К компетенции военных трибуналов относились дела о: Верховный суд РФ на портале Право.ру

Содержание

Верховный суд РФ на портале Право.ру

История

Как известно, после Октябрьского вооруженного восстания, провозгласившего власть Советов, действовавшая до 1917 года судебная система Российской Империи, полностью утратившая к этому времени свою дееспособность, была сломана.

24 ноября 1917 г. Совет Народных Комиссаров РСФСР опубликовал текст первого нормативного акта о суде, известного как Декрет № 1 «О суде». В нем от имени новой власти объявлялось об упразднении окружных судов, окружных судебных палат, правительствующего сената, военных и морских судов всех наименований, и замене всех этих учреждений судами, образуемыми на основании демократических выборов. Прекращали свою деятельность доныне существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры.

19 декабря 1917 года Народный комиссариат юстиции издал Инструкцию «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний». Этим актом устанавливалась подсудность дел новым судебным учреждениям, состав суда, порядок рассмотрения дел и меры наказания, которые может назначать ревтрибунал, «руководствуясь обстоятельствами дела и велениями революционной совести»

В районах, городах, волостях и уездах осуществление правосудия передавалось местным народным судам, которые должны были действовать в составе судьи и двух народных заседателей. Подсудность дел местным народным судам была весьма ограниченной. По существу они разрешали лишь дела о незначительных правонарушениях и гражданские споры. В противовес прежнему всесословному суду, новый суд провозглашался как «орган привлечения именно бедноты поголовно к государственному управлению (ибо судебная деятельность есть одна из функций государственного управления), — что суд есть орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства, — что суд есть орудие воспитания к дисциплине»

11 июня 1918 года вместо Кассационного отделения Наркомата юстиции был учрежден Кассационный отдел при ВЦИК Советов для рассмотрения кассационных жалоб и протестов на приговоры всех революционных трибуналов (кроме Ревтрибунала при ВЦИК Советов).

Его можно рассматривать в качестве первого в Советской республике судебного органа, в задачу которого входила координация деятельности революционных трибуналов в масштабе всей Республики, помимо исправления конкретных ошибок местных трибуналов. Председателем Кассационного отдела стал О.Я. Карклин.

23 июня 1921 года принят Декрет «Об объединении всех революционных трибуналов Республики», предусматривавшем очередную реорганизацию судебной системы. В соответствии с Декретом «в качестве единого кассационного органа и органа ближайшего надзора для всех действующих на территории РСФСР трибуналов, а также для судебного учреждения для дел особой важности» создавался Верховный трибунал при ВЦИК РСФСР, который стал единым кассационным органом и органом надзора над всеми действовавшими на территории РСФСР трибуналами, а также судом первой инстанции для дел особой важности.Именно ему надлежало стать предшественником Верховного Суда РСФСР.

Постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 года принято Положение о судоустройстве РСФСР, которое вводилось в действие с 1 января 1923 года.

В соответствии с Положением, в РСФСР формировалась единая трехзвенная система судебных учреждений:

1) народный суд:

- в составе постоянного народного судьи;

- в составе постоянного народного судьи и двух народный заседателей;

2) губернский суд;

3) Верховный Суд РСФСР.

4 января 1923 года Президиум ВЦИК РСФСР принял постановление о временном составе Верховного Суда РСФСР, который был объявлен 10 января 1923 года приказом № 1 по Верховному Суду. В этом приказе говорилось, что «Верховный трибунал ВЦИК именуется впредь с 1-го января, согласно „Положения о судоустройстве“, — Верховный Суд РСФСР».

К компетенции Верховного Суда РСФСР отнесено осуществление судебного контроля над всеми без исключения судами Республики. Он рассматривал в кассационном порядке дела, решенные губернскими судами, и в порядке надзора — дела, разрешенные любыми судами. В качестве суда первой инстанции рассматривал дела особой государственной важности по специально установленной подсудности.

Надзорные функции Наркомата юстиции отошли к Верховному Суду РСФСР.

Верховный Суд РСФСР действовал в составе:

а) Президиума;

б) пленарного заседания;

в) кассационных коллегий по уголовным и гражданским делам;

г) судебной коллегии;

д) военной коллегии;

е) военно-транспортной коллегии;

ж) дисциплинарной коллегии.

Декретом ВЦИК и СНК от 1 февраля 1923 года вместо одной судебной коллегии в составе Верховного Суда РСФСР созданы две судебные коллегии — по уголовным и гражданским делам.

В автономных республиках и областях по специальному постановлению Президиума ВЦИК образовывались отделения Верховного Суда РСФСР.

Первым Председателем Верховного Суда РСФСР стал Петр (Петерис) Иванович (Янович) Стучка.

В состав Президиума Верховного Суда РСФСР входили: Председатель Верховного Суда РСФСР, его заместитель, председатели кассационных коллегий, военной и военно-транспортной коллегий.

По рассматриваемым вопросам Президиум был вправе выносить постановления об отмене в порядке надзора приговоров нижестоящих судов, других решений и определений с передачей дела на новое судебное рассмотрение соответствующей коллегии Верховного Суда РСФСР. Президиум занимался также разработкой проектов законоположений на основе обобщения судебной практики Верховного Суда, которые направлялись в Народный комиссариат юстиции, а также давал заключения по тем же вопросам. Спустя несколько лет надзорные полномочия Президиума Верховного Суда РСФСР были закреплены законодательно Положением о судоустройстве РСФСР, утвержденном постановлением ВЦИК от 19 ноября 1926 года.

Пленарные заседания Верховного Суда РСФСР предусматривали присутствие членов этого суда и признавались полномочными при наличии не менее половины всего их количества. Проходили они под руководством председателя Верховного Суда или его заместителя при обязательном присутствии прокурора Республики или его старшего помощника.

К компетенции Пленума относилось: истолкование законов по вопросам судебной практики; рассмотрение дел в порядке надзора; отмена и изменение приговоров и определений коллегий Верховного Суда или иного суда Республики по предложениям Президиума ВЦИК Советов, прокурора Республики, Президиума Верховного Суда и по протестам председательствовавших в заседаниях коллегий Верховного Суда или их прокуроров; выборы дисциплинарной коллегии Верховного Суда; рассмотрение других вопросов, вносимых в Пленум Верховного Суда РСФСР.

30 января 1928 года ВЦИК Советов и СНК РСФСР приняли постановление «О порядке руководства судебными органами РСФСР»Как указывалось в Постановлении, это сделано в целях обеспечения единства управления всеми отраслями деятельности Народного комиссариата юстиции и, в особенности, чтобы было «обеспечено руководство и управление в отношении прокуратуры и судебных органов». С этого времени вся работа по руководству судами оказалась сосредоточенной в Наркомате юстиции РСФСР. Прокурор Республики наделялся правом опротестовывать Народному комиссару юстиции "содержание информаций и информационных писем Верховного Суда РСФСР на предмет их отмены или изменения, что обосновывалось необходимостью обеспечения «единства судебной практики и управления судебными органами». Кроме того, в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 30 января 1928 года Наркомюсту предлагалось изменить стиль руководства губернскими и народными судами, выдвинув на первый план работу по наполнению их деятельности общественно-политическим содержанием.

С середины 1943 года члены Верховного Суда и сотрудники аппарата входили в различные комиссии по определению ущерба, нанесенного российским судам немецко-фашистскими захватчиками. По мере наступления советских войск и освобождении временно оккупированных местностей действовавшие в прифронтовой полосе военные трибуналы снова преобразовывались в обычные суды.

Война унесла многие миллионы человеческих жизней, что безусловно отразилось и на судах. В судебной системе отмечался острый дефицит кадров. Такое положение вынуждало принимать на работу судьями людей, не имевших специального образования. В результате этого к концу войны из 7 тыс. судей работавших в судах РСФСР, лишь 10% имели высшее юридическое образование. Со средним образованием было 24,1% судей, остальные имели незаконченное среднее и начальное образование.

25 сентября 1948 года было утверждено Положение о выборах народных судей, в которое впоследствии дважды вносились изменения. В соответствии с Положением народные судьи избирались гражданами сроком на три года на основе всеобщего, прямого, равного избирательного права при тайном голосовании.

27 октября 1960 года Верховный Совет РСФСР принят закон «О судоустройстве РСФСР». Указами Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 февраля 1964 года и от 18 августа 1972 года в этот Закон были внесены изменения и дополнения, направленные на его совершенство.

В апреле 1978 года принята новая Конституция РСФСР, в которой традиционно воспроизводились основополагающие нормы общесоюзного Основного Закона, в том числе, относящиеся к организации суда и правосудию. Имелась специальная глава (21), посвященная вопросам судоустройства и осуществления правосудия.

11 апреля 1991 года состоялось совместное заседание Президиума Верховного Суда РСФСР и коллегии Министерства юстиции РСФСР, на которое были приглашены председатели Верховных судов республик, краев, областей, представители юридической науки и практические работники. На нем принято постановление о созыве Съезда судей. Главный вопрос повестки дня, который предполагалось вынести на обсуждение Первого Съезда судей — «Концепция и основные правовые акты судебной реформы».

20 июля 1991 года Президент РФ издал Указ «О прекращении деятельности организационных политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР», в соответствии с которым распускались партийные структуры, через которые осуществлялось воздействие на систему правосудия.

19 августа 1991 года было объявлено об образовании государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), который в свою очередь объявил о принятии на себя государственной власти в стране. Однако Указом Президента РСФСР Б.Н. Ельцина ГКЧП объявлен антиконституционным, а действия его организаторов квалифицированы как государственный переворот.

17 октября 1991 года в Москве открылся Первый Всероссийский съезд судей.

В мае-июле 1992 года были приняты Законы "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР, которыми давалась принципиально новая регламентация рассмотрения большой категории уголовных и гражданских дел. Бывшая Военная коллегия Верховного Суда СССР включалась в состав организационно-штатной структуры Верховного Суда РСФСР с соответствующим изменением названия. Установлена возможность разрешения ряда категорий дел судьей единолично, что смягчило появившуюся напряженность, которая сложилась в судах ввиду нехватки народных заседателей, а также вследствие роста судимости и преступности.

В октябре 2003 года Пленум Верховного Суда РФ, обобщив практику рассмотрения судами дел с применением общепризнанных принципов и норм международного права, принял соответствующее постановление, включавшее в себя такие рекомендации нижестоящим судам, которые стали основой к дальнейшему совершенствованию правосудия в России, более тесной интеграции правоприменительной системы нашей страны в европейское и мировое правовое пространство.

Этими рекомендациями судам разъяснялись понятия и необходимые условия, определяющие возможность непосредственного применения международных договорных норм, раскрывалось значение общепризнанных принципов и норм международного права в правоприменительной практике, особенности их реализации на внутригосударственном уровне.

 

Место в судебной системе

Верховный Суд Российской Федерации действует в составе судей, включая Председателя Верховного Суда Российской Федерации, первого заместителя и заместителей Председателя, председателя Кассационной коллегии, председателей Судебной коллегии по гражданским делам, Судебной коллегии по уголовным делам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

В Верховном Суде Российской Федерации действуют следующие структуры: Пленум, Президиум, Кассационная коллегия, Судебная коллегия по гражданским делам, Судебная коллегия по уголовным делам и Военная коллегия.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации состоит из судей Верховного Суда РФ, Председателя Верховного Суда РФ, его заместителей. На Пленум возложены задачи по решению наиболее важных вопросов деятельности судов общей юрисдикции и осуществления правосудия. Пленум рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения судами законов и иных нормативных правовых актов, дает по ним разъяснения, рассматривает и решает вопросы о внесении представлений в порядке осуществления законодательной инициативы, об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации с запросами о проверке конституционности законов, иных нормативных правовых актов. Пленум заслушивает сообщения о работе Президиума Верховного Суда РФ и отчеты председателей Кассационной коллегии и судебных коллегий и осуществляет другие полномочия, предоставленные ему законодательством.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации является высшей и конечной судебной инстанцией по делам, отнесенным к подсудности судов общей юрисдикции. Президиум Верховного Суда РФ. Президиум состоит из Председателя Верховного Суда РФ, его заместителей. В состав Президиума входят ряд наиболее авторитетных судей Верховного Суда РФ. Состав Президиума Верховного Суда РФ утверждается Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации, основанному на представлении Председателя Верховного Суда РФ и положительном заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ. Президиум Верховного Суда Российской Федерации рассматривает судебные дела при наличии большинства членов Президиума.

Президиум Верховного Суда РФ рассматривает в порядке надзора дела по проверке вступивших в законную силу судебных актов, вынесенных судами общей юрисдикции и отдельные вопросы судебной практики. В частности, к ведению Президиума относится: рассмотрение судебных дел в порядке надзора, а также в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами; рассмотрение материалов изучения и обобщения судебной практики, анализа судебной статистики, рассмотрение вопросов организации работы коллегий и аппарата Верховного Суда; оказание помощи нижестоящим судам в правильном применении законодательства, в том числе путем рассылки ответов на вопросы, касающиеся применения законодательства; осуществление некоторых других полномочий, предоставленных ему законодательством.

Кассационная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации состоит из председателя Кассационной коллегии, членов коллегии из числа судей Верховного Суда Российской Федерации.

Судебные коллегии по уголовным и гражданским делам, а также Военная коллегия Верховного Суда РФ рассматривают в качестве суда первой инстанции, отнесенные к их компетенции федеральным законом; в пределах своих полномочий рассматривают дела в кассационном порядке, и в порядке надзора, а также по вновь открывшимся обстоятельствам; на основании части четвертой статьи 125 Конституции Российской Федерации вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле; осуществляют иные полномочия, предоставленные им федеральным законом.

Официальным изданием Верховного Суда РФ является «Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации», в котором публикуется для всеобщего сведения информация о заседаниях Пленума Верховного Суда РФ и его постановления с разъяснениями по вопросам судебной практики. В «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации» публикуются наиболее значимые постановления Президиума Верховного Суда РФ, определения судебных коллегий, решения областных и приравненных к ним судов, которые могут иметь значение для выработки направлений развития судебной практики по гражданским, административным и уголовным делам.

В «Бюллетене Верховного Суда РФ» публикуются обзоры судебной практики, статьи по актуальным вопросам применения законодательства и другие материалы.

При Верховном Суде Российской Федерации в качестве совещательного органа образуется и функционирует Научно-консультативный совет, в состав которого входят высококвалифицированные судьи, работники правоохранительных органов, ученые-юристы, адвокаты. Состав Научно-консультативного Совета утверждается Пленумом Верховного Суда Российской Федерации по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации. Возглавляет Научно-консультативный совет Председатель Верховного Суда РФ.

Научно-консультационный совет разрабатывает научно обоснованные рекомендации по наиболее сложным и принципиальным вопросам судебной практики. Такие рекомендации могут разрабатываться в связи с подготовкой разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики, разработкой проектов законодательных и иных нормативных актов, рассмотрением в судебных заседаниях конкретных дел.

Верховный Суд РФ является учредителем Российской академии правосудия — государственного научно-образовательного учреждения, действующего в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании, уставом Академии и учредительным договором. Академия осуществляет функции подготовки кандидатов на должности судей и работников аппаратов судов, профессиональной переподготовки и повышения квалификации судей и работников аппаратов судов, а также осуществляет фундаментальные и прикладные научные и методические исследования в области организации и деятельности судебной власти.

Председатель Верховного Суда Российской Федерации назначается Советом Федерации Федерального Собрания по представлению Президента Российской Федерации, основанному на заключении Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, сроком на 6 лет.

Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации выполняет важную роль в осуществлении надзора за рассмотрением гражданских, уголовных и административных дел, подсудных судам общей юрисдикции, обеспечивая единообразие судебной практики, соблюдение законов при осуществлении правосудия, способствуя тем самым формированию единого правового пространства страны. Он непосредственно участвует в проведении кадровой политики в судах общей юрисдикции, в практической реализации гарантий независимости судей.

Статья 1. Военные суды Российской Федерации / КонсультантПлюс

1. Военные суды Российской Федерации (далее - военные суды) являются федеральными судами общей юрисдикции, входят в судебную систему Российской Федерации, осуществляют судебную власть в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба (далее также - органы), и иные полномочия в соответствии с федеральными конституционными законами и федеральными законами.

(часть первая в ред. Федерального конституционного закона от 27.12.2009 N 8-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Окружные (флотские) военные суды и гарнизонные военные суды создаются по территориальному принципу по месту дислокации воинских частей и учреждений Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов. Военные суды располагаются в открытых для свободного доступа местах.

(часть 2 в ред. Федерального конституционного закона от 29.07.2018 N 1-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Военные суды создаются и упраздняются федеральным законом. Никакой военный суд не может быть упразднен, если отнесенные к его ведению вопросы не были одновременно переданы в юрисдикцию другого суда. Численность судей военных судов устанавливается Верховным Судом Российской Федерации в пределах общей численности судей федеральных судов общей юрисдикции, установленной федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период.

(часть 3 в ред. Федерального конституционного закона от 12.03.2014 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Особенности организации и деятельности военных судов в период мобилизации и в военное время определяются соответствующими федеральными конституционными законами.

Открыть полный текст документа

- Верховный Суд Республики Беларусь

 

Начало хозяйственной специализации в судебной сфере было положено еще в 1832 году учреждением коммерческих судов, которые действовали на основе собственного Устава судопроизводства и Временных правил порядка производства дел о несостоятельности.

После Октябрьской революции 1917 года судебная сфера подверглась серьезной трансформации. Разрушив старую, достаточно стройную систему, новая власть стала постепенно создавать свою, базирующуюся на классовом и партийном принципах, систему, в рамках которой большинство конфликтов в экономической области решалось административным путем. Например, в Декрете ВЦИК от 7 марта 1918 года № 2 «О суде» говорилось, что судебные иски между разными казенными учреждениями вообще не допускались. Этот подход формировал модель, где неправовой порядок рассмотрения дел становился преобладающим.

Этапы формирования системы Госарбитража

Переход к НЭПу потребовал утверждения нового способа разрешения хозяйственных споров. 21 сентября 1922 года постановлением ВЦИК и СНК РСФСР были созданы Арбитражная комиссия при Совете труда и обороны и арбитражные комиссии при областных и губернских экономических совещаниях (ЭКОСО). Указанные арбитражные комиссии положили начало формированию системы органов Госарбитража, определившей развитие экономического правосудия в советский период.

30 марта 1923 года вторая сессия ЦИК БССР четвертого созыва приняла Положение о судоустройстве. В соответствии со ст. 1 Положения в БССР предусматривалось создание специальных судебных органов, к которым относились: военные трибуналы, особые трудовые сессии народных судов, земельные комиссии и арбитражная комиссия по делам об имущественных спорах между государственными органами. Надзор за деятельностью арбитражной комиссии осуществлялся Верховным судом и прокурором БССР.

Союзным законодательством закреплялся судебный статус арбитражных комиссий.

29 октября 1924 года ВЦИК утвердил Основы судоустройства Союза ССР и союзных республик. Статья 22 Основ закрепляла, что имущественные споры между государственными учреждениями и предприятиями рассматриваются Высшей арбитражной комиссией при СТО СССР, а также высшими арбитражными комиссиями экономических совещаний союзных республик, местными (областными, губернскими) арбитражными комиссиями, организуемыми при исполкомах областей и губерний.

31 октября 1925 года ЦИК БССР принял новое Положение о судоустройстве, сохраняющее статус арбитражной комиссии как специального суда. Так, Арбитражной комиссии при ЭКОСО БССР были подведомственны:

  • споры государственных учреждений и предприятий БССР, а также находящихся на территории БССР местных органов, учреждений и предприятий СССР и других союзных республик – между собой;
  • споры учреждений и предприятий БССР с учреждениями и предприятиями других союзных республик в том случае, если первые являются отдельной стороной или между сторонами имеется договорное соглашение на разрешение дела в арбитражной комиссии БССР.

Согласно Положению о судоустройстве БССР 1925 года арбитражная комиссия исключалась из числа поднадзорных Верховному суду органов. Надзор за ее деятельностью стал осуществляться Экономическим совещанием БССР.

К концу 1920-х сложилась система нормативных актов, определяющих подведомственность хозяйственных споров, регламентирующих процедуру их разрешения, порядок обжалования решений, приведения решений в исполнение и т.д.

3 мая 1931 года было принято Положение о государственном арбитраже, в котором указывалось, что он организуется для разрешения имущественных споров между учреждениями, предприятиями и организациями общественного сектора. Вскоре были изданы первые Правила рассмотрения и разрешения имущественных споров органами Государственного арбитража. Таким образом, было завершено создание союзно-республиканской системы государственного арбитража, которая просуществовала весь советский период.

Постепенно компетенция органов Госарбитража расширялась. Так, в 1933 году к компетенции Госарбитража было отнесено разрешение преддоговорных хозяйственных споров, а в 1939 году – рассмотрение споров, возникающих при согласовании основных условий поставки товаров и продукции.

Новые функции и совершенствование процессуальной основы

Важным этапом в развитии организационно-правового механизма разрешения хозяйственных споров стало постановление Совета Министров СССР от 23 июля 1959 года «Об улучшении работы Государственного арбитража». На органы Госарбитража возлагались новые функции: утверждение особых условий поставок, инструкций о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления, обеспечение разъяснений предприятиям и хозяйственным организациям по применению положений о поставках. Соответствующее постановление было принято и в БССР. В том же году на рассмотрение союзных и республиканских органов Госарбитража были переданы все споры между государственными, кооперативными (кроме колхозов) и другими общественными организациями, предприятиями и учреждениями.

1 июля 1963 года были введены в действие новые Правила рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами. Они составили процессуальную основу деятельности органов Госарбитража в 1960-е годы. О характере и результатах такой деятельность можно судить, например, по данным статистического отчета о работе Госарбитража при Витебском облисполкоме за 1966 год. Из отчета следует, что в 1965 году в этот орган поступило по имущественным спорам – 1127 дел, по преддоговорным – 138 дел, а в 1966 году по имущественным спорам – 1018 дел, по преддоговорным – 183 дела. При этом половина имущественных споров (51%) рассматривалась в срок до 15 дней.

17 января 1974 года Совет Министров СССР принял постановление «О дальнейшем совершенствовании организации и деятельности органов Государственного арбитража» и утвердил новое Положение о Государственном арбитраже. Чуть позже каждая союзная республика, в том числе БССР, приняла в соответствии с общесоюзным свое постановление, утвердив им положения о республиканском, областных и других местных госарбитражах.

Процессуальную базу деятельности органов экономического правосудия в указанное время составляли Правила рассмотрения хозяйственных споров, принятые Госарбитражем СССР в 1976 году. Они детально регламентировали порядок предъявления иска и всю процедуру прохождения дела, вынесения решения или определения, направления сообщений о выявленных при рассмотрении споров нарушениях социалистической законности и существенных недостатках в хозяйственной деятельности предприятий, организаций и учреждений.

После принятия в 1977 году Конституции СССР и в 1978 году – Конституции БССР органы Государственного арбитража получили конституционное закрепление, что, в свою очередь, потребовало дальнейшего совершенствования соответствующей законодательной базы.

Функционировавшая в этот период единая союзно-республиканская система органов Государственного арбитража была выстроена по принципу двойного подчинения – органу, при котором арбитраж состоял, и вышестоящему Государственному арбитражу. Руководил всей системой Госарбитража Совет Министров СССР. Законом СССР от 30 ноября 1979 года «О Государственном арбитраже в СССР» к задачам системы были отнесены: обеспечение защиты прав и охраняемых законом интересов предприятий, учреждений и организаций при разрешении хозяйственных споров; борьба с ведомственностью в хозяйственной деятельности, неуклонное применение установленных законодательством или договором мер имущественной ответственности за нарушения государственной дисциплины; обеспечение единообразного и правильного применения законодательства при разрешении хозяйственных споров и др.

С началом перестройки была предпринята попытка повышения роли арбитражных органов как в укреплении законности в экономических отношениях, так и в совершенствовании в целом хозяйственной деятельности предприятий. Соответствующие нормативные акты были приняты как на союзном, так и на республиканском уровнях в 1987 году.

Завершился советский период развития хозяйственного правосудия принятием 17 мая 1991 года законов «О Высшем Арбитражном Суде СССР» и «О порядке разрешения хозяйственных споров Высшим Арбитражным Судом СССР», но с распадом Советского Союза этот суд так и не заработал.

После обретения Республикой Беларусь независимости начался новый этап, характеризующийся самостоятельностью экономического правосудия нашей страны.

Создание национальной системы хозяйственных судов

Обретя независимость, Республика Беларусь в начале 1990-х годов приступила к строительству современного правового государства. Одна из главных ролей в этом процессе отводилась экономическому правосудию.

Точкой отсчета новейшей истории экономического правосудия Беларуси можно считать 1991 год, когда был принят Закон «О хозяйственном суде в Республике Беларусь». Хозяйственные суды не просто заменили советские арбитражи – государство пошло по пути создания самостоятельной ветви судебной власти, что, по большому счету, было обусловлено возрождением в стране частной собственности и предпринимательства. Основными регуляторами хозяйственных отношений становились закон и договор. Таким образом, создание самостоятельной системы хозяйственных судов, возглавляемой Высшим Хозяйственным Судом Республики Беларусь, подводило надежный правовой фундамент под глубокие экономические реформы и формирующуюся рыночную экономику.

Развитие хозяйственных судов в этот период шло по пути совершенствования законодательства, повышения эффективности судопроизводства и приближения его к международным стандартам правосудия, расширения компетенции, активизации международного сотрудничества, укрепления кадрового потенциала. В результате удалось обеспечить достижение двух важнейших целей: во-первых, значительно повысить качество правосудия, во-вторых, укрепить уровень доверия к судам со стороны участников хозяйственных отношений.

Частое изменение законодательства принято считать индикатором недостаточно высокого качества юридической настройки общественных отношений. Но из любого правила есть исключения. Хотя принятый в 2002 году Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь к 2013 году изменялся и дополнялся более десяти раз, итогом этой нормотворческой деятельности стало создание процессуального законодательства, способного обеспечить по-современному эффективное применение судами правовых норм и заложившего основу использования новейших технологий в хозяйственном процессе.

Одной из важных причин глубокой модернизации хозяйственного судопроизводства стало стремительное увеличение числа обращений: с 20 тысяч в 2001 году до более 120 тысяч в 2010 году. С одной стороны, это свидетельствовало о быстро возрастающем доверии общества к судебным институтам, с другой – столь существенное увеличение нагрузки на судей влекло за собой риск снижения качества принимаемых ими решений. Разумеется, параллельно решалась и другая не менее актуальная задача – за счет трансформации процессуальных норм расширялись возможности судебной защиты.

Прежде всего, нужно отметить новые компетенции, полученные хозяйственными судами. Важнейшей из них, безусловно, стало расширение подведомственности. С 2007 года она охватывает рассмотрение дел об административных правонарушениях (как правило, так или иначе касающихся отношений в сфере хозяйственной деятельности), жалоб на вступившие и не вступившие в законную силу постановления органов, ведущих административный процесс, а также жалоб по делам об административных правонарушениях.

В 2011 году кардинально изменились закрепленные в ХПК нормы о приказном производстве. Оно стало действительно ускоренным, упрощенным и недорогим, а значит, исключительно привлекательным для сторон.
В ХПК образца 2011 года был также встроен механизм судебной примирительной процедуры.

Позитивное влияние на совершенствование судебного процесса оказали новые принципы судопроизводства, включенные в ХПК: процессуальная экономия, законность, разъяснение процессуальных прав и процессуальных обязанностей, уважение достоинства личности, применение норм иностранного права и (или) обычаев, используемых в международной торговле, судебный надзор.

Кодекс Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей предусмотрел образование в составе хозяйственных судов судебных коллегий, специализацию судей по рассмотрению отдельных категорий дел и дел в различных судебных инстанциях. Специализация стала еще одним фактором, обеспечивающим повышение качества судебных решений.

Объединение общих и хозяйственных судов в единую систему судов общей юрисдикции

Выведение работы всей системы органов судебной власти на качественно новый уровень, отвечающий современным вызовам и запросам общества, потребовал принятия стратегических решений о реформировании самой структуры судебной системы и принципов управления ею.

29 ноября 2013 года был принят Декрет Президента Республики Беларусь № 6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь». В соответствии с его положениями в Республике Беларусь с 1 января 2014 года общие и хозяйственные суды были объединены в единую систему судов общей юрисдикции во главе с Верховным Судом Республики Беларусь. Одновременно из организационной структуры судов были выведены судебные исполнители с образованием централизованной службы принудительного исполнения судебных решений в системе Министерства юстиции.

К моменту принятия этих решений большинство стран постсоветского пространства и Таможенного союза уже пошли по пути развития специализации правосудия, но в рамках единой судебной системы с одним высшим судебным органом в качестве координирующего и направляющего центра судебной деятельности. Наличие в нашей стране, относительно небольшой по территории и численности населения, фактически двух самостоятельных судебных систем также не в полной мере соответствовало конституционному принципу единства судебной системы. Фактически и общие, и хозяйственные суды применяли одни и те же нормы гражданского и административного права, административного процесса, что неизбежно порождало проблему различного толкования одних и тех же правовых норм в судебной практике, споров о подведомственности дел и т.п.

В результате прошедших преобразований в Верховном Суде Республики Беларусь была образована судебная коллегия по экономическим делам, основу которой составили руководство и судьи бывшего Высшего Хозяйственного Суда. В качестве специализированных судов были сохранены хозяйственные суды областей (г. Минска). Они были переименованы в экономические суды. Это более точно соответствовало характеру осуществляемых ими полномочий, к которым относится разрешение не только сугубо хозяйственных, но и целого ряда других споров в сфере экономических отношений.


 

Источник: «Дзесяць крокаў да стагоддзя». 2012.

