И глобализация – Глобализация — что это такое простыми словами, ее плюсы и минусы на примерах

Содержание

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ • Большая российская энциклопедия

ГЛОБАЛИЗА́ЦИЯ (от лат. globus – шар), со­вре­мен­ный этап ин­тер­на­цио­на­ли­за­ции ме­ж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний, эко­но­мич., по­ли­тич. и со­цио­куль­тур­ных про­цес­сов, от­ли­чаю­щий­ся осо­бой ин­тен­сив­но­стью. Наи­бо­лее оче­вид­ные про­яв­ле­ния Г. – кон­со­ли­да­ция еди­но­го ми­ро­во­го рын­ка, ак­тив­ное раз­ви­тие меж­го­су­дарств. фи­нанс., тор­го­вых и про­из­водств. свя­зей, рас­ши­ре­ние де­неж­ных, то­вар­ных и люд­ских по­то­ков, ус­ко­рен­ная адап­та­ция со­ци­аль­ных струк­тур к ди­на­мич­ным эко­но­мич. про­цес­сам, куль­тур­ная уни­вер­са­ли­за­ция, ста­нов­ле­ние все­об­ще­го инфор­мац. про­стран­ст­ва на ба­зе но­вей­ших ком­пь­ю­тер­ных тех­но­ло­гий (см. Ин­фор­ма­ци­он­ное об­ще­ст­во).

Глобализация как форма взаимодействия цивилизаций

Кон­так­ты со­об­ществ с раз­ны­ми куль­ту­ра­ми, тра­ди­ция­ми, цен­но­ст­ны­ми ус­та­нов­ка­ми, кон­фес­сио­наль­ной при­вер­жен­но­стью все­гда строи­лись на двойств. ос­но­ве – взаи­мо­обо­га­ще­ния их уча­ст­ни­ков и кон­флик­та ме­ж­ду ни­ми. От­но­ше­ния ме­ж­ду За­па­дом и Вос­то­ком, мет­ро­по­лия­ми и ко­ло­ния­ми, ин­ду­ст­ри­аль­ны­ми и аг­рар­ны­ми зо­на­ми с дав­них вре­мён пря­мо или кос­вен­но от­ра­жа­лись на жиз­ни мил­лио­нов лю­дей. Но Г., ох­ва­тив со­бой уже не мил­лио­ны, а мил­ли­ар­ды жи­те­лей Зем­ли, при­да­ла про­цес­су ци­ви­ли­за­ци­он­ных взаи­мо­дей­ст­вий но­вый ха­рак­тер. Важ­ней­шие сис­те­мо­об­ра­зую­щие эле­мен­ты ны­не су­ще­ст­вую­щих ци­ви­ли­за­ций под­вер­га­ют­ся всё бо­лее мощ­но­му воз­дей­ст­вию со сто­ро­ны од­но­го из ци­ви­ли­за­ци­он­ных ти­пов, ко­то­рый при­ня­то на­зы­вать «за­пад­ным». За­пад (его так­же име­ну­ют Се­ве­ром), яв­ляю­щий­ся все­мир­ной ла­бо­ра­то­ри­ей для ис­пы­та­ния воз­дей­ст­вия но­вей­ших тех­но­ло­гий на при­род­ную и со­ци­аль­ную сре­ду, для пре­об­ра­зо­ва­ния и уни­фи­ка­ции ис­то­рич. тра­ди­ций, всё боль­ше воз­дей­ст­ву­ет на Вос­ток (упо­треб­ля­ет­ся и ус­лов­ное по­ня­тие «Юг»), от­но­си­тель­но не­дав­но всту­пив­ший на путь мо­дер­ни­за­ции.

В ре­зуль­та­те про­цес­сов Г. про­изош­ло боль­шее, чем пре­ж­де, при­об­ще­ние зна­чит. час­ти че­ло­ве­че­ст­ва к пло­дам совр. раз­ви­тия. Воз­ник­ли бла­го­при­ят­ные ус­ло­вия для пре­одо­ле­ния нац. и эт­нич. замк­ну­то­сти. Уг­луб­ле­ние ме­ж­ду­нар. раз­де­ле­ния тру­да обес­пе­чи­ло его бо­лее вы­со­кую про­из­во­ди­тель­ность. Зри­мо по­вы­сил­ся сред­ний уро­вень жиз­ни на­се­ле­ния, про­жи­ваю­ще­го в зо­не т. н. зо­ло­то­го мил­ли­ар­да. Зна­чи­тель­но рас­ши­ри­лись воз­мож­но­сти по­лу­че­ния людь­ми все­сто­рон­ней ин­фор­ма­ции и куль­тур­но­го взаи­мо­об­ме­на.

В то же вре­мя транс­фор­ма­ция тра­диц. об­ществ те­ря­ет ор­га­нич­ную ос­но­ву и про­ис­хо­дит пре­им. за счёт ос­вое­ния ими но­вых тех­но­ло­гий, ро­ж­дён­ных в не­драх зап. ци­ви­ли­за­ции, и свя­зан­ных с ни­ми куль­тур­ных и со­ци­аль­ных воз­дей­ст­вий, раз­ру­ша­ю­щих ве­ко­вые ук­ла­ды жиз­ни. Это раз­ру­ше­ние, на­прав­лен­ное из­вне и под­ме­няю­щее со­бой ес­теств. от­ми­ра­ние ус­та­рев­ших под­сис­тем и эле­мен­тов, не мо­жет не вос­при­ни­мать­ся как вра­ж­деб­ная дея­тель­ность, при­зван­ная ли­шить за­тра­ги­вае­мые ею на­ро­ды их ис­кон­ной иден­тич­но­сти. Ряд стран (Ин­дия, Ки­тай, Япо­ния, Юж. Ко­рея) в ус­ло­ви­ях Г. смог­ли раз­вить ори­ги­наль­ные мо­де­ли оп­ти­маль­но­го со­че­та­ния (син­те­за) за­им­ст­во­ван­но­го с За­па­да и тра­ди­ци­он­но­го, поч­вен­но­го. Эти мо­де­ли обес­пе­чи­ли со­от­вет­ст­вую­щим стра­нам воз­мож­нос­ти от­но­си­тель­но ус­пеш­но­го при­спо­соб­ле­ния к совр. меж­ду­нар. ре­аль­но­сти.

Фор­ма Г., в ко­то­рой она осу­ще­ст­в­ля­лась во 2-й пол. 20 – нач. 21 вв., при­ве­ла к то­му, что вы­иг­ра­ли от неё пре­ж­де все­го эко­но­ми­че­ски наи­бо­лее раз­ви­тые стра­ны и опи­раю­щие­ся на них круп­ные фи­нан­со­во-пром. комп­лек­сы, то­гда как мн. ме­нее раз­ви­тые го­су­дар­ст­ва про­иг­ра­ли. Но и вы­со­ко­раз­ви­тые стра­ны стал­ки­ва­ют­ся с не­ма­лы­ми про­бле­ма­ми, вы­зван­ны­ми Г. Воз­рос­шая взаи­мо­за­ви­си­мость нац. эко­но­мик чре­ва­та усу­губ­ле­ни­ем фи­нан­со­вой не­ста­биль­но­сти: кри­зис­ные яв­ле­ния в од­ной зо­не вы­зы­ва­ют серь­ёз­ные по­тря­се­ния во всех ос­таль­ных. Из-за от­но­сит. до­ро­го­виз­ны ра­бо­чей си­лы в эко­но­ми­че­ски раз­ви­тых стра­нах, обу­слов­лен­ной вы­со­ки­ми со­ци­аль­ны­ми стан­дар­та­ми, су­ще­ст­вен­но сни­жа­ет­ся кон­ку­рен­то­спо­соб­ность про­из­во­ди­мой в них про­дук­ции. Это, в свою оче­редь, ве­дёт к свёр­ты­ва­нию мн. сфер про­из­вод­ст­ва и рос­ту без­ра­бо­ти­цы. В ря­де го­су­дарств св. 10% эко­но­ми­че­ски ак­тив­но­го на­се­ле­ния – без­ра­бот­ные. На­чал­ся де­мон­таж де­ся­ти­ле­тия­ми скла­ды­вав­шей­ся и эф­фек­тив­но дей­ст­во­вав­шей со­ци­аль­но-пра­во­вой ин­фра­струк­ту­ры.

Стра­ны, име­но­вав­шие­ся ра­нее «треть­им ми­ром», в ус­ло­ви­ях Г. раз­де­ли­лись на две осн. груп­пы. Пер­вую со­ста­ви­ли яв­ные «па­сын­ки гло­ба­ли­за­ции» – го­су­дар­ст­ва, от­ста­ва­ние ко­то­рых от наи­бо­лее раз­ви­тых стран, не­смот­ря на все уси­лия, ос­та­лось преж­ним, а в отд. слу­ча­ях да­же воз­рос­ло. Под дав­ле­ни­ем то­вар­ной мас­сы, по­сту­паю­щей с гло­ба­ли­зо­ван­но­го ми­ро­во­го рын­ка, окон­ча­тель­но­му раз­ру­ше­нию под­верг­лись преж­ние ар­ха­ич. фор­мы зем­ле­поль­зо­ва­ния и аг­ро­тех­ни­ки, а так­же тра­диц. ре­мес­лен­ное про­из­вод­ст­во. Это ин­тен­си­фи­ци­ро­ва­ло про­цесс об­ни­ща­ния осн. мас­сы кре­сть­ян и ре­мес­лен­ни­ков, ус­ко­ри­ло их пе­ре­се­ле­ние из де­ре­вень и ма­лых гор. по­се­ле­ний в круп­ные го­ро­да и ме­га­по­ли­сы, что, в свою оче­редь, при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию тру­щоб как зон кон­цен­три­ро­ван­ной ни­ще­ты (см. Ур­ба­ни­за­ция). Од­но­вре­мен­но су­ще­ст­вен­но уг­лу­би­лась ма­те­ри­аль­ная и ду­хов­ная про­пасть, от­де­ляю­щая ме­ст­ные эли­ты, пе­ре­няв­шие об­раз жиз­ни и нор­мы по­треб­ле­ния, ха­рак­тер­ные для пра­вя­щих клас­сов За­па­да, от осн. мас­сы со­гра­ж­дан. Вто­рую груп­пу со­ста­ви­ли стра­ны, в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия зна­чи­тель­но ус­ко­рив­шие своё раз­ви­тие и не­сколь­ко со­кра­тив­шие ди­стан­цию, от­де­ляв­шую их от зо­ны «зо­ло­то­го мил­ли­ар­да». Тем не ме­нее по­те­ри, ко­то­рые они не­сут под воз­дей­ст­ви­ем Г., так­же весь­ма ве­ли­ки. Слож­ное пе­ре­плете­ние тра­ди­цио­на­ли­ст­ских по­ряд­ков, взаи­мо­дей­ст­вий, ти­пич­ных для ран­не­го ин­ду­ст­риа­лиз­ма, и по­стин­ду­ст­ри­аль­ных влия­ний, ис­хо­дя­щих из зо­ны «зо­ло­то­го мил­ли­ар­да», соз­да­ло в этих стра­нах про­те­ст­ный по­тен­ци­ал, по­ро­ж­даю­щий по­сто­ян­ную со­ци­аль­ную и по­ли­тич. не­ста­биль­ность. В ус­ло­ви­ях Г. при­об­ре­ла осо­бую важ­ность т. н. проб­ле­ма раз­ры­ва в раз­ви­тии, т. е. про­грес­си­рую­ще­го от­ста­ва­ния наи­ме­нее удач­ли­вых стран от аван­гард­ных групп го­су­дарств. От­стаю­щие стра­ны прев­ра­ща­ют­ся в гло­баль­ный ис­точ­ник со­ци­аль­ных, по­ли­тич., эко­но­мич., а в ря­де слу­ча­ев и во­ен. вы­зо­вов для бо­лее бла­го­по­луч­ной час­ти че­ло­ве­че­ст­ва.

Глобализация и государство-нация

Г. су­ще­ст­вен­но скор­рек­ти­ро­ва­ла роль нац. го­су­дар­ст­ва: ос­лаб­ла воз­мож­ность его вме­ша­тель­ст­ва в фи­нан­со­вую, про­из­водств. и тор­го­вую сфе­ры. По­гра­нич­ный кон­троль над пе­ре­дви­же­ни­ем лю­дей и то­ва­ров, хо­тя и со­хра­нил­ся, но не яв­ля­ет­ся уже та­ким пол­ным и жё­ст­ким, как пре­ж­де.

В 1990-х гг. по­ня­тие нац. су­ве­ре­ни­те­та всё ча­ще про­воз­гла­ша­лось ус­та­рев­шим, а его на­ру­ше­ние счи­та­лось впол­не до­пус­ти­мым – пре­ж­де все­го во имя нрав­ст­вен­но обу­слов­лен­но­го ин­тер­вен­цио­низ­ма и т. д. Всё это об­ра­зо­вы­ва­ло пи­та­тель­ную поч­ву для атак на нац. су­ве­ре­ни­тет со сто­ро­ны наи­бо­лее ра­ди­каль­ных по­бор­ни­ков Г. При этом пол­но­стью иг­но­ри­ро­ва­лось то об­стоя­тель­ст­во, что Г. не толь­ко под­ры­ва­ет зна­чи­мость отд. функ­ций нац. го­су­дар­ст­ва, но и спо­соб­ст­ву­ет уси­ле­нию не­ко­то­рых из них, в т. ч. край­не важ­ных.

Те­зис об ус­та­ре­ва­нии су­ве­ре­ни­те­та воз­ник в зна­чит. ме­ре на ос­но­ве об­об­ще­ния ре­аль­но­го ин­тег­рац. опы­та зап.-ев­роп. стран пос­ле 2-й ми­ро­вой вой­ны и Ев­ро­пей­ско­го сою­за. Вмес­те с тем этот те­зис не со­об­ра­зу­ет­ся, напр., с опы­том раз­ви­тия США и с тен­ден­ция­ми в ог­ром­ном ре­гио­не Центр. и Вост. Ев­ра­зии (осо­бен­но в КНР), где пре­об­ла­да­ет тя­го­те­ние к за­креп­ле­нию гос. су­ве­ре­ни­те­та в жё­ст­ких пра­во­вых, по­ли­тич. и во­ен­но-си­ло­вых фор­мах.

Г. вне­сла су­ще­ст­вен­ные кор­рек­ти­вы в сло­жив­ший­ся ми­ро­по­ря­док. Од­на из осо­бен­но­стей ны­неш­ней си­туа­ции – чёт­ко про­яв­ляю­щее­ся про­ти­во­ре­чие ме­ж­ду воз­рос­шей сте­пе­нью взаи­мо­за­ви­си­мо­сти эле­мен­тов ми­ро­по­ряд­ка, с од­ной сто­ро­ны, и на­рас­та­ни­ем дес­та­би­ли­зи­рую­щих воз­дей­ст­вий на не­го – с дру­гой. Взаи­мо­за­ви­си­мость ин­тен­сив­но под­пи­ты­ва­ет­ся гло­ба­ли­зац. про­цес­сами, а дес­та­би­ли­за­ция су­ще­ст­вую­ще­го ми­ро­по­ряд­ка – ря­дом их по­след­ст­вий: уг­луб­ле­ни­ем раз­ры­ва в ус­ло­ви­ях су­ще­ст­во­ва­ния эко­номи­че­ски раз­ви­тых и от­стаю­щих го­су­дарств, непо­спе­ваю­щей ре­ст­рук­ту­ри­за­ци­ей меж­го­су­дарств. от­но­ше­ний, амор­ти­за­ци­ей мно­гих при­ня­тых пре­ж­де до­го­вор­ных до­ку­мен­тов, воз­рос­шей ори­ен­та­ци­ей пра­вя­щих элит и час­ти об­ще­ст­вен­но­сти ря­да стран на си­ло­вое дав­ле­ние как фак­тор, обес­пе­чи­ваю­щий ме­ж­ду­нар. по­ря­док. Осо­бен­но опас­ные де­фор­ма­ции сис­те­мы ме­ж­ду­нар. от­но­ше­ний мо­гут вы­звать пре­тен­зии на мо­но­по­ли­за­цию в оцен­ке яв­ле­ний и при­ня­тия ре­ше­ний в этой сфе­ре (син­дром «од­но­по­ляр­но­го ми­ра»).

Глобализация и миграции

Од­ним из важ­ных про­яв­ле­ний ны­неш­них форм кон­фликт­но­го кон­так­та ци­ви­ли­за­ций ста­ло не­бы­ва­лое по сво­им мас­шта­бам уси­ле­ние им­ми­грац. по­то­ков в зо­ну «зо­ло­то­го мил­ли­ар­да» из наи­бо­лее бед­ных и не­бла­го­по­луч­ных стран, пре­ж­де все­го Азии и Аф­ри­ки. Важ­ней­шая при­чи­на это­го – глу­бо­кое раз­ли­чие в ус­ло­ви­ях су­ще­ст­во­ва­ния на ро­ди­не и в эко­но­ми­че­ски бла­го­по­луч­ных стра­нах. Миг­ра­ция сти­му­ли­ру­ет­ся дея­тель­но­стью средств мас­со­вой ин­фор­ма­ции, про­ни­каю­щих в са­мые от­да­лён­ные угол­ки зем­но­го ша­ра и ве­ду­щих ши­ро­кую про­па­ган­ду пре­иму­ществ «зап. об­ра­за жиз­ни». Не­ма­ло­важ­ное влия­ние на рас­ши­ре­ние ми­грац. по­то­ков ока­зы­ва­ет про­грес­си­рую­щее ста­ре­ние на­се­ле­ния в стра­нах За­па­да. В ре­зуль­та­те на рын­ках тру­да этих стран воз­ни­ка­ет острый ин­те­рес к пер­спек­тив­ной, мо­ло­дой ра­бо­чей си­ле, спо­соб­ной за­пол­нить пус­тую­щие ни­ши. Этот ин­те­рес по­дог­ре­ва­ет­ся так­же тем, что ра­бо­чая си­ла им­ми­гран­тов, как пра­ви­ло, зна­чи­тель­но де­шев­ле, чем ме­ст­ная. Уси­ле­нию им­ми­гра­ции спо­соб­ст­ву­ет ка­че­ст­вен­ное со­вер­шен­ст­во­ва­ние транс­порт­ных средств, сде­лав­шее сме­ну сре­ды оби­та­ния не про­сто воз­мож­ной, но и срав­ни­тель­но дос­туп­ной.

На­чи­ная с 1990-х гг. им­ми­гра­ция ста­ла вы­хо­дить да­ле­ко за ре­гу­ли­руе­мые пре­де­лы. В ря­де слу­ча­ев её мас­шта­бы су­ще­ст­вен­но пре­взош­ли ре­аль­ные воз­мож­но­сти стран, ку­да при­бы­ва­ют им­ми­гран­ты. Про­бле­ма, од­на­ко, не ис­чер­пы­ва­ет­ся рос­том ко­ли­че­ст­вен­ных по­ка­за­те­лей. Не ме­нее важ­но и то, что в по­то­ке но­вых им­ми­гран­тов воз­рос­ла до­ля вы­ход­цев из стран с не­бе­лым, в т. ч. с му­суль­ман­ским, на­се­ле­ни­ем, при­нёс­ших с со­бой мен­та­ли­тет, об­раз жиз­ни и сис­те­му цен­но­стей, с большим трудом сты­кую­щие­ся с куль­ту­рой, обы­чая­ми и ценност­ны­ми пред­став­ле­ния­ми по­дав­ляю­ще­го боль­шин­ст­ва ко­рен­но­го на­се­ле­ния раз­ви­тых стран. Опыт убе­ди­тель­но по­ка­зал, на­сколь­ко труд­на для им­ми­гран­тов это­го ти­па да­же по­верх­но­ст­ная адап­та­ция к но­вым ус­ло­ви­ям жиз­ни (см. Адап­та­ция со­ци­аль­ная). В от­ли­чие от сво­их пред­ше­ст­вен­ни­ков осн. мас­са но­вых им­ми­гран­тов не стре­мит­ся слить­ся с ок­ру­же­ни­ем, ов­ла­деть язы­ком стра­ны пре­бы­ва­ния, при­нять ут­вер­див­шие­ся в ней обы­чаи, об­раз жиз­ни, куль­ту­ру. Из­бе­гая ас­си­ми­ля­ции, они на­чи­на­ют адап­ти­ро­вать не се­бя, а ус­ло­вия сво­его су­ще­ст­во­ва­ния в но­вой сре­де. В не­ко­то­рых из стран, став­ших ре­зер­вуа­ром для им­ми­грац. по­то­ков, воз­ник­ли це­лые анк­ла­вы, в ко­то­рых вновь при­быв­шие на­ча­ли со­став­лять боль­шин­ст­во на­се­ле­ния. Та­кая си­туа­ция ха­рак­тер­на для стран ЕС, США, а так­же Рос. Фе­де­ра­ции и ря­да др. стран.

Нет ос­но­ва­ний по­ла­гать, что по­доб­ные яв­ле­ния и по­ро­див­шие их при­чи­ны но­сят вре­мен­ный, пре­хо­дя­щий ха­рак­тер. Не слу­чай­но ино­гда да­же го­во­рят о на­ча­ле но­во­го Ве­ли­ко­го пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов. Это, в свою оче­редь, не мо­жет не ска­зать­ся на на­строе­ни­ях ав­то­хтон­но­го на­се­ле­ния. Уже сей­час не­по­средств. ре­зуль­та­том под­няв­шей­ся им­ми­грац. вол­ны ста­ло яв­но на­сто­ро­жен­ное от­но­ше­ние мн. ко­рен­ных жи­те­лей к «чу­жа­кам». Ак­тив­ность гра­ж­дан, вы­ра­жаю­щих вра­ж­деб­ность к им­ми­гран­там, не­ук­лон­но воз­ра­ста­ет. Не­по­средств. след­ст­вие это­го – по­все­ме­ст­ное уси­ле­ние по­зи­ций пра­во­ра­ди­каль­ных по­ли­тич. пар­тий.

Про­ис­шед­шее в ре­зуль­та­те гло­ба­ли­зац. про­цес­сов на­коп­ле­ние ни­ще­ты на од­ном по­лю­се ми­ра и вы­зы­ваю­ще­го бо­гат­ст­ва – на дру­гом при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию се­те­во­го меж­ду­нар. терро­риз­ма­. Г. от­кры­ла так­же тер­ро­ри­стам дос­туп ко мн. но­вей­шим тех­нич. до­сти­же­ни­ям, гло­баль­но­му ин­фор­мац. про­ст­ран­ст­ву, воз­мож­но­стям транс­на­цио­наль­ных фи­нан­со­вых се­тей, а так­же к сред­ст­вам раз­ру­ше­ния. Ос­лож­нил­ся конт­роль (в си­лу уве­ли­че­ния люд­ских по­то­ков, пе­ре­се­каю­щих гос. гра­ни­цы) над по­тен­ци­аль­ны­ми тер­ро­ри­ста­ми. По­ка ре­ак­ция на всплеск меж­ду­нар. тер­ро­риз­ма сво­дит­ся к си­ло­вым ак­ци­ям по­ли­цей­ско­го ти­па, осу­ще­ст­в­ля­е­мым со­зда­вае­мы­ми «по слу­чаю» коа­ли­ция­ми за­ин­те­ре­со­ван­ных го­су­дарств и не всег­да имею­щим под со­бой яс­ные меж­ду­на­род­но-пра­во­вые ос­но­ва­ния.

Глобализм и антиглобализм

Ут­верж­де­ние Г. при­ве­ло к по­яв­ле­нию идео­ло­гич. те­че­ния, при­зван­но­го обос­но­вать не­из­беж­ность той мо­де­ли, в ко­то­рой она ны­не реа­ли­зу­ет­ся. Ча­ще все­го это те­че­ние име­ну­ют гло­ба­лиз­мом. По­сколь­ку са­ма Г. – про­цесс объ­ек­тив­ный, пред­по­ла­га­ет­ся, что всё, свя­зан­ное с ней, долж­но при­ни­мать­ся без ка­ких бы то ни бы­ло воз­ра­же­ний. Са­ма она рас­смат­ри­ва­ет­ся как од­но­ли­ней­ное по­сту­па­тель­ное дви­же­ние, ис­клю­чаю­щее лю­бую цик­лич­ность и ва­риа­тив­ность. Со­дер­жа­тель­но Г. по­ни­ма­ет­ся как про­цесс рас­про­стра­не­ния ус­та­но­вок и цен­но­стей зап. ци­ви­ли­за­ции на все ос­таль­ные ре­гио­ны ми­ра. Цен­ность су­ще­ст­вую­щих ци­ви­ли­за­ций, куль­тур, а в ко­неч­ном счё­те и на­ро­дов во мно­гом оп­ре­де­ля­ет­ся сте­пе­нью их во­вле­чён­но­сти в про­цесс Г. На­ли­чие про­ти­во­ре­чий, по­ро­ж­дае­мых Г., ес­ли не от­ри­ца­ет­ся, то, по мень­шей сте­пе­ни, пре­умень­ша­ет­ся. Гло­ба­лиз­му свой­ст­вен­на так­же склон­ность к пре­уве­ли­че­нию ре­аль­ных мас­шта­бов гло­ба­ли­зац. про­цес­сов. При опи­са­нии ус­пе­хов Г. обыч­но де­ла­ет­ся упор на те сфе­ры об­ществ. дея­тель­но­сти и про­из­вод­ст­ва, в ко­то­рых Г. дей­ст­ви­тель­но су­ще­ст­вен­но про­дви­ну­лась впе­рёд. То об­стоя­тель­ст­во, что мно­гие дру­гие жиз­нен­но важ­ные сфе­ры на­хо­дят­ся лишь на по­ро­ге Г. ли­бо да­же не за­тро­ну­ты ею, по воз­мож­но­сти, за­мал­чи­ва­ет­ся. Од­но­вре­мен­но пред­по­ла­га­ет­ся, что Г. не­сёт с со­бой ис­клю­чи­тель­но бла­га: ес­ли та или иная общ­ность (го­су­дар­ст­во, эт­нич. или со­ци­аль­ная груп­па) их не ощу­ща­ет, это объ­яс­ня­ет­ся лишь тем, что она не­дос­та­точ­но вклю­че­на в гло­ба­ли­зац. про­цесс. До­ста­точ­но ин­тен­си­фи­ци­ро­вать уси­лия, на­прав­лен­ные на та­кое вклю­че­ние, что­бы же­лае­мые бла­га ста­ли до­стоя­ни­ем всех чле­нов об­ще­ст­ва.

Не­га­тив­ные сто­ро­ны Г. по­ро­ди­ли, од­на­ко, глу­бо­кое не­до­воль­ст­во в разл. сло­ях на­се­ле­ния. Во мн­огих, осо­бен­но в по­стра­дав­ших, стра­нах она ста­ла не без ос­но­ва­ний вос­при­ни­мать­ся не столь­ко как объ­ек­тив­но об­ус­лов­лен­ный про­цесс, сколь­ко как внеш­нее на­си­лие, про­дик­то­ван­ное эго­ис­ти­чес­ки­ми на­ме­ре­ния­ми. Воз­ник­ло мас­со­вое дви­же­ние, вы­сту­паю­щее про­тив из­дер­жек осу­ще­ст­в­ляе­мо­го ны­не ва­ри­ан­та Г. Как вся­кое ши­ро­кое мас­со­вое дви­же­ние, осо­бен­но на пер­во­на­чаль­ном эта­пе, ан­ти­гло­ба­лист­ское дви­же­ние не­од­но­род­но. К его ак­ци­ям не­ред­ко при­мы­ка­ют и чис­то дест­рук­тив­ные груп­пы. Од­на­ко, по су­ти, дви­же­ние вы­пол­ня­ет важ­ную со­ци­аль­но-по­ли­тич. функ­цию, об­ра­щая вни­ма­ние об­ще­ст­вен­но­сти на ре­аль­ные уг­ро­зы ны­неш­ней мо­де­ли Г. и тем са­мым по­бу­ж­дая по­ли­тич. эли­ты к кор­рек­ции дей­ст­вую­щей мо­де­ли и спо­соб­ст­вуя пре­дот­вра­ще­нию воз­мож­ных по­тря­се­ний в бу­ду­щем. Это дви­же­ние вы­сту­па­ет не про­тив объ­ек­тив­но­го про­цес­са уни­вер­са­ли­за­ции че­ло­ве­че­ско­го со­об­ще­ст­ва, ведь со­ци­аль­ные груп­пы, по­ро­див­шие и под­дер­жи­ваю­щие это движение, сами органически связаны с Г. Действитель­ная их цель – не ре­ак­ци­он­ная уто­пия раз­об­щён­но­го че­ло­ве­че­ст­ва, а гу­ма­ни­за­ция гло­ба­ли­зац. про­цес­сов.

Та­ким об­ра­зом, яв­ное не­со­от­вет­ст­вие ус­та­но­вок гло­ба­лиз­ма ре­аль­ной си­туа­ции, с од­ной сто­ро­ны, и анар­хи­ст­ско-раз­ру­шит. па­фос в дей­ст­ви­ях оп­ре­де­лён­ных групп внут­ри ан­ти­гло­ба­ли­ст­ско­го дви­же­ния, с дру­гой, по­бу­ж­да­ют наи­бо­лее от­вет­ст­вен­ные на­уч. и по­ли­тич. кру­ги во всём ми­ре ис­кать реа­ли­стич. оцен­ки дей­ст­вит. уров­ня Г., вы­яв­лять оп­ти­маль­ные пу­ти пре­об­ра­зо­ва­ния ми­ро­уст­рой­ст­ва на ос­но­ве прин­ци­пов со­ли­дар­но­сти и гу­ма­низ­ма.

bigenc.ru

что это такое, как это работает и кому это выгодно — Нож

Что такое глобализация?

Моделью, объединяющей в себе все лучшее от глобализации, можно считать идеальный интернет — свободное пространство без запретов. Доступ к любой информации, контакты с единомышленниками и покупка товаров по всему земному шару, тысячи бесплатных сервисов, возможность исследовать мировую историю и культуру, получить онлайн-образование и найти работу за пределами своего города и страны — это достижения глобализации.

