Авторитарная политическая система: — Википедия

Содержание

Авторитарная политическая система - Политология

Авторитарная политическая система

В политологическом анализе разница между авторитарной и тота­литарной политическими системами начинала проясняться в ше­стидесятые годы под влиянием философской дискуссии о тотали­тарных режимах (Ф. А. фонХайек, К. Р. Поппер, X. Арендт), а также как результат дискуссии в рамках Комитета сравнительной политики при Исследовательском совете по социальным наукам (Social Sci­ence Research Council), где группа самых выдающихся политологов рассматривала проблему модернизации и развития. Было высказано убеждение, что общества развиваются по прямой от традиционных до современных (что, некоторым образом, подтверждает существен­ное преимущество демократии). В ходе указанной дискуссии были выделены два идеальных типа политических устройств: демократия и тоталитаризм, авторитарный же режим был признан некоей допол­нительной категорией. Неудивительно, что эта теория признавала страны Третьего мира наиболее подверженными авторитаризму.

Только со временем авторитаризм был признан отдельным ти­пом политического устройства. Наиболее значительными являются произведения, открывающие упомянутую дискуссию, то есть труд Збигнева Бжезинского и Карла И. Фридриха «Тоталитарная дикта­тура и автократия» (1965) и статья Хуана Линза об Испании 1975 г., которая открывала его книгу «Тоталитарные и авторитарные ре­жимы» (1979). В ней появилось наиболее значительное определение авторитаризма. «Авторитарные режимы являются политическими системами с ограниченным, не основанным на ответственности, политическом плюрализме без тщательно разработанной руководя­щей идеологии (однако, с четкой ментальностью), без интенсивной или экстенсивной политической мобилизации (за исключением определенных этапов их развития), и в которых лидер (иногда не­большая группа) отправляет власть в рамках формальных и слабо определенных, но в действительности, хорошо предсказуемых ограничений».

Дискуссия стала более оживленной под влиянием внезапного распространения авторитарных режимов в слаборазвитых странах. Тогда именно Семюел П. Хантингтон в работе «Политический по­рядок в изменяющемся обществе» пришел к выводу, что во многих неразвитых обществах армия является единственным современным, профессиональным и организованным институтом в масштабах страны, который может провести государство через подводные камни общественных волнений к демократии. В свою очередь, Гильермо О’Доннелл, вдохновленный работами Линза, занялся южноамерикан­скими режимами, которые он назвал бюрократическо-авторитарны - ми. Из его выводов следовало, что те являются конечным продуктом

капиталистического развития и модернизации в зависимых обще­ствах (Г. О" Доннелл «Модернизация и бюрократический авторита­ризм: исследования по южноамериканской политике», 1973).

Следует также вспомнить о статье Джейн Киркпатрик (Jane Kirkpatrick, 1979 г.) «Диктатура и двойные стандарты», в которой она четко приписала тоталитаризм коммунистическим режимам, считая латиноамериканский авторитаризм репрессивным, но более мягким и восприимчивым к капиталистическим реформам. Дис­куссия, которую она вызвала, характеризует сатирический рисунок того времени, где один из персонажей усматривает действительную разницу в том, что один из режимов арестовывает, убивает и пыта­ет людей, тогда как другой предоставляет многие из этих функций частному сектору.

В историческом плане понятие авторитаризма имеет долгую традицию, выражаемую такими понятиями, как: автократия, дикта­тура, олигархия, патримониализм, султанизм. Особенно интересной является проблема «неопатримониализма» учитывая проявление динамики очень важного явления, вытекающего из соотношения патрон-клиент, то есть политического клиентизма. По сути дела, как считает Джеймс Меллой (James Malloy), дискуссия об автори­тарной системе содержит в себе проблему легитимации, а также проблему «управляемости», или способности правительств под­держивать порядок при одновременном решении общественных проблем. На этом основании можно различать порядок демократиче­ский и авторитарный — например, с помощью веберовских понятий или степени централизации власти. Последний способ объяснения прибегает к понятию политического монизма. Как пишет Джованни Сартори: «Разница между демократией и ее противоположностью заключается в том факте, что в демократии власть распределена, ограничена, контролируема и исполняется в течение определен­ного срока, тогда как в автократии власть сконцентрирована, не­контролируема, неопределенна и неограниченна. Одним словом, чем демократия не явпяется, тем является автократия» (Дж. Сартори «Эмпирическая демократическая теория»).

Авторитаризм не является привилегией только Третьего мира. Скорее он демонстрирует существенные различия между двумя моде­лями власти. Обратил на это внимание выдающийся консервативный британский философ Майкл Оукшотт (Michael Oakeshott). В за­падной традиции переплетаются две тенденции, которые он назвал universitas и societas. Первая рассматривает государство и общество как особое единство с корпоративистскими чертами, управляемое своего рода советом представителей, задачей которого является реа­лизация этих корпоративных целей. Она склоняется к способу прав­ления, основанному на централизованной власти с авторитарными чертами. Вторая, societas, рассматривает общество как совокупность интересов, удерживаемых в одной государственной структуре с по­мощью набора правил, которые позволяют подобный плюрализм. Это означает признание демократии как правление закона, когда различные интересы представлены в структуре государства.

Следует вспомнить наиболее амбициозную попытку разделения на категории авторитарных режимов, предпринятую Эймосом Перль - муттером (Amos Perlmutter). В работе «Современный авторитаризм: сравнительный институциональный анализ» он создает определенную модель власти, которую определяет как «исключительную, центра­лизованную политическую организацию, в которой доминирует по­литическая олигархия». Он выделяет четыре модели авторитаризма: полицейское государство, партийное государство, корпоративное государство и преторианское государство. Последняя категория полу­чает свое развитие в виде единоличного государства, олигархического государства и бюрократическо-авторитарного государства.

Для наших целей описания авторитаризма мы предлагаем другую типологию, которая показывает богатство указанной формы власти. Эта типология значительно более разборчива и описывает три вида авторитарных государств.

(1)Консервативные режимы:

(а) традиционные монархии с традиционной правящей группой и со слабо сформированной институциональной инфраструкту­рой, например, Саудовская Аравия, Марокко, Непал;

(б) консервативные диктатуры (с сильной личностью лидера), немногочисленные формы легитимации политической системы, например, Малави;

(в) теократии, революционные режимы, основанные на моби­лизации массовой поддержки, прежде всего, исламские стра­ны — Иран или Афганистан.

(2)Фасадные либеральные демократии (на самом деле, выборы основаны на политическом соперничестве, но при значительном ограничении гражданских прав и деятельности оппозиции, напри­мер, Малайзия или до недавнего времени, Мексика.

(3)Военные режимы.

Военные диктатуры отличаются от других форм авторитариз­ма источником легитимации, а также, как говорит Талукдер Ма - нируззаман (Talukder Maniruzzamman), «объемом проникновения в общество». Их часто сравнивают с европейскими абсолютными монархиями, что неверно, поскольку современным диктаторам (особенно, из Третьего мира) не хватает легитимации, почему они и прибегают к репрессиям как к инструменту власти, чтобы обе­спечить интеграцию народа в государствах, которые разрываются племенными противоречиями.

Здесь мы можем выделить следующие формы правления:

(1)непосредственное правление военных — военные обычно добиваются власти в результате государственного переворота, выбо­ры как способ легитимации становятся ненужными, поэтому военные редко используют эти институты; указанные страны характеризует низкий уровень экономического развития, значительный уровень по­литической нестабильности, например, Нигерия, Гана, Пакистан;

(2)власть гражданских и военных — гораздо большая ста­бильность, но трудно решить вопрос о разделении власти между этими двумя группами в рамках государственных институтов; кроме того, оно подвержено постоянным изменениям. О’Доннелл замечает, что такой союз осуществляется, поскольку аполитичная элита технократов нуждается в военных элитах, которые являются важным центром, принимающим решения, в структуре бюрократи - ческо-авторитарного режима;

(3)радикальные военные режимы — наиболее противоречи­вый тип организации, поскольку здесь присутствуют элементы двух предыдущих форм правления; данная категория имеет применение в социалистических странах (в частности, так называемого, арабского социализма, а также режимов региона Сахары).

Сравнительные исследования, предпринятые Дж. Б. Лондри - геном (J. В. Londregan) и К. Т. Пулом (К. Т. Poole), охватывающие

12стран за 1960-1982 гг. ясно показывают, что такие обществен­ные и экономические факторы, как высокий уровень заработков или хозяйственное развитие эффективно удерживают от военного государственного переворота. Одновременно они пишут об инте­ресном явлении, которое называют «ловушкой государственного переворота»: если данная страна один раз пережила coup d’état, труд­но будет избежать следующего. Один государственный переворот вызывает следующий переворот и таким образом санкционируется политическое насилие.

Понятие режим в политике | PhD в России

Реклама от Google

 

Политический режим

Понятие политический режим, как полагает профессор политологии Университета Осло Ян-Эрик Лэйн, включает в себя ряд основных критериев: принципы осуществления властных отношений; механизмы формирования государственной власти; способы взаимоотношений представителей государственной власти и общества; влияние негосударственных организаций на политические процессы; роль идеологии в жизни общества; характер политического лидерства; соотношение прав и свобод граждан; правовое положение средств массовой информации и их политический статус; значимость политических партий и движений в политике; а также взаимодействие между законодательной и исполнительной властью.

В общем порядке политические режимы различаются по следующим критериям:
* по характеру государственно-правового режима, то есть по методам осуществления власти, например тоталитарные, авторитарные и демократические режимы;
* по способу организации высшей власти (по форме правления), например, монархия или республика.

Данный способ классификации политических режимов современности является наиболее полным и исчерпывающим. Более того, указанная выше типология позволяет избежать двусмысленности и неопределённости в описании «гибридных» форм политических режимов.

Реклама от Google

 

С начала 1990-х гг. в России осуществляются реформы, приоритетной целью которых является построение демократического и свободного общества. Современная Россия представляет собой не только новое геополитическое пространство, но и новую государственность и новый политический режим, который определяет степень демократичности российской политической жизни. Однако политический режим современной России представляет собой более сложное состояние, чем его конституционная модель.

И если при изучении политического режима современной России использовать дихотомические (греч. dichotomia – делении на две части, не связанные между собой) понятия, что заставляет относить политические режимы либо к авторитарным, либо к демократическим, то на основе тщательного анализа Конституции Российской Федерации, Россию следует считать авторитарным. Несмотря на наличие демократических институтов, переход к демократическому политическому режиму, все атрибуты которого провозглашены в Конституции, может занять длительное время.

Политический режим Российской Федерации

На современном этапе социально-политического развития Россия переживает период глубоких политических и социально-экономических преобразований. Социально-политическая трансформация России является уникальной по масштабам, формам проявления и специфике разрешения. Поэтому трансформационный путь российской политической системы особенно нелёгок. Однако, так как прошло более двух декад с момента начала реформ в СССР, а затем в России, то, по мнению руководителя аналитического Центра стратегических социально-политических исследований РАН В.

К. Левашова, представляется возможным проанализировать «социальные результаты принятых политических решений, проверить корректность стратегического замысла» (Левашов, 2001).

С начала 1990-х гг. в России осуществляется процесс социально-экономических реформ, приоритетной целью которых является построение в России демократического и свободного общества. Политический режим современной России представляет собой более сложное состояние, чем его конституционная модель. В последнее десятилетие ХХ и в начале XXI века в России произошли существенные изменения в политической жизни общества. Поэтому весьма важно попытаться осмыслить особенности влияния переходного периода на политический режим России.

Во многих работах, рассматривающих современный политический режим России, можно встретить туманные публицистические определения, например, такие оксюмороны (греч. oxymoron«острая глупость»; нарочитое сочетание противоречивых понятий), как «гибрид авторитаризма и демократии» (директор Института глобализации и социальных движений Б. Ю. Кагарлицкий) (Кагарлицкий, 2000), «либеральный авторитарный режим с демократическими тенденциями» (заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС, один из реформаторов эпохи перестройки А.Н. Яковлев, 1923-2005 гг.) (Яковлев, 2005, С. 8), «управляемая демократия» (профессор Московского государственного университета природообустройства И.Ю. Залысин) (Залысин, 2004) или «манипулятивная демократия» (заместитель главного редактора журнала The New Times А. Колесников) (Колесников, 2007). Как представляется, отсутствие терминологической ясности препятствует восприятию сущности современной политической системы в России, правильному пониманию её специфики и перспектив развития. Таким образом, одной из наиболее актуальных теоретических проблем российской теории государства и права является проблема определения сущности современного политического режима Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации, принятая на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г., отражает кардинальные изменения в ценностных ориентациях, которые произошли в обществе и государстве в постсоветский период. Российский политический режим, согласно Конституции 1993 г., нельзя отнести ни к одной классической форме правления, будь то парламентская, смешанная или даже президентская (которая в её американской интерпретации включает жёсткое разделение властей, отсутствующее в российской модели), поскольку политическая система устроена таким образом, что институт Президента Российской Федерации трансцендентен (от лат. transcendentis – выходящий за пределы; находящийся за пределами определённой системы) по отношению к юридическим нормам и практике разделения властей, а также выступает посредником между ними и является гарантом Конституции.

Про российский политический режим можно было бы сказать «авторитарная демократия», если бы это определение не являлось оксюмороном. Однако перспектива перехода от президентской формы к парламентской форме правления является утопией, учитывая российский национально-этнический федерализм. Следует также отметить движение в российское политической практике к смешанной форме правления путём постепенного расширения ответственности правительства перед парламентом и ограничения указного права Президента.

Часто утверждается, что политическая власть Президента РФ является сверхсильной. Однако более убедительным было бы проанализировать полномочия президентской власти. Институт президентской власти в современной России, как и конституционные нормы, обеспечивают единство экономического пространства, указывают основные направления социального развития, определяют юридическую силу и характер действия Конституции, устанавливают назначение и гарантии местного самоуправления; закрепляют идеологическое и политическое многообразие, а также основы политико-правового статуса общественных объединений.

Следует отметить, что институт президентской власти эффективно осуществляет правонаделительную и охранительную функции, в частности, человеку и гражданину обеспечено приобретение материальных и духовных благ, пользование гражданскими свободами, равно как и несение ответственности перед обществом и государством непосредственно на основе конституционных норм и в соответствии с условиями их реализации, предусмотренными в самой Конституции, что прямо следует из статей с 18-й по 55-ю Конституции. Более того, все Президенты России соответствовали ряду требований: гражданство РФ, постоянное проживание в стране не менее 10 лет и были старше 35 лет (ст.3.2. ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации»). Кроме того, бывший Президент, а ныне Председатель Правительства РФ В.В. Путин доказал свою приверженность конституционному принципу, согласно которому, «одно и то же лицо не может быть Президентом России более двух сроков подряд» (статья 81 пункт 3 Конституции РФ).

В России сохраняется «фасад демократии». Однако на проблему диссонанса между конституцией и реальностью обращает внимание и профессор политической социологии Парижского университета Морис Дюверже, который подчеркивает, что «режим может радикально меняться в рамках одного и тоже правового каркаса» (Duverger, 1980, P.166). Согласно Дюверже, изучая политические режимы, необходимо, прежде всего, исследовать не конституцию (в соответствии с формально-юридическим подходом), а практику её функционирования.

Авторитаризм в России

Авторитаризм имеет глубокие социокультурные корни в российском обществе. Так, по данным опроса ВЦИОМ, проведённого в марте 2003 г. в связи с 50-летием со дня смерти И.В. Сталина, 53% россиян указали, что он «сыграл, безусловно, положительную или скорее положительную роль в жизни нашей страны» (Залысин, 2004), что свидетельствует о снижении значимости демократических ценностей в массовом сознании. Однако, по мнению ведущего научного сотрудника ИМЭМО РАН В.И. Пантина, связь между ценностными ориентациями граждан, в том числе их представлениями о демократии, с одной стороны, и стабильностью демократии, а также демократических политических и правовых институтов, с другой, не является простой причинной связью (Пантин, 2001, С. 102). Поэтому одновременно можно предположить, что позитивные отзывы о Сталине в общественном мнении россиян означают тот факт, что стремление к демократическим ценностям совмещается с одобрением концепции «сильного государства», что может свидетельствовать о естественном желании стабильности и порядка после периода смутных перемен и неурядиц.

Главной причиной падения гражданской активности россиян в политической сфере является их неверие в эффективность их политических действий и инициатив. Следует предположить, что снижение политической и электоральной активности россиян, наряду с неверием в эффективность деятельности демократических политических институтов, чревато ростом дальнейших авторитарных тенденций в российском обществе. Снижение гражданской активности в политической сфере не является специфически российской проблемой. Тем не менее, в политической жизни России налицо тенденция к постепенной замене «демократии участвующего характера», свойственной для начала 1990-х гг., «безучастной» абсентеистской (от англ. аbsent – отсутствие) демократией. В современной России снижение гражданской активности в политической сфере и, прежде всего, неучастие в выборах стало в последние годы серьёзной проблемой. Например, во время последних губернаторских выборов в Санкт-Петербурге (21 сентября и 5 октября 2003 года), в голосовании не приняли участие более 70% избирателей, внесённых в списки. Однако, любые меры с использованием методов принуждения и принудительной явки, или технического характера, как, например, устранение минимального порога явки избирателей на выборах (Федеральный Закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в редакции от 5 декабря 2006 г. № 225-ФЗ), являются отчаянной попыткой властей сохранить «фасад демократии».

Данная негативная тенденция вызывает вполне обоснованные вопросы о степени легитимности сформированных институтов политической власти и позволяет заявлять о том, что они не в полной мере отражают волю народа. Более того, отчуждение граждан от государственной власти препятствует их эффективному участию в процессах политического управления. Так, по мнению директора Клуба главных редакторов региональных газет России «Четвертая власть» В.В Гущина, популярность бывшего Президента РФ В.В. Путина и нарастающие антидемократические настроения неизбежно приведут к становлению авторитарного политического режима: «авторитет одной личности на фоне абсолютной дискредитации демократических органов власти и управления не может вести никуда, иначе как к ″имперскому авторитаризму″» (Гущин, 2002). Однако с данной точкой зрения об «имперском авторитаризме» В.В. Путина и его последователя, Президента РФ Д.А. Медведева, невозможно согласиться после изучении социодинамики общественного мнения относительно доверия россиян к деятельности бывшего Президента В.В. Путина. И, как отмечал российский социолог, директор аналитической службы ВЦИОМ-А, (Левада-Центр), Ю.А. Левада (1930-2006 гг.), переход от «ельцинского» президентства к «путинскому» представлял собой «довольно сложный и противоречивый социально-политический процесс, затрагивающий различные сферы, слои и механизмы общественной жизни». Сложность такого перехода может считаться некой отечественной традицией: «персонализация верховной власти при неразвитости формальных правовых институтов в России» (Левада, 2000, С. 51).