 

 

Создание советской судебной системы реферат по теории государства и права

Введение Суд – есть орган государственной власти, а судебная деятельность – одна из функций государственного управления. Во всяком государстве суд играет огромную роль как орган охраны интересов господствующего в данном обществе класса, как орган укрепления существующего государственного и политического строя. Советская судебная система – это совокупность судебных органов Советского государства, взаимосвязанных осуществлением целей и задач правосудия. Судебная система СССР отражала федеративное устройство советского многонационального государства. В связи с этим в ней различали общесоюзные суды и суды союзных республик. Каждый судебный орган для осуществления правосудия был наделен конкретными полномочиями. Суды с одинаковыми полномочиями в пределах одной союзной республики составляли звено судебной системы. Судебные уставы 1864 года провозгласили такие принципы судоустройства и судопроизводства, как выборность некоторых категорий судов, независимость судей от администрации, гласность и состязательность процесса, равенство сторон перед судом, право обвиняемого на защиту. Однако указанные принципы были в значительной мере декларативными. Воспользоваться ими могли, главным образом, представители имущих классов. Суд состоял преимущественно из представителей этих классов. Для кандидатов в мировые судьи был установлен имущественный, национальный, возрастной и образовательный ценз. В сельских местностях судьи избирались земскими собраниями, то есть собраниями помещиков, в городах – городскими думами – собраниями представителей зажиточного класса (фабрикантов, купцов, домовладельцев и др.). Присяжные заседатели подбирались особыми комиссиями, состоящими из представителей земства или городской думы, прокуратуры и полиции, председательствовали в комиссиях представители дворянства. Кроме того, был установлен особый порядок выдвижения кандидатов в мировые судьи и утверждения их в должности, а также утверждения лиц, привлекаемых к участию в качестве присяжных заседателей. Все остальные судьи, как и мировые судьи национальных губерний и окраин России, назначались верховной властью или правительством. Не был осуществлен и принцип независимости судей от администрации. Установления различных правил о порядке представления к назначению на должность судьи, повышении их в должности, дисциплинарной ответственности и т.д. ставило судей в зависимое от администрации положение. Не был полностью проведен в жизнь и принцип несменяемости судей, ибо в условиях формального действия этого принципа правительство всегда имело возможность устранить любого судью, деятельность которого не соответствовала его политическим целям. Не было, конечно, и равенства граждан перед судом и законом. В той или иной мере были ограничены и другие принципы судоустройства и судопроизводства, провозглашенные Судебными уставами 1864 года. Судебная реформа 1864 года оказалась очень недолговечной. Прошло не так много времени после введения новых судов, как началась ликвидация тех немногих прогрессивных начал, на которых они были построены. Например, законом 1887 года из ведения суда присяжных было изъято рассмотрение политических, должностных и других преступлений. На месте старого суда Октябрьская социалистическая революция создала новый, народный суд, построенный на принципе участия в нем только трудящихся. Этот важнейший принцип организации первых советских судов был закреплен в Конституции РСФСР 1918 года. Организация первых пролетарских судов Первый законодательный акт Советской власти о суде – декрет №1 - ,был принят 23 ноября 1917 года, то есть спустя почти месяц после победы Октябрьской революции. На местах, особенно в отдаленных районах, декрет стал известен значительно позднее. Но еще до его издания в Петрограде, Кронштадте, Москве, Смоленске, Саратове, Ярославской, Тверской, Новгородской губерниях, на Украине, в Сибири и других районах по почину местных Советов создавались новые, пролетарские суды, носящие различные наименования: революционные народные суды, следственные комиссии (с функциями суда), суды общественной совести и др. Вновь организованные суды обычно избирались на короткий срок Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Повсеместно суды создавались на началах коллегиальности: один постоянный судья и несколько временных судей- заседателей. В отдельных местах были учреждены только революционные трибуналы, которые рассматривали все уголовные и гражданские дела. Иногда такие суды создавались и в некоторых волостях. Первые советские суды решали дела, руководствуясь революционной совестью и революционным правосознанием. Они выносили приговоры, не ограничивая себя законами свергнутых правительств. Обвиняемый мог поручать защиту своих интересов доверенным лицом, как в период предварительного расследования, так и на суде. В Москве после издания декрета №1 о суде Наркомюст РСФСР на основании постановления Московского Совета образовал третейский суд для разбора крупных гражданских дел; был назначен супер-арбитр этого суда. Третейский суд должен был временно заменить предполагаемый к учреждению окружной суд, разбирая гражданские дела, превышающие подсудность местных судов. Для рассмотрения более важных дел, в первую очередь дел контрреволюционных преступлениях, декретом №1 о суде были учреждены революционные трибуналы. В РСФСР дальнейшее развитие общей судебной системы получило законодательную рекомендацию в декрете №2 о суде от 7 марта 1918 года. Этот декрет был издан в развитие и дополнение первого декрета о суде. Для рассмотрения кассационных жалоб на приговоры и решения окружных народных судов предполагалось по этому декрету учредить областные народные суды, обслуживающие несколько окружных судов. Для достижения единообразия кассационной практики намечалась организация Верховного судебного контроля. Местные народные суды, вынося приговоры и судебные решения, ссылались на законы свергнутых правительств крайне редко. Такие ссылки Революционные трибуналы 18 марта 1920 года ВЦИК издал Положение о революционных трибуналах. Это положение было принято в целях объединения деятельности органов по борьбе с преступными деяниями, направленными против рабоче- крестьянской власти и установленного революционного порядка и достижения единства в применении мер репрессии. Члены ревтрибуналов стали избираться сроком на три месяца, при этом один из них должен являться представителем коллегии губернской ЧК. Предварительное следствие стало возлагаться на ЧК. Кроме общих ревтрибуналов, осенью 1918 года были учреждены революционные военные трибуналы в РККА. В соответствии с Положением, утвержденным ВЦИК 20 ноября 1919 года, реввоентрибуналы создавались при соответствующих революционных военных советах для рассмотрения дел о преступлениях, совершенных военнослужащими. В период гражданской войны и иностранной интервенции органы ВЧК на основании Декрета СНК “Социалистическое Отечество в опасности!” от 21 февраля 1918 года и постановление СНК “О красном терроре” от 5 сентября 1918 года применяли внесудебные репрессии. В постановлении ВЦИК от 17 февраля 1919 года “О Всероссийской Чрезвычайной Комиссии” указывалось, что по делам, расследуемым ЧК, приговоры выносят только революционные трибуналы, которые к тому же наделялись правом проверки следственных действий. В начале 1919 года на местах была создана следующая система военных революционных трибуналов: 1) революционные военные трибуналы фронтов 2) революционные военные трибуналы армий. Несколько позднее были организованы отделы революционных военных трибуналов армий при дивизиях в отдельных бригадах. Мероприятия, направленные на укрепление суда до проведения общей судебной реформы К 1921 году существовали три самостоятельные, почти не связанные организационно между собой, судебные системы губернских революционных трибуналов, революционных военных трибуналов, военно- железнодорожных трибуналов. Кроме того, особо существовал Верховный революционный трибунал при ВЦИК. Система общих судов (народные суды, губернские советы народных судей) также не имела единого центра. Объединение указанных систем революционных трибуналов в одну было произведено декретом ВЦИК от 23 июня 1921 года. Этим декретом при ВЦИК был учрежден единый Верховный трибунал. Он являлся единым кассационным органом и органом судебного надзора для всех действовавших на территории РСФСР трибуналов, а также судом первой инстанции для дел особой важности. В составе Верховного трибунала при ВЦИК были созданы четыре коллегии: 1) кассационная 2) судебная 3) военная 4) военно-транспортная. В автономных республиках и областях были открыты отделения Верховного трибунала. Эти отделения в национальных областях и республиках создавались по соглашению с высшими органами власти этих республик и областей и с утверждения Президиума ВЦИК. Председатель Верховного трибунала и его заместитель назначались ВЦИК. Кассационная коллегия состояла из председателя пленума Верховного трибунала или его заместителя – члена-докладчика и двух членов из состава коллегий Верховного трибунала. Верховный трибунал имел право привлекать к участию в формировании коллегий трибуналов Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) и Народный комиссариат по продовольствию (Наркомпрод). Пленуму Верховного трибунала принадлежали все права по надзору, контролю и ревизии, а также инструктированию всех трибуналов республики по всем вопросам, имеющим принципиальный характер. Вопрос об учреждении высшего судебного контроля получил разрешение в законодательном порядке 10 марта 1921 года с изданием Положения о Высшем судебном контроле НКЮ РСФСР. Осуществление Высшего судебного контроля было возложено на Народный комиссариат юстиции РСФСР. Введение в жизнь этого института имело целью установление правильного и единообразного применение всеми судебными органами законов РСФСР и соответствие из деятельности общему направлению политики рабоче-крестьянского правительства. К функциям Высшего судебного контроля были отнесены: 1) общий надзор за деятельностью судебных органов 2) признание не имеющими законной силы вступивших в законную силу судебных приговоров или решений, требующих пересмотра в порядке надзора 3) разрешение вопроса о возобновлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам, независимо от того, каким органом республики эти дела были рассмотрены. Наряду с отделом Высшего судебного контроля, учрежденного в составе НКЮ РСФСР, существовал и Военный отдел Управления судебного надзора Верховного трибунала при ВЦИК. Таким образом, в советских республиках была создана судебно-надзорная инстанция, призванная осуществлять судебный порядок не только в отношении общих судов, но и революционных, в том числе и военно-революционных трибуналов. Судебная реформа 1922 года Проведение Судебной реформы 1922 года обусловлено изменившимися в стране социальными условиями (новая экономическая политика), наличием большого массива несистематизированного нормативного материала и в то же время существенных пробелов в законодательстве, что приводило к широкому и зачастую не вполне корректному применению аналогии. Был взят курс на укрепление так называемой «революционной законности». По положению о судоустройстве РСФСР 31 октября 1922 года (Судебная реформа 1922 года) судебная система состояла из народных судов, губернских судов и Верховного Суда РСФСР, который начал функционировать с 1 января 1923 года. Верховный трибунал и губернские ревтрибуналы были ликвидированы. Для рассмотрения специальных категорий дел создавались военные и военно-транспортные суды, земельные комиссии, особые сессии народных судов (по трудовым делам), позднее – арбитражные комиссии. В компетенции действовавшего в составе Верховного Суда РСФСР Пленума наряду с рассмотрением дел в порядке надзора входило толкование законов по вопросам судебной практики. Судебная реформа 1922 года закрепила основные принципы организации советской судебной системы: ее единство, построение с учетом государственного устройства, соответствие новому административно- территориальному делению. Кадровому составу судей в этот период уделялось большое внимание. Во главу угла ставился опыт революционной борьбы, а не юридическое образование и знание законов. Отсюда и социальный состав судей: при избрании предпочтение отдавалось рабочим и крестьянам. Отмечался постоянный рост числа судей-членов партии. В Верховном Суде РСФСР было 32 члена (судьи), что составляло 15,3% ко всему числу сотрудников Суда. Данные, касающиеся образовательного уровня народных судей в РСФСР, замалчивались, так как в основной своей массе эти люди не имели не только юридического, но и образования вообще. Поэтому тезис коммунистической партии « О дальнейшем укреплении социалистической законности» с людьми, большинство из которых не имели понятия о законах, был явно невыполним. Народные судьи избирались губисполкомами на один год и могли быть переизбраны вновь. Отзыв народного судьи производился по мотивированному предложению Наркомата юстиции. Такие же требования были установлены и к кандидатам в народные заседатели. Особое внимание здесь обращалось на социально-классовый состав. Через народные суды проходило до 90% всех разрешаемых дел. В условия новой экономической политики изменилось соотношение уголовных и гражданских дел. Особенно выросло количество последних. Земельные комиссии были образованы 24 мая 1922 года постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке рассмотрения земельных споров». Они подразделялись на: 1) волостные 2) уездные 3) губернские. Все члены земельных комиссий при разрешении ими дел пользовались правами народного судьи. Высший контроль по спорным земельным делам и рассмотрение кассационных жалоб на решение губернских земельных комиссий возлагались на Народный комиссариат земледелия совместно с Наркомюстом и Особой коллегией высшего контроля по земельным спорам. В конце 20-х годов все дела, разрешаемые в земельных комиссиях, были переданы в систему общих судов, а Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 октября 1930 года эти комиссии были упразднены. Переход в условиях НЭПа к рыночной экономике, оживление товарооборота, включение банков в финансово-административную жизнь Республике. Вторая важная часть ленинского тезиса заключалась в строгом подчинении прокуроров только по вертикали, для того, чтобы местные советские и партийные органы не могли оказывать на них давление. Именно эти принципиальные моменты и легли в основу Положения о прокурорском надзоре 1922 года. Созданная прокуратура, однако, не стала самостоятельным органом. Центральная прокуратура РСФСР входила в качестве IV отдела в состав Наркомюста РСФСР. Работой прокуратуры руководил заместитель Народного комиссара, старший помощник прокурора Республики. Нарком одновременно являлся и прокурором Республики. Разрешенная адвокатура Уничтожив институт частных поверенных и присяжных поверенных, советская власть лихорадочно искала ему замену. Уже в первых декретах о суде стоял вопрос об обеспечении интересов обвиняемого и потерпевшего в суде. Согласно Закону от 26 мая 1922 года коллегии защитников создавались в губерниях. Их состав утверждался губисполкомом по представлению отдела юстиции. Закон не разрешал совмещение должности члена коллегии с занятием иной должности (кроме выборных и профессорско- преподавательских должностей в вузах). Коллегия защитников управлялась президиумом, избираемым общим собранием ее членов. Сфера деятельности членов коллегии несколько отличалась от сферы деятельности их дореволюционных предшественников. Она не ограничивалась судебными рамками. На VI съезде работников прокурорских, судебных и следственных органов в 1929 году отмечалось, что «основная работа коллегии выражается в консультациях и пропаганде права». Следует отметить, что вопрос о целесообразности создания и существования адвокатуры дебатировался довольно долго. Многие полагали, что советский суд достаточен для обеспечения интересов участников процесса. В стране к началу 30-х годов начала формироваться административно-командная система, и будущий карательный аппарат государства не был заинтересован в развитии адвокатуры, хотя справедливости ради надо отметить, что в самом Наркомюсте РСФСР эти веяния не приветствовались. В основе преобразований советской судебной системы в 20-е годы лежал прежде всего экономический фактор (НЭП), который потребовал усиления всей законодательной деятельности, создания новых институтов, нуждавшихся в правовом регулировании. Судебная реформа 1922 года явилась, безусловно, позитивным событием в истории страны. Жизненность варианта трехзвенной системы судебных органов подтверждена многолетней практикой деятельности судов, а некоторые идеи и принципы тогдашней Судебной реформы сохраняют актуальность и в наши дни. Создание Верховного суда СССР Договор об образовании Советского Союза предусматривал учреждение при ЦИК СССР Верховного суда Союза. Верховному суду была посвящена VII глава Конституции СССР1924 года. Верховный суд давал руководящие указания верховным судам республик по вопросам общесоюзного законодательства; рассматривал и опротестовывал перед ЦИК по представлению прокурора Верховного суда постановления, решения и приговоры верховных судов союзных республик в случае противоречия их общесоюзному законодательству или интересам других союзных республик; давал заключения по предложению ЦИК СССР о законности постановлений ЦИК, СНК союзных республик СНК СССР с точки зрения соответствия Конституции Союза; разрешал судебные споры между союзными республиками; рассматривал уголовные дела по обвинению высших должностных лиц СССР в должностных преступлениях (указанные функции нашли свое отражение в первом Положении о Верховном суде СССР 1923 года). В 1926 Президиум ЦИК СССР отнес к компетенции Верховного суда также толкование общесоюзного законодательства. Позднее, в 1929 году появляется новое Положение о Верховном суде, которое представило ему право законодательной инициативы, расширило компетенцию в области общего надзора, возложило на него обязанность разъяснять общесоюзные законы по предложению ЦИК СССР и по запросам СНК СССР. 20 августа 1926 года было принято постановление ЦИК и СНК СССР, которое предусмотрело, что Верховный суд СССР является кассационной инстанцией и по делам, рассматриваемым военными трибуналами. Военные трибуналы состояли при революционных военных советах округов (фронтов), корпусов и дивизий. Они действовали пол общим контролем Наркомюста и Верховного суда и рассматривали дела о воинских преступлениях и преступлениях, направленных на ослабление боевой мощи Красной Армии. В местностях, где не было других судов, военные трибуналы рассматривали все уголовные дела. До конца 1923 года существовали военно-транспортные трибуналы, учрежденные при управлениях железных дорог. Верховный суд СССР по Положению 1923 года в своем составе имел Пленум, гражданскую, уголовную, военную и военно- транспортную коллегии (в 1926 году военно-транспортные трибуналы и военно-транспортная коллегия были упразднены; в 1930 году организованы транспортная и воднотранспортная коллегии). Упразднение в 1934 году судебной коллегии ОГПУ вызвало создание в Верховном суде Специальной коллегии. Образование Верховного суда СССР повлекло перестройку судебной системы союзных республик. Так, 11 апреля 1923 года ВЦИК утвердил Положение о Киргизском и Туркменском отделениях Верховного суда РСФСР. Структура и организация этих отделений в основном соответствовала Верховному суду РСФСР. В течении 1922-1925 года практически во всех республиках были образованы верховные суды. Положение о судоустройстве РСФСР 1926 года Задача размежевания компетенции союзных республик была решена Основами судоустройства Союза ССР и союзных республик, принятыми ЦИК СССР 29 октября 1924 года. На базе Основ было разработано Положение о судоустройстве РСФСР, введенное в действие 19 ноября 1926 года. В нем указывались задачи суда: ограждение завоеваний пролетарской революции, рабоче-крестьянской власти и правопорядка, ею установленного; защита интересов и прав трудящихся и их объединений; укрепление общественно-трудовой дисциплины и солидарности трудящихся; осуществление революционной законности в личных и имущественных отношениях граждан. Особенности административно-территориального устройства некоторых местностей РСФСР потребовали отступления от трехзвенной системы судов. Дальневосточному краевому суду были предоставлены права кассационной инстанции в отношении областных судов, а последние рассматривали кассационные жалобы и протесты на решения и приговоры народных судов. В краях, в которые входили автономные области, областные суды также выполняли кассационные функции, но дела, рассматривавшиеся ими в качестве судов первой инстанции, направлялись в кассационном порядке не в краевой, а в Верховный суд. ВЦИК и СНК РСФСР постановлением от 30 января 1928 года признали необходимым реорганизовать коллегию Наркомюста так, «чтобы в ней в максимально полной мере было обеспечено единство руководства всеми отраслями деятельности Народного комиссариата юстиции…» Народный комиссар юстиции теперь имел двух заместителей – Прокурора Республики и Председателя Верховного суда. Руководство судебной практикой было сосредоточено в Верховном суде. Судебное управление осуществляли так называемые организационно-инструкторские управления Наркомюста и краевых (областных) судов, просуществовавшие до 1934 года. 30-е годы были годами поиска наиболее приемлемых форм управления, многое вырабатывалось на практике. Нежизненные формы управления отмирали, на смену им приходили новые. Так произошло и с округами. 23 июня 1930 года ЦИК и СНК СССР постановили провести к 1 октября 1930 года ликвидацию округов. А это, естественно, повлекло и упразднение окружных органов юстиции. 4 августа 1930 года коллегия Наркомюста РСФСР приняла постановление о перестройке органов юстиции в этой связи. Интересно, что Наркомюст РСФСР предложил передать в подсудность народных судов все дела, ранее составлявшие компетенцию окружных судов, в том числе и те, по которым можно было применить высшую меру наказания, однако Правительство Республики с этим не согласилось. 10 июля 1934 года был образован Народный комиссариат внутренних дел СССР с включением в его состав Объединенного государственного политического управления (ОГПУ). Судебная коллегия ОГПУ была упразднена, и все дела теперь направлялись по подсудности: Верховный суд СССР, Военная коллегия Верховного суда СССР, военные трибуналы округов и соответствующие судебные органы. В 1933 году была создана Прокуратура СССР как самостоятельный и независимый орган. Верховный суд сосредоточил свою деятельность в области судебного надзора. Система подготовки юридических кадров постепенно набирала силу. Из года в год увеличивалось и количество студентов юридических вузов. Конституция СССР 1936 года и Закон о судоустройстве СССР 1938 года Были определены следующие основы судебной системы: судебная система состоит из судов СССР (Верховный суд, военные трибуналы, линейные суды железнодорожного и водного транспорта) и судов союзных республик (верховные суды союзных республик, областные и равные им суды, народные и равные им суды). Судьи народного суда стали избираться на три года. Судьи остальных судов по-прежнему избирались Советами на пять лет. Система военных трибуналов, согласно Закону о судоустройстве, состояла из: 1) военных трибуналов армий, корпусов, иных воинских соединений и военизированных учреждений, рассматривавших дела только в качестве судов первой инстанции 2) военных трибуналов округов, фронтов и флотов, которые действовали как суды первой, кассационной и надзорной инстанции.. К компетенции военных трибуналов относились дела о воинских преступлениях, отнесенных законом к их ведению. С 1940 года военные трибуналы стали рассматривать все уголовные дела о преступлениях военнослужащих. Линейные суды железнодорожного и водного транспорта рассматривали дела о преступлениях, направленных на подрыв дисциплины на транспорте, и о других преступлениях, нарушающих нормальную работу транспорта. Постоянные судьи специальных судов СССР избирались Верховным Советом СССР сроком на пять лет. Верховный суд СССР определялся как высший судебный орган страны и действовал в составе: а) Судебной коллегии по уголовным делам б) Судебной коллегии по гражданским делам в) Военной коллегии г) Железнодорожной коллегии д) Воднотранспортной коллегии. Закон о судоустройстве 1938 года освободил судебные органы от функций судебного управления, передав их Наркомату юстиции СССР, образованному в июле 1936 года. В 1933 году вместо Прокурора Верховного суда СССР была учреждена должность Прокурора СССР. Положение о прокураторе Союза ССР, утвержденное 17 декабря 1933 года, возложило на прокуратуру: а) надзор за соответствием постановлений и распоряжений отдельных ведомств Союза ССР и союзных республик и местных органов власти – Конституции СССР, постановлениям и распоряжениям правительства б) наблюдение за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями. Судебная система страны в годы Великой Отечественной войны С началом Великой Отечественной войны организация и деятельность судебных органов была перестроена. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении» от 22 июня 1941 года установил, что в местностях, объявленных на военном положении, все дела о преступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, должны передаваться на рассмотрение военных трибуналов. Военным трибуналам предоставлялось право рассматривать дела через 24 часа после вручения обвиняемому копии обвинительного заключения, без участия народных заседателей и адвоката. Приговоры приводились в исполнение немедленно, кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены или изменены лишь в порядке надзора. Однако о каждом приговоре к высшей мере наказания (расстрелу) военный трибунал, вынесший его, был обязан немедленно сообщать по телеграфу председателю Военной коллегии и Главному военному прокурору. В случае отсутствия в течении 72 часов ответа о приостановлении приговора он приводился в исполнение. В июле – сентябре 1941 года Президиум Верховного Совета СССР упростил эту процедуру и предоставил право командирам и комиссарам корпусов и дивизий в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий утверждать приговоры военных трибуналов «к высшей мере наказания, с немедленным приведением приговоров в исполнение». По Указу Президиума Верховного Совета СССР «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения» от 6 июля 1941 года лица, виновные в совершении этого преступления, подлежали суду военного трибунала. Президиум Верховного Совета СССР 26 декабря 1941 года отнес к подсудности военных трибуналов дела о самовольном уходе рабочих и служащих с предприятий военной промышленности. В связи с введением военного положения на транспорте дела обо всех преступлениях, совершенных на транспорте, стали также рассматриваться специальными военными трибуналами. В ноябре 1941 года совместным приказом НКЮ СССР и Прокурора СССР было установлено, что во всех случаях, когда постановлениями Правительства СССР предусмотрена ответственность за то или иное преступление «по законам военного времени», необходимо передавать дела об указанных преступлениях на рассмотрение военных трибуналов с применением порядка рассмотрения дел, установленного «Положением о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий» от 22 июня 1941 года. Возрастает общее число военных трибуналов Красной армии и Военно- морского флота. Действовали трибуналы в военных соединениях: отдельных бригадах, дивизиях, корпусах, армиях, флотилиях, военно-морских базах и гарнизонах. Это были суды первой инстанции. Высшим звеном были военный трибуналы фронтов, флотов, округов, отдельных армий. Были созданы военные трибуналы НКВД, которые боролись с уклонениями от трудовых мобилизаций, злостными нарушениями правил и распоряжений МПВО, а также другими преступлениями. Все военные трибуналы Красной армии, ВМФ и НКВД замыкались на Военную коллегию Верховного суда СССР. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года в местностях, объявленных на военном положении, линейные суды железных дорог и водных бассейнов с первых же дней войны были реорганизованы в транспортные военные трибуналы. В 1943 году в связи с введением военного положения на транспорте вся транспортная юстиция СССР была преобразована в военную, а в составе Верховного суда СССР дополнительно сформированы Военно-железнодорожная и Военно- транспортная коллегии, на которые стали замыкаться военные трибуналы железнодорожного, морского и речного транспорта. Систему военных трибуналов, осуществлявших правосудие в период Великой Отечественной войны, составляли: 1) военные трибуналы Красной армии и Военно-морского флота 2) военные трибуналы НКВД 3) военные трибуналы железнодорожного и водного транспорта 4) военные трибуналы, созданные на базе местных народных судов в силу чрезвычайной обстановки военного времени 5) военно-полевые суды, образованные при дивизиях действующих армий по Указу Президиума Верховного совета СССР « О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников» от 19 апреля 1943 года. Были созданы военно-полевые суды, которые действовали в составе председателя военного трибунала дивизии, начальника дивизионного отдела контрразведки «СМЕРШ», заместителя командира дивизии по политчасти и прокурора дивизии. Все приговоры военно-полевых судов утверждались командиром дивизии и немедленно приводились в исполнение. Вся система военных трибуналов по-прежнему возглавлялась Верховным судом СССР. Военная коллегия Верховного суда СССР действовала в качестве: а) суда первой инстанции по наиболее важным делам особой подсудности б) кассационной инстанции для военных трибуналов округов, флотов и отдельных армий в местностях, не объявленных на военном положении в) надзорной инстанции по делам всех военных трибуналов, кроме трибуналов железнодорожных и водных путей сообщения, в отношении которых аналогичные функции выполняли Военно-железнодорожная и Военно-транспортная коллегии Верховного суда СССР. Принцип выборности судей военных трибуналов в период войны не осуществлялся. Кадровые вопросы решались в административном порядке. Советская судебная система в послевоенные годы В 1953 году были упразднены военные трибуналы и прокуратуры в войсках МВД СССР, органы внесудебной репрессии; отменен упрощенный порядок рассмотрения дел о государственных преступлениях; началась

Наркомюст СССР в 1941—1945 гг.: солдаты закона и справедливости

7 мая 2010 года, 13:00 Тема: 65 лет Победы в Великой Отечественной войне  

22 июня 1941 года без объявления войны, нарушив Пакт о ненападении 1939 года, фашистская Германия вступила в войну против Советского Союза. Началась Великая Отечественная война советского народа против гитлеровских захватчиков. Это был один из самых героических и самых трагических периодов нашей истории. Героический, потому что наш народ внес решающий вклад в спасение человечества от коричневой чумы — фашизма, в защиту мировой цивилизации. Трагический, потому что победа над фашистской Германией досталась дорогой ценой, и миллионами жизней наших соотечественников. В нашей стране погибло более 26 миллионов человек, в основном мирные жители. Функция обороны страны от внешних врагов стала основной функцией советского государства. Все остальные функции были также подчинены решению основной задачи — разбить врага.

Законность и порядок

В связи с возникновением военных обстоятельств, произошли существенные изменения в государственном аппарате и системе советского законодательства. В стране сложилась чрезвычайная обстановка, когда встал вопрос о самом существовании советского государства. Поэтому создавались чрезвычайные органы, а обычным органам законами и подзаконными актами придавались чрезвычайные полномочия.

Известно, что закон является основным регулятором общественных отношений, поэтому деятельности по контролю и надзору за его соблюдением придается первостепенное значение и в мирное, и, особенно, в военное время. В период Великой Отечественной войны советского народа против фашистских оккупантов органом государственной власти, ответственным за обеспечение функционирования режима законности на территории Советского Союза, выступал Народный комиссариат юстиции СССР. К его должностным обязанностям относилось непосредственное руководство судами и прокуратурой. Наркомюст был призван реформировать советскую правовую систему, адаптировать ее к потребностям режима военного положения и выполнить эти задачи с минимальными ограничениями прав советских граждан.

Изменения в праве в военный период были обусловлены войной с фашистской Германией и решали проблемы, вызванные ею. Ужесточались законодательные положения во всех отраслях права, особенно в уголовном. В условиях военного времени возросла общественная опасность всех видов преступлений, и соответственно усиливалась мера наказания. В стране был установлен такой правовой режим, используя который государство решало прежде всего задачи обороны страны, обеспечения государственной безопасности, общественного порядка, а также другие задачи, необходимые для победы над врагом.

Уже 22 июня 1941 года Президиум Верховного Совета СССР своим указом утвердил Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий. Назначение председателей, их заместителей и членов военного трибунала производилось Народным комиссаром юстиции СССР. К подсудности военных трибуналов относилось рассмотрение всех преступлений, совершенных военнослужащими, а также всех дел о преступлениях против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, хищение социалистической собственности, разбой, убийства, уклонение от исполнения всеобщей воинской повинности. Был изменен в связи с войной и процессуальный порядок рассмотрения дел в военных трибуналах: жалобы и протесты на приговоры трибуналов не допускались. Приговоры вступали в законную силу с момента их провозглашения и приводились в исполнение немедленно. Лишь о приговорах к высшей мере наказания сообщалось телеграммой председателю Военной коллегии Верховного Суда СССР, и если до истечения определенного времени она не истребовала дело, приговор приводился в исполнение.

В настоящее время деятельность военных трибуналов в период борьбы с фашистскими агрессорами очень часто подвергается нещадной критике и ассоциируется у некоторых с перегибами «кровавого сталинского режима». Но в условиях, когда воинская дисциплина падает, имеет место паника и полная дезорганизация тыла, вызванная, в частности, деятельностью вражеских диверсионных групп и провокаторов, функционирование системы военных трибуналов сыграло ключевую роль в восстановлении, поддержании и укреплении советской законности. Особенно следует отметить, что все судебные процессы проводились в строгом соответствии с требованиями действовавшего на тот момент процессуального законодательства. В любом государстве, находящемся в состоянии войны, устанавливается, прежде всего, жесткий режим законности, характеризующийся сокращением сроков совершения отдельных процессуальных действий, упрощением юридических процедур.

Когда смолкали танки

С первого дня войны список преступлений, совершенных фашистами, начал пополняться. Нацистские захватчики вели войну безжалостно, полностью игнорируя законы человечности, правила и обычаи ведения войны. История человечества еще не знала подобных масштабов насилия, убийств, издевательств, истязаний людей. Возникла необходимость документального оформления доказательств о зверствах фашистов. В связи с этим Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 г. была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР. Учреждение данной комиссии свидетельствовало о том, что Советский Союз первым среди стран антигитлеровской коалиции стал принимать практические меры для выполнения своих обязательств по наказанию военных преступников. На комиссию были возложены обязанности по собиранию документальных данных, их проверке, подготовке материалов о злодеяниях гитлеровских преступников и материальном ущербе, причиненном советским гражданам, колхозам и государству в результате оккупации советских территорий армиями гитлеровской Германии и ее сообщников, по установлению личности немецко-фашистских преступников с целью предания их суду и суровому наказанию, по объединению и согласованию уже проводимой советскими государственными органами работы в этой области. Ей было предоставлено право поручать надлежащим органам проводить paсследования, опрашивать потерпевших, собирать свидетельские показания, иные документальные данные, относящиеся к насилиям, зверствам, грабежам, разрушениям и другим преступным действиям гитлеровских оккупантов и их сообщников.

В 1943 году в республиках и областях также были созданы местные комиссии по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков, которые действовали в тесном сотрудничестве и под руководством Чрезвычайной государственной комиссии.

С момента создания Чрезвычайная государственная комиссия сразу же приступила к работе и собрала массу доказательств преступлений фашистских захватчиков. В работе по составлению актов о преступлениях гитлеровцев и установлению ущерба, причиненного захватчиками, одна из основных ролей отводилась органам юстиции. Используя профессиональный опыт, следственные органы прокуратуры в сотрудничестве с органами государственной безопасности, умело формировали доказательственную базу, необходимую для будущих знаменательных судебных процессов над главными нацистскими преступниками. Вслед за солдатами советской армии в освобожденные города и села вступали следователи Народного комиссариата юстиции и Народного комиссариата внутренних дел, которые тут же приступали к работе. А работы у них было много. Не было практически ни одного населенного пункта, где бы фашистские солдаты не совершили преступления. Следственные акты составлялись в соответствии с подробно разработанными Чрезвычайной государственной комиссией инструкциями о порядке установления и расследования злодеяний немецко-фашистских захватчиков и по установлению размеров ущерба. Чрезвычайная государственная комиссия рассмотрела и изучила десятки тысяч актов, следственными органами составлено более 250 тысяч протоколов опросов свидетелей и заявлений о злодеяниях фашистов. По данным этих документов, только на территории Советского Союза фашистские палачи убили и замучили во время оккупации миллионы мирных советских граждан и военнопленных. На основании материалов расследований Чрезвычайная государственная комиссия составила список руководителей и непосредственных исполнителей преступлений немецких захватчиков, а также лиц, эксплуатировавших советских людей.

Опираясь на многочисленные акты, документы, вещественные доказательства, Чрезвычайная государственная комиссия опубликовала за время своей работы сотни сообщений о злодеяниях гитлеровцев, совершенных ими на территории СССР. Эти сообщения и опубликованные комиссией два тома документов еще раз показали всему миру звериное лицо фашизма, представлявшего смертельную опасность для всего человечества. Акты и сообщения Чрезвычайной государственной комиссии стали одним из важнейших доказательств обвинения в Нюрнберге. Благодаря им, мир впоследствии узнал о трагедиях, разыгравшихся в овраге Бабий Яр, Аджимушкайских каменоломнях, белорусской деревни Хатынь (не путать с Катынью). Факты и события, исследованные комиссией, в дальнейшем легли в основу обширного обвинительного акта в отношении высших руководителей фашистской Германии.

Собранные Чрезвычайной государственной комиссией материалы уже в 1943 году позволили провести судебные процессы над военными преступниками в некоторых городах Советского Союза. Нужно отметить, что судебный процесс в Харькове явился юридическим прецедентом наказания нацистских военных преступников. Кроме того, к суду за различные военные преступления против человечества привлекались и их приспешники, палачи, коллаборационисты и ренегаты. В течение войны подобные процессы проводились не только в СССР, но и в Югославии, Венгрии, Чехословакии, Австрии, Франции, Великобритании и других странах, входивших в антигитлеровскую коалицию.

Наконец, наступила долгожданная победа 1945 года. Великая отечественная война против фашистских захватчиков закончилась. Но военная эпопея была ещё не окончена. В ней оставалось дописать последнюю страницу и поставить жирную точку. И здесь во всём своём величии и силе предстала советская юстиция. Впереди ожидал своего часа главный акт торжества правосудия, событие, в котором воплотился один из главных принципов уголовного закона — неотвратимость наказания за совершенные преступления. Речь идет о Международном военном трибунале в Нюрнберге.

Главная роль советской юстиции в Нюрнбергском процессе

Нюрнбергский процесс над главными нацистскими преступниками потомки назвали «судом истории», который, что символично, проводился во Дворце юстиции. Он вошел число наиболее знаменательных событий 20 века.

Сразу нужно отметить, что идея проведения международного суда над нацистскими лидерами принадлежала главе СССР Иосифу Виссарионовичу Сталину. Мысль о наказании военных преступников была новой в истории. Возникал резонный вопрос: а каким должен быть международный суд? Предстояло создать правовую основу его деятельности, определить процессуальные формы работы, определить компетенцию и полномочия, решить целый ряд вопросов деятельности нового органа правосудия.

Что касается создания Международного военного трибунала для суда над главными немецкими военными преступниками, то здесь следует отметить выдающийся вклад советской юридической науки. Ученые Советского Союза еще в сентябре 1943 году собрались на специальную сессию Академии наук, посвященную ответственности фашистской Германии за злодеяния и ущерб, нанесенный агрессией. Основные доклады были сделаны академиками Ильей Павловичем Трайниным и Евгением Викторовичем Тарле. В трудах советских ученых А.Н. Трайнина, Н.Н. Полянского, И.П. Трайнина, В.Н. Дурденевского, Д.Б. Левина, Е.А. Коровина, Б.С. Маньковского и других были теоретически разработаны материально-правовые и процессуальные вопросы суда и наказания военных преступников. Советские юристы выдвинули и научно обосновали идею уголовной ответственности за подготовку и развязывание агрессии, доказали несостоятельность применения доктрин государственного акта, приказа начальника и территориальной юрисдикции к военным преступникам. Государство и народ в целом могут нести лишь политическую и материальную ответственность, но не уголовную; уголовная неуязвимость государства за развязывание войны и совершенные в ходе ее преступления обусловливает уголовную ответственность лиц, в руках которых сосредоточилась власть в государстве, и конкретных исполнителей военных преступлений — таков был главный вывод, сделанный советской юридической наукой.

Проходивший в Нюрнберге суд над группой главных военных преступников, чьи преступления касались не одной страны и имели такие масштабы, что только международный трибунал мог разобраться с ними, должен был стать первым в целой серии подобных судов. Но он оказался единственным, на котором присутствовали вместе органы юстиции США, Великобритании, СССР и Франции.

Юристы государств-союзников не медлили с формулировкой обвинительного акта по преступлениям фашизма. В результате дискуссий в Лондоне 8 августа 1945 года заключено соглашение, учредившее трибунал для суда над военными преступниками, преступления которых не имеют определенной локализации, и определившее его юрисдикцию. За Советский союз соглашение подписал генерал-майор юстиции, судья Верховного Суда СССР Иона Тимофеевич Никитченко. Трибунал, согласно его уставу, преследовал задачу осуждения и наказания тех, кто, действуя в интересах европейских стран «оси», составлял планы или участвовал в ведении агрессивной войны, и тех, кто совершил военные преступления против человечества. Одновременно с подготовкой к Международному трибуналу Советский Союз проводил заседания своих трибуналов. Трибунал, переработавший горы документов (только бумагами по СС было забито шесть тяжелых грузовых автомобилей) должен был явить миру всю сущность нацистского государства.

Почти девять месяцев продолжался процесс. Было проведено 403 открытых заседания. На суде было прочитано и проанализировано 30 млн. страниц текста. Трибунал рассмотрел более 5 тысяч подлинных документальных доказательств, было допрошено несколько сотен свидетелей и принято 300 тыс. письменных показаний. Выступали государственные обвинители, демонстрировались документы, вещественные доказательства.

Главой обвинения от СССР выступал государственный советник юстиции 2 класса Роман Андреевич Руденко. Помощником главы обвинения был государственный советник юстиции 2 класса Марк Юрьевич Рагинский. С трибуны зала судебного заседания они последовательно раскрывали весь кровавый путь преступлений фашизма против человечества. Мир узнал о беспримерном массовом уничтожении населения — детей, стариков, мужчин, женщин; евреев, цыган и славян; военнопленных, солдат и мирных жителей, убитых не в разгар боев, а во время конвоирования или в рамках реализации расовой политики.

1 октября 1946 года Международный трибунал объявил свой приговор. Главные фашистские палачи были приговорены к смертной казни через повешение. 16 октября приговор привели в исполнение — военные преступники казнены. Однако дело не только в них, на суде окончательно разоблачили фашизм. И не только разоблачили, но и осудили всем миром.

Римский политический деятель Марк Туллий Цицерон говорил: «Inter arma silent leges», что означает «Во время войны законы молчат». Но в лихую годину советский закон не замолчал, более того, он сам заставил замолчать навсегда тех, кто пытался его попрать в самой жуткой и низменной форме, кто попытался разрушить советское государство — Родину для двухсот миллионов людей самых различных национальностей. Это оказалось возможным, в первую очередь благодаря безупречной деятельности органов советской юстиции и профессионализму советских юристов.

Текст: Ведущий специалист-эксперт Главного управления Минюста РФ по Нижегородской области Александр Балдин

Один закон взорвал всю Боснию – Газета Коммерсантъ № 134 (7096) от 02.08.2021

Политические потрясения, разразившиеся в Боснии на прошедшей неделе, могут иметь далеко идущие последствия для этой республики бывшей Югославии. Вступление в силу нового закона об ответственности за отрицание геноцида и возвеличивание военных преступников, инициированного верховным представителем ООН по Боснии, привело к блокаде органов власти со стороны входящих в них сербских представителей. А лидер боснийских сербов Милорад Додик объявил: «Существование Боснии больше не имеет смысла». С подробностями — корреспондент “Ъ” на Балканах Геннадий Сысоев.

Указ перед уходом

Изменения Уголовного кодекса Боснии, вступившие в силу на минувшей неделе, предусматривают наказание до пяти лет тюрьмы за «публичное одобрение, отрицание или попытку оправдания геноцида, преступлений против человечности либо военных преступлений, утвержденных правомочным судебным решением». В конце недели боснийская прокуратура сообщила, что уже начала заводить дела в соответствии с новым законом.

В Боснии принятое решение относится в первую очередь к преступлениям в Сребренице, где в июле 1995 года армия боснийских сербов под командованием генерала Ратко Младича уничтожила более 8 тыс. мусульман. Ту резню международный суд в Гааге квалифицировал как геноцид, приговорив недавно генерала Младича к пожизненному заключению. Однако большинство сербских политиков (как в Боснии, так и в других странах) геноцид в Сребренице не признает, да и Ратко Младич для многих сербов — не преступник, а герой.

Именно поэтому за четверть века с момента окончания войны в Боснии и подписания Дейтонских соглашений, положивших конец почти четырехлетнему кровопролитию, наказание за отрицание геноцида не было включено в боснийское законодательство.

Представители одного из двух государственных образований Боснии — Республики Сербской это положение неизменно блокировали.

И тут свое веское слово сказал верховный представитель ООН по Боснии и Герцеговине (БиГ) Валентин Инцко, завершивший 31 июля свой мандат. В компетенцию человека на этой должности, созданной согласно Дейтонским соглашениям, как раз и входит разрешение спорных ситуаций по ключевым вопросам. В преддверии своего ухода, 23 июля господин Инцко внес изменения в боснийский Уголовный кодекс, 28 июля они вступили в силу. И хотя за 12 лет пребывания в этой должности Валентин Инцко принял 76 подобных важных решений, именно последний его указ буквально взорвал ситуацию в республике.

Взрыв негодования

Представитель хорватов в выполняющем функцию коллективного президента Президиуме БиГ Желько Комшич назвал решение господина Инцко «актом цивилизованности». Представитель мусульман Шефик Джаферович заявил: «Верховный представитель отдал дань жертвам». А вот представляющий в Президиуме боснийских сербов Милорад Додик принятое решение категорически отверг.

«Геноцида в Сребренице не было. Сербы не могут принять такое решение. Это гвоздь в гроб БиГ. Ее существование больше не имеет никакого смысла»,— объявил Милорад Додик.

Он призвал незамедлительно, несмотря на летние отпуска, созвать парламент Республики Сербской и принять решения о блокаде всех госструктур БиГ, которые, по его словам, нарушают Дейтонские соглашения.

Сербские депутаты восприняли эти слова как руководство к действию, собравшись и проголосовав за бойкот боснийских государственных институтов,— к концу недели сербы эти структуры покинули. В пятницу парламент Республики Сербской принял по ускоренной процедуре закон о неприменении решения верховного представителя в Боснии. А Милорад Додик сообщил: «Полиция Республики Сербской получила приказ любой ценой защитить наших людей, если кто-то попытается их арестовать».

Отреагировал на потрясения в Боснии и Белград. Президент Александр Вучич заявил, что хотя Сербия «не вмешивается в дела другого государства», она «не может оставить Республику Сербскую без поддержки». По его оценке, «сегодня атмосфера в Боснии накалена как никогда со времен окончания войны и подписания Дейтона». Глава Сербии намерен 4 августа обсудить с лидерами боснийских сербов сложившуюся там ситуацию.

Впрочем, лидеры боснийских мусульман и хорватов ситуацию не драматизируют.

Во всяком случае, если судить по их заявлениям. «Можно понять бурные эмоции, захлестнувшие партии в Республике Сербской. Некоторые их ключевые идеи потерпели поражение, а проигрывающий имеет право злиться. Это пройдет, раньше или позже, и все будет в порядке»,— подчеркнуто спокойно отреагировал на ситуацию Желько Комшич.

Запад им поможет

Спокойствие лидеров боснийских мусульман и хорватов во многом объясняется поддержкой со стороны ведущих стран Запада. О том, что именно западный фактор может решающим образом повлиять на ситуацию в Боснии, говорят и региональные эксперты.

«Валентин Инцко, решившийся только под конец своего мандата на столь важный шаг, получил, похоже, ясный сигнал поддержки от новой администрации США. Назначение же новым верховным представителем немецкого дипломата Кристиана Шмидта — ясный сигнал готовности ЕС, НАТО и США активно содействовать функциональности Боснии и устранению обструкции со стороны Республики Сербской»,— говорит “Ъ” член руководства неправительственной организации Montenegro International, бывший дипломат Мирна Никчевич. По ее словам, новый верховный представитель первым делом займется «безукоснительным соблюдением закона о наказании за отрицание геноцида, что приведет к постепенному устранению экстремистов из всех структур и уровней боснийской власти, а также предпримет шаги по разблокированию движения БиГ к НАТО».

Ведущие страны Запада уже однозначно поддержали решение Валентина Инцко. В субботу Руководящий комитет Совета по выполнению мирного соглашения в БиГ (в него входят представители стран—членов G7, ЕС, Еврокомиссии, Организации исламской конференции и России) выступил с заявлением, в котором «решительно осудил эскалацию напряженности со стороны отдельных политических лидеров, а также меры парламента Республики Сербской, ведущие к дестабилизации БиГ и противоречащие Дейтонским соглашениям».

От заявления дистанцировался только представитель России.

Позицию Москвы разъяснило посольство РФ в Сараево: «27 мая В. Инцко подал в отставку и тем самым завершил свой мандат. Исходим из того, что после 27 мая место высокого представителя в БиГ остается вакантным. Все, кто намерен сотрудничать с гражданином ФРГ К. Шмидтом, называющим себя высоким представителем, делают это на свой страх и риск, потому что необходимого мандата Совбеза ООН у него нет».

Главное же — Россия требует вообще упразднить пост верховного представителя в Боснии. «Считаем аппарат высокого представителя тормозом на пути развития БиГ и настаиваем на его безусловном закрытии»,— заявили в российском посольстве. Впрочем, с такой позицией вряд ли согласятся остальные партнеры России по Руководящему комитету.

РОЛЬ КАССАЦИОННОГО СУДА | Cour de cassation

Кассационный суд в системе французского национального права является высшей судебной инстанцией. Процессы по гражданским, административно-торговым, социальным конфликтам и уголовным делам рассматриваются, прежде всего, в судебных органах, называемых судами первой инстанции « juridictions dites du premier degré »(окружных судах общей юрисдикции « tribunaux d’instance et de grande instance », торговых судах « tribunaux de commerce », советах прюдомов « conseils de prud’hommes »…). Решения, принимаемые этими судами, в зависимости от значимости рассматриваемых вопросов, могут быть вынесены либо в окончательной форме, если они касаются очень мелких дел ; либо, в виде « решений при первом рассмотрении » « décisions en premier ressort »(для подавляющего большинства судебных дел), когда они могут быть обжалованы в апеляционном суде, пересматривающем дела во всех аспектах по сути и по форме. Окончательные решения судов первой инстанции и решения апеляционного суда, могут, в свою очередь, быть обжалованы в Кассационном суде. Помимо того, что Кассационный суд находится на вершине судебной пирамиды, он, по сравнению с другими судебными инстанциями, обладает одной особенностью, которую можно охарактеризовать двумя чертами. Во-первых, он - един : « Во всей Французской Республике существует только один Кассационный суд ». Если этот фундаментальный принцип заявлен как первостепенный в Кодексе об организации правовой системы Франции « Code de l’organisation judiciaire », в той его части, которая касается Кассационного суда, то это объясняется тем, что речь идет о самом важном принципе, неотделимом от конечной цели кассационной инстанции, заключающейся в « унификации юриспруденции » (unifier la jurisprudence), когда правовые нормы одинаково толкуются на всей территории государства. Это единство юрисдикции обуславливает одноообразие в толковании правовых норм, а следовательно, формирование такой юриспруденции, которая будет основополагающей для всех судебных органов. Единство и однообразие (unicité et uniformité), вот два условия, которые вытекают одно из другого. Во-вторых, Кассационный суд, в отличие от судов первой инстанции и апеляционных судов, не является судебным органом третьей инстанции и не призван судить по существу дела, он должен лишь установливать, что в зависимости от фактических обстоятельств, оцененных ранее должным образом в решениях, переданных на рассмотрение Кассационному суду, правовые нормы были применены правильно. Это объясняет тот факт, что Кассационный суд судит, собственно говоря, не конфликты, послужившие поводом для судебных решений, представленных ему на рассмотрение, а сами эти решения. В реальности, Кассационный суд - это судья по отношению к решениям, принятым другими судьями : его роль состоит в том, чтобы определить, правильно ли эти судьи применили закон с учетом квалифицированных только ими фактических обстоятельств по рассмотренному делу, и тех вопросов, которые были поставлены перед ними. Таким образом, предметом каждой жалобы является опротестование судебного решения, по поводу которого Кассационный суд должен высказаться, что либо в данном решении правовые нормы были применены правильно, либо что, напротив, применение их было ощибочным.

 

Именно на этом этапе, естественным образом, может быть затронут результат правового спора, поскольку кассация означает отмену судебного решения, вынесенного по поводу этого спора и, за исключением редчайших случаев, когда кассация принимается без обратной отсылки дела, оно должно быть пересмотрено согласно кассационному решению.

 

Эти специфические черты, выражающие своеобразный характер Кассационного суда, и придающие жалобам, представленным на его рассмотрение форму т.н. « чрезвычайного обращения за помощью » (voie de recours dite « extraordinaire »), объясняются историческими причинами. Они зародились во время событий эпохи Французской революции, когда законом от 27 ноября 1790 г. был учрежден « Кассационный трибунал », позднее преобразованный в « Кассационный суд » в соответствии с революционным постановлением (sénatus-consulte) от 28 флореаля XII года. Но на самом деле история Кассационного суда еще старше и берет свое начало в той форме, которую приобрело судопроизводство при Старом режиме (во времена королевской монархии) : именно в силу того, что правосудие носило тогда « ограниченный » характер (la justice était alors retenue), вершилось королевской особой и было аттрибутом ее власти, существовала возможность подачи специальной жалобы для кассации (recours en cassation) постановлений Парламента, решение по которой принималось на Королевском совете. Главным вкладом революции было то, что она сохранила институт кассации, в то время как он уже потерял свое исходное предназначение и, преобразовав его, передала судьям полномочия, принадлежавшие главе государства. Последующее развитие института кассации в период XIX века позволило укрепить полномочия Кассационного суда и добиться их полного признания.

 

Эти полномочия, как юридического, так и этического порядка, привели, с другой стороны к тому, что законодатель передал Кассационному суду другие функции, в разных их формах. В качестве примера можно привести введение процедуры « о получении заключения » (procédure d’avis), позволяющей кассационной инстанции выполнять функцию обеспечения единообразия судебной практики, когда толкование закона, при определенных условиях, осуществляется не « posteriori », а изначально, еще до принятия судебного решения по фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, роль Кассационного суда была укреплена косвенным образом : с одной стороны, были созданы другие правовые институции, куда вошли все или некоторые его члены, а с другой стороны, эти лица все чаще стали привлекаться, за пределами их прямых служебных обязанностей, к участию в деятельности различных организаций, прибретающих все большее влияние и значение. 


ОРГАНИЗАЦИЯ КАССАЦИОННОГО СУДА

 

Организация Кассационного суда. естественным образом, обуславливается тем, что он является высшей судебной инстанцией, призванной обеспечивать справедливое правосудие. Его правильное функционирование предполагает существование внутри суда крупных административных структур.

 

С точки зрения юрисдикции, Кассационный суд делится на специализированные палаты (chambres), между которыми распределяются подаваемые жалобы (pourvois à examiner) в зависимости от изменяемых критериев, определяемых комитетом Кассационного суда (Bureau de la Cour). Если на начальном этапе истории Кассационного суда таких палат было три (палата по гражданским делам « Chambre civile », палата по уголовным делам « Chambre criminelle » и палата по предварительному рассмотрению жалоб « Chambre des requêtes », упраздненная в 1947 г.), то к настоящему времени их число достигло шести. К трем гражданским палатам stricto sensu : первой гражданской палате, второй гражданской палате и третьей гражданской палате, - добавились палата по торговым, экономическим и финансовым спорам (Chambre commerciale, économique et financière), палата по общественным конфликтам (Chambre sociale)и уголовная палата (Chambre criminelle). Во главе каждой палаты стоит ее председатель (рrésident de chambre). Первый председатель Кассационного суда (premier рrésident) назначает в палаты советников (conseillers), число которых пропорционально количеству и значению рассматриваемых жалоб. Далее, организация работы внутри каждой палаты также определяется числом жалоб, подлежащих рассмотрению. На практике каждая палата разделяется на секции (secteurs), внутри которых работают судебные группы (formations de jugement), число которых также может меняться. В случае, когда жалоба отклоняется (pourvoi irrecevable), или поводы для кассации недостаточено обоснованы, что ведет к признанию « недопущения » жалобы (pourvoi « non admis »), или когда решение по делу представляется очевидным, разбирательство проходит с участием трех судей (magistrats). В остальных случаях, решение по ходатайству об обжаловании выносится судебными группами, включающими по крайней мере пять членов с совещательным голосом. По решению председателя палаты (рrésident de chambre), члены палаты могут проводить заседания в полном составе, например в тех случаях, когда ожидаемое по делу решение может создать прецендент в юриспруденции, или когда ими должно быть вынесено решение по « чувствительному » вопросу (questionsensible). 

 

В Кассационном суде имеются также судебные группы на непостоянной основе (formations de caractère non permanent) ; в них могут входить либо члены всех палат, в таком случае речь о « пленарных собраниях » Кассационного суда (Assemblées plénières), либо члены по меньшей мере трех палат – в случае « смешанных собраний » (Chambres mixtes) – под председательством первого председателя Кассационного суда или того председателя палаты, у которого имеется наиболее продолжительный опыт работы (le plus ancien des présidents).

 

В пленарных собраниях участвуют все председатели (рrésidents des chambres) и старосты палат (doyens des chambres) и по одному советнику (conseiller) от каждой палаты, что в целом составляет 19 членов. Передача жалобы на рассмотрение такой судебной группой осуществляется по решению первого председателя Кассационного суда или по решению председателя соответствующей палаты. Такое слушание может иметь место, когда дело касается какого-либо важного принципиального вопроса (question de principe). Оно обязательно должно иметь место, когда после кассации решения суда первой инстанции, решение, вынесенное после пересмотра дела, вновь обжалуется на тех же правовых основаниях (attaqué par les mêmes moyens). Оно также должно иметь место, когда это затребовано генеральным прокурором (procureur général)перед началом обсуждений по делу. Решение, принятое на пленарном собрании Кассационного суда обладает той важной особенностью, что суд низшей инстанции (juridiction de renvoi) должен подчиниться этому решению по уже рассмотренным им пунктам.

 

Смешанные собрания объединяют, помимо первого председателя Кассационного суда или его заместителя (premier président ou son suppléant), четырех судей (magistrats) от каждой палаты, входящей в состав собрания (председателя « président de chambre », старосту « doyene » и двух советников « conseillers ») и, исходя из предположения, что сюда войдут судьи трех палат Кассационного суда, это составит общее число тринадцать членов. Решение об передаче жалобы на рассмотрение смешанного собрания должно приниматься, когда спор по делу касается компетенции сразу нескольких палат Кассационного суда или, когда он был или способен стать поводом для вынесения противоположных решений (solutions divergentes)в разных палатах. Оно должно приниматься также в случае, если голоса судей в палате, первоначально рассмотревшей жалобу, разделились. Передача жалобы в смешанное собрание также правомерна, когда генеральный прокурор затребует таковую перед началом обсуждений. Главная польза смешанных собраний заключается, преимущественно, в устранении противоречий в судебной практике (résoudre des divergences de jurisprudence) различных палат Кассационного суда.

 

За каждой палатой закреплен один или несколько судебных секретарей (greffiers).

 

Кроме того, с деятельностью Кассационного суда могут быть тесно связаны определенное число комиссий, идентичных по своему характеру с судебно-правовыми органами (commissions à caractère juridictionnel), в том плане, что Кассационный суд предоставляет судей, административную инфраструктуру и помещения, необходимые для нормального функционирования этих комиссий. Приведем качестве примеров :

 

· Национальную комиссию по возмещению ущерба за незаконное содержание в заключении (Commission nationale de réparation des détentions), выступающую в качестве апелляционной инстанции (juridiction d’appel) для судебных решений, принятых первыми председателями апеляционных судов (premiers présidents de cours d’appel) по возмещению ущерба, связанного с временным заключением подсудимых (conséquences préjudiciables de détentions provisoires) по делам окончательно закрытым по причине отсутствия состава преступления, освобождения или оправдания обвиняемых ;

· Комиссию по ревизии уголовных наказаний (Commission de révision des condamnations pénales), рассматривающую ходатайства о ревизии уголовных дел, и направляющую их в уголовную палату Кассационного суда в случае, если она считает, что ходатайство о ревизии дела может быть допущено к рассмотрению ;

· Комиссию по пересмотру судебных решений вследствие вынесения постановления Европейского суда по правам человека, учрежденную законом от 15 июня 2000 г. (Commission de réexamen d’une décision pénale consécutif au prononcé d’un arrêt de la Cour européenne des droits de l’homme, instituée par une loi du 15 juin 2000). Она выполняет роль своеобразного фильтра, проверяя возможность принятия жалобы по пересмотру дела и ее обоснованность перед передачей дела в судебную инстанцию того же уровня, как и та, где было принято решение, нарушающее Европейскую Конвенцию по защите прав человека и основополагающих свобод (Convention européenne de sauvegarde des droits de l’homme et des libertés fondamentales) ;

· Национальный судебный орган по условно-досрочному освобождению (juridiction nationale de la libération conditionnelle) также учрежденный законом от 15 июня 2000 г., куда поступают жалобы на решения местных судов (juridictions régionales) по заявлениям об условно-досрочном освобождении от лиц, содержащихся в заключении.

 

При Кассационном суде существует бюро по оказанию материально-правой помощи (Bureau d’aide juridictionnelle), функционирование которого затрагивает деятельность судей, адвокатов, государственных служащих в суде, истцов и ответчиков (magistrats, avocats, agents de lEtat et usagers). Функция бюро, председатель которого назначается первым председателем Кассационного суда, состоит в том, чтобы рассматривать заявления об оказании материальной помощи, предоставляемой истцам и и ответчикам при обжаловании дел в целях возмещения им расходов на оплату услуг адвоката (demandesde prise en charge des frais d’avocat), обеспечивая тем самым свободный доступ к правосудию для всех граждан, независимо от их материального положения.

 

С административной точки зрения, как будет видно из нижеизложенного, первый председатель Кассационного суда, представляющий функцию его центрального звена (siège), и генеральный прокурор, представляющий функцию прокуратуры (ministère public) имеют каждый свои собственные прерогативы. У каждого из них имеется общий секретариат (secrétariat général), куда входят судьи (magistrats). Ближайшие сотрудники первого председателя выполняют, таким образом, функции советника (conseiller), управляющего кадровыми ресурсами (directeur des ressources humaines), административного управляющего (gestionnaire) и руководителя по общественным коммуникациям или связям с общественностью (chargé decommunication). От общего секретариата первого председателя Кассационного суда зависят внутренняя служба (service intérieur) и отдел информатики (service informatique), обеспечивающий эксплуатацию компьтерного оборудования с обслуживанием программного обеспечения, а также техническую поддержку и обучение персонала суда.

 

Особый « комитет » (« Вureau »), куда входят первый председатель Кассационного суда (premier président), председатели палат (présidents de chambre), генеральный прокурор (procureur général) и первый генеральный адвокат (premier avocatgénéral) несет некоторые специфические функции ; он « регулирует, путем обсуждений, вопросы, решение которых возложено на него законами и декретами » (« règle par délibération les matières dans lesquelles compétence lui est donnée par les lois et décrets »). В частности, он определяет число и продолжительность судебных заседаний, ведет национальный регистр экспертов (liste nationale des experts). Он играет роль совещательного органа (rôledeconseil) при первом председателе Кассационного суда, который может затребовать мнение комитета по важным вопросам, касающимся организации и функционирования Кассационного суда.

 

Наконец, как все судебные инстанции, Кассационный суд наделен судебным секретариатом (greffe), куда входят все административные службы центрального звена Кассационного суда (ensemble des services administratifs du siège). Во главе этого секретариата стоит главный судебный секретарь (greffier en chef), несущий ответственность за его нормальное функционирование под руководством первого председателя Кассационного суда. Генеральная прокуратура (parquet général) имеет независимый судебный секретариат прокуратуры (secrétariat de parquet autonome), управлямый главным судебным секретарем (greffier en chef).

 

 

 

 

 

ЧЛЕНЫ КАССАЦИОННОГО СУДА

 

 

Во французской национальной правовой системе существует главное, даже фундаментальное, различие между членами центрального звена Кассационного суда (membres du siège) и (аккредитованными при нем) членами генеральной Прокуратуры (membres du ministère public). Если главная функция первых - судить, то для вторых она заключается в том, чтобы выступать на судебных заседаниях и, в этом качестве, защищать закон, наблюдая за правильным применением правовых норм.

 

Центральное звено Кассационного суда

 

К судьям центрального звена Кассационного (magistrats du siège) суда относятся первый председатель (premier président), председатели палат (présidents de chambre), советники (conseillers) и инспектора (conseillers référendaires).

 

Обязанности, возложенные на первого председателя (premier président) Кассационного суда, охватывают как юридическую, так и административную сферы. Он председательствует на пленарных и смешанных собраниях Кассационного суда и, всякий раз, когда сочтет это необходимым, может председательствовать на собраниях палат. Первый председатель Кассационного суда выносит решения по срочным запросам, исходящим от одной из сторон судебного процесса (demande durgence formée par une des parties au pourvoi) и может сокращать сроки, предусмотренные для предоставления письменных возражений на процессе (dépôt des mémoires). Им принимаются решения по заявлениям о признании недействительными доказательств по делу, представленных Кассационному суду одной из сторон, и констатируется отказ в обжаловании (déchéance du pourvoi)ввиду несоблюдения сроков предоставления письменных возражений (non production de mémoire dans le délai) или их отклонения (irrecevabilité), а также отказов [участников] (désistements). Он выносит решения об отводах (demandes de retrait du rôle). До его сведения доводятся решения о предоставлении материальной помощи бюро материально-правовой помощи (bureau d’aide juridictionnelle), которые могут быть переданы в его компетенцию. Он назначает советников (conseillers), инспекторов (conseillers référendaires) и судебных секретарей (greffiers de chambre) в каждую из шести палат Кассационного суда. Наконец, он осуществляет руководство над комитетом (Bureau) и главным судебным секретарем (greffier en chef) своей администрации.

 

Помимо выполнения обязанностей юридического и административного характера внутри Кассационного суда, первый председатель Кассационного суда осуществляет важную деятельность за его пределами. В качестве примера такой деятельности можно привести работу в следующих органах : Высшем совете судейской магистратуры (Conseil supérieur de la magistrature) по вопросам дисциплины и кадровым вопросам при назначении судей центрального звена со времени реформы совета магистратуры в соответствии с законом от 23 июля 2008 г.) ; Комиссии по карьерному росту судей (Commission d’avancement des magistrats) ; Административном совете Высшей национальной школы магистратуры (Сonseil d’administration del’Ecole nationale de la magistrature), которой принадлежит главная роль в выработке педагогических принципов при подготовке будущих судей и судей, проходящих курсы повышения квалификации. Будучи главным судьей Франции (Premier magistrat de France), первый председатель Кассационного суда – это важное официальное лицо, взимодействующее с высшими национальными органами государственной власти и часто представлящее французские судебно-правовые круги на международных и национальных официальных мероприятиях. В частности, он принимает участие в консультациях по слушанию предварительных проектов принятия новых законов и постановлений (avant-projets de lois et de décrets), касающихся не только процедур Кассационного суда, но и других крупных судебно-правовых реформ. Кроме того, по причине его независимого статуса и властных полномочий, связанных с ним, законодатель вменяет в обязанности первого председателя назначение официальных лиц, руководящих или принимающих участие в работе различных судебных инстанций.

 

В последние годы первый председатель Кассационного суда стал проводить ежегодные совещания с участием первых председателей всех апеляционных судов, где в присутствии представителей разных палат Кассационного суда и его администрации (Chancellerie), происходит обмен мнениями по новым судебно-правовым вопросам, впервые возникающим в судах первой инстанции и апеляционных судах. Эти встречи, а также регулярный обмен письменной информацией (раз в квартал) между апеляционными и Кассационным судами, являются ценным инструментом, позволяющим укреплять взаимодействие на всех уровнях организации правовой системы и выделять в общем потоке правовых споров, поступающих на рассмотрение Кассационного суда, те моменты, которым отдаются приоритеты при исполнении функции правосудия (prioritésdanssamissiondedireledroit).

 

Председатели палат (présidents de chambre) Кассационного суда, в составе семи человек, председательствуют на судебных заседаниях своих групп. В случае отсутствия председателя палаты, слушание ведется тем его советником, у которого имеется самый продолжительный опыт работы (conseiller le plus ancien de la chambre). Этот советник именуется « старостой » (doyen). При отсутствии старосты, председательство обеспечивается присутствующим советником с наиболее длительным стажем работы.

 

Советники (conseillers) т.е. судьи Кассационного суда (juges de la Cour), имеют в своем составе сто двадцать человек. К ним следует добавить тридцать пять должностных лиц, из которых назначаются первые председатели апеляционных судов (premiers présidents de cours d’appel) и председатель Парижского окружного суда первой инстанции (président du tribunal degrande instance de Paris). Они назначаются декретом Президента Французской республики по предоставлению Высшего совета судебной магистратуры (Conseil supérieur de la magistrature). Эти лица выбираются главным образом из составов судебной коллегии (magistrats de lordre judiciaire), однако иногда кандидатуры могут выдвигаться из числа преподавателей высших юридических учебных заведений или адвокатов, аккредитованных при Государственном совете (Conseil d’Etat) или Кассационном суде. К этим советникам следует отнести, в той степени, в какой их функции совпадают, советников с т.н. « чрезвычайным служебным статусом » (conseillers en service extraordinaire), назначаемых, ввиду их широкой компетенции и большого опыта, на пятилетний срок (десять должностей).

 

Советники должны принимать участие в заседаниях различных комиссий и в учреждениях, куда они назначаются либо по прямому представлению (par désignation), либо по предложению (surproposition) первого председателя Кассационного суда.

 

Советник с наибольшим опытом работы и компетенцией, именуемый « старостой » (doyen), выполняет наблюдательную роль (rôle de supervision) при ведении всей совокупности дел в каждой палате.

 

Инспектора (conseillers référendaires), в составе семидесяти человек, выбираются из действующих судей в судах низших судебных инстанций (parmi les magistrats en fonction dansl es juridictions du fond), на срок не более десяти лет. При слушании дела они имеют один консультативный голос, за исключением тех обсуждений, по которым инспектора выступают в качестве основных докладчиков (rapporteurs). В этом последнем случае они имеют право совещательного голоса. Инспектора занимаются также проведением расследований (travaux de recherche) и составлением кратких письменных записок относительно принимаемых решений и постановлений (rédaction des sommaires d’arrêts), взаимодействуя при этом со службой документации, расследованиям и отчетности при Кассационном суде (Service de Documentation, des Etudes et du Rapport).

 

 

 

Генеральная прокуратура

 

 

Генеральная прокуроратура (parquet général) во главе с генеральным прокурором (procureur général), которому помогают семь помощников – первых генеральных адвокатов (premiers avocats généraux), включает штатный состав, состоящий из тридцати пяти генеральных адвокатов (avocats généraux) и пяти генеральных адвокатов инспекторов (avocats généraux référendaires). Генеральному прокурору лично поручены функции государственной прокуратуры (ministère public). Он назначает членов прокуратуры в ту палату, где по его убеждению, они будут наиболее полезны. Генеральный прокурор может по собственной инициативе выступать на судебных заседаниях в различных палатах, где это ему представляется наиболее важным. Генеральный прокурор и адвокаты фактически не зависят от министра юстиции (Garde des sceaux), а генеральные адвокаты не подчинены генеральному прокурору и не получают от него инструкций.

 

Назначение, функции и властные полномочия прокуратуры, аккредитованной при Кассационном суде весьма специфичны. Призванная играть движущую роль в исполнии правосудия, прокуратура здесь несет свою главную функцию по обеспечению единообразия в толковании правовых норм и соответствия их применения воле законодателя в интересах государства и общественного порядка. Она должна также обеспечить единство юриспруденции как на уровне Кассационного суда, так и на уровне судебных органов всех других инстанций.

 

В этом плане генеральный прокурор обладает важными прерогативами. По гражданским делам, он может взять на себя инициативу передать на рассмотрение Кассационного суда « неправосудные решения » в « интересе закона » (déférer à la censure de la Cour une décision irrégulière "dans l’intérêt de la loi"). По распоряжению министра юстиции, он также может обжаловать дело « за превышение власти » (exercer un pourvoi pour excès de pouvoir), направляя в суд правовые акты, свидетельствующие о превышении власти судей. По уголовным делам обжалование за превышение власти может быть осуществлено либо по распоряжению министра юстиции, либо по инициативе генерального прокурора. Кроме того, как известно, генеральный прокурор имет право запросить передачу дела на рассмотрение смешанного или пленарного собрания Кассационного суда.

 

Генеральная прокуратура участвует также в работе различных комиссий, близких к Кассационному суду, а также комиссии, принимающей решения по жалобам, поступившим от работников уголовной полиции (Commission statuant sur les recours formés par les officiers de police judiciaire), временно отстраненным от своей должности или лишенным права исполнения определенных видов деятельности. Она направляет в Кассационный суд ходатайства о пересмотре дел, запросы об их передаче из одного судебного органа в другой по причине обоснованного сомнения (suspicion légitime) или общественной безопасности (sûreté publique), ходатайства о судебном разбирательстве (requêtes en règlement de juges) запросы об определении судебной инстанции (demandes de désignation d’une juridiction), которой будет поручено провести расследование и вынести судебные решения о проступках и преступлениях, совершенных судьями или некоторыми другими государственными чиновниками.

 

Генеральный прокурор также выполняет прокурорские функции (fonctions du Ministère public) в Государственном суде правосудия Франции (Cour de justice de la République), где ему для этой цели помогают первый генеральный адвокат (premier avocat général) и два генеральных адвоката (avocats généraux).

 

Помимо этого, генеральный прокурор призван участвовать в управлении кадровыми ресурсами в своей сфере. Например, он принимает участие в работе комиссии по карьерному росту судей (Commission d’avancement des magistrats) и административного совета Национальной школы магистратуры (Сonseil dadministration de lEcole nationale de la magistrature). С момента реформы Высшего совета магистратуры (Conseil supérieur de la Magistrature) 23 июля 2008 г. он возглавляет группу внутри этого совета, в компетенцию которой входят дисциплинарные вопросы, связанные с деятельностью судей генеральной прокуратуры (discipline des magistrats du parquet).


КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ПРИ ГОСУДАРСТВЕННОМ СОВЕТЕ

И КАССАЦИОННОМ СУДЕ

 

 

Для обеспечения представительства и защиты интересов участников процесса (plaideurs), при Кассационном суде аккредитованы адвокаты, специализирующиеся по различным отраслям права (avocats spécialisés). Они обладают монополией на представительство сторон в суде (monopole devant la Cour), за исключением споров, связанных с выборами (как в профессиональной, так и в политической сфере), вынесенных на судебное рассмотрение, т.к. у сторон имеется возможность обеспечить правовую защиту собственными силами. Адвокаты Кассационного суда, объединенные в коллегию адвокатов (ordre des avocats), исторически являются преемниками адвокатов, существовавших при Королевских советах (avocats aux Conseils du roi) и унаследовали от них название, которое иногда можно услышать до сих пор – « адвокаты при советах » (avocats aux Conseils). Хартия коллегии адвокатов (Charte de lOrdre des avocats) была учреждена действующим до нашего времени королевским ордонансом от 10 сентября 1817 г., который с течением времени претерпел необходимую адаптацию. Эти адвокаты являются титулярными (уполномоченными) собственниками адвокатских контор (titulaires d’un office), поэтому их число ограничено до шестидесяти. Вместе с тем, законом от 15 марта 1978 г. разрешается регистрировать в качестве титулярных владельцев адвокатских контор гражданские профессиональные общества (sociétés civiles professionnelles), в каждое из которых может входить до трех физических лиц, объединенных партнерскими отношениями (associés personnes physiques). На 1 января 2010 г. общее число адвокатов, как объединенных в гражданские профессиональные общества, так и независимых, равнялось 97 членам. Доступ к профессии предполагает соответствие кандидатов строгим требованиям профессиональной пригодности, подтверждаемой успешной сдачей экзаменов после трехгодичного обучения, либо профессиональным опытом и компетенцией, которые определяются по строгим объективным критериям. Назначение на должность адвоката при Кассационном суде производится приказом министра юстиции (Garde des Sceaux) по предложению адвоката, покидающего это место и имеющему в связи с этим право получить от своего преемника или представленного партнера денежную компенсацию (versement, par le successeur ou lassocié présenté, dune contrepartie financière), сумма которой контролируется коллегией адвокатов и администрацией (Chancellerie) Кассационного суда ; при финансировании этой компенсации могут быть установлены льготные условия. Учреждение специализированной коллегии адвокатов, аккредитованной таким образом при высшем судебном органе (attaché à une cour suprême), была признана европейскими инстанциями, как необходимость, обусловленная общественной миссией обеспечения правосудия (nécessité justifiée par le service public de la justice).

 

Внутренняя дисциплина в коллегии адвокатов обеспечивается дисциплинарным советом (conseil de discipline), в который входят председатель (président de conseil déontologie des avocats aux Conseils). Совет выносит заключения о личной ответственности адвокатов за проступки, которые могут им вменяться.) и одиннадцать членов ; каждый из них выбирается на трехгодичный срок ; причем состав этого совета ежегодно обновляется на одну треть. Главной задачей дисциплинарного совета является установление правил профессиональной этики для адвокатов при советах (

 

Адвокаты, которые одновременно являются служащими министерства юстиции (officiers ministériels), тесно связаны с деятельностью Кассационного суда. Каждый кабинет оказывает содействие лицам, получившим материально-правовую помощь (bénéficiairesdel’aidejuridictionnelle) ; некоторые адвокаты входят в бюро материально-правовой помощи (bureau d’aide juridictionnelle), в то время как другие занимаются изучением обжалованных уголовных дел (pourvois en matière pénale) для выявления возможных обоснований для кассации, которые могут быть приняты во внимание судом (éventuel moyen de cassation susceptible demporter la censure). В более общем смысле, их роль сводится к удовлетворению двух тесно связанных, неразделимых условий : защите интересов участников правового процесса (intérêt du justiciable) и правильном функционировании судопроизводства (bon fonctionnement de la juridiction).


КАССАЦИОННОЕ ОБЖАЛОВАНИЕ

 

По гражданским делам кассационное обжалование (pourvoi en cassation) оформляется в виде ходатайства, подаваемого в судебный секретариат Кассационного суда через посредничество адвоката, аккредитованного при Государственном совете и Кассационном суде (avocat au Conseil dEtat et à la Cour de cassation) (за исключением конфликтов, связанных с выборами, когда ходатайство об обжаловании представляется непосредственно самой стороной или ее законным и полномочным представителем1 (mandataire muni d’un pouvoir spécial). Срок подачи жалобы, определяемый как « два месяца, за отсутствием обратного распоряжения » (de deux mois, sauf disposition contraire), начинает отсчитываться с момента уведомления об опротестованном судебном решении (notification de la décision attaquée). По уголовным делам заявление на обжалование должно подаваться судебному секретарю суда той инстанции, который вынес это решение в течение пяти дней с момента его провозглашения.

 

Обжалование, согласно определенным правилам процедуры, детальное описание которых не входит в задачи данного документа по общей презентации Кассационного суда, касается, по определению, опротестования того или иного судебного решения. Это обстоятельство вызывает два вопроса : первый из них относится к характеру решения (nature de la décision), которое может быть предметом жалобы, второй - к мотивам (motifs de la décision), по которым это решение может быть опротестовано.  

 

По гражданским делам кассационное обжалование может производится только относительно окончательного судебного решения. Кроме того, при определенных оговорках, необходимо, чтобы это решение было вынесено по существу дела, т.е. по крайней мере, по « основной его части » (une partie du principal), что исключает обжалование постановлений, касающихся розыскных мероприятий или временных мер (mesures d’instruction ou mesures provisoires). Такие решения могут быть обжалованы позднее, одновременно с обжалованием окончательного судебного решения.

 

Для того, чтобы добиться кассации судебного решения, сторона, подающая жалобу должна установить факт несоответствия обжалуемого решения правовым нормам (non-conformité de la décision attaquée aux règles de droit). Это объясняет то, что обсуждения фактических обстоятельств дела полностью исключены при кассации, поскольку Кассационный суд не контролирует факты по существу дела и их оценка является суверенной прерогативой судей низших инстанций. 

 

По уголовным делам, « решения, вынесенные следственной палатой и окончательные решения по уголовным, исправительным и полицейским делам могут быть отменены в случае нарушения закона… ». Решения по таким делам следуют особому режиму, позволяющему, при определенных условиях, направить председателю уголовной палаты Кассационного суда запрос на получение разрешения на немедленное обжалование (demande d’autorisation d’unpourvoi immédiat). Помимо нарушения закона, Уголовным процедурным кодексом (Code de procédure pénale) предусмотрены другие случаи для обжалования, в которых большое место уделяется формальным нарушениям (vices de forme). В настоящее время эти правила подкреплены Европейской конвенцией по защите прав человека.

________________________

1) Декретом от 20 августа 2004 г. возможность подачи ходатайства, минуя представительство адвоката сводится, за исключением некоторых уголовных дел, лишь к конфликтам, связанных с выборами. В частности, отныне становится обязательным преставительство адвоката для всех споров, разрешаемых в cоветах прюдомов.

 

В целом, как по уголовным, так и по гражданским делам, контроль, осуществляемый со стороны Кассационного суда, касается, в конечном итоге, двух категорий : нормативного контроля (contrôle normatif) и т.н. дисциплинарного контроля (contrôle dit disciplinaire).

 

Нормативный контроль осуществляется главным образом путем подготовки ответа на обоснования нарушений законов (moyens de violation de la loi) (гражданских или уголовных) или недостаточности правовой базы (défaut de base légale) (по гражданским делам). Под нарушениями закона понимаются нарушения не только законов в узком, конституционном смысле этого термина, но также нарушения регламентов, правил судебной практики и, в особенности, международных соглашений, которым, согласно статьи 55 Конституции Французской Республики, отдается приоритет по сравнению с внутренними законами : в этом плане особо следует указать на Европейское право. Что касается недостаточности правовой базы, это не подразумевает обязательно ошибку при оценке правовых норм (appréciation erronée du droit), допущенную судьей низшей инстанции, но скорее предполагает, что тот недостаточно обосновал свое решение. К этим случаям добавляется искажение письменных документов (dénaturation d’un écrit), недостаточность мотивировочной части (défaut de motivation), также как и недостаточность ответов на заключения (défaut de réponse à conclusions). Именно в этой области наилучшим образом может проявиться унифицированный и – зачастую совершенно новаторский – подход (démarche unificatrice - et souvent novatrice) Кассационного суда относительно толкования, которое следует придать правовой норме или закону, касающихся как существа, так и процедурной формы, независимо от того идет ли речь о старом или новом законе или правовой норме. Именно здесь формируется юриспруденция Кассационного суда, к которой мы обратимся ниже.

 

Понятие дисциплинарного контроля – согласно издавно принятому выражению – в первую очередь касается обязанностей, вменяемых судьям относительно составления и предоставления их судебных решений. Речь идет о соблюдении судьями низших инстанций обязанностей по изложению претензий и обоснований сторон (prétentions et moyens des parties), ответов на заключения (réponses aux conclusions), мотивировочной части постановлений суда и приговоров (motivation des jugements et arrêts). Требование относительно мотивировочной части касается не только обязанности судьи изложить мотивы на основе материалов по делу (énoncer de smotifs à l’appui du dispositif), но также обязанности не допускать противоречий, не злоупотреблять предполагаемыми (hypothétiques) или сомнительными (dubitatifs) мотивами, не прибегать к недейственным (inopérants) мотивам, т.е. к таким, которые не могут составлять ответ на представленное обоснование (moyen soulevé). Искажение ясного и четкого смысла письменных документов (dénaturation) также составляет предмет дисциплинарного контроля по гражданским делам. В более широком смысле, дисциплинарный контроль касается претензий (griefs) по игнорированию судьями правил профессиональной этики (méconnaissance des obligations déontologiques des juges) и, в более общем плане, недостаточное знание составляющих справедливого процесса (composantes du procès équitable) : принципа противоречия (principedelacontradiction), в частности, когда основание возникает автоматически (relevé d’office) ; принципа беспристрастности судей (principe d’impartialité) ; принципа открытого характера судебных заседаний (principe de la publicité des audiences) и принципа объявления судебного решения в разумные сроки (jugement dans un délai raisonnable). Принцип беспристрастности судей, рассматриваемый в свете статьи 6§1 Европейской конвенции по правам человека, получил, в частности, определенное развитие в судебной практике, повлекшее за собой важные последствия для самого функционирования судебных органов или сходных с ними учреждений, таких как например, независимые административно-правовые органы (autoritésadministrativesindépendantes).

 

Дисциплинарный контроль, понимаемый в таком широком смысле, предполагает значительную нагрузку, возложенную на Кассационный суд, поскольку в большинстве ходатайств об обжаловании упоминается одно или несколько обоснований для пересмотра, связанных с дисциплинарным контролем. Вместе с тем, его невозможно избежать в связи с большим числом, разнообразием и разнородностью судебных инстанций (nombre, diversité et hétérogénéité des juridictions), решения которых контролируются Кассационным судом, а с другой стороны, в связи с важностью соблюдения требований по справедливому ведению судебного процесса в правовом государстве.


РАССЛЕДОВАНИЕ И ВЫНЕСЕНИЕ РЕШЕНИЯ
ПО ОБЖАЛОВАНИЮ

 

 

После регистрации жалобы (enregistrement du pourvoi) в судебном секретариате Кассационного суда составляются, с условием соблюдения сроков подачи, письменные возражения по иску (mémoire en demande), называемые « дубликатным » отчетом (mémoire ampliatif). Он содержит изложение правовых оснований (énoncé des moyens de droit), представляемых для кассации опротестованного решения, и аргументов, поддерживающих эти основания (arguments au soutien de ces moyens) ; ответчик, со своей стороны, может ответить на это, представляя свой собственный отчет по защите (mémoire en défense). После истечения определенного срока, предоставляемого сторонам в связи с этим – т.е. периода времени, который может меняться в зависимости от характера дел : по гражданским делам, например, предоставляется срок в четыре месяца для предоставления отчета истца (mémoire en demande) и двухмесячный срок для отчета ответчика (mémoire en défense), отчитываемый от даты уведомления о получении отчета истца ; после чего, досье по делу направляется, в зависимости от его характера, на рассмотрение в одну из шести палат Кассационного суда, либо на рассмотрение пленарному или смешанному собранию для назначения советника-докладчика (conseiller rapporteur).

 

Если жалоба не может быть принята (pourvoi irrecevable) или не имеет серьезных оснований (n’est pas fondé sur des moyens sérieux), досье по делу может быть рассмотрено быстрым и упрощенным способом, носящим название процедуры « недопущения » жалобы (procédure de non-admission). Эта процедура, установленная законом от 25 июня 2001 г. возродила, в видоизмененной форме процедуру предварительного рассмотрения жалоб (procédure de l’examen préalable des pourvois), которая существовала до 1947 г., по крайней мере по гражданским делам, сохранив, тем не менее, два крупных отличия. C одной стороны, если раньше для признания жалобы « недопустимой » сушествовала особая палата (Chambre des requêtes), то теперь в каждой палате Кассационного суда сформированы, на непостоянной основе, судебные группы из трех судей (formations variables de trois magistrats), призванные рассматривать подобного вида жалобы. С другой стороны, рассмотрение жалоб в особой палате было необходимым этапом обжалования, за исключением уголовных дел, в то время как сейчас этой процедуре подвергаются только дела, по которым предполагается принятие решения « о недопущении жалобы » (pourvois qui semblent justifier une décision de non-admission).

 

Эта процедура фильтрации обладает многими преимуществами. Она является быстрой и простой : если при ней предусматривается, естественным образом, углубленное изучение дела советником-докладчиком и получение заключения генеральной прокуратуры (avis du Ministère public), то при этом решение « о недопущении жалобы » (décision de non-admission) не нуждается в изложении мотивов недопущения (décision dispensée de motivation). С другой строны, освобождая Кассационный суд от рассмотрения досье по делам, не заслуживающим его внимания, она позволяет сконцентрироваться на главной задаче этого суда, состоящей в выработке юриспруденции (élaboration d’une jurisprudence) на базе подготовки ответов на те жалобы, которые поднимают реальные правовые проблемы. Процентная доля жалоб, подлежащихся этой процедуре, является весьма значительной, поскольку она достигает 30% в гражданской палате Кассационного суда и 35% в уголовной палате.

 

По всем другим делам, требующим более углубленного изучения, составляется письменный документ по расследованию дела (instruction écrite) советником-докладчиком, уполномоченным председателем соответствующей палаты Кассационного суда. Роль докладчика состоит в подготовке доклада (rapport) после изучения соответствующего досье по делу, написании служебной записки (note) и составлении одного или нескольких проектов судебных решений (projetsd’arrêt). Отчет содержит изложение обстоятельств по делу и применяемых процедур (exposé desfaitsetdelaprocédure) ; анализ обоснований (analysedesmoyens), определение и интерес рассматриваемого судом правового вопроса (identification et intérêt de la question de droit à juger), основную юридическую ссылочную базу (références essentielles de jurisprudence) и используемую судебно-правовую доктрину (doctrine utile) ; указание на то, что были составлены один или несколько проектов судебного решения и предложение по соответствующей судебной группе (proposition sur la formation de jugement appropriée). Служебная записка содержит только мнение советника-докладчика. Возможные варианты проектов судебного решения определяются лишь докладчиком, если он предполагает, что по делу могут быть приняты несколько различных решений или, что во всяком случае, они должны стать предметом обсуждения.

 

Досье по делу, содержащее отчет (за исключением служебной записки и проектов возможных судебных решений, которые предназначаются только для советников, участвующих в обсуждениях) передается генеральному адвокату для рассмотрения и заключения. Примерно за неделю до проведения судебного слушания, председатель и староста соответствующей палаты Кассационного суда организуют совместное совещание в целях обмена мнениями по поводу установленных таким образом дел (affaires ainsi fixées). Речь идет о т.н. называемой « конференции » (« conférence »), целью которой является выявление тех дел, где могут возникникнуть определенные трудности и куда, специально, будет направлено внимание докладчика и судебной группы соответствующей палаты Кассационного суда.

 

Данная судебная группа, согласно закону от 23 апреля 1997 г., включает трех судей, если решение по делу об обжаловании представляется очевидным, вне зависимости от конечного результата этого решения : отказ (rejet), кассация (cassation), отклонение (irrecevabilité) или недопущение (non admission). В противном случае, судебная группа должна включать, по меньшей мере, пять судей с совещательным голосом. В первом случае часто используется выражение « группа ограниченном составе » (formation restreinte), а во втором « группа в составе секции » (formation de section). В любом случае прокуратура выражает свою позицию. Затем происходит обсуждение дела. В ходе обсуждения докладчик устно излагает основные моменты по своему отчету и высказывает свое мнение. После этого слово предоставляется старосте (doyen), а затем каждому советнику, соблюдая порядок « от самого опытного и знающего к самому молодому » (par ordre d’ancienneté décroissant), и наконец, завершает прения сам председатель. Затем, решение, т.е. не только общий смысл постановления суда, но и его формулировки (которые имеют такое же важное значение, как и сам смысл решения) выставляются на голосование и принимаются большинством голосов, причем судебное решение не приводит конкретных результатов этого голосования. В решении не допускается указание на существование противоположной позиции (il n’y a pas d’opinion dissidente).

 

В случае отказа в жалобе (rejet du pourvoi), обжалуемое судебное решение становится окончательным (безотзывным) (irrévocable). При вынесении кассационного решения, кассация может быть полной (cassation totale), когда обжалуемое решение полностью аннулируется и, следовательно, стороны, принимающие участие в процессе, оказываются в той ситуации, в какой они находились до объявления обжалованного судебного решения, или частичной (cassation partielle), когда аннуляции подлежат лишь некоторые части обжалуемого решения. Она, в принципе, касается только истца и ответчика в правовом процессе, с тем лишь различительным условием, что в уголовных делах суд может распространить действие кассации (effets de l’annulation) на третьи стороны, не подававшие ходатайства о кассации.

 

В подавляющем большинстве случаев принятое Кассационным судом решение означает передачу дела в судебный орган той инстанции, чье решение было обжаловано (renvoi de l’affaire devant une juridiction de même nature que celle dont la décision a été cassée) или его передачу в тот же судебный орган, но с другим составом суда (la même juridiction autrement composée). За исключением решений, принятых на пленарном собрании Кассационного суда, судебный орган, куда было отослано дело не обязательно должен подчиниться решению Кассационного суда. Вместе с тем, Кассационный суд может принять решение о кассации без передачи дела в суд низшей инстанции (casser sans renvoi) в случае, если кассация не предполагает вынесения нового решения по существу дела, либо когда фактические обстоятельства дела, должным и независимым образом оцененные судьей низшей инстанции, позволяют ему применить к делу соответствующие правовые нормы. Целью при этом является ускорение хода процедуры и соблюдение важнейшего требования ведения справедливого судебного процесса, которое заключается в праве сторон получить судебное решение в разумные сроки (être jugée dans un délai raisonnable).


ЮРИСПРУДЕНЦИЯ В КАССАЦИОННОМ СУДЕ

 

 

Ввиду того, что Кассационный суд находится на вершине правовой иерархии (au sommet de la hiérarchie judiciaire) и является единственной в своем роде судебной инстанцией, в чем и заключается его главное предназначение, ему принадлежит основная роль в обеспечении однообразия юриспруденции (unification de la jurisprudence). Эта функция объясняет специфику Кассационного суда, который никогда не рассматривает дела по существу фактических обстоятельств и призван исключительно толковать правила закона (interpréter la règle de droit), независимо от того, идет ли речь о правилах, касающихся сути дела или его процессуальных форм, старых или новых законах, что придает еще большие значение решениям, принятым Кассационным судом. Это толкование закона осуществляется в резолютивной части решений, выносимым судом по представленным основаниям (dans les réponses qu’elle donne dans ses arrêts aux moyens), в особенности по основаниям нарушений закона (moyens qui invoquent une violation de la loi). Применяемая при этом юриспруденция требует некоторых замечаний относительно своего формирования, развития и распространения (sa formation, son évolution et sa diffusion).

 

Ввиду самого характера техники кассации, заключающейся в проверке правильности применения правовых норм в досье по делу в отношении обжалуемого судебного решения, судопроизводство (юриспруденция) в Кассационном суде формируется постепенно (la jurisprudence se forme progressivement) в зависимости от ходатайства на обжалование и указанным в нем законным основаниям. В соответствии со статьей 5 Гражданского Кодекса (Code civil) Французской Республики, согласно которой « судьям запрещается выносить решения в виде общих регламентарных положений относительно переданных им на рассмотрение обстоятельств дела » (« il est défendu aux juges de prononcer par voie de disposition générale et réglementaire sur les causes qui leur sont soumises ») практика, называемая « блокированием процесса » (arrêt de règlement) запрещается в Кассационном суде, как и в любой другой судебной инстанции Франции. Таким образом, судопроизводство разворачивается по мере возникновения вопросов в зависимости от оснований дела. Прислушиваясь к проблемам французского – а отныне и европейского – общества Кассационный суд вершит правосудие, адаптируясь к изменениям этого общества, в какой бы области они не происходили, будь то политические, общественные, экономические, международные, технические и даже технологические аспекты : разнообразие поставленных перед ним вопросов обуславливает справедливый и органичный ответ (donne de façon équilibrée et cohérente une réponse) на большинство трудностей, которые могут возникнуть при толковании закона.

 

Как результат этого - гибкость (souplesse) – оставляет свободное поле деятельности для возможного со временем переосмысливания закона в зависимости от изменений в обществе и того, как эти изменения воспринимаются общественным сознанием. Она позволяет, в частности вносить исправления в пробелы позитивного права (combler les lacunes du droit positif), поскольку статья 4 Гражданского кодекса Французской Республики запрещает судье отказываться от вынесения судебного решения по делу под предлогом отсутствия, недостаточности или неточности закона (sous prétexte du silence, de lobscurité ou de linsuffisance de la loi). Поэтому, именно в этом пункте, проявляется главная функция Кассационного суда. При отсутствии правовой нормы суд призван использовать главным образом два подхода. Первый из них состоит том, чтобы применять существующие тексты к ситуациям, которые законодатель не мог предусмотреть (application de textes à des situations que le législateur n’avait pas prévues), например использовать текст, трактующий преступную ответственность, заимствованный, главным образом, из Гражданского кодекса 1804 г., для дел, связанных с нарушениями правил дорожного движения. Второй подход заключается к ссылке на общие принципы (référence à des principesgénéraux), каковыми являются, например : правило « fraus omnia corrumpit », теория незаконного обогащения (théorie de lenrichissement sanscause), теория нарушений добрососедских отношений (théorie des troubles anormaux du voisinage), принцип, допускающий право на защиту (principe des droits de la défense) в той степени, в какой они не входят в противоречие с текстами позитивного права. Эта практика, вместе с тем, ограничена : иногда сами термины текста законов, ставшие предметом оспаривания (devenus très contestables) из-за проишедших трансформаций, не позволяют изменить его толкование (ne permettent pas d’en modifier linterprétation) ; в этих случаях Кассацонный суд указывает на возможные последствия такого положения в своем годовом отчете (rapport annuel) и составляет предложения по внесению изменений в тексты законов (modifications législatives).

 

Развитие юриспруденции происходит по плавной линии. Но иногда эта линия развития может претерпевать резкие повороты. По своему характеру они являются исключительными явлениями. Судьи Кассационного суда заботятся о том, чтобы характер судебной практики был стабильным, укрепляя таким образом ссылочную базу для судов низшей инстанциии (référence pour les juridictions du fond), также как и для сторон, участвующих в процессе, и их адвокатов. Построение правовой системы во времени может осуществляться только постепенно. Авторитет суда будет лишь выигрывать от этого. Вместе с тем, как это доказывается на примере многочисленных правовых актов, судебная практика не может быть застывшей (ne saurait être figée). Логика развития может иногда требовать проведения настоящей революции по тем или иным вопросам, которые чаще всего являются результатом зрелого осмысления внутри института суда, на что могут накладываться другие элементы : реакция судебно-правовой доктрины (réactions de la doctrine) или сопротивление на уровне судов низшей инстанции (résistance des juridictions du fond). Во всяком случае, решение о резком повороте (revirement) судебной практики может быть принято только после всестороннего глубокого рассмотрения, поскольку последствия такого шага скажутся не только в конкретном деле, по поводу которого данное решение было вынесено, но, по принципу цепной реакции, отразятся на всех рассматриваемых досье по схожим делам. Другими словами, такое решение обладает ретроактивным эффектом (il a un effet rétroactif) и призвано, таким образом ставить под сомнение, примененную в нем юриспруденцию. Мы стремимся, следовательно, к тому, чтобы здесь выражалась постоянная забота об обеспечении тонкого равновесия между требованием адаптации закона к общественным изменениям (exigence d’une adaptation du droit aux transformations de la société) и необходимостью обеспечить стабильность правовой базы (nécessaire permanence de la règle). Самые важные решения, обуславливающие резкие повороты в развитии судебной практики чаще всего принимаются на пленарном собрании Кассационного суда, хотя это условие и не является монополией пленарного собрания.

 

Вместе с тем, практическое значение юриспруденции Кассационного суда может обрести свою настоящую ценность только после распространения соответствующей информации в юридических и правовых кругах, а также деловых сферах и среди частных лиц. Вот почему огромное значение приобретает распространение документов, осушествляемое под эгидой Службы документации и расследований Кассационного суда (Service de documentation et d’étude), путями, отвечающими особенностям публики, для которой предназначаются эти документы. Традиционным инструментом, ведущим свою историю со времен Французской революции, является издание двух ежемесячных бюллютеней (bulletins) – одного для гражданских палат Кассационного суда, другого для уголовной палаты – где, по предложению председателей соответствующих палат, публикуются выбранные ими правовые акты и рещения (arrêts). В настоящее время также издается ежеквартальный бюллютень « Трудовое право » и информационный бюллютень, выходящий раз а два месяца. Это последнее издание, адресованное судебным органам первой инстанции и апелляционным судам, публикует в сокращенном виде самые важные судебные решения, которые могут представлять особый интерес для судей судебных органов первой инстанции ; причем публикуемые правовые акты могут быть вынесены не только Кассационным судом, но и другими судебными инстанциями. Здесь приводятся заключения и оценки генеральных адвокатов, отчеты советников, а также публикуется выборка исследований по вопросам судебно-правовой доктрины (sélection d’études de doctrine) и протоколы совещаний, проводимых Кассационным судом, например, совещаний, организуемых первым председателем Кассационного суда.

Другим инструментом, постоянно практикуемым начиная с XIX века, является публикация в юридических изданиях, правовых актов, снабженных комментариями по применяемой доктрине и зачастую, в особенности по особо важным решениям, указанных выше заключений и отчетов.

 

С развитием компьютеризации и глобальной сети интернет публика получила бесплатный доступ к официальному государственному сайту Legifrance (http://www.legifrance.gouv.fr) с представленными в режиме « on line » базами данных, в которых содержатся все правовые акты, опубликованные в гражданском бюллютене начиная с 1960 г. и в уголовном бюллютене соответстственно с 1963 г., а также все правовые акты, как опубликованные, так и неопубликованные в этих бюллютенях, относящиеся к периоду после 1987 г. В свою очередь сайт интернет Кассационного суда (http://www.courdecssation.fr) предлагает выборку постановлений и приводит все периодические информационные бюллютени.

 

Наконец, следует указать на особое место, которое занимает ежегодный отчет (rapport annuel) Кассационного суда. В самом деле, Кодексом законов об организации правовой системы Франции (Code de l’organisation judiciaire) предусматривается, что раз в год должен составляться и передаваться министру юстиции отчет о ходе процедур и сроках их исполнения. Для его составления была оргнизована комиссия по отчетности и расследованиям (Commission du rapport et des études), объединяющая, под эгидой руководителей судов (chefs de Cour), председателя, советника, представителей каждой палаты Кассационного суда и генеральной прокуратуры, а также директора службы документации и исследований. В ежегодном отчете представляются в частности предложения по внесению изменений в тексты правовых и регламентирующих актов (suggestions de modifications législatives ou réglementaires), комментарии относительно наиболее важных решений и постановлений, принятых в течение отчетного года и юридические разработки (études juridiques), выполненные членами суда. Отчет представлен в режиме « on line » на сайте сети интернет Кассационного суда.


Служба документации, РАСследований и ОТЧЕТНОСТИ
Кассационного суда

 

 

Находящаяся в ведении первого председателя Кассационного суда служба документации, расследований и отчетности (Service dedocumentation, des études et du rapport) возглавляется судьей высшей категории (hautmagistrat), имеющим ранг председателя палаты Кассационного суда, и включает в свой состав преимущественно судей (аудиторов) - magistrats (auditeurs à la Cour de cassation), а также государственных служащих (судебных секретарей и главных судебных секретарей) - fonctionnaires (greffiers en chef, greffiers).

 

В первую очередь, эта служба участвует в оптимизации процесса ведения правовых споров. В этом качестве она выявляет, при направлении жалоб, сходные процедуры, которые ставят идентичные или близкие по характеру вопросы, содействуя таким образом сокращению числа возможных противоречий в исполнении судопроизводства (réduction d’éventuelles divergences de jurisprudence) внутри Кассационного суда или в судах низших инстанций. Она, по мере необходимости, оказывает помощь советникам (conseillers) и генеральным адвокатам (avocats généraux) в их расследованиях. Создание внутри этой службы наблюдательного совета по соблюдению норм Европейского права (observatoire du droit européen) позволило создать аналитический инструмент, позволяющий решать проблемы, которые возникают при применении судьями Европейского права на территории французского государства.

 

Во вторую очередь, служба документации, расследований и отчетности способствует развитию политики в области юриспруденции путем опубликования и доведения до судов всех инстанций правовых актов Кассационного суда, в частности, используя возможности электронной или компьютерной связи.


ЗАКЛЮЧЕНИЯ КАССАЦИОННОГО СУДА

 

 

Законом от 15 мая 1991 г. Кассационному суду предоставляется право составлять заключения (pouvoir de donner des avis). Процедура предоставления заключений (procédure d’avis) имеет то преимущество, что позволяет очень быстро ознакомиться с позицией Кассационного суда по толкованию текстов новых законов и представить таким образом, с большой степенью вероятности, ту позицию, которую займет суд по отношению к той или иной правовой норме, применение которой на практике может вызывать определенные трудности. Процедура предоставления заключений, поставленная в строгие формальные рамки, должна удовлетворять целому ряду условий, а именно :

 

· Запрос на составление заключений должен исходить от суда низшей инстанции, столкнувшегося с тем или иным сложным вопросом по делу, находящемуся в его производстве и принявшему решение обратиться в Кассационный суд. Таким образом, запросы, исходящие непосредственно от участвующих в процессе сторон, исключены (sont, par conséquent, exclues les demandes qui émaneraient directement des parties).

· Возникший по делу вопрос должен относиться к области права и, кроме того, быть новым в своем роде (question de droit et, de surcroît, une question nouvelle).

· Он должен предсталять собой серьезную трудность и касаться нескольких правовых споров (présenter une difficulté sérieuse et se poser dans de nombreux litiges).

· К представленным выше условиям, обусловленых законом, Кассационный суд добавил еще одно, последнее условие, а именно, что поставленный вопрос не должен являться предметом уже представленной на его рассмотрение жалобы, ввиду того, что в этом случае, палата, рассматривающая соответствующее ходатайство лишается права исполнять правосудие (ne pas déposséder la Chambre qui en est saisie de son pouvoir de juger).

 

По уголовным делам, законом от 25 июня 2001 г. вводятся другие ограничения (restrictions) в зависимости от характера правового спора и необходимости не задерживать принятия судебного решения в то время, как подозреваемый временно находится в заключении или под надзором.

 

Кассационный суд, выносит свое заключение на заседании соответствующей судебной группы, которая может варьироваться зависимости от того, касается ли запрос на заключение гражданского или уголовного дела, и которая заседает, в принципе, под председательством первого председателя Кассационного суда. Кассационный суд обязан представить свое заключение в трехмесячный срок, определяемый с момента поступления запроса. Судебный орган низшей инстанции, запросивший заключение Кассационного суда, по форме не обязан ему следовать.

 

Ежегодно Кассационным судом выдается порядка десяти заключений.

669. Преследование военнослужащих | JM

Меморандум о взаимопонимании между министерством юстиции и министерством обороны был подписан в августе 1984 года и предусматривает следующее:

МЕМОРАНДУМ О ПОНИМАНИИ МЕЖДУ УПРАВЛЕНИЯМИ ЮСТИЦИИ И ЗАЩИТЫ В ОТНОШЕНИИ РАССЛЕДОВАНИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ОПРЕДЕЛЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

  1. ЦЕЛЬ, ОБЪЕМ И ПОЛНОМОЧИЯ

    Настоящий Меморандум о взаимопонимании (МОВ) устанавливает политику Министерства юстиции и обороны в отношении расследования и судебного преследования уголовных дел, находящихся под юрисдикцией этих двух департаментов.Этот меморандум не предназначен для предоставления каких-либо прав, льгот, привилегий или формы надлежащей правовой процедуры отдельным лицам, ассоциациям, корпорациям или другим лицам или организациям.

    Этот меморандум распространяется на все компоненты и персонал Министерства юстиции и Министерства обороны. Законодательные основы ответственности Министерства обороны и Министерства юстиции по расследованию и судебному преследованию включают, но не ограничиваются:

    1. Министерство юстиции: разделы 18, 21 и 28 Свода законов США; и

    2. Министерство обороны: Единый кодекс военной юстиции, раздел 10, Кодекс Соединенных Штатов, разделы 801-940; Закон о генеральном инспекторе 1978 года, раздел 5 Свода законов США, приложение 1; и Раздел 5 Свода законов США, раздел 301.

  2. ПОЛИТИКА

    Министерство юстиции несет основную ответственность за исполнение федеральных законов в окружных судах США. Министерство обороны несет ответственность за целостность своих программ, операций и объектов, а также за дисциплину Вооруженных сил. Незамедлительные административные действия и завершение расследований в течение двух (2) лет исковой давности в соответствии с Единым кодексом военной юстиции требуют, чтобы Министерство обороны взяло на себя важную роль в федеральных уголовных расследованиях.Для поощрения совместных и скоординированных следственных действий в соответствующих случаях, когда Министерство юстиции принимает на себя ответственность за расследование по делу, относящемуся к Министерству обороны, оно должно делиться информацией и проводить расследование совместно с заинтересованным следственным органом Министерства обороны.

    Невозможно и нецелесообразно устанавливать жесткие правила в отношении ответственности Министерства обороны и Министерства юстиции по каждому вопросу, по которому они могут иметь одновременный интерес.Неформальные договоренности и соглашения в духе настоящего МоВ допустимы в отношении конкретных преступлений или расследований.

  3. РАССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ И ПЕРСПЕКТИВНАЯ ЮРИСДИКЦИЯ

    1. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОТ ОТДЕЛЕНИЯ ОБОРОНЫ

      1. Коррупция с участием Министерства обороны Персонал

        Следственные органы Министерства обороны будут направлять в ФБР все существенные обвинения во взяточничестве и конфликте интересов с участием военного или гражданского персонала Министерства обороны.По всем вопросам, связанным с коррупцией, которые подлежат передаче в ФБР, Министерство обороны должно получить согласие прокурора Министерства юстиции или ФБР до начала любого независимого расследования, предшествующего любым действиям в соответствии с Единым кодексом военной юстиции.

        ФБР незамедлительно уведомит направляющее агентство о том, принимают ли они переданные дела для расследования. ФБР попытается принять такое решение в течение одного (1) рабочего дня с момента получения по таким вопросам.

      2. Мошенничество с Министерством обороны и хищение и присвоение государственного имущества

      Министерство юстиции и Министерство обороны несут ответственность за расследование мошенничества против Министерства обороны, а также хищений и растраты государственного имущества со стороны Министерства обороны. Министерство обороны расследует случаи мошенничества с Министерством обороны и кражи государственного имущества со стороны Министерства обороны.Всякий раз, когда следственный орган Министерства обороны выявляет вопрос, который, если он будет разработан в ходе расследования, потребует федерального обвинения, он будет обращаться к прокурору США или в Уголовное управление, Министерство юстиции и местное отделение ФБР. Во время этой первоначальной конференции ответственность за уголовное расследование будет определена Министерством юстиции по согласованию с Министерством обороны.

    2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ НА ВОЕННЫХ УСТАНОВКАХ

      1. Субъекты могут быть рассмотрены военным трибуналом или неизвестны

        Преступления (кроме тех, которые предусмотрены в пункте C.1.), совершенное на военном объекте, расследуется соответствующим следственным органом Министерства обороны, а в случае его совершения лицом, подпадающим под действие Единого кодекса военной юстиции, оно преследуется соответствующим военным ведомством. Министерство обороны незамедлительно уведомляет Министерство юстиции о серьезных случаях, когда отдельный субъект / жертва не является военнослужащим или иждивенцем.

      2. Один или несколько субъектов не могут быть рассмотрены военным трибуналом

      Когда преступление (кроме тех, которые предусмотрены в пункте C.1.) произошло на военной базе, и есть разумные основания полагать, что оно было совершено лицом или лицами, некоторые или все из которых не подпадают под Единый кодекс военной юстиции, следственный орган Министерства обороны США незамедлительно уведомить об этом соответствующий следственный орган министерства юстиции, если только министерство юстиции не освободило министерство обороны от обязанности сообщать о таком виде или классе преступлений.

    3. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ ВНЕ ВОЕННЫХ УСТАНОВОК ЛИЦАМИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ПРЕДНАЗНАЧЕННЫМ СУДЬБОМ

      1. Правонарушение обычно рассматривается военным трибуналом

        Преступления (кроме тех, которые указаны в пункте C.1.) совершенные за пределами военной базы лицами, подпадающими под действие Единого кодекса военной юстиции, которые, как правило, рассматриваются военным трибуналом, будут расследоваться и преследоваться Министерством обороны. Министерство обороны незамедлительно уведомляет о серьезных делах соответствующее следственное агентство Министерства юстиции. Министерство обороны будет незамедлительно уведомлять обо всех случаях, когда один или несколько субъектов не подпадают под военную юрисдикцию, если только Министерство юстиции не освободило Министерство обороны от обязанности сообщать о таком виде или классе преступлений.

      2. Преступления, связанные с запланированной военной деятельностью

        Преступления, связанные с запланированной военной деятельностью за пределами военной базы, такие как организованные маневры, в которых подозреваются лица, подпадающие под действие Единого кодекса военной юстиции, должны рассматриваться, как если бы они были совершены на военной базе для целей настоящего Меморандума. ФБР или другое следственное агентство Министерства юстиции может взять на себя юрисдикцию с согласия прокурора США или уголовного отдела Министерства юстиции.

      3. Правонарушение обычно не рассматривается военным трибуналом

      Если есть разумные основания полагать, что федеральное преступление (кроме тех, которые охватываются параграфом C.1), обычно не рассматриваемое военным трибуналом, было совершено за пределами военной базы лицом, подпадающим под действие Единого кодекса военной юстиции. , следственный орган Министерства обороны немедленно передаст дело в соответствующий следственный орган Министерства юстиции, если только Министерство юстиции не освободило Министерство обороны от обязанности сообщать о преступлении такого типа или категории.

  4. НАПРАВЛЕНИЯ И РАССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПОМОЩЬ

    1. РЕКОМЕНДАЦИИ

      Направления, уведомления, отчеты, запросы и общая передача информации в соответствии с настоящим Меморандумом обычно должна осуществляться между ФБР или другим следственным агентством Министерства юстиции и соответствующим следственным агентством Министерства обороны на местном уровне.

      Если следственное агентство Министерства юстиции не принимает переданное дело, а соответствующее следственное агентство Министерства обороны тогда или впоследствии считает, что существуют доказательства, подтверждающие обвинение в гражданских судах, агентство Министерства обороны может представить дело Соединенным Штатам. Прокурор или Уголовный отдел Министерства юстиции на рассмотрение.

    2. РАССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПОМОЩЬ

      В случаях, когда основную ответственность несет следственное агентство Министерства обороны или Министерства юстиции и ему требуется ограниченная помощь для поиска неурегулированных версий, следственное агентство, нуждающееся в помощи, незамедлительно сообщит соответствующему следственному агентству в другом Департаменте и в той степени, в которой это разрешено законы и нормативные акты, запрашиваемая помощь должна предоставляться без принятия на себя ответственности за расследование.

  5. ПРОИЗВОДСТВО ДЕЛ

    1. С согласия министерства обороны министерство юстиции назначит таких поверенных министерства обороны, которых сочтет желательными, в качестве специальных помощников прокуроров Соединенных Штатов для использования в тех случаях, когда эффективному судебному преследованию дел могут способствовать поверенные министерства обороны.

    2. Министерство юстиции будет в срочном порядке возбуждать гражданские иски в окружных судах Соединенных Штатов, когда это необходимо, для взыскания денежных средств, утраченных в результате преступлений против Министерства обороны; Министерство обороны окажет необходимую помощь для содействия таким действиям.

    3. Прокуроры Министерства юстиции будут запрашивать мнения Министерства обороны до возбуждения иска против лица, подпадающего под действие Единого кодекса военной юстиции.

    4. Министерство юстиции будет запрашивать мнения Министерства обороны в отношении расследований дел, связанных с Министерством обороны, для эффективной координации использования гражданских, уголовных и административных средств правовой защиты.

  6. ПРОЧИЕ ВОПРОСЫ

    1. ОТДЕЛ ОБОРОНЫ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ

      Ничто в этом меморандуме не ограничивает расследования Министерства обороны, проводимые в поддержку административных действий, которые должны быть предприняты Министерством обороны.Тем не менее, следственные органы Министерства обороны будут координировать все такие расследования в соответствии с надлежащим судебным органом Министерства юстиции и получать согласие прокуратуры юстиции или следственного органа Министерства юстиции до проведения любого административного расследования во время рассмотрения уголовного дела или обвинения. .

    2. СПЕЦИАЛЬНЫЙ КОДЕКС УНИФОРМЫ ВОЕННОГО ПРАВОСУДИЯ

      В ситуациях, когда лицо, подпадающее под действие Единого кодекса военной юстиции, является субъектом любого преступления, в отношении которого следственный орган Министерства юстиции принял на себя юрисдикцию, если следственный орган Министерства обороны считает, что преступление связано с особыми факторами, связанными с администрацией и дисциплина вооруженных сил, которая оправдала бы расследование, следственный орган Министерства обороны сообщит соответствующим органам прокуратуры Министерства юстиции об этих факторах.Расследование такого преступления может проводиться соответствующим следственным органом Министерства обороны с согласия Министерства юстиции.

    3. ОРГАНИЗОВАННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

      Следственные органы Министерства обороны будут предоставлять ФБР всю информацию, собранную в ходе обычных операций агентства, относящуюся к элементу, обычно известному как «организованная преступность», включая как традиционные (La Cosa Nostra), так и нетрадиционные организации, независимо от того, является ли дело считается подлежащим судебному преследованию.ФБР должно быть уведомлено о любом расследовании, связанном с любым элементом организованной преступности, и может взять на себя его юрисдикцию.

    4. ОТДЕЛ ПРАВОСУДИЯ УВЕДОМЛЕНИЯ В ОТДЕЛ ОБОРОНЫ СЛЕДСТВЕННЫЕ АГЕНТСТВА

      1. Следственные органы министерства юстиции незамедлительно уведомят соответствующее следственное агентство министерства обороны о начале расследования, связанного с министерством обороны, которое основано не на обращении министерства обороны, за исключением тех редких случаев, когда уведомление может поставить под угрозу агентов или нанести вред. повлиять на расследование.Следственные органы Министерства юстиции также будут уведомлять Министерство обороны обо всех обвинениях в преступлениях, связанных с Министерством обороны, по которым расследование не было инициировано Министерством юстиции.

      2. По запросу следственные органы Министерства юстиции будут своевременно предоставлять отчеты о состоянии всех расследований, относящихся к Министерству обороны, если обстоятельства не указывают на то, что такое сообщение было бы неуместным.

      3. Следственные органы Министерства юстиции незамедлительно предоставят результаты расследования по завершении расследования и сообщат о характере судебных действий, если таковые были предприняты или предполагаются.

      4. Если судебный или административный иск рассматривается Министерством обороны, Министерство юстиции по письменному запросу предоставит существующие подробные данные расследования и документы (за вычетом любых материалов Федерального большого жюри, раскрытие которых было бы запрещено Правилом 6 ( e), Федеральные правила уголовного судопроизводства), а также свидетельские показания агентов для использования в судебных или административных разбирательствах в соответствии с Министерством юстиции и другими федеральными постановлениями.Конечное использование информации подлежит согласованию с Федеральным прокурором во время рассмотрения любого связанного расследования или судебного преследования.

    5. ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ

      1. Министерство юстиции будет предоставлять Министерству обороны все технические услуги, обычно доступные федеральным следственным агентствам.

      2. Министерство обороны будет оказывать помощь Министерству юстиции в вопросах, не относящихся к Министерству обороны, как это разрешено законом и подзаконными актами.

    6. СОВМЕСТНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

      1. В той мере, в какой это разрешено законом, следственные органы Министерства юстиции и следственные органы Министерства обороны могут договариваться о проведении совместных следственных действий, включая тайные операции, при соответствующих обстоятельствах. Однако все такие расследования будут проводиться в соответствии с директивами Министерства юстиции.

      2. Министерство обороны при проведении любого расследования, которое может привести к судебному преследованию в Федеральном окружном суде, будет проводить расследование в соответствии с любыми руководящими принципами Министерства юстиции.Министерство юстиции должно предоставить копии всех соответствующих руководящих принципов и их исправлений.

    7. ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ УСЛУГ

      В той мере, в какой это разрешено законом, Министерство юстиции и Министерство обороны незамедлительно доставляют или предоставляют другим подозреваемым, обвиняемым лицам и свидетелям, если полномочия по расследованию соответствующих преступлений переданы другому департаменту. Настоящий Меморандум не расширяет и не ограничивает полномочия любого Департамента по задержанию, обыску, изъятию или допросу под стражей.

  7. ИСКЛЮЧЕНИЕ

    Настоящий меморандум не влияет на полномочия по расследованию, закрепленные в настоящее время в «Соглашении о ведении контрразведывательной деятельности министерства обороны совместно с Федеральным бюро расследований» 1979 года и Меморандуме о взаимопонимании между министерством обороны и министерством юстиции 1983 года. и ФБР по вопросу "Использование федеральных вооруженных сил во внутренних террористических инцидентах".«

Уильям Френч Смит Каспер В. Вайнбергер
Генеральный прокурор обороны
Департамент США Департамент США
Министерства обороны

Дата: 14 августа 1984 г. Дата: 22 августа 1984 г.

ПРАКТИЧЕСКИЙ СОВЕТ: Некоторые суды постановили, что военные суды не обладают юрисдикцией наказывать военнослужащих даже за серьезные правонарушения, когда они поступили на службу по недействительным военным контрактам. Меморандум о взаимопонимании не следует читать, чтобы исключить уголовное преследование в районном суде по таким делам просто потому, что обвиняемый являлся военнослужащим.В деле O'Callahan v. Parker, 395 US 258 (1969), Верховный суд постановил, что военный трибунал не мог судить военнослужащего за преступление, не связанное со службой, было отменено в Солорио. против США, 483 US 435 (1987). Наконец, при рассмотрении вопроса о том, кем должно быть возбуждено уголовное преследование, следует учитывать способность военных задерживать, ограничивать и проводить судебные процессы за границей и без ограничения места проведения.

[цитируется в JM 9-20.100; JM 9-20.115]

Военный закон - Военная система уголовного правосудия - Суд, военный, суд и судья

Система военной юстиции является основным правоприменительным инструментом вооруженных сил.Она похожа на гражданскую систему уголовного правосудия, но отличается от нее. Единый кодекс военной юстиции, впервые принятый в 1950 году, является основным сводом законов, применимых к военнослужащим. Военные трибуналы истолковывают и применяют его.

Есть несколько причин для создания отдельной системы военной юстиции. Процедуры системы эффективны и обеспечивают быстрые и определенные решения и наказания, которые необходимы для поддержания дисциплины военнослужащих. Для сравнения: гражданская система уголовного правосудия может быть громоздкой и медленной и может давать непредвиденные или непоследовательные результаты.Быстрые испытания и предсказуемые решения помогают военным в их усилиях по поддержанию порядка и единообразия. Это, в свою очередь, способствует национальной безопасности. Кроме того, система военно-полевых судов оправдывает ожидания гражданского населения в отношении дисциплинированных и эффективных военных.

Помимо повышения дисциплины, порядка, единообразия, эффективности и повиновения, UCMJ занимается определенными правонарушениями, присущими только военным, такими как дезертирство, неподчинение или отсутствие без разрешения.Наконец, вооруженным силам требуется единая система, которая может применяться на месте совершения преступления для вынесения судебного решения по преступлениям, совершенным военнослужащими за пределами юрисдикции США.

Юрисдикция военных судов устанавливается, когда суд созывается должным образом, состав суда удовлетворяет требованиям UCMJ, суд имеет право судить обвиняемых, а правонарушение рассматривается в UCMJ. UCMJ предусматривает, что военные суды обладают юрисдикцией в отношении всех военнослужащих и некоторых гражданских лиц, которые соответствуют ограниченным, четко определенным критериям.

Три уровня военных судов - это военно-полевые суды, апелляционные суды по уголовным делам и Апелляционный суд США по делам вооруженных сил.

Военно-полевые суды Три типа военно-полевых судов - суммарный, общий и специальный - составляют судебный уровень системы военной юстиции. Первоначально военно-полевые суды были разрешены поправкой к статьям войны (Закон от 3 марта 1863 г., глава 75, раздел 30, 12 Закон 736). Поправка предоставила военным судам юрисдикцию над военнослужащими во время войны, восстания или восстания для судебного преследования за такие преступления, как убийство, ГРАБЕСТВО, ПОДЖИГ, ВТОРЖЕНИЕ , изнасилование и другие общеуголовные преступления.UCMJ разрешает военным командирам созывать военно-полевые суды на разовой основе для рассмотрения одного или нескольких дел военнослужащих, подозреваемых в нарушении кодекса.

Военно-полевые суды упрощенного производства Военно-полевые суды рассматривают мелкие правонарушения. Их юрисдикция ограничена рядовым персоналом. Военно-полевые суды упрощенного производства могут назначить наказание в виде лишения свободы на срок не более одного месяца, каторжных работ без ограничения свободы на срок не более 45 дней, ограничения до указанных пределов на срок не более двух месяцев или ИСКЛЮЧЕНИЕ не более двух - трети месячной заработной платы (ст.20, 10 U.S.C.A. § 820). Хотя военно-полевой суд призван оперативно рассматривать мелкие уголовные дела, он должен полностью и справедливо расследовать обе стороны дела. Тем не менее, защита, гарантированная специальными или общими военно-полевыми судами, при упрощенном слушании снижается. Таким образом, военно-полевой суд может проводиться только с согласия обвиняемого.

Подсудимый в военном трибунале может проконсультироваться с военным адвокатом до суда, но не имеет права на военного адвоката на слушании.Военно-полевой суд суммарного производства возглавляет один уполномоченный офицер, который ведет судебное разбирательство с минимальным участием стороннего адвоката и действует как судья, установщик фактов и адвокат. Таким образом, военный суд упрощенного производства больше похож на следственные суды системы гражданского права, чем на англо-американскую состязательную модель. Военно-полевые суды упрощенного производства используются реже, чем другие типы военно-полевых судов. С ростом признания конституционных прав обвиняемых в последней половине двадцатого века их использование значительно сократилось.

Военно-специальные суды Военно-специальные суды обычно состоят из военного судьи и не менее трех военнослужащих. Однако в соответствии со статьей 16 (2) UCMJ (10 U.S.C.A. § 816 (2)) члены могут заседать без судьи, или обвиняемый может по своему усмотрению предстать перед судьей в одиночку.

Должность военного судьи была разрешена Законом о военной юстиции 1968 года (статья 26 UCMJ, 10 U.S.C.A. § 826). Роль военного судьи аналогична роли гражданского судьи.Военные судьи не устанавливают наказания и могут только проинструктировать членов суда, которые действуют в качестве присяжных, относительно вида и степени наказания, которое суд может наложить по закону, если только обвиняемый не решит, чтобы судья заседал как судья и как судья. жюри. Эта двойная роль допустима только в делах, не связанных с капиталом. В любом случае судья решает все юридические вопросы.

UCMJ требует, чтобы военнослужащие, отобранные для специального военного трибунала, были наиболее квалифицированными для работы в соответствии с их возрастом, образованием, подготовкой, опытом, стажем работы и судебным темпераментом.

Специальные военно-полевые суды обладают юрисдикцией в отношении большинства преступлений, подпадающих под действие UCMJ, и могут выносить ряд приговоров, включая лишение свободы на срок не более шести месяцев; три месяца каторжных работ без заключения; разряд при плохом поведении; удержание заработной платы в размере не более двух третей месячной заработной платы; удержание заработной платы не более чем на шесть месяцев; или понижение в звании (статья 19 UCMJ, 10 U.S.C.A. § 819).

Общие военно-полевые суды Общие военно-полевые суды - это самый мощный суд первой инстанции в системе военной юстиции.Общий военный трибунал возглавляет военный судья и не менее пяти военнослужащих или только судья, если обвиняемый этого требует и дело касается преступления, не караемого смертной казнью (статья 16 (1) UCMJ, 10 USCA §§). 816 (1)). Общие военно-полевые суды могут рассматривать все правонарушения, предусмотренные UCMJ, и могут вынести любой законный приговор, включая смертную казнь, увольнение за бесчестное поведение, полную конфискацию всей заработной платы и пособий и заключение под стражу. Общие военно-полевые суды обладают юрисдикцией в отношении всех лиц, подпадающих под действие UCMJ.

Общий военный трибунал может быть созван только высокопоставленным должностным лицом, например президентом, секретарем военного подразделения, генералом или командиром большого подразделения или крупной установки. Командир меньшего подразделения может только созвать специальный военный трибунал. Адвокаты, назначаемые для представления обвиняемых в общем военном трибунале, должны быть сертифицированными военными юристами. Стенографические записи заседаний военно-полевых судов требуются Правилами для военно-полевых судов.

Конституционность системы военно-полевых судов была подтверждена в ряде дел в соответствии с теорией, согласно которой военные составляют отдельное общество, которое требует своей собственной системы уголовного правосудия.Верховный суд США постоянно подчинялся полномочиям вооруженных сил, предоставленным Конгрессом, управлять своими членами. В деле Solorio v. United States , 483 U.S. 435, 107 S. Ct. 2924, 97 L. Ed. 2d 364 (1987), Суд постановил, что «Конгресс несет главную ответственность за деликатную задачу БАЛАНСИРОВАНИЕ прав военнослужащих по сравнению с потребностями вооруженных сил.… [Мы] придерживались этого принципа уважения в разнообразие контекстов, в которых, как и здесь, затрагивались конституционные права военнослужащих.«

Апелляционные суды по уголовным делам Промежуточные апелляционные суды в системе военной юстиции - это четыре апелляционных суда по уголовным делам (CCA), по одному для каждой ветви вооруженных сил (то есть армии, флота, военно-воздушных сил и морской пехоты). До 1995 года эти суды назывались Военными надзорными судами (CMR).

Закон о военной юстиции 1968 года (10 U.S.C.A. § 866) установил CMR для пересмотра обвинительных приговоров военного трибунала. Как правило, у них есть коллегии из трех судей, которые рассматривают все дела, по которым приговор превышает один год лишения свободы, связан с увольнением офицера или увольнением рядового лица (статья UCMJ, ст.66, 10 U.S.C.A. § 866). Апелляционные суды по уголовным делам могут пересматривать установленные факты и выводы закона и могут смягчить приговор, снять обвинения или назначить новое судебное разбирательство.

Проверка CCA является обязательной и автоматической в ​​тех случаях, когда приговор представляет собой смертную казнь, увольнение, увольнение за бесчестное поведение или плохое поведение или тюремное заключение сроком на один год или более, и право на апелляционное рассмотрение не было отменено или апелляция не была подана. снято. Судьи CCA могут быть офицерами или гражданскими лицами, но все они должны быть членами коллегии федерального суда или высшего суда штата.Судьи выбираются СУДЕЙСКИМ АДВОКАТОМ генералом соответствующей службы. Судьи CCA не имеют срока полномочий или фиксированных сроков. Они служат по желанию генерального судьи-адвоката. Решения CCA подлежат пересмотру Апелляционным судом США по делам вооруженных сил.

Апелляционный суд США по делам вооруженных сил Конгресс США учредил Апелляционный суд США по вооруженным силам (USCAAF), ранее известный как Военный апелляционный суд (CMA), в 1950 году (10 U.S.C.A. § 867). Это высший гражданский суд, который отвечает за пересмотр решений военных трибуналов. Это исключительно апелляционный уголовный суд. Суд состоит из трех гражданских судей, назначаемых президентом по рекомендации и с согласия Сената на 15-летний срок.

USCAAF обладает юрисдикцией в отношении всех дел, в которых назначается смертная казнь, всех дел, направленных генеральным адвокатом судьи на рассмотрение после рассмотрения CCA, а также некоторых апелляций, поданных обвиняемым, которые суд соглашается рассмотреть.Суд может рассматривать только ВОПРОСЫ ЗАКОНА . Решения USCAAF могут быть обжалованы в Верховном суде США, который может разрешить или отказать в пересмотре.

Вопросы юрисдикции, касающиеся военных судов В ряде случаев в истории США юрисдикция военных судов подвергалась сомнению. Конгресс разрешил многие из этих споров посредством законодательства, наиболее важным из которых был Единый кодекс военной юстиции. Хотя военные суды обычно обладают полномочиями, аналогичными полномочиям их коллег в гражданской системе, они подлежат ограничениям в федеральных законах, создающих их.

Верховный суд США разрешил важный юрисдикционный вопрос, касающийся военных судов, в деле Clinton v. Goldsmith , 526 U.S. 529, 119 S. Ct. 1538, 143 L. Ed. 2d 720 (1999). Суд постановил, что USCAAF не имеет полномочий выдавать INJUNCTION , запрещающий ВВС США исключить осужденного офицера из своих списков. В решении четко указано, что президент имеет право увольнять военнослужащих за те же правонарушения, которые привели к их возбуждению военным трибуналом и осуждению.

В 1996 году Конгресс принял закон, расширивший власть президента над военными. Президент имел право исключить из списков вооруженных сил любого офицера, приговоренного военным трибуналом к ​​лишению свободы на срок более шести месяцев и прослужившего не менее шести месяцев. Случай Goldsmith возник, когда майор ВВС, который был ВИЧ-положительным, продолжал заниматься незащищенным сексом после того, как начальник приказал ему сообщить своим сексуальным партнерам о своей болезни.Когда офицер занимался сексом с двумя партнерами, в том числе с коллегой-офицером и гражданским лицом, он был осужден военным трибуналом за умышленное неповиновение приказу вышестоящего начальника и два других связанных обвинения.

Офицер обжаловал приговор в Апелляционном суде по уголовным делам, а затем и в USCAAF, добиваясь судебного запрета, запрещающего президенту и ВВС исключить офицера из списков ВВС. Хотя CCA отказал, указав, что он не обладает юрисдикцией, USCAAF издал судебный запрет.Верховный суд США единогласно постановил, что судья ДЭВИД Х. СУТЕР постановил, что USCAAF не обладает этой формой судебного запрета. По мнению Суда, полномочия USCAAF ограничиваются пересмотром приговоров, вынесенных военными судами и апелляционными решениями Апелляционного уголовного суда.

Судебный процесс над гражданскими лицами военными судами в Ливане

«Я впервые узнала, что со мной можно так обращаться», - сказала Тамара. «Мы были на акции протеста, что мы сделали? Я понятия не имел, что могу оказаться перед военным судом.Тамара - одна из 14 протестующих, арестованных на демонстрации в 2015 году из-за неспособности Ливана разрешить кризис с утилизацией отходов, и которые предстают перед военным судом и приговорены к трем годам тюремного заключения.

Военная судебная система Ливана представляет собой исключительную судебную систему, которая находится в ведении Министерства обороны. Он имеет широкую юрисдикцию в отношении гражданских лиц, в том числе в случаях, связанных со шпионажем, государственной изменой, уклонением от призыва, незаконным контактом с противником (Израилем) или хранением оружия; преступления, которые наносят ущерб интересам вооруженных сил или внутренней безопасности или общей безопасности; а также любой конфликт между гражданскими лицами и военнослужащими или сотрудниками службы безопасности или гражданскими служащими Министерства обороны, армии, служб безопасности или военных судов.Широкая юрисдикция военных судов означает, что гражданские лица могут попадать в военный суд за любое взаимодействие со службами безопасности или их сотрудниками. Дети также предстают перед военными трибуналами, когда их обвиняют в этих преступлениях. По данным Союза защиты несовершеннолетних Ливана, в 2016 году в военных судах судили 355 детей.

Обвиняемые, адвокаты и ливанские правозащитные организации выразили обеспокоенность тем, что должностные лица Министерства обороны или ливанской армии используют чрезмерно широкую юрисдикцию военных судов в качестве инструмента для запугивания или возмездия против политических выступлений или активности.

Один из протестующих, представший перед военным судом, сказал: «Мне было предъявлено обвинение, потому что я одна из известных фигур. Я очень ненасильственный человек. Они пытаются показать пример, поэтому говорят: «Мы можем арестовать вас и держать в тюрьме. Если вы повысите голос, мы вас отключим ».

В последние годы военная прокуратура выдвинула обвинения против юристов-правозащитников и активистов, которые говорили о пытках, применяемых ливанскими военными. В другом случае военный суд признал женщину виновной в «нарушении военного ведомства» за то, что она рассказала журналисту, что она была изнасилована и подверглась пыткам во время содержания под стражей в армии.

Состав военных судов и система назначения судей подрывают компетенцию, независимость и беспристрастность судов. Военные судьи назначаются министром обороны, и военные судьи судов не обязаны иметь юридическое образование или юридическую подготовку. Военнослужащие, работающие в качестве судей, остаются в подчинении министра обороны во время их пребывания в должности. Кроме того, доступ к судебным разбирательствам в военных судах ограничен, что означает, что правозащитные организации и журналисты не могут свободно наблюдать за судебными процессами.

Лица, которых судили в военных судах, и адвокаты описали ряд нарушений прав задержанных и справедливого судебного разбирательства, от которых они или их клиенты страдали в военных судах, включая допросы без присутствия адвоката, жестокое обращение и пытки, содержание под стражей без связи с внешним миром, использование признаний, полученных под пытками, длительное предварительное заключение, решения, вынесенные без объяснения причин, кажущиеся произвольными приговоры и ограниченное право на обжалование.

Хьюман Райтс Вотч задокументировала десять случаев, когда гражданские лица, задержанные военнослужащими, говорили, что их пытали в различные моменты задержания, включая допросы.В восьми из этих случаев задержанных, которых судили в военных судах по обвинениям в терроризме или преступлениях, связанных с безопасностью, пытали, заставляли признаться, а их признательные показания, полученные под принуждением, использовались в качестве доказательств против них в суде. Подозреваемые, задержанные военными, часто содержатся без связи с внешним миром и допрашиваются без присутствия адвоката. Ливанские правозащитные организации и юристы описали вызывающую беспокойство модель, казалось бы, рутинных пыток заключенных, содержащихся под стражей в вооруженных силах. В некоторых случаях, задокументированных Хьюман Райтс Вотч, признание под принуждением было единственным доказательством вины обвиняемого.«Меня всегда беспокоят военные расследования», - сказал один адвокат. «Всегда будет какая-то форма насилия».

Адвокаты, представляющие клиентов в военных судах, и сотрудники ливанских правозащитных организаций заявили, что в военных судах чаще применяют пытки, чем в гражданских судах, потому что допросы проводятся военнослужащими, а также связанные с этим типы обвинений, такие как терроризм, увеличивают вероятность применения пыток во время допросов из-за отсутствия адвокатов во время допросов в армии и зачастую без связи с внешним миром при содержании под стражей до предъявления обвинения.

Пережившие пытки рассказали, что их подвергали избиениям, психологическим пыткам, казням электрическим током, баланко [подвешивание задержанного за запястья, связанные за спиной], и им приказывали подписывать заявления с завязанными глазами. В одном случае женщина рассказала журналисту, что ее изнасиловали и пытали во время содержания под стражей в армии. В другом случае сирийский беженец, который, по всей видимости, был арестован по подозрению в том, что он гей, был подвергнут анальному обследованию, процедуре, которая призвана предоставить «доказательства» гомосексуальных действий и формы жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, которое в некоторых случаях может равносильно пытке.

Хьюман Райтс Вотч также задокументировала два случая, когда военнослужащие пытали детей и добивались от них признательных показаний. Оба ребенка предстали перед военными трибуналами. Одна мать сказала: «Я закричала из-под земли, когда увидела его… Я не могла поверить, что это мой сын. Вы не можете это описать. Его лицо было все в крови, опухло и посинело. У меня не было пяти минут, чтобы увидеть его, он умолял меня вытащить его ».

Четыре ливанских юриста заявили Хьюман Райтс Вотч, что приговоры в военных судах непоследовательны и кажутся произвольными, и что они ожидают обвинительных приговоров независимо от доказательств против их клиента.

По словам ливанских юристов, в системе военных судов существует лишь ограниченное право на обжалование, и использование признательных показаний, полученных под пытками, для получения обвинительного приговора не считается основанием для обжалования.

В письме в ответ на вопросы Хьюман Райтс Вотч министерство обороны заявило, что «военная судебная система во всех своих уставах соблюдает все национальные и международные нормы права, особенно в том, что касается уважения прав человека.”

Комитет ООН по правам человека и Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям постановили, что военные суды не должны использоваться для судебного преследования гражданских лиц. Организации гражданского общества в Ливане также давно выступают за исключение гражданских лиц из-под юрисдикции военных судов из-за опасений по поводу отсутствия там справедливого судебного разбирательства.

Гражданские лица не должны предстать перед военными судами, если их права не защищены, и, в частности, дети не должны предстать перед военными судами ни при каких обстоятельствах.

Ливану следует срочно реформировать систему военных судов, исключив гражданских лиц и детей из-под юрисдикции военных судов и обеспечить, чтобы судьи считали недопустимыми все признания и доказательства, полученные под пытками. Он должен прямо гарантировать право на адвоката во время допроса и криминализировать все формы пыток. Министерству обороны следует направлять все утверждения о пытках прокурору и проводить политику абсолютной нетерпимости ко всем формам пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения.Он должен гарантировать, что все действующие судьи полностью независимы и беспристрастны, включая обеспечение того, чтобы ни один судья не входил в структуру военного командования.

В парламент Ливана

  • Изменить статью 24 Кодекса военной юстиции 1968 года, чтобы исключить гражданских лиц и всех детей из-под юрисдикции военных судов.
  • Внести поправку в статью 49 Уголовно-процессуального кодекса, чтобы прямо гарантировать подозреваемым право на помощь адвоката во время допроса.
  • Внести поправку в статью 401 Уголовного кодекса, установив уголовную ответственность за все формы пыток и жестокого обращения. Принять определение пытки, данное в Конвенции против пыток.
  • Финансируйте и укомплектуйте Национальный институт прав человека квалифицированными независимыми экспертами и убедитесь, что он может посещать все места содержания под стражей в порядке и с частотой, с которой он решает, и не опасаясь санкций или репрессалий.
  • Внести поправки в Кодекс военной юстиции 1968 года, прямо исключив судей военных судов из военной иерархии.

Министерству обороны и военному суду

  • Повысить прозрачность судебных разбирательств в военных судах, в том числе путем предоставления общественности основной информации о количестве и статусе дел, связанных с гражданскими лицами, а также путем обеспечения публичного доступа к судебным разбирательствам.
  • Обеспечить, чтобы задержанные при поступлении в центры содержания под стражей были проинформированы и могли воспользоваться своим правом на беседу с адвокатом, членом семьи или знакомым; встретиться с юристом; и быть незамедлительно направленным к судье.
  • Создать централизованную и доступную систему для приема и обработки жалоб на жестокое обращение военнослужащих с подозреваемыми или другие должностные преступления и обеспечить отслеживание жалоб по уникальным номерам жалоб.
  • Направлять все заявления о пытках и жестоком обращении, полученные механизмом подачи жалоб или известные иным образом, прокурору, объявлять и публично обнародовать результаты всех расследований пыток и жестокого обращения.
  • Расследование и наказание сотрудников, признанных виновными в пытках или жестоком обращении, произвольном задержании или несвоевременной передаче задержанного судье.
  • Убедиться, что судьи признают недопустимыми все признания и другие доказательства, полученные под пытками.
  • Обязать независимых врачей, которых не выбирают офицеры соответствующего изолятора, обследовать пациентов без присутствия военнослужащих и регистрировать все признаки пыток и других видов жестокого обращения. Включите копию отчета о физическом осмотре в досье подозреваемых.
  • Обеспечить, чтобы всех военнослужащих Ливанских вооруженных сил всегда можно было легко идентифицировать по именным и ранговым биркам на их униформе.
  • Обеспечить гарантии защиты женщин-заключенных от всех форм жестокого обращения, включая насилие по признаку пола, и обеспечить постоянное присутствие женщин-офицеров во время ареста, перевода и допроса женщин-заключенных.
  • Отменить все обвинительные приговоры подсудимым, основанные на признаниях, полученных под принуждением.
  • Обеспечить, чтобы социальные работники имели доступ к детям, содержащимся под военным заключением, и присутствовали при допросах детей в соответствии со статьей 34 Закона Ливана о несовершеннолетних.

Министерству юстиции

  • Поручить прокуратуре расследовать все заявления о пытках и жестоком обращении в отношении должностных лиц, независимо от их звания или одобрения вышестоящим должностным лицом, а также от того, подавали ли потерпевший или семья официально жалобу.

Национальному институту прав человека и превентивному механизму

  • Проводить периодический мониторинг всех мест содержания под стражей, в том числе находящихся под эгидой Министерства обороны, и представлять любые доказательства пыток или жестокого обращения прокурору.
  • Наблюдать за судебными процессами военного суда, чтобы не допускать использования признаний под принуждением и доказательств, полученных под пытками, для преследования обвиняемых.

Странам-донорам

  • Призвать правительство Ливана выполнить рекомендации этого отчета.
  • Финансирование аудита и техническая помощь, предоставленная Министерству обороны, чтобы гарантировать, что финансирование не поддерживает политику, программы или практику, нарушающие международное право, включая пытки и жестокое обращение.
  • Фонд Национального института прав человека и превентивного механизма.
  • Обеспечить, чтобы помощь Министерству обороны поддерживала развитие механизмов внутреннего надзора и подотчетности в Ливанских вооруженных силах, включая независимый орган для расследования заявлений о пытках и жестоком обращении.
  • Воздержаться от финансирования подразделений Ливанских вооруженных сил, которые, как достоверно установлено, нарушают права человека, и возобновить финансирование таких подразделений при условии проведения реформ, которые гарантируют прекращение таких злоупотреблений и привлечение к ответственности за прошлые нарушения.

Властям Ливана

  • Принять просьбу Специального докладчика ООН по вопросам независимости судей и адвокатов посетить Ливан.

Исследование для этого отчета проводилось с августа 2014 г. по декабрь 2016 г. Хьюман Райтс Вотч провела 41 интервью с людьми, которые предстали перед военными судами, членами их семей, адвокатами, судьями, активистами и представителями организаций гражданского общества и правительства Ливана.По возможности, мы подтвердили показания свидетелей другими рассказами и источниками, включая адвокатов и членов семьи.

Интервью и полевые исследования проводились в Бейруте, Триполи и долине Бекаа. Хьюман Райтс Вотч старалась проводить все интервью в безопасных и уединенных местах. Интервью проводились на английском и арабском языках, иногда с помощью переводчика. Четыре интервью проводились по телефону. Имена всех опрошенных в этом отчете были заменены псевдонимами в интересах безопасности людей, из-за опасений возмездия за критику военных или из-за того, что у них есть активные дела в военных судах.Все случаи использования псевдонимов указаны в сносках. Псевдонимы могут не соответствовать религиозной принадлежности интервьюируемого. В некоторых случаях мы не разглашаем дополнительную идентифицирующую информацию для защиты безопасности и конфиденциальности людей.

Хьюман Райтс Вотч проинформировала всех собеседников о характере и цели нашего исследования, а также о наших намерениях опубликовать отчет с собранной информацией. Мы проинформировали каждого потенциального собеседника о том, что они не обязаны разговаривать с нами, что Human Rights Watch не оказывает прямых гуманитарных услуг и что они могут прекратить разговаривать с нами или отказаться отвечать на любой вопрос без каких-либо негативных последствий.Мы получали устное согласие на каждое интервью и старались не травмировать респондентов. Опрошенные не получили материальной компенсации за разговоры с Хьюман Райтс Вотч.

Мы не проводили опросы или статистические исследования, а вместо этого основываем наши выводы на обширных интервью, дополненных нашим анализом широкого спектра опубликованных и неопубликованных материалов. В рамках нашего исследования Хьюман Райтс Вотч встретилась с несколькими организациями в Ливане, включая Alef, Alkarama и Legal Agenda.Этот отчет изучили юридическая фирма Бадри и Салима Эль Меучи, вторая ливанская юридическая фирма, и ливанский юрист. Мы также направили письма в Министерство обороны, Вооруженные силы, Военную полицию, Военную разведку и военный суд Ливана, подали запрос на участие в судебном процессе протестующих 30 января 2017 г. в Военном трибунале и встретились с представителями Министерства обороны США. Социальные вопросы. Министерство обороны ответило Хьюман Райтс Вотч 5 января 2017 г., и мы включили перевод его ответа в Приложение III к настоящему отчету.Хьюман Райтс Вотч не получила ответа на нашу просьбу о явке на заседание военного суда 30 января 2017 г.

Хьюман Райтс Вотч не раскрывает информацию об организациях, с которыми встречались наши исследователи, которые пожелали сохранить анонимность, чтобы не подвергать опасности свою текущую деятельность.

Структура и юрисдикция военных судов

Военная судебная система - исключительная судебная система, находящаяся в ведении Министерства обороны.Он разделен на три части, включая Военный кассационный суд, Постоянный военный суд (обычно именуемый Военным трибуналом) и единоличные военные судьи. Судопроизводство в системе военных судов регулируется Уголовно-процессуальным кодексом и Кодексом военной юстиции 1968 года.

Военные суды, как это предусмотрено Кодексом военной юстиции Ливана 1968 года, обладают юрисдикцией в отношении преступлений против национальной безопасности, преступлений, совершенных военнослужащими или против них, преступлений на военных объектах и ​​преступлений против иностранных военнослужащих.

Статья 24 Кодекса военной юстиции 1968 года гласит, что военные суды обладают юрисдикцией в отношении всех преступлений, которые наносят ущерб интересам вооруженных сил, сил внутренней безопасности или общей безопасности. Суды обладают юрисдикцией в отношении гражданских лиц в делах, касающихся шпионажа, государственной измены, уклонения от призыва, владения оружием, незаконных контактов с противником (Израилем), а также любых конфликтов между гражданскими лицами и военнослужащими или персоналом безопасности или гражданскими служащими Министерства обороны. армия, службы безопасности или военные суды.Дети также могут предстать перед судом.

По делам о серьезных преступлениях, таких как тяжкие преступления, Военный трибунал возглавляет военный офицер, которому помогают четыре других судьи, трое из которых являются военными офицерами более низкого ранга. В менее серьезных случаях, таких как проступки, главе трибунала помогают два других судьи: один судья, а другой военный офицер более низкого ранга. Министр обороны назначает военных судей, которые не обязаны иметь юридическое образование или юридическую подготовку.Однако, по данным Министерства обороны, «большинство офицеров имеют юридическое образование, а некоторые имеют ученые степени в области права». Военнослужащие, работающие в качестве судей, подчиняются министру обороны.

Судебные заседания военного суда номинально открыты, если председательствующий судья не издает постановление о тайном проведении судебного разбирательства. В ответ на вопросы Хьюман Райтс Вотч Министерство обороны признало право подсудимых на «справедливое, открытое и прозрачное судебное разбирательство» и написало, что «судебное разбирательство в военном суде открыто, и ни одно заседание не проводится без присутствия». представителей СМИ (газет и телевидения), при этом некоторые сеансы освещались непосредственно по телевидению, за исключением некоторых случаев, связанных с общественной моралью.Однако доступ к суду ограничен, потому что суд расположен в военной зоне, а это означает, что правозащитные организации в Ливане не могут входить и свободно наблюдать за военными процессами без предварительного разрешения председательствующего судьи. 14 декабря 2016 г. Хьюман Райтс Вотч обратилась в военный суд с просьбой разрешить присутствовать на судебном заседании 30 января 2017 г., но ответа не получила.

Был внесен ряд законопроектов об изменении структуры системы военных судов, последний из которых был внесен Министерством юстиции в 2015 году.Однако ливанские юристы-правозащитники подвергли сомнению определение терроризма в законопроекте, создание в нем параллельной специализированной судебной системы и тот факт, что он не выводит гражданских лиц из-под юрисдикции военного суда.

Дело протестующих

Одно известное дело, находящееся на рассмотрении Военного трибунала, касается 14 протестующих, которые были арестованы во время демонстрации против неспособности правительства разрешить кризис обращения с отходами в 2015 году, и теперь им предъявлены обвинения в Военном трибунале.17 июля 2015 года ливанские власти закрыли свалку Нааме, на которую с 1998 года принималась большая часть твердых отходов Бейрута и Горного Ливана, но предварительно не разработав альтернативного решения. Когда мусор скапливается на тротуарах, демонстранты вышли на улицы, протестуя против паралича правительства по поводу накопления мусора и неспособности найти решение.

Полиция Ливана применила чрезмерную силу для разгона протестов, в том числе 19, 22 и 23 августа 2015 г., не соблюдая стандарты прав человека.Свидетели заявили, что полиция без предупреждения стреляла из шлангов с водой, пинала протестующих ногами, избивала их дубинками и использовала резиновые пули, баллончики со слезоточивым газом, водометы и прикладами винтовок. Силы безопасности также открыли огонь боевыми патронами, по сообщениям, в воздух, чтобы разогнать протестующих.

Свидетели рассказали Хьюман Райтс Вотч, что 8 октября 2015 г. ливанские силы безопасности снова применили силу для разгона протестов после попытки снятия заграждения, в том числе с применением водомётов и избиения протестующих.Некоторые протестующие были задержаны силами внутренней безопасности и полицией на срок до одиннадцати дней, и четырнадцать из них предстали перед судом военного трибунала.

Военные суды Ливана обладают юрисдикцией в отношении гражданских лиц в делах, связанных со шпионажем, государственной изменой, уклонением от призыва, незаконным контактом с противником (Израилем) или хранением оружия; преступления, которые наносят ущерб интересам вооруженных сил или внутренней безопасности или общей безопасности; а также любой конфликт между гражданскими лицами и военнослужащими или сотрудниками службы безопасности или гражданскими служащими Министерства обороны, армии, служб безопасности или военных судов.Широкая юрисдикция судов в отношении любых дел между гражданскими лицами и военнослужащими означает, что гражданские лица могут попадать в военный суд за любое взаимодействие со службами безопасности. Состав военных судов, отсутствие необходимой юридической подготовки или подготовки военных судей, их прямое назначение министром обороны и подчиненность министру еще больше подрывают компетенцию, независимость и беспристрастность судов.

Сверхширокая юрисдикция: запугивание и преследование гражданских лиц

По словам обвиняемых, юристов и ливанских правозащитных организаций, военные суды использовали эту широкую юрисдикцию для запугивания или репрессалий против отдельных лиц по политическим мотивам, а также для искоренения инакомыслия, в том числе против тех, кто протестовал против неумелого обращения правительства Ливана с отходами в 2015 году.Поскольку суды подпадают под юрисдикцию Министерства обороны, «политическое вмешательство в этот суд действительно велико», - сказал Хьюман Райтс Вотч один юрист. «Они так близки к политикам, что не могут быть беспристрастными».

Военные суды судили активистов, журналистов и адвокатов по правам человека. Местная правозащитная организация «Алеф» в одном отчете обнаружила, что «с момента своего создания ... Военный суд во многих случаях использовался как политический инструмент для подавления общественного мнения.«Военные суды используются как инструмент запугивания», - сказал исследователь местной правозащитной организации.

Четырнадцать протестующих, задержанных силами внутренней безопасности после демонстрации против неспособности Ливана разрешить кризис в сфере обращения с отходами в 2015 году, в настоящее время предстают перед военным трибуналом по обвинению в беспорядках, применении силы против сотрудников службы безопасности при исполнении ими своих служебных обязанностей. и уничтожение собственности. Они находятся в системе военных судов, потому что обвинения связаны с столкновениями между гражданскими лицами и силами безопасности.В случае признания виновным им грозит до трех лет лишения свободы. Другая группа протестующих, насчитывающая не менее 24 человек, также ожидает обвинения в военных судах.

Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у троих протестующих, которые были потрясены тем, что их может судить военный суд после участия в акции протеста. «Они относятся к вам так, как будто они разговаривают с Абу Бакром аль-Багдади», - сказала Фадия, имея в виду лидера Исламского государства (также известного как ИГИЛ).

Трое протестующих и два ливанских юриста, беседовавшие с Хьюман Райтс Вотч, также утверждали, что чрезмерно широкая юрисдикция военных судов в отношении гражданских лиц использовалась для принятия ответных мер против протестующих и подавления инакомыслия.Один из протестующих, Джавад, сказал: «Мне было предъявлено обвинение, потому что я одна из известных фигур. Я очень ненасильственный человек. Они пытаются показать пример, поэтому говорят: «Мы можем арестовать вас и держать в тюрьме. Если вы повысите голос, мы отключим вас ». Другая протестующая, Тамара, рассказала, как обращение с ней в военном суде было намеренно устрашающим. Она сказала:

Это был первый раз, когда я узнал, что со мной можно обращаться таким образом. Мы протестовали, что мы сделали? Я понятия не имел, что могу оказаться перед военным судом.… Обращение в военном суде очень некрасивое. Я не военный, у меня нет формы, вы не можете обращаться со мной как с рядовым ... У меня нет проблем, отправьте меня в гражданский суд. Но я не должен быть в военных трибуналах, это не то место для нас. Они пытаются нас напугать. В дни, когда мы идем в суд, я беспокоюсь о том, что может случиться.

Обвиняемые, предстающие перед военным судом, фактически задерживаются в день их явки. Они обязаны явиться в суд рано утром и им не разрешают покидать здание до завершения заседания, когда власти проверит записи и очистят их от любых открытых ордеров, что может занять несколько часов.«Вы должны дождаться проверки биографических данных, прежде чем меня отпустят, я потратил четыре часа впустую», - сказал Джавад, один из протестующих. «Нас не уважают как граждан. Я не могу работать в те дни, когда мне нужно обратиться в суд, я теряю время ».

В другом случае, Лаял аль-Каяджа, заявила, что ее пытали во время содержания под стражей в Министерстве обороны, а затем изнасиловали сотрудники военной разведки в их центре содержания под стражей в Рехании в 2013 году. Она сказала, что была арестована, потому что она разместил в Facebook сообщения в поддержку священнослужителя Ахмада аль-Ассира, последователи которого якобы обстреляли армейский блокпост в 2013 году, что привело к двухдневным столкновениям, в которых погибли 18 солдат и 28 сторонников Ассира.

После разговора с журналисткой о своем задержании 21 сентября 2015 г. аль-Каяджа была задержана военной разведкой в ​​Сайде. 9 октября Хьюман Райтс Вотч взяла у нее интервью. Она сказала, что после ее ареста в сентябре военные следователи Министерство обороны оказало на нее давление, чтобы она отказалась от обвинений в изнасиловании, опубликованных в местных СМИ. Военный прокурор предъявил обвинение аль-Каяджу, и 22 августа 2016 года военный суд признал ее виновной в «оскорблении военного учреждения» и приговорил к отбыванию срока.

В июле 2011 года военная разведка допросила Саадеддина Шатилу из международной правозащитной организации Alkarama более семи часов, сосредоточившись на его работе по документированию нарушений прав человека в Ливане и, в частности, случаев пыток. Позже военный прокурор допросил Шатилу и передал его дело военному следственному судье, обвинив его в публикации «информации, наносящей ущерб репутации ливанских военных». Шесть месяцев спустя, в феврале 2012 года, следственный судья прекратил расследование, не предъявив обвинений Шатиле.Алькарама назвала инцидент явной «попыткой запугать правозащитника».

В 2006 году д-р Мухаммад Муграби, юрист и правозащитник, предстал перед военным судом по обвинению в «клевете на военное ведомство и его офицеров» после того, как он выступил перед делегацией Европейского парламента в Брюсселе, критикуя правительство Ливана. практика использования военных судов для преследования гражданских лиц за инакомыслие. Д-р Муграби сообщил делегации, что военные судьи не имеют надлежащей юридической подготовки, и осудил применение пыток для получения признательных показаний от подозреваемых, предстающих перед военными судами.

Структура суда: некомпетентный, независимый, беспристрастный суд

Структура военных судов подрывает право на справедливое судебное разбирательство, включая право быть судимым компетентным, независимым и беспристрастным судом, а также право на публичное слушание дела. Министр обороны по согласованию с военными и службами безопасности назначает военных судей в начале каждого года. Действующий военный офицер председательствует в Военном трибунале. В делах о серьезных преступлениях, таких как тяжкие преступления, к офицеру присоединяются еще четыре члена, только один из которых является судебным судьей, в то время как остальные трое являются должностными лицами более низкого ранга, чем председатель трибунала, и не обязаны иметь законных полномочий. подготовка.В делах о незначительных преступлениях, таких как мисдиминоры, к председательствующему в суде чиновнику присоединяется военный офицер более низкого ранга, не имеющий юридического образования, и судебный судья.

Преобладание военных судей без необходимой юридической подготовки, подчиненный ранг некоторых судей и тот факт, что военные судьи по-прежнему подотчетны министру обороны, подрывают компетенцию, независимость и беспристрастность судов. «Тот факт, что у вас есть человек в военной иерархии, создает видимость беспристрастности.Как мы узнаем, что они не выполняют приказы? " - спросил один ливанский юрист. «Дело в том, что военный помощник более низкого ранга не будет возражать против главного судьи», - сказал другой адвокат, представляющий клиентов в военном суде.

Комитет ООН по правам человека обнаружил, что «право быть судимым независимым и беспристрастным судом является абсолютным правом, которое не может быть исключением».

Процедура назначения судей, отсутствие необходимой юридической подготовки судей и отсутствие надзора, наряду с отсутствием открытых судебных заседаний, подрывают основные права на справедливое судебное разбирательство и надлежащую правовую процедуру.В военных судах «возможность дать качественную защиту отсутствует», - сказал второй ливанский адвокат.

В отчете ливанской правозащитной организации «Алеф» говорится, что «с созданием современного Военного трибунала в 1968 году отказ в праве на справедливое судебное разбирательство, произвольные аресты и задержания, включая содержание под стражей без связи с внешним миром, были облегчены в судебном аппарате. . »

Организации гражданского общества в Ливане давно выступают за исключение гражданских лиц из-под юрисдикции военных судов из соображений справедливости судебного разбирательства.В 2012 году группа неправительственных организаций (НПО) призвала ливанские власти прекратить направлять гражданских лиц в военные суды, утверждая, что они «не соблюдают международные стандарты, касающиеся справедливого судебного разбирательства», и создала «благоприятную атмосферу для нарушения прав человека. обвиняемых, а также в обстановке беззакония, безнаказанности и вопиющего неуважения к верховенству закона ». Далее в заявлении говорилось: «Военный суд Ливана с момента своего создания зарекомендовал себя как судебная система без механизмов надзора, подотчетности или прозрачности.”

В 2015 году Специальный докладчик ООН по вопросу о независимости судей и адвокатов обратился в Ливан с просьбой о приглашении посетить страну, но не получил ответа.

Хьюман Райтс Вотч и организации гражданского общества Ливана в течение многих лет документировали случаи пыток со стороны ливанских вооруженных сил.

Адвокаты, представляющие клиентов в военных трибуналах, и сотрудники ливанских правозащитных организаций заявили, что в военных судах чаще применяются пытки, чем в гражданских судах, поскольку допросы проводятся военнослужащими, а также связанные с этим типы обвинений, такие как терроризм , повышают вероятность применения пыток во время допросов из-за отсутствия адвокатов во время допросов в армии и зачастую без связи с внешним миром при содержании под стражей до предъявления обвинения.

Хьюман Райтс Вотч задокументировала десять случаев, когда гражданские лица, задержанные военнослужащими, заявляли, что их пытали в различные моменты задержания, включая допросы, и ни один из них не имел доступа к адвокату или членам своей семьи во время допросов.

Ливанская правозащитная организация, которая документирует применение пыток, обнаружила, что большинство случаев пыток, которые они видят, происходит на этапе допроса. «В военных судах пытки рассматриваются как часть наказания», - сказал исследователь этой организации.

В одном задокументированном Хьюман Райтс Вотч случае сирийский беженец Шади сказал, что во время допроса в его доме в Джунии в январе 2016 г. офицеры военной разведки били его и его соседей по лицу и дубинками. Он сказал, что офицеры арестовали его в начале февраля, по всей видимости, по подозрению в том, что он гей, и перевели в отделение военной разведки Сарба в Джунии. Там, по его словам, полицейские завязали ему глаза, раздели догола, избили палками и били кулаками по лицу.Шади сказал, что на следующее утро ему снова завязали глаза, заставили подписать бумагу, которую он не мог прочитать, и ударили его, когда он спросил, что он подписывает. Он сказал, что офицеры затем перевели его в Министерство обороны в Ярзехе. По прибытии Шади сказал, что они увели его под землю, где следователь ударил его локтем в живот, ударил по шее и пнул ногой в пах.

Шади сказал, что офицеры затем доставили его в тюрьму военной полиции Рихание, где они отвели его в комнату и приказали раздеться.Находясь там, Шади сказал, что просил позвонить другу или адвокату, но ему сказали, что ему не разрешили это сделать. Он сказал, что полицейские надели на него наручники, когда он был обнажен, и сказали, чтобы он наклонился лицом к стене. Офицер сказал ему: «Я вставлю это тебе в анус, чтобы определить, сколько раз ты занимался сексом». Офицер вставил ему стержень в задний проход, отчего он закричал от боли и умолял полицейского остановиться.

Принудительные анальные осмотры не имеют доказательной силы и являются формой жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, которое в некоторых случаях может быть равнозначно пыткам.

В другом случае одна женщина, Лаял аль-Каядж, сказала, что ее пытали во время содержания под стражей в Министерстве обороны, а затем изнасиловали сотрудники военной разведки в их центре содержания под стражей в Рехании в 2013 году.

Задержанные, их родственники и их адвокаты заявили, что адвокаты и родственники часто не знали, где содержатся задержанные.

«Меня всегда беспокоят военные расследования», - сказал Хьюман Райтс Вотч один юрист. «Всегда будет какая-то форма насилия.«Каждый раз, когда дело касается военной линии, они избивают вас, прежде чем спрашивают, как вас зовут», - сказал другой адвокат.

Хьюман Райтс Вотч задокументировала восемь других случаев, когда гражданские задержанные, которые предстали перед военными судами по обвинению в терроризме или преступлениях, связанных с безопасностью, заявили, что сотрудники службы безопасности пытали их, заставляли признаться и использовали полученные под принуждением признания в качестве улик против них. Другие организации гражданского общества также задокументировали дела в военных судах, в которых признания, полученные под пытками, использовались против обвиняемых в качестве доказательства вины.«Суд полагается на признание, они никогда не убеждаются, что он дал признательные показания под принуждением или пытками», - сказал один адвокат. В некоторых случаях, задокументированных Хьюман Райтс Вотч, обвиняемые и их адвокаты заявляли, что признательные показания, полученные под принуждением, были единственным доказательством вины обвинителей, предъявленным обвиняемым. Только в одном случае суд отказал в признании вины, но даже в этом случае власти не предприняли никаких очевидных шагов для расследования и наказания сотрудников полиции, которые пытали задержанного.

Использование признаний, полученных с помощью пыток, что также является проблемой для других судов Ливана, является нарушением как ливанского, так и международного права и подрывает право на справедливое судебное разбирательство.

Один адвокат сказал, что, хотя прокуратура также использует признания, полученные под пытками в гражданских судах, у юристов больше шансов добиться того, чтобы эти признания были отвергнуты.

Принуждение к признанию нарушает как международное право, так и статью 47 Уголовно-процессуального кодекса Ливана, которая гласит, что «если [подозреваемые] отказываются говорить и хранят молчание, это должно быть упомянуто в официальном отчете.Их нельзя заставлять говорить или подвергать допросу под угрозой недействительности их показаний ». В то время как статья 401 Уголовного кодекса Ливана предусматривает уголовное наказание за использование насилия для получения признательных показаний, судебная система Ливана редко, если вообще когда-либо, преследует государственных агентов, предположительно совершивших пытки или другое жестокое обращение. 19 октября 2016 года парламент Ливана принял закон о создании Национального института прав человека, в который войдет комитет по расследованию и мониторингу применения пыток и жестокого обращения в местах содержания под стражей.Но Ливан до сих пор не принял закон, криминализирующий все формы пыток, как того требует Конвенция против пыток.

Рувайд, ливанец из северного Ливана, лет 20-ти, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что весной 2014 года сотрудники Информационного отдела Сил внутренней безопасности арестовали его в Бейруте и перевели в свой штаб в Ахрафие. где ему сказали, что его подозревают в причастности к столкновениям в Триполи. Он сказал, что следователи связали ему запястья за спиной, а затем подняли в воздух.«Я не могла дышать. Меня вышибло, и я потерял сознание », - сказал Рувайд Хьюман Райтс Вотч. На следующий день он сказал, что официальные лица перевели его в Министерство обороны в Ярзе, и там он сказал офицерам, что он подвергался пыткам со стороны СВБ, но они сказали: «Если вы не разговариваете, мы заставим вас говорить». У нас есть balanco [подвешивание жертвы за запястья, связанные за спиной], farrouj [подвешивание жертвы за ноги со связанными вместе руками к железному стержню, пропущенному под колени], электричество - все, что вы хотите, мы сделаем сделай это.Говори или мы отправим тебя на пытки! » Рувайд сказал, что признался во всем, в чем его обвиняли, потому что боялся дальнейших пыток. В конце концов, в начале 2015 года Рувайд был освобожден из тюрьмы.

Наджиб, другой ливанец, также сообщил Хьюман Райтс Вотч, что офицеры избили его и заставили подписать признание во время допроса в Министерстве обороны в Ярзе после того, как армия арестовала его в его доме осенью 2014 г. Во время допроса Наджиб сказал, что полицейские ударили его по лицу, ударили кулаком по лицу и бросили к стене.Он сказал, что полицейские заставили его стоять у стены в комнате для допросов в течение пяти часов, пока он не потерял сознание и не рухнул на пол. Он сказал, что в результате побоев у него опухли шея, спина и ноги, и что все его тело было синим и синим. На следующий день они заставили его подписать лист бумаги, не сказав, что на нем написано. Он сказал, что через два дня его доставили к следственному судье военного трибунала и обвинили в продаже оружия. Он сказал, что единственное доказательство, представленное против него, - это признательные показания по принуждению.Через несколько дней он был освобожден до суда.

В некоторых случаях военные суды принимали признательные показания, полученные под принуждением, в качестве доказательств, даже если на теле задержанного были заметны следы пыток или когда задержанные утверждали, что признание было получено под принуждением.

Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у ливанца лет 20 из Джебель-Мохсена, чей брат Бэзил был арестован весной 2015 г. после того, как явился в военную разведку Марабатун в Триполи для оформления некоторых рутинных документов в качестве бывшего государственного служащего.Представители военной разведки обвинили его в участии в столкновениях в соседнем Баб-аль-Таббанехе и перевели его в Ибайское отделение военной разведки, а затем в министерство обороны в Ярзе. Он сказал, что, когда он посетил Василия в заключении, Василий сказал ему, что сотрудники военной разведки пытали его во время содержания под стражей Министерства обороны в Ярзе и заставляли признаться. «Василий сказал судье, что признался под пытками. Судья, похоже, не заботился », - сказал он. «Лицо Бэзила было полностью опухшим, и кровь все еще иногда текла из его носа, пока он говорил.Он сказал, что не может выдержать пыток, поэтому просто сознался во всем, что они хотели ». Хьюман Райтс Вотч побеседовала с адвокатом Василия, который подтвердил Хьюман Райтс Вотч, что признание, полученное под принуждением, стало доказательством против него.

В другом случае Алан, сирийский беженец в возрасте около 30 лет, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что военная разведка арестовала его осенью 2015 года, когда его жена рожала в больнице. Его доставили в штаб военной разведки. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч:

.


Когда тебя арестовывают, люди говорят о других, подвергшихся пыткам, это психологический удар.… Мне сказали, что обвинение было в терроризме, и у меня остановилось сердце. Они сковали мне руки за спиной и завязали глаза, а затем начались избиения. Они говорили мне говорить, я сказал им, что у меня нет времени говорить. Они заставили меня встать к стене и били до тех пор, пока я не упал на землю. Били меня полтора часа. Если я отвечу, он меня побьет. Если я не отвечу на вопрос, он меня побьет. Не давали дышать.

Алан сказал, что затем военная разведка перевела его в Министерство обороны в Ярзе, где, по его словам, офицеры продолжали пытать его.

Едва я приехал, как меня начали избивать ... Тебе звонят по номеру, чтобы ты не знал, кто еще там. Когда они звонят на ваш номер, вас начинает трясти от страха. Я находился в заключении ИГИЛ в Ракке 18 дней. Обращение было в основном таким же, только здесь я знал, что меня не убьют. У меня было повреждено ухо от побоев, поэтому привезли врача ».

Адвокат Алана сказал: «Военный врач осматривает задержанных, но в отчете они не упоминают травмы.В его отчете говорится, что его осмотрел военный врач, который нашел его здоровым ». Алан сказал, что офицеры допрашивали и пытали его в течение четырех дней в Министерстве обороны и заставили подписать признание с завязанными глазами. Затем власти передали его в военный суд.

По словам его адвоката, Алан был обвинен в членстве в террористической организации и финансировании террористической организации на основании признания, которое он подписал с завязанными глазами. Суд признал его виновным и приговорил к одному году лишения свободы.

В одном случае бывший задержанный сообщил Хьюман Райтс Вотч, что суд постановил его освободить после того, как судья военного трибунала заметил, что его признание было под принуждением, но сказал, что, насколько ему известно, в отношении офицеров, пытавших его, не проводилось никакого дальнейшего расследования.

Хафиз, ливанец из района Джебель Мохсен в Триполи, сказал, что силы внутренней безопасности и ливанская армия остановили его на контрольно-пропускном пункте в Аккаре весной 2014 года и сообщили, что он разыскивается за стрельбу по армии.Они перевели его на базу военной разведки в Ибае, а на следующий день его перевели в Министерство обороны в Ярзе, где офицеры допрашивали и пытали его, используя метод balanco . Он сказал:

Я сразу отключился. Последнее, что я помню, я лежал на земле от боли и кричал, что признаюсь, я стрелял в армию. Мне было так больно. Я хотел сделать все, чтобы это прекратилось. Более года спустя я все еще прохожу курс физиотерапии по поводу травм плеча.

Хафиз сказал, что, когда он предстал перед следственным судьей, он снял рубашку и показал ей следы пыток на своем теле. «Судья отказался от моего дела. Единственное, что они имели против меня, - это признание под принуждением, и она решила, что это недействительно, потому что это явно было принято с применением силы. Следы на моем теле не лгут, - сказал он.

Пытки и судебное разбирательство в отношении детей в военных судах

Хьюман Райтс Вотч также задокументировала применение пыток для получения признательных показаний от детей, представших перед военными трибуналами.По данным Союза защиты несовершеннолетних Ливана, в 2016 году в военных судах судили 355 детей.

Мальчик-беженец из Сирии Хайтам рассказал Хьюман Райтс Вотч, что после того, как в 2014 году его остановили на армейском блокпосту в Триполи в возрасте 15 лет, офицеры арестовали его и продержали несколько дней в военной разведке в Ибае, а затем передали в министерство. обороны в Ярзе. Находясь под стражей в военной разведке, он сказал, что офицеры били его руками и ногами и заставляли «признаться в том, чего я не делал.В Министерстве обороны он сказал, что офицеры заставили его подписать признание с завязанными глазами, и что затем они использовали это признание в качестве доказательства против него в военном суде, где он был осужден за преступления, связанные с терроризмом. Хайтам рассказал Хьюман Райтс Вотч, что на его теле были следы пыток, и судья их видел, но ничего о них не сказал. Когда Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у Хайтама, на его теле все еще была видна отметка, на которой, по его словам, полицейские избили его прикладом автомата .

Офицеры военной разведки арестовали Халеда, которому тогда было 16 лет, в его доме на севере Ливана в 2014 году и передали его в штаб военной разведки.Его адвокат сказал, что его допрашивали там три дня, и что следователи завязали ему глаза и «били его кулаком по лицу, били его палкой по спине, оскорбляли и угрожали ему». По его словам, они передали Халеда Министерству обороны на четвертый день задержания. Там, по словам адвоката, следователи повесили его на веревке, привязанной к запястьям за спиной, и избили. Он сказал, что они также прикрепили провода к его гениталиям, били его электрическим током до тех пор, пока он не потерял сознание, и облили его лицо водой, чтобы разбудить, - все это с просьбой идентифицировать подозреваемых в терроризме и признаться в том, что он заложил бомбу и бросил гранаты в армейские посты. и членство в террористической организации.«Он не знал, откуда было избито», - сказал адвокат. «Он признался во всем, в том, что распял Христа, в убийстве премьер-министра».

По словам его адвоката, Халед провел четыре дня в Министерстве обороны в Ярзе, где офицеры поливали его водой и освещали ярким светом, чтобы он не уснул. «Он слышал звуки пыток людей», - сказал адвокат. Он сказал, что полицейские заставляли Халеда подписывать заявление с завязанными глазами после каждого сеанса пыток один-два раза в день.

Адвокат Халеда сказал, что офицеры передали его в военный суд, где он предстал перед следственным судьей вместе с представителем несовершеннолетних, но без адвоката. Прокурор предъявил ему обвинение в членстве в террористической организации и проведении террористической деятельности, что, по словам адвоката Халеда, карается тюремным заключением на срок от 5 до 15 лет. «Я сказал судье, что он дал признательные показания под давлением», - сказал адвокат. «Военный суд не слушает; они не принимают это во внимание.Военный суд признал Халеда виновным и передал его дело в суд по делам несовершеннолетних, поскольку у них не было полномочий вынести приговор ребенку. «Зачем вам хранить дело, если у вас нет полномочий приговаривать несовершеннолетних? Им следовало передать дело в суд по делам несовершеннолетних »немедленно, а не судить мальчика, сказал его адвокат. В настоящее время Халед ожидает суда по обвинению в терроризме в суде по делам несовершеннолетних, но был освобожден под залог после того, как провел почти год в заключении вместе со взрослыми в тюрьме Румие.

У Министерства социальных дел есть проект по поддержке детей, содержащихся под стражей, и по оказанию им психологической помощи, но этот проект не распространяется на лиц, задержанных военными. «В случаях, когда они находятся в военном заключении, [министерство] не может связаться с ними», - сказал представитель министерства. Он сказал, что по ливанскому законодательству социальный работник должен присутствовать в течение шести часов после задержания ребенка и во время допроса, «но во многих случаях военный суд не сообщает о задержании ребенка.”

Союз защиты детства Ливана оказывает социальную поддержку детям, находящимся в процессе судебного разбирательства в ливанских судах, по контракту с Министерством юстиции. Но один из сотрудников сообщил Хьюман Райтс Вотч, что социальные работники обычно не присутствуют на допросах в вооруженных силах, потому что военные обычно не предупреждают их о задержании ребенка.

Доступ к адвокатам и родственникам при предварительном заключении

Уголовно-процессуальный кодекс Ливана гарантирует задержанным подозреваемым права на надлежащую правовую процедуру, включая право связаться с лицом по своему выбору (например, с членом семьи или работодателем) и встретиться с адвокатом.Статья 47 Уголовно-процессуального кодекса гласит, что задерживающие офицеры должны незамедлительно проинформировать всех задержанных подозреваемых об этих правах после ареста. Однако почти все опрошенные Хьюман Райтс Вотч люди сообщили, что не были проинформированы о правах, гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом.

Один адвокат, представляющий обвиняемых в военных судах, сказал, что, хотя статья 47 гарантирует право вызова адвоката, «они этого не применяют.«Алеф, ливанская правозащитная организация, обнаружила в отчете за 2013 год, что на практике адвокаты не могут присутствовать на предварительных допросах в соответствии со статьей 47. Другой адвокат сказал, что задержанным обычно отказывают в праве звонить членам семьи или адвокату во время допросов, проводимых Военная разведка, которая проводится до того, как подозреваемый предстал перед судьей или прокурором. Она сказала, что может даже не знать, что ее клиент задержан, не говоря уже о том, что клиент, возможно, уже подвергается допросам.

Из десяти случаев, когда Хьюман Райтс Вотч задокументировала предполагаемые пытки во время военных допросов, ни один из лиц не сказал, что им удалось связаться с адвокатом до или во время допроса. Во многих случаях, задокументированных Хьюман Райтс Вотч, задержанным не разрешали разговаривать со своими родственниками или адвокатом до того, как они предстали перед следственным судьей. «Они прячут их за пределами планеты, пока не получат признание, а потом вы узнаете, где они», - сказал один адвокат.

Халеду, которому на момент ареста было 16 лет, «не разрешили вызвать адвоката, не разрешили позвонить члену семьи, и никому не разрешили спросить о нем», в то время как он был допрошен военной разведкой и Персонал Минобороны затем задержан в военном суде, сообщил его адвокат. Его мать сказала, что семья не знала, где он находится в течение нескольких месяцев, пока знакомый не был освобожден из-под стражи и не сообщил семье, где находится Халед. Его отец обратился в военный суд: «Он все время говорил им, что мой сын здесь, мой сын здесь», - сказала она.«Я закричала из-под земли, когда увидела его. Мой сын красивый, он не уродливый. Я не мог поверить, что это мой сын. Вы не можете это описать. Его лицо было все в крови, опухло и посинело. У меня не было пяти минут, чтобы увидеть его, он умолял меня вытащить его ».

Арест властями штата с последующим отказом признать факт ареста или сокрытием его судьбы или местонахождения является насильственным исчезновением в соответствии с международным правом.

В другом случае Зухер, ливанец в возрасте около 20 лет, только что перенес операцию в больнице Шахин в Тале на севере Ливана в начале 2015 года, когда, по словам его родителей, его арестовали военная полиция и военная разведка.После ареста его отец рассказал Хьюман Райтс Вотч, что власти держали Зухера без связи с внешним миром более недели и что семья узнала о его местонахождении только через бывшего задержанного, который видел его в заключении. Зухера судил Военный трибунал, но судебные власти не разрешили его семье войти в зал суда. «Входят только те, у кого есть связи», - сказала его мать Хьюман Райтс Вотч.

Адвокаты

рассказали Хьюман Райтс Вотч, что им часто приходилось использовать личные связи для поиска клиентов, содержащихся под стражей в армии.Один адвокат объяснил, что, хотя доступ к клиентам, находящимся под стражей, является широко распространенной проблемой в Ливане, во время военных допросов, в частности, адвокаты часто не имеют возможности определить, что клиент задержан или где он содержится. Алан, который сказал, что офицеры военной разведки арестовали его и впоследствии передали в Министерство обороны, сказал, что его семье пришлось нанять адвоката, чтобы попытаться найти его под стражей.

«Семья не знала, где он находится», - сказал адвокат Алана.«Они пришли ко мне, чтобы найти его, и если бы я не знал никого в охранном агентстве, я бы не смог его найти. Мне пришлось использовать свою собственную связь, чтобы найти его, это заняло несколько дней ».

Длительное предварительное заключение

Адвокат, представляющий клиентов в военных судах Бейрута, также рассказал Хьюман Райтс Вотч, что под залог обвиняемых часто не давали до первого судебного заседания, которое в некоторых случаях могло длиться год. Длительное предварительное заключение нарушает права на надлежащую правовую процедуру, гарантированные международным правом, согласно которому предварительное заключение должно быть исключением, а не правилом, и что любое лицо, содержащееся под стражей до суда, имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки или на освобождение.Ливанская правозащитная организация «Алеф» в своем отчете о произвольных задержаниях в Ливане за 2013 год обнаружила, что «из-за характера процедур, применяемых в военных трибуналах почти во всех случаях, существует серьезный риск того, что задержания станут произвольными по своему характеру». Статья 108 Уголовно-процессуального кодекса Ливана ограничивает предварительное заключение за тяжкие преступления шестью месяцами с возможностью однократного продления, но это ограничение не распространяется на тех, кто обвиняется в «убийстве, преступлениях с применением наркотиков и нападениях на государственную безопасность, преступлениях, представляющих глобальную опасность и преступления терроризма », а также ранее судимые.Хьюман Райтс Вотч задокументировала случаи, когда заключенные в возрасте 16 лет содержались под стражей до суда в течение года и более.

Приговоры и право на обжалование

Приговоры, вынесенные военными судами, кажутся произвольными. Судья в Триполи сообщил Хьюман Райтс Вотч, что приговоры, вынесенные судами по одним и тем же обвинениям, сильно различаются, что поднимает основные проблемы справедливости и беспристрастности. «По одним и тем же обвинениям буквально одним будет шесть месяцев, а другим - смертный приговор», - сказал судья.

Адвокаты, представляющие клиентов в военном суде, также рассказали Хьюман Райтс Вотч, что ожидают неизбежного обвинительного приговора в суде. «Если мой клиент будет приговорен к отбыванию срока и штрафу в размере 100 000 [LL, 66 долларов США], я считаю это успехом», - сказал один адвокат. «Я получила только один оправдательный приговор», - сказала она, потому что кто-то был признан виновным в преступлении, в котором обвинялся ее клиент. «Невиновные приговоры очень редки. Если они не находят доказательств, их приговаривают к лишению свободы », - сказал другой адвокат.

В Ливане смертная казнь, и гражданские лица были приговорены к смертной казни в военных судах. Однако в Ливане действует неофициальный мораторий на смертную казнь, и последняя известная казнь была приведена в исполнение в 2004 году.

В системе военных судов есть только ограниченное право на обжалование. Дела, рассматриваемые единоличным военным судьей, могут быть обжалованы в Военный трибунал. Однако нет права обжаловать решения Военного трибунала, есть только возможность подачи апелляции, называемой «кассационной жалобой», в Военный кассационный суд.Но на практике юристы говорят, что они часто не выбирают этот вариант из-за ограниченности оснований для возражения и из-за того, что проблемы редко бывают успешными. В соответствии с Кодексом военной юстиции 1968 года лица в суде могут подать кассационную жалобу, если дело выходит за рамки юрисдикции суда, не соблюдаются существенные процессуальные требования или имеется ошибка в применении закона. «Большинство апелляций отправляются обратно с решением об отсутствии оснований для апелляции», - сказал один из юристов.«Обычно вам нужно найти процедурную ошибку или несоответствие. Пытки не считаются основанием для обжалования ». Военные суды не обязаны представлять обоснование или письменное заключение, объясняющее свои решения, что затрудняет их оспаривание.

Согласно проекту принципов, регулирующих отправление правосудия через военные трибуналы, военные суды должны ограничиваться вынесением решений в первой инстанции, а «процедуры обжалования, особенно апелляции, должны рассматриваться в гражданских судах.”

Согласно международному праву, правительствам запрещено использовать военные суды для судебного преследования гражданских лиц, когда гражданские суды еще могут функционировать.

Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), который Ливан ратифицировал в 1972 году, гарантирует каждому право на своевременное судебное разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом. Комитет по правам человека, международный экспертный орган, уполномоченный контролировать соблюдение Международного пакта о гражданских и политических правах, заявил, что гражданские лица должны предстать перед военными судами только в исключительных обстоятельствах и только при условиях, действительно обеспечивающих соблюдение надлежащей правовой процедуры.Он установил, что «судебный процесс над гражданскими лицами в военных или специальных судах может вызвать серьезные проблемы с точки зрения справедливого, беспристрастного и независимого отправления правосудия» и что «судебные процессы над гражданскими лицами военными или специальными судами должны быть исключительными, т. Е. ограничивается случаями, когда государство-участник может показать, что обращение к таким судебным процессам необходимо и оправдано объективными и серьезными причинами, и когда ... обычные гражданские суды не могут проводить судебные разбирательства ».

Специальный докладчик ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом выразил обеспокоенность по поводу снижения гарантий справедливого судебного разбирательства в военных судах из-за «длительных периодов предварительного заключения и предварительного заключения, недостаточного доступа к адвокату, вторжения на конфиденциальность адвоката и клиента и строгие ограничения права на подачу апелляции и залог.Кроме того, Специальный докладчик обеспокоен тем, что более низкие процессуальные стандарты и стандарты доказывания в этих судах часто побуждают систематически прибегать к внелегальной практике, такой как пытки, для получения признательных показаний от предполагаемых подозреваемых в терроризме ».

В своих заключительных замечаниях по Ливану 1997 года Комитет по правам человека выразил озабоченность «широким объемом юрисдикции военных судов в Ливане, особенно ее распространением за пределы дисциплинарных вопросов и ее применением к гражданским лицам.Он также обеспокоен процедурами, которым следуют эти военные суды, а также отсутствием надзора за процедурами военных судов и вынесением приговоров обычными судами ».

Комитет по правам ребенка, орган ООН, отвечающий за толкование Конвенции о правах ребенка, подчеркнул, что «следует избегать проведения уголовных разбирательств в отношении детей в рамках системы военной юстиции». Ливан ратифицировал конвенцию в 1991 году.

Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям пришла к выводу, что «военные суды не должны обладать юрисдикцией судить гражданских лиц, независимо от предъявляемых им обвинений.Их нельзя [т] рассматривать как независимые и беспристрастные суды для гражданских лиц ». По словам Специального докладчика ООН по вопросу о независимости судей и адвокатов, «использование военных или чрезвычайных судов для судебного преследования гражданских лиц во имя национальной безопасности, чрезвычайного положения или борьбы с терроризмом является, к сожалению, распространенной практикой, которая противоречит всем международным и международным нормам. региональные стандарты и установленное прецедентное право ». В своем отчете за 2013 год она заявила, что «ни в коем случае военный трибунал, учрежденный на территории государства, не должен осуществлять юрисдикцию в отношении гражданских лиц, обвиняемых в совершении уголовного преступления на этой же территории.”

Свод принципов защиты и поощрения прав человека посредством действий по борьбе с безнаказанностью, представленный Комиссии ООН по правам человека в 2005 году, гласит, что «юрисдикция военных трибуналов должна ограничиваться исключительно военными преступлениями, совершенными военнослужащими. , за исключением нарушений прав человека, которые подпадают под юрисдикцию обычных национальных судов или, в соответствующих случаях, в случае серьезных преступлений по международному праву, международного или международного уголовного суда.”

МПГПП и Конвенция против пыток запрещают применение пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Конвенция против пыток также требует от государств-участников криминализировать все акты пыток, попытки применения пыток и соучастие в пытках; обеспечить, чтобы за эти преступления были предусмотрены соответствующие меры наказания, учитывающие тяжесть этих преступлений; начинать быстрое и беспристрастное расследование при наличии разумных оснований полагать, что был совершен акт пыток; обеспечить, чтобы любое заявление, которое, как установлено, было сделано в результате пыток, не использовалось в качестве доказательства в ходе какого-либо судебного разбирательства, кроме как против лица, обвиняемого в применении пыток; и пересмотреть правила, инструкции, методы и практику допроса, а также меры по содержанию под стражей и обращению с лицами, подвергнутыми любой форме ареста или задержания, с целью предотвращения любых случаев пыток.

МПГПП также гарантирует задержанным права на надлежащую правовую процедуру, включая право быть проинформированным о причинах ареста и незамедлительно проинформировать о любых обвинениях; быть незамедлительно доставленным к судье; на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом; иметь достаточно времени и возможностей для подготовки защиты и общения с выбранным вами адвокатом; до суда в разумные сроки или освобождения; и обжаловать обвинительный приговор и приговор в вышестоящей судебной инстанции.Конвенция запрещает произвольный арест или задержание, а также обычное использование предварительного заключения.

Специальный докладчик по вопросу о независимости судей и адвокатов в отчете за 2013 год заявляет, что судьи «должны казаться разумному наблюдателю беспристрастными и действовать таким образом, чтобы поддерживать и укреплять доверие общественности, юристов и юристов. стороны в беспристрастности судьи и судебных органов ». Согласно проекту принципов, регулирующих отправление правосудия через военные трибуналы, судьи, призванные заседать в военных трибуналах, «должны быть компетентными, пройти ту же юридическую подготовку, что и профессиональные судьи» и что «установленная законом независимость судей по отношению к судьям». - Военная иерархия должна быть строго защищена, избегая любого прямого или косвенного подчинения.”

Этот отчет был исследован и написан Бассамом Хаваджа, ливанским исследователем Отделения Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку и Северной Африке. Хейли Бобсайн, бывший исследователь Ливана, предоставила дополнительное исследование и написала для этого отчета.

Этот отчет редактировали Лама Факих, заместитель директора по Ближнему Востоку и Северной Африке, Клайв Болдуин, старший советник по правовым вопросам, и Том Портеус, заместитель директора программы. Билл Ван Эсвельд, старший научный сотрудник отдела прав детей, и Билл Фрелк, директор по правам беженцев, представили свои экспертные обзоры.

стажеров из отдела Ближнего Востока и Северной Африки Хьюман Райтс Вотч также внесли свой вклад в этот отчет.

Этот отчет был подготовлен для публикации Сотрудник отдела фотографии и публикаций Оливии Хантер, старший координатор Хосе Мартинес и Фицрой Хепкинс, административный менеджер.

Хьюман Райтс Вотч хотела бы поблагодарить людей, которые нашли время рассказать нам о своем опыте содержания под стражей и в военном суде.Мы также благодарны юристам, активистам и сотрудникам правозащитных организаций, в том числе Alef, Legal Agenda и Alkarama, которые встретились с нами в Ливане и поделились информацией и опытом, имеющими важное значение для этого отчета. Хьюман Райтс Вотч также хотела бы поблагодарить Legal Agenda, Alem & Associates, а также юридическую фирму Бадри и Салим Эль Меучи за рассмотрение отчета и отзывы перед его публикацией.

вех: 1945–1952 - Офис историка

После Второй мировой войны победившие правительства союзников учредили первые международные уголовные трибуналы для преследования высокопоставленных политических деятелей и военные власти за военные преступления и другие зверства военного времени.Четыре основных Союзные державы - Франция, Советский Союз, Великобритания и США. Штаты - создать Международный военный трибунал (МВТ) в Нюрнберге, Германия, преследовать и наказать «главных военных преступников европейской оси». IMT председательствовал на объединенном судебном процессе над высокопоставленными нацистскими политическими и военными лидерами, поскольку а также несколько нацистских организаций. Менее известные международные военные Трибунал по Дальнему Востоку (IMTFE) был создан в Токио, Япония, в соответствии с Прокламация У.Генерал армии США Дуглас Макартур, Верховный главнокомандующий Союзные державы в оккупированной Японии. IMTFE провел серию испытаний высокопоставленных японских политических и военных лидеров в соответствии с его полномочиями « попытаться наказать дальневосточных военных преступников ».

Требуется подпись

Происхождение, состав и юрисдикция Нюрнбергского и Токийского трибуналов различались по нескольким важным аспектам, помимо географических различий и личности.Планы преследования немецких политических и военных лидеров были объявлено в Сент-Джеймсской декларации 1942 года. В декларации Соединенные Штаты Штаты присоединились к Австралии, Канаде, Китае, Индии, Новой Зеландии, Южному Союзу. Африка, Советский Союз и девять изгнанных правительств оккупированных Германией страны осудили «политику агрессии» Германии. В Декларации говорилось что эти правительства «ставят своей главной целью войну в наказание, через канал организованного правосудия виновных или ответственных за эти преступления, независимо от того, заказывали ли они их, совершали ли они или участвовали в них.”

В августе 1945 года четыре основные союзные державы подписали Лондонский договор 1945 года. Соглашение, которым установлен IMT. Следующие дополнительные страны впоследствии «присоединились» к соглашению, чтобы выразить свою поддержку: Австралия, Бельгия, Чехословакия, Дания, Эфиопия, Греция, Гаити, Гондурас, Индия, Люксембург, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Панама, Парагвай, Польша, Уругвай и Югославия.

Устав Международного военного трибунала (или Нюрнбергский устав) был прилагается к Лондонскому соглашению 1945 года и излагает конституцию трибунала, функции и юрисдикция. Нюрнбергский трибунал состоял из одного судьи из каждая из союзных держав, каждая из которых также предоставила команду обвинения. В Нюрнбергская хартия также предусматривала, что МВТ имеет право судить и наказывать лица, которые «совершили любое из следующих преступлений:»

  • (a) Преступления против мира: а именно планирование, подготовка, инициирование или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в Общем плане или Заговор для выполнения любого из вышеперечисленных действий;
  • (b) Военные преступления: а именно нарушения законов или обычаев войны.Такой нарушения включают, но не ограничиваются убийством, жестоким обращением или депортация на рабский труд или для любых других целей гражданского населения или на оккупированной территории, убийство или жестокое обращение с военнопленными или лица на море, убийство заложников, разграбление государственных или частных собственность, бессмысленное разрушение городов, поселков или деревень или разорение не оправдано военной необходимостью;
  • (c) Преступления против человечности: а именно убийство, истребление, порабощение, депортация и другие бесчеловечные действия, совершенные против любого гражданского населения, до или во время войны, или преследований по политическим, расовым, или по религиозным мотивам при исполнении или в связи с любым преступлением в пределах юрисдикция Трибунала, независимо от того, нарушает ли закон страны, в которой совершено преступление.

Прокуратура МВТ предъявила обвинения двадцати двум высокопоставленным немецким политическим и военным лидеры, включая Германа Геринга, Рудольфа Гесса, Иоахима фон Риббентропа, Альфреда Розенберг и Альберт Шпеер. Нацистскому лидеру Адольфу Гитлеру не было предъявлено обвинение, потому что он покончил жизнь самоубийством в апреле 1945 года, в последние дни перед Германией сдаваться. Обвинения были также предъявлены семи нацистским организациям.Прокуратура искала чтобы суд объявил эти организации «преступными организаций », чтобы облегчить последующее судебное преследование их членов со стороны другие трибуналы или суды.

Нюрнбергский процесс длился с ноября 1945 года по октябрь 1946 года. Трибунал признал девятнадцать подсудимых признаны виновными и приговорены к наказаниям, которые варьировались от смертной казни через повешение до пятнадцати лет лишения свободы.Трое подсудимых были признаны невиновными, один покончил жизнь самоубийством до суда, а один не совершил предстать перед судом в связи с физическим или психическим заболеванием. Нюрнбергский трибунал также пришел к выводу, что три из семи нацистских организаций, которым предъявлены обвинения, были «преступными организаций »в соответствии с положениями Устава: Корпус руководства нацистских партия; элитный отряд «СС», осуществивший насильственный перевод, порабощение, и истребление миллионов людей в концентрационных лагерях; и нацисты полиция безопасности и нацистская тайная полиция, широко известная как «СД» и Соответственно, "гестапо", которое ввело программы рабского труда и депортировало Евреи, политические противники и другие мирные жители в концентрационные лагеря.

В отличие от IMT, IMTFE не был создан международным соглашением, но он тем не менее, это явилось результатом международных соглашений о суде над японскими военными преступниками. В июле 1945 г. Китай, Великобритания и США подписали Потсдамская декларация, в которой они потребовали «безоговорочной капитуляции» Японии. и заявил, что «всем военным преступникам будет отнесено суровое правосудие». На когда была подписана Потсдамская декларация, война в Европе закончилась, но война с Японией продолжалась.Советский Союз декларацию не подписывал потому что он объявил войну Японии лишь несколько недель спустя, в тот же день, когда Соединенные Штаты сбросили вторую атомную бомбу на Нагасаки. Япония сдалась шесть дней спустя, 14 августа 1945 года.

На последующей Московской конференции, состоявшейся в декабре 1945 г., Советский Союз Соединенное Королевство и Соединенные Штаты (с согласия Китая) договорились о базовая структура для оккупации Японии.Генерал Макартур, как Верховный Командующему союзными державами было предоставлено право «отдавать все приказы для выполнение Условий сдачи, захват и контроль Япония и все дополнительные к ней директивы ».

В январе 1946 г., действуя на основании этого полномочия, генерал Макартур издал специальная прокламация, учредившая IMTFE. Хартия Международный военный трибунал по Дальнему Востоку был присоединен к провозглашение.Как и в Нюрнбергской хартии, в нем изложен состав, юрисдикция и функции трибунала.

Хартия предусматривала, что Макартур назначал судей в IMTFE из страны, подписавшие акт о капитуляции Японии: Австралия, Канада, Китай, Франция, Индия, Нидерланды, Филиппины, Советский Союз, Соединенные Штаты. Королевство и США. В каждой из этих стран также было уголовное преследование команда.

Как и IMT, IMTFE имел юрисдикцию судить людей за преступления. Против мира, военных преступлений и преступлений против человечности, и определения были почти дословно тех, которые содержатся в Нюрнбергской хартии. IMTFE тем не менее имел юрисдикцию в отношении преступлений, которые произошли в течение более длительного периода время, от вторжения японцев в Маньчжурию в 1931 г. до 1945 г. сдаваться.

IMTFE руководил судебным преследованием девяти высокопоставленных японских политических лидеров. и восемнадцать военачальников. Японскому ученому также было предъявлено обвинение, но обвинения против него были прекращены в ходе судебного разбирательства, поскольку он был признан непригодным по причине психическое заболевание. Японский император Хирохито и другие члены имперской семье не были предъявлены обвинения. Фактически, союзные державы позволили Хирохито сохранить свое положение на троне, хотя и с пониженным статусом.

Суд над военными преступлениями в Токио проходил с мая 1946 по ноябрь 1948 года. IMTFE признал всех оставшихся подсудимых виновными и приговорил их к различным наказаниям. от смерти до семи лет лишения свободы; двое обвиняемых погибли во время испытание.

После процессов по делам о военных преступлениях в Нюрнберге и Токио были проведены дополнительные судебные процессы по судить «мелких» военных преступников. Однако эти последующие судебные процессы не проводились международные трибуналы, но вместо этого национальные суды или трибуналы, действующие одной союзной державой, такой как военные комиссии.В Германии, например, каждая из союзных держав проводила судебные процессы над предполагаемыми военными преступниками, обнаруженными в их соответствующие зоны оккупации. В США было проведено двенадцать таких судебных процессов. с 1945 по 1949 год, каждый из которых объединил подсудимых, обвиняемых в одинаковых действует или участвовал в связанных мероприятиях. Эти судебные процессы также проводились в Нюрнберг и, таким образом, стал неофициально известен как «последующий Нюрнбергский процесс».” В Японии несколько дополнительных испытаний были проведены в городах за пределами Токио.

Нюрнбергский и Токийский трибуналы внесли значительный вклад в развитие международное уголовное право тогда только зарождалось. В течение нескольких десятилетий эти трибуналы были единственными примерами международных трибуналов по военным преступлениям, но в конечном итоге они послужили моделями для новой серии международных преступных трибуналы, которые были созданы с 1990-х гг.В дополнение Ссылка Нюрнбергского устава на «преступления против мира», «военные преступления» и «Преступления против человечности» - это первое употребление этих терминов и определено в принятом международном документе. Эти термины и определения были приняты почти дословно в Уставе IMTFE, но были воспроизведены и расширился серией международно-правовых инструментов с тех пор время.

Теневая сторона семейного древа

En Español

Досье военного трибунала Союза гражданской войны

Зима 1998 г., Том. 30, №4 | Генеалогические заметки

Тревор К. Планте

Часто исследование военной службы члена семьи в Гражданскую войну может оказаться палкой о двух концах. Многие исследователи ожидают, что военная служба их предков была почетной, что подчеркивалось известными сражениями, проявлением храбрости под огнем и полученными медалями.К сожалению, некоторые специалисты по генеалогии находят, что военная служба их предков не была такой смелой и благородной, как им бы поверили рассказы, передаваемые из поколения в поколение. Хотя многие любят романтизировать Гражданскую войну в США, многое случилось, чем солдаты не хвастались своим семьям. Армейская жизнь была тяжелой, и дезертирство, неповиновение, трусость под огнем, кражи, убийства и изнасилования были обычным делом. Доказательства такого поведения в армии Союза можно найти в записи 15, Досье военного трибунала, 1809–1894, Группа записей 153, Записи генерального прокурора (армия).В эту серию входят дела общих военно-полевых судов, следственных судов и военных комиссий. Военный трибунал общей юрисдикции - это высший военный трибунал, созываемый для рассмотрения нарушений военного законодательства. Следственный суд - это следственный орган, не имеющий полномочий налагать наказания. А военные комиссии - это специальные суды, созданные в условиях военного положения для расследования и судебного разбирательства дел частных лиц.

Изучая солдата, служившего в армии Союза, начните с его составленного военного послужного списка.В этих карточных записях часто упоминается преступление, такое как дезертирство или отсутствие без разрешения, а также ссылка на соответствующий общий приказ, особый приказ или общий приказ военного трибунала. Заказы отсортированы по типу, году и количеству. Печатные копии общих приказов и специальных приказов можно найти в Рекордной группе 94, Записях канцелярии генерал-адъютанта, 1780-1917 гг. Общие военно-судебные приказы находятся в группе учета 153, в записях генерального прокурора (армия). В этих постановлениях содержится основная информация, такая как дата, место судебного разбирательства, обвинения, выдвинутые против обвиняемого, решение суда и приговор.В приказе также указывается, был ли приговор одобрен или отклонен вышестоящей инстанцией.

Чтобы идентифицировать производство в конкретном военном трибунале, исследователям необходимо обратиться к реестрам, воспроизведенным в публикации National Archives Microfilm Publication M1105, Реестры протоколов заседаний генеральных судов армии США, 1809-1890 гг. В указателе указано имя обвиняемого, его звание, полк, рота, председатель суда, адвокат судьи, а также время и место заседания суда.Есть шесть указателей, которые охватывают период с 1861 по 1865 год. Файлы дел включают записи общих военно-полевых судов, следственных судов и военных комиссий. Включены документы, описывающие организацию и персонал судов; сборы и спецификации; заявления и обвинения ответчиков; документы и вещественные доказательства, представленные на рассмотрение судов; разбирательства, выводы и приговоры судов; отчеты контролирующих органов; заявление о действиях военного секретаря и президента; и сопутствующая переписка.Файлы дел расположены по алфавитно-цифровой схеме. В 1861–1865 годах номера материалов дела военного трибунала начинаются с II и заканчиваются OO (например, NN751).

Ряд материалов дела военного трибунала (1861-1865), которые были утеряны во время гражданской войны, позже были восстановлены генеральным судьей-адвокатом в начале 1890-х годов. Эти файлы расположены численно и не входят в реестры, воспроизводимые на микрофильмах публикации M1105. Единственный указатель к этой серии находится в разделе «Старые военные и гражданские записи» Национального архива.Указатель расположен в алфавитном порядке по фамилии. После именного указателя дается краткое описание каждого файла дела, включая номер дела; имя, звание и подразделение человека; дата судебного разбирательства; сборы; и краткое изложение результатов.

Дезертирство - очень распространенное обвинение, которое фигурирует в материалах дела военного трибунала времен Гражданской войны. Многие из этих случаев краткие и мало свидетельств. Однако есть примеры случаев, когда решение суда привело к всплеску активности, включая появление новой информации после окончания судебного разбирательства.Хороший пример - 2-й лейтенант Чарльз Конзет, рота B, 123-й пехотный полк штата Иллинойс. Лейтенант Конзет дезертировал 9 января 1863 года, позже был схвачен в Иллинойсе и вернулся в свое подразделение 21 февраля 1863 года. (1) Конзет был осужден и осужден за дезертирство и приговорен к лишению его служебных значков и расстрелу. пока он не умрет, из ружья ". И командиры дивизии, и департамент Камберленд одобрили приговор и направили его на утверждение президенту Соединенных Штатов.

После суда тринадцать офицеров 123-го полка Иллинойс, включая командиров полков и рот, подписали письмо, адресованное военному министру Эдвину М. Стэнтону, с просьбой о смягчении приговора лейтенанту Конзету. Офицеры выразили обеспокоенность тем, что лейтенант был «вынужден покинуть свой пост из-за писем от жены, в которой он умолял его вернуться домой и избавить ее от ее нищеты, заявив ему, что община, в которой она жила, выступает против войны и будет ничего не делать, чтобы облегчить ее нужды, потому что ее муж служил в армии.«Его жена нуждалась в финансовых средствах, а лейтенант не получил никакой оплаты за свои пять месяцев службы в армии. Офицеры просили военного министра заменить его приговор на« сокращение в звании с конфискацией всей заработной платы и пособий ». Офицеры отметили, что лейтенант Конзет просил, чтобы ему «разрешили вернуться в свою роту, чтобы он еще мог доказать, что он мужчина». 24 сентября 1864 года президент Линкольн написал: «Пусть заключенному прикажут выйти из заключения и позорно уволен [со] службы Соединенных Штатов."(2) Второй лейтенант Чарльз Конзе был с позором уволен двумя днями позже в соответствии со специальным приказом № 321 военного ведомства. (3)

Неповиновение - еще одно обвинение, которое часто встречается в материалах дела военного трибунала. Pvt. Патрику Делани из роты D третьего полка Нью-Йоркской артиллерии было предъявлено обвинение в «поведении, наносящем ущерб порядку и военной дисциплине». Две спецификации уточняют обвинение. Первая отмечает, что рядовой жестоко напал на 1-го лейтенанта Пола Бухмейера из батареи F, Третьей артиллерийской артиллерии Нью-Йорка, ударив его ногой.Во втором говорится, что рядовой Делани знал, что Бухмайер был офицером, поскольку лейтенант назвал себя таковым. Делейни ответил, что «ему наплевать, был ли он офицером». Суд собрался 16 февраля 1863 года в Нью-Берне, Северная Каролина. В ответ на первый вопрос суда о том, что его ударили, лейтенант Бухмайер ответил: «В первый раз он не ударил меня достаточно сильно, чтобы сбить с ног, затем я сбил его с ног. С ним был напарник. Напарник сбил меня с ног. Я встал и сбил другого мужчину с ног.У другого мужчины было женское платье. Я знал его по волосам ». Что касается следующего вопроса:« Они были под влиянием спиртного? », Лейтенант ответил:« Да, я думал, что у них достаточно, чтобы сделать их уродливыми ». В одном из показаний Делейни был признан виновным по обоим пунктам обвинения и приговорен к одному году тюремного заключения на каторжных работах с использованием двадцатичетырехфунтового мяча и цепи. (4)

Хотя подавляющее большинство военно-полевых судов относится к рядовым, есть несколько дел, которые относятся к генералам.Один из таких случаев касается Джеймса Г. Спирса, который помог организовать Первую пехоту Теннесси (Союза) в 1861 году и стал ее подполковником. Позже Спирс был назначен командиром бригады в армии Огайо и получил звание бригадного генерала. Он был рабовладельцем-юнионистом из Теннесси и считал Прокламацию об освобождении от рабства незаконной и неконституционной и что только штаты могли изменять рабовладельческие законы. В феврале 1864 года генерал Спирс предстал перед судом в Ноксвилле, штат Теннесси, по обвинению, в том числе «в использовании нелояльного языка»."(5)

Несколько офицеров дали показания о разговорах с генералом Спирсом относительно администрации в Вашингтоне и темы рабства. Один офицер Союза свидетельствовал, что генерал Спирс выразил мнение, что президент Соединенных Штатов имеет право использовать рабов в военных целях, но не может влиять на сам институт рабства, поскольку это регулируется законами штата. Другой офицер показал, что, обсуждая с обвиняемыми войну и рабство, генерал Спирс чувствовал, «что с момента начала восстания не было времени, чтобы война могла быть завершена за шестьдесят дней; что, по его мнению, это была политика тех, кто находился в власть продолжать войну в качестве предлога или предлога для вмешательства в институт рабства, и когда он обнаружит, что это так, правительство могло пойти к черту, и он был бы найден борющимся против него в полевых условиях.«

Спирс был признан виновным в «использовании нелояльных слов» и «поведении, наносящем ущерб порядку и военной дисциплине» и приговорен к увольнению со службы в Соединенных Штатах. Выводы и приговор были неодобрены генерал-майором Джоном М. Скофилдом, командующим Департаментом штата Огайо, поскольку «использование нелояльных высказываний является правонарушением, не указанным в правилах и статьях о войне, и, следовательно, преступлением, которое подлежит рассмотрению военным трибуналом общей юрисдикции. нет юрисдикции ". Хотя Шофилд признал отсутствие юрисдикции по делу, он все равно рекомендовал уволить обвиняемых.Эта рекомендация была передана для принятия решения президенту Соединенных Штатов. Президент Линкольн согласился с предложением Шофилда и 17 августа 1864 года записал в материалы дела «уволен без предварительного уведомления», положив конец военной карьере Брига. Генерал Джеймс Дж. Спирс. (6)

Дело Pvt. Уильям Х. Коул, 109-й полк Нью-Йоркского добровольческого пехотного полка, привел к тому, что от его имени было отправлено несколько писем и петиций. Коул был обвинен в изнасиловании г-жи Оливии (Альвиса) Браун, пятидесятипятилетней женщины, когда он находился недалеко от Лорел, штат Мэриленд.Весной 1864 года Коул был осужден и приговорен к десяти годам каторжных работ в исправительной колонии в Нью-Йорке. Приговор был одобрен президентом Линкольном. (7) Четыре члена 109-го пехотного полка Нью-Йорка представили письменные показания от имени Коула. Рядовые Биллс, Бринк, Трипп и Куинн утверждали, что обитатели дома, где произошло предполагаемое изнасилование (Николас и Алвиса Браун и их дочь Эллен Элизабет Ингланд), не были моральными гражданами. "Каждый из нас также заявляет, что мы удовлетворены тем, что упомянутая Альвиса и упомянутая Эллен являются непристойными женщинами и что упомянутый Николас Браун осознает тот факт, что они содержат непристойный дом.«

Полковник и подполковник 109-го нью-йоркского полка также отправил письмо Аврааму Линкольну. В письме полковники заявляют, что «об этом преступлении, совершенном в отношении строго добродетельной женщины, нам нечего сказать. Мы признаем его чудовищность и признаем, что никакое наказание не может быть слишком суровым». Офицеры продолжают заявлять в отношении миссис Браун, «что характер женщины, если не совсем плохой, был, по крайней мере, хорошо рассчитан, чтобы вызвать наступление солдата.Она не является женщиной с справедливой репутацией в своем районе, и, вне всяких сомнений, она поощряла солдат посещать ее дом, где она снабжала их виски и где ее разговор и поведение были хорошо рассчитаны на то, чтобы повлиять и возбудить к насилию страсти пьяного мужчины. . "Полковники утверждали, что Коул был достаточно наказан, уже отбыв срок в тюрьме, и рекомендовали вернуть его к работе.

Капитан Уильям Уорвик, командующий ротой К, представил письмо, в котором говорилось, что рядовой Коула «поведение солдата было хорошим», и что он знает семейную репутацию Николаса Брауна и «что репутация указанной семьи плохая."Он также подтвердил надежность заявлений, сделанных в аффидевите Биллс, Бринк, Трипп и Куинн. (8)

Тридцать пять граждан из Николса, штат Нью-Йорк, подписали петицию президенту Линкольну в июле 1864 года с просьбой о помиловании рядового Коула и его возвращении в его часть. В петиции члены его сообщества написали: «Ваши заявители также заявляют, что мы были знакомы с указанным Уильямом Х. Коулом с детства, и что он был мирным и спокойным гражданином, и что мы никогда не слышали никаких обвинений или жалоб против он или что-то в этом роде противоречило его характеру хорошего гражданина, за исключением того, что иногда он был немного диким.«В свете всех писем и петиций Линкольн, наконец, написал:« Прошу прощения в соответствии с вышеуказанной просьбой ». (9) Коул был избавлен от оставшихся десяти лет каторжных работ, освобожден из пенитенциарного учреждения в Олбани, штат Нью-Йорк, и вернулся к работе. со 109-м Нью-Йорк. (10)

Труды военных комиссий предоставляют ценную информацию о взаимодействии между военными и гражданским населением. 25 августа 1864 года специальная военная комиссия в Вашингтоне, округ Колумбия, судила троих человек. Ребекка Смит и Мария Келли, обе из Вашингтона, были обвинены в «пособничестве солдатам в дезертирстве.«Обе женщины купили костюмы для трех дезертиров из Союза, чтобы помочь солдатам избежать обнаружения властями. Обе женщины были признаны виновными и приговорены к шести месяцам заключения в исправительном учреждении в Фитчбурге, штат Массачусетс. (11) В другом случае был Мозес Вальдауэр. обвиняемый в «продаже одежды граждан солдатам, чтобы они могли дезертировать». Обвиняемый продал костюмы двум солдатам Третьей конницы Массачусетса, которые в то время пытались дезертировать. Вальдауэр был признан виновным и приговорен к шести месяцам заключения в тюрьме Клинтона, штат Нью-Йорк. Йорк и оштрафован на пятьдесят долларов.(12)

Еще одна интересная военная комиссия была проведена по делу Сэмюэля К. Беттса, гражданина Мэриленда, обвиненного в государственной измене. Беттс был взят в плен 25 февраля 1863 года, находясь в униформе в рядах армии Конфедерации возле Раппаханок Форд. Комиссия собралась 3 марта 1863 года в штаб-квартире Потомакской армии, расположенной в лагере недалеко от Фалмута, штат Вирджиния. Комиссию возглавил Бриг. Генерал Дэниел Э. Сиклз, который через три месяца, командуя III корпусом в Геттисберге, получит ранение, которое стоило ему его правой ноги.Беттс был признан виновным и приговорен к «подвешиванию на веревке за шею до смерти». Главный судья-адвокат отметил, что приговор не может быть приведен в исполнение, поскольку в протоколе указано, что это лицо было военнопленным, захваченным в военной форме в рядах повстанцев. Президент согласился, написав: «Не одобрено. Запись, ясно показывающая, что обвиняемый является военнопленным, и с ним следует обращаться так же, как и с ним, и обменять его». (13) В судебных заседаниях по этому делу нет никаких упоминаний о том, что другие жители Мэриленда были захвачены. в то же время, что и Сэмюэл Беттс.Только прочитав одобрение генерального судьи-адвоката, мы узнаем, что двое других мужчин были схвачены вместе с Беттсом и впоследствии обвинены в том же преступлении. Производство по делам Мэрилендеров Джеймса Райдера и Джеймса Р. Оливера можно проследить в отдельных материалах дела военного трибунала. (14)

Материалы дела военного трибунала времен Гражданской войны являются богатым источником информации о военной службе. После того, как специалисты по генеалогии увидят составленную военную службу и пенсионное досье своего предка во время гражданской войны, в материалах дела военного трибунала могут быть представлены факты, касающиеся службы солдата, которые ранее не были раскрыты.(15) Что еще более важно, файлы дела предлагают больше, чем просто подробности об отдельном судебном процессе над солдатом. Чтение свидетельских показаний солдат и граждан, представших перед различными судами, дает исследователям представление об американской культуре во время Гражданской войны. Фактически, один ученый начал широко использовать материалы дела военно-полевых судов времен Гражданской войны, рассказывая об истории Гражданской войны. Доктор Томас П. Лоури использовал большое количество дел о военном трибунале в двух недавно опубликованных работах: История, которую солдаты не рассказывали: Секс в гражданской войне (1994) и Тусклые орлы: Военные трибуналы. пятидесяти полковников и подполковников Союза (1998 год).Для получения дополнительной информации о материалах дела военного трибунала Союза гражданской войны, пожалуйста, напишите в Old Military and Civil Records (Room 13W), National Archives and Records Administration, 700 Pennsylvania Avenue, NW, Washington, DC 20408-0001, указав имя и звание. , и единица индивида.

Банкноты

1. Дополнительную информацию, касающуюся поимки лейтенанта Конзета, можно найти в его сводном досье на военную службу, которое хранится под фамилией «Конзит». Лейтенант Чарльз Конзит, Ко.B, 123d Illinois Infantry, запись 519, Carded Records, Volunteer Organizations: Civil War, Records of the General Administrator's Office, 1780-1917, Record Group 94, National Archives and Records Administration, Washington, DC (далее, записи в Национальных архивах будут цитироваться как RG ___, NARA).

2. Дело MM132, запись 15, Досье военного трибунала, протоколы канцелярии генерального прокурора (армия), RG 153, NARA. 3. Особые приказы, № 321, Военное ведомство, 26 сентября 1864 г., RG 94, НАРА.

4. Дело NN133, запись 15, Досье военного трибунала, RG 153, NARA.

5. Военные приказы Общего суда, № 267, Военное ведомство, 30 августа 1864 г., RG 153, НАРА.

6. Дело MM1367, запись 15, Досье военного трибунала, RG 153, NARA.

7. Общие приказы, № 170, Военное ведомство, 21 апреля 1864 г., RG 94, НАРА.

8. Менее чем через три месяца после написания этого письма капитан Уорвик погиб в бою недалеко от Петербурга, штат Вирджиния.

9.Дело NN751, запись 15, Досье военного трибунала, RG 153, NARA. Часть этого дела связана с Томасом П. Лоури, История, которую солдаты не рассказывали: Секс в гражданской войне1 (1994), стр. 128-129.

10. Особые приказы, № 264, Военное ведомство, 9 августа 1864 г., RG 94, НАРА.

11. Военные приказы Общего суда, № 301, Военное ведомство, 15 сентября 1864 г., RG 153, НАРА.

12. Там же.

13. Дело MM148, запись 15, Досье военного трибунала, RG 153, NARA.

14. Джеймс Райдер, досье MM149, и Джеймс Р. Оливер, досье MM147, запись 15, Досье военного трибунала, RG 153, NARA.

15. В случае признания виновным физическое лицо имеет право на пенсию. В случае признания вины заявление о пенсии все равно может быть.

Социальное образование 66 (2) Военные трибуналы и война с терроризмом:

Социальное образование 66 (2) Военные трибуналы и война с терроризмом:

Социальное образование 66 (2), стр. 96-101
© 2002 Национальный совет социальных исследований

Интервью с Фрэнком Мораном

Сева Джонсон

В последнее время страна много слышала в новостях о военных трибуналах.Президент Джордж Буш уполномочил военные трибуналы судить неграждан США за террористические акты против Соединенных Штатов.

Большинство людей не знают, что такое военный трибунал и чем он отличается от других судов. Я взял интервью у Фрэнка Морана, исполнительного директора Бостонской ассоциации адвокатов и полковника ВВС в отставке, который восемь лет проработал военным судьей и был председателем Постоянного комитета Американской ассоциации адвокатов по закону о вооруженных силах.

Что такое военный трибунал?

Военный трибунал или военная комиссия - это подобный суду форум, который создается в вооруженных силах для судебного преследования лиц, обвиняемых в преступлениях.Это разрешено Конституцией США и Единым кодексом военной юстиции (UCMJ), который является федеральным законом (раздел 10 Кодекса Соединенных Штатов, глава 47), принятым Конгрессом. Подавляющее большинство UCMJ посвящено правилам, касающимся судебного разбирательства военного трибунала над военнослужащими США. Статья 21 UCMJ, однако, дает право созывать другие военные трибуналы «в отношении правонарушителей или правонарушений, которые по статуту или военному праву могут рассматриваться военными комиссиями, судами местных властей или другими военными трибуналами.”

Военно-полевые суды отличаются от военных трибуналов, потому что соответствующий закон и их правила процедуры четко определены в UCMJ и Руководстве для военно-полевых судов . С самого начала важно понимать, что правила, процедуры и законы, применяемые к военно-полевым судам США, обеспечивают очень широкую защиту прав обвиняемых, как и любой другой суд в Соединенных Штатах. Хотя полномочия президента по созыву военных трибуналов вытекают из Конституции и UCMJ, президент имеет большую свободу действий при разработке правил и процедур военного трибунала, которые могут сильно отличаться от тех, которые применяются к военным трибуналам.

Кто может предстать перед военным трибуналом по указу президента Буша?

13 ноября 2001 г. президент Буш подписал указ, в соответствии с которым военный трибунал создает полномочия по судебному преследованию неамериканских граждан, если есть основания полагать, что обвиняемый является членом террористической группировки «Аль-Каида» или участвовал в ее деятельности. или подстрекательство, или сговор с целью совершения актов международного терроризма или действий в рамках подготовки к терроризму, направленных на причинение вреда Соединенным Штатам или их гражданам, или сознательно укрывало таких лиц, и что это отвечает интересам Соединенных Штатов что такое лицо подлежит этому приказу.

Военные трибуналы исторически использовались для суда над военными преступниками. Военные преступники - обычно комбатанты, нарушающие законы войны, которые являются устоявшимся сводом международного права. Например, наиболее очевидным военным преступлением является умышленное убийство мирных жителей (мирных жителей). В последний раз Соединенные Штаты созывали военные трибуналы во время Второй мировой войны. Более тысячи обвиняемых в военных преступлениях из Германии предстали перед военными трибуналами армии США, некоторые из них были признаны невиновными, и было приведено в исполнение более 250 смертных приговоров.Несколько стран, оккупированных Германией, также судили немецких военных преступников, используя свои собственные военные трибуналы.

Чем военные трибуналы отличаются от других судов?

Необходимо сделать решающий момент относительно полномочий, содержащихся в UCMJ, по созыву военных трибуналов, что существенно влияет на ответ на ваш вопрос. Статья 36 UCMJ гласит, что досудебные, судебные и послесудебные процедуры, включая способы доказательства, для военно-полевых судов и военных трибуналов могут быть предписаны президентом постановлениями, которые, , насколько он считает практически осуществимым, применяются. общепризнанные принципы права и нормы доказывания при рассмотрении уголовных дел в U.С. районные суды.

В разделе 1 (F) своего указа от 13 ноября президент Буш специально воспользовался своей прерогативой и установил, что не практически осуществимо применять принципы права и правила доказывания окружных судов США к правилам, которые будут установлены. для военных трибуналов. Приказом были установлены некоторые основные правила, и министру обороны было поручено разработать дополнительные правила, которые на дату этого собеседования не были опубликованы.

Различия проще всего увидеть на графике (см. Стр. 98). В публичных дебатах о военных трибуналах до сих пор суд военного трибунала сравнивался только с судом в окружном суде США. Я включаю военно-полевые суды в сравнение по двум причинам: во-первых, чтобы предложить военный трибунал в качестве альтернативного судебного разбирательства, имея преимущества в том, что он проводится военными (в том числе за границей), предоставляя при этом те же или аналогичные права, имеющиеся в округе США. корт; и во-вторых, чтобы продемонстрировать, насколько правила в военных трибуналах, учрежденные президентом Бушем, пока что сильно отличаются от системы военной юстиции, которая существует сегодня.

Каковы правила процедуры на этих трех разных форумах?

Федеральные правила уголовного судопроизводства и Федеральные правила доказывания регулируют процедуры в окружном суде США. В отношении военно-полевых судов процедуры изложены в UCMJ и Руководстве для военно-полевых судов (MCM), а Военные правила доказывания содержатся в MCM. Эти правила, конечно, дополняются судебными решениями, интерпретирующими правила или конституционные меры защиты, применимые к любому аспекту процедуры.Что касается военных трибуналов, то на момент написания этой статьи единственные правила процедуры или правила доказывания находятся в четырех углах президентского указа от 13 ноября. Однако приказ предусматривает, что министр обороны может издать дополнительные правила, которые будут расширять самые основные принципы, изложенные в указе президента.

Федеральные правила уголовного судопроизводства и UCMJ и MCM обычно охватывают предварительное разбирательство, юрисдикцию, досудебные вопросы, предъявление обвинений, место проведения, судебные процедуры, вынесение приговора, апелляции или другие проверки выводов или приговора.

В делах, рассматриваемых в окружном суде США и военном трибунале, существуют очень исчерпывающие правила и прецедентное право в отношении досудебного уведомления, раскрытия и раскрытия информации, включая раскрытие обвиняемому доказательств, которые имеют тенденцию отрицать его вину (оправдательные доказательства ) или уменьшить приговор. Например, обвинение должно будет раскрыть факт признания в преступлении, сделанного кем-то другим, а не обвиняемым. Основополагающее дело Брэди против Мэриленда , 373 U.S. 83 (1963) применил стандарт надлежащей правовой процедуры Четырнадцатой поправки к раскрытию оправдательных доказательств обвиняемому, и это право распространяется на обвиняемого в окружном суде США и на обвиняемого в военном трибунале. В процедурах военного трибунала досудебное раскрытие информации является более либеральным и менее формальным, чем в окружном суде США. Однако в военных трибуналах такие правила еще не предусмотрены, и можно утверждать, что в деле Ex Parte Quirin (см. Стр. 98) конституционное право на такое раскрытие не применяется.Однако, если прокурор в военном трибунале является адвокатом, этот прокурор может быть связан этическими стандартами Стандартов уголовного правосудия Американской ассоциации юристов (функция обвинения), которые предусматривают, что намеренное непрофессиональное поведение является непрофессиональным. раскрытие защите доказательств невиновности или доказательств, которые могли бы уменьшить наказание.

Какие причины привел Белый дом для использования военных трибуналов?

Президент Буш и члены его штаба указали несколько причин, по которым военные трибуналы предоставляют преимущества перед гражданскими судами.Они избавляют гражданских присяжных, судей и суды от серьезного риска, связанного с проведением судебных процессов над террористами. Они с большей легкостью позволяют правительству использовать секретную информацию в качестве доказательства без ущерба для разведки и военных усилий. А военные трибуналы могут отправлять правосудие быстро, без многолетних досудебных или послекризисных апелляций.

Учитывая события последних нескольких лет, кульминацией которых стали теракты 11 сентября, разумно предположить, что место проведения любого судебного процесса над человеком, связанным с «Аль-Каидой», будет считаться главной целью для террористической атаки.Гражданские суды США судили террористов и раньше, но, безусловно, судебное разбирательство, проводимое на военной базе или военном корабле, имеет большее преимущество в плане безопасности. Секретная информация может и была защищена в окружном суде США, но относительная простота этого в вооруженных силах обеспечивает большую защиту этой информации.

Большая разница в способности суда быстро разрешить дело. Нет сомнений в том, что правила, содержащиеся в указе президента, значительно облегчают возможность прокурора доказывать факты, а трибуналу - прийти к выводу о виновности или невиновности.

Многие люди выступают против военных трибуналов на том основании, что они нарушат права обвиняемых террористов. Как вы думаете, в каком направлении могут развиться последующие дебаты?

В Афганистане, управляемом талибами, общественность даже не могла выражать свое мнение с помощью музыки, и критика правительства подвергалась суровому преследованию. В Соединенных Штатах единственной конституционной гарантией, которой мы все дорожим, является свобода выражения мнений - право публично критиковать даже нашего президента без санкций.

Публичное обсуждение важных вопросов приведет к их правильному разрешению, а широкая и горячая дискуссия о том, следует ли использовать военные трибуналы после 11 сентября, показывает, что наша демократия функционирует хорошо. Отвечая на этот вопрос, позвольте мне обсудить различные вопросы, касающиеся военных трибуналов, которые, я надеюсь, подстегнут дебаты.

Мои комментарии имеют два очка. Во-первых, как я уже упоминал, президентский указ назначает министра обороны издавать приказы и постановления о ведении разбирательств военным трибуналом; но на момент написания этой статьи правила еще не были опубликованы.В конце декабря 2001 года проект правил был распространен для комментариев в Пентагоне, Министерстве юстиции и Белом доме, и они, как полагают, содержат некоторые меры защиты обвиняемого, которые обнаруживаются в ходе процедур военного трибунала или судебного процесса в США. окружной суд. Некоторые опасения критиков военного трибунала могут быть удовлетворены предоставлением обвиняемым определенных прав, которые могут фигурировать в этих приказах и постановлениях.

Во-вторых, выборочное использование военных трибуналов также может снять озабоченность критиков.Первым делом негражданина США, обвиненного в терроризме, связанного с терактом 11 сентября, является дело Закариаса Муссауи, арестованного в Соединенных Штатах. Ему было предъявлено обвинение в окружном суде США, а не в военном трибунале.

Конституционные права США обычно распространяются на граждан, не являющихся гражданами США. Есть ли прецеденты отказа в этих правах?

Да. Верховный суд США в деле Ex Parte Quirin, 317 U.С. 1 (1942), отстаивал

военный трибунал, который судил шестерых немецких военных диверсантов, высадившихся в США в нарушение законов войны. Верховный суд утвердил военный трибунал, несмотря на отсутствие защиты Пятой и Шестой поправок и других процессуальных норм, применяемых в обычных уголовных делах. Суд установил, что практика военных трибуналов была признана военным правом до принятия Конституции и использовалась в последующих войнах.Некоторые оспаривают право президента Буша отдавать приказ военным трибуналам в «необъявленной» войне против терроризма, проводимой субъектом, не являющимся суверенным государством.

Какие аргументы приводятся, чтобы предоставить конституционные права тем, кто предстанет перед военными трибуналами?

Соединенные Штаты издавна выступали за принцип равной справедливости перед законом. Этот идеал является отличительной чертой правовой системы нашей страны и является ведущим примером верховенства закона во всем мире.Структура военного трибунала не создает видимости беспристрастного и независимого форума, а процедуры настолько благоприятны для правительства, что вызывают сомнения в том, что судебные процессы перед ним будут в принципе справедливыми. Таким образом, критики утверждают, что конституционные права и процессуальные правила, применимые к гражданам США в наших судах, должны применяться к неамериканским гражданам даже в военном трибунале.

Кроме того, Соединенные Штаты давно выступают за то, чтобы основные права человека были предоставлены У.S. граждане, когда они предстают перед судом за уголовные преступления в зарубежных странах. Его доверие к этому будет серьезно подорвано перед лицом правил, установленных для военных трибуналов. Наконец, репутация США в области правосудия ухудшается, о чем свидетельствует недавнее нежелание правительства Испании выдавать террористов Соединенным Штатам, если они столкнутся с новым военным трибуналом.

Роберт Хиршон, президент Американской ассоциации юристов, заявил: «Даже с учетом [сегодняшнего] нового и пугающего ландшафта знакомые вехи Конституции и Билля о правах могут - и действительно должны - направлять нас.Он выразил обеспокоенность тем, что указ президента о военных трибуналах не допускает публичных разбирательств или habeas corpus , допускает более низкий стандарт доказывания, чем военные трибуналы, и требует только двух третей голосов, а не единогласного голосования. за смертный приговор. 4 февраля 2002 г. Палата делегатов ABA приняла Резолюцию, которая одобряет использование военных трибуналов, но рекомендовала Конгрессу участвовать в создании военных трибуналов; что военные трибуналы должны гарантировать, что обвиняемые считаются невиновными и должны быть доказаны виновными вне разумных сомнений; что смертный приговор должен требовать единогласного вердикта; и что суды следуют установленным правилам для военно-полевых судов, включая право на подачу апелляции в U.С. Верховный суд.

Какие есть аргументы против предоставления конституционных прав США обвиняемым террористам?

Сторонники этой позиции указывают, что конституционные права не являются абсолютными и должны быть сбалансированы со значительными угрозами безопасности наших граждан. Они утверждают, что, когда иностранные силы впервые в истории нашей страны убивают более трех тысяч ни в чем не повинных граждан США на нашей земле и угрожают продолжить такие нападения, требуются чрезвычайные меры, такие как создание военных трибуналов с менее строгими требованиями. защита обвиняемого.Они также утверждают, что нация не должна желать освобождать неамериканского гражданина на основании «юридических формальностей», чтобы позволить этому человеку возглавить следующее нападение террориста-смертника на нашу родину ради «равного правосудия перед законом».

Большинство конституционных средств защиты, предоставляемых обвиняемым по уголовным делам, были разработаны только в течение последних пятидесяти лет в результате толкования Конституции Верховным судом США. Такое толкование имело место исключительно в контексте системы уголовного правосудия, которая желает освободить виновного, а не, возможно, осудить невиновного.Наша система правосудия предоставляет обвиняемым больше прав, чем любая другая система во всем мире. «Стоимость» этой системы для нашего общества была приемлемой.

Но сегодняшний контекст нов: террористические атаки, в результате которых погибли тысячи людей, ущерб в триллионы долларов и угроза биологической или ядерной атаки. Цена для нашего общества конституционной защиты обвиняемых террористов-самоубийц неприемлема для многих людей, которые утверждают, что наша система уголовного правосудия никогда не задумывалась как система надлежащей правовой процедуры для не-U.С., массовые убийства военных преступников. По их мнению, обвиняемые террористы должны получить надлежащую правовую процедуру, но судебную процедуру должен обеспечить военный преступник, подобный тем, которые рассматриваются в других трибуналах по военным преступлениям по всему миру.

А как насчет процессуальных прав (некоторые из которых являются конституционными)? Каковы аргументы в пользу предоставления обвиняемым террористам тех же процессуальных прав, которые применяются в окружном суде или военном трибунале США?

Организация Human Rights Watch и многие другие критики, придерживающиеся этой позиции, утверждают, что американская традиция «справедливости для всех» # 148; будут подорваны, как и способность Соединенных Штатов продвигать справедливые судебные процессы за рубежом, если основные права на надлежащую правовую процедуру не предусмотрены в процедурах военного трибунала, включая следующие права.

• Обвиняемый извещается обо всех обвинениях.

• Обвиняемый не может быть принужден к даче показаний против самого себя, и его показания не могут быть получены путем принуждения; и любое полученное таким образом заявление исключается из доказательств.

• Обвиняемый имеет право на адвоката по своему выбору за общественную плату, если он или она является малоимущим, а также возможность свободно общаться с адвокатом и иметь достаточно времени для подготовки защиты.

• Обвиняемым предоставляется доступ ко всем оправдывающим обстоятельствам.

• Обвиняемый имеет право присутствовать на суде.

• Обвиняемый пользуется помощью письменных или устных переводчиков.

• Обвиняемый имеет возможность допросить всех свидетелей против него или нее, оспорить другие доказательства и представить свидетелей от своего имени.

• Обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана вне разумных сомнений.

• Судебный приговор не основан на действиях или бездействии, которые на момент их совершения не считались правонарушением по закону.

• Наказание за любое нарушение не больше, чем оно было на момент его совершения.

• Существует право обжаловать решение в Апелляционном суде США по делам вооруженных сил.

• Ни один смертный приговор не может быть вынесен без единогласного голосования.

Каковы аргументы против предоставления таких процессуальных прав обвиняемым террористам?

Многие из них связаны с публичностью, практичностью и вероятным исходом судебного разбирательства.Большинство людей согласны с тем, что длительный, затяжной суд над любыми лидерами Аль-Каиды, особенно Усамой бен Ладеном, с сопутствующей оглаской повлечет за собой усиление гнева и возмездия со стороны тех, кто привержен этому делу, «сцену» для пропаганды со стороны эта радикальная группа, и большая вероятность обращения к этой причине.

Федеральные правила доказывания и Военные правила доказывания (для использования в военно-полевых судах) предъявляют высокие требования к доказательствам, которые могут быть «допущены» и рассмотрены тем, кто установил факты, и для них потребуется длительное судебное разбирательство.Есть много правил, включая квалификацию документальных доказательств; допустимость доказательств, таких как фотографии и кассеты; и рассмотрение показаний с чужих слов, которых можно было бы смягчить или избежать в военном трибунале. Расстояние между источником доказательств (например, Афганистан) и местом судебного разбирательства (например, США) умножает влияние этих правил из-за логистики предоставления живых свидетелей или реагирования на неожиданные доказательства во время судебного разбирательства. Сотрудничество свидетелей иногда зависит от того, потребуется ли их перевезти - в данном случае за полмира - для дачи показаний.

Для сравнения, стандарт приемлемости в военном трибунале, учрежденный по указу президента Буша, является доказательством, которое «имеет доказательную ценность для разумного человека» и является более доступным. Военный трибунал приведет к более быстрому судебному разбирательству и по-прежнему сможет обеспечить необходимую надлежащую правовую процедуру. Рассматривая дела времен войны в Боснии, Суд Организации Объединенных Наций в Гааге разрешает лицам, проводящим установление фактов, рассматривать слухи, обвинительные приговоры и вынесение приговора единогласным голосованием судей, а также закрытие производства по причинам «безопасности» и «безопасности».Два уголовных процесса над террористами, осужденными за взрыв Всемирного торгового центра в 1993 году, проходили в окружном суде США. Одно судебное разбирательство длилось пять месяцев с участием более двухсот свидетелей и более тысячи вещественных доказательств, а второе судебное разбирательство длилось более восьми месяцев с участием более двухсот свидетелей и сотен вещественных доказательств. В 1996 году правительство Судана предложило арестовать Усаму бен Ладена и поместить его под стражу Саудовской Аравии для экстрадиции в США. Белый дом решил, что у него нет достаточных оснований для осуждения его в У.С. суды и отклонили предложение. Использование военных трибуналов, вероятно, привело бы к более быстрым судебным процессам и решению взять под стражу Усаму бен Ладена, чтобы судить его.

Какое влияние 11 сентября может оказать на нашу правовую систему?

Самая могущественная страна в мире испытала устрашающий удар со стороны террористической организации, доказавшей, что нашу лучшую оборону можно преодолеть простой волей и решимостью.Это изменило многое в нашей стране, и не в последнюю очередь это то, как мы рассматриваем нашу правовую систему. Национальная безопасность и общественная безопасность теперь конкурируют между интересами и личными свободами на уровне, которого мы не видели со времен Второй мировой войны, и опросы общественного мнения подтверждают это. Президент Соединенных Штатов приказал внести беспрецедентные изменения в законы, затрагивающие права людей.

Вот некоторые вопросы, на которые еще предстоит ответить: приостанавливает ли указ президента использование habeas corpus в этих случаях? В какой степени следует допускать соблюдение секретности в военных трибуналах, если они не имеют дела с секретной информацией? Какая минимальная надлежащая правовая процедура должна быть предоставлена ​​обвиняемым в военных трибуналах, например право пользоваться услугами адвоката, встречаться со свидетелями и излагать свои собственные дела? Удовлетворяет ли использование правил военного трибунала тех, кто считает, что правила трибуны №146 недостаточны, что позволяет, по крайней мере, военным вести дело за границей или в Соединенных Штатах по соображениям безопасности?

Какая разница между публичными дебатами о военных трибуналах?

U.S. право и государственная политика не статичны; они живы и обычно реагируют на потребности нашего общества, постоянно уравновешивая интересы для достижения общего блага в соответствии с нашей Конституцией. Публичное обсуждение этих важных вопросов имеет решающее значение для их справедливого разрешения. Когда судьи, члены Конгресса и президент принимают решения, они должны соблюдать закон, но они также должны прислушиваться к мнению общественности по важным вопросам. Хорошие граждане занимаются изучением этих вопросов и высказывают свое мнение на различных форумах и в кабине для голосования.Посредством таких дебатов хорошие граждане могут повлиять на результат.

Фрэнк Моран - исполнительный директор Бостонской коллегии адвокатов, полковник ВВС в отставке, восемь лет проработавший военным судьей. Моран - бывший председатель Постоянного комитета ABA по закону о вооруженных силах и член Постоянного комитета ABA по государственному образованию.
Сева Джонсон - директор по публикациям и маркетингу в отделе государственного образования ABA в Чикаго.

Трибунал, военный трибунал и Окружной суд США: сравнение

Компонент Военный трибунал Военно-полевой суд Окружной суд США

Предварительное заключение

Лица могут быть задержаны, но правила по продолжительности и т. Д. Еще не установлены.; В указе президента говорится, что обвиняемый не имеет права обращаться за правовой защитой в другой суд.

Быстрое судебное разбирательство и защита от незаконного задержания; содержание под стражей может быть обжаловано в суде США ( habeas corpus ).

Законы, требующие освобождения под залог и безотлагательного судебного разбирательства; Закон habeas corpus может быть использован для освобождения.

Решение о возбуждении уголовного дела

Определяется президентом.

Арт. 32 производство предусматривает раскрытие доказательств обвиняемому и защитнику.

Требуется обвинительное заключение большого жюри.

Правила доказывания

Признание доказательств, «которые, по мнению суда, имеют доказательную силу для разумного лица»; министр обороны может издать дополнительные правила.

Всеобъемлющие правила доказывания в Руководстве для военно-полевых судов; после этого ссылка на правила окружного суда США, которые не противоречат друг другу

Федеральные правила доказывания.

Штандарт вины

«Полное и справедливое судопроизводство № 148 ;; другие указания могут быть изданы министром обороны.

Доказательство вне разумных сомнений.

Доказательство вне разумных сомнений.

Состав форума

Члены трибуналов как исследователи фактов и права.

Военный судья определяет закон, члены суда определяют факты (кроме военного судьи без присяжных).

Судья первой инстанции определяет закон, присяжные определяет факты (если только судья первой инстанции не без присяжных).

Тайна доказательств или слушания

Приказ не требует открытого или закрытого слушания; закрытие слушания или сокрытие доказательств «способом, совместимым с защитой секретной информации».

Требуется открытая пробная версия; слушание может быть закрытым, а в отношении секретной информации (например, в интересах национальной безопасности) предписывается секретность доказательств и записи.

Требуется открытая пробная версия; слушание может быть закрытым, а в отношении секретной информации - приказ о сохранении секретности доказательств и записи.

Голосование по приговору

Две трети голосов при наличии большинства.

Две трети голосов, за исключением вынесения смертного приговора единогласно.

Единогласное голосование.

Предложение

Две трети голосов при наличии большинства.

Если судья без присяжных не вынесет приговор (кроме смертного приговора), единогласно для вынесения смертного приговора; три четверти более десяти лет; две трети за меньшее наказание.

Определено судьей.

Апелляции

Осуждение и приговор подлежат окончательному пересмотру только президентом или, если он назначен, министром обороны.

Осуждение и приговор могут быть пересмотрены созывающим органом, затем апелляционными судами по военной службе, затем Апелляционным судом США по делам вооруженных сил (гражданские судьи) и, возможно, Верховным судом США.

Апелляция может быть подана в Апелляционный суд США и, возможно, в Верховный суд США.

Цель и функции военной уголовной юрисдикции

Закон о реформе военной судебной системы - это проблема, которая все еще обсуждается, хотя Конституция явно поддерживает сохранение военных судов (ст.103, последний подраздел и временное положение VI).

Причина, по которой существование военной уголовной юрисдикции оправдано или, лучше сказать, считается необходимым в мирное время, заключается в необходимости, которую испытывают почти все государства, в эффективной защите дисциплины и военной службы. Фактически, возможный контроль обычного судьи над мерами, принимаемыми военными властями, повлиял бы на технический характер и своевременность судебного решения, требуемого особой юридической объективностью военных преступлений; отсюда необходимость создания с мирного времени судебной системы, способной действовать также в военное время или во время подобных исторических событий.Согласно старой военной судебной системе (содержащейся в Королевском указе № 1022 от 9 сентября 1941 г.), военная юрисдикция мирного времени включала ряд органов, подразделяемых следующим образом: территориальные военные трибуналы, действующие военные трибуналы и Военный верховный суд.

При более внимательном рассмотрении в этой структуре был отмечен макроскопический недостаток, а именно отсутствие судебного разбирательства во второй инстанции, поскольку апелляция в Военный верховный суд, который вынес решение о простой законности, была единственным средством правовой защиты от приговора в первой инстанции. экземпляр.Это влечет за собой явную конституционную незаконность согласно статье 3 Конституции Италии, поскольку права военнослужащих, обвиняемых в военном преступлении, не были гарантированы, как права всех других граждан, как формально, так и по существу. Кроме того, другой подход можно найти и в случае с военнослужащими, обвиняемыми в военных преступлениях, совершенных совместно с гражданскими лицами, поскольку, в соответствии с критериями связи, обычный судья был компетентен рассматривать эти дела и, следовательно, три степени судебного решения, типичного для обычной юрисдикции, были гарантированы.

Если мы согласимся с тем фактом, что военная юстиция глубоко осознает необходимость своевременности, поскольку военный уголовный процесс должен завершиться в течение срока военной службы, то несомненно, что эта необходимость не могла и не должна была нарушать о праве военного гражданина на обращение как с невоенным гражданином в том, что касается юрисдикционных гарантий.

Было сказано, что военный остается гражданином и не теряет прав гражданина только потому, что он временно принимает статус военнослужащего, статус , который дает ему определенные права, включая юридическую защиту, которая не может рассматриваться как второстепенная или незначительная организация как следствие отношений, основанных на подчинении в контексте жесткой иерархической структуры.

Новый закон 1981 года, явившийся результатом объединения различных законопроектов, представленных в парламент, был наконец обсужден и одобрен подавляющим большинством в очень короткие сроки во избежание референдума.

Ни в одной части закона № 180 не выражена концепция, согласно которой военная юрисдикция каким-либо образом должна отражать иерархию подчинения. Кроме того, военные суды, изменившиеся по своей организации и составу, не противоречат принципу естественного судьи, закрепленному в статье 25 Конституции Италии.

Как видно из положений статей 102 и 103 (запрещающих «чрезвычайных судей» или новых «специальных судей», но прямо гарантирующих конституционное значение Государственного совета, Государственного контрольного суда и военных судов) и Временного положения VI ( что исключает пересмотр постановлений Государственного совета, Государственного контрольного суда и военных судов) военные суды предусмотрены и должны оставаться «органами специальной юрисдикции» в соответствии с Конституцией.

Четкое разделение между исполнительной властью и судебной властью, характеризовавшееся юрисдикционным аспектом, который, казалось, почти включался в исполнительную власть, было главной чертой старой военной судебной власти, в которой судебный элемент был менее важен, чем административный. был представлен волей военного ведомства действовать в своих интересах и в пределах своих полномочий. Вместо этого с новыми правилами военная юрисдикция заняла более правильную позицию, направленную на выполнение закона и восстановление нарушенных прав, так что можно сделать вывод, что, также в рамках военной уголовной юрисдикции, судебное решение, которое по сути является юрисдикционным актом изданный на основании действий, предпринятых другими лицами и выполняющих законодательную волю в отношении других субъектов, имеет преимущественную силу по любому другому элементу.

Благодаря этой новой структуре военные трибуналы теперь могут лучше воспринимать верховенство закона: воля, выраженная в норме, представляет собой обязательное руководство для декларации, которая должна содержаться в юрисдикционном акте, что исключает даже предположение, что исполнительная власть орган каким-то образом может вмешаться, как если бы он был выше юрисдикционного органа.

Таким образом, незаменимая функция, выполняемая военными судами, а именно обеспечение защиты конкретных интересов, гарантированных военно-уголовным законодательством, еще более очевидна.Фактически, простое существование и обязательность военно-уголовного закона не было бы оправдано, если бы его нельзя было применить. Конечно, полностью помехи не исчезли. Но функции военной юрисдикции были предоставлены минимальные гарантии, которые практически отсутствовали, когда судебная деятельность казалась прерогативой исполнительных органов (например, в случае с военными трибуналами на борту), которые при рассмотрении отдельных дел особенно пострадали от интересы или судебные решения, не связанные с защищаемыми законом.

Короче, закон n. 180 от 7 мая 1981 г. «Поправки к военному правосудию мирного времени» привели военное судопроизводство в соответствие с нормами и духом Конституции, внося существенные изменения в структуру и функционирование органов и учреждений, ответственных за военное уголовное правосудие. Эта корректировка была сделана с опозданием на тридцать лет также из-за проблем, связанных с законодательной политикой, которой необходимо следовать.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *