130 ст оскорбление – Какая статья УК РФ за оскорбление личности? Наказание и ответственность в 2018 году

Содержание

Является ли преступлением оскорбление (ст. 130 УК РФ)?

Увы, но в современном мире, полном стрессов и негативных настроений, практически невозможно укрыться от грубости. Нередко обидные слова, брошенные случайным прохожим, хмурым соседом или даже более близким знакомым, ранят душу и заставляют грустить. Но не стоит забывать: есть такие слова и поступки, которые можно простить другим людям, а есть такие, которые простить нельзя. Недаром когда-то в Уголовный кодекс РФ оскорбление было внесено в качестве уголовно наказуемого деяния – преступления. С принятием Федерального закона от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ рассматриваемая статья 130 УК РФ «Оскорбление» утратила силу. Тем не менее, анализ оскорбления как преступления важен для глубинного понимания сути и принципов уголовного закона, стоящего на страже общественных и личностных интересов. Детальный разбор ст. 130 УК РФ до утраты ею силы будет также полезен всем тем, кто изучает историю отечественного уголовного права и интересуется перспективами совершенствования действующего закона.

Объективная сторона

В целях изучения теории представим, что названная статья 130 УК РФ все еще действует, и рассмотрим подробнее объективную сторону преступления под названием «Оскорбление». Это действия, состоящие в негативной оценке личности пострадавшего, причем такая оценка унижает честь и достоинство человека. Оскорбление может иметь место как при посторонних, так и наедине с жертвой. Более того, оно может осуществиться в заочном порядке, например, через письменное сообщение.

Чтобы признать какое-либо высказывание оскорблением, нужно, чтобы форма отзыва о личности пострадавшего являлась неприличной. Что это значит? Неприличная оценка неизбежно противоречит правилам межличностного общения, попирает общепринятые нормы морали и этики. Вследствие неприличного обращения с пострадавшим происходит незаконное унижение чести и достоинства. Необязательно, впрочем, высказывать оскорбление в лицо жертве: оно может быть высказано третьим лицам при условии передачи сказанного потерпевшему.

Следует отличать оскорбление от клеветы. Клевета не соответствует действительности, в то время как оскорбление (по сути своей, отрицательная оценка, высказанная вслух, выраженная поступком или зафиксированная на бумаге) может полностью соответствовать реальности. Для квалификации преступления этот аспект не особо важен; значение имеет неприличная форма отзыва, вредящая чести и достоинству оскорбленного человека.

Формы оскорбления

Уточним все формы, которые может принимать оскорбление (130, УК РФ):

  • словесная;
  • письменная форма;
  • физические действия.

К физическим действиям приравниваются плевки, пощечины и другие одиночные удары, неприличные жесты и прочие оскорбительные телодвижения. Примечательно, что в отечественном уголовном законодательстве (ст. 130 УК РФ) физические действия никогда прямо не приравнивались к оскорблению, однако нельзя списывать их со счетов: по своему смыслу плевки в лицо и неприличные жесты представляют собой негативную оценку личности пострадавшего.

Квалификация

Решающим фактором в вопросе квалификации уголовно наказуемого деяния как оскорбления, согласно отмененной ст. 130 УК РФ, признается направленность умысла преступника. Его действия должны иметь одну цель – нарочитое унижение чести и достоинства жертвы.

Противоправные действия могут быть нацелены как на одного конкретного человека, так и на группу людей. Персональная адресация – важная составляющая оскорбления. Если отрицательная личностная оценка высказана неизвестному адресату и пострадавший как таковой отсутствует, произошедшее может быть квалифицировано как другое преступление, например хулиганство.

Состав преступления

Состав оскорбления признается формальным. Наказуемое деяние окончено в тот момент, когда совершены противоправные действия, направленные на конкретного адресата. Если же пострадавший отсутствует при совершении указанных действий, преступление признается уполномоченными органами оконченным с момента сообщения ему третьими лицами высказанных (или совершенных в иной форме) оскорблений.

Субъективная сторона

По смыслу отмененной статьи 130 УК РФ (оскорбление) субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется всегда исключительно прямым умыслом. Судья при назначении наказания также может учитывать мотивы оскорбления.

Субъектом может быть любой человек при условии вменяемости и достижения на момент совершения уголовно наказуемых действий шестнадцатилетнего возраста.

Выводы

Является ли преступлением оскорбление (130 статья УК РФ)? Ответ однозначен: уже нет. Выиграла ли общественность от отмены таких статей Уголовного кодекса, как «Клевета» и «Оскорбление»? Пока неизвестно. Одноименные статьи перекочевали в Кодекс об административных правонарушениях, а «Клевета» и вовсе исчезла после принятия Федерального закона от 28.07.2012 г. № 141-ФЗ. Оскорбление же теперь наказывается простым административным штрафом и не влечет за собой судимости.

Насколько эти изменения способствуют правопорядку, покажет будущее.

fb.ru

Статья 130 УК РФ. Утратила силу.

Новая редакция Ст. 130 УК РФ

Статья 130. Утратила силу — Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ.

Комментарий к Статье 130 УК РФ

1. Объект преступного посягательства — честь и достоинство гражданина.

2. Потерпевшим является частное лицо. Оскорбление представителя власти, судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, военнослужащими друг друга при исполнении служебных обязанностей влечет УО по соответствующим статьям УК РФ (ст. 297, 319, 336).

3. Объективная сторона выражается в действиях, содержащих отрицательную обобщенную оценку личности потерпевшего в неприличной форме и унижающих его честь и достоинство. Для состава преступления безразлично, соответствовала или нет действительности отрицательная оценка личности потерпевшего. Важно лишь, что эта оценка была дана в неприличной форме.

4. Неприличная форма рассчитана на то, чтобы вызвать у потерпевшего чувство обиды и унижения, она противоречит общепризнанным правилам поведения людей в обществе. При решении вопроса о том, выражена ли отрицательная оценка в неприличной форме, суд исходит из норм нравственности общества, а не из ее восприятия самим потерпевшим, ибо он может обладать повышенным самомнением и любые критические высказывания в свой адрес считать оскорбительными.

5. Оскорбление совершается путем активного поведения: устно, письменно, действием (пощечина, срывание головного убора или одежды, плевок в лицо, непристойные жесты и т.п.).

6. Оскорбление может быть в присутствии третьих лиц, потерпевшего или в его отсутствие. В последнем случае виновный должен осознавать, что нанесенное оскорбление будет известно потерпевшему.

7. Преступление окончено (составами) в момент оскорбительного высказывания или жеста в неприличной форме относительно личных или социальных качеств потерпевшего.

8. Субъективная сторона — прямой умысел. По субъективной стороне оскорбление отличается от хулиганства. Мотивы оскорбительных высказываний и действий обусловлены личными неприязненными отношениями, а мотивы хулиганства (административного правонарушения или преступления) — озорством, явным неуважением к обществу.

9. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

10. Квалифицирующие обстоятельства идентичны указанным в ч. 2 ст. 129.

11. УД об оскорблении возбуждается только по заявлению потерпевшего или его представителя и подлежит прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (ст. 20 УПК).

12. Оскорбление отличается от клеветы тем, что честь и достоинство лица унижаются путем оскорбительных выражений общего характера («вор», «мошенник» и т.п.) или путем обвинения потерпевшего в том или ином пороке, в то время как при клевете распространяются ложные сведения о конкретных фактах («украл вещи», «выманил деньги», «избил гражданина» и т.п.)

