Религиозные благотворительные организации – Глава 13. Благотворительная деятельность и религиозные организации

Содержание

Благотворительная деятельность религиозных организаций Текст научной статьи по специальности «Религия. Атеизм»

9)физические признаки: эмоциональное и физическое беспокойство, напряжение; нарушение сна, аппетита, физическая усталость, истощение; апатия.

Анализируя критические ситуации, можно прийти к выводу, что причины их вызывающие, могут быть сгруппированы по четырем направлениям: 1) наличие стрессоров; 2) ограниченное или искаженное восприятие; 3) дезадаптация; 4) отсутствие или отказ систем внешней поддержки.

Оценку ситуации как критической с точки зрения самого человека определяют три основных фактора: это эмоции, ассоциирующиеся с данной ситуацией; неопределенность, вследствие нехватки информации для адекватной оценки ситуации и сужения когнитивной сферы личности; значимость происходящего.

Таким образом, критическая жизненная ситуация характеризз’ется особым состоянием человека, имеющим свои объективные и субъективные характеристики и процессом их переживания, адаптации к ним. Все критические ситуации от сравнительно легких до самых трудных (стресс, фрустрация, конфликт, и кризис) требуют от человека различной внутренней работы, определенных умений по их преодолению и адаптации к ним. Общей характеристикой всех критических жизненных ситуаций является необходимость их конструктивного разрешения.

Ардальянова А.Ю.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦ ИЙ

За последние десять лет в России происходило достаточное количество изменений политического социального и идеологического характера, которые, в свою очередь, приводили то к улучшению социальной обстановки, то к ее дестабилизации. Так или иначе, но можно отметить, что современная Россия уже вступила на путь социальных реформ проводимых государством. Но немаловажную роль в поддержании хода этих реформ и в формировании социального государства в целом играет благотворительная деятельность различного рода организаций и частных лиц. Эта деятельность своеобразным образом шлифует государственную поддержку, оказывая помощь социально незащищенным группам населения, вносит определенные коррективы в деятельность социальных служб.

Благотворительность понимается как безвозмездная материальная помощь бедным, основанная на милосердии и желании делать добро другим, которая предоставляется государством, организациями и частными лицами[1,с.420]. Сегодня большого интереса заслуживает благотворительная деятельность религиозных организаций, так как данный вид деятельности подразумевает не только материальную, но и духовную помощь всем нуждающемся, что, несомненно, имеет большое значение в идеологически нестабильном обществе. Зачастую любая другая деятельность религиозных организаций в современном обществе не одобряется ни законом, ни морально этическими установками. Иногда она не имеет даже фактического закрепления в священных текстах, а строится лишь на личностных мировоззренческих установках лидеров этих организации, или специфическом толковании учения. Такая деятельность зачастую носит деструктивный характер. Однако, благотворительная деятельность религиозных организаций относится к конструктивному виду социальной деятельности. Исследователи отмечают, что подавляющая часть современных религиозных конфессий в России проповедуют общечеловеческие ценности, в которых благотворительности отводится довольно большая роль[2,с.118].

Аспекты благотворительной деятельности религиозных организаций закреплены в священных тексах, гражданским и религиозным законом. Интенсивность благотворительной деятельности религиозной организации отражает силу той социальной концепции, которая лежит в основе каждого религиозного учения. Так, например, каждый мусульманин знает пять «столпов» ислама, одним из которых является «закят» — обязательный налог на имущество и доходы. Этот налог идет на нужды общины и распределяется среди бедных и малоимущих[3,с.77]. Из личного стремления каждого помочь своему ближнему рождается достаточно сильная организация. Помимо этого, благотворительная деятельность мусульманских религиозных организаций направлена на восстановление мечетей и памятников мусульманской культуры, а также на помощь беженцам. Можно найти обоснование благотворительной деятельности и в буддийской философии. Здесь основными считаются шесть парамит, или ступеней, которые должен пройти адепт для достижения состояния батхисаттвы (мудрости про-стикающей из непосредственного восприятия истины, наряду с которой пробуждается сострадание).

Первоочередной ступенью является «дана» или милостыня, понимаемая идеологами буддизма как совершение материальных и духовных благ[4,с.130]. Речь в большей степени идет не о материальной помощи ближнему, а скорее о передаче духовных благ и приобретении определенного душевного состояния, по средством отречения от материального в целом.

Наиболее широко благотворительная деятельность, в какой она представляется нам и современному западному обществу отражена в христианстве. В Нагорной проповеди Иисуса Христа несколько стихов посвящено практике благотворительности, а именно милостыне и тому каким образом она должна осуществляться. В католичестве сформировалось целое крыло, которое работает в этом направление, оно получило название «Каритас». Изначально «каритас» — символ заботливой любви к ближнему, одна из трех персонифицированных христианских добродетелей (вместе с верой, лат. Шеэ, и надеждой, лат. эрев) [ 5].Сего дня это католическая организация, которая оказывает социальную, медицинскую, правовую помощь наименее защищенным слоям населения. Приоритетными направлениями деятельности «Каритас» являются социальная, медицинская программа, духовная поддержка нуждающихся. Волонтеры, работающие в этой организации, осуществляют систематическую помощь и поддержку престарелым, больным, бездомным и малоимущими. Приоритетной является работа с детьми.

Значительную роль благотворительность играет и в социальном служении Русской Православной Церкви. Этой работой руководит Отдел по церковной благотворительности и социальному служению. В структуре отдела есть секторы социального служения, по работе с беженцами и чрезвычайными ситуациям, медицинский сектор, при отделе функционируют общественный совет, патронажная служба, Межцерковный центр по оказанию помощи беженцам и Координационный совет женских благотворительных организаций[6,с.148.]. Помимо этого, принципы благотворительной деятельности РПЦ подробно описаны в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви».

Исходя из концепции, церковь не только протягивает руку помощи отступившимся, имеет особое попечение о воинах, а пожертвование стоит в ряду основных заповедей, но и дело милосердия и благотворительности, а также развитие совместных социальных программ является одной из основных областей соработничества церкви и государства[6, с.276].

Основой государственного регулирования благотворительной деятельности религиозных организаций является Российское законодательство. В статье 18 Федерального Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» сказано: «Религиозные организации вправе осуществлять благотворительную деятельность как непосредственно, так и путем учреждения благотворительных организаций». При этом пункт 3 вышеуказанной статьи говорит о том, что «государство оказывает содействие и поддержку благотворительной деятельности религиозных организаций» [7, с.7666].

Существуют так же разработанные совместно документы, определяют сферы взаимодействия государственных учреждений и религиозных организаций. Так, например, соглашение, подписанное 15 апреля 2005г. министром здравоохранения и социального развития Российской Федерации М.Ю. Зурабовым и Патриархом Московским и всея Руси Алексием II о сотрудничестве между Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации и Русской Православной Церковью)^,с. 148.].

Следует отметить несколько противеречивых моментов благотворительной деятельности религиозных организаций, хотя она в принципе считается позитивной для общества. Религиозные организации, предоставляя клиентам социальных служб материальные и духовные блага, оказывают неоценимую поддержку и помощь органам социальной защиты. Поэтому сегодня в сложившейся обстановке целесообразно принимать помощь религиозных организаций и призывать их к оказанию помощи. Но здесь можно столкнуться с проблемой следующего рода. Объектом социальной защиты являются в основном уязвимые группы населения, причем уязвимы они не только в материальном, но и в психологическом плане. Люди оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, женщины, дети, пожилые люди являются наиболее частыми жертвами тоталитарных сект и деструктивных религиозных культов. Если предположить,-что целью любой религиозной организации прямо или косвенно является увеличение числа адептов, то наиболее благоприятного случая как оказание благотворительной помощи может не представиться. Во избежании такого рода инцендентов следует увеличить внимание к религиозным организациям на этапе религиоведческой экспертизы, которая в свою очередь должна предшествовать регистрации любой религиозной организации. Решение проблемы лежит в сфере ограничения доступа ряда религиозных организаций, вызывающих сомнение, к объектам соци-

альной защиты, но при таком решении попираются принципы светского государства, для которого нет религиозных приоритетов и все конфессии равны. Равенство конфессий перед государством в сфере благотворительности можно поставить под сомнение, так как изучение вопросов взаимодействия государственных учреждений с религиозными организациями приводит к выводу о том, что взаимодействие заключается по большому счету во взаимодействии с Русской Православной Церковью. Это в свою очередь имеет свое объяснение. Во-первых, в России существует колоссальный опыт взаимодействия государства с РПЦ, особенно в вопросах благотворительной деятельности и помощи неимущим; во-вторых, большая часть населения причисляет себя к православным христианам; и, в-третьих, как уже было сказано выше, христианство и православие в том числе, занимает наиболее активную позицию по отношению к благотворительности, чем другие религии с идеологической точки зрения, т.е. благотворительность, в основе которого лежит милосердие, как мы ее понимаем в данном контексте, это скорее христианское понимание явления.

ЛИТЕРАТУРА

1. Социальная работа: Учеб. пособие/Под ред. Курбатова В.И. — Ростов- на -Дону: Феникс, 2003.

2. Шилов В. В. Религия в системе общечеловеческих ценностей и современность. // Развитие современного общества: основные тенденции и противоречия. Тез. докл. науч.-прак. конф. Пермь, 1991.

3. Ислам: словарь атеиста/ под общей редакцией Пиотровского М.Б. — М.: Политиздат, 1988.

4. Хамфриз К. Дзен-буддизм,- М.: Фаир-пресс, 2002.

5. Отчет о деятельность Kapитac//www.catholic.vladivostok.ru

6. О социальной концепции русского православия/ под общ.ред. М.П. Мчедлова; — М,: Республика, 2002.

7. Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997, № 39, ст. 4465.

8. Соглашение о сотрудничестве между Русской Православной Церковью и Министерством здравоохранения и социального развития// Служба коммуникации Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата/Луту.то8ра1.ги

Арзамазова Ю.П.

ВЛИЯНИЕ СТРЕССА НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РАБОТНИКОВ

Стресс универсален и распространен повсеместно. Несмотря на то, что чаще всего говорят о профессиональном стрессе, что закономерно в обществе, ориентированном на достижения, нет такой жизненной области, которая обладала бы «иммунитетом» к стрессу.

По определению Ганса Селье: «Стресс есть неспецифическая реакция организма на какие-либо требования». Он также поясняет, что хотя данные реакции сами по себе и не специфичны, «все они, однако, имеют нечто общее, а именно — они повышают необходимость заново приспосабливаться и неизбежность задействования адаптивных функций, которые снова должны привести все в норму». Далее Селье различает «эустресс» и «дистресс», подчеркивая разницу между приятным и целебным стрессом, и стрессом, который неприятен и может привести к болезни. Обобщая это определение, Селье добавляет: «…Стресс не является чем-то, чего нужно избегать. Тем более, что избежать его не возможно по определению… Полная свобода от стресса означает смерть». Сегодня, говоря о стрессе, чаще всего имеется в виду то, что Селье называл «дистресс». Под стрессом, при этом, понимается не столько реакция, сколько создающее его условие, которое иначе называют стрессором.

Причина стресса может представлять угрозу, как биологической цельности организма, так и психологическому статусу человека. На этом основании выделяют две группы стрессовых состояний — физиологический и психологический стресс. Физиологический стресс вызывают физические воздействия: это могут быть разного рода препятствия, а также сильные звуки, интенсивное освещение, повышенная температура воздуха, вибрация и т.д. Подготовка людей к противодействию таким стрессорам заключается в умении пользоваться защитными средствами, специальной тренировке в нагрузочных режимах работы, а также совершенствовании способов безопасности труда.

cyberleninka.ru

Основные виды благотворительных фондов | Благотворительный фонд «Родной дом»

Человеческая жизнь очень сложная, а в особенности она сложна для тех, кто не имеет достаточного финансового обеспечения для решения разного рода жизненных трудностей и проблем. В мире намного больше бедных людей, чем богатых. Именно поэтому и возникают благотворительные организации, которые помогают перераспределить и направить деньги в ту отрасль, где они жизненно необходимы.

Работники благотворительных фондов стараются помочь нуждающимся, направив собранные средства на помощь бедным. Почему-то денежный круговорот устроен так, что у кого-то перебор с финансами, а у кого-то, наоборот, острая нехватка средств. Так вот, появление таких структур, как благотворительные фонды и помогают урегулировать этот дисбаланс.

Во всех структурах и подразделениях финансовыми вопросами занимаются люди, так как роботам это не под силу. Добрые и инициативные люди находят единомышленников, создают группы небезразличных людей и действуют уже сообща. Такие группы принято объединять в благотворительные фонды, которые впоследствии будут заниматься всеми общественными вопросами вместе. Но не все фонды делают одну и ту же работу, вот поэтому и принято различать или специализировать благотворительные фонды в зависимости от направленности их работы.

Конечно же, существует много факторов, которые влияют на классификацию фондов. Давайте узнаем, какие виды фондов существуют. Классификация не может полностью охватить все разновидности фондов, учесть все малейшие нюансы в работе фондов, но вполне может внести ясность в понимание людей о работе и значении разных типов благотворительных фондов.

Коммерческие благотворительные фонды

Начнем знакомство с разновидностями с коммерческого благотворительного фонда. Здесь ситуация крайне сложная, так как в основе понятия «благотворительный фонд» лежит не коммерческая, а благотворительная деятельность организации, но так как фонд все-таки занимается распределением средств и решением финансовых вопросов, то он имеет право носить в своем названии коммерческий характер.

Только необходимо сделать небольшую поправку: коммерческие манипуляции позволено осуществлять не фондам, а организациям, занимающимся решением благотворительных вопросов и способствующим решению различных финансовых трудностей в людей. Также необходимо знать, что фонды не подразумевают наличие членов фонда: они должны иметь какое-либо имущество, а организация как раз и должна состоять из объединения людей-добровольцев.

Некоммерческие благотворительные фонды

Раз существуют коммерческие фонды, значит должны быть и фонды некоммерческого характера. Это значит, что большая часть всех существующих фондов относится именно к некоммерческим фондам. Все люди или же зарегистрированные юридические лица могут организовать благотворительный фонд, и здесь абсолютно не имеет значения, что это будет за фонд — публичный фонд или фонд частного вида, занимающийся благотворительностью.

Самое главное, чтобы люди объединили свою собственность, а имеющийся специальный орган управления, называемый попечительским советом, контролирует работу фонда и выполнение данных обязательств. Попечительский совет распределяет средства в те отрасли, которые максимально нуждаются в помощи.

Религиозные благотворительные фонды

Многие благотворительные организации основываются на базе различных религиозных организаций. К примеру, в России такой деятельностью занята Православная Русская Церковь. Конечно, и другие религиозные системы имеют право заниматься благотворительностью. Если благотворительная помощь производится в различных благотворительных организациях, то контролем этой помощи занимается соответственная структура, к чьей религии конкретная организация относится.

Публичные благотворительные фонды

Существует множество различных частных благотворительных фондов, они встречаются достаточно часто, но гораздо реже, чем публичные благотворительные фонды. Что же такое эти публичные фонды? Отличие публичных благотворительных фондов в том, что у них есть учредители (даже не один, а несколько). К публичным благотворительным фондам относят религиозные, различные медицинские учреждения, а также образовательные объединения.

Частные благотворительные фонды

Различные фонды (как благотворительные, так и другие) могут быть частными. Для того чтобы увидеть разницу, нужно просто понять, что все фонды, которые не являются публичными, называются частными.  Такой статус используется для налогового контроля. Основной смысл  заключается в том, что этим фондом кто-то руководит и финансирует за счет каких-то крупных источников, например, из государственных фондов.

Благотворительные фонды бывают оперативные и неоперативные

Частные фонды делят на оперативные и неоперативные фонды. Рассмотрим подробнее каждый вид. Оперативные фонды ведут работу, нацеленную на определенный результат. К примеру, подобные фонды помогают трудоустроить людей за счет какой-то программы.

Неоперативные фонды не работают на определенный результат. Они занимаются сбором средств финансирования для каких-либо нужд. Все взаимосвязано, так как такой нуждой является работа оперативного благотворительного фонда. Бывают транзитные неоперативные фонды. В таких фондах деньги не накапливаются на счетах фонда, а переводятся в те места, где эти средства нужны.

apifi.com

Что вы знаете о религиозной благотворительности?

Тина Канделаки, Сергей Проханов, Любовь Слиска, Ольга Свиблова, Максим Шевченко и другие известные люди отвечают на вопрос номера «Денег и Благотворительности».

Сергей Попов, председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций

Сергей Попов. Фото с сайта www.patriarchia.ru

На самом деле, это очень объемное понятие, потому что религиозная благотворительность имеет несколько составляющих. Во-первых, это благотворительность в пользу религиозных организаций, то есть пожертвования на строительство и убранство храмов, на создание всевозможных условий для помощи в организации воскресных школ и тому подобное. Во-вторых, это благотворительность, которую осуществляют сами религиозные организации, например, бесплатно обеспечивая питанием неимущих, создавая на собственные средства детские дома, приюты для тех, кто не имеет жилье, и вообще осуществляя массу подобных социальных проектов.

Что касается распространения веры, так это совершенно другое направление, которое называется миссионерством. Соответственно, к благотворительности это не имеет никакого отношения, и соединять это – значит, подменять одно понятие совершенно другим. Каждая конфессия самостоятельно подходит к вопросу миссионерской деятельности и самостоятельно занимается ею.

Могу с уверенностью сказать, что социальные программы РПЦ и других конфессий очень и очень эффективны. Ведь не случайно этой проблеме около года назад специально было посвящено заседание Совета при президенте России, на котором представители всех конфессий очень подробно рассказывали и о формах, и методах, и о примерах такой работы. Например, именно у церкви лучше и эффективнее всего получается бороться с наркоманией и алкоголизмом.

Вообще говоря, у каждой конфессии есть специальная социальная программа. Например, такой мощнейший документ есть у РПЦ. Такие же программы есть и у мусульман, и у протестантов, и у католиков, у буддистов. А вообще говоря, среди всех видов деятельности любой церкви социальное направление стоит на третьем месте. Первое — это, конечно, распространение веры и, собственно, работа с верующими. Во-вторых, это вопрос кадров. Что касается социального служения, так это тоже очень важное и серьезное направление. В качестве примера могу сказать следующее. В Подмосковье есть известный патриарший монастырь Оптина Пустынь. Так вот в летний период времени там ежедневно и бесплатно кормят более тысячи человек! Все мы должны понимать, насколько важна и серьезна роль религиозной благотворительности и та огромная работа, которая проводится РПЦ и другими конфессиями. А ведь некоторые факты такой работы просто поражают! Например, несколько лет назад в Перми на пожертвования построили специальный приют для бездомных и больных наркоманией. Мало того, там очень высокий результат лечения таких больных. Кстати, подобные деяния характерны для всех христианских церквей. Естественно, социальные программы есть и у мусульман. Эта конфессия тоже очень сильно работает, скажем, в том, что касается помощи детям и многодетным семьям. А вообще стоит только выехать в Подмосковье и просто поинтересоваться, как живет тот или иной храм. И можно узнать много интересного, например, то, что на все крупные религиозные праздники малоимущим семьям обязательно делаются подарки. Также проводятся всевозможные концерты, специальные мероприятия для детей, в том числе и при подготовке к новому учебному году. То есть постоянно идет многоплановая и многовекторная работа, причем, она ежегодно нарастает по всей стране и по объемам, и по масштабам. Когда мы обсуждали закон о социально ориентированных некоммерческих организациях, то приняли поправку, что религиозные организации тоже должны попадать под действие этого закона.

Михаил Ардов, протоирей

Михаил Ардов. Фото с сайта www.expert.ru

Настоящая религиозная благотворительность предполагает некие душевные порывы. Например, до революции в городах России не церковные иерархи, не попы и не православные предприниматели, а совершенно простые люди в первый день Пасхи посещали тюрьмы и приносили заключенным какое-то угощение, чтобы они тоже чувствовали и видели этот праздник. И это было очень свойственно православному русскому народу. Анна Ахматова говорила, что в России жалеют заключенных и пьяниц, а на Западе нет и тени этого. Думаю, что она имела в виду старую Россию, потому что для советского человека это уже перестало быть свойственным, и от заключенных они бегали, как от чумы. Видимо, советские люди боялись, что если они будут общаться с заключенными, то их могут тоже арестовать. А сейчас в России, к сожалению, сопоставимое число и заключенных, и православных. И тем не менее есть такие люди (и я даже знаю их), которые, что называется, действительно ударяются сердцем о чужое горе и хотят помогать. Боюсь, что в наше время все это большей частью связано с так называемым пиаром и некими рекламными акциями. Это сейчас пронизывает и все наше общество, и все церковные структуры.

Максим Шевченко, телеведущий, руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира

Максим Шевченко. Фото с сайта www.archipelag.ru

Сама природа христианской церкви заключается именно в том, чтобы творить благо. Поэтому мне кажется просто диким, когда отделяют какие-то специальные мероприятия от того, что является соприродным самой церкви. Природной задачей церкви органически и является именно то, что для других, скажем, для власти и бизнесменов не является обязательным. Если профинансировать детский дом или позаботиться о больных и неимущих является для представителя бизнеса актом благотворительности, то для церкви это обычное и естественное деяние, которое не надо особенно выделять и пиарить. Я знаю очень многих людей, кто, видимо, исходя из своего понимания православной веры, опекает детские дома, помогает больным людям и так далее. Но дико и странно смотрится другое: когда этого не делает церковь, скажем, не ухаживает за больными, не осуществляет опеку над психиатрическими лечебницами и детскими домами и так далее. Вот тогда-то и нужно говорить об этом! А когда церковь это делает, то так и должно быть. Чем же еще ей заниматься, как не этим?.. Однако церковь – это, прежде всего, люди. Это же не бизнес-организация и не политическая партия, и в ней нет такого единоначалия, какое есть в этих структурах. И, конечно, такая работа должна осуществляться на систематической основе: церковь, по крайней мере, в христианских регионах нашей страны может иметь право взять опеку над такими заведениями, которые раньше и назывались богоугодными попечительскими заведениями. Мне это кажется абсолютно правильным. В свое время Петр I обязал монастыри ухаживать за инвалидами, за ветеранами войн и за больными людьми, в том числе и помешанными.

Отвечая на ваш вопрос о том, чего больше в благотворительности – собственно, помощи сирым и неимущим или распространения своей веры, могу сказать следующее. Само понятие «благотворительность» по отношении к церкви звучит просто дико! Церковь сама по себе, по идее, является актом благотворительности. И кто сказал, что надо делать добро и оказывать людям помощь, стиснув зубы и не разговаривая с ними?.. Почему человек при этом, собственно говоря, не может проповедовать Христа или другую веру? По-моему, очень естественным является то, что христиане, оказывая помощь, говорят о христианстве.

Тина Канделаки, телеведущая, член Общественной палаты

Тина Канделаки. Фото с сайта www.kinopoisk.ru

По-моему, обсуждать некие благотворительные акции Русской православной церкви (скажем, когда ее представители недавно ездили помогать бомжам и тяжело больным), нужно не нам, простым мирянам, а тем, кому РПЦ действительно помогла. Но если такая акция была, это еще раз подчеркивает, что все мы равны перед Богом. В рамках объяснения, что такое «хорошо» и что такое «плохо» и что Бог помнит обо всех, подобные акции, конечно, правильны. А в рамках обсуждения того, что важнее – помогать тем, кто находится на самом дне социума, или тем, кто несколько повыше… Знаете, об этом говорить можно очень долго. Но, повторяю, не нам, простым мирянам…

