Характеристика глобализации: Мировая глобализация и взаимодействие современных государств

Содержание

Гуманитарный портал

Новости и аналитика

Последние новости:

New Economic Foundation: Всемирный индекс счастья в 2021 году
01.11.2021. 08:00

Исследовательский центр New Economic Foundation представил Всемирный индекс счастья 2021 года и сопровождающий его рейтинг стран мира по уровню счастья населения (Happy Planet Index 2021). Россия заняла в рейтинге 131 место из 152 возможных.

Kearney: Индекс глобализации городов мира в 2021 году
31.10.2021. 19:00

Американская международная консалтинговая компания Kearney представила Индекс глобализации городов мира 2021 года и сопровождающий его рейтинг, оценивающий уровень интеграции ведущих городов в мировое пространство (Global Cities Index 2021). Москва заняла в рейтинге 33 место из 156 возможных.

INSEAD: Рейтинг стран мира по Индексу инноваций в 2021 году
20.
09.2021. 15:00

Международная бизнес-школа INSEAD, Корнельский университет (Cornell University) и Всемирная организация интеллектуальной собственности (World Intellectual Property Organization) опубликовали результаты глобального исследования и сопровождающий его рейтинг инновационного развития стран мира в 2021 году (Global Innovation Index 2021).

Charities Aid Formation: Рейтинг стран мира по уровню благотворительности в 2021 году
28.06.2021. 12:00

Британская международная благотворительная организация Charities Aid Formation представила Всемирный индекс благотворительности 2021 года (World Giving Index 2021), который измеряет достижения стран мира с точки зрения отношения их населения к благотворительной помощи. Россия заняла в рейтинге 67 место из 114 возможных.

Fund for Peace: Рейтинг стран мира по уровню слабости в 2021 году
26.
05.2021. 19:00

Американский аналитический центр Фонд Мира (Fund for Peace) и политологический журнал Foreign Policy опубликовали рейтинг слабости государств мира в 2021 году (Fragile States Index 2021), который отражает способность (и неспособность) властей контролировать целостность своей территории, а также демографическую, политическую и экономическую ситуацию в стране.

Репортёры без границ: Всемирный индекс свободы прессы 2021 года
29.04.2021. 10:00

Международная неправительственная организация «Репортёры без границ» (Reporters Without Borders) представила Всемирный индекс свободы прессы 2021 года (Worldwide Press Freedom Index 2021), который оценивает уровень свободы печатных, вещательных и онлайновых средств массовой информации в странах мира. Россия заняла в рейтинге 150 место из 180 возможных.

Tax Justice Network: Индекс корпоративных налоговых убежищ 2021 года
21.
04.2021. 17:00

Международная ассоциация налоговых специалистов Tax Justice Network представила Индекс корпоративных налоговых убежищ 2021 года (Corporate Tax Haven Index 2021), который оценивает степень и объёмы корпоративной налоговой оптимизации в глобальном масштабе и позволяет определить юрисдикции, используемые международными корпорациями в качестве инструментов ухода от налогообложения в странах, где они осуществляют реальную экономическую деятельность.

Институт Земли: Рейтинг стран мира по уровню счастья населения в 2021 году
19.03.2021. 21:00

Самой счастливой страной мира в 2021 году является Финляндия. К такому выводу пришли аналитики международного проекта «Сеть решений устойчивого развития» при Организации Объединённых Наций, которые представили рейтинг стран мира по уровню счастья населения в 2021 году (World Happiness Report 2021). Россия заняла в рейтинге 76 место из 149 возможных.

Heritage Foundation: Индекс экономической свободы стран мира в 2021 году
06. 03.2021. 15:00

Американский исследовательский центр «Фонд наследия» (The Heritage Foundation) представил Индекс экономической свободы 2021 года и сопровождающий его рейтинг, оценивающий уровень экономической свободы в странах мира (Index of Economic Freedom 2021). Россия заняла в рейтинге 92 место из 178 возможных.

Институт Катона: Индекс свободы человека в 2020 году
17.12.2020. 20:00

Американский исследовательский центр «Институт Катона» (Cato Institute) представил Индекс свободы человека 2020 года и сопровождающий его рейтинг, оценивающий уровень свободы в странах мира (Human Freedom Index 2020). Россия заняла в рейтинге 115 место из 162 возможных.

Portulans Institute: Индекс сетевой готовности стран мира в 2020 году
10. 11.2020. 18:00

Исследовательская компания Portulans Institute опубликовала результаты глобального исследования стран мира по уровню развития информационно-коммуникационных технологий в 2020 году (Networked Readiness Index 2020). Россия заняла в рейтинге 48 место.

Tax Justice Network: Рейтинг стран мира по уровню финансовой секретности 2020 года
27.02.2020. 18:00

Международная ассоциация налоговых специалистов Tax Justice Network представила Индекс финансовой секретности стран мира 2020 года (Financial Secrecy Index 2020), который измеряет уровень защиты финансовой тайны в странах мира, а также практику использования их юрисдикций в качестве налоговых убежищ и оффшорных финансовых зон.

Reputation Institute: Рейтинг репутации стран мира 2019 года
18. 10.2019. 10:00

Международная консалтинговая компания Reputation Institute, которая специализируется в сфере исследований, аудита и управления репутацией, представила Рейтинг репутации стран мира 2019 года (Country RepTrak 2019).

Гуманитарная библиотека

Новые книги:

Коллектив авторов:

Апории дискурса 21.01.2018

С. С. Неретина, А. П. Огурцов, Н. Н. Мурзин, К. А. Павлов-Пинус. Апории дискурса. / Коллективная монография. Ответственный редактор: С. С. Неретина. — М., Институт философии Российской Академии наук, 2017.

Рассел Акофф:

Искусство решения проблем 01. 10.2014

Russell L. Ackoff. The Art of Problem Solving. — John Wiley & Sons, 1978. / Акофф Р. Л. Искусство решения проблем. — Перевод с английского: Е. Г. Коваленко, под редакцией кандидата технических наук Е. К. Масловского. — М., 1982.

Рассел Акофф:

Планирование будущего корпорации 26.09.2014

Russel L. Ackoff. Creating the Corporate Future. Plan or be Planned for. — John Wiley & Sons, 1981. / Акофф Р. Планирование будущего корпорации. — Перевод с английского. Общая редакция и предисловие доктора экономических наук В. И. Данилова-Данильяна. — М., 1985.

Мишель Фуко:

Археология знания 21.06.2014

Мишель Фуко: Археология знания. — Перевод с французского С. Митина и Д. Стасова под общей редакцией Бр. Левченко. — К., 1996.

Новые статьи:

Ларс Квортруп:

Общественная система образования — введение в педагогическую теорию Никласа Лумана 21. 03.2021

Ларс Квортруп (Lars Qvortrup) — профессор Университета Южной Дании, историк, политолог, специалист в области медиа и коммуникации. В 1998 году опубликовал книгу «Гиперкомплексное общество» (Lars Qvortrup: Det hyperkomplekse samfund. — Gyldendal, 1998), в основе которой лежат мысли Никласа Лумана (Niklas Luhmann, 1927–1998) о структуре современного информационного общества. Публикуемая рукопись основана на лекциях, которые автор читал в Датском педагогическом университете в 2002 году и в университетском колледже Лиллехаммера в 2004 году.

Мишель Фуко:

Субъект и власть 20.07.2017

Michel Foucault. «The Subject and Power» («Le sujet et le pouvoir», trad. Ε Durand Bogaert), in Dreyfus H. and Rabinow P. / Michel Foucault: Beyond Structuralism and Hermeneutics. — Chicago, The University of Chicago Press, 1982, pp. 208–226. // Перевод с французского Б. М. Скуратова под общей редакцией В.  П. Большакова. — М., 2006.

Мишель Фуко:

Omnes et singulatim: К критике политического разума.
Лекция 10.07.2017

Michel Foucault. «Omnes et singulatim: Toward a Criticism of Political Reason». Запись лекции в Стэнфордском университете 10 и 16 октября 1979 года. — В книге: McMurrin (S.) ed., The Tanner Lectures on Human Values, t. II, Salt Lake City, University of Utah Press, 1981. P. 223–254. // Фуко М. Omnes et singulatim: К критике политического разума. Перевод с французского И. Окуневой под общей ред. Б. М. Скуратова. — М., 2005.

Джон Сёрль:

Сознание, мозг и программы 10.
12.2013

Searle J. Minds, Brains, and Programs. The Philosophy of Artificial Intelligence / Boden M (ed.) Oxford. 1990. Впервые опубликовано в журнале: «The Behavioral and Brain Sciences», 1980, № 3, pp. 417–424. / Сёрль, Дж. Сознание, мозг и программы. Перевод на русский язык: А. Л. Блинов.

Новые стенограммы:

Мишель Фуко:

Истина и правовые установления.
Лекция 28.07.2017

Фуко М. Истина и правовые установления. Лекционный курс в Католическом епископальном Университете Рио-де-Жанейро, прочитанный с 21 по 25 мая 1973 года. Перевод с французского И. Окуневой под общей ред. Б. М. Скуратова. — М., 2005.

Мишель Фуко:

Рождение биополитики.
Цикл лекций 10.10.2013

Michel Foucault. Naissance de la Biopolitioue. Cours au Collège de France 1978–1979.  // Мишель Фуко: Рождение биополитики. Цикл лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1978–1979 учебном году. Перевод на русский язык: А. В. Дьяков. — СПб., 2010.

Мишель Фуко:

Безопасность, территория, население.
Цикл лекций 08.10.2013

Michel Foucault. Security, Territoire, Population. Cours au Collège de France 1977–1978. // Мишель Фуко: Безопасность, территория, население. Цикл лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1977–1978 годах. Перевод на русский язык: В. Ю. Быстрова, Н. В. Суслова, А. В. Шестакова. — СПб., 2011.

Беседа Мишеля Фуко с Дуччио Тромбадори
07.10.2013

Conversazione con Michel Foucault. — Il contributo, 4 année, № 1,1980 janvier-mars. P. 23–84. // Беседа Мишеля Фуко с Дуччио Тромбадори. Перевод с французского И. Окуневой под общей ред. Б. М. Скуратова. — М., 2005.

Глобализация в образовании — это заимствование достижений

7 декабря в ГУ-ВШЭ прошел круглый стол «Глобализация образования и науки: шансы России», организованный факультетом мировой экономики и мировой политики, Экспертным клубом мировой политической экономики ГУ-ВШЭ и Советом по внешней и оборонной политике. С докладами выступили научный руководитель Института развития образования ГУ-ВШЭ Исак Фрумин и президент Фонда «Новая Евразия» Андрей Кортунов.

Как отметил во вступительном слове председатель круглого стола, декан факультета экономики и мировой политики ГУ-ВШЭ Сергей Караганов, глобализация образования и науки сегодня является особенно важной для технической и политической модернизации России. Впрочем, по словам Исака Фрумина, если в отношении науки понимание необходимости обмена опытом с другими странами уже есть, с образованием дело пока обстоит сложнее.

К вопросу о национальной безопасности

В самой интернационализации образования, подчеркнул Исак Фрумин, нет ничего нового. Многие выдающиеся российские ученые XIX века получали знания в немецких университетах, и элитное образование всегда предполагало обучение в иностранных вузах. Однако реальная глобализация сегодня начинается с Макдональдса — когда стандартные базовые технологии распространяются массово, вытесняя местные самобытные подходы. Какое же место занимает сегодня Россия в этом процессе?

Открытие образовательных границ произошло еще в конце 1960-х, «с момента запуска спутников», когда высшее политическое руководство США поставило вопрос о заимствовании советских моделей обучения в области естественных наук и математики. Университет Беркли получил тогда особый грант от правительства на перевод и публикацию более 40 книг советских методистов-математиков. По словам Исака Фрумина, сейчас американские специалисты по математическому образованию могут назвать имена таких классиков, о которых у нас уже не помнят.

В это же время в мире начинает расти интерес к разработкам в области comparative education и сравнительному анализу, появляются первые международные исследования в области развития образования. В 1962 году было проведено первое, «пилотное», исследование качества школьного образования в 12 странах, в 1980-е годы начат мониторинг качества математического и естественнонаучного образования TIMSS (TIMSS — Trends in Mathematics and Science Study), в 1992 году проведено отдельное исследование качества компьютерного образования, затем PIRLS — качества чтения, и в 2000 году появляется PISA (исследование, которое проверяет не знания, а способность к их применению). Сегодня в тех или иных исследованиях участвуют более 80 стран.

Россия начала принимать в них участие в только в 1990-е годы, сначала в TIMSS, а в 2000-е (под давлением Всемирного банка) в PIRLS и PISA. В 2006-м неожиданно оказалось, что российские четвероклассники — лучшие в мире по чтению в начальной школе. Неплохо выглядит страна и по математическому и естественному образованию — с точки зрения его академической составляющей. Однако в PISA и Россия, и Германия, и еще ряд стран, гордившихся своими академическими успехами, показали себя очень плохо.

При этом в Германии после того, как в 2001 году страна заняла в списке PISA 38-е место, прошла даже специальная сессия парламента, а министр образования ушел в отставку. Для немцев столь низкая позиция стала шоком, и образовательные стандарты были всерьез пересмотрены. Россия тогда заняла 30-е место, а в этом году участвует в исследовании уже в четвертый раз, но, как заметил Исак Фрумин, за 10 лет мы практически никуда не сдвинулись.

Феноменом последних шести лет, по словам докладчика, стали также глобальные рейтинги образовательных учреждений. Если еще 10 лет назад существовали только рейтинги бизнес-школ, сейчас политика той же Германии в области образования определяется Шанхаем. Именно в Шанхае «группой отвязных молодых химиков» была разработана модель рейтингования, которая «встряхнула» одну из наиболее устоявшихся систем высшего образования. Однако в России ситуация с этим «анекдотическая». Вместо того, чтобы анализировать, почему наши действительно замечательные университеты не занимают в рейтингах высоких мест, делаются попытки уличить авторов исследований в том, что они что-то неправильно посчитали.

Как указал Исак Фрумин, в глобализации важно не только то, что страна дает миру, но и что она использует из зарубежной практики. Сегодня большинство стран Европы (за исключением Франции, Германии, Великобритании и Швейцарии) не производят своих информационных продуктов, а используют существующие. Однако российские руководители образования до сих пор считают, что «давать в руки детям зарубежные учебники нельзя, это вопрос национальной безопасности». Российское образование в смысле заимствования учебного материала оказалось фактически не просто на периферии, а специально было поставлено в ситуацию изоляции.

На повестке дня

Россия исключена также и из глобальной дискуссии о развитии образования: о поликультурности, проблемах информационных технологий, предпринимательском и инновационном образовании и прочем. Чтобы участвовать в обсуждениях, нужны национальные ассоциации университетов, у нас такой нет (Российский союз ректоров — несколько другая конструкция).

Подтверждает периферийность и степень включения страны в международные академические сети: лишь 5% преподавателей российских вузов имеют постоянные международные контакты, и 21% — эпизодические. При этом лидируют гуманитарные факультеты.

Чтобы участвовать в процессе глобализации, нужна сопоставимость образовательных систем. Россия уже попала в проект, «навязывающий» ее — Болонский процесс, и запущен еще Копенгагенский, — который связан с начальным и средним профессиональным образованием; появилась европейская рамка квалификаций — международный стандарт их описания. При этом национальной рамки квалификаций в России до сих пор нет, Минобрнауки и Минздравсоцразвития никак не решат, кто же должен быть ее «хозяином».

Что касается принятия глобальных моделей, наши вузы постепенно присоединяются к международной аккредитации: это Томский политехнический университет, Московский государственный технический университет имени Н.Э.Баумана, Национальный исследовательский университет МИСиС и другие. Еще одна новая идея, которая будет реализована, вероятно, к 2014 году, — единый вступительный магистерский экзамен в Европе. Но пока Россия вне этих механизмов глобализации, как самостоятельный игрок.

Сегодня, по мнению Исака Фрумина, для России есть три варианта: продолжать игнорировать процессы глобализации, «активно догонять» — начинать присутствовать на заседаниях международных комитетов хотя бы в виде «младших братьев», и третий — предлагать свои темы для обсуждения на глобальной повестке дня. Но это требует иного самоопределения от российских образовательных политиков, которые должны перестать рассматривать национальную систему образования как нечто изолированное от мира.

Мобильность — лишь верхушка айсберга

«Есть два момента, которые изменились сейчас, — продолжил тему президент Фонда «Новая Евразия» Андрей Кортунов. — Во-первых, это глобализация рынков образования — образовательная миграция сильно связана с трудовой. Во-вторых, знание превратилось в продукт, стало частью международного рынка образовательных услуг».

Это оказывает принципиально новое воздействие на образовательные системы. Если раньше говорили, что самое страшное — «утечка мозгов», сейчас опасаются, что глобализация деформирует национальную систему образования, происходит тотальная коммерциализация вузов, при этом вместо систематических знаний студенты настраиваются на получение навыков, и возникает проблема доступности глобального высшего образования — одно для элиты, другое — для масс…

Объем мирового рынка образовательных услуг сегодня около 40–45 млрд. долларов; 40% контролируют США, на втором месте — Великобритания, затем Канада, Австралия, Новая Зеландия, страны Восточной и Юго-Восточной Азии. .. Особенность этого рынка — серьезно он не регулируется. Государства-экспортеры не несут никакой ответственности за деятельность своих отдельных организаций, отсюда демпинг, низкокачественные услуги, нечестная конкуренция…

Говоря о структуре интернационализации, обычно всё сводят к академической мобильности студентов и преподавателей. Это важный фактор, мобильность продолжает расти, хотя в связи с последним экономическим кризисом темп роста студенческой мобильности несколько замедлился. Но мобильность — это всего лишь верхушка айсберга, сейчас спектр форм интернационализации образования резко расширился. Это, во-первых, отделения или кампусы иностранных вузов на территории других стран, во-вторых, дистанционное образование, которое практически не требует серьезной инфраструктуры и условий и быстро окупаемо.

