Постиндустриальное общество доклад по обществознанию – Реферат: Постиндустриальное общество

Реферат Постиндустриальное общество

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 Причины появления постиндустриальной экономики
  • 2 Экономика
    • 2.1 Особенности инвестиционного процесса
    • 2.2 Превалирование знаний над капиталом
    • 2.3 Усиление роли малого и среднего бизнеса
  • 3 Технологические изменения
  • 4 Социальная структура
    • 4.1 «Класс профессионалов»
    • 4.2 Изменение статуса наёмного труда
    • 4.3 Усиление значения творческого и снижение роли неквалифицированного труда
  • 5 Историческая периодизация
  • 6 Место постиндустриальных обществ в мире
  • Примечания
    Литература

Введение

Постиндустриа́льное о́бщество — это общество, в экономике которого в результате научно-технической революции и существенного роста доходов населения приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг. Производственным ресурсом становятся информация и знания. Научные разработки становятся главной движущей силой экономики. Наиболее ценными качествами являются уровень образования, профессионализм, обучаемость и креативность работника.

Постиндустриальными странами называют, как правило, те, в которых на сферу услуг приходится значительно более половины ВВП[1]. Под этот критерий попадают, в частности, США (на сферу услуг приходится 80 % ВВП США, 2002 год), страны Евросоюза (сфера услуг — 69,4 % ВВП, 2004 год), Австралия (69 % ВВП, 2003 год), Япония (67,7 % ВВП, 2001 год), Канада (70 % ВВП, 2004 год), Россия (58 % ВВП 2007 год). Однако некоторые экономисты указывают, что доля услуг в России завышена[2].

Относительное преобладание доли услуг над материальным производством не обязательно означает снижение объёмов производства. Просто эти объёмы в постиндустриальном обществе увеличиваются медленнее, чем увеличиваются объёмы оказанных услуг.

Под услугами следует понимать не только торговлю, коммунальное хозяйство и бытовое обслуживание: любая инфраструктура создаётся и содержится обществом для оказания услуг : государство, армия, право, финансы, транспорт, связь, здравоохранение, образование, наука, культура, интернет — это всё услуги. К сфере услуг относится производство и продажа программного обеспечения. Покупатель не обладает всеми правами на программу. Он пользуется её копией на определённых условиях, то есть получает услугу.

Близкими к постиндустриальной теории являются концепции информационного общества[3], постэкономического общества, постмодерна, «третьей волны», «общества четвёртой формации», «научно-информационного этапа принципа производства». Некоторые футурологи считают, что постиндустриализм — это лишь пролог перехода к «постчеловеческой» фазе развития земной цивилизации.

Термин «постиндустриализм» был введён в научный оборот в начале XX века учёным А. Кумарасвами, который специализировался на доиндустриальном развитии азиатских стран. В современном значении этот термин впервые был применён в конце 1950-х годов, а широкое признание концепция постиндустриального общества получила в результате работ профессора Гарвардского университета Дэниела Белла, в частности, после выхода в 1973 году его книги «Грядущее постиндустриальное общество»

[4].

В основе концепции постиндустриального общества лежит разделение всего общественного развития на три этапа:[5]

  • Доиндустриальное — определяющей являлась сельскохозяйственная сфера, главные структуры — церковь, армия
  • Индустриальное — определяющей являлась промышленность, главные структуры — корпорация, фирма
  • Постиндустриальное — определяющим являются теоретические знания, главная структура — университет, как место их производства и накопления

Аналогично, Э. Тоффлер выделяет три «волны» в развитии общества:

  • аграрная при переходе к земледелию,
  • индустриальная во время промышленной революции
  • информационная при переходе к обществу, основанному на знании (постиндустриальному).

Д. Белл выделяет три технологических революции:

  • изобретение паровой машины в XVIII веке
  • научно-технологические достижения в области электричества и химии в XIX веке
  • создание компьютеров в XX веке

Белл утверждал, что, подобно тому, как в результате промышленной революции появилось конвейерное производство, повысившее производительность труда и подготовившее общество массового потребления, так и теперь должно возникнуть поточное производство информации, обеспечивающее соответствующее социальное развитие по всем направлениям.

Постиндустриальная теория, во многом, была подтверждена практикой. Как и было предсказано её создателями, общество массового потребления породило сервисную экономику, а в её рамках наиболее быстрыми темпами стал развиваться информационный сектор хозяйства.

[6]


1. Причины появления постиндустриальной экономики

Следует отметить, что среди исследователей нет единой точки зрения на причины появления постиндустриального общества.

Разработчики постиндустриальной теории указывают следующие причины:

  • Усовершенствование технологий, механизация и автоматизация производства позволяют уменьшить долю людей, непосредственно занятых в материальном производстве.
  • Современная экономика достигла такого качества, когда большинство работников должны иметь относительно высокий образовательный уровень.
  • Благосостояние значительной части населения поднялось настолько, что интеллектуальный рост и совершенствование творческих способностей заняли важное место в ценностной шкале общества.
  • Люди, основные материальные потребности которых удовлетворены, занятые интеллектуальным трудом, предъявляют повышенный спрос на услуги.
  • Повышение доли квалифицированного труда приводит к тому, что основным «средством производства» становится квалификация работников. Это меняет структуру общества, а собственность на материальные «средства производства» утрачивает своё былое значение.[7][8]

Приверженцы марксизма причины видят в другом:

  1. Разделение труда приводит к постоянному вычленению из производственной сферы отдельных действий в самостоятельную услугу (см. аутсорсинг). Если раньше фабрикант сам придумывал и реализовывал рекламную кампанию и это было частью фабричного бизнеса, то сейчас рекламный бизнес является самостоятельным сектором экономики. Аналогичные процессы в своё время привели к разделению физического и умственного труда.
  2. В результате развития международного разделения труда, происходит постепенная концентрация производств в регионах, наиболее выгодных для конкретной деятельности. Одним из катализаторов такого перераспределения является расширение корпоративного права собственности за национальные рамки. Борьба за повышение эффективности вынуждает транснациональные компании размещать производства в более выгодных регионах. Этому также способствует уменьшение удельных транспортных расходов. Сегодня производство территориально уже не столь привязано к источнику сырья или основному потребителю. При этом результаты производства, в том числе прибыль, принадлежат материнской компании и являются дополнительным источником потребления и развития сферы услуг в стране размещения её штаб-квартиры, в то время, как производственные подразделения находятся в другой стране.
  3. С развитием экономики и производительности труда изменяется структура потребления. После стабильного обеспечения товарами первой необходимости, начинается опережающий рост потребления услуг по сравнению с ростом потребления товаров. Это приводит к соответствующему изменению пропорции производства и занятости в структуре экономики.
  4. Производство большинства услуг привязано к тому месту, где услуга потребляется. Даже если цены на стрижку в Китае будут ниже в 100 раз, по сравнению с остальным миром, это вряд ли существенно повлияет на рынок парикмахерских услуг в США или Европе. Однако развитие средств связи и превращение информации в массовый товар позволило развить дистанционную торговлю некоторыми видами услуг.
  5. Часть услуг по своей природе трудно поддаются увеличению производительности труда. Один таксист не будет управлять двумя автомобилями сразу. При росте спроса, либо такси превратится в автобус, либо увеличится число таксистов. В то же время для массового промышленного производства характерно постоянное увеличение объёмов выпускаемой продукции одним работником. Это приводит к дополнительному перекосу числа занятых в сторону сферы услуг.

2. Экономика

Характерное для постиндустриальных стран снижение доли занятых в промышленности не свидетельствует об упадке развития промышленного производства. Напротив, промышленное производство, как и сельское хозяйство в постиндустриальных странах развиты чрезвычайно сильно, в том числе за счёт высокой степени разделения труда, что обеспечивает высокую производительность. Дальнейшего наращивания занятости в данной сфере просто не требуется. Например, в США в сельском хозяйстве уже давно работает около 5 % занятого населения.[9] При этом США являются одним из крупнейших мировых экспортёров зерновых. В то же время в отраслях транспортировки, переработки и хранения сельхозпродукции занято ещё свыше 15 % работников США.

[10] Разделение труда сделало этот труд «несельскохозяйственным» — этим занялись сфера услуг и промышленность, которые дополнительно увеличили свою долю в ВВП за счёт снижения доли сельского хозяйства. В то же время в СССР не было столь подробной специализации хозяйственных субъектов. Сельхозпредприятия занимались не только выращиванием, но и хранением, перевозкой, первичной переработкой урожая. Получалось, что в селе работало от 25 до 40 % работников. В то время, когда доля сельского населения составляла 40 %, СССР обеспечивал себя всем зерном (и другими продуктами сельского хозяйства, вроде мяса, молока, яиц и др.) сам, а вот когда доля сельскохозяйственного населения снизилась до 25 % (к концу 1960-х годов), возникли потребности в импорте продовольствия, и наконец, при снижении этой доли до 20 % (к концу 1970-х годов), СССР стал крупнейшим импортёром зерна.

В постиндустриальной экономике наибольший вклад в стоимость материальных благ, которые производятся именно внутри этой экономики, вносит конечная составляющая производства — торговля, реклама, маркетинг, то есть сфера услуг, а также информационная составляющая в виде патентов, НИОКР и т. д.

Кроме того, всё бо́льшую роль играет производство информации. Этот сектор экономически эффективнее материального производства, так как достаточно изготовить первоначальный образец, а затраты на копирование несущественны. Но он не может существовать без:

  1. Развитой юридической защиты прав интеллектуальной собственности. Не случайно именно постиндустриальные страны в наибольшей степени отстаивают эти вопросы.
  2. Права на информацию, которые подлежат юридической защите, должны носить монопольный характер. Это является не только необходимым условием для превращения информации в товар, но и позволяет извлекать монопольную прибыль, увеличивая рентабельность постиндустриальной экономики.
  3. Наличия огромного количества потребителей информации, которым выгодно её продуктивно использовать и которые готовы предложить за неё «неинформационные» товары.

2.1. Особенности инвестиционного процесса

Индустриальная экономика основывалась на аккумулировании инвестиций (в виде сбережений населения либо через деятельность государства) и последующем их вложении в производственные мощности. В постиндустриальной экономике концентрация капитала через денежные сбережения резко падает (например, в США объем сбережений меньше объема долгов населения). Как считают марксисты, основным источником капитала становятся права собственности на нематериальные активы, выраженные в виде лицензий, патентов, корпоративных или долговых ценных бумагах, в том числе зарубежные. Согласно современным представлениям части ученых западной экономической науки, основным источником финансовых ресурсов становится рыночная капитализация компании, формирующаяся на основе оценки инвесторами эффективности организации бизнеса, интеллектуальной собственности, способности к успешным инновациям и прочих нематериальных активов, в частности, лояльности потребителей, квалификации сотрудников и т. д.