Артем Тарасов, генеральный директор Института инноваций

Артем Тарасов. Фото с сайта www.bankir.ru

Что касается благотворительной помощи бомжам, тяжелобольным старикам, неимущим, сиротам и так далее, то этим занимается не только церковь. По-моему, благотворительность церкви всегда рассматривалась как организация помощь самим приходам, как развитие церквей, строительство храмов и тому подобное. В свое время я занимался одним очень интересным проектом, который очень успешно был реализован; кстати, мы это придумывали буквально с нуля. В Лондоне, был открыт русский женский монастырь, а началось это с того, что из РПЦ в помощь настоятелю английской православной церкви отцу Василию (англичанину) была послана матушка Феодосия. Именно она, обратившись ко мне, и решила открыть там женский монастырь. Я обратился в Союз православных предпринимателей, где, оказывается, работал бывший генеральный директор УПДК, а потом вышел на посла России в Англии.  Сначала мы решили открыть этот «филиал монастыря» в Доме приемов посла — просто посчитали удобным, потому что этот дом находится в 200 км от Лондона, а посол приезжал туда только два раза в год. Да и территория была впечатляющая  — 20 га! Но потом все-таки решили открыть его в другом месте, с которым, кстати, нам помог принц Чарльз. Вот мы и открыли его, причем, на деньги, собранные русской общиной православной церкви Англии. По-моему, это и была чистой воды благотворительность! Также благотворительностью в Англии занимался один из потомков Толстых, устраивая знаменитые ежегодные балы под названием «Война и мир» и собирая таким образом деньги для русской православной церкви, которая тогда, правда, была еще отделена от РПЦ. На эти деньги в лондонском районе районе Чизвик и была построена церковь. Кстати, это одна из самых красивых православных церквей Англии!

Кроме того, что на Западе благотворительность строится на личной активности граждан, там еще существует целый ряд так называемых фандрайзинговых компаний, которые  профессионально привлекают деньги в благотворительные проекты. К сожалению, подобная деятельность в России просто не существует; во всяком случае, я про нее не знаю. Эти организации имеют огромное количество технологий, направленных на то, чтобы направить деньги от богатых людей именно на благотворительность. Они и сотрудничают с Красным крестом, и осуществляют отдельные проекты помощи детям, и просто помогают в экстренных случаях, например, тем, кто не так давно пострадал от землетрясения в Китае. И, конечно, они работают и на церковь. То есть эти компании профессионально занимаются сбором денег, при этом, если нужно, иногда устраивая для привлечения средств даже какие-то шоу. Также в рамках существующего законодательства они используют еще какие-то специальные приемы, которые требуются, а потом адресно направляют собранные средства. На самом деле именно так в современном мире и осуществляется благотворительность. В свое время я тесно сотрудничал с нашей РПЦ, где существовала компания, которая устраивала различные выставки, оплачивала паломнические поездки христиан по всему миру, ремонтировала помещение для Патриарха и так далее. Также она издавала церковные книги и, конечно, занималась благотворительностью.

Там была матушка Елена — очень, кстати, продвинутая женщина, а компания эта располагалась в Донском монастыре, прямо в резиденции Патриарха. Матушка Елена собрала команду, которая называлась «Союз православных предпринимателей», куда пришло очень много людей из бизнеса. Их тогда благословил сам Алексий II, и, по-моему, они там работают до сих пор. Мало того, он потом и награждал их за то, что они помогали церкви. Кстати, матушка Елена просто мечтала найти фандрайзинговую компанию, которая нашла бы способы – как светские, так и церковные – по привлечению денег. И очень много людей на все это делали тогда свои пожертвования.

Ольга Свиблова, директор музея «Московский дом фотографии»

Ольга Свиблова. Фото с сайта www.snob.ru

Я знаю такую акцию – Пасхальный фестиваль Гергиева, и это мне очень нравится! Сама я не взаимодействую с церковью, но считаю, что она должна молиться. Вот и пусть молится, а для меня Господь живет в другом месте. Но есть волонтеры, которые работают во благо других, и, как говорится, бог им в помощь.

Любовь Слиска, заместитель председателя Госдумы

Любовь Слиска. Фото с сайта www.l-24.ru

Такой благотворительности очень много. Например, очень много приютов, куда могут пойти одинокие люди и где их всегда примут. Дома престарелых при монастырях называются богадельни, и я знаю очень много подобных богоугодных заведений, где монахи и монахини ухаживают за одинокими и беспомощными престарелыми людьми. И очень много людей спасается там от такого страшного состояния. Так же я знаю, что есть очень много приютов для детей, где они спасаются от своих страшных родителей. Сейчас церковь действительно уделяет этому очень большое и серьезное внимание. Церковь и благотворительная деятельность просто не разделимы. Церковь дает благо, и это естественно. Господь говорил: «Творите добро!» — вот церковь его и творит, потому что благо – это и есть добро. И еще. Я сама занимаюсь вопросами благотворительности и вижу, что сейчас она исходит от очень многих, даже от тех, кто сильно нагрешил в «лихие 90-е». Конечно, Бог взяток не берет, но те монастыри и храмы, на которые эти ребята дают деньги, все-таки останутся людям, и, может быть, на Божьем суде они и получат какое-то снисхождение.

Александр Проханов, писатель

Александр Проханов. Фото с сайта www.specletter.com

Прямая обязанность духовенства – опускаться в бараки к несчастным, немым и прокаженным. Это же Христова заповедь, и Христос всегда опускался к нищим, к обиженным судьбой, к неизлечимо больным и прокаженным и творил там свое чудо. Поэтому духовенство, которое должно повторять христову судьбу и христово дело, и идет в эти миазмы. Но не для того чтобы оказать некие услуги и, скажем, создать там более комфортное пребывание, а чтобы действительно спасти их, подать им руку и приподнять от безнадежности. То есть попытаться исцелить их духовным словом и делом. Именно так я и понимаю задачу церкви, которая идет в самые несчастные низы нашего бедного мира.

По-моему, церковное движение к обездоленным не имеет никакой иной цели, кроме духовной опеки и духовного окормления всеми забытых людей. Например, стало почти нормой то, что при монастырях создаются приюты для сирот, наркоманов, детей из сложных семей, причем это не афишируется и на этом не делают ни пиара, ни денег. То есть это входит в некий ритуал религиозного бытия и содержания. И если монастыри сейчас стали богатеть и у них появились излишки, то они их стали  тратить на … я не хочу сказать «благотворительность», — на помощь и на окормление обездоленных мира сего. И это хорошо.

philanthropy.ru

Филантропия конфессий: традиция и современность

Мазаччо. Смерть Анании и раздача милостыни. 1427 год

Традиции религиозной благотворительности ведут свое начало, пожалуй, с тех самых времен, когда благотворительность появляется как таковая. В священных текстах всех религий делам милосердия отводится особое место. С одной стороны, помощь тем, кто в ней нуждается, есть предписание или прямое требование в различных религиях и религиозных сообществах. Например, в иудаизме установлена даже мера постоянных отчислений в пользу бедных и несчастных – цдака, десятая часть дохода. Есть подобная норма и у мусульман, существовала она и во многих христианских общинах. С другой же стороны, благотворительность и милосердие для верующего человека есть глубоко личное действие, личное служение, которое не исчерпывается предписаниями и публичными общинно-религиозными требованиями.

Целительная сила милостыни

Современные религиозные благотворительные организации активно осваивают «светские» технологии: проектный подход, системную отчетность и т.п. Постепенно развивается взаимодействие и сотрудничество со светскими НКО. У них, разумеется, много общего: прежде всего забота о тех, кто нуждается в помощи.

Российское государство недавно уравняло в правах религиозных благотворителей со светскими: в новом законе о господдержке социально ориентированных НКО закреплено, что религиозные благотворительные организации могут на равных со светскими претендовать на получение государственной финансовой, имущественной и консультационной поддержки.

Религиозная благотворительность, тем не менее, имеет значительные отличия от светской. Они исходят из существенно разных внутренних оснований, у них разная философия, разное самоосмысление.

Во многом это определяется общими отличиями светской цивилизации и религии: цивилизация ориентирована на переустройство мира, религия же – на устроение души. Религиозная благотворительность – это, прежде всего, душеустроение самого благотворителя, а светская – изменение мира в соответствии с нормами культуры и цивилизации: улучшение стандартов и качества жизни, искоренение бедности, защита прав наиболее уязвимых социальных групп и т.д.

Религиозная и светская благотворительность могут быть похожи в своих конкретных формах, организационных схемах и т.п. Но значение и результаты сделанного переживаются и интерпретируются в разных системах координат.

В.О. Ключевский

Религиозный человек, например, считает, что нуждающиеся, несчастные, бедные и отверженные нужны ему, подающему и жертвующему, не меньше, чем он нужен им. Известный русский историк В.О. Ключевский в своей речи «Добрые люди Древней Руси» так говорил о христианском понимании благотворительности и милосердия:

«Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше нужна была самому нищелюбцу, чем нищему. Целительная сила милостыни полагалась не столько в том, чтобы утереть слезы страждущему, уделяя ему часть своего имущества, сколько в том, чтобы, смотря на его слезы и страдания, самому пострадать с ним, пережить то чувство, которое называется человеколюбием».

Этот лейтмотив существует и в других религиях. В буддизме, например (см. статью в этом номере), личному значению благотворительности также уделяется большое внимание: «Помогая людям и другим живым существам, буддисты улучшают свою карму».

И по мусульманским канонам помощь попавшему в беду — одна из форм религиозного служения, жертвоприношения.

Религиозные благотворители чаще, чем светские, обращают свое внимание на самых нуждающихся и несчастных, а иногда, в буквальном смысле, – отверженных обществом. Именно религиозные благотворительные организации в основном помогают бомжам и людям, нарушившим закон.

«Это люди, которых мы уже не можем судить. Они находятся на последней стадии нужды», – говорит о своих подопечных (бездомных инвалидах) главная сестра православной «Покровской общины» Галина Клишова.

«Внутри каждого бездомного живет человек», — вторит ей руководитель программы «Помощь бездомным» католической благотворительной организации «Каритас» в Москве Марина Перминова.

«Если все делается правильно, то Господь поможет»

Для религиозного сознания милосердие очевидным образом исходит от Бога. Это Он дает через человека и для человека. Практические, технические и экономические вопросы отходят для религиозной благотворительности на второй план — в определенном отношении, конечно.

Действительно благое дело, богоугодное дело, должно быть сделано и обязательно будет так или иначе сделано, найдет поддержку, несмотря ни на какие трудности или препятствия. Об этом свидетельствует, например, история Святого Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского, который, не боясь оскудения казны, кормил тысячи беженцев из Святой Земли: «Если все делается правильно, то Господь поможет».

Говорить об «оценке эффективности» религиозной благотворительности можно, лишь имея в виду эту особенность религиозного сознания. Поэтому «светская» оценка с позиций коммерческой или технической эффективности здесь будет явно недостаточна. Вот что говорит об этом протоиерей Аркадий Шатов: «Наша главная оценка успешности – приумножилась ли любовь или нет. Мы занимаемся благотворительной деятельностью и хотим, чтобы в сердцах тех, кому мы помогаем, было больше любви».

Понятно, что с точки зрения светского человека, да еще такого, который преимущественно ориентирован на «фиксацию конкретного результата», идея измерить «насколько больше стало любви» — нонсенс. Для религиозного же милосердия такая постановка вопроса вполне корректна.

Проблема «эффективности инвестиций» в религиозной благотворительности также обретает иную перспективу. Верующему человеку бессмысленно говорить, например, о том, что его помощь деньгами пьянице или профессиональному попрошайке «неэффективна» или тем более «вредна» — поскольку, мол, она поощряет паразитическое поведение. Одна из заповедей Христа: просящему у тебя – дай. Пути Господни неисповедимы…

Не совсем корректно, на наш взгляд, применять при оценке деятельности религиозных благотворительных организаций и индекс соотношения административных расходов и средств, направленных на «непосредственно благотворительные цели». Интересно, что трактовка минимизации административных расходов как показателя эффективности в последнее время серьезно ставится под сомнение и в светской благотворительности. Крупнейшие рейтинговые компании США, занимающиеся оценкой работы НКО, — Guidestar, Charity Navigator и три другие – вообще отказались от использования индекса административных расходов для определения их эффективности (эта тема подробно обсуждалась в прошлом номере журнала в статье «Необходимая роскошь»).

Все сказанное вовсе не отменяет того, что в рамках религиозной благотворительности может быть и совершенно практичный, экономный и хорошо организованный подход к делу. Существуют и четкие, ясные оценки работы: прописываются, например, структурированные программы реабилитации, критерий успешности которых — социализация подопечных, предполагается строгая и прозрачная отчетность и т.п. В религиозной благотворительности есть и «светская» составляющая – следует надеяться на поддержку благих дел свыше, но и самому не плошать.