Мир без глобализации проще всего представить на примере ограниченного интернета, в котором закрыт доступ к внешним ресурсам, нельзя покупать импортные товары и скачивать иностранные фильмы, музыку, книги. Мессенджеры не работают или позволяют связаться только с соотечественниками. За контентом строго следит цензура, а пользователи не имеют права высказывать противоречащие идеологическим догмам мысли. В своей крайней форме такой подход характерен для КНДР, где доступ в интернет можно получить только с личного разрешения Гения Руководства Ким Чен Ына, а все остальные вынуждены пользоваться интранетом, внутренней северокорейской сетью.

С каждым годом «глобальная деревня», как говорил Маршалл Маклюэн, становится все теснее. Однако этот процесс может протекать по двум противоположным сценариям: однополярный мир, где люди свободно передвигаются по всему земному шару, зарабатывают деньги в разных странах, активно влияют на происходящее, самостоятельно выбирают мировоззрение, сексуальную ориентацию и формируют политические предпочтения, — и многополярный мир принципиально не согласных друг с другом цивилизаций-гегемонов, в котором границы крепки, а над планетой собираются тучи войны и глобальной экологической катастрофы.

Почему глобальный мир называют «концом истории»?

Глобализация пошла ускоренными темпами, когда развалился Советский Союз. Биполярный мир, в котором боролись (часто в форме военных конфликтов) две главенствующие доктрины — либеральная и коммунистическая, превратился в однополярный. Капитализм восторжествовал.

В 1989 году, когда СССР взял курс на либерализацию экономики и практически признал крах коммунистической идеологии, американский философ и политолог Фрэнсис Фукуяма опубликовал программную статью под названием «Конец истории?». Он утверждал, что в таком однополярном мире «разрешены все противоречия и утолены все потребности. Нет борьбы, нет серьезных конфликтов, поэтому нет нужды в генералах и государственных деятелях». А основной и единственной заботой человечества остается экономика. Государство-утопия конца истории носит «общечеловеческий» характер, признает свободу и права каждого индивидуума и существует с согласия всех людей. Нет ни философии, ни искусства, ни идеологии — только взаимное обогащение и технологическое развитие, а главными игроками становятся уже не государства, а гигантские корпорации.

knife.media

Глобализация плюсы и минусы, что такое глобализация? Глобализация простыми словами

Нелли Назарова

Нельзя зацикливаться на одной проблеме. Нужно найти себе еще несколько.

calendar_today 27 ноября 2017

visibility 12627 просмотров

Глобализацией простыми словами, называется процесс, во время протекания которого мир превращается в объединенную систему.

В конце прошлого века глобализация стала актуальной темой для размышлений, дискуссии о ней до сих пор не прекратились, а наоборот усилились.

Глобализация подразумевает интеграцию в экономической, культурной, политической и религиозной сферах, однако, самая нашумевшая – глобализация экономики.

Объединение пространства в одну зону и неограниченное перемещение по ней информационных ресурсов, капитала, рабочей силы, товаров и услуг, свободное выражение мысли, развитие, укрепление и взаимодействие социальных институтов – это и есть мировая экономическая глобализация.

Источники глобализации:

  1. Научно-технический прогресс, в частности развитие Интернета, с помощью которого расстояние между государствами стирается. Сегодня мы имеем возможность узнавать новости из любой точки мира, как только они произошли, смотреть снимки и видео со спутников в режиме реального времени. Также стало доступным дистанционное обучение в образовательных заведениях любой страны.
  2. Мировая торговля, которая стала намного свободнее вследствие либеральных мер. Благодаря предпринятым мерам снизились тарифы на торговлю товарами и услугами из-за рубежа.
  3. Транснационализация, которая по сути своей представляет обмен между странами теми благами, которые в одном государстве есть в изобилии, а в другом отсутствуют. Транснациональные компании сегодня захватили финансовый и информационный рынок. Экономика всех стран превращается в глобальную.
  4. Переход к рыночным отношениям, который в большей или меньшей мере произошел в странах Европы и бывшего СССР, там самым поддержав экономические взгляды США.
  5. Объединение культурных традиций. Средства массовой информации становятся однородными, глобализированными. Английский превратился в международный язык, как в свое время русский был главным для стран Союза.

Плюсы глобализации

  1. Глобализация породила международную конкуренцию. Конкуренция, в свою очередь, это стимулятор производства, чем она жестче, тем выше уровень производимой продукции. Ведь каждый изготовитель пытается занять выгодное место в сфере международной торговли, поэтому старается сделать все, чтобы его товары были более привлекательными, чем у конкурентов.
  2. Глобализация спровоцировала экономию производственных масштабов, что поспособствовало избеганию скачков в экономике и снижению цен.
  3. Международная торговля выгодна всем субъектам рыночных отношений, создание торговых союзов только ускоряет процесс глобализации.
  4. Внедрение современных технологий способствует повышению производительности.
  5. Страны, находящиеся на стадии развития, могут догнать передовые государства, глобализация дает им фору улучшить свое экономическое положение и твердо укрепиться на мировой арене.

Минусы глобализации

  1. Плюсы глобализации не могут распределяться равномерно по всему миру. Некоторые промышленные отрасли от международной торговли получают огромную выгоду, приток квалифицированной рабочей силы из заграницы, финансирование, а другие, наоборот, теряют конкурентоспособность, становятся ненужными. Забытым отраслям нужно время и финансы, чтобы реконструироваться, подстроиться под новые условия жизни. У многих это не получается, в итоге владельцы теряют деньги, люди – работу. Такие перемены сильно задевают национальную экономику каждой отдельной страны, вносят изменение в хозяйственные структуры, увеличивается уровень безработицы.
  2. Деиндустриализация экономики – обрабатывающие отрасли теряют позиции, в то время как на арену выходит процветающая сфера услуг. Людям приходится переквалифицироваться, чтобы найти себе место в этой глобальной меняющейся системе.
  3. Конкуренция порождает большую пропасть между квалифицированными и неквалифицированными сотрудниками. Зарплата первых существенно возрастает, в то время как последние получают копейки или вообще теряют источник дохода. Это опять-таки порождает безработицу, которая расшатывает глобализацию. Но также это хороший стимул для того, чтобы люди обучались, развивались и обретали квалификацию.
  4. Глобализация значительно влияет на экосистему мира. Конфликтов по поводу использования природных ресурсов будет не избежать. Мир и так уже на гране большущего раздора, причина которому – вырубка лесов, загрязнение океанов и морей, нерациональное использование благ Земли. Все это может нанести непоправимый вред человечеству и планете в целом.

Итак, подытожим все вышесказанное. Глобализация – очень серьезный процесс, влияющий на мировую экономику и жизнь всех стран без исключения.

Она объединяет весь мир со всеми истекающими из этого преимуществами и недостатками. Главный двигатель глобализации на мировом рынке – конкуренция.

Она влияет буквально на все сферы производства, оставляя на мировой арене только самые конкурентоспособные компании.

Главный минус глобализации в том, что страны, которые находятся за гранью бедности, пострадают больше всего, превратятся в абсолютно отсталые.

womenstalk.ru

Глобализация и «глобализм»: новые возможности, новые угрозы

(10 голосов: 4.6 из 5)

Слово «глобализация» стремительно ворвалось в лексикон православных христиан с недавнего времени. Что стоит за этим термином? Как относиться к обозначаемой им мощной, грозной, многим непонятной реальности? Как реагировать – прятаться? Противостоять? Пытаться жить по-прежнему? Использовать для миссии Православной Церкви?

Первоначально понятие «глобализация» возникло на Западе в связи с новым развитием мировой экономики. Этим термином обозначили коренные изменения, затронувшие сферу предпринимательства и торговли. В частности, речь идет о многократном облегчении перемещения через границы и океаны товаров и денег, об усилении влияния транснациональных корпораций – международных компаний, как правило, управляемых из одного центра на Западе, но имеющих предприятия в десятках стран мира, – а также о возникновении системы мирового финансового капитала, благодаря которой огромные деньги делаются не за счет производства, а за счет биржевых и иных подобных спекуляций, в том числе через электронные каналы. В рамках этой системы человек, сидящий за компьютером в Лондоне или Майами, может благодаря интуиции или удаче за один миг приобрести состояние, превышающее годовую зарплату тысяч рабочих, трудящихся на нижнетагильском заводе или на бразильских кофейных плантациях.

Новый тип мировой экономики породил целый ряд международных организаций, призванных регулировать «правила игры» и декларирующих заботу о свободе торговли. Это Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ), Всемирная торговая организация (ВТО), экономические структуры Европейского Союза. В рамках данных организаций государства принимают решения, касающиеся экономических взаимоотношений, условий экспорта и импорта, а также внутренней экономической политики, которая в силу нового характера мирового хозяйства практически неотделима от международных процессов.

Конечно, глобализация не ограничивается только областью экономики. Развитие транспорта и средств коммуникации – особенно телевидения и интернета – существенно облегчило преодоление расстояний между странами и континентами. Перелететь из Москвы в Нью-Йорк (тем, у кого есть средства) сегодня быстрее и проще, чем доехать до Вятки (тем, у кого денег немного). Миграция, особенно в преуспевающие западные страны, быстро меняет этнический и расовый состав населения. Миллионы людей общаются по интернету с зарубежными собеседниками гораздо чаще, чем с соседями по лестничной площадке. Естественно, такое развитие событий облегчает взаимопроникновение различных культур, распространение идеологий и религиозных учений.

Наконец, глобализация имеет правовой и политический аспекты. За последние 50 лет в мире возникла разветвленная и сложная система межправительственных организаций, в рамках которых оформился комплекс международного права. Организация объединенных наций (ООН) и региональные межгосударственные структуры – такие как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совет Европы – принимают решения и правовые акты, обязательные для исполнения всеми странами-участницами. Несоблюдение договоренностей влечет за собой санкции – политические, экономические, военные, вплоть до вооруженной интервенции. Международное законодательство, как правило, имеет приоритет перед законами отдельных стран (это, в частности, закреплено в российской Конституции).

Сегодня можно с уверенностью сказать, что подавляющее большинство правительств мира передало весьма значительную часть своих прежних полномочий международным организациям. Способность страны защитить свои внутренние и внешние интересы нынче во многом зависит от того, какой вес она имеет в этих организациях, насколько представлена в коллективных органах, принимающих важнейшие решения. В 1940-е – 1980-е годы Советскому Союзу удалось приобрести прочные позиции в ООН, ОБСЕ, некоторых других международных структурах, где СССР получил право вето и неизменно участвовал в выработке международных правил и законов. Впрочем, в это время отечественная дипломатия делала упор главным образом на отстаивание чисто политических и военных интересов своей страны и «мировой социалистической системы», практически позволив Западу закладывать философские и мировоззренческие основы цивилизационного развития.

С началом 1990-х годов, после роспуска международных структур типа Совета экономической взаимопомощи и Организации Варшавского договора, Россия и другие страны Содружества Независимых Государств начали сближаться с организациями, сформированными под руководством исключительно западных держав – Советом Европы и Организацией Североатлантического договора (НАТО). Принципы и правила этих структур были выработаны без нашего участия. Несмотря на формальное равенство государств-членов, ведущие позиции там прочно закрепились за сильнейшими странами западного мира – США, Великобританией, Германией, Францией. При приеме, например, России в Совет Европы у нее не было ни малейшего шанса изменить стандарты и мировоззренческую основу этой организации – нашей стране лишь предлагали измениться самой, дабы не получить унизительного отказа. В НАТО, где каждое государство-участник имеет право вето, страны СНГ, не входящие в этот блок, пока лишены гарантированного доступа к механизмам принятия решений, что позволяет этой организации как бы «от имени всей Европы» предпринимать такие, мягко говоря, далекие от легитимности действия, как бомбардировки Югославии.

Мощнейшим наднациональным образованием становится Европейский Союз (ЕС), уже создавший единую валюту, а также обширный комплекс законов и экономических правил. Верховные структуры ЕС – Европейский парламент и Европейская комиссия – постепенно превращаются в единые органы законодательной и исполнительной власти для всех стран, входящих в Евросоюз. Реальность складывается так, что, например, правила трудоустройства или цены на хлеб, действующие в Португалии либо Польше, скоро будут определяться главным образом в Брюсселе – в штаб-квартире ЕС.

Евросоюз, претендующий на роль выразителя интересов всех народов Европы, пока даже не ставит вопрос о приеме России, Украины или Белоруссии в ряды своих членов. Мало того, страны, недавно вступившие в ЕС, не получили права вето, которым до расширения ЕС пользовались его члены. Стала возможной ситуация, при которой некоторые государства, особенно малые страны Центральной и Восточной Европы, будут вынуждены беспрекословно подчиняться решениям, принятым без их участия, особенно если это будет соответствовать позиции крупных держав – Англии, Франции, Германии, Италии, Польши.

Подытоживая, можно сказать, что в большинстве международных организаций, в рамках которых сосредоточена огромная власть, легитимизированная современным правом, Россия и единоверные нам страны Восточной Европы не обладают влиянием, соразмерным значению православной цивилизации. Впрочем, то же самое можно сказать о странах исламских и даже католических – основную роль в глобализационных процессах играет протестантский, вернее, постпротестантский мир.

На мировоззренческих аспектах глобализации остановимся позднее. Зададимся сначала другим вопросом, который сегодня ставят многие в Европе и мире: что такое глобализация на самом деле? Можно ли разделить в ней две вещи: с одной стороны – естественное расширение сотрудничества между странами и народами, а с другой – некий «глобальный проект», имеющий свою идеологию, свои цели и тайные пружины?

Так, достаточно очевидно, что современная экономика не может существовать без разветвленной и хорошо отлаженной системы международных связей. В мире наличествует обусловленное многими факторами разделение труда между странами: одни обладают природными ресурсами и могут качественно их перерабатывать, другие достигли успеха в производстве высокотехнологичных товаров, третьи имеют развитое сельское хозяйство, четвертые неплохо живут за счет туризма и «индустрии развлечений». Практически ни одно государство, даже такое мощное, как Соединенные Штаты, не может в одиночку произвести все, что требуется для его жизни и развития – если такое и возможно технически, это будет крайне невыгодно. Естественно, международная торговля и экономическое сотрудничество нуждаются в регулировании: надо договариваться об условиях и объемах экспорта и импорта, ценах, таможенном режиме и так далее. Наличие централизованных мировых экономических организаций и соглашений сегодня является неизбежностью. Иначе сильный и богатый будет грубо попирать бедного и слабого.

Однако нынешняя глобальная экономическая система вряд ли может быть названа справедливой. Не случайно, согласно статистике Международного спасательного комитета, 6 % населения Земли владеют 59 % мирового богатства, в то время как 70 % людей мира не умеют читать, а 50 % страдают от недоедания. Не случайно и то, что международные экономические организации – ВТО, ВБ, МВФ и другие – подвергаются жесткой критике со стороны религиозных объединений, профсоюзов, молодежных и научных ассоциаций по всему миру, не исключая Запад. Труд в странах «золотого миллиарда» – то есть в Западной Европе, США, Японии и некоторых других государствах – оплачивается в десятки раз выше, чем во «втором» (нашем) и «третьем» мире. Основная прибыль получается не за счет производства товаров, а за счет их перемещения из страны в страну, с континента на континент. Мало того, деньги все более делают деньги: «виртуальная» экономика финансовых спекуляций становится самой доходной, наиболее заманчивой для дельцов, и некоторые из них уже утверждают, что экономика «реальная» – производство и торговля товарами – может особо не приниматься в расчет, поскольку слабо влияет на «большой бизнес».

Международные экономические организации во многом стали средством создания описанной системы. Навязывая десяткам стран свои рецепты реформирования экономики, подчас приводившие к краху национального хозяйства, они ни разу не посмели подвергнуть критике экономический уклад Англии или Германии, дабы побудить эти страны лучше оплачивать труд зарубежных граждан. Настаивая на открытости границ для американских компьютеров, они пока не помогли тамбовским крестьянам продать картофель в Нью-Йорке. Кстати, о компьютерах. Реальную «свободу» международной торговли прекрасно характеризует тот факт, что электронные машины нередко производятся, скажем, на Тайване, но приносят прибыль американским фирмам, в то время как сами тайваньцы продать конечный продукт в США не могут.

Итак, мировые центры экономической власти, перед которыми вроде бы равны все страны и народы, на деле подчас работают на укрепление могущества сильных и богатых государств, чье нынешнее благосостояние не смогло бы состояться без продолжающейся по сей день эксплуатации бывших колоний – своих и чужих. Незыблемыми остаются и позиции крупного бизнеса, прежде всего транснациональных корпораций. В тех же случаях, когда аппарат МВФ, ВБ и ВТО пытается стать на сторону обделенных (а такое бывает), решение практически не может быть принято без санкции США и ЕС – основных доноров международных финансовых организаций. И, конечно, эти организации вряд ли осмелятся реально действовать против «жизненных» интересов стран «золотого миллиарда». Миллионы детей в Африке могут умирать от голода и СПИДа. Но никто не позволит МВФ и ВТО, даже если они того захотят, перераспределить доходы в мире так, чтобы на спасение этих детей пошла хотя бы пятая часть средств, которые жители стран Запада тратят на парфюмерные изделия и на корм для «домашних любимцев».

Возникновение современных коммуникационных средств многократно облегчило передачу информации, распространение различных учений и культур. Сейчас, чтобы донести Слово Божие до самых отдаленных уголков планеты, православному миссионеру не нужно отправляться в далекий путь – достаточно открыть страницу в интернете, затратив на это минимум усилий и материальных средств. Скоро, наверное, упростится и доступ к телевещанию. Когда картинка начнет качественно и повсеместно передаваться через тот же интернет, создать свою – пусть примитивную – телепрограмму сможет практически любой, у кого есть компьютер и видеокамера.

Да, информационная глобализация открывает для Православия в мире новые возможности, которыми многие из нас уже активно пользуются. Но нельзя не видеть и того, что на мировом информационном поле доминируют силы, чуждые не только истинному христианству, но и вообще любой религии. Международные средства массовой информации, в первую очередь телекомпании, агентства и интернет-структуры, превратились в огромные корпорации с многомиллиардным капиталом и жесткими идеологическими установками. Собственно, они давно перестали быть «средствами», оформившись в самодовлеющие организмы.

Глобальные информационные структуры не случайно стараются вытеснить религию на периферию общества. В мировых СМИ почти невозможно говорить о вере как об основе жизни и мериле любых деяний. О религии вспоминают либо по большим праздникам – на Рождество, конец Рамадана, день рождения Будды, – либо в связи с конфликтами и скандалами, вроде христианско-мусульманской резни в Нигерии или «венчания» сектантом Муном католического архиепископа Милинго. Засвидетельствовать о своей вере серьезно и в полный голос через международные СМИ почти невозможно. При этом владельцы крупных медиа-компаний подчас именуют себя верующими людьми и не выступают против какой-либо религии. Но, если попросить их предоставить эфир для проповеди, они ответят: мы не можем пропагандировать религиозные представления об истине, разделяемые не всеми. Вообще для этих людей и для их идеологии понятие «истина» вряд ли существует. В качестве «ценностей», приемлемых для всех, а значит, единственно достойных распространения и поддержки, они признают лишь приоритеты чисто земного, материально-душевного бытия: жизнь, здоровье и права человека, его возможности для самореализации в обществе и в профессиональной сфере, комфорт, достаток, доступ к развлечениям. Таким образом в качестве единственного «общепризнанного» идеала людям исподволь навязывается забота о временном благополучии. Нормой объявляется бытие, лишенное Неба и того высшего смысла, ради которого стоит изменить всю свою жизнь, а то и пожертвовать ею.

Известно, что мировые СМИ, особенно действующие в интернете, в своем худшем варианте пропагандируют насилие, разврат, вседозволенность. Но и солидные глобальные информационные структуры, не допускающие даже тени порнографии или пропаганды войны, несут в себе определенное идеологическое послание, крайне чуждое христианству: абсолютной истины нет, любые религии и мировоззрения равны, а все, что мешает конструированию «царства Божия на земле», надо вынести за скобки. Прежде всего – Бога.

Информационная глобализация тесно связана с культурной, которая постепенно оборачивается превращением народов мира в однообразный «продукт», а многовековые национальные традиции – в достояние этнографических музеев. Одинаковая музыка, одинаковая одежда, одинаковые «передовые» художественные вкусы, одинаковый стиль жизни – все это активно навязывается нынешней массовой культурой жителям разных континентов и стран – от Исландии до Южной Африки и от Марокко до Кореи. Естественно, пропагандируются прежде всего западные культурные штампы (кроме тех, которые хоть как-то связаны с традиционным христианством).

Возникновение международных организаций и международного права также во многом обусловлено насущной необходимостью. Недавние события показали, например, что нельзя бороться с терроризмом в рамках только одной страны или группы стран. Лишь общие усилия разных государств и народов способны разрешить такие проблемы, как интернациональная преступность, глобальное потепление, региональные вооруженные конфликты, распространение средств массового уничтожения и так далее. Урегулирование международных споров, сотрудничество между государствами – экономическое, политическое, военное и иное – требует установления правовых норм, которые одинаково соблюдались бы разными правительствами.

Впрочем, часто международные организации ничего не могут противопоставить существующей в мире несправедливости, а иногда и закрепляют ее. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви говорится: «Нельзя недооценивать опасности расхождения между волей народов и решениями международных организаций. Эти организации могут становиться средствами несправедливого доминирования стран сильных над слабыми, богатых над бедными, технологически и информационно развитых над остальными, практиковать двойные стандарты в области применения международного права в интересах наиболее влиятельных государств». Пример бомбардировок Югославии в 1999 году показывает, что государства, которые обладают превосходящей военной и политической силой, способны нарушить суверенитет более слабой страны вопреки нормам международного права. Не добившись согласия Совета Безопасности ООН, которому принадлежит исключительное право санкционировать вооруженное вмешательство в дела суверенного государства, западные страны осуществили интервенцию на основе решения, принятого в НАТО – организации, где представлены только они сами и где никак не защищены интересы Югославии. Возникает вопрос: по какому праву группа государств грубо вмешалась во внутреннюю жизнь другой страны, стала определять, что для нее хорошо, а что плохо, даже не предоставив ей возможности принять участие в решении собственной судьбы, выразить волю своего правительства и своего народа? Почему мировое сообщество допустило ситуацию, когда сильные и богатые страны, не сумев убедить в своей правоте максимально представительный орган – ООН, в которой участвуют Югославия и ее союзники, – начали действовать в одностороннем порядке?

Тогдашние события подняли и еще одну, глубинную проблему. Боевые действия против Югославии Запад обосновывал тем, что в Косове совершались убийства этнических албанцев. Да, это было так. Югославские войска и полиция действительно уничтожили немало мирных людей. Но не надо забывать, что албанские сепаратисты, создавшие хорошо вооруженную армию, также убили множество сербов. Однако главное даже не в этом: югославская армия и сербское население Косова пытались защитить нечто с их точки зрения более ценное, чем земная жизнь – своя или чужая, – землю и святыни собственного народа. Кстати, международное право вполне признаёт, что государство имеет право защищать свою целостность любыми средствами, включая силовое подавление вооруженного мятежа. Однако в последнее время западные идеологи все чаще настаивают: нет и не может быть ничего более важного, чем человек, нет вообще никаких ценностей, ради которых стоит ограничивать его внешнюю свободу (единственное исключение – ценность жизни и свободы другой личности). Вера, земля, идеалы, чувство патриотизма, священные предметы и понятия – все это ничтожно по сравнению с временной («единственно реальной») жизнью, правами и удобствами грешного человека.

Международное законодательство во многом основано на идеологии секулярного гуманизма. Ее суть – «все во имя человека, все для блага человека» (естественно, имеется в виду благо материальное, душевное, но почти никогда – духовное). Эта идеология отдает безусловное предпочтение обустройству земного бытия перед стремлением к вечной жизни, перед религиозными и нравственными ценностями, которые могут «затруднять» движение к неограниченной свободе, комфорту и достатку. Религия в рамках данной идеологии воспринимается как сугубо частное дело граждан. С точки зрения гуманиста, человечество должно управляться исключительно на основе рационалистического, «объективного и научного» миропонимания, а религию как основу общественного устройства нужно отвергнуть.

До сих пор международные законы довольно осторожно вторгались в сферу веры, идеологии, человеческих убеждений. Во многом такое вторжение ограничивалось позицией мусульманских и католических стран, отстаивавших свои традиции (СССР и Россия обычно молчали). Однако многие международные нормы уже сейчас вступают в определенное противоречие с религиозными принципами многих народов. Так, греческий закон, запрещающий обращать православных в другую веру, не соответствует идеологии международного права и подвергается жесткой критике Совета Европы. То же самое можно сказать, например, о пакистанской правовой норме, карающей за кощунство, или о законах многих других исламских государств, не допускающих смены вероисповедания мусульманами. Американская администрация, управляющая Ираком, ультимативно требует, чтобы нормы шариата не включались в новое иракское законодательство, а именно к этому призывают некоторые религиозно-общественные авторитеты Ирака при поддержке значительной части народа.

Сегодня реальные творцы международного права – западные политики, чиновники международных организаций и влиятельные общественные деятели (в основном опять же западные) – готовы пойти еще дальше. Многие из них призывают радикально, по французскому или советскому образцу, не только отделить религию от государства, но и вообще вытеснить ее в «добровольную» внутреннюю эмиграцию. Во Франции, Бельгии, Германии власти продавливают запрет на ношение мусульманских платков-хиджабов, иудейских ермолок, крупных христианских крестов и других религиозных символов в государственных учреждениях, учебных заведениях и прочих публичных местах. Раздаются призывы сделать невозможным религиозное образование в общедоступных школах либо поставить его под жесткий идеологический контроль, а также признать «дискриминационными» и «разжигающими рознь» любые вероучения, утверждающие, что именно они и только они обладают абсолютной и единственной истиной.

Итак, мы подошли к одному из ключевых вопросов глобализации. Это вопрос о ценностях. Для православного человека главная цель земного бытия – спасение, стяжание жизни вечной. Все, чем живет «мир сей», – приобретение богатства и власти, достижение комфорта, забота о здоровье, даже само сохранение и продление земного бытия личности – для нас важно и нужно ровно постольку, поскольку все это не мешает духовной жизни. Держаться своей веры, единственно истинной и единственно спасительной, для православного христианина важнее всего на свете (вспомним мучеников первых веков христианства и нашего недавнего прошлого, которые с радостью шли на смерть и благословляли на нее близких, только чтобы не изменить Христу и Церкви). Если кто-либо побуждает или принуждает нас к вероотступничеству или иному смертному греху, лучше пойти в узы и на гибель, чем повиноваться стихиям мира.

Вера для истинного христианина – это не просто малозначительная особенность частной или семейной жизни. Это основа всего бытия. Именно ей, верой, нам следует прежде всего руководствоваться в каждом поступке. На ней мы основываем оценку действий власти и различных общественных организмов, нравственный смысл существования которых Православие видит в ограничении греха и поддержке добродетели. В идеале, православные духовно-нравственные принципы должны лежать в основе общественного устройства.

Однако многие современные идеологи пытаются учить нас иному. По их мнению, абсолютной истины не существует. Единственным мерилом всех вещей и явлений они считают пользу живущих на Земле людей, их свободу, права и так далее. Грех, если только он не приносит вреда другому человеку, объявляется нормальным и даже полезным (ведь его нереализованность порождает «комплексы»). Делаются попытки разработать на основе гуманизма «глобальную этику», смысл которой – свести все нравственные учения к минимальному набору норм, обеспечивающих беспроблемное существование земного мира и человека в нем. Такая этика полностью противоречит этике православной, ведь последняя учит: без истинной веры все добрые дела по большому счету духовно бесплодны, ибо не приближают человека ко спасению (иногда даже отдаляют от него из-за гордыни и «самоправедного» богозабвения), а единственным средством, позволяющим достичь полного нравственного совершенства, является благодать Божия, подаваемая в церковных Таинствах. Конечно, православные христиане с уважением относятся к добродетельным поступкам инаковерующих и нерелигиозных людей. Но мы знаем: без веры невозможно угодить Богу (Евр. 11:6), победить грех и достичь вечной жизни.

Вытеснение последовательного религиозного мировоззрения и замена его на секулярный гуманизм производятся не только путем информационной экспансии, образовательных программ и так далее. Есть опасность утверждения обезбоженного гуманистического мировоззрения в качестве элемента права – международного или национального, – обязательного для исполнения. Между прочим, в российской Конституции уже содержится идеологизированное гуманистическое утверждение: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (Ст. 2). Для православных христиан, полагающих высшей ценностью свою веру и возможность спасения, такое утверждение выглядит более чем странно.

Опасность установления идеологического контроля над личностью, ее мировоззрением, религиозным и нравственным выбором тесно связана с проблемой электронного учета всех совершаемых человеком действий. Конечно, законопослушному гражданину пока нечего бояться: если он исправно платит налоги, исполняет другие свои обязанности, не совершает ничего противоправного, – ему нет смысла что-либо скрывать от государства. Но представим себе такую ситуацию: в течение двадцати-тридцати лет мир, включая Россию, перейдет на систему расчетов и других социально значимых действий путем использования специального электронного идентификатора – карточки или чего-то в этом роде. Сам по себе этот идентификатор может не нести в себе никакого недоброго знака, никакой вредной информации. Но уже тот факт, что без него нельзя будет сделать покупку, сходить к врачу, устроиться на работу, просто выйти из дома – сам по себе опасен. Ведь люди не просто привыкнут к «умным карточка» – они не смогут без них жить. И правителям, включая международных, станет очень просто поставить идеологические условия, например, для продления действия карточки на следующий год. Можно будет принять какой-нибудь закон, говорящий: «Никому не позволено учить, что истина содержится только в одной религии», или: «Никто не должен утверждать, что гомосексуализм противоестественен», – а затем отказать в продлении действия карточки любому, кто не подпишется под декларацией о полном согласии со всем корпусом действующего права. То есть, в данном случае, не совершит измены православной вере.

Итак, нам нужно твердо знать: Православие и секулярный гуманизм принципиально расходятся друг с другом. Принципы, исповедуемые нами и строителями «Царства Божия без Бога», постоянно вступают в противоречие. Для нас очевидно: человека нужно любыми средствами оградить от греха (будь то прелюбодеяние, пьянство, просмотр похабного фильма или отход от Православной Церкви). Наши оппоненты, наоборот, считают: ограничение человеческой свободы – преступление, с которым нужно бороться. Мы убеждены, что ради защиты веры или народной святыни следует бороться до последней капли крови. Гуманисты скажут, что эти «предрассудки» не стоят человеческих жизней. Мы знаем, что православному ребенку лучше умереть, чем быть навсегда обращенным в чужую веру заезжим миссионером, – для неверующего человека такое утверждение покажется дикостью. Ведь для нас главное – достигнет ли человек Неба. Для них – хорошо ли ему будет на земле, во временной жизни, кроме которой они ничего не знают. В центре православного миропонимания стоят Бог и Церковь, а в основе секулярного гуманизма лежит антропоцентризм, то есть поставление грешного, непреображенного человека в центр Вселенной.

При этом важно помнить, что вера, понимаемая как главный закон жизни, а также патриотизм и другие духовно-нравственные ценности, принимаются в качестве безусловного приоритета над всем остальным не только православными христианами, но и чадами многих других цивилизаций – католической, исламской, китайской и так далее. Радикальный же обезбоженный гуманизм разделяется в лучшем случае 10-15 % населения планеты – частью жителей Северной Америки и Западной Европы, а также небольшой «элитной» прослойкой в других частях света. Таким образом, меньшинство диктует свою волю большинству, разделяя его и манипулируя им.

Глобализационные процессы ставят перед человечеством вопрос: какие ценности возобладают? Будет ли навязан всем народам «единый стандарт» безбожного гуманизма, или они смогут не только сохранить, но развивать и проповедовать свое традиционное духовное наследие? Наконец, будет ли разрушена почти абсолютная монополия гуманистических идей на право быть основой государственного, общественного и международного устройства? Или религиозные начала миропонимания все-таки станут одним из источников формирования международного права и порядка?

Второй главный вопрос глобализации – вопрос о власти в мире. Мы хорошо знаем, что современные государства, как правило, отошли от принципа богоустановленности царской власти и построили демократическую систему, основанную на выборах народных представителей. Эта система сегодня в целом сохраняется как на уровне отдельных стран, так и на уровне международных организаций, где решающий голос имеют главы и представители законно избранных органов власти разных государств. Однако глобализация все больше становится причиной кризиса демократии. Не случайно международная христианская консультация, обсуждавшая в июне 2001 года в Будапеште последствия глобализации для Центральной и Восточной Европы, пришла к такому выводу: «Глобализация коренным образом преобразила природу власти. Избранные демократическим путем правительства и их представители в международных организациях проигрывают влиятельным международным бюрократическим машинам, транснациональным корпорациям, владельцам СМИ и игрокам на поле «глобального» финансового капитала». Действительно, «неформальная» власть, никем не избранная и по большому счету никого, кроме себя, не представляющая, становится реальным центром принятия мировых решений, превосходящим по влиянию власть «формальную».

Миру предстоит определить, кто будет распоряжаться его судьбой: сами народы или небольшие группы богатых и влиятельных людей, которые присвоили себе право руководить «серой массой» и переделывать ее по собственному усмотрению. Кстати, упомянутая будапештская конференция обратила к «новой власти» такие слова: «Мы бросаем вызов этим силам, призываем их стать более прозрачными, ответственными и доступными для более широкого представительства. Народы мира должны взять контроль за глобальными политическими и экономическими процессами в свои руки. Демократия должна быть восстановлена в новых формах принятия решений на местном, национальном и международном уровнях».

Глобализация многократно обостряет борьбу вокруг власти и ценностей. Эта борьба ныне приобретает совершенно особый характер, ведь речь идет о будущем устройстве всего мира и каждой страны в отдельности, каждого города и села, каждой семьи. Исход этой борьбы коснется всех без исключения жителей планеты – даже тех, кто удалился от суеты «большого» мира в маленькие села и на отдаленные хутора.

Нам, православным, надо со всей смелостью и со всем дерзновением взглянуть на новую реальность. Да, мир стал единым, тесным, взаимосвязанным. Да, от процессов глобализации – если понимать под ними естественное усиление международного соработничества – прятаться невозможно, да и не нужно. Тем более, что эти процессы предоставляют нам новые возможности проповедовать Православие духовно растерявшемуся миру, в котором многие обостренно жаждут Истины.

Впрочем, многие подмечают разницу между глобализацией и глобализмом – проектом захвата власти и навязывания либеральных, секулярно-гуманистических «ценностей» всему человечеству в качестве «универсальных» и «общепринятых». В центре этого проекта – силы, далекие от христианства, если не прямо антихристианские (и вообще антирелигиозные). До сих пор им удается наиболее эффективно и удачно использовать в своих целях все то, что обычно называют глобализацией: взаимопроникновение народов, ускоренное распространение поверх границ информации, товаров, денег, услуг, политических процессов и даже военных конфликтов.

Однако мы не должны слагать духовного оружия, оставляя мир и свою Родину на поругание неприятелю. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II говорит: «Никогда не замыкаться в себе, но просвещать мир светом Христовым – эта миссия нашей Церкви и нашей нации есть основа их неразрывной связи с миросозиданием… Чтобы защитить свои интересы, чтобы остаться собой, любая страна должна самым активным образом участвовать в мировых процессах». Русская православная цивилизация призвана во всеуслышание заявить, что она имеет не меньше прав на причастность к определению судеб Европы и мира, чем имеет их Запад или любая иная крупная этнокультурная общность. Как однажды сказал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, миропорядок нужно переустроить на основе «многополярности и многоукладности». В Соборном слове VI Всемирного русского народного собора, состоявшегося в Москве 13-14 декабря 2001 года, говорится, что каждому народу нужно позволить «развиваться свободно, в соответствии со своими традициями, своим мировоззрением, своей верой, своими исконными моделями политического и экономического обустройства. Никому не следует навязывать чуждых ценностей, информационного и культурного единообразия, искусственно прививаемых схем правовой и политической организации государства, систем образования и воспитания. Каждому народу нужно обеспечить соразмерное участие в принятии решений на международном уровне».

Православным христианам можно и нужно добиваться решающего влияния на международные процессы – влияния достаточного для того, чтобы никакая злая воля не смогла до исполнения времен восторжествовать в мире. Что для этого нужно?

Во-первых, тщательно наблюдать за поведением наших государственных властей в международной политике, а при необходимости – требовать, чтобы это поведение изменилось. Когда Россия, Украина, Белоруссия, любая другая страна с преобладающим православным населением подписывает тот или иной международный договор, вступает в какую-либо межгосударственную организацию, принимает в ее рамках важный закон или судьбоносное решение – правительство и дипломаты должны основывать свои действия на воле народа. Поэтому мы имеем полное право получать самую подробную информацию о сути принимаемых решений и об их последствиях для жизни своей страны, для ее граждан, для их духовной свободы. Православные христиане, составляющие большинство населения государства, вправе требовать от своего правительства отказаться от подписания международного договора, угрожающего антиправославными действиями, или изменения содержания такого договора. Если он уже подписан, можно предотвратить его ратификацию в парламенте. Наконец, мы должны узнавать о готовящихся решениях международных организаций и требовать от властей своей страны, чтобы они заблокировали действия, не соответствующие нашим интересам. Обращаться в этих случаях следует к президентам, в министерства иностранных дел и в парламенты своих государств.

Во-вторых, мы можем напрямую высказывать нашу озабоченность международным организациям. Большинство их открыто для консультаций с так называемыми неправительственными организациями (НПО), предоставляют им информацию о готовящихся решениях и проектах международных законов. НПО не имеют в межгосударственных структурах права голоса. Но они могут быть весьма и весьма влиятельны, особенно если пользуются поддержкой правительств своих стран. Многие из них напрямую участвуют в подготовке важнейших решений и законопроектов. Представители церковного Священноначалия используют этот канал, реализуя следующее положение Основ социальной концепции Русской Православной Церкви: «Памятуя о необходимости духовно-нравственного влияния на действия политических лидеров, соработничества с ними, печалования о нуждах народа и отдельных людей, Церковь вступает в диалог и взаимодействие с международными организациями. В рамках этого процесса она неизменно свидетельствует свою убежденность в абсолютном значении веры и духовного делания для человеческих трудов, решений и установлений».

Говорить перед лицом международных организаций о своих проблемах, вести с ними диалог, протестовать против неприемлемых решений способны и простые миряне, объединившись в общественные союзы, которые могут быть зарегистрированы как НПО. Для этого, впрочем, нужно иметь хорошую политическую и юридическую подготовку, владеть английским языком. Впрочем, людей с такими навыками среди нас уже сейчас немало, а вскоре будет больше. Мы можем найти себе союзников среди многих общественных организаций – отечественных и зарубежных, которые также озабочены негативными последствиями глобализации и экспансией глобализма. Во многом нас поддержат общины католиков, мусульман, традиционных буддистов, части протестантов и иудеев.

Глобализация – неоднозначный процесс, чреватый многими опасностями. Станет ли он предтечей антихриста или будет обращен нам на пользу, в большой степени зависит от нас с вами, от гражданской позиции православных христиан. Прежде всего нам надо не пугаться непонятных явлений, а попытаться вникнуть в их суть и понять, несут ли они сами по себе какую-то угрозу, или наши недруги просто используют их, оказавшись более работоспособными, чем мы сами. В последнем случае нужно с еще большей ревностью начать действовать.

Действовать, помня слова Спасителя: «Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12:32). И твердо следовать за Господом Иисусом, зная, что Он есть «путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6).

 

Церковь и время, №22 (2003)

azbyka.ru

Тема 1 Глобализация и глобалистика

  1. Понятие глобальных проблем современности. Глобальные проблемы и глобализация.

  2. Глобализация и “антиглобализм”.

  3. Понятие глобалистики. Становление глобалистики. Философская глобалистика.

Понятие глобальных проблем современности. Глобальные проблемы и глобализация

Глобальные проблемы (от лат. globus – “земной шар”) – это проблемы, имеющие общечеловеческий характер и затрагивающие интересы как всего человечества в целом, так и отдельных людей в любой точке планеты. Иначе говоря, эти проблемы отражают общечеловеческие, планетарные противоречия и ставят вопрос не только о возможности дальнейшего развития, но о возможности существования нашей цивилизации. Варварское уничтожение природы, использование войны как средства разрешения конфликтов, международный терроризм, нерациональное использование энерго-сырьевых ресурсов, демографическая проблема, состояние голода, присущее значительной части населения земного шара… Это далеко не полный перечень глобальных проблем современности.Субъектом глобальных проблемтеоретически выступает все человечество.Теоретически, так как человечество пока еще не осознало в полной мере остроту ситуации, не превратилось в единое мировое сообщество, которое способно адекватно реагировать на происходящее в мире. Для разрешения этих проблем необходимы целенаправленные согласованные действия, по крайней мере, большинства населения планеты. Эти проблемы конкретно-историчны и имеют объективный характер. Они формируются в определенных социокультурных условиях и сами являются частью этих условий. Глобальные проблемы – важнейший фактор мирового развития, и их игнорирование приводит к непоправимым последствиям.

В понятии “глобальная проблема” нашло отражение общее противоречие между существующим состоянием или существующей тенденцией в развитии определенной сферы жизнедеятельности человечества и тем, какими должны быть это состояние или тенденция в оптимальном варианте.Данное утверждение сразу обнажает сложности в изучении такого рода проблем, связанные с объективным их анализом и оценкой перспектив развития человечества. Преодолению этих сложностей способствует использование научной и философской методологии.

Глобальные проблемы взаимосвязаны и взаимозависимы, так как они являются одним из закономерных следствий единого общемирового процесса глобализации.

Анализируя распространенные в научной и философской литературе точки зрения, можно сделать вывод о том, что глобализация-это многовековой естественноисторический процесс становления единого взаимозависимого мира. Однако наиболее существенные признаки данного процесса трактуются учеными по-разному. Например, под глобализацией могут понимать определенную ступень в развитии капитализма или процесс преодоления недостатков индустриального общества. Достаточно распространен взгляд на глобализацию как на негативный, разрушительный процесс. Встречается точка зрения, согласно которой это - субъективный процесс, чей-то целенаправленно осуществляемый негативный замысел. Некоторые сводят сущность глобализации преимущественно к взаимосвязанному развитию экономических, технико-технологических и политических процессов. Эти разногласия можно объяснить, прежде всего, сложностью и противоречивостью самого процесса глобализации, а также относительной молодостью его комплексных научных исследований. Однако большинство авторов понимают под глобализацией нечто всеобщее, всемирное, общезначимое.Это объективные интеграционные и дезинтеграционные процессы, происходящие в масштабах планеты в области экономики, политики, духовной культуры, а также антропогенные изменения окружающей среды всеобщего характера1. Как замечает А.Б. Вебер, глобализация, объединяя мир в некоторых отношениях (торговые, финансовые, производственные связи), одновременно еще больше разъединяет его, обнажая и обостряя различия и противоречия, провоцируя защитные рефлексы на локальном уровне (“глокализация”)2. Глокализация – это понятие, которое возникло в результате объединения понятий “глобализация” и “локализация”. Оно отражает противоречивый характер взаимосвязи глобальных и локальных процессов и их особенностей. В чем конкретно может проявляться глобализация? В растущем единообразии товаров, пользующихся всеобщим спросом и поставляемых на мировой рынок, в стандартизации навыков и технологий в сфере профессиональной деятельности, в укоренении поведенческих стереотипов, в формировании общих черт в организации политических, экономических и правовых систем, в совпадении систем ценностей, в принятии единого христианского календаря как основного, организации быта, досуга, в появлении универсального пространства электронных коммуникаций и т.п. Болонский процесс в сфере образования также можно считать ответом на глобальные вызовы современности. Глобализация способствовала распространению понятия “мировой стандарт”. Тем не менее, неправильным будет понимать под глобализацией лишь унификацию и стандартизацию, хотя обезличивание, утрата индивидуальности и своеобразия, к сожалению, - реальные спутники этого процесса и его результаты. Глобализация основывается на быстром технико-технологическом обновлении, либерализации движения товаров и капитала, межнациональных социальных движениях, повышении роли межгосударственных структур, на внедрении передовых информационно-коммуникационных технологий и т.п. В мире уже давно появились проблемы, которые нельзя решить автономно, локально. Растет взаимная зависимость стран, народов, экономик, культур и ее осознание. Это также будет проявлением глобализации. Если глобализация будет способствовать повышению уровня жизни людей в разных странах, развитию существующих в мире культур, общественному прогрессу в целом, если она не будет отрицательно сказываться на национальном развитии, то она будет восприниматься как позитивное явление.

По справедливому утверждению А.А. Горелова, глобализация продолжает общую тенденцию социальной интеграции человечества, которая началась с человеческого стада и продолжилась в объединении в роды, затем в племена, народности, нации, а в политическом отношении – в государства-полисы, государства-нации, государства-империи1. В эпоху научно-технической революции процесс интеграции человечества перешел в тенденцию глобализации, устремясь к созданию еще более высокого уровня социальной интеграции, вызывая, однако, и дезинтеграционные тенденции. Более подробно о зарождении и развитии глобализации можно прочитать, например, в монографии А.Н. Чумакова “Глобализация. Контуры целостного мира”. Ученый замечает, что глобализация впервые реально обозначилась лишь в эпоху Великих географических открытий (конец ХV-XVIвв.). Магеллан, в 1522 г. обогнув Землю, положил тем самым начало и обозначил рубежи (точнее – их границы) формирования единого географического мирового пространства1. Глобализация продолжилась в эпоху колонизации (XVI–XVIIвв.), а затем – и с началом научно-технического прогресса (XVII–XVIIIвв.). С началомXIXвека, когда наступило время промышленной революции, глобализация стала проявляться достаточно заметно. Первая мировая война открыла эпоху глобальных войн, которая продолжилась Второй мировой войной и “холодной войной”. К периоду второй половиныXIXв. - первой половины ХХ в. относятся становление мировой экономики, появление первых международных организаций (Интернационалы – с Первого по Четвертый и Социалистический, Красный Крест, Всеобщий (Всемирный) почтовый союз, Международный Олимпийский комитет), образование Лиги Наций, Организации Объединенных Наций, Международного валютного фонда, Организации Североатлантического договора, Европейского Экономического Сообщества, Европейского Сообщества по Атомной Энергии и т.д. В середине ХХ века мир стал целостным в географическом, экономическом, политическом и экологическом отношении. Ю.А. Гагарин в 1961 г. завершил процесс формирования территориального единства мировой цивилизации. В 70-е гг. ХХ в. начался этап так наз. “многоаспектной глобализации”, характеризующийся активным освоением Мирового океана, атмосферы, Космоса, развитием информационных и коммуникационных технологий, формированием новой политической системы мира, возникновением и деятельностью новых международных организаций (например, Всемирной торговой организации, Гринпис и т.д.). Сегодня в мире насчитывается более 12 тысяч различных международных организаций.

Суть процесса глобализации, по мнению В.Л. Иноземцева, заключается в становлении такого социально-экономического пространства, которое позволит человеку взаимодействовать с другими людьми, корпорациями и социальными структурами, не прибегая к посреднической роли собственного государства1.

На экономическую жизнь многих стран в последнее десятилетие ХХ века оказали значительное влияние идеи так наз. “вашингтонского консенсуса”, представляющие десять рекомендаций по реформированию мировой торговли, сформулированные в 1989 г. экономистом Дж. Вильямсоном. С ними можно ознакомиться в книге А.И. Уткина “Глобализация: процесс и осмысление”2. Среди этих рекомендаций поощрение приватизации государственных предприятий, дерегуляция промышленности, усиление защиты прав частной собственности. Все это значительно ослабляло, прежде всего, экономическую роль государства и способствовало ужесточению борьбы за выживание в условиях свободного капиталистического рынка. Однако именно экономика свободного рынка очень многими сегодня считается наиболее эффективной в плане повышения жизненных стандартов. Тем не менее, существует и противоположная точка зрения.

studfiles.net

Глобализация - это... Что такое Глобализация?

1899 год. Карта подводных телеграфных кабелей компании Cable & Wireless Worldwide.

Глобализация — процесс всемирной экономической, политической и культурной интеграции и унификации. Глобализация представляет собой процесс втягивания мирового хозяйства, совсем недавно понимаемого как совокупность национальных хозяйств, связанных друг с другом системой международного разделения труда, экономических и политических отношений, в мировой рынок и тесное переплетение их экономик на основе транснационализации и регионализации. На этой базе происходит формирование единой мировой сетевой рыночной экономики — геоэкономики и её инфраструктуры, разрушение национального суверенитета государств, являвшихся главными действующими лицами международных отношений на протяжении многих веков. Процесс глобализации есть следствие эволюции государственно оформленных рыночных систем.[1]

Основным следствием этого является мировое разделение труда, миграция (и, как правило, концентрация) в масштабах всей планеты капитала, рабочей силы, производственных ресурсов, стандартизация законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение и слияние культур разных стран. Это объективный процесс, который носит системный характер, то есть охватывает все сферы жизни общества. В результате глобализации мир становится более связанным и более зависимым от всех его субъектов. Происходит как увеличение количества общих для группы государств проблем, так и расширение числа и типов интегрирующихся субъектов[2].

Взгляды на истоки глобализации являются дискуссионными. Историки рассматривают этот процесс как один из этапов развития капитализма. Экономисты ведут отсчёт от транснационализации финансовых рынков. Политологи делают упор на распространение демократических организаций. Культурологи связывают проявление глобализации с вестернизацией культуры, включая американскую экономическую экспансию. Имеются информационно-технологические подходы к объяснению процессов глобализации. Различается политическая и экономическая глобализация. В качестве субъекта глобализации выступает регионализация, дающая мощный кумулятивный эффект формирования мировых полюсов экономического и технологического развития.[3].

Вместе с тем, происхождение самого слова «глобализация» указывает на то, что ведущую роль в данном процессе играет бурный рост международной торговли, происходящий на тех или иных исторических этапах. Впервые слово «глобализация» (в значении «интенсивная международная торговля») употреблял Карл Маркс, который в одном из писем Энгельсу конца 1850-х гг. писал: «Теперь мировой рынок существует на самом деле. С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась»[4]. На эту же ведущую роль международной торговли в процессах глобализации указывает и тот факт, что предыдущая глобализация, начавшаяся в эпоху Маркса, закончилась в 1930-е годы, после того как все развитые страны перешли к политике жёсткого протекционизма, что вызвало резкое свёртывание международной торговли.

История

Некоторые черты глобализации проявились уже в эпоху античности (Александр Македонский). Римская империя была одним из первых государств, которое утвердило свою гегемонию над Средиземноморьем и привело к глубокому переплетению различных культур и появлению межрегионального разделения труда в Средиземноморье.

Истоки глобализации находятся в XII—XIII вв., когда одновременно с началом развития рыночных (капиталистических) отношений в Западной Европе[5] начался бурный рост европейской торговли и формирование «европейской мировой экономики» (в соответствии с определением Валлерстайна). После некоторого спада в XIV—XV вв. этот процесс продолжился в XVI—XVII вв.[6] В эти столетия устойчивый экономический рост в Европе сочетался с успехами в мореплавании и географическими открытиями. В результате португальские и испанские торговцы распространились по всему миру и занялись колонизацией Америки. В XVII веке Голландская Ост-Индская компания, торговавшая со многими азиатскими странами, стала первой подлинной межнациональной компанией. В XIX веке быстрая индустриализация привела к росту торговли и инвестиций между европейскими державами, их колониями и США. В этот период несправедливая торговля с развивающимися странами носила характер империалистической эксплуатации.

В первые десятилетия XX века процессы глобализации продолжались, чему не смогла помешать даже Первая мировая война. В целом за период с 1815 г. по 1914 г. объёмы совокупного экспорта стран Европы выросли приблизительно в 40 раз. Но рост международной торговли продолжался и в 1920-е годы, когда произошла даже некоторая либерализация внешней торговли западноевропейских стран. Резкий обвал международной торговли и свертывание глобализации произошли в 1930-е годы, после начала Великой депрессии и введения ведущими западными державами в 1930—1931 гг. высоких импортных пошлин.[7]

После Второй мировой войны глобализация возобновилась в ускоренном темпе. Ей способствовали улучшения в технологии, которые привели к быстрым морским, железнодорожным и воздушным перевозкам, а также доступности международной телефонной связи. Устранением барьеров для международной торговли с 1947 года занималось Генеральное Соглашение по Тарифам и Торговле (GATT) — серия соглашений между основными капиталистическими и развивающимися странами. Но действительный прорыв в этом направлении произошел после «Кеннеди-раунда» (серии международных конференций в рамках GATT в 1964—1967 гг.). Как пишет экономический историк П.Байрох, «в Западной Европе действительная либерализация торговли произошла после Кеннеди-раунда».[8] В 1995 году 75 участников GATT образовали Всемирную торговую организацию (ВТО).

Имеются также крупные региональные зоны экономической интеграции. В 1992 году Европейский союз стал единым экономическим пространством после заключения Маастрихтских соглашений. Это пространство предусматривает отмену таможенных пошлин, свободное движения труда и капитала, а также единую денежную систему на основе евро. Менее тесная интеграция наблюдается между участниками Североамериканской зоны свободной торговли: США, Канадой и Мексикой. Большинство бывших советских республик вступили после его распада в Содружество Независимых Государств, обеспечивающее элементы общего экономического пространства.

Политика и управление

Глобализация тесно связана с процессом централизации субъектов управления (Централизация власти).

В политике глобализация заключается в ослабевании национальных государств и способствует изменению и сокращению их суверенитета. Наблюдается процесс трансформации национальных государств в постсовременные. С одной стороны, это происходит из-за того, что современные государства делегируют всё больше полномочий влиятельным международным организациям, таким как Организация Объединённых Наций, Всемирная торговая организация, Европейский союз, НАТО, МВФ и Мировой Банк. С другой стороны, за счёт сокращения государственного вмешательства в экономику и снижения налогов увеличивается политическое влияние предприятий (особенно крупных транснациональных корпораций). Из-за более лёгкой миграции людей и свободного перемещения капиталов за границу также уменьшается власть государств по отношению к своим гражданам.

В XXI веке наряду с процессом глобализации происходит процесс регионализации, то есть регион оказывает все большее влияние на состояние системы международных отношений в качестве фактора, происходит изменение соотношения между глобальным и региональными составляющими мировой политики, а также усиливается влияние региона на внутренние дела государства. Причем регионализация становится характерной не только для государств с федеративной формой устройства, но и для унитарных государств, для целых континентов и частей света. Наглядным примером регионализации является Европейский союз, где естественное развитие процесса регионализации привело к выработке концепции «Европы регионов», отражающей возросшее значение регионов и имеющей целью определить их место в ЕС. Были созданы такие организации как Ассамблея европейских регионов, а также Комитет регионов.

Проблемы глобальной политики решаются в основном двумя клубами, такими как: Большая восьмёрка и Большая двадцатка; причём второй касается в основном экономических проблем.

Экономика

Глобализация экономики — одна из закономерностей мирового развития. Неизмеримо возросшая по сравнению с интеграцией взаимозависимость экономик различных стран связана с формированием экономического пространства, где отраслевая структура, обмен информацией и технологиями, география размещения производительных сил определяются с учётом мировой конъюнктуры, а экономические подъёмы и спады приобретают планетарные масштабы.

Растущая глобализация экономики выражается в резком увеличении масштабов и темпов перемещения капиталов, опережающем росте международной торговли по сравнению с ростом ВВП, возникновением круглосуточно работающих в реальном масштабе времени мировых финансовых рынков. Созданные за последние десятилетия информационные системы неизмеримо усилили способность финансового капитала к быстрому перемещению, что содержит в себе, по крайней мере, потенциально, способность к разрушению устойчивых экономических систем.

Глобализация экономики — сложный и противоречивый процесс. С одной стороны, она облегчает хозяйственное взаимодействие между государствами, создает условия для доступа стран к передовым достижениям человечества, обеспечивает экономию ресурсов, стимулирует мировой прогресс. С другой, глобализация несет негативные последствия: закрепление периферийной модели экономики, потеря своих ресурсов странами, не входящими в «золотой миллиард». Глобализация распространяет конкурентную борьбу на всех участников, в том числе на слабые страны, что приводит к разорению малого бизнеса, снижению уровня жизни населения и др.

Сделать положительный эффект глобализации доступными максимальному числу стран, и при этом смягчить негативные последствия — одна из декларируемых целей международной политики.

ВТО констатирует, что последние десятилетия объём мировой торговли растёт значительно быстрее, чем всё мировое производство[9]. Так, за 1950—2000 гг. мировая торговля выросла в 20 раз, а производство — в 6 раз. В 1999 г. общий объём экспорта составил 26,4 % от мирового производства по сравнению с 8 % в 1950 г.

Для культурной глобализации характерно сближение деловой и потребительской культуры между разными странами мира и рост международного общения. С одной стороны, это приводит к популяризации отдельных видов национальной культуры по всему миру. С другой стороны, популярные международные культурные явления могут вытеснять национальные или превращать их в интернациональные. Многие это расценивают как утрату национальных культурных ценностей и борются за возрождение национальной культуры.

Современные кинофильмы выходят на экраны одновременно во многих странах мира, книги переводятся и становятся популярными у читателей из разных стран. Огромную роль в культурной глобализации играет повсеместное распространение Интернета. Кроме того, с каждым годом всё большее распространение получает международный туризм.

Американизация

Глобализация нередко отождествляется с американизацией, что связано с усилившимся во второй половине XX века влиянием США в мире. Голливуд выпускает бо́льшую часть фильмов для мирового проката. В США берут своё начало мировые корпорации: Microsoft, Intel, AMD, Coca-Cola, Procter&Gamble, Pepsi и многие другие. McDonald's из-за своей распространённости в мире стала своеобразным символом глобализации. Сравнивая цены в разных странах на бутерброд BigMac из местного ресторана McDonald’s, журналом The Economist анализируется покупательная способность разных валют (Индекс Биг-Мака).

Однако в глобализацию вносят свой вклад и другие страны. Например, один из символов глобализации — IKEA — появилась в Швеции. Популярная служба мгновенных сообщений ICQ впервые была выпущена в Израиле, а известная программа для IP-телефонии Skype была разработана эстонскими программистами.[10]

С начала XXI века в мировом научном сообществе становится всё более популярной концепция глобального общества (Global society), с точки зрения которой все люди нашей планеты являются гражданами единого глобального общества, которое состоит из множества локальных обществ отдельных стран мира.[источник не указан 575 дней] Эта концепция значительно упрощает рассмотрение процессов глобализации, которые в этом случае превращаются в обычные общественные преобразования в рамках глобального общества.

Идеи глобального общества высказывались древнегреческим мыслителем Диогеном, он использовал понятие космополит, то есть гражданин мира или гражданин космополии (общества мира). В мировоззрении жителей Китая, Средней Азии, Монгольской империи Чингисхана, важное место занимала идея Поднебесной — всей Земли (под Небом) и человеческого общества, существующего на её просторах.

Критика глобализации

Глобализацию критикуют не только антиглобалисты и некоторые политики (например, Уго Чавес), но также ряд экономистов и учёных. Например, известный экономист Джозеф Стиглиц написал несколько книг, в которых содержится острая критика глобализации. Стиглиц доказывает на многочисленных фактах и примерах, что она разрушает промышленность, способствует росту безработицы, нищеты, тормозит научно-технический прогресс и усугубляет экологическую катастрофу на планете. Он критикует политику глобальных институтов: ВТО, МВФ, — которые, по его мнению, используют глобализацию и её идеологию (свободная торговля, свободный доступ к сырьевым ресурсам, мировое патентное право, использование в качестве мировых валют «бумажных» доллара и евро, вмешательство международных институтов во внутреннюю политику и т. д.) в интересах нескольких наиболее развитых государств, в ущерб большинству стран на планете[11]. Некоторые авторы указывают на то, что глобализация способствует падению рождаемости[12]. Другие утверждают, что глобализация используется США как инструмент для ослабления или уничтожения своих геополитических противников[13]. Третьи указывают, что глобализация способствует росту спекулятивной экономики, монополизации производства и сбыта товаров и перераспределению богатства в пользу небольшой группы людей («мирового правящего класса»)[14].

В то время как сторонники глобализации утверждают, что все современные процессы и связанные с ними негативные явления имеют естественный характер и ими невозможно управлять, критики глобализации, наоборот, убеждены, что крупные государства в состоянии значительно уменьшить негативное влияние последней. По их мнению, это может быть достигнуто посредством разумной протекционистской политики во всех областях: в области внешней торговли, движения капиталов, иммиграции, — а также посредством реформы мировой валютной системы. Альтернативой современной глобальной экономике, по их мнению, может стать образование 10-20 национальных или региональных экономик («зон свободной торговли»), которые должны быть защищены от негативного влияния глобальной экономики посредством протекционизма и золотого (или «сырьевого») стандарта как основы установления валютных курсов.

См. также

Ссылки

Примечания

  1. Новикова И. В. Глобализация, государство и рынок: ретроспектива и перспектива взаимодействия. Мн.: Акад. упр. При Президенте Респ. Беларусь, 2009
  2. Гринин Л. Е. Глобализация и национальный суверенитет. История и современность. № 1-2005. С. 6-31.
  3. Дергачев В. А. Глобалистика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. ISBN 5-238-00957-7
  4. Аттали Ж. Карл Маркс. Мировой дух. М., 2008, с.192
  5. Herlihy D. The Economy of Traditional Europe. Journal of Economic History, 1971, Vol. 31, No. 1, p. 160 (http://www.shpl.ru)
  6. Wallerstein I. The Modern World-System. Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century. New York, 1974, pp.18-80 (http://www.shpl.ru)
  7. Cambridge Economic History of Europe, Cambridge, 1989, Vol. VIII, pp. 1, 90-91
  8. Cambridge Economic History of Europe, Cambridge, 1989, Vol. VIII, p. 94
  9. http://www.huminst.ru/lib/Экономика,%20бизнес,%20менеджмент/!!!%20Учебники/Мировая%20экономика/Николаева%20И.П.%20-%20Мировая%20экономика%203-е%20изд.,%202006.pdf
  10. Skype — A Baltic Success Story (англ.)
  11. Stiglitz J. Globalization and its Discontents. London, 2002; Stiglitz J. Making Globalization Work. London, 2006
  12. Кузовков Ю. Глобализация и спираль истории. М., 2010, часть 2
  13. Платонов О., Райзеггер Г. Почему погибнет Америка: взгляд с Востока и Запада. М., 2008, часть III
  14. Харви Д. Краткая история неолиберализма. Актуальное прочтение. М., 2007, с. 46-51, 159, 206—220; Кузовков Ю. Мировая история коррупции. М., 2010, глава XX

dic.academic.ru

Глобализация — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Глобализация — процесс всемирной экономической, политической, культурной и религиозной интеграции и унификации.

Глобализация представляет собой процесс изменения структуры мирового хозяйства, совсем недавно понимаемого как совокупность национальных хозяйств, связанных друг с другом системой международного разделения труда, экономических и политических отношений, включения в мировой рынок и тесное переплетение экономики на основе транснационализации и регионализации. На этой базе происходит формирование единой мировой сетевой рыночной экономики — геоэкономики и её инфраструктуры, разрушение национального суверенитета государств, являвшихся главными действующими лицами международных отношений на протяжении многих веков. Процесс глобализации есть следствие эволюции государственно оформленных рыночных систем[1].

Основным следствием этого является мировое разделение труда, миграция (и, как правило, концентрация) в масштабах всей планеты капитала, рабочей силы, производственных ресурсов, стандартизация законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение и слияние культур разных стран. Это объективный процесс, который носит системный характер, то есть охватывает все сферы жизни общества. В результате глобализации мир становится более связанным и более зависимым от всех его субъектов. Происходит как увеличение количества общих для группы государств проблем, так и расширение числа и типов интегрирующихся субъектов[2].

Взгляды на истоки глобализации являются дискуссионными. Историки рассматривают этот процесс как один из этапов развития капитализма. Экономисты ведут отсчёт от транснационализации финансовых рынков. Политологи делают упор на распространение демократических организаций. Культурологи связывают проявление глобализации с вестернизацией культуры, включая американскую экономическую экспансию. Имеются информационно-технологические подходы к объяснению процессов глобализации. Различается политическая и экономическая глобализация. В качестве субъекта глобализации выступает регионализация, дающая мощный кумулятивный эффект формирования мировых полюсов экономического и технологического развития[3].

Вместе с тем, происхождение самого слова «глобализация» указывает на то, что ведущую роль в данном процессе играет бурный рост международной торговли, происходящий на тех или иных исторических этапах. Впервые слово «глобализация» (в значении «интенсивная международная торговля») употреблял Карл Маркс, который в одном из писем Энгельсу конца 1850-х гг. писал: «Теперь мировой рынок существует на самом деле. С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась»[4]. На эту же ведущую роль международной торговли в процессах глобализации указывает и тот факт, что предыдущая глобализация, начавшаяся в эпоху Маркса, закончилась в 1930-е годы, после того как все развитые страны перешли к политике жёсткого протекционизма, что вызвало резкое свёртывание международной торговли.

История

Некоторые черты глобализации проявились уже в эпоху античности (Александр Македонский, эллинизм). Так, Римская империя утвердила свою гегемонию над Средиземноморьем, что привело к глубокому переплетению различных культур и появлению межрегионального разделения труда в Средиземноморье.

Истоки глобализации находятся в XII—XIII вв., когда одновременно с началом развития рыночных (капиталистических) отношений в Западной Европе[5] начался бурный рост европейской торговли и формирование «европейской мировой экономики» (в соответствии с определением Валлерстайна). После некоторого спада в XIV—XV вв. этот процесс продолжился в XVI—XVII вв.[6] В эти столетия устойчивый экономический рост в Европе сочетался с успехами в мореплавании и географическими открытиями. В результате португальские и испанские торговцы распространились по всему миру и занялись колонизацией Америки. В XVII веке Голландская Ост-Индская компания, торговавшая со многими азиатскими странами, стала первой подлинной межнациональной компанией. В XIX веке быстрая индустриализация привела к росту торговли и инвестиций между европейскими державами, их колониями и США. В этот период несправедливая торговля с развивающимися странами носила характер империалистической эксплуатации.

В первые десятилетия XX века процессы глобализации продолжались, чему не смогла помешать даже Первая мировая война. В целом за период с 1815 г. по 1914 г. объёмы совокупного экспорта стран Европы выросли приблизительно в 40 раз. Но рост международной торговли продолжался и в 1920-е годы, когда произошла даже некоторая либерализация внешней торговли западноевропейских стран. Резкий обвал международной торговли и свертывание глобализации произошли в 1930-е годы, после начала Великой депрессии и введения ведущими западными державами в 1930—1931 гг. высоких импортных пошлин.[7]

После Второй мировой войны глобализация возобновилась в ускоренном темпе. Ей способствовали улучшения в технологии, которые привели к быстрым морским, железнодорожным и воздушным перевозкам, а также доступности международной телефонной связи. Устранением барьеров для международной торговли с 1947 года занималось Генеральное соглашение по тарифам и торговле (GATT) — серия соглашений между основными капиталистическими и развивающимися странами. Но действительный прорыв в этом направлении произошёл после «Кеннеди-раунда» (серии международных конференций в рамках GATT в 1964—1967 гг.). Как пишет экономический историк П. Бэрок, «в Западной Европе действительная либерализация торговли произошла после Кеннеди-раунда».[8] В 1995 году 75 участников GATT образовали Всемирную торговую организацию (ВТО).

Имеются также крупные региональные зоны экономической интеграции. В 1992 году Европейский союз стал единым экономическим пространством после заключения Маастрихтских соглашений. Это пространство предусматривает отмену таможенных пошлин, свободное движения труда и капитала, а также единую денежную систему на основе евро. Менее тесная интеграция наблюдается между участниками Североамериканской зоны свободной торговли: США, Канадой и Мексикой. Большинство бывших советских республик вступили после его распада в Содружество Независимых Государств, обеспечивающее элементы общего экономического пространства.

Политика и управление

Глобализация тесно связана с процессом централизации субъектов управления (централизации власти).

В политике глобализация заключается в ослаблении национальных государств и способствует изменению и сокращению их суверенитета. Наблюдается процесс трансформации национальных государств в постсовременные. С одной стороны, это происходит из-за того, что современные государства делегируют всё больше полномочий влиятельным международным организациям, таким как Организация Объединённых Наций, Всемирная торговая организация, Европейский союз, НАТО, МВФ и Мировой Банк. С другой стороны, за счёт сокращения государственного вмешательства в экономику и снижения налогов увеличивается политическое влияние предприятий (особенно крупных транснациональных корпораций). Из-за более лёгкой миграции людей и свободного перемещения капиталов за границу также уменьшается власть государств по отношению к своим гражданам.

В XXI веке наряду с процессом глобализации происходит процесс регионализации, то есть регион оказывает всё большее влияние на состояние системы международных отношений в качестве фактора, происходит изменение соотношения между глобальным и региональными составляющими мировой политики, а также усиливается влияние региона на внутренние дела государства. Причём регионализация становится характерной не только для государств с федеративной формой устройства, но и для унитарных государств, для целых континентов и частей света. Наглядным примером регионализации является Европейский союз, где естественное развитие процесса регионализации привело к выработке концепции «Европы регионов», отражающей возросшее значение регионов и имеющей целью определить их место в ЕС. Были созданы такие организации как Ассамблея европейских регионов, а также Комитет регионов.

Проблемы глобальной политики решаются в основном двумя клубами, такими как: Большая семёрка и Большая двадцатка; причём второй касается в основном экономических проблем.

Экономика

Глобализация экономики — одна из закономерностей мирового развития. Неизмеримо возросшая по сравнению с интеграцией взаимозависимость экономик различных стран связана с формированием экономического пространства, где отраслевая структура, обмен информацией и технологиями, география размещения производительных сил определяются с учётом мировой конъюнктуры, а экономические подъёмы и спады приобретают планетарные масштабы.

Растущая глобализация экономики выражается в резком увеличении масштабов и темпов перемещения капиталов, опережающем росте международной торговли по сравнению с ростом ВВП, возникновением круглосуточно работающих в реальном масштабе времени мировых финансовых рынков. Созданные за последние десятилетия информационные системы неизмеримо усилили способность финансового капитала к быстрому перемещению, что содержит в себе, по крайней мере, потенциально, способность к разрушению устойчивых экономических систем.

Глобализация экономики — сложный и противоречивый процесс. С одной стороны, она облегчает хозяйственное взаимодействие между государствами, создаёт условия для доступа стран к передовым достижениям человечества, обеспечивает экономию ресурсов, стимулирует мировой прогресс. С другой, глобализация ведёт к негативным последствиям: закреплению периферийной модели экономики, потере своих ресурсов странами, не входящими в «золотой миллиард». Глобализация распространяет конкурентную борьбу на всех участников, в том числе на слабые страны, что приводит к разорению малого бизнеса, снижению уровня жизни населения и др.

Сделать положительный эффект глобализации доступным максимальному числу стран, и при этом смягчить негативные последствия — одна из декларируемых целей международной политики.

ВТО констатирует, что последние десятилетия объём мировой торговли растёт значительно быстрее, чем всё мировое производство[9]. Так, за 1950—2000 гг. мировая торговля выросла в 20 раз, а производство — в 6 раз. В 1999 г. общий объём экспорта составил 26,4 % от мирового производства по сравнению с 8 % в 1950 г.

Для культурной глобализации характерно сближение деловой и потребительской культуры между разными странами мира и рост международного общения. С одной стороны, это приводит к популяризации отдельных видов национальной культуры по всему миру. С другой стороны, популярные международные культурные явления могут вытеснять национальные или превращать их в интернациональные[10]. Многие это расценивают как утрату национальных культурных ценностей и борются за возрождение национальной культуры.

Современные кинофильмы выходят на экраны одновременно во многих странах мира, книги переводятся и становятся популярными у читателей из разных стран. Огромную роль в культурной глобализации играет повсеместное распространение Интернета. Кроме того, с каждым годом всё большее распространение получает международный туризм.

Результаты исследования World Values Survey, в котором были проанализированы 65 стран и 75 % мирового населения, показали, что основные культурные ценности сохраняются, несмотря на глобализацию. Более того, традиционные ценности, изменённые под влиянием глобализации и модернизации, могут восстанавливаться[11].

Американизация

Глобализация нередко отождествляется с американизацией, что связано с усилившимся во второй половине XX века влиянием США в мире. Голливуд выпускает бо́льшую часть фильмов для мирового проката. В США берут своё начало мировые корпорации: Microsoft, Intel, AMD, Coca-Cola, Apple, Procter&Gamble, Pepsi и многие другие. McDonald’s из-за своей распространённости в мире стала своеобразным символом глобализации. Сравнивая цены в разных странах на бутерброд BigMac из местного ресторана McDonald’s, журналом The Economist анализируется покупательная способность разных валют (индекс Биг-Мака).

Несмотря на то, что McDonald’s часто символизирует глобализацию, при ближайшем рассмотрении меню этих закусочных учитывает местные обычаи и очень часто включает множество самых разных местных блюд. Например, в Гонконге это Сёгунбургер (терияки из свинины с салатом на булочке с кунжутом), в Индии — Макалу Тиккибургер, вегетарианский бургер с картофелем, горохом и специями, МакШаверма в Израиле, МакАрабиа в Саудовской Аравии и так далее. Таким же образом поступают и многие другие международные корпорации, например, Coca-Cola[12].

Однако в глобализацию вносят свой вклад и другие страны. Например, один из символов глобализации — IKEA — появилась в Швеции. Популярная служба мгновенных сообщений ICQ впервые была выпущена в Израиле, а известная программа для IP-телефонии Skype была разработана эстонскими программистами.[13]

С начала XXI века в мировом научном сообществе становится всё более популярной концепция глобального общества (global society), с точки зрения которой все люди Земли являются гражданами единого глобального общества, которое состоит из множества локальных обществ отдельных стран мира. Эта концепция значительно упрощает рассмотрение процессов глобализации, которые в этом случае превращаются в обычные общественные преобразования в рамках глобального общества.

Идеи глобального общества высказывались древнегреческим мыслителем Диогеном, он использовал понятие космополит, то есть гражданин мира или гражданин космополии (общества мира). В мировоззрении жителей Китая, Средней Азии, Монгольской империи Чингисхана, важное место занимала идея Поднебесной — всей Земли (под Небом) и человеческого общества, существующего на её просторах. В последнее время теорию глобального общества активно развивал И. Валлерстайн[14].

К чему приведёт глобализация

Физик-теоретик и футуролог Митио Каку в своей книге «Физика будущего» пишет:

Если провести опрос, окажется, что кое-кто смутно понимает, что идет процесс глобализации, но за исключением этого нет четкого представления о том, что цивилизация Земли движется к какой-то определенной цели.

— Митио Каку. «Физика будущего», Глава 8

Митио Каку считает, что при средней скорости роста экономики земная цивилизация в течение ближайших 100 лет перейдёт в статус планетарной цивилизации, энергопотребление которой сопоставимо с энергией, получаемой планетой от Солнца (около 1017 Вт).

Зарождающаяся планетарная экономика (Евросоюз и другие торговые блоки), единая планетарная культура, планетарные новости, международный туризм, международные усилия по борьбе с болезнями и экологическими угрозами также по мнению Митио Каку являются чертами зарождающейся планетарной цивилизации.

Критика

Глобализацию критикуют не только антиглобалисты и некоторые политики (например, Уго Чавес), но также ряд экономистов и учёных. Например, известный экономист Джозеф Стиглиц написал несколько книг, в которых содержится острая критика ряда современных тенденций глобализации. Стиглиц доказывает на многочисленных фактах и примерах, что они разрушают промышленность, способствуют росту безработицы, нищеты, тормозят научно-технический прогресс и усугубляют экологическую катастрофу на планете. Он критикует политику глобальных институтов: ВТО, МВФ, — которые, по его мнению, используют глобализацию и её идеологию (свободная торговля, свободный доступ к сырьевым ресурсам, мировое патентное право, использование в качестве мировых валют «бумажных» доллара и евро, вмешательство международных институтов во внутреннюю политику и т. д.) в интересах нескольких наиболее развитых государств, в ущерб большинству стран на планете[15].

Также обращается внимание на то, что глобализация, характеризующаяся либерализацией торговых потоков и потоков капитала, усиливает международную конкуренцию. Чтобы выиграть конкурентную борьбу, представители бизнеса начинают требовать от своих государств упростить трудовое законодательство, утверждая, что слишком жесткое трудовое законодательство не отвечает требованиям глобализации, для которой нужен гибкий рынок труда. Это приводит к «гонке на дно», то есть к тому, что права трудящихся в развитых странах становятся менее защищенными.[16]. В развитых странах наблюдается тенденция превращения ранее гарантированных трудовых отношений в негарантированные и незащищенные, что включает такие виды занятости как подрядная работа, трудовой контракт на ограниченный срок, занятость на неполное рабочее время при малых или вообще отсутствующих социальных гарантиях, мнимо самостоятельный труд, работа по вызову и т. д. В связи с этим говорят о прекариате.[17]. Некоторые российские социологи считают, что безработица в развитых странах, в результате глобальной конкуренции и перехода к постиндустриальному обществу, в ближайшие десятилетия составит от 40 до 70% трудоспособного населения[18]. Например, в России, в "теневой занятости", по оценкам "Росстата", уже находится около 20% экономически активного населения, более 40% населения трудоспособного возраста не имеют официального трудоустройства[19].

Некоторые авторы указывают на то, что глобализация способствует падению рождаемости[20]. Другие утверждают, что глобализация используется США как инструмент для ослабления или уничтожения своих геополитических противников[21]. Третьи указывают, что глобализация способствует росту спекулятивной экономики, монополизации производства и сбыта товаров и перераспределению богатства в пользу небольшой группы людей («мирового правящего класса»)[22].

В то время как сторонники глобализации утверждают, что все современные процессы и связанные с ними негативные явления имеют естественный характер и ими невозможно управлять, критики глобализации, наоборот, убеждены, что крупные государства в состоянии значительно уменьшить негативное влияние последней. По их мнению, это может быть достигнуто посредством разумной протекционистской политики во всех областях: в области внешней торговли, движения капиталов, иммиграции, — а также посредством реформы мировой валютной системы. Альтернативой современной глобальной экономике, по их мнению, может стать образование 10-20 национальных или региональных экономик («зон свободной торговли»), которые должны быть защищены от негативного влияния глобальной экономики посредством протекционизма и золотого (или «сырьевого») стандарта как основы установления валютных курсов.

Некоторые исследователи (Д.Стиглиц, Н.Хомский) призывают не отождествлять глобализацию как многоплановый и объективный процесс с её неолиберальным вариантом, навязываемым миру транснациональными корпорациями, ориентированными на достижение максимальной прибыли и увеличение разрыва между развитыми и развивающимися странами, и предлагают в рамках Всемирного социального форума другую концепцию глобализации (в отличие от антиглобалистов, борющихся против глобализации вообще), направленную на уменьшение власти международного капитала и достижение большей социальной справедливости в мире (Альтерглобализм, en:Alter-globalization)[23][24]

См. также

Напишите отзыв о статье "Глобализация"

Примечания

  1. Новикова И. В. Глобализация, государство и рынок: ретроспектива и перспектива взаимодействия. Мн.: Акад. упр. При Президенте Респ. Беларусь, 2009
  2. Гринин Л. Е. Глобализация и национальный суверенитет. История и современность. № 1-2005. С. 6-31.
  3. Дергачев В. А. [dergachev.ru/book-6/index.html Глобалистика]. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. ISBN 5-238-00957-7
  4. Аттали Ж. Карл Маркс. Мировой дух. М., 2008, с.192
  5. Herlihy D. The Economy of Traditional Europe. Journal of Economic History, 1971, Vol. 31, No. 1, p. 160 (www.shpl.ru)
  6. Wallerstein I. The Modern World-System. Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century. New York, 1974, pp.18-80 (www.shpl.ru)
  7. Cambridge Economic History of Europe, Cambridge, 1989, Vol. VIII, pp. 1, 90-91
  8. Cambridge Economic History of Europe, Cambridge, 1989, Vol. VIII, p. 94
  9. [www.huminst.ru/lib/Экономика,%20бизнес,%20менеджмент/!!!%20Учебники/Мировая%20экономика/Николаева%20И.П.%20-%20Мировая%20экономика%203-е%20изд.,%202006.pdf Электронная библиотека Гуманитарного института — Гуманитарный институт (г. Москва)]
  10. Гавров С.Н., Ашер, Т. Кризис глобализирующегося мира и переход к планетарной культуре// М.С. Лайтман, С.Н. Гавров, Б.В. Марков, А.Д. Сахаров, Я.И. Свирский, Э.В. Соколов, А.Я. Флиер. Новая цивилизация: междисциплинарный научно-практический сборник. Самара: Издательство Самарского научного центра РАН, 2007. С.170-194.
  11. Гемават, Панкадж, 2013, с. 260.
  12. Гемават, Панкадж, 2013, с. 262.
  13. [emagazine.credit-suisse.com/app/article/index.cfm?fuseaction=OpenArticle&aoid=163167&coid=7805&lang=EN Skype — A Baltic Success Story] (англ.)
  14. [схемо.рф/shemy/sociologija/fenenko-yu-v-kratkii-kurs-sociologi-v-shemah-ucheb-metod-posobie-yu-v-fenenko-mgimo-u-mid/4785.html Теория глобального общества И. Валлерстайна — схема]
  15. Stiglitz J. Globalization and its Discontents. London, 2002; Stiglitz J. Making Globalization Work. London, 2006
  16. [trudprava.ru/expert/article/protect/1305 Рабочее движение после глобализации: есть ли у него будущее?]
  17. [www.imfmetal.org/main/files/07032015092779/WEB_spotlight_0107-2.pdf Global Action Against Precarious Work] International Metalworkers’ Federation (IMF) 2007  (англ.)
  18. [worldcrisis.ru/crisis/1178367/article_t/BOT=1&amp%25253BOLD_MENU=1 Конец "золотого миллиарда"    / Евгений Витальевич Гильбо]. worldcrisis.ru. Проверено 24 октября 2016.
  19. [www.ng.ru/economics/2015-05-20/4_job.html В России хотят полностью ликвидировать неформальную занятость]. Проверено 24 октября 2016.
  20. Кузовков Ю. [www.yuri-kuzovkov.ru/first_book/ Глобализация и спираль истории. М., 2010, часть 2]
  21. Платонов О., Райзеггер Г. Почему погибнет Америка: взгляд с Востока и Запада. М., 2008, часть III
  22. Харви Д. Краткая история неолиберализма. Актуальное прочтение. М., 2007, с. 46-51, 159, 206—220; [www.yuri-kuzovkov.ru/second_book/ Кузовков Ю. Мировая история коррупции. М., 2010, глава XX]
  23. Bricmont J. [left.ru/2008/2/bricmont171.phtml Humanitarian Imperialism. Using Human Rights to Sell the War, NY, 2006]
  24. Matthew, Stephen. [www.academia.edu/7091845/Alter-Globalism_as_counter__hegemony_Evaluating_of_Postmodern_Prince_ Alter-Globalism as Counter-Hegemony: Evaluating the 'postmodern Prince', In:'Globalizations', √6(4), 17 December, 2009, pp.483-498]

Литература

Ссылки

  • [www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/54310/ Доллар без глобализации — деньги на ветер]
  • Медведева И. Я., Шишова Т. Л. [nash-sovremennik.ru/p.php?y=2001&n=11&id=4 Логика глобализма] // Наш современник. — 2001. — № 11.
  • [www.socionauki.ru/journal/vg/ Век глобализации] новый журнал, публикации которого посвящены различным аспектам глобализации
  • [www.globalaffairs.ru/printver/1944.html Глобализация и бедность] (недоступная ссылка с 15-05-2013 (2272 дня))
  • [www.polit.ru/research/2006/01/18/goklany.html Глобализация и рост благосостояния]
  • [www.r-reforms.ru/indexpub124.htm Джеймс Гэлбрейт. «Кризис глобализации»]
  • [www.r-reforms.ru/indexpub216.htm Джозеф Стиглиц. «В тени глобализации»]
  • Гринин Л. Е. [old.uchitel-izd.ru/index.php?option=content&task=view&id=117&Itemid=58 Глобализация и национальный суверенитет] // История и современность. — 2005. — № 1. — С. 6-31.
  • Гринин Л. Е. [www.socionauki.ru/journal/articles/132579/ Истоки глобализации: мир-системный анализ] // Век глобализации. — 2011. — № 1. — С. 80-94.
  • Железнов Ю. Д. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Zheleznov/16.pdf Разница в развитии — естественнонаучная причина глобальных проблем] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 119-120.
  • Журавлев В. В. [www.zpu-journal.ru/zpu/2004_1/Zhuravlev/6.pdf Глобализация: вызовы истории и ответы теории] // Знание. Понимание. Умение. — 2004. — № 1. — С. 43-46.
  • Ивановский 3. В. [www.zpu-journal.ru/zpu/2006_1/Ivanovskiy/17.pdf Высшее образование в условиях глобализации] // Знание. Понимание. Умение. — 2006. — № 1. — С. 109-114.
  • [web.archive.org/web/20070613043139/www.washprofile.org/ru/node/5994 Индур Гоклани. «Улучшая состояние мира»]
  • Келле В. Ж. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_1/Kelle/9.pdf Процессы глобализации и динамика культуры] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 1. — С. 69-70.
  • Колин К. К. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_2/Kolin/13.pdf Неоглобализм и культура: новые угрозы для национальной безопасности] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 2. — С. 104-111.
  • Колин К. К. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Kolin/10.pdf Неоглобализм и культура: новые угрозы для национальной безопасности (окончание)] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 80-87.
  • Комплектов В. Г. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Komplektov/12.pdf Глобалистика - плод междисциплинарного консенсуса] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 97-100.
  • Королев А. А. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_1/Korolev/30.pdf Методологический семинар «Предмет, структура и методы глобалистики»] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 1. — С. 189-191.
  • Королев А. А. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Korolev/11.pdf О предмете, структуре и методах глобалистики] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 88-96.
  • Костина А. В. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Kostina/13.pdf Предмет и проблемное поле глобалистики] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 100-111.
  • Кузовков Ю. В. [www.yuri-kuzovkov.ru/first_book/ Глобализация и спираль истории]. — Москва, 2010. — Т. (часть) 2.
  • Луков Вал. А. [www.zpu-journal.ru/zpu/2006_1/Lukov_Val/16.pdf Воспитание как ответ на вызовы глобализации (начало)] // Знание. Понимание. Умение. — 2006. — № 1. — С. 101-109.
  • [www.r-reforms.ru/indexpub204.htm Лоуренс Клейн. «Глобализация: вызов национальным экономикам»]
  • [www.washprofile.org/en/node/3241 Мифы о глобализации]
  • [left.ru/2006/17/parenti151.phtml Майкл Паренти. «Как богатство создает бедность во всем мире»]
  • Мосяков Д. В., Королев А. А. [www.zpu-journal.ru/zpu/2004_1/Mosiakov&Korolev/9.pdf Процессы глобализации: есть ли плюсы для России?] // Знание. Понимание. Умение. — 2004. — № 1. — С. 72-86.
  • Мосяков Д. В. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Mosiakov/15.pdf О формировании специального курса по глобалистике] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 116-119.
  • [www.archipelag.ru/geoeconomics/global/ Подборка статей о глобализации]
  • [www.prometeus.nsc.ru/biblio/global/index.ssi «Проблемы глобализации»] — библиографический список по теме
  • Смирнов А. Ю. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Smirnov/14.pdf Глобалистика: проблема поиска предметного поля] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 112-116.
  • Тлостанова М. В. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Tlostanova/22.pdf Судьба университета в эпоху глобализации] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 180-185.
  • Хорин И. С. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_2/Khorin/15.pdf Глобализация общественной жизни: история и современность] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 2. — С. 118-125.
  • Хорина Г. П. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_1/Khorina/10.pdf Глобализация как идеология] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 1. — С. 71-78.
  • Федотова В. Г. [www.zpu-journal.ru/zpu/2004_1/Fedotova/7.pdf Меняющийся мир и глобализация (начало)] // Знание. Понимание. Умение. — 2004. — № 1. — С. 47-59.
  • Федотова В. Г. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_1/Fedotova/7.pdf Меняющийся мир и глобализация (продолжение)] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 1. — С. 44-55.
  • Федотова В. Г. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_2/Fedotova/12.pdf Меняющийся мир и глобализация (окончание)] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 2. — С. 94-104.
  • Шендрик А. И. [www.zpu-journal.ru/zpu/2004_1/Shendrik/8.pdf Глобализация в системе культурологических координат (начало)] // Знание. Понимание. Умение. — 2004. — № 1. — С. 59-71.
  • Шендрик А. И. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_1/Shendrik/8.pdf Глобализация в системе культурологических координат (окончание)] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 1. — С. 56-68.
  • [www.nyu.edu/projects/ollman/books/h3.php B. Ollman «How to take an exam and remake the world», Montreal: Black Rose Books. Spring, 200l]
  • [cliodynamics.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=82&Itemid=1&mosmsg=%D3%F1%EF%E5%F8%ED%EE+%F1%EE%F5%F0%E0%ED%B8%ED%21 Макроэволюция Мир-Системы и цивилизаций]
  • [cliodynamics.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=141&Itemid=1 Генезис и трансформации Мир-Системы]
  • Бринк Линдси. [ru.irisen.ru/pages/94 Глобализация: повторение пройденного]. — Москва, 2006.

wiki-org.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *