Абсолютное право и относительное: Абсолютные и относительные правоотношения — Студопедия

Содержание

Абсолютные и относительные правоотношения — Студопедия

 

Абсолютными называются такие правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанных субъектов. Например, правоотношения, имеющие место между собственником и всеми третьими лицами. В этих правоотношениях праву собственника корреспондируют обязанности неопределенного круга лиц не нарушать данные права. [8] Поэтому эти права абсолютны со стороны управомоченных лиц, а обязанности, коррелирующие им, являются общерегулятивными и принадлежащими каждому правосубъектному лицу.

Относительными называются гражданские правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит строго определенное обязанное лицо. Круг относительных гражданских правоотношений весьма широк. Он включает в себя обязательственные правоотношения, в том числе правоотношения по передаче в пользование произведений, изобретений; правоотношения по реализации мер гражданско-правовой защиты и т.д. В таких правоотношениях обе стороны строго определены. Их права и обязанности взаимно корреспондируют, то есть каждая сторона правоотношения имеет права и обязанности строго относительно друг друга. Поэтому они и именуются относительными правоотношениями.

Для относительных правоотношений характерна сложная, системная структура содержания. Ядро содержания относительных правоотношений составляют основные права и обязанности сторон. Но вместе с ними в их содержание входят права и обязанности сторон, определяющие порядок осуществления основных прав и исполнения основных обязанностей сторон.


Практическое разграничение абсолютных и относительных правоотношений состоит в том, что при нарушении абсолютного права меры защиты и ответственности могут быть применены к любому нарушителю, а при нарушении относительного права может отвечать только строго определенное лицо, обязанное своими действиями удовлетворять интересы управомоченного. При этом в законодательстве формируется два блока гражданско-правовых мер защиты – один предназначенный для защиты абсолютных прав, другой – для защиты относительных прав. [14]

 

Имущественные и неимущественные правоотношения

 

Правоотношения имущественного характера имеют свои объектом материальные блага (имущество) и отражают:

1) Либо принадлежность имущества (вещного права на него) определенному лицу (правоотношения собственности, правоотношения по поводу ограничения вещных прав – сервитутов, хозяйственного ведения, оперативного управления и т.д.)


2) Либо переход имущества (по договору, в порядке наследования, возмещения вреда и т.д.)

Правоотношения, объектами которых являются результаты интеллектуальной деятельности, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, именуются личными неимущественными.

Практическое разграничение имущественных и неимущественных правоотношений состоит, в частности, в следующем. При нарушении прав и обязанностей, составляющих содержание имущественных правоотношений, к нарушителю применяются санкции имущественного характера. При нарушении неимущественных прав и обязанностей к правонарушителю, помимо имущественных мер, обычно применяются иные специфические меры правоохранительного характера: признание авторского права контрафактным, арест имущества, произведенного с нарушением исключительных прав патентообладателя и т.п. С помощью указанных мер производится обособление соответствующего результата творческой деятельности как объекта товарного оборота. [7]

 

Вещные и обязательственные правоотношения

 

Вещные правоотношения – правоотношения, фиксирующие статику имущественного положения субъектов. В них за управомоченным субъектом закрепляется возможность непосредственного воздействия на вещь и право отражения любых посягательств на нее со стороны третьих лиц. Вещные права носят абсолютный характер и являются юридическим основанием власти субъекта над вещью. К вещным правам наряду с правом собственности относят право пожизненного наследуемого владения земельным участком, сервитуты, право хозяйственного ведения имуществом, право оперативного управления имуществом, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком и некоторые другие.

Обязательственные правоотношения – правоотношения, опосредующие динамику имущественных отношений. В них управомоченный субъект обладает лишь правом требовать от обязанного лица передачи имущества, выполнения работ, оказания услуг, создания и передачи продуктов интеллектуальной деятельности и т.п. В обязательственных отношениях имущество находится во власти должника, а не во власти управомоченного лица – кредитора.

Практическое значение разграничения вещных и обязательственных правоотношений состоит в следующем. В вещных правоотношениях управомоченный субъект своим действиями по осуществлению права непосредственно, без содействия обязанных лиц удовлетворяет свои интересы за счет вещи. Лицо, обладающее обязательственным правом требования, может удовлетворить свой интерес к имуществу только через действия обязанного лица по исполнению обязанности. Поэтому признается, что вещное право — осуществленное право на вещь, а право требования – осуществимое право на имущество. [13]

абсолютные и относительные права (цифровая практика и немного теории)

Начну с ситуации, с которой столкнулся недавно. Компания Apple предупредила меня, что больше не будет мне продавать контент, если я не обновлю свою операционную систему — а она называется Windows и поставляется компанией Microsoft. Сделала она это так (копию материала в виде файла на всякий случай прилагаю). Казалось бы, всё просто, не будет продавать, так не будет, в конце концов, продавец может формулировать условия, на которых собирается продавать мне свой товар. Разумеется, если не нарушается антимонопольное законодательство, но сейчас не об этом… Если я не готов выполнять условия продавца, то не смогу приобрести товар, но могу пойти к другому продавцу. Вроде бы, азбучная истина, если только не учитывать одного обстоятельства.

У компании Apple я приобрёл до этого довольно много контента — книг, музыки, фильмов, компьютерных программ и т.п. — причём значительная часть его, даже если она когда-то скачивалась, сейчас на моих материальных носителях не находится (объём их памяти для этого слишком мал), а «лежит» в «облаке». Не буду употреблять термин «хранится», потому что, скорее всего, это не хранение в классическом смысле. Цифровой контент из облака я могу в любое время «скачать» на свой материальный носитель. Именно в этом смысле я «купил» его, став «собственником», точнее, носителем некоего абсолютного права. Но купил ли я его и так ли уж моё право абсолютно, как, казалось бы, должно следовать из традиционных положений гражданского права о правах собственности и купле-продаже вещей?

Допустим, я, как собственник вещи, имею на неё абсолютное право и при продаже переношу это право на покупателя. Всё красиво, как будто по Гегелю. Сложности начинаются, когда вещи в целях правового регулирования начинают становится объектом других прав. Сначала это были вещные и обязательственные права, потом интеллектуальные (исключительные) права, сейчас иные относительные права. Возникает проблема конкуренции прав, предполагающая, что нужно выбрать из них какое-то одно, приоритетное, тогда как специальные правила выбора часто не формулируются. И здесь начинают строиться самые причудливые обоснования, чтобы заполнить имеющиеся пробелы. Человек, хорошо знакомый с историей гражданского права, может вспомнить немало подобных конструкций. Но вернёмся к цифровым активам…

Первоначально, когда появились первые авторские права, удавалось более-менее чётко разграничивать объекты абсолютного права собственности и авторского права. Например, напечатанная книга принадлежит её собственнику, который может свободно ею распоряжаться, а авторские (исключительные) права, по сути, регламентируют создание новых объектов с использованием таких прав. Так продолжалось до тех пор, пока исключительные права овеществлялись в материальном носителе, воспроизведение которого его собственником было невозможно или затруднено в той степени, что делало его экономически невыгодным. Конечно, всегда можно допечатать тираж книги или выпустить новые диски, но такой контрафакт можно было отследить и привлечь к ответственности нарушителя.

Поворотный момент наступил, когда объекты авторских (исключительных) прав стали размещаться на цифровых носителях, которые позволяли собственникам воспроизводить их без особых затрат (самостоятельно, и точно, без изъянов, копировать, публиковать и передавать другим лицам). Возникла угроза утраты исключительными правами их регулятивной функции, состоящей в том, чтобы обеспечивать интересы правообладателей при последующем использовании тех же произведений. Говоря о цифровых носителях, я имею ввиду носители как физические (телесные), но с цифровым контентом, так и виртуальные. Последние появились позже, но запреты копирования иначе чем в личных целях появились уже применительно к физическим носителям.

С тех пор угроза исключительным правам только усилилась в связи с Интернетом, обеспечившим свободный доступ к цифровым носителям. Гражданский оборот очень обширен и многообразен, и за всеми действиями участников не уследить, несмотря на запрет копирования иначе, чем в личных целях. Очень высоки издержки контроля… Поэтому правообладателями постоянно изобретаются всё новые и новые способы защиты цифрового контента от неразрешённого использования. И компания Apple в этом смысле не исключение.

Когда я прочитал те новые правила, о которых я упоминал, меня пронзила одна мысль. Традиционно все считают, что, покупая фильм или аудиозапись, я становлюсь собственником материального носителя, то есть обладателем абсолютного права (отложим пока в сторону дискуссию о правах вещных). Так вот, если цифровой контент не находится на материальном (телесном) носителе, то право на него лишь с большой натяжкой можно считать абсолютным. Это право зависит от лица, эксплуатирующего цифровой носитель, с которым меня связывает конкретная и довольно прочная относительная связь.

Возьмём, к примеру, компанию Apple. Если я не обновлю программное обеспечение, то лишусь возможности использовать цифровой контент, который «хранится в облаке», в том числе скачать его для личного пользования. Он для меня «пропал» …, хотя то, что находится на моих собственных носителях (жестких дисках, флэшках, мобильных устройствах), продолжает оставаться моим. С видео, скорее всего, ещё сложнее. Даже если я скачал его на свой носитель, есть риск лишиться возможности пользоваться и им, поскольку будет невозможной синхронизация устаревшей программы с онлайн-магазином. Ведь фильмы в формате компании Apple могут проигрываться только при помощи её программ. А я возможности их использовать я лишаюсь. В связи с этим возник вопрос: что же я купил (приобрёл) и какое право на него у меня имеется. Это право абсолютно или относительно, и как оно соотносится с исключительным правом на интеллектуальный продукт?

Напрашивается самое простое решение: никакого абсолютного права на цифровой контент у пользователя в данном случае нет. Единственное, что у него имеется — относительное право, приобретённое на основании лицензионного договора с правообладателем. Однако сразу же возникает проблема разных правовых режимов для физических (телесных) и виртуальных носителей. Первые принадлежат их обладателям на праве собственности (или ином вещном праве) и могут быть отчуждены третьим лицам вместе с воплощёнными в них исключительными правами. Вторые принадлежат их обладателям на основании лицензионного договора и должны отчуждаться путём уступки. В частности, их отчуждение третьим лицам может быть попросту запрещено, что ограничивает объём возможностей обладателей цифровых носителей. Получается, что объекты по сути одни и те же, а объём прав на них различается.

Далее непонятно, в чём различие между двумя опциями, которые предлагает компания Apple, а именно, «купить» фильм или взять его напрокат, купить песню (альбом) или подписаться на Apple Music, когда ты можешь слушать любую музыку, но только в течение определённого оплаченного периода. Во всех случаях предоставляется право пользоваться соответствующим произведением, только на разных условиях. Лишь при покупке песни (альбома) приобретатель фактически имеет возможность распорядиться ею, поскольку она находится на её носителе (хотя юридической возможности распоряжения в коммерческих целях не имеет). Также фактическая возможность распоряжения имеется при продаже гаджета Apple в целом, на котором размещён цифровой контент. Приобретатель при определённых условиях может этим контентом воспользоваться.

Наконец, эта «простая» конструкция лишает свойства абсолютности право приобретателя контента, если, конечно, это свойство не сводить лишь к защите. Ведь те правомочия, которые обладатель исключительного права прямо не передал, считаются не переданными. С продажей такая конструкция имеет мало общего, если только не вести речь об отчуждении исключительного права в полном объёме, чего в подавляющем большинстве случаев не происходит. Неисключительная лицензия абсолютного права, скорее всего, не даёт. Но ведь способность к отчуждению есть и у относительного права, только возникает она при определенных условиях.

Относительные права могут быть дифференцированы на способные и не способные к отчуждению. Первые уже, чем абсолютные права, но отличаются от вторых. Значит, есть некая часть или сгусток, в котором и состоит это отличие. Можно назвать его также особым правом, позволяющим дифференцировать относительные права. С этой точки зрения интересно определить, где же проходит граница между абсолютными и относительными правами применительно к цифровому контенту Apple. Попробуем порассуждать.

Мне кажется, музыка, которую я «купил» и скачал, принадлежит мне на абсолютном праве, подобном праву собственности. Музыка и фильмы «в облаке» — на относительном праве. Промежуточное положение занимают фильмы, которые я скачал. Их нельзя использовать без программного обеспечения Apple, поэтому относительного в праве на них больше, чем абсолютного. Фильмы, конечно, можно «декомпилировать», но это будет незаконно. Такая картина ярко иллюстрирует тот факт, что деление прав на абсолютные и относительные не строится по принципу «чёрное — белое». Если использовать цветовую аллегорию, то есть разные оттенки серого, то есть даже в самом абсолютном праве есть элемент относительности.

Расположив разные права на линейке от относительного к абсолютному, мы получим довольно много градаций (точек), каждая из которых будет чем-то отличаться от другой. С точки зрения теории такая классификация, возможно, красива, однако для практики она будет бесполезной. Поэтому гражданское законодательство не связывает с ней каких-либо практических последствий. Хорошо это или плохо? На мой взгляд, плохо. Отсутствие практических последствий для отнесения того или иного субъективного права к определённой категории не позволяет использовать такой приём, как легальная экономия, позволяющий не повторять детальных правил применительно к каждому из прав. И наиболее сильно это проявляется в отношении так называемых новых, недавно появившихся, конструкций.

Многим уже набили оскомину споры о биткойнах или блокчейне, а ведь природа данных явлений могла бы быть познана гораздо легче, если бы мы атрибутировали их применительно к абсолютным и относительным правам. А уж про «цифровые» права я и не говорю… Ещё раньше это были споры о правовой природе аккаунтов в социальных сетях, прав на доменные имена. И эти споры крутились вокруг понятий абсолютных и относительных прав. Продолжает вызывать дискуссии существование относительных вещных прав. Да и в целом, если какая-то классификация существует в доктрине, то она в значительной мере лишается своей ценности, если её нельзя применить на практике. Даже деление прав на вещные и обязательственные имеет определённые последствия, связанные в основном со способами их защиты.

Однако закрепление легальных критериев разграничения абсолютных и относительных прав методологически осложнено тем, что в доктрине это разграничение — классическая дихотомия, а в жизни есть много разновидностей, «оттенков серого». Если использовать такой критерий как противопоставимость прав третьим лицам, то выяснится, что противопоставимо любому третьему лицу только право собственности на материальную (телесную) вещь, да и то здесь имеются исключения. Ограниченные вещные права условно противопоставимы третьим лицам, кроме собственника. Противопоставимы третьим лицам (имеют отражённое действие) и многие обязательственные права, причём в разной степени. Точно такой же вывод можно получить, если для деления прав на абсолютные и относительные использовать критерий защиты (защита от любого третьего лица или только от контагента) или критерий прав на свои (для абсолютных) или на чужие (для относительных) действия.

На линейке субъективных прав все они располагаются между абсолютным и относительным полюсами, поэтому для практического использования этой классификации необходимо найти и закрепить в законе точку (критерий) их разграничения. Возьмём в качестве примера те же самые музыку и фильмы, распространяемые компанией Apple. Если я купил компакт-диск с музыкой или фильмами, то я стал его собственником, и в любой момент могу его продать. Однако моё право распоряжения не беспредельно. Судебная практика обычно запрещает такие способы распоряжения, при которых нарушаются исключительные права (например, право на воспроизведение, когда диск временно предоставляется в пользование для копирования его цифрового контента).

Если я «купил» музыку в цифровом формате и скачал её на свой материальный носитель, ситуация мало чем отличается от покупки компакт-диска. Право распоряжения им сохраняется, но запрещаются такие способы распоряжения, которые противоречат исключительным правам. Напротив, если я приобрёл право слушать музыку или смотреть фильм, размещённый на материальных носителях другого лица, «в облаке», то возможности распорядиться полученным правом у меня нет, если я не могу этот контент скачать. Наконец, в случае с фильмами я могу их скачать на свой носитель, но лишён возможности смотреть их без наличия программного обеспечения и аккаунта Apple, a значит, и возможности распорядиться ими у меня тоже нет.

Выходит, что точкой (критерием) разграничения прав абсолютных и относительных на цифровой контент является возможность распоряжения им без помощи контрагента по договору, который это право предоставил. Если же контрагент продолжает технологически или юридически «привязывать» вас к себе, то ваше право на контент продолжает быть относительным. Любопытно, что предлагаемый критерий работает и применительно к обычным обязательственным правам, которые многие авторы целиком считают относительными. Абсолютными будут любые требования, которыми можно распорядиться без согласия должника.

Правда, при таком подходе перестаёт работать концепция В.К. Райхера, согласно которой деление прав на вещные и обязательственные не нужно, поскольку это всего лишь частный случай деления прав на абсолютные и относительные. Вещное право, по мнению В.К. Райхера, – это абсолютное право, объектом которого является вещь. Если же абсолютными и относительными могут быть как вещные, так и обязательственные права, то последнее деление приобретает самодостаточный характер, а регулирование становится более утончённым. И можно спокойно обойтись без конструирования какого-то отдельного абсолютного права распоряжения обязательственными правами (не происходит нарушения правила «бритвы Оккама»).

И наконец, как вишенка на торте, блокчейн — это такая технология, которая стремится превратить права на цифровой контент из относительных в абсолютные, избавив их от субъективного фактора, связанного с лицом, его предоставившим, путём их фиксации на множестве носителей, принадлежащих разным лицам.

абсолютные и относительные права (цифровая практика и немного теории)

Начну с ситуации, с которой столкнулся недавно. Компания Apple предупредила меня, что больше не будет мне продавать контент, если я не обновлю свою операционную систему — а она называется Windows и поставляется компанией Microsoft. Сделала она это так (копию материала в виде файла на всякий случай прилагаю). Казалось бы, всё просто, не будет продавать, так не будет, в конце концов, продавец может формулировать условия, на которых собирается продавать мне свой товар. Разумеется, если не нарушается антимонопольное законодательство, но сейчас не об этом… Если я не готов выполнять условия продавца, то не смогу приобрести товар, но могу пойти к другому продавцу. Вроде бы, азбучная истина, если только не учитывать одного обстоятельства.

У компании Apple я приобрёл до этого довольно много контента — книг, музыки, фильмов, компьютерных программ и т.п. — причём значительная часть его, даже если она когда-то скачивалась, сейчас на моих материальных носителях не находится (объём их памяти для этого слишком мал), а «лежит» в «облаке». Не буду употреблять термин «хранится», потому что, скорее всего, это не хранение в классическом смысле. Цифровой контент из облака я могу в любое время «скачать» на свой материальный носитель. Именно в этом смысле я «купил» его, став «собственником», точнее, носителем некоего абсолютного права. Но купил ли я его и так ли уж моё право абсолютно, как, казалось бы, должно следовать из традиционных положений гражданского права о правах собственности и купле-продаже вещей?

Допустим, я, как собственник вещи, имею на неё абсолютное право и при продаже переношу это право на покупателя. Всё красиво, как будто по Гегелю. Сложности начинаются, когда вещи в целях правового регулирования начинают становится объектом других прав. Сначала это были вещные и обязательственные права, потом интеллектуальные (исключительные) права, сейчас иные относительные права. Возникает проблема конкуренции прав, предполагающая, что нужно выбрать из них какое-то одно, приоритетное, тогда как специальные правила выбора часто не формулируются. И здесь начинают строиться самые причудливые обоснования, чтобы заполнить имеющиеся пробелы. Человек, хорошо знакомый с историей гражданского права, может вспомнить немало подобных конструкций. Но вернёмся к цифровым активам…

Первоначально, когда появились первые авторские права, удавалось более-менее чётко разграничивать объекты абсолютного права собственности и авторского права. Например, напечатанная книга принадлежит её собственнику, который может свободно ею распоряжаться, а авторские (исключительные) права, по сути, регламентируют создание новых объектов с использованием таких прав. Так продолжалось до тех пор, пока исключительные права овеществлялись в материальном носителе, воспроизведение которого его собственником было невозможно или затруднено в той степени, что делало его экономически невыгодным. Конечно, всегда можно допечатать тираж книги или выпустить новые диски, но такой контрафакт можно было отследить и привлечь к ответственности нарушителя.

Поворотный момент наступил, когда объекты авторских (исключительных) прав стали размещаться на цифровых носителях, которые позволяли собственникам воспроизводить их без особых затрат (самостоятельно, и точно, без изъянов, копировать, публиковать и передавать другим лицам). Возникла угроза утраты исключительными правами их регулятивной функции, состоящей в том, чтобы обеспечивать интересы правообладателей при последующем использовании тех же произведений. Говоря о цифровых носителях, я имею ввиду носители как физические (телесные), но с цифровым контентом, так и виртуальные. Последние появились позже, но запреты копирования иначе чем в личных целях появились уже применительно к физическим носителям.

С тех пор угроза исключительным правам только усилилась в связи с Интернетом, обеспечившим свободный доступ к цифровым носителям. Гражданский оборот очень обширен и многообразен, и за всеми действиями участников не уследить, несмотря на запрет копирования иначе, чем в личных целях. Очень высоки издержки контроля… Поэтому правообладателями постоянно изобретаются всё новые и новые способы защиты цифрового контента от неразрешённого использования. И компания Apple в этом смысле не исключение.

Когда я прочитал те новые правила, о которых я упоминал, меня пронзила одна мысль. Традиционно все считают, что, покупая фильм или аудиозапись, я становлюсь собственником материального носителя, то есть обладателем абсолютного права (отложим пока в сторону дискуссию о правах вещных). Так вот, если цифровой контент не находится на материальном (телесном) носителе, то право на него лишь с большой натяжкой можно считать абсолютным. Это право зависит от лица, эксплуатирующего цифровой носитель, с которым меня связывает конкретная и довольно прочная относительная связь.

Возьмём, к примеру, компанию Apple. Если я не обновлю программное обеспечение, то лишусь возможности использовать цифровой контент, который «хранится в облаке», в том числе скачать его для личного пользования. Он для меня «пропал» …, хотя то, что находится на моих собственных носителях (жестких дисках, флэшках, мобильных устройствах), продолжает оставаться моим. С видео, скорее всего, ещё сложнее. Даже если я скачал его на свой носитель, есть риск лишиться возможности пользоваться и им, поскольку будет невозможной синхронизация устаревшей программы с онлайн-магазином. Ведь фильмы в формате компании Apple могут проигрываться только при помощи её программ. А я возможности их использовать я лишаюсь. В связи с этим возник вопрос: что же я купил (приобрёл) и какое право на него у меня имеется. Это право абсолютно или относительно, и как оно соотносится с исключительным правом на интеллектуальный продукт?

Напрашивается самое простое решение: никакого абсолютного права на цифровой контент у пользователя в данном случае нет. Единственное, что у него имеется — относительное право, приобретённое на основании лицензионного договора с правообладателем. Однако сразу же возникает проблема разных правовых режимов для физических (телесных) и виртуальных носителей. Первые принадлежат их обладателям на праве собственности (или ином вещном праве) и могут быть отчуждены третьим лицам вместе с воплощёнными в них исключительными правами. Вторые принадлежат их обладателям на основании лицензионного договора и должны отчуждаться путём уступки. В частности, их отчуждение третьим лицам может быть попросту запрещено, что ограничивает объём возможностей обладателей цифровых носителей. Получается, что объекты по сути одни и те же, а объём прав на них различается.

Далее непонятно, в чём различие между двумя опциями, которые предлагает компания Apple, а именно, «купить» фильм или взять его напрокат, купить песню (альбом) или подписаться на Apple Music, когда ты можешь слушать любую музыку, но только в течение определённого оплаченного периода. Во всех случаях предоставляется право пользоваться соответствующим произведением, только на разных условиях. Лишь при покупке песни (альбома) приобретатель фактически имеет возможность распорядиться ею, поскольку она находится на её носителе (хотя юридической возможности распоряжения в коммерческих целях не имеет). Также фактическая возможность распоряжения имеется при продаже гаджета Apple в целом, на котором размещён цифровой контент. Приобретатель при определённых условиях может этим контентом воспользоваться.

Наконец, эта «простая» конструкция лишает свойства абсолютности право приобретателя контента, если, конечно, это свойство не сводить лишь к защите. Ведь те правомочия, которые обладатель исключительного права прямо не передал, считаются не переданными. С продажей такая конструкция имеет мало общего, если только не вести речь об отчуждении исключительного права в полном объёме, чего в подавляющем большинстве случаев не происходит. Неисключительная лицензия абсолютного права, скорее всего, не даёт. Но ведь способность к отчуждению есть и у относительного права, только возникает она при определенных условиях.

Относительные права могут быть дифференцированы на способные и не способные к отчуждению. Первые уже, чем абсолютные права, но отличаются от вторых. Значит, есть некая часть или сгусток, в котором и состоит это отличие. Можно назвать его также особым правом, позволяющим дифференцировать относительные права. С этой точки зрения интересно определить, где же проходит граница между абсолютными и относительными правами применительно к цифровому контенту Apple. Попробуем порассуждать.

Мне кажется, музыка, которую я «купил» и скачал, принадлежит мне на абсолютном праве, подобном праву собственности. Музыка и фильмы «в облаке» — на относительном праве. Промежуточное положение занимают фильмы, которые я скачал. Их нельзя использовать без программного обеспечения Apple, поэтому относительного в праве на них больше, чем абсолютного. Фильмы, конечно, можно «декомпилировать», но это будет незаконно. Такая картина ярко иллюстрирует тот факт, что деление прав на абсолютные и относительные не строится по принципу «чёрное — белое». Если использовать цветовую аллегорию, то есть разные оттенки серого, то есть даже в самом абсолютном праве есть элемент относительности.

Расположив разные права на линейке от относительного к абсолютному, мы получим довольно много градаций (точек), каждая из которых будет чем-то отличаться от другой. С точки зрения теории такая классификация, возможно, красива, однако для практики она будет бесполезной. Поэтому гражданское законодательство не связывает с ней каких-либо практических последствий. Хорошо это или плохо? На мой взгляд, плохо. Отсутствие практических последствий для отнесения того или иного субъективного права к определённой категории не позволяет использовать такой приём, как легальная экономия, позволяющий не повторять детальных правил применительно к каждому из прав. И наиболее сильно это проявляется в отношении так называемых новых, недавно появившихся, конструкций.

Многим уже набили оскомину споры о биткойнах или блокчейне, а ведь природа данных явлений могла бы быть познана гораздо легче, если бы мы атрибутировали их применительно к абсолютным и относительным правам. А уж про «цифровые» права я и не говорю… Ещё раньше это были споры о правовой природе аккаунтов в социальных сетях, прав на доменные имена. И эти споры крутились вокруг понятий абсолютных и относительных прав. Продолжает вызывать дискуссии существование относительных вещных прав. Да и в целом, если какая-то классификация существует в доктрине, то она в значительной мере лишается своей ценности, если её нельзя применить на практике. Даже деление прав на вещные и обязательственные имеет определённые последствия, связанные в основном со способами их защиты.

Однако закрепление легальных критериев разграничения абсолютных и относительных прав методологически осложнено тем, что в доктрине это разграничение — классическая дихотомия, а в жизни есть много разновидностей, «оттенков серого». Если использовать такой критерий как противопоставимость прав третьим лицам, то выяснится, что противопоставимо любому третьему лицу только право собственности на материальную (телесную) вещь, да и то здесь имеются исключения. Ограниченные вещные права условно противопоставимы третьим лицам, кроме собственника. Противопоставимы третьим лицам (имеют отражённое действие) и многие обязательственные права, причём в разной степени. Точно такой же вывод можно получить, если для деления прав на абсолютные и относительные использовать критерий защиты (защита от любого третьего лица или только от контагента) или критерий прав на свои (для абсолютных) или на чужие (для относительных) действия.

На линейке субъективных прав все они располагаются между абсолютным и относительным полюсами, поэтому для практического использования этой классификации необходимо найти и закрепить в законе точку (критерий) их разграничения. Возьмём в качестве примера те же самые музыку и фильмы, распространяемые компанией Apple. Если я купил компакт-диск с музыкой или фильмами, то я стал его собственником, и в любой момент могу его продать. Однако моё право распоряжения не беспредельно. Судебная практика обычно запрещает такие способы распоряжения, при которых нарушаются исключительные права (например, право на воспроизведение, когда диск временно предоставляется в пользование для копирования его цифрового контента).

Если я «купил» музыку в цифровом формате и скачал её на свой материальный носитель, ситуация мало чем отличается от покупки компакт-диска. Право распоряжения им сохраняется, но запрещаются такие способы распоряжения, которые противоречат исключительным правам. Напротив, если я приобрёл право слушать музыку или смотреть фильм, размещённый на материальных носителях другого лица, «в облаке», то возможности распорядиться полученным правом у меня нет, если я не могу этот контент скачать. Наконец, в случае с фильмами я могу их скачать на свой носитель, но лишён возможности смотреть их без наличия программного обеспечения и аккаунта Apple, a значит, и возможности распорядиться ими у меня тоже нет.

Выходит, что точкой (критерием) разграничения прав абсолютных и относительных на цифровой контент является возможность распоряжения им без помощи контрагента по договору, который это право предоставил. Если же контрагент продолжает технологически или юридически «привязывать» вас к себе, то ваше право на контент продолжает быть относительным. Любопытно, что предлагаемый критерий работает и применительно к обычным обязательственным правам, которые многие авторы целиком считают относительными. Абсолютными будут любые требования, которыми можно распорядиться без согласия должника.

Правда, при таком подходе перестаёт работать концепция В.К. Райхера, согласно которой деление прав на вещные и обязательственные не нужно, поскольку это всего лишь частный случай деления прав на абсолютные и относительные. Вещное право, по мнению В.К. Райхера, – это абсолютное право, объектом которого является вещь. Если же абсолютными и относительными могут быть как вещные, так и обязательственные права, то последнее деление приобретает самодостаточный характер, а регулирование становится более утончённым. И можно спокойно обойтись без конструирования какого-то отдельного абсолютного права распоряжения обязательственными правами (не происходит нарушения правила «бритвы Оккама»).

И наконец, как вишенка на торте, блокчейн — это такая технология, которая стремится превратить права на цифровой контент из относительных в абсолютные, избавив их от субъективного фактора, связанного с лицом, его предоставившим, путём их фиксации на множестве носителей, принадлежащих разным лицам.

3. Относительные и абсолютные правоотношения.

Конкретные правоотношения (тоже в зависимости от особенностей способа индивидуализации субъектов) подразделяются на относительные и абсолютные.

Относительные (двусторонне индивидуализированные) – это правоотношения, в которых поименно определены все субъекты. Таковы, в частности, правоотношения в советском гражданском праве (в том числе обязательственные), в трудовом, административном и т.д.

Абсолютные (односторонне индивидуализированные) – это правоотношения, в которых поименно определена лишь одна сторона – носитель субъективного права[4]. Обязанными же в таких правоотношениях являются все другие лица. К правоотношениям указанного вида принадлежат отношения, закрепляющие право собственности отдельных лиц на ту или иную вещь, авторские и изобретательские права, права данного лица на открытие. Рассматриваемые права именуются абсолютными потому, что, во-первых, их активный центр – в субъективном праве, предоставляющем его носителю широкие возможности для поведения по своему усмотрению, а, во-вторых, все иные субъекты («всякий и каждый») обязаны воздерживаться от нарушения данного конкретного субъективного права.

Относительные и абсолютные отношения имеют существенные отличительные свойства. Ярко и образно эти особенности охарактеризовал В.К. Райхер. Связь между людьми в правоотношении, писал он, устанавливается либо по типу прямых проводов, протянутых между определенными точками пространства, либо по типу беспроволочной связи, соединяющей данную точку пространства с абсолютно неопределенным числом всех прочих точек. В первом случае (относительные правоотношения) правовая энергия струится лишь по данному проводу, хотя и рассеивается вместе с тем в окружающем пространстве (косвенное, отраженное действие по адресу третьих лиц). Во втором случае (абсолютные правоотношения) право излучает энергию из одной точки волнообразно, непосредственно во все стороны социальной среды[5].

Продолжая мысль В.К. Райхера, следует указать на весьма существенную черту общих (общеиндивидуализированных) правовых связей. Если относительное правоотношение может быть обозначено формулой «один к одному», абсолютное – «один к каждому», то общерегулятивное – «каждый к каждому». Здесь уже право излучает энергию из каждой точки непосредственно во все стороны.

4. Регулятивные и охранительные правоотношения.

Это – одно из важнейших делений правоотношений, соответствующее основной группировке специально-юридических функций (1.12.4.) и аналогичному подразделению юридических норм.

Регулятивные правоотношения – это отношения, проводящие регулятивные функции права – статическую и динамическую. Складываясь на основе регулятивных норм, они предусматривают общие и конкретные субъективные юридические права и обязанности.

Регулятивные правоотношения в социалистическом обществе непосредственно направлены на упорядочение, закрепление и развитие общественных отношений. Они возникают на основе правомерного поведения субъектов и образуют естественную, нормальную ткань социалистического правопорядка. Социалистическое общество прямо заинтересовано в развитии регулятивных правоотношений и, что самое главное, опосредствуемого ими поведения людей. Своевременное и беспрепятственное их возникновение, полное и надлежащее осуществление в социалистическом обществе – свидетельство реального претворения в жизнь требований социалистической законности, эффективного использования права в целях коммунистического строительства.

Охранительные правоотношения[6] – это отношения, проводящие охранительную функцию права. Они складываются на основе охранительных юридических норм;

при их помощи осуществляются меры юридической ответственности и защиты субъективных прав.

Охранительные правоотношения в социалистическом обществе направлены на вытеснение из жизни отношений, чуждых нашему строю. Они возникают на основе противоправных действий, отражают известную аномалию в процессе правового регулирования. Режим социалистической законности требует того, чтобы все факты правонарушений устанавливались с необходимой быстротой и точностью, чтобы возникающие в связи с этим охранительные правоотношения осуществлялись и чтобы, следовательно, защищались субъективные права, а виновные лица несли юридическую ответственность.

Регулятивные и охранительные правоотношения отличаются друг от друга рядом юридических черт: и не только по основаниям возникновения (т.е. по признаку того, возникают ли они на основе правомерного или неправомерного поведения субъектов), но и по содержанию субъективных юридических прав и обязанностей, по их соотношению между собой. В частности, охранительные правоотношения всегда являются властеотношениями; в их содержание входят меры государственно-принудительного воздействия – санкции.

«Общее учение об абсолютных и относительных субъективных гражданских правах»

Дата: 19 Февраля 2018 года

Время: 11:00

Автор: Синицын Сергей Андреевич

«Общее учение об абсолютных и относительных субъективных гражданских правах»

Защита Синицына Сергея Андреевича диссертации на тему «Общее учение об абсолютных и относительных субъективных гражданских правах» на соискание ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право.

Диссертация выполнена в Федеральном государственном научно-исследовательском учреждении «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации».

Научный консультант:

Суханов Евгений Алексеевич, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор, заведующий   кафедрой гражданского права юридического факультета ФГБОУ ВО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Официальные оппоненты:

Безбах Виталий Васильевич, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры гражданского права и процесса и международного частного права юридического факультета ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»

Гаджиев Гадис Абдуллаевич, доктор юридических наук, профессор, судья Конституционного Суда Российской Федерации

Комаров Александр Сергеевич, профессор, заведующий кафедрой международного частного права международно-правового факультета ФГБОУ ВО «Всероссийская академия внешней торговли Министерства экономического развития Российской Федерации», доктор юридических наук.

Ведущая организация: ФГБУН  «Институт государства и права Российской академии наук».

Решение диссертационного совета о принятии диссертации к защите от 8 ноября 2017 г., протокол № 30.

В соответствии с требованиями Министерства образования и науки Российской Федерации объявление размещено на сайте Института 10 ноября 2017 года.

Абсолютные и относительные правоотношения — КиберПедия

Абсолютные правоотношения — это такие правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанностей субъектов. Например, правоотношения, имеющие место между собственником и всеми третьими лицами; между обладателем исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства и иные результаты интеллектуальной деятельности и всеми третьими лицами. В этих правоотношениях праву собственника, исключительному праву автора результата интеллектуальной деятельности корреспондирует обязанность неопределенного круга лиц не нарушать данные права. Поэтому подобные права именуются абсолютными, а обязанности, противостоящие им, являются общерегулятивными обязанностями каждого правосубъектного лица не нарушать законов. Вместе с тем абсолютному праву коррелируют и обязанности самого управомоченного субъекта, вытекающие из запретов, устанавливающих пределы осуществления абсолютного субъективного права.

Относительными называются гражданские правоотношения, в которых управомоченному лицу (лицам) противостоит строго определенное обязанное лицо (лица). Круг относительных гражданских правоотношений весьма широк. Он включает обязательственные правоотношения; правоотношения, возникающие в результате передачи в пользование произведений, изобретений; правоотношения по реализации мер гражданско-правовой защиты и т. п.

В силу того, что в таких правоотношениях стороны — как управомоченная, так и правообязанная — строго определены, их права и обязанности так же строго соотносимы, в силу чего и именуются относительными. Для относительных отношений характерна сложная, системная структура содержания. Ядро их содержания составляют основные права и обязанности сторон. Помимо них элементами содержания являются права и обязанности сторон, определяющие порядок осуществления основных субъективных прав и исполнения основных обязанностей сторон.

Практическое разграничение абсолютных и относительных правоотношений состоит в том, что при нарушении абсолютного права меры защиты и ответственности могут быть применены к любому нарушителю, а при нарушении относительного права может отвечать только строго определенное лицо, обязанное своими действиями удовлетворять интересы управомоченного. При этом в законодательстве формируется два самостоятельных блока гражданско-правовых мер защиты: один — предназначенный для защиты абсолютных прав, другой — для защиты относительных прав.



Имущественные и неимущественные правоотношения

Правоотношения имущественного характера имеют своим объектом материальные блага (имущество) и отражают либо принадлежность имущества определенному лицу (правоотношения собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления и т. п.), либо переход имущества (по договору, в порядке наследования, возмещения вреда и т. п.). Правоотношения, имеющие в качестве объектов результаты интеллектуальной деятельности, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, именуются личными неимущественными.

Практическое разграничение данных правоотношений состоит, в частности, в том, что при нарушении прав и обязанностей, вытекающих из имущественных правоотношений, к нарушителю применяются санкции имущественного характера, тогда как при нарушении неимущественных прав и обязанностей помимо имущественных обычно применяются иные меры правоохранительного характера. Их своеобразие определяется следующим. В отличие от имущества, обладание которым одним субъектом делает невозможным его использование кем-либо другим, многие объекты личных неимущественных благ (например, изобретения, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования и т. д.) могут одновременно использоваться неограниченным кругом лиц. Поэтому гражданское право содержит в себе специфические правовые средства, препятствующие незаконному использованию этих объектов (признание авторского права субъекта, признание произведений контрафактными, арест имущества, произведенного с нарушением исключительных прав патентообладателя, и т. п.).

Относительные и абсолютные гражданские правоотношения — Студопедия

По мнению И.Б. Новицкого, термины «абсолютные» права и «относительные» права возникли именно в связи с защитой вещных и обязательственных прав. Как указывает И.Б. Новицкий, римские юристы (в частности, Павел) считали, что, поскольку вещное право имеет объектом вещь, телесный предмет, а на телесный предмет может посягнуть каждый, вещное право и защищается иском против всякого нарушителя права, кто бы им ни оказался; вещное право пользуется абсолютной (то есть против всякого нарушителя) защитой. Обязательственное право состоит в праве лица требовать от одного или нескольких, но точно определенных лиц совершения известного действия. Поэтому нарушителями обязательственного права могут быть одно или несколько определенных лиц, и только против них субъект права может предъявить иск. В этом смысле защита обязательственного права имеет относительный характер1. Аналогичное положение отмечает И.С. Розенталь, анализируя определение обязательства, данное римскими юристами Павлом и Ульпианом в Дигестах2.

Ряд ученых-цивилистов считают, что абсолютные и относительные права различаются между собой не по их защите, а по числу субъектов3.

Так, О.С. Иоффе указывал на то, что решающим критерием разграничения так называемых абсолютных и относительных гражданских прав является субъектный состав гражданских правоотношений, и это разграничение строится сообразно с тем, как количественно определяются пассивные или обязанные субъекты различных видов гражданских


1 Новицкий И.Б. Римское право. М., 1996. С. 74.

2 Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.,
1994. С. 252 — 253.

3 Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 73; Иоффе О.С.
Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву.
М., 2000. С. 605; Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные
труды по гражданскому праву. Т. 1. М., 2002. С. 196; Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.,
1959. С. 78 — 79.

правоотношений: права признаются относительными или абсолютными в зависимости от того, возлагается ли обязанность по их соблюдению на определенных субъектов или на неопределенную группу лиц1. Являясь сторонником мнения о том, что абсолютные и относительные различаются между собой по числу субъектов, М.М. Агарков считает, что это различие имеет не только количественное, но и качественное значение. Качественное различие прежде всего сказывается в том, каким образом индивидуализируются вещные и обязательственные права, т.е. каким образом мы различаем два вещных или два обязательственных правоотношения. Вещные права индивидуализируются вполне указанием, во-первых, на существо права, во-вторых, на определенное лицо как на активного субъекта, в-третьих, на индивидуально определенный объект. Сложнее обстоит дело с обязательствами. Обязательство индивидуализируется как активной стороной (кредитором), так и пассивной (должником). Для индивидуализации каждого данного отношения надо знать содержание требования кредитора и соответствующей ему обязанности должника. Для полной индивидуализации обязательственного отношения надо привлечь еще основание возникновения обязательства, т.е. тот конкретный фактический состав, из которого обязательство возникло. Основание возникновения обязательства, по мнению М.М. Агаркова, является необходимым индивидуализирующим моментом каждого данного обязательства2.


В то же время отдельные ученые считают, что обе вышеуказанные точки зрения имеют право на существование. Данный подход нам представляется вполне оправданным. Так, B.C. Ем указывает, что абсолютные правоотношения — это такие правоотношения, в которых

1 Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по
гражданскому праву. М., 2000. С. 605.

2 Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по
гражданскому праву. Т. 1. М, 2002. С. 197.

/

управомоченному лицу противостоит неопределенный крут обязанных субъектов, относительными называются гражданские правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит строго определенное обязанное лицо. В силу того, что в таких правоотношениях стороны — как управомоченные, так и правообязанные — строго определены, их права и обязанности также строго соотносимы, в силу чего и именуются относительными. Практическое разграничение абсолютных и относительных правоотношений состоит в том, что при нарушении абсолютного права меры защиты и ответственности могут быть применены к любому нарушителю, а при нарушении относительного права может отвечать только строго определенное лицо, обязанное своими действиями удовлетворять интересы управомоченного1.

Обобщение опубликованной судебной практики (было обобщено 27 гражданских дел, из них 14 дел — относительные правоотношения, 13 дел -абсолютные правоотношения) показало, что при нарушении относительных прав (причинение вреда имуществу, здоровью) требования были предъявлены не к лицам, обязанным своими действиями удовлетворять интересы управомоченного. Суды также не всегда правильно определяют круг лиц, обязанных возместить причиненный вред. Из 14 предъявленных требований в суд о нарушении относительных прав 9 требований были рассмотрены судом первой инстанции с участием ненадлежащего ответчика, т.е. управомоченное лицо неправильно определило обязанное лицо. Суд первой инстанции при рассмотрении дела неправильно определял круг лиц, обязанных возместить причиненный вред. Лишь при пересмотре этих гражданских дел в кассационном порядке или в порядке надзора были установлены надлежащие ответчики. Кроме того, требования управомоченного лица о защите относительного права были

1 Гражданское право: Учебник в 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2000. С. 101.

удовлетворены судом первой инстанции при рассмотрении 10 гражданских дел из 14 указанных. Требования по оставшимся четырем предъявленным искам были также удовлетворены, но при последующем пересмотре в кассационном порядке или в порядке надзора.

При нарушении абсолютных прав (в основном нарушались правомочия собственника) управомоченные лица (собственник) вынуждены обращаться в суд с жалобой на действия должностных лиц, но эти жалобы не всегда получают правильное разрешение. Так, требования о защите абсолютного права (права собственности) были удовлетворены судом первой инстанции в пяти случаях из 13 дел. В остальных восьми случаях требования о защите права собственности были в последующем удовлетворены, но в порядке пересмотра дела.

Как выяснилось в результате вышеуказанного обобщения, абсолютные права нарушались в основном в связи с тем, что нормативные акты субъектов Российской Федерации не соответствуют Конституции РФ и федеральному законодательству; акты государственного или иного органа не соответствуют закону. Например, собственница квартиры обжаловала в суд отказ начальника паспортного управления ГУВД г. Москвы в ее регистрации по месту жительства. Решением суда ее жалоба оставлена без удовлетворения со ссылкой на Правила регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту жительства в г. Москве и Московской области, утвержденные Постановлением правительства Москвы и Московской области от 26 декабря 1995 г.1. В другом случае решением суда в удовлетворении жалобы Б. на отказ нотариуса удостоверить договор дарения ИЧП «Кавказ» квартиры Б. отказано со ссылкой на ст. 35 Закона Краснодарского края «О порядке регистрации, пребывания и жительства на территории Краснодарского края»2. Поэтому при пересмотре конкретных гражданских дел было указано, что нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации, противоречащие Конституции РФ и федеральному законодательству, не могут служить основанием для ограничения прав и свобод граждан и в силу

указания на это в ст. 76 Конституции РФ судом применяться не должны. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 Постановления от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», если при рассмотрении конкретного дела суд установит, что подлежащий применению акт государственного или иного органа не соответствует закону, он в силу ч. 2 ст. 120 Конституции РФ обязан принять решение в соответствии с законом, регулирующим данные правоотношения. Конституцией РФ предусмотрено, что ограничение права граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ допускается только на основании федерального закона (ст. 55)3.

1 Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам. Обзор судебной практики
// Бюллетень ВС РФ. 1998. N 9. С. 22.

2 Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам. Обзор судебной практики
// Бюллетень ВС РФ. 1998. N 8. С. 12.

3 Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам. Обзор судебной практики
// Бюллетень ВС РФ. 1998. N 8,9. С. 12,22.

/

Положение CSS: относительное и абсолютное положение

Свойство CSS position определяет, как следует из названия, расположение элемента на веб-странице.

Если вам интересно прочитать о свойствах шрифта, могут быть интересны статьи об относительном размере шрифта и столбцах CSS.

Итак, существует несколько типов позиционирования: статическое, относительное, абсолютное, фиксированное, липкое, начальное и наследование . Прежде всего, давайте объясним, что означают все эти типы.

  • Статический — это значение по умолчанию, все элементы в порядке, как они отображаются в документе.
  • Relative — элемент позиционируется относительно своего нормального положения.
  • Absolute — элемент позиционируется абсолютно относительно своего первого расположенного родителя.
  • Исправлено — элемент позиционируется относительно окна браузера.
  • Sticky — элемент располагается в зависимости от положения прокрутки пользователя.

Теперь, когда мы объяснили основы, мы поговорим подробнее о двух наиболее часто используемых значениях положения — относительных и абсолютных .

Что такое относительное позиционирование?

При установке позиции относительно элемента без добавления каких-либо других атрибутов позиционирования (сверху, снизу, справа, слева) ничего не произойдет . Когда вы добавляете дополнительную позицию, например left: 20px, элемент перемещается на 20px вправо от своего обычного положения.Здесь вы можете видеть, что этот элемент относительно самого себя . Когда элемент перемещается, никакие другие элементы макета не будут затронуты.

При установке позиции следует иметь в виду одну вещь — относительно элемента ограничивается область действия абсолютно позиционированных дочерних элементов. Это означает, что любой элемент, являющийся дочерним по отношению к этому элементу, может быть абсолютно позиционирован внутри этого блока.

После этого краткого объяснения нам нужно подкрепить его примером.

В этом примере вы увидите, как перемещается относительно позиционированный элемент при изменении его атрибутов. Первый элемент перемещается на слева и наверх из своего нормального положения, в то время как второй элемент остается на том же месте , потому что ни один из дополнительных атрибутов позиционирования не был изменен.

HTML

  
Первый элемент
Второй элемент

CSS

  #first_element {
  положение: относительное;
  слева: 30 пикселей;
  верх: 70 пикселей;
  ширина: 500 пикселей;
  цвет фона: #fafafa;
  граница: solid 3px # ff7347;
  размер шрифта: 24 пикселя;
  выравнивание текста: центр;
}

#second_element {
  положение: относительное;
  ширина: 500 пикселей;
  цвет фона: #fafafa;
  граница: solid 3px # ff7347;
  размер шрифта: 24 пикселя;
  выравнивание текста: центр;
}  


Что такое абсолютное позиционирование?

Этот тип позиционирования позволяет разместить элемент именно там, где вы хотите .

Позиционирование выполняется относительно первого относительно (или абсолютно) позиционированного родительского элемента . В случае отсутствия позиционированного родительского элемента он будет позиционирован связанным непосредственно с HTML-элементом (самой страницей) .

При использовании абсолютного позиционирования важно помнить о том, что не используется чрезмерно , иначе это может привести к кошмару при обслуживании.

Следующее, что еще раз хочу показать пример.

В этом примере для родительского элемента задана позиция относительно . Теперь, когда вы устанавливаете позицию дочернего элемента на absolute , , любое дополнительное позиционирование будет выполняться относительно родительского элемента . Дочерний элемент перемещается относительно верха родительского элемента на 100 пикселей и вправо от родительского элемента на 40 пикселей.

HTML

  

CSS

  #parent {
  положение: относительное;
  ширина: 500 пикселей;
  высота: 400 пикселей;
  цвет фона: #fafafa;
  граница: сплошная 3px # 9e70ba;
  размер шрифта: 24 пикселя;
  выравнивание текста: центр;
}

#child {
  позиция: абсолютная;
  вправо: 40 пикселей;
  верх: 100 пикселей;
  ширина: 200 пикселей;
  высота: 200 пикселей;
  цвет фона: #fafafa;
  граница: сплошная 3px # 78e382;
  размер шрифта: 24 пикселя;
  выравнивание текста: центр;
}  

На этих примерах вы увидели различия между абсолютно и относительно позиционированными элементами.

Надеемся, эта статья прояснила некоторые сомнения и поможет в любых будущих проектах.

Ознакомьтесь с другими подробными статьями, связанными со свойствами CSS, такими как эта: CSS Positions, SASS и LESS Nesting.

.

В чем разница между относительным и абсолютным путем?

Обновлено: 02.04.2019 компанией Computer Hope

Когда вы пытаетесь указать ссылку на страницу или файл на своем сайте или на расположение файла, полезно знать разницу между относительным и абсолютным путем. В следующих разделах содержится информация об этих различиях для каждой из основных операционных систем, а также о том, как правильно связывать файлы на веб-странице. Чтобы продолжить, выберите интересующую вас тему из следующего списка.

Различия в пути в Windows

Абсолютный путь Windows

 C: \ Windows \ calc.exe 

Неабсолютный путь Windows (относительный путь)

 calc.exe 

В приведенном выше примере абсолютный путь содержит полный путь к файлу, а не только имя файла, как видно в неабсолютном пути . В этом примере, если вы находитесь в каталоге, который не содержит calc.exe, вы получите сообщение об ошибке. Однако при использовании абсолютного пути вы можете находиться в любом каталоге, и компьютер будет знать, где открыть файл «calc.exe «файл.

Как найти абсолютный путь в Windows

Вы можете определить абсолютный путь к любому файлу в Windows, щелкнув файл правой кнопкой мыши и выбрав Свойства . В свойствах файла сначала посмотрите на «Местоположение:», которое является путем к файлу. На рисунке ниже это расположение «c: \ odesk \ computer_hope». Затем добавьте обратную косую черту, а затем имя файла в конец пути. Эти действия сделают приведенный ниже пример файла с абсолютным путем «c: \ odesk \ computer_hope \ chrome.jpg «.

Как найти абсолютный путь в командной строке Windows

Из командной строки Windows вы можете найти абсолютный путь к любому файлу, просмотрев текущий каталог. Например, если вы запрашиваете «C: \ Windows>» и хотите узнать абсолютный путь к файлу calc.exe в этом каталоге, его абсолютный путь будет «c: \ windows \ calc.exe». Другими словами, абсолютный путь — это полный путь к каталогу плюс имя файла.

Различия путей в Linux

Абсолютный путь Linux

 / главная / пользователи / c / computerhope / public_html / cgi-bin 

Относительный путь Linux

 / public_html / cgi-bin 

В этом примере абсолютный путь содержит полный путь к каталогу cgi-bin на этом компьютере.

Как найти абсолютный путь к файлу в Linux

Поскольку большинство пользователей не хотят видеть полный путь в качестве приглашения, по умолчанию приглашение отображается относительно их личного каталога, как показано выше. Чтобы найти полный абсолютный путь к текущему каталогу, используйте команду pwd.

После того, как вы определили путь к текущему каталогу, абсолютный путь к файлу в этом каталоге — это путь плюс имя файла. Например, если в каталоге cgi-bin у нас был файл с именем example.cgi «абсолютный системный путь к файлу:» /home/users/c/computerhope/public_html/cgi-bin/example.cgi «.

Как найти абсолютный путь к файлу в Linux для веб-страницы

При работе на компьютере Linux, который используется в качестве веб-сервера для отображения веб-страниц в Интернете. Может быть непонятно, что использовать для относительного и абсолютного пути. Мы обнаружили, что большая часть этой путаницы возникает из-за непонимания того, что корневой каталог вашей веб-страницы — это каталог public_html.

В показанном выше примере абсолютного пути при связывании файлов в сети абсолютный путь будет начинаться с «public_html /», что сделает абсолютный путь «public_html / cgi-bin» для каталога cgi-bin.

Различия в пути в веб-адресе

Абсолютный путь URL-адреса в Интернете

 https://www.computerhope.com/oh.htm 

Относительный путь URL-адреса в Интернете

 ом.htm 

Наконец, в этом последнем примере абсолютный путь в Интернете — это домен и веб-страница в этом домене.Веб-разработчики, создающие ссылки на другие страницы, могут использовать относительный путь, если файл, из которого они ссылаются, находится в том же каталоге. См. Наше определение URL-адреса для получения полного объяснения всех частей, составляющих URL-адрес.

Как создать рабочий относительный путь

При создании ссылки с помощью , или любого другого тега, указывающего на файл, может возникнуть путаница при создании пути или URL. Создать ссылку на абсолютный путь несложно, поскольку вы указываете URL-адрес файла в Интернете.Например, если мы хотим создать ссылку на логотип Computer Hope, а URL-адрес этого логотипа — «https://www.computerhope.com/logo.gif», абсолютным путем будет этот URL-адрес, как показано ниже.

    

Однако, чтобы создать ссылку на тот же файл изображения с использованием относительного пути, вы должны выполнить следующие шаги.

  1. Файл должен существовать на том же сервере, что и файл HTML.Итак, если мы ссылаемся на «logo.gif», этот файл должен существовать на сервере или локально. Вы также можете заменить имя этого файла на любой другой файл на вашем сервере.
  2. Путь к файлу должен быть относительно каталога файла HTML. Итак, если мы хотим создать ссылку на файл «logo.gif» на этой странице, глядя на URL-адрес, локальный путь выглядит как «/issues/ch001708.htm», который является каталогом «issues», содержащим эту страницу. Поскольку «logo.gif» находится в корневом каталоге, нам нужно вернуться на один каталог назад, чтобы добраться до файла.
  3. Теперь, когда мы знаем, что путь к файлу вернулся на один каталог, мы знаем, что путь — «../logo.gif», «../» указывает браузеру вернуться на один каталог. Если нам нужно было вернуться на два каталога назад, это пришлось бы сделать дважды. Завершенный пример показан ниже.
    

Для тех, кто более нагляден или нуждается в наглядном примере, все объясненное выше также показано на рисунке ниже.

Наконечник

Если у вас есть веб-страница, работающая на сервере Linux, и вы не уверены в абсолютном и относительном пути, см. Раздел о различиях путей в Linux.

.Макет

CSS — Свойство позиции


Позиция Свойство определяет тип метод позиционирования, используемый для элемента (статический, относительный, фиксированный, абсолютный или липкий).


Позиция Недвижимость

Свойство position определяет тип метода позиционирования, используемого для элемента.

Имеется пять различных значений позиции:

  • статический
  • родственник
  • фиксированная
  • абсолютное
  • липкий

Элементы затем располагаются сверху, снизу, слева и справа. свойства.Однако эти свойства не будут работать, если позиция свойство устанавливается первым. Также они работают по-разному в зависимости от позиции стоимость.


позиция: статическая;

HTML-элементов по умолчанию позиционируются статично.

На статически позиционированные элементы не влияют свойства top, bottom, left и right.

Элемент с положением : статический; никак не позиционируется; это всегда размещается в соответствии с обычным потоком страницы:

Этот элемент

имеет position: static;

Вот используемый CSS:

Пример

div.статическое {
положение: статическое;
граница: сплошная 3 пикселя # 73AD21;
}

Попробуй сам »

позиция: относительная;

Элемент с позицией: относительная; расположен относительно своего нормального положения.

Установка верхних, правых, нижних и левых свойств относительно позиционированного элемента вызовет его необходимо отрегулировать от его нормального положения. Другой контент не будет изменен таким образом, чтобы он соответствовал разрывам, оставленным элемент.

Этот элемент

имеет position: relative;

Вот используемый CSS:

Пример

div.относительная {
позиция: относительная;
слева: 30 пикселей;
граница: сплошная 3 пикселя # 73AD21;
}

Попробуй сам »

позиция: фиксированная;

Элемент с позицией : фиксированный; позиционируется относительно области просмотра, что означает, что он всегда остается на том же месте, даже если страница прокручивается. Вершина, Свойства right, bottom и left используются для позиционирования элемента.

Фиксированный элемент не оставляет зазора на странице, где он обычно располагался бы.

Обратите внимание на фиксированный элемент в правом нижнем углу страницы. Вот используемый CSS:

Пример

div.fixed {
позиция: фиксированная;
внизу: 0;
справа: 0;
ширина: 300 пикселей;
граница: сплошная 3 пикселя # 73AD21;
}

Попробуй сам »

Этот элемент

имеет position: fixed;


позиция: абсолютная;

Элемент с положением : абсолютный; позиционируется относительно ближайшего предка (вместо позиционирования относительно области просмотра, как фиксированный).

Однако; если элемент с абсолютным позиционированием не имеет позиционированных предков, он использует тело документа и перемещается вместе с прокруткой страницы.

Примечание. «Позиционируемый» элемент — это элемент, положение которого может быть любым, кроме статический .

Вот простой пример:

Этот элемент имеет position: relative;

Этот элемент

имеет position: absolute;

Вот используемый CSS:

Пример

div.относительная {
позиция: относительная;
ширина: 400 пикселей;
высота: 200 пикселей;
граница: сплошная 3 пикселя # 73AD21;
}

дел. Абсолютное {положение
: абсолютное;
верх: 80 пикселей;
справа: 0;
ширина: 200 пикселей;
высота: 100 пикселей;
граница: сплошная 3 пикселя # 73AD21;
}

Попробуй сам »

позиция: липкая;

Элемент с позицией : липкий; позиционируется в зависимости от положения прокрутки пользователя.

Прикрепленный элемент переключается между относительно и фиксированным , в зависимости от положения прокрутки.Он позиционируется относительно, пока не будет достигнута заданная позиция смещения во вьюпорте — затем он «застревает» на месте (например, position: fixed).

Примечание. Internet Explorer, Edge 15 и более ранние версии не поддерживают закрепленное позиционирование. Safari требует -webkit- префикс (см. пример ниже). Вы также должны указать по крайней мере один из верхний , правый , нижний или левый для липкое позиционирование для работы.

В этом примере липкий элемент прикрепляется к верхней части страницы ( вверху: 0 ), когда вы достигаете его положения прокрутки.

Пример

div.sticky {
позиция: -webkit-sticky; / * Safari * / Позиция
: липкий;
верх: 0;
цвет фона: зеленый;
граница: 2px solid # 4CAF50;
}

Попробуй сам »

Перекрывающиеся элементы

Когда элементы расположены, они могут перекрывать другие элементы.

Свойство z-index определяет порядок стека элемента (какой элемент должен быть помещен перед или позади других).

Элемент может иметь положительный или отрицательный порядок стека:

Поскольку изображение имеет z-index, равное -1, оно будет помещено за текстом.

Пример

img {
позиция: абсолютная;
слева: 0px;
верх: 0px;
z-индекс: -1;
}

Попробуй сам »

Элемент с более высоким порядком стека всегда находится перед элементом с более низким порядком стека.

Примечание: Если два позиционированных элемента перекрываются без z-index указано, элемент, расположенный последним в HTML-коде, будет показан сверху.


Размещение текста на изображении

Как разместить текст поверх изображения:


Другие примеры

Задайте форму элемента
В этом примере показано, как задать форму элемента. Элемент обрезается по этой форме и отображается.


Проверьте себя упражнениями!


Все свойства позиционирования CSS

Недвижимость Описание
низ Устанавливает край нижнего поля для позиционированного блока
зажим Зажимает абсолютно позиционированный элемент
слева Устанавливает край левого поля для позиционированного блока
позиция Задает тип позиционирования элемента
правый Устанавливает правый край поля для позиционированного блока
верх Устанавливает край верхнего поля для позиционированного блока
z-индекс Устанавливает порядок стека элемента

.

html — я не понимаю абсолютное и относительное позиционирование в CSS

Переполнение стека
  1. Около
  2. Товары
  3. Для команд
  1. Переполнение стека Общественные вопросы и ответы
  2. Переполнение стека для команд Где разработчики и технологи делятся частными знаниями с коллегами
  3. Вакансии Программирование и связанные с ним технические возможности карьерного роста
  4. Талант Нанимайте технических специалистов и создавайте свой бренд работодателя
  5. Реклама Обратитесь к разработчикам и технологам со всего мира
  6. О компании
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.