Более того, здесь накоплен большой опыт, который высоко ценят европейские светские благотворители и социальные работники. Например, рекомендации католической благотворительной организации «Каритас» учитываются при составлении социальных программ Евросоюза.

Прозелитизм или Слово Божье?

Непосредственно денежные характеристики помощи не являются важнейшими для религиозного благотворителя и по другой причине. Для верующего познакомить человека со Словом Божьим – самая что ни на есть главная помощь. Она значительно важнее, чем помощь материальная. Атеисты, упрекая религиозных благотворителей в прозелитизме, часто недопонимают и недооценивают значимость Слова Божьего для них.

Есть форма религиозной благотворительности, в которой цель «открыть для человека религию» является главной. Это миссионерство. Однако другие виды религиозной благотворительной активности, как правило, не связывают получение помощи с обязательным «вхождением» в веру. Об этом говорят все религиозные лидеры, представленные в этом номере.

Российская благотворительность ислама и иудаизма, пожалуй, больше ориентирована на общину — религиозную и этническую. Но помощь этих религиозных организаций может получить и человек другой веры (или атеист) и национальности.

Приют села Салганы — на попечении мусульманского благотворительного фонда «Солидарность»

Например, обеды, организованные в мечетях, доступны для всех. А мусульманский фонд «Солидарность» оказывает медицинскую помощь тяжелобольным детям, независимо от их вероисповедания или национальности.

Федерация еврейских общин предлагает помощь пострадавшим от ксенофобских выходок, жертвам терактов и катастроф, поддерживает детские дома также вне национальных или религиозных рамок.

Интересен опыт поддержки буддистской благотворительной организации «Ганден Тендар Линг» семьи православного священника (см. статью на стр. 32).  Буддистские благотворители вообще открыты к сотрудничеству, организуя совместные проекты с самыми разными людьми и организациями. Например, в Элисте в 2009 году прошел благотворительный музыкальный фестиваль «Океан сострадания», в котором приняли участие исполнители этнической музыки стран и регионов распространения буддизма — Калмыкии, Бурятии, Тувы, Монголии и Тибета, а также группы «Аквариум» и «Сплин».

Христианские благотворительные организации также активно взаимодействуют с представителями других конфессий и религий и с атеистами. В католической  организации «Каритас» могут даже работать люди любого мировоззрения и вероисповедания – так написано в ее уставе. Главное, чтобы их сердца были открыты делам милосердия.

Православные благотворители перенимают опыт католических и протестантских организаций. Протоиерей Аркадий Шатов позитивно оценил, например, опыт социального служения Мальтийского ордена и говорил о необходимости сотрудничества с ним. Доброжелательный диалог был налажен между православными волонтерами и мормонами при работе в больнице, где трудятся и те и другие. Есть контакт у православных благотворителей и с диаспорой крымских татар. Он сложился, когда крымским мусульманам помогали возвратиться на родину.

Совместные добрые дела отодвигают существующие религиозные различия на задний план. Когда в каком-то начинании хотят участвовать добровольцы, у них не спрашивают «справку о крещении» или другой подобный документ. Вовлечение в благотворительность волонтеров, пусть даже и агностиков или атеистов, для верующего человека есть действие вполне религиозное: эти люди, пусть и не признавая каких-то догматов и не осуществляя традиционных обрядов, участвуют в творении Блага.

Другие статьи номера — здесь

«Деньги и благотворительность» №73 (2010) — скачать весь номер в .pdf (2,3 мг)

philanthropy.ru

Религиозные организации и проблемы благотворительности

13 февраля 2007 года в конференц-зале Торгово-промышленной палаты Республики Татарстан состоялось семинар-совещание «Благотворительная деятельность религиозных организаций», в котором приняли участие представители разных религиозных конфессий Казани.

В мероприятии приняли участие Государственный советник при Президенте РТ по социальным вопросам Татьяна Ларионова, заместитель министра социальной защиты РТ Гузалия Минкина, председатель правления ТПП РТ Шамиль Агеев, председатель Совета по делам религий при Кабинете Министров РТ Ринат Набиев, архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий, первый заместитель муфтия РТ Валиулла хазрат Якупов, настоятель Раифского Богородицкого мужского монастыря отец Всеволод и другие. Немецкую лютеранскую общину Казани представляли Вера Яковлевна Музафарова и Ольга Александровна Петрова.

Семинар проходил по инициативе самих религиозных организаций Республики Татарстан при поддержке Государственного советника при Президенте Республики Татарстан по социальным вопросам и Совета по делам религий. По мнению организаторов, целью семинара является совершенствование механизмов взаимодействия религиозных организаций, бизнес-сообщества и органов государственной власти по развитию благотворительности.

В своем выступлении Шамиль Агеев отметил, что в благотворительной деятельности органы государственной власти и представители религиозных конфессий должны стать своеобразными посредниками. Он отметил, что на сегодняшний день в республике насчитывается около 4000 благотворительных фондов, которые должны помогать сиротам, инвалидам, малоимущим семьям. Однако порой получается так, что некоторые фонды тратят больше средств на презентацию своей деятельности, чем на благотворительные мероприятия. Ш. Агеев высказал мнение, что адресная благотворительная помощь должна оказываться, в первую очередь, пожилым людям, инвалидам, малоимущим, а также предприятиям, где трудятся люди с ограниченными возможностями. В настоящее время такие предприятия поставлены в один ряд со всеми остальными. Ш. Агеев подчеркнул, что к предприятиям, на которых трудятся инвалиды, должен быть совершенно иной подход. Во всяком случае, высказал он мнение, «налогов они должны платить намного меньше». Особое внимание, отметил Ш. Агеев, должно уделяться воспитанникам детских домов, которых необходимо не только тщательно готовить к вступлению в самостоятельную взрослую жизнь, но и решать их жилищные проблемы.

Председатель Совета по делам религий Ринат Набиев отметил, что республике необходимо создание серьёзной законодательной базы для поддержки религиозных организаций в их благотворительной деятельности, кроме того, появилась возможность помочь им участвовать в социально значимых государственных проектах, направленных на развитие социальной сферы.

Рустам Гатауллин, руководитель благотворительного фонда Идель-хадж, рассказал о том, что в этом году запланированы три адресные программы: восстановление детского приюта, развитие Поволжского центра для мусульман, которые собираются совершить хадж, а также развитие религиозного образования.

Архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий высказал убеждение, что в основе мероприятий по благотворительности должна быть любовь к ближнему. Богоугодными делами, направленными на помощь всем страждущим, напомнил он, издревле занимались представители всех религиозных конфессий. В каждом храме, отметил он, есть перечень семей, в силу обстоятельств не имеющих возможности должным образом одеть своих детей, дать им достойное образование. Этим людям сейчас и необходима поддержка общества.

Архимандрит Всеволод, наместник Раифского монастыря, рассказал о благотворительной деятельности Раифского прихода, которая связана с оказанием помощи детям-сиротам, детям, попавшим в трудную ситуацию, а также заключённым. На территории Раифского монастыря существует детский корпус, где проживают 23 человека. Они посещают светскую школу. Важно отметить, что после окончания школы и отъезда из Раифы монастырь не оставляет своих воспитанников, а помогает им по-прежнему. Монастырь также привлекает к работе жителей близлежащих посёлков, таким образом, они получают возможность заработать. Не оставляют они без внимания и ветеранов Великой отечественной войны.

По словам Евгения Липакова, заведующего отделом Татарской энциклопедии АН РТ, почти каждый из благотворителей в наше время — религиозный человек, активный деятель своей общины. Таким образом, религиозная деятельность от благотворительности неотделима.

По материалам информационных агентств www.intertat.ru и www.tatarinform.ru

www.nd-rt.ru

1.2.2. Религиозные и благотворительные объединения : Некоммерческие организации

Религиозное объединение — это добровольное объединение граждан РФ, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории РФ, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей, что следует из ст. 6 Закона о религиозных объединениях.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях»; (далее — Закон о религиозных объединениях) религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.

Участники (члены) общественных и религиозных организаций не сохраняют права на переданное ими этим организациям в собственность имущество, в том числе на членские взносы. Следовательно, они не вправе требовать возврата внесенного взноса, а также получения дохода и части имущества после ликвидации организации.

Участники (члены) этих организаций не отвечают по обязательствам общественных и религиозных организаций, в которых участвуют в качестве их членов, одновременно указанные организации не отвечают по обязательствам своих членов.

Общественная организация может быть создана в форме благотворительной организации (ст. 7 Федерального закона от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»; далее — Закон о благотворительной деятельности).

Благотворительная организация вправе осуществлять благотворительную деятельность, направленную на достижение целей, ради которых она создана, а также благотворительную деятельность, направленную на достижение иных целей, предусмотренных Законом о благотворительной деятельности.

Реализуя создание материальных условий для благотворительных целей организация вправе учреждать хозяйственные общества. При этом участие благотворительной организации в хозяйственных обществах совместно с другими лицами в соответствии со ст. 12 Закона о благотворительной деятельности не допускается.

Все средства, полученные благотворительной организацией от осуществления предпринимательской деятельности в нарушение указанных выше условий, взыскиваются в доход местного бюджета по местонахождению благотворительной организации и подлежат использованию на благотворительные цели в порядке, определяемом муниципальными органами социальной защиты (ст. 20 Закона о благотворительной деятельности).

www.adhdportal.com

1.2.2. Религиозные и благотворительные объединения. Некоммерческие организации




Религиозное объединение — ϶ᴛᴏ добровольное объединение граждан РФ, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории РФ, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующими ϶ᴛᴏй цели признаками: вероисповедание, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание ϲʙᴏих последователей, что следует из ст. 6 Закона о религиозных объединениях.

В ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О ϲʙᴏбоде совести и религиозных объединениях»; (далее — Закон о религиозных объединениях) религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.

Участники (члены) общественных и религиозных организаций не сохраняют права на переданное ими данным организациям в собственность имущество, в т.ч. на членские взносы. Следовательно, они не вправе требовать возврата внесенного взноса, а также получения дохода и части имущества после ликвидации организации.

Участники (члены) данных организаций не отвечают по обязательствам общественных и религиозных организаций, в кᴏᴛᴏᴩых участвуют в качестве их членов, одновременно указанные организации не отвечают по обязательствам ϲʙᴏих членов.

Общественная организация может быть создана в форме благотворительной организации (ст. 7 Федерального закона от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»; далее — Закон о благотворительной деятельности).

Благотворительная организация вправе осуществлять благотворительную деятельность, направленную на достижение целей, ради кᴏᴛᴏᴩых она создана, а также благотворительную деятельность, направленную на достижение иных целей, предусмотренных Законом о благотворительной деятельности. Материал опубликован на http://зачётка.рф

Реализуя создание материальных условий для благотворительных целей организация вправе учреждать хозяйственные общества. При ϶ᴛᴏм участие благотворительной организации в хозяйственных обществах совместно с другими лицами в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии со ст. 12 Закона о благотворительной деятельности не допускается.

Все средства, полученные благотворительной организацией от осуществления предпринимательской деятельности в нарушение указанных выше условий, взыскиваются в доход местного бюджета по местонахождению благотворительной организации и подлежат использованию на благотворительные цели в порядке, определяемом муниципальными органами социальной защиты (ст. 20 Закона о благотворительной деятельности).

Пользовательское соглашение:
Интеллектуальные права на материал — Некоммерческие организации — С.Ю. Матвеев. принадлежат её автору. Данное пособие/книга размещена исключительно для ознакомительных целей без вовлечения в коммерческий оборот. Вся информация (в том числе и «1.2.2. Религиозные и благотворительные объединения») собрана из открытых источников, либо добавлена пользователями на безвозмездной основе.
Для полноценного использования размещённой информации Администрация проекта Зачётка.рф настоятельно рекомендует приобрести книгу / пособие Некоммерческие организации — С.Ю. Матвеев. в любом онлайн-магазине.

Тег-блок: Некоммерческие организации — С.Ю. Матвеев., 2015. 1.2.2. Религиозные и благотворительные объединения.

xn--80aatn3b3a4e.xn--p1ai

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о