13. В отличие от побоев (ст. 116) при оскорблении действием виновный преследует цель унизить честь и достоинство потерпевшего, а не причинить физическую боль или вред его здоровью.

14. Оскорбление — преступление небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации

Комментарий к статье 130 УК в процессе написания. Заходите позже.

ukodeksrf.ru

Статья 130 УК РФ ➔ текст и комментарии. Оскорбление.

(Утратила силу с 8 декабря 2011 года — Федеральный закон от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ)

Комментарий к статье 130 Уголовного Кодекса РФ

Признаки объекта оскорбления и потерпевшего идентичны аналогичным признакам состава клеветы (см. комментарий к ст. 129 УК РФ).

Объективная сторона преступления состоит в действиях, направленных на унижение чести и достоинства другого лица в неприличной форме. Состав преступления формальный; оскорбление окончено в момент совершения действий.

Оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство <1>. Для квалификации содеянного важно установить, что:

———————————
<1> См. сохраняющий свое значение для понимания состава оскорбления п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 г. N 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (Постановление признано утратившим силу Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 8).

а) действия виновного были направлены персонально против одного или нескольких лиц; оскорбительные высказывания в адрес персонально неопределенной группы лиц, идентифицируемой признаками профессии, национальной принадлежности и т.д., состава оскорбления не образуют, но в некоторых случаях могут квалифицироваться по иным статьям уголовного закона (например, ст. 282 УК РФ) или образовывать состав административно наказуемого хулиганства;

б) действия виновного должны отражать оценку личных качеств потерпевшего (отрицательная оценка лицом производственной деятельности работника не содержит состава оскорбления; в отличие от клеветы при оскорблении виновный сообщает не о конкретных фактах, касающихся потерпевшего, а дает оценку его личным качествам и поведению в целом.

Оскорбительное действие может носить информационный (оскорбительные высказывания, письменная передача нецензурной информации и др.) или физический (пощечина, плевок и др.) характер. Если оскорбление сопровождалось совершением насильственных действий, причиняющих физическую боль, побоями или причинением вреда здоровью, содеянное должно квалифицироваться по правилам совокупности преступлений.

Обязательным условием признания состава преступления в действиях субъекта является их неприличная форма, отсутствие которой исключает квалификацию содеянного по ст. 130 УК РФ. Определяющим при решении вопроса о наличии либо отсутствии состава преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ, является не личное восприятие деяния потерпевшим как унижающего его честь и достоинства, а было ли это деяние выражено в неприличной форме. По смыслу закона неприличной следует считать циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком. Установление данного признака является вопросом факта и решается правоприменителем с учетом всех обстоятельств дела: сложившихся в обществе представлений о моральных стандартах межличностного общения (этикете), этнической, профессиональной и иной характеристики субъекта и потерпевшего, характера их предшествующих и последующих взаимоотношений и т.д. В некоторых случаях для определения того, являлись ли высказывания субъекта оскорбительными, возможно проведение экспертизы (например, этиколингвистической).

Для квалификации содеянного как оскорбления не имеет значения, правдивы или ложны высказывания виновного; в последнем случае (если в неприличной форме распространяются заведомо ложные сведения) не исключается квалификация по совокупности преступлений.

С субъективной стороны оскорбление характеризуется умышленной формой вины. Совершая деяние, субъект всегда осознает общественную опасность выраженного в неприличной форме унижения чести и достоинства лица. Мотивы и цели оскорбления, не влияя на квалификацию, могут учитываться при индивидуализации уголовного наказания.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Содержание квалифицирующих признаков оскорбления (ч. 2 ст. 130 УК РФ) идентично аналогичным признакам состава клеветы (см. комментарий к ст. 129 УК РФ).

В ситуации, когда оскорбление является систематическим, носит характер травли и служит способом доведения лица до самоубийства, оно не требует самостоятельной квалификации и охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ.

Оскорбление, предусмотренное ст. 130 УК РФ, следует отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 297 УК РФ «Неуважение к суду». Если оскорбление участников судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, осуществляется вне зависимости от мотивов в зале судебного разбирательства или кабинете судьи, а равно если оскорбление указанных лиц осуществляется в любом ином месте по мотивам, связанным с рассмотрением дела или материалов в суде, содеянное надлежит квалифицировать по ст. 297 УК РФ; во всех остальных случаях оскорбление указанных лиц охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ.

Оскорбление, предусмотренное ст. 130 УК РФ, следует отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти». Отличие проводится по признакам потерпевшего, обстановки и мотиву преступления. Как преступление против порядка управления надлежит квалифицировать лишь публичное оскорбление представителя власти, совершенное при исполнении им своих служебных обязанностей или в связи с их исполнением. Следовательно, любое непубличное оскорбление власти, а равно публичное оскорбление представителя власти, совершенное не при исполнении им своих обязанностей и не в связи с их исполнением, должно квалифицироваться по ст. 130 УК РФ.

Оскорбление, предусмотренное ст. 130 УК РФ, по признакам субъекта, потерпевшего и мотиву преступления надлежит отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 336 УК РФ «Оскорбление военнослужащего». К преступлениям против военной службы относится лишь оскорбление военнослужащего, совершенное другим военнослужащими в связи с исполнением обязанностей военной службы.

Другой комментарий к статье 130 УК РФ

1. Оскорбление, содержавшееся в ст. 130 УК, декриминализировано. Это деяние, как и клевета, теперь влечет административное наказание.

2. Согласно ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ под оскорблением понимается унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

3. Квалифицированным видом административно наказуемого деяния выступает оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч. 2 ст. 5.61 КоАП РФ). Этот способ совершения оскорбления также ранее влек усиление уголовной ответственности.

В ч. 3 ст. 5.61 КоАП РФ закреплен новый квалифицированный состав, не известный уголовному закону. В ней установлена административная ответственность за непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

ukrf24.ru

ст. 130 Уголовного Кодекса РФ в текущей редакции и комментарии к ней

(Утратила силу с 8 декабря 2011 года — Федеральный закон от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ)

Комментарий к статье 130 Уголовного Кодекса РФ

Признаки объекта оскорбления и потерпевшего идентичны аналогичным признакам состава клеветы (см. комментарий к ст. 129 УК РФ).

Объективная сторона преступления состоит в действиях, направленных на унижение чести и достоинства другого лица в неприличной форме. Состав преступления формальный; оскорбление окончено в момент совершения действий.

Оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство <1>. Для квалификации содеянного важно установить, что:

———————————
<1> См. сохраняющий свое значение для понимания состава оскорбления п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 г. N 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (Постановление признано утратившим силу Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 8).

а) действия виновного были направлены персонально против одного или нескольких лиц; оскорбительные высказывания в адрес персонально неопределенной группы лиц, идентифицируемой признаками профессии, национальной принадлежности и т.д., состава оскорбления не образуют, но в некоторых случаях могут квалифицироваться по иным статьям уголовного закона (например, ст. 282 УК РФ) или образовывать состав административно наказуемого хулиганства;

б) действия виновного должны отражать оценку личных качеств потерпевшего (отрицательная оценка лицом производственной деятельности работника не содержит состава оскорбления; в отличие от клеветы при оскорблении виновный сообщает не о конкретных фактах, касающихся потерпевшего, а дает оценку его личным качествам и поведению в целом.

Оскорбительное действие может носить информационный (оскорбительные высказывания, письменная передача нецензурной информации и др.) или физический (пощечина, плевок и др.) характер. Если оскорбление сопровождалось совершением насильственных действий, причиняющих физическую боль, побоями или причинением вреда здоровью, содеянное должно квалифицироваться по правилам совокупности преступлений.

Обязательным условием признания состава преступления в действиях субъекта является их неприличная форма, отсутствие которой исключает квалификацию содеянного по ст. 130 УК РФ. Определяющим при решении вопроса о наличии либо отсутствии состава преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ, является не личное восприятие деяния потерпевшим как унижающего его честь и достоинства, а было ли это деяние выражено в неприличной форме. По смыслу закона неприличной следует считать циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком. Установление данного признака является вопросом факта и решается правоприменителем с учетом всех обстоятельств дела: сложившихся в обществе представлений о моральных стандартах межличностного общения (этикете), этнической, профессиональной и иной характеристики субъекта и потерпевшего, характера их предшествующих и последующих взаимоотношений и т.д. В некоторых случаях для определения того, являлись ли высказывания субъекта оскорбительными, возможно проведение экспертизы (например, этиколингвистической).

Для квалификации содеянного как оскорбления не имеет значения, правдивы или ложны высказывания виновного; в последнем случае (если в неприличной форме распространяются заведомо ложные сведения) не исключается квалификация по совокупности преступлений.

С субъективной стороны оскорбление характеризуется умышленной формой вины. Совершая деяние, субъект всегда осознает общественную опасность выраженного в неприличной форме унижения чести и достоинства лица. Мотивы и цели оскорбления, не влияя на квалификацию, могут учитываться при индивидуализации уголовного наказания.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Содержание квалифицирующих признаков оскорбления (ч. 2 ст. 130 УК РФ) идентично аналогичным признакам состава клеветы (см. комментарий к ст. 129 УК РФ).

В ситуации, когда оскорбление является систематическим, носит характер травли и служит способом доведения лица до самоубийства, оно не требует самостоятельной квалификации и охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ.

Оскорбление, предусмотренное ст. 130 УК РФ, следует отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 297 УК РФ «Неуважение к суду». Если оскорбление участников судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, осуществляется вне зависимости от мотивов в зале судебного разбирательства или кабинете судьи, а равно если оскорбление указанных лиц осуществляется в любом ином месте по мотивам, связанным с рассмотрением дела или материалов в суде, содеянное надлежит квалифицировать по ст. 297 УК РФ; во всех остальных случаях оскорбление указанных лиц охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ.

Оскорбление, предусмотренное ст. 130 УК РФ, следует отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти». Отличие проводится по признакам потерпевшего, обстановки и мотиву преступления. Как преступление против порядка управления надлежит квалифицировать лишь публичное оскорбление представителя власти, совершенное при исполнении им своих служебных обязанностей или в связи с их исполнением. Следовательно, любое непубличное оскорбление власти, а равно публичное оскорбление представителя власти, совершенное не при исполнении им своих обязанностей и не в связи с их исполнением, должно квалифицироваться по ст. 130 УК РФ.

Оскорбление, предусмотренное ст. 130 УК РФ, по признакам субъекта, потерпевшего и мотиву преступления надлежит отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 336 УК РФ «Оскорбление военнослужащего». К преступлениям против военной службы относится лишь оскорбление военнослужащего, совершенное другим военнослужащими в связи с исполнением обязанностей военной службы.

proukrf.ru

Статья 130 оскорбление | Уголовное право

Такой вопрос реально ли доказать его вину по статье 130 УКРФ оскорбления?

Вопрос:

Здравствуйте такой вопрос, вчера ходил разбираться с фотографом по поводу неудачной фотографии на паспорт (у меня её не приняли в паспортном столе), в ответ получил грандиозные матерные оскорбления в личную сторону, угрозы расправы, а также оскорбления в сторону моей матери. Было много свидетелей, но армянского происхождения. Такой вопрос реально ли доказать его вину по статье 130 УКРФ оскорбления? Т.к. по сути доказательства будут строиться на основе свидетелей, а они могут прикрывать своего земляка.

Ответ Юриста:

Вам нужно обратиться в полицию с письменным заявлением согласно ст.5.61 КоАП РФ.
Доброе утро! Вы же сами осознаете, что гласить правду они не будут. А раз других доказательств нет, то… Удачи!
Спешу Вас расстроить. Уголовного наказания за оскорбление больше нет. Вы сможете рассчитывать лишь на вербование обидчика по КОАП. Государственная принадлежность очевидцев никакого значения не имеет. Очевидцем может быть хоть какое лицо, а не только лишь российские

Стать 130 УК РФ утратила силу. Оскорбление — это уже не преступление?

Вопрос:

Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме — это уже не преступление?

Ответ Юриста:

Людмила, да, таковой статьи больше нет в уголовном кодексе.
Да, сейчас это — подвиг

Статья 130 — оскорбление

Вопрос:

Добрый день! мне поступили смс от одной женщины, в которых она оскорбляла меня, я подала на неё в суд за это. Имеет ли для суда в этом случае значение мотивы совершения преступления по статье 130? или просто необходимо выяснить писала эта женщина оскорбительные смс в мой адрес или нет, без выяснения причин? Просто эта женщина пытается доказать, что я ей стала писать первой с незарегистрированного на мое имя телефона смс сообщения и по билингу видно, что смс отправлялись с района моего проживания.

Ответ Юриста:

Марина!

Статья 130 — оскорбление

Вопрос:

Добрый день! Мне поступили смс от одной женщины, которая оскорбляла меня в них. Я подала на нее в суд. В другом суде, женщина призналась,что писала мне смс, со словом Дебил, что была зафиксировано в протоколе судебного заседания. Если я принесу копию судебного заседания, где женщина признается, что писала мне смс со словом Дебил + смс с оскорблениями (она называла в них меня тупицей,дебилкой,уродиной,извращенкой) + показания свидетелдей, которые знают,что женщина давно приследует меня и оскорбляет.

Юристы отвечают на вопрос: — статья 130 оскорбление

Здраствуйте, Екатерина!

Меня обвиняют по статье 130 УК РФ. Оскорбление, чего мне ожидать?

Вопрос:

Меня обвиняют в оскорблении, которые я не говорила. Ситуация возникла на почве отказа и расторжения сделки о купле продажи дома и земельного участка. Частный предприниматель Карасев Иван Васильевич из Усты Нижегородской области заставил мою мать подписать документы на продажу дома и земли, взамен предложил старую прогнившую квартиру 23 кв.м. Я приехала к матери вовремя и успели расторгнуть сделку. Потом, начались угрозы и оскорбления в мой адрес, регулярно дважды в неделю. Документы он не возвращал месяц.

Ответ Юриста:

Татьяна, если Вы его не оскорбляли, тогда необходимо обосновывать свою невиновность. Приобщайте к материалам дела аудиозапись, и доказывайте свою невиновность. Приводите в суд собственных очевидцев, которые подтвердят, что были рядом во время конфликта и то, что Вы не оскорбляли его. Не считая того, если он Вас оскорблял и у Вас есть очевидцы этого, то тоже подавайте на него заявление.
Татьяна видимо Вас винят по ч. 1 ст. 130 УК РФ данная статья предугадывает:

Написать заявление по статье 130 УКРФ оскорбление личности

Вопрос:

Соседка не однократно оскорбляет не цензурой

Ответ Юриста:

Андрей, Добрый день!

По статье № 130 ( оскорбление ) подавать в суд , или сначала в милицию ?

Вопрос:

Добрый день !

Ответ Юриста:

Ольга, Вы сможете сделать это хоть каким методом. Да и при написании заявления в милицию и при подачи иска в суд нужно иметь подтверждения и очевидцев. Просто эмоции не посодействуют.
Оскорбление — это грех и потому, по данному факту должно возбуждаться уголовное дело.

allurist.ru

Оскорбление (ст. 130 УК РФ). — КиберПедия

Негативное психологическое воздействие практически всегда оказывается на потерпевшего при совершении такого преступления как оскорбление (ст. 130 УК РФ). Данное деяние весьма распространено и имеет устойчивую тенденцию к росту. Так, в 1997 г. по ст. 130 УК РФ (основная квалификация) было осуждено 940 человек (в том числе 890 по ч. 1 и 50 по ч. 2), в 1999 г. – 1192 человека (соответственно, 1164 и 28 человек), в 2001 – 1617 (1599 и 18), в 2003 – 1501 (1484 и 17), в 2004 – 1583 (1563 и 20). В 2005 г. поданной статье было осуждено уже 1813 человек, в том числе по ч. 1 – 1800 и по ч. 2 – 13, а в 2006 – 1872 человека (1861 и 11). Таким образом, за десятилетие число обвинительных приговоров по данной статье практически удвоилось (при этом весь прирост происходил лишь по первой части нормы).

Для определения специфики психологического воздействия при оскорблении целесообразно первоначально рассмотреть некоторые аспекты уголовно-правовой квалификации данного деяния.

Диспозиция ч. 1 ст. 130 гласит, что «оскорбление есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Ключевыми понятиями данной формулировки являются категории чести и достоинства субъекта.

В общем виде под честью в русском языке понимаются «достойные уважения и гордости моральные качества человека, его соответствующие принципы; хорошая, незапятнанная репутация, доброе имя, почет»[123]. Достоинство – это «совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе»[124].

Честь и достоинство являются в первую очередь нравственными категориями. Понятие чести связано с положительной оценкой личности в глазах окружающих, признанием заслуг, высоких моральных качеств человека, его общественного положения, репутации в социуме.

Понятие достоинства связано с самооценкой субъекта, осознанием им своей ценности как конкретной личности, члена общества, профессионала и т.п., а также ценности социальных групп, к которым он принадлежит (национальное, религиозное достоинство и т.п.)[125].

Таким образом, и честь, и достоинство являются оценочными категориями. Первое отражает внешнюю оценку субъекта, его положительных качеств со стороны других людей, социального окружения. Достоинство же основано на самооценке субъекта. В психологическом плане понятие достоинства связано с самоуважением индивида, которое обычно понимается как способность человека уважать себя за свои достоинства[126].

Унижение чести и достоинства, по мнениям правоведов, выражается в отрицательной оценке личности субъекта (потерпевшего), снижающей его уважение к самому себе и дискредитирующей в глазах окружающих, подрывающей его престиж в обществе[127]. Таким образом, унижение чести и достоинства также является оценочно-нравственной категорией.



Специалисты отмечают, что основные понятия нормы, такие как «честь», «достоинство» и их «унижение» недостаточно четко определены и в законе, и в юридической литературе, что способствует субъективизму и нечеткости их толкования в правоприменительной практике[128]. Не раскрываются эти понятия и в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР, который также дает крайне обобщенную и весьма расплывчатую формулировку: «Оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство»[129].

Нечеткость формулировок приводит к тому, что некоторые специалисты полагают, будто при определении объекта преступления при оскорблении законодателем допущены неточности. Так, известный психолингвист А.А. Леонтьев считает, что «правильнее было бы говорить не об «унижении чести и достоинства», а об «унижении чести и умалении достоинства»[130], основывая свою позицию на формулировке ст. 21 Конституции РФ («Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления»).

Ю.М. Ткачевский утверждает, что «честь является объектом клеветы, но не оскорбления, ибо честь – это оценка лучших качеств человека, сложившихся в обществе… Ее можно опорочить, а оскорбить нельзя. Следовательно, при простом оскорблении можно говорить об одном объекте – достоинстве личности»[131].

Наиболее спорной, вызывающей серьезные нарекания является формулировка «неприличная форма», посредством которой реализуется унижение чести и достоинства при оскорблении. Данное понятие, как и другие термины, используемые в обсуждаемой норме, является по своей природе оценочным, и оно также никак не раскрывается в уголовном законе.



В правовой литературе приводятся различные определения того, что означает «неприличная форма» в контексте ст. 130 УК РФ. Так, в учебниках по уголовному праву и комментариях к Уголовному кодексу РФ утверждается, что «неприличная форма заключается в обращении с субъектом в форме, противоречащей правилам общежития и морали»[132]; под ней понимается «откровенно циничная, резко противоречащая принятой в обществе манере обращения между людьми (этикету)»[133] либо «откровенно циничная, глубоко противоречащая принятым в человеческом обществе нормам нравственности и морали, элементарным правилам поведения между людьми, унизительное обращение с человеком, в частности нецензурные выражения, общая оценка личности типа «свинья», «черный» и т.п., непристойные телодвижения, жесты, обнажение интимных частей тела или прикосновение к ним, плевок в лицо, пощечина и т.д.»[134].

Данные определения (как современные, так и предложенные несколько десятков лет назад) также содержат оценочные понятия (такие как, например, «откровенно циничная манера обращения», «нецензурные выражения», «непристойные телодвижения» и др.), по сути, близкие по смыслу «неприличной форме», но никак не раскрываемые авторами. Последнее из приведенных определений, по существу, является описательным, но при этом в нем не приводится точный и исчерпывающий список признаков «неприличной формы». Неясно также, что именно имеется в виду под, например, «принятой в обществе манерой обращения между людьми». А.А. Леонтьев справедливо отмечает, что современной лингвистикой (в частности, теорией культуры речи) и социальной психологией давно отвергнуто представление о том, что в обществе существует только одна общепринятая норма (поведения, культуры речи и т.д.), которой следует придерживаться и которую не рекомендуется нарушать. На самом деле таких норм множество[135].

Современное российское общество, как известно, является крайне неоднородным по своему социальному составу, в нем сосуществует значительное число различных субкультур, отличающихся друг от друга, в том числе и по нормам речевого взаимодействия, этикета. Так, например, то, что будет восприниматься как грубое нарушение моральных требований на собрании сотрудников детской библиотеки, является нормой общения на заводской планерке или в компании подростков (не говоря уже о криминальной субкультуре). В результате содержание рассматриваемого понятия в приведенных выше определениях четко и однозначно не раскрывается.

Таким образом, все указанные термины являются оценочными и могут иметь неодинаковое истолкование в различных культурах и социальных средах. Фактически в каждом конкретном случае решение вопроса о «неприличной форме» оставляется на усмотрение суда, который выносит вердикт «исходя из норм морали и сложившихся в обществе представлений»[136], а, точнее, из собственной субъективной интерпретации этих норм и представлений. К сожалению, на практике нередки случаи, когда вопрос о «неприличности формы» толкуется судами произвольно в связи с неоднозначностью данного понятия.

Так, одним из наиболее «громких», имевших большой общественный резонанс случаев послужило вынесение обвинительного приговора, впоследствии отмененного Верховным Судом РФ, по делу, возбужденному по ст. 130 УК РФ против журналиста газеты «Московский комсомолец» Вадима Поэгли. Основанием для возбуждения дела послужила публикация в газете от 20 октября 1994 г. материала под названием «Паша-мерседес (вор должен сидеть в тюрьме, а не быть министром обороны)», «героем» которой был Павел Грачев, в то время министр обороны РФ. Обвинение квалифицировало действия журналиста как «оскорбление», выраженное в том, что П.С. Грачев был назван «вором» и ему была присвоена кличка «Паша-мерседес».

Пресненский суд г. Москвы согласился с позицией обвинения и приговорил В. Поэгли к одному году исправительных работ, несмотря на колоссальное давление, оказываемое средствами массовой информации (этому процессу были посвящены сотни газетных статей и телевизионных сюжетов). После обжалования Московский городской суд подтвердил обвинительный приговор. Оправдательного вердикта В. Поэгли и его адвокату Генри Резнику удалось добиться лишь через много месяцев в надзорной инстанции, которая оправдала журналиста, признав, что слова «вор» и «Паша» являются общеупотребительными и, следовательно, не могут быть признаны «неприличными»[137].

Специалисты Центра «Право и средства массовой информации» отмечали, что в 90-х гг. количество уголовных дел по ст. 130 УК РФ постоянно росло, а по ст. 129 («Клевета»), напротив, уменьшалось. Эксперты полагали, что причина этой тенденции связана с тем, что для привлечения к уголовной ответственности журналиста за клевету необходимо доказать заведомую ложность распространяемых им сведений. Многих лиц, считавших себя потерпевшими (главным образом, чиновников различных рангов), перспектива судебного разбирательства сути изложенных о них в СМИ сведений, как правило, имеющих разоблачительный характер, мягко говоря, не радовала.

«Популярность» же ст. 130 определялась тем, что для доказательства состава оскорбления разбирать публикацию по сути и доказывать, что сведения, легшие в ее основу, являются ложными, не требуется. Для потерпевшего достаточно лишь утверждать, что журналистский материал в неприличной форме унизил его честь и достоинство[138]. При этом неопределенность формулировки пресловутой «неприличной формы» дает широкие возможности для весьма субъективной трактовки смысла публикации и ее направленности, как потерпевшему и его представителям, так и суду.

Вместе с тем некоторые правоведы оспаривают необходимость и обязательность признака «неприличной формы» при оскорблении. Так, Л.Н. Сугачев полагает, что «оскорбление может быть нанесено и путем такого обхождения с личностью, признание которого оскорбительным зависит от характера отношений между лицами, от особой интонации, с которой те или иные слова или выражения произносятся по адресу потерпевшего»[139].

Ю.М. Ткачевский также утверждает, что «оскорбление может быть нанесено без использования «неприличной формы» действий. Ведь основа оскорбления – умаление достоинства личности, а таковое может быть осуществлено и в изысканно вежливой форме. Так, если кто-либо публично заявляет: «Уважаемый Иван Петрович, а ведь вы закоренелый взяточник», то налицо оскорбление, несмотря на отсутствие «неприличной формы» содеянного. Форма оскорбления, несомненно, существенна, но важнее основа оскорбления, т.е. суть происходящего – явно неуважительное отношение к личности или к деятельности, поведению лица. Форма обращения может быть вполне приличной, а содержание – оскорбительным, умаляющим достоинство личности.

Одни и те же действия, имеющие целью нанести оскорбление, различными лицами могут рассматриваться как оскорбление или не считаться таковым. Так, К. на общем собрании жильцов подъезда дома назвал проживающих в соседних квартирах Ж. и О. педерастами. Ж. обратился к уголовно-судебной защите своего достоинства, а О. не счел себя оскорбленным»[140].

Эта позиция представляется нам более обоснованной, учитывающей тонкие нюансы человеческих взаимоотношений, соответствующей психологическому подходу к проблемам взаимодействия между людьми.

Оскорбление может быть нанесено в форме физического воздействия на потерпевшего (пощечина, плевок в лицо и т.д.) либо психологического _ с помощью вербальных средств, то есть устной (словесные высказывания) или письменной речи (текст, в том числе опубликованный в средствах массовой информации). Кроме того, оскорбительными могут являться и невербальные средства коммуникации – неприличные жесты, телодвижения либо унизительные для потерпевшего рисунки, карикатуры и т.п. В некоторых случаях оскорбление может сочетать элементы и вербальной, и невербальной коммуникации (например, публикация в газете, проиллюстрированная злобной карикатурой на «героя» материала). Следует отметить, что независимо от формы действий виновного и использованных средств влияния при оскорблении осуществляется негативное воздействие на потерпевшего, его состояние, самочувствие, психические структуры, активность.

Как показывает практика, значительное число оскорблений осуществляется в вербальной форме (устной или письменной). В этом случае для решения вопроса о «неприличности формы» суд может использовать специальные познания в области филологии, назначив судебно-лингвистическую экспертизу по делу. Теория и методика подобных исследований к настоящему времени достаточно детально разработаны[141]. Сформулированы объект, предмет, цели, задачи и методы судебно-лингвистической экспертизы.

Так, Е.И. Галяшина полагает, что ее предметом являются «факты и обстоятельства, устанавливаемые на основе исследования закономерностей существования и функционирования естественного или искусственного языка»[142]. Ее задачи – «в широком смысле слова толкование текстов, интерпретация, перевод, объяснение употребления языкового знака с точки зрения плана содержания и плана выражения, установление и подтверждение авторства текста, выявление плагиата и т.д.»[143]. При производстве лингвистических экспертиз по уголовным делам об оскорблении одной из главных задач является исследование значений и стилистических особенностей слов и выражений, содержащихся в тексте (высказывании), в ходе которого подтверждается или опровергается наличие неприличной языковой формы выражения негативной информации[144].

Специалистами-лингвистами были определены и соотнесены друг с другом основные понятия в этой области, такие как «неприличная», «непристойная», «нецензурная», «ненормативная», «инвективная», «обсценная» лексика и фразеология[145].

Так, А.А. Леонтьев, рассмотрев эти понятия, полагает, что «с юридической точки зрения инвективная лексика (фразеология) – это слова и выражения, заключающие в своей семантике, экспрессивной окраске и оценочном компоненте содержания интенцию (намерение) говорящего или пишущего унизить, оскорбить, обесчестить, опозорить адресата речи или третье лицо, обычно сопровождаемое намерением сделать это в как можно более резкой и циничной форме.

К инвективной лексике относятся, в частности:

· ругательная нелитературная лексика, чаще всего взятая из жаргонов и диалектов,

· обсценная лексика (мат),

· грубопросторечная лексика, входящая в состав литературного языка,

· литературные, но ненормативные слова и выражения»[146].

В то же время он утверждает, что «употребление не только литературной, но и нелитературной инвективной лексики и фразеологии далеко не всегда связано с оскорблением, клеветой, вообще унижением чести и достоинства. Это зависит от конкретной функции такой лексики, в особенности от наличия или отсутствия умысла на унижение чести и достоинства… Это зависит от конкретной ситуации общения, включая в эту ситуацию и характер отношений между участниками речевого акта… Это зависит также от уровня речевой культуры говорящего или пишущего – бывает, что он просто не способен оценить степень несоответствия своей речи требованиям общественной морали»[147].

Таким образом, «неприличная форма» при унижении чести и достоинства зависит не только от употребления определенных слов и выражений, высказанных в адрес субъекта, но и от других факторов, таких как контекст общения, коммуникативная установка и намерения собеседника, уровень его культуры и др. Поэтому одного лишь наличия в тексте (высказывании) «непечатного» слова недостаточно для того, чтобы делать вывод об оскорбительной направленности материала, необходим его полный и всесторонний анализ[148]. Это обстоятельство необходимо учитывать как правоприменителям при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел по ст. 130 УК РФ, так и специалистам, привлекаемым для производства лингвистических экспертиз по таким делам.

Возвращаясь к уголовно-правовой характеристике оскорбления, отметим, что большинство юристов полагает, что состав преступления здесь формальный. Поэтому преступление считается законченным в момент нанесения оскорбления, когда оно совершается непосредственно в присутствии потерпевшего, а в некоторых случаях – когда о нем стало известно потерпевшему, например, при прочтении материала СМИ или от других лиц. Последний вариант также является вполне допустимым, так как оскорбление может быть нанесено не только лично, но и опосредованно, в отсутствии потерпевшего, когда виновный рассчитывает, что присутствующие лица осознают, в чей адрес он высказывает оскорбительные оценки, и донесут факт и форму их выражения до адресата.

Представляется, что позиция правоведов, утверждающих, что данное преступление имеет формальный состав, с психологической точки зрения не вполне верна. Так, известно, что в соответствии с требованиями ст. 20 и 318 УПК РФ, уголовные дела о преступлении, предусмотренном ст. 130 УК РФ, являются делами частного обвинения и возбуждаются путем подачи заявления в суд потерпевшим или его законным представителем. Таким образом, потерпевший должен первоначально воспринять негативное воздействие, оказанное на него другим лицом, оценить его как оскорбительное, грубо унижающее его честь и достоинство, а затем обратиться в суд за защитой своих прав. Если же субъект не интерпретирует воздействие, оказанное на него другим человеком, как оскорбительное, даже если оно представляется таковым для окружающих, не требует судебной защиты, то и факта преступления в этом случае нет.

В этой связи более обоснованной и точной с позиции психологии представляется точка зрения Ю.М. Ткачевского, который утверждает, что оскорбление имеет материальный состав и это преступление считается оконченным с того момента, когда потерпевший сочтет себя оскорбленным и суд установит наличие оскорбления[149].

Анализируя субъективную сторону данного преступного деяния, большинство правоведов считает, что оскорбление совершается только с прямым умыслом: виновный осознает, что оскорбляет потерпевшего, то есть унижает его честь и достоинство в неприличной форме, и желает этого. Исключение составляет позиция авторов одного из комментариев к Уголовному кодексу РФ, которые полагают, что данное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом. В последнем случае виновный безразлично относится к тому, что он унижает честь и достоинство другого лица[150].

С психологической точки зрения первостепенное значение имеют не только цели и мотивы действий оскорбителя, но и то, каким образом воспринимаются, оцениваются и интерпретируются его слова и поступки жертвой. Негативное психологическое воздействие на субъекта оказывается в том случае, когда он соответствующим образом эмоционально воспринимает или рационально интерпретирует действия другой стороны, ощущает себя униженным, «облитым грязью», независимо от побуждений оскорбителя. В некоторых случаях субъект может приписывать другому лицу определенные мотивы, которыми он, якобы, руководствовался, негативно воздействуя на оскорбленного, субъективно воспринимать его действия как целенаправленные. Но даже если такого рационального анализа не проводится, а человек видит, что оскорбление ему наносится походя, «между делом», факт подобного негативного воздействия всегда определяется на основе отрицательных ощущений и эмоций пострадавшего.

Подобная субъективная, «человекоцентрированная» оценка факта нанесения оскорбления и отличает традиционный психологический подход от правового. С этой точки зрения позиция авторов, утверждающих, что оскорбление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом, представляется более точной, соответствующей психологической реальности.

Резюмируя сказанное, можно утверждать, что с позиции права оскорбление является преступлением, когда:

1) субъект, расценив действия другого лица как оскорбительные по отношению к нему, унижающие его честь и достоинство в неприличной форме, обратился в суд;

2) суд, рассмотрев все обстоятельства дела:

а) установил наличие факта оскорбления, то есть унижения чести и достоинства потерпевшего в неприличной форме;

б) расценил действия виновного как совершенные именно в адрес потерпевшего и с прямым умыслом.

Соответственно, состава преступления нет в случаях, когда:

1. Субъект ошибочно расценил действия, совершенные по отношению к нему другим лицом, как оскорбительные, хотя объективно (по мнению суда) они таковыми не являются. Так, например, он мог неадекватно оценить высказывания собеседника из-за повышенной обидчивости, ранимости, вспыльчивости, подозрительности или других выраженных черт характера, либо в силу специфики ситуации взаимодействия, контекста общения, неадекватной интерпретации действий партнера по диалогу.

Как правило, в подобных ситуациях оправдательный вердикт выносится судом в связи с отсутствием пресловутой «неприличной формы» в действиях и высказываниях обвиняемого. Так, М. была признана судом первой инстанции виновной в том, что на собрании коллектива учреждения назвала Ш. «личным врагом». Это выражение он воспринял как оскорбление. Областной суд, рассмотрев дело по кассационной жалобе осужденной, отменил приговор и прекратил дело, указав, что высказывание М. не может быть признано оскорбительным. Действия М. свидетельствуют лишь о неучтивости, допущенной ей по отношению к Ш.

По другому делу приговором народного суда Р. б осужден за оскорбление Б., выразившееся в том, что он не явился на свадьбу с ней. Обстоятельства дела были следующие. Р. вступил в брак с Б. Незадолго до свадьбы он узнал, что Б. до знакомства с ним была в близких отношениях с другими мужчинами. Поэтому Р. решил оставить ее и не явился на свадьбу. Суд первой инстанции вынес обвинительный приговор и удовлетворил исковые требования Б., в том числе взыскал с Р. расходы на организацию свадьбы. Однако областной суд не признал в поведении Р. оскорбления Б., хотя его поступком было сильно задето чувство собственного достоинства последней[151].

2. Действия лица, обвиненного в оскорблении, были совершены неумышленно или с косвенным умыслом.

3. Действия лица, обвиненного в оскорблении, не были направлены именно на потерпевшего, они относились к другому человеку или к неопределенному кругу лиц. Так, например, Верховным Судом РСФСР было прекращено уголовное дело об оскорблении и клевете в отношении К., который публиковал статьи в газете, но не указывал в них фамилии конкретных лиц, хотя сюжеты брал из реальных дел[152].

Психологический подход, напротив, предполагает, что во всех указанных случаях на субъекта было оказано негативное психологическое воздействие, поскольку он счел, почувствовал себя униженным, оскорбленным, возможно, даже при этом и неадекватно оценив действия другого лица, их интенсивность и направленность, а также цели и мотивы поступков обидчика.

Наиболее часто такие ситуации возникают при взаимодействии представителей различных социальных групп и субкультур. Здесь один субъект расценивает свои действия и высказывания, их форму, как норму, они для него являются привычным стереотипным способом взаимодействия с окружающими (например, систематическое использование матерных слов и выражений). Его собеседник же воспринимает и интерпретирует слова собеседника как умышленную грубость в свой адрес, оценивает их как унижение собственного достоинства. Таким образом, в приведенных случаях можно говорить о негативном психологическом воздействии, оказанном на субъекта, однако не являющимся криминальным (независимо от его интенсивности и других параметров), поскольку по принятым правовым критериям в действиях другой стороны не содержится состава преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ.

Завершая обсуждение некоторых уголовно-правовых аспектов оскорбления, их анализ с позиции психологии, остановимся на проблеме психического насилия при совершении данного вида преступлений. Как уже отмечалось в предыдущей главе, большинство исследователей-правоведов не считают, что при совершении преступного деяния, предусмотренного ст. 130 УК РФ, виновный применяет психическое насилие в адрес потерпевшего.

Исключение составляет позиция Л.В. Сердюка, трактующего психическое насилие наиболее широко. Он утверждает, что «Психическое насилие, проявляющееся в оскорблении и клевете, в основном направлено на причинение психических травм из мести… При оскорблении субъект осознает, что слово может ранить человека сильнее некоторых действий физического характера, а потому избирает такой способ сведения счетов, отбирая у потерпевшего душевный покой…

Например, не старая, благополучная женщина в результате не спровоцированного публичного оскорбления со стороны продавца была приведена в такое стрессовое состояние, что по дороге домой с ней случился инсульт, и она в течение длительного времени не могла двигаться и говорить»[153].

Представляется, что данный автор чрезмерно расширяет содержание понятия психического насилия. По нашему мнению, негативное психологическое воздействие, оказываемое на личность при оскорблении, как правило, не достигает такой высокой интенсивности, чтобы можно было бы говорить о психическом насилии над субъектом, в отличие, например, от доведения до самоубийства и других, более тяжких, чем оскорбление, преступлений, при совершении которых осуществляется криминальное психологическое воздействие на потерпевшего в наиболее интенсивных и грубых формах. (Конечно, как во всяком правиле, здесь могут быть исключения, вроде случая, приводимого Л.В.Сердюком).

Рассматривая особенности негативного психологического воздействия на потерпевшего при оскорблении с использованием различных классификаций видов психологического воздействия, приведенных в первой главе книги, следует отметить, что при совершении данного преступления негативное влияние всегда бывает индивидуальным (то есть направленным на конкретное лицо) и явным, то есть проявляющимся открыто. Данное воздействие может оказываться как непосредственно, в ситуации контакта преступника и жертвы, так и опосредованно, с использованием СМИ или других людей, когда преступник рассчитывает, что последние донесут его высказывания до адресата.

Непростым является вопрос о произвольности-непроизвольности воздействия при оскорблении. Как уже отмечалось, с позиции психологической науки не столь уж важно, наносится оскорбление целенаправленно или случайно, походя. Решающее значение здесь имеет реакция адресата, его восприятие и интерпретация действий и высказываний другой стороны. Вместе с тем большинство правоведов утверждают, что данное преступление совершается только с прямым умыслом. Это означает, что с позиции права негативное психологическое воздействие здесь может оказываться только произвольно и осознанно, в противном же случае отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ.

Наиболее сложной является проблема диагностики манипулирования при оскорблении. Представляется, что для ее решения в каждом конкретном случае необходим анализ мотивов и целей действий оскорбителя. Как уже указывалось выше, в большинстве случаев целью воздействия здесь является непосредственно нанесение ущерба психике субъекта. Преступник стремится растоптать достоинство потерпевшего, выразить в грубой форме свое неуважение, презрение к нему, унизить его в глазах окружающих, руководствуясь такими мотивами как месть, ревность и т.д.

Вместе с тем нередки ситуации, когда правонарушители «преследуют также и цель воздействовать на волю потерпевшего, понудить его к совершению желательных для преступника действий… Например, один уже опытный вор, склоняя новичка к соучастию в краже, постоянно при людях называл его крайне оскорбительным словом, что заставило нормального в нравственном отношении парня пойти с ним на кражу»[154].

Другой пример относится к ситуациям, весьма распространенным в Европе и России в предыдущие столетия. В то время оскорбление дворянина предполагало обязательный (с учетом социальных норм и требований, принятых в дворянской среде) вызов обидчика на дуэль. При этом оскорбление, нанесенное значительно более опытным противником, «завзятым дуэлянтом», вынуждало оскорбленного вызывать того на неравный поединок, чтобы не «потерять лицо», не быть обесчещенным в глазах окружающих. В исторической и художественной литературе были неоднократно описаны случаи, когда цель действий оскорбителя заключалась не только и не столько в стремлении унизить оппонента, но в желании убить его узаконенным способом на дуэли, используя свой опыт и превосходство во владении оружием.

В подобных случаях унижение чести и достоинства субъекта является не целью действий оскорбителя, а средством достижения им других целей. Он рассчитывает, что оскорбленный, будучи разгневанным, растерянным, униженным или под воздействием иных сильных эмоций, снизит сознательный контроль над своими действиями и в таком состоянии вынужденно совершит необдуманные поступки, желательные для преступника. Здесь уже можно говорить о манипулировании поведением субъекта, причем манипулировании особого рода, когда факт негативного воздействия является вполне открытым, явным для всех участников взаимодействия, но цели, намерения манипулятора скрыты от оскорбленного лица, а своими действиями он преследует лишь личную выгоду.

Как и при доведении до самоубийства, криминальное психологическое воздействие может оказывать негативное влияние на широкий спектр психических образований субъекта («мишеней» воздействия). Представляется, что основной ущерб здесь наносится двум сферам личности. Во-первых, эмоциональной сфере, чувству собственного достоинства индивида, который в результате оскорбления испытывает такие негативные эмоции как обида, гнев, возмущение, чувства подавленности, униженности и т.д. Во-вторых, страдает область самооценки личности, поскольку негативное воздействие влияет на самоуважение субъекта, а также на его представления о том, как его оценивают другие значимые для него люди, социальное окружение. Именно в этом заключается психологический смысл понятия «унижение чести» применительно к конкретному индивиду. Деструктивное воздействие на эти психические образования, в свою очередь, приводят к снижению настроения, активности, негативному социально-психологическому самочувствию субъекта[155].

Завершая обсуждение проблем, связанных с негативным психологическим воздействием при оскорблении, следует отметить, что специальные психологические познания по уголовным делам рассматриваемой категории используются крайне редко. Значительно более востребованными судами, о чем уже говорилось выше, являются специальные познания из области лингвистики, привлекаемые для определения наличия/отсутствия «неприличной формы» негативного высказывания в адрес субъекта.

Однако, тем не менее, возможны ситуации, когда использование психологических познаний в форме судебно-психологической экспертизы необходимо для решения правовых вопросов, связанных с оскорблением субъекта. Дело в том, что индивид, посчитавший, что его честь и достоинство унижены другим лицом, вправе выбирать уголовно-правовой или гражданско-правовой способ защиты своих неимущественных прав, либо использовать их оба.

В первом случае субъект подает заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, предусмотренном ст. 318 УПК РФ. Во втором случае он подает гражданский иск о защите чести, достоинства и деловой репутации в соответствии с положениями ст. 152 ГК РФ. В данной норме определены следующие способы защиты его прав: опровержение порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина сведений, не соответствующих действительности; опубликование лицом своего ответа в тех же средствах массовой информации, в которых опубликованы сведения, ущемляющие его права; возмещение понесенных им убытков; компенсация морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений.

Таким образом, если уголовно-правовая защита потерпевшего предусматривает наказание виновного (в виде штрафа либо обязательных или исправительных работ по ст. 130 УК РФ), то гражданско-правовая защита обязывает ответчика по иску совершить действия, направленные на восстановление чести, достоинства и деловой репутации истца с помощью опровержения порочащих его сведений, публичного признания ответчиком неправомерности своих действий и компенсации морального вреда, причиненного истцу.

Как справедливо отмечает Н.К. Рудый, и уголовно-правовой, и гражданско-правовой способы защиты личных неимущественных прав субъекта могут реализовываться независимо друг от друга или следуя один за другим. Так, вынесение решения суда по гражданскому делу не препятствует последующему обращению субъекта с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, как и состоявшийся приговор не мешает потребовать по суду опровержения распространенных порочащих и не соответствующих действительности сведений[156].

Наконец, в третьем случае потерпевший может выступать в уголовном процессе об оскорблении также и в качестве гражданского истца. В соответствии с положениями ст. 44 УПК РФ он в рамках уголовного процесса (после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования) может предъявить гражданский иск для имущественной компенсации морального вреда, наступившего в результате оскорбления.

Определение понятия «морального вреда» приводится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10: «Под моральным вредом понимаются нравственные и физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права…, либо нарушающими имущественные права гражданина»[157].

Правовое регулирование порядка компенсации морального вреда осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 151 ГК РФ. Так, при компенсации морального вреда судом учитывается вина причинителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Именно для определения характера нравственного страдания индивида, его интенсивности и глубины (с учетом индивидуальных особенностей пострадавшего) и должны использоваться специальные психологические познания. Как справедливо отмечает А.Л. Южанинова, определение степени нравственных страданий истца требует проведения психологического исследования его индивидуальных особенностей (темперамента, характера, эмоционального состояния, системы ценностей, мотивационной сферы и т.д.) Требование закона об учете индивидуальных особенностей лица, которому причинен моральный вред, с психологической точки зрения означает прежде всего установление индивидуальной предрасположенности к виду и степени страданий, чувствительности к определенному способу психотравмирующего воздействия. Кроме того, психологическая оценка страданий истца является составным компонентом условий, определяющих степень вины ответчика[158].

Так, например, диапазон индивидуального реагирования на негативное психологическое воздействие при оскорблении весьма широк, он простираетс

cyberpedia.su

Оскорбление личности — статья 130

 

Преддверием разговора об оскорблениях человека и их последствиях может послужить один случай из жизни. Начнём с дословной передачи любопытного диалога.

— Татьяна! Ты зачем сломала дверь соседки бабы Шуры?

— А чего она меня дурой обозвала?

— Так ведь у тебя же справка есть от психиатра!

— Ну и что, я же ей её не показывала, – ухмыляется девица крупного телосложения с простоватым, но хитрым выражением лица.

Татьяна, определённо, поступила неправильно в силу своей неосведомлённости. А между тем, в законодательстве существует статья за оскорбление личности! Ей следовало бы написать заявление в суд и получить приличную компенсацию от бабушки, которая, хотя и не имеет соответствующей справки, но особо в развитии от Татьяны не отличается, также не блещет и наличием чувства такта.

Ведь здесь налицо оскорбление личности, статья 130. Некоторые могут усомниться в правильности моего предположения, что девица со справкой может рассчитывать на выигрыш в суде. Вроде бы, получается, что баба Шура просто напросто «назвала вещи своими именами»?

Ан нет, дорогие мои! Даже пьяного человека в вытрезвителе работники не имеют право обозвать «алкашом» или «пьянью», а по правилам обязаны обращаться к нему строго по имени и отчеству. На каждом гражданине России лежит ответственность за оскорбление человека, и неважно, пьян он или отстаёт в умственном развитии.

Кстати, если вспомнить историю, с которой начиналась данная статья, то можно подчеркнуть ещё одну особенность законодательной статьи об оскорблениях. Даже говоря правду, но выражая её в неприличной форме, человек тем самым совершает преступление. И особенно неприятным бывает оскорбление, которое наносится с указанием на какие-либо физические недостатки человека.

Другое дело, что доказать оскорбление личности (статья 130) бывает очень трудно – не всегда закон в полную силу работает у нас в стране. И потому чрезвычайно мал процент оскорбляемых ежечасно людей, которые решают обратиться в суд. А уж ещё меньше процент тех, которые выигрывают спор… Ведь при судебном разбирательстве необходимы неопровержимые доказательства состава преступления, кои предоставить истцу в суд чрезвычайно трудно.

Оскорбление личности статья 130 признаёт как нанесённое лично, так и высказанное другому человеку. И если третье лицо ещё может в суде свидетельствовать о составе преступления, то личная встреча вполне может проходить конфиденциально. Как доказать в этом случае нанесение оскорбления личности?

Также считается совершённым преступление, если оскорбления наносятся по телефону, по интернету, в письменной форме: записками, телеграммами, письмами, рисунками или даже символами или при участии средств массовой информации. Оскорбление личности статья 130 считает преступление и бессловесное, когда унижающий человеческое достоинство человек использует неприличные жесты или действия. Оскорбительными действиями считаются плевки в сторону человека, срывание с него одежды, обливание жидкостями. Практически такие действия реального вреда здоровью человека нанести не могут, но факт унижения достоинства здесь налицо.

Следует уважать себя и не допускать в свой адрес никаких оскорблений. И если всё-таки подобное вдруг имеет место быть, то нужно приложить все усилия с тем, чтобы наказать достойно обидчика.

Примером правильного поведения может послужить история, случившаяся в одном совхозе ещё при советской власти. Молодая зоотехник зашла в бухгалтерию с какими-то претензиями по поводу начисления заработной платы.

Главбух, привыкшая свои «нечистые» дела творить безнаказанно, в гневе прогнала посетительницу. И даже по своей деревенской привычке поимела неосторожность выглянуть в дверь и крикнуть ей вслед: «Синяя курица!».

Молодая женщина спокойно поинтересовалась у окружающих: «А разве бывают синие курицы? А почему она про меня так сказала?». И ей с удовольствием пояснили, что синяя курица – это худышка, в посёлке такие не очень котируются. Деревенская баба должна быть крепкой и сильной, чтобы и коня остановить, и при случае его в борозде заменить.

Девушка покивала головой и тут же написала заявление в суд, которое и попросила подписать присутствующих. Не все, конечно, согласились, но парочка свидетелей нашлась. Вопрос: зачем зоотехник стала интересоваться у наблюдавших некрасивую сцену людей про то, что означает словосочетание «синяя курица»? Да затем, чтобы привлечь внимание! И дать возможность всем понять, что главбух хотела нанести оскорбление именно зоотехнику.

В результате девушка получила приличную компенсацию от оскорбительницы, ту понизили в должности. А самое главное – это то, что с этого момента ни один человек не делал попыток высказаться в адрес приезжей в грубой форме.

 

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о