидина и ибогаина. J Pharmacol Exp Ther 1999; 288: 88–92.[PubMed] [Google Scholar] 7. Слеммер Дж. Э., Мартин Б.Р., Damaj MI. Бупропион — антагонист никотина. J Pharmacol Exp Ther 2000; 295: 321–327. [PubMed] [Google Scholar] 8. Ньюман МБ, Манреса Дж.Дж., Санберг PR, Shytle RD. Анксиолитические эффекты мекамиламина на двух животных моделях тревоги. Exp Clin Психофармакология 2002; 10: 18–25. [PubMed] [Google Scholar] 9. Салин-Паскуаль RJ, Друкер-Колин Р. Новый эффект никотина на настроение и сон при большой депрессии. Нейроотчет 1998; 9: 57–60. [PubMed] [Google Scholar] 10.Калдароне Б.Дж., Харрист А, Клири Массачусетс, Бук РД, Король SL, Picciotto MR. Никотиновые ацетилхолиновые рецепторы с высоким сродством необходимы для антидепрессивного действия амитриптилина на поведение и пролиферацию клеток гиппокампа. Биологическая психиатрия 2004. 5: 657–664. [PubMed] [Google Scholar] 11. Минеур Ю.С., Соменци О, Picciotto MR. Цитизин, частичный агонист высокоаффинных никотиновых ацетилхолиновых рецепторов, обладает антидепрессантоподобными свойствами у самцов мышей C57 BL / 6J. Нейрофармакология 2007. 52: 256–1262.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Рабенштейн Р.М., Кальдероне Б.Дж., Piccciotto MR. Никотиновый антагонист мекамиламин оказывает действие, подобное антидепрессанту, у мышей дикого типа, но не у мышей с нокаутом никотинового ацетилхолинового рецептора бета2 или альфа7. Психофармакология 2006; 189: 395–401. [PubMed] [Google Scholar] 13. Лабарка C, Шварц Дж, Дешпанде П., Шварц С, Новак МВт, Фонк С, Нашми Р, Кофудзи П, Черт возьми, Ши В и другие. У точечных мутантных мышей с гиперчувствительными никотиновыми рецепторами альфа-4 наблюдается дофаминергический дефицит и повышенное беспокойство.Proc Natl Acad Sci USA 2001; 98: 2786–2791. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Buisson B, Бертран Д. Хроническое воздействие никотина активирует функцию никотинового ацетилхолинового рецептора человека alpha4beta2. J Neurosci 2001; 21: 1819–1829. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Нельсон МЭ, Курятов А, Чой Чемпион, Чжоу Y, Линдстром Дж. Альтернативная стехиометрия никотиновых ацетилхолиновых рецепторов альфа4бета2. Мол Фармакол 2003. 63: 332–341. [PubMed] [Google Scholar] 16.Мороний М, Zwart R, Шер Э, Cassels BK, Бермудес И. Никотиновые рецепторы Alpha4beta2 с высокой и низкой чувствительностью к ацетилхолину: фармакология, стехиометрия и чувствительность к долгосрочному воздействию никотина. Мол Фармакол 2006. 70: 755–768. [PubMed] [Google Scholar] 17. Бриггс CA, Губбинс Э.Дж., Путман CB, Тиммапая Р, Мейер, доктор медицины, Surowy CS. Подформы альфа4бета2 и альфа3бета2 нАХР с высокой и низкой чувствительностью. J Mol Neurosci 2006; 30: 11–12. [PubMed] [Google Scholar] 18. Фрайс Э.Д., Уилсон И.М.Мекамиламин, новое эффективное гипотензивное средство для перорального применения; экспериментальная и клиническая оценка. AMA Arch Intern Med 1956; 97: 551–561. [PubMed] [Google Scholar] 19. Ньюман МБ, Манреса Дж.Дж., Санберг PR, Shytle RD. Приступы, вызванные никотином, блокируются мекамиламином и его стереоизомерами. Life Sci 2001; 69: 2583–2591. [PubMed] [Google Scholar] 20. Позвонил в HP. Лекарства и ионные каналы: механизмы и последствия. Postgrad Med J 1981; 57 (Приложение 1): 89–97. [PubMed] [Google Scholar] 21. Банерджи С, Punzi JS, Крейлик К, Abood LG.Связывание [ 3 H] -мекамиламина с мембранами головного мозга крысы. Исследования с аналогами мекамиламина и никотина. Биохим Фармакол 1990; 40: 2105–2110. [PubMed] [Google Scholar] 22. Серебряный AA, Шайтл Р.Д., Sanberg PR. Мекамиламин при синдроме Туретта: двухлетнее ретроспективное тематическое исследование. J Детский взрослый психофармакол 2000. 10: 59–68. [PubMed] [Google Scholar] 23. Шайтл Р.Д., Серебряный AA, Sanberg PR. Коморбидное биполярное расстройство при синдроме Туретта реагирует на антагонист никотиновых рецепторов мекамиламин (инверсин).Биологическая психиатрия 2000; 48: 1028–1031. [PubMed] [Google Scholar] 24. Серебряный AA, Шайтл Р.Д., Шихан К.Х., Шихан Д.В., Рамос А, Sanberg PR. Многоцентровое двойное слепое плацебо-контролируемое исследование монотерапии мекамиламином при расстройстве Туретта. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 2001; 40: 1103–1110. [PubMed] [Google Scholar] 25. Порсолт Р.