Основной производственный ресурс — квалификацию людей — невозможно увеличить через рост инвестиций в производство. Этого можно добиться только через увеличение инвестиций в человека и усиление потребления — в том числе потребления образовательных услуг, вложений в здоровье человека и т. д. Кроме того, рост потребления позволяет удовлетворить насущные потребности человека, в результате чего у людей появляется время на личностный рост, развитие творческих способностей и т. п., то есть те качества, которые наиболее важны для постиндустриальной экономики.

На сегодня при реализации больших проектов обязательно предусматриваются значительные средства не только на строительство и оборудование, но и на обучение персонала, его постоянную переподготовку, тренинги, предоставление комплекса социальных услуг (медицинское и пенсионное страхование, организация отдыха, образование для членов семьи).

Одной из особенностей инвестиционного процесса в постиндустриальных странах стало владение их компаниями и гражданами значительными зарубежными активами. В соответствии с современной марксистской трактовкой, если сумма такой собственности больше, чем сумма собственности иностранцев в данной стране, это позволяет через перераспределение прибыли, созданной в других регионах, увеличивать потребление в отдельных странах даже больше, чем растёт их внутреннее производство. Согласно другим направлениям экономической мысли, потребление растёт наиболее быстрыми темпами в тех странах, куда активно направляются иностранные инвестиции, а в постиндустриальном секторе прибыль формируется преимущественно в результате интеллектуальной и управленческой деятельности.

В постиндустриальном обществе получает развитие новый тип инвестиционного бизнеса — венчурный. Его суть заключается в том, что одновременно финансируется множество разработок и перспективных проектов, причём сверхприбыльность небольшого количества удачных проектов покрывает убытки остальных.


2.2. Превалирование знаний над капиталом

На первых этапах индустриального общества, имея капитал, практически всегда можно было организовать массовое производство какого-либо товара и занять соответствующую нишу на рынке. С развитием конкуренции, особенно международной, размер капитала не гарантирует защиту от провала и банкротства. Для успеха обязательно нужна инновация. Капитал не может автоматически обеспечить появление ноу-хау, необходимых для экономического успеха. И наоборот, в постиндустриальных секторах экономики наличие ноу-хау позволяет легко привлечь необходимый капитал даже без наличия собственного.

Например, нынешняя IT-индустрия развилась из мелких фирм, не имеющих существенных финансовых ресурсов, но быстро привлекших их со стороны. Причём даже мощная корпорация IBM не смогла удержать лидерство, несмотря на сильную финансовую базу.

Стоимость корпораций в постиндустриальном обществе обусловлена, главным образом, нематериальными активами — ноу-хау, квалификацией работников, эффективностью бизнес-структуры и т. д. Например, капитализация фирмы Microsoft соответствует капитализации крупнейших добывающих компаний, хотя Microsoft имеет на порядки меньше материальных активов.


2.3. Усиление роли малого и среднего бизнеса

Снижается значение массового производства, которое перемещается в другие регионы. Усиливается роль малого бизнеса, производится всё больше мелкосерийных товаров со множеством модификаций и вариантов услуг с целью удовлетворить потребности разных групп потребителей. В результате небольшие гибкие предприятия становятся конкурентоспособны не только на локальных рынках, но и в глобальном масштабе. По мнению ряда экономистов, «концепция национальных лидеров умерла вместе с General Motors — в нее никто не верит; сердце экономики — небольшие мобильные компании»[11].


3. Технологические изменения

Технологический прогресс в индустриальном обществе достигался, в основном, благодаря работе изобретателей-практиков, часто не имевших научной подготовки (например Т.Эдисон). В постиндустриальном обществе резко возрастает прикладная роль научных исследований, в том числе фундаментальных. Основным двигателем технологических изменений стало внедрение в производство научных достижений.

В постиндустриальном обществе наибольшее развитие получают наукоёмкие, ресурсосберегающие и информационные технологии («высокие технологии»). Это, в частности, микроэлектроника, программное обеспечение, телекоммуникации, робототехника, производство материалов с заранее заданными свойствами, биотехнологии и др. Информатизация пронизывает все сферы жизни общества: не только производство благ и услуг, но и домашнее хозяйство, а также культуру и искусство.

К особенностям современного научно-технического прогресса теоретики постиндустриального общества относят замену механических взаимодействий электронными технологиями; миниатюризацию, проникающую во все сферы производства; изменение биологических организмов на генном уровне.

Главный тренд изменения технологических процессов — возрастание автоматизации, постепенная замена неквалифицированного труда работой машин и компьютеров.


4. Социальная структура

Важная черта постиндустриального общества — усиление роли и значения человеческого фактора. Меняется структура трудовых ресурсов: уменьшается доля физического и растет доля умственного высококвалифицированного и творческого труда. Увеличиваются затраты на подготовку рабочей силы: расходы на обучение и образование, повышение квалификации и переквалификации работников.

По данным ведущего российского специалиста по постиндустриальному обществу В. Л. Иноземцева, в «экономике знаний» в США занято около 70 % всей рабочей силы[12].


4.1. «Класс профессионалов»

Ряд исследователей характеризуют постиндустриальное общество, как «общество профессионалов», где основным классом является «класс интеллектуалов», а власть принадлежит меритократии — интеллектуальной элите. Как писал основоположник постиндустриализма Д. Белл, «постиндустриальное общество… предполагает возникновение интеллектуального класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов или технократов»[4]. При этом уже сейчас отчетливо проявляются тенденции «имущественного расслоения по признаку образования».

По мнению известного экономиста П.Друкера, «„работники знания“ не станут большинством в „обществе знания“, но … они уже стали его лидирующим классом».[13]


4.2. Изменение статуса наёмного труда

В постиндустриальном обществе основным «средством производства» является квалификация сотрудников. В этом смысле средства производства принадлежат самому работнику, поэтому ценность сотрудников для компании резко возрастает. В результате отношения между компанией и интеллектуальными работниками становятся более партнерскими, резко снижается зависимость от работодателя. При этом корпорации переходят от централизованной иерархической к иерархическо-сетевой структуре с повышением самостоятельности сотрудников.

Постепенно в компаниях не только рабочие, но и все управленческие функции, вплоть до самого высшего руководства, начинают выполнять нанятые сотрудники, которые зачастую не являются собственниками компаний.


4.3. Усиление значения творческого и снижение роли неквалифицированного труда

По мнению некоторых исследователей (в частности, В.Иноземцева), постиндустриальное общество переходит в постэкономическую фазу, поскольку в перспективе в нём преодолевается господство экономики (производство материальных благ) над людьми и основной формой жизнедеятельности становится развитие человеческих способностей[12]. Уже сейчас в развитых странах материальная мотивация частично уступает место самовыражению в деятельности.

С другой стороны, постиндустриальная экономика испытывает всё меньше потребности в неквалифицированном труде, что создает трудности для населения с низким образовательным уровнем. Впервые в истории возникает ситуация, когда рост населения (в его неквалифицированной части) снижает, а не увеличивает экономическую мощь страны.


5. Историческая периодизация

Согласно концепции постиндустриального общества, история цивилизации делится на три большие эпохи: доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную. При переходе от одной стадии к другой новый тип общества не вытесняет предшествующие формы, но делает их второстепенными.

Доиндустриальный способ организации общества основан на

  • трудоёмких технологиях,
  • использовании мускульной силы человека,
  • навыках, не требующих длительного обучения,
  • эксплуатации природных ресурсов (в частности, сельскохозяйственных земель).

Индустриальный способ основан на

  • машинном производстве,
  • капиталоёмких технологиях,
  • использовании внемускульных источников энергии,
  • требующей длительного обучения квалификации.

Постиндустриальный способ основан на

  • наукоёмких технологиях,
  • информации и знаниях, как основном производственном ресурсе,
  • творческом аспекте деятельности человека, непрерывном самосовершенствовании и повышении квалификации в течение всей жизни.

Основой могущества в доиндустриальную эпоху были земля и количество зависимых людей, в индустриальную — капитал и источники энергии, в постиндустриальную — знания, технологии и квалификация людей.

Слабостью постиндустриальной теории называют то, что она рассматривает переход от одной стадии к другой как объективный (и даже неизбежный) процесс, но мало анализирует необходимые для этого общественные условия, сопутствующие противоречия, культурные факторы и т. д.

Постиндустриальная теория оперирует, в основном, терминами, характерными для социологии и экономики. Соответствующий «культурологический аналог» получил название концепции постмодерна (в соответствии с которым историческое развитие идет от традиционного общества к современному и далее — к постмодерниту).


6. Место постиндустриальных обществ в мире

В результате перемещения товарного производства в другие регионы, постиндустриальные страны вынуждены налаживать с ними интенсивные взаимоотношения. И если в индустриальную эпоху, с начала XIX века и вплоть до 80-х годов ХХ столетия разрыв в ВВП на душу населения между отсталыми и развитыми странами всё больше увеличивался[14], то постиндустриальная фаза развития экономики обратила эту тенденцию вспять, что является следствием глобализации [1], а также результатом роста уровня образованности населения развивающихся стран. С этим тесно связаны демографические и социокультурные процессы, в результате которых к 90-м годам XX века большинство стран «Третьего мира» добилось резкого роста грамотности, что, с одной стороны, стимулировало экономический рост, а с другой стороны, способствовало сокращению рождаемости и очень значительному замедлению темпов роста населения. В результате всех этих процессов в последние годы в большинстве развивающихся стран наблюдаются темпы роста ВВП на душу населения значительно более высокие, чем в большинстве экономически развитых стран.[15].

Тем не менее, нужно учитывать, что зачастую международные товарные поставки идут в рамках одной транснациональной корпорации, которая контролирует предприятия в развивающихся странах. Экономисты марксистской школы считают, что основная часть прибыли несправедливо перераспределяется через страну, где находится головной офис, в том числе на основании права собственности на лицензии и технологии — за счёт и в ущерб непосредственным производителям товаров и услуг (в частности, и программного обеспечения, всё большая доля которого разрабатывается теперь в странах с низкими социальными и потребительскими стандартами). По мнению других экономистов, основная часть добавленной стоимости на самом деле создаётся именно в той стране, где находится головной офис, так как там ведутся разработки, создаются новые технологии и формируются связи с потребителями. Отдельного рассмотрения требует практика последних десятилетий, когда штаб-квартиры и финансовые активы многих корпораций располагаются на территориях со льготным налогообложением, но где нет ни производственных, ни маркетинговых, ни, тем более, исследовательских подразделений этих компаний.

В результате относительного снижения доли материального производства экономика постиндустриальных стран стала меньше зависеть от поставок сырья. Например, беспрецедентный рост цен на нефть в 2004—2007 годах не вызвал кризиса, подобному нефтяным кризисам в 1970-х годах. Аналогичный рост цен на сырьё в 70-х годах ХХ столетия вынудил тогда сократить уровень производства и потребления прежде всего в передовых странах.

Глобализация мировой экономики позволила постиндустриальным странам переложить издержки очередного мирового кризиса на развивающиеся страны — поставщиков сырья и рабочей силы: по мнению В. Иноземцева, «постиндустриальный мир входит в XXI век вполне автономным социальным образованием, контролирующим мировое производство технологий и сложных высокотехнологичных товаров, вполне обеспечивающим себя промышленной и сельскохозяйственной продукцией, относительно независимым от поставок энергоносителей и сырья, а также самодостаточным с точки зрения торговли и инвестиций». [16]

По мнению других исследователей, наблюдавшийся до недавнего времени успех экономик постиндустриальных стран — это кратковременный эффект, достигнутый в основном за счёт неэквивалентного обмена и неравноправных отношений между немногими развитыми странами и обширными регионами планеты, обеспечивавшими их дешёвой рабочей силой и сырьём, а форсированное стимулирование информационных отраслей и финансовой сферы экономики (не пропорционально материальному производству) и было одной из основных причин наступившего мирового экономического кризиса.[17]


Примечания

  1. Постиндустриальное общество — slovari.yandex.ru/dict/gl_social/article/136/136_201.HTM // Словарь по общественным наукам. Глоссарий.ру
  2. К.Рюль. Структура и рост: рост без занятости (данные за 2000 г. — old-opec.hse.ru/news_doc.asp?d_no=48340
  3. Конвергенция идеологий постиндустриализма и информационного общества — www.rfbr.ru/default.asp?article_id=5580&doc_id=5209
  4. 12 Д. Белл. Грядущее постиндустриальное общество. М., Академия, 1999. ISBN 5-87444-070-4
  5. Постиндустриальное общество — slovari.yandex.ru/dict/bse/article/00061/85800.htm? // Большая советская энциклопедия
  6. В.Иноземцев. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. Введение. М.: Логос, 2000. — www.postindustrial.net/content2/show_text.php?glavi_id=108&sql=glavi_show&books_id=34&table=books&lang=russian
  7. В.Иноземцев. Наука, личность и общество в постиндустриальной действительности — vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/ECCE/ETHICS/INOZEM.HTM
  8. В.Иноземцев. За пределами экономического общества. Постиндустриальные теории и постэкономические тенденции в современном мире. М.:»Academia»-«Наука», 1998. — www.postindustrial.net/content2/show_content.php?table=books&lang=russian&books_id=29 В частности, в главе 3: «Следствием этого глобального историчес кого перехода становится вытеснение человека из сферы непосредственно материального производства». «Происходят модификация социальных ценностей и изменение мотивации человеческой деятельности, в результате чего вопрос об отношении к средствам производства, столь важный в традиционных обществах, теряет свое былое значение»
  9. Бюро трудовой статистики. Отчет о занятости в США за текущий период. — www.bls.gov/news.release/empsit.nr0.htm  (англ.) Приводятся показатели занятого населения (англ. Employment) и несельскохозяйственной занятости (англ. Nonfarm employment). Для определения процента занятого в сельском хозяйстве нужно (1 — Nonfarm employment/Employment) * 100
  10. Черняков Б. А. Роль и место крупнейших сельскохозяйственных предприятий в аграрном секторе США // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. — 2001. — N 5. — warweb.chat.ru/usa.html
  11. См. высказывание М.Портера — www.expert.ru/printissues/ural/2007/24/kachestvo_zhizni/
  12. 12 Книга В.Иноземцева «Расколотая цивилизация. Наличествующие предпосылки и возможные последствия постэкономической революции» — www.postindustrial.net/content2/show_content.php?table=books&lang=russian&books_id=33
  13. П.Друкер. Эра социальной трансформации — www.archipelag.ru/geoeconomics/osnovi/leader/transformation/.
  14. Коротаев А. В. и др. Законы истории: Математическое моделирование и прогнозирование мирового и регионального развития. Изд. 3, сущ. перераб. и доп. — cliodynamics.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=259&Itemid=1 М.: URSS, 2010. Глава 1 — cliodynamics.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=262&Itemid=1.
  15. См., например: Коротаев А. В., Халтурина Д. А. Современные тенденции мирового развития — cliodynamics.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=169&Itemid=37. М.: Либроком, 2009; Системный мониторинг. Глобальное и региональное развитие — cliodynamics.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=215&Itemid=1. М.: Либроком, 2009. ISBN 978-5-397-00917-1; Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики / Отв. ред. А. А. Акаев, А. В. Коротаев, Г. Г. Малинецкий. М.: Издательство ЛКИ/URSS, 2010 — urss.ru/cgi-bin/db.pl?lang=Ru&blang=ru&page=Book&id=105508. С.234-248.
  16. Лекция «Постиндустриальный мир как замкнутая хозяйственная система» — www.postindustrial.net/content2/show_text.php?glavi_id=122&sql=glavi_show&books_id=34&table=books&lang=russian
  17. Гринин Л. Е., Коротаев А. В. Глобальный кризис в ретроспективе: Краткая история подъемов и кризисов: от Ликурга до Алана Гринспена. М.: Либроком/URSS, 2010 — cliodynamics.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=221&Itemid=1.

Литература

  • Д.Бэлл. Грядущее постиндустриальное общество. М.: Академия, 1999. — ISBN 5-87444-070-4
  • Э. Тоффлер. Третья волна. М.: АСТ, 2004. 5-17-011040-5
  • Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология под ред. В. Иноземцева. — М.: Академия, 1999. ISBN 5-87444-067-4
  • В.Иноземцев. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. — М.:Логос, 2000. — www.postindustrial.net/content2/show_content.php?table=books&lang=russian&books_id=34

wreferat.baza-referat.ru

Реферат на тему:

ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» Факультет педагогики и практической психологии Отделение специального образования Кафедра коррекционной педагогики

«Типология современного общества»

Выполнила: Студентка 3 курса

Сопельник И.Б.

Проверила:

Асс. Кикоть А.С.

г. Ростов-на-Дону 2013 год

Содержание:

Введение

1. Типология общества

1.1 Традиционное общество

1.2 Индустриальное общество

1.3 Постиндустриальное общество

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Общество — такой тип социальной системы, который обладает наивысшей степенью самодостаточности относительно своей среды, включающей и другие социальные системы. Полная самодостаточность, однако, была бы несовместима со статусом общества как подсистемы системы действия. Любое общество для сохранения себя в качестве системы зависит от того, что оно получает в порядке взаимообмена с окружающими системами. И, значит, самодостаточность в отношении среды означает стабильность отношений взаимообмена и способность контролировать взаимообмен в интересах своего функционирования.

В современном мире существуют различные типы обществ, различающихся между собой по многим параметрам, как явным (язык общения, культура, географическое положение, размер и т.п.), так и скрытым (степень социальной интеграции, уровень стабильности и др.). Научная классификация предполагает выделение наиболее существенных, типичных признаков, отличающих одни группы обществ от других и объединяющих общества одной и той же группы. Сложность социальных систем, именуемых обществами, обусловливает как многообразие их конкретных проявлений, так и отсутствие единого универсального критерия, на основе которого их можно было бы классифицировать.

В середине XIX вв. К.Маркс предложил типологию обществ, в основание которой были положены способ производства материальных благ и производственные отношения – прежде всего отношения собственности. Он разделил все общества на пять основных типов (по типу общественно-экономических формаций): первобытно-общинные, рабовладельческие, феодальные, капиталистические и коммунистические (начальная фаза – социалистическое общество).

Другая типология делит все общества на простые и сложные. Критерием выступает число уровней управления и степень социальной дифференциации (расслоения). Простое общество – это общество, в котором составные части однородны, в нем нет богатых и бедных, руководителей и подчиненных, структура и функции здесь слабо дифференцированы и могут легко взаимозаменяться. Таковы первобытные племена, кое-где сохранившиеся до сих пор.

Сложное общество – общество с сильно дифференцированными структурами и функциями, взаимосвязанными и взаимозависимыми друг от друга, что обусловливает необходимость их координации.

К.Поппер различает два типа обществ: закрытые и открытые. В основе различий между ними лежит ряд факторов, и прежде всего отношение социального контроля и свободы индивида. Для закрытого общества характерна статичная социальная структура, ограниченная мобильность, невосприимчивость к нововведениям, традиционализм, догматичная авторитарная идеология, коллективизм. К такому типу обществ К.Поппер относил Спарту, Пруссию, царскую Россию, нацистскую Германию, Советский Союз сталинской эпохи. Открытое общество характеризуется динамичной социальной структурой, высокой мобильностью, способностью к инновациям, критицизмом, индивидуализмом и демократической плюралистической идеологией. Образцами открытых обществ К.Поппер считал древние Афины и современные западные демократии.

Устойчивым и распространенным является деление обществ на традиционные, индустриальные и постиндустриальные, предложенное американским социологом Д.Беллом на основании изменения технологического базиса – совершенствования средств производства и знания.

studfiles.net

Реферат: Постиндустриальное общество

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

Термин «постиндустриальное общество» родился в США еще в 50-ые
годы, когда стало ясно, что американский капитализм середины
столетия во многом отличается от индустриального капитализма,
существовавшего до великого кризиса 1929-1933 годов.
Примечательно, что первоначально постиндустриальное общество
рассматривалось в рационалистических понятиях линейного
прогресса, экономического роста, повышения благосостояния и
технизации труда, вследствие чего сокращается рабочее время и
увеличивается, соответственно, свободное. Вместе с тем уже в
конце 50-х годов Рисман поставил под сомнение целесообразность
безграничного роста благосостояния, отметив, что среди молодых
американцев из «верхнего среднего класса» постепенно падает
престиж обладания теми или иными вещами.
С конца 60-х годов термин «постиндустриальное общество»
наполняется новым содержанием. Ученые выделяют такие его черты,
как массовое распространение творческого, интеллектуального
труда, качественно возросший объем научного знания и информации,
применяемой в производстве, преобладание в структуре экономики
сферы услуг, науки, образования, культуры над промышленностью и
сельским хозяйством по доле в ВНП и числу занятых, изменение
социальной структуры.

В традиционном аграрном обществе основная задача состояла
в обеспечении населения элементарными средствами к существованию.
Поэтому усилия были сосредоточены в сельском хозяйстве, в
производстве продовольствия.
В пришедшем на смену индустриальном обществе эта проблема
ушла на второй план. В развитых странах 5-6% населения, занятые
в сельском хозяйстве обеспечивали продовольствием все общество.
На первый план выдвинулась промышленность. В ней была занята
основная масса людей. Общество развивалось по пути накопления
материальных благ.
Следующий этап связан с переходом от индустриального к
сервисному обществу. Для осуществления технологических инноваций
решающее значение приобретает теоретическое знание. Объемы
этого знания становятся столь большими, что обеспечивают
качественный скачок. Чрезвычайно развитые средства коммуникации
обеспечивают свободное распространение знания, что дает
возможность говорить о качественно новом типе общества.

В XIX и вплоть до середины XX века коммуникации существовали в
в двух различных формах. Первая — это почта, газеты, журналы и
книги, т.е. средства, которые печатались на бумаге и
распространялись методами физической транспортации или хранились
в библиотеках. Вторая — это телеграф, телефон, радио и
телевидение; здесь закодированные сообщения или речь передавались
средствами радиосигналов или по кабельной связи от человека к
человеку. Сейчас технологии, некогда существовавшие в разных
областях применения, стирают эти различия, так что потребители
информации получают в свое рапоряжение множество альтернативных
средств, что порождает и ряд сложных проблем с точки зрения
законодателей.
В дело с неизбежностью вовлекаются мощные частные интересы.
Точно так же, как замена угля нефтью и конкуренция между грузовым
автотранспортом, железными дорогами и газопроводами привели к
существенным изменениям в распределении корпоративной власти, в
структурах занятости, в профсоюзах, географическом расположении
предприятий и тому подобном, так и колоссальные изменения,
происходящие в коммуникационной технологии, затрагивают отрасли
промышленности, связанные с коммуникациями.
В самом общем плане здесь можно выделить 5 проблем.
1. Слияние телефонных и компьютерных систем, телекоммуникаций и
обработки информации в одну модель. С эти связан вопрос будет ли
передача информации осуществляться преимущественно через
телефонную связь или возникнет какая-либо иная независимая
система передачи данных; какова будет относительная доля
микроволновых станций, спутников связи и коаксиального кабеля в
качестве каналов передачи.
2. Замена бумаги электронными средствами, включая электронные
банковские услуги вместо использования чеков, электронную почту,
передачу газетной и журнальной информации факсимильными
средствами и дистационное копирование документов.
3. Расширение телевизионной службы через кабельные системы со
множеством каналов и специализированными услугами, что позволит
осуществлять прямую связь с домашними терминалами потребителей.
Транспорт будет заменен телекоммуникациями с использованием
видеофонов и систем внутреннего телефидения.
4. Реорганизация хранения информации и систем ее запроса на базе
компьютеров в интерактивную информационную сеть, доступную для
исследовательских групп; прямое получение информации из банков
данных через библиотечные и домашние терминалы.
5. Расширение системы образования на базе компьютерного обучения,
использование спутниковой связи для сельских местностей, особенно
в слаборазвитых странах; использование видеодисков как для
развлечений, так и для домашнего образования.
Технологически коммуникации и обработка информации сливаются в
единую модель, получившую название КОМПЬЮНИКАЦИЯ. По мере того,
как компьютеры все шире используютя в коммуникационных сетях в
качестве коммутирующих систем, а средства электронной
коммуникации становятся неотъемлимыми элементами в компьютерной
обработке данных, различия между обработкой информации и
коммуникацией исчезают. Основные проблемы здесь — правовые и
экономические, и основной вопрос — должна ли эта новая область
подлежать государственному регулированию или ей лучше развиваться
в условиях свободной конкуренции.
Самый же важный вопрос — политический. Информация в
постиндутриальную эпоху- это власть. Доступ к информации есть
условие свободы. Из этого прямо вытекают проблемы законодательного
характера.

Нельзя рассматривать постиндустриальное общество только как
новую ступень в технической сфере. Меняется и сам человек. Труд
больше не является для него жизненной необходимостью.
Постиндустриализация связана с превращением процесса труда, по
крайней мере для заметной части общества, в разновидность
творческой деятельности, в средство самореализации и с
преодолением некоторых присущих индустриальному обществу форм
отчуждения. Вместе с тем постиндустриальное общество — это
общество постэкономическое, посколько в перспективе в нем
преодолевается господство экономики (производство материальных
благ) над людьми и основной формой жизнедеятельности становится
развитие человеческих способностей.
Становление постиндустриального общества представляет собой
глубочайшую социальную, экономическую, технологическую и
духовную революцию. Ее ядром, сердцевиной является, в свою
очередь, становление нового социального типа человека и характера
общественных отношений. Этот тип можно определит как «богатую
индивидуальность», «многомерного человека». Если еще 30-50 лет
назад жизненный путь человека и круг его общественных связей
определялись в первую очередь тем, к какому классу или
социальному слою он принадлежит, и лишь во вторую — его личными
способностями, то «многомерный человек» реально может выбирать
между работой по найму и собственным бизнесом, между различными
способами самовыражения и материальным успехом. Это значит, что
человек может выбирать и строить по своему усмотрению и те
отношения, в которые он вступает с другими людьми. Они все меньше
и меньше слепо господствуют над ним, как это было в эпоху
индустриального капитализма. Именно с таким изменением связан
наблюдаемый ныне в развитых странах «рыночный ренессанс».

За «рыночным ренессансом» в действительности стоит
колоссальное развитие нерыночной сферы — системы социальной
защиты, образования, здравоохранения, культуры и, что очень
важно, домашнего труда по воспитанию, «производству» человеком
самого себя и своих детей, труда непосредственного общения.
Характерной чертой складывающегося постиндустриального общества
становится двухэтажная, двухсекторная экономика, состоящая из
сектора производства материальных благ и услуг, который
контролируется рынком, и сектора «производства человека», где
осуществляется накопление человеческого капитала и, по существу,
не остается места рыночным отношениям. Причем развитие сферы
«производства человека» все больше определяет развитие и
структуру рынка, динамизм экономики и конкурентноспособность
стран в мире. При этом «производство человека» все меньше
является прерогративой государства и все больше самого
гражданского общества: органов местного самоуправления,
общественных организаций, наконец, самих граждан.
Интеллектуальная собственность «многомерного человека»
постиндустриального общества складывается в результате огромных
затрат труда по воспитанию детей в семье, расходов государства,
частных фондов и самих граждан на на образование, собственных
усилий детей, а потом студентов по освоению знаний и ценностей
культуры, общих — государственных, частных и коллективных затрат
на поддержание и развитие культуры и искусства, затрат времени
людей по освоению достижений культуры. Наконец, в
интеллектуальной собственности воплощаются затраты времени и
усилия человека по поддержанию своей «спортивной формы» — своего
здоровья, работоспособности, не говоря уже о совокупных расходах
на охрану и восстановление окружающей среды. Уже в 1985 году
величина «человеческого капитала» Америки в несколько раз
превышала сумму всех активов американских корпораций. Такое
сопоставление говорит само за себя.

Легкость накопления и передачи информации в эпоху
постиндустриализации порождает свои проблемы. Так становится все
более очевидной угроза полицейского и политического наблюдения за
индивидами с использованием изощренной информационной техники.
Как писал бывший сенатор С. Эрвин в обзоре по использованию
компьютерных банков данных федеральными агенствами, «подкомитет
обнаружил многочисленные случаи того, как агенства начинали с
весьма благих целей, а затем заходили столь далеко за пределы
необходимого, что неприкосновенность частной сферы жизни и
конституционные права индивидов оказывались под угрозой уже в
силу самого существования досье на них … Наиболее важным
открытием было установление факта чрезвычайно большого количества
правительственных банков данных с громадными досье практически на
каждого жителя страны. 54 агенства, предоставивших информацию на
этот счет, доложили о существовании 858 банков данных, содержащих
1.25 миллиарда записей на индивидов».
Все это подтверждает следующий факт: когда какое-либо
агенство, обладающее властью, устанавливает бюрократические нормы
и стремится во что бы то ни стало насаждать их, создается угроза
злоупотреблений. Другой не менее важный момент заключается в том,
что контроль над информацией чаще всего выливается в
злоупотребления, начиная с сокрытия информации и кончая ее
незаконным обнародованием. Дабы предотвратить эти
злоупотребления, необходимы институциональные ограничения, прежде
всего в сфере информации.

В постиндустриальном обществе для самовыражения и
самоутверждения человека велико значение политики,
административно-общественного самоуправления — прямой
(«партисипаторной») демократии, которая расширяет общественные
связи человека и тем самым возможности для проявления им
творческой инициативы.
Западная общественная мысль в 80-е годы пришла к тому же
выводу, к которому в свое время пришел … Карл Маркс в первом
черновом варианте «Капитала»: культура, наука, информация —
всеобщее достояние. Как только их «запускают» в производство,
т.е. используют как производительную силу, они становятся
подлинно всеобщей собственностью. «В классической и марксовой
экономической теории капитал мыслился как «воплощенный труд», но
знание нельзя интерпретировать в том же ключе, -писал
Д.Белл.-Главное состоит в том, что знание, как
систематизированная теория является коллективным достоянием. Ни
отдельное лицо, ни отдельная группа работников, ни корпорация не
могут монополизировать или защитить патентом теоретическое
знание, или извлечь из него уникальное производственное
преимущество. Оно является общественной собственностью
интеллектуального мира». В то же время наука, информация,
ценности культуры по существу, не отчуждаются ни от их создателя
(«производителя»), ни от того, кто ими пользуется. Следовательно,
эта общественная собственность является индивидуальной для
каждого, кто пользуется ею. Таким образом, для
постиндустриального общества характерно предсказанное Марксом
единство индивидуальной и общественной (но не государственной!)
собственности на основной «продукт» и «производственный ресурс».

Процесс постиндустриализации необратим. Однако, пока он охватил
далеко не все стороны общественной жизни и далеко не все страны.
Создается новая карта мира. Это информационная карта, которую
можно уподобить климатической в том смысле, что на ней отражены
некоторые постоянные условия среды. Эта информационная карта
показывает большую плотность информации на территории Северной
Америки, несколько меньшую — в Европе, Японии и России; во всех
других местах плотность информации ничтожна и даже сходит на нет.
Даже в самых развитых странах (США, Япония, ФРГ, Швеция) общество
еще весьма далеко от того, чтобы в полной мере стать постиндустриальным.
До сих пор в них многие миллионы людей заняты простым трудом и
подвергаются самой обычной капиталистичекой эксплуатации. И даже в этих
странах, в особенности в США, существуют массы неграмотных,
которые, естественно, остаются на обочине дороги в будущее.
Разумеется, это препятствует постиндустриализации, консервирует
старые отношения и старые технологии, а порой и восзодает их на
новой технологической основе. Остаются нерешенными и глобальные
проблемы — экологическая и проблема отсталости большинства стран
Земли. Однако решить эти проблемы можно только на
постиндустриальной основе. В свою очередь дальнейшая
постиндустриализация немыслима без их решения.

Интересным является положение в России. Явные тенденции к
постиндустриализму в развитых странах и сравнение их с тем, что
происходит в России, свидетельствуют скорее о разнонаправленности
процессов, происходящих «там» и «тут», чем о том, что Россия
начинает, наконец, развиваться «как все». Дело в том, что Россия
еще лишь входит в позднюю стадию индустриального общества.
Рыночные структуры активно наращиваются. В то же время в развитых
странах большая часть общественных отношений переходит в
нерыночный сектор, в сектор восстановления человека. Что бы
развитие шло по пути «как все», мы должны, по крайней мере
уяснить себе, что, не повернув экономику и политику лицом к
человеку — сначала хотя бы на поздеиндустриальной основе, — ни
о каком развитии страны «по пути всемирной цивилизации» не может
идти и речи. И один из главных парадоксов истории состоит в том,
что идеи, от которых спешат отречься российские лидеры, на самом
деле подтверждаются (пусть и не в полной мере) там, где эти идеи
никогда не превращались в господствующую идеологию.

Литература.

1. Белл Д. Социальные рамки информационного общества,
[Сб. Новая технократическая волна на Западе,-М.,1986]
2. Красильщиков В. Ориентиры грядущего в постиндустриальном
обществе, Общественные науки и современность, N2, 1993
3. Дайзард У. Наступление информационного века,
[Сб. Новая технократическая волна на Западе,-М.,1986]

www.neuch.ru

Доклад — Постиндустриальное общество — Философия

         Глобализация. Смещение ценностныхсистем; изменение мотивационных структур; становление новых социальных классов;небывалый рост расслоения общества. Всё это характеристики постиндустриальногообщества, отрицательные и положительные аспекты которого будут еще долгооставаться в рамках рассмотрения социологов, экономистов и философов. Я же, всвоей работе попытаюсь наиболее полно раскрыть результат анализа проблемы,которая субъективно позиционирована как наиболее доминирующая во всем спектревопросов. Проблема социального и классового расслоения.

        «….Но на сегодняшний день, современныймир — это мир неравенства. Преодоление неравенства никогда не было прерогативойрыночных сил, которые используют как раз существование различий между странамии регионами, перемещая производства и капиталы, выигрывая от дешевизны рабочейсилы и привлекая талантливых работников с мировой «периферии» в «центр».Современная же глобализация, в отличие, скажем, от принудительной«вестернизации», проводившейся колониальными властями на рубеже XIX и XX веков,основана на рыночных принципах и, следовательно, не может служить реализацииидей равенства. Страны Запада не ощущают ответственности перед периферией, алидеры периферийных стран — перед своими народами. И это резко контрастирует сэпохой колониализма, когда западные державы создавали империи, в которых политическимиметодами устанавливали квазиевропейские порядки, куда экспортировали своикапиталы и «командировали» своих граждан. Успехи колоний были успехамиметрополий; ныне же имеют значение только экономические выгоды, которые Западизвлекает из отношений с периферией. Разрыв между «Севером» и «Югом» нарастаетособенно быстро именно со времен краха колониальных империй, и в обозримойперспективе процесс будет продолжаться. Становится очевидной иллюзорность,связанная с глобализацией надежды на укрепление единства человечества. Сегоднямы присутствуем при создании всемирного «кастового» общества, расколотойцивилизации; она, конечно, глобальна, но это вряд ли можно назвать достижениемглобализации, реализацией связывавшихся с нею надежд »: из интервью ВладиславаИноземцева журналу Русскiй Мiръ, 2004, январь-февраль-март.

         Расслоениеобщества на «интеллектуалов» и «нео-пролетариата» достигает катастрофическогоположения и может привести к ужасающим последствиям.

        Социальныепротиворечия, возникающие по мере обретения постиндустриальным обществом зрелыхформ, превосходят по уровню их комплексности любой прежний тип социальногопротивостояния. Они способны не только серьезно дестабилизироватьфункционирующие общественные институты, но и реально воспрепятствоватьдальнейшему прогрессивному развитию общества. Конфликт, вызревающий сегодня внедрах постиндустриальных социальных структур, представляется гораздо болееопасным, нежели классовая борьба пролетариата и буржуазии, по целому рядупричин.

  Основные противоречия индустриальной  эпохиобусловливались позициями двух главных классов, располагавших, с одной стороны,монопольным ресурсом, без которого воспроизводство существующих порядков былоневозможным (традициями и обычаями, военной силой, землей или капиталом), а сдругой стороны — трудом. Противостоящие стороны имели, как это нипарадоксально, больше сходства, чем различий. Прежде всего, это была одна и таже система мотивов: как представители господствующих классов, так и трудящиесястремились к максимизации присвоения материальных благ. Кроме того, чтоособенно важно, оба класса были взаимозависимы: ни представители низших слоевобщества не могли обеспечить своего существования без выполнениясоответствующей работы, ни высший класс не мог извлечь своей частинационального богатства, не применяя для этого их труда.

  Становление постиндустриального общества происходит в качественно инойситуации.  Композиция двух основныхклассов с формальной точки зрения остается прежней; с одной стороны, мы видимновую доминирующую социальную группу, сосредоточившую в своих руках контроль заинформацией и знаниями, стремительно превращающимися в основной ресурспроизводства, с другой — сохраняется большинство, способное претендовать начасть общественного достояния только в виде вознаграждения за свою трудовуюдеятельность. Однако теперь противостоящие стороны имеют больше отличных, чемсходных черт. Представители господствующего класса руководствуются, главнымобразом, мотивами нематериалистической природы: во-первых, потому что ихматериальные потребности удовлетворены в такой степени что потреблениефактически становится одной из форм самореализации; во-вторых, потому чтопополняющие его творческие работники стремятся не столько достичь материальногоблагосостояния, сколько самоутвердиться в качестве уникальных личностей.Напротив, представители угнетенного класса в той же мере, что и ранее, нацеленына удовлетворение материальных потребностей и продают свой труд в первуюочередь ради получения материального вознаграждения. Более того, в новыхусловиях господствующий класс не только, как прежде, владеет средствамипроизводства, либо невоспроизводимыми по своей природе (земля), либо созданнымитрудом подавленного класса (капитал) на основе сложившихся принциповобщественной организации, но сам создает эти средства производства, обеспечиваяпроцесс самовозрастания информационных ценностей. Таким образом, низший классоказывается в гораздо большей мере изолированным, нежели ранее; он фактическине представляет собой для высшего класса «его иного», без которого впрежние эпохи тот не мог существовать. В результате претензии низшего класса начасть национального продукта, которые ранее выдвигались как более чемобоснованные, сегодня выглядят гораздо менее аргументированными, и этим взначительной мере объясняется нарастающее материальное неравенствопредставителей высших и низших общественных слоев.

  Современное социальное противостояние отличается от предшествующих и винституциональном аспекте.

  Во-первых, во всей предшествующей истории угнетенные классы обладалисобственностью на свою рабочую силу и были лишены собственности на средствапроизводства. Социалисты, заявлявшие о необходимости реформирования буржуазногостроя, считали, что единственной возможностью разрешения этого противоречияявляется обобществление земли, средств производства и придание им статуса такназываемой общенародной собственности. Современный классовый конфликт неразворачивается вокруг собственности на средства производства, а формируетсякак результат неравного распределения самих человеческих возможностей;последние, безусловно, отчасти обусловлены принадлежностью человека копределенной части общества, но не детерминированы исключительно этойпринадлежностью. Таково первое весьма заметное отличие нового социальногоконфликта от всех ему предшествовавших.

    Классовое противостояние возникающее в постиндустриальном обществе, с однойстороны, как никогда ранее отличается его обусловленностью и параметрами; сдругой стороны, оно характеризуется небывалой оторванностью высшего класса отнизших социальных групп, автономностью информационного хозяйства от труда.Именно это обесценивает единственный актив, остающийся в распоряжении низшихклассов общества, в результате чего достающаяся им часть общественногобогатства неуклонно снижается. Социальное противостояние, базирующееся накачественном различии мировоззрений и ценностных систем, дополняетсябеспрецедентными в новейшей истории проблемами, имеющими сугубо экономическуюприроду.

 Попытки охарактеризовать классовый конфликт, свойственный постиндустриальномуобществу, предпринимались социологами еще до создания концепциипостиндустриализма. Обращаясь к вопросу о природе господствующего классаформирующегося общества, исследователи так или иначе вынуждены былипрогнозировать, какая именно социальная группа окажется противостоящей новойэлите и какого рода взаимодействие возникнет между этими двумя составнымичастями общественного организма.

    Р.Дарендорф, считавший, что «при анализеконфликтов в посткапиталистических обществах не следует применять понятиекласса», апеллировал в первую очередь к тому, что классовая модельсоциального взаимодействия утрачивает свое значение по мере локализации самогоиндустриального сектора и, следовательно, снижения роли индустриальногоконфликта. «В отличие от капитализма, в посткапиталистическом обществе, — писал он, — индустрия и социум отделены друг от друга.   Начиная с70-х годов стало очевидно, что снижение роли классового противостояния междубуржуазией и пролетариатом не тождественно устранению социального конфликта кактакового. Широкое признание постиндустриальной концепции способствовалоупрочению мнения о том, что классовые противоречия вызываются к жизни отнюдь нетолько экономическими проблемами. Р.Ингельгарт в связи с этим писал: „Всоответствии с марксисткой моделью, ключевым политическим конфликтоминдустриального общества является конфликт экономический, в основе котороголежит собственность на средства производства и распределение прибыли… Свозникновением постиндустриального общества влияние экономических факторовпостепенно идет на убыль.

   Исследователи все глубже погружались впроблемы статусные, в том числе связанные с самоопределением исамоидентификацией отдельных страт внутри среднего класса, мотивациейдеятельности в тех или иных социальных группах и так далее. Поскольку наиболееактивные социальные выступления 60-х и 70-х годов не были связаны страдиционным классовым конфликтом и инициировались не представителями рабочего класса,а скорее различными социальными и этническими меньшинствами, преследовавшимисвои определенные цели, центр внимания сместился на, отдельные социальныегруппы и страты.

       В 80-е годы сталиобщепризнанными исключительная роль информации и знания в современномпроизводстве, превращение науки в непосредственную производительную силу изависимость от научно-технического прогресса всех сфер общественной жизни; в тоже время обращало на себя внимание быстрое становление интеллектуальной элиты вкачестве нового привилегированного слоя общества, по отношению к которому исредний класс, и пролетариат выступают социальными группами, не способнымипретендовать на самостоятельную роль в производственном процессе.

  Именно к концу 80-х, по мнению многих исследователей, буржуазия и пролетариатне только оказались противопоставленными друг другу на крайне ограниченномпространстве, определяемом сокращающимся масштабом массового материальногопроизводства, но и утратили свою первоначальную классовую определенность.; приэтом стали различимы очертания нового социального конфликта    Острота возникающего конфликта и сложностьего разрешения связываются также с тем, что социальные предпочтения и системаценностей человека фактически не изменяются в течение всей его жизни, чтопридает противостоянию материалистически и постматериалистическиориентированных личностей весьма устойчивый характер. В конце столетия все ширераспространялось мнение, что современное человечество разделено в первуюочередь не по отношению к средствам производства, не по материальному достатку,а по типу цели, к которой стремятся люди, и такое разделение становится самымпринципиальным из всех, какие знала история.

    Проблемы,порождаемые информационной революцией, не сводятся к технологическим аспектам,они имеют выраженное социальное измерение. Их воздействие на общество различныеисследователи оценивают по-разному…               Основанием классового деления современногосоциума становятся образованность людей, обладание знаниями. Следуетсогласиться с Ф.Фукуямой, утверждающим, что “в развитых странах социальныйстатус человека в очень большой степени определяется уровнем его образования.Все ранее известные принципы социального деления — от базировавшихся насобственности до предполагающих в качестве своей основы областьпрофессиональной деятельности или положение в бюрократической иерархии — былигораздо менее жесткими и в гораздо меньшей мере заданными естественными инеустранимыми факторами. Право рождения давало феодалу власть над его крестьянами;право собственности приносило капиталисту положение в обществе; политическаяили хозяйственная власть поддерживала статус бюрократа или государственногослужащего. При этом феодал мог быть изгнан из своих владений, капиталист могразориться и потерять свое состояние, бюрократ мог лишиться должности и вместес ней — своих статуса и власти. И фактически любой другой член общества,оказавшись на их месте, мог с большим или меньшим успехом выполнятьсоответствующие социальные функции. Именно поэтому в экономическую эпохуклассовая борьба могла давать представителям угнетенных социальных группжелаемые результаты.

  В постиндустриальном обществе положение меняется. Люди, составляющие сегодняэлиту, вне зависимости от того, как она будет названа — новым классом,технократической прослойкой или меритократией — обладают качествами, необусловленными внешними социальными факторами. Не общество, не социальныеотношения делают теперь человека представителем господствующего класса, и неони дают ему власть над другими людьми; сам человек формирует себя как носителякачеств, делающих его представителем высшей социальной страты. В свое времяД.Белл отмечал, что до сих пор остается неясным, „является лиинтеллектуальная элита реальным сообществом, объединяемым общими интересами втой степени, которая сделала бы возможным ее определение как класса в смысле,вкладывавшемся в это понятие на протяжении последних полутора веков; этообъясняется отчасти и тем, что информация есть наиболее демократичный источниквласти, ибо все имеют к ней доступ, а монополия на нее невозможна. Однако в тоже самое время информация является и наименее демократичным факторомпроизводства, так как доступ к ней отнюдь не означает обладания ею. В отличиеот всех прочих ресурсов, информация не характеризуется ни конечностью, ниистощимостью, ни потребляемостью в их традиционном понимании, однако ей присущаизбирательность — редкость того уровня, который и наделяет владельца этогоресурса подлинной властью. Специфика личностных качеств человека, егомироощущение, условия его развития, психологические характеристики, способностьк обобщениям, наконец, память и так далее — все то, что называют интеллектом ичто служит самой формой существования информации и знаний, — все это являетсяглавным фактором, лимитирующим возможности приобщения к этому ресурсу. Поэтомузначимые знания сосредоточены в относительно узком круге людей — подлинныхвладельцев информации, социальная роль которых не может быть в современныхусловиях оспорена ни при каких обстоятельствах. Впервые в истории условиемпринадлежности к господствующему классу становится не право распоряжатьсяблагом, а способность им воспользоваться.

  Новое социальное деление вызывает и невиданные ранее проблемы. До тех пор, покав обществе главенствовали экономические ценности, существовал и некий консенсусотносительно средств достижения желаемых результатов. Более активная работа,успешная конкуренция на рынках, снижение издержек и другие экономические методыприводили к достижению экономических целей — повышению прибыли и уровня жизни.В хозяйственном успехе предприятий в большей или меньшей степени былизаинтересованы и занятые на них работники. Сегодня же наибольших достиженийдобиваются те предприниматели, которые ориентированы на максимальноеиспользование высокотехнологичных процессов и систем, привлекают образованныхспециалистов и, как правило, сами обладают незаурядными способностями кинновациям в избранной ими сфере бизнеса. Имея перед собой цели, в содержаниикоторых экономический контекст занимает отнюдь не главное место, стремясьсамореализоваться в своем деле, обеспечить общественное признание разработаннымими технологиям или предложенным нововведениям, создать и развить новуюкорпорацию, выступающую выражением индивидуального “я», этипредставители интеллектуальной элиты добиваются тем не менее наиболеевпечатляющих экономических результатов. Напротив, люди, чьи ценности имеютчисто экономический характер, как правило, не могут качественно улучшить своеблагосостояние. Дополнительный драматизм ситуации придает и то, что онифактически не имеют шансов присоединиться к высшей социальной группе, посколькуоптимальные возможности для получения современного образования даются человекуеще в детском возрасте, а не тогда, когда он осознает себя недостаточнообразованным, помимо этого, способности к интеллектуальной деятельности нередкообусловлены наследственностью человека, развивающейся на протяжении поколений.

    Содной стороны, происходящая трансформация выводит всех, кто находит на своемрабочем месте возможности для самореализации и внутреннего совершенствования,за пределы эксплуатации. Круг этих людей расширяется, в их руках находятсязнания и информация — важнейшие ресурсы, от которых во все большей мере зависитустойчивость социального прогресса. Стремительно формируется новая элитапостиндустриального общества. При этом социальный организм в целом ещеуправляется методами, свойственными прежней эпохе; следствием становится то,что в пределах этого расширяющегося круга «не работают» те социальныезакономерности, которые представляются обязательными для большинства населения.Общество, оставаясь внешне единым, внутренне раскалывается, и экономическимотивированная его часть начинает все более остро ощущать себя людьми второго сорта;выход одной части общества за пределы эксплуатации оказывается сопряжен собостряющимся ощущением подавления в другой его составляющей.

  С другой стороны, «класс интеллектуалов» обретает реальный контрольнад процессом общественного производства, и все более и более значительнаячасть общественного достояния начинает перераспределяться в его пользу, хотя всистеме мотивов деятельности представителей этого класса личное обогащение неиграет решающей роли. В то же самое время члены общества, не обладающие ниспособностями, необходимыми в высокотехнологичных производствах, ниобразованием, пытаются решать задачи материального выживания. Однако сегоднядоля их доходов в валовом национальном продукте не только не повышается, носнижается по мере хозяйственного прогресса. Таким образом, люди, принадлежащиек новой угнетаемой страте, не получают от своей деятельности результат, ккоторому стремятся. Различие между положением первых и вторых очевидно.Напряженность, в подобных условиях возникающая в обществе, также не требуетособых комментариев. С таким «багажом» постиндустриальные державывходят в XXI век.

    Мы исходим из того, что развертывание информационной революции и рост влияниякласса интеллектуалов не могут быть остановлены без разрушения всего социальногоцелого. По мере прогресса наукоемкого производства естественным образом будетрасти и социальная поляризация. Можно достаточно уверенно предположить, чторуководство постиндустриальных стран предпримет попытки смягчить этот процесс.Основными мерами, направленными на достижение такого результата, станут, преждевсего, усиление замкнутости общества и ужесточение иммиграционной политики,сокращение масштабов помощи деклассированным элементам и попытки активизироватьспрос на труд тех низкоквалифицированных работников, которые стремятся найтисвое место в социальной структуре.

  Становление постиндустриального общества, представляющее собою объективныйпроцесс, развертыванию которого не существует сегодня альтернативы, наряду сомногими позитивными моментами порождает и новое социальное противостояние.Находясь в центре внимания западных правительств, имеющих пока достаточныерычаги для его смягчения, оно в гораздо более явном виде обнаруживается намеждународной арене, где сообществу постиндустриальных стран противостоятгосударства «третьего» и «четвертого» мира. Этопротиворечие привело в последние десятилетия к беспрецедентному расширениюпропасти, разделяющей их с точки зрения уровня развития, к формированию такогомироустройства, в котором существует единственный центр силы, представленныйименно постиндустриальным Западом.

  Как пишет Иноземцев В.А., обострение проблемы бедности на протяжении последнихлет выглядит естественным следствием становления постиндустриального общества иотражает расслоение общества на «интеллектуальную элиту» и низшийкласс, оказывающийся отчужденным от процесса современного наукоемкогопроизводства. В этой связи само понятие «низшего класса», применяемоев социологии с начала 70-х годов, нуждается в пересмотре.

  В 90-е годы положение лишь усугубилось в силу роста роли технологическогофактора в развитии производства. Доходы низших 20 процентов населения,достигнув своего минимально возможного значения, перестали снижаться вотносительном выражении и стабилизировались на уровне 3,7-3,9 процентанационального дохода. Продолжающийся рост доходов «классаинтеллектуалов» происходит сегодня за счет среднего класса.

  В последние годы «низший класс», как и «классинтеллектуалов», становится в значительной мере наследственным. Такимобразом, становление основанного на знаниях общества порождает устойчивыесоциальные группы, как контролирующие информацию и знания, так и отчужденные отних.

  Тенденции, вполне проявившиеся на протяжении последних десятилетий,свидетельствуют о том, что формирующееся постиндустриальное общество не лишеносоциальных противоречий и не может рассматриваться как общество равенства.Напротив, распространение информации и знаний как основного факторапроизводства становится основой новой поляризации общественных групп иформирования нового господствующего класса. Опасность этого новогопротивостояния заключается в том, что впервые доминирующее положение однойсоциальной группы по отношению к другой представляется вполне оправданной, таккак ее материальное богатство выступает воплощением не эксплуатации человекачеловеком, а креативной деятельности самих ее представителей. В рамкахсовременной этики не находится серьезных инструментов для обоснованиянесправедливости подобного положения вещей, так как оно объективно проистекаетиз реализации людьми своих неотъемлемых прав на развитие и совершенствованиесобственной личности в формах, которые непосредственно не направлены насоздание препятствий для развития других человеческих существ.

  Между тем этот факт не снимает остроты возникающего противоречия, а толькоподчеркивает ее. Поэтому важнейшим вопросом, вытекающим из анализа проблемынеравномерного распределения богатства в современном обществе, проблемы,кажущейся сугубо экономической, становится вопрос о том, может липостиндустриальное общество преодолеть классовый, антагонистический характер,присущий не только индустриальному строю, но и всей экономической эпохе вцелом, или же останется очередным историческим типом классового общества.

    Постиндустриальное общество, утверждаяпринципы свободы не утверждает принципов равенства — ив этом заключено еговажнейшее отличие от традиционного идеала социалистов. Новое общество можетоказаться не менее жестко разделенным на социальные группы, чем прежние, нокритерием подобного деления станет уже не собственность на материальные блага,а личностные качества человека, и в первую очередь его способность оперироватьинформацией и знаниями, создавать новые информационные продукты или хотя быадекватно усваивать уже имеющиеся.

   Общество, выходящее за индустриальныерамки, показывает, что проповедь имущественного равенства — такой же наивныйпережиток прошлого, как и утверждение о равенстве способностей, данных человекуот рождения; мы становимся свидетелями того, как обретение долгожданной свободыможет оказаться не в состоянии компенсировать крах надежды на достижениеравенства и воспрепятствовать возникновению социального конфликта.

   Основные социальные противоречия, связанныес наличием этих трех классов, обычно определяют следующим образом. Во-первых,современные хозяйственные тренды способствуют пополнению рядов низшего класса,так как производство предъявляет все большие требования к качеству рабочейсилы, и этот процесс чреват социальным конфликтом небывалого ранее масштаба.Во-вторых, роль доминирующего класса определяется его контролем над информациейи знаниями, в то время как реальной властью во многом обладают прежниеинституты, еще не в полной мере являющиеся выразителями интересов техноструктуры.Наконец, в-третьих, средний класс, или класс профессионалов, слишкомразнороден, чтобы реально представлять залог социального процветания и, скореевсего, именно через него пройдет граница будущего социального расслоения.

  Опятьже, в своих работах Иноземцев В.Л. затрагивая вопрос противостояния классов,пишет о возникновении переходной формы классового деления  по мере развития постиндустриальногообщества. В соответствующей ситуации основная линия классового деления будетбыстро смещаться от разграничения управляющих и управляемых к разграничениюсоздателей продукта (прежде всего интеллектуального) и пользователей; способныхи не способных к производству и потреблению информационных благ. Формируетсясистема, в рамках которой базой для социальных различий становятсяинтеллектуальный уровень человека и его способности.

  Новое классовое деление не только возводит стену между теми, кто имеет доступ кинформационным технологиям и способности, достаточные для их эффективногоиспользования, и теми, кто лишен таковых, но приводит также и ко все болеенепропорциональному распределению общественного богатства. По мере того, какмассовое производство вытесняется на периферию экономической жизни, а то ивообще выносится на пределы развитых стран, занятые в нем работники становятсяизгоями собственного социума; их отторжение от общественного производствапредставляется не временной безработицей, а вечным отлучением от социальнозначимой деятельности. Общество, ориентиры и ценности которого во все большейстепени устанавливаются интеллектуальной элитой, определяет снижающеесявознаграждение за труд этих людей, все менее и менее соответствующее если не ихдействительной роли в обществе, то их собственному представлению о таковой (чтов современных условиях может рассматриваться фактически как одно и то же).

  Люди, составляющие элиту постиндустриального общества, обладают качествами, необусловленными внешними факторами. Сегодня не общество, не социальные отношенияделают человека представителем господствующего класса, и не они дают ему властьнад другими людьми; сам человек формирует себя как носителя качеств, делающихего представителем высшей социальной страты. Знания и информация являютсянаиболее демократичным источником власти, ибо все имеют к ним доступ, а монополияна них невозможна. Однако в то же время знания и информация являются и наименеедемократичным фактором производства, так как доступ к ним отнюдь не означаетобладания ими. Современное социальное противостояние порождается сущностнымиотличиями внутреннего потенциала различных членов общества.

  Новое социальное деление может стать более опасным, чем разделённостькапиталистического общества на буржуа и пролетариев. Центральный конфликтиндустриального общества возникал вокруг распределения материального богатства.Противостояние, основанное на владении собственностью и отстраненности от нее,имело как потенциальные возможности разрешения через ее перераспределение, таки механизм смягчения, основанный на повышении благосостояния наиболее обездоленныхгрупп населения. Знания и способности, составляющие основной ресурс,обеспечивающий рост благосостояния неэкономически мотивированной частиобщества, не могут быть ни отчуждены, ни перераспределены. При этом совершенноочевидно, что экономическая поддержка незащищенных слоев населения такжеперестает быть эффективной; усилия же, направленные на повышениеобразовательного уровня могут сказаться в лучшем случае через десятилетия, аскорее всего — даже через несколько поколений. Поэтому возникающее социальноеделение и сопровождающий его конфликт, возможно, станут более сложноизживаемыми, чем социальные проблемы буржуазного общества.

   «…Перед моими глазами уже несколько летстоят зеленые глаза памирской

девушки.Когда фотографировал ее для иллюстрированного журнала, я уже знал, что это еепервая фотография в жизни, она никогда не разговаривала по телефону, а слова«компьютер» или «Билл Гейтс» ей ничего не говорят. Этотснимок стоит у меня на столе. Глядя на него, я спрашиваю себя: в чьих интересахмы развиваем информационные и коммуникационные технологии – в интересах одного«золотого» миллиарда жителей Земли или в интересах пяти миллиардов?»: пишетв своем интервью «Российской газете» первый заместитель министра РФ по связи иинформатизации А. Коротков, затрагивая вопросы негативных аспектов развитияглобализации как следствия становления постиндустриального строя и наиболеерезко раскрывая одну из основных проблем данного общества: условие зарождениянового низшего класса, и как следствие, нарастание социального и классовогоконфликта, по контрасту превышающем классовые столкновения до-индустриальной ииндустриальной эпох.

  

Библиографическийсписок:

1.<span Times New Roman»»>    

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество:

 Опытсоциального прогнозирования. Пер. с англ. / Иноземцев В.Л. (ред. и вступ. ст.).М.: Academia, 1999.

2. Индивидуализированное общество

ЗигмунтБауман; перевод с англ. под ред. В.Л. Иноземцева

М.,«Логос», 2002

2.Мегатренды мирового развития

Подредакцией М.Ильина, В.Иноземцева

М.,Экономика, 2001.

4.Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы

Учебноепособие для студентов вузов

М.:Логос 2000 г.

5.Расколотая цивилизация. Наличествующие предпосылки и возможные последствияпостэкономической революции

ИноземцевВ.Л.

М.:«Academia» — «Наука» 1999 г.

Благодарности:

1.ИноземцеваВ.Л. за широко представленные материалы по данной тематике и его работы,полностью размещенные на портале www.postindustrial.net.

2.Антиглобалистов,авторов статей  касательно проблематикистановления и развития аспектов постиндустриального общества (КПРФ) www.kprf.ru

3.ШестаковаА.А., за консультации по ходу написания данного реферата, и подбор высокоактуально-содержательной  темы.

ronl.org

Доклад — Индустриальное и постиндустриальное общество

В истории ХХ века особое место занимают 50-е годы. Мир вступил в эпоху научно-технической революции – коренных преобразований в системе научных знаний и техники. В западных странах завершился процесс формирования индустриальных обществ, в которых машинная индустрия (техника и технология) заняла ведущее место, определяя экономическое благополучие, военный потенциал и международный статус государств.

Для индустриальных обществ характерны следующие черты:

1. Быстрое изменение техники и технологии, благодаря систематическому применению в производстве научных знаний.

2. Промышленная, научная и научно-техническая революции, которые существенным образом изменили взаимоотношения человека и природы, место человека в системе производства. Вследствие узкой специализации и жесткой организации труда человек превратился в придаток машины и стал как — бы частью технологического процесса.

3. Обновление искусственно созданной человеком предметной среды (транспорт, бытовая техника и др.).

4. Распространение идеологии технократизма, в основе которой лежит идея рационального, технологического устройства общества по типу производственных организаций, стремление перенести методы управления производственной организацией на все общество.

5. Внедрение на производстве корпоративного коллективизма. Разделение труда обусловило тесную взаимосвязь людей в производственном цикле и формирование коллективных интересов. Производственные организации стали ведущей формой социальной организации общества.

Концепция «индустриального общества» достигла своего расцвета в трудах западных социологов (Ж.Фурастье, Р.Арона, У.Ростоу, Дж.Гэлбрейта, Р.Дарендорфа и др.) в 1950-60-е гг. В этот период концепция «индустриального общества» конкурировала с марксистским понятием «капиталистическое общество». Ее сторонники выступали против противопоставления капитализма и социализма, рассматривали их как разновидность одного типа индустриального общества, имеющего функцией развитие производительных сил и накопление общественного богатства.

В поисках перспектив развития индустриального общества в 1970-е гг. возникла концепция «постиндустриального общества». По мнению сторонников этой концепции, сущность научно-технической революции – переход от индустриальных, общественных производительных сил к постиндустриальным, всеобщим производительным силам, которыми являются наука, культура, информация и вся природная среда жизни человека. Для постиндустриального общества характерен перелив самодеятельного населения из первичного (сельское хозяйство) и вторичного (промышленность) секторов хозяйства в третичный – сферу услуг. Постиндустриальная стадия развития связана с индивидуализацией труда, превращением его в свободную творческую деятельность, с гуманизацией и демократизацией всех сторон общественной жизни. Основой его становления явилось накопление интеллектуального, духовного потенциала работников, их знаний и навыков, затрат на поддержание здоровья. Это обеспечивается за счет развития нерыночной сферы экономики (системы социальной защиты, здравоохранения, культуры, образования и др.)

В многообразии версий, описывающих постиндустриальное общество, выделяются две позиции. Первая (неотехнократическая) основывается на признании особой роли высших технологий и научной деятельности в формировании общества. Вторая (гуманитарно-экологическая) акцентирует внимание на подчинении научно-технических факторов человеческому и природному. Главная задача сегодня – найти разумный компромисс между двумя позициями.

Постиндустриальная концепция истории отходит от жестких конфронтационных стереотипов мышления, опирающихся на противопоставление (например, Запад – Восток, капитализм – социализм, либеральная демократия – тоталитаризм и др.) и намечает синтетический взгляд на происходящие в современном мире перемены. История нашей страны является частью мировой истории и не осталась в стороне от глобальных преобразований в мире в ХХ веке.

Анализируя основные этапы политического и социально-экономического развития страны в период 1953-2008 гг. мы должны решить проблему: почему с помощью реформ не удалось модернизировать страну с социалистическим общественным строем, и возникла необходимость смены модели общественного развития?

ronl.org

Постиндустриальное общество — доклад

К особенностям современного научно-технического прогресса теоретики постиндустриального  общества относят замену механических взаимодействий электронными технологиями; миниатюризацию, проникающую во все  сферы производства; изменение биологических  организмов на генном уровне.

Главный тренд изменения технологических  процессов — возрастание автоматизации, постепенная замена неквалифицированного труда работой машин и компьютеров.

[править]Социальная структура

Важная черта постиндустриального  общества — усиление роли и значения человеческого фактора. Меняется структура трудовых ресурсов: уменьшается доля физического и растет доля умственного высококвалифицированного и творческого труда. Увеличиваются затраты на подготовку рабочей силы: расходы на обучение и образование, повышение квалификации и переквалификации работников.

По данным ведущего российского  специалиста по постиндустриальному  обществу В. Л. Иноземцева, в «экономике знаний» в США занято около 70 % всей рабочей силы[13].

[править]«Класс профессионалов»

Ряд исследователей характеризуют  постиндустриальное общество, как «общество  профессионалов», где основным классом  является «класс интеллектуалов», а  власть принадлежит меритократии — интеллектуальной элите. Как писал основоположник постиндустриализма Д. Белл, «постиндустриальное общество… предполагает возникновение интеллектуального класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов или технократов»[4]. При этом уже сейчас отчетливо проявляются тенденции «имущественного расслоения по признаку образования».

По мнению известного экономиста П. Друкера, «„работники знания“ не станут большинством в „обществе знания“, но … они уже стали его лидирующим классом».[14]

Для обозначения этого нового интеллектуального  класса Э. Тоффлер вводит термин «когнитариат», впервые в книге «Метаморфозы власти» (1990).

…Чисто физический труд находится  в нижней части спектра и постепенно исчезает. С малым количеством  занятых физическим трудом в экономике «пролетариат» сейчас находится в меньшинстве и больше заменяется «когнитариатом». По мере становления суперсимволической экономики пролетарий становится когнитаристом.[15]

[править]Изменение статуса наёмного труда

В постиндустриальном обществе основным «средством производства» является квалификация сотрудников. В этом смысле средства производства принадлежат  самому работнику, поэтому ценность сотрудников для компании резко  возрастает. В результате отношения  между компанией и интеллектуальными  работниками становятся более партнерскими, резко снижается зависимость  от работодателя. При этом корпорации переходят от централизованной иерархической  к иерархическо-сетевой структуре с повышением самостоятельности сотрудников.

Постепенно в компаниях не только рабочие, но и все управленческие функции, вплоть до самого высшего руководства, начинают выполнять нанятые сотрудники, которые зачастую не являются собственниками компаний.

[править]Усиление значения творческого и снижение роли неквалифицированного труда

По мнению некоторых исследователей (в частности, В.Иноземцева), постиндустриальное общество переходит в постэкономическую фазу, поскольку в перспективе в нём преодолевается господство экономики (производство материальных благ) над людьми и основной формой жизнедеятельности становится развитие человеческих способностей[13]. Уже сейчас в развитых странах материальная мотивация частично уступает место самовыражению в деятельности.

С другой стороны, постиндустриальная экономика испытывает всё меньше потребности в неквалифицированном  труде, что создает трудности  для населения с низким образовательным  уровнем. Впервые в истории возникает  ситуация, когда рост населения (в  его неквалифицированной части) снижает, а не увеличивает экономическую  мощь страны.

[править]Историческая периодизация

Согласно концепции постиндустриального  общества, история цивилизации делится  на три большие эпохи: доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную. При переходе от одной стадии к  другой новый тип общества не вытесняет  предшествующие формы, но делает их второстепенными.

Доиндустриальный способ организации  общества основан на

  • трудоёмких технологиях,
  • использовании мускульной силы человека,
  • навыках, не требующих длительного обучения,
  • эксплуатации природных ресурсов (в частности, сельскохозяйственных земель).

Индустриальный способ основан  на

  • машинном производстве,
  • капиталоёмких технологиях,
  • использовании внемускульных источников энергии,
  • требующей длительного обучения квалификации.

Постиндустриальный способ основан  на

  • наукоёмких технологиях,
  • информации и знаниях, как основном производственном ресурсе,
  • творческом аспекте деятельности человека, непрерывном самосовершенствовании и повышении квалификации в течение всей жизни.

Основой могущества в доиндустриальную эпоху были земля и количество зависимых людей, в индустриальную — капитал и источники энергии, в постиндустриальную — знания, технологии и квалификация людей.

Слабостью постиндустриальной теории называют то, что она рассматривает  переход от одной стадии к другой как объективный (и даже неизбежный) процесс, но мало анализирует необходимые  для этого общественные условия, сопутствующие противоречия, культурные факторы и т. д.

Постиндустриальная теория оперирует, в основном, терминами, характерными для социологии и экономики. Соответствующий  «культурологический аналог» получил  название концепции постмодерна (в соответствии с которым историческое развитие идет от традиционного общества к современному и далее — к постмодерниту).

[править]Место постиндустриальных обществ в мире

Развитие постиндустриального  общества в наиболее развитых странах  мира привело к тому, что доля обрабатывающей промышленности в ВВП этих стран в настоящее время значительно ниже, чем у ряда развивающихся стран. Так, эта доля в ВВП США составляла в 2007 г. 13,4 %, в ВВП Франции — 12,5 %, в ВВП Великобритании — 12,4 %, тогда как в ВВП Китая — 32,9 %, в ВВП Таиланда — 35,6 %, в ВВП Индонезии — 27,8 %.[16]

Перемещая товарное производство в  другие страны, постиндустриальные государства (в большинстве своём — бывшие метрополии) вынуждены мириться с неизбежным ростом необходимой квалификации и некоторого благосостояния рабочей силы в своих бывших колониях и подконтрольных территориях. Если в индустриальную эпоху, с начала XIX века и вплоть до 80-х годов ХХ столетия разрыв в ВВП на душу населения между отсталыми и развитыми странами всё больше увеличивался[17], то постиндустриальная фаза развития экономики замедлила эту тенденцию, что является следствием глобализации экономики[18] и роста образованности населения развивающихся стран. С этим связаны демографические и социокультурные процессы, в результате которых к 90-м годам XX века большинство стран «Третьего мира» добилось определённого роста грамотности, что стимулировало потребление и вызвало замедление прироста населения. В результате этих процессов в последние годы в большинстве развивающихся стран наблюдаются темпы роста ВВП на душу населения значительно более высокие, чем в большинстве экономически развитых стран, но учитывая крайне низкое стартовое положение развивающихся экономик, их разрыв в уровне потребления c постиндустриальными странами не может быть преодолён в обозримом будущем[19].

Следует учитывать, что международные  товарные поставки зачастую идут в  рамках одной транснациональной  корпорации, которая контролирует предприятия  в развивающихся странах. Экономисты марксистской школы считают, что основная часть прибыли распределяется непропорционально совокупно вложенному труду через ту страну, где находится правление корпорации, в том числе с помощью искусственно гипертрофированной доли на основе прав собственности на лицензии и технологии — за счёт и в ущерб непосредственным производителям товаров и услуг (в частности, и программного обеспечения, всё большее количество которого разрабатывается в странах с низкими социальными и потребительскими стандартами). По мнению других экономистов, основная часть добавленной стоимости на самом деле создаётся именно в той стране, где находится головной офис, так как там ведутся разработки, создаются новые технологии и формируются связи с потребителями. Отдельного рассмотрения требует практика последних десятилетий, когда и штаб-квартиры и финансовые активы большинства наиболее могущественных ТНК располагаются на территориях со льготным налогообложением, но где нет ни производственных, ни маркетинговых, ни, тем более, исследовательских подразделений этих компаний.

В результате относительного снижения доли материального производства экономика  постиндустриальных стран стала  меньше зависеть от поставок сырья. Например, беспрецедентный рост цен на нефть  в 2004—2007 годах не вызвал кризиса, подобному  нефтяным кризисам в 1970-х годах. Аналогичный  рост цен на сырьё в 70-х годах  ХХ столетия вынудил тогда сократить  уровень производства и потребления прежде всего в передовых странах.

Глобализация мировой экономики  позволила постиндустриальным странам  переложить издержки очередного мирового кризиса на развивающиеся страны — поставщиков сырья и рабочей силы: по мнению В. Иноземцева, «постиндустриальный мир входит в XXI век вполне автономным социальным образованием, контролирующим мировое производство технологий и сложных высокотехнологичных товаров, вполне обеспечивающим себя промышленной и сельскохозяйственной продукцией, относительно независимым от поставок энергоносителей и сырья, а также самодостаточным с точки зрения торговли и инвестиций».[20]

По мнению других исследователей, наблюдавшийся до недавнего времени  успех экономик постиндустриальных стран — это кратковременный эффект, достигнутый в основном за счёт неэквивалентного обмена и неравноправных отношений между немногими развитыми странами и обширными регионами планеты, обеспечивавшими их дешёвой рабочей силой и сырьём, а форсированное стимулирование информационных отраслей и финансовой сферы экономики (непропорциональное материальному производству) было одной из основных причин наступившего мирового экономического кризиса 2008 г.[21]

[править]Критика теории постиндустриального общества

Критики теории постиндустриального  общества указывают на тот факт, что не оправдались ожидания создателей данной концепции. Например, Д. Белл, заявлявший о том, что «основной класс  в нарождающемся социуме — это прежде всего класс профессионалов, владеющий знаниями» и что центр общества должен сместиться от корпораций в сторону университетов, исследовательских центров и т. п. В реальности же корпорации, вопреки ожиданиям Белла, так и остались центром западной экономики и лишь упрочили свою власть над научными учреждениями, среди которых должны были раствориться.[22][23]

Обращается внимание на то, что  корпорациям приносит прибыль зачастую не информация как таковая, а образ  предлагаемого на рынок продукта. Растёт доля занятых вмаркетинге и рекламном бизнесе, растёт доля затрат на рекламу в бюджете товаропроизводителей. Японский исследователь Кениши Омае охарактеризовал этот процесс как «главный парадигмальный сдвиг последнего десятилетия». Наблюдая, как в Японии сельскохозяйственные продукты известных брендов продаются по ценам, в несколько раз превышающим цены на того же рода и качества продукты no-name, то есть «без бренда» (от малоизвестных производителей), он пришел к выводу, что добавленная стоимость — результат чётко направленных усилий по созданию бренда. Возможной становится искусная симуляция технологического прогресса, когда модификации, не затрагивающие функциональных свойств вещи и не требующие реальных трудовых затрат, в виртуальной реальности рекламных образов выглядят, как «переворот», «новое слово».[23]

Начальник аналитического отдела казначейства Сбербанка Николай Кащеев заявлял: «Американский средний класс создавался, прежде всего, материальным производством. Сфера услуг приносит американцам меньше дохода, чем материальное производство, по крайней мере приносило, естественно, за исключением финансовой сферы. Расслоение вызвано так называемым мифическим постиндустриальным обществом, его торжеством, когда наверху оказывается небольшая группа людей с особыми талантами и способностями, дорогостоящим образованием, в то время как средний класс совершенно вымывается, потому что огромная масса людей уходит из материального производства в сферу услуг и получает меньшие деньги». Он заключил: «И всё-таки американцы отдают себе отчет, что они должны снова индустриализовываться. Эти крамольные слова после этого многолетнего мифа о постиндустриальном обществе начинают произноситься в открытую экономистами, пока еще в основном независимыми. Они говорят о том, что должны быть производительные активы, в которые можно инвестировать. Но пока ничего подобного на горизонте не видно».[24]

Заявляется[кем?], что теория постиндустриализма послужила обогащению корпораций, нажившихся на переносе реального сектора в Третий мир, и стала оправданием для невиданного раздувания сектора финансовых спекуляций, что подавалось как «развитие сектора услуг».[25][неавторитетный источник?]


turboreferat.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о