Дефиниции это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Дефиниция — это… Что такое Дефиниция?

Определение, точнее, определение понятия, или дефиниция (лат. definitio — предел, граница, проведение границ, ограничение, лат. finis — предел, граница) — логическая операция установления смысла термина. Термин, над которым проводится операция дефиниции, называется дефидентом.

Раскрывает содержание понятия, позволяет отличать предмет, отражаемый понятием, от сходных с ним предметов, устанавливать значение того или иного термина. Раскрыть содержание понятия — значит перечислить его существенные признаки, то есть признаки, необходимые и достаточные для отличия данного предмета от сходных с ним предметов.

Операционализация понятий — специфическая научная процедура установления связи концептуального аппарата исследования с его методическим инструментарием. Значение теоретического понятия раскрывается через указание той экспериментальной операции, результат которой, доступный эмпирическому наблюдению и измерению, свидетельствует о наличии явления, выраженного в понятии.

Определение — предположение, в котором разъясняется смысл того или иного выражения или названия.

Содержание и объём понятия

Содержание понятия — совокупность существенных признаков одноэлементного класса или класса однотипных предметов, отраженных в этом понятии (напр., содержанием понятия «ромб» является совокупность 2 признаков — «быть паралеллограммом» и «иметь равные стороны»).

Объём понятия — это класс обобщаемых в этом понятии предметов (напр., под объёмом понятия «животные» подразумеваются все животные, которые существовали, существуют и будут существовать). Объём понятия раскрывается разделением понятия, а не его определением.

Виды

Интенсиональное определение
должно содержать:
— описание свойств, характеристик объектов, выделяющих определяемое в сравнении с другими объектами соответственно;
— пояснения смысла термина указанием правил выделения его среди прочего;
— указание ближайшего понятия и отличительных признаков по сравнению с другими определениями других понятий.

К интенсиональному виду определений относятся собирательное и представительное определения.

Реальное определение
отображает существенные признаки, свойства и характеристики объекта с целью формирования отличий от других объектов.
Аксиоматическое определение
является фундаментальным, строится из суждений (логических выражений) как (конъюнктивная) совокупность утверждений, содержащих определяемое и определяющие понятия в этих утверждениях.
Номинальное
определяет термин, обозначающий понятие, с помощью номинальных определений вводятся новые термины, вводятся знаки, обозначающие термины.
Явное определение
когда даны дефидент и дефиниция, и между ними устанавливается отношение равенства. Родовой признак указывает на тот круг предметов, из числа которых надо выделить определяемый предмет «прибор». (напр. «барометр — это прибор для измерения атмосферного давления»)
Неявное определение
на место дефиниции подставляется контекст или набор аксиом.
Генетическое определение
определение предмета путем указания на способ, которым образуется только данный предмет и никакой другой «кислоты — это вещества, образующиеся из кислотных остатков и атомов водорода».
Контекстуальное определение
позволяет понять незнакомое слово через контекст (уравнение).
Индуктивное (рекурсивное) определение
дефидент используется в выражении понятия, которое ему приписывается в качестве его смысла (см.: «натуральное число»).
Остенсивное определение
определение предмета путём указания на него, или демонстрации самого предмета.

Правила дефиниции

  • Соразмерность дефидента и дефиниции. Пример ошибки:
    • Широкое определение «Лошадь — млекопитающее и позвоночное животное».
    • Узкое определение «Совесть — это осознание человеком ответственности перед самим собой за совершённые поступки».
    • И широкое и узкое одновременно «Бочка — это сосуд для хранения жидкостей».
  • Определение не должно содержать круга — когда дефиниция определяется через дефидент, а дефидент был определён через дефиницию. Пример ошибки:
    • «Халатность заключается в том, что человек халатно относится к своим обязанностям» (см. Тавтология).
  • Чёткость и ясность — определения не должны быть двусмысленными, не допускаются метафоры и сравнения. Пример ошибки:
    • «Лев — царь зверей».
  • Родовой признак должен указывать на ближайшее широкое понятие, не перескакивая через него.
  • Видовым различием должен быть признак или группа признаков, присущих лишь данному понятию и отсутствующих у других понятий этого рода.
  • По возможности определение не должно быть негативным и вообще предвзятым.

Следует отличать определение от других действий, не раскрывающих полностью суть понятия:

  • описание — перечисление отличительных внешних признаков, способствующих выделению среди остальных
  • характеристика — перечисление самых важных признаков
  • сравнение — фиксирование факта совпадения или несовпадения признаков между объектами
  • демонстрация — ознакомление с понятием выяснением его рода или класса

См.

также

Wikimedia Foundation. 2010.

Дефиниция — что это такое

Обновлено 1 января 2021
  1. Дефиниция — что это
  2. Когда это необходимо
  3. Структура дефиниции
  4. Правила построения
  5. Виды дефиниций

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. В этой статье я буду давать дефиницию термину «дефиниция».

Если пока ничего не понятно, это нормально. Дочитайте текст до конца, и все станет ясно.

Дефиниция — что это

Термин образовался от латинского слова definitio — граница, предел. В английском языке есть слово definition, которое переводится на русский язык как «описание, четкость, ясность».

Существует несколько трактовок термина. Вот самая простая:

«дефиниция — это краткое определение или толкование слова». При этом смысл незнакомого понятия выражается при помощи известных слов.

Это процесс, когда происходит:

  1. установление границ применения терминов;
  2. нахождение существенных признаков, по которым можно выделить один объект из набора похожих.

Дефиниция — это логический прием, когда некоему понятию придается фиксированный смысл.

Дефиниция — это логическая операция, которая раскрывает содержание имени посредством описания существенных характеристик предметов и явлений, обозначаемых этим именем.

Когда это необходимо

  1. Когда мы сталкиваемся с многозначными терминами. Дефиниция позволяет заранее договориться, как трактовать то или иное слово, чтобы избежать непонимания.

    Вот два отца спорят на тему «как воспитать ребенка достойным человеком». Но у каждого свое представление, что значит быть «достойным». Чтобы разговаривать на одном языке, им нужно провести дефиницию — прийти к единому пониманию смысла слов.

  2. При употреблении понятия, значение которого может быть неизвестно собеседнику или читателю.
  3. Если мы заменяем большую словесную конструкцию одним емким выражением. Например, пишем реферат на юридическую тематику и в тексте предупреждаем, что для краткости будем именовать «человека, совершившего общественно опасное деяние» просто «преступником».
  4. Когда есть сомнения насчет использования какого-то термина. Например, большинство людей путает аппендикс с аппендицитом, несмотря на то что это разные вещи.

Структура дефиниции

Она состоит из 3 частей:

  1. определяемого (дефиниендум) — термина, который нужно объяснить;
  2. определяющего (дефиниенс) — выражения, раскрывающего значение термина;
  3. связки — слова, устанавливающего равенство между определяемым и определяющим.

Покажу на примере. Вот выражение: «Воздух — это газообразное вещество, которое составляет атмосферу планеты». Оно состоит из дефиниендума («воздух» — определяемый термин), связки («это») и дефиниенса («газообразное вещество, которое составляет атмосферу нашей планеты»).

Но и это еще не все — дефиниенс можно разложить на 2 части: родовой признак и видовое отличие. Родовой признак воздуха — его принадлежность к газообразным веществам. Но таких веществ много, поэтому нужно уточнить: «которое составляет атмосферу планеты».

Структуру дефиниции можно описать формулой A = BC где A — объясняемый термин; B — широкая область объектов; C — отличительный признак.

Любое определение звучит так: «A — это B, которое обладает свойством C».

Правила дефиниции

  1. Правило недопустимости круга — определяющее не должно содержать в себе определяемое. Иными словами: запрещено объяснять значение термина через него самого.

    Логика — это наука о логическом мышлении. Физические законы — это законы, которые существуют в физике.

    Такие определения не проясняют ситуацию. Мы как не понимали исходный термин, так и не понимаем.

  2. Правило соразмерности — определяемое должно быть равно определяющему. Термин не должен трактоваться слишком узко или широко.

    Пример широкого определения: «Компот — это жидкость».

    Существуют тысячи видов жидкостей, и эта дефиниция не позволяет понять, чем компот отличается от них.

    Или вот слишком узко: «Художник — это человек, который рисует натюрморты».

    Но ведь художник может создавать портреты или пейзажи.
  3. Ясность — значение должно раскрываться при помощи слов и выражений, понятных для окружающих. Каждая дефиниция рассчитана на свою аудиторию. Вот мы объясняем маленькому ребенку, что такое черная дыра. Это определение будет отличаться от того, которое бы мы зачитали в рамках доклада на конференции астрофизиков.

    Бывает, читаешь и ничего не понятно: «Сингулярность — это точка в пространстве-времени, через которую нельзя гладко продолжить входящую в нее геодезическую линию».

    Что еще за геодезическая линия, как ее «гладко продолжить»? Если сложный термин раскрывается при помощи еще более заумных выражений, принцип ясности нарушен.
  4. Недопустимость метафор и фразеологизмов. Определение должно четко формулировать, чем является объект, без шуток, прибауток и абстрактных рассуждений.

    Высказывания «лев — это царь зверей», «хлеб — это всему голова» не соответствуют правилам.

  5. Определение не должно быть негативным. Отрицание характеристик объекта не дает сформировать о нем полноценное представление.

    Вода не считается твердым веществом, а теорема — это не гипотеза.

    Здесь понятно, чем не является объект, но все равно неясно, что он собой представляет.

Виды дефиниций

  1. Интенсиональные. Они выделяют нужный объект из некоего набора. Такая дефиниция может содержать отличительные черты предмета, правила выделения из множества, ссылку на близкие по смыслу предметы.
  2. Экстенсиональные. Представляют собой перечисление всех объектов, которые попадают под рассматриваемое понятие.

    Например, выражение «мировые религии» определяется перечнем крупных религиозных учений.

    Эти дефиниции используются, если множество объектов конечно и не слишком велико. Попробуйте пояснить, что такое «животное», перечислением всех видов животных — уйдут недели.
  3. Генетические. Объект описывается путем указания на способ его создания: «Вода — вещество, которое образуется в результате горения водорода в кислороде».
  4. Аксиоматические. Объясняют значение слова через набор аксиом (что это?), в которые он входит. В евклидовой геометрии понятия «точка», «прямые», «параллельность» раскрываются через систему постулатов.
  5. Предписывающие. Они устанавливают, как правильно использовать и трактовать определенные термины.

    Вот Уголовный кодекс РФ говорит, что под мошенничеством нужно понимать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

    Это требование, которому следует вся судебная и правоохранительная система.
  6. Предметные и семантические. Предметные дефиниции описывают сами объекты и их признаки.

    Прямоугольник — это четырехугольник, у которого все стороны равны.

    Семантические определения объясняют значения словесных выражений как совокупности знаков.

    Под термином «прямоугольник» будем понимать четырехугольник с равными сторонами.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo. ru

Виды дефиниций терминов в научно-популярном тексте Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УЧЕНЫЕ

ЗАПИСКИ

Г.Ю. ГРИШЕЧКИНА, кандидат филологических наук, доцент Орловского государственного университета Тел. (4862) 33-47-73; [email protected]

ВИДЫ ДЕФИНИЦИЙ ТЕРМИНОВ В НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОМ ТЕКСТЕ

В статье рассматриваются различные определения дефиниций терминов, различные виды дефиниций и варианты ввода в текст терминов в научно-популярном лингвистическом тексте.

Ключевые слова: дефиниции, термин, терминоведение, лексика, стиль, контекст, реципиент, речекоммуникативный акт, научно-популярный текст.

Научно-популярный стиль (как подстиль научного стиля) занимает определенное место в системе функциональных стилей литературного языка.

Отличительной его особенностью является определенный способ описания научного материала, а именно способ и стиль подачи терминов, способы его раскрытия.

Термин — это слово или словосочетание, которое обозначает специальный предмет или научное понятие, отражая сконцентрированную информацию об основных его свойствах и месте в определенной терминосистеме через дефиницию.

Дефиниция — это уникальное логическое и языковое явление, в котором язык и мышление взаимодействуют, совершенствуя друг друга. Дефиницию можно назвать своеобразным «мостом взаимопонимания», поскольку она связывает старое знание с новым, участвует в передаче опыта от поколения к поколению, помогает общению специалистов всех областей знаний, способствует эффективности и успешности когнитивной деятельности человека.

Как любое языковое явление, дефиниция имеет определенную форму и содержание. Как форма, так и содержание дефиниции обусловлены закономерностями мышления и языка, на котором происходит мыслительный процесс.

Поскольку текст дефиниции представляет собой прагматический речекоммуникативный акт, степень информативности такого текста должна быть очень высокой, а синтаксическая структура — жестко логичной, так как в тексте дефиниции происходит фиксирование термина. Таким образом, дефиниция — это краткий терминофиксирующий текст (термин В.М. Лейчика). С логической точки зрения дефиниция двучастна — она состоит из определяемого понятия (дефиниендум), представленного термином, и определяющего понятия (дефиниенс). Это горизонтальная структура текста дефиниции, его линейное развертывание. В семантическом плане, по содержанию, дефиниция не является равной научному понятию, которое она дефинирует, а лишь приближается к нему. Семантическая структура дефиниции строится из классификационных семантических признаков, универсальных для терминов разных предметных областей и детерминированных большей частью видом понятийной категории, поэтому данной структуре присущи такие характеристики, как большая унифицированность и стандартизированность.

Метаязык дефиниции характеризуется большей или меньшей терминированностью в зависимости от вида и категории

Дефиниция и близкие понятия

Форма и содержание дефиниции

© Г.Ю. Гришечкина

понятия, причем в его грамматическом составе прослеживается использование всех основных знаменательных и служебных частей речи [Лейчик 2007: 63-67].

Следует отметить, что в логике и терминоведении существует ряд требований к дефиниции. Логика требует соблюдения следующих правил:

1. Дефиниция должна быть точной, не содержащей двусмысленностей и четко отграничивающей определяемое понятие от однотипных и сходных понятий. Для соответствия этому требованию необходимо, чтобы дефиниция содержала только существенные признаки понятия. С этой целью понятие определяется через ближайший род и видовое отличие. Видовым отличием должен быть признак или группа признаков, свойственных только данному понятию и отсутствующих в других понятиях, относящихся к тому же роду.

2. Дефиниция должна быть соразмерной понятию, то есть не слишком широкой и не слишком узкой. В данном случае объемы определяемого слова и понятия, посредством которого определяется искомое понятие, должны совпадать, быть одинаковы, соответственны.

3. Дефиниция не должна содержать логического круга, то есть понятие не должно определяться посредством такого понятия, которое само становится ясным только посредством определяемого понятия.

4. Дефиниция не должна быть логически противоречивой, когда перечисленные в дефиниции признаки исключают друг друга. Такое определение ничего не определяет, логическое противоречие разрушает мысль.

5. Дефиниция не должна быть отрицательной, то есть она не должна состоять из перечня признаков, отсутствующих у понятия, так как такой перечень не раскрывает содержание понятия. Данное правило вытекает из основной задачи определения. Цель определения заключается в том, чтобы ответить на вопрос, чем же является данный предмет, отображаемый в понятии, а для этого необходимо в утвердительной форме перечислить его существенные признаки. Отрицательные определения не указывают существенных признаков предмета. Они лишь выражают такие признаки, которые не принадлежат данному предмету, и ничего не говорят о том, какие признаки присущи ему. Однако когда не представляется возможным найти существенные признаки или когда именно отрицания четко отграничивают данное понятие от других, то отрицательные определения могут использоваться в качестве вспомогательных [Кондаков 1971: 467-468].

Терминоведение добавляет ряд требований к правилам создания дефиниций, принятым в логике. Суть их сводится к следующему:

— когда определение дается соподчиненным (выделенным по одному основанию деления) понятиям, в качестве видового признака в дефинициях требуется указывать один и тот же признак (признаки).

Типы и инструментарий дефиниции

Дефиниции (определения) различаются по содержанию, используют разные способы интерпретации значений терминов, разные методы формулирования, поэтому существуют разные типы дефиниций. В логике проводится различие между номинальными и реальными дефинициями. В частности, Д.П. Горский пишет, что деление определений на номинальные и реальные связано прежде всего с ответом на вопрос о том, что определяется: значение, смысл термина или сам предмет [Горский 1974]. Таким образом, номинальные определения понимаются как отнесение имен к вещам, как формулирование значения термина; реальные определения рассматриваются как определения, посредством которых решается вопрос о спецификации, об однозначном отличении интересующего нас объекта среди объектов соответствующей предметной области. Если мы обратимся к англоязычной литературе, то найдем там подобное разграничение номинальных и реальных определений [Fetzer 1991].

Описанное выше противопоставление можно наблюдать и в лингвистике, которая проводит антитезу энциклопедическое — филологическое. В основе данной антитезы лежит различие объектов описания: энциклопедическое определение описывает научное понятие, филологическое — языковое значение. Первое из названных определений дает обстоятельную характеристику самого явления действительности, отображая его существенные признаки. Второе, то есть филологическое, определение объясняет значение слова, имени или термина.

Терминологическая лексика дает возможность точно, четко и экономно излагать содержание данного предмета и обеспечивает правильное понимание существа трактуемого вопроса.

В специальной литературе термины несут основную семантическую нагрузку, занимая главное место среди прочих общелитературных и служебных слов.

В структурном отношении все термины можно классифицировать следующим образом: простые

термины типа: лексема, аналогия. Словосочетания, компоненты которых находятся в атрибутивной связи, т. е. один из компонентов определяет другой: страдательный залог. Нередко атрибутивный элемент сам выражен словосочетанием, представляющим собой семантическое единство. Это единство орфографически часто выражается написанием через дефис: тема-рематическое членение.

Аббревиатура, т.е. полные или частичные буквенные сокращения словосочетаний: ССЦ — сложное синтаксическое целое.

Поскольку характерной чертой термина является четкость семантических границ, он обладает значительно большей самостоятельностью по отношению к контексту, чем обычные слова.

Зависимость значения термина от контекста возникает лишь при наличии в нем полисемии, т. е. если в данной области знания за термином закреплено более одного значения.

Раскрытие содержания понятия, обозначенного термином, может осуществляться по-разному с точки зрения того, как представлена структура знания об этом понятии. Поэтому следует сказать несколько слов о различных структурных типах дефиниций. Один из центральных типов определения, имеющий многовековую практику использования, — это родовидовая дефиниция.

Описательные или дескриптивные определения содержат перечисление семантических признаков определяемого понятия. По способу описания различаются два типа этих определений — описательный классический и собственно описательный. В случае описательного классического типа термин определяется путем идентификации с использованием номинативных (назывных) слов и последующей конкретизации. Номинативное слово обычно имеет более широкую семантику, чем определяемое слово, отражает качественную определенность предмета. Существует модификация (разновидность) данного типа определений — генетические определения, в которых указывается на способ образования, возникновения денотата.

Что касается собственно описательного способа толкования, то он, по Д.И. Арбатскому, заключается в том, что вся необходимая информация выражается описательной частью, которая вводится в определение указательными словами то, что; тот, кто; тот, который; всякий, кто; такой, чтобы и т.д. или глаголами-связками быть, являться, становиться. Номинативное слово, указательное слово или глагол-связка выполняют функцию идентификатора, относя определяемое слово к

лексико-семантическому множеству, тем самым создавая смысловую опору для формирования понятия. Описательная часть состоит из конкрети-заторов, которые позволяют раскрыть структуру лексического значения, глубже понять сущность определений. Количество конкретизаторов (универсальных признаков) в основе лексико-семантической системы языка, которые могут лечь в основу определений, ограниченно. Исследователи выделяют от 20 до 25 признаков (Д.И. Арбатский [Арбатский 1977] и др.): назначение, структура, действие, место, функция, способ, объект, количество, цель, форма, состояние, время, семантический субъект, условие, результат, происхождение, следствие, интенсивность проявления признака, цвет, лицо, движение как перемещение в пространстве, причина, запах, вкус, указание на сферу употребления.

Релятивные определения (термин З.И. Комаровой [Комарова 1991]) не содержат прямого раскрытия содержания понятия, выраженного определяемым словом, не дают непосредственной характеристики значения денотата. Данные определения толкуют значения слов через отношения к другим словам.

• Сюжет — последовательное изложение событий, ставших предметом внимания рассказчика. (Наровчатов)

• Фабула раскрывает эти события в частностях и в деталях и дает им мотивировку. (Наровчатов)

• Если сюжет — это структурная сетка архитектоники, то фабула — пружина композиции. (Наровчатов)

• …язык — нечто вроде цветных очков: наденешь их, и все цвета меняются, красное кажется черным, синее — лиловым… Какие очки, таков и мир, который мы через них видим… (Стернин)

Как следует из названия, синонимические определения заключаются в указании синонима или синонимов определяемого термина.

Причастия спрягаемого глагола, иначе говоря, отглагольные прилагательные… (Успенский).

Официально-деловой стиль — это язык официального и делового общения, язык, на котором пишут официальные и деловые документы… (Бед-нарская)

Антонимические определения схожи с перечислительными и синонимическими, поскольку также дают значение толкуемого слова не прямым раскрытием содержания этого значения, а через указание на объем антонима.

• Фонема — это не любой звук, а звук, различающий смысл слова. (Беднарская)

• Конечно, звуки речи — это не герань и не стул. Однако в природе они существуют, и не менее реально, чем такие явления, как гром, скрип, стук, грохот. (Сахарный)

Использование деривационных определений обусловлено наличием у многих специальных слов производящей и производной основ, между которыми существуют различные типы семантической зависимости.

Отсылочно-логические определения показывают логические отношения между определяемым словом и понятием, обозначаемым производящим словом. Они просты и кратки.

• Так, фонетика изучает звуки речи и интонацию, лексикология — словарный состав языка, его лексику, грамматика — устройство слова (морфологию) и предложения (синтаксис). (Стернин)

Комбинированные определения могут содержать два-три различных типа определений, например описательное и синонимическое; описательное, отсылочное и синонимическое; родовидовую дефиницию и синонимическое определение и т.д. Очевидно, что используются они для более полного раскрытия значения терминов.

• От первобытной живописи рисуночное письмо отличалось прежде всего своим информационным служебным характером. Отсюда схематизм изображений живых предметов, животных, людей в этом письме. Сейчас принято называть его пиктографическим, и мы в дальнейшем будем придерживаться этого термина. (Наровчатов)

Выбор того или иного типа зависит как от определяемого понятия или знаний о нем, так и от цели использования конкретной дефиниции. Дефиниция имеет в своем распоряжении богатый инструментарий, которым она оперирует в словарях и текстах разных отраслей знания. Критерии выбора конкретной дефиниции в любой ситуации зависят от цели использования этой дефиниции.

В монографиях авторы гораздо чаще вводят в изложение «узкие», специальные термины, такие как: синкретизм, парцеляция, инверсия, антитеза, омоформы, орфоэпия и т.д. При этом авторы дают ясное определение того, что эти термины обозначают, приводят примеры, которые служат дополнительным объяснением, а иногда дают исторические справки:

1) «Слитность звука с движением, так называемый синкретизм, является тоже признаком глубокой древности».

2) «К концу низшей ступени дикости появляется тот строй речи, который в науке называется первичным, аморфным (то есть первичным бесформенным) строем. Слово здесь не подверга-

ется никаким изменениям, не имеет никаких приставок или окончаний, оно равно еще одному зву-кослогу — корню, выражающему цельное, не расчлененное внутри себя понятие».

3) «— парцеляция (отрыв придаточного предложения от главного в составе сложноподчиненной конструкции и оформление его как отдельного предложения): «Пути намечены. Прежде всего это дальнейшее развитие экономической реформы, включение в орбиту ее действия работников аппарата главков и министерств».

4) «В следующем столетии появляется переходная форма письма — бустрофедон. Название это состоит из двух греческих слов, в переводе означающих бык и поворот. Как бык при вспашке поля идет сначала в одну сторону, а потом поворачивает обратно, так и в бустрофедоне первая строка начинается справа налево, следующая как бы поворачивается в обратную сторону, слева направо, третья снова справа налево и т. д.».

5) «В Нидерландах к концу второй мировой войны множество детей голодало. Пришлось им ехать в чужие страны, туда, где их могли бы прокормить. К счастью, во многих странах семьи готовы были дать беженцам и пищу, и кров, однако не все семьи могли выразить, как горячо они сочувствуют маленьким нидерландцам и как хотят им помочь. Не все ведь умеют говорить по-нидерландски. Но были среди беженцев ребята, которых это не смущало. Кроме своего родного они говорили на языке, который называется эсперанто, и они поехали в такие датские и швейцарские семьи, где тоже говорили на эсперанто. Эсперанто — это искусственно созданный язык. Он возник не сам по себе. Его изобрел человек, который решил, что всем людям в разных странах нужен простой, доступный способ говорить друг с другом».

Из примеров видно, что авторы, вводя в изложение термины, которые неизвестны широкому кругу читателей, всегда сопровождают их не только определениями, но и дополнительными описаниями явления, которое обозначается термином (пример 2), примерами (примеры 3, 4), историческими справками (пример 5). Таким образом, в научно-популярных текстах используются описательные определения (дефиниции) терминов.

В монографиях С.С. Наровчатова и И.А. Стернина авторы гораздо чаще вводят в изложение «узкие», специальные термины, такие как:

• Сопоставительное языкознание (изучение двух или нескольких языков в сравнении друг с другом). (Наровчатов)

• Общее языкознание изучает природу, сущность, происхождение языка, проблемы выделе-

ния основных единиц языка и общих законов их развития. (Стернин)

• Прикладное языкознание (изучение языка с целью применения полученных результатов в различных сферах человеческой деятельности — технике, медицине, психологии и др.). (Наровчатов)

• Фоносемантика изучает восприятие человеком тех или иных звуков речи и впечатления, производимые теми или иными звуками на человека, и т. д. (Наровчатов)

• Существует лингвистика историческая, изучающая историческое развитие того или иного языка, т. е. как изменялся язык в процессе развития, и лингвистика, изучающая языки в их современном состоянии или в какой-нибудь конкретный момент их развития. (Наровчатов)

• …архитектоника — это наука о приложении математики и механики к зодчеству. (Наровчатов)

• Частное языкознание всесторонне изучает какой-либо один конкретный язык — русский, немецкий, французский и другие: в его задачу входит описание звукового состава, лексики и грамматики этого языка, а также его истории. (Стернин)

• Завязке может предшествовать экспозиция — рассказ об обстановке, в которой предстоит действовать героям. (Наровчатов)

• …Кульминации — высшей точке его напряжения, которое выражается в решающем столкновении противоположных сил повествования. (Наровчатов)

• За кульминацией следует развязка, в которой объясняется исход события, положенного в основу произведения. (Наровчатов)

• Эпилог сообщает о судьбе действующих лиц, получающей завершение иногда много спустя после окончания действия. (Наровчатов)

• Образ — это конкретная и в то же время обобщенная картина человеческой жизни, созданная при помощи вымысла и имеющая эстетическое значение. (Наровчатов)

• Психолингвистика изучает психическую сторону языкового общения; эта наука существует на стыке лингвистики и психологии. (Наровчатов)

При этом авторы дают ясное определение того, что эти термины обозначают, приводят примеры, которые служат дополнительным объяснением, с сопровождением исторических справок, например:

• Любопытно возникновение эвфемизмов и табуизмов (от слова табу — запрет) — слов или выражений, заменяющих грубые, непристойные слова или такие, которые по каким-либо причинам произносить нельзя. У далеких наших предков такими словами были названия животных, с

которыми, как считалось, они состояли в кровном родстве. (Наровчатов)

• Лингвистика — древняя наука, зародившаяся задолго до нашей эры. Предполагают, что наука о языке была еще у древних египтян и шумеров — жителей Месопотамии. У этих народов в 111-11 тысячелетиях до н. э. уже была развита письменность. (Стернин)

Очевидно, что в отличие от научной литературы в научно-популярных произведениях термины вводятся в изложение исключительно для популяризации научного знания. А виды дефиниций терминов в научно-популярной литературе, как видно из примеров, могут служить дополнительным источником интересной для читателя информации. Ясные и наглядные благодаря примерам, описаниям и историческим справкам, дефиниции терминов позволяют читателю в доступной и увлекательной форме получать новые знания из какой-либо области науки, в нашем случае из области языкознания.

Простота и ясность в научно-популярном издании тесным образом связаны с использованием терминологии. В составе терминологической лексики можно выделить несколько «слоев», различающихся сферой употребления, содержанием понятия, особенностями обозначаемого объекта. Это деление отражается в разграничении общенаучных терминов, составляющих понятийный фонд науки в целом, и специальных, закрепленных за определенными областями знаний. Терминологическая лексика необычайно информативна, потому ее использование является необходимым условием лаконичности, точности изложения.

Требования, которые предъявляют к терминологии популярных произведений, зависят от образовательных и возрастных особенностей реципиентов, но в основном используется общеупотребительная, хорошо известная адресату терминология, которой автор может свободно оперировать как метаматериалом развернутого объяснения.

Не требуют специальных способов введения в НПЛТ (научно-популярном лингвистическом тексте) такие термины, которые как для подготовленного, так и для неподготовленного читателя семантически ясны в силу прозрачности их внутренней формы, в силу особенностей своей словообразовательной и сочетаемостной структуры: приставочный, суффиксальный, безаффиксный и т. д. способы образования слов; архаизмы, историзмы, неологизмы; продуктивные и непродуктивные суффиксы; вводные слова, инфинитивные предложения и т.д., хотя далеко не всеми авторами НПЛТ учитывается тот факт, что «понимание семантики

термина по его внутренней форме удается не каждому, ибо нет людей с одинаковой лингвистической подготовленностью и лингвистической ассоциативностью, не каждый склонен к осознанному (или неосознанному) этимологизированию слов» [Коготкова 1984:73].

Тот факт, что научно-популярная литература знакомит с новыми достижениями науки, а также расширяет и углубляет знания в очерченных ею областях, объясняет неизбежность использования авторами узкоспециальных терминов. «По отношению же к узкоспециальным выражениям, — предупреждает Э.А. Лазаревич, — нужна величайшая осторожность: термин сообщают, если он обозначает основное понятие,… и заменяют синонимическими обозначениями из обиходного словаря во всех других случаях. При этом всегда учитывается образовательный уровень читателя» [Лазаревич 1984:320].

Соотношение в НПЛТ терминологии, нейтральных, разговорно-обиходных слов и других слоев лексики позволяет говорить о совмещении в них таких противоположных стилевых черт, как объективность и субъективность, логичность и эмоциональность, однако их специфическими чертами остаются точность раскрытия научных понятий, конкретность, а также образность толкований и разъяснений терминов, что обнаруживает единство эмоционально-чувственного восприятия действительности и логического познания.

Практика популяризации науки накопила большой арсенал различных средств, приемов и способов раскрытия содержания непонятных и малопонятных слов, в том числе и терминов, и ученые-популяризаторы, пользуясь такого рода способами и приемами, проявляя мастерство, делают содержание научно-популярных произведений не только понятным, но и увлекательным.

Вопрос о способах введения терминов в научно-популярный текст и замещения его другими языковыми единицами особенно актуален для этого вида литературы и находится в прямой зависимости от читательского назначения изданий.

Э.А. Лазаревич считает, что читателей научнопопулярной литературы можно разделить на четыре группы в зависимости от общеобразовательного уровня (неподготовленные (1 и 2 группы) и подготовленные (3 и 4 группы)). В научно-популярных текстах, адресованных неподготовленному читателю, содержание терминов чаще всего дается описательно и напряженность изложения (количество терминов в единице текста) обычно невысока (1 группа). Более подготовленный читатель (2 группа) способен адекватно воспринимать

тексты с большим количеством специальных слов, где общенаучные термины уже не объясняются, но узкоспециальные термины, обозначающие основные понятия, комментируются, и их количество остается небольшим. Именно эти две группы читателей (школьники среднего и старшего возрастов) составляют ведущую адресатную проекцию большинства НПЛТ.

Подготовленные читатели (3 и 4 группы) — это специалисты смежного или иного профиля, специально иногда изучающие научно-популярную литературу. В литературе такой адресации встречается большое количество узкоспециальных терминов, хотя объяснению подлежат только те из них, которые вводят новое понятие.

Во всех типах НПТ (научно-популярного текста), адресованных, однако, в большей степени неподготовленному читателю, важна последовательность ввода терминов, которая, строясь на системности терминологии, позволяет реципиенту получить не отрывочные научные сведения, а целостную картину излагаемой научной проблемы и разобраться во взаимосвязях между научными понятиями. В НПЛТ объем терминов, представленный в такой последовательности, обычно не превышает предела воспринимаемости адресатом научной информации, и реципиент имеет возможность осмыслить, усвоить, запомнить термины, чтобы в дальнейшем вместе с автором текста оперировать ими. Способствует этому как подробное разъяснение терминов, так и привлечение образных средств.

Введение термина в текст и его правильное объяснение являются чрезвычайно важными для НПЛТ в силу того, что здесь терминологическая проекция имеет подчеркнуто отвлеченный характер. Стоящие за термином понятия нельзя рассмотреть, услышать, увидеть, осязать, как многие, например, естественнонаучные. Правильно ввести лингвистический термин значит не только назвать его, ввести термин необходимо так, чтобы адресат правильно понимал его содержание. Правильно истолкованный и понятый термин облегчает усвоение текста и, следовательно, поддерживает интерес к научной проблематике. Важную роль в подаче термина играет та часть текста, которая непосредственно предшествует введению термина, — так называемый контекст введения термина, подготавливающий адресата к восприятию и пониманию специального слова.

Запоминать бессмысленное нагромождение составных частей куда труднее, чем уложить в памяти какой-нибудь организованный ряд — вещей, понятий, слов. Не важно, по какому принципу орга-

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

1>сш

низованы предметы. Нужно только, чтобы чувствовалась упорядоченность. На этом и построена мнемоника — искусство запоминать всевозможные совокупности (Успенский).

Подводя читателей к термину «мнемоника», Л. Успенский показывает, почему упорядоченные совокупности запоминать легче, нежели бессмысленные нагромождения каких-либо составных частей, и предлагает приемы, облегчающие запоминание беспорядочных последовательностей. Обращает на себя внимание, что ввод термина в данном микротексте подытоживает, резюмирует изложение, выступая как завершающий аккорд, мнемонически более выигрышный, нежели стандартная ситуация, когда с термина начинается микротекст.

Для НПЛТ, как показал материал, не обязательно введение терминов с помощью строгих дефиниций. Кстати, для таких случаев в научной литературе существуют шесть логических правил ознакомления с понятиями: указание, объяснение, описание, характеристика, сравнение, различение [Кондаков 1971:477], которые характерны для НПЛТ и которые можно объединить в одном универсальном понятии — объяснение.

Приемы объяснения терминов в НПЛТ встречаются двух видов: 1) термин — объяснение (прямое определение) и 2) объяснение — термин (инверсионное определение). Наблюдения над НПЛТ показывают, что если автор делает акцент на термине, после чего многократно использует этот термин в ближайшем изложении, то предпочтение отдается прямому определению.

Нетрудно заметить, что связь термина и его объяснения имеет различное лексическое выражение (наука — [без «это»], называется, мы будем понимать, речь идет о …, это…).

Инверсионное определение термина, заостряющее внимание адресата не на самом термине, а на выражаемом им понятии, его содержании в текстах НПЛТ, по нашим данным, несколько реже.

Многочисленны случаи смешанного типа объяснения специальных слов, когда содержание их раскрывается и в постпозиции к термину, сразу же после его введения, и продолжается после включения термина в текст. В анализируемых нами

монографиях имеет место изобразительное описание (репродуктивный регистр).

Л. Успенский оперирует преимущественно неспециальными терминами, которые не нуждаются в объяснении, но в то же время являются терминами языкознания. Это такие термины, как: приставка, суффикс, окончание, существительное, род, число, падеж и т. д. При этом дефиниции данным терминам практически не даётся, за исключением очень немногих:

«причастия спрягаемого глагола, иначе говоря, отглагольные прилагательные…» (Успенский).

Очевидно, автор рассчитывает на то, что читатель обладает уже некоторыми знаниями, необходимыми для получения передаваемой информации. В тех достаточно редких случаях, где у читателя могут возникнуть проблемы с пониманием термина, автор использует объяснение и примеры.

Дефиниции терминов позволяют читателю в доступной и увлекательной форме получать новые знания из какой-либо области науки, в нашем случае из области языкознания.

Подытоживая анализ терминов в НПЛТ, подчеркнем еще одну немаловажную методологическую основу производства «терминосодержащих» отрывков текста. В введении к своей монографии «Лексическая и синтаксическая объективация знания в словообразовательном контексте» М.С. Малеева поднимает интересный и актуальнейший вопрос об интуиции лингвиста, о распространившейся боязни интуитивизма, вплоть до отказа исследования семантики, при изучении которой интуитивные методы использовались менее всего [Малеева 1983:8]. Нам представляется, что НПЛТ открывает широчайшие возможности как развития интуиции исследователя, так и приложения интуитивно найденных форм описания общеизвестного в языке, но в этом плане «терминологическая составляющая» НПЛТ, к сожалению, пока еще дает в целом не столь выразительный материал, какой следовало бы ожидать от пера профессиональных стилистов (в частности, почти не используются пояснительные резервы окказионального словообразования, невелико разнообразие эпитетов внутри контекста, окружающего новый для читателя термин).

Библиографический список

1. Арбатский Д.И. Толкования значений слов: Семантические определения. — Ижевск: Удмуртия, 1977. — 100 с.

2. Горский Д.П. Определение: Логико-методологические проблемы. — М.: Мысль, 1974. — 312 с.

3. Коготкова Т.С. Профессионально-терминологическая лексика в газете (способы раскрытия и введения в текст) // Терминология и культура речи. — М.: Наука, 1984. — С. 58-92.

4. Комарова З.И. Семантическая структура специального слова и ее лексикографическое описание. — Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991. — 156 с.

5. Лазаревич Э.А. С веком наравне. Популяризация науки в России. — М.: Книга, 1984. — 383 с.

6. Лейчик В.М. Терминоведение: предмет, методы, структура. Изд. 3-е. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — 256 с.

7. Малеева М.С. Лексическая и синтаксическая объективация знания в словообразовательном контексте. — Воронеж: Изд-во Воронежского гос. университета, 1983. — 128 с.

8. Fetzer J.H. Aspects of the theory of definition // Definitions and definability: Philosophical perspectives. — Dordrecht/ Boston/London: Kluwer Academic Publishers, 1991. — Р. 3-17.

Список источников

1. Беднарская Л.Д. Интересно о русском языке. — Орел: Изд. социального образовательного центра, 1995. — 126 с.

2. Леонтьев А.А. Путешествие по карте языков мира. — М.: Просвещение, 1981. — 95 с.

3. Наровчатов С.С. Необычное литературоведение. — М.: ТЕРРА—Книжный клуб, 2003. — 400 с. («ТЕРРА» — школе).

4. Сахарный Л.В. Как устроен наш язык. Книга для учащихся старших классов: — М.: Просвещение, 1978. — 160 с. с ил.

5. Стернин И.А. Что такое лингвистика? — Издательство Воронежского университета, 1987. — 90 с.

6. Успенский Л. В. Слово о словах. — Лениздат, 1982. — 287 с.

Bibliography

1. Arbatsky D.I. Interpretation of values of words: Semantic definitions. — Izhevsk: Udmurtiya, 1977. — 100 p.

2. Gorsky D.P. Definition: logical-methodological problems. — M.: Mysl, 1974. — 312 p.

3. Kogotkova T.S. Professional lexicon in the newspaper (ways of disclosing and introduction in the text) // the Terminology and a standard of speech. — M.: the Science, 1984. — P. 58-92.

4. Komarova Z.I. Semantic structure of a special word and its lexicographic description. — Sverdlovsk:Ural Univercity 1991. — 156 p.

5. Lazarevich E.A. With the century on the same level. Popularization of a science in Russia. — M.: the Book, 1984.

— 383 p.

6. Leychik V.M. Terminovedenie: a subject, methods, structure. PubL.3. — M.: Publishing House LKI, 2007. — 256 p.

7. Maleeva M.S. lexical and syntactic objectivation of the knowledge in a word-formative context. — Voronezh:

Voronez Univercity Publishing House, 1983. — 128 p.

8. Fetzer J.H. Aspects of the theory of definition // Definitions and definability: Philosophical perspectives. — Dordrecht/ Boston/London: Kluwer Academic Publishers, 1991. — Р. 3-17.

9. The list of the literature which have served by a material for the analysis

10. Bednarskaya L.D. Interesting about Russian language. — Orel: The social educational centre, 1995 — 126 pgs.

11. Leontjev A.A. Travel on a map languages of the world. — M.: Education, 1981. — 95 p.

12. Narovchatov S.S. Unusual literary criticism. — M.: Terra — Book club, 2003. — 400 p. — («TERRA» for school).

13. Sakhamy L.V. As our language is arranged. The book for learning senior classes. -M.: Education, 1978 — 160 p.

14. Stemin I.A. What is the linguistics? — Publishing house of the Voronezh University, 1987. — 90 p.

15. Uspensky L.V. A word about words. — Lenizdat, 1982. — 287 p.

G. YU. GRISHETCHKINA VARIATIES OF DEFINITIONS OF TERMS IN SCIENTIFIC-POPULAR TEXT

In the article various definitions of terms, various kinds of definitions and variants of Input In the text of terms in the popular-scientific linguistic text are examined.

Key words: definition, concepts, term, terms conducting, lexicon, style, a context, recipient, speech and communicative act, the popular-scientific text.

Виды дефиниций — это… Понятие, классификация, примеры :: BusinessMan.ru

Юридическая дефиниция представляет собой краткое разъяснение термина. Она отражает качественные (существенные) характеристики предмета или явления. Рассмотрим далее существующие виды дефиниций.

Общая классификация

Существуют следующие правовые дефиниции:

  1. Законодательные. Они основываются на нормативных документах.
  2. Вытекающие из судебных решений.
  3. Доктринальные – предлагаемые какой-либо правовой школой или автором.

Законодательные определения выступают не только в качестве инструментов нормотворческой техники. Использование таких дефиниций – это в большинстве случаев способ установления самостоятельных предписаний. Их нарушение может повлечь негативные последствия для субъекта. Данный факт имеет особенное значение в уголовном производстве.

Цель категории

Право считается достаточно сложной отраслью. Она обладает своей спецификой и тонкостями, к изучению которых необходимо подходить профессионально. Нормативные акты, содержащие те или другие предписания, адресуются при этом не только специалистам, но и обычным людям. В связи с этим в процессе нормотворчества следует делать их по возможности доступными для граждан. Использование в нормативных актах дефиниций – это один из эффективных способов реализовать эту задачу. Они позволяют объяснить те или другие термины по возможности коротко и максимально простыми словами.

Дефиниция: примеры

В нормативных документах можно встретить такие определения:

  1. Депутат – субъект, выбранный от соответствующего округа в представительный (законодательный) государственный/муниципальный орган на основании реализации гражданами прямого и равного избирательного права тайным голосованием.
  2. Публичная оферта – обращенное к неопределенному числу лиц предложение товара в описаниях, каталогах, рекламе, если в нем присутствуют все значимые условия розничной купли-продажи.
  3. Алиби – пребывание подозреваемого/обвиняемого на момент совершения преступного деяния в ином месте.
  4. Налог – индивидуально безвозмездный обязательный платеж, который взимается с граждан и юрлиц в форме отчуждения денежных сумм, принадлежащих им, для финансирования деятельности муниципального образования или государства.
  5. Рецидив преступления – совершение умышленного деяния субъектом, имеющим непогашенную судимость за аналогичный поступок.

Разработка дефиниций

Это достаточно сложный и трудоемкий процесс. Как утверждали древние римляне, любое нормативное определение несет некую опасность. Основная задача дефиниций – это объединение в отвлеченной и общей формуле всех особенностей какого-либо термина или явления. Определение должно наполнять конкретным смыслом категории, зачастую взятые из обычной повседневной речи. В нем не должно быть никакой двусмысленности. Определение должно делать ясным и достоверным разъяснение и применение конкретного положения или групп норм. Задачей составителей в данном случае является выяснение всех признаков, в полной мере характеризующих данное понятие. При этом должны быть учтены наиболее адекватные точки зрения авторов на то или иное явление либо событие.

Признаки

Какой должна быть дефиниция? Понятия, которые ею определяются, необходимо сделать доступными для широкого круга лиц. В связи с этим категория должна:

  1. Отражать только значимые характеристики обобщаемых явлений. Такие признаки должны обладать правовым значением.
  2. Быть полной. Это значит, что в дефиниции должны отражаться все стороны явления.
  3. Быть адекватной. Ее объем должен совпадать с понятием, которое она определяет.
  4. Не включать в себя противоречивые суждения.
  5. Не содержать термины, которые присутствуют в понятии, которое она определяет. Это необходимо для исключения тавтологии.

Типы

Дефиниции в праве могут быть:

  1. Полными. В этом случае в них присутствует весь комплекс значимых признаков.
  2. Неполными. В них присутствуют только ключевые характеристики.
  3. Дефинициями-перечнями. Такие определения относятся к категории самых простых. Это обуславливает их широкую распространенность. В свое время такие дефиниции считались единственным вариантом характеристики нормативных явлений. Эти определения применяются при наличии недостаточно обширного опыта в использовании термина и отсутствии возможности толкования его посредством указания значимых признаков. Такие дефиниции отличаются менее отвлеченным и более иллюстрированным характером. Вместе с этим они обладают и серьезным недостатком. Он связан с точностью и достоверностью таких определений.

Некоторые авторы предлагают иные классификации. Так, например, выделяют следующие типы определений:

  1. Перечисления.
  2. Содержащие синтез элементов документов, предметов, явлений.
  3. Дефиниции посредством сравнения.
  4. Содержащие указания на одну главную характеристику явления.
  5. Дефиниции с использованием описания отличительных признаков.
  6. Отражающие закономерности развития события/явления.

Какие термины подлежат определению?

Необходимо сказать, что в правовой сфере далеко не все понятия необходимо толковать. В практике используются определенные критерии, по которым осуществляется отбор событий и явлений, подлежащих определению. К ним относят термины:

  1. Неточные.
  2. Специальные.
  3. Редкие.
  4. Сложные.
  5. Зарубежные.
  6. Обыденные, обладающие множеством смыслов.
  7. Трактуемые по-разному в науке и на практике.
  8. Используемые в норме в ограничительном либо расширительном смысле.
  9. Измененные, пересмотренные.

Размещение в нормах

В практике в определенный момент встала проблема, где именно помещать дефиницию. Для решения этого вопроса существует несколько подходов. Так, в ряде норм дефиниция присутствует при первом упоминании понятия. Такой вариант размещения удобен в том случае, если статья или документ имеет небольшой объем. В этом случае субъект, изучающий акт, сможет без особого труда вернуться к определению при возникновении такой необходимости. В УК дефиниция преступления приводится в начале статьи, поскольку именно этому определяемому деянию посвящается норма:

  • Кража – тайное хищение имущества, принадлежащего другому субъекту (ст. 158).
  • Убийство – умышленное причинение другому человеку смерти (ст. 105).

Другой подход предполагает приведение в начале нормы (в отдельной, особой статье или главе) серии дефиниций. Такой вариант используется для крупных документов. Как правило, они сложны для понимания. В настоящее время этот подход становится более универсальным. Так, в ФЗ №87, в ст. 1, приводятся определения:

  1. Табачные изделия – предметы для курения, нюхания и жевания, упакованные в соответствующую потребительскую тару, в числе которых сигареты с фильтром или без него, сигариллы, сигары, папиросы, трубочный и курительный табак, махорка.
  2. Смола – продукт сгорания. Он возникает в процессе курения и способствует возникновению заболеваний.
  3. Никотин – вещество, присутствующее в табаке.
  4. Курение табака – это вдыхание дыма от тлеющих табачных изделий.

Третий вариант размещения дефиниций является комплексным. Он предполагает приведение определений в норме несколько раз. В частности, несмотря на наличие разъяснений того или иного термина в начале статьи (главы), их толкование присутствует и в самом тексте нормативного акта. Такой подход может использоваться тогда, когда документ адресован широкой аудитории. В этих случаях повторное толкование терминов способствует лучшему пониманию правовых норм. Еще один вариант размещения определений – постранично-ссылочный. Он предполагает перенаправление читателя на статью, пункт, страницу, где разъясняемый термин используется и растолковывается впервые. При этом в тексте ссылки приводятся обычно в скобках или используется примечание. Такой подход используется, как правило, при составлении нормативных актов для профессиональных юристов.

Слово ДЕФИНИЦИЯ — Что такое ДЕФИНИЦИЯ?

Слово состоит из 9 букв: первая д, вторая е, третья ф, четвёртая и, пятая н, шестая и, седьмая ц, восьмая и, последняя я,

Слово дефиниция английскими буквами(транслитом) — definitsiya

Значения слова дефиниция. Что такое дефиниция?

Дефиниция

Дефиниция [лат. definitio — определение] по [12] — логическое определение понятия, установление содержания понятия, его отличительных признаков. Слово, которое любят применять некоторые «философы», вероятно, плохо владеющие простым русским языком.

Теоретические аспекты и основы экологической проблемы

ДЕФИНИЦИЯ (от лaт. defnitio – определение) – краткое логические определение, устанавливающее существенные отличительные признаки предмета или значение понятия – его содержание и границы.

Словарь конфликтолога. — 2009

ДЕФИНИЦИЯ (лат. definitio — определение) — краткое логическое определение, устанавливающее существенные отличительные признаки предмета или значение понятия — его содержание и границы.

Философский энциклопедический словарь. — М., 1989

ДЕФИНИЦИЯ — (см. ОПРЕДЕЛЕНИЕ). Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004. ДЕФИНИЦИЯ см. Определение. Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия.

Философская энциклопедия

ОПРЕДЕЛЕНИЕ, дефиниция

ОПРЕДЕЛЕНИЕ, дефиниция (от лат. «definitio» — «предел», «граница») — логическая процедура придания строго фиксированного смысла терминам языка. Т. к. значения терминов зависят от их смыслов, то всякий раз…

Новая философская энциклопедия. — 2003

ОПРЕДЕЛЕНИЕ, дефиниция — логический приём, с помощью которого раскрывается содержание понятия, выявляются существенные признаки объектов, отображаемых в данном понятии.

Педагогический словарь бибилотекаря. — Спб: РНБ, 2005-2007.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ, или ДЕФИНИЦИЯ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ, или ДЕФИНИЦИЯ (от лат. difinitio) — логическая операция раскрытия содержания понятия. О. понятия, т. е. обнаружение его предела (границы), связано с нахождением существенных свойств предметов, отображаемых данным понятием.

Кемеров В. Философская энциклопедия. — М., 1998

Русский язык

Дефини́ц/и/я [й/а].

Морфемно-орфографический словарь. — 2002

Примеры употребления слова дефиниция

Для человека, который жил в Советском Союзе, это знакомая дефиниция.


  1. дефилирующий
  2. дефинитивный
  3. дефинитив
  4. дефиниция
  5. дефис
  6. дефицитность
  7. дефицитный

СОВРЕМЕННЫЕ ДЕФИНИЦИИ И ПРИНЦИПЫ ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ СЕПСИСА У ДЕТЕЙ | Лекманов

1. Лекманов А. У., Азовский Д. К., Пилютик С. Ф. и др. Коррекция гемодинамики у детей с тяжелыми травматическими повреждениями на основе транспульмональной термодилюции // Анестезиол. и реаниматол. ‒ 2011. ‒ № 1. ‒ С. 32‒36.

2. Семенова Ж. Б., Мельников А. В., Лекманов А. У. и др. Рекомендации по лечению детей с черепно-мозговой травмой // Рос. вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии. ‒ 2016. ‒ № 2. ‒ С. 112−181.

3. Agyeman P. K. A., Schlapbach L. J., Giannoni E. et al Epidemiology of blood culture-proven bacterial sepsis in children in Switzerland: a population-based cohort study // Lancet Child Adolesc Health. – 2017. – Vol. 1. – P. 124–133.

4. Balamuth F., Weiss S. L., Fitzgerald J. C. et al. Protocolized treatment is associated with decreased organ dysfunction in pediatric severe sepsis // Pediatr. Crit. Care Med. – 2016. – Vol. 17. – P. 817–822.

5. Berlot G., Vassallo M. C., Busetto N. et al. Relationship between the timing of administration of IgM and IgA enriched immunoglobulins in patients with severe sepsis and septic shock and the outcome: A retrospective analysis // J. Crit. Care. – 2012. – Vol. 27. – P. 167–171.

6. Brown S. G. A. Fluid resuscitation for people with sepsis: it’s time to challenge our basic assumptions // BMJ. – 2014. – Vol. 349. – P. 4611.

7. Carcillo J. A., Davis A. L., Zaritsky A. Role of early fluid resuscitation in pediatric septic shock // JAMA. – 1991. – Vol. 266. – P. 1242–1245.

8. Capasso L., Borrelli C. A., Parrella C. et al. Are IgM-enriched immunoglobulins an effective adjuvant in septic VLBW infants? // Ital. J. Pediatrics. – 2013.–Vol. 39. – P. 63.

9. Davis A. L. American College of Critical Care Medicine Clinical practice parameters for hemodynamic support of pediatric and neonatal septic shock // Crit. Care Med. – 2017. – Vol. 45. – P. 1061–1093.

10. Emrath E. T., Fortenberry J. D., Travers C. et al. Resuscitation with balanced fluids is associated with improved survival in pediatric severe sepsis // Crit. Care Med. – 2017. – Vol. 45. – P. 1177–1183.

11. Fisher E. C. Clinical spectrum of shock in the pediatric emergencydepartment. // Pediatric Emergency Care. – 2010. – Vol. 26. – P. 622–625.

12. Ford N., Hargreaves S., Shanks L. Mortality after fluid bolus in children withshock due to sepsis or severe infection: a SR and MA // PLoS One. – 2012. – Vol. 7. – Р. e43953.

13. Glassford N. J., Bellomo R. Albumin administration in sepsis: the case for and against // ICU Management. – 2017. – Vol. 17. – P. 36–43.

14. Goldstein B., Giroir B., Randolph A. et al. International pediatric sepsis consensus conference: Definitions for sepsis and organ dysfunction in pediatrics // Pediatr. Crit. Care Med. – 2005. – Vol. 6. – P. 2–8.

15. Gorgis N., Asselin J. M., Fontana C. et al. Evaluation of the association of early elevated lactate with outcomes in children with severe sepsis or septic shock // PediatrEmerg Care. – 2017. – (epab). doi: 10.1097/PEC.000000000000102, https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/28072671

16. Han Y. Y., Carcillo J. A., Dragotta M. A. et al. Early reversal of pediatric–neonatal septic shock by community physicians is associated with improved outcome // Pediatrics. – 2003. – Vol. 112. – P. 793–799.

17. Haque K. N., Zaidi M. H., Bahakim H. IgM-enriched intravenous immunoglobulin therapy in neonatal sepsis // Am. J. Dis. Child. – 1988. – Vol. 142. – P. 1293–1296.

18. Inwald D. P., Butt W., Tasker R. C. Fluid resuscitation of shock in children: what, whence and whither? // Int. Care Med. – 2015. – Vol. 41. – P. 1457–1459.

19. Kawasaki T., Shime N. Straney L. et al. Paediatric sequential organ failure assessment score (pSOFA): a plea for the world-wide collaboration for consensus // Int. Care Med. – 2018. – (epab) https://doi.org/10.1007/s00134–018–5188–7

20. Kissoon N., Carcillo J. A., Espinosa V. et al. World Federation of Pediatric Intensive Care and Critical Care Societies: Global Sepsis Initiative // Pediatr. Crit. Care Med. – 2011. – Vol. 12. – P. 494–503.

21. Kola E., Çelaj E., Bakalli I. et al. Efficacy of an IgM preparation in the treatment of patients with sepsis: a double-blind randomized clinical trial in a pediatric intensive care unit (Original research) // SEEJPH. – 2014. URL: researchgate.net/profile/Kola_Elmira

22. Larsen G. Y., Mecham N., Greenberg R. An emergency department septic shock protocol and care guideline for children initiated at triage // Pediatrics. – 2011. – Vol. 127. – P. 1585–1592.

23. Leclerc F., Duhamel A., Deken V. et al. Can the pediatric logisticorgan dysfunction-2 score on day 1 be used in clinical criteria for sepsis inchildren? // Pediatr. Crit. Care Med. – 2017. – Vol. 18. – P. 758–763.

24. Masutani S., Senzaki H., Ishido H. et al. Vasopressin in the tretment of vasodilatory shock in children // Pediatr. Inf. – 2005. – Vol. 47. – P. 132–136.

25. Matics T. J., Sanchez-Pinto L. N. Adaptation and validation of a pediatric sequential organ failure assessment score and evaluation of the Sepsis-3 definitions in critically ill children // JAMA Pediatr. – 2017. – Vol. 171. – P. e172352

26. Medeiros D. N., Ferranti J. F., Delgado A. F. et al. Colloids for the initial management of severe sepsis and septic shock in pediatric patients: A systematic review colloids for the initial management of severe sepsis and septic shock in pediatric patients: A systematic review // Pediatr. Emerg Care. – 2015. – Vol. 31. – P. 11–16. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/?term=de%20Carvalho%20WB%5BAuthor%5D&cauthor=true&cauthor_uid=26535507.

27. Myburgh J., Finfer S. Causes of death after fluid bolus resuscitation: new insights from FEAST // BMC Med. – 2013. – Vol. 11. – P. 67.

28. Norrby-Teglund A., Haque K. N., Hammarstrom L. A. Intravenous polyclonal IgM-enriched immunoglobulin therapy in sepsis: a review of clinical efficacy in relation to microbiological aetiology and severity of sepsis // J. Intern. Med. – 2006. – Vol. 260. – P. 509–516.

29. Opiyo N., Molyneux E., Sinclair D. et al. Immediate fluid management of children with severe febrile illness and signs of impaired circulation in low-income settings: a contextualized SR // BMJ Open. – 2014. – Vol. 4. – Р. e004934.

30. Paul R., Melendez E., Stack A. et al. Improving adherence to PALS septic shock guidelines // Pediatrics. ‒ 2014. – Vol. 133. – Р. e1358–e1366.

31. Paul R., Neuman М., Monuteaux М. et al. Adherence to PALS sepsis guidelines and hospital length of stay // Pediatrics. – 2012. – Vol. 130. – P. 273–280.

32. Russell M. J., Kanthimathinathan H. K. Is there an optimum duration of fluid bolus in pediatric septic shock? A Critical appraisal of fluid bolus over 15–20 versus 5–10 minutes each in the first hour of resuscitation in children with septic shock // Pediatr. Crit. Care Med. – 2018. – Vol. 19. – P. 369–371.

33. Santschi М., Leclerc F. Management of children with sepsis and septic shock: a survey among pediatric intensivists of the Réseau Mère-Enfant de la Francophonie // Ann. Int. Care. – 2013. – Vol. 3. – P. 7–14.

34. Schlapbach L. J., Straney L., Bellomo R. et al. Prognostic accuracy of age-adapted SOFA, SIRS, PELOD-2, and qSOFA for in-hospital mortality among children with suspected infection admitted to the intensive care unit // Int. Care Med. – 2018. – Vol. 44. – P. 179–188.

35. Schlapbach L. J., Kissoon N. Defining pediatric sepsis // JAMA Pediatr. – 2018. – Vol. 172. – P. 312–314.

36. Schlapbach L. J., MacLaren G., Festa M. et al. Prediction of pediatric sepsis mortality within 1h of intensive care admission // Int. Care Med. – 2017. – Vol. 43. – P. 1085–1096.

37. Scott H. F., Deakyne S. J., Woods J. M. et al. The prevalence and diagnostic utility of systemic inflammatory response syndrome vital signs in a pediatric emergency department // Acad. Emerg. Med. – 2015. – Vol. 22. – P. 381–389.

38. Singer M., Deutschman C. S., Seymour C. W. et al. The Third International Consensus Definitions for Sepsis and Septic Shock (Sepsis-3) // JAMA. – 2016. – Vol. 315. – P. 801–8101.

39. van Paridon B. M., Cathy S., Guerra G. G. et al. Alberta Sepsis Network Timing of antibiotics, volume, and vasoactive infusions in children with sepsis admitted to intensive care // Crit. Care. – 2015. – Vol. 19. – P. 293.

40. Weiss S. L., Deutschman C. S. Are septic children really just “septic little adults”? // Int. Care Med. – 2018. – Vol. 44. – P. 392–394.

41. Weiss S., Fitzgerald J.C., Maffei F.A. et al. SPROUT Pediatric Severe Sepsis Study American // J. Respir. Crit. Care Medicine. – 2015. – Vol. 191. – P. 1147–1157.

42. Weiss S. L., Fitzgerald J. C., Balamuth F. et al. Delayed antimicrobial therapy increases mortality and organ dysfunction duration in pediatric sepsis // Crit. Care Med. – 2014. – Vol. 42. – P. 2409–2417.

43. Weiss S. L., Peters M. J. Focus on paediatrics: 2017 // Int. Care Med. – 2018. – https://doi.org/10.1007/s00134-017-5025-4

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ДЕФИНИЦИИ В СФЕРЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НЕДВИЖИМОСТИ

Byadmin

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ДЕФИНИЦИИ В СФЕРЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НЕДВИЖИМОСТИ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2016

Подколзина Тамара Ильинична,
аспирант кафедры земельного права Государственного университета по землеустройству (г. Москва, Россия)

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ДЕФИНИЦИИ В СФЕРЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НЕДВИЖИМОСТИ

 

Для современной российской правовой действительности вопросы правового регулирования общественных отношений, связанных с гражданским оборотом недвижимого имущества, являются относительно новыми ввиду особенности исторического развития отечественного государства и права, а также особенно важными ввиду ценностных качеств самой недвижимости. Особенно динамичными темпами законодательство в сфере недвижимости начало развиваться в постсоветское время в силу понятных политических и экономических причин. Важно отметить, что указанное развитие продолжается и в настоящее время. Поэтому представляется актуальным исследовать основные правовые понятия, устанавливающие фундаментальную основу правового регулирования оборота недвижимого имущества.

Интерес к законодательной терминологии в области правового регулирования недвижимости обусловлен важной ролью законодательных дефиниций в точном понимании языка законодательства. Законодательная дефиниция представляет собой юридический термин, определение, в состав которого законодатель включает существенные признаки, раскрывающие содержания этого понятия. Совокупность законодательных дефиниций формируют суть нормативного правового акта. При этом дефиниции придают акту свойство согласованности, «цементируют» содержание нормативного документа (Рукавишникова И.В., Напалкина И.Г. 2013, 7).

Объектом настоящего исследования являются тексты нормативных правовых актов, регулирующие такую важнейшую сферу общественных отношений, как гражданский оборот недвижимого имущества.

Легальному определению понятия «недвижимое имущество» («недвижимость») посвящена статья 130 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 1 указанной статьи «к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства». Стоить подчеркнуть, что понятия «недвижимая вещь», «недвижимое имущество», «недвижимость» употребляются как синонимы. Далее отмечено, что «к недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество». Иными словами, в статье перечислены объекты, которые должны относиться к недвижимости априори, то есть прямо перечислены в законе, а также установлен критерий, руководствуясь которым необходимо определять недвижимую природу отдельных объектов, не являющихся ни к земельным участкам, ни к участкам недр. Также в статье закреплен юридический критерий отнесения движимых по своей природе объектов к недвижимости (Липски С.А., 2015, 7).

Как справедливо отмечает Алексеев А.В., «назначение законодательного определения состоит в том, чтобы иметь возможность из числа всех предметов и явлений в каждом случае выделить объекты, обозначаемые определяемым понятием» (Алексеев А.В., 2008, 13).

Представляется, что законодателем для юридической квалификации конкретных объектов, указание на недвижимую природу которых в законе отсутствует, в качестве недвижимого имущества был выбран именно физический критерий, основанный на принципе невозможности пространственного изменения положения объекта.

Как подчеркивает Новиков К.А., «несмотря на исчерпывающую формальную определенность критерия прочности связи недвижимой вещи с землей, его нельзя признать пригодным к практическому использованию» (Новиков К.А., 2015, 11).

Действительно, на практике нередко возникают сложности при квалификации объекта как недвижимой вещи. Для того чтобы установить недвижимую природу конкретного объекта, необходимо, следуя буквальному толкованию рассматриваемого понятия, установить, присущи ли характеристикам объекта следующие два критерия: прочная связь с землей и невозможность пространственного перемещения такого объекта без ущерба его назначению.

Тем не менее, в настоящее время значительное количество объектов, считаемых недвижимыми с правовой точки зрения, возможно физически переместить в пространстве без какого-либо влияния на использование их по назначению. Последнее обусловлено достигнутым уровнем инженерных технологий и строительной техники. Примером этому выступает использующийся в советское время метод перемещения зданий при глобальной перестройке Москвы с целью расширения улиц и создания магистралей. Либо такой более ранний пример, так история передвижения зданий уходить корнями в эпоху Возрождения, – в 1455 году инженер из Болоньи Аристотель Фьораванти передвинул в своем родном городе колокольню церкви Санта Мария Маджоре. Иными словами, в контексте вышеуказанного законодательное закрепление в легальном понятии «недвижимая вещь» критерия невозможности перемещения объекта представляется довольно неудачным.

В контексте вышеуказанных обстоятельств Алексеев В.А. отмечает, что «критерий невозможности перемещения без несоразмерного ущерба назначению, становиться для объекта недостаточно конкретным, а применение его достаточно произвольным» (Алексеев А.В., 2008, 22).

Очевидно устоявшийся в правовой доктрине критерий неразрывной связи недвижимой вещи с землей, характеризующийся формальной определенностью и лаконичностью, также вызывает сомнения. Ранее было отмечено, что многие объекты недвижимости фактически могут терять связь с землей, при этом, не теряя своих свойств и качеств. Так, можно предложить определение недвижимости через использование объекта по назначению исключительно посредством неразрывной связи с землей. Но такое определение недвижимости также достаточно сомнительно, так как, руководствуясь критерием неразрывности при использовании по назначению, к недвижимости можно отнести некоторые очевидно движимые вещи (заборы, ворота).

Важно отметить, что в Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе отмечено, что определение недвижимости в силу присущих ей естественных свойств, является достаточно универсальным и вряд ли нуждается в пересмотре, что подтверждается сложившейся правовой доктриной и судебной практикой. Также в Концепции развития гражданского законодательства не было предложено концептуальных изменений легального определения недвижимой вещи. Представляется, что законодательно закрепленное определение «недвижимой вещи» должно быть подвергнуто изменению. В частности, относительно к критерию прочной связи с землей необходимо учесть, что на практике этот критерий выступает одним из возможных признаков объекта, а вовсе не его главной характеристикой. Критерий же невозможности перемещения в контексте вышерассмотренного практически неприменим.

В научной литературе предлагаются различные определения недвижимой вещи. Например, Новиков К.А. предлагает рассматривать действительный смысл легального определения недвижимого имущества в следующем: предполагается, что законом признаются недвижимостью те объекты, которые обладают такими физическими характеристиками, позволяющими судить о том, что расположение недвижимого объекта неизменно именно на том земельном участке, где эти объекты размещены природой или человеком. (Новиков К.А., 2015, 10).

В основу этого определения был положен зарубежный опыт, в частности, Австрийское гражданское уложение, устанавливающее, что к недвижимым вещам относятся те, которые возведены на земле с тем, чтобы они всегда на ней оставались, такие, как дома и другие здания. Кардинальное различие между легальным определение и вышеуказанным состоит, в том, что при квалификации объекта как недвижимого существенным признаком выступает не сама возможность перемещения, а характеристика такого перемещения. Иными словами, необходимо определить, является ли такое перемещение исключенным либо допустимым или само собой разумеющимся и не влияющим на возможность использования объекта по назначению.

С 1 января 2017 года в статью 130 Гражданского кодекса вносятся изменения, значительно расширяющих перечень объектов, которые признаются недвижимыми вещами. Так, к недвижимым вещам относятся жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке. Внесение указанных изменений направлено на решение правовой неопределенности, сложившейся в отношении поименованных объектов, а именно: жилые и нежилые помещения и машино-места. Ранее в гражданском законодательстве не содержалось прямого указания на то, что названные объекты относятся к недвижимым вещам. В связи с этим, являлось достаточно спорным то обстоятельство, может ли помещение являться недвижимой вещью, если оно непосредственно не имеет связи с землей, а фактически связано с землей только посредством своего нахождения в ином объекте недвижимости – здании. Указание на принадлежность помещений к недвижимости имелось только в Законе о регистрации прав на недвижимое имущество.

Как следует, из статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, законодатель придает самостоятельное и важнейшее значение такой категории объектов недвижимости, как земельные участки.

Земельный участок является также объектом особых общественных отношений, являющихся предметом самостоятельной правовой отрасли, – земельных правоотношений. Под земельными отношениями в соответствии со статьей 3 Земельного кодекса РФ как предметом правового регулирования следует понимать определенную совокупность общественных отношений по поводу использования и охраны земли. Между тем следует отметить, что земля непосредственно в гражданском обороте выступает, прежде всего, как недвижимое имущество. В соответствие с ст. 129 ГК РФ земля относится к виду объектов гражданских прав, которые могут отчуждаться и переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается специальными законами, то есть законами о земле. Рассматривая землю в рамках гражданского оборота, необходимо руководствоваться, прежде всего, положениями специального закона – Земельного кодекса Российской Федерации (далее – ЗК РФ). В статье 6 ЗК РФ дается перечень объектов земельных отношений. Так непосредственным объектом земельных отношений является земельный участок или его часть. Представляется важным указать на существующую в действующем законодательстве неопределенность в юридической терминологии. В частности, Конституция Российской Федерации в статье 9 закрепляет, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Далее в статье 36 Конституции установлено, что граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. Стоит подчеркнуть, в Земельном кодексе используются правовые конструкции, указанные в Конституции, в частности, «собственность на землю», но указывается, что собственностью граждан и юридических лиц (частной собственностью) являются земельные участки (статья 15). В рассмотренных правовых нормах наблюдается смешение таких понятий, как «земля» и «земельный» участок в контексте их употребления. В частности, не вызывает сомнения, что объектом правовой охраны как природный ресурс выступает именно земля в широком значении этого слова. В то время как объектом гражданских прав и, следовательно, недвижимостью может выступать только индивидуально определенная вещь, а именно: земельный участок (Липски С.А., 2015, 19).

Стоит согласиться с Алексеевым В.А. в том, что «земельный участок как объект недвижимого имущества существует с момента установления его границ» (Алексеевым В.А., 2008, 42).

Важно отметить, что вплоть до вступления в силу Федерального закона от 23 июня 2014 года, а именно до 1 марта 2015 года, легальное понятие земельного участка содержала статья 11.1 Земельного Кодекса РФ. Закон определял земельный участок как часть земной поверхности, границы которой определены в соответствии с федеральными законами. Следует подчеркнуть, что данное определение отличается достаточной правовой размытостью и норма является бланкетной. В настоящее время ст. 11.1 утратила силу в связи с введением и вступлением в силу пункта 3 ст. 6 ЗК РФ, который вводит в законодательство новое легальное понятие земельного участка как объекта земельных правоотношений. Так, данная норма называет признаки земельного участка как объекта права собственности и иных прав на землю в качестве недвижимой вещи, представляющей собой часть земной поверхности. Так, для того чтобы земельный участок был признан недвижимой вещью и тем самым объектом права собственности или иных прав на землю, он должен отвечать определенным признакам, то есть согласно действующему законодательству земельный участок должен быть индивидуализирован в качестве определенной вещи. Такое же положение содержится в Федеральном законе от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре объектов недвижимости», где подчеркнуто, что существование земельного участка как объекта недвижимости с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи могут подтвердить именно сведения кадастра недвижимости. Основными характеристиками земельного участка, с помощью которых осуществляется его индивидуализация, являются местоположение, площадь и границы участка.

Как отмечает Крассов О.И., сравнивая положения Земельного кодекса и Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости», содержащие определение земельного участка до внесения указанных изменений, «наиболее точным» является определение, содержащееся во втором нормативном правовом акте. (Крассов О.И., 2015, 115). Другими словами, в ст. 6 действующей редакции Земельного кодекса как главнейшего правового акта в сфере земельных отношений впервые закреплено развернутое понятие земельного участка как объекта недвижимости, что отражает его взаимосвязь с федеральным законодательством, в частности с законодательством о кадастровом учете.

Стоит отметить, что развитие законодательства в области правового регулирования недвижимости, а, в частности, в области кадастрового учета и государственной регистрации, идет по пути признания земельных участков и расположенных на них иных объектов недвижимости единым недвижимым объектом, а также по пути консолидации государственных функций, регулирующих оборот недвижимости, и интеграции регламентирующего законодательства.

Земельным кодексом 2001 года, а позднее и Законом «Государственном кадастре недвижимости» 2007 года было положено начало реформированию системы кадастрового учета недвижимости путем создания единого кадастра, а затем в перспективе объединения кадастрового учета и государственной регистрации в единую систему.

Определению государственной регистрации прав на недвижимое имущество посвящена статья 2 Федерального Закона «Государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Она называет государственную регистрацию государственным юридическим актом, который выполняет одновременно две функции, а именно: представляет собой признание государством возникновения, ограничения перехода или прекращения прав на недвижимое имущество и подтверждает все вышеназванное. Таким образом, легальное определение понятия государственной регистрации содержится в специальном закон – Законе о регистрации, который, тем не менее, указывает на то, что этот государственный юридический акт должен осуществляться в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Следует отметить, что, несмотря на то, что необходимость проведения государственной регистрации впервые была предусмотрена еще частью первой Гражданского кодекса РФ в статье 131, а также в статье 8 Вводного закона к части первой Гражданского кодекса РФ, в Гражданский Кодекс долгие годы не содержал отдельной статьи, посвященной легальному определению государственной регистрации. Ныне утративший силу пункт 2 статьи 8 ГК РФ, устанавливающей основания возникновения гражданских прав и обязанностей, содержал положение, согласно которому подлежащие государственной регистрации права на имущество, возникают с момента государственной регистрации таких прав. Другими словами, долгое время в гражданском законодательстве наблюдалось отсутствие специальных норм, должным образом закрепляющих основы правового регулирования государственной регистрации на недвижимое имущество и подтверждающих правовую важность данного акта.

Только лишь в 2012 году Федеральным законом «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в ГК РФ была внесена статья 8.1. «Государственная регистрация прав на имущество». Необходимость введения в гражданское законодательство подобной статьи отмечалась в «Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации». Последним документом подчеркивается особо важная роль такого правового института как государственная регистрация, а также отмечается специальная правовая функция, призванная укрепить гражданские права и обязанности, а также придать им открытый характер. Так, законодатель закрепил правообразующее и правоустанавливающее свойство государственной регистрации, основанное на принципе внесения, включив в статью 8.1 ГК РФ положение, согласно которому права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом.

Между тем, стоит подчеркнуть, что в Законе «О государственной  регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» определение государственной регистрации прав сформулировано несколько отлично от норм Гражданского кодекса. Статья 2 Закона о регистрации прав устанавливает, что государственная регистрация – это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество.

Из буквального толкования указанного определения следует, что Закон о регистрации прав придает регистрации прав скорее правоподтверждающее, нежели правоустанавливающее значение, так как признавать и подтверждать возможно права на недвижимость уже фактически существующие, то есть возникшие до момента государственной регистрации. Вместе с тем следующий абзац статьи 2 Закона о регистрации прав устанавливает, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Таким образом, именно в указанном предложении в рассматриваемом Законе о регистрации прав закреплен принцип внесения, правовыми последствиями реализации которого является именно правообразующее свойство акта регистрации. Иными словами, не существует права на недвижимое имущество, не внесенного посредством акта регистрации в реестр.

Вместе с тем в законодательной практике предпринимались попытки редактирования легального определения государственной регистрации. В частности, в подготовленном и внесенном Распоряжением Правительства Российской Федерации в Государственную Думу Российской Федерации проекта Федерального Закона N 597863-6 «О государственной регистрации недвижимости» в первоначальной редакции предполагал закрепить совершенно новое легальное определение. Авторы законопроекта предлагали отказаться от существующего понятия, которое закреплено в действующем Законе о регистрации. Было предложено определение, по которому под государственной регистрацией понимается «юридический акт, закрепляющий принадлежность объекта недвижимости определенному лицу…».

Представляется, что предложенное определение не соответствовало нормам ГК РФ, искажало сущность акта государственной регистрации. Иными словами, понятие «государственная регистрация» является базовым, устоявшимся, подтвержденным длительной судебной практикой. Ввиду вышеуказанного, введение нового понятия представляется нецелесообразным. Ввиду вышеуказанного в Заключениях Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, равно как и в Заключении Комитета по земельным отношениям и строительству, а также в Заключении Правового Управления Аппарата Государственной Думы, подвергнуто критике предложенное новое определение понятия «государственная регистрация». Впоследствии авторы отказались от предложенного определения, и в Федеральном законе N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» было закреплено устоявшееся определение государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

Законодательство в области государственной регистрации прав на недвижимое имущество в настоящее время характеризуется динамичными темпами развития. В частности, 13 июля 2015 года Президентом Российской Федерации был подписан Федеральный закон N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», заложивший фундаментальную законодательную основу развитию единой государственной системы регистрации прав и кадастрового учета недвижимости. Указанный нормативный правовой акт закрепляет ряд фундаментальных правовых дефиниций, относящихся к сфере оборота недвижимого имущества. В частности, исследовательский интерес представляют такие правовые понятия, как «государственный кадастровый учет», «единый государственный реестр недвижимости», «кадастр недвижимости», «реестр прав на недвижимость».

В качестве предмета регулирования новый Закон о регистрации недвижимости, вступающий в силу с 1 января 2017 года, за исключением отдельных положений, определяет осуществление государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, государственного кадастрового учета, а также ведение Единого государственного реестра недвижимости и предоставление сведений из него. Иными словами, новый Закон о регистрации ставит задачу по объединенному функционированию систем и функций управления в области недвижимости, но при этом не формулирует правовое базовое понятие «государственная регистрация недвижимости», ограничиваясь лишь определением дефиниций «государственная регистрация прав на недвижимое имущество» и «государственный кадастровый учет недвижимого имущества».

Понятие государственной регистрации прав, как отмечено ранее, было продублировано из Федерального закона N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Важно подчеркнуть значительную эволюцию правового понятия «государственной регистрации прав» на протяжении нескольких последних лет в гражданском и земельном законодательстве, закрепление на законодательном уровне правоустанавливающего характера факта регистрации, как отмечено выше, что не в последнюю очередь послужило основанием для создания единой системы.

В Законе о регистрации недвижимости содержится новый подход к определению « государственного кадастрового учета», нежели отраженный в Федеральном законе от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости». В частности, понятие «государственный кадастровый» учет было сформулировано по примеру дефиниции «государственная регистрация прав», основанной на принципе внесения, но при этом в него был включен расширенный поименованный перечень объектов недвижимости. Так, под государственный кадастровым учетом новый Закон о регистрации понимает «внесение в Единый государственный реестр недвижимости сведений о земельных участках, зданиях, сооружениях, помещениях, машино-местах, об объектах незавершенного строительства, о единых недвижимых комплексах, а в случаях, установленных федеральным законом, и об иных объектах, которые прочно связаны с землей, то есть перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно (далее также — объекты недвижимости), которые подтверждают существование такого объекта недвижимости с характеристиками, позволяющими определить его в качестве индивидуально-определенной вещи, или подтверждают прекращение его существования, а также иных предусмотренных настоящим Федеральным законом сведений об объектах недвижимости».

Стоит отметить, что указанное определение учитывает рассмотренные выше положения гражданского законодательства, касающиеся признаков и критериев отнесение объектов к недвижимым вещам. Легальное определение понятия государственного кадастрового учета позволяет говорить о базовой подтверждающей функции учета. Так, именно с момента внесения в Реестр сведений об объекте, обладающем указанными в законе недвижимыми свойствами, как индивидуально-определенной вещи, такой объект начинает существовать как объект недвижимости либо, соответственно, прекращает свое существование.

Как отмечено ранее, в новом Законе о регистрации недвижимости законодатель отказался от легального определения кадастрового учета, содержащегося в настоящее время в Федеральном законе «О государственном кадастре недвижимости», устанавливающем, что под кадастровым учетом необходимо понимать непосредственно действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений об объекте недвижимости. Представляется, что подход законодателя к определению рассматриваемого понятия, нашедший выражение в новом Законе о регистрации недвижимости, является более предпочтительным, и отражает тесную функциональную взаимосвязь учета недвижимости и регистрацию прав на нее.

Таким образом, анализ закрепленных легальных дефиниций государственного кадастрового учета недвижимого имущества и государственной регистрации прав на него, позволяет сделать вывод о том, что регистрация прав на недвижимость и кадастровый учет выполняют важнейшие правовые функции в области оборота недвижимого имущества. Эволюция рассматриваемых правовых понятий осуществляется по пути функционального сближения и взаимной обусловленности. Так, посредством государственного кадастрового учета объекты, обладающие критериями недвижимости, получают свое существование в качестве индивидуально-определенной вещи, права на которую впоследствии возникают посредством акта государственной регистрации прав, другими словами, посредством внесения указанных сведений в единый реестр недвижимости.

Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости» впервые закрепляет такое понятие как единый государственный реестр недвижимости. Согласно статье 1 указанного Закона единый государственный реестр недвижимости является сводом достоверных систематизированных сведений об учтенном в соответствии с настоящим Федеральным законом недвижимом имуществе, о зарегистрированных правах на такое недвижимое имущество, основаниях их возникновения, правообладателях, а также иных установленных в соответствии с настоящим Федеральным законом сведений.

В свою очередь единый государственный реестр недвижимости включает в себя реестр объектов недвижимости («кадастр недвижимости»), реестр прав, ограничений прав и обременений недвижимого имущества («реестр прав на недвижимость»). В основу приведенного определения было положено определение «государственного кадастрового учета», содержащееся в Федеральном законе «О государственном кадастровом учете». Так, под государственный кадастром недвижимости понимается систематизированный свод сведений об учтенном в соответствии с настоящим Федеральным законом недвижимом имуществе, а также сведений о прохождении границ, о различных зонах.

Так, единый государственный реестр недвижимости представляет собой сводом достоверных систематизированных сведений, которые соответственно содержаться в составных частях единого реестра. Ввиду указанного весьма интересно соотношение таких понятий как «свод», «кадастр» и «реестр» по объему и содержанию.

Анализ указанных понятий позволяет сделать вывод о том, что «свод» представляет собой сведенные в одно целое и расположенные в известном порядке сведения. При этом свод согласно рассматриваемому Закону состоит из кадастра и реестра.

Липски С.А. отмечает, что термин «кадастр» образовался от латинских слов «caput» (податный предмет) и «capitastrum» (опись податных предметов).(Липски С.А., 2015, 235).

Стоит согласиться с Земляковой Г.Л, что «под реестром во все времена понимался список, перечень, опись. А определение понятия кадастра варьируется в зависимости от его понимания в законодательстве, действовавшем в определенный момент времени» (Землякова Г.Л., 2016, 134-135). Соответственно, кадастр недвижимости в настоящее время предполагает описание и оценку объектов недвижимого имущества, а реестр прав содержит перечень прав на объекты недвижимости и список правообладателей.

Вместе с тем, представляется важным отметить, что единый реестр недвижимости с функциональной точки зрения в контексте общемировой тенденции по функциональному объединению систем кадастрового учета и регистрации недвижимости систем путем создания многоцелевых кадастров (Варламов А.А., 2012, 539) можно именовать многоцелевым кадастром недвижимости в широком смысле слова.

В контексте рассмотренного выше, важно еще раз подчеркнуть, что Закон «О государственной регистрации недвижимости», несмотря на официальное наименование, не формулирует и не дает легального правового определения понятию «государственная регистрация недвижимости». Можно предположить, что это сделано законодателем намеренно ввиду сложности общественных отношений, входящих в предмет регулирования рассматриваемого правового акта.

Представляется довольно интересным тот момент, что новый Закон «О государственной регистрации недвижимости» фактически объединил в себе тексты двух нормативных актов (Закон о государственной регистрации прав 1997 года и Закон о кадастре 2007 года). При этом Закон о кадастре, в отличие от Закона о регистрации прав, который не имеет отдельной статьи, посвященной определению предмета регулируемых общественных отношений, в предмет регулирования включает отношения, возникающие в связи с ведением государственного кадастра недвижимости, осуществлением государственного кадастрового учета недвижимого имущества и кадастровой деятельности (кадастровые отношения). В связи с вступлением в силу Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости» большинство статей Закона о регистрации прав утрачивают силу.

В тоже Закон «О государственном кадастре недвижимости» сохраняет свое существование под измененным наименованием и ограничивает сферу регулирование только отношениями, возникающими в связи с осуществлением кадастровой деятельности, деятельности саморегулируемых организаций кадастровых инженеров, национального объединения саморегулируемых организаций кадастровых инженеров. При этом указанные отношения законодатель именует кадастровыми отношениями.

Представляется, что указанные решения законодателя по определению правовых дефиниций при осуществлении реформирования законодательства в сфере недвижимости не характеризуются системным подходом и предмет регулирования Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости» нуждается в корректировке. В частности, на наш взгляд именно отношения, возникающие в связи с осуществлением на территории Российской Федерации государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, государственного кадастрового учета недвижимого имущества, а также ведением Единого государственного реестра недвижимости и предоставлением сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости, являющиеся предметом указанного Закона о регистрации недвижимости являются, по своей сути, кадастровыми отношениями.

На основании выше изложенного, стоит отметить, что законотворческая деятельность обязательно должна начинаться с формулирования базовых юридических дефиниций. При этом необходимо учитывать, чтобы новые законодательные термины не противоречили юридическим понятиям, закрепленным в действующем законодательстве, и друг другу.

Законодательные дефиниции в области правового регулирования недвижимости, представляющие собой обязательные для всех предписания, выражающие волю законодателя, обладать определенными качественными признаками. Так, законодательные дефиниции должны представлять собой юридически, лингвистически и логически грамотные определения, должна способствовать развитию и совершенствованию правового регулирования в Российской Федерации.

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // «Российская газета» от 25 декабря 1993 г. N 237.
  2. Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 5 декабря 1994 г. N 32 ст. 330.
  3. Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ // Собрании законодательства Российской Федерации от 29 октября 2001 г. N 44 ст. 4147.
  4. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства Российской Федерации от 28 июля 1997 г. N 30, ст. 3594.
  5. Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» // Собрание законодательства Российской Федерации от 30 июля 2007 г. N 31 ст. 4017.
  6. Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» // Собрание законодательства Российской Федерации от 20 июля 2015 г. N 29 (часть I) ст. 4344.
  7. Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 315-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 4 июля 2016 г. N 27 (часть II) ст. 4248.
  8. Распоряжение Правительства РФ от 02.09.2014 N 1686-р «О проекте Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости» // «Собрание законодательства РФ», 08.09.2014, N 36, ст. 4904
  9. Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе // Принята на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 15 декабря 2003 г. (протокол № 18).

10 Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 г.) // «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», 2009 г., N 11.

  1. Алексеев В.А. Недвижимое имущество: правовой режим и государственная регистрация прав: диссертация доктора юридических наук. М., 2008.
  2. Варламов А.А., Гальченко С.А. Государственный кадастр недвижимости. М., 2012.
  3. Землякова Г.Л. Формирование кадастровых сведений о земельных участках как основы управления в сфере использования и охраны земель: проблемы теории и практики: диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2016.
  4. Крассов О.И. Земельное право. М., 2015.
  5. Липски С.А., Гордеева А.В., Гордиенко И.И. Недвижимость: правовой режим, особенности управления и налогообложения. М., 2015.
  6. Новиков К.А., Синельникова В.Н. Правовые основы института государственной регистрации прав на недвижимое имущество. М., 2015.
  7. Рукавишникова И.В., Напалкина И.Г., Суханова Д.Е. Законодательный дефиниции: энциклопедический словарь. М., 2013.
  8. Сухарев А. Я. Большой юридический. М., 2009.

Определение Is от Merriam-Webster

настоящее время в третьем лице единственного числа быть

диалектных первого и третьего лица единственного числа в настоящем времени быть

диалектное настоящее время множественного числа быть

1 : равно : однородно : однородно — это энтропийный

3 : для разных особей одного вида или от разных особей одного вида iso агглютинин

Определение определения Merriam-Webster

Получите самые надежные и актуальные определения от Merriam-Webster.Найдите значение слова, произношение, происхождение, синонимы и многое другое.

Ищете синонимы и антонимы? Просмотрите тезаурус

определение | \ ˌDe-fə-ˈni-shən \

: изложение значения слова или группы слов, знака или символа. словарные определения

б : заявление, выражающее сущность чего-либо.

c : продукт определения

2 : действие или процесс определения значения слова или группы слов.

: действие или способность описывать, объяснять или делать определенные и ясные определение телескопа ее комический гений вне определения

б (1) : четкость визуального представления : четкость контура или деталей улучшить четкость изображения

(2) : Четкость, особенно музыкального звука при воспроизведении

c : четкое обозначение контуров или границ куртка с четко выраженной талией

4 : Акт определения конкретно : формальное провозглашение римско-католической догмы

Словарное определение «расизма» должно измениться

Редакторы Merriam-Webster работают над пересмотром определения расизма .Значит, Великое Пробуждение заходит так далеко, что даже меняет словарь? Не совсем так — социополитика давно вытащила использование слова расизм за пределы словарного определения, и настало время, чтобы наши словари поняли это сообщение.


Как и другие, словарь Merriam-Webster до сих пор давал нам то, что мы могли бы считать определением 1.0 расизма , которое мы бы процитировали для любопытных детей. То есть то, что раньше называлось предубежденным : «вера в то, что раса является основным определяющим фактором человеческих качеств и способностей и что расовые различия порождают неотъемлемое превосходство конкретной расы.

С 1960-х годов, однако, расизм часто использовался в таких терминах, как социальный расизм и институциональный расизм , имея в виду структуры общества, которые ставят в невыгодное положение людей подчиненных рас из-за коллективного эффекта фанатичных взглядов. Например, можно сказать, что социальный расизм виноват в кварталах с разрушающейся инфраструктурой, потому что бегство белых снизило налоговые поступления.

Джон Маквортер: «Расист» — жесткое словечко

Эти термины, естественно, часто сокращались до расизм , так что это слово приобрело 2.0 определение. Merriam-Webster также фиксирует это, отмечая, что расизм может означать «политическую или социальную систему, основанную на расизме».

Однако Кеннеди Митчам, 22 года, только что окончивший колледж, написал сообщение редакторам на Merriam-Webster с просьбой расширить определение, чтобы учесть использование, которое изменилось даже за пределы определения 2.0, чтобы сослаться на «социальные и институциональная власть ». Митчум отметил, что расизм «это система преимущества, основанная на цвете кожи.

Здесь определение сосредоточено не столько на отношениях, сколько на результатах: социальные различия между белыми людьми и другими людьми сами по себе называются расизмом, как своего рода условным обозначением расизма , создающего различия. Определение этого слова в версии 3.0 теперь стало весьма влиятельным, так что автор бестселлеров и автор бестселлеров Atlantic Ибрам X. Кенди называет все расовые различия в обществе расизмом, с которыми следует бороться. Это использование расизма , которое часто встречается на уроках социальных наук в колледжах, и оно является фундаментальным для современных дискуссий о расе и расизме.Например, многие люди скажут, что тот факт, что в среднем чернокожие ученики не показывают таких высоких результатов по стандартизированным тестам, как белые, означает, что тесты являются расистскими, поскольку они ставят чернокожих учеников в невыгодное положение.

Митчам был расстроен, когда в ходе дебатов о расизме люди говорили ей, что ее определение версии 3.0 было ошибочным, учитывая, что это не «то, что есть в словаре». Ее разочарование было оправданным. Она не создавала собственное определение этого слова — его разделяют легионы людей, особенно образованных, по всей нашей стране.

Конор Фридерсдорф: При использовании слова «расист» определите свои термины.

Словари могут отставать от развития общества, и идея о том, что «слово» бесспорно «означает» то, что говорят словари, просто небрежна. Значения слов меняются неизбежно и постоянно, и не только с точки зрения сленга. Любой, кто сомневается в этом, может послушать, как люди используют слово фантастический в старых эпизодах сериала Сумеречная зона или старых фильмах, когда они имели в виду не «Отлично!» но то, что мы сейчас назвали бы «фантастическим».«Изменение было постепенным. Но здесь, в реальном, нефантастическом мире, люди склонны думать, что холодный шрифт словарей подразумевает некую неизменную истину. Таким образом, определение столь важных слов, как расизм , не годится для застывания где-то в эпоху Уотергейта и фондю. Мы прошли долгий путь, детка.

Однако, несомненно, распространение значений, которые теперь охватывает расизм , может сбивать с толку. Я уже предвижу осторожные разговоры с моими детьми, когда через несколько лет один из них придет домой и будет интересоваться употреблением слова, выходящим за рамки значения «предвзято».

Распространение определения слова с личностного качества на общество само по себе не является чем-то необычным. Развитие расизма 1.0 до расизма 2.0 следует линии метафорических рассуждений, распространенных еще греческими философами, которые рассматривали общества как личности в макрокосме. Концептуальный шаг между здоровым человеком и здоровым обществом короткий, как и между расистским человеком и расистским обществом.

Но шаг невелик, когда идея все еще заключается в том, что дискриминация, стоящая у ворот, является сущностью расизма.Прогресс от расизма 2.0 к расизму 3.0 менее типичен с изменением языка. Использование 3.0 подразумевает, что называть расовое неравенство «расизмом» естественно, потому что бесспорно, что расовые различия возникают из-за созданных предвзятостью барьеров. Например, многие утверждают, что черные люди отстают от белых по показателям здоровья из-за неадекватного доступа к медицинскому обслуживанию и супермаркетам. Термин расизм часто применяется к подобному случаю, даже если предубеждение в отношении белых не является или больше не является причиной диспропорций.Это принцип многих социальных наук, но его путь к общественному консенсусу кажется тернистым. Особенно сложно согласиться с тем, что некоторые из рассматриваемых барьеров, даже если они были основаны на расизме , 1.0 и 2.0, были в прошлом, а не настоящим, например, политика красной черты, ограничивающая черных людей тесными, разрушающимися районами. Вряд ли будут редкостью те, кто сопротивляется определению расизма , которое охватывает действия и отношения давно ушедших людей.

Лингвист не предписывает, как должна идти речь. Как и Чонси Гарднер, нам нравится смотреть. Однако мы, лингвисты, — все люди, и у меня есть свои предпочтения. Во-первых, я не люблю беспорядок.

Если бы я поступил по-своему — а я не буду, — мы бы допустили, что расизм теперь относится к социальному государству, и возродим предубеждение , указав на предубеждение в отношении отношения. Prejudiced когда-то, в конце концов, было лучшим словом для обозначения расистских предубеждений. Racist пришел к власти только примерно в 1970 году, после 1980 года.Вот Сэмми Дэвис-младший, насмехающийся над Арчи Банкер на телеканале All in the Family в 1972 году. Обратите внимание, что его использование с предубеждением теперь является античным; слово было бы расист сегодня:

Если бы вы были предвзяты, вы бы говорили, что вы лучше, чем кто-либо другой в мире, но я могу честно сказать, проведя с вами эти чудесные моменты, вы все равно т лучше, чем кто-либо!

Сексист заменил шовинист примерно в то же время расист сделал предвзято , и по той же причине — сильнодействующие термины нуждаются в обновлении, особенно когда они часто используются.Вот почему все больше и больше превосходство белых ослабляет расизм . Это был лишь вопрос времени, и словари должны быть в курсе.

Прочтите: Устная история фанатизма Трампа

Мне не известно об успешных попытках возродить старинные слова для разговорного использования, но, боже мой, предвзято было бы полезно в наши дни. Он несет в себе явный смысл человека и его суждения — человека, который имеет предубеждения. Было бы не совсем правильно называть общество «предвзятым» — вы все время думаете об этом единственном человеке, фанатике, ворчащем на ее крыльце.

Racist изначально потенциально применимо к альтернативным интерпретациям. Является ли расист представителем определенной расы? Или сторонник людей других рас? Или кто-то обращает внимание на существование разных рас? Или расистский что-то, что относится к политике? Именно в этом последнем направлении все и пошло. Но в моем идеализированном английском языке люди будут предвзято, в то время как общество будет демонстрировать расизм.

Но идеального языка никогда не существовало.История, как и люди, запутана. Буквально может означать свою противоположность, как и быстро («быстро бегать» или «быстро застревать»). Мы говорим «Я счастлив», но не говорим «Разве я не счастлив?» (Или, если мы это сделаем, как в некоторых местах в Великобритании, нас классифицируют как деревенские и причудливые.) И что именно означает «, датируемый годом» в романтическом смысле? Это относится ко всему, от Арчи Эндрюса до всего, что Арчи Банкер делал, до предмета Мастерс и Джонсон.

В любом случае, если словари должны отражать, как на самом деле используется язык, они должны табулировать такие вещи.Так что мы должны отпраздновать, что лексикография проснулась от расизма.

Определение гуманизма — Американская ассоциация гуманистов

Гуманизм — это прогрессивная жизненная философия, которая, без теизма или других сверхъестественных убеждений, подтверждает нашу способность и ответственность вести этическую жизнь личного самореализации, которая стремится к большему благу.
Американская ассоциация гуманистов

Гуманизм — это рациональная философия, основанная на науке, вдохновленная искусством и мотивированная состраданием.Подтверждая достоинство каждого человека, он поддерживает максимизацию индивидуальной свободы и возможностей, созвучных социальной и планетарной ответственности. Он выступает за распространение демократии участия и расширения открытого общества, отстаивая права человека и социальную справедливость. Свободный от сверхъестественного, он признает людей как часть природы и считает, что ценности — будь то религиозные, этические, социальные или политические — берут начало в человеческом опыте и культуре. Таким образом, гуманизм выводит цели жизни из человеческих потребностей и интересов, а не из теологических или идеологических абстракций, и утверждает, что человечество должно взять на себя ответственность за свою судьбу.
The Humanist Magazine

Гуманизм — это демократический и этический образ жизни, который подтверждает, что люди имеют право и обязаны придавать смысл и форму своей собственной жизни. Он выступает за построение более гуманного общества посредством этики, основанной на человеческих и других естественных ценностях, в духе разума и свободного исследования через человеческие способности. Это не теистический подход и не приемлет сверхъестественных взглядов на реальность.
Международная организация гуманистов

Гуманизм — это подход к жизни, основанный на разуме и нашей общей человечности, признающий, что моральные ценности должным образом основаны только на человеческой природе и опыте.
Бристольская группа гуманистов

Гуманизм — это: радостная альтернатива религиям, которые верят в сверхъестественного бога и жизнь в потустороннем мире. Гуманисты считают, что это единственная жизнь, о которой мы точно знаем, и что мы в долгу перед собой и другими, чтобы сделать ее самой лучшей из возможных для себя и всех, с кем мы живем на этой хрупкой планете. Убеждение, что когда люди свободны думать самостоятельно, используя разум и знания в качестве инструментов, они лучше всего способны решать проблемы этого мира.Понимание искусства, литературы, музыки и ремесел, которые являются нашим наследием из прошлого, а также творчества, которое, если его питать, может непрерывно обогащать нашу жизнь. В общем, гуманизм — это философия влюбленных в жизнь. Гуманисты берут на себя ответственность за свою жизнь и наслаждаются приключениями, связанными с новыми открытиями, поиском новых знаний, изучением новых возможностей. Вместо того чтобы находить утешение в заранее приготовленных ответах на великие вопросы жизни, гуманисты наслаждаются неограниченностью поиска и свободой открытий, которую это влечет за собой.
Гуманистическое общество Западного Нью-Йорка

Гуманизм — это свет моей жизни и огонь в моей душе. Это глубоко прочувствованное убеждение каждой фиброй моего существа в том, что человеческая любовь — это сила, далеко превосходящая безжалостное, поступательное движение нашего в значительной степени детерминированного космоса. Вся человеческая жизнь должна искать причину своего существования в пределах безразличного физического мира, и именно любовь в сочетании с сочувствием, демократией и преданностью самоотверженному служению лежит в основе веры гуманиста.
Бетт Чемберс, бывший президент AHA

Гуманизм — это философия, мировоззрение или образ жизни, основанные на натурализме — убеждении в том, что вселенная или природа — это все, что существует или реально. Гуманизм служит для многих гуманистов некоторым психологическим и социальным функциям религии, но без веры в божества, трансцендентные сущности, чудеса, жизнь после смерти и сверхъестественное. Гуманисты стремятся понять Вселенную, используя науку и ее методы критического исследования — логические рассуждения, эмпирические данные и скептическую оценку предположений и выводов — для получения надежных знаний.Гуманисты утверждают, что люди свободны придавать смысл, ценность и цель своей жизни собственным независимым мышлением, свободным поиском и ответственной творческой деятельностью. Гуманисты выступают за построение более гуманного, справедливого, сострадательного и демократического общества, используя прагматическую этику, основанную на человеческом разуме, опыте и надежных знаниях, — этику, которая оценивает последствия человеческих действий по благополучию всей жизни в мире. Земля.
Стивен Шаферсман

Гуманизм — это философия жизни, в которой первостепенное значение имеет благополучие человечества, а не благополучие предполагаемого бога или богов.Гуманизм утверждает, что нет никаких доказательств того, что сверхъестественная сила когда-либо нуждалась или хотела чего-либо от людей, когда-либо сообщалась им или когда-либо вмешивалась в законы природы, чтобы помочь или причинить кому-либо вред. Таким образом, гуманизм сосредоточен на использовании человеческих усилий для удовлетворения человеческих потребностей и желаний в этом мире. История показывает, что эти усилия наиболее эффективны, когда они включают в себя как сострадание, так и научный метод, который включает опору на разум, доказательства и свободное исследование. Гуманизм утверждает, что люди могут найти цель в жизни и максимально увеличить свое долгосрочное счастье, развивая свои таланты и используя эти таланты для служения человечеству.Гуманисты считают, что такой подход к жизни более продуктивен и ведет к более глубокому и продолжительному удовлетворению, чем гедонистическое погоня за материальными или чувственными удовольствиями, которые вскоре исчезают. Хотя служение другим является основным направлением гуманизма, отдых и расслабление не игнорируются, поскольку они также необходимы для долгосрочного здоровья и счастья. Ключ — умеренность во всем. Гуманизм считает Вселенную результатом чрезвычайно долгой и сложной эволюции в соответствии с неизменными законами природы.Гуманисты рассматривают этот мир природы как чудесный и драгоценный, предлагающий безграничные возможности для исследований, увлечения, творчества, общения и радости. Поскольку наука не может сейчас и, вероятно, никогда не сможет объяснить окончательное происхождение или судьбу Вселенной, я думаю, что гуманизм может включать в себя не только атеистов и агностиков. Отсутствие однозначных ответов на эти основные вопросы оставляет разумным людям возможность строить гипотезы о происхождении естественной вселенной и даже надеяться на какую-то форму жизни помимо этой.Фактически, два величайших светила гуманизма, Томас Пейн и Роберт Ингерсолл, сохраняли надежду на загробную жизнь. В вопросе о том, существует ли Бог, Ингерсолл был агностиком, а Пейн верил в деистического Бога, который установил законы природы, но затем отступил и никогда не вмешивается в мир. Эти убеждения не препятствовали их способности вести выдающуюся гуманистическую жизнь. Таким образом, на мой взгляд, люди, придерживающиеся таких взглядов, могут быть гуманистами, если они верят, что человечество само по себе в этом мире, а отсутствие каких-либо доказательств загробной жизни означает, что эту жизнь следует прожить так, как если бы она была единственной, которая у нас есть.
Джозеф К. Соммер

Примечание: Эти определения гуманизма даны для образования и интереса читателей. AHA не обязательно соглашается или поддерживает какое-либо определение, за исключением определения (напечатано первым выше), официально одобренного Советом директоров AHA.

Рабочее определение антисемитизма | IHRA

О не имеющем обязательной юридической силы рабочем определении IHRA антисемитизма

IHRA — единственная межправительственная организация, уполномоченная заниматься исключительно вопросами, связанными с Холокостом, поэтому, имея доказательства того, что бедствие антисемитизма снова растет, мы решили взять на себя ведущую роль в борьбе с ним.Эксперты IHRA определили, что для того, чтобы приступить к решению проблемы антисемитизма, необходимо прояснить, что такое антисемитизм.

Комитет IHRA по антисемитизму и отрицанию Холокоста работал над достижением международного консенсуса по поводу не имеющего обязательной юридической силы рабочего определения антисемитизма, которое впоследствии было принято пленарным заседанием. Тем самым IHRA показала пример ответственного поведения для других международных форумов и предоставила важный инструмент, применимый на практике для его стран-членов.Это лишь одна из иллюстраций того, как IHRA вооружила политиков для борьбы с ростом ненависти и дискриминации на национальном уровне.

Рабочее определение антисемитизма

В духе Стокгольмской декларации, которая гласит: «Человечество все еще страдает от… антисемитизма и ксенофобии, международное сообщество несет торжественную ответственность за борьбу с этим злом» комитет по антисемитизму и отрицанию Холокоста созвал пленарное заседание IHRA в Будапеште в 2015 г. следующее рабочее определение антисемитизма.

26 мая 2016 г. пленарное заседание в Бухаресте постановило:

Примите следующее не имеющее обязательной юридической силы рабочее определение антисемитизма:

«Антисемитизм — это определенное восприятие евреев, которое может быть выражено как ненависть к евреям. Риторические и физические проявления антисемитизма направлены против евреев или неевреев и / или их собственности, в отношении еврейских общинных учреждений и религиозных объектов ».


Для руководства IHRA в своей работе в качестве иллюстраций могут служить следующие примеры:

Проявления могут включать нападения на государство Израиль, задуманное как еврейское сообщество.Однако критику Израиля, подобную той, которая направляется против любой другой страны, нельзя считать антисемитской. Антисемитизм часто обвиняет евреев в заговоре с целью причинения вреда человечеству и часто используется, чтобы обвинять евреев в том, «почему дела идут не так». Он выражается в речи, письме, визуальных формах и действиях, использует зловещие стереотипы и отрицательные черты характера.

Современные примеры антисемитизма в общественной жизни, средствах массовой информации, школах, на рабочем месте и в религиозной сфере могут, с учетом общего контекста, включать, но не ограничиваются:

  • Призыв, помощь или оправдание убийства евреев или причинения им вреда во имя радикальной идеологии или экстремистского взгляда на религию.
  • Лживые, бесчеловечные, демонизирующие или стереотипные утверждения о евреях как таковых или о власти евреев как коллективе — такие как, в частности, но не исключительно, миф о всемирном еврейском заговоре или о том, что евреи контролируют средства массовой информации, экономику, правительство и т. социальные институты.
  • Обвинение евреев как народа в том, что они несут ответственность за реальные или воображаемые проступки, совершенные одним евреем или группой, или даже за действия, совершенные неевреями.
  • Отрицание факта, объема, механизмов (эл.г. газовые камеры) или преднамеренность геноцида еврейского народа руками национал-социалистической Германии и ее сторонников и пособников во время Второй мировой войны (Холокоста).
  • Обвинение евреев как народа или Израиля как государства в изобретении или преувеличении Холокоста.
  • Обвинение еврейских граждан в большей лояльности Израилю или предполагаемым приоритетам евреев во всем мире, чем интересам своих собственных народов.
  • Отказ еврейскому народу в его праве на самоопределение, e.g., утверждая, что существование государства Израиль является расистской попыткой.
  • Применение двойных стандартов, требуя от него поведения, которого не ожидают и не требуют от других демократических стран.
  • Использование символов и изображений, связанных с классическим антисемитизмом (например, утверждения евреев об убийстве Иисуса или кровавый навет) для характеристики Израиля или израильтян.
  • Проведение сравнения современной политики Израиля с политикой нацистов.
  • Привлечение евреев к коллективной ответственности за действия государства Израиль.

Антисемитские действия являются уголовным преступлением , когда они так определены законом (например, отрицание Холокоста или распространение антисемитских материалов в некоторых странах).

Преступные действия носят антисемитский характер , когда целью нападений, будь то люди или имущество — например, здания, школы, культовые сооружения и кладбища, — выбираются потому, что они являются или воспринимаются как евреи или связаны с евреями .

Антисемитская дискриминация — это отказ евреям в возможностях или услугах, доступных другим, и является незаконным во многих странах.

Информация об усыновлении и одобрении

Национальный уровень

Следующие государства-члены ООН приняли или одобрили рабочее определение антисемитизма IHRA. Помимо перечисленных ниже стран, это сделали и другие политические образования, в том числе большое количество региональных / государственных и местных органов власти.

Албания (22 октября 2020 г.)

Аргентина (4 июня 2020 г.)

Австрия (25 апреля 2017 г.)

Бельгия (14 декабря 2018 г.)

Болгария (18 октября 2017 г.)

Канада (27 июня 2019 г.)

Кипр (18 декабря 2019 г.)

Чешская Республика (25 января 2019 г.)

Франция (3 декабря 2019 г.)

Германия (20 сентября 2017 г.)

Греция (8 ноября 2019 г.)

Гватемала (27 января 2021 г.)

Венгрия (18 февраля 2019 г.)

Израиль (22 января 2017 г.)

Италия (17 января 2020 г.)

Литва (24 января 2018 г.)

Люксембург (10 июля 2019 г.)

Молдова (18 января 2019)

Нидерланды (27 ноября 2018 г.)

Северная Македония (6 марта 2018 г.)

Румыния (25 мая 2017 г.)

Сербия (26 февраля 2020 г.)

Словакия (28 ноября 2018 г.)

Словения (20 декабря 2018 г.)

Испания (22 июля 2020 г.)

Швеция (21 января 2020 г.)

Великобритания (12 декабря 2016 г.)

США (11 декабря 2019 г.)

Уругвай (27 января 2020 г.)

Организации

Следующие международные организации поддержали рабочее определение антисемитизма:

Организация Объединенных Наций

Европейский Союз

Организация американских государств

Совет Европы

Будьте в курсе нашей работы!

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы быть в курсе предстоящих событий IHRA и последних событий, связанных с просвещением, исследованиями и памятью о Холокосте.

Определение веганства | Веганское общество

«Веганство — это философия и образ жизни, который стремится исключить — насколько это возможно и практически — все формы эксплуатации и жестокого обращения с животными в пищу, одежду или для любых других целей; и, в более широком смысле, способствует развитию и использование альтернатив, не содержащих животных, на благо животных, человека и окружающей среды. В диетическом отношении это означает практику отказа от всех продуктов, полученных полностью или частично от животных

Есть много способов приобщиться к веганской жизни. Тем не менее, у всех веганов есть одна общая черта: растительная диета, исключающая все продукты животного происхождения, такие как мясо (включая рыбу, моллюски и насекомых), молочные продукты, яйца и мед, а также избегая продуктов животного происхождения, продуктов, протестированных на животные и места, которые используют животных для развлечения.

История


Несмотря на то, что веганская диета была определена на раннем этапе зарождения Веганского общества в 1944 году, только в 1949 году Лесли Дж. Кросс указал, что в обществе отсутствует определение веганства.Он предложил «принцип освобождения животных от эксплуатации человеком». Позже это разъясняется как «стремление положить конец использованию животных человеком в пищу, товары, работу, охоту, вивисекцию и все другие виды использования, связанные с эксплуатацией животного мира человеком».

Общество было впервые зарегистрировано как благотворительная в августе 1964 года, но его активы были позже переданы новой благотворительной организации, когда в декабре 1979 года оно также стало компанией с ограниченной ответственностью. Определение веганства и благотворительных целей общества с годами изменялось и уточнялось. .К зиме 1988 года использовалось нынешнее определение, хотя формулировка с годами немного изменилась.

Узнайте больше об истории веганства.

Так что же едят веганы?


Отличная сделка — скоро вы откроете для себя целый новый мир захватывающих блюд и вкусов. Веганская диета очень разнообразна и включает в себя все виды фруктов, овощей, орехов, зерен, семян, бобов и бобовых — все это можно приготовить в бесконечных комбинациях, которые гарантируют, что вам никогда не будет скучно.От карри до торта, от пирожков до пиццы — все ваши любимые блюда могут подойти для веганской диеты, если они сделаны из растительных ингредиентов. Ознакомьтесь с нашими веганскими рецептами для идей.

Дело не только в диете


Веганы избегают эксплуатации животных в любых целях, и сострадание является ключевой причиной, по которой многие выбирают веганский образ жизни. От аксессуаров и одежды до косметики и предметов для ванной, продукты животного происхождения и продукты, протестированные на животных, можно найти в большем количестве мест, чем вы могли бы ожидать.К счастью, в настоящее время есть доступные и легко доступные альтернативы практически всему. Благодаря тому, что только под нашей торговой маркой Vegan зарегистрировано более 52 000 продуктов и услуг, веганский образ жизни никогда не был таким простым. Просмотрите наш интернет-магазин сегодня.

Другие аспекты веганской жизни


Медицина


В настоящее время все лекарства в Великобритании должны быть протестированы на животных, прежде чем они будут признаны безопасными для использования людьми, но обратите внимание: Веганское общество НЕ рекомендует вам избегать лекарств, прописанных вам вашим врачом — мертвый веган никому не годится ! Что вы можете сделать, так это попросить вашего терапевта или фармацевта предоставить вам, если возможно, лекарства, не содержащие продуктов животного происхождения, таких как желатин или лактоза.Для получения дополнительной информации посетите веб-сайт лекарств, который содержит информацию о лекарствах, выписываемых в Великобритании, включая списки ингредиентов.

Медицинские благотворительные организации


Если вы являетесь сторонником медицинской благотворительной организации, вы можете проверить, проводит ли выбранная вами благотворительная организация тесты на животных. Многие благотворительные организации в настоящее время не проводят тесты на животных, и многие веганы предпочитают делать пожертвования благотворительным организациям, которые активно ищут альтернативные методы тестирования.

Развлечения


Веганы предпочитают не поддерживать эксплуатацию животных в любой форме и поэтому избегают посещения зоопарков и аквариумов, а также участия в собачьих или скачках.Отличная альтернатива — это посещение и поддержка приютов для животных, которые обеспечивают безопасные и любящие дома для спасенных животных.

Хотите узнать больше о веганском образе жизни? Подпишитесь на бесплатную программу Vegan Pledge уже сегодня. Сотни тысяч веганов по всему миру — с вами мы намного сильнее.

Что такое бесплатное программное обеспечение? — Проект GNU

«Бесплатное программное обеспечение» означает программное обеспечение, уважающее пользователей свобода и сообщество. Примерно это означает, что пользователей имеют свобода запускать, копировать, распространять, изучать, изменять и улучшать программное обеспечение .Таким образом, «свободное программное обеспечение» — это вопрос свобода, а не цена. Чтобы понять концепцию, вы должны подумать о «Свободный» как «свобода слова», а не как в «бесплатное пиво». Иногда мы называем это «свободным». программное обеспечение », позаимствовав французское или испанское слово для обозначения «Бесплатно» как «свобода», чтобы показать, что мы не имеем в виду программное обеспечение. бесплатно.

Возможно, вы заплатили деньги, чтобы получить копии бесплатной программы, или вы можете получили копии бесплатно. Но независимо от того, как вы получили копий, вы всегда можете копировать и изменять программное обеспечение, даже продавать копии.

Мы выступаем за эти свободы, потому что каждый их заслуживает. С эти свободы пользователи (как индивидуально, так и коллективно) контролируют программа и что она для них делает. Когда пользователи не контролируют программа, мы называем ее «несвободной» или «Фирменная» программа. Несвободная программа контролирует пользователи, а разработчик контролирует программу; это делает программа инструмент несправедливой власти.

«Открытый исходный код» — это нечто иное: у него очень разная философия, основанная на разных ценностях.Его практический определение тоже другое, но почти все программы с открытым исходным кодом фактически бесплатно. Мы объясняем разница в Почему «Открытый исходный код» упускает из виду суть свободных программ.

Определение бесплатного программного обеспечения представляет критерии того, конкретное программное обеспечение квалифицируется как бесплатное программное обеспечение. Время от времени время пересмотреть это определение, чтобы уточнить его или разрешить вопросы о тонких проблемах. См. Раздел История ниже приведен список изменений, влияющих на определение бесплатного программного обеспечения.

Четыре основные свободы

Программа является бесплатной, если у ее пользователей есть четыре основные свободы: [1]

  • Свобода запускать программу по своему усмотрению, для любых целей (свобода 0).
  • Свобода изучать, как работает программа, и изменять ее так, чтобы делает ваши вычисления так, как вы хотите (свобода 1). Доступ к источнику код является предварительным условием для этого.
  • Свобода распространения копий, чтобы вы могли помогать другим (свобода 2).
  • Свобода распространения копий ваших измененных версий другим (свобода 3). Поступая так, вы можете дать сообществу шанс извлечь выгоду из ваших изменений. Доступ к исходному коду является предварительным условием для этого.

Программа является бесплатным программным обеспечением, если она предоставляет пользователям все эти возможности. свободы. В противном случае это несвободно. Хотя мы можем различать различные схемы несвободного распространения с точки зрения того, насколько они не соответствуют будучи свободными, мы считаем их всех одинаково неэтичными.

В любом сценарии эти свободы должны применяться к любому коду. мы планируем использовать или побудить других использовать. Например, рассмотрим программу A, которая автоматически запускает программу B для обрабатывать некоторые дела. Если мы планируем распространять A в его нынешнем виде, то подразумевает, что пользователям понадобится B, поэтому нам нужно решить, действительно ли A и B свободны. Однако, если мы планируем изменить A так, чтобы он не использовал B, только A должен быть свободным; B не имеет отношения к этому плану.

Бесплатное программное обеспечение
может быть коммерческим

«Бесплатное программное обеспечение» не означает «некоммерческое».Напротив, бесплатная программа должна быть доступна для коммерческого использования, коммерческое развитие и коммерческое распространение. Эта политика фундаментальной важности — без этого свободные программы не могли бы достичь своих целей.

Мы хотим пригласить всех использовать систему GNU, включая предприятия. и их работники. Для этого требуется разрешение на коммерческое использование. Мы надеемся что бесплатные программы замены вытеснят сопоставимые проприетарные программы, но они не могут этого сделать, если предприятиям запрещено использовать их.Мы хотим, чтобы коммерческие продукты, содержащие программное обеспечение, включали системы GNU, и это будет представлять собой коммерческое распространение для цена. Коммерческая разработка бесплатного программного обеспечения больше не необычный; такое бесплатное коммерческое программное обеспечение очень важно. Оплаченный, профессиональная поддержка бесплатного программного обеспечения удовлетворяет важную потребность.

Таким образом, чтобы исключить коммерческое использование, коммерческую разработку или коммерческое использование распространение затруднило бы сообщество свободного программного обеспечения и затруднило бы его путь к успеху. Мы должны сделать вывод, что программа, лицензированная с такими ограничения не квалифицируются как бесплатное программное обеспечение.

Бесплатная программа должна предлагать четыре свободы любому потенциальному пользователю, который получает копию программного обеспечения, которое до сих пор соблюдает условия бесплатной лицензии, распространяющейся на программное обеспечение в любых предыдущих распространение его. Запрещая некоторые свободы некоторым пользователей или требуя, чтобы пользователи платили деньгами или натурой за выполнение их, равносильно отказу от предоставления соответствующих свобод, и, следовательно, делает программу несвободной.

В оставшейся части этой статьи мы более точно объясним, как далеко различные свободы должны быть расширены по различным вопросам, чтобы программа быть бесплатной.

Свобода запускать программу по своему усмотрению

Свобода запуска программы означает свободу для любого человека. или организации, чтобы использовать его в любой компьютерной системе, для любого типа общая работа и цель, без необходимости сообщать об этом с разработчиком или любым другим конкретным лицом. В этой свободе это имеет значение цель пользователя , а не разработчика цель; вы как пользователь можете запускать программу для своих целей, и если вы передадите его кому-то другому, он сможет запустить его. для ее целей, но вы не имеете права навязывать ей свои цели.

Свобода запускать программу по своему усмотрению означает, что вы не запрещено или прекращено запускать его. Это не имеет ничего общего с тем, что функциональность, которой обладает программа, способна ли она технически функционирование в любой данной среде, или полезно ли это для каких-либо конкретная вычислительная деятельность.

Например, если код произвольно отклоняет некоторые значимые входов — или даже безоговорочно — это может сделать программа менее полезна, возможно, даже совершенно бесполезна, но она не запретить пользователям запускать программу, чтобы она не конфликтовала со свободой 0.Если программа бесплатна, пользователи могут преодолеть потеря полезности, потому что свободы 1 и 3 позволяют пользователям и сообщества для создания и распространения модифицированных версий без произвольный неприятный код.

«Как вы хотите» включает, опционально, «не на все », если вы этого хотите. Так что нет необходимости в отдельная «свобода не запускать программу».

Свобода изучения исходного кода и внесения изменений

Для того, чтобы свободы 1 и 3 (свобода вносить изменения и свобода публиковать измененные версии), чтобы иметь смысл, вам необходимо иметь доступ к исходному коду программы.Следовательно, доступность исходный код — необходимое условие для бесплатного ПО. Запутанный «Исходный код» не является реальным исходным кодом и не учитывается как исходный код.

Свобода 1 включает свободу использовать вашу измененную версию вместо оригинал. Если программа поставляется в продукте, предназначенном для запускать чужие модифицированные версии, но отказываться запускать свою — практика, известная как «тивоизация» или «изоляция», или (в извращенной терминологии ее практикующих специалистов) как «безопасный сапог »- свобода 1 становится скорее пустым отговоркой, чем практическая реальность.Эти двоичные файлы не бесплатны программное обеспечение, даже если исходный код, из которого они созданы, является бесплатным.

Один из важных способов изменить программу — объединить доступные бесплатные подпрограммы и модули. Если в лицензии программы написано, что вы не может быть объединен с соответствующим лицензированным существующим модулем — например, если он требует, чтобы вы были правообладателем любого добавляемого кода — тогда лицензия слишком ограничительна, чтобы считаться бесплатной.

Является ли изменение улучшением — вопрос субъективный.Если ваше право на изменение программы ограничено по существу изменениями, которые кто-то считает улучшение, эта программа платная.

Особый случай свободы 1 — удалить код программы, чтобы он возвращается после того, как ничего не делает, или заставляет его вызывать другую программу. Таким образом, свобода 1 включает в себя «свободу удаления программы».

Свобода распространения, если хотите: базовая требования

Свобода распространения (свободы 2 и 3) означает, что вы можете свободно распространять распространять копии с изменениями или без них, либо бесплатно или взимая плату за распространение, чтобы кто угодно где угодно.Быть свободным делать это вещи означает (среди прочего), что вам не нужно просить или платить для разрешения сделать это.

Вы также должны иметь право вносить изменения и использовать их. в частном порядке в вашей работе или в игре, даже не упоминая, что они существовать. Если вы публикуете свои изменения, от вас не требуется уведомить кого-либо в частности или каким-либо определенным образом.

Freedom 3 включает свободу выпускать ваши модифицированные версии как бесплатное программное обеспечение. Бесплатная лицензия может также разрешать другие способы освобождая их; другими словами, это не обязательно лицензия с авторским левом.Однако лицензия, которая требует, чтобы модифицированные версии были несвободными, не соответствует требованиям как бесплатная лицензия.

Свобода распространения копий должна включать двоичные или исполняемые файлы. формы программы, а также исходный код, как для модифицированных, так и немодифицированные версии. (Распространение программ в исполняемой форме необходимо для удобной установки бесплатных операционных систем.) Ничего страшного, если есть невозможно создать двоичную или исполняемую форму для определенной программы (поскольку некоторые языки не поддерживают эту функцию), но у вас должен быть свободу распространять такие формы, если вы найдете или разработаете способ сделать их.

Копилефт

Определенные виды правил о способах раздачи бесплатных программное обеспечение приемлемо, когда оно не конфликтует с центральным свободы. Например, авторское лево (очень просто) — это правило, согласно которому при распространении программы вы не можете добавлять ограничения, чтобы лишать других людей центральных свобод. Это правило не противоречит основным свободам; скорее это защищает их.

В проекте GNU мы используем авторское лево для защиты четырех свобод. юридически для всех.Мы считаем, что есть важные причины, по которым лучше использовать авторское лево. Однако, свободное программное обеспечение без авторского лева этично слишком. См. Категории бесплатного Программное обеспечение для описания того, как «бесплатное программное обеспечение» «Программное обеспечение с авторским левом» и другие категории программного обеспечения относятся друг к другу.

Правила об упаковке и деталях распространения

Правила о том, как упаковать модифицированную версию, приемлемы, если они существенно не ограничивают вашу свободу выпускать измененные версий, или ваша свобода создавать и использовать модифицированные версии в частном порядке.Таким образом, для лицензии допустимо требовать, чтобы вы изменили название измененной версии, удалите логотип или укажите свой модификации как твои. Пока эти требования не так обременительны тем, что они эффективно мешают вам высвободить изменения, они приемлемы; вы уже вносите другие изменения в программу, так что у вас не будет проблем с изготовлением еще нескольких.

Правила, что «если вы сделаете свою версию доступной таким образом, вы должен сделать его доступным и таким образом »тоже может быть приемлемым, на таком же условии.Примером такого приемлемого правила является одно говоря, что если вы распространили измененная версия, и предыдущий разработчик просит ее копию, вы должен отправить один. (Обратите внимание, что такое правило по-прежнему оставляет вам выбор распространять ли вашу версию вообще.) Правила, требующие выпуска исходного кода для пользователей версий, которые вы вводите в публичное использование также приемлемы.

Особая проблема возникает, когда лицензия требует изменения имени на которые программа будет вызываться из других программ.Тот эффективно мешает вам выпустить измененную версию, так что она может заменить оригинал при вызове другими программами. Этот своего рода требование приемлемо только при наличии подходящего псевдонима средство, позволяющее указать имя исходной программы как псевдоним измененной версии.

Правила экспорта

Иногда государственные правила экспортного контроля и торговые санкции могут ограничить вашу свободу распространять копии программы на международном уровне.Разработчики программного обеспечения не имеют права устранять или отменять эти ограничения, но что они могут и должны делать Я отказываюсь навязывать их в качестве условий использования программы. В этом Кстати, ограничения не коснутся деятельности и людей за пределами юрисдикции этих правительств. Таким образом, лицензии на бесплатное программное обеспечение не должны требовать соблюдения каких-либо нетривиальных экспортных правил в качестве условие осуществления любой из основных свобод.

Просто упомянув о существовании экспортных правил, не делая их условие самой лицензии, приемлемо, поскольку не ограничивать пользователей.Если экспортное регулирование на самом деле тривиально для бесплатное программное обеспечение, то требование его в качестве условия не является фактическим проблема; однако это потенциальная проблема, поскольку более позднее изменение закон об экспорте может сделать требование нетривиальным и, таким образом, сделать ПО несвободное.

Юридические вопросы

Чтобы эти свободы были реальными, они должны быть постоянными и постоянными. безвозвратный, если вы не делаете ничего плохого; если разработчик программное обеспечение имеет право отозвать лицензию или задним числом добавить ограничения его условий, без ваших действий, чтобы дать Потому что программное обеспечение не является бесплатным.

Бесплатная лицензия может не требовать соблюдения лицензии несвободная программа. Так, например, если лицензия требует от вас соблюдать лицензии «всех программ, которые вы используете», в в случае пользователя, который запускает несвободные программы, это потребует соблюдение лицензий на эти несвободные программы; что делает лицензия несвободная.

В бесплатной лицензии допустимо указывать, в какой юрисдикции применяется закон, или в случае необходимости судебного разбирательства, или и то, и другое.

Лицензии на контрактной основе

Большинство лицензий на бесплатное программное обеспечение основаны на авторском праве, и существуют ограничения. на какие требования могут быть наложены авторские права. Если лицензия, основанная на авторском праве, уважает свободу описанными выше способами. вряд ли возникнет какая-то другая проблема, о которой мы даже не подозревали (хотя иногда это случается). Однако некоторые бесплатные программы лицензии основаны на контрактах, и контракты могут налагать гораздо большие диапазон возможных ограничений.Это означает, что есть много возможных способов такая лицензия может быть неприемлемо ограничительной и несвободной.

Мы не можем перечислить все возможные варианты. Если контрактная лицензия ограничивает пользователя необычным образом: лицензии на основе авторских прав не могут, и это не упоминается здесь как законно, мы должны будем подумать об этом, и мы, вероятно, сделаем вывод это несвободно.

Как мы интерпретируем эти критерии

Обратите внимание, что критерии, такие как те, которые указаны в этом бесплатном программном обеспечении определения требуют тщательного обдумывания их интерпретации.Принимать решение квалифицируется ли конкретная лицензия на программное обеспечение как лицензия на свободное программное обеспечение, мы судим о нем на основе этих критериев, чтобы определить, соответствует ли он их дух, а также точные слова. Если лицензия включает недобросовестное ограничения, мы отклоняем это, даже если мы не ожидали проблемы в этих критериях. Иногда возникает проблема с требованием лицензии это требует серьезного размышления, в том числе обсуждения с юристом, прежде чем мы сможем решить, приемлемо ли это требование. Когда мы достигнем вывод о новой проблеме, мы часто обновляем эти критерии, чтобы легче понять, почему определенные лицензии подходят или не подходят.

Получите помощь с бесплатными лицензиями

Если вас интересует, квалифицируется ли конкретная лицензия как бесплатная лицензия на программное обеспечение, см. наш список лицензий. Если интересующая вас лицензия не перечисленных там, вы можете спросить нас об этом, отправив нам электронное письмо по адресу .

Если вы собираетесь написать новую лицензию, пожалуйста, свяжитесь с Free Software Foundation, сначала написав по этому адресу. В распространение различных лицензий на свободное программное обеспечение означает увеличение объема работы для пользователей в понимании лицензий; мы можем помочь вам найдите существующую лицензию на бесплатное программное обеспечение, которая соответствует вашим потребностям.

Если это невозможно, если вам действительно нужна новая лицензия, с нашими помочь вам убедиться, что лицензия действительно является лицензией на бесплатное программное обеспечение и избежать различных практических проблем.

Используйте правильные слова, говоря о свободных программах

Говоря о свободных программах, лучше избегать использования терминов например «отдать» или «бесплатно», потому что эти термины подразумевают, что вопрос в цене, а не в свободе. Некоторые общие термины, такие как поскольку «пиратство» выражается в мнениях, мы надеемся, что вы их не поддержите.Видеть Запутанные слова и фразы, которые Стоит избегать при обсуждении этих условий. У нас также есть список правильных переводов «Бесплатное программное обеспечение» на разные языки.

Другая группа использует термин «открытый исходный код» для обозначения что-то близкое (но не идентичное) к «свободным программам». Мы предпочитаю термин «свободные программы», потому что, как только вы услышите это он относится к свободе, а не к цене, он напоминает свободу. В слово «открытый» никогда не относится к свободе.

Руководства по программному обеспечению должны быть бесплатными, по тем же причинам, что программное обеспечение должно быть бесплатным, и потому что руководства фактически являются частью программного обеспечения.

Те же аргументы имеют смысл и для других видов произведений практическое использование — то есть произведения, воплощающие полезные знания, такие как учебные работы и справочные работает. Википедия — самая известная пример.

Любая работа может быть бесплатной, и определение бесплатного программного обеспечения был расширен до определения бесплатные культурные произведения, применимые к любому виду произведений.


Время от времени мы пересматриваем это Определение свободного программного обеспечения.Вот это список существенных изменений, а также ссылки, чтобы показать, что именно был изменен.

В номерах версий, показанных выше, есть пробелы, потому что они другие изменения на этой странице, которые не влияют на определение или его интерпретации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.