Д., ЛеПишон М, Джалфри М. Депрессия: новая модель животных, чувствительная к лечению антидепрессантами. Природа 1977; 266: 730–732. [PubMed] [Google Scholar] 26. Файл SE, Липпа А.С., Пиво Б, Lippa MT.Испытания на тревожность на животных. Curr Protoc Pharmacol 2004; 38: 1–21. [Google Scholar] 27. Picciotto MR. Никотин как модулятор поведения: помимо перевернутой буквы U. Тенденции Pharmacol Sci 2003; 24: 9493–9499. [PubMed] [Google Scholar] 28. Cheeta S, Ирвин Э, Файл SE. Социальная изоляция изменяет эффекты никотина в тестах на тревожность на животных. Br J Pharmacol 2001; 132: 1389–1395. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 29. Туччи С, Cheeta S, Генн РФ, Сет П, Файл SE. Тревога, обусловленная никотином в приподнятом крестообразном лабиринте, зависит от времени.Behav Pharmacol 2002; 13: 615–620. [PubMed] [Google Scholar] 30. Молодой JM, Шайтл Р.Д., Санберг PR, Георгий Т.П. Мекамиламин: новые терапевтические применения и профиль токсичности / риска. Clin Ther 2001; 23: 532–565. [PubMed] [Google Scholar] 31. Nemeroff CB. Нейробиология депрессии. Научный американский 1998. 278: 42–49. [PubMed] [Google Scholar] 32. Азам Л, Winzer ‐ Serhan UH, Чен И, Лесли FM. Экспрессия нейрональных мРНК субъединицы никотинового ацетилхолинового рецептора в дофаминовых нейронах среднего мозга. J Comp Neurol 2002. 444: 260–274.[PubMed] [Google Scholar] 33. Росси С, Певица С, Ширман Э, Сершен Х, Лайта А. Влияние холинергических и дофаминергических антагонистов на никотин-индуцированные изменения нейромедиаторов головного мозга. Neurochem Res 2005. 30: 541–558. [PubMed] [Google Scholar] 34. Хильдебранд Б.Е., Номикос Г.Г., Hertel P, Schilström B, Svensson TH. Снижение продукции дофамина в прилежащем ядре, но не в медиальной префронтальной коре у крыс с синдромом отмены никотина, вызванным мекамиламином. Brain Res 1998; 779: 214–225.[PubMed] [Google Scholar] 35. Schilström B, Равал Н, Мамели ‐ Энгвалл М, Номикос Г.Г., Svensson TH. Двойные эффекты никотина на дофаминовые нейроны, опосредованные различными подтипами никотиновых рецепторов. Int J Нейропсихофармакол 2003; 6: 1–11. [PubMed] [Google Scholar] 36. Винклер М.А., Eisenach JC. Иммуноцитохимическая локализация субъединиц никотинового ацетилхолинового рецептора альфа3, альфа4, альфа5, альфа7, бета2, бета3 и бета4 в голубом пятне крысы. Brain Res 2003. 974: 25–36. [PubMed] [Google Scholar] 37.О’Лири К.Т., Лесли FM. Повышенное опосредованное никотиновым рецептором ацетилхолина высвобождение [3 H] норэпинефрина из гипоталамуса новорожденных крыс. Нейрофармакология 2006; 50: 81–88. [PubMed] [Google Scholar] 38. Матта С.Г., Фу Y, Валентин JD, Sharp BM. Ответ системы гипоталамо-гипофиз-надпочечники на никотин. Психонейроэндокринология 1998. 23: 103–113. [PubMed] [Google Scholar] 39. Выберите M, Флорес ‐ Флорес C, Сорек Х. От мозга к крови: альтернативные доказательства холинергической основы стрессовых реакций млекопитающих.Ann N Y Acad Sci 2004; 1018: 85–98. [PubMed] [Google Scholar] 40. Рубин РТ, О’Тул С.М., Родос, штат Мэн, Секула Л.К., Чамбель РК. Гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковые корковые реакции на введение низких доз физостигмина и аргинин-вазопрессина: половые различия между пациентами с большой депрессией и подобранной контрольной группой. Психиатрия Res 1999; 89: 1–20. [PubMed] [Google Scholar] 41. Такита М, Танигучи Т, Чжу Дж. Piao HL, Цай Т.Ю., Мурамацу И. Влияние хронического лечения (+) — никотином на вызванную стрессом гипертензию и подавление центральных никотиновых рецепторов у крыс: сравнительное исследование с (-) — никотином.Gen Pharmacol 1999; 33: 29–33. [PubMed] [Google Scholar] 42. Рабер Дж. Кооб Г.Ф., Блум ИП. Интерлейкин-2 (IL-2) индуцирует высвобождение кортикотропин-рилизинг-фактора (CRF) из миндалины и включает передачу сигналов, опосредованную оксидом азота; сравнение с гипоталамическим ответом. J Pharmacol Exp Ther 1995; 272: 815–824. [PubMed] [Google Scholar] 43. Ньюман МБ, Назян С.Дж., Санберг PR, Алмазный DM, Shytle RD. Кортикостерон-ослабляющие и анксиолитические свойства мекамиламина у крыс. Прог Нейропсихофармакол Биол Психиатрия 2001. 25: 609–620.[PubMed] [Google Scholar] 44. Бугайски Я., Гадек ‐ Михальская А, Bugajski AJ. Участие простагландинов в никотин-индуцированном гипофизарно-адренокортикальном ответе во время социального стресса. J Physiol Pharmacol 2002; 53: 847–857. [PubMed] [Google Scholar]

Хан, Чжаохун (zhh3) | Педагогический колледж Колумбийского университета

Han, ZH. (2019) (Ред.) Профилирование изучаемого языка как динамической системы . Клеведон: вопросы многоязычия.

Хан, З. (2019). Специальный выпуск. Тридцать пять лет обучения второму языку с инструктором. Исследование преподавания языков, 23 ( 4 ), 391-532.

Ортега, Л. и Хан, З. (Ред.) (2017). Теория сложности и языковое развитие. В честь Дайан Ларсен-Фриман. Амстердам: Джон Бенджаминс. [Обзор Чанга и Чжана в ELTJ [Обзор Пенга и Рена по прикладной лингвистике] [Обзор Костуласа в списке лингвистов]

Хан, Z-H. И Rast, R. (ред.) (2014). Первое знакомство со вторым языком: первоначальная обработка ввода учащимися .Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. [Обзор Уайта в MLJ]

Хан, Z-H. (Ред.) (2014). Изучение второго языка китайского . Клеведон: вопросы многоязычия. [Обзор Янга в JCLTA]

Хан, Z-H. И Э. Тароне (ред.) (2014). Межъязыковой: сорок лет спустя . Амстердам: Джон Бенджаминс. [Обзор Адамсона в SSLA] [Возрождение Ясунаги в JALT]

Хан, ZH. И Cadierno, T. (ред.) (2010). Лингвистическая относительность при овладении вторым языком: мышление для разговора . Клеведон: вопросы многоязычия. [Обзор Алана Дэвиса в Langauge Testing]

Han, ZH. (2010). Ископаемое при овладении взрослым вторым языком . Индия: Viva Books. [Перепечатка Han (2004)] [Обзор Дипти Гупты]

Han, ZH. И Андерсон, Н. (ред.) (2009). Исследование и обучение чтению на втором языке: выход за границы . Анн-Арбор: Мичиганский университет Press. [Отзыв Аманды Ланье Темпл]

Хан, ZH.(Ред.). (2008). Понимание второго языка . Клеведон: вопросы многоязычия. [В сотрудничестве с Паком Ын Сон, Андреа Ревес, Чарльзом Комбсом и Джи Хён Ким] [Обзор Колла в MLJ]

Хан, З. (2008). Ископаемое при овладении взрослым вторым языком. Пекин: Издательство по исследованиям и обучению иностранных языков. [Перепечатка Хана (2004)] [Обзор Се Энга]

Хань, З.-Х и Одлин, Т. (ред.) (2006). Исследования окаменелости при овладении вторым языком. Клеведон: вопросы многоязычия. [Обзор Розетты Финнеран] [Обзор Рулы Диаб] [Обзор Гуанвэй Ху]

Хан, Z-H. (2004). Ископаемое при овладении взрослым вторым языком . Клеведон: вопросы многоязычия. [Обзор Тома Сковела] [Обзор Роберта Дж. Дики] [Обзор Озлема Пазванта] [Обзор Эшли Фидлер в Second Langauge Research] [Обзор Джейсона Ротмана] [Обзор Ирит Купферберг в SSLA]

Журнальные статьи и главы книг

Han, ZH.(2021 г.). Корректирующая обратная связь с точки зрения бихевиористов и иннатистов В H. Nassaji & E. Kartchava (ред.). Кембриджский справочник корректирующей обратной связи при изучении и преподавании языков (стр. 23–43). Издательство Кембриджского университета.

Хан, З.Х. (2020). Обучение на основе использования, системное мышление и роль Language Mining в развитии второго языка. Обучение языку, 1-16. FirstView, DOI: 10.1017 / S0261444820000282

Sok, S. & Han, ZH.(2020). Изучение приобретения словарного запаса L2 в случайных и преднамеренных условиях. Международный журнал прикладной лингвистики Виго (VIAL) , 17, 113-140.

Хан, З. И Солнце, Х. (2019). Подготовка учителей иностранного языка китайского: Обучение на основе задач в обучении на основе задач. Исследования TCSOL , 4 , 73-82.

Хан, З. И Лю Дж. (2019). Профилирование изучаемого языка с точки зрения сложной динамической системы: введение. В Профилирование изучаемого языка как динамической системы. Клеведон: вопросы многоязычия.

Хан, З. (2019). Исследование CDST: перспективы и подводные камни. В Профилирование изучаемого языка как динамической системы. Клеведон: вопросы многоязычия.

Канг, Э.Й., Сок, С., и Хан, З. (2019). Тридцать пять лет ISLA по обучению формам: метаанализ. Language Teaching Research, 23 ( 4 ), 403-427.

Сок, С., Кан, Э.Й., и Хан, З. (2019). Тридцать пять лет ISLA по обучению, ориентированному на форму: методологический синтез. Исследования в области преподавания языков , 23 (4), 428-453.

Хан, З. И Насаджи, Х. (2019). Введение: Снимок тридцатипятилетнего ISLA. Исследование преподавания языков, 23 ( 4 ), 393-402.

Хан, З. (2018). Обучение на основе задач в обучении на основе задач: подготовка учителей китайского языка как иностранного. Annual Review of Applied Linguistics, 38, 162-186

Han, Z-H., & Kang, E.Y. (2018). Пересмотр гипотезы познания: преодоление разрыва между концептуальным и эмпирическим. Международный журнал прикладной лингвистики, 28 ( 3 ), 391-405 .

Финнеран, Р. и Хан, З. (2018). Окаменелость. В J.I.Liontas (Ed.), Энциклопедия обучения английскому языку TESOL . John Wiley & Sons, Inc.

Ahmed, S. & Han, Z-H. (2018). Модели чтения. В J.I.Liontas (Ed.), Энциклопедия обучения английскому языку TESOL . John Wiley & Sons, Inc.

Han, ZH., Бао, Г., и Виита, П. (2017). Энергосбережение в SLA: простота сложной адаптивной системы. В L. Ortega & Z-H. Хан (ред.), Теория сложности и развитие языка (стр. 210-231). Амстердам: Джон Бенджаминс.

Ортега, Л. и Хан, З. (2017). Вступление. В L.Ortega & Z-H. Хан (ред.), Теория сложности и развитие языка (стр. 1-10). Амстердам: Джон Бенджаминс.

Хан, З. (2017). Теоретический ландшафт овладения вторым языком.В I. Keckskes & C. Sun (Eds.), Ключевые проблемы китайского как второго языка исследования (стр. 3-26). Нью-Йорк: Рутледж.

Хан, З. И Экиерт, М. (2017). За пределами акцента на форме: дать учащемуся правильное место. Исследования в области изучения второго языка Исследования , 3 (1), 1-12.

Хан, З.-Х., Бао, Г., и Виита, П. (2017). Сохранение энергии: теория конечного достижения L2. Международный обзор прикладной лингвистики (IRAL) , 55 (2), 133-164 .

Хан, З. (2016). Исследования встречаются с практикой: сдерживаться и держаться. Китайский как второй язык (Журнал CLTA) , 51 (3), 236-251.

Хан, З. (2016). «Переосмысленное соглашение об уровне обслуживания» или расширенное соглашение об уровне обслуживания? Реплика Douglas Fir Group (2016). Журнал современного языка, 100 (4), 736-740.

Ekiert, M & Han, Z.-H. (2016). L1-чреватая трудность: Случай L2 получения английских статей славянскими носителями.В Р. Алонсо (ред.), Межъязыковое влияние на овладение вторым языком (стр. 147-172). Клеведон: вопросы многоязычия.

Хан, З. (2015). Стремление к взаимодополняемости повествовательных и метааналитических обзоров. Прикладная лингвистика, 36 (3), 409-415.

Канг Е.Ю. И Хан, З.-Х. (2015). Эффективность письменной корректирующей обратной связи в повышении точности письменной формы L2: метаанализ. The Modern Language Journal, 99 (1), 1-18.

Jung, J. Y., & Han, Z.-H. (2014). Эффект явного акцента на форме на овладение L2 английской пассивной конструкции. Исследования современного иностранного языка, 408 (12), 18-31 .

Хан, З. И Солнце, Ю. (2014). Первое знакомство: реплика Han & Peverly (2007). В Z-H. Хан и Р. Раст (ред.), Первое знакомство со вторым языком: первоначальная обработка ввода учащимися (стр. 8-40). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Хан, З. И Раст Р. (2014). Введение: первое знакомство, обработка входных данных и теоретизирование. В Z-H. Хан и Р. Раст (ред.), Первое знакомство со вторым языком: первоначальная обработка ввода учащимися (стр. 1-6) . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Хан, З.-Х, и Маенг, Дж. (2014). Обучение китайскому языку на основе задач в контексте обучения за рубежом: точка зрения учащегося. В Z-H. Han (Ed.), Исследования по изучению второго языка китайского (стр.80-102) . Клеведон: вопросы многоязычия.

Хан, З. (2014). Эпилог: Собираем все вместе: где мы? В Изучение второго языка китайского (стр. 142-149). Клеведон: вопросы многоязычия.

Хан, З. (2014). От Джули до Уэса и до Альберто: переосмысление конструкции окаменелости. В Z-H. Хан и Э. Тарон (ред.), Interlanguage: Сорок лет спустя (стр. 47-74). Амстердам: Джон Бенджаминс.

Хан, З. И Тарон, Э.(2014). Вступление. В Interlanguage: сорок лет спустя (стр. 1-6). Амстердам: Джон Бенджаминс.

Хан, З.-Х., и Финнеран, Р. (2014). Возобновление дебатов по интерфейсу: сильные, слабые, нулевые или все? Международный журнал прикладной лингвистики , 24 (3), 370-389. <Просмотр Blackbox Videocast при обсуждении этой статьи>

Han, Z.-H. И Лю Дж. (2013). Переосмысление истории переделок. В L. R. Yang et al. (Ред.) Исследование SLA в Китае (стр.359-385). Shanghai Foreign Language Education Press.

Хань, З.Х., и Лю, З.Х. (2013). Обработка ввода китайского языка учащимися ab initio . Исследование второго языка , 29 (2), 145-164.

Хан, З. (2013). Современная статья : 40 лет спустя — Обновление гипотезы окаменелости. Преподавание языков , 46 (2), 133-171.

Хан, З. (2012). Улучшение ввода. В P. Robinson (Ed.), Энциклопедия Routledge по овладению вторым языком (стр.313-317). Издательство Blackwell.

Хан, З. И Кадиерно Т. (2012). Лингвистическая относительность в овладении вторым языком. В P. Robinson (Ed.), Энциклопедия Routledge по овладению вторым языком (стр. 393-396). Издательство Blackwell.

Хан, З. (2012). Окаменелость. In Chappelle, C. (Ed.), Энциклопедия прикладной лингвистики. Wiley-Blackwell.

Хан, З.Х. И Лью, W.M. (2012). Сложность приобретения: что не поддается полному приобретению в соответствии с SLA.In Szmrecsanyi, B., & Kortmann, B. (Eds.), Лингвистическая сложность в межъязыковых разновидностях, разновидностях L2, и контактные языки (стр. 192-217) . Берлин / Нью-Йорк: Вальтер де Грюйтер.

Хан, З. Х. (2012). Приобретение второго языка. В Дж. Бэнксе (ред.), Энциклопедия разнообразия в образовании (стр. 1910-1915). Публикации Sage.

Хан, З.Х. (2011). Ископаемое — классическая проблема исследования SLA. В Gass, S. & Mackey, A. (Eds.), Справочник Routledge по освоению второго языка (стр. 476-490). Нью-Йорк: Рутледж.

Хан, З. (2010). Ископаемое: пять центральных вопросов. Перепечатано в Л. Ортеге (ред.), Приобретение второго языка (Критические концепции в лингвистике). Нью-Йорк: Рутледж.

Хан, З.-Х. И Чен, К. (2010). Обучающая стратегия на основе повторного чтения и приобретение словарного запаса: тематическое исследование, говорящего на китайском языке. Чтение на иностранном языке, 22 (2), 242-262.

Хан, З.-Х. (2010). Неадекватность грамматической морфемы как функция лингвистической относительности: продольное исследование. В Хань, Z.-H. & Cadierno (Eds.), Лингвистическая относительность в овладении вторым языком: мышление для разговора. Клеведон: вопросы многоязычия.

Хан, З.-Х. (2009). Межъязыковая и окаменелость: к аналитической модели. В В. Кук и Л. Вей (ред.), Современная прикладная лингвистика (Том I: Преподавание и изучение языков, стр.137-162). Лондон: Continuum.

Хан, З.-Х., Андерсон, Н., Фриман, Д. (2009). Преодолевая границы: введение. В Z-H. Хан и Н. Андерсон (ред.), Исследование и обучение чтению на втором языке: переходя границы. Мичиганский университет Press.

Хан, З. И Д’Анджело, А. (2009). Баланс между крайностями: к двойному подходу к обучению чтению на втором языке. В Z-H. Han & N. Anderson (Eds.), Исследование и обучение чтению на втором языке: пересекая границы (стр.173-191). Пресса Мичиганского университета.

Хан, З.-Х., Парк, Э.С., и Комбс, К. (2008). Улучшение текста ввода: проблемы и возможности. Прикладная лингвистика , 29 (4), 597-618.

Хан, З. И Ким, Дж. Х. (2008). Корректирующие изменения: что учителя могут захотеть узнать. Журнал изучения языков , 36 (1), 35-44.

Квон, Э. Я., и Хан, З.-Х. (2008). Перенос языка в дочернем SLA: продольное исследование последовательного двуязычия.В J. Philp, R. Oliver & A. Mackey (Eds.), Детская игра? Приобретение второго языка и младший ученик. Амстердам: Джон Бенджаминс.

Хан, З. (2008). О роли значения в фокусе на форме. В Понимание второго языкового процесса (стр. 45-79). Клеведон: вопросы многоязычия.

Park, E. S., & Han, ZH. (2008). Спонтанное внимание учащегося при обработке ввода L2: исследовательское исследование В З.-Х. Хан (ред.), Понимание второго языкового процесса. Клеведон: вопросы многоязычия.

Хан, З. (2007). Педагогический подтекст: подлинный или претенциозный? TESOL Ежеквартально , 41 (2), 387-393.

Хан, З.-Х., И Певерли С. (2007). Обработка входных данных: исследование учащихся ab initio с многоязычным образованием. Международный журнал многоязычия , 4 (1), 17-37.

Гу, X. C., & Han, Z.-H. (2007). Обучение языку на основе задач: новая педагогическая парадигма. В J. G. Ji & N. Jiang (Eds.), Прикладная лингвистика. Народный университет Китая Press.

Ким Дж. Х. и Хан З. (2007). Прогнозы на коммуникативных классах EFL: пересекаются ли намерения учителя и интерпретация учащегося? . В А. Макки (ред.), Разговорное взаимодействие в приобретении второго языка: сборник эмпирических исследований. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Хан, З. (2006). Фоссилизация: может ли оценка грамматичности быть надежным источником доказательств? В Z-H. Хан и Т.Odlin (Eds.), Исследования фоссилизации при приобретении второго языка (стр. 56-82). Клеведон: вопросы многоязычия.

Хан, З. И Одлин, Т. (2006). Вступление. В Z-H. Хан и Т. Одлин (ред.), Исследования окаменелости при приобретении второго языка (стр. 1-20). Клеведон: вопросы многоязычия.

Ревес, А., и Хан, З. (2006). Знакомство с содержанием задачи, тип задачи и эффективность переделок. Знание языка , 15 (3), 160-179.

Хан, З.И Селинкер, Л. (2005). Фоссилизация у учащихся L2. В E. Hinkel (Ed.), Справочник по исследованиям в области преподавания и изучения второго языка (стр. 455-70). Махва, штат Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Хан, З. (2004) «Быть ​​носителем языка означает не быть носителем языка». Исследование второго языка, 20 (2), 166-87.

Хан, З. (2004). Ископаемое: пять центральных вопросов. Международный журнал прикладной лингвистики, 14 (2), 212-42.

Хан, З.(2003). Ископаемое: от простоты к сложности. Международный журнал двуязычного образования и двуязычия, 6 (2), 95-128.

Хан, З. (2002). Исследование влияния переделки на напряженную согласованность в выводе L2. TESOL Ежеквартально , 36 (4), 543-72.

Хан, З. (2002). Переосмысление роли корректирующей обратной связи в коммуникативном обучении языку. Журнал RELC , 33 (1), 1-34.

Хан, З. (2002). «Роман непристойных»: происходит ли дедранзитивизация? ITL Review of Applied Linguist i CS , 135-136, 97-124.

Хан, З.-Х., Яннотти, Э. и Комбс, К. (2002) Предлагается двойной подход к обучению чтению на уровне L2. In C. Lin (Ed.), Proceedings of Tamkang International Conference on TESOL (pp. 1-24). Тайвань: Издательство Тамканского университета.

Хан, З.-Х. (2001). Интеграция корректирующей обратной связи в коммуникативное обучение языку. Academic Exchange Quarterly , 5 (3), 12-17.

Хан, З. (2001). Тонкая настройка корректирующей обратной связи. Летопись иностранных языков , 34 (6), 582-99.

Селинкер, Л. и Хан, З. (2001). Фоссилизация: перенос концепции в эмпирическое лонгитюдное исследование. В C. Elder, A. Brown, E. Grove, K. Hill, N. Iwashita, T. Lumley, T. McNamara & K. O’Loughlin (Eds.), Исследования языкового тестирования: экспериментирование с неопределенностью ( стр. 276-91). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Хан, З. (2000). Постоянство неявного влияния NL: случай псевдопассивного. Прикладная лингвистика , 21 (1), 78-105.

Хан, З. И Селинкер, Л. (1999). Устойчивость к ошибкам: к эмпирической педагогике. Исследования в области преподавания языков , 3 (3), 248-75.

Хан, З. (1986). Предварительный анализ «мышления по-английски». В Ли, X.J. (Ред.), Преподавание иностранных языков (стр. 284-288). Ухань: Издательство Центрально-Китайского педагогического университета.

Рецензия на книгу

Han, Z.-H. (2008). Обзор Håkan Ringbom (2007) Межъязыковое сходство в изучении иностранных языков. Изучение второго языка , 30 (3), 396-398.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.