И, если опросы общественного мнения, проведённые ВЦИОМ и ФОМ в мае и декабре 2000 г. наглядно показали двукратный рост доверия к курсу реформ, что было связано с ожиданиями улучшения политической ситуации в стране (Левашов, 2000), то своеобразным подведением итогов влияния семилетнего пребывания на посту Президента РФ В. В. Путина на правовые институты стал опрос ВЦИОМ от 9–10 сентября 2006 года 1600 человек, на основании результатов которого следует прийти к заключению, что ситуация в сфере порядка и законности, личной безопасности, развития демократии, прав и свобод, а также борьбы с коррупцией респондентам виделась стабильной, без значительных улучшений. Так, относительное большинство полагало, что изменений в этих сферах не произошло – 37% , остальные респонденты положительные изменения – 33% фиксировали чаще отрицательных – 23%. Самый заметный рост положительных оценок отмечен в области личной безопасности (с 16% до 27%), сфере порядка и законности (с 23% до 33%). Работа государственной власти и управления за время президентства В.В. Путина в целом улучшилась, полагали 43% опрошенных (из них 16% отмечают значительные успехи). Считали, что работа осталась такой, как раньше, 35% опрошенных, а на негативные изменения указывали 6% респондентов (Владимир …, 2006).

Изучив основные тенденции социодинамики общественного мнения россиян относительно политического режима современной России, следует прийти к выводу, что недоверие к демократическим политическим институтам сопровождается политической апатией россиян. Политически пассивное большинство россиян является социальной опорой авторитарных политиков, что подтвердили результаты выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации 2003 и 2007 гг. Симптоматично, что в Думу V созыва (2007-2011 гг.) прошли две российские партии, которые являются апологетами авторитарных методов правления (КПРФ – 57 депутатов или 12,67% от состава ГД и ЛДПР – 40 депутатов или 8,89% от состава ГД) (Фракции…, 2008). С другой стороны, партии с либерально-демократической идеологией – Яблоко и СПС набрали, соответственно, 1,59% и 0,96% голосов избирателей и потерпели сокрушительное поражение – результаты выборов показали, что их поддерживает незначительная часть общества.

Отсутствие финансово независимых и экономически самостоятельных центральных и, особенно, региональных СМИ, партийной системы, основанной на политической конкуренции, а также дееспособных институтов гражданского общества, способно привести к бюрократизации политической системы и нежеланию правящей элиты что-либо менять в сложившемся статусе-кво. Однако при обострении экономических проблем и росте недовольства населения социальными издержками реформ возможно применение испытанных силовых методов регулирования экономики: экспроприация капиталов холдингов, поиск внутренних и внешних врагов, а также культивирование национализма. Факторами, благоприятствующими такому развитию событий, являются авторитарно-уравнительные настроения в российском обществе и социальные издержки, связанные с осуществлением рыночных реформ.

В данном контексте следует рассмотреть гипотетическую возможность возврата российской государственности от провозглашаемого демократического политического режима к авторитарному, что приведёт к сочетанию авторитарных институтов с демократическими (Сташ, 2006, С. 123). В результате «вместо системы политической демократии […] налицо реальная возможность регенерации бюрократической государственности или получения её посттоталитарной модификации – корпоративного государства» (Сташ, 2006, С. 122). Действительно, «…супербюрократизированная вертикаль исполнительной власти, абсолютно неподконтрольная ни парламенту, ни населению […] по духу, по ментальности устраивает бывших партийных функционеров, но это путь в застой, в тупик. Ставка на неё крупных политических игроков автоматически возрождает монополию власти, что приведёт к появлению культа вождя» – полагает председатель совета директоров Независимого института выборов А.В. Иванченко (Иванченко, 2002). Опасность становления авторитарного политического режима заключается и в том, что вместо установления «стабильности, порядка и законности», авторитарный политический режим в российских условиях «способен расколоть общество, будет тяготеть к теневой политике, к однопартийности, к монополизации власти» (Сташ, 2006, С. 122). Таким образом, авторитарная система управления и автократический политический режим никак объективно не приблизят, а лишь отдалят россиян от подлинного понимания демократии и осуществления либерально-демократического политического режима в Российской Федерации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Владимир Путин: семь лет у власти. (2006) Москва: Пресс-выпуск ВЦИОМ. № 544. 2 октября. Режим просмотра: http://wciom.ru/
2. Гущин В. (2002) Вперед к имперскому авторитаризму?: Парадокс размышления о неизбежной гибели диалектики и демократии // Литературная газета. №36 (5891). 4-10 сент.
3. Залысин И.Ю. (2004) Эволюция политического режима в современной России // Проблемы научного обеспечения развития эколого-экономического потенциала России. Сб. науч. трудов Всероссийской научно-технической конференции, г. Москва, 15-19 марта 2004 г. Режим просмотра: http://www.msuee.ru/science/ht/10/2004/04_4/4.4.doc
4. Иванченко А.В. (2002) Народовластие против олигархии // Независимая газета. 10 декабря.
5. Кагарлицкий Б. (2000) Управлять страной или оппозицией? // Новая Газета. №24(д). 22 июня.
Колесников А. (2007) Политэкономия: Инстинкт демократии // Ведомости. №161(1935). 29 августа.
6. Левада Ю.А. (2000) Общественное мнение на переломе эпох: ожидания, опасения, рамки (к социологии политического перехода) // От мнений к пониманию. Социологические очерки 1993-2000. М.: Московская школа политических исследований. 576 с.
7. Левашов В. (2001) Реформы в России: десять лет спустя // Наука. Политика. Предпринимательство. № 1-2 (7-8). Режим просмотра: http://www.ispr.ru/BIBLIO/JURNAL/Science/jurnal107.html
8. Пантин В.И., Лапкин В.И. (2001) Общественное мнение и изменение политических институтов в России и на Западе // Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна: ООО «Феникс+». C. 100-135.
9. Сташ З.К. (2006) Демократические и авторитарные начала современного политического режима России // Вестник Адыгейского государственного университета. №3. С. 122-123.
10. Яковлев А.Н. (2005) Реформация в России // Общественные науки и современность. №2. С.5-15.
11. Duverger M. (1980) A New Political System Model: Semi-Presidential Government // European Journal of Political Research. Vol. 8. P. 165–187.

Источник: Проблемное поле дефиниций политического режима РФ [Статья из сборника] // Актуальные проблемы современной политической науки (сборник научных трудов). Вып.9 / Под ред. д.соц.н., проф. И.Е. Тимерманиса. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2009. С. 119-123.

© Hulio

Вместе с этим читают:
• Политическая жизнь современной России
• Политическая власть в России
• Политология в России

 

просмотров: 2616

Авторитарная волна достигла Запада - Ведомости

После падения Берлинской стены по миру пошла так называемая демократическая волна. Политические свободы распространились из традиционного оплота в Западной Европе и США на такие разные страны, как Польша, ЮАР и Индонезия, тоже ставшие демократическими. Сейчас, судя по всему, начался обратный процесс. Авторитарная волна зародилась за пределами развитых демократических государств и теперь распространяется по Европе и США.

Возрождение авторитарных практик и подходов впервые проявилось в молодых демократиях, таких как Россия, Таиланд и Филиппины, а теперь оно добралось и до западных стран. Правительства авторитарной направленности пришли к власти в Польше и Венгрии. Но самым поразительным стало избрание президентом США человека, который называет свободную прессу «врагом народа» и относится без должного уважения к независимой судебной системе.

Эта авторитарная волна угрожает поставить под сомнение удобные нам представления о том, как функционирует политика. Возможно, придется пересмотреть убеждение, что политика в развитых и богатых демократических государствах Запада кардинально отличается от политики в странах Латинской Америки и Азии. Все больше сомнений вызывает мысль, что самыми убежденными сторонниками демократии являются молодые люди и представители среднего класса.

Тенденция разрушения демократических ценностей на Западе была обозначена в 2016 г. в нашумевшей статье политологов Роберто Фоа и Яши Моунка, написанной еще до избрания Дональда Трампа президентом США. Эта работа привлекала внимание к росту антидемократических настроений как в США, так и в Европе. Один из самых заметных ее пунктов – то, что сейчас каждый шестой американец считает допустимой власть военных. В 1995 г. так думал только каждый шестнадцатый. При этом демократический строй считают необходимым условием для жизни 70% американцев, родившихся в 1930-е гг., и только 30% родившихся в 1980-е гг. В Европе происходит аналогичный, пусть и менее заметный процесс снижения доверия к демократическим институтам. Фоа и Моунк приходят к выводу, что «за последние 30 лет доверие к таким политическим институтам, как парламент или суд, в развитых демократиях Северной Америки и Западной Европы резко снизилось».

Предметом исследования Фоа и Моунка стали страны Запада. Но возрождение мягкого авторитаризма еще заметнее в странах, когда-то ставших символами демократической волны: на Филиппинах, где в 1986 г. был свергнут режим президента Фердинанда Маркоса; в России, где в 1991 г. закончилась многолетняя власть коммунистов; в ЮАР, где в 1994 г. был положен конец режиму апартеида. В этих трех странах есть ключевые элементы демократии, например выборы. Но демократические нормы размываются, их сменяет система личной власти, при которой расцветает коррупция.

В России экономический кризис и беззаконие 1990-х гг. создали условия для возрождения автократии при Владимире Путине. При нем российский режим стал образцом мягкого авторитаризма, объединяющего в себе национализм, популизм, коррупцию, гонения на СМИ и тесный союз президента и богатейших олигархов. Вероятно, не случайно одни из самых отчетливых предупреждений об опасностях «трампизма» звучали со стороны российских диссидентов, таких как Гарри Каспаров или Маша Гессен.

Авторитарный президент Филиппин Родриго Дутерте многое позаимствовал из тактики Путина. Поощрение самосудов привело в ужас местных либералов, но было одобрительно принято большинством населения, запуганного преступниками и наркоторговцами. Дутерте также сумел заручиться поддержкой молодых избирателей, плохо помнящих процесс становления демократии на Филиппинах.

Тот же сценарий угрожает и ЮАР. При президенте Джейкобе Зуме в стране расцвела коррупция, усилилось давление на СМИ и независимые от правительства ветви власти. Многие либерально настроенные южноафриканцы надеются, что после ухода Зумы в стране возродится демократия. Но события могут развиваться и по-другому. «В Южной Африке назревает момент Трампа», – предупреждает старший политический экономист Standard Bank Саймон Фримантл. Он ссылается на результаты исследований, свидетельствующие о том, что поколение «рожденных свободными» южноафриканцев (появившихся на свет после освобождения из тюрьмы Нельсона Манделы) в меньшей степени поддерживает демократические ценности, нежели люди, помнящие борьбу против апартеида. Кроме того, в ЮАР растет степень одобрения политики депортации иммигрантов, подобной той, что провозглашает Трамп.

Что же объединяет падение поддержки демократии в таких разных странах, как Россия, Филиппины, ЮАР и даже США? То, что для многих избирателей демократия является только средством достижения цели, а не целью самой по себе. Если демократическая система не может обеспечить рабочие места, как в ЮАР, или безопасность, как на Филиппинах, либо если она ассоциируется со снижением жизненных стандартов, как в США, некоторые избиратели могут счесть авторитарную модель более привлекательной. В условиях растущего неравенства вероятность смещения в сторону авторитаризма еще выше, если политическая и экономическая система кажутся нацеленными на обслуживание приближенных к ним.

Конечно, всегда найдутся люди, для которых политические свободы ценны сами по себе, которые считают, что без них невозможно сохранять человеческое достоинство. Однако несогласных, готовых отправиться в тюрьму ради защиты свободы слова, относительно немного. Бывший президент США Рональд Рейган, наблюдавший окончание холодной войны, любил хвалиться тем, что «свобода работает». К сожалению, если обычные люди перестают в это верить, многие могут махнуть на свободу рукой.

FT, Перевела Надежда Беличенко

Автор – обозреватель Financial Times

Россия-2042: что говорит о перспективах режима политическая наука | Мнения

Фото: Maxim Marmur / AFP

Владимир Путин руководит Россией уже восемнадцать лет и в ближайшие годы, судя по всему, не намерен никуда уходить. Но если отвлечься от того, кто конкретно занимает президентский пост, то стоит ли ждать каких-то других изменений в системе российской власти? И что будет с российским политическим режимом лет через двадцать пять, когда Путин уже почти наверняка перестанет быть президентом? Произойдет ли в России демократизация или, наоборот, дальнейшее ужесточение авторитарного режима? Чтобы оценить вероятность этих сценариев, полезно отвлечься от текущих политических реалий и посмотреть, что политическая наука вообще говорит нам о таких политических режимах, как российский, и об их типичных траекториях. В этой статье речь пойдет главным образом об общих закономерностях развития авторитарных режимов; и поскольку у каждого режима свои особенности, прогнозы не стоит воспринимать как детерминистские. Это лишь примерные ориентиры.

По большому счету, Россия может пойти по одному из трех путей: остаться электоральным авторитарным режимом, как сейчас, стать демократией или же действительно жесткой и закрытой диктатурой. Здесь я исхожу из «минимального» определения демократии в духе Адама Пшеворски: это «режим, в котором политики, находящиеся у власти, проигрывают выборы и в случае поражения оставляют власть» (что подразумевает свободные и конкурентные выборы). Таким образом, чтобы Россия 2042 года считалась демократией, власть должна проиграть выборы хотя бы один раз, и после этого поражения правила игры не должны существенно измениться.

С соревновательным (электоральным) авторитаризмом дело обстоит несколько сложнее. Стивен Левицки и Лукан Вэй, много сделавшие для введения этой концепции в обиход, пишут, что такие режимы часто не соответствуют базовым критериям демократии, включая свободные и конкурентные выборы, защиту гражданских и политических прав, но в какой-то степени эти демократические принципы все-таки действуют, тогда как в «полноценных» диктатурах они служат лишь фасадом или не выполняются вообще.

Россия в этом смысле непростой случай: хотя выборы формально многопартийные, власть имеет подавляющее преимущество, а реальная оппозиция не допускается; государство контролирует основные СМИ и массово использует электоральные манипуляции и фальсификации. Как и в режимах с партией-гегемоном, все знают, что победить могут только партия власти и кандидаты от власти. Но в отличие, например, от PRI в Мексике, внутрипартийная конкуренция в России невелика, а ротация президентов не предусмотрена.

В то же время, несмотря на ужесточение режима, России еще далеко до уровня репрессий и закрытости, который мы наблюдаем в монархиях Персидского залива или среднеазиатских диктатурах. Поэтому нынешний российский режим все-таки можно определить как электоральную автократию, хотя он и дрейфует в сторону более жесткой диктатуры.

Следовательно, вопрос можно поставить так: каковы шансы, что Россия в политическом смысле останется в рамках соревновательного авторитаризма, демократизируется или станет полноценной диктатурой? В этой статье я вывожу за скобки личный фактор. Перспективы смерти или ухода нынешнего лидера, а также личные и политические качества его преемников – прекрасная тема для спекуляций, но с точки зрения политической науки прогнозы здесь давать трудно.

Сущность, признаки и типология авторитарного политического режима

Понятие и сущность авторитарного режима

Политические режимы связаны с осуществлением политики, функционированием и воздействием власти и государства, способами взаимодействия политических и неполитических форм общественной и политической организации, сменой политических элит, с внешними условиями и факторами политических процессов.

Авторитарный (от лат. auctoritas - власть) режим можно рассматривать с точки зрения компромисса между демократическим режимом и тоталитарным. Авторитарный, с одной стороны, жестче, чем демократический, а с другой намного либеральнее и мягче, чем тоталитаризм.

Авторитаризм, как политический режим – это государственно-политическое устройство общества, такой способ осуществления власти, при котором власть осуществляется конкретным лицом или политическим актором (политической партией, олигархией, классом) при минимальном участии народа.

При авторитарном политическом режиме, несмотря на формальное признание за индивидом гражданских прав и свобод, они по существу не соблюдаются и ущемляются, не обеспечивается реальное равенство людей перед законом. Вся система государственной власти находится под контролем политической партии, главы или лидера государства, деятельность которых выведена за рамки права. Авторитарный политический режим подавляет инакомыслие, свободу слова, ограничивает права личности на выбор места жительства, преследует за политические убеждения, запрещает деятельность оппозиционных партий и т.д.

Особенности авторитарного политического режима

Ниже приведены основные признаки и характеристики авторитарного режима:

  • При такой политике происходит тотальная концентрация власти в руках одного сильного лидера или нескольких тесно связанных органов государства. Причём одновременно с этим происходит отчуждение народа от реальных рычагов власти.
  • Ограничивается, и в принципе, игнорируется принцип разделения властей. Очень часто президент и исполнительные структуры подчиняют себе все остальные органы власти, и как следствие, наделяются судебными и законодательными полномочиями.
  • В иных случаях суд выступает вспомогательным институтом и наравне с ним могут использоваться различные внесудебные органы.
  • Представительные органы власти могут присутствовать при таком режиме, хотя их роль в таком случае существенно ограничена.
  • Сведена к минимуму или отсутствует система действия принципов выборности государственных органов, подконтрольности и подотчетности их населению.
  • Административный и командный метод выступают в качестве главных методов государственного управления, но при этом отсутствует массовый террор.
  • Различные силовые структуры (военные, милиция) обществу неподконтрольны и часто используются в сугубо политических целях.
  • Свободы и права человека и гражданина не обеспечиваются реально, хотя и провозглашаются. При этом сохраняется «полугласноть» и полнейшая цензура, властью допускается частный плюрализм.

 

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание  

Примеры и типология авторитарного режима

Изучая исторические сводки и научную литературу, становится понятно, такой режим политической власти как авторитарный возникает, как правило, в странах, где происходит смена общественного строя, которая сопровождается резкой популяризацией политических сил, и если мы наблюдаем в стране политические и экономические кризисы в течении длительного времени, преодоление их путём применения демократических средств и рычагов становится невозможным.

Так как такие ситуации – довольно частое явление в развитии мирового сообщества, становится очевидным мнение о том, что авторитаризм относится к достаточно распространенным политическим режимам. Множество примеров данного режима знают история и современность. Например, во второй половине ХХ в. Авторитарный режим возник во многих странах Азии, Латинской Америки и Африки, освободившихся в то время от колониализма. А в СССР в 1953г. начинается преобразование тоталитарного режима в авторитарный.

Политолог Дирк Берг-Шлоссер разработал самую известную типологию разновидностей авторитаризма:

  • Традиционные авторитарные режимы олигархического типа (например - : Гватемала, Никарагуа до 1979 г., Куба до 1959 г.  и другие).
  • Традиционные абсолютистские монархии (например - Эфиопия до 1974 г., Марокко, Непал до 2007 г., Саудовская Аравия и другие).
  • Гегемонистский авторитаризм новой олигархии (например - Камерун, Филиппины при Ф. Маркосе в 1972—1985 г.,  Тунис).
  • Ряд стран «социалистической ориентации» со всеми особенностями восприятия социализма, эгалитаристских традиций собственной культуры (например -  Мьянма, Мозамбик, Гвинея, Венесуэла).
  • Военные режимы (например - режим Г. А. Насера в Египте, Х. авторитарные режимы в Ираке, режим Перона в Аргентине, и другие).

Также следует выделить как разновидность авторитаризма теократические режимы, когда политическая власть сконцентрирована в руках духовенства. Лучшим примером будет исламское государство, которое приняла ислам, а в частности шариат, как основу своих законов и политических институтов.

На заметку

Хочется отметить интересный момент – любой авторитарный момент рано или поздно приходит к формату единоличной диктатуры. Ведь государства с авторитаризмом присутствовали в истории всегда и в больших количествах. Но и сегодняшние дни не исключение, пример, Саудовская Аравия и Марокко – яркие представители абсолютистских монархий; военные режимы недавнего прошлого – Чили во главе с Пиночетом, генерал Перон в Аргентине.

Политический режим Казахстана: бюрократия, трайбализм и риски. Интервью

“Almaty Subway” by jon|k is licensed under CC BY-NC-ND 2.0 

С приходом к власти в марте 2019 г. К.-Ж. Токаева в Казахстане поспешили объявить перемены – переход к «новому» политическому режиму. Но насколько это так? Какова специфика политического режима Казахстана, какие парадоксы продолжают удивлять мир и какую роль играет бюрократия в поддержании политической власти? Об этом в интервью CAAN рассказывает исследовательница Асель Тутумлу.

Асель Тутумлу имеет две степени магистра в области международных отношений (American University, CША) и политической теории (New School for Social Research, США), а также докторскую степень в области международных отношений, полученную в Университете штата Нью-Джерси (Rutgers University, США). Она является автором статей и публикаций в издания «Исследованиях Европы и Азии» (Europe-Asia Studies), «Журнал евразийских исследований» (Journal of Eurasian Studies), «Проблемы посткоммунизма» (Problems of Post-Communism), a также глав в книгах международных изданий Routledge, Palgrave, Nomos, и Lexington Press. В дополнение к своей академической карьере Асель работала консультантом в системе ООН и в международных НПО. Она также преподавала в различных учебных заведениях США, Казахстана и Турции. В настоящее время она работает над проектом по сравнительному анализу современных авторитарных режимов.

Сейчас политическая наука предлагает множество видов и подходов к категоризации политических режимов. Как бы вы охарактеризовали политический режим Казахстана в эпоху Назарбаева?

В литературе, которая пытается теоретизировать различные виды демократии и виды авторитарных режимов, мы видим две интеллектуальные траектории. В первой группе люди пытаются добавить к слову авторитаризм различные дифференцированные характеристики в виде прилагательных: либеральная демократия, гибридный режим, авторитарный султанический режим. Подобные термины демонстрируют то, насколько глава государства имеет определенные полномочия и насколько эти полномочия ограничены законом или же какой-то альтернативной группой, основанной на экономическом или бюрократическом фундаменте. То есть, когда мы добавляем прилагательные, получившийся термин демонстрирует степень относительной свободы лидера и степень его влияния на политические процессы внутри своей страны.

Другой подход отрицает необходимость термина авторитаризм, в силу того, что он себя изжил.

По сути до 2000-х авторитаризм в основном понимался негативно. При этом все прекрасно понимали «что такое демократия» и «что такое тоталитарный строй». В тоталитарном строе есть определенная идеология, которая достаточно сильно контролируется государством и не даёт человеку мыслить независимо. В демократической системе у человека всегда была индивидуальная свобода мыслей и выражения, а государство гарантировало их права и свободы. В авторитарном режиме нарушались определённые демократические базовые нормы, создавалась система, которая совершенно не была настроена на включение больших групп интересов, соответственно исключала плюрализм, где маленькая элита контролировала всё, что происходит внутри государства. На сегодняшний день подобная трактовка термина «авторитаризм» не работает, потому что и в демократических странах происходят определенные процессы, которые в принципе авторитарны. К примеру, в тех же демократических странах запущены и работают системы отслеживания и прослушки, создаются политические профили для контроля за населением, а выборы происходят по другим правилам игры, где экономические элиты имеют намного больше власти над политиками, чем когда-либо.

В подобных условиях становится очевидным, что старые термины “демократия”, “авторитаризм” и “тоталитарная система” изжили себя и что же делать тогда? Поэтому вторая группа ученых предлагает выйти из этих категорий и попытаться определить другие характеристики и атрибуты. В пример можно привести неопатримониальную систему, где политическая и экономическая элита связаны в определённые неформальные структуры и иерархии, и где практически отсутствует конкуренция.

Что касается режима Назарбаева, то его можно было бы определить как современный авторитарный режим, который принимает определенные формальные институты демократии, открытость к рыночной системе и интегрированность в международное экономическое пространство. Одновременно этот режим неформально все равно создаёт так называемую неопатримониальную или как иногда ее называют – патрональную систему, в которой политические и экономические элиты связываются в одну иерархию. Причём вся система становится деидеологизированной, то есть нет какой-то определенной идеологии, которая бы позволяла мобилизовать не только элиту, но и население. В связи с этим получается, что режим просто дает возможность людям верить и заниматься тем, чем они хотят и позволено в обмен на то, что люди не вмешиваются в политическую структуру, не пытаются критиковать государство. Государство даёт им возможность путешествовать, заниматься бизнесом, работать и иметь определённый уровень благополучия.

Такие современные авторитарные режимы сейчас появились во многих странах. Казахстан как пример совершенно не уникален: можно говорить о России, Кыргызстане, несмотря на то, что в этих странах существуют разные формы политической системы, разные культурные и исторические принципы, на которых эти системы были построены.

Мы очень похожи на Россию, на Азербайджан, то есть на те страны, которые зависят от нефтяной ренты и одновременно хотят построить развитую диверсифицированную экономическую систему. Политически эти все страны – патрональные.

Какие сильные стороны и недостатки имел режим Назарбаева? Наблюдался ли культ личности в этот период, если да, то что будет с культом дальше? В чем парадоксы политического режима в Казахстане?

Сильные стороны режима Назарбаева были в том, что он был интегрирован в международную систему и принимал определенные обязательства по гарантии социально-экономических свобод. Но режим не совсем был плюралистичен: политическая элита у нас в принципе всё равно была очень маленькая, изолированная от населения.

Какое-то время, в особенности, когда цены на нефть были достаточно высокие, у людей было больше возможности зарабатывать деньги, не попадая под радар так называемых патрональных структур, которые имели возможность просто отбирать бизнес. Например, если годовой доход у определенной фирмы был около 5 млн. долларов, она была неинтересной патрональной системе. На сегодняшний день планка намного ниже: если фирма зарабатывает 100 000 долларов, то это уже является заметным доходом, и соответственно, люди стали бояться, что их бизнес может быть подвергнут рейдерству. В конце своего режима Назарбаев уже не мог контролировать свою бюрократическую элиту. Он уже не мог в принципе предотвратить рейдерство, которое является очень большим барьером в развитии экономики и страны в целом.

Ещё одна слабая сторона заключается во внутренней экономической монополии. Если мы говорим о секторе недропользования, то намного легче работать с большими корпорациями, которые могут создавать консорциумы, так как ими легче управлять. Соответственно, с самого начала мы выбрали наш экономический путь развития, основанный на больших корпорациях. Слабые стороны режима Назарбаева были в том, что надо было не просто поддерживать средний бизнес, но и поддерживать внутреннее производство, способное трансформировать Казахстан из ресурсной страны, в производящую. Мне кажется, что в начале он это прекрасно понимал, но реализовать это не удалось.

Культ личности скорее защищает бюрократов, снимая с них ответственность за все провалы в социально-экономической политике

Стоит отметить, что культ личности Назарабаева в Казахстане присутствует, однако, в моем понимании – это проект не самого Назарбаева, а бюрократии с целью перенести ответственность за результаты управления на лидера. Культ личности скорее защищает бюрократов, снимая с них ответственность за все провалы в социально-экономической политике.

У Токаева очень интересная позиция по культу личности, потому что с самого начала он сказал, что он не принимает свой культ личности, и нацелен на преемственность политики Назарбаева. Как мы видим, плакаты, все остальные речи и высказывания Назарбаева до сих пор висят на улицах Казахстана. Цитаты и портреты Токаева не висят, что помогает ему держать государственный аппарат под контролем. То есть, если вдруг они сейчас начнут идти против режима Токаева, то, соответственно, тут сразу же можно будет делать параллели, что они идут против Назарбаева. Таким образом, Токаев защищает свою легитимность и свои возможности. То есть, Токаев также будет продолжать политику культа личности Назарбаева, потому что это позволяет ему сохранить свою легитимность и сохранить определенные рычаги власти над элитой.

Какова в целом роль бюрократии в построении политического режима Казахстана?

Бюрократия сыграла очень важную роль в легитимизации режима Назарбаева, к сожалению. Если мы возьмем индустриальную политику Казахстана, то мы видим, что она совершенно не была в интересах патрональной бюрократической системы. Если бюрократ ответственен за внедрение прорыночных реформ, за внедрение конкурентности, за внедрение технологий и поддержки предприятий с сильным экспортным потенциалом, то эта политика требует от государственного чиновника намного меньше вмешательства в рынок, строгой поддержки именно тех конкурентоспособных предприятий, которые уже имеют определенную нишу во внутреннем и на международным рынке. Но подобная стратегия государственного чиновника не даёт возможность ему извлечь существенные выгоды для себя. Бюрократ совершенно не заинтересован в том, чтобы поддерживать предприятия. Вместо этого он создаёт предприятия, которые принадлежат его родственникам, получают контракты и субсидии от государства для своего развития. Поэтому, после того как государственный контракт завершается, буквально через 2-3 года большинство таких предприятий закрываются.

Провал в индустриальной политики заключается в том, что патрональная система позволила бюрократическому аппарату нивелировать все попытки переделать экономику в конкурентноспособную и развитую с большим рыночном экспортным потенциалом.

Каково влияние трайбализма в политическом режиме Казахстана, и каков принцип формирования команды, групп влияния в политике?

Трайбализм скорее более актуален для более старшего поколения, к примеру, для людей, кому за 50 лет. Для более молодого поколения, которое может знать свои корни и понимать племенные отношения, трайбализм уже отходит на задний план. Исследования «назарбаевского поколения» показывают, что для них тоже важен трайбализм как важная составляющая социальной мобильности. Если говорить о кадровой политике, то определяющее значение имеет принцип формирования команды, основанный на личной лояльности. Бюрократ набирает к себе в команду людей, которым он доверяет, учитывая финансовые ресурсы и условия их распределения. Финансовые индустриальные группировки, как правило, могут либо быть прямо аффилированными с государственными чиновниками, в особенности с теми, кто очень близко находился в назарбаевском окружении, либо же они могут быть аффилированы с определёнными бизнес группировками, которые также имеют выход прямо на Назарбаева либо же имеют определенные экономические связи с другими чиновниками. Такие группы влияния участвуют в поддержке определённых кандидатов на выборах, могут давать субсидии партии Нур-Отан, могут приглашать экспертов, которые бы давали определённые курсы государственным чиновникам. То есть их влияние может быть и не совсем прямое, скорее косвенное в силу наличия прямого доступа либо к Назарбаеву, либо к высшему эшелону власти.

Принцип команды среди бюрократов ослабляет надзор и контроль за исполнением реформ, так как создает круговую поруку и информационную асимметрию.

В чем заключается информационная асимметрия в авторитарных политических режимах?

Если мы посмотрим на демократический режим, то мы видим, что существующая информация выходит из различных источников: есть независимые исследовательские организации, есть организации, которые зависимы от определенных экономических группировок, в США это особенно видно. Все они занимаются исследованием каких-то определенных процессов и дают возможность политическому режиму иметь достаточно достоверную информацию: то есть информация, которая будет подаваться консервативными источниками или источниками, которые близки к демократической партии, будет преподносится в другом свете, но у режима всегда есть возможность проверить информацию и отфильтровать так называемые факты от интерпретации.

В авторитарном режиме этого нет, потому что если мы посмотрим на патрональную систему, каждый бюрократ набирает себе в команду людей, которые лично лояльны этому человеку.

В такой системе авторитарного режима мы видим так называемую информационную асимметрию

Получается, мы строим систему, где чиновники не подотчётны народу, однако подотчётны своему прямому начальнику. В этой системе, если вдруг Назарбаеву захочется, допустим, проверить, как работают законы на местах, то он не сможет найти достоверную информацию, потому что чиновники на самом низшем уровне будут способствовать искажению информации. В такой системе авторитарного режима мы видим так называемую информационную асимметрию.

Информационная асимметрия действует также, если режим хочет провести какие-то определённые реформы, он не совсем может быть уверен, что бюрократ на самом низшем уровне проведет её так как это было задумано с самого начала. Я ещё раз повторюсь, что для бюрократа нет никакого стимула, он совсем не зарабатывает на том, чтобы проводить индустриальную политику, допустим, в той версии, в которой она была изначально задумана. Поэтому у Назарбаева остаётся единственная возможность контролировать свою бюрократическую систему, набирая себе в команду людей, которые лично лояльны ему. Здесь мы видим, что у нас политическая система очень долгое время состояла из тех же людей, то есть лица в политике были одни и те же, и только после 2015-2016 года мы наконец-то стали видеть какие-то другие более молодые личности. То есть, мы стали видеть какую-то дифференциацию, но до этого вся система была основана том, что люди, которые были в команде Назарбаева, были лично лояльны ему.

С приходом «нового» президента К-Ж.Токаева можно ли говорить или прогнозировать процесс перехода политического режима от одного к другому?

Какие-то изменения определенно будут: к примеру, Токаев не потерпит собственного культа личности, но говорить о том, что система не будет патрональной или же система станет экономически диверсифицированной, где финансово-промышленные группировки потеряют власть над политическим аппаратом, об этом не только рано говорить, но и невозможно в нынешних условиях.

Митинг против репрессий и в память жертв Желтоксан-1986 и Жанаозен-2011. Алматы, 16 декабря 2019 г. Фото – Adamdar.ca

В чем риски современного сложившегося режима в Казахстане?

Риски состоят в том, что у режима становится все меньше возможностей создавать большие программы для населения. Когда были высокие цены на нефть, государство могло позволить себе финансировать большие государственные предприятия и программы, когда достаточное количество жителей становились бенефициарами. К примеру, в сельскохозяйственной отрасти, в индустриальной сфере. Данные программы были доступны не для всех, скорее для приближенных к семье. Тем не менее, ряд жителей могли ощутить существенную выгоду. Сейчас мы видим целую сеть социальных протестов, обусловленных отсутствием у государства возможности финансировать большие проекты, а значит у населения сужается поле для экономического благополучия, что стимулирует протесты. На сегодня эти протесты организованы средним классом, у людей с высшим образованием. Протестная ситуация все еще не совсем накалилась, скорее накалится тогда, когда население поймет, что им нечего терять: если не будет рабочих мест, пособий и других привилегий.

Чтобы предотвратить протесты, государству придется выделять субсидии, таким образом вовлекая население в свои проекты, которые дадут возможность получить финансовые ресурсы. Цены на нефть не демонстрируют роста, а значит пока сложно говорить о том, сможет ли новая власть решить старые проблемы. Режим реагирует на требования населения, поэтому режим Токаева готов идти на уступки, списывать долги населению. Режим будет прислушиваться к населению, но я не уверена, что режим сможет решать проблемы достаточно качественно и быстро в условиях экономической неопределенности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Политология, геополитика, теория коммуникции, библиотека

Политология, геополитика, теория коммуникции, библиотека

 

     Библиотека Политолога

Государственная политика и управление: учебник: в 2 ч. /
Л. В. Сморгунов, А. П. Альгин, И. Н. Барыгин [и др.]; под ред. Л. В. Сморгунова. –
Ч. 1: Концепции и проблемы государственной политики и управления. –
М.: РОССПЭН, 2006. – 381 с.

/c. .../ – разделитель страниц (конец текста на странице)

 

Глава 3
Политические режимы: государственная политика и управление

3.1. Политический режим и государственная власть

Научный анализ государственного управления невозможен без учета тех методов, с помощью которых осуществляется государственная власть. Одним из центральных понятий, с помощью которого возможно достижение указанной цели, является понятие «политического режима». Оно позволяет раскрыть конкретные исторические и национальные особенности функционирования и развития политической системы общества.

Если форма правления отвечает на вопрос о системе построения высших органов государственной власти, форма государственного устройства – о национально-территориальной организации государства, то политический режим дает представление о том, как осуществляется государственная власть. Если понятие политическая система определяет общий порядок взаимодействия и функционирования политических институтов то, политический режим выражает специфические пути и средства, какими эти институты взаимодействуют друг с другом.

В политической науке понятие политический режим получило широкое распространение с начала 60-х годов. Однако споры по определению данного понятия продолжаются и по настоящее время. В основном спор ведут два направления в политической науке: политико-правовое и социологическое.

Сторонники первого направления, по сути, отождествляют режим с системой или формой государственного правления. В странах с доминирующим влиянием государствоведения, например, во Франции, понятие политического режима относится к категориям конституционного права и оно связывается с особенностями разделения государственной власти.

Один из крупнейших французских политологов М. Дюверже включает в политический режим следующие элементы: правительственную власть и подчинение ей граждан, избрание правительственных органов, структуру правительства, ограничение власти правительства [Duveiger M., 1970, 13–14].

В зависимости от степени разделения функций государственной власти оно выделяет следующие режимы: режим слияния властей – собственно монархия, режим разделения властей – президентская /c. 39/ республика, режим сотрудничества властей – парламентская республика.

Так, Дж. Барнс, М. Картер, М. Сандмор считают, что «режим есть специфический период действия политической власти, осуществляемой в рамках политической системы». Ученые, представляющее институциональное направление политического анализа, больше склонны смешивать «режим» с понятием форм правления или государственного строя. «Политический режим, – пишет, например, американский исследователь К. Бекстер, – есть система или форма правления» [Цыганков А.П., 12].

К этой группе политического анализа примыкают и неоинституциональные разработки, часто связывающие свое происхождение с именем крупнейшего американского политолога Г. Лассуэла. Особенность понимания режима Г. Лассуэлом состоит в том, что он рассматривается режим как способ упорядочения, легитимизации политической системы. По словам ученого, «режим ("форма правления", "политический порядок") представляет собой образец политических форм... Режим функционирует для того, чтобы свести к минимуму элемент принуждения в политическом процессе» [Цыганков А.П., 13].

Второе направление политического анализа режимов уделяет первостепенное внимание осмыслению тех связей между обществом и государством, которые сложились реально и не обязательно в соответствии с предписанными конституцией и иными правовыми актами, нормами политического поведения. Сам термин «порядок», «режим», по меньшей мере, со времени выхода в свет работы А. Токвиля «Старый порядок и революция» обладает здесь совершенно иным смысловым звучанием.

В данном случае режим рассматривается не только как «форма» (будь то правления или государственного устройства) и даже не только как структура власти с присущими ей методами реализации политической воли, но и в гораздо более широком значении как баланс, соответствие, имеющееся во взаимоотношениях социального и политического. «Политический режим, – пишут Зеркин Д.П., Игнатов В.Г. – есть совокупность политико-правовых институтов, методов и средств осуществления государственной власти и управления обществом» [Зеркин Д.П., Игнатов В.Г., 2000].

Нередко понятие «режим» сопоставляют с понятием «система». Если системная теория задавалась выявлением общих функций политической системы, то политический режим, по мнению, например Р. Макридис, «обозначает специфические пути и средства, какими эти функции могут быть структурированы и встроены в институты и процедуры, а также возникающие в ходе этого специфические взаимоотношения» [Macridis R., 3].

В таком понимании «режим» оказывается весьма близок «политическому процессу», значение которого тесно переплетено с содержанием системы. Политический процесс, по существу, представляет собой динамический аспект политической системы, он и есть эта система, но представленная в разрезе ее становления, /c. 40/ функционирования и развития. Выработка правительством политического курса является ключевым моментом политического процесса. Влияние экономических корпоративных и индивидуальных акторов оказывается важным, когда оно отражается на решениях, принятых в рамках правительственных институтов. Общественные и групповые интересы, не будучи трансформированы институтами государственного управления в законы или политический курс в соответствии с нормативно установленными правилами принятия решений, не могут стать эффективными инструментами политики.

Следовательно, политический режим недостаточно связывать лишь с формой правления. Решая задачи социальной и политической стабилизации, он способствует организации значительно более масштабных, макросоциальных процессов. На практике политический режим представляет собой единство формальных, политико-правовых институтов и неформальных норм и отношений, образующих конкретно-историческую систему осуществления государственной власти и управления.

Политический режим представляет собой совокупность властных структур, позволяющих правящей группе осуществлять возложенные на него полномочия. В одних случаях могут существовать институт многопартийности и развитые структуры гражданского общества, в других – политические решения принимаются и реализуются режимом в опоре на принципиально иные структуры и механизмы (например, армию или бюрократию), без всякого согласования с общественными интересами

Любой режим в своей деятельности обращается к тем или иным средствам и методам достижения целей. Режимы могут существенно отличаться друг от друга в зависимости от того, какие методы (насильственные или ненасильственные) используются ими в достижении поставленных целей. Важно не смешивать между собой методы осуществления власти и собственно властные структуры. Свидетельством того, что это не одно и то же, служит, например, богатый опыт функционирования авторитарных режимов. «Обладающие нередко сходными репрессивными структурами политической власти, – пишет А. Цыганков, – авторитарные режимы далеко не всегда обращаются к фронтальному насилию в достижении поставленных целей. В тех случаях, когда более эффективным оказывается использование методов убеждения, а не принуждения, репрессивный по своей природе режим может, вопреки ожиданиям, оказаться способным проявить "несвойственную" для него гибкость и склонность к компромиссам» [Цыганков А.П., 17].

Характер политического режима воплощается в первую очередь в том, кто является в данном государстве субъектом политической власти и как осуществляются власть и государственное управление. Сущность политического режима обусловливает характер взаимодействия государственного субъекта с управляемым объектом – обществом. В зависимости от политического режима управляющие субъекты, а соответственно и системы государственного /c. 41/ управления, различаются как авторитарные и демократические. Данная типология относительна, так как в мировом сообществе существуют различные модификации авторитарных и демократических систем, в том числе смешанные и переходные.

3.2. Авторитарные типы государственного управления

Авторитарный тип государственного управления – это такой, в котором субъект представлен жестко иерархизированным институтом во главе с верховным правителем – индивидуальным или элитной узкой группой (партийной, олигархией и пр.). Авторитарный субъект реализует себя через единую вертикаль власти, идущую только сверху вниз и преимущественно в совокупности методов принуждения и физического подавления объекта властвования. В своем крайнем проявлении (тоталитаризм) авторитарный субъект отвергает относительную самостоятельность управляемого объекта и возможность его активности (субъективации) в любой форме.

В системе авторитарного управления признается исключительно однонаправленное воздействие господствующего, властвующего субъекта на подвластный объект (общество, народ, его организации). Проблема обратной связи (обратного воздействия), по сути, волюнтаристски снимается. В историко-типологическом плане авторитарная система – это традиционный, или в лучшем случае, – авторитарно-бюрократический тип государственного управления.

Общие составляющие авторитаризма могут быть сведены к следующему: власть в государстве принадлежит определенному лицу или группе (гражданским или военным), которые проводят политику обеспечения собственных благ и привилегий, не вмешиваясь в регулирование отдельных сфер жизнедеятельности социальной системы. Власть заинтересована в осуществлении одностороннего влияния на общество и в недопущении общественных структур к принятию важных политических решений.

Во многих авторитарных режимах еще не существует четкой дифференциации на собственно политическую и административную элиту. Поэтому политическая и административная виды деятельности могут осуществляться одними и теми же группами лиц. В результате, политическая деятельность нередко осуществляется административными методами, что, как правило, приводит к понижению действенности и эффективности функционирования политического режима, росту числа политических назначенцев на административные роли, коррупции, снижению гибкости в управленческой деятельности.

Авторитарные режимы по своим признакам достаточно разнообразны. В истории развития общества исследователи выделяют следующие их типы: традиционные авторитарные, авторитарно-бюрократические, военные режимы. /c. 42/

Основу традиционного авторитарного режима образует единство власти и собственности. Власть и собственность либо передаются по наследству (Саудовская Аравия), либо захватываются вооруженным путем (Афганистан в период правления движения «Талибан»). Специализированный бюрократический аппарат либо отсутствует, либо представляет собой экономически привилегированный класс. Большинство населения исключено из политического процесса и не имеет реальных каналов воздействия на принятие государственных решений, выработку правительственного курса.

Авторитарно-бюрократический режим опирается на вооруженные силы и привилегированный разросшийся бюрократический аппарат. Во главе такого режима, как правило, стоит одно лицо, претендующее на выражение воли «всего народа», имеющее твердую поддержку в армии и в бюрократическом аппарате. Политика такого режима носит полуоткрытый характер и не чуждается социальной демагогии. Она допускает существование одной или нескольких политических партий, лояльно настроенных по отношению к режиму, и конкурирующих между собой за власть, но ограничивает политическое участие большинства граждан.

Военный режим есть форма авторитарного правления, в которой государственная власть либо прямо и открыто принадлежит военным, либо она формально находится в руках гражданской администрации, но, по сути, государственной политикой занимаются военные. В условиях военного режима административное управление переходит в руки военных, которые вносят в политический процесс и государственное управление, присущие армии как институту специфические особенности. Как правило, военные запрещают какую-либо деятельность политических партий и движений, ограничивают личностные и гражданские свободы, приостанавливают или вообще отменяют действие конституции и других норм права, устанавливают в государственном аппарате строгую исполнительскую дисциплину, переходят преимущественно к административным методам управления, основанным на прямой угрозе насилия и физического принуждения. По сути, сфера политического резко сокращается и подчиняется иерархизированному непрофессиональному административному управлению.

Установление военного режима, как правило, связано с сильным социально-экономическим кризисом, неспособностью гражданского правительства найти правильные методы управления в условиях кризисного развития. Период правления военных всегда носит временный характер и завершается либо добровольным (Португалия, Чили), либо насильственным переходом власти в руки гражданской администрации.

Вопрос эффективности и общественной полезности авторитарного режима был поставлен еще в 50-е годы XX в. Тогда ученые Гарвардского университета, наблюдая за процессом высвобождения государств Африки и бассейна Тихого океана от колониальной зависимости, пришли к выводу о необходимости промежуточного введения авторитаризма. Дело в том, что молодые /c. 43/ государства пытались сразу же строить демократические институты и отношения. Но в условиях экономического хаоса и политической дестабилизации необходима была сильная власть, исполняющая жесткие непопулярные решения и контролирующая поведение общественных сил. Такой тип политических режимов назвали «новым авторитаризмом». Однако во многих странах авторитарный переход к демократии затянулся, они как бы «застряли» на этом этапе, поэтому авторитарный стиль управления характерен для них и сейчас.

3.3. Демократический тип государственного управления

Демократия означает «правление народа». В крупных политических системах, к каковым относятся современные государства, демократия должна осуществляться преимущественно за счет непрямого участия в выработке политического курса. Выборы, состязательные политические партии, свободные средства массовой информации и собрания представителей – те политические структуры, которые делают возможными определенный уровень демократии, определенную степень «правления народа» в крупных политических системах. Подобную непрямую демократию нельзя назвать ни полной, ни идеальной. Но чем сильнее граждане вовлечены в политический процесс, чем более влиятельны их решения, тем демократичнее система. В демократических системах конкурентные выборы позволяют гражданам участвовать в формировании политического курса посредством отбора и отклонения тех лиц, которым принадлежит ключевая роль в его определении. В крупных обществах необходимым условием сколько-нибудь реального «правления народа» являются состязательные выборы на основе всеобщего избирательного права для совершеннолетних.

Демократический тип государственного управления – это такой тип, в котором, субъект управления представлен иерархической структурой политических институтов и руководящих должностных лиц, избранных народом и сменяемых им.

Демократической системе управления также присуща вертикаль государственной власти, но идущая как сверху вниз, так и наоборот – снизу вверх, что предполагает контроль общества над властными структурами. Демократический субъект функционирует в системе взаимодействия с управляемым объектом. Она слагается из процессов объективации субъекта и субъективации объекта, регулируемых демократическими принципами.

Известно, что демократические политические режимы существуют в трех видах организации власти, характеризующих форму республиканского правления: парламентской, президентской и полупрезидентской. См. табл. 1. /c. 44/

Таблица 1

Разделение правительственной власти

Ист.: Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня. Мировой обзор. М., 2002. С. 194.

Демократический президентский режим предполагает наличие двух раздельных правительственных органов – исполнительного и законодательного, которые самостоятельно избираются и санкционируются народом. Каждая ветвь власти наделена особыми полномочиями в рамках конституции и избирается на определенный срок, причем ни одна из них не может с помощью обычных средств сместить другую.

Единым главой исполнительной власти является президент. Правительство, возглавляемое президентом, формируется внепарламентским путем и не несет за свою деятельность ответственность перед парламентом. Юридически в этих странах правительство должно только исполнять законы, принимаемые парламентом. Поэтому само правительство согласно действующему в президентских режимах принципу разделения властей, рассматривается как исполнительный орган, лишенный каких-либо средств воздействия на законодательное учреждение, кроме права отлагательного вето. Президентская модель правительства предполагает создание системы, при которой обе ветви власти – законодательная и исполнительная – действуют независимо друг от друга, но имеют возможность уравновешивать одна другую. Хотя президентская модель предоставляет больше самостоятельности парламенту, чем в парламентской модели, правительство тем не менее занимает центральное положение и играет решающую роль как в управлении, так и в процессе законотворчества.

В президентских республиках правительство слабо заинтересовано в контроле за парламентскими фракциями, но это не значит, что /c. 45/ такой контроль отсутствует. Правительство осуществляет контроль над парламентом не через партийные фракции, а непосредственно, причем этот контроль сохраняется даже тогда, когда правительство и парламентское большинство принадлежат к различным партиям.

В американской модели президент, являясь главой правительства, лично ответственен за действия высшей исполнительной власти. Он обладает всей полнотой полномочий в руководстве федеральным правительством – от назначения на правительственные посты до единоличного принятия правительственных решений. Сам президент не в состоянии лично руководить огромным бюрократическим аппаратом правительства, и он осуществляет общий контроль, делегируя значительную часть своих полномочий различным должностным лицам. Кабинет министров имеет статус совещательного органа при президенте, и его решения не подлежат обсуждению в процессе разработки и осуществления правительственной политики. Если кто-то из членов правительства и других ведомств федеральной исполнительной власти не согласен с политикой президента, то он сам подает в отставку или президент увольняет его.

В свою очередь парламентский режим обеспечивает взаимозависимость исполнительной и законодательной ветвей власти. При таком устройстве непосредственно избирается только законодательная власть, тогда как кабинет (коллективное руководство исполнительной власти) вырастает из легислатуры. В парламентской системе правительство занимает по отношению к парламенту еще более сильные позиции, чем в президентских республиках. Это несмотря на то что в парламентском режиме правительство несет политическую ответственность перед парламентом, формируется парламентским путем и обязано уйти в отставку в случае выражения ему вотума недоверия. Следует учитывать тот факт, что правительство состоит из лидеров правящей партии, а это означает, что парламентское большинство в своем поведении связано партийной дисциплиной. См. табл. 2.

Таблица 2

Пути формирования кабинета в парламентской демократии

Ист.: Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня. Мировой обзор. М., 2002. С. 216.

/c. 46/

В парламентских режимах правительство тесно связано с политическими партиями, так как оно опирается на партийное большинство в парламенте, являющееся конституционной основой его существования. Правительство осуществляет жесткий контроль над своей фракцией, всеми доступными способами поддерживая партийную дисциплину. Система парламентской ответственности создает условия, при которых правительство формируется только из лидеров победившей партии (или партий). Таким образом, правительство представляет собой одновременно и руководство партии. В Британском парламенте, например, партийные фракции как консерваторов, так и лейбористов находятся в подчинении у лидеров партии даже тогда, когда партия пребывает в оппозиции.

Так, деятельность лейбористской фракции в Палате общин регулируется «постоянными правилами парламентской Лейбористской партии», которые являются органическим дополнением общепартийного устава. Сложившиеся нормы отношений характеризуется как «жесткость партийной дисциплины».

В кабинете председательствует премьер-министр (в Германии его именуют федеральным канцлером), который возглавляет правительство и отбирает других министров кабинета. Как правило, ни одна из ветвей власти не имеет фиксированного срока полномочий. Кабинет в любой момент может быть смещен посредством вотума недоверия, и в большинстве случаев то же самое относится и к законодательному органу (парламенту).

В парламентских системах верховная исполнительная власть, как правило, всегда разделена между главой государства (президент) и главой правительства. Первый выступает преимущественно как представительное должностное лицо, второй принимает и осуществляет властные решения, несет ответственность за правительственный курс перед парламентом и главой государства.

В странах с парламентской системой глава государства осуществляет свою конституционную компетенцию только через правительство или с его санкции. Любые акции главы государства есть, по сути, правительственная деятельность. Такие важнейшие полномочия главы государства, как право роспуска парламента, досрочного перерыва сессии, право вето и т.д., осуществляются только по прямому указанию правительства. Институт контрасигнатуры нейтрализует любую попытку главы государства осуществить какие-либо дискреционные действия.

Демократический полупрезидентский или смешанный режим совмещает в себе черты парламентского и президентского режимов. Президент и законодательный орган избираются народом на раздельных выборах, как и в случае с президентским режимом, но президент наделен правом в определенных, предусмотренных законом условиях, распускать легислатуру (как при парламентской системе). Кабинет министров назначается президентом (как при президентской системе), но парламент обладает правом либо влиять на процесс формирования правительства, либо смещать его, вынося вотум недоверия (как при парламентской системе). /c. 47/

В основном в странах со смешанным политическим режимом присущ внепарламентский способ формирования правительства. Наиболее типичным примером является V Республика Франции. Хотя Конституция 1958 г. и содержит положение об ответственности правительства перед парламентом (ст. 20), правительство формируется внепарламентским путем и не из членов парламента. Президент Франции назначает премьер-министра. Он прекращает исполнение обязанностей премьер-министра после вручения им заявления об отставке правительства. Президент по предложению премьер-министра назначает других членов правительства и прекращает исполнение ими их служебных обязанностей.

Конституции большинства стран Восточной Европы утвердили именно смешанный тип политического режима. Избираемый народом глава государства олицетворяет единство нации, он наделен реальными и символическими полномочиями, позволяющими ему обеспечивать единство системы государственного управления и служить гарантом стабильности новой демократии. Правительство несет ответственность перед парламентом и президентом.

Высшее руководство исполнительной власти может быть индивидуальным и коллективным, включающим в свой состав как избранных, так и назначенных должностных лиц, обладающих определенными полномочиями в выработке политического курса. В Великобритании премьер-министр назначает около ста министров и младших министров, примерно столько же делает назначений канцлер ФРГ. В США вступающий в должность президент в общей сложности из примерно 11 тыс. руководящих лиц в исполнительном аппарате федерального правительства лично назначает около 2000 должностных лиц, 200 из которых занимают ключевые посты в исполнительной власти [Алмонд Г., 211]. Лишь состав сотрудников президентского аппарата американский президент имеет право формировать по собственному усмотрению, без какого-либо согласования с Конгрессом.

Во многих политических системах кабинет министров является важнейшим, коллективным органом принятия решений. По ряду причин его власть особенно велика в парламентских системах. В кабинет обычно входят руководители (их нередко называют «министрами» или «государственными секретарями») всех основных департаментов («министерства исполнительной ветви власти»). Кабинет довольно часто собирается, иногда по несколько раз в неделю, а его членов, как правило, отбирает глава правительства (президент в президентских системах и премьер-министр – в парламентских), который и руководит его работой.

В президентских системах выбор членов кабинета обычно составляет прерогативу президента, хотя иногда (например, в Соединенных Штатах) требуется и одобрение законодательного органа (в США – сената). Как правило, президент имеет возможность по своему усмотрению смещать членов кабинета, тогда как полномочия законодательного органа в этой сфере в большинстве случаев бывают жестко ограничены. /c. 48/

В парламентских системах процесс отбора членов кабинета носит совсем иной характер, ибо кабинет должен пользоваться доверием парламентского большинства. Поэтому формирование кабинета зависит от результатов выборов и состава парламента. Когда состязательная партия получает парламентское большинство самостоятельно, она может (если в ней существует единство) сформировать кабинет из своих членов, а затем проводить через парламент и воплощать в жизнь свой политический курс. Иногда вопрос о том, кто будет контролировать большинство в парламенте, решается непосредственно в ходе выборов. Именно так всегда и происходит в чисто двухпартийных системах, где-либо одна, либо другая партия обязательно получает большинство. Так может произойти и в многопартийной системе, если одна из партий приобретет больше мест в парламенте, нежели все ее конкуренты вместе взятые. Но чем больше в данной системе партий, тем меньше вероятность того, что какая-то из них сможет самостоятельно завоевать большинство. Ситуация, когда одна партия единолично контролирует парламентское большинство, называется мажоритарной. Там, где в рамках парламентской системы образуется мажоритарная ситуация, партия большинства практически всегда самостоятельно формирует однопартийный кабинет большинства.

Однако гораздо чаще бывает так, что ни одна из партий не набирает большинства голосов. Для многих многопартийных систем типичным является такой результат выборов, когда ни одна из партий сама по себе не располагает парламентским большинством, т.е. создается миноритарная ситуация. Чаще всего в таких условиях несколько партий (две, три, а то и шесть или семь) объединяют силы и формируют коалиционный кабинет, в котором все они представлены. Иногда партии предвидят необходимость формирования коалиции еще до выборов. В этом случае они могут заключить между собой соглашение и объявить избирателям, что собираются править совместно, если получат достаточное число голосов. Тем самым партии стимулируют избирателей голосовать за всех членов коалиции. В ряде стран коалиционные правительства пользуются определенными преимуществами, специально предусмотренными избирательным законодательством. Многие правительства во Франции, Германии, Польши, Чехии приходили к власти именно таким путем. В этом случае избиратели получают реальную возможность в условиях многопартийной системы оказывать прямое влияние на выбор будущего правительства, точно так же, как в случае с двухпартийной системой.

Но партии далеко не всегда заключают предвыборные соглашения. И даже если они на это идут, им отнюдь не гарантирована поддержка, необходимая для приобретения парламентского большинства. Когда ни одна из партий или предвыборных коалиций не получает контроля над законодательным органом в ходе выборов, они могут вести торг после завершения избирательной кампании или же, если речь идет о формировании нового кабинета, в межвыборный период. /c. 49/

Таблица 3

Рекрутирование высшего руководства исполнительной власти

Страна

Структура высшего руководства исполнительной власти

Структуры рекрутирования

Как часто происходили смены правительства в рамках структуры данного типа

Бразилия

Президент

Партия и избиратели

Часто*

Великобритания

Премьер-министр

Партия, палата общин, избиратели

Очень часто

Китай

Генеральный секретарь**

Партия и военные

Часто

Египет

Президент

Партия и военные

Дважды

Франция

Президент

Партия и избиратели

Часто

Германия

Канцлер

Партия, бундестаг, избиратели

Часто

Индия

Премьер-министр

Партия, Лок сабха, избиратели

Часто (один сбой)

Япония

Премьер-министр

Партия, парламент, избиратели

Часто

Мексика

Президент

Элиты, партия, избиратели

Часто

Нигерия

Президент

Военные

Ни разу

Россия

Президент

Партия и избиратели

Ни разу***

США

Президент

Партия и избиратели

Очень часто

Ист.: Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня. Мировой обзор. М., 2002. С. 225.

Таким образом, политический режим вносит заметные различия в системы осуществления политики и государственного управления. В зависимости от принятой модели разделения власти, правительство формируется под влиянием либо парламентских, либо президентских факторов, образуя различные композиции взаимодействия с институтами главы государства или парламента. Состав, структура, источники рекрутирования правительства имеют свои различия, которые связаны с принятыми институциональными нормами и национально-политическими традициями. Эти различия могут быть представлены в виде таблицы, которая поможет лучше освоить представленный в разделе материал.

Литература

Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня. Мировой обзор. М., 2002.

Дегтярев А.А. Основы политической теории. М., 1998. /c. 50/

Зеркин Д.П., Игнатов В.Г. Основы теории государственного управления. М., 2000.

Лоутон А., Роуз Э. Организация и управление в государственных учреждениях. М., 1993.

Сахаров НА. Институт президентства в современном мире. М.,

Сумбатян Ю.Г. Авторитаризм как категория политической науки // Социально-гуманитарные знания. 1999. № 6.

Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика. М., 1996.

Macridis R. С. Modern Political Regimes. Patterns and Institutions. Boston, Toronto, 1986.

Duverger M. Institutions Politiques et Driot Constitutionnel. P., 1970.

Основные понятия

Политический режим, государственная власть, субъект политической власти, авторитарные типы государственного управления, авторитарные режимы правления, президентский демократический режим, парламентский режим, полупрезидентский демократический режим, институт контрасигнатуры, правительство, кабинет министров.

Контрольные вопросы

1. В чем смысл понятия «политический режим»?

2. Какие есть научные подходы к раскрытию понятия «политический режим»?

3. Какие типы политических режимов вы знаете?

4. Какие модели демократических режимов вы знаете, в чем их сходство и в чем различия?

5. Какова роль президента в парламентском режиме?

6. Какую роль играют политические партии в определении государственной политики в парламентском режиме?

7. По каким принципам происходит разделение правительственной власти в президентском и парламентском режимах?

8. Как осуществляется отбор членов правительства в парламентских режимах?

9. Как осуществляется отбор членов правительства в полупрезидентских режимах? /c. 51/


14.2 Типы политических систем - Социология

Цели обучения

  1. Обсудите преимущества и недостатки представительной демократии.
  2. Объясните, почему авторитарные и тоталитарные режимы более нестабильны политически, чем демократии и монархии.

Очевидно, что во всем мире существуют различные государства и правительства. В этом контексте государство означает политическую единицу, в которой пребывают власть и авторитет. Эта единица может быть целой нацией или подразделением внутри нации.Таким образом, нации мира иногда называют штатами (или национальными государствами), как и подразделения внутри нации, такие как Калифорния, Нью-Йорк и Техас в Соединенных Штатах. Правительство означает группу лиц, которые руководят политическими делами государства, но это также может означать тип правления, которым управляется государство. Другой термин для этого второго значения правительства - это политическая система, которую мы будем использовать здесь вместе с правительство . Тип правительства, при котором живут люди, имеет фундаментальное значение для их свободы, их благосостояния и даже их жизни.Соответственно, мы кратко рассмотрим основные политические системы в современном мире.

Демократия

Тип правительства, с которым мы наиболее знакомы, - это демократия или политическая система, в которой граждане управляют собой прямо или косвенно. Термин демократия происходит от греческого языка и означает «власть народа». По волнующим словам Линкольна из Геттисбергского послания, демократия - это «управление людьми, осуществляемое людьми для людей». В прямых (или чистых ) демократиях люди принимают собственные решения о политике и распределении ресурсов, которые влияют на них напрямую.Примером такой демократии в действии является городское собрание Новой Англии, где жители города встречаются раз в год и голосуют по бюджетным и другим вопросам. Однако такие прямые демократии непрактичны, когда количество людей превышает несколько сотен. Представительные демократии , таким образом, гораздо более распространены. В этих типах демократий люди избирают должностных лиц, которые представляют их при голосовании в законодательных органах по вопросам, затрагивающим население.

Представительная демократия более практична, чем прямая демократия в обществе любого значительного размера, но политологи приводят еще одно преимущество представительной демократии.По крайней мере теоретически, это гарантирует, что люди, которые управляют обществом и другими способами помогают обществу функционировать, являются людьми, обладающими для этого соответствующими талантами, навыками и знаниями. При таком образе мышления массы людей в целом слишком неосведомлены, слишком необразованы и слишком незаинтересованы, чтобы сами управлять обществом. Таким образом, представительная демократия позволяет «сливкам подняться на вершину», так что люди, которые фактически управляют обществом, являются наиболее квалифицированными для выполнения этой важной задачи (Seward, 2010).Хотя этот аргумент имеет много достоинств, верно также и то, что многие люди, избранные на должность, оказываются неэффективными и / или коррумпированными. Независимо от нашей политической ориентации, американцы могут вспомнить многих политиков, к которым относятся эти ярлыки, от президентов до местных чиновников. Как мы обсуждали в главе 14 «Политика и правительство», разделе 14.4 «Политика в Соединенных Штатах» в отношении политического лоббирования, выборные должностные лица также могут подвергаться необоснованному влиянию взносов на избирательные кампании корпораций и других групп с особыми интересами.В той степени, в которой происходит это влияние, представительная демократия не соответствует идеалам, провозглашенным политическими теоретиками.

Определяющая черта представительной демократии - голосование на выборах. Когда более 230 лет назад были созданы Соединенные Штаты, большинство мировых правительств были монархиями или другими авторитарными режимами (о которых мы поговорим ниже). Как и колонисты, люди в этих странах недовольны произволом власти. Пример Американской революции и волнующие слова Декларации независимости помогли вдохновить Французскую революцию 1789 года и другие революции с тех пор, когда люди во всем мире умирали, чтобы получить право голоса и политическую свободу.

Демократии, конечно, несовершенны. Их процесс принятия решений может быть довольно медленным и неэффективным; как уже упоминалось, решения могут приниматься в интересах особых интересов, а не «для людей»; и, как мы видели в предыдущих главах, может существовать повсеместное неравенство социального класса, расы и этнической принадлежности, пола и возраста. Более того, не во всех демократиях все люди пользуются правом голоса. В Соединенных Штатах, например, афроамериканцы не могли голосовать до окончания Гражданской войны, с принятием 15-й поправки в 1870 году, а женщины не получали права голоса до 1920 года, когда была принята 19-я поправка.

В дополнение к общему праву голоса люди в демократических странах также имеют больше свободы, чем люди в других типах правительств. Рисунок 14.1 «Свобода во всем мире (на основе объема политических прав и гражданских свобод)» изображает нации мира в соответствии с объемом их политических прав и гражданских свобод. Самые свободные нации находятся в Северной Америке, Западной Европе и некоторых других частях мира, а наименее свободные - в Азии, на Ближнем Востоке и в Африке.

Рисунок 14.1 Свобода во всем мире (на основе объема политических прав и гражданских свобод)

Монархия

Монархия - это политическая система, в которой власть принадлежит одной семье, правящей от одного поколения к другому. Власть, которой пользуется семья, - это традиционная власть , и многие монархи пользуются уважением, потому что их подданные наделяют их этой властью. Однако другие монархи добились уважения с помощью произвола и даже террора.Королевские семьи все еще правят сегодня, но их власть уменьшилась много веков назад. Сегодня королева Англии занимает в основном церемониальное положение, но ее предшественники на троне обладали гораздо большей властью.

Королева Англии Елизавета II занимает в основном церемониальное положение, но раньше английские монархи обладали гораздо большей властью.

Этот пример отражает историческое изменение типов монархий от абсолютных монархий к конституционным монархиям (Finer, 1997).В абсолютных монархиях года королевская семья претендует на божественное право управлять и обладает значительной властью над своим королевством. Абсолютные монархии были обычным явлением как в древние (например, Египет), так и в средневековые (например, Англия и Китай) времена. В действительности власть многих абсолютных монархов не была полностью абсолютной, поскольку короли и королевы должны были учитывать потребности и желания других могущественных партий, включая духовенство и дворянство. Со временем абсолютные монархии уступили место конституционным монархиям годам.В этих монархиях королевская семья выполняет символическую и церемониальную роль и практически не пользуется реальной властью. Вместо этого исполнительная и законодательная ветви власти - премьер-министр и парламент в нескольких странах - управляют правительством, даже если королевская семья продолжает вызывать восхищение и уважение. Конституционные монархии существуют сегодня в нескольких странах, включая Данию, Великобританию, Норвегию, Испанию и Швецию.

Авторитаризм и тоталитаризм

Авторитаризм и тоталитаризм - общие термины для недемократических политических систем, которыми управляет человек или группа лиц, которые не избираются свободно своим населением и часто осуществляют произвольную власть.Чтобы быть более конкретным, авторитаризм относится к политическим системам, в которых человек или группа лиц обладают властью, ограничивают или запрещают участие населения в управлении и подавляют инакомыслие. Тоталитаризм относится к политическим системам, которые включают в себя все черты авторитаризма, но являются еще более репрессивными, поскольку они пытаются регулировать и контролировать все аспекты жизни и состояния граждан. Людей могут сажать в тюрьму за отклонение от приемлемой практики или даже убивать, если они выражают несогласие самым мягким образом.Фиолетовые страны на Рисунке 14.1 «Свобода во всем мире (на основе объема политических прав и гражданских свобод)» - это в основном тоталитарные режимы, а оранжевые - авторитарные режимы.

По сравнению с демократиями и монархиями авторитарные и тоталитарные правительства более нестабильны политически. Основная причина этого в том, что эти правительства не обладают законной властью. Вместо этого их сила зиждется на страхе и репрессиях. Население этих правительств не подчиняется добровольно своим лидерам и понимает, что их лидеры обращаются с ними очень плохо; по обеим этим причинам они с большей вероятностью, чем население демократических государств, захотят восстать.Иногда они все же бунтуют, и если бунт становится достаточно массовым и широко распространенным, происходит революция. Напротив, население в демократических государствах обычно считает, что с ними обращаются более или менее справедливо и, кроме того, они могут изменить то, что им не нравится, посредством избирательного процесса. Не видя необходимости в революции, они не восстают.

После Второй мировой войны, которая помогла США стать международной державой, Соединенные Штаты выступали против одних авторитарных и тоталитарных режимов, поддерживая другие.Холодная война столкнула Соединенные Штаты и их союзников с коммунистическими странами, в первую очередь с Советским Союзом, Китаем, Кубой и Северной Кореей. Но в то же время Соединенные Штаты выступали против этих авторитарных правительств, они поддерживали многих других, в том числе в Чили, Гватемале и Южном Вьетнаме, которые репрессировали и даже убивали своих собственных граждан, которые осмеливались участвовать в инакомыслии, конституционно защищенном в США (Салливан, 2008). Ранее в истории США федеральное правительство и правительства штатов подавляли инакомыслие, принимая закон, запрещающий критику Первой мировой войны, а затем заключая в тюрьму граждан, критиковавших эту войну (Goldstein, 2001).В течение 1960-х и 1970-х годов ФБР, ЦРУ и другие федеральные агентства шпионили за десятками тысяч граждан, участвовавших в инакомыслии, защищаемым Первой поправкой (Cunningham, 2004). Хотя Соединенные Штаты остаются маяком свободы и надежды для большинства народов мира, их собственная поддержка репрессий в недавнем и более далеком прошлом предполагает, что необходима вечная бдительность, чтобы гарантировать, что «свобода и справедливость для всех» не просто пустой лозунг.

Ключевые выводы

  • Основными типами политических систем являются демократии, монархии, а также авторитарные и тоталитарные режимы.
  • Авторитарные и тоталитарные режимы более нестабильны политически, потому что их лидеры не пользуются законной властью и вместо этого правят через страх.

Для вашего обзора

  1. Почему демократии в целом более стабильны, чем авторитарные или тоталитарные режимы?
  2. Почему законная власть в понимании Макса Вебера не является характеристикой авторитарных или тоталитарных режимов?

Список литературы

Каннингем, Д.(2004). Здесь что-то происходит: новые левые, Клан и контрразведка ФБР . Беркли: Калифорнийский университет Press.

Finer, S. E. (1997). История правления с древнейших времен . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Гольдштейн, Р. Дж. (2001). Политические репрессии в современной Америке с 1870 по 1976 год. (Ред. Ред.). Урбана: Университет Иллинойса Press.

Сьюард, М. (2010). Представитель претензии .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Салливан, М. (2008). Американский авантюризм за границей: вторжения, интервенции и смены режима после Второй мировой войны (Rev. и расширенное изд.). Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

Авторитаризм | Encyclopedia.com

Наряду с тоталитаризмом и демократией авторитаризм является одним из основных типов политических режимов или систем. Хотя существуют разные варианты, все авторитарные системы обладают некоторыми основными чертами, которые имеют важное значение для науки, технологий и этики.Например, легкий поток информации, который способствует науке и поддерживается коммуникационными технологиями, создает как возможности, так и бремя для авторитарных лидеров, стремящихся сохранить свой контроль над политической сферой.

Выдающиеся ученые авторитаризма включают Хуана Дж. Линца и Гильермо А. О'Доннелла. Линц (2000) подчеркивает различия между авторитаризмом и тоталитаризмом, а также указывает на возможность объединения авторитаризма с двумя другими типами правления в гибридной форме политического режима.О'Доннелл (1973) подчеркивает важность бюрократической формы авторитаризма, отличной от случаев традиционных военных режимов или авторитарных систем, управляемых доминирующей политической партией,

Законность
ТАБЛИЦА 1
Сравнение демократии, авторитаризма и тоталитаризма
Демократия Авторитаризм Тоталитаризм
ИСТОЧНИК: Предоставлено Carl Mitcham and Lowell W.Баррингтон.
Содействие политической мобилизации Политическая мобилизация в целом не поощряется Содействие политической мобилизации
Конкурирующие продемократические идеологии Отсутствие государственной идеологии Государственная идеология, основанная на праве
и производительность Легитимность, основанная на производительности Легитимность, основанная на идеологии и производительности
Официальные и неофициальные ограничения для правительства Официальных ограничений для правительства нет Нет официальных или неофициальных ограничений для правительства

при выделении различия авторитарных систем в зависимости от степени модернизации отдельных стран.


Особенности авторитаризма

В своей идеальной форме авторитаризм демонстрирует четыре определяющих особенности: деполитизация или демобилизация населения в целом, отсутствие центральной идеологии управления, легитимность, основанная на результатах деятельности, и общее отсутствие официальных ограничений на правительство. действие. Эти особенности отличают авторитарные системы от демократических и тоталитарных (см. Таблицу 1).

Поскольку авторитарные правительства не стремятся переделать общество так, как это делают тоталитарные системы, существует меньше причин для мобилизации масс по сравнению с другими типами политических систем.Когда это происходит, мобилизация обычно направлена ​​на усиление легитимности системы (вера широкой общественности в право на власть правительственных институтов и отдельных лидеров). Как утверждал Сэмюэл П. Хантингтон (1968), нестабильность в любой политической системе часто является результатом политического участия, которое не направлено на поддержку режима. Таким образом, хотя в авторитарных политических системах могут проводиться выборы, кампании по таким выборам лишены серьезных обсуждений вопросов в форме критики правительства, и результат не вызывает сомнений.В случае необходимости урны для голосования будут заполнены или результаты будут сфальсифицированы. Точно так же могут существовать политические партии, но они не используются ни для организации масс, как в тоталитарной системе, ни для агрегирования и формулирования проблемных позиций, чтобы позволить массам выбирать на свободных и справедливых выборах, как в демократических государствах. Оппозиционные политические организации либо жестко контролируются, либо вообще недопустимы.

Отчасти потому, что авторитарные системы не стремятся к преобразованию общества, идеология менее важна, чем в тоталитарных государствах или демократиях.Это не означает, что авторитарным системам не хватает целей или видения перемен; они имеют тенденцию сосредотачиваться на определенном видении, которое Линц (1975) назвал «менталитетом» авторитарных систем. В случаях, когда авторитарная система устанавливается путем свержения демократии, авторитарные лидеры могут сосредоточиться на необходимости внесения изменений в политику, чтобы обеспечить экономическую стабильность или иным образом восстановить порядок в хаотической ситуации. Это часто приветствуется массами, которые во многих случаях предпочитают порядок свободе.Таким образом, важная часть легитимности авторитарной системы основана на ее эффективности. Пока он достигает своих целей, население в целом может быть вполне готово мириться с отсутствием свобод и отсутствием контроля над государственной властью.

Последняя центральная черта авторитарных политических систем - отсутствие официальных ограничений на действия правительства - присуща этим системам и тоталитарным режимам. Как утверждал Марк Хагопиан (1984), отсутствие юридических ограничений помогает определить как тоталитарные, так и авторитарные системы как диктатуры и позволяет легко отличить их от конституционных демократий.Однако в этом отношении существуют различия между авторитарной и тоталитарной системами. Можно утверждать, что авторитарные системы имеют даже меньше институциональных ограничений, чем их тоталитарные аналоги (из-за сравнительно ограниченной роли правящей политической партии в большинстве авторитарных режимов). С другой стороны, тоталитарным режимам не хватает неформальных - или, если использовать термин Акопяна (1984, с. 118), «внелегальных» - ограничений власти, присущих большинству авторитарных систем. Отсутствие официальных ограничений не означает отсутствия правящих институтов или официальной конституции, а также не означает, что общество полностью контролируется или бессильно.Напротив, официальные правила игры подчиняются воле авторитарного правителя или правителей. Система сдержек и противовесов (включая судебный контроль) и верховенство закона, знакомые гражданам многих демократических стран, необычны для авторитарных государств. В той степени, в которой существуют ограничения, они, как правило, носят неформальный характер или основаны на связях между правительством и влиятельными фигурами в обществе, такими как богатые. Такие деятели или социальные институты, такие как церковь, могут иметь определенную степень автономии от государства, а в некоторых случаях даже степень влияния на него.

Типы авторитаризма

Существует столько же разновидностей авторитаризма, сколько и демократии. Однако существуют три основные формы: военная, бюрократическая и партийная. Военная авторитарная система (такая как Чили Пиночета) - это система, в которой военные фактически контролируют институты, определяющие политику. Военные авторитарные системы могут возникать по нескольким причинам: внешняя угроза безопасности страны, нестабильность внутри страны или угрозы автономии вооруженных сил и / или степени военных расходов правительства.Бюрократическая авторитарная система (например, Бразилия после военного переворота в 1964 году, Аргентина в 1966–1974 годах) обычно предполагает непростые отношения между военными и бюрократией. Специалисты в своих областях занимают важные политические должности, а бюрократия становится центральным действующим лицом в создании и реализации политики. Эта политика призвана способствовать внутренней стабильности, способствовать экономическому развитию и поддерживать современное общество (O'Donnell 1973). Цель модернизации помогает оправдать власть «технократов» в этой форме авторитаризма.

Партийная авторитарная система (например, Мексика на протяжении большей части двадцатого века) использует существующую или недавно созданную политическую партию для организации политической деятельности и повышения легитимности системы. Партия менее важна, чем в тоталитарных системах, хотя она может играть роль в облегчении связей между элитой и массами. В течение длительного периода доминирования Институционально-революционной партии (PRI) в Мексике в двадцатом веке связи между правительственными чиновниками и интересами внутри общества поддерживались через партию, а не через государство.Можно разрезать даже партийный авторитарный тип. Хантингтон (1970), например, перечисляет три формы партийного авторитаризма. Если контроль через политическую партию сочетается с более широкими усилиями по преобразованию общества, в результате получается гибридная форма правления, соединяющая авторитаризм и тоталитаризм.

Также возможен гибрид авторитаризма и демократии. Некоторые называют это полу-демократией, а другие - полуавторитаризмом (Ottaway, 2003). В этих системах существуют определенные аспекты демократии, хотя другие - чаще всего свободы слова и печати - ограничиваются государственным контролем и / или запугиванием.Таким образом, выборы могут проводиться без значительных фальсификаций, но диапазон мнений, выражаемых в ходе кампании, ограничен; освещение в СМИ руководства правительства неизменно благоприятное. После избрания (и переизбрания) Владимира Путина Россия все больше и больше двигалась в этом направлении. В некоторых странах этот полуавторитаризм может служить мостом к демократии. В других случаях, как это, возможно, имеет место в путинской России, это может сигнализировать о переходе от либеральной демократии к более классической авторитарной системе.Но полуавторитаризм также может быть довольно стойким и не обязательно должен быть переходом к чему-то другому.

Наука, технологии и этика

Влияние авторитаризма на науку, технологии и этику очень велико. Для авторитарных лидеров этические соображения обычно вторичны по отношению к целям сохранения власти, укрепления стабильности и улучшения экономических показателей. Концепции верховенства закона нет места в идеальной авторитарной системе. Нарушения прав человека являются обычным явлением, поскольку тех, кого правительство считает потенциальной политической угрозой, преследуют, арестовывают или убивают.Как и в тоталитарных системах, ученые в авторитарных государствах сталкиваются с этическими дилеммами, работая с такими правительствами. С одной стороны, сотрудничество с государством может предоставить существенную возможность для проведения исследований. С другой стороны, такое сотрудничество как санкционирует действия правительства, так и открывает двери для использования государством результатов исследования способами, которые ученые могут найти морально неприемлемыми.

Точно так же наука и техника в целом - палки о двух концах для авторитарных чиновников.Авторитарные лидеры, которые делают упор на экономическое развитие как центральную цель, должны способствовать технологическому прогрессу. Кроме того, наука и техника могут использоваться для поддержания авторитарной власти. Хотя в меньшей степени, чем в тоталитарных системах, авторитарные правительства отслеживают действия людей, которые могут угрожать их политической власти. В Китае лидеры стремились использовать силу новых технологий для распространения пропаганды, поддерживающей режим.

Но технологии также могут угрожать авторитарному правлению.Те лидеры, которые ставят своей определяющей целью защиту национальной культуры, а не экономическое развитие, часто рассматривают технологии как приводной ремень для «иностранных» (особенно западных) ценностей. Те лидеры, которые стремятся использовать технологии для наблюдения за действиями людей, также обнаруживают, что технология позволяет этим людям скрыться от этого наблюдения. Информационные возможности Интернета могут использоваться как противниками, так и правительственными чиновниками. Китайское правительство прилагает все усилия, чтобы закрыть Интернет-сайты противников режима.Но как только эти сайты удаляются, появляются другие. Проще говоря, чем более развито и сложно общество, тем труднее держать его под наблюдением. Таким образом, некоторые авторитарные лидеры могут активно препятствовать определенным видам технологических достижений в своей стране.

LOWELL W. BARRINGTON

СМОТРИ ТАКЖЕ Опыт; Фашизм; Технократия; Тоталитаризм .

БИБЛИОГРАФИЯ

Акопян, Марк Н. (1984). Режимы, движения и идеологии: сравнительное введение в политологию , 2-е издание.Нью-Йорк: Лонгман.

Хантингтон, Сэмюэл П. (1968). Политический порядок в меняющихся обществах. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Хантингтон, Сэмюэл П. (1970). «Социальная и институциональная динамика однопартийных систем». В г. Авторитарная политика в современном обществе: динамика устоявшихся однопартийных систем , изд. Сэмюэл П. Хантингтон и Клемент Х. Мур. Нью-Йорк: Базовый.

Линц, Хуан Дж. (1975). «Тоталитарный и авторитарный режимы». В Справочник по политологии , Vol.3: Макрополитическая теория , изд. Фред И. Гринштейн и Нельсон В. Полсби. Ридинг, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.

Линц, Хуан Дж. (2000). Тоталитарные и авторитарные режимы. Боулдер, Колорадо: Линн Риннер.

О'Доннелл, Гильермо А. (1973). Модернизация и бюрократический авторитаризм: исследования в политике Южной Америки. Беркли: Калифорнийский университет, Институт международных исследований.

Оттауэй, Марина. (2003). Демократия бросила вызов: рост полуавторитаризма. Вашингтон, округ Колумбия: Фонд Карнеги за международный мир.

Обучение демократическому авторитарному правлению

Введение в «Демократическое - авторитарное правление» / Урок 2 из 2

Учебный глоссарий

0 минут

В этом обучающем курсе используется ряд терминов, необходимых для понимания перехода от демократического к авторитарному правлению. Некоторые термины оспариваются и имеют несколько значений - или могут означать разные вещи для разных людей.Для установления последовательного понимания на протяжении всего обучения мы приводим ниже этот глоссарий, чтобы указать, как конкретные термины используются в ходе лекций и дискуссий.

  • Авторитаризм: система правления, при которой отдельный человек или небольшая группа влиятельной элиты осуществляет контроль и при которой лояльность и повиновение ценятся, а не гарантиями защиты прав и свобод граждан. Альтернативные центры власти ограничены, меньшинства превращаются в козлов отпущения, власть имущие не терпят политической оппозиции и часто используют власть в своих личных экономических или политических целях.
  • Автократия: политическая система, в которой власть централизована в одном человеке, который не подотчетен ни законам, ни людям посредством регулярных конкурентных выборов, ни политических институтов, через которые осуществляется власть. Тоталитарные режимы и авторитарные политические системы могут быть автократическими, но это не обязательно.
  • Капиталистическая демократия (или демократический капитализм) сочетает в себе демократическую политическую систему с капиталистической экономической системой. Капиталистические демократии делают упор на рыночную экономику, управляемую частным сектором, и плюралистическую культуру.
  • Конкурентный авторитаризм: форма авторитарного правления, при котором лидеры приходят к власти через избирательную конкуренцию, но используют существующие инструменты правительства и создают политику для консолидации своей власти с использованием государственных органов и средств. Некоторые примеры конкурентного авторитаризма включают постсоветскую Россию или Сербию при Слободане Милошевиче.
  • Демократия: система правления, при которой люди управляют собой либо напрямую, либо через избранных ими представителей.Многие теоретики демократий также выделяют ряд других характеристик демократий, помимо свободных и справедливых выборов. К ним относятся: активное участие граждан в политике и гражданской жизни; защита меньшинств и прав человека; верховенство закона, когда закон и правовые процедуры применяются в равной степени ко всем гражданам; свобода слова и печати; и наличие сильной политической оппозиции.
  • Фашизм: и политическая идеология, и массовое движение, которое нашло свое наибольшее выражение в Европе после Первой мировой войны, особенно в Германии и Италии.Фашизм, также называемый национал-социализмом. Фашисты верят в доминирующую роль элиты в формировании судьбы как народа, так и страны, а также в необходимость милитаризованного национализма. Выборы, либеральные культурные и социальные ценности и демократическое соревнование - проклятие фашистской идеологии.
  • Нелиберальная демократия: см. Конкурентный авторитаризм.
  • Либеральная демократия: политическая идеология и форма правления, характеризующаяся представительной демократией с упором на свободные и справедливые выборы, верховенство закона, разделение властей, систему сдержек и противовесов, а также гарантии политических свобод и прав человека гражданам.Большинство западных демократий можно рассматривать как либеральные демократии, несмотря на различия между их парламентской и президентской формами.
  • Плюрализм: политическая доктрина, признающая множественные источники власти, влияния и центры власти. Некоторые исследователи и ученые критикуют плюрализм на том основании, что, несмотря на предполагаемую приверженность множеству источников власти, плюралистические системы зачастую фактически не привержены признанию различных точек зрения и власти.
  • Популизм: «тонкая» идеология, которая защищает интересы и власть людей против интересов различных элит и интеллектуалов. Существуют как правые, так и левые формы популизма, но определяющей чертой популизма является попытка подчеркнуть, что люди подвергаются маргинализации. Лидеры-популисты часто заявляют, что только они способны решить проблемы, стоящие перед их обществом или страной. Популистские претензии часто подрывают интересы меньшинств и верховенство закона.
  • Тоталитаризм: форма правления, которая стремится осуществлять абсолютный контроль над гражданами и не допускает политической оппозиции. Правительство утверждает, что представляет все аспекты нации и ее людей. В двадцатом веке фашистский контроль, такой как в гитлеровской Германии или в Италии Муссолини, или социалистический контроль, который осуществлялся в сталинской России, рассматриваются как синонимы тоталитаризма.
" Предыдущий Следующий

Авторитарная система - обзор

6.8.1 Восточноазиатское чудо

Мы видели, что четыре страны Восточноазиатского тигра пережили один из самых впечатляющих темпов роста в 20-м веке, хотя им пришлось ждать до конца Второй мировой войны, чтобы он начался. Эти четыре страны различались по размеру, истории и политической системе. В 1950 году Южная Корея была самой большой по численности населения, около 20 миллионов человек, в то время как население Тайваня составляло почти 7,5 миллионов. Гонконг и Сингапур были городами-государствами с населением всего 2 миллиона и 1 миллион соответственно.Корея и Тайвань были японскими колониями и находились на переднем крае борьбы между коммунизмом и Западом. Сингапур и Гонконг были британскими колониями, но в то время как Сингапур стремился и в конечном итоге получил независимость, сначала как часть Малайзии в 1963 году, а затем как независимое государство в 1965 году, Гонконг оставался британским до передачи Китаю в 1997 году. ВВП на душу населения в Южной Корее и Тайване - около 900 долларов в международных ценах 1990 года, что на уровне нескольких стран Африки к югу от Сахары или ниже; в Гонконге и Сингапуре он составлял чуть более 2000 долларов.Корея, Сингапур и Тайвань - все разработали более или менее авторитарные системы правления, в то время как Гонконг управлялся как королевская колония до 1997 года. И все же все четыре страны достигли впечатляющих темпов роста, в результате чего ВВП на душу населения в 2007 году был таким же высоким, как Корея и Тайвань, как в Западной Европе, и значительно выше в Гонконге и Сингапуре. Это достаточно впечатляющая производительность, заслуживающая называться чудом, независимо от относительного вклада накопления факторов и роста TFP в его производство.

Некоторые особенности этого опыта роста четко вписываются в общую схему конвергенции, описанную выше. В 1950 году эти четыре страны были относительно бедными и имели высокий уровень социальных возможностей. Знаменитый индекс Адельмана и Морриса (1967) показал, что и Корея, и Тайвань имели чрезвычайно высокий уровень социально-экономического развития в конце 1950-х - начале 1960-х годов, а Темпл и Джонсон (1998) обнаружили, что этот показатель сильно коррелировал с последующими периодами. рост.Как и везде, рост экономики стран-тигров характеризовался высокими темпами инвестиций - как в человеческий, так и в физический капитал - и быстрым ростом торговли. В 1980 году инвестиции составляли около 30% ВВП как в Корее, так и на Тайване (Rodrik, 1995, p. 59). Передача технологий активно поощрялась посредством лицензирования, технической помощи, иностранных инвестиций со стороны транснациональных корпораций и совместных предприятий (при этом соотношение между странами было разным: например, Корея не поощряла прямые инвестиции внутрь, а Сингапур активно поощрял их).Еще одной особенностью роста в Восточной Азии было то, что он основывался на индустриализации, когда страны специализировались сначала на текстильной промышленности, затем на тяжелой промышленности, а затем на электронике и высокотехнологичных отраслях. Такая схема перехода с течением времени от трудоемких к капиталоемким и, наконец, к наукоемким отраслям промышленности способствовала побочным эффектам для соседних стран в Юго-Восточной Азии, поскольку более поздние промышленники начали производить товары, которые более ранние промышленники больше не производили: так называемый феномен летающих гусей (Ито, 2001).

В конце 1980-х - начале 1990-х годов появилось много литературы, в которой утверждалось, что эти экономики развивались на основе институтов и политики, которые сильно отличались от предписаний Вашингтонского консенсуса, включая, помимо прочего, государственные предприятия, активные промышленные предприятия. политика, продвижение экспорта и протекционизм. Для Амсдена (Amsden, 1989, p. 6) важными в Корее были «интервенционистское государство, большие диверсифицированные бизнес-группы, изобилие компетентных наемных менеджеров и изобилие недорогой, хорошо образованной рабочей силы».«Основная политика заключалась в предоставлении субсидий фирмам, что, в первую очередь, зависело от повышения производительности и доли на экспортном рынке; и установить то, что фактически являлось множественными ценами на капитал и иностранную валюту, с помощью субсидий или другой политики. По словам Амсдена, эти множественные цены были необходимы для решения противоречивых задач, например, для поощрения сбережений при сохранении низкой стоимости капитала для фирм; или стимулировать экспорт, сохраняя при этом низкую стоимость импорта.По мнению активиста Уэйда (Wade, 1990), правительства Восточной Азии влияли не только на темпы роста, но и на отраслевую структуру выпуска с благотворными последствиями. Некоторые из этих выводов, но не все, были учтены в исследовании Всемирного банка 1993 года (World Bank, 1993), прежде чем рассмотренная выше литература TFP вызвала споры о том, действительно ли восточноазиатское чудо было столь же впечатляющим, как все это: В конце концов, рост СФП был низким, тогда аргументы интервенционистов, основанные на обучении на практике или других стимулирующих рост внешних факторах, казались менее убедительными (Кругман, 1994, стр.78).

В то время как Амсден и Уэйд подчеркивали эффективность экспорта, последующая работа преуменьшила роль экспорта. Родрик (1995) утверждает, что экспорт не мог быть основным двигателем индустриализации, поскольку, если бы он был, это проявилось бы в повышении относительной цены экспорта по мере роста мирового спроса. Поскольку такого роста цен не было, конечные источники роста должны были быть внутренними, и, как следствие, возник экспорт. Для Родрика ключом к росту были инвестиции, что подтверждается данными бухгалтерского учета роста.Вмешательство государства требовалось не только для повышения уровня сбережений и инвестиций за счет субсидий, государственных инвестиций и других мер, но и для координации инвестиций в ряде дополнительных секторов по причинам «большого толчка». Родрик показывает поразительную положительную корреляцию с течением времени как в Корее, так и на Тайване между инвестициями и импортом, что можно объяснить тем фактом, что для инвестиций требовался большой импорт машин и другого капитального оборудования. Экспорт был необходим для оплаты этого импорта и, следовательно, был необходим для стимулирования инвестиций, но не был конечной причиной быстрого роста.Это не означает, что экспорт не был существенным: он был необходим как для финансирования необходимого импорта капитальных товаров, так и для продажи продукции, на производство которой были рассчитаны высокие ставки инвестиций. Подразумевается, что, хотя такие страны, как Корея и Тайвань, сами не были либеральными участниками свободной торговли, они извлекли выгоду из в целом открытой международной торговой политики основных западных экономик в этот период.

Некоторые из тех же черт, которые рассматривались как способствующие быстрой конвергенции стран Восточной Азии на границе, в частности, тесные отношения между государством и крупным бизнесом и сильная зависимость от банковского финансирования, были обвинены в разразившемся финансовом кризисе в Восточной Азии. в 1997 г.Учитывая недавние дебаты о СФП в Восточной Азии, неудивительно, что кризис воодушевил некоторых утверждать, что эти институциональные особенности роста в Восточной Азии все время были препятствием, а не помощью. Трудно представить себе, как можно убедительно обосновать такие контрфактические утверждения. Например, исследования, неспособные найти корреляцию между секторами между субсидиями или другими политическими мерами, с одной стороны, и производительностью или другими результатами, с другой, по-видимому, не убедят сторонника политики большого толчка, основанной на межотраслевой взаимодополняемости.Аргумент о том, что финансовый кризис что-либо доказывает об источниках быстрого роста в Восточной Азии с 1960-х по 1990-е годы, сегодня кажется несколько устаревшим в свете глобального финансового кризиса 2007–2008 годов. Это коснулось некоторых из самых богатых стран мира, институциональные структуры которых сильно отличаются от, скажем, Кореи. Опыт периферии еврозоны показывает опасность подверженности притоку капитала при наличии валютной привязки; в отличие от Кореи или Таиланда, у этих стран нет возможности девальвации, и к 2013 году они еще не оправились.В отличие от этого, рост в Восточной Азии быстро возобновился в 1999 году. Таким образом, мы согласны с Ито (2001), который утверждает, что дебаты о том, какие институты и политика имели значение для роста в Восточной Азии во время чуда роста, необходимо резко отличать от дебатов о том, для регулирования банков и международных потоков капитала. Однако это не означает, что на каком-то этапе Восточной Азии, возможно, не придется переосмысливать свой институциональный состав, поскольку она еще больше приближается к международным технологическим границам.

Обзор: авторитаризм на JSTOR

Информация о журнале

Comparative Politics - международный журнал, издающий научные статьи, посвященные сравнительному анализу политических институтов и поведение.Он был основан в 1968 году для дальнейшего развития сравнительной политическая теория и применение сравнительно-теоретического анализа к эмпирическое исследование политических проблем. Сравнительная политика передает новые идеи и результаты исследований социологам, ученым и студентам. Незаменим для специалистов в исследовательских организациях, фондах, консульствах и посольствах на всей территории мир. Comparative Politics спонсируется, редактируется и публикуется Ph.D. Программа по политологии Городского университета Нью-Йорка. Мнения, выводы или заключения, выраженные в журнале, принадлежат авторов и не обязательно отражают точку зрения редакторов или Городской университет Нью-Йорка. Сравнительная политика издается ежеквартально в январе, апреле. Июль и октябрь.

Информация об издателе

Доктор философии Программа по политологии Городского университета Нью-Йорка, расположен в аспирантуре и университетском центре городского университета Нью-Йорка на Пятой авеню, 365 в Нью-Йорке, состоит из сообщества ученые, посвященные задачам приобретения, расширения и передачи достоверные знания о политических явлениях.Его основная функция - обучать профессиональных политологов, способных к независимым исследованиям и имеет квалификацию для карьеры в академических учреждениях, государственных учреждениях, некоммерческие организации и частный сектор. Хотя доктор философии Программа в политологии отличается разнообразием подходов, все студенты ожидается как специализация, так и понимание дисциплина в целом. Сравнительная политика была основана Программа политических наук Городского университета Нью-Йорка в 1968 г. продвигать свою научную миссию, продвигая исследования в области сравнительной политики и является неотъемлемой частью ее вклада в дисциплина политология.

Примечание: Эта статья представляет собой обзор другой работы, такой как книга, фильм, музыкальная композиция и т. Д. Оригинальная работа не включена в покупку этого обзора.

Демократия и авторитарное правительство, Политическая система

Начало >> Политическая система >> Демократия и авторитарное правительство

В демократическом обществе проводится четкое различие между государством и обществом, и существует конституционное ограничение власти государства.

Это состоит в разграничении видов деятельности на те, которые государство хорошо приспособлено выполнять, и те, которые оно не может выполнять и, следовательно, не должно вмешиваться в такие действия.

Существует ряд институтов, которые следят за функционированием государства, чтобы гарантировать, что государство не выходит за свои пределы. Основные права, закрепленные в Конституции Индии, судебной власти и печати, являются примером ограничений, налагаемых на деятельность государства. Авторитарное правительство представляет собой сплав государства и общества в целом социальной системы, в которой политика глубоко влияет на весь спектр человеческой деятельности и объединений.Таким образом, авторитарное правительство не принимает никаких ограничений на количество или вид принуждения, которые оно может использовать для достижения своих целей. Он может казнить изгнание или отправить людей на работу в лагеря без всяких ограничений.

Следовательно, авторитарная власть безгранична. Это все обнимает. Правительство заявляет о праве контролировать и регулировать каждую фазу жизни. В демократическом обществе власть распределяется между множеством групп. Существуют профессиональные ассоциации, профсоюзы, бизнес-организации и религиозные учреждения, такие как церкви, мечети и политические партии.Эти институты контролируют друг друга, тем самым защищая политическую свободу. Демократическое общество поощряет конкуренцию между политическими партиями и подавляет монополию власти. В авторитарных обществах обычно наблюдается почти полная централизация власти в руках немногих.

Он не допускает наличия множественности партий в государстве. Существует одна официальная партийная организация. Это играет важную роль в укреплении высшего руководства. Партия - это тренировочная площадка для будущих лидеров и администраторов.В штате есть армия добровольцев, которые наблюдают за населением и сообщают о подрывной деятельности. В демократических обществах средства массовой информации, такие как телевидение, радио, пресса и т. Д., Как правило, не зависят от правительства, и существует свобода критики. Несогласие разрешено. При авторитарном устройстве правительство берет на себя всю систему общественных коммуникаций и средства массовой информации, такие как телевидение, радио, кино и издание книг и журналов. Запрет СМИ подавляет любую оппозицию. Правительство отфильтровывает все, что может создать неблагоприятное отношение к их власти.

Демократическое правление характеризуется упором на автономию отдельных лиц и подсистем. Есть большая терпимость к индивидуальной и организационной оппозиции. Право участвовать в правительстве и выступать против него является отличительной чертой демократического общества. Культурные организации, группы давления, политические партии, профсоюзы активно стремятся влиять на правительство. Развитие автономии угрожает авторитарному режиму. Они пытаются установить контроль над организованными группами.Они не позволяют таким организациям, как профсоюзы, молодежные клубы и политические партии, становиться могущественными. Верность государству выше верности семье и друзьям. Контролируемые государством молодежные лиги; профсоюзы и другие организации умножились при коммунизме и фашизме.

Они создаются и контролируются сверху, чтобы мобилизовать людей на действия, желаемые правящей элитой, и предотвратить развитие независимых групп и мнений. Важной чертой демократического правления является верховенство закона и равенство перед законом.Таким образом, лидерам и должностным лицам не разрешается принимать произвольные решения, и земельный закон в равной степени регулирует всех людей, независимо от их статуса. Однако авторитарный режим характеризуется произвольным использованием власти, особенно со стороны полиции и паралимпийских вооруженных сил, поскольку авторитарные режимы зависят от широкого использования произвольной силы полиции. Их часто называют полицейским государством. В условиях демократии политические лидеры больше полагаются на убеждение, а не на принуждение.

Легитимность правительства зависит от поддержки населения.Таким образом, любая попытка принуждения будет означать противодействие общественному мнению и потерю власти на следующих выборах. Однако авторитарные режимы полагаются на принудительные методы, чтобы искоренить оппозицию и инакомыслие. Нацистские концлагеря и сибирские трудовые лагеря в сталинской России - классические примеры репрессивного контроля в авторитарном режиме. Природа контроля в демократии взаимна, в то время как правительство контролирует общественность через бюрократию, но политика правительства не определяется в одностороннем порядке.Часто происходят обсуждения, переговоры и торги по политическим вопросам между правительством и различными группами давления. Это потому, что выживание самого правительства зависит от народного контроля.

При авторитарном режиме контроль носит односторонний характер, и правительство полагается на методы массовой идеологической обработки и завоевывает поддержку народа. Практически не предпринимается никаких усилий для согласования различных групп интересов. Свобода слова и выражения недовольства ведет к меньшим насильственным конфликтам в демократических условиях.В то время как в авторитарных режимах отсутствие законных средств выражения несогласия приводит к насильственным революциям и движениям.

форм правления | Безграничная политология

Формы государственной власти

Формы правления классифицируются по источнику власти и структуре власти любого данного государства.

Цели обучения

Сравните и сопоставьте различные формы правления

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Правительство - это средство реализации государственной политики, а также механизм определения политики государства.Государства обслуживаются постоянной сменой разных правительств.
  • Правительств с атрибутами Аристархии традиционно управляют «лучшие» люди. Примеры включают аристократию, технократию и меритократию.
  • Правительствами с автократическими атрибутами управляет один человек, обладающий всей властью над людьми в стране. Примеры включают авторитарные, тоталитарные и фашистские правительства.
  • Правительства с демократическими атрибутами наиболее распространены в западном мире и в некоторых странах востока.В демократических странах все люди в стране могут голосовать во время выборов за представителей или политические партии, которые они предпочитают.
  • Правительствами с монархическими атрибутами правят король или королева, унаследовавшая свое положение от своей семьи, которую часто называют королевской семьей.
  • Правительствами с олигархическими атрибутами управляет небольшая группа влиятельных и / или влиятельных людей. Эти люди могут распределять власть одинаково или неравномерно.
  • Плутократия определяет общество или систему, управляемую и управляемую небольшим меньшинством самых богатых граждан.В отличие от таких систем, как демократия, капитализм, социализм или анархизм, плутократия не укоренена в устоявшейся политической философии и не имеет официальных сторонников.
Ключевые термины
  • правительство : Орган, наделенный полномочиями принимать и / или применять законы для контроля страны, территории, людей или организаций.
  • штат : политическое подразделение федерации, сохраняющее определенную степень автономии, например, одно из пятидесяти Соединенных Штатов. См. Также Провинция.

Правительство

Правительство - это средство реализации государственной политики, а также механизм определения государственной политики. Форма правления или форма государственного управления относится к набору политических институтов, с помощью которых организовано правительство государства (синонимы включают «тип режима» и «систему правления»). Правительства состоят из двух широких взаимодействующих элементов, которые обычно определяют способ кодирования правительства: источник власти и структура власти.Источник власти относится к отдельным лицам и учреждениям, которые осуществляют руководящую власть в государстве, а также к средствам, с помощью которых они получают свою власть, в то время как структура власти относится к системе, с помощью которой они организованы.

В случае широкого определения правительство обычно состоит из законодателей, администраторов и арбитров. Правительство - это средство реализации государственной политики, а также механизм определения политики государства. Государства обслуживаются постоянной сменой разных правительств.Каждое последующее правительство состоит из группы лиц, которые контролируют и осуществляют контроль над принятием политических решений. Их функция - принимать законы и обеспечивать их соблюдение, а также разрешать конфликты. В некоторых обществах эта группа часто является самовоспроизводящимся или наследственным классом. В других обществах, таких как демократические, политические роли сохраняются, но происходит частая смена людей, фактически занимающих должности.

Страны мира, по типу правительства в 2011 году : На этой карте показаны все страны мира, окрашенные в соответствии с типом правительства.Синий представляет полноправные президентские республики, а зеленый и желтый - президентские республики с менее влиятельными президентами. Оранжевый представляет парламентские республики. Красный и розовый - парламентские конституционные монархии, а фиолетовый - абсолютные монархии. Коричневый цвет представляет однопартийные республики, зеленый цвет показывает страны, в которых правительство было приостановлено (например, военные диктатуры), а серые страны не подходят ни для одной из вышеперечисленных категорий.

Формы государственного управления

Правительствами с атрибутами аристархии традиционно управляют «лучшие» люди.Аристократия относится к правлению элитных граждан; система правления, при которой человек, который правит аристократией, является аристократом. Это стало означать правление «аристократии», которая является людьми благородного происхождения. Меритократия относится к правлению достойных; система управления, при которой группы отбираются на основе способностей людей, знаний в данной области и вклада в общество. Наконец, технократия относится к правлению образованных; система управления, при которой люди, обладающие квалификацией или опытом, управляют в своих соответствующих областях знаний в области технологий, будет контролировать все процессы принятия решений.Врачи, инженеры, ученые, профессионалы и технологи, обладающие знаниями, опытом или навыками, составят руководящий орган вместо политиков, бизнесменов и экономистов.

Правительства с автократическими атрибутами управляются одним человеком, который имеет всю власть над людьми в стране. Римская республика заставляла диктаторов руководить во время войны. В наше время правление автократа не останавливается никакими законами, конституциями или другими социальными и политическими институтами.После Второй мировой войны многие правительства в Латинской Америке, Азии и Африке управлялись автократическими правительствами.

Правительства с демократическими атрибутами наиболее распространены в западном мире и в некоторых странах востока. В демократических странах все люди в стране могут голосовать во время выборов за представителей или политические партии, которые они предпочитают. Люди в демократических странах могут избирать представителей, которые будут заседать в законодательных органах, таких как парламент или Конгресс. Политические партии - это организации людей, придерживающихся схожих представлений о том, как следует управлять страной или регионом.У разных политических партий разные представления о том, как правительство должно решать разные проблемы. Демократия - это управление людьми, народом для людей.

Правительства с монархическими атрибутами управляются королем или королевой, которые наследуют свое положение от своей семьи, которую часто называют «королевской семьей». «Существуют два противоположных типа монархий: абсолютные монархии и конституционные монархии. В абсолютной монархии правитель не имеет ограничений на свои желания или полномочия.В конституционной монархии полномочия правителя ограничены документом, называемым конституцией.

Правительствами с олигархическими атрибутами управляет небольшая группа могущественных и / или влиятельных людей. Эти люди могут распределять власть одинаково или неравномерно. Олигархия отличается от настоящей демократии, потому что очень немногим людям дается возможность что-то изменить. Олигархия не обязательно должна быть наследственной или монархической. В олигархии не один четкий правитель, а несколько влиятельных людей.Некоторыми историческими примерами олигархии являются бывший Союз Советских Социалистических Республик и апартеид в Южной Африке. Вымышленные олигархические примеры включают антиутопическое общество Океании, показанное в книге «Девятнадцать восемьдесят четыре», стратократическое правительство Звездных десантников и криархические «Уличные судьи» судьи Дредда.

Демократические правительства

Демократия - это форма правления, при которой все правомочные граждане имеют равное право голоса при принятии решений, влияющих на их жизнь.

Цели обучения

Обсудите основные элементы прямой и представительной демократии

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Демократия позволяет людям в равной степени участвовать - напрямую или через избранных представителей - в предложении, разработке и создании законов. Он охватывает социальные, экономические и культурные условия, которые делают возможным свободное и равное осуществление политического самоопределения.
  • Демократическое правительство контрастирует с формами правления, где власть принадлежит одному, как в монархии, или где власть принадлежит небольшому количеству людей, как в олигархии или аристократии.
  • Прямая демократия - это форма демократии, при которой люди напрямую голосуют за политические инициативы. Это отличается от представительной демократии, в которой люди голосуют за представителей, которые затем голосуют за политические инициативы.
  • Представительная демократия - это разновидность демократии, основанная на принципе избранных людей, представляющих группу людей. Например, три страны, использующие представительную демократию, - это Соединенные Штаты Америки, Великобритания и Польша.
  • Концепция представительной демократии возникла в основном из идей и институтов, которые развивались в период европейского средневековья, эпохи Просвещения, а также американской и французской революций.
Ключевые термины
  • прямая демократия : Прямая демократия - это форма демократии, при которой люди голосуют за политические инициативы напрямую, в отличие от представительной демократии, при которой люди голосуют за представителей, которые затем голосуют за политические инициативы.В зависимости от конкретной используемой системы это может повлечь за собой принятие исполнительных решений, принятие законов, непосредственное избрание или увольнение должностных лиц и проведение судебных разбирательств. Две ведущие формы прямой демократии - это демократия участия и совещательная демократия.
  • представительная демократия : Представительная демократия - это разновидность демократии, основанная на принципе избранных людей, представляющих группу людей.
  • демократия : Правительство под прямым или представительным правлением народа, находящегося под его юрисдикцией.

Введение

Демократия - это форма правления, при которой все правомочные граждане имеют равное право голоса при принятии решений, влияющих на их жизнь. Демократия позволяет людям в равной степени участвовать - напрямую или через избранных представителей - в предложении, разработке и создании законов. Он охватывает социальные, экономические и культурные условия, которые делают возможным свободное и равное осуществление политического самоопределения. Термин происходит от греческого слова: δημοκρατία ( dēmokratía), , что переводится как «власть народа».Этот термин использовался около 400 г. до н. Э. Для обозначения политических систем, существовавших в то время в греческих городах-государствах, особенно в Афинах.

Демократическое правительство противопоставляет две формы правления, где власть принадлежит одному, как в монархии, или где власть принадлежит небольшому количеству людей, как в олигархии или аристократии. Тем не менее, эти противопоставления, унаследованные от греческой философии, сейчас неоднозначны, поскольку современные правительства смешали демократические, олигархические и монархические элементы.Существует несколько вариантов демократии, но есть две основные формы, каждая из которых касается того, как все граждане исполняют свою волю: прямая демократия и представительная демократия.

Выборы президента Франции : женщина голосует во втором туре президентских выборов во Франции 2007 года.

Прямая демократия

Прямая демократия - это форма демократии, при которой люди напрямую голосуют за политические инициативы. Это отличается от представительной демократии, в которой люди голосуют за представителей, которые затем голосуют за политические инициативы.В зависимости от конкретной используемой системы это может повлечь за собой принятие исполнительных решений, принятие законов, непосредственное избрание или увольнение должностных лиц и проведение судебных разбирательств. Две ведущие формы прямой демократии - это демократия участия и совещательная демократия.

Самой ранней известной прямой демократией считается афинская демократия 5 -х годов века до нашей эры, хотя это и не была всеобъемлющая демократия; женщины, иностранцы и рабы были исключены из него. При прямой демократии в Афинах электорат не назначал представителей для голосования по законопроектам и исполнительным законам от их имени (как в Конгрессе США), а вместо этого голосовал по этим вопросам от своего имени.Участие ни в коем случае не было открытым, но группа участников была сформирована без привязки к экономическому классу, и они участвовали в широком масштабе. Заметное влияние на общественное мнение избирателей оказала политическая сатира в исполнении поэтов-комиков в театрах.

Также актуальна история Римской республики, начиная примерно с 449 г. до н. Э. «Гражданское законотворчество» в Древней Римской республике - формулирование и принятие законов гражданами, а также гражданское вето на законодательные акты - началось около 449 г. до н. Э. И длилось приблизительно 400 лет до смерти Юлия Цезаря в 44 г. до н. Э.Современное гражданское законотворчество началось в городах Швейцарии в 13 веках нашей эры. В 1847 году швейцарцы добавили «референдум по статуту» в свою национальную конституцию. В настоящее время в Швейцарии единственного большинства достаточно на уровне города, города и кантона, но на национальном уровне требуется двойное большинство по конституционным вопросам. Цель двойного большинства - просто обеспечить легитимность любого закона, принятого гражданами.

Швейцарские собрания : Landsgemeinde, или собрание, кантона Гларус, 7 мая 2006 г., Швейцария.

Представительская демократия

Прямая демократия вызывала сильное сопротивление со стороны создателей Конституции Соединенных Штатов и некоторых сторон, подписавших Декларацию независимости. Они видели опасность в том, что большинство навязывает свою волю меньшинствам. В результате они выступали за представительную демократию в форме конституционной республики, а не за прямую демократию. Например, Джеймс Мэдисон в «Федералисте № 10» отстаивает конституционную республику над прямой демократией именно для защиты личности от воли большинства.Представительная демократия - это разновидность демократии, основанная на принципе избранных людей, представляющих группу людей. Например, три страны, которые используют представительную демократию, - это Соединенные Штаты Америки (представительная демократия), Великобритания (конституционная монархия) и Польша (республика). Это элемент как парламентской системы, так и президентской системы правления, и обычно используется в нижней палате, такой как Палата общин (Великобритания) или Бундестаг (Германия).

Демократия в современном мире

По данным Freedom House, в 2007 году было 123 избирательных демократии - по сравнению с 40 в 1972 году. По данным Всемирного форума за демократию, избирательные демократии в настоящее время представляют 120 из 192 существующих стран и составляют 58,2 процента населения мира. В то же время либеральные демократии - страны, которые Freedom House считает свободными и уважающими основные права человека и верховенство закона, - насчитывают 85 человек и представляют 38 процентов населения мира.В 2010 году ООН объявила 15 сентября Международным днем ​​демократии.

Недемократические правительства: авторитаризм, тоталитаризм и диктатура

В отличие от демократии, авторитаризм и тоталитаризм - это формы правления, при которых отдельная личность или одна партия концентрируют всю власть.

Цели обучения

Обсудите основные черты и типы недемократических правительств

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Авторитарное правительство характеризуется высококонцентрированной и централизованной властью, поддерживаемой политическими репрессиями и исключением потенциальных противников.Он использует политические партии и массовые организации для мобилизации людей вокруг целей режима.
  • Самодержавие - это система правления, при которой высшая политическая власть сосредоточена в руках одного человека; Напротив, однопартийное государство - это тип правления партийной системы, при котором никаким другим партиям не разрешается выдвигать кандидатов на выборах.
  • Тоталитаризм - крайняя версия авторитаризма - это политическая система, в которой государство обладает полной властью над обществом и стремится контролировать все аспекты общественной и частной жизни везде, где это необходимо.
  • Диктатура (правительство без согласия народа) противопоставляется демократии (правительству, власть которого исходит от людей), а тоталитаризм (правительство контролирует все аспекты жизни людей) противопоставляется плюрализму (правительство допускает разные образы жизни и мнения).
  • Диктатура определяется как автократическая форма правления, при которой правительством управляет человек: диктатор. В современном использовании под диктатурой понимается автократическая форма абсолютного правления, когда руководство не ограничивается законом, конституциями или другими политическими факторами в государстве.
Ключевые термины
  • Автократический : Самодержавие или самодержавие или относящиеся к ним; абсолютный; обладание независимыми и произвольными властными полномочиями.

Введение

Авторитаризм - это форма социальной организации, характеризующаяся подчинением власти, а также управлением этой властью. В политике авторитарное правительство характеризуется высококонцентрированной и централизованной властью, поддерживаемой политическими репрессиями и исключением потенциальных соперников.Он использует политические партии и массовые организации для мобилизации людей вокруг целей режима. Авторитаризм делает упор на произвол, а не на верховенство закона, включая фальсификацию выборов и политические решения, принимаемые избранной группой официальных лиц за закрытыми дверями. Авторитаризм характеризуется «неограниченным политическим пребыванием» автократического государства или государства с правящей партией.

Автократия - это система правления, в которой высшая политическая власть сосредоточена в руках одного человека, решения которого не подлежат ни внешним правовым ограничениям, ни упорядоченным механизмам народного контроля.Напротив, однопартийное государство - это тип правления партийной системы, при котором одна политическая партия формирует правительство, и никаким другим партиям не разрешается выдвигать кандидатов на выборах. Обычно однопартийные государства рассматривают подавление политических фракций, за исключением переходных проблемно-ориентированных течений в рамках одной партии или постоянной коалиции, как само собой разумеющееся благо. Однопартийное правление Коммунистической партии Китая в Китайской Народной Республике является ярким современным примером.

Коммунистическая партия Китая : XVII съезд Коммунистической партии Китая в 2007 году.

Тоталитаризм

Тоталитаризм - крайняя версия авторитаризма. Авторитаризм в первую очередь отличается от тоталитаризма тем, что социальные и экономические институты существуют без государственного контроля. Напротив, тоталитаризм - это политическая система, в которой государство обладает полной властью над обществом и стремится контролировать все аспекты общественной и частной жизни там, где это необходимо.Термин «авторитарный режим» обозначает государство, в котором единственный обладатель власти - отдельный «диктатор», комитет или хунта или небольшая группа политической элиты - монополизирует политическую власть. Однако тоталитарный режим пытается контролировать практически все аспекты общественной жизни, включая экономику, образование, искусство, науку, частную жизнь и нравственность граждан. Эта концепция стала заметной в западном антикоммунистическом политическом дискурсе в эпоху холодной войны, чтобы подчеркнуть очевидные сходства между нацистской Германией и другими фашистскими режимами, с одной стороны, и советским коммунизмом, с другой.

Збигнев Бжезинский (1977) : Ряд мыслителей, включая Збигнева Бжезинского, утверждали, что нацистский и советский режимы были одинаково тоталитарными.

Политологи Карл Фридрих и Збигнев Бжезински были в первую очередь ответственны за расширение использования этого термина в университетских социальных науках и профессиональных исследованиях, переформулировав его как парадигму для Советского Союза, а также для фашистских режимов. Для Фридриха и Бжезинского определяющие элементы должны были быть взяты как взаимоподдерживающее органическое целое, состоящее из следующих элементов: разрабатываемая руководящая идеология; единая массовая партия, обычно возглавляемая диктатором; система террора; монополия на средства связи и физическую силу; центральное руководство и контроль над экономикой посредством государственного планирования.Такие режимы изначально возникли в хаосе, последовавшем после Первой мировой войны, когда изощренное современное оружие и средства связи позволили тоталитарным движениям консолидировать власть.

Диктатура

Диктатура определяется как автократическая форма правления, при которой правительством управляет человек: диктатор. В современном использовании под диктатурой понимается автократическая форма абсолютного правления, когда руководство не ограничивается законом, конституциями или другими социальными и политическими факторами в государстве.

Для некоторых ученых диктатура - это форма правления, которая имеет власть управлять без согласия тех, кем управляют (аналогично авторитаризму), в то время как тоталитаризм описывает государство, которое регулирует почти все аспекты общественного и частного поведения людей. Другими словами, диктатура касается источника управляющей власти, а тоталитаризм касается объема управляющей власти. В этом смысле диктатура (правительство без согласия народа) противопоставляется демократии (правительству, власть которого исходит от людей), а тоталитаризм (правительство контролирует все аспекты жизни людей) противостоит плюрализму (правительство допускает различные образы жизни и мнения).

Волна военных диктатур в Латинской Америке во второй половине двадцатого века оставила особый след в латиноамериканской культуре. В латиноамериканской литературе заметным жанром является роман о диктаторе, бросающий вызов диктатуре. Есть также много фильмов, изображающих латиноамериканские военные диктатуры.

Недемократические правительства: монархия, олигархия, технократия и теократия

Некоторые недемократические правительства можно разделить на такие категории, как монархии, олигархии, теократии и технократии.

Цели обучения

Признать демократические и недемократические формы правления

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Монархия - это форма правления в государстве, которым правит человек, который обычно наследует трон по рождению и правил на всю жизнь или до отречения от престола.
  • Олигархия - это форма властной структуры, при которой власть фактически принадлежит небольшому количеству людей. Этих людей можно было отличить по королевской семье, богатству, семейным связям, образованию, корпоративному или военному контролю.
  • Аристократия - это форма правления, при которой правят несколько элитных граждан; это обычно противопоставляется демократии, в которой все граждане могут управлять.
  • Теократия - это форма правления, при которой религиозные лидеры, действующие вместо Бога, правят государством.
  • Технократия - это форма правления, при которой эксперты в области технологий будут контролировать все процессы принятия решений. Ученые, инженеры и технологи, обладающие знаниями, опытом или навыками, составят руководящий орган вместо политиков, бизнесменов и экономистов.
  • Теократия - это форма правления, при которой официальная политика регулируется непосредственным божественным руководством или должностными лицами, которые рассматриваются как руководимые Богом, или придерживаются доктрины определенной религии или религиозной группы.
Ключевые термины
  • меритократия : Меритократия в административном смысле - это система правительства или другого управления, в которой назначения и обязанности объективно распределяются между отдельными лицами на основе их «заслуг» и достижений.
  • олигархия : правительство, которым управляют немногие, часто богатые
  • технократия : Система управления, при которой люди, обладающие квалификацией или опытом, управляют в своих соответствующих областях знаний. Тип меритократии, основанный на способностях и знаниях людей в определенной области.
  • хунта : Правящий совет военной диктатуры.

Введение

Упадок монархии : Открытка с изображением правящих монархов, сделанная в 1908 году в период с февраля (воцарение короля Португалии Мануэля II) по ноябрь (смерть императора Гуансю).

Правительства имеют тенденцию находиться между традиционно демократическими и недемократическими формами. Эти формы правления обычно различаются на основании , кто контролирует государство, обоснован этот авторитет, и каким образом лидеры и правительства структурно организованы на основе этих обоснований.

Монархия

Монархия - это форма правления, при которой суверенитет фактически или номинально воплощается в одном лице - монархе.Это форма правления, при которой государством или государством управляет или контролирует человек, который обычно наследует трон по рождению и правил на всю жизнь или до отречения. Монархи могут быть автократами (абсолютная монархия) или церемониальными главами государств, которые обладают небольшой властью или не обладают ею, либо обладают только резервной властью, с фактической властью, наделенной парламентом или другим органом, например конституционным собранием.

Монархи имеют различные титулы - король или королева, принц или принцесса, Малик или Малика, император или императрица, герцог или великий князь и шах.Монархия связана с политическим или социокультурным наследственным правлением; большинство монархов, как исторически, так и в наши дни, родились и выросли в королевской семье и подготовлены к будущим обязанностям. Однако некоторые монархии не наследственные. В выборной монархии монарх избирается, но в остальном служит любым другим монархом. Исторические примеры выборной монархии включают императоров Священной Римской империи и свободные выборы королей Речи Посполитой.

Монархи : На этой фотографии изображены короли Норвегии, Болгарии, Португалии, Греции, Бельгии и Дании.В монархии государством управляет человек, который обычно наследует трон по рождению.

Свадьба наследного принца, принцессы и императора Сёва и императрицы Кодзун 1959-4: Император Японии Хирохито, наследный принц Акихито, наследная принцесса Митико и императрица Нагако, 1959 год

Монархии существовали во всем мире, хотя в последние столетия многие государства отменили монархию и стали республиками. Защита республик называется республиканизмом, а защита монархий - монархизмом.По состоянию на 2010 год в Европе насчитывается двенадцать монархий: семь королевств, одно великое герцогство, одно папство и два княжества, а также двоевластие Андорры.

Олигархия

Олигархия - это форма властной структуры, при которой власть фактически принадлежит небольшому количеству людей. Этих людей можно было отличить по королевской семье, богатству, семейным связям, образованию, корпоративному или военному контролю. Такие государства часто контролируются несколькими известными семьями, которые передают свое влияние от одного поколения к другому.Формы правления и другие политические структуры, связанные с олигархией, обычно включают аристократию, меритократию, плутократию, военную хунту, технократию и теократию.

Аристократия - это форма правления, при которой правят несколько элитных граждан. Изначально в Древней Греции он был задуман как правило наиболее квалифицированными гражданами и контрастировал с монархией. В более поздние времена аристократия обычно рассматривалась как правление привилегированной группы, аристократического класса, в отличие от демократии.Точно так же и плутократией правят богатые. В отличие от таких систем, как демократия, плутократия не укоренена в политической философии и не имеет сторонников; этот термин используется только в уничижительном смысле. Примеры плутократии включают Римскую республику, некоторые города-государства в Древней Греции, цивилизацию Карфагена, итальянские города-государства / торговые республики Венецию, Флоренцию, Геную и Японскую империю дзайбацу до Второй мировой войны.

Другие формы управления

Иранская теократия : Иран является примером теократии.Изображенный здесь Али Хаменеи в настоящее время занимает должность верховного лидера Ирана. Верховный лидер - религиозный деятель, который, возможно, обладает наибольшей политической властью в Иране.

Технократия - это форма правления, при которой эксперты в области технологий будут контролировать все процессы принятия решений. Ученые, инженеры и технологи, обладающие знаниями, опытом или навыками, составят руководящий орган вместо политиков, бизнесменов и экономистов. В технократии лица, принимающие решения, будут выбираться в зависимости от того, насколько они осведомлены и квалифицированы в своей области.

Теократия - это форма правления, при которой официальная политика регулируется непосредственным божественным руководством или должностными лицами, которые рассматриваются как руководимые Богом, или придерживаются доктрины определенной религии или религиозной группы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *