Насилие над детьми в семье фото – Семейное насилие в фотографиях (45 фото)

Содержание

Семейное насилие в фотографиях (45 фото)

Бытовое насилие не слишком часто попадает в поле зрения общественности. Стены домов обычно заглушают крики и плач. Что же касается бледно-желтых и лиловых синяков на лице женщины – ну, что вы, она просто «наткнулась на стену» или «упала с лестницы». Несмотря на участившиеся попытки привлечь всеобщее внимание к проблеме насилия в семье, мы по-прежнему склонны относиться к этому явлению с позиции «моя хата с краю», словно речь идёт не о преступлении, а о досадном мелком недоразумении

В ноябре 2012 года я готовилась к защите диплома магистра в Университете штата Огайо и работала над фоторепортажем, посвящённым перипетиям возвращения к нормальной жизни бывших уголовников. Внезапно всё переменилось. В моё поле зрения неожиданно попал инцидент насилия в семье – и это существенно повлияло на дальнейшее развитие моей журналистской карьеры. Я встретила Шейна (Shane) и Мэгги (Maggie) за два с половиной месяца до описываемых событий. В Юго-Восточном Огайо было еще тепло, и по всему региону катилась волна весёлых локальных фестивалей. Я отправилась на Фестиваль сладкой кукурузы в местечке Миллерспорт (Millersport), чтобы отснять свое первое домашнее задание для курса некоммерческой фотографии. У самого входа я наткнулась на человека, покрытого татуировками. Даже на шее у него огромными буквами было выколото: Мэгги Мэй (Maggie Mae). За руку он держал красивую маленькую девочку с белокурыми локонами. Его нежное, заботливое обращение с девочкой настолько контрастировало с пугающим обилием чернил на его коже, что я отважилась подойти к ним и попросить разрешения снять их портрет

Кончилось тем, что большую часть времени на этой ярмарке я провела в обществе Шейна, 31, и его подруги Мэгги, 19. У Мэгги было двое детей: четырёхлетний Кейден (Kayden) и Мемфис (Memphis), неполных двух лет от роду. Отцом детей был не Шейн, а «бывший» муж Мэгги, с которым она не поддерживала никаких контактов.Шейн и Мэгги начали встречаться за месяц до знакомства со мной. Шейн поведал мне о своей борьбе с наркозависимостью и о том, что значительную часть своей жизни он провел в тюрьме. Мэгги рассказала, что в возрасте восьми лет она лишилась матери, умершей от передозировки наркотиков. Нынче же ей приходится растить двоих детей практически в одиночку, так как их отец служит в армии и в данный момент находится в Афганистане. Прежде, чем расстаться с новыми друзьями, я спросила, нельзя ли мне попытаться чисто по-репортёрски понаблюдать за их нелёгкой повседневной жизнью. Они согласились.Сперва я намеревалась изобразить положение недавно освобождённого уголовника в стиле «уловки-22» (данное словосочетание считается в США нарицательным и обозначает абсурдную, безвыходную ситуацию): даже на воле он ощущает себя пленником метафорической тюрьмы, бежать из которой невозможно и некуда. Однако мне вскоре пришлось отказаться от такого сценария. Причиной тому стало совместное посещение ночного бара.В соседнем городе, где Шейн нашел временную работу, они проживали вместе с детьми в доме друзей. В тот вечер в баре Мэгги сильно разозлилась, когда посторонняя женщина стала флиртовать с Шейном, и ушла. Дома между Мэгги и Шейном разразился скандал. Очень скоро крики и ругань переросли в настоящую драку.Шейн схватил Мэгги, швырнул на кресло, потом прижал к стене и принялся душить прямо на глазах у её дочери Мемфис.Удостоверившись, что кто-то из соседей по дому позвонил в полицию, я взялась за камеру, чтоб задокументировать происходящее: сработал инстинкт фотокорреспондента. Всё равно я не могла просто уйти и бросить Мэгги в беде.Наконец, полиция прибыла. Мне повезло: патрульные офицеры были хорошо подкованы юридически и не пытались запретить мне снимать (Первая поправка к Конституции США гарантирует мне такое право). Поначалу Мэгги не желала сотрудничать с полицейскими, которые надели на Шейна наручники и забрали в участок. Вскоре, однако, она передумала и написала заявление по поводу инцидента. Шейн признал себя виновным в уголовном преступлении («бытовое насилие») и в настоящее время находится в тюрьме штата Огайо.Это происшествие породило целый ряд вопросов этического характера. Нашлись анонимные интернет-комментаторы, которые раскритиковали меня, утверждая, что я должна была лично вмешаться в ссору между Мэгги и Шейном. Но эти упрёки идут в разрез с тем, что мне сказали сотрудники правоохранительных органов: попытка физического вмешательства, скорее всего, только усугубила бы ситуацию, создав дополнительную угрозу и для меня, и для Мэгги.В течение всего времени, прошедшего после инцидента, я продолжала поддерживать контакт с Мэгги, а также стала тесно сотрудничать с фотографом Донной Феррато (Donna Ferrato), которая первой начала документировать случаи насилия в семье 30 лет назад.После той памятной ноябрьской ночи Мэгги переехала на Аляску, к отцу своих двоих детей, которого перевели по службе из Афганистана в Анкоридж (Anchorage). В марте я собираюсь на Аляску, чтобы повидаться с Мэгги и отснять репортаж о том, как она пытается наладить нормальную семейную жизнь. Моя цель заключается в изучении долгосрочных последствий этого инцидента: как он повлиял на ее нынешние отношения с мужем, на её детей и на её восприятие самой себя как личности. Мэгги прониклась идеей предания гласности всех тщательно скрываемых случаев семейного насилия. Она хочет, чтобы я продолжила работу над этим проектом и донесла её историю до широкой публики: возможно, мой фотоотчёт мог бы помочь кому-нибудь ещё.«Женщины должны понимать, что это может произойти с любой из них. Я никогда не думала, что это может случиться со мной, но ведь случилось, – сказала мне Мэгги. – Шейн был похож на гоночный автомобиль. Когда вы ведёте его, вы иногда думаете, что за быструю езду вас могут остановить и оштрафовать. Но вы никогда не думаете, что в какой-то момент вы можете просто разбиться в лепёшку».Закон о предотвращении актов насилия в отношении женщин был принят и подписан президентом Биллом Клинтоном в 1994 году. Этот закон, помимо прочего, обеспечивает финансирование помощи жертвам семейного насилия. В настоящее время он передан в Конгресс для повторного утверждения. Рекомендуем всем ознакомиться с этим документом, а также с причинами, по которым он в данный момент пробуксовывает в Конгрессе.Следующие фотографии были сделаны между сентябрем и декабрем 2012:Шейн, которому сейчас 31, провел большую часть своей жизни в тюрьме. Его татуировки на лице, равно как и его криминальное прошлое, крайне осложняют поиск постоянной работы (а уж работу высокооплачиваемую найти и вовсе нереально). Отбыв свой последний срок, Шейн решил завязать с прошлым и привести свою жизнь в норму. Частью этой жизни должна была стать Мэгги, соседка его сестры, которая была моложе Шейна на 11 лет

Период ухаживания был у них кратким, но интенсивным. Шейн ежедневно звонил Мэгги из тюрьмы, а после его освобождения они стали регулярно встречаться

У Мэгги двое детей: 2-летняя Мемфис и 4-летний Кейден. Мэгги разошлась с их отцом за несколько месяцев до начала ее отношений с Шейном

В первый же месяц после их знакомства Шейн наколол имя Мэгги у себя на шее большими черными буквами

Шейн собирался стать профессиональным вокалистом в христианской рок-группе и материально поддерживать Мэгги с ее малышами

Роль воспитателя двух маленьких детей предполагает наличие выдержки и терпения. Шейна это не пугает, хотя его отношения с Мемфис складываются пока что лучше, чем с Кейденом. «Когда я с ними, я просто пытаюсь всё делать правильно, – говорит он. – Я хочу быть отцом для них»

Шейн дарит Мемфис всё своё внимание и заботу. С Кейденом всё обстоит гораздо сложнее. Бесконфликтными их отношения явно не назовёшь

Через несколько месяцев после их знакомства Шейн перевёз Мэгги и ее детей в город Сомерсет (Somerset), штат Огайо. Они поселились в трейлере – домике на колёсах, расположенном на специально оборудованной площадке. Мэгги никогда ещё не уезжала так далеко от родных и друзей. На новом месте у неё появилось чувство изоляции, которое с течением времени становилось всё острее

Кейден поднял стул и игрушечный грузовик над головой, чтобы показать, какой он сильный

Совместная поездка в парикмахерскую не только не укрепила «мужскую» дружбу между Шейном и Кейденом, но, наоборот, способствовала обострению напряженности в их отношениях

Отношения между Шейном и Кейденом были с самого начала натянутыми. Шейн настаивал на том, чтобы его родительский авторитет был непререкаем, Кейден же сопротивлялся, зная, что Шейн – не его родной отец

Мэгги не раз говорила, что чувствует конкуренцию между Кейденом и Шейном. Каждый из них требует её любви и внимания. Порой ей кажется, что она просто разрывается между ними

Шейн удерживает Кейдена, в то время как парикмахер пытается подравнять его волосы. «Ему нужен образец для подражания – мужчина. Мне хотелось бы взять на себя эту роль», – говорит Шейн

Стресс, вызванный безработицей Шейна и постоянной нехваткой денег, часто сказывается на их отношениях. По мере того, как их союз постепенно утрачивает новизну и свежесть, они всё чаще спорят – как правило, о деньгах или о том, что Мэгги якобы больше внимания уделяет детям, игнорируя Шейна. «Почему я не могу быть для неё важнее всего остального – хотя бы иногда?» – обижается Шейн

Как-то вечером, отметив день рождения Мемфис в местном недорогом ресторанчике, они начали спорить. Шейн сказал, что его сильно задевает то, что Мэгги уделяет больше внимания детям, чем ему

Шейн и Мэгги продолжают браниться у себя в машине. Неспособность Мэгги уделять Шейну столько же внимания, сколько она уделяет детям, стала поводом для их регулярных ссор

Однажды в местном ночном баре Мэгги сильно разозлилась из-за того, что какая-то незнакомая женщина стала приставать к Шейну. Мэгги покинула бар и поехала домой с другом Шейна, у которого они остановились. Шейн явился позже, взбешённый тем, что Мэгги «бросила его» в баре. Мэгги велела ему уйти, поскольку он слишком зол, к тому же, может разбудить детей

Гнев Шейна не ослабевал. Он стал кричать, что Мэгги предала его. Более того, в какой-то момент он даже обвинил своего друга (на фото не присутствует) в приставаниях к Мэгги

Когда Мэгги попыталась выбежать из комнаты, Шейн схватил её и втолкнул в кухню

По мере того, как скандал нарастал, Шейн заявил, что либо он изобьёт Мэгги прямо на кухне, либо она должна отправиться с ним в подвал, чтобы они могли поговорить с глазу на глаз

Когда Мэгги отказалась, Шейн схватил ее за лицо и шею и начал душить. «Я изобью тебя прямо здесь – или мы можем пойти поговорить наедине, – сказал он. – Твой выбор»

В то время, как Шейн и Мэгги продолжали препираться, в комнату вбежала Мемфис и прижалась к матери. Она стала свидетельницей всей этой мерзкой сцены. Когда ругань перешла в драку, Мемфис принялась кричать и топать ногами

В то время, как Шейн и Мэгги продолжали препираться, в комнату вбежала Мемфис и прижалась к матери. Она стала свидетельницей всей этой мерзкой сцены. Когда ругань перешла в драку, Мемфис принялась кричать и топать ногами

Шейн продолжал орать на Мэгги, пока Мемфис не вклинилась себя между ними. В какой-то момент малышка перестала плакать и принялась успокаивать рыдающую мать

Около половины первого ночи прибыла полиция, которую вызвал сосед по дому (на фото справа). Мэгги плакала и курила сигарету за сигаретой в то время, как патрульный офицер из Ланкастерского (Lancaster) отделения полиции пытался изолировать Шейна от Мэгги и разобраться в сути конфликта

Шейна арестовали. На прощание он обнял Мемфис и попытался заверить её, что он не такой уж плохой человек. Кроме того, он настаивал на том, чтобы Мэгги, будучи выпившей, не выходила из дома с детьми и не садилась за руль

Шейн стал упрашивать Мэгги, чтобы она вмешалась и не допустила его задержания полицией. «Пожалуйста, Мэгги, я люблю тебя, не позволяй им забрать меня, скажи, что я этого не делал!» – выкрикнул он

Офицер из Ланкастерского отделения полиции сфотографировали синяки на шее Мэгги в том месте, где Шейн душил её. «Знаете, он ведь не остановится, – сказал полицейский плачущей Мэгги. – Такие никогда не останавливаются – разве что совершив убийство»

Уговорить Мэгги пройти медицинское освидетельствование и написать официальное заявление в органы охраны правопорядка оказалось не так-то просто. «Я не желаю зла Шейну и не хочу, чтобы он попал в беду из-за меня», – плакала она. «В беду он попал не из-за вас, а из-за себя самого, – ответил офицер. – Я знаю Шейна. Он неплохой парень, но он обязан держать себя в руках»

От стресса и переживаний Мэгги стало плохо – её стошнило

Мэгги решила взять себя в руки и провести остаток ночи вместе с детьми у своей лучшей подруги Эми

Кейден, проспавший всю сцену скандала, проснулся в растерянности и заплакал. Мемфис оставалась спокойной и была, главным образом, озабочена тем, чтобы утешить мать. «Не плачь, мама, я люблю тебя», – повторяла она снова и снова

На диване в доме своей лучшей подруги Эмми Мэгги вновь разрыдалась. “Я так его ненавижу”, – шептала она

На следующий день после нападения Мэгги должна была думать и решать, как ей с детьми жить дальше. У нее не было источника дохода, да и за детьми некому было присматривать. Она боялась возвращаться в трейлер, который они с Шейном снимали вместе, чтобы забрать свои вещи. Её сильно пугало, что Шейна могут выпустить под залог – и тогда он явится, чтобы отомстить ей. Она даже несколько раз звонила в местную тюрьму, чтобы убедиться, что он всё ещё там

Утром следующего дня Мэгги сидит и курит перед домом своей лучшей подруги Эми, в то время как Кейден и Оливия (трёхлетняя дочь Эми), играют в окне

Проснувшись после дневного сна в доме у тёти, Мемфис сидит на полу и плачет. Она никак не может отойти от воспоминаний о ночном скандале. «Она должна знать, что это неправильно, когда с тобой так обращаются. Никто никогда не заслуживает такого отношения», – говорит Мэгги

В течение нескольких дней после нападения Мэгги хорошо обдумала всё, что произошло с ней, и решила написать официальное заявление в полицию. Она сказала, что хочет возобновить контакт с бывшим мужем и отцом её детей, которого перевели служить на Аляску, и, возможно, переехать к нему

В аэропорту Мэгги ждало новое разочарование. Рейс на Анкоридж был задержан, а потом и вовсе отменён. Прикрыв глаза, Мэгги пытается успокоиться. Её дед пришёл проводить всё семейство и помочь Мэгги с детьми вплоть до посадки в самолёт. Для этого ему потребовалось специальное разрешение от администрации аэропорта. В конечном итоге им пришлось вернуться домой. В Анкоридж они улетели на следующий день

Мемфис стоит перед рекламным щитом в здании международного аэропорта Порт Коламбус (Port Columbus), ожидая вылета на Аляску, куда она направляется вместе с мамой и братом, чтобы воссоединиться с отцом. Отец Мемфис – солдат и в данный момент служит в Анкоридже. «Я хочу, чтобы мы снова стали семьёй, – говорит Мэгги. – Он [бывший муж] оказался таким чутким и понимающим, он реально хочет позаботиться о нас. Мне очень повезло»

Мэгги и Мемфис, 3 марта 2013 года. Через три месяца с тех пор, как произошло нападение, Мэгги с семьей переехала на Аляску, чтобы попытаться восстановить свой брак и дать детям возможность быть ближе к своему отцу. Мэгги и ее муж впервые встретились, когда им было 14 лет. Они начали встречаться и расходиться с 8 класса, но несмотря на расставания, они всегда, кажется находили путь к друг другу

Мэгги и 4-летний Кейден в доме ее бывшего мужа Зейна

Из-за разлуки с супругой Зейн лишь однажды видел свою дочь до того, как она с мамой переехала к нему жить на Аляску. Он обнял свою дочь и с достоинством взялся исполнять свои отцовские обязанности

У Кейдена к своему родному отцу Зейну отношение диаметрально противоположное, нежели к Шейну. Они словно два давних приятеля. У Зейна не было проблем, ему не нужно было завоевывать уважение Кейдена. «Он просто уважает Зейн», – призналась Мэгги. «Он не уважает Шейна. Он никогда его не любил»

Мэгги сидит на полу в ванной комнате и плачет после скандала с Зейном. Несмотря на то, что Зейн сказал, что простил Мэгги, он все равно держит на нее обиду за то, что она встречалась с Шейном. «Я устала извиняться», – сказала Мэгги. «Зейн мне изменял, я бросила его. Это было ошибкой. Но когда станет легче?»

Супруги поскандалили накануне вечером, и, очевидно пытаясь загладить вину, Зейн предложил Мэгги покрасить ногти на следующий день. Они не обменялись ни словом, они не приводили доводы и не приносили извинения или оправдания – они просто сидели вместе, в то время как телевизор работал в фоновом режиме

Источник: pixanews.com

fishki.net

насилие Фотографии, картинки, изображения и сток-фотография без роялти


#62269284 — Sexual abuse with a man attacking to a scared woman in a dark..


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс


#62269285 — Domestic violence with a man hurting to a terrified woman pulling..


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс


#21924131 — Young woman is threatened by her partner


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс


#54381936 — Violent attack, unrecognizable hooded male criminal kicking and..


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс


#38002573 — Man beating up his wife illustrating domestic violence


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс

#25405972 — Abstract vector illustration for stop violence background

Вектор


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс

#49220598 — Purple ribbon with blue eye, domestic violence concept, background..

Вектор


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс


#11611414 — one caucasian couple man and woman expressing domestic violence..


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс

#45037885 — Stop the violence, paint ,grunge, protest, graffiti sign. Vector

Вектор


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс


#49800487 — Businessman crushing coffee cup


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс


#33200739 — Boys fighting with other kids cheering and filming


Похожие изображения


Добавить в Лайкбокс

ru.123rf.com

Как разговаривать с ребенком о насилии: советы психолога

АСТАНА, 18 мар — Sputnik, Ксения Воронина. Дело семилетнего мальчика из поселка Абай Южно-Казахстанской области, который мог подвергнуться насилию со стороны других школьников, стало резонансным. Этот случай до сих пор широко обсуждают в обществе и в социальных сетях.

Как правило, участниками дискуссий на Facebook являются взрослые. Но, как оказалось, за громким процессом следят и сами дети.

Родители рассказывают, что школьники обсуждают ситуацию в классе, в соцсетях, мессенджерах, телефонных разговорах. Дети обращаются к родителям с вопросами, на которые у многих родителей нет ответов.

«Как обсуждать с ребенком такие вещи? Что рассказать подросткам? Как уберечь детей от насилия?» – спрашивают родители друг у друга.

О том, с какого возраста и как правильно обсуждать половую неприкосновенность и тему насилия, корреспонденту Sputnik Казахстан рассказала психолог актауского центра «Мейерим» Юлия Проняева.

«Насилие над ребенком – это любые действия, которые несут вред его физическому и психическому здоровью и ставят под угрозу его благополучие. Причины насилия всегда индивидуальны, они связаны с социальным положением агрессора, его воспитанием, морально-нравственными ценностями и ситуационными влияниями. Есть несколько видов насилия над детьми, но, учитывая события, произошедшие в Южно-Казахстанской области, хочу остановиться на половом или сексуальном насилии над детьми», — рассказала Юлия.

Тема секса и телесности – не табу!

Как отмечает психолог, во многих семьях не принято обсуждать вопросы, связанные с телом, однако надо понимать, что попытка избежать «трудного разговора» вредит безопасности ребенка.

«Таким образом мы подвергаем ребенка риску, мы не помогаем ребенку отличить хорошее внимание от злонамеренного использования», — поясняет Юлия.

Никогда не рано обсуждать вопросы безопасности, а также научить ребенка на понятном и соответствующем его возрасту языке, как различать опасные ситуации и как вести себя в них.

«Важно, что такой разговор помогает открыть и уже случившееся насилие. Обсуждая с ребенком, каким образом к нему не должны прикасаться другие, он может рассказать, что это уже происходило», — говорит психолог.

Как об этом говорить?

Во-первых, рассказать ребенку о так называемом «законе трусиков». Это значит, что никто не должен прикасаться к тем местам ребенка, которые прикрывают трусики, а также ребенку самому не надо прикасаться к  этим местам других.

«Важно научить этому и самых маленьких детей, так как, к сожалению, дети могут подвергнуться домогательствам и насилию в любом возрасте», — указывает Юлия.

Во-вторых, научить отличать «хорошие» прикосновения от «плохих». Дети не всегда могут отличить допустимые прикосновения от непристойных.

«Расскажите ребенку, что плохо, если кто-то смотрит или прикасается к его интимным местам, либо предлагает посмотреть или потрогать интимные места другого человека», — рекомендует Проняева.

В-третьих, научить ребенка незамедлительно и твердо говорить «нет», если кто-то попытается нарушить «закон трусиков».

«Поскольку насильники чаще выбирают податливых детей, категорические «нет» и крик о помощи могут спасти ребенка», — подчеркивает Юлия.

В-четвертых, научить ребенка различать хорошие и плохие секреты. Секретность – это главная тактика насильников. Поэтому важно создать доверительную атмосферу и научить ребенка, чем отличаются хорошие секреты от плохих.

«Те тайны, которые заставляют его чувствовать себя некомфортно, пугают или расстраивают – нехорошие. Поэтому ее не надо хранить, а надо немедленно рассказать кому-то из доверительных взрослых – родителям, учителям, полицейским, врачу. Ребенок должен знать, что может рассказать родителям обо всем, и они его поддержат и не осудят», — заметила психолог.

В-пятых, научить ребенка просить о помощи. Ребенку надо знать, что если кто-то попытался прикоснуться к зоне его трусиков или вызвал неприятные ощущения, ему обязательно нужно рассказать об этом взрослому, которому он доверяет.

«Дети, которых сексуально используют, испытывают чувство стыда, вины и страха. Но важно убедить ребенка рассказывать о случившемся, чтобы взрослые его услышали и приняли всерьез. По этой причине не надо избегать обсуждения в семье тем, связанных с сексуальностью, а также важно рассказать ребенку, к кому он может обратиться, если чувствует себя тревожно или грустно. Необходимо создать у ребенка ощущение, что он может все и всегда обсудить со своими родными», — пояснила Юлия.

Секс без согласия – насилие!

Детям подросткового возраста надо открыто рассказать о половых отношениях и о согласии.

«Часто родители говорят только о том, что с сексом надо подождать до брака, или о болезнях, передающихся половым путем, контрацептивах, но никогда не говорят о согласии. В средних классах пора об этом рассказывать», — советует психолог.

Также Юлия советует обсуждать все неудобные вопросы и ситуации.

«Откровенно разговаривайте о том, что происходит на вечеринках, так называемых «вписках». Как родитель, вы не хотите, чтобы дети употребляли наркотики, но важно, чтобы ребенок был информирован и о последствиях употребления наркотиков и алкоголя», — отмечает Юлия.

Если насилие в семье

Самое главное в семье – это открытое и дружественное общение с ребенком, которое помогает создать безопасную атмосферу.

«В случае, когда сексуальное использование происходит в семье и скрывается, ребенка могут спасти другие члены семьи. Поэтому не молчите, не скрывайте, а открыто поговорите с ребенком о том, что его беспокоит, и дайте своевременные и нужные советы, предпримите необходимые действия для защиты ребенка», — заключила психолог.

Резонансная история семилетнего мальчика из ЮКО >>

ru.sputniknews.kz

Сексуальное насилие над детьми: последствия драмы в семье

Сейчас на каждом телеканале освещается сексуальное насилие над детьми. Иногда кажется, что мы даже привыкаем к интонации, с которой комментатор проговаривает об очередном случае, и забываем о том, что за каждым таким сообщением стоят сломанные судьбы, боль детей и родителей, жизни которых уже не будут прежними. Нужно знать врага в лицо, чтобы предотвратить новые случаи. В этой статье описано, каковы причины, признаки и последствия сексуального насилия.

Причины сексуального насилия над детьми

Откуда возникает патологическое влечение к ребенку? Человек не выбирает, что ему хотеть, а чего нет, все желания ему диктует его психика. Любые отвратительные и незаконные желания — признак того, что у человека серьезная задержка психосексуального развития. Различать людей по их внутренним желаниям, прогнозировать, на что способен конкретный человек, позволяет тренинг «Системно-векторная психология Юрия Бурлана». Всего 8 векторов, различное сочетание которых определяет многообразие психических типов. В каждом векторе – своя специфика желаний.

Насильники — это только люди, в психическом складе которых есть анальный вектор. Далеко не все, а только те, при воспитании которых в детстве были допущены грубейшие ошибки. Такие люди имеют мощное либидо и сложную сексуальность. Когда они в развитом и реализованном состоянии, то дети для них — святое, те, кто нуждается в защите и заботе. Часто такие люди профессионально посвящают себя детям: педагоги, воспитатели, преподаватели, педиатры. Передать свой опыт и знания, обучить и позаботиться — природное желание человека с анальным вектором. Это лучшие люди на свете, которым можно доверить подрастающее поколение. Януш Корчак — образец человека, который всей своей жизнью доказывает преданность и высокую любовь к ребятишкам.

Почему же один человек с анальным вектором — образец заботы о детях, а другой становится насильником? Главными причинами сексуального насилия над детьми  являются психотравмы, неразвитость людей с анальным вектором и анально-зрительной связкой векторов.

Сексуальность человека ограничивается несколькими табу. Природно мы ощущаем, что нельзя брать женщину без ее согласия, нельзя вступать в интимные отношения с близкими родственниками, с несовершеннолетними. Эти же запреты охраняются законом. Нарушил закон — получи наказание. У неразвитого человека с анальным вектором бессознательное влечение срывает табу и он испытывает непреодолимое желание вступить в половую связь с девочкой или мальчиком. Человек, который в жизни ничего не может создать, не имеет высоких целей и желаний, довольствуется только инстинктами.

Сексуальное насилие в семье

Если сделать небольшой анализ, станет очевидно, что часто насильник — это человек из ближайшего окружения. Сосед по даче, по дому или член семьи: отчим, двоюродный старший брат, приехавший погостить, муж старшей сестры. Это те люди, с кем жертва часто контактирует, знает и не боится оставаться наедине. Такие люди предпочитают вступать в половой контакт только в привычной обстановке, когда доверительное общение уже сложилось, и этот человек, вхож в семью. Он изучает интересы ребенка, располагает его к себе, становится старшим другом, приятным товарищем, для которого жертва готова на многое. Особенно если у насильника есть еще и зрительный вектор, то он может психологически манипулировать ребенком так, что тот ребенок и не понимает, что его соблазняют и хотят причинить зло.

Приручая малыша, такой манипулятор создает эмоциональную привязанность. Общение всегда подкрепляет тем, что особенно приятно: сладости, совместные игры, секретики. Тем самым создает для себя условия, при которых после насильственных действий ребенок ни за что никому не расскажет о случившемся. Ведь это будет совместный секрет, о котором они заранее договорились. И тем не менее половой акт с детьми — это всегда насилие, а не выбор ребенка.

Иногда, вместо того чтобы стать ласковым другом, мужчина в семье (например, отчим) проявляет агрессию по отношению к детям. Сначала в виде необоснованных упреков и придирок, затем упреки переходят в подзатыльники и побои. А следующим шагом может быть сексуальное насилие. В данном случае отчим сделает это на том основании, что пасынок раздражает его своим присутствием, и всю агрессию, из-за сексуальной и социальной нереализованности выплеснет в виде насилия над тем, кто слабее него и не может дать отпор. А чтобы случившееся не было предано огласке, насильник не станет прибегать к «секретикам» — просто пригрозит расправой. В данном случае речь идет об анальных мужчинах без зрительного вектора с сильнейшими задержками в развитии и, как правило, совершенно нереализованных в социуме и личной жизни. При таких состояниях алкоголь растормаживает сознательный контроль и может подтолкнуть их на преступление.

Статистика говорит о том, что чаще всего дети подвергаются насилию дома в семье — родными и близкими. Нередко — в течение продолжительного времени, и об этом даже никто не догадывается. Все это осложняет травму, подавляет развитие детской психики на долгие годы.

Признаки сексуального насилия

Первыми признаками будут ссадины, синяки, царапины, испачканное и окровавленное детское белье. И признаки, которые обнаруживаются при медицинском осмотре. Такое вряд ли можно не заметить. Но не всегда насилие носит зверский и «одноразовый» характер.

А вот каковы признаки регулярного сексуального насилия? Ведь дети могут это скрывать по разным причинам? Могут дать «другу» обещание ничего никому не рассказывать. Или не знают, как рассказать, потому что до конца не понимают, что с ними происходит. Это касается прежде всего детей дошкольного возраста. Но внимательным родителям нетрудно будет заметить перемены. Например, был общительным и разговорчивым, а с какого-то момента стал необщительным, скрытным, зажатым. Еще признак — появилась отстраненность и недоверие к взрослым; отчуждение от братьев и сестер, от сверстников. Появилось истеричное или агрессивное поведение. Жестокость по отношению к игрушкам и к младшим также является признаком, на который следует обратить внимание. Или наоборот, непротивление насилию и издевательству над собой, безропотность, смирение, неспособность защитить себя. Так же признаком будет боязнь раздеваться при других, и по этой причине — ребенок может в школе или в детском саду отказываться посещать занятия по физкультуре и плаванию.

Признаками сексуального насилия могут быть заболевания мочеполовой системы: частое и болезненное мочеиспускание, кровотечения и выделения из половых органов, а также признаки венерических заболеваний.

Даже при отсутствии явных признаков насилия на теле ребенка, по его поведению можно предположить, подвергается ли он сексуальному насилию. Важно заметить, правильно отреагировать и оградить ребенка от дальнейших посягательств и последствий.

Иначе впереди — искалеченная жизнь не только жертвы насилия, но и всей семьи. Разрушенные отношения мать-отец-брат-сестра. Неспособность изнасилованной девочки в будущем создать семью, свободно общаться с другими людьми. Она так и останется на всю жизнь, будто придавленная «гранитной плитой» насилия, общего осуждения-поругания со стороны семьи и невозможностью на эту тему говорить. Перечисленные признаки насилия возможно заметить любому внимательному родителю.

Последствия сексуального насилия над детьми

Сексуальное насилие в детском возрасте — серьезная психологическая травма, в результате которой теряется чувство защищенности и безопасности, а впоследствии появляются задержки психосексуального развития, у всех разные.

Дети с анальным вектором

Ребенок с анальным вектором будет испытывать чувство вины и обиды. Если насилие совершил член семьи, то возникает обида, которую он будет неосознанно нести через всю жизнь. Обида на родственников, на мужчин, на свою судьбу, на жизнь в целом. Будет относиться к себе как к кому-то грязному, будет считать себя хуже других. Как следствие – возникает желание откреститься от семьи, в которой живет; он не может создать собственную семью, став уже взрослым. Отношения и семья будут восприниматься как источники сильнейших страданий, так для него семья — это то, где он чувствовал себя униженным и поруганным. Впоследствии, кроме внутреннего отказа от семьи, возникает желание отомстить всем, кто причастен к случившемуся или не пришел на помощь.

Закрываются от семьи и родственников, якобы наказывая таким образом. Обида, чувство вины, чувство гадливости по отношению к себе, по отношению к противоположному полу и ко всему, что связано с сексуальным, будут сопровождать в течение всей жизни людей, которые подверглись сексуальному насилию в детстве. С точки зрения ущерба для физического здоровья у них наблюдаются аритмии и другие признаки заболеваний сердца, желудочно-кишечные заболевания, синдром раздраженного кишечника, запоры. Вот перечень последствий для детей с анальным вектором, подвергшихся сексуальному насилию в семье.

Дети со зрительным вектором

Чаще всего жертвами насилия становятся девочки и мальчики со зрительным вектором.

Последствия сексуального насилия над детьми со зрительным вектором — прежде всего проблемы в эмоциональной сфере. Страх — чувство, с которым рождается зрительный ребенок, огромная эмоциональная амплитуда — тоже их врожденное свойство. При благоприятных условиях такие дети развиваются из состояния страха в состояние любовь. Последствием сексуального насилия над зрительным ребенком станет задержка эмоционального развития застревание в страхах. Впоследствии страх перерастет в панические атаки, тревожные расстройства, кошмары по ночам, лунатизм. Созданные для любви, они становятся неспособными любить. По крайней мере, преодолеть униженность и подавленность, чтобы открыть сердце мужчине, — самостоятельно почти невозможно.

Появляются признаки эмоциональной холодности и черствости. Не могут сочувствовать и сопереживать другим людям. Став взрослыми, они зачастую не могут создавать отношения. Признаками и последствиями являются сложности при создании эмоциональных связей.

На физическом уровне это различные психосоматические заболевания — от коньюктивита до серьезного ухудшения зрения. Нарушение развития в эмоциональной сфере приводит к зацикленности на себе, на собственных страхах. Выражается это в капризах, скандалах, эмоциональных шантажах, демонстративных суицидах. И еще одним последствием сексуального насилия является формирование виктимологического комплекса — когда женщина регулярно становится жертвой обмана, воровства, издевательств и повторного сексуального насилия. Все это прорабатывается на тренинге «Системно-векторная психология». Отзывы участников вдохновляют:

«…Этот страшный день… Еле уснула от предвкушения завтрашнего дня. 1 сентября, первый раз в первый класс… Утром просыпаюсь от того, что отчим залез ко мне в трусики. Моя жизнь полностью перевернулась. Ежедневно наваливался на меня, как же я кричала, молила мамочку о помощи, а она на кухне, и ей все равно… Каждая двойка отпечатывалась солдатской пряжкой на моей коже. Бил с поводом и без, учил уму-разуму, как говорил… Боже, когда же мое маленькое тельце подрастет… убью…
…Первая вводная лекция в августе 2013. Здесь все ответы, бальзам на мою израненную душу. Прошла тренинг с 37 группой. Страхи, фобии, суицидные мысли ушли в самом начале тренинга. Ушла и обида на родителей, снялись все якоречки сексуального домогательства со стороны отчима. Мама, я тебя очень люблю! Осознала природу отношений женщины и мужчины. Ушло то чувство вины, которое не давало покоя, полное понимание, что ребенок без папы вырастет вполне реализованным человеком и зависит от мамы.
Впервые появилось желание выйти замуж, перестала бояться мужчин и строить отношения…»

Екатерина А., экономист-менеджер, Москва

«…Это произошло 43 года назад (оказывается, для психики нет срока давности) и кто бы мог подумать, что всю мою жизнь я прожила под впечатлением этого невысказанного и не пережитого детского ужаса — изнасилования. Не буду сейчас переписывать весь свой жизненный сценарий — ну, он «не очень». Хочу написать, чтобы кому-то на глаза попался мой результат и пришел на тренинг, если бы в те далекие времена был тренинг или хотя бы люди рядом. Это событие невозможно убрать, стереть из психики — только тренинг по Системно-векторной психологии. Это так было закрыто — я даже не помнила этого. На тренинг, только на тренинг…
…Мое восприятие мира изменилось, я бы очень хотела, чтобы другие люди годами не мучились, а прошли тренинг…»

Елена Г., руководитель, Сочи

Дети с кожным вектором

Дети с кожным вектором особенно чувствительны к прикосновениям и ласкам, у них чувствительная, нежная, бархатная кожа. Последствия насилия над таким ребенком проявляются в том, что он отказывается дать себя погладить, приласкать, сторонится ласк и прикосновений, воспринмая любое поглаживание с угрозой своей безопасности. У таких детей формируется «сценарий на неудачу» и мазохистские наклонности. Став взрослой, такая женщина будет неосознанно выбирать партнера, который будет над ней издеваться. И в профессиональном плане пострадавший в детстве будет так же неосознанно выбирать ситуацию провала, неудачи, унижений, не понимая, что получает наслаждение от неудач и финансовых потерь.

На физическом уровне последствия проявляются тиками, экземами и другими кожными заболеваниями, проблемами с позвоночником, сколиозами и даже психогенным горбом.

Дети со звуковым вектором

Детям со звуковым вектором грозят серьезнейшие последствия для психики, вплоть до глубокого ухода в себя, депрессий, суицидальных мыслей.

Для любого набора векторов главным последствием будет потеря ощущения защищенности и безопасности. Жертва теряет доверие к окружающему миру, ощущает постоянную угрозу для себя и вынужден самостоятельно защищаться, чтобы выжить.

Как пережить насилие с наименьшими последствиями для психического и физического здоровья?

Если с вашим ребенком произошла эта трагедия и он подвергся сексуальному насилию, то вы должны знать, что ни при каких обстоятельствах ребенок не виноват. Ребенок стал жертвой случившегося, а причина этого коренится не в нем. Дети не являются инициаторами насилия. Родители всегда должны быть на стороне ребенка, пережившего сексуальное насилие. Как бы ни было тяжело в такой ситуации, от вас не должны исходить никакие отрицательные оценки случившего, обвинений, фраз «как тебе не стыдно», – и уж тем более не должно быть никаких оскорблений, криков, брезгливого выражения лица. Начните общение, не показывая своих страхов, ужаса, тревоги и растерянности. От вашего поведения как родителей зависит дальнейшее психическое здоровье ребенка.

Может возникнуть вопрос — а нужно ли в такой момент разговаривать с ребенком? — Да, нужно. Словом можно убить, а можно и вылечить. Поговорите о случившемся обязательно, выказывая при разговоре максимальное спокойствие, заботу и любовь. Создайте обстановку защищенности. Мягко и без напора задайте вопросы и помогите ответить на них. Если этого не сделать, то все пережитое уйдет глубоко в подсознание и будет жить там, принося разрушительные плоды – не только для его жизни, но и для ваших с ним отношений.

Стыд, который испытывает ребенок в такой момент, — огромной силы. Чувство стыда порой доходит до края, несовместимости с жизнью. Острое чувство стыда толкает на суицид. Решение уйти из жизни принимается мгновенно под воздействием острого чувства стыда. Помните, как Ф.М. Достоевский в романе «Бесы» описывает поведение девочки, которую изнасиловал главный герой романа? Погрозила обидчику пальчиком и пошла повесилась. Обида и непереносимое чувство стыда толкнуло ее на это. Родители, помните: именно вы должны стать первой психологической помощью, защитой и опорой — для того, чтобы избежать непоправимого.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана — это научное знание, которое позволяет понять природу психики человека-насильника; дает представления об особенностях поведения людей с анальным вектором в развитом и неразвитом состояниях. Эти знания дают возможность вовремя заметить и предупредить опасность. Тренинг помогает избавиться от последствий перенесенных психологических травм и насилия в семье.

Регистрируйтесь на бесплатный онлайн-тренинг.

Автор Наталья Семеняка

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов «Системно-векторная психология Юрия Бурлана».
Раздел: Психология

Комментариев:

0

Просмотров:

4206

Теги: Всё о детях психология

svp.expert

Домашнее насилие в семье над детьми – как защитить наших детей от семейного насилия | Психологические тренинги и курсы он-лайн. Системно-векторная психология

В чем причина домашнего насилия в семье? Откуда берется проблема жестокого обращения, физического и психологического насилия над детьми и женщинами у вполне достойных, на первый взгляд, людей? Что делать и как защититься детям – жертвам семейного насилия?

0
6413
4 Февраля 2017 в 17:45

Автор публикации:
Евгения Астреинова, психолог

Ночь. Призывная трель дверного звонка. Мой сын на пороге. Опять тот мальчик за его спиной.

Я уже знала, что сейчас услышу. «Мама, можно Данил сегодня тоже у нас переночует?». Я было собралась решительно положить конец этим ночным визитам, но мальчишка вдруг поднял на меня глаза, полные боли и безмолвного крика. Домашнее насилие над детьми и весь пережитый ужас звучали в них громче любого набата.

«Ну, заходите», – только и смогла выдохнуть я. Потом был чай с плюшками и долгие беседы далеко за полночь, хотя обоим ребятам с утра нужно было рано вставать в школу.

Никто и никогда даже не звонил, не пытался искать этого ребенка, узнавать, где он проводит ночь и жив ли вообще. Видимо, это не представляло особого интереса ни для его отца, регулярно избивавшего жену с ребенком, ни для матери, уже не первый год заливавшей руины собственной жизни алкоголем.

Домашнее насилие над детьми в семье: что за монстры эти родители?

Читателю, незнакомому с Системно-векторной психологией Юрия Бурлана, наверняка показался бы странным рассказ парнишки о его семье. Отец мальчика, как оказалось, был настоящим книгочеем, много знал, обладал просто феноменальной памятью. Золотая медаль в школе, красный диплом ВУЗа… Правда, последние годы он изрядно прирос к дивану и нигде не работал.

Мать тоже отнюдь не родилась подзаборной пьяницей: эта шустрая и предприимчивая женщина успешно торговала в соседнем магазине, умудряясь обеспечивать всю семью. Казалось бы, в чем причина домашнего насилия в этой семье? Откуда берется проблема жестокого обращения, физического и психологического насилия над детьми и женщинами у вполне достойных, на первый взгляд, людей? Что делать и как защититься детям – жертвам семейного насилия?

Причины домашнего насилия: «монстры» внутри нас

Человеку, обладающему знаниями по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, не составляет никакого труда распознать насильника, какой бы кажущейся внешней благопристойностью тот ни обладал. Склонностью к насилию над детьми и женщинами обладают не все, а лишь носители анального вектора и только в определенных состояниях.

Со стороны они могут выглядеть вполне достойными членами общества, образованными и начитанными. Они медлительны и тщательны в любом деле, обладают аналитическим складом ума, что делает их прекрасными специалистами. От природы это самые верные и заботливые мужья и прекрасные отцы. Однако детские психологические травмы и обиды на фоне недостаточной социальной реализации и накопленных сексуальных фрустраций могут стать причиной педофилии и домашнего насилия в семье.

Как формируется домашнее насилие в семье

Все зависит от психологического состояния, в котором находятся родители ребенка.

Например, обладатели кожного вектора в силу психотравм могут нести в себе мазохистские устремления. Естественной парой потенциального «мазохиста» становится обладатель анального вектора в таких состояниях, которые толкают его на жестокое обращение, проявления садизма, физического или психологического.

Источником агрессии не всегда бывает мужчина. Домашнее насилие к детям может проявлять и женщина с анальным вектором, испытывающая фрустрации, чаще всего сексуального порядка. При этом первичной причиной формирования садистических наклонностей становятся детские травмы и обиды, закладывающие уже в детстве механизм получения наслаждения через причинение боли другим людям.

У обладателей анального вектора накопленное напряжение, неудовлетворенность прорываются в виде физической или психологической агрессии к ребенку, которую невозможно контролировать. Часто после вспышки агрессии женщина просто не может понять, что именно ее вывело из себя, почему она стала бить или кричать на ребенка. Эти реакции невозможно контролировать или подчинить усилию воли. Без понимания причин агрессии ни искренняя любовь к ребенку, ни самоконтроль не помогают.

Зачастую это внутреннее напряжение не осознается, но оно есть и требует выхода. Поэтому мужчины и женщины находят себе оправдание в том, что физические наказания являются обязательным проверенным поколениями элементом воспитания ребенка. «Лучше сейчас наказать, зато потом человеком вырастет».

Самая распространенная рационализация: «Он сам напросился. Нельзя так себя вести. Его что, по головке погладить за такое?!» На самом деле адекватность поведения ребенка и его развитие также связана с внутренними состояниями родителей, в первую очередь – матери, а через нее и отца.

Плохие состояния матери (ее страхи, неуверенность в завтрашнем дне, раздражительность, депрессия и т. д.) – это неизбежная потеря чувства защищенности и безопасности у ребенка. Даже если женщина внешне держит себя в руках. А поскольку чувство защищенности и безопасности – это необходимая база для развития любого ребенка, то его потеря – это неизбежная задержка развития и «плохое» поведение ребенка.

В особо тяжелых состояниях мужчины и женщины с анальным вектором, избивая ребенка, входят в состояние некоего сладострастия и не могут остановиться. Порой это приводит к непоправимым последствиям и заканчивается гибелью детей от домашнего насилия.

Педофилия: откуда берется сексуальное домашнее насилие над детьми – подробнее читайте в статье.

Как распознать скрытую проблему

Насилие над детьми и женщинами, происходящее внутри семьи, редко выносится наружу. Дети, ставшие жертвами семейного насилия, чаще всего молчат. Потому что считают это нормой, потому что им стыдно, потому что боятся. Иногда они молчат с «подачи» взрослых. Об этом не принято говорить: причем не только выносить сор из избы, но даже в кругу семьи обсуждать произошедшее.

Однако последствия крика, физического, вербального, сексуального насилия, а также замалчивания просто катастрофические. Во-первых, от того, что ситуацию не обсуждают, травма «не рассасывается сама собой» по принципу «время лечит». Все травматические для психического здоровья ребенка моменты фиксируются и вытесняются в бессознательное. Это и страх в зрительном векторе, и стыд, чувство обиды или, наоборот, вины в анальном векторе, и формирование мазохизма или сценария на неудачу в кожном, виктимности в кожно-зрительной связке векторов, а также расстройства аутистического спектра в звуковом.

В любом случае вербальный или физический садизм – это потеря чувства защищенности и безопасности ребенка любого векторального набора, а следовательно, остановка его психосексуального развития, остановка развития его врожденных талантов.

И вот уже вместо будущего инженера общество получает вора или лузера и неудачника, вместо врача или психолога – вечно трясущуюся от страха и панических атак истеричку, вместо учителя – садиста, вместо гениального звукового ученого – аутиста или социального неадаптанта.

Помимо всего прочего, очень часто у детей формируются навязанные обществом ложные установки о том, что вина лежит на жертве семейного насилия. В результате – неверные представления о справедливости, стыде, неверная модель взаимоотношений с миром и с людьми. Что также негативно сказывается на сценарии жизни уже взрослого человека. Одна ошибка порождает другую, та – третью. И так до бесконечности.

Статистика говорит, что в России около 2 миллионов детей в возрасте до 14 лет становятся жертвами домашнего насилия, около 10% избитых детей погибают. По данным правозащитных организаций около 60% детей сталкиваются с физическим насилием в семье. Уголовная статистика отражает не более 5-10% реальных случаев избиений и насилия.

За последние 10 лет количество детей-жертв педофилов увеличилось в 30 раз. Около 40% тяжких преступлений в России совершается именно в семьях. Ежедневно побои от своих мужчин или сожителей получают 36 000 женщин нашей страны. Ежегодно 14 000 погибают по той же причине.

Понятно, что нормальное воспитание ребенка в таких семейных условиях попросту невозможно. И уже сегодня около 70% школьников, согласно докладу главного психиатра Минздрава России Зураба Кекелидзе, имеют те или иные нарушения в развитии или психологические проблемы.

Истоки глобальной проблемы

Мы не случайно на сегодняшний день имеем такую проблему на уровне целого общества. Причины этого социального явления складывались не за один день. Массовые фрустрации у обладателей анального вектора возникли в период распада СССР, и системно-векторная психология Юрия Бурлана позволяет отследить все причины и последствия этого явления, а также помочь им восстановить нормальное состояние.

Дело в том, что природными ценностями обладателей анального вектора являются уважение и почет в семье и на работе. В период существования Советского Союза люди с такими свойствами могли быть успешно реализованы в педагогической работе. А также в тех сферах, где требовалась тщательность и внимание к деталям (например, в производственной сфере).

Они ощущали себя реализованными и счастливыми, их фото украшали доски почета любого предприятия. Они могли в достаточной мере обеспечить свои семьи, быть уважаемыми и в кругу близких, и на работе.

С распадом Советского Союза в нашу жизнь вошли ценности кожной фазы развития человечества: материальный достаток, успех, карьерный рост. Стали цениться такие кожные качества, как предприимчивость и умение подстраиваться под быстро меняющиеся обстоятельства. Будучи природными консерваторами, обладатели анального вектора адаптировали такие изменения с большим трудом, испытывая тяжелейшие фрустрации.

Росло напряжение в семьях. Мужчины с анальным вектором, массово оставшись без работы, утрачивали уважение к самим себе и в кругу родных, потому что не могли обеспечить семью. Социальная нереализация неизбежно приводила к формированию и сексуальных фрустраций.

«Цунами» насилия: порочный круг

И покатилась волна внутрисемейного насилия, как результат массовых фрустраций. В таких условиях успело вырасти целое поколение детей, с тех пор несущих в себе колоссальные психотравмы с детства. Сегодня они уже давно выросли и сами становятся родителями, будучи неспособными построить психологически здоровые отношения в своей семье.

Однако помимо объективных предпосылок к формированию коллективных и личных фрустраций, есть еще и индивидуальная ответственность каждого родителя и просто взрослого человека по отношению к детям, к собственным психологическим состояниям. Идя на поводу у собственных нехваток, обид, несостоятельности, настроения, ложных установок, мы наносим непоправимый ущерб уже собственным детям, ломая их жизнь и будущее.

Что делать, куда обращаться и существует ли решение этой проблемы на уровне целого общества?

Защита детей от домашнего насилия

Единственным способом эффективной защиты от домашнего насилия над детьми и женщинами является ликвидация нашей собственной психологической безграмотности.

Когда мы понимаем свои собственные внутренние состояния и их влияние на наших детей. Когда мы отдаем себе отчет в том, какие последствия будут иметь шлепок, подзатыльник, унизительное слово, крик, психологическое давление, неспособность услышать и понять своего ребенка изнутри, различить его врожденные особенности. Когда мы перестаем быть равнодушными и берем на себя настоящую ответственность за себя, за наших детей, за их будущее – это все меняет. Меняет наши собственные состояния, меняет поведение наших детей, меняет мир вокруг.

Кроме того, человеку, прошедшему тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, не составляет труда определить, что перед ним потенциальный насильник, а следовательно, он просто не допустит, чтобы ребенок стал его жертвой.

Тренинг приносит невероятные результаты и для тех людей, в чьей семье уже сложились патологические сценарии отношений. Обладатели кожного вектора навсегда избавляются от мазохистских наклонностей, а носители анального вектора – от садистских устремлений, желания вербально или физически унизить другого..

«В моей семье больше нет насилия! Просто потому, что я нашла в себе силы удалить из своей жизни насильника»

Жанна Л., Пенза

«Я ее порола. Обожая свою дочь, я не могла ничего с собой поделать. Мой мозг застилала пелена. После я рыдала, обнимала ее, просила прощения, ощущая глубочайшее чувство вины. Но все повторялось. Не могу сказать, что это было так уж часто, но уже сейчас, владея системным мышлением, я прекрасно понимаю, к чему это все могло привести…»

Анастасия Б., Пенза

«Главный для меня сейчас результат – воспитание детей. Пришло понимание, как надо. Перестала бить (какой кошмар, я била свое дитя), орать, пугать. Я поняла свою девочку. И этот вопрос, почему она не слушает, не слышит, отпал. Это самое главное! Дети – это наше будущее!»

Лилия П., Краснодар

В результате тренинга по системно-векторной психологии удается полностью избавиться от психологического ущерба тем людям, кто пережил насилие, изнасилование в детстве или сексуальное насилие во взрослом возрасте. Благодаря этому исцелению собственной психики, мы наконец-то можем сами благополучно и адекватно растить своих детей:

«Ушел многолетний стресс. Мне было четыре года, когда меня пытались изнасиловать. Приходит понимание людей и принятие их без оценок, попыток переделать»

Виктория, Нижний Новгород

«Как же я кричала, молила маму о помощи, а она на кухне и ей все равно. Каждая двойка отпечатывалась солдатской пряжкой на моей коже. Отчим бил с поводом и без, учил уму разуму, как говорил. В тринадцать лет убежала из дома. Жила на чердаках и в подвалах…

Страхи, фобии, суицидные мысли ушли в самом начале тренинга. Ушла и обида на родителей, снялись все якоречки сексуального домогательства со стороны отчима. Мама, я тебя очень люблю! Осознала природу отношений женщины и мужчины. Ушло чувство вины, которое не давало покоя. Сейчас полное понимание, что мой ребенок без папы вырастет вполне реализованным человеком. И что это зависит от меня. Впервые появилось желание выйти замуж, перестала бояться мужчин и строить отношения. Так хорошо жить! Спасибо за спасение моей жизни!»

Екатерина А., Москва

Защититься от домашнего насилия в семье реально для каждого. Первые шаги к этому вы можете сделать уже на бесплатном онлайн-тренинге по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Регистрируйтесь по ссылке.

Автор публикации:
Евгения Астреинова, психолог

Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии

www.yburlan.ru

Домашнее насилие над детьми — причины, симптомы, диагностика и лечение

Домашнее насилие над детьми – угрозы, действия насильственного характера, реализующиеся родителями, старшими членами семьи по отношению к ребенку. Выражается в форме физической расправы, сексуального надругательства, экономического давления, психологического прессинга. Дети, подверженные домашнему насилию, страдают от психических расстройств – задержек развития, эмоциональных и поведенческих нарушений, личностного дисбаланса. Для диагностики применяется клинический и психологический метод. Лечение осуществляется с использованием психотерапии, дополняется приемом медикаментов.

Домашнее насилие называется также семейным, бытовым. Физическому воздействию со стороны родителей регулярно подвергаются 25% детей, 50% испытывали на себе побои, телесные наказания. Акты насилия совершаются в семьях различного социального уровня, культурной, религиозной принадлежности. Среди людей с низким материальным достатком, минимальным образованием более распространены физические формы надругательств. При высоком экономическом уровне семьи, принадлежности родителей к интеллектуальной среде чаще практикуется психологическое насилие, понимаемое как метод воспитания, привития уважения к старшим. Соотношение мальчиков и девочек, испытывающих бытовое насилие, примерно одинаково. При этом сыновья подвергаются более жестоким физическим расправам, дочери чаще становятся объектами сексуальных домогательств.

Причины домашнего насилия

Причины бытового насилия всегда индивидуальны, связаны с социальным положением агрессора, его воспитанием, морально-нравственными ценностями, ситуационными влияниями. Факторы риска группируются следующим образом:

  • Перенос негативного опыта. Агрессор перенимает особенности внутрисемейных отношений от родителей, переносит физические методы наказания, манипуляции, угрозы на своих детей. Побои, доминирование, унижение являются способами «воспитания».

  • Декомпенсированное психическое состояние. Комплекс неполноценности, неудовлетворенная детская обида, невымещенная агрессия, вспыльчивый неуравновешенный характер, психопатическое расстройство личности родителя – факторы, повышающие вероятность семейного насилия.

  • Асоциальный образ жизни. Алкоголизм, наркомания, преступная деятельность родителей часто сопровождаются насильственными действиями над детьми.

  • Социальный стресс. Рост напряженности между членами семьи может быть вызван разногласиями супругов относительно способов воспитания, внезапной беременностью, разводом, потерей работы, постоянного дохода.

  • Культурные, религиозные нормы. Отдельные системы воспитания рассматривают физическое наказание, психологические манипуляции как способы формирования послушного, «праведного» поведения. Родители используют порку, домашние аресты, принуждают к непосильному труду.

Патогенез

Продуктивное взаимодействие родителей и детей основано на подчинении, оправданном естественным распределением ролей. Большие различия в компетентности дают право старшему, более опытному члену семьи распределять материальные и временные ресурсы, направлять нравственное, интеллектуальное, физическое развитие ребенка. Патологическое подчинение – синоним насилия. Оно не ориентировано на здоровье детей, не способствует гармоничному формированию их личности, базируется на стремлении родителя доминировать, доказывать свою значимость. Из-за психической, физической незрелости ребенок неспособен идентифицировать действия взрослого как противоправные, не может противостоять им. Необходимость адаптироваться к угрозам, унижениям, побоям деформирует эмоционально-личностную сферу. Последствия домашнего насилия рассматриваются в контексте психологической травмы.

Классификация

Домашнее насилие классифицируют по содержательному признаку. Выделяют три формы:

  • Физическое насилие. Преднамеренное нанесение вреда физическому состоянию ребенка выражается через побои, повреждения, увечья.

  • Сексуальное насилие. Категория включает предложение, принуждение к действиям сексуальной направленности; демонстрацию половых органов, порнографии; физический контакт, рассматривание гениталий ребенка; фото-, видеосъемку обнаженных детей.

  • Эмоциональное насилие. К данной форме воздействия относится грубое, оскорбительное общение, необоснованная критика, унижения, высмеивание, угрозы, запугивания, шантаж, манипуляции, нанесение увечий любимым животным, уничтожение личных вещей ребенка, игнорирование просьб, попыток взаимодействия.

Признаки домашнего насилия

Семейное насилие негативно отражается на физическом, речевом и умственном развитии детей. Эмоциональная сфера характеризуется доминирующим чувством страха, неопределенности. Оно проявляется дистанцированием от окружающих, замкнутостью, пассивностью, тревожностью, депрессией, ночными кошмарами, бессонницей. Развиваются навязчивые действия – обкусывание ногтей, вырывание волос. Невозможность спрогнозировать будущее, предугадать очередную вспышку насилия делает ребенка напряженным, упрямым, несговорчивым, импульсивным, агрессивным.

Дети воспринимают конфликт, повышение голоса, оскорбления, применение физической силы как способ разрешения проблем. Отсутствие опыта установления продуктивного контакта, ведения переговоров, обсуждения чувств лишает возможности заводить дружбу, создавать продуктивные социальные связи, понимать, осознавать собственное эмоциональное состояние, личностные качества. Дети и подростки становятся нелюдимыми, неадекватно реагируют на ситуации межличностного взаимодействия – кричат, дерутся, обзываются, насмехаются, отворачиваются, уходят. Отсутствие представления о себе как об отдельной личности проявляется зависимостью от взрослых, отсутствием самостоятельности, склонностью к употреблению наркотиков, алкоголя.

Осложнения

Домашнее насилие над детьми формирует отклонения физического и психического развития, сопровождается риском увечий, гибели жертвы. Согласно статистике, 0,5% детей, подвергающихся побоям, получают инвалидность, 0,05% – умирают. Большинство жертв имеют хронические соматические заболевания, требующие постоянного врачебного контроля. Среди психических нарушений преобладает депрессия, невроз навязчивых состояний, суицидальное поведение, расстройства пищевого поведения, синдром приобретенной беспомощности, посттравматическое стрессовое расстройство. У детей, переживших сексуальное домогательство, формируется патологическое чувство вины, панические атаки, фобии.

Диагностика

Выявлением домашнего насилия, определением последствий занимаются специалисты из различных областей – представители правоохранительных органов, служб социальной и медицинской помощи. Диагностика психических нарушений – задача психиатра, психотерапевта, клинического психолога. Применяются следующие методы:

  • Клинический. Врач-психиатр использует беседу, опрос, наблюдение. В присутствии агрессора (отца, отчима, реже – матери, мачехи) диагностика осложняется его стремлением скрыть правду, подавлением инициативы других членов семьи. Домашнее насилие, его последствия для ребенка определяются врачом косвенно, по особенностям речи, эмоциональных, поведенческих реакций. Беседа с жертвами без присутствия агрессора более продуктивна, предоставляет информацию о характере, продолжительности, последствиях насилия.

  • Психологический. Психолог, психотерапевт применяют методики диагностики эмоционального состояния, личностных особенностей. По данным проективных методов, опросников определяется наличие невротических расстройств, психопатологических черт характера, переживание острой/хронической травмирующей ситуации, дисгармоничность семейных отношений, трудности социализации.

Дифференциальная диагностика результатов домашнего насилия основана на установлении факта насильственных действий, изменениях психического, физического состояния ребенка. При постановке диагноза учитывается заключение педиатра, травматолога, невролога, протоколы полицейских, характеристики педагогов, социальных работников.

Лечение последствий домашнего насилия

Дети, подвергшиеся насилию, нуждаются в обеспечении безопасной обстановки. Обследование врачей соматического профиля определяет необходимость госпитализации. Лечение психологических последствий осуществляется психотерапевтом, психиатром. Оно включает:

  • Медикаментозную коррекцию. Лекарственные препараты назначаются для купирования симптомов, препятствующих проведению психотерапии: депрессии, тревожности, импульсивности, страхов, навязчивостей.

  • Индивидуальную психотерапию. Сеансы направлены на освоение техник саморегуляции, устранение страхов, напряженности, поддержание эмоциональной уравновешенности, спокойствия. Целенаправленное самонаблюдение, внешняя речь (письма, монологи) позволяют выявить, оценить собственные чувства, особенности поведения, сформировать представление о личности.

  • Групповую психотерапию. Занятия со сверстниками ориентированы на выработку навыков общения, совместной деятельности, самораскрытия. Способствуют повышению самооценки, формированию уверенности. На сеансах семейной психотерапии присутствуют жертвы и свидетели домашнего насилия. Через обсуждение, отрытое переживание травмирующего опыта вырабатываются новые, продуктивные способы взаимодействия.

Прогноз и профилактика

Прогноз последствий, осложнений домашнего насилия над детьми благоприятный при комплексной помощи врачей, психотерапевтов, специалистов социальных служб. Важными условиями для восстановления здоровья ребенка являются создание благоприятной семейной обстановки, комплексная медико-психологическая помощь. Профилактика насилия реализуется через многосекторальные программы, включающие поддержку семей, оказавшихся в кризисных ситуациях, просветительскую работу с родителями, обучение их навыкам воспитания детей. На уровне школ проводятся занятия, информирующие детей об их правах, обучающие распознаванию угрожающих ситуаций, умению отказывать агрессору, сообщать о насильственных инцидентах близкому человеку.

www.krasotaimedicina.ru

Фотографии насилия над детьми в семье

Здравствуйте, коллеги! Тема сегодняшней статьи не очень приятная и возможно спорная.

Взгляните на эту фотографию. Что скажете? Страшно за девочку, да? Кто-то впечатлительный может ужаснуться, типа, да как фотограф посмел такое снимать?! Да они тут изверги, в суд их!…

На самом деле, конечно, ничего страшного в кадре не происходит. Достаточно хотя бы посмотреть на серию. Это ведь только одна фотография, а их там несколько. И примерно на половине из них заметно, что девочка где-то чуть-чуть не доигрывает! “Не верю!” Вот этот снимок, который в заголовке статьи, на мой взгляд, самый убедительный. Кроме того, фотография куплена в фотобанке Лори, и у снимка есть оформленный по всем правилам модельный релиз. Всё это однозначно говорит о том, что съёмка была постановочная, девочку никто работать не принуждал, и уж конечно не бил!

Зачем?

Тут сразу можно спросить – а зачем вообще такое нужно снимать? Опытные стоковые фотографы ответ на этот вопрос хорошо знают. Для тех, кто подходит к теме впервые, объясняю. Посмотрите, что творится сейчас в мире. Посмотрите, какие новости регулярно мелькают в СМИ! Нехорошие новости. В том числе связанные с детьми. Вот пьяный отец избил ребёнка. Вот дети сбежали из дома. Вот судят какого-то педофила. Вот детей отнимают у семьи, или ещё что-то… Не в нашей с вами власти поменять мир, чтобы всё сразу стало хорошо и спокойно. Однако, все эти новости в СМИ нужно как-то иллюстрировать! Вот сидит бильд-редактор в издательстве и ломает голову, как бы проиллюстрировать очередную нехорошую статью? Ведь выпускать статью в свет без картинки зачастую нельзя!

Прошу извинить за порцию негатива, но вот типичные заголовки новостей, и, что важнее для нас – иллюстрации к ним:

То есть вы понимаете, да? Фотографии для иллюстрирования самых разных статей в СМИ, в том числе и таких вот, необходимо где-то покупать! Но штука в том, что такого рода изображений в продаже всегда меньше, чем снимков счастливых и радостных. Если редактор не нашёл в фотобанках ничего подходящего, то он может заказать съёмку своим фотографам – если издательство имеет возможность содержать штатную фотослужбу. А что делать мелким редакциям, или админам новостных сайтов?

И что это означает для нас с вами, коллеги? То, что это ниша! Потенциальная ниша, причём слабо заполненная. Фотографий такого рода в фотобанках намного меньше, чем счастливых, довольных и улыбчивых. Это и правильно, так и должно быть! Но СМИ всё-таки нуждаются и в негативных эмоциях тоже!

Возможно, кому-то уже активно не нравится идея фотографировать и продавать детские слёзы. Ну что ж, я предупреждал в самом начале, что тема эта не очень приятная и во многом спорная. Если вы не готовы, то вас никто и не заставляет это снимать!

Итак, какие тут можно придумать приёмы?

Постановочные съёмки

Во-первых, явная постановка, когда модели в кадре сознательно создают ту или иную сцену. Это как раз снимок в начале статьи. Кроме прочего, это и правильный способ с точки зрения морали, верно? Все стороны процесса участвуют в работе добровольно, включая детей. Если вы отыщете талантливого подростка с артистическими способностями, то каких только сюжетов тут можно наснимать! И конечно, не только негатива, но и яркого позитива! Такая модель – ваша удача как фотографа.

Обратите внимание, я специально взял скриншот со страницы фотобанка – чтобы было заметно, что там целая серия, 28 фотографий. То есть это не случайная семейная сцена, а настоящая студийная работа. Снимки с немного разными сюжетами, и дети играют наравне с мужчиной.

Такие съёмки для ребёнка наиболее сложные, они требуют явных актёрских талантов. Поэтому второй приём, что приходит в голову, проще – тоже студийная съёмка, но когда не видно лица модели. Как на скриншоте ниже:

Девочке всего-то и нужно – сидеть в углу, закрыв лицо руками, будто в испуге, и всё. Это может любой ребёнок, не нужно быть опытной моделью. Я уже много подобных снимков видел:

  • ребёнок скорчился в углу, как вот здесь, а над ним нависает отец в грязной майке с ремнём/ножом/бутылкой в руке;
  • ребёнок залез под кровать, его только чуть видно, а “пьяный” отец его оттуда вытаскивает;
  • две сестрички обнимаются “в страхе” где-нибудь за шкафом, и опять не видно лиц;
  • много ещё всего-разного…

Похоже, это самый гуманный для маленьких детей способ снимать негатив. Не нужно требовать от детей актёрской игры, и с другой стороны, съёмку можно саму превратить в игру.

Ловим моменты

Ещё можно использовать случайно пойманные кадры. Талантливые подростки часто могут изобразить на съёмочной площадке сильные отрицательные эмоции, а вот дети помладше – ещё нет. И тут вам придётся быть крайне деликатными. Искусственно доводить малыша до слёз – аморально, а уговорить его притвориться – не получится. Тогда остаётся ловить моменты. Как вот здесь, например. Наверняка девочке не дали вторую порцию мороженого, и она обиделась!

Или вот как на некоторых скриншотах новостей, которые я привёл выше. Просто маленький ребёнок расплакался (это ведь часто бывает), а вы его сфоткали. А дальше всё сильно зависит от ситуации. Я имею в виду – можете ли вы себе позволить залить такой снимок в фотобанк. Я не говорю про модельный релиз, это разумеется само собой! Но с нравственной точки зрения, допустимо ли это для вас? За своего собственного малыша вы сами и отвечаете, а за чужого – нужно просить родителей, чтобы разрешили… Ситуации бывают очень разные…

Коллажи

Это ещё один приём съёмки семейного негатива. Вот посмотрите на первый снимок, там где “Житель Десногорска…”:

Это скорее всего коллаж. Сфотографирована отдельно девочка на белом фоне, и отдельно рука с ремнём, а потом всё склеено в один снимок. Возможно, это и не так, но приём как таковой вполне может использоваться. И тут вы не ограничены ничем! Вы можете, например, попросить вашего ребёнка понарошку изобразить испуг перед камерой, а потом дать волю фантазии – вклеить на снимок, на задний план, что угодно! Вы сами с разными предметами в руках, нависаете над “испуганным” малышом; разные виды мрачных, тёмных фонов; пустая комната, мрачный сарай с висящими цепями, приближающийся поезд с рельсами, можно каких-нибудь чудовищ вокруг нарисовать… Из одного снимка можно наделать целую серию разных коллажей!

Очень важное

Одним словом, коллеги, я подведу итог. Фотографии семейного насилия над детьми нужны (к сожалению, но нужны!), их покупают различные СМИ для иллюстрации новостных событий. Но в этой теме изначально меньше фотографий, чем в теме “счастливая семья”. Поэтому для стоковых фотографов тут открывается обширное поле деятельности. Только прошу не забывать о том, что:

  1. для модельных съёмок любой фотобанк требует правильно заполненные модельные релизы (про это читайте вот здесь), и главное –
  2. процесс должен быть полностью добровольный, особенно со стороны детей!

Впрочем, нормальным людям это понятно и так.

Удачных вам снимков и стабильных продаж!
Влад Нордвинг

‘;
blockSettingArray[2][«minSymbols»] = 0;blockSettingArray[2][«minHeaders»] = 0;blockSettingArray[3] = [];
blockSettingArray[3][«setting_type»] = 5;
blockSettingArray[3][«text»] = ‘

‘;
blockSettingArray[3][«minSymbols»] = 0;
blockSettingArray[3][«minHeaders»] = 0;

var jsInputerLaunch = 15;

stockinspector.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о