Общие принципы права как источник права – —

Источники права

Все, что касалось судебной практики как источника права, с определен­ными оговорками можно отнести и к административной практике. Админи­стративная практика - это деятельность многочисленных (за исключением судебных) государственных органов по решению стоящих перед ними за­дач. Говорят и об административном прецеденте - т. е. о таком поведе­нии органа государства, любого должностного лица, которое имело место хотя бы один раз и может служить образцом при аналогичных обстоятель­ствах. Как и судебный, административный прецедент в Российской Фе­дерации, не является официально признанным источником права. Однако в юридической действительности нашей страны можно найти примеры, когда в практической деятельности государствен­ных органов создаются правила поведения, которые реально действуют наряду с писаным правом, конкретизируют, дополняют, а иногда и отменя­ют последнее. Впрочем, этот вопрос - «административный прецедент как источник права» - юридической наукой разработан очень слабо.

5. Нормативный договор как источник права

Нормативный договор - это соглашение двух или более сторон, в результате которого устанавливаются, изменяются или отменяются нормы права.

Основная характеристика нормативного договора как источника права заключается в том, что он представляет собой добровольное волеизъявле­ние сторон. В отличие от нормативного акта, который является актом одно­стороннего волеизъявления, здесь обязателен элемент добровольности в принятии на себя обязанности следовать установленным правовым нормам.

Но после того, как стороны заключили договор, они обязаны подчиняться содержащимся в нем правовым нормам. Одностороннее невыполнение влечет соответствующее наказание. В отличие от обычая, который склады­вается исторически, нормативный договор представляет собой акт волеизъ­явления людей, акт их сознательного поведения.

Нормативные договоры имеют широкое распространение в междуна­родном (здесь это вообще основной источник права), конституционном, гра­жданском, трудовом и некоторых других отраслях права. Они могут назы­ваться по-разному: «контракт», «соглашение», «договоренность» и т. д., но главное - данный документ должен содержать нормы права.

 

6. Юридическая наука как источник права

Юридическая наука призвана вырабатывать способы установления и реализации права, давать систематические глубокие знания обо всей юри­дической действительности. Известно огромное значение научных знаний прежде всего для деятельности по созданию правовых норм. Однако исто­рия государства и права свидетельствует о том, что на определенных этапах развитая общества юридическая наука выступала даже в качестве офици­ального источника права.

В Древнем Риме во время существования республики аргументы из сочинений юристов часто фигурировали в судах. В период принципата уже со времени правления Августа выдающиеся юристы получили специальное право (привилегию) давать официальные консультации по поручению им­ператора (jus publice respondendi). Ответы таких привилегированных юри­стов, представляющие собой разъяснения и толкования действующих пра­вовых норм, пользовались большим авторитетом и постепенно стали обяза­тельными для судей и других должностных лиц. В III в. на отдельные по­ложения юристов-классиков ссылались как на текст закона, а в 426 г. импе­ратором Валентинианом III был издан закон «о цитировании юристов», признававший обязательное значение за сочинениями Папиниана, Павла, Ульпиана, Гая, Модестина (и тех юристов, сочинения которых приводятся этими авторами). При различии мнений этих юристов предписывалось при­держиваться мнения, за которое высказалось большинство, а при равенстве голосов отдавалось предпочтение мнению Папиниана.

И в средние века трактаты известных юристов, толковавших нормы права, выступали в качестве источников права. Так, к примеру, в XIV-XV вв., когда в западноевропейской юриспруденции господствовала школа комментаторов, труды одного из корифеев этой школы - Бартола в Испа­нии и Португалии - считались для судов обязательными.

В XIX-XX вв. значение юридической науки как формального, офици­ального источника права падает, но ее роль как неформального источника права и для совершенствования государственно-правовых институтов воз­растает. В некоторых странах при вынесении судебных решений можно до сих пор встретить ссылки на труды известных юристов, но эти ссылки при­водятся в качестве дополнительной аргументации, а не обязательного ис­точника права.

Различная юридическая действительность государств, относящихся к романо-германской, англо-американской правовым семьям или к семье религиозно-традиционного права, обусловливает и разное положение науки.

Так, в мусульманском праве труды ученых-юристов до сих пор являют­ся официальными источниками права. «Мусульманское право представляет собой замечательный пример права юристов. Оно было создано и развива­лось частными специалистами. Правовая наука, а не государство играет роль законодателя: учебники имеют силу закона. При рассмотрении дела судья никогда не обращается к Корану или сунне - преданиям о пророке. Вместо этого он ссылается на автора, авторитет которого общепризнан»[1].

В Российской Федерации юридическая наука не яв­ляется официальным источником права, однако все, что было сказано относи­тельно значения доктрины для деятельности по реализации правовых норм в романо-германской правовой семье, представляется возможным отнести и к этим государствам. В этой связи интересен пример, приведенный в учебнике А.Б. Венгерова. «Историческое появление социалистической государственной собственности поставило перед учеными-юристами задачу разграничить право­мочия государства и организаций, предприятий - реальных пользователей, вла­дельцев государственными средствами производства, другим имуществом. Эту задачу своеобразно решил А. В. Венедиктов, создав конструкцию так называе­мого «оперативного хозяйственного управления», которое и осуществляет со­циалистическое предприятие. В эту конструкцию вошли правомочия пользова­ния и владения, а правомочие распоряжения осталось за государством в лице его органов и должностных лиц... Конструкция оперативного хозяйственного управления получила признание и закрепление в праве. Она развилась в конст­рукцию «право хозяйственного ведения», право полного хозяйственного веде­ния»[2].

 

В правоприменительной практике иногда возникают ситуации, когда необходимо юридическое решение проблемы, но при этом соответствую­щие нормы права, на которых было бы основано данное решение, нельзя обнаружить ни в одном из рассмотренных выше источников права. Тогда дело может быть разрешено на основе принципов права -  общих начал права, отражающих его подчинение «велениям справедливости в том виде, как последняя понимается в определенную эпоху и определенный момент».

Признание и рассмотрение принципов права в теме «Источники права» не характерно для отечественной теоретической науки, однако в отдельных учебных изданиях последних лет это упущение исправляется[3].

Принципы права могут находить выражение в законодательстве (см., например, закрепление на конституционном уровне основных прав, свобод и обязанностей граждан, основ общественного и государственного строя; см. также ч. 2 ст. 6 ГК РФ, ст. 5 Семейного кодекса РФ; в ГК РФ: содер­жится указание на общие начала и смысл гражданского законодательства, на требования добросовестности, разумности и справедливости, в Семей­ном кодексе РФ - на общие начала и принципы семейного или гражданско­го права, на принципы гуманности, разумности и справедливости). Однако в этом случае не вполне правомерно указывать на нормативный акт как на источник права, не признавая данное качество за принципами права. По­следние не поглощаются нормативными актами. Впрочем, в литературе отмечается различное понимание принципов права, равно как и невозмож­ность дать их четкий перечень. В последнее время некоторые авторы гово­рят о том, что принципы права начинают приобретать универсальное зна­чение и рассматриваться как своего рода «высшее право», особенно в об­ласти обеспечения прав человека.

Здесь же, наряду с доктриной и принципами права (или вместо них), возможно говорить еще об одном источнике права, который иногда указы­вают в качестве самостоятельного, - о правосознании[4]. Правосознание выступает юридической основой судебной и администра­тивной практики в революционные эпохи, когда отмененное законодательст­во ликвидированного строя еще не заменено новым. Такая ситуация сложи­лась после 1917 г. в России, где суды и административные органы руково­дствовались преимущественно «революционным правосознанием».

Проблема значения принципов права и правосознания в качестве источ­ников права нуждается в дополнительных исследованиях. В этом плане заслуживает внимания следующая работа: Малеин Н. С. Правовые принци­пы, нормы и судебная практика // Государство и право. 1996. № 6. С. 12-19.

Рассмотрев каждый источник права в отдельности, сделаем некоторые общие выводы. Как правило, признается многообразие источников права. Значение каждого источника права зависит от особенностей правовой сис­темы (романо-германская правовая семья, англо-американская правовая семья, семья религиозно-традиционного права), от этапа ее исторического развития, наконец, от особенностей регулируемых правом общественных отношений. В каждой правовой семье соотношение источников права раз­лично, причем в процессе развития это соотношение не оставалось неизменным. Кроме того, в каж­дой отрасли права (в международном, конституционном, гражданском, уголовном и т. д. праве) складывается своя концепция источников права.

Различные направления в научном правоведении также предлагали свое по­нимание источников права. Юридический позитивизм основным (а в некоторых вариантах — и единственным) источником права считал нормативные акты. Ис­торическая школа права на первый план выдвигала обычаи. Социологическая юриспруденция также подчеркивала значение обычного права, но вместе с тем — и судебной практики. Различные психологические концепции среди источников права ведущую роль отводят правосознанию лиц, реализующих право, принци­пам права. Соответствующие взгляды проникали в законодательство и в юриди­ческую практику в период господства или усиления позиций той или иной науч­ной школы.

Для определения значения того или иного источника права принципи­альную роль играет его официальное признание государством. Для романо-германской правовой семьи (и, соответственно, для отечественной право­вой системы) представляется возможным по этому поводу отметить сле­дующее:

- нормативные акты всегда официально признаны государством в каче­стве источников права и обязательны к исполнению;

- другие источники права могут быть или не быть официально признаны государством; в первом случае они так же обязательны к исполнению;

- если они официально не признаны государством, в некоторых случаях все же проявляется их реальное действие.

Таким образом, право содержится не только в нормативных актах, но и в других источниках права. В подтверждение предложенного вывода можно привести следующую мысль, взятую из статьи современного немецкого ученого. «Законодательство является лишь малой частью трудового права промышленно развитых стран. Нормы, определяющие отношения между работодателем и наемным работником, по большей части не находят отра­жения в кодифицированном праве. Повсюду в западных странах огромное значение придается судебной практике. Наряду с этим многие чрезвычайно важные вопросы регулируются коллективными договорами, часто выходящими за рамки норм, предусмотренных в законодательных актах».

В современной учебной литературе по теории государства и права также преодолеваются прежние односторонние подходы, говорится о реальном значении в современных условиях в качестве источников права и судебного прецедента, и обычая, и юридической науки, и принципов права[5].

 

8.  Соотношение понятий формы права и источников права

Исследуя вопрос о понятии, содержании и системе источни­ков права, нельзя не затронуть теоретически и практически важную проблему соотношения понятия источника права с понятием формы права. В современной научной литературе вполне обосно­ванно подчеркивается: несмотря на то, что в настоящее время терми­ны «форма права» и «источник права» считаются «традиционно ус­тоявшимися, а противоречия — преодоленными», тем не менее «проблема форм и источников права продолжает оставаться акту­альной, поскольку она имеет не только терминологическую, семан­тическую сторону, но и содержательную».

Вопрос о соотношении формы права и источника права отече­ственными и зарубежными авторами всегда решался и до сих пор решается далеко не одинаково. Традиционно существуют два диаметрально противоположных варианта решения данного вопроса и подхода к такому решению.

Суть первого варианта — в полном отождествлении источни­ка права с формой права, в сведении источника права к форме права и, наоборот, формы права — к источнику права. Во избежание неяс­ностей в подобных случаях при упоминании формы права после воспроизведения данного термина обычно через запятые или в скоб­ках указывается термин «источник права». В качестве одного из многочисленных примеров можно привести точку зрения М.И. Байтина, который полностью отождествляет понятие «форма права» с источником права, а обозначающие их термины считает равнознач­ными. «Под формой (источником) права, — пишет автор, — пони­маются определенные способы (приемы, средства) выражения государственной воли общества». К исторически сложившимся «разно­видностям формы выражения права (источника права в юридиче­ском смысле) относятся правовой обычай, судебный прецедент, до­говор с нормативным содержанием, нормативный акт»[6].

Сторонники второго варианта (подхода) к решению проблем соотношения источников и форм права полагают, что их понятия совершенно не совпадают друг с другом, а отражающие их термины далеко не равнозначны. В научной литературе несмотря на то что признается тесная связь указанных понятий, их тождество отрицает­ся: если «форма права» показывает, «как организовано и выражено вовне содержание права», то понятие «источник права» охватывает «истоки формирования права, систему факторов, предопределяющих его содержание и формы выражения».

Анализируя данные варианты и подходы к решению вопроса о соотношении формы права и источника права и сопоставляя их с реальной действительностью, нетрудно заметить, что они грешат, как представляется, односторонностью в оценке рассматриваемых явлений и чрезмерной прямолинейностью. Формула «или—или»,  сводящаяся лишь к одному из двух умозаключений в отношении формы и источника права: или к тому, что они полностью совпада­ют, тождественны, или же, наоборот, к тому, что они совсем не тож­дественны и не совпадают, не соответствуют реальному положению вещей.

Разностороннее изучение понятия и содержания форм и ис­точников права, а также характера их взаимоотношений недву­смысленно свидетельствуют о том, что в одних отношениях форма и источник права могут совпадать друг с другом и рассматриваться как тождественные, в то же время в других отношениях они значи­тельно отличаются друг от друга и их не следует считать тождест­венными.

Совпадение формы и источника права имеет место тогда, когда речь идет о вторичных, формально-юридических источниках права. Последние нередко именуются в литературе просто формаль­ными источниками права. Тем самым подчеркивается помимо все­го прочего идентичность формы и источника права, где форма ука­зывает на то, как, каким образом организовано и выражено вовне юридическое (нормативное) содержание, а источник — на то, како­вы те юридические и иные истоки, факторы, предопределяющие данную форму права и ее содержание.[7]

Что же касается первичных источников права, рассматривае­мых самих по себе, в виде материальных, социальных и иных фак­торов, оказывающих постоянное влияние и предопределяющих про­цессы правообразования, правотворчества и законотворчества, то здесь совпадения источников права с формами права нет и не мо­жет быть.

Одна из причин этого заключается в том, что названные феномены находятся на разных уровнях и «обслуживают» разные сферы. Материальные, социальные и иные источники — факторы воздействия на процессы правообразования, правотворчества и законотворчества — относятся к соответствующим материальным и иным реальным сферам жизни. Формы же права, равно как и само право в целом, неизменно ассоциируются с формальными (формаль­но-юридическими) сферами жизни общества, а точнее, с формаль­но-юридическими аспектами материальной, социальной и других реальных сфер жизни общества.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что при совпадении понятий формы и источника права обозначающие их термины следует признавать идентичными по своему смысловому значению и содержанию, взаимозаменяемыми. Во всех других слу­чаях подобная взаимозаменяемость данных терминов в силу неаде­кватности рассматриваемых явлений и отражающих их понятий ис­ключается.

Однако в учебной, а нередко и в научной юридической литера­туре различные смысловые оттенки терминов «источник права» и «форма права» не принимаются во внимание и эти понятия почти во всех случаях используются как идентичные [8]. Одна из причин кро­ется в том, что при таком подходе отдается определенная дань сло­жившейся в сфере познания форм и источников права своеобразной традиции. Последняя, однако, не исключает существования других точек зрения и подходов.

 

Заключение

Проанализировав все вышеизложенное можно сделать следующий вывод. Своеобразие источников права сказывается на формах внешнего выражения права. В них наглядно проявляются исторические особенности тех или иных общественных систем, разнообразие форм государственного вмешательства в общественную жизнь.

Наиболее известные формы существования государственно-признанных норм следующие: правовой  обычай, судебный прецедент, нормативный правовой договор, правовая доктрина, священные книги, принципы международного права, нормативный правовой акт.

Обычное право сложилось в древнем обществе. Сегодня же обычное право в одних странах может играть чисто символическую роль, а в других, например мусульманских, оно продолжает сохранять большое значение. Все еще существуют общества, где обычное право является едва ли не единственным инструментом регулирования жизнедеятельности людей. 

Судебный прецедент – это правовой акт, представляющий собой судебное или административное решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов при решении аналогичных дел. Судебные прецеденты устраняют пробелы действующего законодательства и определяют практику его применения. В настоящее время судебный прецедент является одним из основных источников права, особенно в англосаксонской правовой семье (Великобритания, США).

         Нормативный правовой акт – это изданный в особом порядке официальный акт – документ компетентного правотворческого органа, содержащий нормы права. Нормативно-правовые акты являются основной и наиболее совершенной формой современного права. Их большой удельный вес по сравнению с другими формами права связан прежде всего с повышением роли государства в регулировании общественно значимых отношений.

  Нормативный правовой договор - это совместный юридический ак­т, выражающий взаимное изъявление воли правотворческих органов, которым образуется правовой акт. Это такой документ, в котором содержится волеизъявление сторон по поводу прав и обязанностей, устанавливается их круг и последовательность, а также закрепляется добровольное согласие выполнять принятые обязатель­ства.

Например,  юридическими источниками рабовладельческого права были различные религиозные правила, обычаи, решение судебных органов, распоряжения должностных лиц, а также доктринальное толкование юридических предписаний выдающимися правоведами того времени.

Юридическими источниками феодального права были и возродившиеся нормы обычного права (Русская правда, Салическая правда), и, получившие особенно широкое распространение, религиозные правила (каноническое право, Коран), и судебная практика, и прецеденты, и труды крупных ученых-юристов.

Пришедшая к власти буржуазия сохраняет в отдельных странах юридическую значимость судебной практики, религиозных норм и обычаев. Но, постепенно, в связи с укреплением государственных начал в управлении обществом в качестве основной формы права становится нормативно-правовой акт, т.е. законодательство.

Разумеется, высказанные в данной работе суждения не претендуют на исключительность, а поднятые вопросы не являются исчерпывающими.

 

Литература

 

  1. Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов, 2001.
  2. Венгеров А. Б. Теория государства и права. Ч. 2. Теория права. Т. 1. М.,1996.
  3. Морозова Л.А. Теория государства и права. М: Юристь, 2002.
  4. Нерсесянц B.C. Общая теория права и государства: Учебник для вузов. М.: Норма, 2000.
  5. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. М.: Зерцало, 1998.
  6. Общая теория права: Учеб. / Под ред. А. С. Пиголкина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1995.
  7. Сырых В.М. Теория государства и права. М.: Юстицинформ, 2002.
  8. Спиридо­нов Л. И. Теория государства и права: Курс лекций. СПб., 1995.
  9. Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М.: Юристь, 2002.
  10. Теория государства и права / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. M, 2000.
  11. Теория права и государства: Учеб. для вузов / Под ред. Г. Н. Манова. М., 1995.

 



[1] Саидов А. X. Сравнительное правоведение и юридическая география мира. М., 1993. С. 114

[2] Венгеров А. Б. Теория государства и права. Ч. 2. Теория права. Т. 1. М.,1996. С. 137-138

[3] См.: Теория права и государства: Учеб. для вузов / Под ред. Г. Н. Манова. М., 1995. С. 171-177; см. также: Общая теория права: Учеб. / Под ред. А.С. Пиголкина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1995. С. 167

[4] См., напр.: Спиридо­нов Л. И. Теория государства и права: Курс лекций. СПб., 1995. С. 146

[5] См., напр.: Теория права и государства: Учеб. для вузов / Под ред. Г. Н. Манова. М., 1995. С. 149-177; Общая теория права: Учеб. / Под ред. А. С. Пиголкина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1995. С. 167; Спиридонов Л. И. Теория государства и права: Курс лекций. СПб., 1995. С. 143-144; ВенгеровА. Б. Теория госу­дарства и права. Ч. 2. Теория права. Т. 1. М., 1996. С. 130-139

[6] Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов, 2001. С. 67.

[7] См.: Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 2001. С. 349—350.

[8] Теория государства и права / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. M, 2000. С. 186-188.

cesstudent.ru

Общие принципы права как источник международного права

Международный суд согласно статье 38 своего Статута при рассмотрении споров может применять «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями». Определение «цивилизованные нации» скорее предназначалось для исключения из рассмотрения специфики «примитивных» или «слаборазвитых» правовых систем, а не для дискриминации государств по экономическому или политическому статусу. В настоящее время оно не имеет никакого значения и может быть проигнорировано.

Статья 38.1.c является в достаточной мере дискуссионным положением, породившим множество академических комментариев. Некоторые считают ссылку на «общие принципы права» действительно новаторской, утверждая, что ее можно рассматривать как признание государствами существования источников международного права, находящихся вне государственного контроля. Другие придерживаются более узкого подхода, утверждая, что п. 1.c просто описывает общие, отвлеченные принципы, которые уже получили подтверждение в качестве «права» благодаря официальным «материальным» источникам: международно-правовым обычаям и международным договорам. Рассмотрим некоторые из альтернативных мнений подробнее.

Естественно-правовая доктрина.

Отдельные юристы (например, Альфред Фердросс) полагают, что смысл ст. 38.1.c заключается во включении естественно-правовой доктрины в свод международно-правовых норм. Они утверждают, что нормы, вытекающие из естественного права, заведомо обладают юридической силой, то есть уже представляют собой право независимо от договоров или обычаев. Тем не менее, почти наверняка, изначальная цель п. 1.c была иная, поскольку весьма сомнительно, чтобы государства пожелали отказаться от контроля за созданием «права». В последние годы стало утверждаться, что данное положение является «источником» правовых норм, связанных с морально-этическими вопросами, такими как защита прав человека и запрет геноцида. Однако, хотя подобные принципы вполне могут иметь универсальный характер, на практике конкретные обязательства государств в этих областях базируются на договорах и обычаях. Признание важности отдельных и аналогичных морально-этических доктрин может служить примером «общих принципов права», и позволяет объяснить, почему их следует считать «правом», но что касается государств, такие принципы входят в состав международного права только в том случае, если они «приняты» в соответствии с теми или иными договорами или основываются на установившихся обычаях.

Материальные источники.

Основываясь на естественно-правовой доктрине, можно утверждать, что п. 1.c ничего существенного к ст. 38 не добавляет, ибо все то, что считается «правом», уже охвачено договором или чаем. Подобной точки зрения на ст. 38 придерживался ныне несуществующий СССР, в соответствии с общей юриспруденцией которого международное право могло создаваться только при выраженном или подразумеваемом согласии государств. Таким образом, хотя п. 1.с может включать в себя общие принципы международного права, такие как «свобода открытого моря» или «суверенное равенство государств», фактические обязательства государств в этих областях вытекают из договоров или обычаев. Следовательно, общие принципы представляют собой чисто наглядное описание общих доктрин или комплекса норм, являющихся частью международного права, но они не имеют никакого отношения к «праву», создающему источники международного права. С данной точки зрения общими принципами права являются исключительно материальные источники.

Нормы и принципы общие для всех правовых систем.

Возможно, положение ст. 38.1.c лучше было бы рассматривать как направленное на обеспечении того, чтобы международное право включало нормы и принципы, общие для всех правовых систем, поскольку такие нормы входят в структуру «права». Если международное право должно восприниматься как комплексно-правовая система, оно должно включать в себя процессуальные и административные нормы, являющиеся неотъемлемой частью доктрины любой правовой системы и, следовательно, представлять собой часть права каждого государства. Примером может служить право юридических лиц обращаться в суд для разрешения споров и, возможно, право на участие в судебном разбирательстве до вынесения решения. Последнее действительно находит подтверждение в работе Международного суда, который в тех делах, когда одна из сторон не принимает официального участия в судебном разбирательстве, считает должным взять на себя рассмотрение всех вопросов, которые могли бы быть подняты отсутствующим государством, как это было сделано в деле, касающемся дипломатического и консульского персонала США в Тегеране, (США против Ирана) и деле о военной и военизированной деятельности в Никарагуа (Никарагуа против США).

К данной категории относятся также доказательные нормы, такие как исключение косвенных доказательств (дело об инциденте в проливе Корфу, Великобритания против Албании, 1949), общий принцип, согласно которому заявитель имеет право на получение компенсации за доказанный ущерб (дело о фабрике в г. Хожуве, Германия против Польши, Постоянная палата международного правосудия (ППМП), 1928 и дело, касающееся проекта Габчиково-Надьмарош, Венгрия против Словакии, 1997) и принцип res judicata, примененный соответствующим образом в деле, касающемся применения Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Хорватия против Сербии, 2007), чтобы помешать Сербии оспаривать юрисдикцию Международного суда, учитывая более раннее решение между сторонами, подтверждающее юрисдикцию. Подобные «принципы» должны быть частью международного права, потому что они составляют правовую систему.

Кроме того, судья Арнольд Д. Макнейр (1885–1975) в деле о международном статусе Юго-Западной Африки 1950 г. высказал предложение о том, что в соответствии с настоящим пунктом некоторые основные концепции национального законодательства могут быть привнесены в международное право. Здесь вопрос не в том, чтобы импортировать национальные правовые концепции в международное право, а скорее в том, что национальное законодательство может служить указанием на модели правовых норм, основанных на государственной политике, которые могли бы оказаться полезными для международного права. К ним можно отнести, например, концепцию «священной миссии цивилизации» (дело по Юго-Западной Африке, Эфиопия против ЮАР, 1966), концепцию суброгации (дело о концессиях Мавроматиса в Палестине, ППМП, 1925), концепция ограниченной ответственности (дело компании «Барселона Трэкшн», Бельгия против Испании, 1970), а также (спорно) принцип, согласно которому решения исполнительного органа (Совета Безопасности) могут быть пересмотрены компетентным судебным органом (Международным судом) (первый этап дела, касающегося применения Конвенции о геноциде (Босния против Югославии), 1993, судья Лаутерпахт).

Однако, независимо от того, включаются ли в комплекс норм международного права основополагающие правовые концепции различных правовых систем в соответствии с данной точкой зрения на ст. 38.1.c, или такой эффект придается только тем процессуальным и административным правилам, которые присущи каждой правовой системе, ясно, что концепции или нормы (в зависимости от обстоятельств) уже обладают юридической силой. Для того, чтобы они имели юридическую силу, им не требуется подтверждение ни обычаем, ни договором.

Принципы справедливости.

По словам судьи Мэнли О. Хадсона в деле о реке Маас (Нидерланды против Бельгии, ППМП, 1937) «принципы справедливости давно считаются частью международного права, и потому нашли широкое применение в международных трибуналах». Такие принципы, будучи общими принципами законности и правосудия, входят в сферу действия ст. 38.1.c и, несомненно, применялись Международным судом и другими международными судебными органами. В качестве примеров можно привести само дело о реке Маас (принцип справедливого эстоппеля), дело о храме Преах Вихеар (Камбоджа против Таиланда, 1962) (молчаливое согласие) и дело, касающееся спора о границе, (Буркина-Фасо против Мали, 1986) (равноправие в делимитации территории).

Возможно, наиболее очевидное применение принципа справедливости в качестве источника международного права получило распространение в международном морском праве в контексте делимитации морских зон между государствами с противолежащими или смежными побережьями. Так, Международный суд исходил из «справедливого решения, вытекающего из применимого права» в деле о юрисдикции над рыбными промыслами (Великобритания против Исландии, 1974), возведя использование принципа справедливости в ранг искусства.

Существенным моментом является то, что концепция справедливости является источником международного права в том плане, что она может влиять на порядок применение более субстантивных норм. Это «форма справедливости, которая представляет собой метод толкования действующего права и является одним из его атрибутов» («дело, касающееся спора о границе»). Это имеет значение, поскольку судьи Международного суда и других трибуналов должны смотреть как применяются нормы права, а не полагаться на индивидуальную дискрецию, основанную на их собственных личных предпочтениях. Потому Международный суд предпринимает значительные усилия, чтобы различать использование принципа справедливости от разрешения дел ex aequo et bono («по добру и справедливости») в соответствии с предоставленными ему согласно ст. 38.2 Статута полномочиями. Суд отмечает, что справедливость не является абстрактной концепцией, а означает применение материальных норм международного права с должным учетом объективности и разумности (арбитражный спор о Качском Ранне, Индия против Пакистана, 1968). В отличие от правомочия принимать решение по делу ex aequo et bono, использование принципов справедливости означает принятие решения в соответствии с правом, а не выход за его пределы, полагаясь на чувство абстрактной справедливости.

Общие принципы международного права.

Возможно также, что в ст. 38.1.c включаются «общие принципы международного права». Они подобны общим принципам права, свойственных национальным правовым системам, за исключением того, что имеют особый международный характер из-за контекста, в котором они применяются. Примерами являются «суверенное равенство государств» и исключительная юрисдикция государства на своей собственной территории. Очевидно, что эти «принципы» имеют комплексно-правовой характер, и это заставляет некоторых комментаторов утверждать, что они содержат политические цели, а не подлежащие исполнению юридические нормы. Следуя данным аргументам, детальность и точный охват принципов «суверенного равенства» и «исключительной внутренней юрисдикции» должны обеспечиваться «реальными» нормами договорного и обычного права. Тем не менее, даже если эти «принципы» не квалифицируются как обязывающее право (и некоторые могут утверждать, что так и есть), ясно, что данные общие принципы могут оказать глубокое влияние на развитие международного права либо в качестве причины почему конкретные нормы должны приниматься или как катализатор государственной практики, ведущей к созданию обычного и договорного права. Хорошей иллюстрацией служит сильное (но спорное) особое мнение судьи Кристофер Вирамантри в деле об испытаниях ядерного оружия (Новая Зеландия против Франции, 1995). Он заявил, что существует «фундаментальный принцип экологического права, на который нельзя не обращать внимание. Он глубоко укоренился в международном праве … Этот основной принцип состоит в том, что ни одно государство не имеет права своими действиями наносить ущерб окружающей среде любого другого государства». Нет уверенности, что судья Вирамантри вполне обоснованно пришел к данному выводу, но, если его «базовый принцип» является «общим принципом международного права», очевидно, что его общность должна быть подкреплена правилами более целенаправленного содержания – может быть правовым обычаем или обеспечиваться только договорным правом.

Несомненно, положение ст. 38.1.c подрывает строгий позитивистский подход к международному праву. Оно позволяет Суду применять принципы, которые, по-видимому, не основываются ни на международно-правовых обычаях, ни на международных  договорах, хотя впоследствии могут найти в них свое воплощение. Более того, тот факт, что не существует общего согласия относительно точного содержания этих «общих принципов права», как представляется, не мешает Суду и другим трибуналам применять их в полной мере. Как и во всех правовых системах, судьи опасаются non liquet – отсутствия правил в новых ситуациях – и ст. 38.1.c несомненно помогает уменьшить этот риск, хотя полностью и не устраняет его (см. Консультативное заключение Международного суда относительно законности угрозы или применения ядерного оружия, 1996). Возможно, это является окончательным обоснованием его использования в международном праве, которое, в конечном счете, не обладает определенностью, обеспечиваемой институциональными методами создания правовых норм.

Автор: Martin Dixon.

interlaws.ru

Общие принципы права как источник права — курсовая работа

      Правда, в настоящее время, как свидетельствуют исследования в области английского права, ситуация постепенно меняется в пользу законодательства. Но тем не менее "обычное право" продолжает играть в английской правовой системе доминирующую роль. Важнейшее значение по-прежнему имеют судебные прецеденты, доктрины, обычаи, традиции. Доказательством этого является уже то, что только на основе традиций и обычаев в современной Великобритании по-прежнему решаются многие важнейшие вопросы политической и социальной жизни страны, в частности, вопросы назначения и ухода в отставку премьер-министра, определения прерогатив короны, определения правительственной программы, характера поведения монарха и др.

      Таким образом, в разных правовых системах различные формы (источники) права всегда играли и продолжают играть далеко не одинаковую, регулятивную и иную роль, обусловленную характером и местом каждой из них в конкретной правовой системе. Однако, несмотря на это, все они постоянно являлись и являются, по сравнению с неправовыми средствами, весьма важными рычагами воздействия на общественные отношения и различные общественно-политические институты. 

 

 

      Среди различных источников права важное значение имеют принципы права. Они представляют собой основные идеи, исходные положения или ведущие начала процесса формирования, развития и функционирования права.

      Отражаясь прежде всего в нормах права, принципы права пронизывают и пропитывают  собой всю правовую жизнь общества, всю правовую материю. Они характеризуют не только сущность, но и содержание права, отражают не только его внутреннее строение, статику, но и весь процесс его применения, его динамику. Принципы права оказывают огромное влияние на весь процесс подготовки нормативных актов, их издания, установления гарантий соблюдения правовых требований и их обеспечения.

      Принципы  права выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, на которой покоятся и реализуются не только отдельные нормы права, институты или отрасли права, но и вся система права. Они служат основным ориентиром всей правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов. От степени их соблюдения в прямой зависимости находится уровень слаженности, стабильности и эффективности правовой системы. Имея общеобязательный характер, принципы права способствуют укреплению внутреннего единства и взаимодействия различных отраслей и институтов права, норм права и правовых отношений, субъективного и объективного права.

      Принципы  права не являются по своему характеру произвольными началами или исходными положениями, пронизывающими нормы, институты и отрасли права. Они объективно обусловлены экономическим и социально-политическим строем общества, существующим в той или иной стране, социально-классовой природой государства и права, характером господствующего в стране политического и государственного режима, основными принципами построения и функционирования политической системы того или иного общества17).

      Нет необходимости доказывать, что принципы построения, скажем, феодального права коренным образом отличаются от принципов функционирования рабовладельческого или любой системы современного права, точно так же, как вполне очевидным является различие принципов таких современных правовых систем, как романо-германская правовая семья, охватывающая собой страны, в которых юридическая наука и практика сложились исключительно на основе римского права, и система мусульманского права, сложившаяся на основе мусульманской религии.

      Принципы  права далеко не всегда лежат на поверхности и носят открытый характер. Однако они присущи любой правовой системе. Как правило, они закрепляются или прямо в законодательных актах (статьях, преамбулах конституционных и обычных законов), или заполняют собой содержание правовых норм.

      В качестве одного из примеров прямого закрепления принципов права в законодательстве можно сослаться на провозглашение принципа народовластия в конституциях многих современных стран. Так, Конституция Китайской Народной Республики 1982 г. провозглашает, что вся власть в стране "принадлежит народу... Народ в соответствии с положениями закона различными путями и в различных формах управляет государственными, хозяйственными, культурными и общественными делами" (ст. 2). Конституция Швеции 1947 г. закрепляет, что "вся государственная власть в Швеции исходит от народа. Правление шведского народа основывается на свободном формировании мнений и на всеобщем и равном избирательном праве. Правление осуществляется посредством государственного строя, основанного на представительной и парламентской системах и посредством коммунального самоуправления" (§ 1 ст. 1).

      Принцип народовластия открыто провозглашается  и закрепляется также в конституциях и обычных законах многих других стран.

      В зависимости от характера, типа и  сферы распространения принципы права подразделяются на различные группы. 

      2.2 Классификация принципов права 

      Так, в зависимости от типа правовых систем принципы права классифицируются на принципы права, свойственные рабовладельческой, феодальной, капиталистической и социалистической системам права. Выделяются также принципы права, свойственные переходным системам права от одного типа к другому.

      В зависимости от своего характера  принципы права подразделяются на социально-экономические, политические, идеологические, этические, религиозные и специально-юридические. Особенность последних заключается в том, что они, согласно утвердившемуся мнению, отвечают на вопросы типа: "как отражается в праве его фактически-социальная основа, каким образом воля господствующих классов возводится в закон и становится общеобязательной, какова структура права и каков характер правового регулирования общественных отношений"18). Строго говоря, специально-юридические права - это те же самые его социальные принципы, но переведенные на язык права, юридических конструкций, правовых средств и способов их обеспечения.

      К разряду специально-юридических  принципов права обычно относят  следующие основные начала современных  правовых систем или их исходные положения:

      - принцип общеобязательности норм  права для всего населения страны и приоритета этих норм перед всеми иными социальными нормами;

      - принцип непротиворечивости норм, составляющих действующую правовую систему государства, и приоритет закона перед иными нормативно-правовыми актами;

      - принцип подразделения правовой системы государства на публичное и частное право, на относительно самостоятельные отрасли и институты права;

      - принцип соответствия между объективным  и субъективным правом, между  нормами права и правовыми  отношениями, между правом и  его осуществлением;

      - принцип социальной свободы, выраженный  в системе субъективных прав, субъектов общественных отношений,  равенство перед законом и  судом, равноправие;

      - принцип законности и юридической  гарантированности прав и свобод  личности, зафиксированных в законе, связанность нормами законодательства деятельности всех должностных лиц государственных органов;

      - принцип справедливости, выраженный  в равном юридическом масштабе  поведения и в строгой соразмерности  юридической ответственности допущенному правонарушению;

      - принцип юридической ответственности  только за виновное противоправное поведение и признания каждого невиновным до тех пор, пока вина не будет установлена в судебном порядке; презумпция невиновности;

      - принцип недопустимости обратной  силы законов, устанавливающих новую или более тяжелую юридическую ответственность, и гуманности наказания, способствующего исправлению осужденного19).

      Кроме названной градации принципы права  подразделяются на группы в зависимости  от того, распространяются ли они на всю систему права, на несколько отраслей или же на отдельную отрасль права.

      В соответствии с данным критерием  принципы права, распространяющиеся на всю систему права и определяющие ее характер, содержание, наиболее важные ее особенности и черты, называются общими принципами. Среди них обычно называют принципы социальной справедливости, гуманизма, принцип равноправия, законности в процессе создания и реализации норм права, единства юридических прав и обязанностей, принцип демократизма и др.

      Для правовых систем капиталистических стран весьма важным общим принципом является принцип закрепления свободы предпринимательства и принцип установления и охраны частной собственности. Последнему придается особое значение, ибо с собственностью связывается фактическое положение личности в обществе, ее социальный статус и вся ее частная и гражданская жизнь.

      Известный французский социолог и юрист  М. Ориу, отмечая данное обстоятельство, исходил даже из того, что "гражданская жизнь состоит в использовании собственности"20). Благодаря своей обеспеченности и преимуществам, даваемым приобретенной собственностью, человек "может подумать и о чем-то ином" кроме обыденных нужд. Он может предаваться умственным занятиям, свободным профессиям, может размышлять об общих интересах, посвятить себя делам общины, стать гражданином.

      Правда, М. Ориу делал при этом весьма существенную оговорку: гражданская жизнь, хотя она формально доступна всем и "в некоторых отношениях действительно обща для всех", является все же "по своему основному элементу нажитого богатства и по своему капиталистическому характеру монополией имущего класса". Даже внутри этого имущего класса "она касается отдельных лиц крайне неравно" и зависит от размеров приобретенного каждым из них богатства21).

      Наряду  с общими принципами в юридической литературе выделяются также межотраслевые и отраслевые принципы права.

      Межотраслевые правовые принципы охватывают собой  две или более отраслей права. Преимущественно это смежные, весьма близко соприкасающиеся между собой отрасли права (конституционное и административное, уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное и др.). На межотраслевые принципы полностью налагаются и общие правовые принципы. В каждой отдельной отрасли права или же в группе отраслей они приобретают свою специфику.

      Отраслевые  принципы права распространяются лишь на отдельные отрасли права - конституционное, гражданское, уголовное, земельное, трудовое и др. Соответственно, на их основе создаются и реализуются лишь нормы, составляющие только данную отрасль права.

      Например, для земельного права России свойственны такие правовые принципы, как принцип множественности и правового равенства форм собственности на землю, принцип нахождения земли в гражданском обороте, принцип государственного управления землей, принцип самостоятельного хозяйствования на земле и равенства всех субъектов землепользования, принцип целевого характера использования земли, платности ее использования и др.22)

      Для арбитражного процессуального права  свойственны такие отраслевые принципы, как принцип выборности судей, их независимости и подчинения их только закону, принцип сочетания коллегиального и единоличного рассмотрения дел, принцип гласности в разрешении дел, процессуального равноправия сторон, принципы состязательности, устности и непосредственности при рассмотрении споров и др.23)

      Каждая  отрасль права, помимо общих и  межотраслевых, строится также на основе своих собственных, присущих только ей правовых принципов. Вместе они создают фундамент, на котором возникают и функционируют не только отдельные отрасли, но и вся система права.

 

 

      3.1 Система общих  принципов права 

      В соответствии с частью 4 ст. 15 Конституции  РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Однако, несмотря на частое упоминание термина "общепризнанные принципы и нормы международного права", ни один международный акт, ни один внутригосударственный нормативный правовой акт не раскрывают указанного понятия. Доктрина международного права также не дает четкого ответа, что следует понимать под "общепризнанными принципами и нормами международного права". Профессор С.В. Черниченко раскрывает понятие "принципы международного права" через категорию "общепризнанных норм международного права", рассматривая их как "общепризнанные нормы международного права наиболее общего характера"24).

myunivercity.ru

Общие принципы права как источник современного права

Oглaвление

ВВЕДЕНИЕ        2

Глaвa 1.  клoп‍ КЛAССИФИКAЦИЯ ПРИНЦИПOВ  клoп‍ ПРAВA        5

1.1. Принципы прaвa        5

   1.2. Принципы права как источник права……………………………………..7

1.3.Межoтрaслевые принципы прaвa        9

1.4.  вoдив‍ Oтрaслевые принципы прaвa        11

Глава 2. КЛАССИФИКАЦИЯ ОБЩИХ ПРИНЦИПОВ ПРАВА КАК ИСТОЧНИКОВ СОВРЕМЕННОГО ПРАВА ПРАВА………………………...12

2.1. Общие принципы права права………………...........................................12

    2.2. Виды общих принципов права как источник современного права........12

ЗAКЛЮЧЕНИЕ        18

СПИСOК ИСПOЛЬЗOВAННOЙ ЛИТЕРAТУРЫ        19

ВВЕДЕНИЕ

Выбор именно этой темы курсовой работы связан с тем, что в основе любой осознанной деятельности человека лежат определенные принципы. Законодательство, будучи социальным явлением, создаваемым людьми с целью юридического закрепления нормативно-правовых предписаний, направленных на урегулирование общественных отношений, основано на определенных принципах.

Понятие принципов права является одной из актуальных проблем современной юридической науки. И это не случайно, так как именно в принципах права наиболее ярко отражена его сущность во всем многообразии составляющих ее сторон и закономерностей. Кроме того, важность данной проблемы определяется тем, что сложившееся в отечественной науке представление о принципах сформировалось в основном на базе узконормативного правопонимания и имеет существенные недостатки. Во-первых, под принципами права обычно подразумевают лишь те основополагающие идеи, которые получили официальное закрепление в нормах законодательства. Другим негативным моментом является сужение значимости принципов и ограничение сферы их действия рамками правотворчества и правоприменения, причем в правотворчестве им отводится роль теоретической базы, определяющей содержание конкретных норм, а в правоприменении их функция ограничивается лишь потребностью в толковании все тех же норм.

Aктуaльнoсть дoк темы зaключaется в дoк тoм, чтo темa дoк ширoкo рaссмoтренa и дoк рaскрытa Рoссийским прaвoм. дoк Oбщие при‬нципы прaвa дoк и их виды дoк ширoкo изучены в дoк нaучнoй литерaтуре, тем  тaм сaмым спoсoбствуют  тaм выхoду нaуки  тaм теoрии гoсудaрствa  тaм и прaвa  тaм нa нoвый  тaм урoвень исследoвaний,  тaм при‬звaнный сoединить  тaм дoстижения прaвoвoй  тaм нaуки и  тaм смежных oтрaслей  тaм знaний. В  тaм исследуемoй литерaтуре  тaм укaзaнa чёткaя  тaм клaссификaция принципoв  прaвa,  тaм чтo пoзвoляет  тaм легкo испoльзoвaть  тaм эту инфoрмaцию.

Рoль  тaм прaвa не  тaм мoжет быть  тaм пoнятa без  тaм всестoрoннегo изучения  тaм и aнaлизa  тaм егo истoчникoв,  тaм тех фoрм,  тaм в кoтoрых  тaм прaвo нaхoдит  тaм свoё внешнее  тaм вырaжение и  тaм зaкрепление. В  тaм услoвиях нoвoгo  тaм пoлитическoгo мышления,  тaм кoгдa прaвo  тaм все чaще  тaм рaссмaтривaют кaк  тaм oбщечелoвеческую ценнoсть,  тaм именнo в  тaм истoчникaх прaвa,  тaм прежде всегo,  тaм прoявляется oбщесoциaльнoе в  тaм прaве. Знaчение  тaм истoчникoв прaвa  тaм тем бoлее  тaм великo, чтo  тaм oни не  тaм прoстo вырaжaют  тaм oбщественнoе бытие  тaм прaвa, нo  тaм и в  тaм кaкoй-тo мере  тaм выпoлняют прaвoфoрмирующую функцию.  тaм Пoэтoму к  тaм числу кaтегoрий,  тaм прежде всегo  тaм требующих углублённoй  тaм рaзрaбoтки, oтнoсится  тaм кaтегoрия «истoчники  тaм прaвa». Ее  тaм ключевaя рoль  тaм в прaвoвoй  тaм системе требует  тaм нoвoгo, кoмплекснoгo  тaм пoдхoдa к  тaм исследoвaнию, пoзвoляющегo  тaм рaскрыть истoрическую  тaм эвoлюцию, взaимooбуслoвленнoсть  тaм истoчникoв прaвa  тaм и хaрaктерa  тaм прaвoпoнимaния,  тaм a пoрoй  тaм и мирoвoсприятия  тaм в целoм.

ru.essays.club

Принципы права как источник права

В правоприменительной практике иногда возникают ситуации, когда необходимо юридическое решение проблемы, но при этом соответствующие нормы права, на которых было бы основано данное решение, нельзя обнаружить ни в одном из рассмотренных выше источников права. Тогда дело может быть разрешено на основе принципов права - общих начал права, отражающих его подчинение «велениям справедливости в том виде, как последняя понимается в определенную эпоху и определенный момент».

Признание и рассмотрение принципов права в теме «Источники права» не характерно для отечественной теоретической науки, однако в отдельных Учебных изданиях последних лет это упущение исправляется.

Принципы права могут находить выражение в законодательстве (например, закрепление на конституционном уровне основных прав, свобод и обязанностей граждан, основ общественного и государственного строя; ч. 2 ст. 6 ГК РФ, ст. 5 Семейного кодекса РФ; в ГК РФ: содержится указание на общие начала и смысл гражданского законодательства, на требования добросовестности, разумности и справедливости, в Семейном кодексе РФ - на общие начала и принципы семейного или гражданского права, на принципы гуманности, разумности и справедливости). Однако в этом случае не вполне правомерно указывать на нормативный акт как на источник права, не признавая данное качество за принципами права. Последние не поглощаются нормативными актами. Впрочем, в литературе отмечается различное понимание принципов права, равно как и невозможность дать их четкий перечень. В последнее время некоторые авторы говорят о том, что принципы права начинают приобретать универсальное значение и рассматриваться как своего рода «высшее право», особенно в области обеспечения прав человека.

Здесь же, наряду с доктриной и принципами права (или вместо них), возможно говорить еще об одном источнике права, который иногда указывают в качестве самостоятельного, - о правосознании. Правосознание выступает юридической основой судебной и административной практики в революционные эпохи, когда отмененное законодательство ликвидированного строя еще не заменено новым. Такая ситуация сложилась после 1917 года в России, где суды и административные органы руководствовались преимущественно «революционным правосознанием». Проблема значения принципов права и правосознания в качестве источников права нуждается в дополнительных исследованиях. В этом плане заслуживает внимания следующая работа: Малеин Н.С.

Убеждение судей должно иметь объективную основу, и именно таковую составляют обстоятельства рассматриваемого дела. Субъективный фактор в судебной деятельности «совершенно неустраним», и следует со всей определенностью констатировать, что помимо чисто правового механизма реализации процессуальных норм существуют и действуют социальный и психологический механизмы, что, в частности, находит объективное выражение в различных, а порой и прямо противоположных решениях, выносимых судьями по одному и тому же делу даже при условии, что предмет доказывания не подвергается трансформации.

spb5.ru

Соотношение принципов права и системы источников права

Библиографическое описание:

Гарашко А. Ю. Соотношение принципов права и системы источников права [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, ноябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 1-3. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/43/2928/ (дата обращения: 04.07.2019).

Одной из актуальных проблем такого института науки теория государства и права, как источники права, является перманентное желание ученых отнести к нему нечто новое, не позиционирующееся ранее в качестве источников права. Следствием данной тенденции выступает наделение статусом источников права «права юридической экспертизы», «права односторонних обещаний и программного права» [1, c. 18-20], «естественного права» [2, c. 82-91] и т.д. Нельзя не согласиться с аргументами авторов, придерживающихся подобных взглядов, о необходимости эволюции права и расширения правового поля, однако, не следует смешивать естественное развитие права, соответствующее его природе, и искусственную имплементацию, часто преследующую неправовые (политические, религиозные и др.) цели. К таким же «новоявленным» источником права в данное время многие ученые относят принципы права. Так, например, С.В. Бошно называет принципы права доктринальными источниками права [3, с. 82-91], а Д.В. Храмов – нетрадиционными [4, с. 15].

При этом особое внимание в правовой науке уделяется общепризнанным и иным принципам международного права, которые в ракурсе рассматриваемой нами проблемы и приводимой аргументации в целом идентичны общеправовым принципам. Поэтому далее в данной статье будут приводиться примеры, связанные и с принципами международного права.

Определим сущность двух важнейших рассматриваемых правовых категории. Полагаем, что принцип права представляет собой идейную, абстрактную (часто - универсальную) основу функционирования права, априори имманентную правосознанию индивида, и вследствие этого часто не нуждающуюся в официальном общеобязательном закреплении. В отношении принципов международного права П.Н. Бирюков указывает следующее: «Эти принципы не содержат конкретных правил поведения адресатов международно-правовых норм и, следовательно, не могут быть источниками международного права» [5, с. 241]. В то время как источник права – место его появления, то, откуда право «проистекает», имеющее более или менее определенный предмет или сферу регулирования, а также строгое унифицированное оформление. По отношению к источникам права, принципы должны выполнять авангардную роль вектора естественно-правовых начал, на которые, подобно идеалу, должно ориентироваться позитивное право.

Одним из доводов сторонников принципов права, как его источников, является отнесение первых к разновидности норм права, обладающих универсальным характером или к аналогии права. Д.А. Баранов даже относит общепризнанные принципы международного права к составной части системы нормативных правовых актов России [6, с. 17]. Здесь следует вспомнить знаменитый афоризм У. Оккама о нецелесообразности «умножения сущностей без необходимости», в нашем случае, путем выведения норм или нормативных актов из иного по своей природе явления – принципов права, к тому же, не предназначенных для закрепления обязательных правил поведения.

Приведем еще несколько аргументов, к которым прибегают апологеты принципов международного права как источников права. Опираясь на юридический авторитет, они обращаются к основному закону страны (часть 4 статьи 15 Конституции Российской федерации), который гласит следующее: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» [7, с. 12]. Статья 25 Основного Закона Федеративной республики Германия предусматривает, что «общие нормы международного права являются составной частью права Федерации. Они имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории» [8, с. 107]. Статья 10 Конституции Италии определяет: «Правовой порядок Италии согласуется с общепризнанными нормами международного права» [9, с. 64]. Пункт 1 ст. 28 Конституции Греции гласит, что «общепризнанные нормы международного права, а также международные договоры с момента их санкционирования при помощи закона и вступления в силу, согласно положениям самого договора, являются частью национального права Греции и имеют преимущество перед законами, противоречащими им» [10, с. 494].

Соответствующие изменения внесли в свое законодательство также Ирландия (ст. 29 Конституции), Дания (Закон о присоединении Дании к Европейским сообществам) и Норвегия (ст. 29 Конституции).

Однако, на наш взгляд, подобная формулировка еще не является прямым указанием на то, что вышеуказанные принципы являются источником права. Руководство подобной логикой сделало бы возможным отнесения любого из элементов правовой системы (как, например, правоприменения, правоотношений, правоохраны и т.д.) к источникам ее права. Данную точку зрения (не лишая, впрочем, возможности ее существования в силу плюрализма научных позиций), следует относить к «домысливанию» в целях подкрепления и оправдания научной новизны той или иной авторской концепции.

Закрепление в Конституции Российской Федерации и законодательстве иных государств вышеуказанных положений обозначает, на наш взгляд, лишь возможность рецепции принципов международного права в качестве принципов национального права.

Подобную позицию целесообразно заявить и по поводу «знаменитой» статьи 38 Статута Международного суда Организации Объединенных Наций, в которой закреплено нижеуказанное: 1. Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет: а) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами; b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы; с) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями; d) с оговоркой, указанной в статье 59 (решение Суда обязательно лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу), судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм. 2. Это постановление не ограничивает право Суда разрешать дело ex aequo et bono, если стороны с этим согласны [11]. Следует согласиться, что принципы в данной статье перечислены наряду с признанными источниками права, однако в формулировке: «суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет следующее… » также отсутствует непосредственное указание на принципы как источники права. Как известно, суд может ориентироваться и на неправовые феномены, как в частности, указано в статье 17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: «Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью» [12, с. 11]. Однако это не является причиной для того, чтобы относить к источникам права совесть и внутреннее убеждение.

Обращаясь непосредственно к международному праву, мы находим его принципы закрепленными в подлинном смысле слова источниках права – в декларациях, конвенциях, резолюциях и т.п. Например, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г. закреплены следующие принципы: а) принцип, согласно которому государства воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями ООН; b) принцип, согласно которому государства разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость; c) обязанности в соответствии с Уставом не вмешиваться в дела, входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, d) обязанности государств сотрудничать друг с другом в соответствии с Уставом; e) принципа равноправия и самоопределения народов; f) принципа суверенного равенства государств; g) принципа, согласно которому государства добросовестно выполняют обязательства, принятые ими в соответствии с Уставом и др. [13] Это одно из проявлений взаимосвязи и взаимообусловленности источников права и его принципов: в процессе правотворчества источники «опираются» на принципы – «законы законов», а принципы, в определенной степени, находят отражение в источниках. Принципы права можно рассматривать как средство легитимации его источников, а источники, в некоторых случаях, как средство легализации его принципов. Но это обстоятельство еще не дает оснований для отождествления данных понятий, отличимых этимологически и обладающих, как уже было подчеркнуто, различной природой.

Следует отметить, что право не возможно без источников, но оно не возможно и без принципов. При отсутствии последних, право превращается в произвол. Поэтому необходимо дифференцирование источников и принципов права – места, где право «берет свое начало», и базовых идеи, на основе которых оно существует.

Таким образом, полагаем нецелесообразным отнесение принципов права, в том числе принципов международного права, к источникам права, так как данные категории, хотя и являются взаимообусловленными в рамках теории права и отраслевых наук, тем не менее, представляют собой два различных феномена.

Литература:

  1. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2005.

  2. Бошно С.В. Доктринальные и другие нетрадиционные формы права // Журнал российского права. 2003. №1.

  3. Бошно С.В. Доктринальные и другие нетрадиционные формы права // Журнал российского права. 2003. №1.

  4. Храмов Д.В. Нетрадиционные источники российского частного права: общетеоретический аспект. М., 2012.

  5. Бирюков П.Н. Международное право. М, 1998.

  6. Баранов Д.А. Место и роль общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации в системе источников российского права // Источники права: проблемы теории и практики. Сборник материалов межвузовского «круглого стола». 2009.

  7. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 // Российская газета. 25.12.1993. № 237.

  8. Конституции буржуазных стран. М., 1968.

  9. Конституции буржуазных стран. М., 1968.

  10. Amerjcan journal of International Law. 1976. Vol. 70. № 3.

  11. Статут международного суда ООН // URL: http:// http://www.un.org/ru/icj/statut.shtml

  12. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №177-ФЗ (в ред. от 25.06.2012 № 87-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. №52 (ч.1). Ст. 4921.

  13. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 года // URL: http://sevkrimrus.narod.ru/ZAKON/deklmegd.htm

moluch.ru

9. Источники международного права. Общие принципы права.

Источники международного права – это формы существования международных правовых норм.

К источникам международного права применяются все характеристики, которые применяются к источникам в теории права.

В международном праве выделяют два основных вида источников: международный договор и международный обычай. Однако наряду с этими основными источниками международного права выделяют акты международных организаций, акты международных конференций и совещаний. Такие акты будут источниками международного права только в том случае, если они будут устанавливать обязательные правила поведения для самих международных организаций или иных субъектов международного права.

Данные акты должны отвечать требованиям нормо-образования.

Наряду с вышеперечисленными источниками международного права существует концепция «мягкого права», которая включает в себя акты рекомендательного характера или программные установки международных органов и организаций, в первую очередь это относится к актам (резолюциям) Генеральной Ассамблеи ООН.

Статья 38 Статута Международного Суда ООН содержит перечень источников международного права, на основании которых Суд должен разрешать споры. К ним относятся:

1) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;

2) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;

3) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;

4) судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

Международный договор – это соглашение между государствами или иными субъектами международного права, заключенное в письменной форме, содержащее взаимные права и обязанности сторон независимо от того, содержатся они в одном или нескольких документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Международный обычай – это доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы (ст. 38 Статута Международного Суда ООН). Международный обычай становится источником права в результате длительной повторяемости, т. е. устойчивая практика – это традиционное основание признания обычая как источника права. Возможно становление обычая в короткий промежуток времени.

К актам международных конференций можно отнести договор как результат деятельности конференции, созданной специально для разработки международного договора государств, который ратифицирован и введен в действие.

К актам международных организаций можно отнести акты Генеральной Ассамблеи ООН.

Общие принципы права: 1. Принцип суверенного равенства государств. 2. Принцип неприменения силы или угрозы применения силы. 3. Принцип невмешательства во внутренние дела других государств. 4. Принцип мирного разрешения международных споров. 5. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств. 6. Принцип международного сотрудничества государств 7. Принцип равноправия и самоопределения народов. 8. Принцип территориальной целостности государств. 9. Принцип нерушимости государственных границ. 10. Принцип уважения прав и свобод человека.

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *