Глобализация в экономической сфере: «ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ИНФОРМАТИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ» | Сайт С.П. Курдюмова «Синергетика»

Содержание

«ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ИНФОРМАТИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ» | Сайт С.П. Курдюмова «Синергетика»

Процесс глобализации носит всеобъемлющий характер, его различные грани входят в предмет изучения почти всех общественных научных дисциплин. Экономисты акцентируют внимание на слиянии рынков, организаций и производственных цепочек, при которых экономические границы государств становятся все более прозрачными. В современных условиях рабочее значение приобретает информационный аспект экономиической глобализации.

Глобализация, т. е. общемировое усиление открытости и взаимозависимости стран, регионов, предприятий и сообществ людей, — одна из ведущих тенденций современного социально-экономического развития. Она проявляется в различных сферах: в экономической, политической, экологической, культурной. В экономике глобализация проявляется, прежде всего, в том, что:

  • увеличивается абсолютный и относительный уровень мировой торговли товарами и услугами, а также передвижения капитала и рабочей силы;
  • происходит слияние рынков, организаций и производственных цепочек;
  • экономические границы государств становятся все более прозрачными.

Глобализация проявляется и в культурной сфере: проходят глобальные турне ведущих музыкальных исполнителей, продукция Голливуда приобретает черты общемирового явления, по всему миру распространяются глобальные новости CNN. Глобализация отражается в деятельности международных организаций, в изменении функций правительства. Достаточно яркие проявления глобализации в науке (новые научные идеи не знают государственных границ, многие исследования проводятся интернациональными командами и на международной основе, при этом национальные границы стираются, научные результаты все в большей степени приобретают глобальный характер). Таким образом, под влиянием глобализации происходит изменение всех сторон жизни общества.

Процесс глобализации носит всеобъемлющий характер, его различные грани входят в предмет изучения почти всех общественных научных дисциплин. Экономисты акцентируют внимание на слиянии рынков, организаций и производственных цепочек, при которых экономические границы государств становятся все более прозрачными.

В современных условиях рабочее значение приобретает информационный аспект экономиической глобализации.

С ним связано:

  • возникновение новых рынков банковских, страховых и транспортных услуг, новых финансовых рынков, действующих круглые сутки и использующих новые инструменты;
  • появление новых субъектов международного взаимодействия — многонациональных корпораций, всемирной торговой организации, сети международных негосударственных организаций;
  • быстрое, лавинообразное распространение информации.

Вся новая экономика носит глобальный характер. Основные виды экономической деятельности (производство, потребление, обращение), а также факторы производства (капитал, труд, сырье, управление, информация, технология, рынки) организуются в глобальном масштабе. Данная организация осуществляется либо непосредственно, либо с помощью разветвленных сетей. В новых условиях достижение необходимого уровня производительности и конкурентоспособности все чаще становится возможным только внутри глобальной взаимосвязанной сети.

Глобализация сочетает в себе положительные и отрицательные характеристики. Выгоды глобализации ясно видны: более быстрый экономический рост, более высокий уровень жизни, ускоренное внедрение и распространение технических новшеств и навыков управления, новые экономические возможности как для отдельных лиц, так и для целых стран. Глобальная интеграция экономики может привести к лучшему разделению труда, позволяет перемещать капитал в любую страну, которая предлагает более выгодные условия для инвестиций.

Почему же тогда глобализация начала вызывать отрицательную реакцию, самым последним и наиболее заметным проявлением которой стали события 11 сентября 2001 г., а до этого выступления антиглобалистов?

Дело в том, что глобализация может дестабилизировать финансовые рынки, негативно влиять на экологию, способствовать культурному обеднению, усиливать имущественное неравенство.

Лишь очень немного людей, групп или правительств выступают против глобализации, как таковой. Протест обусловлен порождаемым ею неравенством. Во-первых, выгоды и возможности, являющиеся результатом глобализации, по-прежнему сконцентрированы в относительно небольшом числе стран и неравномерно распределяются в самих этих странах. Во-вторых, в последние десятилетия возникло несоответствие между успешными усилиями по разработке строгих и неукоснительно соблюдаемых правил, способствующих расширению глобальных рынков, и не очень активными действиями в поддержку столь же важных социальных целей, будь то условия труда, окружающая среда, права человека или сокращение масштабов нищеты.

Если говорить шире, то для многих людей глобализация стала означать бoльшую уязвимость к воздействию незнакомых и непредсказуемых сил, которые могут вызвать экономическую нестабильность и социальные неурядицы, иногда с молниеносной скоростью. Азиатский финансовый кризис 1997-1998 гг. стал одним из ярких доказательств негативного воздействия глобализации на мировое экономическое развитие. Растет тревога по поводу того, что под угрозу может быть поставлена целостность культур и суверенитет государств. Даже в самых могущественных странах люди беспокоятся за свои рабочие места и опасаются, что их голоса могут быть не услышаны на фоне шторма глобализации.

Таким образом, глобализация означает нечто большее, нежели создание более обширных рынков. Деятельность в экономической сфере нельзя отделить от более сложной структуры социальной и политической жизни. В то же время экономические аспекты глобализации имеют относительно автономный характер и поддаются самостоятельному исследованию.

Глобализация развивается волнообразно и прошла уже не один этап. Отдельные элементы глобализации проявлялись уже в XV-XVII вв., хотя эти проявления носили зачаточный характер. Постепенно возникло мировое хозяйство, в котором национальные экономики концентрировались только на определенных секторах хозяйственной деятельности и дополняли свой потенциал благодаря международной торговле.

В XIX в. появились первые зарубежные филиалы производственных фирм, трансатлантическая телеграфная связь, международный режим обмена валют, первый радиосигнал, направленный за пределы границ государства.

Уже в этот период международные потоки товаров и капитала достигают значительных размеров. В ХХ столетии появляются авиапочта, трансатлантическая телефонная связь, создаются такие организации, как Лига Наций, МВФ, ООН, ГАТТ, Всемирный банк.

В последние годы национальные границы стали еще более прозрачными для товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, а также для потоков информации, идей и культурных ценностей. Глобализация увеличивает любой рынок, дает огромные возможности для развития.

В экономиках многих стран мира в последние столетия увеличивается доля внешней торговли. Например, с 1700 по 1913 г. в США развитие внешней торговли постоянно опережало рост объемов внутреннего производства. С 1913 по 1950 г. и в США, и в других развитых странах рост внешней торговли несколько снизился, что было вызвано войнами и экономическим кризисом 30-х годов, но затем тенденция опережающего роста торговли возобладала.

В период между 1970 и 2000 гг. реальный объем мирового экспорта товаров и услуг утроился. Мировой объем экспорта возрос в 10 раз с 1950 г. — даже с учетом поправки на инфляцию — и неуклонно продолжает расти более быстрыми темпами, нежели мировой объем ВВП. Объем иностранных инвестиций увеличивался еще быстрее. В последние годы мировой экспорт превысил 21% мирового ВНП. В некоторых странах, таких, как Китай, Ботсвана, Доминиканская Республика и Республика Корея, темпы роста экспорта составляли 10-13% в год.

До сих пор не участвовавшие в международной торговле продукты все активней включаются в процесс интернационализации. Это в первую очередь сервисные, транспортные, банковские и страховые услуги.

Особенно высокими темпами происходит глобализация финансовых рынков. Ежедневный объем валютных операций в мире сегодня превышает в настоящее время 1,5 трлн долларов, в то время как в 1973 г., когда произошло крушение системы фиксированных валютных курсов, он составлял 15 млрд долларов. Депозиты нерезидентов за последние 35 лет увеличились более чем в 400 раз и составляют сумму, превышающую 7 трлн долларов.

Многие тенденции глобализации проявляются и в России, здесь наблюдается та же тенденция опережающего роста внешней торговли по сравнению с динамикой внутреннего валового продукта. Открытость экономики России сегодня больше открытости экономик многих развитых стран. Так, отношение внешнеторгового оборота (экспорт + импорт) и внутреннего валового продукта в России составляет 70%, в то время как в США это соотношение составляет 25%.

Глобализация экономики расширяет границы экономического роста, приводит к новым возможностям повышения уровня жизни. Опыт ряда стран (Таиланд, Тайвань, Республика Корея) показывает, что экспортоориентированная экономическая политика может привести к взрывному росту внутреннего производства.

Характерной чертой современного мира стала постоянно увеличивающаяся глобализация производственных процессов. Еще совсем недавно ведущим показателем качества товаров была их страновая принадлежность («сделано в Германии», «сделано в Японии», «сделано в США»). В настоящее время трудно определить, в какой стране произведен тот или иной товар. Большая часть бытовой «японской» техники создается в странах Юго-Восточной Азии. Значительная часть «европейских» товаров также создается в Азии. Даже швейные изделия ведущих европейских дизайнеров подчас производятся в Шри Ланке и Индии.

Производственный процесс интернационализируется, становится по своей сути глобальным. Это относится как к сложным изделиям, так и к весьма простым.

Автомобиль, который по традиции считается американским, создается в разных странах трех континентов: Азии, Европы и Америки, причем на Азию приходится более 50%.

Аналогичные примеры имеются во всем мире, в том числе и в России, и в странах СНГ. Здесь осуществляется сборка корейских автомобилей, и наоборот, часть автомобилей ВАЗ собирается в Финляндии.

Интернационализация бизнеса происходила не только в ХХ столетии. Еще во времена Медичи была создана паутина сетевой международной организации, которая сочетала в себе банк и торговый дом, рассредоточенный на огромной территории и обслуживающий весьма значительные потоки товаров и капиталов. Однако именно во второй половине XX и в начале XXI в. происходит особенно бурное развитие международных связей, под влиянием которых стираются границы между территориями, культурами, рынками и организациями, — глобализация оказывает влияние на развитие экономики любой страны мира.

Практика деятельности многих успешно действующих фирм во всех странах мира доказывает, что международный характер деятельности стал устойчивой характеристикой лидирующих компаний, более того, он стал фактором их успеха, независимо от размера компании. Международный характер принимают не только крупные разветвленные корпорации, но и средние и даже мелкие фирмы.

Глобализация стала возможной благодаря постепенной ликвидации барьеров, препятствовавших торговле и движению капитала, а также благодаря основополагающим техническим достижениям и неуклонному снижению стоимости транспорта, связи и компьютеров.

В настоящее время глобализация обусловлена в значительной мере снижением стоимости средств связи. Дешевые и эффективные коммуникации позволяют:

  • размещать составляющие производственного процесса в разных странах, сохраняя при этом тесные контакты;
  • уменьшать необходимость физических контактов между производителями и потребителями;
  • некоторым услугам (подготовка программного обеспечения, продажа авиабилетов, медицинские, образовательные, банковские и страховые услуги) стать объектом международной торговли.

Именно постоянно дешевеющие коммуникации сильно воздействуют на современную производственную и социальную активность.

Глобальные коммуникации позволяют осуществлять контакты между людьми независимо от того, где они находятся. Воздушные сообщения, телекоммуникации, электронные средства массовой информации сближают деятельность людей всего мира. Стоимость телефонного разговора между Нью-Йорком и Лондоном снизилась с 1930 г. в 500 раз. Затраты на вычислительные мощности компьютеров снижаются в среднем на 30% в год в реальном выражении в течение нескольких последних десятилетий.

Дешевая и эффективная сеть коммуникаций позволяет фирмам размещать те или иные составляющие производственного процесса в разных странах, сохраняя при этом тесные контакты. Современная информационная технология также уменьшила необходимость физических контактов между производителями и потребителями и позволила некоторые услуги, которые ранее невозможно было продать на международных рынках, рассматривать как объект торговли. Любой вид деятельности, который осуществим на экране или по телефону, от подготовки программного обеспечения до продажи авиабилетов, можно произвести в любой точке мира, связанной с головным учреждением через спутник или компьютер. Даже медицинский совет или образовательные услуги продаются через сеть телекоммуникаций. Бурное развитие воздушного транспорта, глобальных коммуникаций в виде электронных средств массовой информации, Интернета сильно воздействует на современную производственную и социальную активность.

Темпы распространения новой электронной и коммуникационной технологии сегодня беспрецедентны. Чтобы охватить 50 млн человек, радио понадобилось 38 лет, а телевидению — 13 лет. Всего лишь за четыре года столько же людей взяли на вооружение Интернет. В 1993 г. в сети «всемирная паутина» насчитывалось 50 страниц; сегодня их более 50 млн. В 1998 г. к Интернету было подключено всего лишь 143 млн человек; к 2001 г. количество пользователей достигло 700 млн. Рынок электронной торговли увеличился с 2,6 млрд долларов США в 1996 г. до 300 млрд долларов США в 2002 г. Интернет уже применяется в гораздо более широкой сфере, чем любое из когда-либо изобретавшихся ранее средств связи.

Чтобы в полной мере осознать, как эта «цифровая революция» может стимулировать экономический рост и развитие, необходимо понять несколько ее основных особенностей.

  • Во-первых, она создала абсолютно новый экономический сектор, которого раньше просто не было.
  • Во-вторых, капиталом, который играет главенствующую роль в «цифровой революции», все в большей степени является интеллектуальный капитал.

Цены на аппаратуру снижаются. Этот переход от аппаратных средств к программным средствам в качестве краеугольного камня данной индустрии помогает преодолеть одно из главных препятствий на пути развития — нехватку финансовых ресурсов. Кроме того, он улучшает для бедных стран шансы перепрыгнуть через некоторые длинные и болезненные этапы в процессе развития. Разумеется, требующийся интеллектуальный капитал имеется не везде, однако в России он присутствует пока еще в достаточном количестве и распространен гораздо шире, чем финансовый капитал.

  • В-третьих, помимо создания нового экономического сектора, «цифровая революция» также является средством преобразования и активизации многих других видов деятельности.

Например, даже слаборазвитыми странами для торговли традиционными предметами экспорта используется Интернет. Разработанная ЮНКТАД Программа центров по вопросам торговли позволяет ее участникам торговать своей продукцией в интерактивном режиме. Правительство многих стран мира, в том числе развивающихся, использует внутреннюю информационную сеть для предоставления более эффективных административных услуг. Существует и много других возможностей: телемедицина и дистанционное обучение, «виртуальное» банковское дело в сочетании с микрокредитами, проверка прогнозов погоды до начала сева и цен на зерновые до сбора урожая, возможность пользоваться крупнейшей библиотекой в мире и т. д. Короче говоря, сектор информационной технологии может преобразовать многие другие секторы экономической и социальной деятельности, если не большинство из них.

  • И, в-четвертых, основной продукт этого сектора — информация — обладает уникальными свойствами, не присущими другим секторам.

Сталь, используемая при строительстве здания, или ботинки, которые носят рабочие при его строительстве, не могут использоваться кем-либо другим. С информацией дело обстоит иначе. Она не только пригодна для многократного использования и для многочисленных пользователей — чем больше она используется, тем более ценной она становится. То же самое можно сказать о сетях, связующих различные источники информации. В последние годы во многих странах проявились новые тенденции свойства информации как фактора производства и производственного ресурса:

  • Информация становится объектом труда, а не только фактором производства. Все в большей мере создается новая технология воздействия на информацию, а не столько новая информация, предназначенная для воздействия на технологию, как это было на рубеже XIX и XX столетий.
  • Информация является неотъемлемой частью любой человеческой деятельности. Отсюда проникновение новых технологий во все производственные процессы и совместное влияние множественных эффектов на конечный результат.
  • Новые информационные технологии создают новую сетевую логику формирования и развития систем. Одним из проявлений этой сетевой логики становится гибкость. Сетевой способ организации проявляется во всех видах социально-экономических процессов и структур.

Глобальная экономика — это не экономика планетарного масштаба. Ее существование и формы затрагивают лишь отдельные структуры и экономические сегменты, страны и регионы в соответствии с их местом в международном разделении труда.

В настоящее время в мире все еще существует зияющая «цифровая пропасть» между развитыми странами и анклавами и теми странами и регионами, которые еще не овладели в полной мере всеми преимуществами новых информационных технологий.

В Соединенных Штатах Америки насчитывается больше компьютеров, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых. В Токио столько же телефонов, сколько во всей Африке. В 1990 г. страны семерки производили 90% высокотехнологичной продукции и обладали 80% мировой вычислительной мощности. Концентрация научного и технического персонала очень сильно дифференцируется по странам: в среднем в мире она составляет 23 тыс. на 1 млн населения, в развивающихся странах — 8 тыс., в развитых странах — 70 тыс., а в Северной Америке — 126 тыс. Затраты на НИОКР в Северной Америке 43%, а в Латинской Америке и Африке, вместе взятых, — 1% от общемировых затрат.

Однако через эту пропасть можно навести мосты. Уже сегодня город Бангалор в Индии стал динамичным центром новаторских идей, насчитывающим более 300 компаний, разрабатывающих новейшие технологии. Один лишь экспорт программных средств из Индии превысит в этом году 4 млрд долларов США, что равнозначно примерно 9% от общего объема экспорта Индии, и по прогнозам он составит 50 млрд долларов США к 2008 г.

Индийские компании стали мировыми лидерами в разработке порталов и прикладных программ для Интернета, причем они успешно преодолевают бюрократические препоны, вызывающие задержки, и проблемы, порождаемые устаревшей инфраструктурой, создавая свои собственные телекоммуникационные системы и рассылая созданные ими программы с помощью спутниковой связи по всему миру. Этот прорыв Индии в мировую глобальную экономику XXI в. показывает принципиальную возможность получения выгод от глобализации не только развитыми, но и развивающимися странами.

Глобализация тесным образом связана с регионализацией экономических факторов роста. Практика показывает, что устойчивый экономический рост в последнее время демонстрируют те регионы, которые органически вписываются в новые условия глобальной экономики. И наоборот, те регионы, которые ориентируются на собственную замкнутость и ложно понятую самодостаточность, остаются в рамках прежних моделей развития. Они неуклонно снижают свои темпы роста, постепенно приближаясь к нулевым и даже отрицательным значениям.

Развитие России и любого ее региона в значительной мере зависит от того, насколько в данном регионе созданы условия для привлечения иностранных экономических агентов (партнеров, инвесторов, покупателей продукции). Создание благоприятных условий для деятельности иностранных экономических партнеров в настоящее время становится одним из факторов развития страны в целом.

В мире уже накопились многочисленные примеры анклавов, получающих существенные преимущества от глобализации. Это, прежде всего, мегаполисы, вовлеченные в глобальную экономику и активно эксплуатирующие ее преимущества, технополисы типа Силиконовой долины, а также менее известные районы Ирландской Республики и Северной Ирландии, бурно развивающих свою деятельность в сфере телекоммуникаций и производства программного обеспечения. Эти примеры показывают потенциальные преимущества местного экономического развития, ориентированного на собственную включенность в глобальную экономику. Те, кто занимается выработкой директивных решений, должны понять то, чем информационная экономика отличается от экономики традиционной, и тогда успех достижения целей социально-экономического развития будет обеспечен.

 

Глобализация экономики — Answr

Формирование единого пространства, в рамках которого свободно перемещаются товары, информационные и финансовые ресурсы.

Причины масштабного характера

Сама по себе глобализация предполагает образование всеобщего пространства, выходящего за границы экономической деятельности. Она способна влиять на многие сферы общества. От ее темпов развития зависит формирование совершенно новой системы международных отношений. Можно выделить несколько основных причин, которые привели экономику к глобализации:

  • Границы между многими государствами открыты. С определенными формальностями можно свободно перемещаться из одной страны в другую.
  • Транспортные пути с каждым годам становятся все более удобными. Добраться до конкретного места стало проще.
  • Практически все страны нуждаются в импортной продукции, так как существует условное разделение труда.
  • Современные компании стремятся завоевывать новые рынки сбыта. Это естественный процесс в их развитии.
  • Политические деятели разных государств часто сотрудничают друг с другом, создавая новые возможности для хозяйственной деятельности.

Перечисленные причины дают представление о том, почему экономика все больше становится глобальной. Этот процесс является естественным. Он не подразумевает вмешательства со стороны, поэтому остановить его практически невозможно.

Основные аспекты

В экономической сфере отмечается наиболее высокая динамичность процесса глобализации. При этом существует два основных взгляда на его сущность.

  • Объективный аспект предполагает рассмотрение подобного явления в качестве обусловленного движения к общемировой целостности. Это переход к более высокой стадии экономической жизни.
  • Субъективный аспект подразумевает рассмотрение процесса как способа экономической политики, проводимой ведущими государствами мира, крупнейшими корпорациями и банковскими учреждениями.

Так как существует две точки зрения на процесс глобализации экономики, неизбежно возникают острые противоречия. На мировой сцене доминирует несколько основных игроков. Именно они принимают важные решения, которые для подавляющего большинства остаются невыгодными.

Положительные и отрицательные моменты

Глобализация в хозяйственной среде привела к повышению международной конкуренции, благодаря чему темпы производственного роста не только в национальных масштабах, но и на мировом уровне значительно увеличились. Из-за снижения уровня издержек и цен отмечается стабильный экономический рост.

Преимущества процесса заключаются также в том, что торговля между участниками осуществляется на взаимовыгодной основе. В какой-то степени выигрывают сразу все стороны, представленные отдельными лицами, компаниями, государствами коммерческими объединениями и даже целыми континентами.

Глобализация положительно сказывается на повышении производительности труда, что связано с рационализацией производства непосредственно в мировых масштабах. Инновационные технологии начинают все быстрее распространяться из-за большой конкуренции.

Однако не все однозначно, имеются и негативные последствия данного явления. Основная проблема кроется в неравномерном распределении получаемых выгод. Целый ряд отраслей испытывает сложности из-за воздействия процессов глобализации, утрачивая конкурентоспособность. В некоторых сферах хозяйственной деятельности приходится прикладывать дополнительные усилия, чтобы адаптироваться к новым условиям.

Среди недостатков процесса глобализации особое внимание следует обратить на растущую разницу в заработной плате квалифицированных и неквалифицированных кадров, повышенную мобильность рабочего потока, слишком активную урбанизацию, возможность появления безработицы и обостренную борьбу за природные ресурсы.

Глобализация экономики [Экономическая, Финансовая] — это, что такое, какие, определение, значение, доклад, реферат, конспект, сообщение, вики — WikiWhat

Причины экономической глобализации

Распределение ресурсов

Глобализация — это, прежде всего, растущая экономическая взаимозависимость государств мира. Этот процесс носит объек­тивный характер: не все факторы производства в разных странах представлены в одинаковой мере. Основная часть капитала со­средоточена в нескольких странах так называемого «золотого миллиарда». Знания и умения, или, как говорят экономисты, «че­ловеческий капитал», по миру распределены неравномерно. То же самое можно сказать и о земле, пригодной для использова­ния в процессе производства. Каждое производство предполага­ет определённую комбинацию факторов. Неравномерность рас­пределения экономических ресурсов служила стимулом развития мировой торговли.

Развитие услуг доставки

После распада социалистического лагеря в мире создались исключительно благоприятные условия для международной тор­говли, и в последние 20-30 лет её объёмы выросли многократно. При существующих транспортных средствах возможна доставка любого товара в любую мыслимую точку земли. Таможенные та­рифы, препятствующие торговле, за последнее время резко сни­зились. По сравнению с 1950-ми гг. производство товаров и услуг увеличилось в 7 раз, а промышленный экспорт вырос в 50 раз.

Транснациональные корпорации

Транснациональные компании — это международные орга­низации развитых стран в сферах экономики, финансов и технологий. Их появление в сфере экономики следует особо отметить на современном этапе глобализации, так как их деятельность не контролируется конкретными госу­дарствами. Таким образом, их присутствие в определённом секторе экономики не ограничено конкретной территорией, национальной при­надлежностью или культурой.

В 2002 г., по оценкам ООН, в мире существовало 65 тыс. между­народных предприятий (транснациональных корпораций) с чис­лом занятых 54 млн человек. Это в два раза больше, чем в 1990 г. Годовой оборот этих концернов составляет 19 млрд долл. Они и являются главным мотором глобализации. Особенно в отраслях с высокими экспортными квотами, такими как автомобилестрое­ние, нефтяная, химическая, фармакологическая отрасли. Обычно считается, что это в основном фирмы из высокоразвитых стран, но среди лидеров глобализации есть не только западные фирмы. Фирмы из развивающихся стран, такие как Cemex из Мексики, Petronas из Малайзии тоже действуют на международном уровне.

Рост мощи отдельных компаний способствует экономическому прогрессу и социальному процветанию прежде всего тех стран, в ко­торых сконцентрирован производственный комплекс. Фирмы-гиганты заинтересованы в том, чтобы стабильно работать в этих странах.

Почему такая динамичная компания, как Nokia, которая имеет возможность переехать в любую страну мира, продолжает платить финскому правительству одни из самых высоких налогов в мире? Дело в том, что налоги попадают в экономическую среду, в кото­рой этот концерн растёт, прежде всего в систему образования, ко­торая поставляет квалифицированный персонал, а также в созда­ние подобающей инфраструктуры.

Опасения, что фирмы-гиганты создают угрозу конкуренции, на сегодняш­ний день несостоятельны. Никакого самовластия концернов на практике не су­ществует. Специалисты и чиновники контрольных органов зорко следят за тем, чтобы концерны не объединялись в картели и не действовали в ущерб клиен­там. В США дело дошло до суда и разукрупнения корпорации «Майкрософт». В настоящее время ставится вопрос о создании международной организации по защите конкуренции.

Международные экономические и финансовые организации

Международный валютный фонд, Всемирный банк и другие не финансируют производства, а определяют политику по на­правлению движения денежных средств. Они, как своеобразные «финансовые государства» обладают большими возможностя­ми, нежели бюджеты нескольких малых и средних государств. Поэтому с их условиями обязаны считаться любые государства, желающие выйти на мировую арену.

Сельское хозяйство

Для того чтобы из глобализации извлекали пользу не только развитые страны, но и другие, нужно открывать рынки аграрной продукции.

В настоящее время ЕС выплачивает своим крестьянам около 40 млрд долл. ежегодно. Кроме того, ЕС поставил мощные таможенные барьеры на пути импорта продовольствия. Средние пошлины на аграрную продукцию составляют около 60%. В ре­зультате развивающиеся страны оказываются не в состоянии про­давать свою продукцию на западных рынках. Наоборот, излишки продовольствия из США проникают на рынки стран «третьего ми­ра» и вытесняют местных фермеров. Тем самым позитивный эф­фект западной помощи развивающимся странам сводится на нет. Международный валютный фонд оценивает, что мировая либе­рализация рынка продовольствия уже в первый год даст рост в 120 млн евро. Для Запада это чрезвычайно сложное решение. Перспектива такова, что крестьянство, в западных странах и без того малочисленное, вовсе исчезнет, изменится ландшафт, могут последовать другие неожиданные и нежелательные перемены. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Проявления и последствия экономической глобализации

Успехи глобализации налицо: растущая мировая торговля созда­ла шансы изготовлять товары там, где издержки на их производст­во минимальны. В современном мире нет надобности производить все товары, необходимые для жизни, в одном государстве. Поэтому современные люди ездят на корейских автомобилях, заправлен­ных бензином из России, слушают негритянскую музыку, пьют кофе из Гватемалы, который приготовлен на кофеварках из Мексики, носят итальянскую одежду и используют тайваньские компьютеры с американским программным обеспечением, усовершенствован­ным индийскими инженерами. Британцы работают на немецких производителей автомобилей, немцы — на финские телекоммуни­кационные фирмы, финны — на американские банки, а американ­цы — на японские концерны. Глобализация, таким образом, опреде­ляет жизнь всех. Ещё более важным является принципиальный ком­муникативный прорыв: интернет, радио, телевидение, мобильная телефонная связь.

В экономической глобализации, за исключением Запада, в ряде регионов ради капитала и современных технологий при­ходится отказываться от части государственного суверенитета. Последствия этого не могут не привести к многочисленным от­рицательным моментам.

Вопросы к этой статье:
  • Чем объясняется процесс глобализации в экономической сфере жизни общества?

  • Какие изменения внесла глобализа­ция в образ жизни людей в конце XX — начале XXI в.?

  • Опреде­лите основные тенденции социально-экономического процесса глобализации.

  • Возможна ли мировая либерализация рынка продо­вольствия?

Глобализация — Материалы Всемирного банка для учащихся «А знаешь ли ты… ?»

Глобализация

Что это значит?

Глобализация — это усиливающаяся интеграция экономик и обществ во всем мире.

Глобализация — это неизбежное явление в истории человечества, заключающееся в том, что мир в результате обмена товарами и продуктами, информацией, знаниями и культурными ценностями становится более взаимосвязанным. Однако за последние десятилетия темпы этой глобальной интеграции стали гораздо более высокими и впечатляющими благодаря беспрецедентным достижениям в таких сферах, как технологии, средства связи, наука, транспорт и промышленность.

Хотя глобализация ускоряет развитие человечества и является его следствием, она представляет собой непростой процесс, к которому нужно приспосабливаться и который создает серьезные проблемы и трудности. Такие быстрые темпы перемен могут принять угрожающий характер, и большинство стран пытаются их контролировать или управлять ими.

Почему это касается меня?

Глобализация стала причиной наиболее горячих споров последнего десятилетия.

Критикуя последствия глобализации, чаще всего люди ссылаются на экономическую интеграцию. Экономическая интеграция происходит тогда,  когда страны смягчают такие ограничения, как тарифы на импорт, и делают свою экономику открытой для инвестиций и торговли с остальным миром. Критики глобализации отмечают, что неравенство в нынешней глобальной системе торговли негативно отражается на развивающихся странах в ущерб развитым странам.

Сторонники глобализации считают, что проведение политики открытой экономики в таких странах, как Вьетнам, Индия, Китай и Уганда,  позволило в значительной степени сократить масштабы  нищеты.

В ответ на это критики заявляют, что данный процесс привел к эксплуатации людей в развивающихся странах, серьезной дестабилизации и практически не принес пользы.

Для того, чтобы все страны могли получать выгоду от глобализации, международному сообществу следует продолжить работу по ликвидации диспропорций в международной торговле (сокращение субсидий фермерам и снижение торговых барьеров), которые отвечают интересам развитых стран, и созданию более справедливой системы.

Некоторым странам глобализация пошла на пользу:
  • Китай. Реформы привели к невиданному снижению уровня нищеты. В период с 1978 по 1989 год численность сельских бедняков сократилось с 250 до 34 миллионов.
  • Индия. За последние 20 лет уровень бедности снизился вдвое.
  • Вьетнам. Результаты обследований самых бедных семей свидетельствуют о том, что  в 90-е годы  ХХ века  свои жилищные условия улучшили 98% членов таких семей. Правительство провело обследование семей  в начале процесса реформ и, вернувшись к этим же семьям через шесть лет, установило, что произошло значительное снижение уровня нищеты. У людей стало больше продуктов питания, их дети посещали среднюю школу. Одним из многочисленных факторов, повлиявших на успех реформ во Вьетнаме, стала либерализация торговли. За десять лет уровень нищеты в стране удалось сократить в два раза. Вследствие экономической интеграции выросли цены на продукцию неимущих фермеров: рис, рыбу, орехи кешью, а также увеличилось количество рабочих мест на фабриках по изготовлению обуви и одежды, где работа оплачивается гораздо лучше, чем другая работа во Вьетнаме. 
Другим странам глобализация не помогла:
  • Многие африканские страны не получили никакой выгоды от глобализации. Их экспорт по-прежнему сводится к ограниченному перечню основных видов сырья.
  • Некоторые эксперты объясняют отставание этих стран   неэффективностью проводимой политики, неразвитостью инфраструктуры, слабостью институтов и коррумпированностью  органов власти.
  • Другие эксперты считают, что некоторые страны не могут влиться в процесс глобального роста вследствие неблагоприятного географического положения и климатических  условий. Так, страны, не имеющие выхода к морю, могут испытывать трудности с конкуренцией на глобальных рынках товаров промышленного производства и услуг.

В последние несколько лет в странах Европы и в США выражались протесты по поводу последствий глобализации. Однако согласно результатам обследования, недавно проведенного «Исследовательским центром Пью», во многих развивающихся странах имеет место весьма сильная поддержка различных аспектов интеграции, в особенности торговли и прямых инвестиций. В странах Африки к югу от Сахары 75% домашних хозяйств считают, что инвестиции многонациональных корпораций являются положительным моментом.

Только факты

История глобализации

Самая последняя волна глобализации, возникшая в 1980 году, была вызвана сочетанием достижений в технологиях транспорта и коммуникации, а также действиями крупных развивающихся стран, которые пытались привлечь иностранные инвестиции  путем открытия своих экономик для международной торговли.

Фактически это была третья волна данного явления, начавшегося еще в 1870 году.

Первая волна глобализации длилась с 1870 года до начала Первой мировой войны. Стимулом в данном случае были достижения в транспортной сфере и снижение торговых барьеров. В результате расцвета мировой торговли доля экспорта в объеме мировых доходов удвоилась и составила 8%.

Это вызвало массовую миграцию людей в поисках лучшей работы. Около 10% мирового населения переехали в другие страны. 60 миллионов человек переместились из Европы в Северную Америку и другие части Нового Света. То же самое произошло в густонаселенных Китае и Индии, из которых люди выезжали в менее густонаселенные страны, такие как Шри-Ланка, Бирма, Таиланд, Филиппины и Вьетнам.

Окончание Первой мировой войны положило начало эре протекционизма. В торговле появились такие торговые барьеры, как тарифы. Мировой экономический рост приостановился, и доля экспорта в объеме  мировых доходов упал до уровня 1870 года.

После Второй мировой войны наблюдалась вторая волна глобализации, которая продолжалась в период примерно с 1950 по 1980 год. В основном вторая волна проявилась в интеграции таких развитых стран, как страны Европы, Северной Америки и Японии, которые восстановили торговые отношения путем либерализации многосторонней торговли.
В течение этого периода произошел подъем в экономическом развитии стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития, что явилось одной из причин  торгового бума.  Однако развивающиеся страны в основном оказались вне этой интеграционной  волны, т.к. они могли торговать лишь основными видами сырья.

Что делает международное сообщество?

Представитель Всемирного банка Дэвид Доллар сравнивает глобализацию со скоростным поездом, в который страны могут попасть только, если они «построят платформу». На самом деле построить платформу означает создать основу, обеспечивающую успешное функционирование страны. Она включает в себя имущественные права, верховенство закона, базовое образование и медико-санитарное обслуживание, надежную инфраструктуру (например, порты, дороги и таможенные службы) и т.д.

Международные организации, например Всемирный банк, агентства по оказания двусторонней помощи и неправительственные организации, сотрудничают с развивающимися странами в целях создания этой основы, чтобы они могли подготовиться к глобальной интеграции.

Если правительства не создадут такой основы  и не обеспечат оказания элементарных услуг,  бедняки не смогут воспользоваться преимуществами  и останутся на обочине развития.
Также важно, чтобы правительство хорошо управляло страной. Если в стране коррумпированное и некомпетентное правительство, сторонние агентства вряд ли смогут изменить жизнь людей.

Что могу сделать я?

  • Расширяйте свои знания о мире и  о текущих событиях.
  • Станьте  участником движения добровольцев. Посетите сайты UN Volunteer или Idealist , где вы сможете получить информацию об имеющихся в мире возможностях волонтерской деятельности, направленной на  содействие  устойчивому развитию.

Если вы живете в развитой стране:

  • Обратитесь в национальную волонтерскую службу вашей страны
  • Или посетите сайты UN Volunteer или Idealist для получения информации о других вариантах
  • Посетите дополнительные сайты, указанные  на странице странице «Проявите инициативу»
  • Узнайте, сколько средств выделяется правительством вашей страны в рамках двусторонней и многосторонней помощи, и попытайтесь убедить правительство увеличить объем выделяемых средств.

Если вы живете в развивающейся стране:

  • Ходите в школу — учитесь и получайте знания
  • Добровольно помогайте нуждающимся
  • Убеждайте других детей и молодых людей в том, что важно ходить в школу и участвовать в движении добровольцев

Дополнительные ресурсы

Дополнительная информация на веб-сайте Всемирного банка

Тема 9.

Мировая система и процессы глобализации

Глобализация – расширение и усложнение взаимосвязей и взаимозави-симостей государств, формирования целостного мира.

Лучше понять суть феномена глобализации позволит выделение нескольких принципиальных форм его проявления:

  1. В политической сфере:
    • рост числа международных правительственных и неправительствен-ных организаций и движений;
    • ослабление жесткости государственных границ, что облегчило свободу передвижения граждан, товаров и услуг, капиталов и т.д.
  2. В экономической сфере:
    • унификация национальных экономик, приносящая выгоды странам, которые занимают наиболее сильные конкурентные позиции в мировой экономике;
    • либерализация торговли;
    • ограничение политики протекционизма;
    • введение системы мировых социально-экономических стандартов;
    • возрастание роли ТНК, выстраивающих свою экономическую стратегию в соответствии с законами мирового рынка;
    • развитие технического и технологического прогресса, который усиливает зависимость человека от техники;
    • усиление техногенной нагрузки на природу.
  3. В социально-культурной сфере:
    • переход функции интеграции к средствам массовой коммуникации;
    • распространение достижений науки, техники, культуры по всему миру;
    • процессы стандартизации в области образования, искусства, языка, образа жизни и т.д.

Процессы глобализации сегодня оказались в центре массового сознания по следующим причинам. Это и крушение социалистической системы, что позволило предположить победу либеральных ценностей в мировом масштабе; и информационная революция, которая связала различные регионы планеты; это и необходимость решать назревшие проблемы планетарного масштаба (экологические, энергетические, проблемы бедности, угроза терроризма и т.д.) общими усилиями стран мира.

Глобализация несет в себе риск глобального беспорядка, природа которого в самой сущности глобализации: подчинение мира единым принципам развития, единой воле, стремление перейти от различий к тождественности. Таким образом, процесс глобализации является весьма противоречивым, порождающим комплекс взаимосвязанных социальных проблем.

1. Глобализация, осуществляемая с целью создания всеобъемлющей интеграции, приводит к дезинтеграционным процессам в мире. Эти дезинтеграционные процессы проявляются в том, что идет фрагментация многонациональных государств: распад СССР, Югославии, Сербии и Черногории и т.д. Причем страны, заинтересованные в глобализации, поддерживают данные дезинтеграционные процессы, чтобы осуществить свое право на глобальное управление, обеспечивающее безусловное доминирование, четкое копирование наиболее ярких образцов социально-экономического, политического и культурного развития стран Запада во всем мире. Но в случае глобального доминирования одной или нескольких держав, пытающихся выстроить весь мир по своему единому проекту, мировая система лишается источников саморазвития, которое обеспечивается наличием разнообразия;

Парадокс заключается в том, что даже в развитых европейских странах, США, сильны дезинтеграционные процессы, которые проявляются в массовых акциях экономического, политического, этнического и религиозного характера.

2. Агрессивная государственная политика стран Запада и США, заключающаяся во вмешательстве во внутренние дела других государств под различными предлогами («соблюдение прав человека», «борьба с терроризмом») порождает ответные реакции со стороны не западных государств, отстаивающих свои национальные интересы. Сопротивление глобализационным процессам, воплощенное в глобальном терроризмес сильными религиозными мотивами, служит основанием для развития политики насилия, формирования «образа врага» (который после распада «восточного блока» восстановил равновесие системы «Восток-Запад») и является опасностью для мира в целом, угрозой существованию человеческой цивилизации.

На современном этапе общественного развития назрела необходимость преодоления противоречия между продолжающими действовать в западных странах старыми принципами насилия и конкуренции и новыми потребно-стями глобальной социальной безопасности, которая приемлет принципы сотрудничества и социального партнерства.

В новой геополитической ситуации, возникшей в последнее десятиле-тие, назрела необходимость определиться России, как полноправному члену мирового сообщества. Ускорившиеся процессы глобализации по времени совпадают с неолиберальной трансформацией российского общества. Но не-олибераильные цивилизационные стандарты в эпоху глобализации испытывают острое противоречие с ценностями национальной, культурной, религиозной идентичности. И Россия должная определиться с концепцией дальнейшего развития, чтобы не уйти на периферию мирового процесса. Сейчас можно лишь констатировать тот факт, что российское общество, перейдя из эпохи радикальных перемен в эпоху реформаторских преобразований, не смогло обрести смысловые координаты своего развития. Для того, чтобы перевести страну на рельсы устойчивого саморазвития, скоординировать процессы реформирования различных сфер жизнедеятельности общества, занять достойное место равноправного партнера в мировом сообществе, России необходимо определить ценностное и целевое поле дальнейшего существования, сформулировать общенациональную объединяющую идею и стратегическую цель развития. Национальная идея России в XXI веке – это самобытное развитие на основе демократических принципов, адекватных условиям исторического развития страны, ментальности народа, принципам государственного устройства и властных тенденций.

Россия должна восстановить престиж своей страны на мировой арене не только за счет включения в экономическое, социальное, культурное пространство в планетарном масштабе, но и за счет самоопределения, утверждения собственных принципов существования.

Россия не должна придерживаться односторонней ориентации во внеш-ней политике – будь то в направлении Запада или Востока. Российская политика должна быть многовекторной, что будет способствовать интеграции евразийского пространства и отвечать глобальным тенденциям мирового развития.



  1. Каковы основные черты глобализационных процессов в мире?
  2. В чем заключаются основные противоречия процесса глобализации?
  3. В чем состоит роль России на мировой арене?

Новый глобальный экономический кризис: как изменится глобализация? | Хейфец

1. Вишневский К., Дементьев В., Приворотская С. (2020) Мониторинг политики в сфере цифровой экономики: меры по борьбе с распространением коронавируса // НИУ ВШЭ. 18 июня 2020 // https://issek.hse.ru/covid_digit, дата обращения 25.08.2020.

2. Зевин Л. (2016) Мегарегионы в глобализирующемся хозяйстве // Мировая экономика и международные отношения. Т. 60. № 8. C. 26–33. DOI: 10.20542/0131-2227-2016-60-8-26-33

3. Оболенский В. (2015) Глобализация регионализма: вызовы и риски для России // Мировая экономика и международные отношения. № 9. С. 5–13 // https://www.imemo.ru/index.php?page_id=1248&file=https://www.imemo.ru/files/File/magazines/meimo/09_2015/5_13_

4. OBOLENSKII.pdf, дата обращения 25.08.2020.

5. Смыслов Д. (2019) Эволюция глобализации мировой экономики: современные тенденции // Мировая экономика и международные отношения. Т. 63. № 2. С. 5–12. DOI: 10.20542/0131-2227-2019-63-2-5-12

6. Хейфец Б.А. (2018) Метаморфоза экономической глобализации. М.: Институт экономики РАН.

7. Хейфец Б.А. (2019) Глобализация 4.0 и Россия // Труды Вольного экономического общества России. Т. 218. С. 288–296 // https://cyberleninka.ru/article/n/globalizatsiya-4-0-i-rossiya/viewer, дата обращения 25.08.2020.

8. Baldwin R. (2019) Globalisation 1.0 and 2.0 Helped the G7. Globalisation 3.0 Helped India and China Instead. What Will Globalisation 4.0 Do? // VoxEU, January 21, 2019 // https://voxeu.org/content/globalisation-10-and-20-helped-g7-lobalisation-30-helped-india-and-china-instead-what-will-globalisation-40-do, дата обращения 25. 08.2020.

9. Barbieri G. (2019) Regionalism, Globalism and Complexity: A Stimulus towards Global IR? // A TWQ Journal, vol. 4, no 6, pp. 424–441. DOI: 10.1080/23802014.2019.1685406

10. Donnan S., Leatherby L. (2019) Globalization Isn’t Dying, It’s Just Evolving // Bloomberg, July 23, 2019 // https://www.bloomberg.com/graphics/2019-globalization/, дата обращения 25.08.2020.

11. Emerald (2020). COVID-19 Strengthens EU Drive for Economic Sovereignty. Expert Briefings // https://www.emerald.com/insight/content/doi/10.1108/OXANDB253171/full/html, дата обращения 25.08.2020.

12. Fouquin M., Chaponniere J.-R. (2020) Coronavirus: Un Grain de Sable dans l’Economie Mondiale // CEPII, Mars 2, 2020 // http://www. cepii.fr/BLOG/bi/post.asp?IDcommunique=786, дата обращения 25.08.2020.

13. ILO (2020). COVID-19 and the Tourism Sector. Briefing Note, April 20, 2020 // https://www.ilo.org/empent/Projects/thelab/WCMS_741468/lang—en/index.htm, дата обращения 25.08.2020.

14. IMF (1) (2020). Confronting the Crisis: Priorities for the Global Economy // https://www.imf.org/en/News/Articles/2020/04/07/sp040920-SMs2020-Curtain-Raiser, дата обращения 25.08.2020.

15. IMF (2) (2020). World Economic Outlook Update, June 2020. A Crisis like No Other, an Uncertain Recovery // https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2020/06/24/WEOUpdate-June2020?utm_medium=email&utm_source=govdelivery, дата обращения 25.08.2020.

16. IMF. World Economic Outlook (за соответствующие годы) // https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues, дата обращения 25.08.2020.

17. IOM (2018). World Migration Report 2018, pp. 15, 28 // https://www.iom.int/sites/default/files/country/docs/china/r5_world_migration_report_2018_en.pdf, дата обращения 25.08.2020.

18. Krapohl S. (2019) Games Regional Actors Play: Dependency, Regionalism, and Integration Theory for the Global South // Journal of International Relations and Development. DOI: 10.1057/s41268-019-00178-4

19. Migration Data Portal // https://migrationdataportal.org/data?i=stock_abs_&t=2019, дата обращения 25.08.2020.

20. OECD (2020). OECD Updates G20 Summit on Outlook for Global Economy // https://www. oecd.org/newsroom/oecd-updates-g20-summit-on-outlookfor-global-economy.htm, дата обращения 25.08.2020.

21. Ratha D.K., De S., Kim E.J., Plaza S., Seshan G.K., Yameogo N.D. (2020) COVID-19 Crisis through a Migration Lens // The World Bank. Migration and Development Brief. No. 32 // http://documents1.worldbank.org/curated/en/989721587512418006/pdf/COVID-19-Crisis-Through-a-Migration-Lens.pdf, дата обращения 25.08.2020.

22. Schwab K. (2019) Globalization 4.0 // Foreign Affairs, January 16, 2019 // https://www.foreignaffairs.com/articles/world/2019-01-16/globalization-40, дата обращения 25.08.2020.

23. Segal S., Gerstel D. (2020) The Global Economic Impacts of COVID-19 // CSIS, March 10, 2020 // https://www.csis.org/analysis/global-economic-impacts-covid-19, дата обращения 25. 08.2020.

24. Shingal A. (2020) Services Trade and COVID-19 // VoxEU, April 25, 2020 // https://voxeu.org/article/servicestrade-and-covid-19, дата обращения 25.08.2020.

25. UNCTAD (2019). Handbook of Statistics, New York: United Nations Publications // https://unctad.org/en/pages/PublicationWebflyer.aspx?publicationid=2591, дата обращения 25.08.2020.

26. UNCTAD (1) (2020). Total Trade in Services // https://stats.unctad.org/handbook/Services/Total.html, дата обращения 25.08.2020.

27. UNCTAD (2) (2020). World Investment Report 2020 // https://unctad.org/en/pages/PublicationWebflyer.aspx?publicationid=2769, дата обращения 25.08.2020.

28. UNCTAD Database (2020). Global Investments Trends and Prospects for the Corresponding Years // www.unctad.org, дата обращения 25.08.2020.

29. UNWTO (2020). World Tourism Barometer, vol. 18, January, 2020 // https://www.unwto.org/world-tourismbarometer-n18-january-2020, дата обращения 25.08.2020.

30. WEF (2019). Globalization 4.0 Shaping a New Global Architecture in the Age of the Fourth Industrial Revolution // https://www.weforum.org/whitepapers/globalization-4-0-shaping-a-new-global-architecture-in-the-age-of-the-fourthindustrial-revolution, дата обращения 25.08.2020.

31. World Bank Open Data (2020) // https://data.worldbank.org/, дата обращения 25.08.2020.

32. World Bank (1) (2020). COVID-19 Crisis through a Migration Lens. Migration and Development Brief. No. 32 // https://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/33634, дата обращения 25.08.2020.

33. World Bank (2) (2020). Global Economic Prospects, June, 2020, p. 4 // https://www.worldbank.org/en/publication/global-economic-prospects, дата обращения 25.08.2020.

34. WTO (2020). WTO Report Finds Growing Number of Export Restrictions in Response to COVID-19 Crisis // https://www.wto.org/english/news_e/news20_e/rese_23apr20_e.htm, дата обращения 25.08.2020.

Приложения: Последние новости России и мира – Коммерсантъ Деньги (126474)

Джо Байден намерен отменить некоторые инициативы Трампа после вступления на пост президента СШA. Пока это касается возвращения к Парижскому соглашению по климату и отмены выхода Соединенных Штатов из Всемирной организации здравоохранения. Но по вопросам изменения политики по отношению к Китаю и по вопросам торговых тарифов определенности пока нет, хотя логика борьбы с пандемией COVID-19 и логика скорейшего выхода мировой экономики из рецессии предполагает восстановление международного сотрудничества и геоэкономического взаимодействия крупнейших держав, как это было на пике глобализации.


Все лучшие умы направлялись только на удешевление производства, на умножение вещей — людей заставляли гоняться за вещами и умирать от духовного голода еще раньше физической смерти.

В результате получалось множество неудобств и от непродуманного строительства, и от небрежной технологии, и от неквалифицированной работы.

Иван Ефремов, «Час быка», 1968 г.

Bloomberg Economics рассматривает сейчас три сценария будущего: оптимистичный, когда глобальное взаимодействие США и других крупных экономик продолжит укрепляться; сценарий остановки, когда глобализация остается в режиме ожидания, и пессимистичный — когда глобальные связи раскалываются до уровня, предшествовавшего вступлению Китая во Всемирную торговую организацию в 2001 году. Для глобального дохода разница между лучшими и худшими результатами огромна. К 2050 году ежегодный мировой ВВП при разваливающемся сценарии будет на $31 трлн меньше, чем в оптимистичном случае.

Гендиректор «Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев

Глобализация — это многолетний процесс трансформации и интеграции национальных экономик и политических отношений между странами в единую геоэкономическую систему со своими правилами и с общим финансовым, торговым и информационным пространством. Такое состояние мира может поддерживаться либо безусловным мировым гегемоном, каким стали Соединенные Штаты после падения Советского Союза, либо крупными государствами, получающими высокие доходы от участия в глобальном распределении ресурсов, производства, торговли и прибыли, если они, конечно, не бросают вызов сложившейся системе.

Но любая трансформация системы из-за кризисов, конфликтов, конкуренции держав и проч. или из-за внутренних причин ведет к серьезным изменениям в геополитике и экономике. В периоды экономических кризисов резко сокращаются мировое производство и международная торговля, падают потоки капиталов и товарооборот, что резко снижает уровень глобализации. Именно это мы наблюдали в коронавирусном 2020 году, когда глобализация мультиплицировала негативные эффекты пандемии, а мировой охват товарно-производственных цепочек и взаимосвязанность рынков усилили масштаб проблем большинства стран и неожиданно ввергли в рецессию всю мировую экономику.

Первый сигнал о том, что глобализация уязвима, прозвучал еще в 2008 году. Поскольку мировая финансовая система была выстроена на гегемонии доллара как основной валюты расчетов и резервов и доминировании американских глобальных институтов, таких как МВФ, Всемирный банк, Валютный стабилизационный фонд и ФРС (как эмиссионный центр главной валюты), все финансовые и товарные рынки попали в зависимость от изменений в монетарной политики ФРС и от состояния американской экономики. Кризис 2008 года, начавшийся в США, и его дальнейшие последствия обошлись мировой экономике в $22 трлн. На преодоление кризиса и его последствий (европейский долговой кризис, рецессии в ряде стран, «арабская весна» и пр.) потребовалось десять лет монетарного стимулирования, хотя некоторые последствия 2008 года не преодолены до сих пор. Темпы экономического роста в развитых странах по-прежнему ниже докризисных показателей, а трансграничные потоки капитала годами находятся в диапазоне 5–7% мирового ВВП, хотя в 2007 году достигали 21% (исторический максимум).

Именно тогда крупнейшие экономики стали задумываться о целесообразности подчинения своих национальных интересов глобальной системе, а процесс деглобализации, частью которого стали торговые и валютные войны (конкурентные девальвации) и протекционизм, был запущен в 2008 году, то есть задолго до прихода Трампа в Белый дом.

Известный американский политолог и социолог Иммануил Валлерштайн писал: «Периоду до 2025–2050 годов, вероятнее всего, не будет хватать мира, не будет хватать стабильности, не будет хватать легитимности. Отчасти так будет из-за упадка США как державы-гегемона мировой системы. Но в еще большей мере это будет так из-за кризиса мировой системы как таковой».

Вместе с тем глобализация существенно повысила экономический вес Азии, где были дешевые трудовые ресурсы и куда из Европы и США выводились обрабатывающая промышленность и экологически небезопасные производства. Китайский экспорт быстро вытеснил сотни тысяч предприятий и миллионы рабочих мест в странах Запада. Колоссальные объемы международной торговли и огромные накопленные резервы обеспечили азиатские страны (особенно Китай) собственными инвестиционными ресурсами и позволяют им в определенной степени игнорировать правила, установленные глобальными институтами, что также меняет мировой порядок.

Китай из «всемирной фабрики» превращается в претендента на лидерство в глобальной экономической системе и таким образом бросает вызов Соединенным Штатам, которые в предыдущие десятилетия слишком увлекались неолиберализмом и постоянным вмешательством во внутренние дела других государств, двойными стандартами внешней политики и продвижением интересов своих финансовых кругов и корпораций сектора высоких технологий.

Что дальше?

Рецессия 2020 года и пандемия, вызвавшая разрыв глобальных торговых и производственных цепочек, закрытие границ и появление отдельных зон, формируют жесткую развилку ближайшего будущего: либо произойдет восстановление глобализации, либо будут усиливаться эгоизм крупных держав и регионализация, что приведет к наступлению хаоса в международных отношениях и торговле, а также увеличит риски новых конфликтов и войн за ресурсы и передел мира претендентами на региональное лидерство (прекрасный пример — Турция) или на мировую гегемонию (Китай).

Вне зависимости от того, как в итоге завершится процесс перехода власти от одной администрации США к другой, каков будет расклад сил в Сенате и в Конгрессе, для Америки уже стоит на повестке дня вопрос восстановления глобализации после очевидного кризиса глобального порядка, вызванного пандемией коронавируса и торговыми войнами, а для Китая и стран G7, потративших колоссальные средства на выход из коронакризиса, ренессанс глобализации — это насущная необходимость текущего момента времени.

Судя по партийным документам и докладам американских аналитических центров, новый этап глобализации либо начнется сборкой союзников для жесткого противостояния Запада с Китаем и с Россией, которые обозначены в Стратегии национальной безопасности США как противники, либо, напротив, с улучшения отношений между США с Китаем и с перезапуском трансатлантического сотрудничества.

Но политической воли Вашингтона или Пекина, бизнес-интересов корпораций и желания ряда стран вернуться на геоэкономический курс эпохи Обамы явно недостаточно, чтобы в третьем десятилетии XXI века перезапустить процессы трех предыдущих десятилетий.

Необходимо ответить на вопрос, возможно ли вообще возобновить глобализацию и повернуть время вспять, если текущая модель мировой экономики подошла к пределу своих возможностей и мир стоит на пороге системного кризиса и затяжной депрессии, а пандемия лишь обнажила некоторые проблемы. И если по ряду причин окажется, что это сделать невозможно, то как тогда должна выглядеть новая модель мировой экономики и кто возьмет на себя роль лидеров и дирижеров: крупные державы, транснациональные корпорации или социально-политические движения?

Проблемы глобализированной экономики

«Беспорядок рождается из порядка, трусость рождается из храбрости, слабость рождается из силы»,— написал Сунь Цзы в «Искусстве войны». На протяжении последнего десятилетия мировая экономика показывает слабый и нестабильный рост, повсеместное сокращение инвестиционной активности и резкое накопление долгов во всех сегментах. Длящийся в развитых странах более десяти лет цикл низкого роста, низких ставок, низкой инфляции постепенно превращается в постоянную стагнацию. Постоянные дефициты бюджетов правительств и высокий уровень государственного долга в большинстве стран ограничивают инфраструктурные проекты и программы поддержки секторов экономики и занятости.

Глобализация увеличила долю капитала в общем доходе также за счет более неравномерного распределения богатства и одновременно усилила неравенство в доходах от труда, изменив соотношение квалифицированной и неквалифицированной рабочей силы из-за переноса производства в конкурирующие между собой развивающиеся страны. Цифровизация прекрасно поддерживает торговлю, финансы и сектор услуг, но ее влияние на производственную сферу, особенно в развивающихся странах, по-прежнему ограниченно.

Сокращение потребительского спроса, вызванного общемировым ростом неравенства в постиндустриальную эпоху, создает предпосылки для беспрецедентного кризиса перепроизводства уже в обозримом будущем.

Основным источником поддержки текущего уровня производства и торговли является масштабное кредитование, благо процентные ставки сейчас крайне низкие и даже отрицательные, как, например, в странах Европы или в Японии. Но когда потребительские рынки постиндустриальных государств поддерживаются бесконечными кредитами, это лишь усиливает дисбалансы текущего счета и отрицательное сальдо в торговле, а в итоге добавляет поводов для протекционизма и торговых войн.

Поддерживаемое глобализацией свободное движение капитала оказывает ограниченное влияние на темпы роста, но также увеличивает дисбалансы в мировой экономике.

Монетарное стимулирование, осуществляемое центральными банками, «разогревает» финансовые рынки, увеличивая стоимость биржевых активов и поддерживая дефляционные процессы в реальных секторах экономики, куда средства почти не доходят. Так, по данным Конгресса США, 85% средств из $4,5 трлн, выделенных ФРС в рамках программ количественного смягчения в 2008–2015 годах, так и остались в банковской системе.

Одновременно в мире происходит беспрецедентное накопление долгов. Мировой долг растет намного быстрее, чем объем производства в глобальной экономике. Гражданам долг заменяет снижающиеся доходы, а компании используют долговое финансирование для выкупа акций, слияний и поглощений гораздо охотнее, чем на расширение производства. По итогам 2019 года общий долг достиг отметки 320% мирового ВВП. Учитывая триллионные программы по выходу из мировой рецессии и новые долги правительств, корпораций и граждан в ковидный 2020 год, совокупный долг обновит все предыдущие рекорды.

Всемирный банк в самом начале 2020 года еще до пандемии предупредил о связи финансовых кризисов с накоплением долга. За последние 50 лет мировая экономика пережила четыре волны роста долга. Первые три волны уже закончились серьезными кризисами. Последняя волна накопления долга началась в 2010 году и уже стала самой быстрорастущей и самой крупной. И это в обозримом будущем не сулит мировой экономике ничего хорошего. Она серьезно больна. Глобализация создала системные уязвимости и опасные риски для государств и граждан.

Внимание, вопрос! Администрация Джо Байдена, Китай и G7 или даже G20 хотят продолжать именно такую глобализацию? Или материализуется идея «здесь уже ничего не исправить. Господь, жги!»? Третье десятилетие XXI века может стать десятилетием хаоса, но по его окончании сформируется новый мир.

Условия для формирования новой системы

Чтобы преодолеть кризис глобализации, ведущим экономическим державам необходимо договориться о взаимодействии и разделить проблемы на те, которые можно решить, и те, которые решить нельзя (проблемы неравенства и долгов), но которыми можно управлять. Если это получится, то последствия будущего кризиса удастся смягчить. И напротив, если холодные и горячие войны за доминирование, ресурсы и рынки станут реальностью, то мир не ждет ничего хорошего.

Перед человечеством стоит задача создать новую глобальную систему, которая снизит политические, экономические, климатические и ресурсные риски и представит новую общественную идеологию, основанную на рациональном использовании ресурсов, социальной справедливости и нравственности в общественных отношениях.

Чтобы создать принципиально новую экономику и преодолеть дисбалансы нынешней системы, необходим очередной виток научно-технической революции — появление нового технологического уклада. Но на этом пути находится ряд препятствий.

Открытый человечеством объем фундаментальных знаний достиг своего предела. Для дальнейшего прорыва в физике, математике, биологии и проч. требуются огромные средства на новые исследования и проверку гипотез, а самое главное — длительное время (возможно два-три поколения ученых), но экономические реалии требуют прибыли «здесь и сейчас». Научные исследования подчинены требованиям быстрой окупаемости, а наукометрика (публикации в Scopus, Web of Science, цитирование, индекс Хирша и пр.) ограничивает научную деятельность.

Глобализированный мир пытается совершить технологическую революцию, не создав научную основу для этого, а лишь пытаясь коммерциализировать и социализировать научно-технические достижения прошлых десятилетий. Нобелевские премии сейчас присуждают в основном за открытия, сделанные во второй половине ХХ века, и тем, кто дожил до номинации (премия Новоселова и Гейма за графен — редкое исключение).

Людям пытаются внушить, что им не нужны вещи (собственность на вещи), а нужны лишь функции этих вещей. Зачем иметь машину, если сеть Uber или зачем иметь дом, если можно взять его в аренду? Это похоже на новое переосмысление идеи Эриха Фромма «Haben oder Sein».

Для выявления потребности людей в этих функциях вещей и для продвижения и навязывания товаров и услуг получают коммерческое развитие «цифровизация» и Big Data. Классическая формула «деньги—товар—деньги штрих» упрощается до вида «деньги—деньги штрих».

Поскольку глобальное неравенство постоянно расширяется, начинают доминировать социальные и коммерческие технологии, а глобальные корпорации начинают повсеместно навязывать новую мифологию, уводя человечество от пути прогресса и превращая большинство населения Земли в люмпен-обитателей мирового колхоза под названием sharing economy (экономика совместного потребления, или шеринговая экономика).

Для подкрепления тезиса о вреде промпроизводства придуман термин «глобальное потепление из-за выбросов СО2», хотя колебания климата на планете во многом зависят от солнечной активности (циклы Миланковича).

В качестве эрзац-идей используются несколько распиаренных технологий: зеленая энергетика, цифровизация и блокчейн, электромобили, а до этого были доткомы, биотопливо и нанотехнологии.

Стратегические проекты будущего — это термоядерная энергетика и искусственный интеллект, они необходимы для создания нового технологического уклада. Без доступной, чистой и дешевой энергии (зеленая энергетика — это дорогое удовольствие и не совсем экологическое) обеспечить растущие потребности человечества невозможно. Нужны ядерные и термоядерные технологии.

Наиболее перспективной технологией в информационной сфере является искусственный интеллект (ИИ), правда, пока он не создан, потому что ИИ — это машинная система, способная решать творческие задачи наподобие человеческого мозга, получать и использовать объективные знания и опыт. Такую систему еще только предстоит создать и, по всей видимости, на принципиально иной элементной базе, и на это потребуются десятилетия работы сотен тысяч ученых, инженеров, лабораторий и институтов. Но даже то, что уже сделано в этой области, меняет экономику и поддерживает научные исследования, помогая выявлять скрытые закономерности и объединять междисциплинарные знания.

Перспективы

Кризисы и войны ускоряют ход истории. Процессы, которые в обычных условиях длятся десятилетиями, могут произойти за пару лет. Пандемия и текущий кризис глобализации не исключение. Очевидно, что пора переходить к более рациональному миру и реформировать глобальную структуру собственности, способы производства, политику и социальную сферу. Необходимо сокращать структурные риски и отказываться от политики санкций. Но асимметрия мирового разделения труда и прибыли, финансовых и информационных потоков, контроль над ключевыми узлами, использование права как оружия для разрушения экономики конкурентов — все это играет пока против перспектив создания новой, более справедливой глобальной системы.

Технологическое соперничество крупных держав, в первую очередь США и Китая, также вызовет ряд проблем, но, возможно, принесет определенную пользу, как когда-то в ХХ веке конкуренция философских, культурных и научных идей капиталистической и социалистической систем стимулировала глобальный научно-технический прогресс и социально-экономическое развитие.

Сейчас перед международным сообществом стоит дихотомия — сотрудничество ради общего блага или всеобщий хаос. Проблема в том, что у хаоса пока больше предпосылок.

Влияние США в мире снижается, а Китая — растет. Санкции стали инструментом конкурентной борьбы и применяются как к противникам, так и к союзникам. Если Америка не сможет предложить идею новой экономической интеграции и будет полагаться на инструменты принуждения, а со временем делать ставку и на военные конфликты, то новую систему мир создаст не скоро.

Также вызывает тревогу тот факт, что демократы в США для прихода к власти использовали элементы управляемого хаоса (движение BLM, погромы магазинов, захваты городов), разрушение человеческого достоинства (коленопреклонение и целование ботинок) и национального сознания, а также страх перед коронавирусом. Тревогу также вызывает тот факт, что цифровая составляющая экономики благодаря в том числе карантинным ограничениям увеличивает свой вес и важность в экономике глобальной и в экономике отдельных семей. И власть, которую после пандемии начинают приобретать гиганты сферы высоких технологий, их финансы и ресурсы могут превзойти влияние и значимость и финансовых элит, и ведущих политических партий и начать соперничать с государствами.

Перспективы не самые приятные. Видимо, придется пройти через кризисы и хаос. Выживут те страны, которые смогут сохранить субъектность и способность быть игроками, а не шахматными фигурами в новой глобальной игре государственных и негосударственных авторов, финансового капитала и интернет-платформ и социальных сетей. Деглобализация — это объективная реальность, а новая глобальная система, возможно, появится только через одно или два десятилетия.

Александр Лосев, гендиректор «Спутник — Управление капиталом»


последствий экономической глобализации | Национальное географическое общество


Проще говоря, глобализация — это соединение разных частей мира. В экономике глобализацию можно определить как процесс, в котором предприятия, организации и страны начинают действовать в международном масштабе. Глобализация чаще всего используется в экономическом контексте, но она также влияет на политику и культуру. В целом было показано, что глобализация повышает уровень жизни в развивающихся странах, но некоторые аналитики предупреждают, что глобализация может иметь негативное влияние на местную или развивающуюся экономику и отдельных работников.

Исторический обзор

Глобализация не новость. С самого начала цивилизации люди торговали товарами со своими соседями. По мере развития культур они могли путешествовать дальше, чтобы обменивать свои товары на желанные товары, которые можно найти в других местах. Шелковый путь, древняя сеть торговых путей, используемых между Европой, Северной Африкой, Восточной Африкой, Центральной Азией, Южной Азией и Дальним Востоком, является примером ранней глобализации. Более 1500 лет европейцы обменивали стекло и промышленные товары на китайский шелк и специи, внося свой вклад в мировую экономику, в которой и Европа, и Азия привыкли к товарам издалека.После европейского исследования Нового Света глобализация приобрела грандиозный характер; Широко распространенная передача растений, животных, продуктов питания, культур и идей стала известна как колумбийский обмен. Сеть треугольной торговли, в которой корабли перевозили промышленные товары из Европы в Африку, порабощали африканцев в Америку и отправляли сырье обратно в Европу, является еще одним примером глобализации. Возникшее в результате распространение рабства демонстрирует, что глобализация может причинить вред людям так же легко, как и объединить людей.

Темпы глобализации увеличились в последние годы в результате быстрого прогресса в области связи и транспорта. Достижения в области коммуникации позволяют предприятиям определять возможности для инвестиций. В то же время инновации в области информационных технологий обеспечивают немедленную связь и быструю передачу финансовых активов через национальные границы. Совершенствование фискальной политики внутри стран и международные торговые соглашения между ними также способствуют глобализации. Политическая и экономическая стабильность также способствует глобализации.Относительная нестабильность многих африканских стран названа экспертами одной из причин, почему Африка не получила таких выгод от глобализации, как страны Азии и Латинской Америки.

Преимущества глобализации

Глобализация дает предприятиям конкурентное преимущество, позволяя им закупать сырье там, где оно недорого. Глобализация также дает организациям возможность воспользоваться преимуществами более низких затрат на рабочую силу в развивающихся странах, используя технические знания и опыт более развитых стран.

В условиях глобализации разные части продукта могут изготавливаться в разных регионах мира. Глобализация давно используется в автомобильной промышленности, например, когда разные части автомобиля могут изготавливаться в разных странах. Предприятия в нескольких разных странах могут заниматься производством даже таких, казалось бы, простых товаров, как хлопковые футболки.

Глобализация влияет и на услуги. Многие предприятия, расположенные в Соединенных Штатах, передали свои центры обработки вызовов или услуги информационных технологий компаниям в Индии.В рамках Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) автомобильные компании США переместили свои операции в Мексику, где затраты на рабочую силу ниже. В результате появляется больше рабочих мест в странах, где они необходимы, что может положительно сказаться на национальной экономике и привести к более высокому уровню жизни. Китай является ярким примером страны, которая извлекла огромную пользу из глобализации. Другой пример — Вьетнам, где глобализация способствовала росту цен на рис, что помогло многим бедным фермерам, выращивающим рис, выбраться из нищеты.По мере повышения уровня жизни все больше детей из бедных семей оставляли работу и посещали школу.

Потребители тоже выигрывают. В целом глобализация снижает стоимость производства. Это означает, что компании могут предлагать потребителям товары по более низкой цене. Средняя стоимость товаров — ключевой фактор, способствующий повышению уровня жизни. Потребители также имеют доступ к большему количеству товаров. В некоторых случаях это может способствовать улучшению здоровья за счет более разнообразного и здорового питания; в других случаях его обвиняют в увеличении потребления нездоровой пищи и диабета.

Минусы

Не все в глобализации выгодно. У любых изменений есть победители и проигравшие, и люди, живущие в сообществах, которые зависели от работы, переданной на внешний подряд, часто страдают. По сути, это означает, что работники в развитом мире должны конкурировать с более дешевыми рынками за рабочие места; профсоюзы и рабочие могут оказаться не в состоянии защититься от угрозы корпораций, которые предлагают альтернативу между более низкой оплатой труда или потерей рабочих мест поставщику на менее дорогостоящем рынке труда.

Ситуация более сложная в развивающихся странах, экономика которых претерпевает быстрые изменения. Действительно, условия труда людей на некоторых этапах цепочки поставок плачевны. Например, в швейной промышленности Бангладеш занято около четырех миллионов человек, но средний рабочий зарабатывает за месяц меньше, чем рабочий в США за день. В 2013 году обрушилось здание текстильной фабрики, в результате чего погибло более 1100 рабочих. Критики также предполагают, что возможности трудоустройства для детей в бедных странах могут усилить негативное воздействие детского труда и увести детей из бедных семей от школы.В целом критики обвиняют давление глобализации в создании среды, эксплуатирующей рабочих в странах, не обеспечивающих достаточной защиты.

Исследования также показывают, что глобализация может способствовать неравенству доходов и неравенству между более образованными и менее образованными членами общества. Это означает, что на неквалифицированных рабочих может повлиять снижение заработной платы, которое находится под постоянным давлением глобализации.

В будущее

Несмотря на недостатки, глобализация никуда не денется.В результате мы имеем меньший, более связанный мир. В социальном плане глобализация облегчила обмен идеями и культурами, способствуя формированию мировоззрения, в котором люди более открыты и терпимы друг к другу.

Экономическая глобализация — обзор

Углубление международной энергетической взаимозависимости

С развитием экономической глобализации и глобальной энергетической интеграции взаимозависимость экономики и энергетики между странами мира постепенно усиливается, что делает все более маловероятным достижение энергетики независимость.В то же время энергетическая взаимозависимость всех стран и рост общих энергетических интересов делают возможным для международного сообщества популяризацию концепции энергетической безопасности и создание глобальной системы энергетической безопасности посредством глобального диалога по энергетической безопасности и сотрудничества.

По сравнению с двумя нефтяными кризисами, нынешнее международное энергоснабжение значительно улучшилось. Страны-экспортеры с меньшей вероятностью осуществят нефтяное эмбарго и инициативно прекратят поставки, а также значительно уменьшилось влияние высоких цен на нефть на мировую экономику.Однако региональный дисбаланс предложения и спроса на энергоресурсы еще более усугубился, экологические проблемы энергетики все более обостряются, а геополитические конфликты и трения усиливаются. Все эти проблемы усложняют и усложняют энергетическую безопасность, вызывая безотлагательную необходимость укрепления диалога и сотрудничества в области глобальной энергетической безопасности.

Движущей силой энергетической взаимозависимости является развитие интеграции глобального энергетического (особенно нефтяного) рынка. С середины и конца 1980-х годов мировой рынок нефти постепенно становился диверсифицированным.Не только количество стран-производителей значительно увеличилось с более чем 20 в 1950-х и 1960-х годах 20-го века до более чем 50 в настоящее время, но также увеличивается количество стран-импортеров нефти и газа. Кроме того, резко увеличилось количество участвующих предприятий. В настоящее время в области разведки и разработки существует множество независимых малых и средних нефтяных предприятий, помимо международных нефтяных компаний и нефтедобывающих государственных нефтяных компаний.Если принять во внимание нефтеторговые компании и нефтеперерабатывающие компании, участников рынка нефти могло бы быть бесчисленное множество. Благодаря диверсификации участвующей структуры мировой рынок нефти постепенно превратился из монопольного в конкурентный. В то же время спотовый рынок нефти, квази-спотовый рынок и фьючерсный рынок развивались быстрыми темпами. Структура торговли между спросом и предложением на нефть постепенно стала рыночной. С развитием во всем мире баланса спроса и предложения и сравнением стоимостных показателей торговли нефтью по количеству и цене, шаги по интеграции мирового нефтяного рынка значительно ускорились.Более того, взаимное проникновение и взаимозависимость между странами-производителями и странами-потребителями настолько усилились, а факторы, влияющие на рынок и цены на нефть, настолько сильно диверсифицировались, что ни одна из сторон не могла в одностороннем порядке контролировать рынок и цены на нефть в течение длительного времени.

Постепенная глобализация государственных энергетических компаний еще больше способствовала взаимозависимости производителей и потребителей. В последние годы традиционные государственные нефтяные компании также следовали международной тенденции в своей деятельности, и многие из них переходят на транснациональные нефтяные компании.Помимо Statoil ASA (национальная нефтяная компания Норвегии), Petrobras (нефтяная компания Бразилии), Saudi Aramco (национальная нефтяная компания Саудовской Аравии) и Petronas (национальная нефтяная компания Малайзии), государственные нефтяные компании в Китае, России и Алжире. также развиваются в сторону интернационализации. Интернационализация государственных нефтяных компаний не только меняет отношения между многонациональными нефтяными компаниями и государственными нефтяными компаниями, но также углубляет взаимозависимость производителей и потребителей нефти.Джон Найт, старший вице-президент по развитию бизнеса и слияниям и поглощениям Statoil ASA, сказал, что сейчас нет энергетической независимости, и мы должны начать обсуждение энергетической взаимозависимости [21].

В истории противоречие между потребителями и странами-ресурсами было главным противоречием в области международной энергетической безопасности. Однако с середины-конца 1980-х годов, когда ресурсные страны постепенно открывались для внешнего мира, противоречия между двумя сторонами значительно ослабли, но взаимозависимые отношения укрепились.Между тем, по мере того как товарный атрибут нефти становится все более и более заметным, вмешательство политических факторов на международные рынки также ослабляется, и возможность использования нефтяного оружия в арабских странах значительно сокращается. С 1990-х годов многие страны, такие как Ирак и Иран, предлагали использовать «нефтяное оружие» для борьбы со своим «врагом», но тщетно. Эмбарго США в отношении Ливии, Ирана и других стран заставило нефтяные компании Франции, Италии и Испании воспользоваться этой возможностью.В мирное время раздор между потребителями и поставщиками, по сути, представляет собой борьбу за нефтяные прибыли и нефтяные рынки. Цель состоит в том, чтобы получить более высокую прибыль за счет продажи большего количества продуктов, а не ограничивать потребление нефти другими странами. Когда конкуренция будет становиться все более жесткой, инвестиции станут более глобальными, а предложение на международном рынке станет более адекватным.

Развитие экономической глобализации и интеграции энергетических рынков сделало разные страны сообществом с общим будущим.Например, в Северо-Восточной Азии, когда произошел энергетический кризис, любой стране было сложно от него застраховаться. Хотя Япония, обладающая более чем 160-дневными запасами нефти, может гарантировать внутреннее энергоснабжение, ее экономика неизбежно пострадает от экономических колебаний или экономических потрясений других стран Северо-Восточной Азии, обеспокоенных отсутствием энергоснабжения. Соединенные Штаты и Китай, два крупнейших потребителя энергии в мире, имеют много общих интересов, и оба они стремятся к стабильному и надежному энергоснабжению.Эти две страны углубляют свою взаимозависимость во многих областях, таких как торговля и инвестиции. Если нехватка энергии в Китае приведет к экономическому спаду, это также бросит тень на рост Соединенных Штатов и мировой экономики.

Экономическое развитие и нехватка ресурсов привели к усилению зависимости от иностранной энергии во многих странах-потребителях, и в настоящее время нет никаких мер по обеспечению экономических и практических альтернатив для замены импортируемой нефти в краткосрочной или среднесрочной перспективе.Хотя страны-экспортеры энергоресурсов активно развивают ненефтяную экономику, их национальная экономика не может избавиться от зависимости от экспорта энергии в течение длительного времени. В то же время связи между энергетикой и экономикой между разными странами-потребителями, а также разными странами-экспортерами становятся все более тесными. Все страны-потребители и экспортеры энергии неизбежно взаимно ограничены и взаимозависимы на энергетическом рынке.

Определение глобализации

Что такое глобализация?

Глобализация — это распространение продуктов, технологий, информации и рабочих мест за пределы национальных границ и культур.С экономической точки зрения он описывает взаимозависимость стран по всему миру, поддерживаемую свободной торговлей.

Ключевые выводы

  • Глобализация — это распространение продуктов, технологий, информации и рабочих мест по странам.
  • Корпорации в развитых странах могут получить конкурентное преимущество за счет глобализации.
  • Развивающиеся страны также выигрывают от глобализации, поскольку они, как правило, более рентабельны и, следовательно, привлекают рабочие места.
  • Выгоды глобализации подвергаются сомнению, поскольку положительные эффекты не обязательно распределяются поровну.
  • Одним из очевидных результатов глобализации является то, что экономический спад в одной стране может вызвать эффект домино через ее торговых партнеров.

Понимание глобализации

Корпорации получают конкурентное преимущество на нескольких фронтах благодаря глобализации. Они могут сократить операционные расходы за счет производства за рубежом, покупать сырье дешевле из-за снижения или отмены тарифов, и, что самое главное, они получают доступ к миллионам новых потребителей.

Глобализация — явление социальное, культурное, политическое и правовое.

  • В социальном плане это приводит к большему взаимодействию между различными группами населения.
  • В культурном отношении глобализация представляет собой обмен идеями, ценностями и художественным выражением между культурами.
  • Глобализация также представляет собой тенденцию к развитию единой мировой культуры.
  • В политическом плане глобализация переключила внимание на межправительственные организации, такие как Организация Объединенных Наций (ООН) и Всемирная торговая организация (ВТО).
  • С юридической точки зрения глобализация изменила способ создания и соблюдения международного права.

С одной стороны, глобализация создала новые рабочие места и экономический рост за счет трансграничных потоков товаров, капитала и рабочей силы. С другой стороны, этот рост и создание рабочих мест неравномерно распределяются по отраслям или странам.

Конкретные отрасли в некоторых странах, такие как текстильное производство в США или выращивание кукурузы в Мексике, пострадали от серьезных сбоев или полного краха в результате обострения международной конкуренции.

Мотивы глобализации идеалистичны, а также оппортунистичны, но развитие глобального свободного рынка принесло пользу крупным корпорациям, базирующимся в западном мире. Его влияние остается неоднозначным для рабочих, культур и малого бизнеса по всему миру, как в развитых, так и в развивающихся странах.

История глобализации

Глобализация — не новое понятие. В древние времена торговцы путешествовали на огромные расстояния, чтобы купить редкие и дорогие товары для продажи на их родине.Промышленная революция принесла успехи в области транспорта и связи в 19 веке, что облегчило международную торговлю.

Аналитический центр Института международной экономики Петерсона (PIIE) констатирует, что глобализация застопорилась после Первой мировой войны, а страны стали прибегать к протекционизму, введя налоги на импорт, чтобы более тщательно охранять свои отрасли после конфликта. Эта тенденция продолжалась во время Великой депрессии и Второй мировой войны, пока США не стали играть важную роль в возрождении международной торговли.Взаимодействие с другими людьми

Глобализация ускорилась до беспрецедентных темпов, при этом изменения государственной политики и инновации в области коммуникационных технологий были названы двумя основными движущими факторами.

Одним из важнейших шагов на пути к глобализации стало подписание Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) в 1993 году. Одним из многих результатов НАФТА стало побуждение американских производителей автомобилей переместить часть своего производства в Мексику. где они могли сэкономить на затратах на рабочую силу.НАФТА было заменено в 2020 году Соглашением между США, Мексикой и Канадой (USMC).

Правительства во всем мире интегрировали экономическую систему свободного рынка посредством налогово-бюджетной политики и торговых соглашений за последние 20 лет. Суть большинства торговых соглашений — отмена или снижение тарифов.

Эта эволюция экономических систем увеличила индустриализацию и финансовые возможности многих стран. В настоящее время правительства сосредоточены на устранении торговых барьеров и развитии международной торговли.

Преимущества и недостатки глобализации

Преимущества

Сторонники глобализации считают, что она позволяет развивающимся странам догнать промышленно развитые страны за счет увеличения производства, диверсификации, экономического роста и повышения уровня жизни.

Аутсорсинг, осуществляемый компаниями, приносит развивающимся странам рабочие места и технологии, которые помогают им развивать свою экономику. Торговые инициативы увеличивают трансграничную торговлю за счет устранения ограничений со стороны предложения и торговли.

Глобализация продвинула социальную справедливость также в международном масштабе, и ее защитники сообщают, что она сосредоточила внимание на правах человека во всем мире, которые в противном случае могли бы игнорироваться в больших масштабах.

Недостатки

Одним из очевидных результатов глобализации является то, что экономический спад в одной стране может вызвать эффект домино через ее торговых партнеров. Например, финансовый кризис 2008 года серьезно повлиял на Португалию, Ирландию, Грецию и Испанию.Все эти страны были членами Европейского Союза, которому пришлось вмешаться, чтобы выручить обремененные долгами страны, которые впоследствии были известны под аббревиатурой PIGS.

Противники глобализации утверждают, что она создала концентрацию богатства и власти в руках небольшой корпоративной элиты, которая может поглотить более мелких конкурентов по всему миру.

Глобализация стала поляризующей проблемой в США с исчезновением целых производств в новых местах за границей.Это рассматривается как главный фактор экономического давления на средний класс.

К лучшему или худшему, глобализация также увеличила гомогенизацию. Starbucks, Nike и Gap доминируют в коммерческой сфере во многих странах. Огромные размеры и размах США сделали культурный обмен между народами в значительной степени односторонним делом.

Часто задаваемые вопросы

В чем простое значение глобализации?

По сути, глобализация означает, что мир становится все более взаимосвязанным.Сегодня страны связаны между собой больше, чем когда-либо прежде, благодаря таким факторам, как авиаперелеты, морские перевозки в контейнерах, международные торговые соглашения и юридические соглашения, а также Интернет. В мире бизнеса глобализация связана с такими тенденциями, как аутсорсинг, свободная торговля и международные цепочки поставок.

Глобализация — это хорошо или плохо?

Сторонники глобализации укажут на резкое сокращение бедности, которое произошло во всем мире за последние несколько десятилетий, что многие экономисты частично связывают с увеличением торговли и инвестиций между странами.Точно так же они будут утверждать, что глобализация позволила таким продуктам и услугам, как мобильные телефоны, самолеты и информационные технологии, распространяться гораздо шире по всему миру. С другой стороны, критики глобализации укажут на негативное влияние, которое она оказала на отрасли конкретных стран, которые могут столкнуться с усилением конкуренции со стороны международных компаний. Глобализация также может иметь негативные последствия для окружающей среды из-за экономического развития, индустриализации и международных поездок.

Почему глобализация важна?

Глобализация важна, потому что это одна из самых мощных сил, влияющих на современный мир, настолько, что может быть трудно понять мир без понимания глобализации. Например, многие из крупнейших и наиболее успешных корпораций в мире на самом деле являются действительно многонациональными организациями, с офисами и цепочками поставок, протянутыми по всему миру. Эти компании не смогли бы существовать, если бы не сложная сеть торговых маршрутов, международно-правовые соглашения и телекоммуникационная инфраструктура, которые стали возможными благодаря глобализации.Важные политические события, такие как продолжающийся торговый конфликт между США и Китаем, также напрямую связаны с глобализацией.

COVID-19 окажет серьезное влияние на мировую экономику и повлияет на страны Латинской Америки и Карибского бассейна | Пресс-релиз

Исполнительный секретарь Экономической комиссии для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК) Алисия Барсена предупредила сегодня, что пандемия коронавируса (COVID-19) будет иметь разрушительные последствия для мировой экономики, которые, безусловно, будут более интенсивными, чем и в отличие от тех, что ощущались во время глобального финансового кризиса 2008–2009 годов, добавляя, что страны Латинской Америки и Карибского бассейна не будут избавлены от этого, поскольку они будут затронуты по многочисленным каналам.

Высокопоставленный чиновник Организации Объединенных Наций принял участие в этот четверг, 19 марта, в телефонной конференции в рамках межамериканского диалога по вопросу о коронавирусе и его последствиях для экономики стран Латинской Америки и Карибского бассейна, которую модерировал Майкл Шифтер, президент этого учреждения со штаб-квартирой в Вашингтоне, округ Колумбия. Другим выступающим был Сантьяго Леви, старший экономист из Брукингского института.

По словам Алисии Барсена, кризис COVID-19 войдет в историю как один из самых тяжелых в мире.Она объяснила, что этот вирус угрожает жизненно важному глобальному общественному благу, здоровью человека, и повлияет на и без того ослабленную мировую экономику, затрагивая ее как со стороны предложения, так и со стороны спроса, будь то из-за прерывания производственных цепочек, что серьезно повредит мировой торговле или из-за потери дохода и прибыльности из-за более высокой безработицы и больших трудностей с выплатой обязательств по обслуживанию долга.

«Это негативно скажется на Латинской Америке и Карибском бассейне, а также на других развивающихся регионах», — заявили в высшем руководстве ЭКЛАК.Она напомнила, что в 2019 году регион вырос, по оценкам, всего на 0,1%, и что согласно последним прогнозам Комиссии в декабре прошлого года прогнозировался рост на 1,3% на 2020 год. Однако «в текущем сценарии прогнозы были значительно пересмотрены в сторону понижения», — сказала она. указано.

Она объяснила, что в настоящее время ЭКЛАК оценивает сокращение регионального валового внутреннего продукта (ВВП) на -1,8%, что может привести к росту безработицы в регионе на 10 процентных пунктов. Это может привести к увеличению числа бедных в регионе со 185 миллионов до 220 миллионов человек из 620 миллионов жителей в целом; а количество людей, живущих в крайней нищете, может увеличиться с 67.От 4 миллионов до 90 миллионов.

Барсена уточнил, что коронавирус затронет регион по пяти каналам. Первым каналом передачи этого кризиса является влияние спада экономической активности в некоторых основных торговых партнерах региона на экспорт товаров стран. Китай, например, является важным направлением экспорта из нескольких латиноамериканских экономик, а также основным торговым партнером Чили, Перу и Бразилии. По оценкам ЭКЛАК, стоимость экспорта региона в этот пункт назначения может упасть в 10 раз.7%.

Второй канал связан со снижением спроса на туристические услуги, что наиболее сильно повлияет на страны Карибского бассейна. Подсчитано, что если бы запрет на поездки, вызванный вирусом, продлился в течение одного, двух или трех месяцев, туристическая активность в Карибском бассейне, например, сократилась бы на 8%, 17% или 25% соответственно в 2020 году.

Барсена добавил, что третий канал передачи предполагает прерывание глобальных цепочек создания стоимости. Это в основном затронет Мексику и Бразилию, страны, которые импортируют запчасти и промежуточные товары из Китая для своих производственных секторов (особенно в случае автозапчастей, бытовой техники, электронной продукции и фармацевтических препаратов).

Четвертый канал, который может повлиять на регион Латинской Америки и Карибского бассейна, — это падение цен на сырьевые товары, прежде всего для стран Южной Америки, экспортирующих сырье. Между тем, пятый канал передачи данных связан с усилением неприятия риска со стороны инвесторов и ухудшением мировых финансовых условий, пояснила она. «Частично эти эффекты отражены в падении фондовых индексов в регионе», — отметил Барсена.

Во время телефонной конференции Исполнительный секретарь ЭКЛАК также упомянул меры, которые правительства в регионе уже принимают, чтобы попытаться противодействовать негативным экономическим последствиям пандемии.Они варьируются от санитарных мер по снижению и предотвращению заражения до мер социального сдерживания, направленных на защиту наиболее уязвимых групп.

Правительства также принимают экономические, фискальные и денежно-кредитные меры, которые включают увеличение социальных расходов, снижение процентных ставок, вмешательство на валютных рынках, приостановление банковских комиссий за кредит, предоставление кредитных линий для выплаты заработной платы компаний, замораживание платы за повторное подключение для домашних хозяйств. которые не оплачивают счета за воду, и действия по предотвращению истощения запасов основных товаров, среди прочего.

Алисия Барсена также подчеркнула важность защиты наиболее уязвимых групп от кризиса, особенно пожилых людей, слоев населения с низкими доходами и бедных. «Степень неравенства также важна для оценки степени воздействия кризиса на наиболее уязвимые группы общества. Чем более неравноправным является страна, тем больше уязвимых групп будут нести бремя экономических последствий пандемии и тем меньше ресурсов у них будет для борьбы с пандемией. Особое внимание следует уделять женщинам, поскольку они выполняют двойную роль — работниц и смотрителей », — сказала она.

Наконец, высшее руководство ЭКЛАК призвало к глобальной и региональной координации и сотрудничеству для борьбы с COVID-19. «Ни одна страна не сможет бороться с этой пандемией без глобального и регионального сотрудничества. В конце концов, нам действительно нужно подумать о том, что произойдет с многосторонностью. Должно быть больше интеграции. Без сомнения, мы должны двигаться в направлении большей координации, и приоритетом политики должно быть решение нынешнего социального кризиса и кризиса в области здравоохранения », — подчеркнула она.

«Эта пандемия может изменить геополитическую глобализацию, но это также возможность вспомнить о преимуществах многосторонних действий. Вот что, например, пытается сделать Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриш: посмотреть, как координация политики может помочь развивающимся странам, поскольку асимметрия между развитыми и развивающимися странами будет еще более заметной. Мы уже видели это на примере движений общественного недовольства этими моделями глобализации, которые не соответствуют ожиданиям людей », — сказала она.

«Нам нужно переосмыслить все, всю экономику. Нам нужно новое видение, чтобы сосредоточиться на том, как справиться с чрезвычайно сложным сценарием, который лежит перед нами », — подчеркнул Барсена.

Что такое глобализация?

КРЕДИТЫ

По сценарию Мелины Колб
Под редакцией Мадоны Девасахаям, Хелен Хиллебранд и Стивена Р. Вайсмана
Графика Уильяма Меланкона
Видео Дэниела Хоуша
Данные диаграммы собраны Кристофером Г. Коллинзом и Соён Ханом.
Дополнительное исследование Анджали Бхатт, Кэтлин Чимино-Айзекс и Чжияо (Люси) Лу

Особая благодарность К.Фреду Бергстену, Чаду П. Бауну, Каллену С. Хендрису, Гонсало Уэртасу, Гэри Клайду Хафбауэру, Дугласу А. Ирвину, Фредрику Тухи, Джеффри Дж. Шотту и Эйтану Урковицу за их вклад.

Эта функция была впервые опубликована 29 октября 2018 г. и последний раз обновлена ​​4 февраля 2019 г.

© Институт международной экономики Петерсона, 2019. Все права защищены.

Институт международной экономики Петерсона — это независимая некоммерческая беспартийная исследовательская организация, деятельность которой направлена ​​на повышение благосостояния и благосостояния людей в мировой экономике посредством экспертного анализа и практических политических решений.Институт раскрывает все источники финансирования, которое поступает в виде пожертвований и грантов от корпораций, частных лиц, частных фондов и государственных учреждений, а также доходы от основного фонда Института и доходов от публикаций. Доноры не влияют на выводы или выводы для политики, сделанные на основе исследований Института. Все исследования Института проводятся в соответствии со строгими стандартами воспроизводимости и академической честности. Посетите piie.com, чтобы узнать больше.

Чтобы получать больше новостей от Института Петерсона, подпишитесь на информационный бюллетень.

ФОТО

Associated Press / Эйб Фокс
Flickr / Леван Рамишвили и Леон Яаков
Библиотека Конгресса
Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства
Национальное управление архивов и документации
Reuters / Дэниел Акер, Рассел Бойс, Маркос Бриндиччи, Ларри Чан, Кеворк Джансезян, Регис Дювиньяу, Гэри Хершорн, Лия Миллис, Чарльз Платио, Джон Соммерс II и Пирошка ван де Вау
Сенат Берлина
ВВС США
Армия США
Перепись США
Корпус морской пехоты США
Уильям Генри Фокс Талбот, общественное достояние
Всемирная торговая организация
WTO / Jay Louvion, Studio Casagrande

ИСТОЧНИКОВ

Автор, Дэвид Х., Дэвид Дорн и Гордон Х. Хэнсон. 2016. Китайский шок: уроки адаптации рынка труда к значительным изменениям в торговле [pdf]. Годовой обзор экономики 8: 205–240.

Бартли Джонс, Маркус, Пол Брентон, Массимилиано Кали, Момберт Хоппе и Роберта Пьермартини. 2015. Роль торговли в искоренении бедности . Женева: Всемирная торговая организация.

Бергстен, К. Фред. 2017. Торговые балансы и пересмотр НАФТА . Краткое изложение политики PIIE 17-23.Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Бергстен, К. Фред. 2018. Как не мобилизоваться против Китая. Обзор торговой и инвестиционной политики (6 марта). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Бялик, Кристен. 2017. Число американских рабочих, нанятых иностранными компаниями, растет. Pew Research Center (14 декабря).

Блиндер, Алан. 2017. Почему по прошествии 200 лет экономисты не могут продавать свободную торговлю? Интервью в Институте международной экономики Петерсона, 25 мая.

Баун, Чад П. 2016. Правда о торговых соглашениях — и зачем они нам. PBS News Hour (21 ноября).

Баун, Чад П. 2018. Почему США нужны союзники в торговой войне против Китая. Harvard Business Review (11 декабря).

Баун, Чад П. и Мелина Колб. 2018. Хронология торговой войны Трампа: актуальное руководство. Обзор торговой и инвестиционной политики (24 сентября). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Брэдфорд, Скотт К., Пол Л.Э. Грико и Гэри Клайд Хафбауэр. 2005. Глава 2 [pdf] из Соединенные Штаты и мировая экономика: внешнеэкономическая политика на следующее десятилетие . Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Чимино-Айзекс, Кэтлин. 2016. Сохранение производственных рабочих мест по одной компании за раз. Обзор торговой и инвестиционной политики (2 декабря). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Исследовательская служба Конгресса. 2016. Распределение доходов в США: тенденции и проблемы [pdf].Вашингтон.

Десильвер, Дрю. 2018. Реальная заработная плата большинства американских рабочих практически не менялась за последние десятилетия. Pew Research Center (7 августа).

Фройнд, Кэролайн. 2017. Общественный комментарий к отчету администрации Трампа о значительном торговом дефиците. Обзор торговой и инвестиционной политики (8 мая). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Фройнд, Кэролайн. 2017. Три пути сокращения торгового дефицита. Обзор торговой и инвестиционной политики (6 ноября). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Фурман, Джейсон. 2015. Торговля, инновации и экономический рост [pdf]. Речь в Брукингском институте 8 апреля.

Фурман, Джейсон. 2018. Настоящая причина того, что вам не повышают зарплату. Vox (11 августа).

Гхош, Аджит К. 2004. Глобальное неравенство и международная торговля. Кембриджский экономический журнал Том 28, выпуск 2 (март): 229–52.

Хендрикс, Каллен С. 2016. Протекционизм на выборах 2016 года: причины и последствия, правда и вымысел .Краткое описание политики PIIE 16-20. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Хендрикс, Каллен С. 2016. Торговая повестка США требует большего внимания к социальным проблемам. Обзор торговой и инвестиционной политики (7 ноября). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Hufbauer, Гэри Клайд. 2016. Экономисты из башни из слоновой кости, свободная торговля и проблемы на рабочем месте. Обзор торговой и инвестиционной политики (14 июня). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Хуфбауэр, Гэри Клайд и Юджин Юнг.2017. «Buy American» плохо для налогоплательщиков и еще хуже для экспорта. Обзор торговой и инвестиционной политики (5 сентября). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Хуфбауэр, Гэри Клайд и Юджин Юнг. 2019. Наварро просит Конгресс предоставить Трампу абсолютную власть над тарифным планом США. Обзор торговой и инвестиционной политики (18 января). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Хуфбауэр, Гэри Клайд и Шон Лоури. 2012. Тарифы на шины в США: экономия небольшого количества рабочих мест при высоких затратах .Краткий обзор политики PIIE 12-9. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Хуфбауэр, Гэри Клайд и Чжияо (Люси) Лу. 2016. Увеличение торговли: ключ к повышению производительности . Краткое изложение политики PIIE 16-15. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Хуфбауэр, Гэри Клайд и Чжияо (Люси) Лу. 2017. Расплата для Америки от глобализации: свежий взгляд с акцентом на затраты на рабочую силу . Краткое описание политики PIIE 17-16. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Халл, Корделл. 1948. Мемуары Корделла Халла, Том 1 . Нью-Йорк: Макмиллан.

Инициатива по глобальным рынкам. 2018. Тарифы на сталь и алюминий. Форум IGM (12 марта). Школа бизнеса Бута Чикагского университета.

Ирвин, Дуглас А. 2011. Протекционизм вразнос . Princeton, NJ: Princeton University Press.

Ирвин, Дуглас А. 2017. Конфликт из-за коммерции . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Дженсен, Дж. Брэдфорд. 2011. Глобальная торговля услугами: страх, факты и офшоринг . Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Кейнс, Сумайя и Чад П. Баун. 2018. Забавно обсуждать USMCA — новое НАФТА. Торговые переговоры 57 серия (5 октября). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Киркегор, Джейкоб Функ. 2017. Риски пересмотра налогов, делающие налоговую и трансфертную систему США (даже) более регрессивной .Краткое изложение политики PIIE 17–28. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Киркегор, Джейкоб Функ. 2018. Перспективы экономических реформ и среднесрочного роста в США. Глава 7 из Экономические отношения США и Китая: от конфликта к решениям . Брифинг PIIE 18-1. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Клецер, Лори Г. и Роберт Э. Литан. 2001. Рецепт для снятия беспокойства у рабочих . Краткое описание политики PIIE 01-2.Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона и Брукингский институт.

Лоуренс, Роберт З. 2017. Недавняя занятость в обрабатывающей промышленности США: исключение, подтверждающее правило . Рабочий документ 17-12. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Лоуренс, Роберт З. 2018. Пять причин, почему упор на торговый дефицит вводит в заблуждение . Краткое изложение политики PIIE 18-6. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Лоуренс, Роберт З., и Тайлер Моран. 2016. Влияние Транстихоокеанского партнерства на корректировку и распределение доходов . Рабочий документ PIIE 16-5. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Прекрасный, Мэри Э. и Ян Лян. 2018. Тарифы Трампа в первую очередь ударили по многонациональным цепочкам поставок, нанесли ущерб технологической конкурентоспособности США . Краткое изложение политики PIIE 18-12. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Лу, Чжияо (Люси) и Гэри Клайд Хафбауэр.2017. Разжигала ли мировая торговля неравенство в заработной плате в США? Обзор экспертов. Обзор торговой и инвестиционной политики (30 августа). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Лу, Чжияо (Люси) и Гэри Клайд Хафбауэр. 2017. Раздел 301: США расследуют утверждения о принудительной передаче технологий Китаю. Восточноазиатский форум (3 октября).

Моран, Теодор Х. и Линдси Ольденски. 2016. Как офшоринг и глобальные цепочки поставок улучшают экономику США .Краткое изложение политики PIIE 16-5. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Ньюпорт, Франк. 2016. Американское общественное мнение о внешней торговле. Gallup (1 апреля).

Най-младший, Джозеф С. 2017. Выживет ли либеральный порядок? История идеи. Foreign Affairs (январь / февраль).

Ольденски, Линдси и Теодор Х. Моран. 2016. Заблуждения по следам кампании: Производство в США. Обзор экономических проблем в реальном времени (11 апреля). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития). 2011. Мы стоим в разлуке: почему неравенство продолжает расти . Издательство ОЭСР.

Ортис-Оспина, Эстебан, Диана Белтекян и Макс Розер. 2018. Торговля и глобализация. Опубликовано на сайте OurWorldInData.org (по состоянию на 7 ноября 2018 г.).

Пайосова, Татьяна, Гэри Клайд Хафбауэр и Джеффри Дж. Шотт. 2018. Кризис урегулирования споров во Всемирной торговой организации: причины и способы лечения .Краткое описание политики PIIE 18-5. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Петри, Питер А., Майкл Г. Пламмер, Шуджиро Урата и Фань Чжай. 2017. В одиночку в Азиатско-Тихоокеанском регионе: региональные торговые соглашения без Соединенных Штатов . Рабочий документ PIIE 17-10. Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Позен, Адам С. 2018. Постамериканская мировая экономика: глобализация в эпоху Трампа. Foreign Affairs (март / апрель).

Результаты исследования мировой торговли Pew Research Center. Мероприятие в Институте международной экономики Петерсона, 27 сентября 2018 г.

Ревенга, Ана. 2017. Торговля стала глобальным фактором сокращения бедности и повышения доходов. Давайте поговорим о развитии (2 февраля). Вашингтон: Всемирный банк.

Родрик, Дэни. 1997. Зашла ли глобализация слишком далеко ? Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Шотт, Джеффри Дж., и Мелина Колб. 2017. Практически все торговые сделки США заключались, подписывались и выполнялись республиканцами. График PIIE (16 августа). Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Сенатор Оррин Хэтч выступает против автомобильных тарифов. Заявление перед Комитетом Сената США по финансам на слушаниях «Текущие и предлагаемые тарифные меры, регулируемые Министерством торговли», 20 июня 2018 г.

Томпсон, Роберт Л. 2007. Глобализация и преимущества торговли. Письмо Федерального резерва Чикаго, No.236. Федеральный резервный банк Чикаго.

ЮНКТАД (Конференция Организации Объединенных Наций по торговле и развитию). 2013. Глобальные цепочки создания стоимости и развитие: инвестиции и торговля добавленной стоимостью в мировой экономике. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций.

Wandner, Stephen A. 2016. Страхование заработной платы как вариант полиса в США . Вашингтон: Городской институт.

Вейсман, Стивен Р. 2016. Великий компромисс: противостояние моральным конфликтам в эпоху глобализации .Вашингтон: Институт международной экономики Петерсона.

Бюро статистики труда США. 2017. Программа прогнозов занятости . Доступ 4 октября 2018 г.

Экономическая глобализация, питание и здоровье: обзор количественных данных | Глобализация и здоровье

Семьсот четырнадцать статей были обнаружены из пяти различных баз данных, еще 64 были взяты с веб-сайтов организаций и 16 из дополнительных поисков в Google или Google Scholar.Отрывки из всех исследований были просмотрены, и полные тексты 63 исследований, которые были признаны релевантными, были загружены для просмотра. 24 из них соответствовали нашим критериям включения. Кроме того, были выявлены четыре соответствующих обзорных исследования.

Из 24 включенных статей 11 рассматривают связанные с диетой результаты для здоровья или биомаркеры, включая недостаточный вес, избыточный вес, ожирение, диабет, распространенность ССЗ и ИМТ. В следующих 13 статьях использовались контекстно-зависимые прокси результатов питания, включая потребление энергии (ккал) в день, разнообразие рациона и маркеры качества питания, такие как потребление нездоровых пищевых продуктов, потребление жиров, потребление белка и животного белка.Половина исследований (12 из 24) была посвящена СНСД. В большинстве исследований использовались данные на уровне страны, тогда как только в трех исследованиях использовались многоуровневые модели для учета эффектов, возникающих на разных уровнях агрегирования. В трех исследованиях использовались естественные эксперименты или планы разницы в различиях, а в одном исследовании использовались данные временных рядов по одной стране. В двух исследованиях использовались менее традиционные подходы, такие как непараметрическая корреляция или моделирование структурных уравнений. Подробная информация об используемых переменных, дизайне исследования, источниках данных и основных выводах представлена ​​в таблице 2.

Таблица 2 Включенные статьи

Учитывая сложный характер темы и внутреннюю невозможность проведения интервенционных исследований, мы обнаружили, что оценка качества исследований была не только чрезвычайно сложной, но и потенциально сопряжена с риском чрезмерного упрощения. По этой причине мы предоставили оценку методов с использованием пяти критериев (см. Дополнительный файл 2: Тип доказательства). Однако следует отметить, что в этом контексте различные типы исследований могут предоставить дополнительные доказательства, и что эта классификация отражает разные «типы доказательств», а не общее качество.

Мы представляем результаты в соответствии со структурой схемы (рис. 1), касающейся торговли, инвестиций, социально-экономических аспектов, таких как глобальные потоки информации, а также политических аспектов и их влияния на результаты в области питания. Мы также комментируем различия в результатах по группам населения, определяемые основными социально-экономическими переменными, которые смягчают последствия глобализации.

Экономическая глобализация: торговля и инвестиции

В шести из рассмотренных исследований использовались индексы экономической глобализации [55,56,57,58] [51, 59], которые включают потоки товаров, услуг и инвестиций, а также препятствия для торговля и инвестиции.Три из этих исследований показывают, что экономическая глобализация имеет тенденцию к снижению ожирения и избыточного веса [51, 55, 56], а также потребления калорий и жиров [56], хотя эффекты незначительны [55] или незначительны после учета дополнительных переменных, таких как урбанизация, цены на продукты питания, участие женщин в рабочей силе или количество McDonalds на душу населения [56], что может отражать потенциальное вмешательство, но также может отражать механизмы частичного воздействия [55].

Остальные три исследования показывают, что экономическая глобализация отрицательно сказывается на состоянии здоровья, связанном с питанием, что приводит к росту диабета [57], избыточному весу и ожирению [59] и увеличению ИМТ [57, 58].Оберландер и др. [57], пришли к выводу, что, несмотря на ассоциации с распространенностью диабета и ИМТ, похоже, что экономическая глобализация не оказывает значительного влияния на структуру питания.

Очевидно противоречивые результаты, скорее всего, в определенной степени можно объяснить различиями в данных. Оберландер и др. [57] используют самые длинные временные ряды, включая данные по 70 странам за 40 лет, в то время как de Soysa et al. [51] используют наибольшее количество стран, включая данные по 180 странам за 23 года, в то время как Costa-i-Font et al.[55] включают только страны с более высокими доходами.

Более того, исследования различаются по подходу к оценке и методам, выбранным для работы с потенциальными смешивающими эффектами. Schram et al. [59] используют моделирование системных уравнений (SEM) для проведения анализа путей на поперечных данных, Costa-i-Font et al. [55] и de Soysa et al. [51] используют стандартные ошибки, скорректированные панелью, что является методом учета гетероскедастичности в данных временных рядов и поперечных сечений. Оберландер и др. [57], тем временем, используют групповые стандартные ошибки и пятилетний лаг по основным независимым переменным.Наконец, хотя некоторые ключевые контрольные переменные, такие как доход, неравенство и урбанизация, включены во все исследования, существуют различия в терминах дополнительных контрольных переменных, которые могут изменить интерпретацию результатов (например, Schram et al. [59] объясняют потребление табака, в то время как де Вогли и др. [58] контролируют уровень бедности).

В целом результаты экономической глобализации в целом неубедительны. Несоответствия как между исследованиями, так и внутри них свидетельствуют о том, что связь между индексами экономической глобализации и результатами в области питания является сложной, и ее легко спутать или уловить с помощью более простых переменных.Тем не менее, исследования, посвященные совокупным индексам, актуальны для подчеркивания важности аспектов глобализации, не охваченных экономическим компонентом индекса, включая потоки информации или политическое, политическое и нормативное пространство, которые мы обсуждаем в разделе «Политическое и регуляторное пространство». ».

Торговля

Мы выявили 11 исследований, в которых анализировалось влияние открытости торговли или снижения торговых барьеров на питание. Контролируя широкий спектр переменных, включая ВВП, уровни доходов, урбанизацию и другие социально-экономические переменные, такие как род занятий и структура домохозяйства, эти исследования показывают неоднозначные результаты в отношении недостаточного питания, при этом некоторые недавние данные свидетельствуют о том, что открытость торговли может быть связана с сокращением недостаточной массы тела и увеличением по снабжению и потреблению питательных веществ, а также по различным показателям качества питания.Нет убедительных доказательств, связывающих открытость торговли с повышенным весом, ожирением или другими показателями НИЗ, связанных с питанием.

Три ранних исследования, основанных на данных на уровне страны, обнаружили отрицательную связь между зависимостью от экспорта не связанных с услугами или сырьевыми товарами и средней доступностью калорий и особенно белков на душу населения в латиноамериканском контексте [60] и для развивающихся стран в целом [ 61, 62]. Эта негативная связь частично объясняется ограничениями на импорт, включая квоты и другие нетарифные барьеры, которые часто сопровождали политику поощрения экспорта [60].Эти исследования, однако, показали, что воздействие будет небольшим по сравнению с влиянием иностранных инвестиций [61] или незначительным после учета инвестиций и других экономических переменных [62]. Более того, Дженкинс и Сканлан [62] обнаружили, что зависимость от экспорта сырьевых товаров не влияет на снижение веса детей.

В шести исследованиях анализировалась взаимосвязь между общей открытостью торговли и моделями питания, недостаточным весом или ИМТ. Безунех и Йихейис [63] обнаружили, что устранение торговых барьеров было связано с краткосрочным падением доступности питательных веществ на душу населения, с положительными долгосрочными эффектами и незначительными «чистыми» воздействиями.Однако это исследование основано на относительно небольшой выборке по сравнению с более поздними исследованиями [64].

Дель Нинно, Дорош и Смит [65] использовали квазиэкспериментальный подход, сравнивая три эпизода сильных наводнений в Бангладеш. Они обнаружили, что в отсутствие частного импорта потребление калорий на душу населения сельской бедноты, измеряемое на уровне домохозяйства, значительно снизилось бы из-за нехватки и повышения цен на рис. Однако авторы считают, что государственное вмешательство в регулирование цен и трансферты также сыграли важную роль в уменьшении голода после эпизодов стихийных бедствий.

Основываясь на более свежих данных, три исследования показали, что открытость торговли и снижение тарифов связаны с увеличением количества калорий на душу населения [66], улучшенными совокупными показателями разнообразия и качества питания [64], а также снижением вероятности недостаточного веса для обоих. сельские и городские мужчины и женщины [67]. Последнее исследование, однако, основано на перекрестных данных на уровне домохозяйств, поэтому потребуются дальнейшие исследования, чтобы определить, может ли эта связь быть причинной.Neuman et al. [68], тем временем, не обнаружили никаких доказательств существенной связи между средними тарифными ставками и средним ИМТ или недостаточным весом в многоуровневом многострановом анализе 30 СНСД, хотя они обнаружили, что более высокие тарифные ставки были связаны с более низким ИМТ для бедных, сельское население.

В целом, ни доля торговли в ВВП, ни уровни тарифов не связаны напрямую с увеличением распространенности избыточной массы тела, ожирения или НИЗ. В исследовании Nandi et al. [67] связь между открытостью торговли, измеряемой через уровни тарифов, и избыточным весом, в отличие от связи с недостаточным весом, оказалась несущественной.Милькович [69] сообщает о положительном влиянии торговли на показатели ожирения в модели с фиксированными эффектами, учитывающую неоднородность страны, но не доход, урбанизацию или неравенство. В том же исследовании сообщается о незначительном влиянии открытости торговли на уровень ожирения среди взрослых на уровне страны с использованием модели квантильной регрессии. Возможно, более удивительно то, что де Сойса и де Сойса [51] сообщают об отрицательной связи между открытостью торговли и показателями избыточной массы тела у детей и подростков. Авторы утверждают, что, если глобализация увеличит отдачу от труда, это может увеличить стимулы к инвестированию в здоровье детей, что приведет к более здоровому питанию и снижению уровней ожирения и избыточного веса.

Прямые иностранные инвестиции

В целом исследования, анализирующие роль прямых иностранных инвестиций, предполагают, что прямые иностранные инвестиции могут быть связаны с повышенным потреблением сладких продуктов и продуктов с высокой степенью обработки и, в частности, с увеличением избыточного веса и ожирения в СНСД. Четыре исследования обнаружили положительную связь с ожирением, избыточным весом или связанными с ними диетическими показателями, одно обнаружило положительную связь, которая, тем не менее, не была устойчивой к изменениям в спецификации модели [69], а три исследования обнаружили незначительную связь.

Шрам [70], используя естественный план эксперимента, обнаружил значительное увеличение продаж сахаросодержащих напитков на душу населения, связанное с снятием ограничений на ПИИ во Вьетнаме. Baker et al. [28] использовали аналогичный подход в Перу и обнаружили, что после либерализации торговли и инвестиций, которая значительно увеличила приток прямых иностранных инвестиций, продажи газированных напитков стагнировали, в то время как продажи соков, энергетических и спортивных напитков, а также воды в бутылках увеличились. Эти более подробные результаты подчеркивают роль брендинга, диверсификации брендинга и изменения предпочтений, что может привести к изменению спроса на соки и спортивные напитки, которые часто содержат много сахара и энергии, но продаются как полезные для здоровья и потенциально достигают более широкого потребителя база [71].Эти результаты подтверждают предыдущие исследования Stuckler et al. [72], которые показали, что уровни прямых иностранных инвестиций сдерживают влияние ВВП на потребление нездоровых пищевых продуктов, включая безалкогольные напитки, мороженое и кондитерские изделия, ультрапереработанные и фасованные продукты.

Miljkovic et al. [69] использовали спецификацию квантильной регрессии с панельными данными на уровне страны, обнаружив, что ПИИ были связаны с увеличением показателей ожирения только в СНСД, хотя эта связь была незначительной в их спецификации фиксированных эффектов, включая все страны.В многоуровневом анализе взрослых в СНСД Nandi et al. [67] обнаружили, что прямые иностранные инвестиции были связаны с увеличением распространенности избыточной массы тела только у сельских мужчин. В том же исследовании не было обнаружено связи с распространенностью недостаточной массы тела.

Однако Neuman et al. [68], а также де Сойса и де Сойса [51] не обнаружили значительной связи прямых иностранных инвестиций с избыточным весом и ожирением, в то время как Sudharsanan et al. [73] обнаружили, что влияние ПИИ на распространенность диабета незначительно после учета старения населения.

Расхождения в значимости эффектов могут быть связаны с различиями в охвате данных (Милькович и др. [69] используют меньшее количество стран, чем де Сойса и де Сойса [51] или Судхарсан и др. [73]). (например, но с более длительным периодом времени) и дизайном исследования (Miljkovic et al. [69], например, обнаруживают значимые ассоциации только при использовании плана квантильной регрессии, который не применяется в других исследованиях).

Хотя, по-видимому, есть некоторые доказательства связи между ПИИ и некоторыми показателями качества питания, мы не нашли доказательств, связывающих это с недостаточным весом или недоеданием.В более ранней литературе этот вопрос анализировался в рамках дискуссии о влиянии «зависимости против модернизации» иностранных инвестиций и проникновения транснациональных компаний (ТНК) в развивающиеся страны. Два исследования [61, 74] обнаружили сильное негативное влияние инвестиций ТНК на доступность калорий и белков на душу населения в СНСД, в то время как Дженкинс и Скэнлан [62] обнаружили положительную связь, которая мала по сравнению с эффектами внутренних инвестиций. Более поздние исследования [75, 76] добавили некоторые нюансы в эту дискуссию, показав, что влияние прямых иностранных инвестиций на показатели питания, по-видимому, варьируется в зависимости от сектора.В предыдущем исследовании был сделан вывод о том, что прямые иностранные инвестиции в первичный сектор, как правило, наносят ущерб продовольственной безопасности в СНСД из-за сочетания эксплуатации ресурсов, воздействия на рынок труда и негативных экологических и демографических внешних факторов. Однако прямые иностранные инвестиции в обрабатывающий сектор приводят к модернизации, перетеканию технологического и человеческого капитала и повышению заработной платы, улучшая результаты в области питания. Негативное влияние сельскохозяйственных ПИИ на потребление калорий и белков подтверждается Джокото [76] на примере Ганы.Было выявлено три исследования, в которых прямо изучалась взаимосвязь между ПИИ и недостаточным весом, ни в одном из них не было обнаружено какой-либо значимой связи ни для взрослых [67, 68], ни для детей [62].

Социокультурные аспекты глобализации

В пяти исследованиях анализировалось влияние социальных компонентов глобализации наряду с экономическими [51, 55,56,57, 69]. Социальные компоненты включают потоки информации через телевидение (ТВ), Интернет и телефон, межличностные контакты и культурные аспекты.Первые два из этих исследований [55, 56] показывают, что глобализация в целом имеет тенденцию быть связана с увеличением показателей ожирения, и этот эффект в значительной степени обусловлен социальной составляющей. Это согласуется с выводами Miljkovic et al. [69], которые считают, что социальная глобализация ведет к более высокому распространению ожирения. Оберландер и др. [57] обнаружили, что, хотя экономическая глобализация связана с более высокой распространенностью диабета и более высоким ИМТ, только социальная глобализация связана с увеличением предложения сахара и животного белка, причем результаты в основном обусловлены увеличением потоков информации (например,грамм. через интернет и ТВ). de Soysa et al. найти незначительное влияние социальной глобализации на распространенность ожирения [51] в модели, которая учитывает компонент экономической глобализации индекса KOF и стандартные контрольные переменные, а также включает фиксированные эффекты страны и времени.

Необходимы дальнейшие исследования, чтобы интерпретировать эти результаты в контексте продовольственных систем и результатов питания, изучая влияние конкретных переменных в рамках этих индексов. Хотя в этих исследованиях не сообщалось о сильной мультиколлинеарности контрольных переменных, при интерпретации этих результатов следует принимать во внимание сложность задействованных механизмов и потенциальные взаимосвязи между включенными переменными и индексами.

Политическое и нормативное пространство

Три исследования анализируют влияние политических и политических изменений, лежащих в основе процессов глобализации, на питание, сравнивая их с эффектами процессов экономической интеграции с использованием политического компонента индекса KOF, а также Индекса экономической свободы [51 ]. Горякин и др. [55] предполагают, что существует положительная и прямая взаимосвязь между политической глобализацией, измеряемой индексом KOF, и избыточным весом. Это означает, что ассоциация непропорциональна и не имеет тенденции к выходу на плато по мере роста интеграции, но имеет тенденцию к увеличению на более высоких уровнях политической интеграции.De Soysa et al. [51], с другой стороны, используя более крупную выборку, обнаружили, что как политическая глобализация, измеряемая с помощью индекса KOF, так и степень капитализма свободного рынка, измеряемая с помощью индекса экономической свободы, по-видимому, связаны с пониженным уровнем детского молодежное ожирение. Коста-и-Фонт и др. [56] проверяют влияние политической глобализации в рамках своего анализа чувствительности, не обнаружив значительного влияния на ожирение или потребление калорий, хотя, похоже, существует связь с более высоким потреблением жиров.

Количественные исследования в этом обзоре предлагают ограниченные данные о прямом воздействии политических и нормативных изменений, связанных с либерализацией торговли и инвестиций, предлагая некоторые потенциальные ассоциации, которые заслуживают дальнейшего анализа, но в целом приводят к неоднозначным и неубедительным выводам. Различия в результатах, как и в других случаях, могут быть связаны как с охватом данных, так и, возможно, с дизайном исследования и выбором контрольных переменных. de Soysa et al. [51] используют самую крупную страновую выборку, а Горякин и др.[55] включают дополнительные элементы управления, такие как Индекс человеческого развития (ИЧР), во все свои спецификации с фиксированными эффектами, где учитывается неоднородность стран.

Социально-экономические и демографические факторы как модераторы воздействия

Было обнаружено, что только четыре статьи контролируют факторы индивидуального уровня [55, 65, 67, 68]. Из них только три оценивают дифференциальные ассоциации глобализации или макроэкономических переменных с результатами питания в разных подгруппах. Два из этих исследований выявили значительные различия в эффектах в разных подгруппах.Nandi et al. [67], например, обнаружили, что увеличение прямых иностранных инвестиций связано с увеличением на 17% вероятности избыточного веса только для сельских мужчин. Neuman et al. [68] обнаружили, что, хотя прямые иностранные инвестиции положительно связаны с избыточным весом в большинстве подгрупп, эта связь отрицательна для категории самых богатых городских жителей, что согласуется с практикой сегментации рынка, согласно которой более здоровые продукты нацелены на потребителей с высоким доходом. de Soysa и de Soysa [51] — единственное исследование, посвященное детям и молодежи.Авторы отмечают, что воздействие на взрослых, включенное в их анализ чувствительности, но не сообщенное, очень похоже на воздействие, полученное для лиц в возрасте до 19 лет.

Роль США в формировании мировой торговли и инвестиций

Вступая в XXI век, Соединенные Штаты бесспорно остаются мировым экономическим лидером, что является значительным поворотом в сравнении с 1980-ми годами, когда многие американцы сомневались в «конкурентоспособности» США. Рост производительности — двигатель повышения среднего уровня жизни — отскочил от 25-летнего спада с немногим более 1 процента в год до примерно 2.5 процентов с 1995 года — прирост, который мало кто предсказывал.

Экономическое взаимодействие с остальным миром сыграло ключевую роль в экономическом возрождении США. Наши относительно открытые границы, которые позволяют ввозить большинство иностранных товаров по нулевым или низким тарифам, помогают сдерживать инфляцию, позволяя Федеральной резервной системе позволить благоприятным временам наступить без повышения процентных ставок так быстро, как это могло бы быть в противном случае . Действительно, приток средств из-за рубежа во время азиатского финансового кризиса поддерживал процентные ставки на низком уровне и тем самым способствовал продолжающемуся буму инвестиций и потребления, что более чем компенсировало любое сокращение американского экспорта в Азию.Тем не менее, в течение 1990-х годов экспорт составлял почти четверть роста производства (хотя на конец десятилетия всего 12 процентов валового внутреннего продукта США).

Однако с наступлением нового века растущая экономическая взаимозависимость Америки с остальным миром, известная как «глобализация», подверглась нападкам. Большая часть критики направлена ​​в адрес двух международных организаций, которые Соединенные Штаты помогли создать и возглавить: Международный валютный фонд, созданный после Второй мировой войны для предоставления срочных займов странам с временными проблемами платежного баланса, и Всемирную торговую организацию. создана в 1995 году во время последнего раунда мировых торговых переговоров, в первую очередь для помощи в урегулировании торговых споров между странами.

Атаки на оба учреждения разнообразны и часто несовместимы. Но они явно взяли свое. С практической точки зрения, ресурсы МВФ вряд ли в ближайшее время будут увеличены Конгрессом (и, следовательно, правительствами других стран). Между тем, неспособность встреч ВТО в Сиэтле в декабре прошлого года даже разработать дорожную карту для будущих торговых переговоров — вкупе с протестами, омрачившими ход переговоров, — помешала планам по снижению остающихся барьеров для мировой торговли и инвестиций.

Хорошо это или плохо, но теперь Соединенные Штаты, как и со времен Второй мировой войны, должны помочь сформировать будущее обеих организаций и, возможно, курс мировой экономики. Похоже, что здесь и повсюду существует широкий консенсус в отношении того, что правительства должны стремиться к повышению стабильности мировой экономики и повышению уровня жизни. Но консенсус по поводу того, как это сделать, распадается. Пока Соединенные Штаты готовятся выбрать нового президента и новый Конгресс, граждане и политики должны задаться вопросом, как лучше всего способствовать стабильности и росту в предстоящие годы.

Односторонность

Разнообразие интересов и видных людей, многие из которых в остальном согласны ни в чем другом, подталкивают Соединенные Штаты к принятию нового экономического одностороннего подхода, который в крайнем случае упразднит МВФ, ВТО или и то, и другое.

Некоторые критики МВФ, например, утверждают, что из-за того, что система фиксированных обменных курсов, которую Фонд был создан в первую очередь для поддержки, рухнула, Фонд должен рухнуть. Более того, некоторые утверждают, что роль Фонда как кредитора в чрезвычайных ситуациях для всех стран поощряла неосмотрительное поведение со стороны правительств, заемщиков и кредиторов.По их мнению, упразднение МВФ заставит все стороны вести себя более осторожно, что приведет к меньшему количеству финансовых кризисов.

На самом деле предполагаемая «подстраховочная сетка» кредитования МВФ гораздо более уязвима, чем могут признать критики. Кредиты МВФ не помогли иностранным держателям облигаций или акций на развивающихся рынках. Кроме того, правительства этих стран вынуждены подчиняться все более обременительным условиям (сами являются объектами критики), что затрудняет утверждение, что продолжающееся присутствие Фонда будет способствовать безрассудству в будущем.

У критиков есть точка зрения в одном: фонды МВФ часто вполне законно попадают в проблемные банки, которые используют их для защиты крупных вкладчиков (часто иностранных банков) от убытков. Но упразднение Фонда для решения этой проблемы сопряжено с огромным риском. В течение 1930-х годов Федеральная резервная система фактически не действовала в США в качестве кредитора последней инстанции, позволяя рецессии превратиться в великую депрессию. Мировые лидеры правы, избегая такого риска в глобальном масштабе.

U.Южные противники ВТО утверждают, что подчинение норм и стандартов США процессу разрешения споров, ориентированных на международную торговлю, чревато их ослаблением или даже устранением. Но комиссии ВТО по разрешению споров решают, являются ли правила страны несправедливой дискриминацией в отношении иностранных товаров, а не тем, являются ли эти правила необоснованными. И даже когда ВТО считает правила дискриминационными, она не может их изменить — она ​​может только позволить другим странам принять ответные меры (пропорционально). Тем не менее, с 1995 года этот процесс в целом работал так, как ожидали Соединенные Штаты: большинство дел, в которых была вовлечена наша страна, были решены или урегулированы в нашу пользу, расширяя доступ для нашего экспорта.

Один мир

На другой крайности от односторонних сторонников находятся «сторонники единого мира», которые хотят наделить ВТО и МВФ еще большими полномочиями и ответственностью, прежде всего в целях повышения экологических и трудовых стандартов за рубежом. Действительно, согласно недавно принятому законодательству, МВФ теперь должен отчитываться о том, насколько хорошо его заемщики продвигают трудовые и экологические стандарты. Кроме того, президент Клинтон предложил во время встречи в Сиэтле, чтобы ВТО разрешила использование торговых санкций против стран, не соответствующих минимальным мировым «основным» трудовым стандартам (запрещающим детский и принудительный труд, дискриминацию и ограничения в отношении профсоюзов).

Но увенчаются ли успехом такие благие намерения? История развитых стран свидетельствует о том, что стандарты будут повышаться по мере роста среднего дохода, а граждане требуют улучшения охраны труда и окружающей среды. Поскольку торговля является хорошо задокументированным средством повышения уровня жизни стран, было бы контрпродуктивно отказывать в экстренном финансировании или доступе на рынок странам, которые могут не придерживаться некоторых минимальных стандартов.

Но, горожане возразят, что плохого в том, чтобы торопить вещи вместе с какими-то «палками», такими как санкции? Ответ заключается в том, что многие люди и предприятия в развивающихся странах уже работают вне закона.Принятие и обеспечение соблюдения большего количества законов, которые добавляют защиту первого мира, замедлит их экономическое развитие — и, следовательно, улучшение условий окружающей среды и труда — за счет привлечения большего числа предприятий в теневую экономику, где даже стандарты третьего мира не соблюдаются.

Разумная середина

Средний курс между крайностями обещает как большую экономическую стабильность, так и повышение уровня жизни. Но для этого потребуется реформа глобальных институтов в сочетании с политикой внутри страны, чтобы ослабить беспокойство по поводу глобализации.

Во-первых, и МВФ, и ВТО должны быть более терпимыми к инакомыслию. К чести, МВФ сделал свои операции намного более открытыми после азиатского финансового кризиса. Теперь ему следует обратиться к неправительственным организациям, чтобы выслушать их озабоченность и объяснить, насколько его политика соответствует (или не согласуется) с их целями. Между тем ВТО должна приветствовать сообщения от неправительственных организаций. Если Сиэтл чему-то учит, так это тому, что секретность порождает недоверие.

По сути, был достигнут гораздо больший прогресс в укреплении международной «финансовой архитектуры», чем это обычно признается.В настоящее время широко признано, что страны со слабыми финансовыми системами должны иметь возможность ограничивать краткосрочные заимствования в иностранной валюте (например, те, которые помогли заложить основы азиатского кризиса). Также общепризнано, что страны не должны поддерживать фиксированные, а регулируемые обменные курсы, потому что это может вызвать периодические спекулятивные атаки на валюты и стимулировать чрезмерные заимствования со стороны фирм, которые ошибочно полагают, что курсы фиксированы.

Что касается тенденции МВФ поощрять слишком большие заимствования и кредиты — сторонами, которые рассчитывают получить помощь в виде экстренного кредитования МВФ, — в последние два года Фонд отказывался предоставлять ссуды как России, так и Эквадору, потому что их политика не была разумной.Эти смелые решения изменили ожидания рынка относительно автоматизма экстренного кредитования. Главный вопрос, который сейчас необходимо решить, заключается в том, следует ли установить более формальные критерии доступа к кредитам МВФ и ценообразования для них — чтобы побудить страны проводить разумную политику и привлечь внимание кредиторов — или оставить нынешнюю «конструктивную двусмысленность».

Между тем повестка дня ВТО проста: забрать обломки из Сиэтла и двигаться вперед. В противном случае у стран возникнет соблазн заключить более региональные и, возможно, дискриминационные меры.В худшем случае, без твердой приверженности многосторонней либерализации торговли будущий экономический спад может сильно соблазнить страны повысить импортные барьеры, игнорируя ВТО как беззубого тигра.

Чтобы вернуть ВТО в нужное русло, потребуются компромиссы со всех сторон. Чтобы сделать приоритеты США — более свободную торговлю сельским хозяйством и услугами, отсутствие барьеров для электронной коммерции — в повестке дня, мы должны принять творческие предложения из других стран. Например, мы могли бы приспособиться к политическим трудностям Европы в отношении полной отмены сельскохозяйственных субсидий, обсудив график ускоренного поэтапного отказа, который еще не имеет нулевого значения в конце.Между тем, мы должны работать с европейцами и другими, чтобы позволить маркировку товаров и услуг разрешить такие острые споры, как противодействие ЕС продаже генетически модифицированных продуктов питания.

Соединенные Штаты также должны предложить изменить антидемпинговую политику, которая наносит ущерб как развивающимся странам, так и американским потребителям. Один из подходов может облегчить антидемпинговые правила, если петиционеры внутри страны не смогут продемонстрировать, что иностранные экспортеры пользуются картелями или защищенными рынками в своих странах для продажи товаров за рубежом по более низкой цене.

Имея такие уступки, Соединенные Штаты будут в более выгодном положении, чтобы просить другие страны — отдельно и вне процесса ВТО — помочь в создании или укреплении организаций для соблюдения трудовых и экологических стандартов. ВТО может признать легитимность многонациональных природоохранных соглашений, даже тех, которые могут запрещать импорт вредных продуктов (при условии, что к вредным отечественным товарам применяется аналогичный режим). Следующий раунд ВТО может также способствовать продвижению экологических интересов путем отмены субсидий, способствующих чрезмерному использованию природных ресурсов.

Дома лидеры США должны гораздо лучше помогать американцам увидеть преимущества глобализации. Один из способов сделать это — подчеркнуть выгоду для потребителей от торговли. Офис Специального торгового представителя, например, подсчитал, что существующие соглашения ВТО ежегодно увеличивают покупательную способность среднего домохозяйства из четырех человек примерно на 3000 долларов. Либерализованная торговля также способствует экономическому росту и свободе за рубежом, как в наших национальных интересах.

Наконец, необходимо сделать больше для решения продолжающейся обеспокоенности американцев по поводу глобализации и, по сути, экономических изменений в более широком смысле.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.