Общая тенденция — количество экспортеров образовательных услуг сегодня растет. К примеру, если раньше Китай импортировал их на 5–6 млрд. долларов в год, в последние три года он стал заниматься и экспортом. Баланс меняется сейчас также для Малайзии, для стран Персидского залива, основными импортерами остаются Латинская Америка и Африка. Россия как экспортер контролирует лишь 1–1,5 % рынка, и вряд ли эта ситуация сильно изменится в ближайшем будущем. Если считать по экспортно-импортным операциям, мы оказываем услуг нашим партнерам в сфере образования на 150–200 миллионов долларов в год и покупаем их на 1,5 миллиарда долларов.

Для включения в мировой образовательный рынок есть три стратегии: активное содействие развитию институциональных форм сотрудничества (открытию кампусов и прочего), протекционизм и нейтральное отношение — рынок сам должен решить, какие образовательные институты будут процветать. Опыт последних лет показывает, что успешнее всего страны, использующие первую стратегию, те же Китай, Малайзия, Сингапур, Филиппины, даже Польша… Протекционизм, напротив, ведет к деградации. Классический пример — Индия, где 20 лет назад ассоциация индийских университетов запретила открытие кампусов иностранных вузов, франчайзинг, в результате образовательная система «просела». К тому же жесткий протекционизм стимулирует отток студентов, и страна начинает включаться в мировую среду не институционально, а индивидуально.

Наиболее подходящая стратегия для России в будущем, подытожил Андрей Кортунов, — занять свою нишу на рынке образовательных услуг. И она может находиться на значительно более высокой технологической ступеньке, чем стандартная подготовка бакалавров, как в Австралии и Новой Зеландии. Как говорят на компьютерных форумах, «когда американской компании нужно решить трудоемкую стандартную задачу, с ней обращаются к специалистам в Индии, нестандартную и сложную — в Израиль, а если задача решения не имеет — в Россию».

Создать международную магистратуру для нас легче, чем бакалавриат; отстроить систему постдоков — легче, чем магистратуру. По аналогии с производством, задача России — перейти от экспорта «интеллектуального сырья» к экспорту «полуфабрикатов», а затем уже и «готовой продукции». Отдельный студент, аспирант, профессор — это «сырье». Более сложный интеллектуальный продукт — пакет образовательных, научных услуг, который мог бы готовиться «под ключ» в лаборатории по заказу иностранных университетов. Например, известно, что в Англии почти не осталось ученых-химиков. Можно предоставлять стажировки российским студентам химических факультетов в Манчестере и Бирмингеме, а можно создать в Англии лабораторию с «зеркальным отражением» в России, которая будет работать на отечественную науку и образование.

В ходе дискуссии после выступлений докладчиков еще раз прозвучала мысль, что надо открывать образовательную систему. Как сказал Андрей Кортунов, часто говорят о «несправедливом», «колониальном» характере интернационализации — национальным вузам часто трудно конкурировать с западными, имеющими многовековую историю и более мощное финансирование. Но, как показывает опыт других стран, справиться с конкуренцией можно только за счет повышения качества образовательных услуг.

Мария Салтыкова, специально для Новостной службы портала ГУ-ВШЭ
Фото Никиты Бензорука

(PDF) Влияние глобализации на финансовое развитие формирующихся экономик

48 Финансовый журнал / Financial journal №1 2012

Исследования

Библиография

1. Arellano, M., Bond, S. Some Tests of Specication for Panel Data: Monte Carlo Evidence and an

Application to Employment Equations // The Review of Economic Studies. — 1991. — 58. — Р. 277–297.

2. Arestis, P., Nissanke, M., Stein, H. Finance and Development: Institutional and Policy Alternatives

to Financial Liberalization Theory // Eastern Economic Journal. — 2005. — 31 (2). — P. 245–63.

3. Baltagi, B., Demetriades, P., Law, S. H. Financial Development and Openness: Evidence from Panel

Data // Journal of Development Economics. — 2009. — 89. — P. 285–296.

4. Beck, T., Demirgüç-Kunt, A., Levine, R. Financial Institutions and Markets across Countries and over Time

Data and Analysis // World Bank, Policy Research Working Paper No. 4943. — 2009.

5. Bekaert, G., Harvey, C. R., Lundblad, C. Growth Volatility and Equity Market Liberalization // Journal

of International Money and Finance. — 2006. — 25. — P. 370–403.

6. Buiter, W., Taci, A. Capital Account Liberalization and Financial Sector Development in Transition

Countries // Capital Liberalization in Transition Countries: Lessons from the Past and for the Future /

Bakker, F. P., Chapple, B. eds. — Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2003. — P. 105–141.

7. Chinn, M. D., Ito, H. A New Measure of Financial Openness // Journal of Comparative Policy Analysis. —

2008. — 10 (3). — P. 309–322.

8. De Gregorio, J. Financial Integration, Financial Development and Economic Growth // Estudios

de Economía. — 1999. — 26 (2). — P. 137–161.

9. Do, Q., Levchenko, A. Trade and Financial Development // World Bank, Policy Research Working Paper

No. 3347. — 2004.

10. Eichengreen, B., Leblang, D. Capital Account Liberalization and Growth: Was Mr. Mahathir Right? //

NBER, Working Paper No. 9427. — 2003.

11. Huang, Y. What Determines Financial Development? // University of Bristol, Discussion Paper

No. 05/580. — 2005.

12. Kose, M. A., Prasad, E. S., Terrones, M. E. How Does Financial Globalization Affect Risk Sharing? Patterns

and Channels // IZA, Discussion Paper No. 2903. — 2007.

13. La Porta, R., Lopez-de-Silanes, F., Shleifer, A., Vishny, R. W. Law and Finance // Journal of Political

Economy. — 1998. — 106 (6). — P. 1113–1155.

14. Lane, P., Milesi-Ferretti, G. M. The External Wealth of Nations Mark II: Revised and Extended Estimates

of Foreign Assets and Liabilities, 1970–2004 // IMF, Working Paper No. 06/69. — 2006.

15. Levine, R. Finance and Growth: Theory and Evidence // Handbook of Economic Growth / Aghion, P.,

Durlauf, S. eds. — Amsterdam: North-Holland Elsevier Publishers, 2005. — P. 865–934.

16. Naceur, S. B., Ghazouani, S., Omran, M. Does Stock Market Liberalization spur Financial and Economic

Development in the MENA Region // Journal of Comparative Economics. — 2008. — 36. — P. 673–693.

17. Obstfeld, M. International Finance and Growth in Developing Countries: What Have We Learned? // World

Bank, Commission on Growth and Development, Working paper No. 34. — 2008.

18. Obstfeld, M. Risk-Taking, Global Diversication, and Growth // American Economic Review. — 1994. —

84. — P. 1310–1329.

19. Obstfeld, M., Taylor, A. M. Globalization and Capital Markets // Globalization in Historical Perspective /

Bordo, M. D., Taylor, A., Williamson, J. G. eds. — Cambridge, Ma., NBER, 2003. — P. 121–188.

20. Rajan, R. G., Zingales, L. The Great Reversals: the Politics of Financial Development in the Twentieth

Century // Journal of Financial Economics. — 2003. — 69. — P. 5–50.

21. Roubini, N., Sala-I-Marti, X. A Growth Model of Ination, Tax Evasion, and Financial Repression // Journal

of Monetary Economics. — 1995. — 35. — P. 275–301.

22. Stiglitz, J. Capital Market Liberalization, Economic Growth and Instability // World Development.

2000. — 28 (6). — P. 1075–86.

для анализа институциональной структуры нужно строить новые институциональные по-

казатели, потому что существующие сейчас почти не изменяются в течение исследуе-

мого периода и поэтому не помогают изучению. Наконец, надо обратить внимание на

развитие теории, потому что она основывается на эконометрическом эмпирическом

исследовании, тогда как должно быть наоборот.

Права человека в условиях глобализации

Интересны и другие изменения: доля населения стран, охарактеризованных «Фридом Хауз», как «несвободные», сократилась с 47 до 36 процентов, а доля демократических правительств в мире достигла 64 процентов. Это значит, что почти две  трети правительств государств – членов ООН являются сегодня демократическими согласно весьма строгим критериям международной неправительственной организации. Это поистине всеобщий мировой рекорд, причем есть основания предполагать, что в ближайшие годы он будет побит.

Взаимодействие процессов, связанных с глобализацией (в том числе и с глобальным распространением и упрочением прав человека), с одной стороны, и государственных суверенитетов, с другой, часто рассматривается как одно из системных противоречий современного мира. Действительно, многие суверенные государства долгое время ставили во главу угла свою абсолютную самостоятельность и независимость, а потому объявляли соблюдение прав человека на собственной территории своим внутренним делом. В значительной степени во многих регионах такая ситуация сохраняется до сих пор. В последние годы европейские и мировые СМИ широко освещали коллизии, разыгрывавшиеся на сессиях Парламентской Ассамблеи Совета Европы, когда, например, речь шла о положении с правами человека в Чечне, где Россия проводила контртеррористическую операцию. Гораздо меньше мировой общественности известно о дискриминационном отношении к русскому языку на Украине, где русскоязычные составляют до половины населения, или о притеснениях русских в странах Балтии, где самое крупное национальное меньшинство, насчитывающее десятки тысяч человек, имеет статус «неграждан».

Впрочем, вступление государств Балтии в Европейский Союз, попытки их интеграции в единое европейское правовое и культурное пространство позволяют надеяться, что положение с правами человека в этих странах будет меняться к лучшему.

Известно, что глобализация в современном мире идет рука об руку с регионализацией, то есть экономической, правовой, культурной и т.п. интеграцией больших регионов планеты. С этой точки зрения европейскую интеграцию, включающую не только процессы, протекающие на территории Европейского Союза, но и, шире – на огромных просторах до Урала и Большого Кавказского хребта, и даже перешагивающие через них, можно рассматривать как часть общих процессов глобализации.

Надо сказать, что взятая в таких широких границах Европа – наиболее благоприятное место для реализации прав человека. Богатый исторический опыт, общая добрая воля, продуманные и достаточно эффективные национальные и международные институты (на первое место здесь, пожалуй, надо поставить именно Совет Европы), позволяют поддерживать правовой режим, максимально отвечающий требованиям основных международных документов по правам человека.

Разумеется, такое положение существовало в Европе не всегда. Только в прошлом столетии она прошла через две самые кровопролитные в истории человечества мировые войны, с огромным напряжением сил уничтожила фашизм, который уже начал превращать ее территорию в арену своих человеконенавистнических планов, увидела дряхление и падение тоталитарных режимов. Самым существенным образом положение с мониторингом прав человека в Европе изменилось во второй половине 90-х годов прошлого века, когда Совет Европы был расширен за счет новых восточных членов. В 1998 году Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод была дополнена Протоколом № 11, что позволило реформировать Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ). Юрисдикция ЕСПЧ была распространена на все государства – члены Совета Европы. Таким образом, права человека в европейских странах были не просто продекларированы, но и получили наднациональную судебную защиту. Каждый европеец получил возможность добиваться реализации своих прав в рамках международной юридической процедуры. Решения ЕСПЧ являются обязательными для всех государств – членов Совета Европы и выступают одним из источников их внутригосударственного права.

Впереди – большая работа по приведению национальных законодательств в соответствие с нормами и практикой международного права, которые вырабатываются в том числе и ЕСПЧ. Этот курс будет, безусловно, продолжен и под начавшимся председательством России в Комитете министров Совета Европы. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Процесс глобализации и управление предприятием


международные экономические отношения

Елена Мешайкина

Мешайкина Елена Ивановна — кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента и маркетинга Брестского государственного технического университета

Глобализация — это понятие, которое в последние годы находит все более широкое применение. Оно играет центральную роль в дискуссиях политиков, экономистов, социологов, не только имеет теоретическое значение, но также является политическим и идеологическим лозунгом, мобилизирующим сторонников и оппонентов к определенным действиям. Глобализация — одно из наиболее характерных явлений в мировой экономике конца ХХ—начала ХХI в. Она часто блокируется или замедляется различными способами, но в то же время усиливается посредством создания глобальных институтов, в большей или меньшей степени регулирующих экономическую активность в мире. Национальное измерение этой активности постепенно, сначала через регионализацию, затем более широко, принимает характеристики глобальной стратегии. Новые условия хозяйствования и соотношения типа «центр» и «периферия», существенные изменения в структуре мирового рынка и международного разделения труда вызвали процесс адаптации, охвативший большинство стран, что придало ему глобальный характер. Однако это не означает, что его содержание и цели однородны в различных государствах. Направления, по которым проводятся изменения, определяются условиями функционирования национальных экономик, силы государств, структур собственности и др. Главной всегда остается цель, которая ставится в рамках данного народного хозяйства или мира как единого целого. Поэтому процессы, происходящие в мировой экономике, являющиеся выражением необходимости подчинения новой системе и охватывающие все большее число стран, позволяют предположить, что имеет место глобальная трансформация.

Все это ставит новые серьезные задачи как для традиционной теории экономических наук, так и для практики хозяйственной жизни. При этом особое значение приобретают три основные группы процессов преобразований:

— прогрессирующее все более быстрыми темпами разделение мировой экономической системы, приводящее к углублению разрыва между «богатыми» и «бедными» странами наряду с дальнейшим расслоением последних;
— развитие новых форм сотрудничества и нового международного разделения труда в «богатых» странах, приводящее к углублению интеграции и взаимозависимости в рамках высокоразвитых капиталистических экономик;
— распад европейской социалистической системы и рыночная трансформация входящих в нее стран.

Глобализация — это процесс, который был начат и стимулировался экономически наиболее развитыми странами (США, государства Западной Европы и Япония). Однако он осуществляется при полной апробации остальных участников международных отношений, хотя степень их вовлеченности и осознания глубины преобразований очень различна, что автоматически отражается на значимости проводимых изменений и их динамике в каждой стране. Можно утверждать, что глобализация опирается, с одной стороны, на взаимозависимость стран, регионов, а с другой — на неравномерность их экономического развития. Необходимым ее условием является внутренняя и внешняя либерализация экономик. Первая стабилизирует народное хозяйство страны, согласует принципы его функционирования с международным окружением, что ограничивает риск инвестирования и способствует притоку иностранного капитала. В странах, запаздывающих с либерализацией своих экономик, снижается конкурентоспособность производителей и товаров, что имеет особое значение в условиях усиливающейся конкуренции. Вторая охватывает обмен товарами, капиталом, услугами, людьми, что обусловливает более легкий импорт современных технологий.

Роль и последствия глобализации воспринимаются и оцениваются по-разному. Некоторые считают ее основным двигателем технологического и экономического развития, катализатором цивилизационного прогресса в мировом масштабе, гарантом открытости рынков и свободного перемещения товаров, идей и людей, реальной силой формирования единого общемирового сообщества. Другие, наоборот, рассматривают ее как процесс, уничтожающий рабочие места и надежды на справедливое распределение того, что производит человечество, как темную, бездушную силу, размывающую суверенитет государств и приводящую к бездумной унификации культур [11]. Это две крайние точки зрения, каждая из которых видит только одну, светлую или темную, сторону процесса. А ведь глобализация — это сложное, многоаспектное явление, имеющее свои позитивы и негативы. Как практически каждый объективный феномен, оно связано и с угрозами, и со многими шансами и полезными возможностями, поэтому только всесторонний, идеологически непредвзятый анализ может помочь лучше и полнее его понять.

Исходя из приведенных рассуждений, можно предложить следующее понимание рассматриваемого явления. Глобализация — это объективный процесс уплотнения разнородных связей и влияний в мировом масштабе, который заключается в том, что: во-первых, глобальное перемещение капиталов, товаров, людей и информации становится все более интенсивным; во-вторых, в результате этого радикально возрастает восприимчивость отдельных государств и народов к разнообразным обусловленностям и воздействиям международной среды.

В качестве основных и наиболее типичных можно выделить следующие виды решающих факторов глобализации: рыночные, финансовые, технологические, правовые и политические, культурные, экологические [6; 7; 8]. Каждый из них имеет свое значение и относится к конкретным формам, ситуациям и процессам.

Рыночные факторы касаются глобальных рынков и глобальных стратегий конкуренции. Одним из наиболее ярких примеров, подтверждающих явление глобализации рынка, может служить понятие мирового продукта. Появляется все больше товаров, о которых можно сказать: произведено в мире. Создается общее пространство, стирающее национальные, региональные и международное измерения. О глобализации рынка свидетельствуют два фактора. Во-первых, проектирование, развитие, производство, распределение и потребление в мировом масштабе товаров и услуг, созданных с использованием инструментов, в свою очередь разработанных и ставших доступными в мировом масштабе, среди которых: патенты, базы данных, технологии, транспорт, средства коммуникации. Во-вторых, создание мировой организации фирм, действующих во всем мире, капитал которых в значительной степени принадлежит акционерам, живущим в разных странах. Их культура открыта, нацелена на весь мир и подчиняется мировой стратегии. Трудно определить их территориальную, хозяйственную, правовую, технологическую специфику из-за сильных взаимосвязей, возникающих между предприятиями, инфраструктурами и предписаниями на различных фазах проектирования, производства, распределения и потребления товаров и услуг. Глобализация рынка как явление касается всех сфер его функционирования. Изменениям подлежат все связанные с ним институты. Эволюции подвержены способы мышления, правила и нормы поведения. Функционирование на глобальном рынке накладывает на поведение участников качественно совершенно иные ограничения, чем те, которые связаны с логикой функционирования на национальном или региональном рынке. Важным элементом, а одновременно и фактором глобализации рынка является динамичное развитие транснациональных корпораций (ТНК) и их новая форма сотрудничества, заключающаяся в организации сетей. Конкуренция на мировом рынке носит также глобальный характер. Субъекты хозяйствования стараются ее заменить стратегическими альянсами в глобальном масштабе, т. е. создают условия, характерные для кооперации. Складывающаяся в результате ситуация характеризуется взаимодействием связанных сетью фирм и формированием между отдельными их группами новой конкурентной борьбы за мировое лидерство. В такой действительности основным хозяйствующим субъектом становится глобальная фирма. Она приобретает ключевое значение в экономике. Именно корпорации легче всего переживают угрозы, которые несет глобализация, так как являются наиболее эластичными и открытыми к изменениям.

Финансовые факторы связаны с глобальным перемещением капиталов, денег и трансфером собственности. Глобализация финансов имеет свои положительные и отрицательные стороны. К первым можно отнести тот факт, что она позволяет намного быстрее, чем ранее, пройти начальную стадию экономического развития. Ко вторым — дестабилизирующее влияние на экономику государств, где существуют проблемы в социально-экономических структурах и механизмах, и способствование быстрому распространению в мировом масштабе последствий финансового кризиса, произошедшего в какой-либо стране. Результатом глобализации финансовых рынков является также интернационализация собственности. В настоящее время в качестве главного источника международных инвестиций выступают крупные фирмы, которые создают свои филиалы в других странах или выкупают местные предприятия, вследствие чего международная торговля вытесняется производством в международном масштабе. В 1990 г. размер мировых торговых оборотов составлял 380 млрд дол. США, а стоимость продукции международных предприятий — 4400 млрд. Вслед за интернационализацией хозяйственной деятельности прогрессирует процесс интернационализации собственности. Производственные процессы становятся все более мобильными. Предприятия стараются производить товары как можно ближе к своим клиентам, а такие факторы, как доступность сырья или дешевой рабочей силы при выборе локализации, уже не так важны, как ранее. Международные фирмы размещают свои инвестиции там, где можно получить большую прибыль.

Технологические факторы относятся к глобализации исследований, внедрений, инноваций и технологий. Феномен техноглобализма можно рассматривать в трех категориях: как глобальную эксплуатацию технологий, глобальное технологическое сотрудничество, глобальное генерирование технологий [1; 9; 12]. Технологический прогресс привел к тому, что мир, вместо того чтобы расшириться, в сознании людей уменьшился, стал «глобальной деревней». Осуществляется переход от экономики, в которой стратегическим богатством был капитал, к экономике, где таким богатством являются знания и информация. Так, как транспортная сеть перемещала продукты в индустриальном обществе, сейчас телекоммуникационная сеть, Интернет, электронные банки «перемещают» продукты постиндустриального общества.

Правовые и политические факторы затрагивают проблемы унификации правового регулирования, методов управления в глобальном масштабе и интеграции социальных, экономических и политических систем в универсальную мировую систему. Основой глобального порядка выступает соответствующая система регулирования, которая устанавливает комплекс правовых и других норм, определяющих допустимое поведение хозяйствующих субъектов в масштабах всего мира. Сегодня невозможно представить себе сформированный глобальный порядок, характеризующийся высокой степенью согласованности и гармоничности и в то же время являющийся относительно справедливым для всех участников, основанным на сотрудничестве и благоразумной конкуренции, без наличия соответствующих институтов и инструментов регулирования. Целью является, среди прочего, создание безопасных условий для функционирования микроэкономических субъектов, государств и народов.

Культурные факторы глобализации — это конвергенции стилей жизни и моделей потребления в мировом масштабе и универсализации сознания и культуры. В настоящее время основные стандарты массового потребления, хотя и становятся все более сложными и непостоянными, доступны всем желающим. Появляется так называемая модель потребления постиндустриального общества, где наряду со стремлением к достижению материальных ценностей ставятся цели нематериального характера (здоровье, отдых, образование и т. п.). Процесс глобализации стилей жизни усиливает «идеологическая промышленность», которая принимает на себя роль производителя и дистрибьютора идеологических элементов — представлений, образов и убеждений, проникающих во все социальные группы и сосредоточивающихся вокруг общих целей и ценностей. Унификация мира, довольно далеко продвинувшаяся в экономике и политике, в отношении культуры происходит медленно, темпы данного процесса к тому же замедляются неравенством в распределении благ и ресурсов между отдельными людьми, слоями общества и народами, существующими системными или религиозными делениями. Характерной чертой современных мировых отношений является наличие двух противоположных ярко выраженных тенденций, касающихся практически каждой сферы: стремление, с одной стороны, к уподоблению (униформизации), с другой — к дифференциации. Первой из них способствует прежде всего развитие науки и техники, в результате которого происходит быстрое и широкое распространение так называемой массовой культуры. Это приводит к тому, что жители всего мира имеют подобные склонности, моду, обычаи и даже взгляды. Вторая тенденция заключается в том, что отдельные сообщества хотят сохранить и углубить свои этнические отличия, традиции и культурные признаки. С этим процессом связаны многие проявления национальной и расовой неприязни, манифестации ксенофобии, которые парадоксально вытекают из процессов униформизации.

Экологические факторы характеризуют состояние окружающей среды и взаимоотношение с ней человека. Все чаще возникает вопрос о способности планеты удовлетворить резко растущие потребности населения. Разрушение природной среды — это наиболее глобальная, общая для всей планеты угроза для современного мира. Это результат независимых решений миллиардов индивидуальных потребителей ее ресурсов. Следовательно, его причины можно искать в детерминантах этих индивидуальных решений: широкой информации о том, как влияет на природу необдуманное использование ресурсов; предпочтениях потребителей; доступных производителям технологиях; рыночной стоимости ресурсов и т. п. В деятельности людей во всех сферах жизни должен доминировать принцип рациональности в глобальном масштабе, когда каждое поколение принимает на себя обязательство предоставления и обеспечения каждому последующему поколению таких же шансов развития.

В условиях глобализации существенным образом меняется положение предприятий. Выдающийся американский экономист, лауреат Нобелевской премии Г. Дж. Стиглер определил рыночную экономику в рамках национального народного хозяйства как строй, основанный на предприятии [14]. Современную рыночную экономику, функционирующую на глобальном рынке, с механизмом распределения без учета границ государств, можно определить как систему, основанную на транснациональных сетях предпринимательства. Ответом на качественные изменения в технике передачи информации, на изменение роли отдельных факторов производства, способом адаптации к либерализации международных экономических отношений, позволяющей все более свободно размещать производство на глобальном рынке, являются транснациональные корпорации.

В глобальной экономике эффективным и конкурентоспособным будет тот, кто:

— сможет применить информационную и телекоммуникационную системы, чтобы узнать мировой рынок факторов производства и сбыта: ведь именно он будет в состоянии получить выгоду от соотношения недостатка и избытка ресурсов в глобальном масштабе и осуществить выбор места и способов их использования;
— знает, что конкурентное преимущество определяется интеллектуальным капиталом и заботой о его производительности, лучше всего посредством объединения с факторами, в достаточном количестве имеющимися на глобальном рынке: тогда масштаб производства создаст условия как для финансирования, так и для окупаемости внедрения достижений технико-технологического прогресса.

В предметной литературе существуют различные подходы к ТНК: одни рассматривают их как ответ на качественные изменения в мировой экономике, другие — как фактор, вызывающий глобализацию [2; 5]. Правы и те, и другие, так как взаимозависимости здесь являются очень сильными. Несомненно одно: транснациональные корпорации — это такие организации, которые стремятся к производству и продаже товаров и услуг на многих заграничных рынках, чтобы посредством оптимального объединения факторов в глобальном масштабе и адаптации производства к локальным требованиям максимизировать экономическую выгоду. Поэтому развитие ТНК является не только результатом прогрессирующей либерализации международных торговых отношений. Их следует рассматривать и как независимый самостоятельный фактор, ускоряющий, а часто вынуждающий либерализацию. ТНК располагают огромным капиталом и спросом, которого так сильно недостает менее развитым странам, следовательно, обладают реальной силой «убеждения» в обоснованности создания для них условий деятельности.

В настоящее время развитие ТНК является наилучшим свидетельством распространения процесса глобализации. В течение нескольких лет их число увеличилось примерно на 50 %. В середине 90-х гг. ХХ в. действовали около 40 тыс. корпораций, которые имели примерно 250 тыс. заграничных филиалов. Объем их продаж (около 7 млрд дол. США) уже тогда превышал объем продаж в рамках традиционных торговых сделок. Сейчас в мире функционируют более 60 тыс. ТНК и около 500 тыс. их заграничных филиалов. Они производят более 1/3 мирового объема промышленной продукции и примерно 25 % мирового валового продукта. Объем продаж ТНК на 30 % превосходит объем мирового экспорта, а темпы его роста превышают темпы роста глобального экспорта.

Интернационализация и глобализация предприятий реализуется в основном внешним методом, т. е. посредством международных фузий и присоединений. Он дает возможность быстрой и эффективной экспансии на зарубежные рынки, поскольку ликвидирует конкуренцию и сохраняет лучшие ресурсы функционирующих на данном рынке хозяйствующих субъектов, в том числе их клиентов, контакты и каналы распределения. В 1999 г. масштаб фузий и присоединений оценивался в Западной Европе в 1,6 млрд дол. США, в США — в 1,9 млрд дол. [15]

Для ТНК характерна стратегия, основанная на поиске так называемых стратегических активов. Эти фирмы в первую очередь стараются использовать достижения технического прогресса в сферах транспорта и передачи информации. Именно они, располагающие в этих сферах самыми современными средствами, имеют не отмеченные ранее в истории возможности познания глобальных рынков знаний, факторов производства, сбыта. Для них глобальный рынок становится все более прозрачным, что является принципиальным фактором, обусловливающим качество механизма рыночных локализаций и поведения в отношении снабжения и сбыта. Это приводит к тому, что у ТНК появляются качественно новые возможности поиска рыночных ниш, выгодного расположения заграничных филиалов, организации производства, основанного на иностранных технологиях, производственных мощностях и дешевой рабочей силе.

Стратегические организаторы этих корпораций увеличивают эластичность посредством ограничения постоянных издержек, используя сетевые системы, создающие условия для продажи все большего количества продуктов, производимых на основе заказов в других странах мира. Эти сетевые системы становятся слишком эластичными, чтобы их можно было охватить стратегией постоянных изменений. Поэтому многие составляющие их элементы распадаются или изменяются после выполнения конкретного задания.

ТНК большое значение придают развитию и внедрению инноваций, что приводит к увеличению экономического эффекта в результате создания временной (часто довольно длительной) монополистической позиции. Кроме того, определенные выгоды они получают за счет лучшей подготовки к поиску и использованию в своей деятельности разницы цен на рынках. Все это приводит к тому, что постоянно увеличивается дистанция между ТНК и остальными фирмами.

В настоящее время происходит необыкновенно быстрое развитие технологии информирования. Оно вызывает переворот в традиционных правилах рыночной игры, когда глобальное окружение предприятия все интенсивнее оживляется и все быстрее реагирует. К этому новому его качеству вынуждены приспособиться не только крупные корпорации, функционирующие на международных рынках, но и малые и средние предприятия, которые должны постоянно считаться с возможностью вторжения на их рынок сильнейшего американского, немецкого, японского или иного конкурента.

Современное предприятие вынуждено функционировать в ситуации, когда жизненный цикл технологий и товаров становится все более коротким; функционирование рынка «вне границ» стран изменяет условия выбора факторов производства и мест продажи; усиление внешней конкуренции уничтожает существовавшие барьеры входа в данный сектор; превращение интеллектуального капитала в важнейший фактор в борьбе за будущее конкурентное преимущество разрушает старые иерархию и ценности.

В результате внешней и внутренней переоценки ценностей рождаются новые требования к предприятиям. Обобщая, можно сказать, что они обязаны:

1)осуществить качественный скачок в сфере требований эффективности и конкурентоспособности, вызванный лидированием ТНК, доля которых на глобальном рынке становится все большей;
2)учиться действовать на международном рынке, по крайней мере — соответствовать условиям конкуренции, которые создает глобальный рынок;
3)адаптироваться к уже произошедшим качественным изменениям, и в то же время учиться функционировать в гораздо более непостоянных и бурных условиях.

Качественные изменения приводят к тому, что всякая традиционная экстраполяция прошлого опыта на будущее не помогает, как ранее, а мешает предприятиям. При этом все труднее предугадать развитие событий и изменение условий функционирования. А ведь от того, насколько успешно хозяйствующий субъект сможет к ним адаптироваться, опередить конкурентов, зависит его позиция на рынке. Поэтому изменения, прежде рассматриваемые как «неизбежное зло», которое следует ограничивать, сейчас становятся сутью функционирования организации. Многие предприятия пока еще рассматривают их как результат ошибочных действий руководства, его неспособности работать в новых внешних условиях. Для них изменения означают нарушение равновесия, отсутствие координации, балаган, поскольку воспринимаются как альтернатива «хорошему» функционированию, которое все еще отождествляется со стабильностью, обеспечивающей четкое производство и продажу результатов труда. Именно этим субъектам хозяйствования наиболее трудно рассматривать изменения как натуральное явление, которое должно стать не только интегральной частью их жизни, но и основой деятельности.

Одним из парадоксов современности является то, что к новым условиям труднее адаптируются те предприятия, которые в течение длительного времени совершенствовали свои организацию, структуру и функционирование. У них все предусмотрено, проконтролировано, упорядочено, но именно это затрудняет приспособление к непостоянству внешних факторов. В окружении, характеризующемся все большей изменчивостью, хозяйствующие субъекты должны научиться быть в необходимой степени эластичными и управлять изменениями. Поэтому для них важной задачей сегодня является, с одной стороны, создание такой организации, продукты и услуги которой позволят эластично реагировать на потребности локальных клиентов, а с другой — одновременное развитие глобальной организационной культуры и глобальной сферы деятельности [3; 4; 16].

Для решения этой задачи необходимо преобразовать многие элементы системы управления предприятием. Как уже говорилось, следует изменить подход к использованию прежнего опыта. Бурное окружение вынуждает сомневаться в традиционно понимаемой идее планирования, и не только потому, что нельзя осуществить проекцию текущих тенденций на будущее. Запланировать можно лишь то, что будут иметь место нетипичные и исключительные явления все большего масштаба. Поэтому стратегическое планирование вытесняется стратегическим управлением.

Все большее значение в современных условиях приобретают трудовые ресурсы предприятия. Не вызывает сомнения, что именно люди являются ключевым стимулятором изменений. В сложных условиях необходимо творческое использование знаний и опыта сотрудников, что требует от них роста самостоятельности и ответственности. Чтобы стимулировать творческое поведение, люди должны почувствовать внутреннюю потребность и смысл своей деятельности. Следовательно, собственникам и руководителям предприятия необходимо изменить характер и способ управления персоналом, понять, что это самый важный на предприятии ресурс. Рост самостоятельности и ответственности сотрудников — это, по сути дела, процесс децентрализации на предприятии. Он приводит к упрощению организационной структуры, к ограничению бюрократии. Стремление к эластичности стало основой нового явления — деления фирм на малые междисциплинарные, многофункциональные подразделения, состоящие из специалистов разных сфер и работающие над определенным проектом.

Глобализация ставит перед предприятиями еще одну проблему, которая связана с концентрацией капитала и производства. Во многих странах в качестве главной задачи и способа повышения хозяйственной активности и роста занятости рассматривается развитие малого и среднего предпринимательства. Однако нельзя не обращать внимание на требование, являющееся следствием глобализации, развития ТНК и новой роли интеллектуального капитала: проведение исследований и развитие инноваций требуют, как правило, больших масштабов, чтобы быть окупаемыми. А для преобразования национальных предприятий в транснациональные необходима соответствующая концентрация ресурсов и капитала с целью его инвестирования на глобальном рынке. Чтобы субъект хозяйствования смог быть стратегическим инвестором, он должен достичь определенной позиции на рынке. Поэтому можно утверждать, что концентрация необходима, чтобы национальные предприятия не оказались в роли исполнителей для ТНК. Конечно, следует способствовать и поддерживать развитие малых и средних предприятий, но при этом надо создавать условия для их преобразования в крупные фирмы, чтобы они могли стать полноценными хозяйствующими субъектами глобального рынка.

В условиях глобализации эволюция предприятия проходит несколько фаз.

Фаза 1. Развитие в национальном масштабе. Предприятие в масштабе страны использует все свои возможности, чтобы получить специфические выгоды. На этом этапе оно не заинтересовано выходом на зарубежные рынки, особенно в тех случаях, когда размер внутреннего рынка достаточен.

Фаза 2. Рост экспортной деятельности. Предприятие достигло соответствующего объема производства, для устранения проблемы реализации стремится к расширению рынков сбыта и начинает экспортировать продукцию.

Фаза 3. Производство за границей. Производство переносится за пределы страны, где открываются филиалы предприятия. Оно рассчитывает на снижение транспортных расходов и другие выгоды, предоставляемые принимающей страной, такие, как дешевая рабочая сила, доступность сырья, получение дотаций и т. п.

Фаза 4. Интернационализация предприятия. Оно выходит на рынки нескольких стран и стремится к консолидации всех международных операций. Существенным является обмен конечными продуктами и их компонентами между заграничными филиалами и материнской фирмой.

Фаза 5. Глобализация предприятия. Принимается решение осуществить глобализацию всех операций. На центральном уровне координируются операции производства и распределения. Предприятие ищет партнеров, чтобы снизить постоянные издержки функционирования. При этом следует отметить, что фазы 4 и 5 не обязательно следуют одна за другой, они могут осуществляться независимо.

Такое развитие требует разработки соответствующей стратегии, позволяющей обеспечить эффективное функционирование субъекта хозяйствования на каждой фазе и своевременный переход к последующей. На первых трех этапах задачей разрабатывающих ее менеджеров является определение места организации в изменяющемся внешнем окружении, изучение возможных шансов и угроз, проведение необходимых адаптационных действий. Чтобы быть эффективно реализованной, стратегия должна поддерживаться соответствующей организационной структурой, современной системой управления, эластичной организационной культурой. Предприятию необходимо стремиться к выпуску высокотехнологичной и высококачественной продукции на основе мировых стандартов, развивать логистические и дистрибьютивные системы, обеспечивающие быстрый контакт с клиентами и поставщиками. Особое внимание следует уделять формированию маркетинговой ориентации и созданию условий для развития инноваций. Только таким образом можно обеспечить предприятию выгодную конкурентную позицию на национальном рынке и создать возможности для его интернационализации.

Два последних этапа характеризуются проблемами высокой сложности. Глобальный рынок является целью все большего числа предприятий и организаций, которые, заботясь о выживании, должны искать новые методы управления и новые формы организации деятельности. Завоевание конкурентного преимущества происходит в острой борьбе, являющейся следствием функционирования мирового рынка, характеризующегося острой конкуренцией, передовыми продуктами, глобальным технологическим соперничеством, развитием международных организаций типа конгломератов, концернов, холдингов, сетевых и виртуальных предприятий. В такой ситуации хозяйствующие субъекты должны внимательно следить за развитием рынка, техники и технологии, прогнозировать поведение клиентов и конкурентов. Их целью является разработка и реализация дорогостоящих программ и стратегических мероприятий, как за счет собственных средств, так и с привлечением внешних капиталов. Это означает, что конкурентоспособность каждого конкретного предприятия зависит от умения быстро генерировать новые продукты и продавать их на глобальном рынке, а также от условий, которые создают оно само, местные и центральные государственные органы.

Сегодня перед менеджерами предприятия стоит ряд основополагающих вопросов, которые требуют немедленных ответов [10; 13].

1. Обучение адаптации: каким образом предприятие может эффективно справляться с постоянными многомерными изменениями, как оно может усилить свои возможности обучения и приспосабливания к ним?
2. Структура: как предприятие должно быть организовано, чтобы максимально быстро реагировать на часто непредвиденные рыночные изменения, какими должны быть его связи с сетью клиентов и поставщиков?
3. Умения: какие качества необходимы менеджерам для управления завтрашним предприятием, какие умения будут существенными для достижения успеха на всех уровнях организации, действующей в столь динамичном окружении?
4. Стиль управления: что происходит тогда, когда директивно-контрольный стиль управления противоречит текущим действиям по объединению сотрудников, как принимать решения в бизнесе, когда все больше сотрудников имеют широкий доступ к огромному количеству информации?
5. Влияние информационных технологий: что произойдет с промышленными структурами, когда «электронные рынки» и «информационные автострады» дадут возможность покупателям и продавцам найти друг друга в любой части мира без посредничества людей?
6. Новые методы работы: как люди будут работать в группах в условиях значительного роста возможностей коммуникации и координации, каким образом будет оцениваться их работа, уменьшится ли количество крупных офисов и фабрик, больше ли людей будет работать дома, общаясь с предприятием с помощью компьютеров?
7. Инновации: каким образом предприятие может формировать среду, генерирующую неустанную инновационность в конкурентном мире, где большие шансы победить имеют предприятия, которые первыми найдут и реализуют новую идею?
8. Средства обеспечения успеха: если интеллектуальный капитал и иные нематериальные ресурсы будут играть главную роль в достижении успеха, то как адаптировать традиционные бухгалтерские инструменты к целям лучшего представления истинных ресурсов, долгов и долгосрочных перспектив предприятия?

Отвечая на эти вопросы, менеджеры разных стран и регионов мира опираются на накопленный национальный опыт, традиции, нормы и правила. Успешно конкурировать на международном рынке может лишь та организация, которая способна и умеет адаптироваться к его изменениям, использует возможности эластичного формирования производственных и дистрибьютивных процессов. Однако главным фактором достижения конкурентного преимущества является создание команды высокообразованных, заинтересованных в получении результатов менеджеров и инноваторов, способных реализовать принятые планы и стратегические программы. Для эффективной работы руководителей и сотрудников предприятия необходима соответствующим образом запроектированная система управления. Она должна быть [16]:

— инновационной, т. е. способной к инновациям относительно не только продуктов и процессов, но и структур, использования человеческого потенциала, снабжения, контроля запасов, маркетинга, обслуживания;
— адаптационной, т. е. способной приспособиться к изменениям в поведении работников организации, предпочтениях клиентов, ожиданиях инвесторов, правовых нормах, доступности ресурсов на глобальном рынке, стратегиях конкурентов;
— эластичной, т. е. способной к увеличению и уменьшению размеров организации, изменению направлений действий и стратегий, созданию коалиций, элиминированию нерезультативных или менее результативных подразделений;
— эффективной, т. е. способной к удержанию длительного преимущества над конкурентами в сфере продуктов, производительности, удовлетворенности персонала, лояльности клиентов, качества и легкости обслуживания товаров;
— быстрой, т. е. способной более быстро, чем конкуренты, ответить на изменения в окружении.

Системы управления большинства предприятий Беларуси не отвечают мировым и европейским стандартам и требованиям. Уже только поэтому ослабляется их позиция в конкурентной борьбе, что проявляется в трудности реагирования на изменения, происходящие в рыночном окружении и потребностях клиентов, в проблемах с внедрением современных техники, технологии, организационных решений. Нельзя согласиться с тем, что постсоциалистические страны в той или иной мере изолированы от глобального рынка и его требований. Конечно, самоизоляция возможна, но она означала бы прочное и углубляющееся отставание, в результате которого страна может оказаться на периферии цивилизации. Единственным путем развития в настоящее время является интенсификация зарубежных хозяйственных связей, вхождение в мировые экономические структуры. Помочь в этом призвано управление, которое становится одним из основных факторов развития во все более глобализирующейся экономике.

Литература 

1. Archibugi D., Michie J. The Globalization of Technology Myths and Realities // Research Parers in Management Studies. 1993. N 18. P. 47—54.
2. Barlett C. A., Goshal S. Managing Across Borders. The Transnation Solution. Boston: Harvard Business School Press, 1989.
3. Bauqier J.M., Villad S. Strategie zmian w przedsiębiorstwie. W-wa: Poltext, 1993.
4. Clarke L. Zarządzania zmianą. W-wa: Gebethner i Ska, 1997.
5. Dicken P. Global Shift The International of Economic Activity. New York; London: McGraw–Hill, 1992.
6. Falk R. Predatory Globalization. New York: Harper & Row, 1999.
7. Giddens A. Runaway World: How Globalization is Reshaping our Lives. New York: Routledge, 2000.
8. Granice konkurencji. Praca zbiorowa Grupy Lizbońskiej. Warszawa: PWE, 1996.
9. Humpert M. The Globalization of Technology as a Challange for National Innovation Systems. Copenhagen: Campus, 1994.
10. Melone T. W., Morton M. S. S. , Halperin R. R. Organizing for the 21st Century // Strategy & Leadership. 1996. July/August. P. 18—25.
11. Państwo narodowe a proces globalizacji / Praca zbiorowa pod red. E. Okoń–Horodyńskiej. Katowice: Wyd. Uczelniane Akademii Ekonomicznej, 2000.
12. Petrella R. Globalization of Technological Innovation // Technology Analysis and Strategic Management Studies. 1989. N 4. V. 1. P. 393—407.
13. Płoszajski P. Organizacja przyszłości: wirtualny splot kontraktów. (w:) Przedsiębiorstwo przyszłości / Praca zbiorowa pod red. W. Grudzewskiego i I. Hejduk. Warszawa: Wydawnictwo Difin, 2000.
14. Stigler G. J. Theory of Price. New York; London: McGraw–Hill Inc, 1952.
15. Waters M. Globalization. London: Routledge, 1995.
16. Мешайкина Е. И. Стратегическое управление предприятием в динамичном окружении // Белорусский экономический журнал. 2001. № 1. С. 53—62.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Олигопольные рынки: трансформация содержания и форм конкурентных процессов

Том 325 № 6 (2014): Социально-гуманитарные технологии

Актуальность исследования. В последние двадцать лет на рынках развитых государств наметилась тенденция концентрации экономических агентов и их укрупнение с целью оптимизации экономических процессов, эффективного функционирования бизнеса, наиболее активной коммуникационной политики. Рынки сырьевых и готовых продуктов, международных и межрегиональных сервисов и работ стали дрейфовать в направлении олигополизации. В этой связи актуальным является анализ и характеристика происходящих существенных изменений в функционировании олигопольных рынков, сформированных под влиянием глобализации, гиперконкурентных процессов, сменяющихся технологических парадигм, инновационных и потребительских тенденций в современной экономике. Цель исследования: на основе обобщения исследований, представленных разными научными направлениями (стратегический менеджмент, маркетинг, теория рынков, потребительское поведение, инноватика и др.), выделить основополагающие факторы влияния на изменения в функционировании современных рынков, усилении конкуренции в условиях глобализации и перехода к постиндустриальной экономике; определить насколько существенно факторы, стимулирующие формирование олигополий, содействуют интенсивности конкуренции ее участников и противодействуют картелизации олигопольных рынков; выделить основные характеристики, отражающие новое содержательное наполнение модели конкуренции на инновационных олигопольных рынках в сравнении с классической моделью олигополии; определить наличие тенденции к системным изменениям формы и характера конкуренции на олигополистических рынках, которые способствуют существенному пересмотру подходов к обоснованию принципов антимонопольного регулирования на современном этапе; систематизировать и выделить новое содержательное наполнение модели конкуренции на олигополистических рынках, а также факторы, влияющие на интенсификацию конкуренции на олигопольных рынках.  Методы исследования: метод системного анализа, сравнительный и нормативноправовой анализ. Результаты исследования. Особенности конкурентного процесса в рамках двух указанных моделей — классической олигополии и олигополии, изменяющейся под воздействием новых тенденций в экономике, — проявляются в условиях многоуровневой, мультиструктурной, межотраслевой конкуренции бизнессистем, формируемых компаниями лидерами рынка. Кроссконкуренция участников разных систем создает условия гибкого рыночного поведения. Выводы исследования. Системные изменения формы и характера конкуренции на олигополистических рынках, в том числе инновационных, инициируют разработку новых институциональных механизмов и подходов к обоснованию принципов и методов антимонопольного регулирования на современном этапе.

Ключевые слова:

рынок олигополии, конкурентная политика, характеристика олигопольного рынка, бизнес система, взаимодействие, трансформация, технологический уклад, конкуренция

Авторы:

Ирина Владимировна Князева

Ольга Александровна Лукашенко

Скачать bulletin_tpu-2014-325-6-01. pdf (English)

9 характеристик глобализации, определяющих глобальный бизнес

Глобализация — это географическое распространение и рассеяние бизнеса, услуг и/или производственной деятельности с помощью различных средств ассоциации, таких как сотрудничество, совместное предприятие, партнерство или любое подобное партнерство, или путем выхода исключительно на другую территорию. Деятельность может включать производство и распространение, исследования и разработки и т. д. Вы можете ознакомиться с основной статьей «Что такое глобализация — ее преимущества и ограничения».

Финансовые рынки, товарные рынки, страховые рынки – вот лишь немногие из тех рынков, где глобализация играет решающую роль. Глобализация индустрии искусства и развлечений — одна из ключевых особенностей 21 века. Из-за глобализации различные экономики интегрируются и становятся взаимозависимыми. Глобализацию рассматривают не как конечный процесс, а как динамический. Глобализацию всегда можно обратить вспять, и она рассматривается как неизбежный процесс.

Существует много причин для роста глобализации, таких как распространение средств связи и транспорта.Поскольку глобальные взаимодействия усилились, произошел обмен идеями, и это проложило путь к глобализации.

По данным Международного валютного фонда или МВФ, существует четыре основных фактора, связанных с глобализацией: торговля и операции, миграция людей, движение капитала и инвестиций и распространение знаний.

Основными характеристиками глобализации являются следующие

1. Свободная торговля

Глобализация позволяет свободную торговлю между странами без вмешательства государства.Микроуправление торговлей со стороны правительства отсутствует в случае свободной торговли. Это способствует росту товарооборота между странами. По мере расцвета торговли росла и экономика родственных стран, связанная с торговлей. Наблюдается общий рост валового внутреннего продукта страны, который напрямую связан с ростом торговли.

Свободная торговля не только способствует развитию компании или организации, занимающейся свободной торговлей, но и расширяет сотрудничество между странами. Взаимная поддержка автоматически создаст связанные с торговлей предприятия.Например, если определенный бизнес включен в свободную торговлю, то связанный с ним бизнес, который поставляет сырье или реализует готовую продукцию, также будет расти вместе с ним.

Каскадный эффект роста связанного бизнеса распространяется на связанный бизнес, в который они вовлечены, а это, в свою очередь, увеличивает или влияет на всю экономику.

2. Либерализация

Либерализация определяется как свобода деловых людей или промышленников начинать или устанавливать бизнес, торговлю или торговлю в любой стране своего происхождения или другой стране за границей.Глобализация приводит к либерализации деловых людей и позволяет им начинать свой бизнес в разных регионах. Например, Apple, Google, Kellogs, Nestle, Pfizer, Medtronic — немногие устоявшиеся компании почти во всех частях мира, и это возможно благодаря либерализации и глобализации.

Либерализация является результатом глобализации, и оба они взаимозависимы. Чем либеральнее страна, тем лучше ее торговля. Либерализация и глобализация.Один не может расти без поддержки другого, и если один будет ограничен, другой не сможет расти. Инвесторов и компании привлекают более либеральные страны, чем любая другая страна.

Такие страны, как Германия, Китай, Франция и многие другие развитые страны, считаются либеральными в своей торговой политике, а с другой стороны, такие страны, как Индия, считаются сложной торговой площадкой и не очень предпочтительным местом для иностранных инвесторов из-за его неблагоприятная для торговли политика.При либерализации происходит свободный обмен товарами и капиталом, а также услугами и технологиями между разными странами.

Это позволяет стране процветать и процветать за счет развития торговли и экономики.

3. Возможность подключения

Одной из важных характеристик глобализации является то, что она помогает соединять разные страны и места. Точно так же связаны люди со всего мира, происходит свободный обмен идеями, где польза и культура среди людей.Между различными обществами и странами создается множество процветающих связей и соглашений, которые выгодны обеим участвующим сторонам.

Существует международный обмен технологиями, литературой и культурой, информацией и лечением. По мере расширения связи бизнес между странами процветает, что увеличивает национальный доход соответствующей страны. Люди знакомятся с различными сообществами и новыми культурами по всему миру, что положительно меняет их образ жизни.Связность напрямую влияет на общество, а также влияет на уровень жизни людей.

Улучшение связи полезно не только для общества, но и для предприятий и отраслей. Индустриализация сильно зависит от хорошей связи, и многие рабочие места зависят от индустриализации. Таким образом, если будет отличная связь, это подстегнет индустриализацию, и у людей появится больше рабочих мест, что повысит их уровень жизни, поскольку будет поступать больше денег.

4.Экономическая глобализация

Растущая экономическая взаимозависимость различных экономик стран мира в результате глобализации. Произошел рост обмена услугами, товарами, технологиями и капиталом, а также культурой между разными странами, что повлияло на экономику соответствующих стран, а также на мировую экономику в целом.

Глобализация в бизнесе направлена ​​на регулируемые тарифы и налоги для торговцев.Экономическая глобализация состоит из глобализации производства, которая представляет собой не что иное, как получение сырья и товаров из определенного источника из разных стран с целью получения выгоды от разницы в стоимости. Точно так же глобализация рынков представляет собой слияние как объединение различных рынков в глобальный рынок. Конкуренция, корпорации технологий в промышленности также являются частью экономической глобализации.

Использование международных стандартов сделало крикет более эффективным и доступным.Одним из примеров такого стандарта является интермодальный контейнер. Контейнеризация резко снизила стоимость перевозки, а также поддержала бум международной торговли. ТНК или многонациональная корпорация, также известная как всемирное предприятие, представляет собой организацию, которая контролирует или владеет производством товаров и услуг в нескольких странах, за исключением своей родной страны.

Содействие торговле используется, чтобы увидеть, как средства контроля и процедуры регулируют перевозку товаров через международные границы.Содействие торговле также направлено на то, как можно улучшить эту транспортировку, чтобы снизить затраты и связанное с этим бремя за счет максимального повышения эффективности. Текущие тенденции глобализации могут быть объяснены развитыми экономиками с помощью интеграции с менее развитыми экономиками посредством прямых иностранных инвестиций ПИИ.

FTI направлен на снижение торговых барьеров и проведение экономических реформ. Из-за глобализации многие другие страны, такие как Япония, FTI стремятся снизить торговые барьеры и провести экономические реформы. Из-за глобализации многие другие страны, такие как Япония, Германия, Китай и Южная Корея, стали сложными партнерами и торговой угрозой для некогда экономической сверхдержавы Соединенных Штатов.

5. Культурная глобализация

Трансляция идей, ценностей и смыслов по всему миру, направленная на расширение и углубление нынешних отношений, называется культурной глобализацией. Этот процесс характеризуется общим смешением культур, которые были разработаны Интернетом и средствами массовой информации, наряду с международными поездками, и является важной характеристикой глобализации.Распространение культуры по всему миру сделало возможным обмен социальным поведением через национальные и региональные границы. Межкультурные отношения и общение объединяют людей из разных слоев общества и культур и помогают внести больший вклад в культурную глобализацию. Культурная диффузия — это часть культурной глобализации, при которой различные стили религий, идей, технологий и языков распространяются и распространяются в разных культурах.

Межкультурные контакты резко увеличились из-за культурной глобализации.Это привело к уменьшению уникальности изолированных сообществ; например, индийское блюдо доступно в отдаленных ресторанах США, а также бургер теперь доступен в африканском McDonald’s. Глобализация также помогла расширить возможности для отдыха, процветая и прославляя поп-культуру с помощью спутникового телевидения и Интернета.

Человек, сидящий в любом уголке мира с приличной скоростью Интернета и устройством, может транслировать любой канал или фильм и понимать разные культуры.Глобализация также повлияла на спорт; например, Олимпийские игры теперь включают участников из более чем 200 стран для многих соревнований. Чемпионат мира по футболу считается одним из самых популярных событий в мире и превосходит даже Олимпийские игры.

Различные музыкальные жанры со всего мира, такие как джаз и регги, начали смешиваться и соединяться друг с другом из-за глобализации. Глобализация усилила политическую, культурную, личную и экономическую взаимозависимость факторов друг от друга. Некоторые люди говорят, что глобализация может нанести ущерб разнообразию культур.

Например, вестернизация или американизация культуры могут привести к принижению местной культуры. Это может быть угрозой для местной культуры, поскольку она может быть ограничена или полностью уничтожена из-за доминирующей западной культуры.

6. Политическая глобализация

Это относится к росту и процветанию политической системы во всем мире как по сложности, так и по размеру.Это могут быть национальные правительства и их правительства, а также межправительственные организации, а также независимые, например, мужские, которые связаны с политикой, такие как глобальное общество обслуживания или неправительственные организации, а также общественные организации.

Основным аспектом политической глобализации является уменьшение значения нации как государства и увеличение других факторов на политическом фронте. Глобализация политики — одна из основных характеристик глобализации, встречающаяся в академической литературе. Многоуровневое управление представляет собой процесс, в котором теория государственного управления и политическая наука, зародившиеся в Европе, интегрируются.

Многоуровневое управление выражает идею о том, что многие органы власти взаимодействуют при работе в глобальной политической экономии. Многоуровневое правительство подчеркивает связь между международным и внутренним уровнями власти. Именно из-за глобализации многие люди сегодня являются гражданами нескольких стран, и концепция множественного гражданства, которая также называется двойным гражданством или двойным гражданством, представляет собой статус гражданства человека, в котором человек является гражданином более чем одного государства. по законодательству этих конкретных наций.

Многие из неправительственных организаций в изобилии начали глобальные миссии и благотворительные акции, такие как фонд Билла и Мелинды Гейтс или общество Гринпис. Один из проектов законопроектов и фонда Мелинды Гейтс включает в себя многомиллиардное обязательство и финансирование некоторых из самых бедных и быстрорастущих стран мира.

С другой стороны, есть несколько стран, которые приняли изоляционистскую политику, такую ​​как Северная Корея.Правительство Северной Кореи делает практически невозможным въезд иностранцев в свою страну. Правительство также строго контролирует все действия, которые осуществляют их граждане, а также иностранцы.

7. Возможность

Глобализация — это возможность для всех процветать. Это может быть развивающаяся или развитая страна, но глобализация в равной степени предоставляет возможности и тем, и другим. Глобализация помогает обеим сторонам расти, предоставляя почти равные возможности.Развитая страна — это та, в которой возможности роста пришли в застой, потому что страна развита, и возможностей для бизнеса может больше не быть.

С другой стороны, развивающаяся страна — это страна, в которой есть множество возможностей, но страна, которая требует технологии и денежной поддержки. В условиях глобализации развитая страна может приблизиться к развивающейся стране, поделившись своим опытом знаний и технологическим прогрессом, что поможет развивающейся стране расти, а взамен развивающиеся страны могут поддержать, покупая товары и продукты или услуги, производимые развитыми странами. .

Это обеспечит стремление развивающихся стран к прогрессу, а развитые страны получат больше деловых возможностей и возможностей для роста. Глобализация открывает возможности практически во всех аспектах, включая культурные, политические и социальные аспекты.

8. Обучение

Глобализация открывает двери для обилия знаний и опыта из разных стран. Глобализация помогает понять что-то новое, чего раньше не было в стране, и это может быть правдой.Что касается как развитых, так и развивающихся стран, есть много вещей, которые можно понять, изучая разные страны и их культуры, потому что некоторые вещи могут быть хороши в их странах, но могут не распространяться в вашей стране. Глобализация обеспечивает обучение для обеих стран-участниц.

Например, во всем мире очень популярна китайская еда, которая была неизвестна в начале 1800-х годов. Именно из-за глобализации Соединенные Штаты переняли китайскую кухню и, вероятно, теперь являются частью многих американцев каждый день. Точно так же в Китае в 1800-х годах не было концепции гамбургера, и из-за глобализации гамбургеры американских McDonald’s и Wendy’s пробились на Дальний Восток в Китай.

Он научил как Соединенные Штаты, так и Китай тому, что вещи нужно исследовать, пробовать и тестировать, и иногда они могут пользоваться успехом у людей. Глобализация требует огромного обучения. Знакомство с богатыми и новыми культурами полезно для развития общества, потому что внедряются новые вещи, а некоторые старые, вероятно, отбрасываются.Это неотъемлемая часть успеха и исследования новых горизонтов.

9. Производственное преимущество

Одной из характеристик глобализации является то, что она дает производственное преимущество компаниям. Поскольку многие страны открыты для торговли, компании могут создавать свои производственные предприятия там, где наличие рабочей силы и земли относительно экономично. Это снижает себестоимость продукции компании еще ниже, и они получают конкурентное преимущество. Это также помогает им закупать сырье в стране завода по более низкой цене, что еще больше снижает стоимость.Обладание производственным преимуществом — одна из основных целей любого бизнеса.

С другой стороны, это также увеличивает возможности трудоустройства в стране, где открыта фабрика. Это также может повысить уровень жизни людей, работающих на фабриках. Вскоре компания может получить экономию за счет масштаба, а также приведет к повышению спроса во всем мире из-за низкой стоимости продукта.

Одним из таких примеров являются мобильные телефоны Apple и Google. В то время как мобильные телефоны Apple ранее производились в Китае, а с 2019 года — в Индии, телефоны Google производятся на Тайване.

Оба производителя получают бренды и экономические преимущества, потому что их заводы были созданы в развивающейся стране, а соответствующие страны получают возможности трудоустройства благодаря заводу, созданному в стране. Хотя айфоны считаются дорогими, себестоимость телефона закончилась.

С другой стороны, пиксельные телефоны Google стоят относительно дешевле, чем iPhone, и ценовое преимущество передается покупателям, которых нет в случае Apple.Но, конечно же, Apple не стала компанией с оборотом в триллион долларов, предоставляя покупателям скидки.

Помощь в написании эссе для студентов | Служба написания статей

Разместите заказ

Срок

14 д

  • 14 д
  • 10 д
  • 7 д
  • 5 д
  • 3 д
  • 48 ч
  • 24 часа
  • 8 ч
  • 3 часа

Получите скидку 10% Продолжать

Глобализация и образование: характеристики, динамика, последствия

Глава

  • 6 Цитаты
  • 1. 8k Загрузки
Часть Исследования CERC в области сравнительного образования серия книг (CERC, том 20)

Глобализация привела к преобразованиям аналогичного масштаба: в том, как люди живут, работают, идентифицируют и объединяют, общаются и участвуют — на местном, национальном, международном, глобальном уровне, и в том, как они получают образование. Изменения происходят в природе самого государства, в том, как государства взаимодействуют, и в ролях надгосударственных и негосударственных акторов в организации и воздействии на человеческое поведение.В основе современной глобализации лежат изменения в том, как капитал перемещается по земному шару и связан с производством и потреблением, в том, как используется и потребляется энергия, как создаются, передаются и сохраняются информация и знания, как используется и используется труд, и как стоимость создается, распределяется, сохраняется и уничтожается.

В этой главе приводятся некоторые предложения по навигации в этой области: набор наблюдений, вопросов, предложений, возможно, даже идей, возможных направлений действий, направленных на согласование возникающего образования с параллельными социальными, экономическими и политическими потребностями.Задача усложняется хотя бы потому, что процессы образования длительны и затянуты, тогда как темпы изменений, связанных с глобализацией, ускорились, а ее последствия далеко идущие и существенные. Иногда может показаться, что задача, стоящая перед современным образованием, состоит в том, чтобы подготовить поколение к долгожданному успеху в мире, контуры которого мы только начинаем видеть (Фридман, 2005).

Ключевые слова

Прямые иностранные инвестиции Вирус Западного Нила Безопасность человека Дешевая рабочая сила Частное образование

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами.Этот процесс является экспериментальным, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки.

Войдите в систему

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Ссылки

  1. Альтбах П. (2005 г.): «Индия: страна мирового класса без образования мирового класса», NAFSA: Ассоциация международных педагогов, доступно по адресу

    www.nafsa.org/_/File/ _/InternationalEducator/AcrossCulturesNovDec05.ПДФ

    .

  2. Амойелар, Д.Г. (2006): «В экстренных случаях текст более эффективен, чем голосовые вызовы».

    The Manila Times,

    7 января.

    Google Scholar
  3. Anderson, G.F. и Poullier, J.P. (1999): «Расходы на здравоохранение, доступ и результаты: тенденции в промышленно развитых странах».

    Отдел здравоохранения

    , Том 18, № 3, стр. 178-192.

    CrossRefGoogle Scholar
  4. Арндт, Свен В. и Кейржковски, Х. (2001):

    Фрагментация: новые модели производства в мировой экономике

    . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar
  5. Ashland.edu (2006): «Конспекты курсов для своевременного производства»,

    www.ashland.edu/∼rjacobs/m503jit.html

    .

  6. Бейлс, К. (2004):

    Одноразовые люди: новое рабство в мировой экономике

    . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Google Scholar
  7. Банк международных расчетов (2005 г.): «Трехгодичное исследование Центрального банка по валютному рынку и деятельности на рынке деривативов».

    www.bis.org/pub/rpfx05.htm

    .

  8. Барбер, Р. (1996):

    Джихад против McWorld: как глобализация и трайбализм меняют

    мир. Нью-Йорк: Баллантайн Букс.

    Google Scholar
  9. Барнет Р.Дж. и Мюллер, Р.Е. (1976):

    Global Reach

    :

    Сила транснациональных корпораций

    . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Google Scholar
  10. Бентли, Дж.H. & Ziegler, HF (2006):

    Традиции и встречи: глобальный взгляд на прошлое

    . Бостон: Макгроу-Хилл.

    Google Scholar
  11. Блэкмор, Дж. (2000): «Глобализация: полезная концепция для феминисток, переосмысливающих теорию и стратегии в образовании?» в: Burbules, N.C. & Torres, C.A. (ред.),

    Глобализация и образование: критические перспективы

    . Нью-Йорк: Рутледж, стр. 133–155.

    Google Scholar
  12. Блюстоун, Б.& Harrison, B. (1982):

    Деиндустриализация Америки: закрытие заводов, отказ от сообщества и демонтаж основной

    промышленности. Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar
  13. Блюменстик, Г. (2006): «Почему коммерческие колледжи похожи на клубы здоровья».

    Хроника высшего образования,

    5 мая, том. 52, № 35, стр. А35-А36.

    Google Scholar
  14. Брехер, Дж. и Костелло, Т. (1999):

    Глобальная деревня или глобальное разграбление: экономическая реконструкция снизу вверх

    .Кембридж, Массачусетс: South End Press.

    Google Scholar
  15. Castells, M. (1996):

    Информационный век: экономика, общество и культура

    ,

    Том 1: Возникновение сетевого общества

    . Оксфорд: Издательство Блэквелл.

    Google Scholar
  16. Кастронова, Э. (2005):

    Синтетические миры: бизнес и культура онлайн-игр

    . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar
  17. Кавалло, Д.(2004): «Модели роста — на пути к фундаментальным изменениям в среде обучения».

    BT Technology Journal

    , Vol.22, No.4, pp.96-112.

    CrossRefGoogle Scholar
  18. Население города (2006 г.):

    Основные агломерации мира, www

    . citypopulation.de/World.html.

  19. China Daily

    (2006): «Средний класс становится растущей силой в Китае», 11 мая, см.:

    www.chinadaily.com.cn/english/doc/2004-11/06/content

    .

  20. Дэвис, М. (2004): «Планета трущоб: городская инволюция и неформальный пролетариат».

    New Left Review,

    март-апрель, стр. 6-34.

    Google Scholar
  21. Друкер, П. (2005): «Обмен местами», в

    The National Interest, www.nationalinterest.org

    : опубликовано 17 марта 2005 г.

  22. Фарр, К. , Б. (2005):

    Секс-торговля + Global Woman

    . Нью-Йорк: издательство Worth.

    Google Scholar
  23. Фридман, Т.Л. (2005):

    Мир плоский

    . Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

    Google Scholar
  24. Garrett, L. (2000):

    Предательство доверия: крах глобального общественного здравоохранения

    . Нью-Йорк: Гиперион.

    Google Scholar
  25. Гидденс, А. (1999): «Беглый мир», лекции BBC Reith, Лондон. [Онлайн]. Доступно:

    http://news.bbc.co.uk/hi/english/static/events/reith_99/

    .

  26. Грин, Б. (2003):

    Элегантная вселенная: суперструны, скрытые измерения и поиск окончательной теории

    . Нью-Йорк: WW Нортон.

    Google Scholar
  27. Грейдер, Уильям (1997):

    Готов один мир или нет: маниакальная логика глобального капитализма

    . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Google Scholar
  28. Guttman, C. (2005): «Определение качества и неравенства в образовании»,

    UN Chronicle Online Edition, www.un.org/Pubs/chronicle/2005/issue1/0105p49.html

    .

  29. Хармоней, М. (1979):

    Искусство, Руководство ACT по телепрограммам для

    Детей. Нью-Йорк: Издательская компания Ballinger.

    Google Scholar
  30. Генри Дж. (1965):

    Культура против человека

    . Нью-Йорк: Винтажные книги.

    Google Scholar
  31. Harvey, D. (1989):

    Состояние постсовременности: исследование истоков культурных изменений

    .Оксфорд: Издательство Блэквелл.

    Google Scholar
  32. Хелд, Д. (1991):

    Политическая теория сегодня

    . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

    Google Scholar
  33. Heylin, M. (2004): «Наука становится действительно всемирной: основной рост научных работ приходится на Европу и Азию; США сообщают о гораздо более скромных достижениях».

    Новости химии и техники

    , Т.82, №4, с.38-41.

    Google Scholar
  34. Международная ассоциация развития (2006 г.) найдено в Интернете.worldbank.org/WEBSITE/EXTERNAL/TOPICS/EXTPOVERTY/EXTPR.

    Google Scholar
  35. Международный институт исследований труда (1998 г.): «Глобальное производство и местные рабочие места: новые взгляды на корпоративные сети, занятость и политику местного развития».

    Google Scholar
  36. Международный семинар: Зоны экспортной переработки: передний край глобализации Женева 9-10 марта.

    Google Scholar
  37. Джонстон Р.Дж., Тейлор П.Дж. и Уоттс М.Дж. (ред.) (2002):

    Географии глобальных изменений: перераспределение мира

    . Оксфорд: Издательство Блэквелл.

    Google Scholar
  38. Ким, Дж. Ю., Миллен, Дж. В., Ирвин, А. и Герсман, Дж. (ред.) (2000):

    Умереть во имя роста: глобальное неравенство и здоровье бедных

    . Монро, Мэн: Common Courage Press.

    Google Scholar
  39. Инаятулла С. и Гидли Дж. (ред.) (2000):

    Университет в переходный период: глобальные перспективы будущего университета

    .Вестпорт, Коннектикут: Бергин и Гарви.

    Google Scholar
  40. Лобе, Дж. (2003): «Опасности просмотра Fox News».

    Риск

    . Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar
  41. Мартинес Э. и Барсия А. (1997): «Что такое неолиберализм? Краткое определение для активистов». CorpWatch,

    www.corpwatch.org/article.php?id=376

    .

  42. МакЧесни, Р.В. (2001): «Глобальные СМИ, неолиберализм и империализм», стр. 1-16.

    www.monthlyreview.org/301rwm.htm

    .

  43. Макчесни Р. В. (2003 г.): «Девять фирм, которые доминируют в мире».

    Другие глаза, www.globalpolicyforum.org

    .

  44. Малруни, Л.А. и Нойбауэр, Д. (2006 г.): «Глобализация, экономическая справедливость и здоровье».

    Австралазийский журнал безопасности человека

    , Vol. 2, № 1, стр. 33-50.

    Google Scholar
  45. Наутиал, К. Х. (2006): «Рентгеновская карьера».

    India Times Women, www.women.indiatimes.com

    .

  46. Нойбауэр, Д. (1998): «Невероятное уменьшающееся состояние».

    Социальные альтернативы

    , Том 17, № 3, стр. 10-11.

    Google Scholar
  47. Нойбауэр, Д. (2000): «Анализ глобализации».

    Американские исследования

    , Том 41, № 2/3, стр. 13-32.

    Google Scholar
  48. Нойбауэр, Д. (2005): «Глобализация и новые формы управления».

    Гигиена окружающей среды и профилактическая медицина

    , Vol.10No. 5, стр. 286-294.

    CrossRefGoogle Scholar
  49. Национальная медицинская библиотека (2006 г.),

    Обмен телемедицинской информацией, www.tie.telemed.org

    . NUMMI (2006 г.): «Как мы это делаем»,

    www.nummi.com

    .

  50. Outsource2India (2005 г.):

    http://www.outsource2india.com

    .

  51. Оверленд, Массачусетс (2006 г.): «Политическое образование на Филиппинах».

    Хроника высшего образования,

    21 апреля, том 52, № 33, стр. А50-А52.

    Google Scholar
  52. Пеплински, К. (2005 г.): «Знаменитости присоединяются к посланнику ООН, чтобы призвать к действиям по борьбе с бедностью».

    Vancouver Sun,

    12 февраля.

    Google Scholar
  53. Peterson, A. & Lupton, D. (1996):

    The New Public Health: Health and Self in the Age of Risk

    . Лондон: Сейдж.

    Google Scholar
  54. Райх, Р.(1991):

    Работа Наций: Подготовка к 21 st Век

    . Нью-Йорк: Винтажные книги.

    Google Scholar
  55. Родригес, Дж. К. (2006): «Частное образование для бедных».

    The Spain Herald

    , LibertadDigital, 12 января.

    www.spainherald.com

    .

  56. Сакс, Дж. Д. и МакАртур, Дж. В. (2005): «Проект тысячелетия: план достижения Целей развития тысячелетия».

    Ланцет

    , Том 365, № 9456, стр. 347-353.

    Google Scholar
  57. Шах, А. (2005): «Учебник по неолиберализму».

    www.globalisues.org/TradeRelated/FreeTrade/Neo-liberalism.asp#Neoliberalismis

    .

  58. Скробанек, С., Бунпакди, Н. и Джантакеро, К. (ред.) (1997):

    Торговля женщинами: человеческие реалии международной секс-торговли (глобальные проблемы)

    . Нью-Йорк/Лондон: Zed Books.

    Google Scholar
  59. Стегер, М.(2002):

    Глобализм: новая рыночная идеология

    . Оксфорд: Издательство Rowman & Littlefield.

    Google Scholar
  60. Stiglitz, JE (2003):

    Globalization and its discontents

    . Нью-Йорк: WW Нортон и компания.

    Google Scholar
  61. Sydney Morning Herald

    (2005): «Кусочек действия». 29 октября.

    Google Scholar
  62. Text.it (2006): Официальное руководство Великобритании по обмену сообщениями,

    http://text.это

    .

  63. Ulmer, J. (2005): «Правила широкополосного доступа на быстрорастущем мировом рынке видеоигр», 27 сентября,

    www. hollywoodreporter.com/chr/pwc/talking_display.jsp?vnu_content_id=1000642643
  64. United Nations Conference по торговле и развитию (2004 г.):

    Развитие и глобализация: факты и цифры,

    Нью-Йорк и Женева.

    Google Scholar
  65. Webopedia (2006): «Закон Мура»,

    www.webopedia.com

    .

  66. Ярдли, Дж. (2004): «Новые вырванные с корнем; В приливной волне китайские массы хлынули с фермы в город».

    New York Times

    , 12 сентября

    , 12 сентября

    Google Scholar

Авторские права

© Сравнительное образование Исследовательский центр 2007

Авторы и принадлежности

1. 1. Доказательство политических научно-технических научноуголовье.

Глобальный город | Britannica

глобальный город , городской центр, обладающий значительными конкурентными преимуществами и служащий центром глобальной экономической системы.Этот термин берет свое начало в исследованиях городов, проведенных в 1980-х годах, в ходе которых изучались общие характеристики наиболее важных городов мира. Однако в связи с повышенным вниманием к процессам глобализации в последующие годы эти мировые города стали известны как глобальные города. С глобализацией была связана идея пространственной реорганизации и гипотеза о том, что города становятся ключевыми местами в глобальных сетях производства, финансов и телекоммуникаций.Таким образом, в некоторых формулировках тезиса о глобальных городах такие города рассматриваются как строительные блоки глобализации. Одновременно эти города становились новыми привилегированными местами местной политики в контексте более широкого проекта по реконфигурации государственных институтов.

Ранние исследования глобальных городов были сосредоточены на ключевых городских центрах, таких как Лондон, Нью-Йорк и Токио. Однако со временем были завершены исследования новых глобальных городов за пределами этой триады, таких как Амстердам, Франкфурт, Хьюстон, Лос-Анджелес, Мехико, Париж, Сан-Паулу, Сидней и Цюрих.Говорят, что такие города объединяются, образуя глобальную сеть городов, обслуживающую потребности транснационального капитала на обширных территориях.

Возникновение глобальных городов было связано с двумя тенденциями, связанными с глобализацией: во-первых, расширением роли транснациональных корпораций (ТНК) в структуре глобального производства и, во-вторых, упадком массового производства по фордистскому образцу и сопутствующим подъемом гибкого производства, сосредоточенного в городских районах. Эти две тенденции объясняют появление сетей одних городов, обслуживающих финансовые и сервисные потребности ТНК, в то время как другие города страдают от последствий деиндустриализации и не могут стать «глобальными».Таким образом, глобальные города становятся эффективными командно-координационными постами для ТНК в рамках глобализирующейся мировой экономики. Такие города также взяли на себя роль управления на местном уровне и в рамках более широких конфигураций того, что некоторые комментаторы назвали «глокализацией» государственных институтов. Это относится к процессам, в которых определенные общегосударственные организационные и административные функции были переданы на местный уровень. Примером этого может быть Лондон. С 1980-х годов Лондон укрепил свои позиции в качестве глобального банковского и финансового центра, не связанного с национальной экономикой.

Тезис о глобальных городах бросает вызов государственно-центристским взглядам на современную международную политическую экономию, поскольку он предполагает отделение городов от их национальной территориальной базы, так что они занимают экстерриториальное пространство. Предполагается, что глобальные города больше взаимосвязаны с другими городами и транснациональным полем деятельности, чем с национальной экономикой. Также говорят, что глобальные города имеют много общих характеристик из-за их взаимосвязанности и общего опыта глобализации.Все они демонстрируют явные признаки деиндустриализации. Они обладают концентрацией финансовых и сервисных отраслей в пределах своих пространственных границ, а также концентрацией крупных пулов рабочей силы. С другой стороны, многие также разделяют опыт классовых и этнических конфликтов. Они часто имеют сегментированные рынки труда, на которых работники ключевых отраслей ведут хорошо оплачиваемый и потребительский образ жизни, в то время как более низкий слой рабочих занимает менее высокооплачиваемые, более ненадежные и менее привлекательные позиции в городской экономике.Далее утверждалось, что продвижение глобальных городов сопряжено с риском экономической маргинализации негородского населения в рамках национальной экономики.

Хотя глобальные города взаимосвязаны, встроены в глобальные производственные и финансовые сети, они также вовлечены в конкуренцию друг с другом, чтобы распоряжаться растущими ресурсами и привлекать капитал. Чтобы успешно конкурировать, местные органы власти стремились продвигать свои города как глобальные. Такие города позиционируются как «предпринимательские» центры, центры инноваций в экономике знаний и как богатые культурным капиталом.Общепринятой стратегией было, например, подчеркивание многонациональных качеств города. Это призвано подчеркнуть его космополитический и глобальный характер и отделить город от его реального территориального, этнического или культурного окружения. Такие города также регулярно соревнуются за проведение престижных мировых мероприятий, которые открывают дополнительные экономические возможности, например, Олимпийские игры.

Существует некоторый скептицизм в отношении тезиса о глобальном городе в его простейшей формулировке. На качественном уровне некоторые ученые задались вопросом, действительно ли глобальные города являются новым явлением, и указали на давнее существование подобных экономических центров с течением времени.Например, можно вспомнить Флоренцию эпохи Возрождения или Манчестер времен промышленной революции. Другие комментаторы задавались вопросом, означает ли господство глобальных городов упадок государства по принципу нулевой суммы. Эти скептики утверждали, что между государством и городами, находящимися под его национальной юрисдикцией, существуют более сложные и взаимозависимые отношения. Действительно, национальные правительства могут играть активную роль в продвижении ключевых городских центров в качестве глобальных городов. Соответственно, возможно, что глобальные города занимают передовые позиции в иерархии городов и локальных пространств, которые вместе составляют национальную экономику.Такая точка зрения, казалось бы, выходит за рамки дихотомического взгляда на глобальные города и национальное государство.

Новые характеристики глобализации и их влияние на структуру нового международного экономического порядка

Автор

Abstract

Глобализация как понятие часто используется уже по крайней мере несколько десятилетий, но после 2008-2010 годов оно все больше относится к совсем другой реальности. Некоторые глобальные процессы описывают эту новую реальность, в том числе: экономический кризис, начавшийся в 2008 году, и его долгосрочные последствия, новый баланс экономической силы, который вскоре будет сопровождаться фактически новым международным экономическим порядком, сложные последствия неравенства в развитых странах 4-я промышленная революция.В статье анализируется, как эти процессы определили новые характеристики глобализации и как эта новая реальность требует участия всех государств для проектирования нового международного экономического порядка.

Рекомендуемое цитирование

  • Флорин Бончу, 2017 г. « Новые характеристики глобализации и их влияние на структуру нового международного экономического порядка », Global Economic Observer, Бухарестский университет им. Николае Титулеску, факультет экономических наук; Институт мировой экономики Румынской академии, том.5(1), страницы 08-15, июнь.
  • Обработчик: RePEc:ntu:ntugeo:vol5-iss1-17-008

    Скачать полный текст от издателя

    Каталожные номера указаны в IDEAS

    1. Стефания Витали, Джеймс Б. Глаттфельдер и Стефано Баттистон, 2011 г. « Сеть глобального корпоративного контроля «, PLOS ONE, Публичная научная библиотека, том. 6(10), страницы 1-6, октябрь.
    2. Эндрю Г. Берг и Джонатан Д. Остри, 2017 г. « Неравенство и неустойчивый рост: две стороны одной медали? », Экономический обзор МВФ, Palgrave Macmillan; Международный валютный фонд, том.65(4), страницы 792-815, ноябрь.
    Полные каталожные номера (включая те, которые не соответствуют элементам в IDEAS)

    Наиболее похожие товары

    Это элементы, которые чаще всего цитируют те же работы, что и этот, и цитируются теми же работами, что и этот.
    1. Хаяфуми Ватанабэ, 2014 г. « Аппроксимация среднего поля для смещенной диффузии в японской межфирменной торговой сети «, PLOS ONE, Публичная научная библиотека, том. 9(3), страницы 1-5, март.
    2. Габор Давид Кисс и Тамаш Шустер, 2015 г.« Еврокризис и распространение среди валют Центральной и Восточной Европы: рекомендации по отказу от кредитования в валюте-убежище, такой как швейцарских франка», Пражские экономические документы, Пражский университет экономики и бизнеса, том. 2015(6), стр. 678-698.
    3. Риккабони, Массимо и Ван, Сюй и Чжу, Чжэнь, 2021 г. » Производительность фирмы в сетях: взаимодействие между центральным положением фирмы и размером корпоративной группы ,» Журнал бизнес-исследований, Elsevier, vol. 129(С), страницы 641-653.
    4. Анна Мария Д’Аркангелис и Джулия Ротундо, 2016 г. « Сложные сети в финансах », Конспект лекций по экономике и математическим системам, в: Паскуале Коммендаторе, Мариано Матилья-Гарсия, Луис М. Варела и Хосе С. Кановас (ред.), Сложные сети и динамика, стр. 209–235, Спрингер.
    5. Г-жа Эвридики Цунта и Анайочукву Осуэке, 2014 г. « Что стоит за снижением неравенства доходов в Латинской Америке? », Рабочие документы МВФ 2014/124, Международный валютный фонд.
    6. Халлек-Вега, Сольмария и Мандель, Антуан и Миллок, Катрин, 2018 г. » Ускорение распространения благоприятных для климата технологий: сетевая перспектива ,» Экологическая экономика, Elsevier, vol. 152(С), страницы 235-245.
    7. Рода Жан-Марк и Камаруддин Норфарьянти и Палхиарим Тобиас Рафаэль, 2014 г. « Расшифровка корпоративного управления и экологических обязательств среди транснациональных корпораций Юго-Восточной Азии: получение сертификата устойчивого развития », Рабочие бумаги 40412, CIRAD, Департамент лесного хозяйства, UPR40, пересмотрено в мае 2015 г.
    8. Даниэль Непельски и Джудитта Де Прато, 2020 г. « Технологическая сложность и экономическое развитие «, Обзор экономики развития, Wiley Blackwell, vol. 24(2), страницы 448-470, май.
    9. Баттистон, Стефано и Делли Гатти, Доменико и Галлегати, Мауро и Гринвальд, Брюс и Стиглиц, Джозеф Э., 2012 г. « Опасные связи: расширение возможностей подключения, разделение рисков и системный риск ,» Журнал экономической динамики и управления, Elsevier, vol.36(8), страницы 1121-1141.
    10. Николас Апергис, Кристина Христу, Ранган Гупта и Стивен М. Миллер, 2015 г. « Конвергенция неравенства доходов: дополнительные данные методологии кластеризации клубов в штатах США », Рабочие бумаги 201539, Университет Претории, экономический факультет.
    11. Каэтано, Марко Антонио Леонель и Йонеяма, Такаши, 2012 г. « Метод обнаружения резких изменений на финансовом рынке, сочетающий вейвлет-разложение и графики корреляции ,» Physica A: Статистическая механика и ее приложения, Elsevier, vol.391(20), страницы 4877-4882.
    12. Элиза Летиция и Фабрицио Лилло, 2017 г. « Корпоративные платежные сети и рейтинг кредитного риска «, Документы 1711. 07677, arXiv.org, пересмотрено в сентябре 2018 г.
    13. Ли, Ли Вэй, 2013 г. « Волна слияния в маленьком мире: два взгляда «, Журнал поведенческой и экспериментальной экономики (ранее Журнал социоэкономики), Elsevier, vol. 43(С), страницы 68-71.
    14. Артуро Леонардо Васкес Кордано и Рауль Лисардо Гарсия Карпио и Дикки Эдвин Кинтанилья Акоста и Хулио Сальвадор Хакоме и Давид Ороско Сумаран, 2012 г.» Acceso a la Energía en el Perú: Algunas Opciones de Política «, Рабочие бумаги 29, Osinergmin, Gerencia de Políticas y Analisis Económico.
    15. Паллаб Гош и Джей Ли, 2016 г. « Разложение изменений неравенства в оплате труда в Корее, 1998–2007 гг. », Журнал исследований труда, Springer, vol. 37(1), страницы 1-28, март.
    16. Эльснер, Вольфрам, 2015 г. « Политические последствия экономической сложности и экономической сложности », Бумага МПРА 63252, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
    17. от Moore, Nils & Großkurth, Philipp & Themann, Michael, 2017. « Многонациональные корпорации и система торговли квотами на выбросы ЕС: эрозия активов и ползучая деиндустриализация? », Рурские экономические документы 719, RWI — Leibniz-Institut für Wirtschaftsforschung, Рурский университет Бохума, Технический университет Дортмунда, Университет Дуйсбург-Эссен.
    18. Блэр Фикс, 2021. « Чем отличаются богатые: иерархическая власть как основа размера дохода и класса «, Журнал вычислительных социальных наук, Springer, vol.4(2), страницы 403-454, ноябрь.
    19. Пьетро Баттистон, 2016 г. « Формирование ограниченной сети «, Итальянский экономический журнал: продолжение Rivista Italiana degli Economisti и Giornale degli Economisti, Springer; Società Italiana degli Economisti (Итальянская экономическая ассоциация), том. 2(3), страницы 347-362, ноябрь.
    20. Мишель Александр и Тьяго Кристиано Силва, Колм Коннотон и Франсиско А. Родригес, 2021 г. « Роль (не)топологических признаков как факторов системного риска: подход машинного обучения », Серия рабочих документов 556, Центральный банк Бразилии, исследовательский отдел.

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами. Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc:ntu:ntugeo:vol5-iss1-17-008 . См. общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: .Общие контактные данные провайдера: https://edirc.repec.org/data/feuntro.html .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    Если CitEc распознал библиографическую ссылку, но не связал с ней элемент в RePEc, вы можете помочь с помощью этой формы .

    Если вы знаете об отсутствующих элементах, ссылающихся на этот, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылающегося элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, так как некоторые цитаты могут ожидать подтверждения.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: Stefan Ciucu Адрес электронной почты этого сопровождающего больше не действителен.Пожалуйста, попросите Стефана Чуку обновить запись или отправить нам правильный адрес (электронная почта доступна ниже). Общие контактные данные провайдера: https://edirc.repec.org/data/feuntro.html .

    Обратите внимание, что фильтрация исправлений может занять пару недель. различные услуги RePEc.

    Глобализация рынков

    Многие компании разочаровались в продажах на международном рынке, поскольку старые рынки насыщаются и необходимо искать новые.Как они могут адаптировать продукты к требованиям новых рынков? Какие товары захотят потребители? Поскольку коварные международные конкуренты дышат им в затылок, многие организации считают, что игра просто не стоит затраченных усилий.

    В этом мощном эссе автор утверждает, что хорошо управляемые компании перешли от акцента на индивидуализацию товаров к предложению глобально стандартизированных продуктов, которые являются передовыми, функциональными, надежными и недорогими. Многонациональные компании, которые сосредоточились на идиосинкразических потребительских предпочтениях, сбиты с толку и не могут воспринимать лес из-за деревьев.Только глобальные компании добьются долгосрочного успеха, сосредоточившись на том, чего хочет каждый, а не беспокоясь о деталях того, что, по мнению каждого, может им понравиться.

    Могущественная сила ведет мир к сходящейся общности, и эта сила — технология. Она пролетаризировала связь, транспорт и путешествия. Он сделал изолированные места и обедневшие народы жаждущими соблазнов современности. Почти все люди повсюду хотят иметь все то, о чем они слышали, видели или испытали с помощью новых технологий.

    Результатом стала новая коммерческая реальность — появление глобальных рынков стандартизированных потребительских товаров в невообразимых ранее масштабах. Корпорации, приспособленные к этой новой реальности, выигрывают от огромной экономии за счет масштаба в производстве, распределении, маркетинге и управлении. Превращая эти выгоды в снижение мировых цен, они могут уничтожить конкурентов, которые все еще живут во власти старых представлений о том, как устроен мир.

    Ушли в прошлое привычные различия в национальных или региональных предпочтениях.Прошли те времена, когда компания могла продавать прошлогодние модели или менее совершенные версии передовых продуктов в менее развитых странах. Прошли те времена, когда цены, маржа и прибыль за границей обычно были выше, чем дома.

    Глобализация рынков не за горами. С этим многонациональный коммерческий мир подходит к концу, как и многонациональная корпорация.

    Транснациональная корпорация и глобальная корпорация — не одно и то же. Многонациональная корпорация работает в ряде стран и адаптирует свои продукты и практику в каждой из них — при относительно высоких затратах.Глобальная корпорация действует с решительным постоянством — при низких относительных затратах — как если бы весь мир (или его основные регионы) был единым целым; везде продаются одни и те же вещи одинаковым образом.

    Какая стратегия лучше, это вопрос не мнения, а необходимости. Коммуникации по всему миру несут повсюду постоянный барабанный бой современных возможностей облегчить и улучшить работу, повысить уровень жизни, развлечь и развлечь. Те же страны, которые просят мир признать и уважать самобытность их культур, настаивают на массовой передаче им современных товаров, услуг и технологий. Современность — это не только желание, но и широко распространенная практика среди тех, кто с непоколебимой страстью или религиозным рвением цепляется за древние взгляды и наследие.

    Кто может забыть показанные по телевидению сцены иранских восстаний 1979 года, когда молодые люди в модных брюках французского покроя и шелковых батниках жаждали крови с поднятым современным оружием во имя исламского фундаментализма?

    В Бразилии тысячи людей ежедневно устремляются из доиндустриальной темноты Баии во взрывающиеся прибрежные города, чтобы быстро установить там телевизоры в переполненных гофрированных хижинах и рядом с потрепанными «фольксвагенами» принести в жертву духам Макумбана фрукты и свежеубитых цыплят при свете свечи.

    Во время братоубийственной войны Биафры против ибо в ежедневных телевизионных репортажах показывали солдат с окровавленными мечами, которые слушали транзисторные приемники и пили кока-колу.

    В изолированном сибирском городе Красноярске, где нет мощеных улиц и цензурированных новостей, случайным западным путешественникам тайком предлагают сигареты, цифровые часы и даже одежду со спины.

    Организованная контрабанда электронного оборудования, подержанных автомобилей, западной одежды, косметики и пиратских фильмов в первобытные места превосходит даже процветающую подпольную торговлю современным оружием и его военными наемниками.

    Тысячи наводящих на размышления способов свидетельствуют о вездесущности стремления к самым передовым вещам, которые производятся и продаются в мире, — товарам наилучшего качества и надежности по самой низкой цене. Потребности и желания мира были безвозвратно гомогенизированы. Это делает транснациональную корпорацию устаревшей, а глобальную корпорацию — абсолютной.

    Жизнь в Технологической Республике

    Дэниел Дж. Бурстин, автор монументальной трилогии Американцы, охарактеризовал нашу эпоху как движущую силу «Технологической Республики, [чей] высший закон… это конвергенция, тенденция к тому, чтобы все становилось более похожим на все остальное.

    В бизнесе эта тенденция подтолкнула рынки к глобальной общности. Корпорации повсюду продают стандартизированные продукты одинаково — автомобили, сталь, химикаты, нефть, цемент, сельскохозяйственные товары и оборудование, промышленное и коммерческое строительство, банковские и страховые услуги, компьютеры, полупроводники, транспорт, электронные инструменты, фармацевтику и телекоммуникации. упомянуть некоторые из очевидных.

    Буря глобализации не ограничивается сырьем или высокотехнологичной продукцией, где универсальный язык клиентов и пользователей способствует стандартизации.Преображающие ветры, подгоняемые пролетаризацией общения и путешествий, проникают во все щели жизни.

    С коммерческой точки зрения ничто так не подтверждает это, как успех McDonald’s от Елисейских полей до Ginza, Coca-Cola в Бахрейне и Pepsi-Cola в Москве, рок-музыки, греческого салата, голливудских фильмов, косметики Revlon, телевизоров Sony. , и везде джинсы Levi. Продукты «High-touch» так же распространены, как и высокотехнологичные.

    Начав с противоположных сторон, высокотехнологичные и высокотехнологичные концы коммерческого спектра постепенно поглощают нераспределенную середину на своей космополитической орбите. Никто не освобождается, и ничто не может остановить этот процесс. Повсюду все становится все более и более похожим на все остальное по мере того, как мировая структура предпочтений неуклонно гомогенизируется.

    Рассмотрим случаи с Coca-Cola и Pepsi-Cola, которые являются глобально стандартизированными продуктами, продаваемыми повсюду и приветствуемыми всеми. Оба успешно пересекают множество национальных, региональных и этнических вкусовых рецепторов, обученных множеству глубоко укоренившихся местных предпочтений вкуса, аромата, консистенции, шипучести и послевкусия.Везде оба хорошо продаются. Сигареты тоже, особенно американского производства, из года в год совершают глобальные нашествия на территории, ранее принадлежавшие другим, в основном местным, смесям.

    Это не исключительные примеры. (На самом деле их глобальный охват был бы еще больше, если бы не искусственные торговые барьеры.) Они иллюстрируют общий дрейф в сторону гомогенизации мира и того, как компании распределяют, финансируют и оценивают товары. 1 Ничто не освобождается. Продукты и методы промышленно развитого мира играют единую мелодию для всего мира, и весь мир жадно танцует под нее.

    Исчезают древние различия в национальных вкусах и способах ведения бизнеса. Общность предпочтений неизбежно ведет к стандартизации продуктов, производства и институтов торговли и коммерции. Небольшие национальные рынки трансмогрифицируются и расширяются. Успех в мировой конкуренции зависит от эффективности производства, распределения, маркетинга и управления и неизбежно становится ориентированным на цену.

    Самые эффективные мировые конкуренты включают в свои структуры затрат превосходное качество и надежность.Они продают на всех национальных рынках такие же продукты, которые продаются дома или на их крупнейшем экспортном рынке. Они конкурируют на основе соответствующей ценности — лучшего сочетания цены, качества, надежности и доставки для продуктов, которые во всем мире идентичны по дизайну, функциям и даже внешнему виду.

    Этим и мало чем другим объясняется растущий успех японских компаний, занимающихся по всему миру огромным разнообразием продуктов — как материальных товаров, таких как сталь, автомобили, мотоциклы, высококачественное оборудование, сельскохозяйственная техника, роботы, микропроцессоры, углеродные волокна, так и даже текстиль и нематериальные активы, такие как банковское дело, судоходство, генеральный подряд и вскоре компьютерное программное обеспечение.Высококачественные и недорогие операции также не являются несовместимыми, как утверждает множество консалтинговых организаций и инженеров данных с яростной пустотой. Представленные данные неполны, неправильно проанализированы и противоречивы. Правда в том, что низкозатратные операции являются отличительной чертой корпоративной культуры, которая требует и обеспечивает качество во всем, что они делают. Высокое качество и низкая стоимость не противоречат друг другу. Это совместимые, близнецовые идентичности высшей практики. 2

    Сказать, что японские компании не являются глобальными, потому что они экспортируют автомобили с левосторонним управлением в Соединенные Штаты и на европейский континент, в то время как японские имеют правосторонние приводы, или потому что они продают офисную технику через дистрибьюторов в Соединенных Штатах, но прямо дома или говорите по-португальски на бразильском языке, чтобы ошибочно принять разницу за различие. То же самое относится и к розничным сетям Safeway и Southland, эффективно работающим на Ближнем Востоке, причем не только для местного, но и для импортированного населения из Кореи, Филиппин, Пакистана, Индии, Таиланда, Великобритании и США. Национальные правила дорожного движения различаются, как и каналы сбыта и языки. Отличительной чертой Японии является ее неустанное стремление к экономии и повышению стоимости. Это выражается в стремлении к стандартизации на высоком уровне качества.

    Защита модели T

    Если компания снижает затраты и цены и повышает качество и надежность, сохраняя разумную заботу о пригодности, потребители предпочтут ее продукты, стандартизированные в мире.Теория верна на данном этапе эволюции глобализации — независимо от того, что обычные исследования рынка и даже здравый смысл могут подсказать о различных национальных и региональных вкусах, предпочтениях, потребностях и институтах. Японцы неоднократно подтверждали эту теорию, как и Генри Форд с моделью T. Самое главное, то же самое делали и их подражатели, в том числе компании из Южной Кореи (телевизионные и тяжелые конструкции), Малайзии (персональные калькуляторы и микрокомпьютеры), Бразилии (автозапчасти и инструменты), Колумбия (одежда), Сингапур (оптическое оборудование) и, да, даже США (офисные копировальные аппараты, компьютеры, велосипеды, литье), Западная Европа (автоматические стиральные машины), Румыния (предметы домашнего обихода), Венгрия (одежда ), Югославия (мебель) и Израиль (оборудование для пагинации).

    Конечно, крупные компании, работающие в одной стране или даже в одном городе, не стандартизируют все, что они производят, продают или делают. У них есть линейки продуктов вместо одной версии продукта и несколько каналов распространения. Существуют районные, местные, региональные, этнические и институциональные различия даже внутри мегаполисов. Но хотя компании адаптируют продукты для определенных сегментов рынка, они знают, что успех в мире с однородным спросом требует поиска возможностей продаж в аналогичных сегментах по всему миру, чтобы добиться эффекта масштаба, необходимого для конкурентоспособности. Такой поиск работает, потому что сегмент рынка в одной стране редко бывает уникальным; у него везде есть близкие родственники именно потому, что технологии гомогенизировали земной шар. Даже небольшие локальные сегменты повсеместно имеют свои глобальные аналоги и становятся предметом глобальной конкуренции, особенно по цене.

    Глобальный конкурент будет постоянно стремиться повсеместно стандартизировать свои предложения. Он отступит от этой стандартизации только после того, как исчерпает все возможности для ее сохранения, и будет настаивать на восстановлении стандартизации всякий раз, когда имели место отступления и расхождения.Он никогда не будет считать клиента королем, который знает свои собственные желания.

    Проблемы все чаще преследуют компании, которым не хватает четкой глобальной направленности и которые остаются невнимательными к экономике простоты и стандартизации. Наиболее подвержены риску компании в быстро развивающемся мире, как правило, те, которые доминируют на довольно небольших внутренних рынках с продуктами с высокой добавленной стоимостью, для которых в других местах есть меньшие рынки. При пропорционально низких транспортных издержках отдаленные конкуренты выйдут на ныне защищенные рынки этих компаний с более дешевыми товарами в условиях эффективного масштабирования.Глобальная конкуренция означает конец внутренней территориальности, какой бы крошечной она ни была.

    Когда глобальный производитель предлагает более низкие цены на международном уровне, его покровительство расширяется в геометрической прогрессии. Он не только выходит на отдаленные рынки, но и привлекает клиентов, которые раньше придерживались местных предпочтений, а теперь капитулировали перед привлекательностью более низких цен. Стратегия стандартизации не только отвечает мировым гомогенизированным рынкам, но и расширяет эти рынки за счет агрессивно низких цен.Новая технологическая безжалостная сила использует древнюю мотивацию — заставить свои деньги идти как можно дальше. Это универсально — не просто мотивация, а на самом деле потребность.

    Ежик знает

    Разница между ежом и лисой, — писал сэр Исайя Берлин, различая Достоевского и Толстого, — состоит в том, что лиса знает много о очень многих вещах, а еж знает все об одном великом деле. Транснациональная корпорация много знает об очень многих странах и конгениально приспосабливается к предполагаемым различиям.Он охотно принимает рудиментарные национальные различия, не ставя под сомнение возможность их преобразования, не признавая, насколько мир готов и стремится к благу современности, особенно когда цена правильная. Способ приспособления многонациональных корпораций к видимым национальным различиям — средневековый.

    Напротив, глобальная корпорация знает все об одном великом деле. Он знает об абсолютной необходимости быть конкурентоспособным как на мировом, так и на национальном уровне, и постоянно стремится снижать цены, стандартизируя то, что он продает и как он работает.Он рассматривает мир как состоящий из нескольких стандартизированных рынков, а не из множества специализированных рынков. Он активно ищет и энергично работает в направлении глобальной конвергенции. Его миссия — современность, а его метод — ценовая конкуренция, даже когда он продает первоклассные продукты высокого класса. Он знает об одной великой вещи, которая объединяет все народы и народы: дефиците.

    Никто не принимает скудость лежа; все хотят большего. Этим отчасти объясняется разделение труда и специализация производства.Они позволяют людям и нациям оптимизировать свои условия посредством торговли. Медиана обычно деньги.

    Опыт учит, что деньги обладают тремя особыми качествами: редкостью, трудностью приобретения и быстротечностью. Понятно, что люди относятся к нему с уважением. Каждый на все более гомогенизирующемся мировом рынке хочет продукты и функции, которые нужны всем остальным. Если цена достаточно низка, они будут брать высоко стандартизированные мировые продукты, даже если они не совсем то, что их родители считали подходящим, то, что считалось правильным с незапамятных времен, или то, что, как утверждали баснописцы, занимающиеся исследованиями рынка, было предпочтительным.

    Неумолимая истина любого современного производства — будь то материальных или нематериальных товаров — заключается в том, что крупносерийное производство стандартизированных изделий обычно дешевле в широком диапазоне объемов, чем мелкосерийное производство. Некоторые утверждают, что автоматизированное проектирование и производство (CAD/CAM) позволит компаниям производить индивидуальные продукты в небольших масштабах, но с меньшими затратами. Но аргумент упускает суть. (Для более подробного обсуждения см. Приложение 1.) Если компания рассматривает мир как один или два различных товарных рынка, она может более экономично обслуживать мир, чем если бы она рассматривала его как три, четыре или пять товарных рынков.

    Почему остаются различия?

    Различные культурные предпочтения, национальные вкусы и стандарты, бизнес-институты — пережитки прошлого. Некоторые наследства умирают постепенно; другие процветают и расширяются до основных глобальных предпочтений. Хорошим примером являются так называемые этнические рынки. Повсюду китайская еда, лаваш, кантри и западная музыка, пицца и джаз. Это сегменты рынка, которые существуют в мировом масштабе. Они не отрицают и не противоречат глобальной гомогенизации, а подтверждают ее.

    Многие из сегодняшних различий между странами в отношении продуктов и их характеристик на самом деле отражают уважительное приспособление многонациональных корпораций к тому, что они считают фиксированными местными предпочтениями. Они считают, что предпочтения фиксированы не потому, что они таковы, а из-за жестких привычек думать о том, что есть на самом деле. Большинство руководителей транснациональных корпораций бездумно уступчивы. Они ошибочно предполагают, что маркетинг означает предоставление покупателям того, что, по их словам, они хотят, а не попытку понять, чего именно они хотят.Таким образом, корпорации настаивают на использовании дорогостоящих, специализированных многонациональных продуктов и практик вместо того, чтобы настойчиво и должным образом настаивать на глобальной стандартизации.

    Я не сторонник систематического игнорирования местных или национальных различий. Но чувствительность компании к таким различиям не требует, чтобы она игнорировала возможности делать что-то по-другому или лучше.

    Например, между странами Ближнего Востока существуют огромные различия. Некоторые из них социалистические, некоторые монархии, некоторые республики.Некоторые берут свое юридическое наследие из Кодекса Наполеона, некоторые из Османской империи, а некоторые из британского общего права; кроме Израиля, все находятся под влиянием ислама. Ведение бизнеса означает персонализацию деловых отношений в навязчиво интимной манере. В месяц Рамадан деловые разговоры начинаются только после 10 часов вечера, когда люди устали и наелись после дня поста. Почти наверняка у компании должен быть местный партнер; требуется местный юрист (как, скажем, в Нью-Йорке), и необходимы безотзывные аккредитивы.Тем не менее, как заметил старший вице-президент CocaCola Сэм Аюб, «арабы гораздо лучше способны проводить различие между культурными и религиозными целями, с одной стороны, и экономическими реалиями, с другой, чем это принято считать. Ислам совместим с наукой и современностью».

    Барьеры на пути глобализации не ограничиваются Ближним Востоком. Свободной передаче технологий и данных через границы стран Европейского общего рынка препятствуют юридические и финансовые препятствия.И есть устойчивость к радио- и телевизионным помехам («загрязнению») среди соседних европейских стран.

    Но прошлое — хороший проводник в будущее. Благодаря настойчивости и соответствующим средствам барьеры перед передовыми технологиями и экономикой всегда падали. Нет зарегистрированных исключений, когда были предприняты разумные усилия для их преодоления. Это очень вопрос времени и усилий.

    Неудача в глобальном воображении

    Многие компании пытались стандартизировать мировую практику, экспортируя отечественные продукты и процессы без каких-либо приспособлений или изменений, и потерпели сокрушительное поражение.Их недостатки были восприняты как свидетельство бычьей глупости перед лицом жалкой невозможности. Сторонники глобальной стандартизации рассматривают их как примеры неудач в исполнении.

    На самом деле, плохое исполнение часто является серьезной причиной. Однако более важным является сбой нервов — сбой воображения.

    Рассмотрим случай внедрения полностью автоматического домашнего прачечного оборудования в Западной Европе в то время, когда лишь немногие дома имели даже полуавтоматические машины.Компания Hoover, Ltd., штаб-квартира которой находилась в Северном Кантоне, штат Огайо, занимала видное место в Великобритании как производитель пылесосов и стиральных машин. Из-за недостаточного спроса на внутреннем рынке и низкого экспорта на европейский континент крупный завод по производству стиральных машин в Англии работал далеко не на полную мощность. Компании нужно было продавать больше полуавтоматов или автоматов.

    Поскольку компания Hoover имела «правильную» маркетинговую направленность, она провела исследования потребительских предпочтений в Великобритании и каждой крупной континентальной стране.Результаты достаточно четко показали предпочтения по функциям среди нескольких стран (см. Приложение 2).

    Доказательство 2 Предпочтения потребителей в отношении характеристик автоматических стиральных машин в 1960-х годах

    Дополнительные переменные затраты на единицу продукции (в фунтах стерлингов) на адаптацию для удовлетворения лишь нескольких национальных предпочтений составили:

    Потребовались значительные инвестиции в завод, чтобы удовлетворить другие предпочтения.

    Самые низкие розничные цены (в фунтах стерлингов) на ведущие бренды местного производства в разных странах составили примерно:

    Индивидуализация продукта в каждой стране поставила бы Hoover в невыгодное конкурентное положение по цене, в основном из-за более высоких производственных затрат, связанных с короткими партиями для отдельных функций. Поскольку программы снижения тарифов Общего рынка в то время были неполными, Гувер также оплачивал тарифные пошлины в каждой континентальной стране.

    Как сделать творческий анализ

    В случае Гувера творческий анализ продаж автоматических стиральных машин в каждой стране показал бы, что

    1. Итальянские автоматы небольшой мощности и размеров, маломощные, без встроенных нагревателей, с фарфорово-эмалевыми ваннами, продавались по агрессивно низким ценам и завоевывали большие доли рынка во всех странах, включая Западную Германию.

    2. Самые продаваемые автоматы в Западной Германии широко рекламировались (в три раза больше, чем следующий по популярности бренд), идеально соответствовали национальным вкусам, а также были самыми дорогими автоматами, доступными в этой стране.

    3. Италия, с наименьшим проникновением стиральных машин любого типа (ручных, полуавтоматических или автоматических), быстро переходила непосредственно к автоматике, минуя схему сначала покупки ручных отжимных машин, машин с ручным управлением, а затем полуавтоматов.

    4. Производители моющих средств только начинали продвигать метод стирки в холодной и теплой воде, использовавшийся в то время в Соединенных Штатах.

    Растущий успех небольших, маломощных, низкоскоростных, маломощных и недорогих итальянских машин, даже по сравнению с предпочтительным, но дорогим и широко раскрученным брендом в Западной Германии, был значителен. В нем содержалось мощное послание, которое было упущено менеджерами, твердо приверженными искаженной версии маркетинговой концепции, согласно которой вы даете клиентам то, что, по их словам, они хотят.На самом деле клиенты сказали , что им нужны определенные функции, но их поведение показало, что они воспользуются другими функциями, если цена и реклама будут правильными.

    В данном случае было очевидно, что в сложившихся условиях люди предпочитали дешевый автомат любому виду ручного или полуавтоматического станка и уж тем более более дорогому автомату, хотя дешевый автомат не выполнял всех своих заявленных функций. предпочтения. Якобы дотошные и требовательные немецкие потребители нарушили все ожидания, купив простые и недорогие итальянские машины.

    Было также ясно, что реклама автоматических стиральных машин сильно повлияла на людей; в Западной Германии наиболее активно продвигаемая идеальная машина также имела наибольшую долю рынка, несмотря на ее высокую цену. Две вещи явно побудили клиентов совершить покупку: низкая цена независимо от предпочтений в отношении функций и активная реклама независимо от цены. Оба фактора помогли клиентам получить то, чего они больше всего хотели, — превосходные преимущества, предоставляемые полностью автоматическими машинами.

    Компания Hoover должна была агрессивно продавать простую стандартизированную высококачественную машину по низкой цене (обеспечиваемой 17-процентным снижением переменных затрат, которое стало возможным благодаря устранению дополнительных функций на сумму 6–10 фунтов стерлингов).Рекомендованные розничные цены могли быть несколько меньше 100 фунтов стерлингов. Дополнительные средства, «сэкономленные» за счет отказа от ненужных модификаций завода, пошли бы на поддержку расширенной сервисной сети и агрессивной рекламы в СМИ.

    Медиа-сообщение Гувера должно было звучать так: это машина, которую вы, домохозяйка, заслуживаете уменьшить повторяющиеся, тяжелые ежедневные домашние обязанности, чтобы у вас было больше времени для конструктивного времяпрепровождения со своими детьми и твой муж.Поощрение также должно было быть нацелено на мужа, чтобы он, желательно в присутствии жены, почувствовал себя обязанным предоставить ей автоматическую стиральную машину еще до того, как он купил себе автомобиль. Агрессивно низкая цена в сочетании с активным продвижением такого рода пересилила бы ранее высказанные предпочтения в отношении определенных функций.

    Случай с Гувером показывает, как извращенное применение маркетинговой концепции и отсутствие какого бы то ни было маркетингового воображения позволяют сохраняться многонациональным отношениям, когда потребители действительно хотят воспользоваться преимуществами глобальной стандартизации.Весь проект пошел не с той ноги. Людей спрашивали, какие функции они хотят от стиральной машины, а не чего они хотят от жизни. Продавать линейку продуктов, индивидуально адаптированных для каждой нации, неразумно. Менеджеры, которые гордились тем, что применяли концепцию маркетинга в полной мере, на самом деле не применяли ее вообще. Гувер задавал неправильные вопросы, а затем не прикладывал ни мысли, ни воображения к ответам. Такие компании подобны средневековым этноцентристам, которые с повседневной ясностью видели, как солнце вращается вокруг земли, и выдавали это за Истину.Не имея дополнительных данных, но обладая более пытливым умом, Коперник, подобно ежу, интерпретировал более убедительную и точную реальность. Данные не дают информации, кроме как с вмешательством разума. Информация не дает значения, кроме как с вмешательством воображения.

    Принятие неизбежного

    Глобальная корпорация признает, к лучшему или к худшему, что технологии неуклонно ведут потребителей к одним и тем же общим целям — облегчению жизненных тягот и увеличению свободного времени и покупательной способности.Ее роль коренным образом отличается от роли обычной корпорации в течение ее короткой, бурной и удивительно многообразной истории. Он управляет двумя векторами технологий и глобализации на благо всего мира. Ни судьба, ни природа, ни Бог, а необходимость торговли создали эту роль.

    В Соединенных Штатах две отрасли промышленности стали глобальными задолго до того, как они осознали это. После более чем целого поколения постоянных и резких увольнений Объединенные сталелитейщики Америки не объявляли общеотраслевых забастовок с 1959 года; United Auto Workers не закрывала General Motors с 1970 года.Оба союза осознают, что стали глобальными; закрытие всего или большей части производства в США не закроет клиентов из США. Зарубежные поставщики снабжают рынок.

    Взлом кода западных рынков

    С тех пор как четверть века назад возникла теория концепции маркетинга, более продвинутые в управленческом отношении корпорации стремились предлагать клиентам то, чего они явно хотели, а не то, что было просто удобно.

    Они создали маркетинговые отделы, поддерживаемые профессиональными рыночными исследователями в огромных и часто дорогостоящих масштабах.И они создали огромное количество операций и продуктовых линеек — тщательно адаптированных продуктов и систем доставки для самых разных рынков, рыночных сегментов и стран.

    Примечательно, что японские компании работают почти полностью без маркетинговых отделов или исследований рынка, которые так распространены на Западе. Тем не менее, по красочным словам председателя General Electric Джона Э. Уэлча-младшего, японцы, прибывшие с небольшого скопления бедных ресурсами островов, с совершенно чуждой культурой и почти непостижимо сложным языком, взломали код западных рынков. .Они сделали это, не рассматривая с механистической тщательностью различия рынков, а, скорее, ища смысл с более глубокой мудростью. Они обнаружили одну замечательную черту, общую для всех рынков, — непреодолимое стремление к надежной, отвечающей мировым стандартам современности во всем по агрессивно низким ценам. В ответ они создают непреодолимую ценность повсюду, привлекая людей продуктами, которые технократы-исследователи рынка с поверхностной уверенностью описали как неподходящие и неконкурентоспособные.

    Чем шире глобальный охват компании, тем большее количество региональных и национальных предпочтений она столкнется с определенными функциями продукта, системами распространения или рекламными средствами. Всегда будет необходимо какое-то приспособление к различиям. Но широко распространенная и часто необдуманная вера в неизменность этих различий в целом ошибочна. Доказательства неудачи в бизнесе из-за отсутствия жилья часто являются свидетельством других недостатков.

    Возьмите случай Revlon в Японии.Компания излишне отталкивала розничных продавцов и сбивала с толку покупателей, продавая косметику мировых стандартов только в элитных торговых точках; затем она попыталась оправиться с более широким распространением недорогих, стандартизированных по всему миру продуктов, за которыми последовала смена президента компании и сокращение продаж, поскольку затраты росли быстрее, чем продажи. Проблема была не в том, что Revlon не понимал японский рынок; он не выполнял свою работу должным образом, колебался в своих программах и с нетерпением ждал загрузки.

    Напротив, Outboard Marine Corporation с воображением, настойчивостью и настойчивостью превратила давно устоявшиеся трехуровневые каналы сбыта в Европе в более целенаправленную и контролируемую двухэтапную систему — и сделала это, несмотря на громогласные предупреждения местных торговых групп. .Это также сократило количество и типы торговых точек. Результатом стало большее улучшение обслуживания клиентов по кредитам и установке продуктов, значительное снижение затрат и увеличение продаж.

    Для очень успешного внедрения Contac 600 (противоконгестанта замедленного высвобождения) в Японии корпорация SmithKline использовала 35 оптовых торговцев вместо 1000 с лишним, как того требовала установившаяся практика. Ежедневные контакты с оптовиками и ключевыми розничными торговцами, также в нарушение установившейся практики, дополняли план, и он работал.

    Отказано в доступе к существующим дистрибьюторским организациям в Соединенных Штатах, Komatsu, японский производитель легкой сельскохозяйственной техники, вышел на рынок через дилеров дорожной строительной техники в сельских районах Солнечного пояса, где фермы меньше, а почва более песчаная и легче работать. Здесь неопытные дистрибьюторы смогли привлечь клиентов на основе продукта Komatsu и приемлемости цены.

    В случае успешного вызова господствующим институтам и практике сочетание надежности и качества продукта, сильных и устойчивых систем поддержки, агрессивно низких цен и компенсационных пакетов, а также дерзости и непримиримости, обходит, разрушает и трансформирует очень различные системы распределения.Вместо обиды было восхищение.

    Тем не менее, некоторые различия между нациями остаются незыблемыми, даже в мире микропроцессоров. В США почти все производители микропроцессоров проверяют их на надежность с помощью так называемой параллельной системы тестирования. Япония предпочитает совершенно другую систему последовательного тестирования. Поэтому корпорация Teradyne, крупнейший в мире производитель микропроцессорного испытательного оборудования, производит одну линию для США и одну для Японии. Это просто.

    Что не так просто для Teradyne, так это узнать, как лучше всего организовать и управлять, в данном случае, своими маркетинговыми усилиями. Компании могут организовываться по продуктам, регионам, функциям или комбинировать их. Компания может иметь отдельные маркетинговые организации для Японии и Соединенных Штатов или отдельные группы продуктов, одна из которых работает в основном в Японии, а другая — в Соединенных Штатах. Одно производственное предприятие или маркетинговая операция могут обслуживать оба рынка, или компания может использовать отдельные маркетинговые операции для каждого из них.

    Вопросы возникают, если компания организует по продуктам. В случае с Teradyne, должна ли группа, работающая с параллельной системой, основным рынком сбыта которой являются Соединенные Штаты, продавать в Японии и конкурировать с группой, ориентированной на японский рынок? Если компания организуется на региональном уровне, как региональные группы распределяют свои усилия между продвижением параллельной и последовательной систем? Если компания организована с точки зрения функций, как она может добиться приверженности маркетингу, например, одной линии вместо другой?

    Не существует ни одного достоверно правильного ответа, ни единой формулы, по которой его можно получить.Нет даже удовлетворительного условного ответа. 3 То, что хорошо работает для одной компании или в одном месте, может оказаться неудачным для другой точно в том же месте, в зависимости от возможностей, истории, репутации, ресурсов и даже культуры обоих.

    Земля плоская

    Различия, которые сохраняются во всем мире, несмотря на его глобализацию, подтверждают древнее изречение экономики: все управляется тем, что происходит на периферии, а не в центре. Таким образом, в обычном конкурентном анализе важна не средняя цена, а предельная цена; что происходит не в обычном случае, а на стыке вновь возникающих условий.В коммерческих делах важно то, что происходит на переднем крае. Что сегодня больше всего поражает, так это глубинное сходство того, что происходит сейчас, с национальными предпочтениями на периферии. Эти сходства на переднем крае в совокупности образуют подавляющую, преобладающую общность повсюду.

    Ссылаться на сохраняющийся экономический национализм (протекционистская и субсидируемая торговая практика, специальные налоговые льготы или ограничения для производителей на внутреннем рынке) как на препятствие глобализации рынков — значит делать обоснованное замечание.Экономический национализм действительно обладает мощной стойкостью. Но, как и в случае нынешней почти полностью гладкой интернационализации инвестиционного капитала, прошлое само по себе не формирует и не предсказывает будущее. (Для размышлений об интернационализации капитала см. Приложение 3.)

    Реальность — это не фиксированная парадигма, в которой доминируют незапамятные обычаи и производные отношения, не обращая внимания на могущественные и обильные новые силы. Мир становится все более информированным об освобождающих и расширяющих возможностях современности.Стойкость унаследованных разновидностей национальных предпочтений с трудом зависит от растущего свидетельства и беспокойства по поводу их неэффективности, дороговизны и ограниченности. Историческое прошлое и национальные различия в отношении торговли и промышленности, которые оно повсеместно порождало и взращивало, теперь поддаются относительно легкой трансформации.

    Космополитизм больше не является монополией интеллектуальных и праздных классов; она становится установленным свойством и определяющей характеристикой всех секторов во всем мире.Постепенно и неотразимо он ломает стены экономической замкнутости, национализма и шовинизма. То, что мы видим сегодня как эскалацию коммерческого национализма, — это просто последний предсмертный хрип устаревшего института.

    Компании, которые адаптируются к экономической конвергенции и извлекают из нее выгоду, по-прежнему могут проводить различия и приспосабливаться к различным рынкам. Постоянные различия в мире согласуются с фундаментальными общими чертами; они часто дополняют друг друга, а не противоречат друг другу — как в бизнесе, так и в физике.В физике материя и антиматерия одновременно работают в симбиотической гармонии.

    Земля круглая, но для большинства целей разумно считать ее плоской. Космос искривлен, но не очень для повседневной жизни здесь, на земле.

    Отклонения от устоявшейся практики случаются постоянно. Но многонациональное сознание, извращенное годами спотыканий и транснациональных неурядиц до осмотрительности и робости, теперь редко бросает вызов существующим заокеанским практикам. Чаще любой отход от унаследованного домашнего распорядка он считает бездумным, неуважительным или невозможным.Это разум минувшего дня.

    Успешная глобальная корпорация не отказывается от индивидуальной настройки или дифференциации в соответствии с требованиями рынков, которые различаются предпочтениями в отношении продуктов, структурами расходов, покупательскими предпочтениями, а также институциональными или правовыми механизмами. Но глобальная корпорация принимает и приспосабливается к этим различиям неохотно, только после неустанной проверки их неизменности, после попыток различными способами их обойти и перекроить, как мы видели в случаях Outboard Marine в Европе, SmithKline в Японии и Komatsu в Соединенные Штаты.

    Существует только один существенный аспект, в котором деятельность компании по всему миру важна, и это то, что она производит и как она продает. Все остальное вытекает из этих действий и является их вспомогательным.

    Цель бизнеса — заполучить и удержать клиента. Или, используя более совершенную конструкцию Питера Друкера, создает и удерживает клиента. Компания должна быть предана идеалу инноваций — предлагать лучшие или более предпочтительные продукты при таком сочетании способов, средств, мест и по таким ценам, чтобы потенциальные клиенты предпочли иметь дело с компанией, а не с другими.

    Предпочтения постоянно формируются и изменяются. В рамках нашей глобальной общности огромное разнообразие постоянно утверждает себя и процветает, как это можно увидеть на крупнейшем в мире внутреннем рынке, в Соединенных Штатах. Но в процессе мировой гомогенизации современные рынки расширяются и достигают глобальных масштабов, снижающих издержки. Благодаря более качественным и дешевым коммуникациям и транспорту даже небольшие сегменты местного рынка, до сих пор защищенные от удаленных конкурентов, теперь испытывают давление их присутствия.Никто не застрахован от глобального охвата и непреодолимой экономии за счет масштаба.

    Мир формируют два вектора — технологии и глобализация. Первый помогает определить предпочтения человека; во-вторых, экономические реалии. Независимо от того, насколько предпочтения эволюционируют и расходятся, они также постепенно сходятся и формируют рынки, где эффект масштаба приводит к снижению издержек и цен.

    Современная глобальная корпорация резко контрастирует со стареющей транснациональной корпорацией. Вместо того, чтобы приспосабливаться к поверхностным и даже укоренившимся различиям внутри стран и между ними, он будет разумно стремиться навязать соответствующим образом стандартизированные продукты и методы по всему миру.Это именно то, что примет мир, если они также будут предлагаться с низкими ценами, высоким качеством и благословенной надежностью. В этом отношении глобальная компания будет действовать точно так же, как Генри Киссинджер писал в году потрясений о продолжающемся экономическом успехе Японии: «ненасытная в сборе информации, невосприимчивая к давлению и неумолимая в исполнении».

    Учитывая то, что повсюду является целью коммерции, глобальная компания будет формировать векторы технологий и глобализации в свою великую стратегическую плодовитость.Он будет планомерно подталкивать эти векторы к их собственной конвергенции, предлагая всем одновременно высококачественные, более или менее стандартизированные продукты по оптимально низким ценам, тем самым добиваясь для себя значительно расширенных рынков и прибылей. Компании, которые не адаптируются к новым глобальным реалиям, станут жертвами тех, кто это сделает.

    Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май 1983 года.

    Восходящая парадигма? на JSTOR

    Абстрактный

    Международные исследования находятся на пороге дебатов между сторонниками парадигмы, наблюдателями, которые твердо придерживаются преобладающих парадигм и отрицают, что глобализация предлагает новый взгляд на мир, и создателями парадигмы, которые ставят под сомнение то, что они считают устаревшие категории и утверждают, что перешли к инновационной парадигме.Это различие представляет собой эвристику, которая допускает различные градации и динамическое взаимодействие между хранителями и производителями. Это помогает выявить аномалии и дискомфорт в международных исследованиях. Отчасти в ответ на эти проблемы исследования глобализации развились и могут быть предварительно ограничены определенным набором характеристик. Но в ближайшем будущем не намечается куновский кризис в смысле надвигающегося свержения, которое быстро сметет господствующие парадигмы. Учитывая, что систематические исследования глобализации ведутся немногим более десяти лет, вполне вероятно, что международные исследования вступили в период между старым и новым.В настоящее время глобализация как парадигма представляет собой скорее потенциал, чем отработанную структуру. Это может быть лучше всего понято как протопарадигма.

    Информация о журнале

    Редакторы ISP поощряют материалы, которые объединяют различные академические дисциплины, академический и политический миры, а также глобальный разрыв между учителями и учениками. Особенно приветствуются материалы из традиционно недопредставленных регионов и точек зрения.

    Информация об издателе

    Издательство Оксфордского университета является подразделением Оксфордского университета.Он способствует достижению цели университета в области передового опыта в исследованиях, стипендиях и образовании, публикуясь по всему миру. OUP — крупнейшее в мире университетское издательство с самым широким глобальным присутствием. В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает в себя научные работы по всем академическим дисциплинам, Библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.