Частное предпринимательство в ссср: Как Горбачев узаконил частное предпринимательство.

Содержание

МЕНЯ НЕСЧАСТНУЮ, ТОРГОВКУ ЧАСТНУЮ, ТЫ – Власть – Коммерсантъ

Журнал "Коммерсантъ Власть" №14 от

&nbspСОЮЗНЫЙ ЗАКОН О ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВЕ: МЕНЯ НЕСЧАСТНУЮ, ТОРГОВКУ ЧАСТНУЮ, ТЫ

2 апреля Верховный Совет СССР принял Закон "Об общих началах
предпринимательства в СССР". Впервые на союзном уровне в юридическую
        практику вводится понятие "частное предпринимательство", а также дается
подробный перечень прав и обязанностей предпринимателя.
       
Эксперты оценивают принятый закон как вполне комфортный и не менее
либеральный для коммерческих структур, чем аналогичный российский.
       
В соответствии с принятым документом, предпринимательством как в частной,
        так и в коллективной форме может заниматься любой гражданин СССР или
иностранный подданный, а также лицо без гражданства.
       
Единственное ограничение, на занятие предпринимательством касается


        работников госорганов, в компетенцию которых входит решение вопросов,
        связанных с предпринимательской деятельностью и контролем за ней. Как
        считают специалисты, подобный запрет отражает изменение общественного
        мнения в пользу принятия более строгих норм, ограничивающих совмещение
        должностей на госслужбе и в бизнесе, характерных для развитых стран. Однако
        если в США, например, такое совмещение полностью исключается, то принятый
        закон запрещает его только в том случае, когда предметы профессионального
интереса формально совпадают.
       
Закон определяет предпринимательство как инициативную, самостоятельную
        деятельность граждан, направленную на получение прибыли или личного дохода
и осуществляемую от своего имени, на свой риск и под свою ответственность.
       
Впервые в законодательной практике союзных структур закон вводит в

        юридический обиход понятие "частное предпринимательство" (наряду с
        "коллективным"), основой для которого является собственность граждан, а
также имущество, полученное и используемое "на законном основании".
       
По сути принятая в законе формулировка означает полную легализацию частного
        бизнеса в СССР. Немаловажно, как отмечают эксперты, что при этом дается
        возможность использовать наемный труд, который до сих пор официальная
        теория связывала с эксплуатацией человека человеком. В тексте закона
        формально ничего не говорится о масштабах применения наемных работников,
        поэтому, как считают эксперты "Ъ", очень важными станут последующие
        подзаконные акты, регламентирующие данное положение закона. При этом
        эксперты не исключают возможности введения жесткого ограничения численности
наемной рабочей силы в частных фирмах.
       
Закон учитывает и ситуацию, когда руководитель предприятия осуществляет
        свою деятельность по контракту с собственником и наделен всеми правами и
        ответственностью предпринимателя. В этом случае он действует от имени и под
        имущественную ответственность юридического лица - предприятия. Документ
трактует это как "особую форму предпринимательства".
       
По мнению специалистов, такая формулировка подразумевает не контрактный
        менеджмент, а, по сути, личную аренду предприятия - когда речь идет о
        госпредприятии или структуре, созданной на его базе. По информации,
        полученной из кругов, близких к Научно-промышленному союзу СССР, именно в
        директорском корпусе страны сильнее всего ощущаются настроения в пользу
        этого варианта преобразования госпредприятий в независимые коммерческие
        структуры, поскольку в результате ведущую роль в процессе приватизации
будут играть сами руководители предприятий.

       
Еще одним принципиально новым для советского права подходом, отличающим
        принятый закон, является достаточно подробная регламентация прав,
обязанностей и ответственности предпринимателей.
       
Среди гарантированных законом прав специалисты отмечают право приобретать
        имущество государственных предприятий и предприятий, основанных на других
        формах собственности, участвовать собственным имуществом в деятельности
        других хозяйственных субъектов, а также привлекать имущество юридических
        лиц и граждан. Закон разрешает предпринимателям нанимать и увольнять
        работников (в том числе на основе контрактов), самостоятельно устанавливать
        формы, системы и размер оплаты труда лиц, работающих по найму, а также
самим получать "любой, не ограниченный по размеру, личный доход".
       
Предпринимателям гарантируется право свободно распоряжаться прибылью от
        своей деятельности, самостоятельно формировать программу хозяйственной
        деятельности, выбирать поставщиков и потребителей своей продукции.
        Предприниматель имеет право устанавливать цены и тарифы в соответствии с
союзно-республиканским законодательством.
       
Среди обязанностей, налагаемых на предпринимателей союзным законом,
        специалисты обращают внимание на необходимость заключать с лицами,
        принимаемыми на работу, договоры (контракты) и оплачивать их труд на уровне
        не ниже минимальных размеров, законодательно установленных Союзом и
        республиками. Закон также обязывает предпринимателей вносить отчисления в
государственный фонд соцстраха на страхование лиц, работающих по найму.
       
Принципиально важным, по мнению специалистов, является закрепление в данном
        законе положения о том, что предприниматели, не имеющие статуса
        юридического лица или занимающиеся бизнесом по контракту, отвечают по
обязательствам собственным имуществом.

       
Эксперты оценивают принятый закон как вполне комфортный и не менее
либеральный для коммерческих структур, чем аналогичный российский.
       
В то же время эксперты "Ъ" отмечают, что подход авторов закона к решению
        некоторых вопросов остался достаточно консервативным. В первую очередь это
        касается отказа предоставить статус юридического лица всем занимающимся
        собственным бизнесом и нежелание употреблять в тексте закона термин
        "частная собственность". Ссылка на отсутствие данного термина в союзном
        законодательстве, по мнению экспертов, не вполне корректна: в тексте закона
        содержатся, например, термины "банкротство" и "упущенная выгода", также до
сих пор не имеющие строгого юридического определения.
       
Тем не менее, несмотря на определенные недостатки, эксперты считают
        принятие Закона о предпринимательстве важным событием, поскольку впервые с
        середины 20-х годов советское государство на законодательном уровне не
        только не ставит своей целью борьбу с предпринимательской деятельностью, но
        даже гарантирует ей поддержку и правовую защиту.
       ---

Комментарии Самое важное в канале Коммерсантъ в  Telegram

«Сталинские» артели | Политштурм


Советские, или как называют современные буржуазные публицисты, «сталинские»  артели представляют из себя любопытную и сложную тему. Дело в том, что раздобыть достоверную и исчерпывающую информацию по этому вопросу труднее, чем кажется на первый взгляд. Главная проблема состоит в белых пятнах, которые обусловлены неоцифрованностью огромного пласта информации и в то же время загруженностью Интернета большим количеством односторонних, чаще всего «шапкозакидательских» статей. Другая проблема логично проистекает из первой – спекуляции. Недобросовестные люди отождествляют артели с частным предпринимательством, провозглашают их характерной чертой «особой сталинской экономики». Таким образом, Сталин предстает в роли сторонника частной собственности, в противоположность Ленину или Марксу, что абсолютно противоречит действительности.


Что такое артель?

Артель в СССР – это производственный кооператив как форма социалистического коллективного хозяйства, созданный на добровольной основе с обязательным трудовым участием членов и коллективной ответственностью. Артель обобществляла только основные средства производства. По сути производственные кооперативы были промежуточным звеном между коммуной, в которой обобществлялось всё, и товариществом, где мелкий инвентарь мог оставаться в личной собственности его членов.

Наибольшее распространение в СССР получили сельскохозяйственные артели, известные под именем колхозов. Так, в 1940 году СССР насчитывал 340 тыс. колхозов, где трудились более 50 млн человек. Особую нишу занимали артели инвалидов, объединявшие как инвалидов всех групп, так и лиц, приравненных к ним, например, пенсионеров. Эти артели имели специальные льготы по налогам, а их члены – личные преимущества: сокращённый рабочий день, работа на дому, удлиненные отпуска и прочее.

Про колхозы никто не спешит заявлять, что они «частные». Название «коллективное хозяйство» говорит само за себя. Поэтому более пристально взглянем на промышленную артель,  ведь именно её зовут «сталинской» – вдруг имеются разительные отличия?


Какой была промысловая артель?

Промысловая артель – это предприятие местной лёгкой промышленности, в котором, как правило, работали от 10 до 200 работников. Для создания промысловой артели в селе требовалось как минимум 9 человек, в городе – 15 человек. Вступить в артель могли все граждане от 16 лет, кроме «лишенцев». Главный руководящий орган артели – общее собрание. Собрание назначало прочие управляющие и контролирующие органы, решало иные организационные вопросы.

8 из 10 предприятий обслуживали бытовые нужды народа – от парикмахерских и мастерских по ремонту до изготовления мебели и стройматериалов. Остальные же предприятия добывали местные ресурсы (торф, известняк и т.

д.), перерабатывали сырьё, поступавшее из государственного фонда в плановом порядке и изготавливали лесоматериалы.

Оплата и организация труда в артели немногим отличалась от государственных предприятий того времени. Заработок определялся количеством и качеством затраченного труда. Если случался простой, то никакой оплаты не происходило. По закону между членами артели распределялось до 25% сверхприбыли (доля каждого определялась тоже по труду) в качестве дополнительного вознаграждения. Получить что-либо кроме зарплаты и премиальных, как и в советской торговле, можно было только одним способом – незаконным, т.е. махинациями.

Нормы выработки (с корректировкой на менее совершенное оборудование), расценки, тарифные ставки и должностные оклады устанавливались аналогично действующим на госпредприятиях, выпускающими аналогичную или родственную продукцию. Регулярно проводились социалистические соревнования, как между артелями, так и с местной госпромышленностью, что положительно сказывалось на производственных темпах обоих.


«Сталинская» артель – это частное предпринимательство? 

Как было описано выше, артель являлась формой социалистического коллективного хозяйства и попытки приравнять артель, особенно «сталинскую», к частному предпринимательству ошибочны в корне. Артель невозможно было купить, продать, передать по наследству, и т.п. — всё её движимое и недвижимое имущество находилось в равноправной коллективной собственности работников предприятия, право пользования которым аннулировалось при выходе или увольнении. Кроме того, главная цель производства артели заключалась не в извлечении прибыли, а в увеличении благосостояния всего советского общества. Эксплуатацию труда наёмных рабочих закон строго ограничивал, допуская прибегать к нему только в исключительных случаях, при этом число наёмных рабочих не должно было превысить 25% от числа членов артели.

И главное: не смотря на «вольность» на низовом уровне, фундаментальные вопросы в артелях решались только по согласованию с госорганами (например, ценообразование, ассортимент). Для руководства деятельностью промысловых артелей создавались кооперативные промысловые советы и кооперативные промысловые союзы. Организация промысловых советов и союзов в рамках большой страны строилась снизу вверх — от городов до союзных республик, подчиняясь единому Центральному Совету промысловой кооперации СССР и Советам Министров союзных республик. Деятельность артелей производилась по планам, утверждавшимся вышестоящими кооперативными организациями.  План промысловой кооперации в целом же являлся частью единого народно-хозяйственного плана СССР.

«Невидимая рука рынка» в Советском Союзе тогда отсутствовала, а артели находились в самом тесном симбиозе с государством. Пресловутая «невидимая рука рынка» просочилась в 1988 году, когда был принят закон «О кооперации в СССР». Этот закон во всех отношениях развязал кооперации руки, вплоть до самостоятельной внешней торговли и беспрепятственного использования труда наёмных работников. Цель, которой хотели добиться «перестройщики» этим законом, очевидна – требовалось быстро взрастить класс «эффективных собственников» для последующего распила общественной собственности. В 90-ые годы они же возьмутся за ликвидацию советского промышленного наследия.


Для чего советское руководство оказывало всяческую поддержку артелям?

«В сущности говоря, кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве нэпа есть все, что нам нужно, потому что теперь мы нашли ту степень соединения частного интереса, частного торгового интереса, проверки и контроля его государством, степень подчинения его общим интересам, которая раньше составляла камень преткновения для многих и многих социалистов. В самом деле, власть государства на все крупные средства производства, власть государства в руках пролетариата, союз этого пролетариата со многими миллионами мелких и мельчайших крестьян, обеспечение руководства за этим пролетариатом по отношению к крестьянству и т. д. — разве это не все, что нужно для того, чтобы из кооперации, из одной только кооперации, которую мы прежде третировали, как торгашескую, и которую, с известной стороны, имеем право третировать теперь при нэпе так же, разве это не все необходимое для построения полного социалистического общества? Это еще не построение социалистического общества, но это все необходимое и достаточное для этого построения»

В. И.Ленин, «О кооперации» 1923

Широкое распространение артели в СССР 20-30-х гг. было вызвано объективной необходимостью коллективизации единоличных крестьян, кустарей, ремесленников. Называть их сталинскими можно лишь условно, с кавычками – да, массовое распространение артели получили именно в годы руководства Сталина, но у истоков этих процессов стоял Ленин. Он ещё до революции подробно исследовал положение мелкотоварных частников, а результаты его исследований легли в основу ленинского плана кооперации, воплощённого в дальнейшем. Гражданская война и интервенция фактически заморозили выполнение этой задачи. Тем не менее, был накоплен недостающий опыт, найдены способы контроля кооперации со стороны государства, пригодившиеся и применявшиеся в будущем.

Политика кооперации кустарей, начавшаяся сразу после Великой Октябрьской революции, преследовала три основные задачи: политико-идеологическую, социально-экономическую и финансовую.

  1. 1.) Нужно было наглядно доказать кустарям, ремесленникам и крестьянам, что кооперативный уклад более прогрессивен в сравнении с мелким частным, научить их работать вместе и ставить интересы общества выше одних собственных.
  2. 2.) Помочь решить вопрос безработицы, актуальный для 20-х годов, насытить рынок остродефицитными товарами и услугами.
  3. 3.) Создать задел для накопления средств на создание тяжёлой промышленности, провести с их помощью индустриализацию.

Путём оказания всяческой финансовой, экономической помощи, агитации и прочего, поставленные задачи были в целом выполнены уже к концу второй пятилетки (1933-1937гг), к тому времени число некооперированных трудящихся сократилось с 74,9% до 5,9%.


Защищал ли Сталин такое «частное» предпринимательство?

Когда говорят, что товарищ Сталин был решительно против огосударствления кооперативного сектора и вмешательств в его функционирование, то ссылаются на его работу «Экономические проблемы социализма в СССР». Что-же, давайте обратимся к ней:

«В настоящее время у нас существуют две основные формы социалистического производства: государственная – общенародная, и колхозная, которую нельзя назвать общенародной. В государственных предприятиях средства производства и продукция производства составляют всенародную собственность. В колхозных же предприятиях, хотя средства производства (земля, машины) и принадлежат государству, однако продукция производства составляет собственность отдельных колхозов, так как труд в колхозах, как и семена, – свой собственный, а землей, которая передана колхозам в вечное пользование, колхозы распоряжаются фактически как своей собственностью, несмотря на то, что они не могут ее продать, купить, сдать в аренду или заложить.

<…>

Конечно, когда вместо двух основных производственных секторов, государственного и колхозного, появится один всеобъемлющий производственный сектор с правом распоряжаться всей потребительской продукцией страны, товарное обращение с его «денежным хозяйством» исчезнет, как ненужный элемент народного хозяйства. Но пока этого нет, пока остаются два основных производственных сектора, товарное производство и товарное обращение должны остаться в силе, как необходимый и весьма полезный элемент в системе нашего народного хозяйства. Каким образом произойдет создание единого объединенного сектора, путем ли простого поглощения колхозного сектора государственным сектором, что мало вероятно (ибо это было бы воспринято, как экспроприация колхозов), или путем организации единого общенародного органа (с представительством от госпромышленности и колхозов) с правом сначала учета потребительской продукции страны, а с течением времени – также распределения продукции в порядке, скажем, продуктообмена, – это вопрос особый, требующий отдельного обсуждения».

Как можно заметить, Сталин пишет не просто об артелях, а конкретно о колхозах. И неслучайно, ведь в сельскохозяйственных артелях было занято 44% работающего населения страны, в то время как промысловые артели могли «похвастаться» скромными 1,5%. Согласитесь, разница ощутимая и явно иллюстрирует положение промысловых артелей в народном хозяйстве СССР. Так, доля производимой ими промышленной продукции даже на пике в 1928 году составляла 13%, не играя какой-либо ведущей роли, и в дальнейшем постепенно продолжала снижаться: в 1937 – 9,5% , в 1950 – 8,2% и в 1959 – 6%. Для сравнения, доля государственной и частной промышленности в 1928 году составляла 69,4% и 17,5%. Тем не менее, описываемое Сталиным, конечно же, распространяется и на неё.

В указанной работе видно, что Иосиф Виссарионович не только не против огосударствления кооперативного сектора, но и утверждает ровно о противоположном. Для него не подлежит сомнению неминуемое слияние коллективной собственности с государственной (общенародной) в том или ином виде по мере продвижения к коммунизму. Главное, чтобы процесс обобществления коллективных хозяйств проходил постепенно, дабы не причинить какого-либо вреда и не вызвать недовольства трудящихся. Давал знать о себе полученный негативный опыт из коллективизации  крестьянских хозяйств в 30-х годах.

Ни о какой защите интересов и свобод предпринимательства, особенно при Сталине, не могло быть речи. Любые попытки буржуазных элементов создать частное производство под прикрытием артели сурово наказывались. Так, только с июля 1948 по январь 1949 г. за хищения, злоупотребления, частнопредпринимательскую деятельность и организацию лжеартелей в СССР было привлечено к уголовной ответственности 8,8 тысяч работников артелей и предприятий местной промышленности. Годы сталинского руководства характерны усилением роли государства в деятельности артели и последующим их «сращиванием» в середине 30-х годов. Не являются исключением и послевоенные годы, когда в отношении кооперации были временно допущены некоторые послабления и децентрализация. Связано это было с прагматичным желанием правительства ускорить восстановление страны и, по-большому счёту, никак не изменившие положение.


Что произошло с промкооперацией при Хрущёве?

Хотя действия Н. С. Хрущева на посту первого секретаря могут стать темой для отдельной статьи, в отношении же промкооперации им изначально проводилась сталинская политика. 14 апреля 1956 года выходит совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О реорганизации промысловой кооперации» №474, как логичное продолжение уже осуществленной осенью 1950 года реорганизации, целью которой было слияние совсем малых и нерентабельных кооперативных предприятий с более крупными и успешными однопрофильными:

«ЦК КПСС и Совет Министров СССР отмечают, что в настоящее время многие предприятия промысловой кооперации перестали носить характер кустарно-кооперативного производства и по существу не отличаются от предприятий государственной промышленности. Современный уровень производства этих предприятий и их техническое оснащение требует изменения формы управления и более квалифицированного технического руководства предприятиями.

В целях обеспечения дальнейшего увеличения производства товаров широкого потребления, повышения их качества и снижения себестоимости, а также лучшего использования производственных мощностей и усиления специализации предприятий Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР постановляют признать необходимым реорганизовать промысловую кооперацию, передав ее наиболее крупные специализированные предприятия в ведение республиканских министерств соответствующих отраслей промышленности и областных и городских Советов депутатов трудящихся, а торговые предприятия и предприятия общественного питания — в ведение местных торгующих организаций системы министерств торговли и потребительской кооперации союзных республик. »

Благодаря передаче наиболее крупных и хорошо оснащённых предприятий в государственную собственность получилось сэкономить значительные денежные средства на постройке заводов «с нуля», направив их на развитие уже готового производства. Передача прошла без особых трудностей и на добровольной основе. Успеху поспособствовало привлечение партийных работников и ударников труда, которые на собраниях артелей смогли убедить тружеников в правильности данного решения. В общей сложности из ведения промысловой кооперации было передано до 1/3 различных хозяйственных объектов, чем и планировалось ограничиться в ближайшие годы. В феврале 1960 года состоялся III Съезд уполномоченных промысловой кооперации РСФСР, на котором были обсуждены перспективы развития промкооперации до 1975 года, постепенный переход её к общенародной собственности, путём увеличения степени обобществления артели и принимается новый устав организации.

На этом фоне совершенно неожиданно, спустя всего 5 месяцев после съезда, 20 июля 1960 года выходит новое совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О промысловой кооперации» №784, предписывающее передать все оставшиеся артели в ведение государства:

«В целях обеспечения дальнейшего увеличения производства товаров народного потребления, улучшения их качества и снижения себестоимости, а также лучшего использования производственных мощностей, ликвидации параллелизма в работе государственных предприятий и предприятий промысловой кооперации и усиления их специализации Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР постановляют:

  1. 1. ) Признать целесообразным упразднить промысловую кооперацию и передать ее предприятия в ведение государственных органов.
  2. 2.) Поручить Советам Министров союзных республик обеспечить передачу до 1 октября 1960 г. предприятий промысловой кооперации в ведение государственных органов в порядке, установленном Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14 апреля 1956 г. N 474, и о результатах доложить Совету Министров СССР к 15 октября 1960 г.
  3. 3.) Сохранить для инвалидов в государственных организациях и на предприятиях льготы и преимущества, которые были установлены в артелях промысловой кооперации и артелях инвалидов.»

Если верить свидетельствам А.Е. Петрушева, В.Г. Лосева и Е.Э. Бейлиной – бывших руководящих работников промысловой кооперации, опрошенных исследователем этого вопроса П.Г. Назаровым, то с инициативой упразднения выступил вовсе не сам Хрущёв, а его первый заместитель в Совете Министров Анастас Микоян. Утверждается, что на одном из совещаний о недостатках в работе промкооперации Микоян неожиданно встал и предложил: «А давайте её ликвидируем?!», после чего решение и было принято без каких-либо обсуждений.

Главная причина такого скоропалительного решения, вероятно, кроется в той же плоскости, где и причина ликвидации машинно-тракторных станций (МТС) в 1958 году – финансовая сторона вопроса. Государство получило в ходе национализации не только производственные единицы артелей, но и внушительные денежные средства. К тому же за счет этого был списан крупный госдолг перед артелями, накопленный в период масштабной индустриализации страны. По-видимому, из-за сокращающейся хозяйственно-экономической выгоды от артелей и растущей нагрузки на бюджет, такая перспектива стала слишком заманчивой, чтобы дальше её игнорировать, а доводы в пользу их сохранения перестали быть очевидными. Раздобытые в ходе национализации средства были вложены в модернизацию и расширение старых и «новых» заводов. Это значительно усилило всю промышленность «группы Б» и увеличило выпуск её продукции, что в конечном счёте привело к максимальной отдаче при минимальных вложениях со стороны государства. Стоит также заметить, что после обобществления артелей трудящиеся – это 1,2 миллиона человек на 1960 год – и дальше продолжили свою работу на этих предприятиях.


Каков итог?

Категорически нельзя говорить о том, что упразднение промысловой кооперации было однозначно неправильным решением, пусть и поспешным. С одной стороны, безусловно, промкооперация гармонично вписывалась в народное хозяйство СССР, дополняя госпромышленность. С другой стороны, национализация артелей в ближней перспективе позволила заметно усилить лёгкую промышленность, получить максимальную выгоду при минимальных вложениях. К 1960 году промкооперация определённо являлась рудиментом эпохи строительства первого в мире социалистического государства, давным-давно выполнившего свою «историческую миссию»: задел для индустриализации создан, безработица решена, а число некооперированных трудящихся в 1959 году составляло всего 0,3%. Это был закономерный и неизбежный финал, стоит только пристально взглянуть на весь период её развития в СССР. Если на момент Октябрьской революции кооперация была самостоятельным и даже враждебным советской власти субъектом, то к середине 30-х она была уже полностью интегрирована в социалистическую систему, по-существу утратив всякое отличие от госпредприятий.

Что касается будущего, то совершенно ясно, что нам вновь придётся прибегнуть к этой практике. Ведь перед российскими коммунистами будут остро стоять вопросы о «повторной индустриализации», борьбе с безработицей и перевоспитании подверженных индивидуализму пролетариев, а использование промкооперации будет способствовать их решению. Учитывая, что кооперация будет работать под пристальным контролем государства, а основные средства производства будут принадлежать государству рабочих – вреда от этого не будет. Нужда в артелях отпадет сама собой, когда будут достигнуты показатели промышленности «группы А», отвечающие вызовам нового времени и появиться возможность дать приоритет «группе Б». Однако не стоит забывать, что кооператив – это лишь переходная форма от капитализма. Она изначально обречена на отмирание, т.к. будущее коммунистическое общество будет базироваться на единой общенародной собственности.

Артели в СССР - расцвет при Сталине и уничтожение при Хрущёве

Когда слышишь, что Сталин поддерживал частную инициативу и предпринимательство, возникает диссонанс с образом диктатора. Однако при нём процветала и всячески поощрялась такая форма предпринимательства, как артели.

Сочетать плановую экономику с достаточно большим предпринимательским сектором — было очень интересным решением. И сейчас ликвидацию артелей Хрущёвым называют главной ошибкой советского руководства, которая спустя почти 45 лет привела к краху экономики огромной страны.

Что такое артель? Артель — это объединение людей для совместной работы. Прибыль делится в зависимости от участия. Сам трудовой процесс организуется совместно. Важен принцип справедливости и при распределении доходов и в вопросах ответственности.

Значение артелей во времена Сталина: всего 6-10% от общего производства, но зато по разным подсчётам артели давали до 80-90% разнообразия ассортимента. Помните 90-е, когда многие отказались от СССР ради 10 видов колбасы? Так вот отсутствие этих 10 видов колбас, сыров и прочего — частично результат уничтожения артелей. Кооперативы пытались вернуть, но было уже поздно.

В первой пятилетке был запланирован рост численности членов артелей в 2,6 раза. В 1941 году принято решение по которому новые артели на два года освобождались от большинства налогов и госконтроля над розничным ценообразованием. Государство ставило одно условие — цены на продукцию не должны превышать более чем на 10% от цены на аналогичную продукцию гос. предприятий.

Более того, во избежанние злоупотреблений бюрократов, были установлены ограничения по стоимости для артелей сырья, транспорта и т.д.

Во время войны многие артели выпускали оружие и необходимые вещи для фронта.

После войны, были введены дополнительные льготы для артелей, состоящих из инвалидов. Для многих, потерявших здоровье на фронте, такая форма организации труда дала пропитание и возможность лечиться и жить.

Многие деятели выступали за уничтожение артелей, но Сталин, Косыгин, Шепилов твёрдо стояли на необходимости их сохранения.

Помимо льгот, была очень простой процедура регистрации и бухучёта,

По статистике к 1953 году в СССР работало порядка 114 тысяч артелей (2 миллиона человек). Они выпускали продукцию, которая продавалась в государственных магазинах. Конечному потребителю давалось разнообразие, ассортимент. Артели успешно закрывали те места, которые были не по силам плановому государственному хозяйству, лишая страну такого явления как дефицит.

Речь не только о каких-то производствах. Здесь и конструкторские бюро, исследовательские лаборатории, институты. Наиболее распространённым типом производственных предприятий в сельском хозяйстве были сельскохозяйственные артели, колхозы.

Для вышедших на покой, организовывались пенсии — негосударственная пенсионная система (и это в эпоху Сталина!). Богатые артели и их объединения могли позволить себе собственные санатории. Часто артели давали ссуды своим участникам (на строительство дома, покупку скота и т.д.).

Сами артели кредитовались под 3% годовых — союзами промышленной кооперации (местными и отраслевыми).

Первые советские ламповые приемники (1930 г.), первые в СССР радиолы (1935 г. ), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпустила ленинградская артель «Прогресс-Радио».

Артели — это большие полномочия на местах. Возможность более быстрого локального реагирования на запросы потребителей. Плановая система, особенно с тем уровнем развития — таких задач не могла решить — не хватало гибкости и в неком роде вычислительных возможностей.

Хрущев в 1956 году ликвидировал этот сектор народного хозяйства вместе с приусадебными участками. Хрущёв постановил к 1960 г. национализировать все артельные предприятия. Исключение составляли только мелкие артели бытового обслуживания, художественных промыслов, и артели инвалидов. Артельная собственность отчуждалась безвозмездно.

Чем артели не нравились некоторым руководителям? Они позволяли хорошо зарабатывать трудолюбивым, талантливым и предприимчивым людям. Зарабатывать гораздо больше чем на гос предприятиях.

Лучшие кадры уходили в артели. Да, там надо было работать (не редко сверх нормы — 8 часов), но и платили много. Иногда квалифицированный рабочий в артели зарабатывал больше чем директор гос. предприятия, или чиновник, возглавляющий город.

Уничтожение артелей вылилось в подпольное цеховое движение, привело к дефициту потребительских товаров, способствовало коллапсу плановой системы управления.

Автор поста: Alex Hodinar
Частный инвестор с 2006 года (акции, недвижимость). Владелец бизнеса, специалист по интернет маркетингу.

Как малый бизнес жил при Сталине: olegmakarenko.ru — LiveJournal

Многие сторонники левых идей полагают, будто советская экономика была неэффективна из-за отсутствия свободы частного предпринимательства. Поклонники товарища Сталина утверждают, что в его время никакого дефицита не было, работали артели и снабжали население всем необходимым. Если почитать сталинистов, складывается впечатление, будто при Сталине малый и средний бизнес был в СССР абсолютно легален, а потом пришёл нехороший Хрущёв и всё запретил, пустив экономику под откос в болото дефицита и низких темпов роста.

Сталинистов можно понять: жизнь без малого бизнеса, когда единственным работодателем, единственным поставщиком товаров и услуг является монополист-государство, в наше время выглядит явно некомфортной. Кроме того, многие сталинисты сами являются сейчас малыми бизнесменами, и им хочется думать, будто при Сталине их жизнь была бы такой же, как сейчас: что у них не отобрали бы бизнес и имущество, что они не были бы понижены в должности до простых служащих, что над ними не висела бы постоянно угроза расстрела или лагерей.

Эта надежда довольно наивна, так как мы можем не гадать, «что было бы если», а просто открыть учебник по истории и посмотреть, что было на самом деле. В 1921 году эпоха военного коммунизма сменилась НЭПом, «Новой экономической политикой». Большевики снова разрешили людям вести бизнес, благодаря чему голод отступил, а экономика страны смогла быстро восстановиться после войн.

Проводя аналогию с нашим временем — бурные девяностые с их «малиновыми пиджаками» (нэпманами) в СССР прошли примерно с 1921 по 1928 год, а вот нулевые, когда бизнес начал после периода начального хаоса цивилизовываться, уже не наступили. Если у нас в 2000 году президентом стал Путин, то тогда в конце двадцатых году набрал силу Сталин, который принялся жёстко сворачивать бизнес.

Как это происходило, можно узнать из дневника следовательницы Раисы Кузнецовой, которая проходила практику в московской прокуратуре в 1930 году. Выдержки приводит monetam:

https://monetam.livejournal.com/1244937.html

«Мне дали для следствия пухлое дело инженера Зеленко. В начале НЭПа он изобрел небольшой станочек, во много раз повышавший производительность труда рабочих инструментальных цехов. Пришел на приём к товарищу Орджоникидзе с предложением построить завод для выпуска таких станочков, но тот объяснил, что пока таких возможностей у государства нет. И посоветовал Зеленко расширить мастерскую, заключив договора с госпредприятиями, нуждающимися в таких станках, на их производство и поставку. Зеленко последовал совету, и его мастерская процветала, пока не началась ликвидация частного предпринимательства. Как правило, она проводилась через налоговый пресс. На Зеленко, как и на других, несмотря на то, что снабжал он только госпредприятия, наложили огромный налог; уплатить его он не смог, и мастерскую отобрали. Но ее себестоимость не покрывала суммы налога. За неуплату в срок росли пени. В общем, когда дело Зеленко попало ко мне, за ним числилась огромная сумма тысяч в тридцать. За уклонение от уплаты налога его не раз сажали, предъявляя обвинение по 169 статье — мошенничество. Он был арестован и в этот раз, когда дело попало в мои руки.

Вызвала его на допрос. Привели ко мне стройного, высокого старика с огромной белой бородой. Усталым голосом он повторил свою «историю», знакомую мне по протоколам прежних допросов, вновь подтвердил, что средств для уплаты нужной суммы не имеет.

Я освободила его под расписку о невыезде и стала раздумывать, что же с ним делать. Советуюсь со старшими, опытными коллегами. Один и говорит:

— По существу, дело надо бы давно прекратить, но едва ли кто-то возьмет это на себя. Уж больно большая сумма наросла. Нанести такой урон государству? Не поймут!

— Но ведь сумма-то безнадежная!? — воскликнула я. — Старика заслуженного мучаем, а ведь он пользу приносил госпредприятиям!

— Ну, вот вы и рискните, — посоветовал он, — тем более вы студентка, юрист еще неопытный, если ошибетесь, вас-то простят.

И я решилась. Написала подробное заключение о прекращении дела с мотивировкой, что у гражданина Зеленко все имущество конфисковано, средств для уплаты нарастающих с каждым месяцем пеней у него нет и не предвидится, мошеннических действий он не совершал, поэтому состава преступления по 169-й статье нет. Прочла свое заключение руководителю нашей юридической практики старшему следователю Трофимчуку. Он задумался на некоторое время, придвинул бумагу к себе, взял перо в руки и, сказал:

— Нет, согласуйте это заключение вначале с прокурором. А я организую вам срочный прием. Доложите, что документ я читал, но попросил посоветоваться с ним.

Прокурор города Москвы товарищ Липкин очень внимательно выслушал мои соображения, улыбнулся и сказал:

— А хитрец все же наш Трофимчук! Осторожный малый! Пусть, мол, прокурор и практикантка решают. Ну, мы с вами люди смелые! Тем более что со старика ничего больше не выжмешь.

И размашисто наложил резолюцию, выражающую согласие с моим заключением.

— Хоть и не полагается делать это до подписи старшего следователя, ну, да так и быть! Не приходить же вам сюда второй раз. Несите заключение на подпись Трофимчуку.

Тот, увидев резолюцию прокурора, немедленно подписался и сам:

— Как гора с плеч свалилась, спасибо вам за решительность!

Отдала распоряжение вызвать Зеленко. Старик явился утром с узелком в руках.

— Садитесь, — предложила я и показала на стул.

— Спасибо, насижусь еще, успею, — горько усмехнулся он.

— А вы, я вижу, предусмотрительно и белье, и еду с собой захватили?

— А как же! Я привык! Если вчера допросили и взяли подписку о невыезде, то сегодня допросят — и в камеру.

— На этот раз, — несколько торжественно начала я, — ни в камеру, ни подписки. Читайте! — и подаю ему копию заключения.

Трясущимися руками он надел очки и впился в строчки постановления о прекращении дела. Я видела, что он не верит своим глазам и перечитывает постановление неоднократно. Наконец прошептал:

— А как же тридцать тысяч? Неужели государство простило их мне? Нет, не может быть!
— Как видите, все может быть! В отношении вас была допущена несправедливость, а теперь она исправлена, — сказала я, вставая из-за стола и подавая руку на прощание. — Простите и нам эту грубую ошибку.
Он привстал со стула и вдруг рухнул на колени, прижимая мою руку к губам, целуя ее, шепча:

— Спасибо, спасибо!

Я страшно смутилась, и у меня даже слезы навернулись на глаза. Я стала поспешно вырывать руку. Но он цепко держал ее и продолжал целовать. Следователи, сидевшие в комнате, посмеивались, наблюдая эту сцену. Наконец я вырвала руку и, помогая старику подняться с колен, пробормотала:

— Ну, зачем же так, зачем? Ведь я сделала только то, что следовало!

Уходя, старик все оборачивался и говорил «спасибо, спасибо», пока за ним не захлопнулась дверь.

Я страшно боялась, что мои товарищи поднимут меня на смех после его ухода. Но нет, они все как один опустили головы над своими бумагами, и в комнате воцарилась мёртвая тишина».

В этой истории всё закончилось (по тем временам) благополучно. Хоть в награду за помощь государству Советская Власть и отобрала у старика-инженера всё, чем он владел, однако он всё же сохранил жизнь и даже умудрился избежать тюрьмы. Далеко не все истории следовательницы могут похвастаться хэппи-эндом. Расстрел предпринимателей был в те годы самым обычным делом.

Сейчас, конечно, свёртывание НЭПа кажется нам глупостью. Пример Китая, который после 1978 года начал свою Новую экономическую политику, сняв ограничения на частное предпринимательство, довольно убедителен. Как и в СССР 1920-х, большинство имевшихся крупных предприятий осталось в руках китайского правительства. В дальнейшем государственный и частный секторы развивались рука об руку, и результаты мы можем видеть сами: Китай стал сильнейшей индустриальной державой, самой крупной экономикой мира.

В СССР принят закон «Об индивидуальной трудовой деятельности»

19 Ноября 2020 г. 00:00

19 ноября 1986 г. Верховный Совет СССР принял закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», призванный поставить под контроль государственных органов «подпольное» предпринимательство. Предпринимательская деятельность граждан ранее относилась к незаконным или нежелательным видам деятельности и подлежала административному или уголовному наказанию. Принятый закон разрешал «индивидуальную трудовую деятельность в сфере кустарно-ремесленных промыслов, бытового обслуживания населения, а также другие виды деятельности, основанные исключительно на личном труде граждан и членов их семей».

По новому закону «индивидуальная трудовая деятельность в СССР использовалась для более полного удовлетворения общественных потребностей в товарах и услугах, повышения занятости граждан общественно-полезной деятельностью, предоставления им возможности получения дополнительных доходов в соответствии с затратами своего труда». После этого индивидуальная трудовая деятельность была официально разрешена советским гражданам, но лишь в свободное от основной работы время и в строго определённых сферах. При этом категорически запрещалось использование наемного труда. Налог на доходы частных предпринимателей достигал 65%.

Стоит отметить, что этот закон предусматривал оказание поддержки гражданам, занимавшимся индивидуальной трудовой деятельностью. Исполнительным комитетам местных Советов народных депутатов предписывалось оказывать им содействие в приобретении сырья, материалов, инструментов и прочего имущества, необходимого для работы.

Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности» стал одной из важнейших «перестроечных» реформ в сфере экономики. Фактически, он впервые с конца 1920-х гг. легализовал предпринимательскую деятельность в Советском Союзе. С распадом СССР в новообразованных республиках началось создание местного законодательства, регулирующее частное предпринимательство.

Источник: http://www.prlib.ru.

Побеждая систему: советские предприниматели работают безумно

Шейла Мелвин, внештатный писатель, живет в Вашингтоне, округ Колумбия.

Борис Ельцин, президент Российской Республики, обсудил проблему предпринимательства в Советском Союзе в недавнем телеинтервью с Барбарой Уолтерс. «Предпринимателей, - сказал он, - в этой стране немного, но мы приняли законы о предпринимательстве». Далее он сообщил, что советское правительство намеревается отправить 50 менеджеров в США, Великобританию и Японию для «обучения» предпринимательским навыкам.Специально отобранные стажеры - это «люди от 30 до 35 лет, талантливые люди, имеющие высшее образование. Они не знают, что такое бизнес, что такое предпринимательство, что такое рынок, но они готовы учиться ».

Предпринимателей в СССР не так уж мало, как считает г-н Ельцин. Напротив, республика г-на Ельцина кишит людьми, которые точно знают, «что такое бизнес, что такое предпринимательство, что такое рынок». Как я узнал прошлой осенью, от U.ССР граничит с Монголией на улицах за пределами Кремля, советские предприниматели вырезают себе ниши на обломках национальной экономики.

Молодые, англоговорящие, рискованные, убедительные, дружелюбные и неутомимые, эти предприниматели обладают всеми навыками, необходимыми для достижения успеха. Но поскольку они живут в стране, в которой свободное предпринимательство называется «спекуляцией», а простейшие капиталистические предприятия незаконны, они должны направить свои способности на черный рынок, единственный жизнеспособный рынок Советского Союза, и носить ярлык «черный». маркетолог.”

Транссибирский базар

«Часы Советской Армии - покупаете?» - спросил молодой россиянин, появившийся у дверей моего купе Транссибирского экспресса, который еженедельно проезжал через Сибирь из Пекина в Москву. Приглашенный, он сел, вытащил часы и начал свою коммерческую презентацию. После продажи трех армейских часов (все с ремешками Юрия Гагарина), одной модели «Советско-американская дружба» и двух часов «Независимость России» он перешел в следующее купе на 40 долларов богаче.

Молодой человек был только первым в потоке предпринимателей, которые в течение следующих трех дней переходили от машины к машине с настойчивостью и радостью «леди Эйвон». Женщины с плетеными корзинами на руках оживленно торговали водкой, несмотря на то, что она официально запрещена во всех поездах. Обменные пункты обменивали рубли на доллары по курсу, в три-четыре раза превышающему официальный туристический курс. Продавцы икры продавали банку белуги за 8 долларов. Улыбающиеся подростки продавали значки Ленина по доллару за штуку.

Число предпринимателей с вещами на продажу превосходило число тех, у кого были пустые холщовые мешки и полные карманы рублей, которые шли в поезде в поисках вещей для покупки. В то время как продавцы сосредоточились на небольшом количестве западных туристов в поезде, покупатели экономили силы для китайских пассажиров, которые были вооружены знанием того, что Советский Союз является рынком сбыта. И когда китайцы и Советы, граждане двух крупнейших коммунистических стран на земле, взялись за дело, результатом стало бегство всех капиталистов.

Продавая все, от сорго до конфет и одежды, китайцы загребали рубли и получали прибыль. Пожилой ученый по пути на конференцию в Берлине буквально продал ботинки. Молодой учитель продавал картонные упаковки супа с лапшой быстрого приготовления и жевательной резинки с прибылью в 1 000%. Бизнес велся открыто, и всякий раз, когда наступало затишье, китайские пассажиры сравнивали прибыль. «Сколько вы уже заработали?» известная пианистка, направлявшаяся на выступление в Будапеште, спросила меня за завтраком.Когда я признался, что ничего не зарабатываю, она засмеялась и сказала, что заработала почти 150 рублей. (Китайцы не всегда смеялись последними. Один пекинский экономист продал куртку за то, что, по его мнению, было большой прибылью, но слишком поздно обнаружил, что ему заплатили в югославских динарах, а не в рублях.)

Предприниматели в поезде, особенно те, кто покупал товары, столкнулись с жесткой конкуренцией на станциях, когда десятки простых советских граждан, у которых были рубли, которые можно было потратить, но не имевшие ничего в их городах для покупки, приезжали встречать Транссибирь. Капиталисты не по профессии, а от отчаяния, эти люди столпились вокруг китайских и западных пассажиров, размахивая рублями и повторяя печальный припев: «Сигареты? Американские доллары? Водка?"

В Свердловске, сердце военно-промышленного комплекса СССР, наш поезд задержали на 20 минут, когда сотни пассажиров советского поезда проползли под ним, чтобы добраться до платформы. Достигнув платформы, они устремились к окнам Транссиба, умоляя всех нас на борту продать нашу одежду, наши украшения, нашу еду.Обнаружив хорошую возможность для бизнеса, несколько китайцев высунулись из окон и начали продавать с аукциона свои запасы еды и спиртных напитков. Западная женщина, неверно истолковав ситуацию, бросила в толпу коробку печенья, а затем заявила, что ей не нужны деньги. Русская женщина, поймавшая коробку, сердито оттолкнула ее; она просила не о благотворительности, а только о возможности потратить свои рубли. (По иронии судьбы, именно враждебный прием, оказанный Михаилу Горбачеву во время визита в Свердловск в прошлом году, убедил его, что немедленное преобразование в польском стиле к рыночной экономике было бы несостоятельным в США. С.С.Р.)

Где-то на Урале работники общепита, единственные советские рабочие в китайском поезде, заперли вагон-ресторан и начали подрабатывать. «Я заинтересован в покупке рубашек», - сказал мне официант. «Не новый, но в хорошем состоянии. Еще у меня есть икра на продажу. Официантка продавала армейские часы, и на одной остановке русские повара спрыгнули с поезда, схватив пустые мешки из-под картофеля, вбежали в магазин на платформе и выкупили весь запас спичек для перепродажи в Москве, где, как сообщалось, была нехватка.

Посмотрев, китайский кондуктор в моей машине грустно улыбнулся. Он сказал мне, что этим бизнесом не занимался, но избежать этого было нелегко. На одной остановке советский проводник из другого поезда попросил купить ему фонарик. Когда он отказался продать его, советский кондуктор попытался убедить его продать носки.

Иван, Инк.

Я вышел из поезда на Ярославском вокзале в Москве вместе с дюжиной других жителей Запада и увидел молодого, рыжеволосого россиянина в Levi’s и кожаной куртке, как бы ожидающего меня. Задержавшись на своем «Мальборо», он обратился к нам: «Привет, ребята, меня зовут Иван. У меня есть место, где ты останешься. Хочешь услышать об этом? "

Я определенно сделал. Как и другие, я не говорил ни слова по-русски, мне негде было остановиться, и, поскольку виза в моем паспорте была только транзитной, мне не полагалось ничего делать в Москве, кроме пересадки поездов, что означало что ни один отель меня не примет.

Иван сделал свое предложение на беглой мешанине из британского и американского сленга.«Хорошо, это твоя квартира в центре Москвы, всего в трех остановках метро от Красной площади. У вас будет кровать, душ, [туалет] и кухня, и я помогу вам достать отсюда билеты. Десять долларов США каждый ». Почувствовав наши коллективные колебания, он добавил: «Я думаю, что это лучшее, что вы можете получить. Знаете, [ругательство] в этой стране социалистическое.

Даже поездка на борту Транссиба не подготовила меня к встрече в столице Советского Союза.Присоединяясь к остальным, я выторговал Ивану до 7 долларов за ночь, а затем последовал за ним пешком до квартиры.

Квартира, в которую нас привел Иван, представляла собой трехкомнатную квартиру в субсидируемом государством комплексе, где жили дипломаты из социалистических стран. Кубинские дети играли в темном подъезде, и запах восточной кухни доносился через заваленную мусором лестницу. Иван договорился арендовать фиат у вьетнамского дипломата дома в отпуске; это была лишь одна из пяти квартир в центре города, которые он использовал для размещения иностранных гостей.

Андрей и Константин, деловые партнеры и друзья Ивана, ждали, чтобы поприветствовать нас и предложить любую необходимую помощь. В случае с Иваном они подчеркнули, что не просто снимают нам квартиру - они предоставляют нам услугу, от которой выиграют все заинтересованные стороны. Тех, кто желал немедленно уехать в Европу, в тот же день отправляли в «Интурист», монопольное советское туристическое агентство; для желающих остаться - помощь в продлении визы, возможность увидеть балет и цирк, походы по магазинам и экскурсии по Москве. Я решил остаться.

Наследие Ленина

Незадолго до того, как отправиться на экскурсию по ивановской Москве, я осмотрел достопримечательности Красной площади, в том числе Мавзолей Ленина и заброшенный музей Ленина, с некоторыми европейцами из поезда. В музее экскурсовод, пылкий и активный коммунист, провел нас мимо пережитков жизни Ленина, дольше всех остановившись у копии его работы « Империализм: высшая стадия капитализма».

«Отличная книга», - сказал он, указывая на копию в стеклянной витрине."Вы читали его?"

Ни у кого из нас не было.

«Нет? Действительно? Никто из вас?" - спросил он с неподдельным удивлением. «Вам действительно следует его прочитать - это даст вам хорошее представление о том, почему капитализм обречен на провал, а социализм - на успех».

У меня заметно отвисла челюсть, когда изображения моих первых 24 часов в Москве совпали со словами гида: студенты колледжа в Александровском парке тайно продавали написанное вручную «Я - КГБ. Футболки «Агент» в обмен на твердую валюту; полицейский, который пытался оштрафовать меня на пять долларов, а не на рубли, когда поймал меня, когда я шла пешком в Pizza Hut; диссиденты, живущие в картонных коробках возле гостиницы «Россия», которые бросили свои дома и работу, чтобы заставить Кремль отреагировать на их жалобы; спекулянты, которые задерживались у армейского универмага, предлагая продать жителям Запада полную форму офицера Красной армии, включая кожаные модельные ботинки и старинный противогаз, в обмен на доллары или Levi’s; бесконечные ряды пустых полок в ГУМе, U.Крупнейший универмаг ССР, и столь же бесконечные очереди покупателей выстраивались в очередь, чтобы купить мыло, которое было недоступно в течение нескольких недель; служащий ГУМа, который потребовал от меня предъявить паспорт, чтобы купить дешевый шерстяной шарф, потому что товаров в советской столице было так мало, что многие вещи могли покупать только москвичи и иностранцы.

«Капитализм обречен на провал», - повторил я. «Что насчет сейчас? На полках ваших магазинов ничего нет, и ваше правительство и ваш народ изо всех сил пытаются как можно скорее перенять капиталистические методы.”

«Сейчас? Сейчас же? Теперь мы не должны быть догматиками. Строгий догматизм - великое зло ».

«Подземелье»

Первой остановкой Ивана в турне был «самый грязный бар в Москве». Бар под названием «The Dungeon» находился в подвале здания в нескольких кварталах от отеля Metropole. В 3:00 дождливым днем ​​вторника более 50 человек ждали, чтобы попасть внутрь. Возникнув из ниоткуда, Константин и Андрей вышли в первую очередь и подкупили вышибалу.Мгновение спустя нас всех провели внутрь.

«Подземелье» с метко названным названием было тусклым и сырым. Под сводчатым потолком, расписанным цветами, рабочий класс, в основном мужчины, стояли за высокими столами, пили пиво, ели икру и курицу и непрерывно курили. Иван, Константин и Андрей купили всем тарелки с едой и, как и все, что можно было купить за рубли, расплачивались за нее из собственного кармана; для них рубль был настолько бесполезен, что был почти формой игровых денег. Устроив нас за одним столом с нетрезвым мужчиной, который выглядел как профессиональный рестлер, Иван собрал пустые пивные кружки, вымыл их в мужской комнате и провел к пивным автоматам самообслуживания, стоявшим вдоль одной стены. На сорок копеек купили кружку дефицитного товара.

Потягивая теплое безалкогольное пиво, я уставился на безногого мужчину, потерявшего сознание под соседним столиком. Иван объяснил, что этот человек был ветераном афганской войны, а затем перешел к рассказу о том, как его лучший друг был убит в возрасте 18 лет, когда ехал на грузовике через горный перевал в Афганистане.«Афганистан был нашим Вьетнамом», - заключил он со слезами на глазах. «Это было [ругательство] бессмысленно». Мы вышли из «Подземелья», когда двое пьяных стали колотить голову еще более пьяному в пивные автоматы.

Следующим интересным местом Ивана был магазин звукозаписей, где альбомы стоили 11 центов в рублях, а компакт-диски - доллар. Кассеты в магазине не продавались, их можно было купить только на черном рынке у спекулянтов. Как и большинство его сверстников, Иван, фанат хэви-метала, владел кассетным проигрывателем.

На Арбате, красивой торговой эспланаде Москвы, мы видели художников, которые продавали карикатуры, изображающие перестройку в виде туалета, плывущего в море, и ораторов, которые собирали толпы, открыто осуждая Горбачева. Продавцы поделок продавали постгласные версии матрешек, в которых самая большая кукла была нарисована, чтобы быть похожей на Горбачева. Внутри куклы Горбачева были Брежнев, Хрущев, Сталин, Ленин и, наконец, крошечная кукла, олицетворяющая «коммунистическую идею». Но поскольку проявление неуважения к президенту является незаконным, продавцы прятали внешнюю куклу с изображением Горбачева, выявляя ее только тогда, когда к ней обращались потенциальные покупатели.

Наша экскурсия должна была завершиться традиционным русским банкетом в гостинице «Россия». После того, как мы встретились с 10 другими жителями Запада, которые были его гостями, Иван сделал несколько телефонных звонков своим знакомым в самой большой в мире гостинице «Россия», а затем повел нас к задней части здания. Там нас ждал сотрудник с связкой ключей, который проводил нас через запертые двери, извилистые коридоры и темные лестницы, ведущие в банкетный зал в средневековом стиле.

Войдя в холл, мы сели за стенную доску, освещенную свечами в оловянных подсвечниках и нагруженную икрой, копченым лососем, мясным ассорти, шампанским, водкой и пепси.Каждый раз, когда опорожнялась тарелка или бутылка, ее смахивали и заменяли. Цыганские танцоры кружились по полу, бренча на гитарах и распевая народные песни. Известно, что даже платные гости в «России» испытывали проблемы с обедом - связи Ивана и по пять долларов каждый купили нам пир, достойный царя.

Превосходя систему

Иван, Константин и Андрей сначала не хотели объяснять, как они строили и поддерживали свой высокодоходный, очень заметный, но совершенно незаконный бизнес.Но в течение недели они открыли мне некоторые из своих секретов.

Основателем бизнеса был четвертый Менд, Эндрю, уже наполовину пенсионер, которому пришла в голову идея встретить путешественников из Китая на вокзале и пригласить их остановиться в его комнате в общежитии за несколько долларов. По мере того, как росла потребность в комнатах, росла и конкуренция, и к тому времени, когда Иван подключился, более дюжины других москвичей встречали поезда из Китая и предлагали путешественникам места для проживания. «Но, - объяснил Иван, - мы были лучшими.Все иностранцы начали оставаться с нами, потому что они слышали о нас от своих друзей, и теперь мы единственные в этом бизнесе ».

Убедившись в стабильной клиентской базе, Иван и его партнеры начали расширять предлагаемые ими услуги и повышать цену, которую они взимали с каждого путешественника. Как и в случае с капиталистическими предприятиями где бы то ни было, дальнейший успех бизнеса зависел от компетентности и амбиций его основателей, способности устанавливать и поддерживать хорошие деловые связи и готовности идти на риск; тот факт, что Иван, Константин и Андрей руководили капиталистическим предприятием в коммунистической стране, только увеличивал важность каждого из этих качеств.

Иван, Константин и Андрей, возраст которых колебался от 19 до 24 лет, обладали компетентностью и доверием людей намного старше. У каждого была своя специальность - Андрей специализировался на продлении виз, Константин на приобретении билетов, а Иван на получении доступа в рестораны, - но также был вполне способен справиться с любыми аспектами бизнеса, если возникнет такая необходимость. Их амбиции были просты и сильны: обеспечить себя, своих родителей и своих братьев и сестер предметами повседневной необходимости и предметами роскоши, такими как еда, одежда, макияж и музыка, и накопить достаточно денег, чтобы вместе поехать в Западную Германию на рабочий отпуск. .

Поддержка их деловых начинаний не всегда оказывалась дома. Мать Ивана, экономист, знала, чем он зарабатывает на жизнь, и молчаливо одобряла это, но он не осмеливался сказать отцу. Родители Константина были «традиционными» и опасались, что у него могут возникнуть серьезные неприятности. Его мать часто плакала и кричала, признался Константин, и он не любил возвращаться домой. Андрей не стал рассказывать родителям о своей роли в бизнесе, чтобы «они не слишком волновались»; они думали, что все свободное время он проводил за учебой.

Связи - краеугольный камень жизни рядового советского потребителя и основа бизнеса советского предпринимателя. Квартиры, которыми пользовался Иван и его партнеры, принадлежали низшим социалистическим дипломатам, старым друзьям и студентам университетов. Билеты за восемь долларов на распроданный спектакль Кировского балета в Большом театре за полчаса нам купили друзья-скальперы за пределами театра. Пять гроздей бананов Chiquita, которые мы приехали домой однажды ночью - неслыханная роскошь для Москвы, - были любезно предоставлены кубинским дипломатом Мендсом.Десятидолларовые билеты на поезд из Москвы в Лондон, оплачиваемые в рублях, можно было получить, подсунув пару китайских колготок и немного рисового вина Менду матери Ивана, которая работала в «Интуристе». Ящики шампанского и коньяка покупали у спекулянтов. Доступ в рестораны, двери которых были закрыты для широкой публики, можно было получить, зная секретный стук и имея правильные средства защиты от мафии. (Иван поклялся, что организованная преступность - то, что он называл русской мафией - контролирует почти все рестораны в Москве.Гамбургеры McDonald’s покупали не в пятичасовой очереди, а заранее заказывая еду на вынос у друзей, которые там работали.

Однажды, ожидая на автобусной остановке, Андрей непреднамеренно продемонстрировал, как плетение обширной сети связей стало для него второй натурой, когда женщина, торгующая фруктами, попросила помочь поднять зонтик. Зонт, покрывающий всю ее подставку, был тяжелым и нуждался в смазке, и Андрею понадобилось несколько минут, чтобы поднять его.Когда он закончил, женщина категорически поблагодарила его, и Андрей вернулся на автобусную остановку и закурил. Увидев сигарету (москвичи ограничены дозированием до пяти пачек сигарет в месяц), женщина снова окликнула его, прося сначала сигарету, а затем прикуривателя, которые он ей дал. Смеясь, я спросил Андрея, не считает ли он поведение женщины несколько грубым. Он пожал плечами и ответил: «Хорошая связь. Она вспомнит меня и когда-нибудь продаст мне фрукты, когда в магазинах нечего будет купить.”

Все предприниматели рискуют, но, принимая иностранцев без разрешения и торгуя долларами, как незаконную деятельность, Иван, Андрей и Константин вели особенно большие. Насколько велико стало очевидным однажды ночью, когда они повели недавно прибывшую группу европейцев на банкет в отеле «Россия». После ужина они вышли через главный вестибюль, где столкнулись с полицией, которая настояла на их обыске. Все трое отказались, полиция избила их и увезла.На следующий день у всех были черные глаза и опухшие лица. Полиция нашла при них более 200 долларов и все забрала. На мой вопрос, почему с ними так поступили, Иван ответил: «Потому что мы водили иностранцев в ресторан». Объяснение Андрея было таким: «Потому что полиция знала, что мы работаем и что у нас больше денег, чем у них».

Даже погода хуже

Иван, Андрей и Константин умело обходили развалины советской экономики и в процессе этого процветали.Но каждый горько возмущался экономической разрухой, в которую была доведена Россия.

Иван обвинил коммунистическую систему в целом и Горбачева в частности в разрушении экономики. Ни одной строки нецензурной брани не хватило, чтобы выразить свое пренебрежение к советскому лидеру. Каждый день шел дождь. Я был в Москве, и когда я спросил Ивана, всегда ли была такая плохая погода, он ответил: «Только последние пять лет», что является прямой ссылкой на президентский срок Горбачева.

Андрей предложил более изощренное объяснение U.Экономические проблемы ССР, но он тоже винил Горбачева. «Пять лет назад на полках были товары», - сказал он. «Даже если они были дорогими, они были там. Сейчас товаров нет, даже хлеба не хватает! Горбачев ничего не сделал ». Андрей считал, что корень проблемы в спекуляции. «Проблема, - объяснил он с сдержанной яростью в голосе, - это чиновники. Не высокопоставленные чиновники, а чиновники среднего звена, по всей стране. Они контролируют, куда пойдет хлеб, продукты, хранят их и не позволяют людям покупать их.Они держат их до тех пор, пока люди не будут готовы вскочить и бунтовать, а затем отпускают их, но для большего количества денег, которые они кладут в свои карманы. Во всем виноваты чиновники. Поэтому мы должны обращаться к спекулянтам - все, что мы должны покупать у спекулянтов. Или мы стоим в очереди - всегда стоим в очереди ».

Самым счастливым, что я видел, был Иван однажды днем, когда он вернулся из магазина с набором ракеток для настольного тенниса. "Смотреть!" он воскликнул: «Весла для пинг-понга! Они из Вьетнама - лучшее, что можно купить, - и я даже не получил их от спекулянта.Я их купила в обычном магазине, на полке! »

Собственный двор

Г-н Ельцин осознает, что для восстановления советской экономики потребуются люди, которые «знают, что такое бизнес, что такое предпринимательство, что такое рынок». Но если он заглянет на свой задний двор и увидит, что на нем уже работают самодельные предприниматели, он может понять, что предпринимательство не так уж чуждо советской дряни, как он думает. И если он хотел бы встретиться с тремя доморощенными российскими предпринимателями, я был бы более чем счастлив познакомить его с Иваном, Константином и Андреем.

Научно-образовательный сайт - Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Николай Павленко, теневой предприниматель и создатель успешного бизнеса в сталинском СССР, был расстрелян в 1955 году. Управление успешным коммерческим предприятием прямо под носом диктатора в условиях строго плановой экономики было поразительным, но не таким уж редким случаем в стране. Советский Союз в то время, по словам профессора НИУ ВШЭ Олега Хлевнюка, который сделал ряд неожиданных открытий, изучив недавно доступные архивные документы.Ниже IQ.HSE предлагает краткое изложение того, что показывает его исследование.

Мошенничество в советском стиле

Управляет сетью филиалов в 32 городах, заключил 64 госконтракта на общую сумму 38 млн рублей, нанимает сотни человек, имеет в своем распоряжении десятки автомобильных и железных дорог, построенных на государственные средства, многочисленные банковские счета, транспортные средства и оборудование и даже вооруженная охрана Военно-строительного управления Павленко (ВСУ-1) действовала с размахом и разбилась из-за небольшого инцидента.

В 1952 году недовольный сотрудник отправил жалобу в Москву. Тщательное расследование выявило шокирующий факт: фиктивный частный бизнес, полностью интегрированный в советскую плановую экономику, действовал почти пять лет. Министерство госбезопасности присоединилось к расследованию Генпрокуратуры, и дело было доложено руководству страны.

Развязкой этой масштабной схемы стали аресты, судебные процессы и приговоры на срок от пяти до 25 лет для 16 соратников Павленко и смертная казнь для самого человека.

На момент задержания Павленко было 40 лет.

Свою первую (незаконно действующую) военно-строительную организацию (УВСР-5) создал в 1942 году, оформив необходимые документы.

После войны он был демобилизован, получил фальшивые документы, в которых указывалось его звание майора инженера, и продолжил свою деятельность, сначала легально (в качестве строительного кооператива в Калинине), а затем в теневой экономике. Используя поддельную печать и штамп, он создал фиктивное Военно-строительное управление №1 (MCA-1), который он представил как действующий под эгидой Министерства обороны СССР.

Он получил свой первый контракт на строительство дороги на существенные 350-400 тысяч рублей от угледобывающего треста во Львове. Компания Павленко закупила строительные материалы и оборудование, открыла банковские счета.

После успешного выполнения своего первого контракта Павленко подписал ряд других в нескольких регионах СССР и создал новые строительные организации от имени MCA-1.

Использование слабостей государства

Предприятие Павленко до сих пор было единственным известным примером крупной нелегальной частной компании в сталинском СССР. Но действительно ли это означает, что других не было? Хлевнюк предостерегает от поспешных выводов, поскольку многие архивные документы, которые могут дать представление о расследованных в то время делах о незаконном предпринимательстве, все еще засекречены.

Но все же возможно составить представление о том, был ли случай с «главным инженером» Павленко типичным, если проанализировать, как работала реальная советская экономическая система - где «реальное» не равнялось «запланированному».Хотя большая часть негосударственной экономической деятельности подавлялась или строго контролировалась, государству приходилось закрывать глаза на некоторые коммерческие инициативы, потому что в противном случае оно не могло бы прокормить людей в условиях острого кризиса.

В результате возникла так называемая «вторая экономика», состоящая из полностью или частично подпольных предприятий, интегрированных в высокоцентрализованный государственный сектор. Похоже, это причина того, что МКА-1 Павленко была создана и просуществовала так долго.

Теневая экономика как необходимость

Так или иначе, частные предприниматели работали во многих секторах экономики. В сельском хозяйстве, несмотря на преобладание колхозов [колхоза], все еще существовали частные подсобные хозяйства, небольшие по размеру, но значительные с точки зрения обеспечения рынка продуктами питания - в 1937 году они давали 38,4% всей продукции, включая картофель, и 67,9%. всего мяса и молочных продуктов. Колхозы были обычным делом незаконно сдавать свои земли в аренду частным фермерам.

Потребительские товары, такие как одежда, обувь и другие товары, часто производились частными ремесленниками, которые обычно использовали официальное членство в производственных кооперативах в качестве юридического прикрытия и часто воровали материалы и другие ресурсы у государственных предприятий.

В ситуации, когда потребительские товары всегда были в дефиците, а вся система розничной торговли имела серьезные недостатки, частные торговцы действовали тайно, продавая товары, поставленные частными ремесленниками или фермерами или украденные с фабрик, или перепродавая товары, полученные в розничных магазинах.

В сфере деятельности Павленко, то есть в секторе промышленного производства и строительства, нехватка ресурсов в плановой экономике побуждала руководителей предприятий к незаконному или полулегальному бартеру или схемам закупок для приобретения сырья и оборудования. Точно так же в обход закона набиралась рабочая сила на теневом рынке.

Факторы роста

Вышеупомянутые недостатки экономической системы государства были не единственными факторами, способствовавшими развитию теневых предпринимателей.Следующие обстоятельства, как общие, так и локальные по своему характеру, способствовали созданию и развитию МКА-1 Павленко:

Социальные потрясения. Системные политические репрессии были важнейшей предпосылкой для различных теневых схем, потому что сосредоточение государства на фабрикации политических и шпионских дел оставило безнаказанными многие экономические преступления. По словам автора исследования, «законы сталинской эпохи позволяли виновным избежать наказания с такой же вероятностью, как и невиновные стать жертвами».В таких обстоятельствах, еще более осложненных недавней войной, многие люди использовали фальшивые бумаги; «чтобы скрыть свое прошлое, они придумывали новые и более безопасные биографии и покупали поддельные удостоверения личности».

Высокий спрос на строительство. Страна требовала быстрого и эффективного строительства для восстановления после войны. Предприятиям была предоставлена ​​большая свобода действий - пока они оставались в рамках закона - в выборе подрядчиков и предоставлении им ресурсов. В результате у Павленко никогда не было недостатка в контрактах, и он поддерживал свои отношения с клиентами и финансирование контрактов на юридической основе.

Работа под брендом Министерства обороны. Восприятие как часть оборонной промышленности давало огромные преимущества с точки зрения открытия банковских счетов, заключения контрактов и закупки оборудования и транспортных средств. Военный характер организации привел к строгой дисциплине и снизил риск утечки информации. Администрация компании изымала паспорта сотрудников, что минимизировало текучесть кадров. Кроме того, в штате компании была вооруженная охрана численностью до 35 человек.

Особые правила найма персонала. Схема основывалась на сплоченности основной команды. Лишь узкий круг близких людей знал правду, в то время как обычные сотрудники просто работали на своей работе, ни о чем не подозревая. Для управления региональными филиалами Павленко набирал помощников из числа родственников, знакомых и бывших коллег. В частности, он стремился нанимать людей с недавним уголовным прошлым, снабжая их «чистыми» бумагами и взамен требуя абсолютной лояльности.

Обычное уголовное дело

Выжить без высокопоставленных покровителей было бы нереально. Павленко использовал личные связи, взятки и патронатно-клиентские отношения, чтобы привлечь их к себе. Он щедро подкупал правительственных чиновников, руководителей отделений госбанков, начальников местной полиции и секретарей комитетов коммунистической партии, раздавая деньги и ценные подарки, в том числе автомобили.

Примечательно, что целью взяток не было сокрытие того, что компания является подделкой; вместо этого они использовались для обеспечения его нормального повседневного функционирования.«В советской экономике, - поясняет автор исследования, - подписание контракта и уплата денег не обязательно означали, что необходимые ресурсы, материалы и оборудование будут доставлены вовремя - или вообще будут доставлены». Поэтому многие советские менеджеры добивались соблюдения контрактов, прибегая к помощи надзорных органов или подкупая подрядчиков, чтобы они соблюдали правила ».

Другими словами, подпольный бизнесмен не изобретал заново колеса, а только крутил колеса обычных механизмов. В выдвинутых против него обвинениях тоже не было ничего необычного: фальсификация документов, занятие незаконным бизнесом, хищение государственных средств и завышение расходов.Все это - от поддельных документов (вспомните ремесленников под видом кооперативов) до искажения расходов в бухгалтерских книгах - было неотъемлемой чертой советской экономики.

Сокрытие нежелательной правды

Павленко был хорошим психологом и организатором с глубокими знаниями строительной отрасли; он не обманывал своих клиентов и вложил большую часть средств в собственно строительство дороги. Все эти причины сделали МСА-1 эффективной компанией, которая завершила строительство дорог в срок и в рамках бюджета.

Советские следователи были обеспокоены этой «порядочностью», которая также позволяла подсудимому давать показания:

'... мы никогда не занимались антисоветской деятельностью, а только строили [дороги], как могли, и у нас это действительно хорошо получалось ... Я совершил много преступлений, но я никогда ничего не делал против Советского государства и никогда не стремился подорвать его экономическую мощь. Мы не воровали государственные средства из банка, а получали законную оплату за выполненную работу ».

Эффективность и масштаб операций Павленко, возможно, были одной из причин попытки переквалифицировать его явно экономические преступления в категорию политических преступлений, таких как «контрреволюционность» и сотрудничество с иностранными спецслужбами.

Само существование предпринимательства такого масштаба можно рассматривать как свидетельство того, насколько несовершенной и неэффективной была советская система. Согласно господствовавшей в то время логике, успех MCA-1 было легче объяснить как пример теневых схем внутренних врагов, спонсируемых иностранными вдохновителями.

Обвинение не смогло доказать обвинение в «шпионаже», но «политическое» обвинение по статье 58 Уголовного кодекса было оставлено в силе в приговоре: подсудимым было предъявлено обвинение в попытке подорвать советскую промышленность в контрреволюционных целях. .

Суд над Павленко проходил с ноября 1954 года по апрель 1955 года. Неудобный экономический аспект дела был преуменьшен путем добавления политических обвинений и слушания дела за закрытыми дверями без освещения в прессе.

IQ

Автор исследования:

Олег Хлевнюк, профессор гуманитарного факультета НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий НИУ ВШЭ

Могут ли россияне владеть личным имуществом?

Но почему эти возможности для продвижения по службе могут быть значительными, спрашивают некоторые, если дополнительный заработок не может быть переведен в собственность? Для отмены капитализма в России было воспринято многими американцами как означающее, что русские не могут владеть никаким личным имуществом как бы то ни было.Это неправда. Советские лидеры проводят резкое различие между владением капиталом для частной выгоды , и владением различными формами личной собственности - дома, книги, домашняя утварь, одежда, мебель, автомобили и т. Д. - для личного пользования .

Русский не может скопить деньги из своей заработной платы, вложить эти деньги в частное предприятие, даже в небольшую обувную мастерскую или канцелярский магазин, а затем нанять людей, которые будут работать на него как на физическое лицо.Это категорически запрещено. Тем не менее, всем рекомендуется откладывать деньги и вкладывать их в государственные банки или покупать государственные ценные бумаги. Накопленные таким образом финансовые ресурсы управляются исключительно государством и инвестируются им в различные предприятия - от сталелитейных и тракторных заводов до магазинов, в которых люди покупают обувь, одежду и мебель.

Вещи, которые могут принадлежать россиянам

Русский может использовать свою заработную плату, чтобы купить себе дом в городе или деревню.Он может купить столько мебели, одежды, книг и безделушек, сколько может себе позволить или, что более важно, может найти в магазинах. Теоретически он мог бы купить автомобиль, стиральную машину, холодильник и так далее, если бы такие вещи были на рынке для частной покупки.

На самом деле, однако, Советское правительство давно сосредоточило промышленные ресурсы страны на производстве тяжелого оборудования, особенно для военных целей, и резко сократило производство товаров народного потребления.СССР много лет готовился к войне. Сталь и другие материалы, которые могли быть использованы в частных автомобилях, пошли вместо этого на танки, самолеты и все военное снаряжение, которое русские так эффективно использовали против немцев.

Нехватка потребительских товаров в России - даже таких обычных вещей, как мыло и зубные щетки - не была вызвана желанием правительства помешать людям владеть частной собственностью. Причина скорее кроется в желании правительства предотвратить отвлечение ресурсов страны от производства войны и других капитальных товаров на производство потребительских товаров.Как только тень войны будет рассеяна и производительные силы России можно будет использовать для нужд мирного времени, советские лидеры надеются, что каждый мужчина, женщина и ребенок в Советском Союзе будет иметь как можно больше хороших вещей в жизни.

Россиянин может также покупать государственные облигации на ту часть своего дохода, которую он не тратит на потребительские товары. Он получает проценты по этим облигациям. Он также может передать свой дом, мебель, книги и т. Д. Своим детям по наследству.

Личная собственность для крестьян. То, что мы только что сказали о владении личной собственностью фабрично-заводских наемных рабочих или служащих и профессиональных рабочих, справедливо и для крестьян, работающих в колхозах: в Советском Союзе земля является собственностью государства.Количество фермерских хозяйств (все они находятся на государственной земле) сократилось до менее 1 процента от общего числа. Таким образом, большинство российских крестьян являются членами колхозов (также работающих на государственной земле). Они получают долю от чистой прибыли ферм как отдачу от выполняемых ими задач - будь то вспашка, доение, починка упряжи или канцелярская работа в администрации фермы. Эта прибыль частично выплачивается наличными, а частично - продукцией фермы.

Кроме того, крестьянин может владеть собственным домом и иметь собственный участок, на котором он может разводить овощи, свиней, птицу и тому подобное.Он может продавать свою долю продукции колхоза, а также овощи, яйца и цыплят из собственного огорода на так называемом «свободном рынке». То есть он может отвезти их в ближайший город и продать горожанам, не проходя через государственные магазины. Право владеть землей под сад и продавать продукцию этого сада было уступкой, сделанной правительством крестьянам после того, как коллективное хозяйство стало общепринятым.

Таким образом, по крайней мере теоретически, советский гражданин имеет право владеть личным имуществом способом, который не сильно отличается от нашего права владеть личным имуществом.

Из EM 46: Наш русский союзник (1945)

Российский предприниматель сегодня: элементы анализа социализированного предпринимателя

26В российской промышленности доминирует небольшая группа крупных предприятий, которые были столпами социалистической индустриализации. Большое количество законодательных актов регулируют налогообложение прибыли малых предприятий и налог на добавленную стоимость. Таким образом, для многих российских предприятий сегодня главной проблемой является нестабильность законодательства (Кислайн, 2007, 2008).По сравнению с другими бывшими социалистическими странами (например, Венгрией, Польшей) предпринимательская деятельность в России не очень развита. Двумя основными причинами являются барьеры для входа малых и средних предприятий (МСП) (налоги, политическая нестабильность, коррупция, инфляция и судебная система) и отсутствие реструктуризации доминирования крупных компаний с монополистическим поведением, что сдерживает рождение МСП и таким образом, создание рабочих мест (Samson, Ternaux, 2007).

27 Конец социалистической экономики имел множество последствий для функционирования российской экономики и общества.Возник новый социальный феномен: индивидуальная инициатива. Процесс приватизации был очень быстрым, и для большинства россиян это было радикальное и трудное изменение. В 2006 году государственные предприятия представляли только 3,4% российских предприятий, а частные предприятия - 80% (5,2% принадлежали муниципальным властям, 5,3% - гражданским или религиозным объединениям и 5,6% - иностранным предприятиям и другим видам капитала). 62% рабочей силы занято на частных предприятиях (российских и зарубежных).Частный сектор производит 70% валового национального дохода (ВНД). Это самый высокий уровень среди всех бывших социалистических экономик (за исключением прибалтийских республик) (Thorez, 2007, стр. 92-93).

28 Крупные частные предприятия часто интегрируются в промышленные и финансовые группы, созданные в процессе приватизации. Эти группы контролируют большое количество предприятий в различных секторах (отрасли и услуги), но особенно в энергетике (нефть и газ) и транспорте.В то же время количество новых предприятий увеличилось с 288 000 в 1992 году до 2 миллионов в 1995 году. Их число удвоилось в период с 1996 по 2005 годы. Ритм создания в настоящее время замедлился, но количество новых предприятий остается важным. В 1992 году средняя численность сотрудников на предприятиях составляла 246 человек; в 2004 году было всего 14! Это означает, что новые предприятия очень маленькие. Многие россияне создают предприятия, чтобы получить работу. Структура российской экономики перекошена между группой очень крупных предприятий и другой группой, состоящей из очень малых предприятий (Thorez, 2007eds, p.93). МСП составляют лишь 10% российской экономики. Чаще всего они расположены в сфере услуг (рестораны, розничная торговля, транспорт). У них относительно немного сотрудников; большинство из них являются семейными, особенно в ремесленной промышленности (сантехники, мастера по ремонту различных предметов, таких как автомобили или электроприборы, а также туризм и т. д.). Всего в 2006 году количество малых и средних предприятий составило 980 000 человек с 8 миллионами сотрудников. 25% из них расположены в Москве и Подмосковье (1,2 млн предприятий).

29 В 2005 году количество иностранных предприятий (совместно или полностью иностранных) составляло 16 000; они представляют лишь 0,5% всех предприятий, но производят 28% валового национального дохода.Они сконцентрированы в сфере услуг (58%), что является очень прибыльным видом деятельности.

30 С другой стороны, отметим, что в сфере услуг создано много новых предприятий. В 1996 году вклад промышленности в валовой национальный доход составлял 30,7% и 27,2% в 2004 году. В 1996 году вклад третичного сектора составлял 53,5%, а к 2004 году он вырос до 62,5% (Thorez, 2007, стр. 99). .

31Много рабочих мест потеряно на промышленных предприятиях. Но за тот же период в третичном секторе было создано много новых рабочих мест.Новые рабочие места появляются в коммерческой деятельности (особенно в торговле, страховании, банках). Эти профессии очень привлекают молодых людей, и они, соответственно, изучают менеджмент. Количество студентов в научных или технологических школах становится все менее и менее важным. Больше денег можно заработать в банках или финансовых службах.

32 Официально безработицы в социалистической экономике не существовало. Но в капиталистической экономике это реальность. Бедность сегодня в России очень очевидна. Однако большая часть безработных официально не зарегистрирована.

33 Органический квадрат бизнеса состоит из четырех элементов: (1) «P» для «государственной политики», (2) «O» для «экономической организации»; (3) «B» - «крупный бизнес» и (4) «E» - «ресурсный потенциал предпринимателя». Как эти четыре элемента выступают в российском случае?

34 (1) «П» для «государственной политики»: в 1987 году (Кец де Врис, Шекшиния, Коротов, Флоран-Трейси, 2004) Михаил Горбачев, в то время генеральный секретарь Коммунистической партии, нанес смертельный удар по социалистической системе. и ее краеугольным камнем, централизованно планируемой экономикой, когда Советский парламент одобрил так называемый Закон о кооперативном движении, разрешающий создание кооперативов.Кооперативы должны были быть частными предприятиями, принадлежащими как минимум трем людям. Этот закон высвободил предпринимательскую энергию россиян и привел к драматическим преобразованиям в России в течение последующих 15 лет. Кооперативы также способствовали созданию новых для России отраслей, таких как инвестиционный банкинг и сотовая телефония. К 2003 году, всего через 15 лет после вступления в силу закона о кооперативном движении, частный сектор составлял 70% российской экономики. Процесс перехода от социалистической к капиталистической экономике - долгий и трудный путь.Русские создают совершенно новую институциональную среду. Частная собственность и свободный рынок становятся столпами российской экономики (Boutillier, Uzunidis, 2008).

35Предпринимательство - новое явление в России, поэтому мы не можем точно оценить их количество и их деятельность. С начала 2000-х годов и после финансового кризиса 1998 года деловая активность стремительно росла, и российские предприниматели сталкиваются с новыми проблемами. Следует отметить, что подозрения к предпринимателям очень сильны.В недавнем прошлом предпринимателей часто называли «новыми баронами-разбойниками» или, проще говоря, «грабителями». Их успех был связан либо с сомнительной поддержкой русской мафии, либо с менее жестокой, но столь же широко распространенной коррупцией в правительстве. Термин «новые русские» почти повсеместно считался уничижительным, обозначая богатство, построенное на спинах эксплуатируемых и одураченных российских рабочих, обманувших свое наследство во время массовой приватизации государственных предприятий в начале 1990-х годов (Kets de Vries , Шекшиния, Коротов, Флоран-Трейси, 2004; Скопова, 2002).

36 По мнению ОЭСР и Всемирного банка (Dutz, Fries, Vagliasindi, 2000), деловая среда в России не улучшилась. В 2008 г. место России в классификации деловой среды составляет 106 -е место среди 178 экономик мира . Конкретно по открытию бизнеса Россия занимает 50 место (для сравнения, Китай занимает 135 место ). Главный вывод состоит в том, что Россия должна реформировать свою экономическую структуру и разработать новое регулирование (налогообложение, частная собственность, кредит и т. Д.).На федеральном уровне основным органом, ответственным за поддержку входа малых предприятий с конца 1998 года, было Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (MAPSE). Был достигнут некоторый ограниченный прогресс в устранении созданных политикой барьеров для входа на рынок, включая новый федеральный закон о снижении бремени лицензирования, принятый в сентябре 1998 года, и принудительные меры Антимонопольного комитета против антиконкурентной практики со стороны исполнительных органов на региональном и местном уровнях. уровни.В 1995 году новый Государственный комитет по поддержке предпринимательства разработал программу государственной поддержки малого и среднего бизнеса. Основным элементом программы был фонд рискового капитала для частичных гарантий и / или процентных субсидий для заемщиков МСП, которые могут обеспечивать ссуды не менее чем на 30% своего собственного финансирования. Другие услуги по поддержке МСП включают субсидии на создание новых рабочих мест Федеральной службой занятости; технологии и региональные схемы финансирования; субсидии на лизинговые услуги, а также услуги по обучению, информации и консультированию.

37 Главной трудностью российского предпринимателя остаются административные барьеры. За присущей им сложностью также скрывается плодотворный источник коррупции (Kisline, 2007). Например, в 1996 году около 120 законодательных актов регулировали налогообложение доходов малых предприятий, а еще 100 законов регулировали налог на добавленную стоимость. Дополнительным бременем для многих российских предпринимателей является нестабильность самого законодательства. Многие предприниматели жалуются на нехватку информации, особенно в отношении налогообложения.Уровень управления налоговыми органами очень низкий. Сотрудники налоговых органов часто не имеют необходимой предпринимателям информации. Кроме того, во многих случаях источники информации неофициальные, они получены во время разговоров с другими предпринимателями в налоговой инспекции. Большое количество предпринимателей отмечают негативное отношение полиции, утверждая, что государство предпочитает поддерживать более прибыльные виды деятельности (например, сбор налогов) в ущерб менее прибыльным (например, постановление полиции).

38 (2) «O» означает «экономическая организация» - многие крупные предприятия в России имеют высокую степень вертикальной интеграции. Мы изучим этот вопрос позже. С другой стороны, отметим, что большая часть транзакций является неденежной. Исторически такие сделки играли важную роль в социалистической экономике. Но в начале 2000-х на них приходилось 24% транзакций в российской экономике (Dufy, 2008, с. 234). Мягкая поддержка предприятий обеспечивается за счет сложной сети просроченных платежей и неденежных операций, в которых активно участвуют федеральные и региональные правительства и ключевые предприятия инфраструктуры.Таким образом, низкий уровень денежных операций по сравнению с другими промышленно развитыми странами является препятствием для развития предпринимательства, поскольку монетизация операций была основой для развития рыночной экономики.

39 Банки появились в 1989 году. Они развивались очень быстро: в 1998 году в России было 2500 банков, но во время финансового кризиса 1998 года их число упало до 1700. В 2006 году их было 2150 (Thorez, 2007eds, p.92). . В 1990-е годы российские банки погрузились в кризис, и мелкие предприниматели испытывали серьезные трудности с финансированием своей деятельности.Кредитов Всемирного банка было недостаточно для удовлетворения финансовых потребностей предпринимателей. Таким образом, в данном случае неформальная сеть социальных отношений была вынуждена заменить институты. Многие предприятия финансируются родителями или родственниками. После нескольких лет деятельности, когда их финансовое положение стабилизировалось, предприниматели сами становятся (неформальными) банкирами и, в свою очередь, предоставляют ссуды другим предпринимателям, которые хотят развивать свою деятельность. Эти социальные (неформальные) отношения основаны на доверии.Несколько лет назад российские банки начали развивать кредитование МСП и других новых предпринимателей, но годовая процентная ставка очень высока (от 19 до 34%) [2].

40 Развитие знаний частично основано на увеличении числа студентов и ученых. Но в то же время университеты должны способствовать развитию духа предпринимательства. С 1990-х годов российские университеты изменились, и они разработали дипломы по предпринимательству (часто в сотрудничестве со странами Европейского Союза или США) (Shattock, 2004).В этом контексте отношения между предприятиями и университетами должны использоваться для продвижения технологических инноваций. Сегодня острой проблемой для российских вузов являются низкие зарплаты (зарплаты могут варьироваться, например, от 18 до 115 долларов США в месяц по данным Санкт-Петербургского университета, а уровень бедности составляет 65 долларов США). Люди часто вынуждены работать на двух или трех работах, чтобы увеличить свой доход до уровня выживания, например, в частных университетах или на предприятиях.Есть и другие варианты. Уже во времена социалистической экономики низкие зарплаты ученых привели к тому, что работники могли выжить только благодаря теневой экономике. В российском высшем образовании теневая экономика стоила в 2000 году один миллиард долларов (Shattock, 2004ed, pp. 63-64).

41 (3) «B» для «Большой бизнес» - Экономическая организация должна измениться, чтобы создать новые возможности для инвестиций. На национальном уровне степень концентрации промышленного производства в России предполагает отсутствие каких-либо структурных проблем конкуренции.Для многих отраслей в России и США примерно одинаковые коэффициенты рыночной концентрации. Однако этот анализ на агрегированном уровне скрывает три основных атрибута социалистической экономики, которые были поддержаны или усилены государственной политикой. Мы выделили два аналитических уровня, чтобы объяснить препятствия на пути развития предпринимательства в России. Институциональная среда в России еще не благоприятна для предпринимательства. Структуры социалистической экономики исчезают не сразу.

42 Многие крупные предприятия в России имеют высокую степень вертикальной интеграции или имеют исключительные отношения между покупателем и продавцом. Однако чрезмерный уровень вертикальной интеграции может привести к доминированию в ключевых цепочках поставок, а также может создать значительные препятствия для выхода новых фирм на товарные рынки. Эти новые предприятия, как правило, организованы как отдельные интегрированные предприятия, часто расположенные в одном городе или рядом с ним. Напротив, крупные фирмы в промышленно развитых странах, как правило, имеют множество заведений, расположенных в национальных регионах и зарубежных странах.Региональные власти в России часто стремятся влиять на экономическую деятельность в своих регионах и контролировать ее, предоставляя привилегированным компаниям особые привилегии посредством налогообложения и государственного управления.

43Политика приватизации открыла возможности для передачи собственности из государственного сектора в частный капитал. Таким образом, степень концентрации экономики остается одинаковой. Рост числа миллиардеров и миллионеров в России - главное следствие этой передачи собственности.

44 Каков ресурсный потенциал российского предпринимателя («Э») в начале 2000-х годов? Кто такие российские предприниматели сегодня? Коллективной информации по этому вопросу мало, потому что это новое явление, но исследование Всемирного банка [3] (Djankov, Miguel, Qian, Roland, Zhuravskaya, 2005) дает некоторые интересные результаты. Исследование проводилось в 2003-2004 гг. Это было сделано в Москве и шести других городах в трех регионах России. Предприниматель был идентифицирован как владелец или совладелец бизнеса с пятью или более сотрудниками.Вселенная предпринимателей была определена с использованием официальной государственной статистики, а затем исследовательская фирма произвольно отобрала 400 респондентов с использованием соответствующей основы выборки. Каждое собеседование с предпринимателем длилось в среднем 40 минут. 440 человек, не являющихся предпринимателями, также были опрошены с использованием аналогичного инструмента исследования, и эти интервью длились в среднем 35 минут.

45Основные ответы этого исследования следующие:

  1. Религиозные ценности: предприниматели получили значительно более высокие оценки, чем не предприниматели;
  2. Ориентиры доходов и благосостояния: предприниматели живут лучше, чем не предприниматели, по целому ряду показателей дохода и благосостояния.Они тратят меньшую часть своего дохода на еду, с большей вероятностью будут иметь машину и компьютер; 82,0% предпринимателей владеют компьютером (35,5% для не предпринимателей). По автомобилям процентное соотношение составляет: 84,5% для предпринимателей и только 39,3% для не предпринимателей.
  3. Мотивация, жадность и счастье: 81,9% опрошенных предпринимателей отметили, что им нравится то, что они делают (70,2% для не предпринимателей). Деньги не являются основной целью предпринимателей: только 49,2% хотят больше денег, но процент непредпринимателей ниже (24.2%). Еще один интересный результат: предприниматель считает, что он служит полезной социальной цели: 69,5% для предпринимателей и только 49,7% для не предпринимателей. В заключение этой темы отметим, что 90,8% предпринимателей говорят, что они очень счастливы или вполне счастливы в жизни (71,7% для не предпринимателей).
  4. Социальный капитал предпринимателей: отметим, что социальный капитал предпринимателей выше, чем социальный капитал непредпринимателей. Важная информация касается отношений предпринимателя (или его семьи) с коммунистической партией: 47.У 9% предпринимателей отцом был член коммунистической партии (у не предпринимателей - только 35%). Но в то же время отметим, что больше родителей предпринимателей имеют высшее образование (41,8%), чем родителей не предпринимателей (24%). То же самое мы наблюдаем и у матерей предпринимателей. В таких случаях социальный капитал предпринимателя строится на академических отношениях, но он также связан с коммунистической партией, особенно для отца. Российские предприниматели и не предприниматели также существенно различаются по семейному положению.Члены семей предпринимателей имеют более высокий уровень образования, лучшую работу и большее благосостояние. Точно так же родители предпринимателей также значительно реже занимались физическим трудом; отцы предпринимателей чаще были директорами или менеджерами (19% для предпринимателей против 11% для не предпринимателей). Социальный капитал, построенный на семейных отношениях, играет важную роль. Мы наблюдаем те же явления в капиталистических странах. В другом тематическом исследовании Кислайн (2007) отметил, что многие предприниматели сталкиваются с трудностями при найме квалифицированных сотрудников, в частности, для выполнения управленческих обязанностей.В исследовании также отмечается, что отношения между предпринимателем и его окружением не основаны на доверии. Другие исследования российских организаций показывают, что общий уровень доверия к сегодняшним организациям довольно низок (Kisline, 2007; Kets de Vries, Shekshinia, Korotov, Florent-Treacy, 2004).
  5. Социальные ценности: семья, работа, финансовая безопасность, друзья, интеллектуальные достижения, служение другим и власть - основные социальные ценности (по порядку) российских предпринимателей. Связи между предприятием и семьей очень тесные, но главные цели российских предпринимателей - работа и финансовая безопасность.Сеть членов семьи и друзей очень важна, когда дело доходит до поиска финансов и рынков. Таким образом, семейная солидарность занимает свое место в социальной системе, характеризующейся массовыми изменениями (развитие свободных рынков и частного предпринимательства). Однако российский предприниматель не кажется новатором, потому что цель интеллектуальных достижений не представлена ​​как важный аспект его деятельности. Если это так, мы можем считать, что инновации на самом деле не являются интеллектуальным достижением.
Ресурсный потенциал российских предпринимателей кажется более диверсифицированным, чем у непредпринимателей (из-за таких факторов, как образование, социальные отношения и т. Д.). Но в большинстве своем они не являются шумпетерианскими предпринимателями, потому что их главная цель - финансовая безопасность, а не интеллектуальные достижения. Их цель - не вводить новшества, а создавать средства к существованию. Однако из опроса ясно, что большинству из них нравится то, что они делают, и они думают, что их деятельность служит полезной социальной цели.

Прагматический патернализм: государственный и частный сектор в России - Московский центр Карнеги

Россияне мечтают для своих детей и внуков о новой среде, благоприятной для предпринимательства и частных инициатив. Именно здесь истинные интересы россиян и их представления о будущем радикально расходятся с интересами и представлениями государства, в котором они живут.

Спустя почти три десятилетия после крушения социалистической системы в их стране россияне по-прежнему испытывают смутное отношение к частному сектору.Они считают, что частный бизнес более эффективен, чем государственный, но при этом сожалеют о том, что государство больше не вмешивается в экономику. Они считают, что невозможно одновременно оставаться честными и разбогатеть, и не доверяют крупному бизнесу, но одобряют малый и средний бизнес. Они выбирают для себя оплачиваемую работу, но хотели бы, чтобы их дети имели собственный бизнес, были независимыми и успешными.

Эти данные получены в результате совместного исследования Московского центра Карнеги и Левада-центра, ведущего независимого агентства по проведению опросов в России, и основаны на опросах, проведенных Левада-центром по всей России в августе 2018 года.Они дают представление о нации, которая надеется, что ее дети будут пользоваться правильно функционирующей рыночной экономикой в ​​будущем, и при этом очень мало делает для этого в настоящее время. Изменения, по мнению россиян, по-прежнему должны осуществляться сверху вниз, это работа правительства.

В 2018 году население России выразило большее стремление к переменам, чем в течение многих лет. Широко распространено недовольство повышением пенсионного возраста, всплеск поддержки оппозиционных кандидатов и сопротивление кандидатам правящей партии у избирательных урн.Но пока что это тяга к патернализму, призыв к правительству делать больше, чтобы им помочь. Такой подход вполне рациональный. Обычные россияне предпочитают «выжидать и смотреть», потому что понимают, что при нынешней политической системе у них нет реального влияния. 1

Постсоветское восприятие частной и государственной собственности

Как мы можем объяснить эти противоречия, возникшие из-за стремления к изменениям в сочетании с нежеланием лично предпринимать какие-либо действия для осуществления этого изменения?

В России понятие «частная собственность» восходит к 1991 году, когда с распадом Советского Союза и социалистической системы «личная» собственность (советский термин, используемый для обозначения негосударственной собственности) стала «частной».«Этот процесс лучше всего описать не как приватизацию, а как денационализацию. Это был захват, присвоение или получение частей государственной собственности в личное пользование, иногда на слабых юридических основаниях и с ненадежной правовой защитой.

Основная проблема процесса приватизации в России не в том, что когда-то частная собственность была государственной. Дело в том, что эта собственность - особенно крупные активы - позже стала квазигосударственной или полугосударственной. В этом суть олигархического капитализма по-русски: власть и собственность взаимосвязаны, и те, кто у власти, также имеют собственность и особые права собственности.В этом смысле собственность не является полностью частной. Скорее, это получастное и полугосударственное владение.

Власть и влияние собственников проистекает в основном из их близости к государству и его ключевым фигурам, прежде всего к лидеру. Это означает, что права собственности не защищены. Несоблюдение политических правил или ухудшение отношений с государством и его системой правоприменения может привести к потере всех прав собственника - прав, которые только кажутся неприкосновенными.Государству могут понадобиться доходы собственника (частные доходы!) В любой момент, и оно может определить эти доходы как «сверхприбыли», которые оно получает благодаря благоприятным условиям. В нынешней политической системе России существует концепция «социальной ответственности» бизнеса. Хорошим примером стало предложение в августе 2018 года помощника президента Андрея Белоусова о конфискации государством «сверхприбылей» химических и металлургических компаний. По сути, государство считает, что оно имеет право конфисковать доходы у крупных владельцев собственности, потому что «они должны делиться!» 2 В конце концов, правительство породило этих квазирыночных олигархов, и оно может делать с ними все, что захочет.

Эта гибкая концепция собственности во многом обязана отношениям патрон-клиент между высшими должностными лицами и видными олигархами. Еще в 2007 году Олег Дерипаска заявил Financial Times , что готов в любой момент вернуть государству алюминиевую компанию «Русал». «Если государство говорит, что мы должны отказаться от него, мы откажемся от него. Я не отделяю себя от государства. . . . Мне повезло. Только представьте, что все упало с неба ». 3

И современное российское государство, и общество унаследовали этот образ мышления благодаря зависимости от пути, вере в историческую преемственность.Как писал Ричард Пайпс в своей основополагающей работе Россия при старом режиме , «Россия по преимуществу принадлежит к той категории государств, которые в политической и социологической литературе принято называть« родовыми ». В таких государствах политическими. власть задумана и осуществляется как расширение прав собственности, правитель (или правители) одновременно являются суверенами государства и его собственниками ». 4

В российской модели государство является собственником ресурсов, а общество разделено на слои, которые призывают государство делиться доходами от этих ресурсов.Стремясь избежать социальной напряженности, государство действительно делится доходами с этими слоями населения, перераспределяя национальное богатство для поддержания политического статус-кво и общественного порядка. Этим объясняется то огромное внимание, которое правительство уделяет наполнению государственной казны, а не развитию конкуренции и основным правилам игры в рыночных секторах. Согласно этой патерналистской модели, государственный бюджет становится, среди прочего, инструментом для покупки политической лояльности различных социальных групп и сословий.

Сформировалась политическая коалиция между теми, кто владеет собственностью, и теми, кто контролирует правоохранительную систему. Это подпитывает коммерциализацию насилия и позволяет определенным бизнес-группам, связанным со структурами безопасности, решать свои «бизнес-проблемы», используя то, что эвфемистически называется «неконкурентными средствами». 5

«Еще одна проблема - это неуважение к частной собственности», - отметил Рубен Варданян, один из самых успешных бизнесменов России.«Нет желания связывать себя с этим, потому что завтра все может забрать. Поэтому нет предметов гордости, нет брендов, с которыми можно отождествлять себя: я представитель такой-то семьи в пятом поколении. Я считаю, что наше отношение к частной собственности - одна из ключевых проблем в нашем обществе ». 6

Это неуважение к собственности распространяется и на государственные должности, которые передаются по наследству от ключевых политических игроков их детям.Молодое поколение элиты получает не только руководящие должности в госбанках и госкомпаниях, но и государственные должности. Когда в 2018 году был сформирован новый кабинет, Дмитрий Патрушев - сын бывшего директора ФСБ Николая Патрушева, входившего в ближайшее окружение президента Владимира Путина, - был назначен министром сельского хозяйства. Это своего рода механизм коллективной преемственности: в 2024 году поколение детей соратников Путина унаследует государство, приобретя активы системы власть-собственность.Формируется система завещания значительной части государства в качестве актива - всего лишь нескольким десяткам семей. 7 Мы, конечно, не говорим о стране в целом, а говорим о важнейших и ценных объектах собственности.

В таком случае неудивительно, что неоднозначный статус крупных активов и вопросы о легитимности их владения вызвали массовое недоверие к происхождению богатства в современной России, а также часто негативное отношение к частному бизнесу в целом, даже если это так. действительно частный, а не олигархический.

И все же опросы общественного мнения и обсуждения в фокус-группах, проведенные Левада-центром, выявляют смешанные чувства. Хотя многие россияне не хотят сами становиться бизнесменами, они по-прежнему благосклонно относятся к малому и среднему бизнесу и сочувствуют людям, которые открыли собственные компании и борются с бюрократами и преступниками. Более того, обычные россияне инстинктивно поддерживают права частной собственности и предпринимательства больше, чем политические права, даже если они не обязательно видят связь между характером политического режима и нарушениями прав собственности.

Квартира, Автомобиль, Дача

Что означает понятие частной собственности для среднего россиянина? Знаменитая формула советских времен «квартира, машина, дача» живет по инерции и воспроизводится до сих пор. Тогда это имущество было известно как «личная собственность», и по сей день «частное» для большинства россиян означает в первую очередь «личное», то есть вещи, которые государство не может отобрать. Это остается предметом главных домашних желаний людей, поводом работать и зарабатывать деньги.

Владение собственной компанией или собственным бизнесом было определено как частная собственность 59% респондентов, а владение собственными ценными бумагами - 52% (см. Диаграмму 1). Это в некоторой степени теоретически, поскольку мало кто из россиян имеет возможность и желание открыть собственное дело или играть на фондовом рынке. Доля бизнесменов, руководителей высшего звена, лиц с высшим образованием и лиц трудоспособного возраста выше среди тех, кто считает компанию, бизнес или ценные бумаги частной собственностью.Это наиболее динамичный сегмент населения России, который в широком смысле определяется как средний класс, исходя из его моделей потребления и поведения. 8

Частная собственность в России возникла не на пустом месте и редко строится на пустом месте. Как отмечалось выше, процесс приватизации можно приравнять к денационализации. Наиболее известные предприятия в стране были созданы, когда что-то принадлежащее государству стало частным. В массовом сознании общество рассматривает приватизацию в основном как передачу крупных имущественных ценностей, тогда как мелкая приватизация (магазины, парикмахерские и т. Д.) И передача квартир в частную собственность обычно так не рассматриваются.Общественное мнение о крупных собственниках собственности более негативно, чем о малом и среднем бизнесе. По данным двух опросов Левада-центра в 2014 и 2015 годах, 62 процента респондентов считали, что малый и средний бизнес приносит больше пользы, чем вреда (в 2015 году только 18 процентов респондентов считали, что малый и средний бизнес наносит ущерб). 9

Многолетние опросы Левада-центра показывают, что понятия приватизации и свободы предпринимательства в общественном сознании не слишком пересекаются.Приватизация ассоциируется с крупным бизнесом, олигархами, мошенничеством и несправедливым распределением государственных ресурсов, тогда как предпринимательство рассматривается как более или менее благоприятное явление. 10

Наше исследование показывает, что стереотипы о приватизации существуют и сегодня. Респонденты считают, что тремя основными бенефициарами приватизации были олигархи 1990-х годов, правительственные чиновники и крупный бизнес, причем олигархи были далеко впереди (см. Диаграмму 2).

Одно из самых стойких клише, укоренившееся в годы правления Владимира Путина, - это «дикие 1990-е». Несмотря на то, что слияние государства и крупного бизнеса только усилилось в 2000-х и 2010-х годах, недовольство альянсом олигархов и государственных чиновников перенаправлено в допутинскую эпоху.

В общественном восприятии концепция приватизации прочно связана с 1990-ми годами. Четверть респондентов считают семью Ельциных - еще одну зонтичную концепцию, представляющую союз крупного бизнеса и крупной бюрократии - бенефициарами приватизации, в то время как те, кто поделил активы в 2000-х и 2010-х годах, не считаются основными участниками приватизации. процесс.Динамика постельцинской эпохи не имеет официального названия, хотя фраза «передел собственности» относится как к ближайшему окружению Путина, так и к представителям сектора национальной безопасности. В опросе 2015 года 42 процента респондентов заявили, что слияние государства и крупного бизнеса в последние годы было более сильным, чем в 1990-е годы. 11 Вряд ли россияне лучше оценивают перераспределение в 2000-х и 2010-х годах, чем приватизацию 1990-х годов.

Многие скептически относятся к происхождению богатства. Наше исследование показывает, что две трети респондентов считают, что, вероятно, невозможно стать богатым, оставаясь честным, в то время как только четверть считает иначе (см. Диаграмму 3). (К оптимистам относятся бизнесмены, руководители высшего звена, студенты, люди с высшим образованием и самые молодые группы населения.) Члены фокус-групп считают, что богатые люди воспользовались беспорядками 1990-х годов, когда большая часть населения была обездоленной.На сегодняшний день большая часть относительно бедного населения в целом отрицательно относится к богатым. Это во многом проистекает из ощущения большинством своего собственного бессилия и своей неспособности улучшить свой статус или избежать порочного круга лишений. Этим объясняется распространенное в российском обществе стремление к поддержке государства. Это надежда, рожденная необходимостью.

Роль государства

После более чем четверти века жизни в рыночных условиях большинство россиян считают частный бизнес более эффективным, чем государственный, несмотря на все проблемы нового порядка и их недоверие к приватизации и крупному бизнесу (см. Диаграмму 4). .Согласно нашему исследованию, это в целом точка зрения примерно половины населения (по сравнению с одной третью, придерживающихся противоположной точки зрения). Отношение к частным предприятиям наиболее благоприятно среди бизнесменов и самых молодых респондентов, родившихся и выросших в условиях рыночной экономики. Старейшие и наименее обеспеченные слои населения считают, что государственные предприятия более эффективны.

На первый взгляд кажется, что существует противоречие между позицией респондентов об эффективности частных и государственных предприятий и мнением двух третей респондентов о том, что государство играет недостаточно активную роль в российской экономике (см. рисунок 5).Однако здесь также влияют возраст, достаток, место жительства и род занятий. Молодые, успешные горожане (особенно москвичи), бизнесмены, руководители высшего звена и студенты с большей вероятностью скажут, что государство играет чрезмерную роль. Можно найти тот же образец, что и в предыдущем вопросе. Чем моложе респонденты, чем они богаче и социально активнее, тем больше у них шансов выступить против увеличения государственного участия в экономике.

В недавнем исследовании мнений представителей крупного и среднего бизнеса большинство респондентов - владельцев и топ-менеджеров российских и иностранных компаний - однозначно выступали за меньшее участие государства в российской экономике, полагая, что это приводит к таким проблемам, как монополизм. , преференциальное отношение к игрокам, связанным с государством, и искажение рыночной конкуренции, что в конечном итоге подрывает деловой климат. 12 Это не только мнение более прогрессивного сегмента российской общественности, резко контрастирующего с позицией среднестатистического россиянина. Это точка зрения успешных бизнесменов, которые не понаслышке знают, как государство влияет на экономику и деловой климат.

Итак, с одной стороны, россияне говорят, что государство должно играть большую роль в экономике. С другой стороны, они также говорят, что государство не является эффективным собственником. Чем объяснить противоречие? Наше предыдущее исследование готовности россиян к переменам в своей стране показывает, что общественная поддержка государственного регулирования отражает непонимание того, что есть другие пути улучшения социально-экономического положения страны и того, как работает экономика в целом. 13

Большинство простых людей считают, что основная задача государства - улучшать качество жизни своих граждан. Остальные цели в основном забываются. Это неудивительно, поскольку большая часть населения довольно бедна и сосредоточена на материальных проблемах, а не на более высоких делах. Стремление к большему участию государства в экономике синонимично желанию дополнительных социальных гарантий и государственной помощи. Неважно, что государство не является эффективным собственником.Важно то, что контролируемое государством перераспределение является основным (если не единственным) очевидным инструментом или возможностью для улучшения благосостояния среднего россиянина.

Другое исследование Левада-центра, посвященное отношениям между государством и его гражданами, проведенное в августе 2018 года, показывает, что большинство россиян хотят, чтобы государство заботилось о них (62 процента), а не устанавливало универсальные правила игры (30 процентов). 14 Однако это убеждение постепенно теряет свои позиции. В 2001 году такое же соотношение составляло 71% к 19%.За семнадцать лет был достигнут огромный прогресс. Более того, дело не только в патернализме. Это также потребность в эффективном государственном управлении в повседневной жизни и в улучшении нормативного регулирования экономической деятельности.

Россиян не против независимости в принципе. Однако при отсутствии надлежащей среды для развития творческого потенциала людей разумно обратиться к государству, тем более, что само государство продвигает патернализм любым возможным способом, в то время как условия для предпринимательства и другой индивидуальной деятельности по-прежнему не улучшаются.

Рыночная практика и работа на государство

Что лучше: иметь свой бизнес или работать на кого-то другого? Это распространенная дилемма на новом постсоветском рынке, дилемма, которая часто требует от людей не только выбора образа жизни и способа зарабатывания денег, но также выбора рыночного или нерыночного поведения и решения, работать ли в частном секторе или для государства (или для квазигосударственных структур, таких как крупные компании и банки, которые больше похожи на министерства, чем на частные предприятия).Выбор работать на кого-то еще не всегда означает, что вы пассивны и инертны (и это не всегда означает работу на государство). Иногда это только отражает тот факт, что начать бизнес в современных российских реалиях слишком сложно.

Что побуждает человека заниматься самозанятостью в качестве владельца бизнеса или частной практики? В Советском Союзе конца 1980-х годов при Михаиле Горбачеве зарождающиеся рыночные отношения означали не только начало денационализации собственности, но и приватизацию индивида отдельным лицом, 15 и возможность различных типов поведения.Это был сложный процесс как экономически, так и психологически. По сути, мы стали свидетелями рождения новой социальной категории: частных лиц.

В 1989 году, когда ВСТИОМ (Всероссийский центр изучения общественного мнения, сотрудники которого впоследствии сформировали Левада-центр) провел первые исследования в рамках проекта «Советский человек» даже в возрастной группе до 25 лет, 35 лет. процент респондентов заявили, что предпочли бы иметь небольшой, но стабильный доход, чем иметь собственное дело (15 процентов).В 1994 году аналогичное исследование показало, что ситуация ухудшилась. Русские столкнулись с реальным рынком (а не с воображаемым) - и он был «диким». В возрастной группе от 25 до 39 лет только 7 процентов по-прежнему хотели иметь собственный бизнес (по сравнению с 13 процентами в 1989 году). Социолог Юрий Левада приписал это явление тому, что публика видит разницу между своим воображаемым, идеализированным, желаемым восприятием и новой реальностью. 16

Помимо собственного бизнеса, с появлением рыночных отношений появился еще один популярный вариант: «Много работать и зарабатывать хорошие деньги, даже без особых гарантий на будущее.В каком-то смысле это было рождением новой буржуазной трудовой этики. В то время как число тех, кто хотел «небольшой, но надежный доход», росло и достигло 60 процентов в 1999 году, 17 к 2003 году эта цифра снизилась до 54 процентов по мере возобновления экономического роста. Доля желающих работать без гарантий осталась стабильной на уровне 22%, а доля готовых пойти на риск и начать собственное дело выросла с 6 до 10%. 18 Россияне привыкли к рыночным отношениям, и наиболее активные группы стали более гибкими.Рыночное поведение стало нормой, несмотря на ухудшение нормативных и экономических условий, активизацию государственного участия в экономике и повышение привлекательности рабочих мест в контролируемом государством секторе с гарантированной заработной платой.

Наш опрос также показывает, что рыночные принципы прочно укоренились в массовом сознании. Сорок два процента респондентов предпочли бы работу по найму, а 30 процентов заявили, что были бы готовы открыть собственное дело (см. Диаграмму 6). Мы также добавили к опросу еще одну рыночную позицию: «самозанятость (индивидуальная работа, частная практика)», и она получила 17 процентов голосов.В совокупности количество респондентов, выбравших частные, рыночные средства жизни и получения дохода, немного выше: 47 процентов по сравнению с 42 процентами. В настоящее время российское население расколото по этому вопросу практически поровну.

Следует отметить, что респонденты учитывают реалии сегодняшнего дня. Мы также спросили их, что бы они предпочли для своих детей. По сути, это вопрос о будущем, которое они хотят видеть. Здесь у рынка было явное преимущество: 24% предпочитали оплачиваемую работу, 14% предпочитали самозанятость и 45% выбрали ведение бизнеса - в сумме 59% выступали за негосударственное прожиточное существование.Многие из сегодняшних родителей, бабушек и дедушек хотели бы заниматься индивидуальной трудовой деятельностью, но обстоятельства не позволили этого. Теперь они надеются, что их дети построят карьеру в частном секторе. В самой младшей возрастной группе доля тех, кто надеется на следующее поколение, еще выше: всего 16 процентов высказались за оплачиваемую работу по сравнению с 70 процентами, которые выразили поддержку самозанятости и владению бизнесом.

Чуть менее половины московских респондентов заявили, что предпочитают оплачиваемую работу.В других местах этот показатель был ниже, даже в небольших городах. В столице только четверть желает открыть собственное дело (в средних городах с населением от 100 до 500 тысяч человек хочет около трети). Многие москвичи с патерналистскими взглядами ждут помощи и заботы со стороны государства. Их испортили льготы бывшего мэра Юрия Лужкова и подарки от его преемника Сергея Собянина. Неудивительно, что Собянин легко победил на последних выборах мэра в сентябре 2018 года.Да, в столице много активных людей, готовых отстаивать свои права, но большинство москвичей достаточно пассивны и не прочь жить за счет государства. Москва - самый богатый регион России, где зарегистрированная безработица немногим превышает 1 процент, снижение реальных доходов незначительно по сравнению с общенациональными показателями, а также огромные доходы и расходы, значительную часть которых составляют социальные выплаты. За первые три квартала 2018 года социальные выплаты москвичам выросли на 29 процентов. [19]

Какие аргументы против открытия собственного дела? Респонденты дали самые разные ответы, причем наиболее частые ответы представляли степень стресса и необходимые ресурсы (см. Диаграмму 7). Кроме того, 39 процентов респондентов считают, что условия ведения бизнеса ухудшились (по сравнению с 19 процентами, которые считают, что условия улучшились - см. Диаграмму 8). В Москве это соотношение составляет 47% к 12%. Естественно, это во многом просто слова, но большинство респондентов в принципе не против того, чтобы заниматься самозанятостью.

В 2000 году, когда Путин впервые пришел к власти, правительство неоднократно заявляло об устранении препятствий для предпринимательства и повышении рейтинга легкости ведения бизнеса. Ничего из этого даже не зафиксировано в общественном мнении. Почти два десятилетия путинского режима обесценили терминологию. Оценка легкости ведения бизнеса - это не слова правительства; речь идет о действиях правительства, и они воплощены в том, что произошло в Москве 9 февраля 2016 года, в так называемую «Ночь длинных лопат».Ночью появился бульдозер и снес здания у станции метро, ​​где люди много лет покупали молоко, хлеб и сигареты. Мэр Москвы заявил, что права собственности - бессмысленная бумажка. Это случилось со 100 магазинами. Какой нормальный человек хотел бы начать свой бизнес в этой среде?

Бизнесмены: дух капитализма в действии

Бизнесмены в нашем исследовании кажутся естественными сторонниками прав частной собственности. 20 Подробности интересные. Например, большинство из них считают, что ничто не может действительно оправдать ограничения прав собственности, даже военная или террористическая угроза, и уж тем более строительство или освоение земель (см. Диаграмму 9). До половины респондентов из относительно либеральной группы «старших менеджеров» говорят, что право на частную собственность может быть ограничено в случае военной угрозы. Для общей выборки респондентов этот показатель составляет около трети.Среди бизнесменов эту точку зрения разделяют только 27%. До половины бизнесменов считают, что никаких ограничений права собственности быть не может ни при каких условиях. Это самый высокий показатель среди любой социально-демографической группы.

Исследование показывает, что бизнес-сообщество хочет видеть защиту политических прав. Наиболее важные из них включают право на личную неприкосновенность, право на справедливое судебное разбирательство и неприкосновенность собственности.

В опросе только каждый двадцатый из тех, кто идентифицировал себя как бизнесмен, конкретно упомянул прямое нарушение прав собственности.Вероятно, что на общем уровне (по сравнению с уровнем экспертов) далеко не каждый бизнесмен способен квалифицировать подобные инциденты как нарушение основных принципов частной собственности. В то же время, по сравнению с населением в целом и другими социально-демографическими группами, бизнесмены чаще поднимают вопрос о важности различных прав и свобод и реже говорят о том, что права в России не нарушаются.

Бизнесмены довольно часто упоминают суды: они признают их ценность как инструмент защиты прав; они также полагаются на них чаще, чем на других, даже несмотря на то, что выражают недовольство эффективностью судов.Бизнесмены также выражают большую готовность, чем другие группы, использовать такие инструменты, как петиции и письма, и участвовать в митингах, пикетах и ​​забастовках. Они интерпретируют демократию в прагматическом смысле. По крайней мере, бизнесмены более решительно поддерживают активную гражданскую позицию, чем другие группы населения.

Наше исследование показывает, что бизнесмены лучше понимают связь между функционирующими демократическими институтами и благоприятной средой для развития экономики и бизнеса.

Достижение желаемого будущего

Чем больше государство, тем сильнее его гравитационное притяжение, и тем больше людей и продуктов их деятельности попадает в его гравитационное поле. Эти люди реалисты и не требуют невозможного. Напротив, они готовы подстраиваться под правила игры: работать на государство и с государством. Однако наше исследование показывает, что конформизм имеет свои пределы, за которыми может начаться иное будущее.

Оказывается, россияне мечтают для своих детей и внуков о другой среде, благоприятной для предпринимательства и частной инициативы.Даже если они не знают, как сделать это будущее реальностью раньше, они все равно хотели бы его достичь. Именно здесь истинные интересы россиян и их представления о будущем радикально расходятся с интересами и представлениями государства, в котором они живут. Это несоответствие становится все более заметным и в ближайшие годы вызовет конфликты между государством и обществом.

Банкноты

1 Выводы совместного исследования Московского центра Карнеги и Левада-центра основаны на результатах общенационального опроса общественного мнения, проведенного Левада-центром в августе 2018 года.Участники опроса - 1600 человек в возрасте 18 лет и старше - были опрошены у себя дома; Статистическая погрешность находится в пределах 3,4 процента. Исследование также опирается на многочисленные опросы общественного мнения, проводимые Левада-центром, а также данные глубинных интервью, проведенных в рамках проекта Дениса Волкова и Андрея Мовчана «Неполитические реформы: исследование мнений бизнесменов». 27 сентября 2018 г. https://carnegie.ru/2018/09/27/ru-pub-77353

4 Ричард Пайпс, Россия при старом режиме. Scribner, 1974. P. xxii.

5 Дуглас Норт, Джон Уоллис и Барри Р. Вайнгаст писали о проблеме, характерной для стран с «ограниченным доступом» к ренте: «Создание ренты, ограничения конкуренции и доступ к организациям имеют центральное значение для природы. государства, его институтов и деятельности общества ». Дуглас С. Норт, Джон Джозеф Уоллис и Барри Р. Вайнгаст, Насилие и социальные порядки: концептуальная основа для интерпретации записанной истории человечества (Cambridge University Press, 2009), стр.17.

8 Один из героев романа Томаса Манна Волшебная гора говорит: «Культура и владения - вот вам буржуазия! Вот вам столпы либеральной мировой республики! » Томас Манн, Волшебная гора (Vintage Books, Лондон, 1999), стр. 513.

10 Еще в 1991 году данные Всероссийского центра изучения общественного мнения (позже Левада-центр) показали, что россияне благосклонно относятся к развитию частной собственности, особенно мелкой частной собственности, но не совсем готовы к этому. сами становятся собственниками частной собственности.Владимир Мау оценил эти данные в то время следующим образом: «Основная причина такого отношения не столько в страхе перед непоследовательной государственной политикой, сколько в отсутствии стартового капитала и необходимых навыков». Владимир Мау, Собрание сочинений , Vol. 4, «Экономика и политика России: год за годом (1991–2009)» (М .: Дело, 2010), с. 38.

11 Бизнес и власть. 11 ноября 2015 г. https://www.levada.ru/2015/11/11/biznes-i-vlast/

15 Юрий Левада, Собрание сочинений , стр.64.

20 В опросе приняло участие менее 100 бизнесменов (которые сами себя определили как принадлежащие к этой категории), поэтому погрешность для этой группы респондентов выше.

Автор:

  • Андрей Колесников
  • Денис Волков

Новая экономическая политика Ленина: что это было и как изменилось Советский Союз

К 1921 году экономика России была искалечена последствиями военного коммунизма.Социализм начался не на хорошей ноте, и Владимира Ленина стало беспокоить плачевное состояние экономики. Его ответ на бедную экономику, которую он принял, и то, как он планировал ее улучшить, был назван Новой экономической политикой, или НЭПом, получившим свое название от того факта, что она была «новой» по сравнению со «старой» царской экономикой ». политика."

The N.E.P. был мастерски разработан, чтобы привлечь капитал в государство, что он и сделал, и помочь ему в экономическом процветании. Однако некоторые социалисты считают, что он, возможно, зашел слишком далеко со своим экономическим стилем свободного рынка и, возможно, мог бы привести Советский Союз к постоянной капиталистической экономике, которая разрушила бы социалистический приоритет.Первоначальный план, однако, заключался в сохранении капитализма до тех пор, пока экономика не станет достаточно сильной для достижения социализма.

После большевистской революции 1917 года Владимир Ленин и его партия задумались о том, что было бы подходящим для экономики России, которая в то время страдала от социальных проблем. До революции в основном было всего три класса людей: крестьяне, дворяне и романовы. Несмотря на то, что были проведены определенные реформы, с крестьянами по-прежнему плохо обращались, и дворяне использовали их в своих интересах.В то же время шла Первая мировая война, которая не только отрицательно сказалась на экономике России, но и оказала большое влияние на российское общество.

Первое, что было внедрено, было так называемый «военный коммунизм». Причина, по которой он был назван так, заключалась в том, что он задумывался как экономический метод, используемый во время гражданской войны, но на самом деле он начался до войны и оставался в силе после войны до 1921 года. Сразу же, когда большевики захватили власть, Ленин недооценил проблемы внутри страны не только в экономическом, но и в социальном плане.В течение первых нескольких месяцев после революции все, что можно было изменить, было изменено (Ленин, 5). Самыми глубокими изменениями, которые должны были произойти в первые месяцы существования Советского Союза, было изъятие частной собственности у капиталистов: сельскохозяйственных угодий, фабрик, заводов, железных дорог, банков и другой собственности без компенсации (Ленин, 5).

Ленин совершил ошибку, взяв нынешнее правительство и его людей и погрузившись в полномасштабный коммунизм, не осознавая, что все они экономически не подготовлены для такого преобразования (Каплан).Вместе с тем резко вырос уровень безработицы. Почти все производство и розничная торговля были национализированы, а урожай крестьян принудительно реквизировался государством с целью, чтобы весь урожай передавался государству, после чего он распределялся равномерно. Также была введена политика принудительного труда, заставляющая как гражданских, так и военных служить государству.

Как сказал Ленин, обращаясь к проблемам, а также к очевидному решению возврата к капитализму, он говорит о том, что «беспрецедентно дислоцированная страна только-только начинает восстанавливаться, только только осознает всю глубину своего разорения, страдает от самые страшные невзгоды - остановка промышленности, неурожаи, голод, эпидемии »(Ленин).В конце концов большевики осознали, что Россия начала тонуть под этим военным коммунизмом из-за целого ряда обстоятельств, таких как голод, нехватка ресурсов и болезни из-за недоедания. Этим Ленин признает, что «мы поднялись на высшую и в то же время сложнейшую ступень нашей исторической борьбы».

25 апреля 1921 года Ленин ввел политику натурального налога, которая заменила «ассигнование излишков продовольствия», или политику, которая закрепляла определенное количество крестьянской продукции, на которую имел право государство.Собранная продукция поступала непосредственно в государство, а затем распространялась по остальной части страны, чтобы гарантировать, что у всех есть еда. Теоретически это казалось действенной системой. Однако, как только это было реализовано на практике, страна вскоре столкнулась с голодом из-за того, что было слишком много людей и не хватало еды. Правительство было бессильно это исправить.

Политика

Натурального налога, которая заменила бы систему присвоения излишков продовольствия фиксированным налогом (о котором крестьяне будут уведомлены заранее), однако, была призвана облегчить бремя, которое военный коммунизм возложил на крестьян и , следовательно, повысить их мотивацию к работе.По словам Ленина, «крестьяне теперь с большей уверенностью и волей, а это главное, возьмутся за работу в своих хозяйствах». Натуральный налог не только дал бы крестьянам стимул к увеличению производства, но также дал им свободу продавать то, что они производили, на рынке с целью получения прибыли, что было бы недопустимо при военном коммунизме.

Случайно Ленин понял, когда экономика России рушилась под тяжестью мгновенного коммунизма, что крестьяне составляли большинство населения, и, хотя правительство было создано для пролетариата, на самом деле дело было в том, что только небольшой процент населения (даже не 10%) составлял фактическое население фабричных рабочих, а большинство остальных составляли крестьянство.Следовательно, они должны быть учтены в этой новой экономической политике, потому что, если бы они не были таковыми, как в случае с военным коммунизмом, экономика продолжала бы страдать.

Во время 2-го съезда отделов политического просвещения в октябре 1921 года Владимир Ленин начал обсуждение новой экономической политики и необходимости ее немедленного применения в связи с разрушительными последствиями военного коммунизма. Был сделан вывод, что ошибка была сделана, когда большевики решили прибегнуть к коммунизму в первые месяцы победы, хотя цель заключалась в том, чтобы использовать капитализм как своего рода мост между мелкобуржуазной экономической политикой и коммунистической экономической политикой.

Однако этого не произошло, и в результате Россия столкнулась с острой нехваткой продовольствия, что привело к недоеданию, болезням и смерти; таким образом оказывая воздействие на рабочий класс и крестьянство, таким образом оказывая ужасное воздействие на Россию в целом. Было решено, что новая экономическая политика была скорее «стратегическим отступлением», чем чем-либо еще. Это определенно не будет чем-то постоянным, а будет лишь способом избавить Россию от бремени, которое порождал военный коммунизм, и вместо этого заменить процедуры реквизиции продовольствия и национализации сельскохозяйственных земель своего рода рыночной экономикой с надбавкой. частного бизнеса.

По словам Ленина, «экономически и политически новая экономическая политика полностью обеспечивает нам возможность построения фундамента социалистической экономики». Это должно было быть основано на существовании капитализма. По сути, это будет комбинация капиталистической экономики и коммунистической политики. Крупный бизнес по-прежнему будет национализирован, чтобы гарантировать, что «мелкая буржуазия» или капиталистические империалисты не получат слишком большую власть над растущим социалистическим обществом и не встанут на его пути.Ленин считал, что капитализм приведет к империализму, который они только что ликвидировали.

The N.E.P. был способом манипулировать капитализмом, чтобы гарантировать, что капитал будет результатом труда, но империализм не сможет проникнуть в систему и вернуть себе власть. Помимо социалистического поворота, новая экономическая политика была предназначена для того, чтобы Советский Союз испытал временный вкус капитализма, чтобы улучшить экономику и успешно внедрить коммунизм.Новая экономическая политика означала значительное восстановление капитализма. Как упоминалось ранее, система распределения продуктов питания и политика реквизиции продуктов питания будут отменены. Взамен крестьянам будет разрешено свободно продавать (с прибылью) то, что они оставили после сбора налога (этот налог будет небольшим и доступным). Теперь будет разрешена внешняя торговля и аренда предприятий (Ленин, 64).

План действий заключался в восстановлении и открытии заводов, которые были разрушены в годы военного коммунизма, и повторном использовании класса пролетариата на этих фабриках, которые, как было решено, производили продукцию, которую можно было купить и купить. продавались и были полезны, те, которые улучшили бы жизнь и улучшили Государство.Как замечает Ленин по этому поводу, фабрики будут заниматься производством общественно полезных материалов ... не спекуляциями, не производством зажигалок для продажи и другой «работой», которая не очень полезна, но неизбежна. когда наша промышленность находится в разорении »(Ленин, 66).

Большевики больше всего беспокоились: «Кто победит: капиталист или Советская власть?» (Ленин, 65). Действительно, существовало обоснованное опасение, что капиталисты возьмут власть и снова вернутся к империалистическому правительству и экономике.Как сказал Ленин в этом конкретном документе, «капиталист, которому мы позволяем войти через дверь, и даже через несколько дверей (и через многие двери, о которых мы не знаем, и которые открываются без нас и вопреки нам). ) »(Ленин, 65).

По словам Ленина, было два варианта: либо капиталисты захватят власть и вытеснят коммунистов, либо капитализм используется пролетариатом и крестьянами, подчиняясь государству и служа ему (Ленин, 66). Всегда был шанс, что если капитализм свергнет коммунизм и станет доминирующей причиной, то снова может возникнуть тот же старый режим, который был у власти ранее, а это означало бы, что вся тяжелая работа Ленина и его партии закончилась бы. растрачивать и, по сути, быть виноватым в падении коммунизма и (технически) приветствии деспотичного империализма, еще раз.

В предложении Новой экономической политики было особо подчеркнуто «Принцип личного стимулирования и ответственности». Как упоминалось ранее, N.E.P. Это означало бы разрешить свободную торговлю между крестьянами и разрешить им хранить или продавать (в зависимости от того, что они предпочитают) после уплаты налога, который был гарантирован в небольшом количестве. В любом случае, государство выражало огромное доверие и веру в свой народ. Как упоминалось ранее, в основе лежал страх, что капитализм станет слишком мощным и возьмет верх над Коммунистической партией, и это, конечно, было принято во внимание.

От советских людей теперь ожидалось, что они будут защищать не только большевиков и Коммунистическую партию, но и дело коммунизма. От них ожидалось, что они будут придерживаться коммунистических ценностей и бороться против капиталистов, если они поднимут восстание или будут сочтены опасными для дела. По словам Ленина, «кто теперь отступает от порядка и дисциплины, тот позволяет врагу проникнуть в середину» (Ленин, 71). Чтобы еще больше гарантировать, что это не станет проблемой, советское правительство обсудило множество тактик, которые будут применяться для удержания капитализма под контролем.Во время 2-го съезда отделов политического просвещения, состоявшегося 17 октября 1921 г., Ленин обошел некоторые факты этих мер предосторожности, заявив своей партии, что «были приняты строгие, суровые меры, включая смертную казнь, меры, которые даже прежнее правительство не обращалось »(Ленин, 71).

Хотя это очевидно, благодаря глубокому анализу его документов и сильному выражению его убеждений в коммунизме и против империализма и капитализма, некоторым может показаться почти параноидальная тревога капиталистов.Дело не только в том, что он признает опасность капитализма и неизбежную вероятность того, что найдутся те, кто не согласится с коммунизмом, но и есть неопровержимые доказательства того, что это действительно было для него настоящим страхом. Пример этой паранойи - когда он говорит о том, что советским людям теперь придется работать бок о бок с капиталистами, и как их будет трудно выделить из толпы. Но то, что «из вас выжимают прибыль ...» и что «они обогащаются, работая вместе с вами» (Ленин, 72).

К сожалению, новая экономическая политика просуществовала недолго, потому что после смерти Ленина в январе 1924 года Советскому Союзу были навязаны печально известные пятилетние планы Сталина. Сразу же отказались от новой экономической политики; это окажется как хорошо, так и плохо. В каком-то смысле N.E.P. действительно улучшил советскую экономику, но только до уровня, на котором она была во время Первой мировой войны. Крестьяне оправдали ожидания правительства (следовательно, не выполнили свою часть соглашения об условиях рыночного стиля экономики), что означало, что, хотя был достигнут прогресс по сравнению с безысходностью времен войны Коммунизм, не было достаточного прогресса.По мнению Сталина, Н.Е.П. должен был уйти!

Новая экономическая политика была искусно создана для того, чтобы вылечить время ужасных экономических неудач, голода и безработицы. Ошибка была сделана при прямом переходе от империализма к коммунизму, чего, согласно основным экономическим и социальным законам, не может быть. В результате был выработан новый подход, объединивший коллективные усилия, капитализм и служение государству в одном лице. Естественно, N.E.P. не предназначался для постоянного использования в советской экономике или политике, а скорее как своего рода ступенька, а также способ улучшить экономическое состояние за счет использования капитализма, но с коммунистическим уклоном: несмотря на свободный рынок и шанс для свободной торговли и продаж, экономика все еще будет подчиняться государству, и основная цель капитала, принесенного Н.E.P. будет укреплять государство, его народ и его партию, чтобы подготовить их к настоящему делу: коммунизму.

Еще раз используя мудрые слова гения, стоящего за этим разумным планом: «Мы должны следить за тем, чтобы каждый, кто работает, посвятил себя укреплению рабочего и крестьянского государства» (Ленин, 72). Благодаря его Новой экономической политике мы не только можем заглянуть в то, чем мог быть , но и лучше понять преданность, страсть, дисциплину и, почти, одержимость государством, его благополучие, а главное - советских людей.

Однако следует задаться вопросом: на разработку новой экономической политики оставалось всего три года. Что, если бы Ленин прожил дольше, поддерживая таким образом систему капитализма при коммунизме? Это то, что обсуждается и ставится под сомнение по сей день. Набожные ленинцы были бы вынуждены, даже более чем охотно, заявить, что если бы Ленин прожил, возможно, на десять лет дольше, новая экономическая политика, среди многих других вещей, процветала бы и, возможно, небольшие заблуждения были бы исправлены.Владимир Ленин считал, что, испытав на себе последствия мгновенного коммунизма, стабильная, успешная экономика будет собрана со временем, продолжительность которого неизвестна и не имеет границ.


Альфред Г. Мейер, Коммунизм (Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1984), 36-48.

Доминик Сальваторе, Национальная экономическая политика (Вестпорт: Greenwood Press, 1991)

Карл Маркс и Фридрих Энгельс, Коммунистический манифест , изд.Фрэнсис Б. Рэндалл, доктор философии (Нью-Йорк: Simon & Schuster Inc.)

В.И. Ленина, Избранные произведения Vol. I , изд. А. Файнберг (Нью-Йорк: Международное издательство)

В.И. Ленина, Избранные произведения Vol. II, изд. А. Файнберг (Нью-Йорк: Международное издательство)

В.И. Ленина, Избранные произведения Vol. VII, изд. А. Файнберг (Нью-Йорк: Международное издательство)

В.И. Ленина, Избранные произведения Vol. VIII, изд. А. Файнберг (Нью-Йорк: Международное издательство)

В.И. Ленин, Избранные произведения Vol. XXXII, изд. Юрий Сдобников (М .: Прогресс, 1965), 133, 214, 366-367.

В.И. Ленина, Избранные произведения Vol. XXXIII, изд. Давид Сквирский и Джордж Ханна (М .: Издательство Прогресс, 1966), 21-25, 60-66.

В.И. Ленин, Избранные произведения в одном томе, (Нью-Йорк: Интернэшнл Паблишерс Ко., Инк., 1974) 325-329, 640, 650-652.

Николас В. Рясановский и Марк Д. Стейнберг, История России (Нью-Йорк: Oxford University Press, 2005), 484-485.

В СССР «предприниматель» ругали. Я не знала, что моя мама была одной из них.

Читать 7 мин

Мнения участников Entrepreneur являются их собственными.

Сказать, что предпринимательство было непопулярно там, где я вырос, - ничего не сказать. В современном мире, когда владельцы бизнеса делят центр внимания с голливудскими знаменитостями и поп-артистами, это может быть невообразимо, но это правда.В стране, где я родился, предпринимательство было незаконным. Это было признано уголовным преступлением и преследовалось по закону почти столетие (за 11 месяцев до моего рождения). Если вы еще не догадались, я родился в СССР - стране, которая больше не существует, но все еще влияет на умы многих ее бывших граждан.

Изменения в политике, влияющие на культурные нормы - например, против предпринимательства - происходят невероятно медленно и требуют еще больше времени, чтобы отразиться в общественном сознании.В то время как дети на Западе росли, получая похвалу за то, что они заработали свои первые карманные деньги на киосках с лимонадом, меня воспитывали взрослые, которые считали предпринимательство чем-то грязным, нечестным и даже постыдным.

Я помню персонажа поп-культуры из детства. Его называли «новым русским», и он был единственной известной нам версией предпринимателя. Обычно его изображали в малиновой куртке поверх белой рубашки, с массивной золотой цепью и ружьем. Он определенно был антигероем, его пальцы были покрыты золотыми кольцами, заработанными на сомнительных деловых сделках.

Теперь, когда вы видите предпринимательство глазами 10-летнего меня, вы можете понять, почему - когда моя мама открыла свою частную практику психолога - я не мог понять, что она на самом деле была предпринимателем. Когда она это сделала, я был подростком занят своими собственными надеждами и мечтами, и все, что я могу вспомнить, это то, что мама делала что-то очень тяжелое, но очень важное. Я еще не знал, что это называется предпринимательством, но первый урок глубоко проник в мое подсознание.

1. Начни бизнес, если не можешь продолжать, не начав его

Практически все мыслимые обстоятельства работали против того, чтобы моя мама открыла свой бизнес. О предпринимательском образовании никто не слышал, не говоря уже о сети поддержки других предпринимателей или обмене знаниями в каком-либо виде. В глазах общественности предпринимательство все еще было своего рода болезнью, поэтому никто в семье не ассоциировал мою маму с этим «ругательным словом». Большинство просто рассматривало ее как психолога, которому нравилось усложнять себе жизнь, вместо того, чтобы работать на кого-то другого.

По теме: 4 совета для одинокой работающей мамы

Финансы моей семьи не позволяли моей маме получить начальный капитал. На самом деле, я помню напряжение, которое возникло между моими родителями из-за денежного вопроса. Они не только не могли позволить себе инвестировать в новое предприятие мамы, но и то, что она предпочла эту страсть небольшой, но стабильной зарплате в другом месте, оказала серьезное давление на семью.

Я помню, как она пыталась решить самую сложную предпринимательскую задачу с курицей и яйцом: она не могла платить за аренду небольшого офиса, пока у нее не появились постоянные клиенты, но она не могла начать встречаться с клиентами, пока у нее не появился офис!

И все же моя мама чувствовала, что для достижения своей цели этот путь был единственным выбором.И за это я бесконечно благодарен. Этот взгляд на жизнь, который я получил от нее, заставляет меня двигаться вперед и всегда следовать своей страсти. Ее история придает совершенно другой смысл каждой дрянной мотивационной цитате о том, что никогда не сдаваться.

2. Бизнес цикличен

То, что моя мама испытала в свои 30 лет, - это то, через что я прошел в свои 20 с небольшим.

Мне посчастливилось быть частью нескольких сообществ, где высоко ценились деловые навыки и предпринимательский взгляд на жизнь.Я управлял почти 700 волонтерами в проектах НПО и руководил высокопроизводительной маркетинговой командой, которая приносила полмиллиона долларов в месяц. Оба были очень сосредоточены на развитии своих сотрудников и ценили дух предпринимательства.

Был момент после многих карьерных экспериментов, когда я внезапно понял, что мне нужно делать со своей жизнью: я собирался предложить PR-услуги. Как и моя мама до меня, я знала, для чего я здесь, и, как и она, я обнаружила, что открытие бизнеса - это правильный формат, чтобы делать то, что я хотел.

Итак, я основал агентство. Из уст в уста я получил первых клиентов и первые результаты. Спрос вырос, и я был готов нанять первого менеджера по работе с клиентами. Второй член команды пришел вскоре после этого, и я был в ударе. Так продолжалось до следующего лета, когда я испытал свой первый экономический спад.

По теме: Как заработать деньги в качестве домохозяйки

Я побеседовал с мамой и поделился, как страшно не знать, будут ли у меня клиенты в следующем месяце.К тому времени я записывался на все веб-семинары и нервничал, преследуя одну маркетинговую стратегию за другой. Каждому новому гуру казалось, что они , наконец, нашли решение моих проблем. И снова мама была именно тем гуру, в котором я нуждался. «Бизнес цикличен, - сказала она, - вы будете преодолевать взлеты и падения».

Это было успокаивающе. Это был первый раз, когда я осознал, что все, через что я прохожу после обучения у гуру маркетинга и вдохновляясь моими яркими международными конференциями, - это то же самое, что она прошла 15 лет назад.Только то, что у нее не было знакомых или крутой мамы-предпринимателя, чтобы спросить совета.

3. Ты не твое дело

Я с гордостью начала рассказывать, что моя мама - предприниматель! Я наконец обработал эту информацию и был очень горд. Теперь, когда мы оба были предпринимателями, это добавило совершенно новое измерение в наши отношения.

Я даже подумал о том, чтобы пригласить ее на одно из моих увлекательных мероприятий по нетворкингу, но у мамы были свои планы. Как и 15 лет назад, она увлеклась новой страстью, которая унесла ее жизнь штурмом.Она записалась на два академических онлайн-курса по психоанализу: один из Нью-Йорка и один из Тель-Авива. Она начала не спать всю ночь и смотреть лекции. Она по-прежнему не могла свободно говорить по-английски, но нашла способ переводить новые исследовательские статьи в своей области с английского на русский с помощью пары онлайн-инструментов. Когда началась пандемия, она закрыла свой небольшой психологический центр и переехала в Интернет, полностью посвятив себя своей новой страсти.

И снова она показала мне, что бизнес - это инструмент.Какое-то время это может быть вашим средством для достижения цели. Это может помочь вам служить другим. Это также может помочь вам стать тем человеком, которым вы должны быть. Но не путайте среднюю цель с конечной целью. У меня была возможность увидеть титанические усилия моей мамы, чтобы преодолеть неуверенность и прийти к страсти. Она рискнула, открыла свой центр, помогла тысячам клиентов и обучила сотни других специалистов. Она помогла другим в своем сообществе встать на ноги. Затем я стал свидетелем того, как она вырастет из этого и приняла новый вызов.Когда я работаю над своей страстью семь дней в неделю, это позволяет мне увидеть все в перспективе. Да, мой бизнес получает большую часть моей энергии прямо сейчас, но это не конечный пункт назначения, а всего лишь ступенька на пути к постоянному росту себя и служению другим. И, как показывает пример мамы, возможности расти и служить не иссякают с годами. Вы должны оставаться для них открытыми только тогда, когда их зовет настоящая страсть.

И хотя она все еще плохо читает по-английски, я знаю, что она достанет свои инструменты перевода ниндзя, чтобы прочитать эту статью.Я люблю тебя, мама.

По теме: Почему я помог маме запустить стартап

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *