Чем отличается юрисконсульт от юриста: Адвокат и юрист. Общее и отличие в профессиях

Содержание

Адвокат и юрист. Общее и отличие в профессиях

Адвокат и юрист. Различия

В быту и в СМИ иногда не делают различий между адвокатами и просто юристами. Зачастую всех, кто занимается юридической деятельностью, называют адвокатами. Все бы ничего, но некоторые юристы вводят своих доверителей в заблуждение, называя себя адвокатами. А это не всегда безобидно, особенно в тех случаях, когда человеку нужен по делу адвокат, а не юрист.

Адвокат и юрист. Общее

Все адвокаты и юристы имеют юридическое образование. Это означает, что в базовой теоретической подготовке между ними нет различий. Деятельность адвоката и юриста очень схожа, различия начинаются именно в части требований, которые предъявляются к адвокатам.

Под словом «юрист» понимается человек, занимающийся профессиональной юридической деятельностью индивидуально (независимый юрист) или в составе организации (корпоративный юрист). Это специалист, который за деньги по поручению клиента представляет его интересы в отношениях с третьими лицами, в суде или составляет документы правового характера.

Адвокат тоже занимается платной профессиональной юридической деятельностью, но в особом статусе, которого нет у простого юриста.

Различия между адвокатом и юристом

На практике основное отличие между адвокатом и юристом заключаются в том, что юрист не имеет права осуществлять представительство и защиту по уголовным делам. Таким правом по законодательству обладают только адвокаты. Исключение составляют только корпоративные юристы, которые могут представлять интересы юридического лица. Есть другие исключения, но это уже детали, не имеющие особого значения для настоящей темы.

Адвокат, в отличие от юриста, имеет право от своего имени собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи клиенту, в том числе запрашивать справки, характеристики, документы от органов государственной власти, общественных объединений, а также иных организаций. А эти органы и организации по закону обязаны выдавать запрошенные адвокатом документы за непредоставление которых предусмотрен штраф.

Юрист тоже может запрашивать информацию, но только от имени своего доверителя или через суд.

Деятельность адвоката регулируется специальным законом и нормами этики, например, когда адвокат обязан хранить тайну сведений, представленных доверителем. Юрист же такими нормами не связан.

В этом же законе прямо указано, что не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая:

— работниками юридических служб юридических лиц (далее — организации), а также работниками органов государственной власти и органов местного самоуправления;

— участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги, а также индивидуальными предпринимателями;

— нотариусами, патентными поверенными, за исключением случаев, когда в качестве патентного поверенного выступает адвокат, либо другими лицами, которые законом специально уполномочены на ведение своей профессиональной деятельности.

При этом, действие этого закона не распространяется также на органы и лиц, которые осуществляют представительство в силу закона, например на законных представителей.

Оказывая юридическую помощь, адвокат:

  • дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме;
  • составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера;
  • представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве;
  • участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве;
  • участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях;
  • участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческом арбитраже(суде) и иных органах разрешения конфликтов;
  • представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;
  • представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации;
  • участвует в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовного наказания;
  • выступает в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях.

Деятельность адвоката контролируется коллегией, палатой, в которой он состоит и куда клиент может пожаловаться, если у него возникнут претензии к адвокату. Недобросовестный адвокат может быть лишен статуса и тогда станет просто юристом. А деятельность юриста можно обжаловать только в суд, представив убедительные доказательства своих требований.

Основные выводы

  • профессиональная теоретическая и практическая подготовка адвоката и юриста не различаются;
  • адвокаты и юристы способны в равной степени качественно работать по любым делам, например с недвижимостью или по наследственным делам;
  • адвокаты от юристов (индивидуальных и корпоративных) отличаются своим особым статусом, который так и называется — «адвокат»;
  • адвокат имеет более широкий круг деятельности — он может работать по уголовным делам всегда, а юрист — только в отдельных случаях

Адвокат по закону имеет перед юристом некоторое преимущество в полномочиях по делам, а юрист имеет некоторые ограничения таких полномочий. Но по некоторым категориям дел более широкие полномочия адвоката не имеют преимуществ перед полномочиями юриста, все зависит от категории дел по которым работают эти специалисты.

И еще одно существенное различие: юрист в своей работе оказывает услугу, а адвокат в своей деятельности — помощь! Их деятельность имеет разные правовые основания. Так, в отличие от предпринимательской деятельности юристов, деятельность адвокатов не является предпринимательской и регламентирована ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Это имеет принципиальное значение в отдельных случаях, в том числе при налогообложении и при оформлении договоров с юристами или адвокатами.

Мои рекомендации

  • если вам нужен человек для работы по любым делам, за исключением уголовных, то вы можете пригласить как просто юриста, так и адвоката;
  • если вам нужен человек для работы по уголовным делам, то такую помощь может оказать вам только адвокат.
  • решение сложных и особенно деликатных вопросов лучше поручать адвокату.

Конечно, это основные различия между адвокатом и юристом, но есть и другие. А поскольку адвокат и юрист являются юридическими специалистами, то они также вправе быть избранными и разрешать третейские споры в качестве независимых арбитров.

Как найти адвокатов, как построить отношения адвокатов и клиентами вынесены в отдельную тему.

Удачи всем в ваших делах!


Подписывайтесь, обучайтесь, обращайтесь!


Публикация подготовлена с использованием материалов информационно-правового портала Консультант Плюс (http://www.consultant.ru)


P. S.Если мой сайт РОСТОВСКИЙ АДВОКАТ Вы считаете полезным и он может еще пригодиться в жизни, оставьте его в закладках или поделитесь им с друзьями. И не забудьте получить мой бесплатный

СПРАВОЧНИК КЛИЕНТА.


сложно, но можно (рассказываем, как) — ZIMA Magazine

Стабильность английской правовой системы сделала Великобританию привлекательным местом для инвестиций, эмиграции, бегства и получения юридической профессии. Магистерская степень по праву из британского университета – LL.M – часто воспринимается как символ престижа, профессионализма и способ попасть в элиту юридической профессии.

Как обычно, развеиваем туманы Альбиона: стать практикующим юристом в Великобритании долго, сложно и дорого. Юридическое высшее образование при этом не является единственным условием, шансы часто ограничены числом мест в саморегулируемых организациях, а средняя заработная плата юриста на острове не произведет впечатления на успешных юристов из стран бывшего СССР, а конкуренция за место под юридическим солнцем исключительная. Но у некоторых все равно получается.

Юридические профессии: чем островные подходы отличаются от российских и не только

Мы привыкли к тому, что на постсоветском пространстве юрист – это тот, кто получил высшее юридическое образование. Виды юридических профессий ничем не ограничены, содержание работы регулируется пока для очень небольшого круга профессий – судьи, адвокаты, нотариусы. В эти же профессии можно попасть, только сдав экзамен (правда, нередко допуск к экзаменам настолько непрост, что автоматически означает, что кандидат почти наверняка пройдет). Для того, чтобы консультировать бизнес или представлять интересы в большинстве судебных заседаний, достаточно высшего юридического образования или специальных знаний.

В Великобритании круг юридических профессий определен и, на первый взгляд, надежно зафиксирован. The Law Society относит к ним Arbitrator and mediator, Barrister, Judge, Law costs draftsman, Legal cashier, Legal executive, Legal secretary, Notary, Paralegal, Solicitor и Usher. Как показывают исследования, без малого 80% судей высших судов – выходцы из частных школ. Найти среди них выходцев из стран СНГ нам не удалось.

Среди оставшихся самые традиционные, желаемые и по-настоящему юридические профессии – это солиситоры, барристеры и нотариусы. Солиситоры – это юристы, консультирующие клиентов: и граждан, и компании, и некоммерческие организации, и даже иногда правительство. Солиситоры и иногда paralegals* могут представлять граждан в судах по незначительным делам, но все наиболее значимые дела в судах могут вести только барристеры.

При этом и дела, и инструкции по ведению они получают от солиситоров. Общение барристеров с внешней аудиторий крайне ограничено, и барристер не может отказаться от переданного ему дела, если дело или клиент ему несимпатичны: только конфликт интересов может освободить барристера от ведения дела в суде.

Итак, кто и как может стать барристером или солиситором?

Самая главная новость в том, что ни для одной из этих профессий университетское высшее юридическое образование не является обязательным, хотя, конечно, большинство начинает свой путь в профессию именно с юридических факультетов университетов.

Путь барристера, как правило, начинается с любого университетского курса. Если это был не юридический факультет, будущий барристер должен пройти «конвертационный» курс продолжительностью один год. Затем необходимо добиться получения места в одной из палат (Lincoln’s Inn, Inner Temple, Middle Temple and Gray’s Inn) для прохождения годичного курса обучения. Как видим, палат у нас всего четыре, а университетов – больше 130, так что огромное число кандидатов отсеивается именно на этой стадии: ежегодно палаты принимают к себе ограниченное число учеников – они не заинтересованы в увеличении числа барристеров на острове: даже при существующем числе адвокатов многим не удается добиться достойной оплаты труда. Например, легальный минимум — £46.5 фунтов в день, то есть около 1000 фунтов в месяц, что ниже заработной платы кассира в Лондоне.

На этой стадии получают необходимые навыки, компетенции, формируется отношение к работе и клиенту, знакомятся с процедурой изнутри. Очный курс продолжается год, очно-заочный – два года. Курс не дешевый – от £4000 до £10000 в год. Потом – pupillage в одной из палат или авторизованной организации. Порядок подачи заявок напоминает найм, и из-за ограниченного числа мест (в среднем, до 1000 мест в год) многие ищут место годами. Первые шесть месяцев этой стадии – наблюдение за старшими товарищами, а вторые полгода – начало собственной практики под присмотром профессионала.

  Только после получения этой квалификации барристер может начать свою практику (если найдет место в одной из палат, конечно).

Обязательный курс для солиситора отличается тем, что квалификацию присваивают другие организации, и в некоторых (редких) случаях можно обойтись без высшего образования вообще (если есть практический опыт) или использовать высшее образование и статус адвоката, полученные в другой стране, для прямого допуска к квалификационному экзамену, минуя обязательный training contract с юридическими фирмами или LPC (Legal practice course) в университетах. Только после этого можно сдавать очень сложный квалификационный экзамен, который с первого раза сдают далеко не все. Для успешной сдачи может понадобиться несколько попыток.

Как видим, магистратура (LLM) не дает преимущества ни для одной из профессий. Единственный способ использовать этот дорогой и популярный во многих странах курс – это пройти его лучше, чем бакалавриат, чтобы поднять средний балл диплома и увеличить шансы на получения training contract в ведущих юридических фирмах.

Юридическая система страны нещадно критикуется за «средневековые» подходы, высокие барьеры на вход для новых игроков, дублирование некоторых функций и высокую стоимость. Но несмотря на критику, вряд ли она будет изменена в ближайшие десятилетия.

И стоимость необходимых курсов, и ограниченное число мест в палатах и юридических фирмах приводят к тому, что едва ли 40% выпускников юридических факультетов Англии и Уэльса все же становятся юристами. Эта система нещадно критикуется за «средневековые» подходы, высокие барьеры на вход для новых игроков, дублирование некоторых функций и высокую стоимость для клиентов. Однако именно эта система обеспечила взаимный контроль барристеров и солиситоров, высокое качество услуг и стабильность всей правовой системы страны. Так что, несмотря на критику, вряд ли она будет изменена в ближайшие десятилетия. И что остается тем, кто видит свое призвание в праве? Адаптироваться.

Русские юристы в Лондоне: трудолюбие, гибкость и нон-конформизм

Несмотря на огромное число препятствий, в русском Лондоне нет недостатка в практикующих юристах из стран бывшего СССР. Как им это удалось?

Гозель Клычева, барристер в Piccadilly Chambers:

«Я родом из Туркмении. В Великобритании закончила стандартный LLB Law Hons, совмещая работу на полставки, уход за двухлетним ребенком, обширную волонтерскую деятельность. Надеялась, что это поможет с получением pupillage – никто ни разу не спросил про это во время собеседований. После окончания университета год не могла найти никакую работу, и это был самый трудный период в моей жизни. Чтобы не терять время, я начала работу волонтером в Citizens Advice Bureau, где и получила самый обширный и полезный опыт. Благодаря ему я устроилась позже консультантом в той же организации и приступила к последней стадии – двухлетнему обучению в City Law School на BTPC. Мой ментор рассказал, что  шансов получить pupillage очень мало: нужен был не только опыт работы по известным делам, но и какая-то особая компетенция. Я использовала знание русского языка в свою пользу, что дало возможность участвовать в больших делах с участием русскоговорящих клиентов. Это и помогло мне найти pupillage и пройти тесты и собеседования».

Дмитрий Гололобов, юрист по вопросам корпоративного права, корпоративной и финансовой преступности:

«Я – квалифицированный солиситор, но для квалификации пришлось поработать много лет, хотя я был опытным юристом в России. Я прослушал и традиционный Legal Practice Course  в BPP University, и учебные подготовительные курсы в двух QLTS школах, и еще индивидуально тренировался с преподавателем. Тогда это был новый экзамен, еще не опробованный, и все происходило по гораздо более сложной схеме, чем сейчас.

Считаю, что статус солиситора необходим для тех, кто хочет практиковать право в Англии: во-первых, это индикатор репутации, и процентов 70% английских юристов начинают держать тебя за своего, не перегружая бессмысленными деталями. Во-вторых, упрощается проверка твоего good standing во многих ситуациях. В-третьих, клиенты совершенно по-другому относятся – человек может официально консультировать по английскому праву, а не говорить, что ему «кажется». В-четвертых, иностранные и российские коллеги выше ценят твою работу: поскольку ты как бы допущен к некому «сакральному» знанию, то можешь легко ответить на многие вопросы «с гарантией». Но получить такую квалификацию в Великобритании трудно, и будет еще труднее. Никто не хочет делиться с иностранцами жирным куском юридического хлеба с маслом. Однако без этой квалификации найти работу юристу в Лондоне почти нереально: даже если такое чудо случится, работодатель будет ожидать, что ты ее получишь в будущем. Разумеется, для российских юристов ситуация осложняется еще и из-за рабочей визы: получить ее в текущей ситуации почти невозможно».

Татьяна Шапошникова, квалифицированный солиситор с правом практики в Англии и Уэльсе. Управляющий директор RSL-LAW и старший юрист корпоративного права:

«После развода в далекие 1990-е пошла искать работу. В Carrier Advice Centre миловидная англичанка подсказала, что на позицию legal secretary (специально обученный помощник юриста) нужно учиться всего год. Поинтересовалась, можно ли подтянуть английский и выучиться на юриста, на что уже немного менее приветливая англичанка объяснила, что юридическая профессия в Англии не для слабонервных, с преобладанием юристов-мужчин, процессом обучения не менее 3 лет, и это только университет, с последующим годом в школе права и двухлетней стажировкой в юридической фирме. На вопрос о том, как получить место стажировки в юридической фирме, та же англичанка с уверенностью заявила, что при 20 кандидатах (в основном, из топовых университетов) на место у меня практически нет шансов. Подумав и взвесив все «за» и «против» (последних было намного больше: маленький ребенок, бедность, семья в Москве, муж-дезертир), я приняла решение учиться.

До открытия моей юридической фирмы в 2012 году я закончила foundation course в Ashford College, факультет международного и европейского права в университете Canterbury и Университете Маастрихт, Нидерланды. Затем последовали 12 месяцев в Школе права и два года стажировки в одной из десяти крупнейших юридических фирм Лондона (тогда Denton Wild Sapte, сейчас SNR Denton). После этого я сдала квалификационный экзамен. Для меня самым сложным было научиться совмещать работу мамы с работой юриста (да и любой другой профессией, которая требует полной отдачи), особенно если судьба распорядилась так, что в трудное время вы остались совсем одни. Но теперь я могу подписаться под очень хорошей английской пословицей: What does not kill us, makes us stronger!».

Русскоговорящие юристы нашли себя и в других областях, где квалификация барристера и солиситора оказалась необязательной.

Алиса Графтон, партнер нотариальной конторы Cheeswrights:

«Я закончила МГЮА в 2000, и вскоре переехала в Англию. После нескольких месяцев поиска работы в юридических частных практиках и в консалтинговых компаниях мне предложили должность ассистента в русский отдел нотариальной фирмы Cheeswrights – одной из наиболее известных в своей нише. Через месяц мне предложили стажировку, в 2007 году я получила квалификацию нотариуса-скривенера, с 2012 года я партнер фирмы. Я была и остаюсь единственной русской, когда-либо ставшей нотариусом-скривенером».

Дмитрий Заполь, партнер налогового бутика IFS Consultants, международный налоговый консультант:

«Хотя я и закончил юридический факультет в Великобритании и прошел LPC курс, дальше двигаться по этому пути на стал. После нескольких лет поисков себя ушел в налоговую пратику, которая в Великобритании не относится к юридической профессии».

Мы часто пишем о карьере в Великобритании. Следить за нашими публикациями можно в нашем телеграм-канале.

*Это сотрудники юридических фирм и департаментов, которые не получили квалификацию солиситора и потому не могут давать консультации клиентам напрямую. Их обязанности могут отличаться. Нередко они делают почти ту же самую работу, что и солиситоры, но только внутри подразделения.

Право для дела – Деньги – Коммерсантъ

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №44 от , стр. 38

&nbspПраво для дела

       Юрист — одна из тех профессий, для которых больше всего подходит сравнение с ролью сапера. Люди, делающие незаметную, рутинную работу, расчищающие в минном поле дорогу для идущих в наступление войск. Они не водружают флаги над рейхстагом, не дают интервью на первые полосы газет и не приписывают все лавры победы себе. Но без их кропотливого труда наступление бы не состоялось. Именно так происходит во всем цивилизованном мире, где даже чихнуть не рекомендуется без предварительной консультации с адвокатом. Вот почему именно юристов можно часто видеть по правую руку от президентов крупнейших транснациональных компаний и даже целых государств. А с виду они обычные люди — в чем и убедился обозреватель "Ъ" Владимир Гендлин во время бесед с руководителями ряда международных юридических компаний.

       Один из моих собеседников рассказал анекдот. Летят двое на воздушном шаре над Сахарой. Видят — внизу человек. Кричат ему: "Простите, вы не подскажете, где мы находимся?!" "Вы находитесь на воздушном шаре в 50 метрах над землей".— "Вы, наверное, юрист?" — "Как вы догадались?" — "Вы даете информацию, которая точна, но абсолютно бесполезна для нас".— "А вы, наверное, бизнесмены?" — "Как вы догадались?" — "Вы пытаетесь прилететь куда-то, даже не зная, где находитесь".
       Так все и происходит в жизни. Роль юристов в бизнесе как раз в том и заключается, чтобы помочь бизнесмену определить свое местоположение (правовое) и лишь затем определить последовательность действий для достижения поставленной цели. Эта работа требует высочайшей квалификации, особенно когда на кону стоят миллионы, а то и миллиарды долларов. Не случайно в рейтинге самых высокооплачиваемых профессий в США на первом месте стоят именно юристы — и еще хирурги. При всем различии в инструментарии, с помощью которого они зарабатывают свои деньги, их роднит главное — цена возможной ошибки.
       Сегодня юридические фирмы — это костяк инфраструктуры, которая обслуживает бизнес во всем мире и во всех отраслях, наряду с аудиторскими, консалтинговыми и информационными компаниями. При этом юридический бизнес — самый древний из перечисленных. Среди юридических компаний есть такие, чья история насчитывает почти 300 лет и чья корпоративная культура любовно хранит легенды и традиции, связанные с отцами--основателями бизнеса. Обращение в такую фирму все равно что экскурсия в музей. Рекомендации такой фирмы все равно что советы Дельфийского оракула. Только вот излагаются они предельно конкретным, сухим юридическим языком и предполагают единственно возможное толкование.
       Любая серьезная компания имеет штатного юриста. Любая крупная компания содержит целый штат юристов. Например, Ford Motor Co. имеет большое и мощное подразделение внутренних юристов. И тем не менее по всему миру Ford обслуживают еще около десятка юридических компаний в качестве внешних консультантов. Они как бы дополняют друг друга. Внутренние юристы решают текущие проблемы бизнеса. Их дело — накатанные процедуры (типовые договоры, типовые налоговые проблемы, в некоторых случаях — планирование стратегических вопросов). Но очень часто в бизнесе возникают проблемы нетривиальные. Понятно, что юрист газовой или нефтяной компании может ни разу в своей практике не столкнуться с вопросами защиты интеллектуальной собственности или с работой арбитражных судов. Держать в штате юристов "на все случаи жизни" слишком дорого. Кроме того, для них просто не будет работы, а ни один нормальный профессионал не станет работать там, где он не может совершенствоваться. Поэтому, когда у компании возникает большой и сложный проект, на котором можно потерять большие деньги, обращаются в крупную юридическую фирму. К ее помощи прибегают и в тех случаях, когда требуется квалифицированное нетривиальное решение. Наконец, некоторые вопросы чисто психологически невозможно поручить внутреннему юристу: далеко не всегда можно посвящать подчиненного во все детали собственного бизнеса.
       Но высокое доверие, которым пользуются самые уважаемые юридические компании, одновременно является и тяжкой ношей. Какова цена ошибки внутреннего юриста? Его просто уволят. Ошибка же юридической фирмы — это грандиозный скандал и потеря репутации. Поэтому юридические фирмы — и это главное в их бизнесе — должны быть эталоном профессиональной компетентности и этической непогрешимости. А главный их актив — доброе имя и высокая репутация.
       В России, где правовая среда в бизнесе только начинает формироваться, роль юристов оценили сравнительно недавно. Однако спрос на юридические услуги растет огромными темпами. Свидетельством тому — успешный бизнес в России крупнейших международных юридических компаний, имена которых хорошо известны предпринимателям на всех континентах. И хотя их клиенты представляют почти исключительно крупный бизнес, именно западные компании закладывают сегодня на российском рынке основы цивилизованной юридической инфраструктуры (о бизнесе российских юридических компаний см. на стр. 42).
       
Как устроена крупная юридическая фирма
       Как правило, западный юридический бизнес организован в правовой форме товарищества (partnership). Это не то же самое, что партнеры по гольфу или теннису. Партнеры участвуют в разделе прибыли и, соответственно, в управлении всем бизнесом фирмы. Таким образом, партнер — это одновременно акционер и менеджер высшего уровня.
       Но специфика юридического бизнеса еще и в том, что здесь мало быть хорошим управленцем. Партнер — юрист высочайшей квалификации, у которого есть своя клиентура, сформированная годами. Его профессиональные качества настолько высоки, что он способен самостоятельно привлекать крупных клиентов и обеспечивать постоянный доход своей фирме. Считается, что партнеры ведут принципиальные, наиболее важные дела как с точки зрения ценности для клиента и для фирмы, так и с точки зрения их сложности. В крупных международных фирмах партнеры часто делятся на старших и младших. И хотя различие между ними нельзя определить на глаз, зато оно хорошо чувствуется при разделе прибыли и распределении ответственности.
       Следующее звено — это так называемые ассоциаторы. Это тоже высококвалифицированные юристы, однако в отличие от партнеров они не участвуют в разделе прибыли и не занимаются управлением. У ассоциаторов иногда бывают свои клиенты, но это скорее исключение, чем правило. Вообще же наличие своей клиентуры — это прямая дорога в партнеры. Ассоциаторы — главные "рабочие лошадки" на фирме. Именно они ходят в суды, пишут меморандумы и выполняют всю основную работу, оставляя партнерам принятие стратегических решений. Тем не менее работа ассоциатора тоже во многом является творческой. Ассоциаторы также бывают junior, mid-level и senior, и, чтобы пройти каждый уровень, обычно требуется проработать на нем не меньше трех лет. Иногда в корпоративной иерархии между партнерами и ассоциаторами существует еще одно звено — советник (counsel). Советник — это юрист, которому остался лишь шаг на пути к должности партнера.
       Наконец, низшая должность в юридической фирме — помощник юриста (paralegal). Паралигалам не обязательно иметь диплом об окончании высшего юридического заведения — ими могут быть даже студенты. Их работа, конечно, требует определенной квалификации, но в ней еще нет того творческого начала и ответственности, которые отличают работу опытных юристов. Паралигалам могут доверить простые рутинные операции, скажем регистрацию компании. В основном же они работают на подхвате у ассоциаторов, разыскивая документы и бегая по инстанциям.
       Все эти подробности могут быть интересны не только самим юристам, но и клиентам юридических фирм. Ведь по соотношению ассоциаторов и партнеров в офисе той или иной фирмы можно представить, какие дела с точки зрения их сложности, творческого подхода и качества клиентуры здесь ведут.
       Еще один показатель, дающий клиентам юридической фирмы пищу для размышления,— соотношение российских и иностранных юристов, а также соотношение российских и иностранных партнеров, ассоциаторов, паралигалов. Это многое говорит о том, как здесь выстраивают бизнес. К примеру, если практически все партнеры иностранные, это означает одно из двух: либо фирма ориентирована на оказание услуг за пределами России, либо ее клиентами в нашей стране являются только иностранные компании. Ведь даже самый опытный юрист-иностранец, как бы долго он ни жил в России, никогда не будет понимать местную практику "кончиками пальцев". Он может контролировать местный бизнес и внутренние процессы на фирме, он может знать язык и уметь читать наши законы, но он никогда не ходит в суды, не общается с чиновниками, а главное, никогда не поймет пресловутой российской "самобытности" (это когда все законы красиво написаны, но почему-то не выполняются и легко перетолковываются в совершенно противоположном смысле). И такой юрист не сможет дать то, за что вы платите,— практический совет.
       Наконец, немаловажный фактор — наличие в офисах зарубежных фирм российских юристов--членов адвокатских коллегий. Для российских условий это особенно важно. И не только потому, что членство в коллегии свидетельствует о квалификации юриста. Дело в том, что на Западе юрист имеет право на допросе не сообщать информацию о своем клиенте. В России же это распространяется только на адвокатов. А простой юрист, если он проходит по уголовному делу в качестве свидетеля, не может отказаться давать показания, в противном случае его самого могут привлечь к уголовной ответственности. Этот аспект очень важен, ведь в России недобросовестная конкуренция, увы, нередко проявляется в науськивании налоговой полиции на конкурентов. И даже если клиент в итоге окажется чист перед законом, то сам факт допроса его юриста и выемка документов могут нанести большой ущерб его бизнесу.
       Вот почему западные фирмы все больше идут по пути привлечения "местных талантов". Например, в московском офисе Coudert Brothers более 60% юристов — российские. Все больше высокопрофессиональных российских адвокатов становятся партнерами крупнейших международных фирм. Например, Евгений Ариевич, который является партнером в Baker & McKenzie. Дальше всех на сегодняшний день пошла юридическая фирма McGuire Woods, которая полтора года назад приобрела российский юридический "бутик" "Жигачев и Христофоров". Управляющим партнером стал московский адвокат Игорь Жигачев. Но это скорее редкое исключение — обычно российскими операциями международной фирмы управляют партнеры-иностранцы.
       
Как устроены клиенты
       Не секрет, что юридические фирмы за рубежом очень влиятельны. Это влияние можно сравнить с влиянием семейного доктора, который знает все хронические и благоприобретенные болезни вверенного ему семейства до десятого колена. Как правило, крупная юридическая фирма выступает долговременным партнером какого-то бизнеса, сопровождает его и очень серьезно отвечает за качество своей работы. Если такая фирма приходит в какую-то страну, обычно это связано с волей ее крупного стратегического клиента.
       Дело в том, что психология крупного мирового бизнеса построена на простом принципе: не будет никаких инвестиций и никакой экспансии на новый рынок до тех пор, пока юристы не скажут "да". Юридические фирмы идут вслед за своим клиентом, когда у того возникает крупный проект в той или иной стране. Более того, многие фирмы открывают офисы за два-три года до начала экспансии клиента. На это выделяются большие деньги, которые в первые годы авансируются без всякой отдачи. Таким образом, юристы выступают в роли десанта морской пехоты, который высаживается и захватывает плацдарм: нащупывают связи, изучают обстановку, становятся консультантами правительства. Многие крупные фирмы, например Clifford Chance или Baker & McKenzie, консультировали правительство России по вопросам приватизации, McGuire Woods консультировала правительство Казахстана по законодательным и инвестиционным вопросам и уже много лет представляет его в международных арбитражах.
       Но начальный, "разведывательный" этап обычно длится недолго. Подготовка почвы для одного, даже очень крупного, клиента не может стать экономической базой для международной юридической фирмы. Нужна серьезная практика. Такую практику могут дать дела других старых клиентов, которые решили что-то предпринять в России. Вообще, по мнению ряда опрошенных западных юристов, самые выгодные клиенты — это те, кто пришел в Россию не для получения немедленной прибыли (таким корпоративные юристы нужны меньше всего), а для того, чтобы обозначить свое стратегическое присутствие и оказаться здесь раньше других. Именно такие клиенты дают больше всего работы и приносят хорошие деньги. А что такое "хорошие деньги" в понимании крупной юридической фирмы с годовым оборотом в несколько сотен миллионов долларов? Они начинаются от $1 млн в год. Клиент, приносящий менее $500 тыс. в год,— хотя и хороший, но уже нестратегический клиент. А клиенты, приносящие меньше $10-20 тыс. в год, большими фирмами вообще не обслуживаются: мороки больше, чем дохода.
       Вообще, о гонорарах западных юристов ходят легенды. Когда герой американского фильма обращается к адвокату, час беседы с которым стоит $300, у российского зрителя дух захватывает. Оказывается, это не такой уж крупный тариф. Во многих международных фирмах, работающих в России, стоимость часа работы юриста доходит до $400, а час работы партнера переваливает за $600. Причем затраты эти — профессионально обоснованные. Случаи, когда юрист попьет пива со своим клиентом, а затем выставит ему за это счет, практически исключены. Правда, в одной из юридических компаний корреспонденту Ъ довелось оказаться в самый разгар телефонных дебатов с одним из клиентов, который был крайне недоволен выставленным счетом и просил его обосновать. Причем речь шла о сумме всего в $3 тыс. Позиции фирмы были весьма сильны. Как правило, в юридических фирмах с помощью специальных компьютерных программ фиксируется затраченное на клиента время. В конце месяца компьютер подводит итоги — калькулирует и дает распечатку проделанной работы. Например, такого-то числа один юрист полтора часа изучал ваши документы, затем еще час что-то писал, а другой 15 минут разговаривал по телефону с вашими контрагентами. У каждого юриста есть фиксированная ставка. Чем ниже квалификация, тем, естественно, ниже тариф. Это тоже обосновано: высококвалифицированному юристу достаточно 15 минут, чтобы решить вопрос, на который у начинающего уйдет несколько часов.
       Конечно, клиент может и не согласиться с предъявленным счетом. Но, как правило, если у клиента и юридической фирмы давние отношения, то поводов для недоверия нет. Ведь юристы заинтересованы не в том, чтобы ограбить клиента, а в том, чтобы работать с ним на постоянной основе: тогда он принесет в фирму еще миллионы долларов. А вот разовых клиентов крупные юридические фирмы не любят. Отсюда, кстати, и селекция клиентов — крупная фирма может себе позволить выбирать заказчиков.
       Нельзя забывать и о такой вещи: заплатив юристу, скажем, $400 за час работы, клиент получает совет, благодаря которому экономит некоторую сумму денег. Вряд ли юрист солидной фирмы станет ломать голову над тем, как сэкономить клиенту $100. Но даже если сумма экономии составит несколько миллионов долларов, все равно юрист возьмет с клиента те же $400. Конечно, бывают исключения. Например, плата за какие-то личные возможности и связи того или иного партнера. Но огромные гонорары бывают разве что у бывших госсекретарей США или губернаторов, которые могут позвонить, например, президенту или директору ФБР и сказать: "Что же это ты, старик, делаешь?"
       Впрочем, даже в крупных фирмах есть такой способ оплаты, как success fee, гонорар за успех. Он может применяться, когда речь идет о крупных проектах и сделках, стоимость которых четко определена. Например, проектное финансирование. Это могут быть стратегические инвестиции в реконструкцию крупного предприятия или инвестирование собственных средств внутри группы; крупные проекты, связанные с реструктуризацией деятельности или с приобретением нового бизнеса. Зачастую такие проекты содержат высокую степень риска, который юрист предлагает клиенту разделить с ним. Это, кстати, достаточно стандартный прием в адвокатской практике, когда человек предлагает адвокату вознаграждение за выигранное в суде дело — долю от выигранной или спасенной суммы. Здесь тот же принцип, разница только в масштабе проектов.
       В одной из опрошенных компаний привели пример такой сделки. Фирма оказывает помощь в привлечении ресурсов. Но возникает очень сложная юридическая ситуация. Далеко не очевидно, могут ли вообще прийти деньги в этот проект: слишком много юридических рисков. Юристы берутся придумать такую схему сделки, которая позволила бы инвесторам действовать без опаски. Это серьезная, творческая работа, и юридическая фирма ручается за результат частью своего вознаграждения, то есть в каком-то смысле она участвует в этом деле с клиентом на равных. Если считать по часам, то ставки будут громадными. При этом может оказаться, что деньги будут выброшены на ветер. Поэтому юристы, чтобы показать, что берут на себя долю рисков, предлагают установить потолок ежемесячного гонорара. Но в случае успешного завершения сделки юридическая фирма получает определенный процент от суммы привлеченных или сэкономленных клиентом средств.
       
Как выбирать юриста
       Короче говоря, известную фирму есть смысл привлекать для решения сложных вопросов. В том числе тогда, когда репутация фирмы и ее партнеров важна сама по себе для успеха дела. Тут надо сказать несколько слов о категориях сложности дел.
       Существует их четкая градация, которая даже нашла отражение в юридическом фольклоре. Так, дела, требующие большого опыта и сложного корпоративного совета, называют (если переводить с английского буквально) "делами для седовласых" — ими занимаются в основном ассоциаторы и иногда партнеры. Еще более заковыристые дела называют "делами ракетных технологий" — это нечто запредельно сложное, что требует специальной консультации партнера фирмы. Александр Христофоров, заместитель генерального директора и партнер фирмы McGuire Woods, российский адвокат и патентный поверенный: "Хотя за плечами нашей фирмы инвестиционные проекты в СНГ на десятки и сотни миллионов долларов, предмет самой большой гордости — сверхсложные судебные дела. Например, одному нашему российскому клиенту — продавцу известного многим автослесарям ручного инструмента "Метринч" — предъявила претензии фирма, зарегистрировавшая на свое имя этот и десятки других чужих товарных знаков. И нам впервые в России удалось доказать в арбитражных судах, что регистрация знака — это еще не все. Тем самым был создан прецедент успешной борьбы с новейшей разновидностью пиратства".
       Понятно, что иметь дело с крупной юридической фирмой — удовольствие дорогое и не всегда оправданное. И если у мелкой или средней фирмы возникли юридические проблемы (например, связанные с уплатой налогов или неисполнением контрактных обязательств), то ей лучше обратиться в приличную российскую фирму, которая за приемлемую плату возьмется отстаивать ваши интересы в арбитражном суде.
       Однако если речь идет о крупном деловом проекте, то затраты на юристов следует рассчитывать по максимуму. В наш век глобализации бизнеса любые крупные проекты неизбежно затрагивают международное право. Даже если вы консультируете по вопросам российского налогообложения, не обойтись без знания международного права, потому что существенным элементом российской налоговой системы являются договоры об избежании двойного налогообложения, а приоритет международного права перед внутренним зафиксирован в Конституции России. В этой ситуации потребуется специалист, разбирающийся в вопросах применения международных договоров или в законодательстве той страны, с которой связана ваша сделка. Здесь есть три пути.
       Первый — попросить российскую юридическую фирму решить вашу проблему за рубежом. Максимум, что может сделать российский юрист,— передать вас зарубежной фирме, с которой у него есть хорошие партнерские отношения. Зачастую это оборачивается резким снижением качества: российский юрист, естественно, не сможет проконтролировать ее действия, ведь иностранная фирма ему не подчиняется. Да и стоить это будет дороже.
       Второй вариант — обратиться в фирму, которая является членом сети зарубежных юридических фирм. Правда, и здесь могут возникнуть сложности. Дело в том, что стандарт качества в свободной ассоциации фирм обычно разный. Скажем, где-нибудь в Шотландии есть неплохая юридическая компания, а где-нибудь в Арканзасе — барахло.
       И если исходить из качества, то значительно выгоднее обратиться к крупной фирме, которая несет одинаковую ответственность за работу своих офисов во всех странах на всех континентах: в этом случае есть гарантия единого стандарта качества. И даже если такая фирма столкнется с вопросом, который не в состоянии решить силами своих специалистов, она наймет местного специалиста, но клиента передавать не будет. А это уже качественно иная ситуация.
       
Как выбирать клиента
       У крупной и мелкой юридической фирмы совершенно разная бизнес-психология. Работая в крупной фирме, легко сохранять хладнокровие и не бросаться на первого попавшегося клиента. Крупные юридические фирмы выбирают их очень тщательно. За каждого крупного клиента отвечает партнер, так что "бесхозных" клиентов практически не бывает.
       Самый трудный клиент — это тот, который не понимает сути юридической работы. Он считает, что есть компьютерная программа, откуда юрист извлекает типовые договоры, меняет имена и названия и вручает клиенту, сообщая, что потратил на это 20 часов глубокомысленных размышлений. На самом же деле решение даже рутинных вопросов часто требует нетривиальных подходов. Законодательство в России меняется чуть ли не ежедневно, да и не только в России. И юристу нужно постоянно быть в курсе этих изменений. Или, например, вы ведете дело стоимостью $20 млн. Приходится вникать в детали чужого бизнеса, давать советы его владельцам, оценивать и устранять возникающие риски и при этом еще отвечать за свою работу головой. А теперь представьте, что у вас параллельно идут три-четыре таких проекта. Это сильнейшая психологическая и интеллектуальная нагрузка. Кроме того, почти половину времени занимают "психотерапевтические" услуги. Ведь, когда начинают обсуждаться интимные вопросы, связанные с деньгами клиента, а то и с его дальнейшей судьбой, неизбежно возникают какие-то личные отношения. Но за это не платят — платят за практические рекомендации. И за надежность.
       У крупных юридических фирм возникает еще одна проблема с клиентами — конфликт интересов. В российской юридической практике проблема эта практически не известна. Что такое конфликт интересов в западной практике? Если у вас 10-20 тыс. клиентов, то, обзаведясь еще одним, вы рискуете, что он окажется злейшим конкурентом одного из ваших старых клиентов. И может сложиться ситуация, когда два партнера вашей фирмы будут вести дела этих конкурентов, каждый из которых решает противоположные задачи. Здесь у партнеров всегда есть искушение посоветоваться между собой и решить вопрос таким образом, чтобы побольше получить с обоих клиентов. В результате могут серьезно пострадать интересы одного из клиентов, а то и обоих сразу.
       Чтобы предотвратить такие ситуации, в юрфирмах обычно существуют так называемые этические комитеты, на которых партнеры решают вопросы такого рода. Создаются компьютерные базы данных, куда закладываются данные о клиентах за всю историю фирмы. Сведения о каждом новом клиенте и об аффилированных компаниях также заносятся в компьютер. И как только аналитическая программа обнаруживает пересечения, тут же выясняется, какой партнер, когда и в связи с чем вел это дело. Если этот партнер еще жив, с ним консультируются, и этический комитет взвешивает, нет ли в данной ситуации потенциальной опасности. Решения могут быть разными — вплоть до отказа даже очень крупному клиенту.
       
--------------------------------------------------------
       В ЮРИДИЧЕСКУЮ ФИРМУ КОМПАНИЯ ОБРАЩАЕТСЯ ТОГДА, КОГДА НЕ ХОЧЕТ ПОСВЯЩАТЬ ВО ВСЕ ДЕТАЛИ БИЗНЕСА СОБСТВЕННЫХ ЮРИСТОВ
       НИ ОДНА КРУПНАЯ КОМПАНИЯ НЕ РЕШИТСЯ НА ТОТ ИЛИ ИНОЙ СЕРЬЕЗНЫЙ ШАГ, ПОКА ЮРИСТЫ НЕ СКАЖУТ "ДА"
--------------------------------------------------------
       
Адвокатский минимум
       
Law story
       Америку иногда называют "страной адвокатов". Пожалуй, ни в одной другой стране люди с юридическим образованием не имеют такого влияния, как в США. Их там уважают, а иногда и боятся. Однако в отличие от России, где для получения "корочки" юриста достаточно закончить юрфак любого университета, в Америке доступ к юридической практике, как правило, растягивается на годы и требует огромного труда.
       Право на обучение на американском "юрфаке" можно получить только после четырех лет учебы в университете, то есть необходимо иметь уровень бакалавра. Затем после суровых экзаменов вы поступаете в одну из юридических школ (law school), чтобы учиться здесь еще три года. Такие школы есть в каждом штате и обычно при каждом университете, частном или государственном. Их более двухсот, однако по-настоящему высоко котируется лишь первая двадцатка. А самыми престижными считаются первые пять — Йель, Гарвард, Стэнфорд, школы при Чикагском и Мичиганском университетах.
       Однако даже закончив школу при самом престижном университете, вы еще не становитесь юристом. Самое трудное впереди — так называемый Bar Exam, который проводят власти штата для выпускников law school. Он разбит на две части: сначала вопросы, касающиеся специфики законодательства штата, потом вопросы, общие для всех штатов США. Олег Бергер, специальный советник юридической фирмы LeBoeuf, Lamb, Greene & MacRae, закончивший школу при университете штата Висконсин (г. Мэдисон), назвал Bar Exam "самой сложной проверкой своих интеллектуальных способностей" за всю жизнь. По его словам, из 5 тыс. сдававших этот экзамен в штате Нью-Йорк вместе с ним успешно прошли "сквозь сито" лишь около 2 тыс. Бергер рассказал, что для ответа на 200 вопросов будущим американским юристам дается всего шесть часов (то есть меньше двух минут на каждый), а при этом вопрос — это страница текста. Например, Джон Кеннеди-младший (погибший недавно в авиакатастрофе) сдал этот экзамен лишь с третьего захода. Между тем во многих серьезных компаниях могут отказаться от уже принятого на работу выпускника, если он не сдал Bar Exam со второй попытки.
       После успешной сдачи Bar Exam вас допускают к экзамену по этике (MPRE), а в штате Нью-Йорк придется пройти еще и проверку так называемого этического комитета. Лишь после этого выдается сертификат (анало

разница между юрисконсультом и юрисконсультом

В Индии так много списков для юристов, это зависит от специализации, которую они берут, типа работы, которую они выполняют и т. Д. У юристов так много должностей, как юрисконсульт, юрисконсульт, менеджер по правовым вопросам. , Солиситор и т. Д. Здесь мы обсуждаем разницу между юрисконсультом и юрисконсультом. В Индии юрисконсульт - это человек, который дает советы по юридическим вопросам, и этим лицом может быть любой, кто обладает юридическими знаниями.Юрисконсульт - это лицо, которое представляет вас в судах. Приведенное выше является основным различием между ними. Для юрисконсульта и юрисконсульта существует так много возможностей трудоустройства, и они могут заработать очень хорошую сумму денег. Юрисконсульт не обязательно должен заниматься юридической практикой. Любой, кто обладает знаниями и хорошими коммуникативными навыками, может занять должность юрисконсульта. Но юрисконсульт - это человек, который имеет право официально представлять вас, подписывая договор по вашим юридическим вопросам.

Мы можем четко сказать, что юрисконсульт является официальным поверенным своего клиента, но юрисконсульт не играет этой роли. У юрисконсульта так много должностных обязанностей, что самая важная из них - убедиться, что бизнес их клиентов в настоящее время ведется в соответствии с обновленными законами. Это не только главное, но и осведомленность о цели бизнеса. В случае отклонения от бизнес-цели клиента это что-то нехорошее, совет должен сочетаться с бизнес-целями, и они устраняют препятствия в законе, которые блокируют бизнес-цели.Работа юрисконсульта очень ответственная, и они должны быть в курсе последних обновлений законодательства, они должны видеть обновления до их внедрения. Таким образом, мы можем сказать, что адвокат может иметь хорошие знания в бизнесе, что должно иметь предварительную квалификацию, и это помогает им в их карьере. У них также есть другие обязанности, такие как исследование, документирование, оценка дела, подготовка и т. Д.

Компании ищут юрисконсультов, специализирующихся в таких областях, как интеллектуальная собственность, недвижимость, занятость и труд, ценные бумаги, СМИ и издательское дело, международный бизнес, коммерция и технологии и т. Д.

Доход юрисконсульта изначально очень меньше; на их носителях очень сложно оставить след. В Индии, насколько мне известно, начальная зарплата составляет около 10 000 человек. На первом этапе никто не отнесется к вам так серьезно, если вы не станете лучшим в национальных университетах. Если начать карьеру в небольшом масштабе, позже построить ее и достичь должности, через 2-3 года вы сможете заработать приличную сумму денег. И зарплата разная в разных частях страны.

Юридический советник / консультант Jobs for Freshers

Очень немногие компании нанимают новичков на эти должности; большинство компаний нанимают на эти должности очень опытных юристов. Если на эти должности может быть принят новичок из хорошей юридической школы. Некоторые компании заполняют эти должности кандидатом, обладающим знаниями в предметной области. например, некоторые ИТ-компании нанимают кандидата, который знаком с контрактами MSA / ИТ, законами о конфиденциальности и / или законами об интеллектуальной собственности

Щелкните изображение, чтобы узнать больше о ДОЛЖНОСТИ СУДЕБНЫХ ПОМОЩНИКОВ, ЮРИДИЧЕСКОГО СОВЕТНИКА, ЮРИДИЧЕСКОГО СОВЕТНИКА, ЮРИДИЧЕСКОГО ПОМОЩНИКА И ЮРИДИЧЕСКОГО МЕНЕДЖЕРА

Примечание: - Мы стараемся изо всех сил избегать любых оскорбительных материалов, размещаемых пользователями. Пожалуйста, сообщите нам, если вы заметите что-либо, [электронная почта защищена]

Основное различие между юристом и поверенным

Для общих целей поверенный и адвокат в США - одно и то же. Однако с профессиональной точки зрения между юристами и поверенными есть тонкая разница. Урегулируйте спор между адвокатом и адвокатом с помощью холодных, неопровержимых фактов.

Что такое юрист?

Если вы заглянете в юридический словарь, например в юридический словарь NOLO, то там нет определения «адвокат», но вам предложат поискать «поверенный».

В стандартном словаре юрист - это «тот, кто дает юридические консультации и представляет людей в юридических вопросах».

Что такое поверенный?

Поверенный - это сокращенная форма присяжного поверенного, или присяжный поверенный. Поверенный определяется как «профессионал, который закончил юридический факультет и имеет лицензию на представление интересов клиентов в юридических вопросах».

Наличие этого названия в юридических словарях говорит о том, что «поверенный» - это официальное имя практикующего юриста.

Основные различия между юристом и поверенным

Адвокат всегда является адвокатом, но адвокат не всегда является адвокатом. Вот почему:

  • Юристом можно назвать любого, кто закончил юридический факультет.
  • Адвокат должен окончить юридический факультет, пройти адвокатскую практику и заниматься юридической практикой в ​​суде.
  • Юристы часто дают юридические консультации и не практикуют в суде.

Сходства между юристами и адвокатами

Адвокаты и поверенные должны соответствовать одинаковым требованиям к образованию.От них часто требуется степень доктора юридических наук (J.D.) в юридической школе, аккредитованной Американской ассоциацией адвокатов (ABA). Это аспирантура.

Юристы и поверенные, допущенные к коллегии адвокатов, могут заниматься юридической практикой, представляя клиентов и дела в суде.

Слова, относящиеся к адвокату и адвокату

Смотрите ли вы юридическую драму или ищите юридическую консультацию, вы услышите множество разных терминов, описывающих людей, которые помогают в юридических вопросах.Знание того, что каждый из них означает, может сэкономить ваше время и деньги.

Адвокат против адвоката против поверенного

Адвокат - это лицо, имеющее юридическую квалификацию, чтобы выступать в суде от имени другого лица. В США адвокат часто используется как синоним юриста и поверенного, но адвокаты не обязательно должны иметь такое же профессиональное образование и сертификаты, как поверенные. Адвокаты обычно работают в сообществах с недостаточным уровнем обеспеченности услугами.

Адвокат против адвоката против поверенного

Адвокат может обратиться к одному юристу или поверенному, либо к группе юристов или поверенных, которые представляют одного клиента.Как и адвокат, адвокат часто используется в США как синоним адвоката или поверенного, но он также может относиться к группе людей.

Esquire vs. Lawyer vs. Attorney

Esquire, сокращенно Esq., Является почетным титулом в конце имени человека. В Англии этот титул используется только для мужчин, которые на один ранг ниже рыцаря. В США его чаще всего используют юристы и поверенные, но для использования этого титула не требуется никаких юридических действий или одобрения.

Знайте своих юридических представителей

Понимание различий между адвокатом и поверенным может быть важным, если вы участвуете в юридическом вопросе.Поскольку эти термины часто используются как синонимы, всегда полезно спросить определение этого слова у конкретного человека или попросить учетные данные, а не титулы. Продолжайте юридическое образование и изучите другие юридические термины, которые могут сбивать с толку.

В чем разница между перевозчиком и адвокатом?

Никто не любит груды бумаг. Но когда вы покупаете дом в Мельбурне, это просто часть сделки. Правоустанавливающие документы, оценка, оценка собственности и многое другое - все это является частью процесса покупки.

Однако это не те документы, которые вам нужно проходить самостоятельно. В большинстве случаев люди будут использовать либо перевозчика, либо адвоката для обработки документов по недвижимости. Вы можете сделать это самостоятельно, но без защиты профессиональной страховки, которую имеют эти чиновники, это может быть рискованно. Но в чем разница между продавцом и поверенным и что вам следует использовать?

Чем занимается перевозчик

Транспортер - это лицо, специально обученное и квалифицированное для передачи недвижимости от одного человека к другому.Они могут дать профессиональные юридические консультации по передаче правового титула и провести официальную юридическую работу для обеспечения бесперебойной работы вашей покупки или продажи.

Вы можете проверить лицензию перевозчика в отделе по делам потребителей Виктории, который ведет публичный реестр всех перевозчиков в штате.

Сократите бумажную работу, воспользовавшись услугами юриста или перевозчика.

Чем занимается адвокат

Адвокат - это более общий практикующий юрист, но он специализируется на передаче прав собственности.Они имеют свидетельство о юридической практике, а также обладают специальными знаниями, необходимыми для передачи собственности.

Все лицензированные перевозчики имеют квалификацию для ведения ваших дел, в то время как только некоторые юристы проходят подготовку по вопросам собственности для проведения вашей передачи права собственности.

Это может сбивать с толку, поскольку некоторые юристы будут называть себя перевозчиками в целях вашей покупки или продажи. Как показывает опыт, все лицензированные перевозчики имеют квалификацию для ведения ваших дел, в то время как только некоторые юристы проходят подготовку по вопросам собственности для проведения вашей передачи права собственности.

Что использовать?

Концедент - это лицо, имеющее специальную лицензию на передачу правового титула, но не обладающее полной квалификацией юриста. Адвокат - это лицензированный юрист, который также может иметь квалификацию для передачи правового титула.

По сути, это означает, что вы можете выбирать, кого использовать - если у них есть текущая квалификация и лицензия, они могут обработать вашу продажу или покупку собственности с минимальными усилиями. Однако есть некоторые отличия.

Адвокат может дать более общие консультации по вопросам собственности, например, по налоговым вопросам. Однако это может иметь большое значение. С другой стороны, перевозчик не будет проводить никакой другой юридической работы, и поэтому может быть более доступным.

Что вы выберете, полностью зависит от ваших юридических потребностей. Что касается специфики покупки или продажи дома? Вот где вам помогут профессионалы Nelson Alexander.

разбирательств в суде по семейным делам: где я могу получить совет и поддержку?

Щелкните здесь, чтобы загрузить в формате PDF руководство по судебным разбирательствам в суде по семейным делам: где я могу получить совет и поддержку?

Нужен ли мне юрист (солиситор или барристер)?
В чем разница между адвокатом и барристером?
Как я могу найти адвоката или барристера?
Сколько стоят юристы?
Что делать, если я не имею права на получение юридической помощи и не могу позволить себе платить адвокату?
McKenzie Friends
The Personal Support Unit
Полезные контакты

В этом руководстве изложены некоторые источники советов и поддержки для тех, кто участвует в судебных разбирательствах по семейным делам.

Нужен ли мне юрист (солиситор или барристер)?

Юридические консультации и помощь квалифицированного юриста обычно полезны и рекомендуются, однако от вас не требуется получать юридическую консультацию. Вы можете подать заявление и явиться в суд самостоятельно без юридического представителя. Лица, участвующие в судебных разбирательствах без адвокатов, называются сторонами в судебном процессе.

В чем разница между адвокатом и барристером?

Адвокат обычно является первым контактным лицом, если у вас есть юридическая проблема.Иногда солиситоры направляют работу к барристеру за советом к специалисту или для того, чтобы выступить в суде, чтобы представлять вас. Адвокаты также могут представлять вас в суде.

Вы также можете связаться с некоторыми адвокатами напрямую, без предварительной консультации с адвокатом. Для получения дополнительной информации свяжитесь с Советом адвокатов (см. Полезные контакты).

Адвокаты и барристеры должны соблюдать кодекс поведения, а это означает, что существуют правила в отношении их обязанностей и того, чего от них можно ожидать.Деятельность солиситоров регулируется Управлением по регулированию солиситоров. Работа адвокатов регулируется Советом по стандартам адвокатуры.

Как я могу найти адвоката или барристера?

См. Полезные контакты в конце этого руководства для получения подробной информации об организациях, которые могут помочь вам найти адвоката или барристера.

Сколько стоят юристы?

Вы можете получить юридическую помощь для покрытия судебных издержек и гонораров адвокатов.Для получения дополнительной информации см. Справочник по правовой помощи по семейному праву .

Если вам необходимо оплатить судебные издержки, вам нужно будет навести справки непосредственно у юриста, так как их размер оплаты варьируется. Большинство юристов взимают почасовую оплату за время, потраченное на рассмотрение дела.

Адвокат должен сообщить вам почасовую ставку и примерную сумму ваших расходов в начале вашего дела. Юрист должен держать вас в курсе в случае изменения сметы расходов и регулярно выставлять вам счета, чтобы вы могли отслеживать свои расходы.

Некоторые адвокатские конторы и адвокаты взимают фиксированную плату, если от них требуется только выполнение определенных работ для экономии затрат. Это может подойти вам, если вы можете вести большую часть своего дела самостоятельно, но вам нужен юрист для выполнения ограниченного объема работы - например, составления конкретных документов, предоставления рекомендаций по конкретным вопросам или представления вас на слушании.

Некоторые люди финансируют свои юридические расходы, беря ссуду. Перед получением кредита вам следует получить независимую консультацию.

Что делать, если я не имею права на получение юридической помощи и не могу позволить себе платить адвокату?

Если у вас нет доступа к юридической помощи и вы не можете позволить себе оплату услуг адвоката, вы можете получить бесплатную консультацию по телефону:

  • Наши телефоны для консультаций по семейному праву. Мы консультируем женщин по телефону по всем вопросам семейного права.
  • Могут быть и другие телефоны, по которым можно получить совет по вашим конкретным вопросам. Некоторые из них перечислены в разделе Полезные контакты в конце этого руководства.
  • Местное бюро консультаций для граждан. Бюро консультаций с гражданами предоставляет бесплатные, независимые, конфиденциальные и беспристрастные советы каждому по ряду вопросов.
  • Ваш местный юридический центр. В Англии и Уэльсе есть юридические центры, предоставляющие консультации, ведение дел и представительство.
  • Устройство Bar Pro Bono. Bar Pro Bono Unit - это благотворительная организация, которая помогает найти бесплатную юридическую помощь от волонтеров-барристеров, когда ваше дело будет передано в суд.Вам нужно будет направить к ним другую организацию.

Контактные данные вышеуказанных организаций можно найти в разделе Полезные контакты в конце этого руководства.

Это руководство предоставляет только общий обзор, поэтому могут быть другие источники поддержки и советов, которые не были упомянуты, которые относятся к вашему региону или относятся к вашим проблемам.

Друзья Маккензи

Если у вас нет адвоката, вы можете взять с собой в суд одного человека, не имеющего юридической квалификации, который будет сидеть рядом с вами и оказывать общую поддержку (например, друга).Этот человек известен как Друг Маккензи.

Вам нужно будет спросить у судьи разрешения позволить другу Маккензи помочь вам. Запросы о такой помощи должны отклоняться только по веским причинам, и судья должен полностью объяснить эти причины вам и вашему предложенному другу Маккензи.

Друг Маккензи может сидеть с вами, делать заметки, давать вам предложения и помогать вам организовывать документы. Другу Маккензи не будет разрешено говорить от вашего имени с судьей или адвокатом другой стороны, если они не получат специального разрешения от судьи.

Как правило, Друзья Маккензи - это те, кого вы знаете. Есть организации и частные лица, которые предлагают свои услуги в качестве McKenzie Friends бесплатно или за плату. Однако имейте в виду, что они не регулируются и могут не иметь юридической квалификации.

Группа личной поддержки

The Personal Support Unit (PSU) - это благотворительная организация, которая оказывает помощь людям, посещающим Суд по семейным делам, у которых нет законного представителя.PSU не предоставляет юридических консультаций, но предлагает практические советы и эмоциональную поддержку, чтобы помочь своим клиентам решить их проблемы в ряде судов Англии и Уэльса. Услуга бесплатная. Для получения дополнительной информации о судах, в которых они работают, посетите их веб-сайт: www.thepsu.org

Закон сложен и, возможно, изменился с момента выпуска этого руководства. Это руководство предназначено для предоставления общей информации только по законам Англии и Уэльса. Вам следует обратиться за актуальной независимой юридической консультацией.

Права женщин не несет ответственности за использование юридической информации, содержащейся в этом руководстве.

© Права женщин Январь 2015 г.

Чтобы получить бесплатную конфиденциальную юридическую консультацию, позвоните по телефону

Полезные контакты

Агентство юридической помощи - 0345 345 4 345

The Law Society (в поисках адвоката) - www.lawociety.org.uk/find-a-solicitor/

Постановление (для поиска семейного адвоката) - 01689 820272 - www.resolution.org.uk/

Совет адвокатов (для поиска адвоката) - 020 7611 1472 - www.barcouncil.org.uk

Справочник Совета адвокатов

«Представление себя в суде» - www.barcouncil.org.uk/instructing-a-barrister/presenting-yourself-in-court/

Управление по регулированию деятельности солиситоров - 0370606 2555 - www. sra.org.uk/

Доска стандартов для бара - 020 7611 1444 - www.barstandardsboard.org.uk

Бюро консультаций для граждан - www.citizensadvice.org.uk/index/getadvice.htm

Сеть юридических центров - 020 7749 9120 - www.lawcentres.org.uk/

Bar Pro Bono Unit - www.barprobono.org.uk/

Группа по правам семьи (за консультацией по вопросам участия детских служб или местных властей) - 0808 801 0366

Детский юридический центр Coram (консультации по вопросам семейного права) - 0300 330 5480 - www.childlawadvice.org.uk

Приют (для консультации по вопросам жилья и бездомности) - 0808 800 4444

Действие по беременности и родам - ​​0845 600 85 33

Personal Support Unit (PSU) - 020 7947 7701 - www.thepsu.org/

Судебные формы - http://hmctsformfinder.justice.gov.uk/HMCTS/FormFinder.do

Расскажите, что вы думаете о нашей правовой информации здесь

Служба дежурного юриста: FAQ

1. Is Служба дежурного юриста - часть отдела юридической помощи?
Нет, Служба дежурного юриста не входит в состав Департамента юридической помощи и на самом деле это даже не государственное ведомство.
Это независимая организация, полностью финансируемая государством Специального административного района Гонконг под управлением Ассоциацией адвокатов Гонконга и Обществом юристов Гонконг.
2. Что чем отличается служба дежурного юриста от юридической Отдел помощи?
Основные различия между двумя телами:
3. А Правительственные юристы Duty Lawyers? Будут ли они бороться за обвиняемым так же жестко, как и частным адвокатам?
Duty Lawyers не являются государственными юристами. Все обязанности Юристы - это частнопрактикующие юристы.Мы используем их услуги по представлению обвиняемых в судебных процессах по их опыту, стажу и знаниям.
Дежурным юристам платят за их услуги. Они сделают все возможное, чтобы защитить интересы обвиняемых, которых они представляют.
4. Был бы дежурные юристы заставляют обвиняемых признать себя виновными расходы, чтобы иметь меньше работы?
5. Был бы обвиняемому будет предоставлено достаточно времени, чтобы поговорить с Дежурный адвокат перед явкой в ​​суд?
6.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *