Ленин социалист или коммунист: «Ленин верил в коммунизм, который обещал»

Содержание

«Ленин верил в коммунизм, который обещал»

– Как какую?

– Она была похожа на комету. Ее хвост – это самые разные маргинальные слои. В 1917 году большевизм становился партией городских низов, солдат и деревенских низов. Большевики опирались на бедняков, а бедняки даже после аграрной реформы – люди неустроенные. Это маргинализированная Россия. Страна, осуществлявшая тяжелый переход от традиционного аграрного к индустриальному городскому обществу, была полна маргинальности: люди потеряли старые социальные ниши и еще не встроились в новые. Это очень взрывоопасная масса. И рабочий класс Петрограда тоже, конечно, был маргинализирован.

Кто прежде всего страдает от роста цен? Чернорабочие страдают. Не верхи рабочего класса, а низы. Не случайно у Ленина была целая теория, почему Британия не идет к социализму, хотя там уже передовой капитализм: потому что капитал подкупает верхи рабочего класса.

Большевизм стал делать ставку на низы. На городские низы. Ну что, мы оттолкнем человека, если тот верит в большевистскую идею, но он не с завода, а из лавки? Ну, значит, он батрачил на хозяина лавки.

А еще большевизм стал партией солдат. Солдат, стремящихся к миру, но готовых при этом диктовать свою волю политическим силам. Россия была милитаризирована, солдаты тоже маргинальный слой вчерашних горожан и крестьян. Но ядро партии – интеллигенция.

– Что это за интеллигенция?

– Партийная интеллигенция также была маргинализирована, она перестала выполнять свою прежнюю социальную функцию именно интеллигенции. Это бывшие студенты, преподаватели, журналисты, но теперь они – в тужурках, с наганами и назад пути нет: они станут либо технократами, либо трупами. Как говорил один из лидеров Баварской советской республики Евгений Левине, «мы, коммунисты, все покойники в отпуске». Ожесточение борьбы было таким, что назад дороги не было.

Интеллигенция вообще в этот период не целостна. Интеллигенция – она и у кадетов, интеллигенция – она и у эсеров, и у эсдеков (социал-демократов), во всех партиях. В ходе этой революции интеллигенция раскололась и либо становилась выразителем воли какого-то существовавшего класса, либо сама формировалась в новый класс.

Скажем, кадетская интеллигенция – это скорее выразитель интересов буржуазии, хотя кадеты и не считали себя буржуазной партией, как их называли. Но они боролись за общество, в котором господствует буржуазия. А Ленин и его окружение – они хотели построить невиданное общество, где не только исчезнет крестьянство, но исчезнут и пролетарии, а будет новый рабочий класс, которого сейчас еще нет, – образованный, трудящийся на общее благо. Большевистская интеллигенция стремилась к форсированной индустриальной модернизации. Кто господствует на фабрике? Технократия, социальный слой управленцев. Директора, инженеры предприятий. Вот этот слой директоров и других производственных управленцев, менеджеров, который в марксистской классовой оптике отсутствует, позволяет нам говорить, например, о таком эффекте, как революция менеджеров на Западе, когда менеджеры начинают контролировать фирмы, которые формально принадлежат акционерам.

Собственно, в Советском Союзе и произошла революция менеджеров. То есть индустриальная модернизация, которую проводили технократы – социальный слой управленцев-производственников. Они действовали от имени рабочего класса, но они подавляли рабочий класс, скручивали его в бараний рог, и Ленин в статье «Очередные задачи Советской власти» говорит о рабочих иногда как директор о нерадивом работнике.

Так что в своем ядре большевики были партией технократических интересов. Но они втянули в хвост этой «кометы» маргинальные массы и создали общество с колоссальной вертикальной мобильностью. Кто был ничем, тот мог стать всем: компетентность управленцев низкая, но перспективы колоссальные. Грубо говоря, у крестьян отбирали хлеб, но зато крестьянин мог стать комиссаром.

Ленин В.И. Задачи союзов молодёжи

Речь на III Всероссийском съезде Российского Коммунистического Союза Молодежи 2 октября 1920 года

Товарищи, мне хотелось бы сегодня побеседовать на тему о том, каковы основные задачи Союза коммунистической молодежи и в связи с этим - каковы должны быть организации молодежи в социалистической республике вообще.

На этом вопросе тем более следует остановиться, что в известном смысле можно сказать, что именно молодежи предстоит настоящая задача создания коммунистического общества. Ибо ясно, что поколение работников, воспитанное в капиталистическом обществе, в лучшем случае сможет решить задачу уничтожения основ старого капиталистического быта, построенного на эксплуатации. Оно в лучшем случае сумеет решить задачи создания такого общественного устройства, которое помогло бы пролетариату и трудовым классам удержать власть в своих руках и создать прочный фундамент, на котором может строить только поколение, вступающее в работу уже при новых условиях, при такой обстановке, когда нет эксплуататорского отношения между людьми.

И вот, подходя с этой точки зрения к вопросу о задачах молодежи, я должен сказать, что эти задачи молодежи вообще и союзов коммунистической молодежи и всяких других организаций в частности можно было бы выразить одним словом: задача состоит в том, чтобы учиться.

Понятно, что это лишь “одно слово”. Оно не дает еще ответа на главные и самые существенные вопросы, - чему учиться и как учиться? А здесь все дело в том, что вместе с преобразованием старого капиталистического общества учение, воспитание и образование новых поколений, которые будут создавать коммунистическое общество, не могут быть старыми. Учение, воспитание и образование молодежи должно исходить из того материала, который оставлен нам старым обществом. Мы можем строить коммунизм только из той суммы знаний, организаций и учреждений, при том запасе человеческих сил и средств, которые остались нам от старого общества. Только преобразуя коренным образом дело учения, организацию и воспитание молодежи, мы сможем достигнуть того, чтобы результатом усилий молодого поколения было бы создание общества, не похожего на старое, т.е. коммунистического общества. Поэтому нам нужно подробно остановиться на вопросе о том, чему мы должны учить и как должна учиться молодежь, если она действительно хочет оправдать звание коммунистической молодежи, и как подготовить ее к тому, чтобы она сумела достроить и довершить то, что мы начали.

Я должен сказать, что первым, казалось бы, и самым естественным ответом является то, что союз молодежи и вся молодежь вообще, которая хочет перейти к коммунизму, должна учиться коммунизму.

Но этот ответ: “учиться коммунизму” является слишком общим. Что же нам нужно для того, чтобы научиться коммунизму? Что нам нужно выделить из суммы общих знаний, чтобы приобрести знание коммунизма? Тут нам угрожает целый ряд опасностей, которые сплошь и рядом проявляют себя, как только задача учиться коммунизму ставится неправильно или когда она понимается слишком однобоко.

Естественно, что на первый взгляд приходят в голову мысли о том, что учиться коммунизму - это значит усвоить ту сумму знаний, которая изложена в коммунистических учебниках, брошюрах и трудах.

Но такое определение изучения коммунизма было бы слишком грубо и недостаточно. Если бы только изучение коммунизма заключалось в усвоении того, что изложено в коммунистических трудах, книжках и брошюрах, то тогда слишком легко мы могли бы получить коммунистических начетчиков или хвастунов, а это сплошь и рядом приносило бы нам вред и ущерб, так как эти люди, научившись и начитавшись того, что изложено в коммунистических книгах и брошюрах, оказались бы не умеющими соединить все эти знания и не сумели бы действовать так, как того действительно коммунизм требует.

Одно из самых больших зол и бедствий, которые остались нам от старого капиталистического общества, это полный разрыв книги с практикой жизни, ибо мы имели книги, где все было расписано в самом лучшем виде, и эти книги, в большинстве случаев, являлись самой отвратительной лицемерной ложью, которая лживо рисовала нам капиталистическое общество.

Поэтому простое книжное усвоение того, что говорится в книгах о коммунизме, было бы в высшей степени неправильным. Теперь в наших речах и статьях нет простого повторения того, что говорилось раньше о коммунизме, так как наши речи и статьи связаны с повседневной и всесторонней работой. Без работы, без борьбы книжное знание коммунизма из коммунистических брошюр и произведений ровно ничего не стоит, так как оно продолжало бы старый разрыв между теорией и практикой, тот старый разрыв, который составлял самую отвратительную черту старого буржуазного общества.

Еще более опасным было бы, если бы мы начали усваивать только коммунистические лозунги.

Если бы мы вовремя эту опасность не поняли и если бы мы всю нашу работу не направили на то, чтобы эту опасность устранить, тогда наличие полумиллиона или миллиона людей, молодых юношей и девушек, которые после такого обучения коммунизму будут называть себя коммунистами, принесло бы только великий ущерб для дела коммунизма.

Тут перед нами встает вопрос о том, как же нам нужно сочетать все это для обучения коммунизму? Что нам нужно взять из старой школы, из старой науки? Старая школа заявляла, что она хочет создать человека всесторонне образованного, что она учит наукам вообще. Мы знаем, что это было насквозь лживо, ибо все общество было основано и держалось на разделении людей на классы, на эксплуататоров и угнетенных. Естественно, что вся старая школа, будучи целиком пропитана классовым духом, давала знания только детям буржуазии. Каждое слово ее было подделано в интересах буржуазии. В этих школах молодое поколение рабочих и крестьян не столько воспитывали, сколько натаскивали в интересах той же буржуазии. Воспитывали их так, чтобы создавать для нее пригодных слуг, которые были бы способны давать ей прибыль и вместе с тем не тревожили бы ее покоя и безделья. Поэтому, отрицая старую школу, мы поставили себе задачей взять из нее лишь то, что нам нужно для того, чтобы добиться настоящего коммунистического образования.

Здесь я подхожу к тем нареканиям, к тем обвинениям старой школы, которые постоянно приходится слышать и которые ведут нередко к совершенно неправильному толкованию. Говорят, что старая школа была школой учебы, школой муштры, школой зубрежки. Это верно, но надо уметь различать, что было в старой школе плохого и полезного нам, и надо уметь выбрать из нее то, что необходимо для коммунизма.

Старая школа была школой учебы, она заставляла людей усваивать массу ненужных, лишних, мертвых знаний, которые забивали голову и превращали молодое поколение в подогнанных под общий ранжир чиновников. Но вы сделали бы огромную ошибку, если бы попробовали сделать тот вывод, что можно стать коммунистом, не усвоив того, что накоплено человеческим знанием. Было бы ошибочно думать так, что достаточно усвоить коммунистические лозунги, выводы коммунистической науки, не усвоив себе той суммы знаний, последствием которых является сам коммунизм. Образцом того, как появился коммунизм из суммы человеческих знаний, является марксизм.

Вы читали и слышали о том, как коммунистическая теория, коммунистическая наука, главным образом созданная Марксом, как это учение марксизма перестало быть произведением одного, хотя и гениального социалиста XIX века, как это учение стало учением миллионов и десятков миллионов пролетариев во всем мире, применяющих это учение в своей борьбе против капитализма. И если бы вы выдвинули такой вопрос: почему учение Маркса могло овладеть миллионами и десятками миллионов сердец самого революционного класса - вы сможете получить один ответ: это произошло потому, что Маркс опирался на прочный фундамент человеческих знаний, завоеванных при капитализме; изучивши законы развития человеческого общества, Маркс понял неизбежность развития капитализма, ведущего к коммунизму, и, главное, он доказал это только на основании самого точного, самого детального, самого глубокого изучения этого капиталистического общества, при помощи полного усвоения всего того, что дала прежняя наука.

Все то, что было создано человеческим обществом, он переработал критически, ни одного пункта не оставив без внимания. Все то, что человеческою мыслью было создано, он переработал, подверг критике, проверив на рабочем движении, и сделал те выводы, которых ограниченные буржуазными рамками или связанные буржуазными предрассудками люди сделать не могли. Это надо иметь в виду, когда мы, например, ведем разговоры о пролетарской культуре. Без ясного понимания того, что только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее можно строить пролетарскую культуру - без такого понимания нам этой задачи не разрешить.

Пролетарская культура не является выскочившей неизвестно откуда, не является выдумкой людей, которые называют себя специалистами по пролетарской культуре. Это все сплошной вздор. Пролетарская культура должна явиться закономерным развитием тех запасов знания, которые человечество выработало под гнетом капиталистического общества, помещичьего общества, чиновничьего общества. Все эти пути и дорожки подводили и подводят, и продолжают подводить к пролетарской культуре так же, как политическая экономия, переработанная Марксом, показала нам то, к чему должно прийти человеческое общество, указала переход к классовой борьбе, к началу пролетарской революции.

Когда мы слышим нередко и среди представителей молодежи, и среди некоторых защитников нового образования нападки на старую школу, что старая школа была школой зубрежки, мы говорим им, что мы должны взять то хорошее, что было в старой школе. Мы не должны брать из старой школы того, когда память молодого человека обременяли безмерным количеством знаний, на девять десятых ненужных и на одну десятую искаженных, но это не значит, что мы можем ограничиться коммунистическими выводами и заучить только коммунистические лозунги. Этим коммунизма не создашь.

Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество.

Нам не нужно зубрежки, но нам нужно развить и усовершенствовать память каждого обучающегося знанием основных фактов, ибо коммунизм превратится в пустоту, превратится в пустую вывеску, коммунист будет только простым хвастуном, если не будут переработаны в его сознании все полученные знания. Вы должны не только усвоить их, но усвоить так, чтобы отнестись к ним критически, чтобы не загромождать своего ума тем хламом, который не нужен, а обогатить его знанием всех фактов, без которых не может быть современного образованного человека. Если коммунист вздумал бы хвастаться коммунизмом на основании полученных им готовых выводов, не производя серьезнейшей, труднейшей, большой работы, не разобравшись в фактах, к которым он обязан критически отнестись, такой коммунист был бы очень печален. И такое верхоглядство было бы решительным образом губительно. Если я знаю, что знаю мало, я добьюсь того, чтобы знать больше, но если человек будет говорить, что он коммунист и что ему и знать ничего не надо прочного, то ничего похожего на коммуниста из него не выйдет.

Старая школа вырабатывала прислужников, необходимых для капиталистов, старая школа из людей науки делала людей, которые должны были писать и говорить, как угодно капиталистам. Это значит, что мы должны ее убрать. Но если мы должны ее убрать, если мы должны разрушить, значит ли это, что мы не должны взять из нее все то, что было накоплено человечеством необходимого для людей? Значит ли, что мы не должны суметь различить то, что являлось необходимым для капитализма и что является необходимым для коммунизма?

На место старой муштры, которая проводилась в буржуазном обществе вопреки воле большинства, мы ставим сознательную дисциплину рабочих и крестьян, которые соединяют с ненавистью к старому обществу решимость, уменье и готовность объединить и организовать силы для этой борьбы, чтобы из воли миллионов и сотен миллионов разрозненных, раздробленных, разбросанных на протяжении громадной страны создать единую волю, ибо без этой единой воли мы будем разбиты неминуемо. Без этого сплочения, без этой сознательной дисциплины рабочих и крестьян наше дело безнадежно. Без этого победить капиталистов и помещиков всего мира мы не сможем. Мы не закрепим даже фундамента, не говоря о том, чтобы на этом фундаменте построить новое, коммунистическое общество. Также и отрицая старую школу, питая совершенно законную и необходимую ненависть к этой старой школе, ценя готовность разрушить старую школу, мы должны понять, что на место старой учебы, старой зубрежки, старой муштры мы должны поставить уменье взять себе всю сумму человеческих знаний, и взять так, чтобы коммунизм не был бы у вас чем-то таким, что заучено, а был бы тем, что вами самими продумано, был бы теми выводами, которые являются неизбежными с точки зрения современного образования.

Вот как надо поставить основные задачи, когда мы говорим о задаче: научиться коммунизму.

Чтобы это вам пояснить, подходя в то же время к вопросу, как учиться, я возьму пример практический. Вы все знаете, что перед нами сейчас же вслед за задачами военными, задачами охраны республики, встает задача хозяйственная. Мы знаем, что коммунистического общества нельзя построить, если не возродить промышленности и земледелия, причем надо возродить их не по-старому. Надо возродить их на современной, по последнему слову науки построенной, основе.

Вы знаете, что этой основой является электричество, что только когда произойдет электрификация всей страны, всех отраслей промышленности и земледелия, когда вы эту задачу освоите, только тогда вы для себя сможете построить то коммунистическое общество, которого не сможет построить старое поколение. Перед вами стоит задача хозяйственного возрождения всей страны, реорганизация, восстановление и земледелия, и промышленности на современной технической основе, которая покоится на современной науке, технике, на электричестве. Вы прекрасно понимаете, что к электрификации неграмотные люди не подойдут, и мало тут одной простой грамотности. Здесь недостаточно понимать, что такое электричество: надо знать, как технически приложить его и к промышленности, и к земледелию, и к отдельным отраслям промышленности и земледелия. Надо научиться этому самим, надо научить этому все подрастающее трудящееся поколение.

Вот задача, которая стоит перед всяким сознательным коммунистом, перед всяким молодым человеком, который считает себя коммунистом и ясно отдает себе отчет, что он, вступив в Коммунистический союз молодежи, взял на себя задачу помочь партии строить коммунизм и помочь всему молодому поколению создать коммунистическое общество. Он должен понять, что только на основе современного образования он может это создать, и, если он не будет обладать этим образованием, коммунизм останется только пожеланием.

У предыдущего поколения задача сводилась к свержению буржуазии. Тогда главной задачей была критика буржуазии, развитие в массах ненависти к ней, развитие классового сознания, уменья сплотить свои силы. Перед новым поколением стоит задача более сложная. Мало того, что вы должны объединить все свои силы, чтобы поддержать рабоче-крестьянскую власть против нашествия капиталистов. Это вы должны сделать. Это вы прекрасно поняли, это отчетливо представляет себе коммунист. Но этого недостаточно. Вы должны построить коммунистическое общество. Первая половина работы во многих отношениях сделана. Старое разрушено, как его и следовало разрушить, оно представляет из себя груду развалин, как и следовало его превратить в груду развалин. Расчищена почва, и на этой почве молодое коммунистическое поколение должно строить коммунистическое общество. Перед вами задача строительства, и вы ее можете решить, только овладев всем современным знанием, умея превратить коммунизм из готовых заученных формул, советов, рецептов, предписаний, программ в то живое, что объединяет вашу непосредственную работу, превратить коммунизм в руководство для вашей практической работы.

Вот задача ваша, которой вы должны руководствоваться в деле образования, воспитания, подъема всего молодого поколения. Вы должны быть первыми строителями коммунистического общества среди миллионов строителей, которыми должны быть всякий молодой человек, всякая молодая девушка. Без привлечения всей массы рабочей и крестьянской молодежи к этому строительству коммунизма вы коммунистического общества не построите.

Здесь я естественно подхожу к вопросу о том, как мы должны учить коммунизму, в чем должна состоять особенность наших приемов.

Я здесь остановлюсь прежде всего на вопросе о коммунистической морали.

Вы должны воспитать из себя коммунистов. Задача Союза молодежи - поставить свою практическую деятельность так, чтобы, учась, организуясь, сплачиваясь, борясь, эта молодежь воспитывала бы себя и всех тех, кто в ней видит вождя, чтобы она воспитывала коммунистов. Надо, чтобы все дело воспитания, образования и учения современной молодежи было воспитанием в ней коммунистической морали.

Но существует ли коммунистическая мораль? Существует ли коммунистическая нравственность? Конечно, да. Часто представляют дело таким образом, что у нас нет своей морали, и очень часто буржуазия обвиняет нас в том, что мы, коммунисты, отрицаем всякую мораль. Это - способ подменять понятия, бросать песок в глаза рабочим и крестьянам.

В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность?

В том смысле, в каком проповедовала ее буржуазия, которая выводила эту нравственность из велений бога. Мы на этот счет, конечно, говорим, что в бога не верим, и очень хорошо знаем, что от имени бога говорило духовенство, говорили помещики, говорила буржуазия, чтобы проводить свои эксплуататорские интересы. Или вместо того, чтобы выводить эту мораль из велений нравственности, из велений бога, они выводили ее из идеалистических или полуидеалистических фраз, которые всегда сводились тоже к тому, что очень похоже на веления бога.

Всякую такую нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. Мы говорим, что это обман, что это надувательство и забивание умов рабочих и крестьян в интересах помещиков и капиталистов.

Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата.

Старое общество было основано на угнетении помещиками и капиталистами всех рабочих и крестьян. Нам нужно было это разрушить, надо было их скинуть, но для этого надо создать объединение. Боженька такого объединения не создаст.

Такое объединение могли дать только фабрики, заводы, только пролетариат, обученный, пробужденный от старой спячки. Лишь тогда, когда этот класс образовался, тогда началось массовое движение, которое привело к тому, что мы видим сейчас, - к победе пролетарской революции в одной из самых слабых стран, три года отстаивающей себя от натиска буржуазии всего мира. И мы видим, как пролетарская революция растет во всем мире. Мы говорим теперь на основании опыта, что только пролетариат мог создать такую сплоченную силу, за которою идет раздробленное, распыленное крестьянство, которая устояла при всех натисках эксплуататоров. Только этот класс может помочь трудящимся массам объединиться, сплотиться и окончательно отстоять, окончательно закрепить коммунистическое общество, окончательно его построить.

Вот почему мы говорим: для нас нравственность, взятая вне человеческого общества, не существует; это обман. Для нас нравственность подчинена интересам классовой борьбы пролетариата.

А в чем состоит эта классовая борьба? Это - царя свергнуть, капиталистов свергнуть, уничтожить класс капиталистов.

А что такое классы вообще? Это то, что позволяет одной части общества присваивать себе труд другого. Если одна часть общества присваивает себе всю землю, мы имеем классы помещиков и крестьян. Если одна часть общества имеет фабрики и заводы, имеет акции и капиталы, а другая работает на этих фабриках, мы имеем классы капиталистов и пролетариев.

Нетрудно было прогнать царя - для этого потребовалось всего несколько дней. Не очень трудно было прогнать помещиков, - это можно было сделать в несколько месяцев, не очень трудно прогнать и капиталистов. Но уничтожить классы несравненно труднее; все еще осталось разделение на рабочих и крестьян. Если крестьянин сидит на отдельном участке земли и присваивает себе лишний хлеб, т. е. хлеб, который не нужен ни ему, ни его скотине, а все остальные остаются без хлеба, то крестьянин превращается уже в эксплуататора. Чем больше оставляет он себе хлеба, тем ему выгоднее, а другие пусть голодают: “чем больше они голодают, тем дороже я продам этот хлеб”. Надо, чтобы все работали по одному общему плану на общей земле, на общих фабриках и заводах и по общему распорядку. Легко ли это делать? Вы видите, что тут нельзя добиться решения так же легко, как прогнать царя, помещиков и капиталистов. Тут надо, чтобы пролетариат перевоспитал, переучил часть крестьян, перетянул тех, которые являются крестьянами трудящимися, чтобы уничтожить сопротивление тех крестьян, которые являются богачами и наживаются на счет нужды остальных. Значит, задача борьбы пролетариата еще не закончена тем, что мы свергли царя, прогнали помещиков и капиталистов, а в этом и состоит задача того порядка, который мы называем диктатурой пролетариата.

Классовая борьба продолжается; она только изменила свои формы. Это классовая борьба пролетариата за то, чтобы не могли вернуться старые эксплуататоры, чтобы соединилась раздробленная масса темного крестьянства в один союз. Классовая борьба продолжается, и наша задача подчинить все интересы этой борьбе. И мы свою нравственность коммунистическую этой задаче подчиняем. Мы говорим: нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов.

Коммунистическая нравственность это та, которая служит этой борьбе, которая объединяет трудящихся против всякой эксплуатации, против всякой мелкой собственности, ибо мелкая собственность дает в руки одного лица то, что создано трудом всего общества. Земля у нас считается общей собственностью.

Ну, а если из этой общей собственности я беру себе известный кусок, возделываю на нем вдвое больше хлеба, чем нужно мне, и излишком хлеба спекулирую? Рассуждаю, что, чем больше голодных, тем дороже будут платить? Разве я тогда поступаю, как коммунист? Нет, как эксплуататор, как собственник. С этим нужно вести борьбу. Если оставить так, то все скатится назад, к власти капиталистов, к власти буржуазии, как это бывало не раз в прежних революциях. И, чтобы не дать снова восстановиться власти капиталистов и буржуазии, для этого нужно торгашества не допустить, для этого нужно, чтобы отдельные лица не наживались на счет остальных, для этого нужно, чтобы трудящиеся сплотились с пролетариатом и составили коммунистическое общество. В этом и состоит главная особенность того, что является основной задачей союза и организации коммунистической молодежи.

Старое общество было основано на таком принципе, что либо ты грабишь другого, либо другой грабит тебя, либо ты работаешь на другого, либо он на тебя, либо ты рабовладелец, либо ты раб. И понятно, что воспитанные в этом обществе люди, можно сказать, с молоком матери воспринимают психологию, привычку, понятие - либо рабовладелец, либо раб, либо мелкий собственник, мелкий служащий, мелкий чиновник, интеллигент, словом, человек, который заботится только о том, чтобы иметь свое, а до другого ему дела нет.

Если я хозяйничаю на этом участке земли, мне дела нет до другого; если другой будет голодать, тем лучше, я дороже продам свой хлеб. Если я имею свое местечко, как врач, как инженер, учитель, служащий, мне дела нет до другого. Может быть, потворствуя, угождая власть имущим, я сохраню свое местечко, да еще смогу и пробиться, выйти в буржуа. Такой психологии и такого настроения у коммуниста быть не может. Когда рабочие и крестьяне доказали, что мы умеем своей силой отстоять себя и создать новое общество, вот здесь и началось новое коммунистическое воспитание, воспитание в борьбе против эксплуататоров, воспитание в союзе с пролетариатом против эгоистов и мелких собственников, против той психологии и тех привычек, которые говорят: я добиваюсь своей прибыли, а до остального мне нет никакого дела.

Вот в чем состоит ответ на вопрос, как должно учиться коммунизму молодое подрастающее поколение. Оно может учиться коммунизму, только связывая каждый шаг своего учения, воспитания и образования с непрерывной борьбой пролетариев и трудящихся против старого эксплуататорского общества. всякие усладительные речи и правила о нравственности. Не в этом состоит воспитание. Когда люди видели, как их отцы и матери жили под гнетом помещиков и капиталистов, когда они сами участвовали в тех муках, которые обрушивались на тех, кто начинал борьбу против эксплуататоров, когда они, видели, каких жертв стоило продолжить эту борьбу, чтобы отстоять завоеванное, каким бешеным врагом являются помещики и капиталисты, - тогда эти люди воспитываются в этой обстановке коммунистами. В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма. Вот в чем состоит и основа коммунистического воспитания, образования и учения. Вот в чем состоит ответ на вопрос, как надо учиться коммунизму.

Мы не верили бы учению, воспитанию и образованию, если бы оно было загнано только в школу и оторвано от бурной жизни. Пока рабочие, крестьяне остаются угнетенными помещиками и капиталистами, пока школы остаются в руках помещиков и капиталистов, поколение молодежи остается слепым и темным. А наша школа должна давать молодежи основы знания, уменье вырабатывать самим коммунистические взгляды, должна делать из них образованных людей. Она должна за то время, пока люди в ней учатся, делать из них участников борьбы за освобождение от эксплуататоров. Коммунистический союз молодежи только тогда оправдает свое звание, что он есть Союз коммунистического молодого поколения, если он каждый шаг своего учения, воспитания, образования связывает с участием в общей борьбе всех трудящихся против эксплуататоров. Ибо вы прекрасно знаете, что, пока Россия остается единственной рабочей республикой, а во всем остальном мире существует старый буржуазный порядок, мы слабее их, что каждый раз нам угрожает новый натиск, что, только если мы научимся сплочению и единодушию, мы победим в дальнейшей борьбе и, окрепнув, станем действительно непобедимы. Таким образом, быть коммунистом - это значит организовывать и объединять все подрастающее поколение, давать пример воспитания и дисциплины в этой борьбе. Тогда вы сможете начать и довести до конца постройку здания коммунистического общества.

Чтобы сделать это вам более ясным, я приведу пример. Мы называем себя коммунистами. Что такое коммунист? Коммунист - слово латинское. Коммунис значит - общий. Коммунистическое общество значит - все общее: земля, фабрики, общий труд, - вот что такое коммунизм.

Может ли труд быть общим, если каждый ведет свое хозяйство на отдельном участке? Сразу общего труда не создашь. Этого быть не может. Это с неба не сваливается. Это нужно заработать, выстрадать, создать. Это создается в ходе борьбы. Тут не старая книжка - книжке никто бы не поверил. Тут собственный жизненный опыт. Когда Колчак и Деникин шли из Сибири и с юга, крестьяне были на их стороне. Большевизм им не нравился, так как большевики берут хлеб по твердой цене. А когда крестьяне испытали в Сибири и на Украине власть Колчака и Деникина, они узнали, что крестьянину выбора нет: либо иди к капиталисту, и он отдаст тебя в рабство помещику, либо иди за рабочим, который, правда, молочные реки в кисельных берегах не обещает, который требует от тебя железной дисциплины и твердости в тяжелой борьбе, но который выводит тебя из рабства у капиталистов и помещиков. Когда даже темные крестьяне поняли и увидели это на собственном опыте, тогда они стали сознательными, прошедшими тяжелую школу, сторонниками коммунизма. Такой опыт и должен положить в основу всей своей деятельности Коммунистический союз молодежи.

Я ответил на вопросы, чему мы должны учиться, что нам нужно взять из старой школы и старой науки. Я постараюсь ответить и на вопрос, как этому нужно учиться: только связывая каждый шаг деятельности в школе, каждый шаг воспитания, образования и учения неразрывно с борьбой всех трудящихся против эксплуататоров.

На нескольких примерах, взятых из опыта работы той или другой организации молодежи, я покажу вам наглядно, как это воспитание коммунизма должно идти. Все говорят о ликвидации безграмотности. Вы знаете, что в стране безграмотной построить коммунистическое общество нельзя. Недостаточно того, чтобы Советская власть приказала или чтобы партия дала определенный лозунг, или чтобы бросить известную часть лучших работников на это дело. Для этого нужно, чтобы само молодое поколение взялось за это дело. Коммунизм состоит в том, чтобы та молодежь, те юноши и девушки, которые состоят в Союзе молодежи, сказали бы: это наше дело, мы объединимся и пойдем в деревни, чтобы ликвидировать безграмотность, чтобы наше подрастающее поколение не имело безграмотных. Мы стремимся к тому, чтобы самодеятельность подрастающей молодежи была посвящена на это дело.

Вы знаете, что скоро превратить Россию из темной безграмотной страны в грамотную нельзя; но, если за это дело возьмется Союз молодежи, если вся молодежь будет работать на пользу всех, тогда этот союз, объединяющий 400 000 юношей и девушек, имеет право называться Коммунистическим союзом молодежи. Задача Союза состоит еще в том, чтобы, усваивая те или другие знания, помочь той молодежи, которая сама не может высвободиться из тьмы безграмотности. Быть членами Союза молодежи - значит вести дело так, чтобы отдавать свою работу, свои силы на общее дело. Вот в этом состоит коммунистическое воспитание. Только в такой работе превращается молодой человек или девушка в настоящего коммуниста. Только в том случае, если они этой работой сумеют достигнуть практических успехов, они становятся коммунистами.

Для примера возьмите работу на подгородных огородах. Разве это не дело? Это одна из задач Коммунистического союза молодежи. Народ голодает, на фабриках и заводах голод. Для того чтобы спастись от голода, надо развить огороды, но земледелие ведется по-старому. И вот нужно, чтобы более сознательные элементы взялись за дело, и вы тогда увидите, что огороды увеличатся, площадь их расширится, результаты улучшатся. В этом деле Коммунистический союз молодежи должен принимать активное участие. Каждый союз или каждая ячейка Союза должны считать это дело своим делом.

Союз коммунистической молодежи должен быть ударной группой, которая во всякой работе оказывает свою помощь, проявляет свою инициативу, свой почин. Союз должен быть таким, чтобы любой рабочий видел бы в нем людей, учение которых, возможно, ему непонятно, учению которых он сразу, может быть, и не поверит, но на живой работе которых, на их деятельности он видел бы, что это действительно те люди, которые показывают ему верный путь.

Если Коммунистический союз молодежи во всех областях не сумеет построить так свою работу, это значит, что он сбивается на старый, буржуазный путь. Наше воспитание нужно соединить с борьбой трудящихся против эксплуататоров для того, чтобы помогать первым решать те задачи, которые из учения коммунизма вытекают.

Члены Союза должны каждый свой свободный час употреблять на то, чтобы улучшить огород, или на какой-нибудь фабрике или заводе организовать учение молодежи и т.д. Мы хотим Россию из страны нищей и убогой превратить в страну богатую. И нужно, чтобы Коммунистический союз молодежи свое образование, свое учение и свое воспитание соединил с трудом рабочих и крестьян, чтобы он не запирался в свои школы и не ограничивался лишь чтением коммунистических книг и брошюр. Только в труде вместе с рабочими и крестьянами можно стать настоящими коммунистами. И надо, чтобы все увидели, что всякий, входящий в Союз молодежи, является грамотным, а вместе с тем умеет и трудиться. Когда все увидят, как мы прогнали из старой школы старую муштру, заменив ее сознательной дисциплиной, как всякий молодой человек идет участвовать в субботнике, как они используют каждое подгородное хозяйство, чтобы помогать населению, народ будет смотреть на труд не так, как на него смотрели прежде.

Задача Коммунистического союза молодежи в том, чтобы организовать в деревне или в своем квартале помощь в таком деле - беру маленький пример, - как обеспечение чистоты или распределение пищи. Как это делалось в капиталистическом старом обществе? Каждый работал только для себя, и никто не смотрел, есть ли тут старые или больные, или все хозяйство падает на плечи женщины, которая поэтому находится в состоянии подавленном и порабощенном. Кто против этого должен бороться? Союзы молодежи, которые должны сказать: мы это переделаем, мы организуем отряды молодых людей, которые будут помогать обеспечению чистоты или распределению пищи, систематически обходя дома, которые будут действовать организованно на пользу всего общества, правильно распределяя силы и показывая, что труд должен быть организованным трудом.

Тому поколению, представителям которого теперь около 50 лет, нельзя рассчитывать, что оно увидит коммунистическое общество. До тех пор это поколение перемрет. А то поколение, которому сейчас 15 лет, оно и увидит коммунистическое общество, и само будет строить это общество. И оно должно знать, что вся задача его жизни есть строительство этого общества. В старом обществе труд велся отдельной семьей, и никто не соединял его, кроме помещиков и капиталистов, угнетавших массы народа. Мы должны всякий труд, как бы он ни был грязен и труден, построить так, чтобы каждый рабочий и крестьянин смотрел на себя так: я - часть великой армии свободного труда и сумею сам построить свою жизнь без помещиков и капиталистов, сумею установить коммунистический порядок. Надо, чтобы Коммунистический союз молодежи воспитывал всех с молодых лет в сознательном и дисциплинированном труде. Вот каким образом мы можем рассчитывать, что те задачи, которые теперь поставлены, будут разрешены. Нам следует рассчитывать, что нужно не меньше 10 лет для электрификации страны, чтобы наша обнищавшая земля могла быть обслужена по последним достижениям техники. И вот, поколение, которому теперь 15 лет и которое через 10-20 лет будет жить в коммунистическом обществе, должно все задачи своего учения ставить так, чтобы каждый день в любой деревне, в любом городе молодежь решала практически ту или иную задачу общего труда, пускай самую маленькую, пускай самую простую. По мере того, как это будет происходить в каждой деревне, по мере того, как будет развиваться коммунистическое соревнование, по мере того, как молодежь будет доказывать, что она умеет объединить свой труд, - по мере этого успех коммунистического строительства будет обеспечен. Только смотря на каждый шаг свой с точки зрения успеха этого строительства, только спрашивая себя, все ли мы сделали, чтобы быть объединенными сознательными трудящимися, Коммунистический союз молодежи сделает то, что он полмиллиона своих членов объединит в одну армию труда и возбудит общее уважение к себе.


Версия для печати

КОММУНИЗМ • Большая российская энциклопедия

КОММУНИ́ЗМ (от лат. communis – об­щий), об­щее обо­зна­че­ние разл. вер­сий иде­аль­но­го об­ществ. уст­рой­ст­ва, ха­рак­те­ри­зую­ще­го­ся со­ци­аль­ным ра­вен­ст­вом, от­сут­ст­ви­ем ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти и, в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев, так­же и го­судар­ст­ва. Со­глас­но со­ци­аль­но-фи­лос. док­три­не мар­ксиз­ма – об­ществ. -эко­но­мич. фор­ма­ция, ос­но­ван­ная на об­ществ. соб­ст­вен­но­сти на сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва и сме­няю­щая ка­пи­та­лизм в ре­зуль­та­те ком­му­ни­сти­че­ской («про­ле­тар­ской») ре­во­лю­ции.

Вос­хо­дя­щее к древ­ним ми­фам о зо­ло­том ве­ке пред­став­ле­ние об из­на­чаль­ном ес­те­ст­вен­ном ра­вен­ст­ве всех лю­дей, вы­ра­жав­шее­ся, в ча­ст­но­сти, в рав­ном рас­пре­де­ле­нии зем­ных благ и поль­зо­ва­нии ими, яви­лось ис­точ­ни­ком ком­му­ни­стич. прин­ци­па общ­но­сти иму­ще­ст­ва, ха­рак­тер­но­го для раз­лич­ных ре­лиг. дви­же­ний, об­щин и сект – маз­да­киз­ма в Пер­сии, иу­дей­ской сек­ты ес­се­ев в Па­ле­сти­не, ран­не­хри­сти­ан­ских об­щин, на­чи­ная с 4 в. – ки­но­вит­но­го, или об­ще­жи­тель­но­го, мо­на­ше­ст­ва в хри­сти­ан­ской Церк­ви, ере­тич. сект бо­го­ми­лов (см. Бо­го­миль­ст­во), ка­та­ров и валь­ден­сов с их про­по­ве­дью «апо­столь­ской бед­но­сти» и от­ри­ца­ни­ем соб­ст­вен­но­сти и го­су­дар­ст­ва, ни­щен­ст­вую­щих ор­де­нов фран­ци­скан­цев, до­ми­ни­кан­цев и кар­ме­ли­тов (в хи­лиа­стич. уче­нии Ио­а­хи­ма Флор­ско­го но­вый этап ми­ро­вой ис­то­рии – «цар­ст­во Свя­то­го Ду­ха» – свя­зы­вал­ся, в ча­ст­но­сти, с рас­про­стра­не­ни­ем мо­на­стыр­ско­го уст­рой­ст­ва на всё об­ще­ст­во), вплоть до та­бо­ри­тов (см. Гу­сит­ское дви­же­ние), ана­бап­ти­стов, диг­ге­ров, не­стя­жа­те­лей в Рос­сии и т. п. Все эти со­об­ще­ст­ва, по­ми­мо их обо­соб­ле­ния от жиз­ни ос­таль­но­го со­циу­ма, от­ли­ча­ло ре­лиг. ос­вя­ще­ние по­все­днев­ной жиз­ни, ис­клю­чав­шее ус­та­нов­ку на лич­ное обо­га­ще­ние, в то вре­мя как об­щи­на мог­ла при­ум­но­жать своё кол­лек­тив­ное дос­тоя­ние. Имен­но ре­лиг. мо­ти­ва­ция та­ких, напр., ин­сти­ту­ций, как мо­на­ше­ст­во, обу­слов­ли­ва­ла дли­тель­ность их су­ще­ст­во­ва­ния, то­гда как лишь не­мно­гие из об­щин, ос­но­ван­ных со­ци­аль­ны­ми ре­фор­ма­то­ра­ми 18–19 вв. (ком­му­ни­стич. ко­ло­нии Р. Оу­эна и Э. Ка­бе в Сев. Аме­ри­ке и т. п.), не рас­па­да­лись уже во вто­ром или треть­ем по­ко­ле­нии. При­зыв Т.  Мюн­це­ра, ра­дикаль­но­го про­по­вед­ни­ка эпо­хи Ре­фор­ма­ции и Кре­сть­ян­скогй вой­ны 1524–26 в Гер­ма­нии, к ре­во­люц. пре­об­ра­зо­ва­нию об­ще­ст­ва на на­ча­лах со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти и осу­ще­ст­в­ле­ния прин­ци­па «всё об­щее (omnia sunt commu­nia)» Ф. Эн­гельс ха­рак­те­ри­зо­вал как «близ­кую к ком­му­низ­му» про­грам­му «не­мед­лен­но­го ус­та­нов­ле­ния цар­ст­ва божь­е­го на зем­ле» (Маркс К. и Эн­гельс Ф. Соч. 2-е изд. М., 1956. Т. 7. С. 371).

Коммунистические утопии 16–18 вв.

Вы­дви­ну­тая Пла­то­ном – фак­ти­че­ским ро­до­на­чаль­ни­ком ев­роп. уто­пиз­ма как в его ре­ли­ги­оз­ной, так и в свет­ской вер­сии – кон­цеп­ция иде­аль­но­го гос. строя по­слу­жи­ла об­раз­цом для мно­го­числ. по­бор­ни­ков идеи К. в Но­вое вре­мя, от Т. Мо­ра и Т. Кам­па­нел­лы до Э. Ка­бе (Б. Рас­сел, по­се­тив­ший Сов. Рос­сию в пе­ри­од «во­ен­но­го ком­му­низ­ма», от­ме­чал по­ра­зив­шую его бли­зость боль­ше­ви­ст­ско­го ре­жи­ма пла­то­нов­ской уто­пии). Ес­ли со­сло­вию тру­дя­щих­ся (зем­ле­дель­цам, ре­мес­лен­ни­кам и тор­гов­цам) в пла­то­нов­ском го­су­дар­ст­ве раз­ре­ша­ет­ся жить с семь­ёй и иметь соб­ст­вен­ность и зем­лю, то ни­кто из со­сло­вия стра­жей не дол­жен об­ла­дать ни­ка­кой ча­ст­ной соб­ст­вен­но­стью, для них вво­дит­ся не толь­ко общ­ность иму­ще­ст­ва и жи­ли­ща, но и общ­ность жён и де­тей, а управ­лять госу­дар­ст­вом долж­ны фи­ло­со­фы. Мор в сво­ей «Уто­пии», при­ни­мая по­зи­цию Пла­то­на в от­но­ше­нии уп­разд­не­ния ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти и ус­та­нов­ле­ния иму­ществ. ра­вен­ст­ва, рас­про­стра­ня­ет этот прин­цип на всё об­ще­ст­во. Как и у Пла­то­на, центр. фи­гу­рой ком­му­ни­стич. пе­ре­уст­рой­ст­ва яв­ля­ет­ся за­ко­но­да­тель, об­ла­даю­щий зна­ни­ем и пол­но­вла­сти­ем од­но­вре­мен­но, од­на­ко в от­ли­чие от Пла­то­на цен­тром его дея­тель­но­сти ока­зы­ва­ет­ся не вос­пи­та­ние, а ор­га­ни­за­ция про­из­вод­ст­ва, ко­то­рая обес­пе­чи­ва­ет­ся вве­де­ни­ем все­об­щей тру­до­вой по­вин­но­сти. В «Го­ро­де Солн­ца» Кам­па­нел­лы жи­те­ли управ­ляе­мо­го пер­во­свя­щен­ни­ком го­ро­да ве­дут «фи­ло­соф­ский об­раз жиз­ни об­щи­ной», ос­но­ван­ной на кол­лек­тив­ной соб­ст­вен­но­сти и все­общем тру­де, ко­то­рый об­лег­ча­ет­ся мно­го­числ. тех­нич. изо­бре­те­ния­ми. Прин­цип общ­но­сти до­ве­дён у Кам­па­нел­лы до край­них пре­де­лов, ох­ва­ты­вая весь быт, а так­же общ­ность жён и де­тей. Влия­ние «Го­ро­да Солн­ца» ска­за­лось как в про­ек­те соз­дан­но­го в Па­ра­гвае Ие­зуи­тов го­су­дар­ст­ва 1610–1767, так и в ро­ма­не франц. пи­са­те­ля Д. Ве­ра­са дʼАлле «Ис­то­рия се­ва­рам­бов» — опи­са­нии уто­пич. стра­ны, где три осн. ис­точ­ни­ка зла – гор­дость, алч­ность и празд­ность – уп­разд­не­ны в ре­зуль­та­те унич­то­же­ния при­ви­ле­гий ро­ж­де­ния, ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти и вве­де­ния все­об­щей тру­до­вой по­вин­ности. Осн. про­из­водств. ячей­кой у Ве­ра­са дʼАлле бы­ли то­ва­ри­ще­ст­ва, или «ос­ма­зии» (пред­вос­хи­ще­ние фа­лан­сте­ров Ш. Фу­рье и раз­но­об­раз­ных тру­до­вых ас­со­циа­ций и ком­мун в со­циа­ли­стич. про­ек­тах 18–19 вв.). Как и у Мо­ра, гл. прин­ци­пом рас­пре­де­ле­ния у Ве­ра­са дʼАл­ле яв­ля­ет­ся рас­пре­де­ле­ние по по­треб­ностям. Соз­дан­ный в 1652 пам­флет ли­де­ра диг­ге­ров Дж. Уин­стэн­ли «За­кон сво­бо­ды…» впер­вые в ис­то­рии ком­му­ни­стич. идей со­дер­жал про­ект за­ко­нов го­су­дар­ст­ва, ос­но­ван­но­го на общ­но­сти иму­ществ и об­ще­обя­за­тель­ном тру­де.

Франц. уто­пи­че­ский К. 18 в., пред­став­лен­ный со­чи­не­ния­ми Ж. Ме­лье, Г. Б. де Маб­ли, Мо­рел­ли, Л.  М. Де­ша­на, скла­ды­вал­ся в об­щем рус­ле ра­цио­на­ли­стич. кон­цеп­ций Про­све­ще­ния об иде­аль­ном ра­зум­ном уст­рое­нии об­ще­ст­ва, воз­вра­щаю­щем че­ло­ве­ка в из­на­чаль­ное «ес­те­ст­вен­ное со­стоя­ние». Та­ко­вым пред­ста­ёт пат­ри­ар­халь­ный брат­ский со­юз сель­ских се­мей-ком­мун (Ме­лье), ас­ке­тич. иде­ал ог­ра­ни­чен­ных в сво­их по­треб­но­стях зем­ле­дельч. об­щин на­по­до­бие Древ­ней Спар­ты (Маб­ли) и ав­то­ном­но хо­зяй­ст­вую­щих по­се­ле­ний, со­труд­ни­че­ст­во ко­то­рых, как и все че­ло­ве­че­ские от­но­ше­ния, ре­гу­ли­ру­ет­ся при от­сут­ст­вии го­су­дар­ст­ва ис­клю­чи­тель­но нравств. са­мо­соз­на­ни­ем гра­ж­дан (Де­шан). В «Ко­дек­се при­ро­ды», при­пи­сы­вае­мом Мо­рел­ли, прин­ци­пы все­об­щей за­ня­то­сти и обя­за­тель­но­го тру­до­уст­рой­ст­ва, об­ществ. рас­пре­де­ле­ния при за­пре­те тор­гов­ли и об­ме­на, уни­фи­ка­ции все­го бы­та (жи­лищ, оде­ж­ды, вос­пи­та­ния и т. д.) во мно­гом пе­ре­кли­ка­ют­ся с ана­ло­гич­ны­ми по­строе­ния­ми Т. Мо­ра и Т.  Кам­па­нел­лы. Все пред­ста­ви­те­ли франц. уто­пи­че­ско­го К. от­стаи­ва­ют прин­цип общ­но­сти иму­ществ, об­ще­го вла­де­ния все­ми бла­га­ми (communauté des biens у Маб­ли) и тре­бу­ют уп­разд­не­ния ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти как ис­точ­ни­ка мо­раль­но­го не­ра­вен­ст­ва и «разъ­е­ди­не­ния» лю­дей (Де­шан) и гл. по­ро­ка совр. об­ще­ст­ва – «жад­но­сти» (в «Ко­дек­се при­ро­ды» и у Маб­ли). В «со­стоя­нии нра­вов», ко­то­рое, со­глас­но «Ис­ти­не, или До­сто­вер­ной сис­те­ме» Де­ша­на, долж­но сме­нить «со­стоя­ние за­конов», с унич­то­же­ни­ем раз­де­ле­ния на «моё» и «твоё» ис­чез­нут раз­ли­чия ме­ж­ду на­ция­ми и вра­ж­да ме­ж­ду на­ро­да­ми; не бу­дет так­же по­сто­ян­но­го при­кре­п­ле­ния лю­дей к той или иной про­фес­сии.

Франц. ре­во­лю­ция 18 в. с её ло­зун­га­ми сво­бо­ды, ра­вен­ст­ва и брат­ст­ва спо­соб­ст­во­ва­ла ак­туа­ли­за­ции ком­му­ни­стич. идей, пре­ж­де все­го во Фран­ции. Г. Ба­бёф, один из ор­га­ни­за­то­ров и вдох­но­ви­те­лей «за­го­во­ра во имя ра­вен­ст­ва», це­лью его счи­тал за­ме­ну ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти кол­лек­тив­ной, ко­то­рой долж­на рас­по­ря­жать­ся «на­цио­наль­ная ком­му­на», и вве­де­ние рав­но­го рас­пре­де­ле­ния всех благ ме­ж­ду чле­на­ми об­ще­ст­ва. Пе­ре­ход к это­му «об­ще­ст­ву со­вер­шен­но­го ра­вен­ст­ва» тре­бу­ет вве­де­ния вре­мен­ной ре­во­люц. дик­та­ту­ры, не­об­хо­ди­мость ко­торой вслед за Ба­бё­фом позд­нее бу­дут за­щи­щать Т. Де­за­ми и Л. О. Блан­ки.

Термин и понятие коммунизма в 1840-х гг.

По­ня­тие К. в его совр. смыс­ле, свя­зан­ном с жиз­нен­ны­ми ус­ло­вия­ми ин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва, во­шло в пуб­лич­ный обо­рот с 1840-х гг. До это­го оно упот­реб­ля­лось в тай­ных круж­ках и сою­зах во Фран­ции и Гер­ма­нии 1830-х гг., на­хо­див­ших­ся под влия­ни­ем идей Г. Ба­бё­фа, ко­то­рые по­лу­чи­ли ши­ро­кую из­вест­ность в ре­во­люц. кру­гах Ев­ро­пы по­сле вы­хо­да в 1828 кни­ги его со­рат­ни­ка Ф. Буо­нар­ро­ти «За­го­вор во имя ра­вен­ст­ва…». Рас­про­стра­не­ние и по­пу­ля­ри­за­ция тер­ми­на «К.» свя­за­ны с ор­га­ни­зо­ван­ным в ию­не 1840 в Па­ри­же чле­на­ми тай­но­го ком­му­ни­стич. об­ще­ст­ва «Ра­бо­чие-урав­ни­те­ли» («Travailleurs egalitai­res») бан­ке­том ком­му­ни­стов, на ко­то­ром при­сут­ст­во­ва­ло бо­лее 1000 чел. , в т. ч. ре­дак­тор ж. «LʼEgalitaire» Т. Де­за­ми, при­зы­вав­ший в сво­ей ре­чи по­кон­чить с лю­бы­ми при­ви­ле­гия­ми – не толь­ко с гос­под­ствую­щей ари­сто­кра­ти­ей бо­гат­ст­ва, но и с ари­сто­кра­ти­ей спо­соб­но­стей, про­по­ве­дуе­мой по­сле­до­ва­те­ля­ми К. А. Сен-Си­мо­на. Вы­пу­щен­ная вско­ре бро­шю­ра «Premier banquet communiste» (1840) про­воз­гла­си­ла день бан­ке­та на­ча­лом но­вой эры в ис­то­рии ком­му­ни­стич. дви­же­ния. В том же го­ду поя­ви­лись уто­пич. ро­ман Э. Ка­бе «Пу­те­ше­ст­вие в Ика­рию» и в 1841 его кн. «По­че­му я стал ком­му­ни­стом, или Моё ком­му­ни­сти­че­ское cre­do». В Ве­ли­ко­бри­та­нии Дж. Г. Барм­би ос­но­вал в 1841 Communist Propaganda So­ciety, а позд­нее – Universal Communitarian Association. В Гер­ма­нии в 1842 поя­ви­лись ста­тьи В. Вейт­лин­га («Пра­ви­тель­ст­вен­ная фор­ма ком­му­ни­сти­че­ско­го прин­ци­па») и М. Гес­са (1812–75) («Ком­му­ни­сты в Гер­ма­нии»), а так­же по­лу­чив­шая ши­ро­кую из­вест­ность кн. Л. фон Штей­на «Со­циа­лизм и ком­му­низм в со­вре­мен­ной Фран­ции» («Der So­zialismus und Communismus des heu­tigen Frankreich»). Г. Гей­не в ст. «Ком­му­низм, фи­ло­со­фия и ду­хо­вен­ст­во» (1843) пи­сал о рас­ту­щей ар­мии ком­му­ни­стов, «на­по­ми­наю­щей сво­им ре­ли­ги­оз­ным жа­ром и мрач­ной во­лей к раз­ру­ше­нию га­ли­лей­ские на­чи­на­ния» (Собр. соч.: В 6 т. М., 1983. Т. 6. С. 264). В рус. язык тер­мин «К.» во­шёл из нем. языка в нач. 1840-х гг. и в сло­ва­ре В. И. Да­ля оп­ре­де­лял­ся как «по­ли­ти­че­ское уче­ние о ра­вен­ст­ве со­стоя­ний, общ­но­сти вла­де­ний и о пра­вах ка­ж­до­го на чу­жое иму­ще­ст­во».

Э. Ка­бе в сво­их со­чи­не­ни­ях в от­ли­чие от Г. Ба­бё­фа от­стаи­вал мир­ный, не­на­силь­ст­вен­ный путь к К., пред­по­ла­гаю­щий пе­ре­ход­ный пе­ри­од – «де­мо­кра­тию… вос­пи­ты­ваю­щую пер­вое по­ко­ле­ние для общ­но­сти, обо­га­щаю­щую бед­ных без ог­раб­ле­ния бо­га­тых, ува­жаю­щую при­об­ре­тён­ные пра­ва и при­выч­ки су­ще­ст­вую­ще­го по­ко­ле­ния, но унич­то­жаю­щую без за­мед­ле­ния ни­ще­ту, обес­пе­чи­ваю­щую всем труд и су­ще­ст­во­ва­ние…» (Пу­те­ше­ствие в Ика­рию. М.; Л., 1948. С. 79). Сво­бо­да в уто­пи­че­ской «Ика­рий­ской рес­пуб­ли­ке» Ка­бе «под­чи­не­на бес­чис­лен­ным за­ко­нам при­ро­ды, ра­зу­ма и об­ще­ст­ва» (ни­что, напр., «не мо­жет пе­ча­тать­ся без со­гла­сия рес­пуб­ли­ки»), что на­хо­дит вы­ра­же­ние в ме­лоч­ной рег­ла­мен­та­ции всех сфер жиз­ни. «Ко­декс общ­но­сти» (1842) Т. Де­за­ми, опи­сы­ваю­щий пре­вра­ще­ние тру­да в бу­ду­щем об­ще­ст­ве из при­ну­ди­тель­но­го бре­ме­ни в на­сла­ж­де­ние и, по мне­нию В. Зом­бар­та, пред­вос­хи­щаю­щий прин­цип рас­пре­де­ле­ния «от ка­ж­до­го по спо­соб­но­стям, ка­ж­до­му по по­треб­но­стям», со­дер­жит про­грам­му «ос­во­бо­ж­де­ния всех на­ро­дов» пу­тём во­ен. раз­гро­ма «ан­ти­ком­му­ни­сти­че­ских пра­ви­тельств».

Ф. Эн­гельс в ст. «Ус­пе­хи дви­же­ния за со­ци­аль­ное пре­об­ра­зо­ва­ние на кон­ти­нен­те» (1843) в чис­ле пар­тий, за­щи­щаю­щих К. в Гер­ма­нии, на­ря­ду с «на­род­ной» пар­ти­ей (В. Вейт­линг и его сто­рон­ни­ки), на­звал «фи­ло­соф­скую пар­тию», к ко­то­рой при­чис­лил А.  Ру­ге, К. Мар­кса, се­бя, Г. Гер­ве­га и др. Разл. ас­пек­ты это­го «фи­ло­соф­ско­го» К. из­ла­га­лись в со­чи­не­ни­ях Гей­не, Ру­ге, М. Гес­са, П. Ж. Пру­дона, М. А. Ба­ку­ни­на и др. Гесс в кн. «Ев­ро­пей­ская три­ар­хия» («Die euro­päische Triarchie», 1841) пи­сал о гря­ду­щей ре­во­лю­ции, ко­то­рая унич­то­жит со­ци­аль­ное не­ра­вен­ст­во и до­ве­дёт до кон­ца эман­си­па­цию че­ло­ве­че­ст­ва по­сред­ст­вом уп­разд­не­ния ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти и по­ро­ж­дён­но­го ею эго­из­ма. Урав­ни­тель­но­му К. Ба­бё­фа с его сан­кю­лот­ским ра­вен­ст­вом в ни­ще­те Гесс про­ти­во­пос­та­вил в сво­ей «фи­ло­со­фии дей­ст­вия» по­ни­ма­ние К. как реа­ли­за­ции «сво­бод­ной са­мо­дея­тель­но­сти», в ко­то­рой «ис­че­за­ет про­ти­во­по­лож­ность ме­ж­ду тру­дом и на­сла­ж­де­ни­ем» (ст. «Со­циа­лизм и ком­мунизм», 1843). По­ня­тие от­чу­ж­де­ния, упот­реб­ляв­шее­ся Л. Фей­ер­ба­хом при­ме­ни­тель­но к ре­ли­гии, пе­ре­но­сит­ся Гес­сом в эко­но­мич. и со­ци­аль­ную сфе­ру («день­ги как про­дукт вза­им­но от­чу­ж­дён­ных лю­дей»). По оп­ре­де­ле­нию Ба­ку­ни­на, «общ­ность сво­бод­ных лю­дей, во­оду­шев­лён­ная лю­бо­вью и вы­рос­шая из бо­же­ст­вен­ной сущ­но­сти пер­во­на­чаль­но­го ра­вен­ст­ва… яв­ля­ет­ся ис­тин­ным ком­му­низ­мом» (ст. «Ком­му­низм», 1843).

По­ня­тия со­циа­лиз­ма и К. в 19 в. не име­ли чёт­ко­го со­дер­жа­тель­но­го раз­гра­ни­че­ния. В. Вейт­линг в кн. «Га­ран­тия гар­мо­нии и сво­бо­ды» (1842), на­зы­вая со­циа­ли­ста­ми сто­рон­ни­ков Ш. Фу­рье (в пред­ло­жен­ном им эко­но­мич. строе ча­ст­ная соб­ст­вен­ность не под­ле­жит обя­за­тель­но­му уст­ра­не­нию), при­чис­лял се­бя к по­бор­ни­кам «ра­ди­каль­но­го со­циа­лиз­ма, или ком­му­низ­ма», стре­мя­ще­го­ся к фун­дам. пре­одо­ле­нию ка­пи­та­ли­стич. об­ществ. строя пу­тём со­ци­аль­ной ре­во­лю­ции. Л. фон Штейн, кни­га ко­то­ро­го на мно­гие де­ся­ти­ле­тия оп­ре­де­ли­ла ход дис­кус­сии об этих по­ня­ти­ях в Гер­ма­нии, ви­дел в К., ис­хо­дя­щем из «аб­со­лют­но­го ли­ше­ния ин­ди­ви­дов вся­кой соб­ст­вен­но­сти», лишь «пер­вую, са­мую гру­бую сис­те­му, ори­ен­ти­рую­щую­ся на со­ци­аль­ную идею ра­вен­ст­ва», счи­тая со­циа­лизм вто­рой, бо­лее вы­со­кой сис­те­мой, со­стоя­щей «в ус­та­нов­ле­нии гос­под­ства тру­да над ка­пи­та­лом. Со­циа­лизм во всех сво­их фор­мах сто­ит бес­ко­неч­но вы­ше, чем ком­му­низм. Его ос­но­ва­ни­ем яв­ля­ет­ся труд и вме­сте с тру­дом – ин­ди­ви­ду­аль­ность, этот ис­точ­ник вся­ко­го ис­тин­но­го бо­гат­ст­ва, вся­ко­го ис­тин­но­го мно­го­об­ра­зия» (Ge­schichte der sozialen Bewegung in Fran­kreich von 1789 bis auf unsere Tage. Hildesheim, 1959. Bd 1. S. 114, 117–118). Ана­ло­гич­но это­му К. Маркс в сво­ей кри­ти­ке «дог­ма­ти­че­ско­го ком­му­низ­ма» Э. Ка­бе, Т. Де­за­ми, В. Вейт­лин­га и др. на­зы­вал К. лишь «од­но­сто­рон­ним осу­ще­ст­в­ле­ни­ем со­циа­ли­сти­че­ско­го прин­ци­па». «Эко­но­ми­че­ско-фи­ло­соф­ские ру­ко­пи­си 1844 го­да» Мар­кса со­дер­жат кри­ти­ку «гру­бо­го», или «ка­зар­мен­но­го», К., от­ри­цаю­ще­го лич­ность че­ло­ве­ка и яв­ляю­ще­го­ся лишь «за­вер­ше­ни­ем» ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти, её пре­вра­ще­ни­ем во «все­об­щую ча­ст­ную соб­ст­вен­ность» (здесь «ка­те­го­рия ра­бо­че­го не от­ме­ня­ет­ся, а рас­про­стра­ня­ет­ся на всех лю­дей» – Маркс К. и Эн­гельс Ф. Соч. 2-е изд. М., 1974. Т. 42. С. 114). Выс­шая ста­дия К. свя­зы­ва­лась Мар­ксом с пре­одо­ле­ни­ем то­таль­но­го «са­мо­от­чу­ж­де­ния че­ло­ве­ка» в бур­жу­аз­ном об­ще­ст­ве, с «са­мо­быт­ным и сво­бод­ным раз­ви­ти­ем ин­ди­ви­дов», унич­то­же­ни­ем раз­де­ле­ния тру­да, пре­вра­ще­ни­ем его в «сво­бод­ное про­яв­ле­ние жиз­ни» и «на­сла­ж­де­ние жиз­нью» (Там же. С. 36). Прак­тич. пред­по­сыл­кой это­го яв­ля­ет­ся «уни­вер­саль­ное раз­ви­тие про­изво­ди­тель­ных сил», ус­та­нав­ли­ваю­щее «уни­вер­саль­ное об­ще­ние лю­дей» (К. как «про­из­вод­ст­во са­мой фор­мы об­ще­ния» – Там же. М., 1955. Т. 3. С. 33, 70). Уже фон Штейн свя­зы­вал рас­про­стра­не­ние ком­му­ни­стич. идей с «осоз­на­ни­ем про­ле­та­риа­том про­ти­во­ре­чия сво­его по­ло­же­ния с иде­ей сво­бо­ды и ра­вен­ст­ва». Маркс, ис­хо­дя из ре­аль­но­го «жиз­нен­но­го по­ло­же­ния» про­ле­та­риа­та, ут­вер­ждал, что он «ис­то­ри­че­ски бу­дет вы­ну­ж­ден», со­об­раз­но сво­ему бы­тию, ос­во­бо­дить се­бя и од­но­вре­мен­но всё об­ще­ст­во, унич­то­жив «все бес­че­ло­веч­ные жиз­нен­ные ус­ло­вия со­вре­мен­но­го об­ще­ст­ва, скон­цен­три­ро­ван­ные в его соб­ст­вен­ном по­ло­же­нии» (Там же. М., 1955. Т. 2. С. 40). Ком­му­ни­стич. ре­во­лю­ция из­ме­ня­ет сам «спо­соб дея­тель­но­сти» лю­дей, «уст­ра­ня­ет труд и унич­то­жа­ет гос­под­ство ка­ких бы то ни бы­ло клас­сов вме­сте с са­ми­ми клас­са­ми» (Там же. М., 1955. Т. 3. С. 70). Про­воз­гла­шён­ный в «Не­мец­кой идео­ло­гии» от­каз ви­деть в К. «со­стоя­ние», «иде­ал», «с ко­то­рым долж­на со­об­ра­зо­вать­ся дей­ст­ви­тель­ность» (К. – это «дей­ст­ви­тель­ное дви­же­ние, ко­то­рое уни­ч­то­жа­ет те­пе­реш­нее со­стоя­ние». – Там же. С. 34), фак­ти­че­ски оз­на­чал ре­ви­зию собств. по­строе­ний Мар­кса в ду­хе «фи­ло­соф­ско­го» К. нач. 1840-х гг.

В 1847 нем. эмиг­рант­ский Со­юз спра­вед­ли­вых был пе­ре­име­но­ван в Со­юз ком­му­ни­стов, в ка­че­ст­ве его про­грам­мы Ф. Эн­гель­сом был на­пи­сан в фор­ме ка­те­хи­зи­са «Про­ект ком­му­ни­сти­че­ско­го сим­во­ла ве­ры», по­лу­чив­ший за­тем на­зва­ние «Прин­ци­пы ком­му­низ­ма», и в 1848 К. Мар­ксом и Эн­гель­сом – «Ма­ни­фест Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии». «Ма­ни­фест…», от­во­дя­щий про­ле­та­риа­ту роль гря­ду­ще­го «мо­гиль­щи­ка» ка­пи­та­ли­стич. об­ще­ст­ва, про­ник­нут соз­на­ни­ем не­из­беж­но­сти ком­му­ни­стич. ре­во­лю­ции, в про­цес­се ко­то­рой про­ле­та­ри­ат, дос­тиг­ший по­ли­тич. гос­под­ства, ис­поль­зу­ет его для то­го, что­бы «цен­тра­ли­зо­вать все ору­дия про­из­вод­ст­ва в ру­ках го­су­дар­ст­ва… и воз­мож­но бо­лее бы­ст­ро уве­ли­чить сум­му про­из­во­ди­тель­ных сил» (Там же. М., 1955. Т. 4. С. 446). То, что «Ма­нифест» не был на­зван «со­циа­ли­сти­че­ским», в пре­ди­сло­вии к его англ. из­да­нию 1888 Эн­гельс объ­яс­нял тем, что в 1847 «со­циализм» (при­вер­жен­цы уто­пич. сис­тем К. А. Сен-Си­мо­на, Р. Оу­эна, Ш. Фу­рье и др.) был «бур­жу­аз­ным дви­же­ни­ем, а ком­му­низм – дви­же­ни­ем ра­бо­че­го клас­са».

Идеи коммунизма во 2-й пол. 19 в.

В ра­бо­тах и эко­но­мич. ру­ко­пи­сях К. Мар­кса 1850–60-х гг. в кон­тек­сте уче­ния об об­ще­ст­вен­но-эко­но­мич. фор­ма­ци­ях рас­смат­ри­ва­лось дви­же­ние от «от­но­ше­ний лич­ной за­ви­си­мо­сти» в до­бур­жу­аз­ных об­ще­ст­вах к «лич­ной не­за­ви­си­мо­сти, ос­но­ван­ной на вещ­ной за­ви­си­мо­сти» в бур­жу­аз­ном об­ще­ст­ве, и за­тем к «треть­ей сту­пе­ни» об­ществ. раз­ви­тия, ко­гда «труд в его не­по­сред­ст­вен­ной фор­ме» пе­ре­ста­ёт быть ме­рой об­ществ. бо­гат­ст­ва, ка­ко­вой ста­но­вит­ся не «ра­бо­чее», а «сво­бод­ное» вре­мя: «Сво­бод­ная ин­ди­ви­ду­аль­ность, ос­но­ван­ная на уни­вер­саль­ном раз­ви­тии ин­ди­ви­дов и на пре­вра­ще­нии их кол­лек­тив­ной, об­ще­ст­вен­ной про­из­во­ди­тель­но­сти в их об­ще­ст­вен­ное до­стоя­ние» (Там же. М., 1968. Т. 46. Ч. 1. С. 101). В «Кри­ти­ке Гот­ской про­грам­мы» Маркс вы­де­лил в раз­ви­тии К. две фа­зы: на пер­вой из них «во всех от­но­ше­ни­ях, в эко­но­ми­че­ском, нрав­ст­вен­ном и ум­ст­вен­ном, со­хра­ня­ет ещё ро­ди­мые пят­на ста­ро­го об­ще­ст­ва» (Там же. М., 1961. Т. 19. С. 18), рас­пре­де­ле­ние по тру­ду и со­от­вет­ст­вую­щее ему «бур­жу­аз­ное пра­во» (В. И. Ле­нин в соч. «Го­су­дар­ст­во и ре­во­лю­ция» для обо­зна­че­ния этой пе­ре­ход­ной ста­дии упот­ре­бил тер­мин «со­циа­лизм»), то­гда как «на выс­шей фа­зе ком­му­ни­сти­че­ско­го об­ще­ст­ва, по­сле то­го как ис­чез­нет по­ра­бо­щаю­щее че­ло­ве­ка под­чи­не­ние его раз­де­ле­нию тру­да; ко­гда ис­чез­нет вме­сте с этим про­ти­во­полож­ность ум­ст­вен­но­го и фи­зи­че­ско­го тру­да; ко­гда труд пе­ре­ста­нет быть толь­ко сред­ст­вом для жиз­ни, а ста­нет сам пер­вой по­треб­но­стью жиз­ни; ко­гда вме­сте с все­сто­рон­ним раз­ви­ти­ем ин­ди­ви­дов вы­рас­тут и про­из­во­ди­тель­ные си­лы и все ис­точ­ни­ки об­ще­ст­вен­но­го бо­гат­ст­ва поль­ют­ся пол­ным по­то­ком, лишь то­гда мож­но бу­дет со­вер­шен­но пре­одо­леть уз­кий го­ри­зонт бур­жу­аз­но­го пра­ва, и об­ще­ст­во смо­жет на­пи­сать на сво­ём зна­ме­ни: Ка­ж­дый по спо­соб­но­стям, ка­ж­до­му по по­треб­но­стям!» (Там же. С. 20). Впо­след­ст­вии эта кон­цеп­ция ста­ла офиц. про­грам­мой Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Со­вет­ско­го Сою­за.

В се­рии ста­тей К. Мар­кса, пе­ре­из­дан­ных позд­нее Ф. Эн­гель­сом под назв. «Клас­со­вая борь­ба во Фран­ции с 1848 по 1850 г.», фор­му­ли­ро­ва­лось пред­став­ле­ние о ре­во­лю­ци­ях как «ло­ко­мо­ти­вах ис­то­рии» и при ха­рак­те­ри­сти­ке «ре­во­лю­ци­он­но­го со­циа­лиз­ма», или К., свя­зан­но­го с име­нем Л. О. Блан­ки, впер­вые поя­ви­лось по­ня­тие дик­та­ту­ры про­ле­та­риа­та. Блан­ки во­об­ще ви­дел осн. раз­ли­чие ме­ж­ду «ком­му­ни­ста­ми и уто­пи­ста­ми», к ка­ко­вым он от­но­сил сен­си­мо­ни­стов, фурь­е­ри­стов и др. «по­зи­ти­ви­стов», в том, что ком­му­ни­сты яв­ля­лись по­бор­ни­ка­ми ре­во­люц. пе­ре­хо­да к но­во­му об­ще­ст­ву (в слу­чае Блан­ки – по­сред­ст­вом по­ли­тич. пе­ре­во­ро­та, уст­раи­вае­мо­го тай­ным об­ще­ст­вом проф. ре­во­лю­цио­не­ров), то­гда как «уто­пи­сты» бы­ли при­вер­жен­ца­ми мир­но­го, эво­лю­ци­он­но­го пу­ти («Ком­му­низм – бу­ду­щее об­ще­ст­ва», 1869–70). В «Об­ра­ще­нии Цен­траль­но­го ко­ми­те­та Сою­за ком­му­ни­стов» (1850) го­во­ри­лось о не­об­хо­ди­мо­сти «сде­лать ре­во­лю­цию не­пре­рыв­ной до тех пор, по­ка все бо­лее или ме­нее иму­щие клас­сы не бу­дут уст­ра­не­ны от гос­под­ства, по­ка про­ле­та­ри­ат не за­вою­ет го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти, по­ка ас­со­циа­ция про­ле­та­ри­ев не толь­ко в од­ной стра­не, но и во всех гос­под­ствую­щих стра­нах ми­ра не ра­зо­вьёт­ся на­столь­ко, что кон­ку­рен­ция ме­ж­ду про­ле­та­рия­ми в этих стра­нах пре­кра­тит­ся и что… ре­шаю­щие про­из­во­ди­тель­ные си­лы бу­дут скон­цен­три­ро­ва­ны в ру­ках про­ле­та­ри­ев» (Там же. М., 1956. Т. 7. С. 261). В «Кри­ти­ке Гот­ской про­грам­мы» «ре­во­лю­ци­он­ная дик­та­ту­ра про­ле­та­риа­та» рас­смат­ри­ва­лась как го­су­дар­ст­во пе­ре­ход­но­го пе­рио­да от ка­пи­та­лиз­ма к К. (ви­дя его про­об­раз в Па­риж­ской ком­му­не, Маркс пред­ва­рит. ус­ло­ви­ем его счи­тал «слом» всей су­ще­ст­вую­щей «бю­ро­кра­ти­че­ски-во­ен­ной ма­ши­ны»). При этом Эн­гельс пи­сал в «Ан­ти-Дю­рин­ге» о по­сле­дую­щем «от­ми­ра­нии» го­су­дар­ст­ва в ком­му­ни­стич. об­ще­ст­ве, ко­гда «на ме­сто управ­ле­ния ли­ца­ми ста­но­вит­ся управ­ле­ние ве­ща­ми и ру­ко­во­дство про­из­вод­ст­вен­ны­ми про­цес­са­ми» (Там же. М., 1961. Т. 20. С. 292).

Ха­рак­тер­ный для ли­де­ров нем. со­ци­ал-де­мо­кра­тии кон. 19 в. пре­иму­ществ. ин­те­рес к мир­но­му, эво­лю­ци­он­но­му пу­ти к со­циа­лиз­му по­лу­чил за­кон­чен­ное вы­ра­же­ние в ра­бо­тах Э. Берн­штей­на кон. 1890-х – нач. 1900-х гг., не счи­тав­ше­го со­вре­мен­ный ему ра­бо­чий класс спо­соб­ным «при­нять в свои ру­ки по­ли­ти­че­скую власть», так что «дик­та­ту­ра про­ле­та­риа­та» мо­жет стать лишь «дик­та­ту­рой клуб­ных ора­то­ров и учё­ных» (Про­бле­мы со­циа­лиз­ма и за­да­чи со­ци­ал-де­мо­кра­тии. М., 1901. С. 350–351). По­ка­за­тель­но, что пункт о дик­та­ту­ре про­ле­та­риа­та не был вклю­чён в про­грам­мы ни од­ной из пар­тий Ин­тер­на­цио­на­ла 2-го, за ис­клю­че­ни­ем РСДРП. Ф. Эн­гельс в 1890-х гг. сто­ял на гра­ни от­ка­за от кон­цеп­ции на­сильств. ре­во­лю­ции в поль­зу мир­но­го, пар­ла­мент­ско­го пу­ти к со­циа­лиз­му, а в ин­тер­вью 1893 на во­прос о ко­неч­ной це­ли от­ве­тил: «У нас нет ко­неч­ной це­ли. Мы сто­рон­ни­ки по­сто­ян­но­го, не­пре­рыв­но­го раз­ви­тия, и мы не на­ме­ре­ны дик­то­вать че­ло­ве­че­ст­ву ка­кие-то окон­ча­тель­ные за­ко­ны» (Там же. М., 1962. Т. 22. С. 563). Сле­ду­ет от­ме­тить, что Маркс и Эн­гельс очень сдер­жан­но от­но­си­лись к тер­ми­ну «со­ци­ал-де­мо­кра­тия» (по сло­вам Эн­гель­са, он во всех сво­их стать­ях упот­реб­лял сло­во «ком­му­нист», а не «со­ци­ал-де­мо­крат», ибо со­ци­ал-де­мо­кра­та­ми то­гда на­зы­ва­ли се­бя пру­до­ни­сты во Фран­ции, лас­саль­ян­цы в Гер­ма­нии).

Упот­реб­ляв­шее­ся К. Мар­ксом и Ф.Эн­гель­сом по­ня­тие «на­уч­ный со­циа­лизм», ко­то­рое про­ти­во­пос­тав­ля­лось «не­зре­лым тео­ри­ям» «уто­пи­че­ских» со­циа­ли­стов, ста­ло пред­ме­том кри­тич. ана­ли­за в лек­ции Э. Берн­штей­на 1901 «Воз­мо­жен ли на­уч­ный со­циа­лизм?» (рус. пер. 1906): со­циа­лизм как «на­ме­чен­ная цель, за осу­ще­ст­в­ле­ние ко­то­рой идёт борь­ба», как пред­по­ла­гае­мый воз­мож­ный бу­ду­щий строй за­клю­ча­ет в се­бе эле­мент «на­уч­но не­до­ка­зуе­мо­го», «час­ти­цу транс­цен­дент­но­го», и «по­доб­ное пред­вос­хи­ще­ние бу­ду­ще­го (иде­ал) все­гда яв­ля­ет­ся, так или ина­че, уто­пи­ей».

П. А. Кро­пот­кин, от­вер­гая гос. обоб­ще­ст­в­ле­ние средств про­из­вод­ст­ва, ко­то­рое он на­зы­вал «го­су­дар­ст­вен­ным ка­пи­та­лиз­мом», в сво­ей кон­цеп­ции анар­хо-ком­му­низ­ма пред­став­лял се­бе «об­ще­ст­во, ос­во­бо­див­шее­ся от ига ка­пи­та­ла и го­су­дар­ст­ва», в ви­де фе­де­ра­ции са­мо­управ­ляю­щих­ся «ком­му­ни­сти­че­ских ас­со­ци­аций для про­из­вод­ст­ва, об­ме­на и по­треб­ле­ния», без­го­су­дар­ст­вен­но­го сою­за «сво­бод­ных об­щин» – тер­ри­то­ри­аль­ных (сель­ских и го­род­ских), про­фес­сио­наль­ных и мно­же­ст­ва др. кор­по­ра­тив­ных объ­е­ди­не­ний и групп.

Идеи коммунизма в 20 в.

Те­ма «не­пре­рыв­ной» («пер­ма­нент­ной») ре­во­лю­ции бы­ла вновь под­ня­та А. Л. Пар­ву­сом и Л. Д. Троц­ким в го­ды рус. Ре­во­лю­ции 1905–07, ко­то­рую Троц­кий рас­смат­ри­вал как «про­лог со­ци­аль­но-ре­во­лю­ци­он­ной эпо­хи в Ев­ро­пе». Эту идею раз­де­лял и В. И. Ле­нин, ко­то­рый в «Про­щаль­ном пись­ме к швей­цар­ским ра­бо­чим» [26 мар­та (8 ап­ре­ля) 1917] ви­дел в на­чав­шей­ся в Рос­сии ре­во­лю­ции «про­лог все­мир­ной ре­во­лю­ции, сту­пень­ку к ней». Раз­ме­же­ва­ние с идео­ло­ги­ей 2-го Ин­тер­на­цио­на­ла, про­ис­ходив­шее в пе­ри­од 1-й ми­ро­вой вой­ны и Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции 1917, при­ве­ло к соз­да­нию но­вой ра­ди­каль­ной вер­сии мар­ксиз­ма, свя­зан­ной пре­ж­де все­го с име­нем Ле­ни­на (позд­нее по­лу­чив­шей назв. мар­ксиз­ма-ле­ни­низ­ма) и оп­ре­де­лив­шей в даль­ней­шем идео­ло­гию ме­ж­ду­нар. ком­му­ни­стич. дви­же­ния. Тер­мин «К.» ис­поль­зо­вал­ся те­перь для про­ти­во­пос­тав­ле­ния со­ци­ал-де­мо­кра­тии (в 1918 боль­ше­ви­ст­ская пар­тия бы­ла пе­ре­име­но­ва­на из «со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской» в «ком­му­ни­сти­че­скую»). В «Плат­фор­ме» соз­дан­но­го в 1919 Ком­му­ни­сти­че­ско­го ин­тер­на­цио­на­ла, по­ста­вив­ше­го сво­ей це­лью «ус­ко­рить по­бе­ду ком­му­ни­сти­че­ской ре­во­лю­ции во всём ми­ре», в чис­ле за­дач про­ле­тар­ской дик­та­ту­ры, по­ми­мо об­щих дек­ла­ра­ций («пре­вра­тить весь мир в ра­бо­таю­щее са­мо на се­бя со­об­ще­ст­во, осу­ще­ст­вить сво­бо­ду и брат­ст­во на­ро­дов» и т.  п.), про­воз­гла­ша­лись «ещё бoль­шая цен­тра­ли­за­ция про­из­во­ди­тель­ных сил и под­чи­не­ние все­го про­из­вод­ст­ва еди­но­му пла­ну», а в об­лас­ти рас­пре­де­ле­ния – «за­ме­на тор­гов­ли пра­виль­ным рас­пре­де­ле­ни­ем про­дук­тов» (1-й Кон­гресс Ком­му­ни­сти­че­ско­го Ин­тер­на­цио­на­ла. Март 1919. Про­то­ко­лы. М., 1933. С. 173, 177).

Кри­ти­ка К. Ка­ут­ским по­ли­ти­ки рус. боль­ше­ви­ков и их трак­тов­ки «дик­та­ту­ры про­ле­та­риа­та» («Дик­та­ту­ра про­ле­та­риа­та», 1918; пам­флет «Тер­ро­ризм и ком­му­низм», в ко­то­ром про­во­ди­лась «ис­то­ри­ко-кри­ти­че­ская па­рал­лель» ме­ж­ду тер­ро­ром 1793 во Фран­ции и в Сов. Рос­сии) вы­зва­ла рез­кую по­ле­ми­ку В. И. Ле­ни­на («Про­ле­тар­ская ре­во­лю­ция и ре­не­гат Ка­ут­ский», 1918) и Л. Д. Троц­ко­го («Тер­ро­ризм и ком­му­низм. Ан­ти-Ка­ут­ский», 1920). Ка­ут­ский в по­сле­дую­щем от­ве­те Троц­ко­му («От де­мо­кра­тии к го­су­дар­ст­вен­но­му раб­ст­ву»), под­роб­но об­су­ж­дая его «ком­му­ни­сти­че­ские но­ва­ции» вро­де тру­до­вых ар­мий и при­ну­ди­тель­но­го тру­да, на­звал боль­ше­визм «тём­ной стра­ни­цей в ис­то­рии со­циа­лиз­ма» (Дик­та­ту­ра про­ле­та­риа­та… М. , 2002. С. 206).

На­чав­шее­ся в 1920-х гг. про­ти­во­стоя­ние И. В. Ста­ли­на с его кон­цеп­ци­ей «со­циа­лиз­ма в од­ной стра­не» и Л. Д. Троц­ко­го, про­дол­жав­ше­го от­стаи­вать не­об­хо­ди­мость «ми­ро­вой ре­во­лю­ции» для по­бе­ды К. во всём ми­ре, при­ве­ло к об­ра­зо­ва­нию в 1938 Ин­тер­на­цио­на­ла 4-го. К иде­ям А. Грам­ши вос­хо­дят ре­фор­ми­ст­ские идео­ло­гич. ус­та­нов­ки т. н. ев­ро­ком­му­низ­ма, про­явив­шие­ся в по­след­ней четв. 20 в. пре­ж­де все­го в дея­тель­но­сти Ис­пан­ской, Италь­ян­ской и Фран­цуз­ской ком­му­ни­стич. пар­тий, ли­де­ры ко­то­рых – С. Кар­ри­льо, Э. Бер­лин­гу­эр и Ж. Мар­ше – в со­вме­ст­ном За­яв­ле­нии по ито­гам ме­ж­ду­нар. кон­фе­рен­ции в Мад­ри­де в 1977 вы­сту­пи­ли за дос­ти­же­ние «ши­ро­чай­ше­го со­гла­сия по­ли­ти­че­ских и об­ще­ст­вен­ных сил», с тем что­бы «по­стро­ить со­циа­лизм в рам­ках де­мо­кра­тии и сво­бо­ды». В кн. Кар­ри­льо «Ев­ро­ком­му­низм и го­су­дар­ст­во» («Euro­co­munismo y Es­tado», 1977) со­дер­жа­лось про­грамм­ное тре­бо­ва­ние фор­си­ро­вать де­мо­кра­тиза­цию гос. ап­па­ра­та с по­мо­щью ре­форм и сде­лать ка­пи­та­ли­стич. гос. ап­па­рат эф­фек­тив­ным сред­ст­вом по­строе­ния со­циа­ли­стич. об­ще­ст­ва.

Н. А. Бер­дя­ев от­ме­чал пре­ем­ст­вен­ную связь К. в Рос­сии как с мен­таль­но­стью рус. ра­ди­каль­ной ин­тел­ли­ген­ции, так и с об­щин­ным на­ча­лом жиз­ни на­ро­да [«Ис­то­ки и смысл рус­ско­го ком­му­низ­ма», 1937 (на англ. яз.), 1955 (на рус. яз.)]. Сло­жив­шее­ся в СССР об­ще­ст­во «ре­аль­но­го ком­му­низ­ма» ста­ло пред­метом со­цио­ло­гич. ана­ли­за в ра­бо­тах А. А. Зи­новь­е­ва («Ком­му­низм как ре­аль­ность», 1980; «Кри­зис ком­му­низ­ма», 1990).

Коммунисты предложили сделать памятники Ленину наследием ЮНЕСКО. Идею поддержали не все

Партия «Коммунисты России» обратилась в ООН и ЮНЕСКО для признания памятников Владимиру Ленину культурным наследием человечества. Глава партии Максим Сурайкин пояснил «360», что речь идет о памятниках Ленину по всему миру.

«Владимир Ильич Ленин — один из величайших мыслителей планеты, который фактически изменил ход истории к лучшему. <…> Благодаря ему до сих есть восемь стран социализма, одна из крупнейших — Китай, это практически четверть населения планеты», — сказал Сурайкин.

Политик добавил, что Ленин до сих пор самый переиздаваемый автор. Поэтому в партии считают, что памятники, которые ему установлены, должны быть культурным наследием всего человечества.

«Коммунисты России» выразили надежду, что в ЮНЕСКО пойдут навстречу в этом вопросе, так как масштаб личности и наследия Ленина является общемировой ценностью, заявил Сурайкин. По его словам, если бы они были правящей партией, то точно бы добились этого. Он напомнил, что ЮНЕСКО содержится в том числе и на деньги из российского бюджета.

«Будем надеяться, что те, кто в ЮНЕСКО принимает решения, действительно заботятся о культурном наследии в целом планеты», — добавил Сурайкин.

Политик указал на то, что даже в Нью-Йорке стоит огромный памятник Ленину.

«Даже в Америке, которая капиталистическая страна, очень мощное социалистическое движение. Даже Берни Сандерс, убежденный социалист, чуть не стал кандидатом в президенты США», — отметил глава «Коммунистов России».

Каждый человек, который считает, что ленинское наследие должно находиться под охраной тех или иных законов или особых режимов сохранения культурного наследия, может выступать с такой инициативой. Ничего дурного в этом нет, заявил «360» завкафедрой ЮНЕСКО по педагогическим наукам в РГПУ имени Герцена Валерий Монахов. Однако для этого существуют определенные процедуры, и какое примут решение, сложно предвидеть.

«Должен заметить, что Ленин не единственный мыслитель в истории человечества. С не меньшими основаниями представители античной философской мысли могли бы на это претендовать. Или представители тех или иных направлений в философии, культуре. Но для этого существуют специальные процедуры, которые выносят те или иные решения», — отметил он.

По мнению Монахова, такая идея вряд ли вызовет слишком большой ажиотаж в обществе, так как большинство людей сейчас живет какими-то проблемами повседневного бытия.

«Сколько людей, столько и мнений. А кто-то скажет, почему, например, не наследие Льва Николаевича Толстого. Или если кто-то из наших писателей получал Нобелевскую премию. Кто-то может сказать, а почему не Ленин. Но все это будут те или иные партикулярные мнения, которые отражают позицию, впечатления, мироощущение того или иного человека или группы людей», — сказал Монахов.

АВС (Испания): еще более зловещая сторона Ленина, изобретателя режима террора, вдохновившего нацистов и фашистов | История | ИноСМИ

Историк Стефан Куртуа подписывает новую биографию мифологизированной личности, которую после смерти Сталина советская пропаганда намеренно отдалила от наиболее темных эпизодов истории коммунизма.

Став первым секретарем ЦК КПСС, Никита Хрущев отлично понимал, — чтобы все спасти, нужно пожертвовать частью кровавой истории коммунизма. Чтобы противопоставить «великого Ленина» «злобному Сталину», советская пропаганда изобрела «хорошего Ленина», доброго человека, чьи руки не запятнала кровь. Он стал «мессией мировой революции во имя равенства и справедливости», который бы никогда не одобрил последовательных чисток своего преемника.

Сохранившийся до наших дней положительный образ Ленина, все также обязан этому невозможному отдалению, проведенному после смерти Сталина. Французский историк Стефан Куртуа (Stéphane Courtois), автор биографии «Ленин — изобретатель тоталитаризма», считает это невозможным, потому что Владимир Ильич Ленин был не только идеологом жестокой революции, за которой последовали постоянные репрессии, но и творцом режима террора, ставшего моделью для всякого рода социалистов, фашистов и нацистов.

Первый тоталитарный лидер в истории — это человек, который с 25 лет посвятил себя исключительно разработке и подготовке падения монархического режима. Его особая, «можно сказать редкая», личность — отправная точка биографии, в которой автор «Черной книги коммунизма» собирается опровергнуть мифы, окружающие Ленина и позволяющие многим современным политикам безнаказанно говорить о его добродетели.

АВС: — Считаете ли вы, что Ленин был интеллигентным, образованным человеком?

Стефан Куртуа: — Ленин родился в образованной русской семье, его отец был инспектором народных училищ. Он смог получить среднее и высшее образование, что в те времена в России было не очень распространено, и везде шел в первых рядах. Ленин получил традиционное образование той эпохи, изучал латынь, русских классиков, прекрасно владел риторикой, а его книжная культура была очень далека от реальности народа. С 1895 года он рассматривал Россию только с точки зрения марксизма, который никак не соответствовал реальности, ведь в то время крестьяне составляли 85% населения страны. Это частично объясняет тотальный крах России в 1918-1922 годах, за который он и несет ответственность.

— Когда Ленин стал революционером?

— Молодому Ленину, примерному ученику, выходцу из современной семьи и сыну уважаемого человека, было уготовано большое будущее в профессии и обществе. Тем не менее с самых ранних лет он выступал за радикальную революцию. Все объясняется двумя психологическими травмами. Сначала, когда Ленину было 15 лет, от кровоизлияния в мозг умер его отец, после чего семья оказалась в сложном материальном положении. Потом, когда ему было 17 лет, был приговорен к смерти и повешен его старший брат Александр, который, учась в Санкт-Петербурге, пошел по пути русских террористов и участвовал в заговоре с целью убийства царя Александра III. С того момента общество отвергло Ленина как члена семьи цареубийцы, и возможности построить блестящую карьеру у него больше не было. С того момента он стал с резким негодованием относиться к власти и всему обществу. Он стал выступать за радикальную революцию, легитимизировать которую могла марксистская теория на русский манер. Поэтому в июле 1918 года он лично, в обстановке секретности, организует убийство всей царской семьи.

— Почему сохраняется положительный образ Ленина?

— Этому есть несколько причин. С одной стороны, Ленин был у власти только с ноября 1917 года по ноябрь 1922 года, после этого момента он уже был не в состоянии управлять чем бы то ни было. В этот период он совершил множество преступлений, но они были «легитимизированы» гражданской войной и, что самое главное, о них никто не знал, пока в 1991 году не открыли архивы. Николя Верт (Nicolas Werth) в своей главе «Черной книги коммунизма» первым показал, что все идеи убийства в тот период исходили напрямую от Ленина. С другой стороны, Ленин, даже до своей смерти в 1924 году, был фигурой удивительного культа, в котором его представляли как святого, мессию мировой революции во имя равенства и справедливости. И, наконец, когда в 1956 году Хрущев в своем «секретном докладе» яростно нападал на Сталина, рисуя его как единственного, кто несет ответственность за преступления коммунизма, ему нужно было одновременно легитимизировать режим. Для этого он использовал единственную приличную личность: Ленина, основателя режима.

— Почему коммунизм остается привлекательной идеей для низших классов во множестве уголков мира?

— Не стоит преувеличивать. Престиж и привлекательность коммунизма ленинского типа уже достаточно подорваны. Даже не думайте воспевать его превосходства в Центральной и Восточной Европе, иначе столкнетесь с серьезными проблемами. Однако, действительно, идея справедливости и социального равенства, на которой и основывалась коммунистическая пропаганда, остается достаточно привлекательной, особенно, в период, когда эта разница особенно выделяется. Однако нужно подчеркнуть, что коммунистические режимы всегда держали свое население в ситуации значительной экономической посредственности, а коммунисты всегда были «равнее, чем другие». Все это оплачивалось массовым террором, выступавшим методом управления, и всеми вытекающими последствиями для социальной жизни: повсеместным страхом и доносами, отсутствием верховенства права, исчезновением демократический ценностей и уважения к человеческой личности.

— В Испании вице-президент и некоторые министры не видят никакой проблемы в том, чтобы называть себя коммунистами. Как так получилось, что в демократической стране сохранились наследники такого тоталитарного режима?

— Это нас отсылает к последствиям всей истории XIX-XX веков. С одной стороны, победа СССР над нацистской Германией в 1945 году позволила коммунизму пользоваться колоссальным престижем среди и левых, и правых, например, во Франции среди сторонников де Голля после совместной борьбы в Сопротивлении. После 1945 года преступлениям нацизма под тщательным контролем коммунистов уделялось особое внимание, и одновременно все забыли о преступлениях коммунизма, которые тщательно скрывали до 1991 года. Прекрасный пример этому — расстрел польских офицеров в Катыни в 1940 году. Даже сегодня российская власть, во главе которой стоит бывший полковник КГБ, делает все, чтобы скрыть преступления советского периода. С другой стороны, во многих странах коммунистическое движение тесно связано с предшествующей революционной традицией, которую определенная часть населения считает легитимной: Французская революция и Парижская Коммуна, гражданская война в Испании.

— Эти новые коммунисты отказались от ленинский методов?

— «Славная память» этой традиции скрывает «постыдную память» о коммунизме, что позволяет представителям интеллигенции и политикам, адептам первого в истории тоталитарного режима, применять старые ленинские методы: уличную агитации, запугивания, провокации, лживую пропаганду, внедрение в социальные институты и организации, революционную дисциплину. Кроме того, это позволяет им продолжать мечтать о недемократическом захвате власти.

— Ленинизм совместим с демократической системой?

— Нет. Коммунизм Ленина, а также Сталина, Хрущева, Мао, Пол Пота и других, — это абсолютно утопическое видение общества и «нового человека». Эта утопия, несуществующее место, сразу же противопоставляется социальной, культурной, религиозной и политической реальности страны, о которой идет речь. Поэтому реализовать его можно только если принять массовый террор в качестве формы правления и ввести три монополии: однопартийную систему с харизматичным лидером во главе партии; единую идеологию с цензурой во всех сферах выражения: прессе, издательствах, образовании, СМИ и так далее; и главенство партии на всех этапах производства и распределения материальных благ (прекрасный способ ежедневного давления на население). Вот таким и был тоталитарный режим, который в 1917-1922 годах изобрел Ленин.

— Нужно ли узнавать больше о преступлениях коммунизма?

— После падения Берлинской стены и СССР в 1989-1991 годах и открытия, в том числе частичного, советских архивов произошла революция в сфере документов, российские и иностранные историки сильно продвинулись в этой сфере. «Черная книга коммунизма», вышедшая в 1997 году, являет собой первое мировое обобщение, расширяющееся с каждым днем, хотя Владимир Путин делает все возможное, чтобы это остановить. В Центральной и Восточной Европе узнают все новые имен палачей и членов политических полиций. Даже в Камбодже прошли дела перед международным судом. Однако власти Китая свои архивы не открывают, даже о таких недавних событиях как резня на площади Тяньаньмэнь, хотя основные преступления совершались при Мао (насчитывается 60-70 миллионов жертв).

— Вы говорили, что изобретенный Лениным режим стал моделью для фашистов и нацистов. Можно ли сравнивать коммунизм с нацизмом?

— Конечно, стратегию и тактику захвата власти, представленные Лениным, и последующее установление первого в истории тоталитарного режима, уже в 1922-1934 году скопировал Муссолини. Не будем забывать, что до 1914 года он был одним из самых радикально настроенных лидеров итальянского социализма. Позднее Муссолини стал моделью для Гитлера. Что касается сравнения, оно лежит на уровне трех монополий: могущественная единственная партия, харизматичный лидер, идеология нового человека (будь то «классовая» или «расовая» идея) и контроль за обществом. Однако Муссолини и Гитлер не уничтожили капиталистов, они, наоборот, на них оперлись. При этом все они использовали массовый террор в качестве метода управления. Кроме того, масштабы нацистских преступлений с легкостью можно сравнить с коммунистическими и по количеству, и по методам казни с привлечением профессиональных палачей (НКВД, СС).

— Вы говорите, что Ленин «постоянно нападал на своих противников, чтобы внедрить культуру насилия и подчинения». Видите ли вы подобные намерения в современных популистских движениях, например, VOX и Podemos в Испании, Трамп в Соединенных Штатах?

— Да, в своих работах и речах Ленин всегда был чрезвычайно агрессивно настроен по отношению к несогласным с ним, начиная от сторонников монархического режима и заканчивая всеми русскими и европейскими социалистами. Придя к власти, от этой агрессивности он перешел к действию, к простому и незамысловатому истреблению. Сегодня все по-другому. Действительно, в Европе и Соединенных Штатах многие группы, движения и партии продолжают в том или ином объеме говорить о насилии, но уже в рамках определенных демократических институтов, которые на настоящий момент остаются непоколебимыми. Кроме того, среди этих групп надо отличать «автохтонных» и тех, кто пользуется иностранной поддержкой, особенно финансовой, без которой они не выживут. Эта ситуация напоминает обо всех тех коммунистических партиях, которых десятилетиями экономически поддерживали Коминтерн и СССР.

— Вас тревожит ситуация по ту сторону океана?

— Действительно, после Трампа и штурма Капитолия ситуация, складывающаяся, в самой могущественной стране мира, где в руках населения сосредоточено много оружия, а ненависть особенно обострилась, тревожит. Особенно в ситуации, когда поднимаются или усиливаются некоторые революционные и/или тоталитарные силы, радикально отрицающие демократические ценности и уважение к человеческой личности, как, например, в Китае, России, Иране или Турции. Сегодня в эти ценности сохраняются в Европейском Союзе, и их нужно защищать во что бы то ни стало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Как Ленин увольнял Сталина. Нажатием клавиш пишущей машинки

Власть без ее внешних атрибутов. Скромный быт, но за ним полномочия, позволявшие держать в повиновении миллионы. 22 апреля исполняется 150 лет со дня рождения Владимира Ильича Ленина — теоретика коммунистической мысли и создателя Советского Союза, а еще человека, все имущество которого без изъятий досталось государству. Именно поэтому повседневная жизнь Ленина известна в наши дни так полно. Вместе с сотрудниками Государственного исторического музея (ГИМ) вспоминаем, что в буквальном смысле осталось после смерти основателя партии.

Непритязательные с виду вещи Ленина — отражение его харизмы. И по сей день в манере одеваться коммунистических лидеров Дальнего Востока угадывается влияние первого в истории вождя мирового пролетариата. Эта скромность притягательна, но у нее есть и оборотная сторона — готовность заставить жить скромно и всех остальных.

Сталину здесь не место

Пишущая машинка "Космополит" — могущественный инструмент в руках Владимира Ильича Ленина. Последние статьи вождя мирового пролетариата отпечатаны стенографистами под диктовку именно на ней. Нажатием клавиш Ленин мог изменить ход истории, если задавался такой целью. В декабре 1922 года Ленин диктовал послание к съезду и стенографисты печатали его на "Космополите". Восходящей звезде партии Иосифу Сталину эпистола Ленина едва не стоила карьеры.

"Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью. С другой стороны, тов. Троцкий […] отличается не только выдающимися способностями. Лично он, пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК, но и чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела", — записали за Лениным.

© Государственный Исторический музей

В январе 1923 года Ленин возвращается к той же теме и продолжает диктовку.

"Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека".

В шаге от кадровой революции (вождь пролетариата дал нелестную оценку и другим своим сподвижникам) Ленин остановился. В 1923 году его настиг очередной инсульт. Воспользовавшись передышкой, партийные лидеры сами решали, принять им соображения Ленина в расчет или нет. Сталин предложил подать в отставку, но его уговорили остаться. Он задержался у власти до 1953 года.

От яда кураре до бочки из-под смолы

На эту тему

Другая историческая развилка, связанная с Лениным, прошла прямо через демисезонное пальто вождя со скоростью пули. Советский лидер оказался между жизнью и смертью после того, как в 1918 году покушение на него устроили социалисты-революционеры. По словам ответственного за теракт Григория Семенова, их подвело незнание химии: пули, смоченные ядом кураре, не должны были оставить Ленину шансов, однако при высокой температуре в стволе пистолета утратили свои отравляющие свойства. Непосредственную вину за попытку убийства советская власть возложила на сторонницу Семенова Фанни Каплан. Ее расстреляли, а тело, затолкав в бочку из-под смолы, облили бензином и сожгли у стен Кремля.

© Государственный Исторический музей

Однако в деле о покушении Каплан не вышло поставить точку. Пулю из тела Ленина извлекли в 1922 году, и распространились слухи, что она не подходит к пистолету Каплан по калибру. Возможно, террористке "помог" кто-то другой, также метивший в Ленина? Например, кто-нибудь из эсеров?

Стали сомневаться, стреляла ли Фанни вообще — ведь до этого она перенесла операцию на глазу. Скорее всего, точно прицелиться и выстрелить женщина не сумела бы, даже если бы попыталась.

© Государственный Исторический музей

В 1918 году Ленин выжил. Он даже сохранил у себя пострадавший предмет одежды. Как рассказала в разговоре с ТАСС сотрудница ГИМ Ольга Гранкина, "после ранения пальто аккуратно заштопали, и Ленин продолжал его носить". Многих впечатлила эта скромность. Однако ответом советской власти на покушение стала коллективная казнь ни в чем не повинных людей, взятых в заложники. Их расстрел назвали возмездием. На ткани пальто Ленина следы от попадания пуль, предвосхитившего начало репрессий, можно заметить и в наши дни.

Ленин наращивает волосы

На эту тему

Парик Ленина — знаменитый атрибут вождя — понадобился ему лишь однажды, но зато на самом переломном этапе жизни. Последние месяцы лета и сентябрь 1917 года лидер большевиков встретил на нелегальном положении: после неудачного восстания 3–4 июля его ожидал почти неминуемый арест. Ленина обвиняли не только в попытке захвата власти, но и в преступных связях с Германией. Факты о сотрудничестве Ленина и немецких властей вызвали в Петрограде бурю. Возмущенные патриоты требовали "вернуть Ленина назад кайзеру Вильгельму II", однако, чтобы это сделать, лидера большевиков еще нужно было найти.

Спастись от преследования ему помогла перемена внешности. Глава РСДРП(б) срочно примерил себе парик, остановив выбор на светло-коричневом цвете, и убрал лишнюю растительность на лице. В обличье крестьянина, готовящегося к сенокосу, в спешке покинул столицу. Месяц Ленин провел в окрестностях Петрограда, затем его ожидало новое пристанище — Финляндия.

© Государственный Исторический музей

"Ленин уехал в Разлив и там скрывался. Для того чтобы оформить ему новые документы, было решено сбрить бороду и использовать парик. Фото в парике, без бороды было вклеено в удостоверение на имя рабочего Сестрорецкого завода Константина Петровича Иванова", — рассказала ТАСС Ольга Гранкина.

Самоустранением Ленина не смогли воспользоваться его оппоненты — премьер Керенский и генерал Корнилов: они ввязались в конфликт друг с другом. Очень скоро благодаря их разладам Ленин получил возможность выйти из тени. Парик все это время хранился при нем как свидетельство изворотливости и жизненной удачи. Вещь и сегодня можно отыскать в коллекции ГИМ: поддельные волосы нашиты на колпак светло-розового цвета. С тех пор выдавать себя за пролетария вождю мирового пролетариата приходилось нечасто.

Самому человечному человеку

На эту тему

Выдвижение Владимира Ильича на Нобелевскую премию мира 1918 года — один из наименее известных эпизодов всей ленинианы. Причина проста: в советскую эпоху эту историю предпочитали обходить молчанием. Ведь Ленина номинировали на награду вместе со Львом Троцким, роль которого в развитии коммунистического движения старались приуменьшить. После 1930-х это с успехом удавалось, однако современники помнили другое. Для них Ленин и Троцкий были связаны неразрывно, а вот о Сталине многим свидетелям революции 1917 года сказать было нечего.

Номинировать обоих советских лидеров на Нобелевскую премию предложил восхищенный министр образования Норвегии Йерген Лавланд, прочитавший "Декрет о мире" — призыв большевиков к прекращению Первой мировой без аннексий и контрибуций. Вдохновленный Лениным Лавланд перешел от слов к делу: оформил свое предложение через публикацию в газете "Социал-демократ". Заявка имела перспективу, ведь инициативный скандинав возглавлял Нобелевский комитет Норвегии. Однако начавшийся в 1918 году красный террор свел усилия по признанию Ленина буржуазией на нет.

И все же экземпляр "Социал-демократа" с призывом Лавланда заказали себе советские власти. Многие годы его хранили в запасниках Центрального музея имени В.И. Ленина. Экспонировать раритетное издание приняли решение только в наши дни.

Игорь Гашков

«Фигура Ленина вызывает у власти шизофрению»

Почему официальной исторической политике не нужен реальный Ленин и в чем актуальность ленинского метода в эпоху кризиса

«Государству нужен Ленин, очищенный от своих политических идей и реальной биографии, Ленин-памятник. Как только он становится настоящим историческим Лениным, бунтарем и разрушителем старого порядка, то моментально превращается из заслуженного правителя в монстра», — говорит историк и политический теоретик Илья Будрайтскис. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему Ленин был «еретиком» для социалистов своего времени, а радеть за социальную справедливость еще не значит быть левым.

«Последние годы образ Ленина как раз достаточно часто присутствовал и в продуктах массовой культуры, и в выступлениях первых лиц государства» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ИДЕИ ЛЕНИНА НИ В КОЕЙ МЕРЕ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКИМИ»

— Илья, 22 апреля исполняется 150 лет со дня рождения Владимира Ленина. В 90-е годы на волне негатива в отношении всего коммунистического прошлого его демонизировали, а в современной России мы наблюдаем, что эту фигуру государство пытается вообще убрать из общественного и медийного пространства. Действительно ли Ленин, в отличие, например, от образа другого советского вождя, Иосифа Сталина, стал для власти и народа менее значимым историческим персонажем?

— Я не совсем согласен. Последние годы образ Ленина как раз достаточно часто присутствовал и в продуктах массовой культуры, и в выступлениях первых лиц государства. И все эти упоминания носили, как правило, исключительно негативный характер. Он изображался в качестве преступника, иностранного агента, фанатика, который был готов поступиться интересами страны ради реализации своих утопических идей. Так что установка на политическую криминализацию Ленина, на изображение его в качестве отрицательного исторического героя выглядит вполне очевидной. И, конечно, она пряма связана с общей линией на криминализацию революции — и российской 1917-го, и в принципе как явления.

Однако Ленин для современного российского государства остается противоречивой фигурой. С одной стороны, как исторический герой он отрицательный — это революционер и разрушитель государства. С другой — основатель нового советского государства, и в данном качестве Ленин вписывается в официальную идею преемственности всех государственных форм, которые в России существовали за всю ее историю. В рамках этой концепции Российская империя, Советский Союз и сегодняшняя Российская федерация плавно перетекают друг в друга, между ними нет никакого исторического разрыва, они представляют лишь разные имена и лица одного и того же государства. С такой точки зрения Ленин достоин уважения ровно в той же мере, как Иван Калита, Елизавета Петровна или Борис Ельцин. Это Ленин, очищенный от своих политических идей и реальной биографии, Ленин-функция, Ленин-памятник. Как только он становится настоящим историческим Лениным, бунтарем и разрушителем старого порядка, то моментально превращается из заслуженного правителя в монстра.

Именно это странное шизофреническое его место в сегодняшней официальной исторической политике прямо предопределяет отсутствие каких-либо серьезных торжеств и общественных дискуссий вокруг данного юбилея. В то же время существует давняя традиция демонизации Ленина у постсоветской интеллигенции, и мне кажется, что эта либеральная криминализация его как фанатика и апологета насилия парадоксальным образом смыкается с консервативным осуждением Владимира Ильича как разрушителя империи и германского шпиона. 

«Наша патриотическая общественность склонна оценивать Ленина позитивно» Фото: «БИЗНЕС Online»

— В то же время если мы возьмем российское консервативно-патриотическое сообщество, то за исключением его клерикально-монархической части, как правило, оно в идее этой преемственности исторических этапов существования России признает роль Ленина и большевиков в создании великой в их понимании страны СССР при всем зачастую негативном отношении к революции. Как вы оцениваете сегодняшнее отношение к Ленину разных российских общественных и политических сил?

— Вы правы, действительно наша патриотическая общественность склонна оценивать Ленина позитивно, но лишь постольку, поскольку она связывает его с советским периодом, который прежде всего воспринимается как опыт могущественного государства, империи. Но такое положительное отношение к нему как основателю этого государства со всей необходимостью влечет за собой полное непонимание или отрицание тех идей, которые Ленин на самом деле разделял и которые направляли его деятельность.

Идеи Владимира Ильича ни в коей мере не являются государственно-патриотическими, наоборот, они основаны на необходимости исчезновения, отмирания государства. Данную мысль он последовательно отстаивает в одном из своих главных текстов «Государство и революция». С этим связана и ленинская модель Советского Союза — не национального государства, но прообраза интернационального негосударственного социалистического сообщества, частью которого может стать любая страна. Уважение к Ленину со стороны государственных патриотов (как правило, в связке со Сталиным) основано на неуважении и невнимании к нему как политическому теоретику и практику. А теория и практика для Владимира Ильича всегда были неразрывно связаны.

— В его времена политические партии или движения строились исходя из идеологем, принципов, образов будущего. Современная политика в нашу эпоху постмодерна стала полем политических технологий и пиара, а не идей. Если мы говорим о политической практике, то насколько политическая практика Ленина, на ваш взгляд, сейчас актуальна?

— Да, сегодняшнее восприятие политики связано с эффективностью, которая безразлична к каким-либо идеям. И поэтому сама жизнь Ленина представляет собой вызов такому циничному отношению к политике. Он, конечно, являлся человеком идейным, который ради своих принципов был готов идти против течения, обстоятельств, на риск с перспективой остаться в практически полном политическом одиночестве. С другой стороны, именно вот эта идейность и принципиальность позволили ему возглавить революцию в 1917 году. Известная фраза Владимира Ильича, что принципиальная политика является самой практичной, полностью подтверждается его собственной жизнью. И, конечно, история Ленина вступает в противоречие с инструментальным и циничным представлением о политике, которое мы видим сегодня. Эта история постоянно напоминает не только о том, что своим идеям нужно следовать до конца, но и о том, что они способны менять действительность.

«Ленин не просто внимательно следил за событиями, но по-настоящему учился у них» Фото: © РИА «Новости»

«ЛЮДИ С ТВЕРДЫМИ ПРИНЦИПАМИ ПРЕДСТАВЛЯЮТ ДЛЯ НЫНЕШНЕЙ СИСТЕМЫ НЕ ТО ЧТО БЫ ОПАСНОСТЬ, НО ОСТАЮТСЯ ДЛЯ нЕе НЕПОНЯТНЫМИ» 

— Как с этим соотносится известное восприятие Ленина как гения тактики, политических интриг, способного ориентироваться в ситуации и принимать решения, когда другие находятся в растерянности, и, невзирая на свои принципы, идти на компромиссы, необходимые тактические союзы? Если смотреть на реальные факты его биографии, он выглядит человеком крайне прагматичным, что не в последнюю очередь и послужило успеху большевиков.  

— Я бы назвал Владимира Ильича не прагматиком, а человеком, способным пересматривать собственные взгляды под влиянием меняющейся реальности. Это разные вещи. Ленин не просто внимательно следил за событиями, но по-настоящему учился у них. Например, лозунг власти Советов он выдвинул, когда рабочие советы в ходе революции 1905 года стали рождаться снизу. К появлению в начале 1917-го Совета в Петрограде Владимир Ильич, как мы знаем, также не имел никакого отношения, но в этой форме власти самих рабочих и солдат он увидел альтернативу сохранению ее в руках элиты, сформировавшей Временное правительство. Важно также вспомнить, что никого неизменного «плана» партии у Ленина не было: если в 1902 году в своей известной книжке «Что делать» он отстаивал идею партии как узкой организации профессиональных революционеров, то в момент после начала революционных событий 1917-го большевики под его руководством превратились в массовую партию, куда в течение года вступили десятки тысяч людей, не имевших прежде политического опыта. Отдельно стоит сказать и об отношениях Владимира Ильича с другими революционерами. Так, в течение долгих лет он вел жесткую полемику с Львом Троцким или Александром Богдановым, однако во время и после революции 1917-го сотрудничал с ними как с товарищами и единомышленниками. Но все эти изменения происходили в рамках того мировоззрения, которое Ленин сохранил до конца. Он никогда не пересматривал свое место в классовой борьбе, свои взгляды на неизбежность конца капиталистического порядка.

— Исторические фигуры, которые связаны с такой идейностью, когда человек ведом исключительно некими принципами, довольно-таки неудобны для современного дискурса, ведь они очень мало похожи на современных политиков, руководствующихся в основном практическими выгодами, и выглядят, вероятно, даже угрожающими для самой государственной машины? Даже историческая память о таких фигурах дискредитирует современные тотально фальшивые политические системы.

— Действительно, люди с твердыми принципами представляют для нынешней системы не то что бы опасность, но они остаются для нее непонятными. Другое дело, о каких именно принципах идет речь. Если мы посмотрим на Россию начала XX века, то ее отличием от современной было существование какого-то количества людей (преимущественно военных и чиновников), которые искренне преданны монархии и для которых ее крушение стало личной трагедией. Сегодня сложно представить, чтобы у существующего российского государства были бы такие же принципиальные сторонники, как те, кто когда-то противостоял и проиграл красным в Гражданской войне. 

Поэтому вопрос не только в твердости принципов, но и в том, насколько за сегодняшним порядком вещей можно увидеть неизбежность его краха. Именно марксистский подход Ленина позволил ему в большей степени предвидеть будущее, чем сторонникам сохранения Российской империи.

«Мало кто спорит с тем, что сегодняшний мир очень сильно отличается от того, в котором жил Ленин. Промышленный рабочий класс отчасти утратил свое значение и сильно изменился» Фото: «БИЗНЕС Online»

— С момента распада СССР в мире возобладала точка зрения, что коммунизм как утопическая идея доказал якобы свою нежизнеспособность. Если мы не имеем в виду какие-то элементы социального государства, но и они сегодня сворачиваются. В 90-е это объяснялось полной победой либерализма, а теперь скорее тем, что мир изменился, больше нет того пролетариата, классового общества, даже левые эксперты признают, что сейчас трудно анализировать марксистским инструментарием современный труд, цифровую реальность и так далее. Насколько в этих условиях актуально теоретическое наследие Ленина, марксизма-ленинизма?

— Стоит сказать, что он предпринимал свой анализ, например, империализма или развития капитализма в России в ситуации, когда после «Капитала» Карла Маркса мир тоже очень сильно изменился и начало XX века было во многом непохоже на мир в середине XIX. Ленинская мысль представляла собой достаточно смелое обновление марксистской теории. Владимир Ильич был уверен в необходимости социалистической революции в России, в которой не существовало развитых капиталистических отношений, а рабочий класс составлял абсолютное меньшинство населения.

Поэтому Ленин учит нас прежде всего тому, что мы не должны рассматривать марксистский анализ как догму и полностью его отвергать, если он плохо накладывается на существующие обстоятельства. Проблема состоит в том, что в представлении большинства старшего поколения в России марксизм связан с восприятием, прививавшимся советским политическим образованием и действительно состоявшим из набора догм, которые оказались мало связаны с реальностью и которые нужно было просто заучить наизусть.

Конечно, мало кто спорит с тем, что сегодняшний мир очень сильно отличается от того, в котором жил Ленин. Промышленный рабочий класс отчасти утратил свое значение и сильно изменился. С другой стороны, появились новые формы наемного труда. Тем не менее основное противоречие капитализма — между трудом и капиталом — не только никуда не исчезло, но и ощущается все острее.

«На момент революции 1917 года подавляющее большинство населения не относилось к рабочему классу и тем не менее не только приняло активное участие в революции, но и стало ее движущей силой» Фото: © РИА «Новости»

«ЛЕНИНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПАРТИИ БЫЛА ВЫЗОВОМ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМ О ПАРТИЯХ, СУЩЕСТВОВАВШИХ В ЕГО ВРЕМЯ»

— Если мы говорим о современном капитализме, то современные формы занятости, на первый взгляд, очень гибкие, сетевые, при этом крайне индивидуальны. То есть нынешних «пролетариев» не так много уже объединяет с другими трудящимися, их интересы не защищает профсоюз, никто не контролирует, чтобы они не перерабатывали. Вообще, можно ли говорить о той солидарности трудящихся, которая занимала такое важное место в идеологии большевиков?

— Индустриальный капитализм первой половины XX века тоже автоматически не порождал сам по себе солидарность между наемными работниками. Достаточно вспомнить, что фордистское производство вообще не подразумевало никакого общения между рабочими, стоящими у конвейера. Если между ними и рождались солидарность и представление о необходимости коллективных действий, то это было не потому, что первые просто находились вместе на одной фабрике, а потому, что подобное связано с политической борьбой, распространением социалистических идей, тем, что вопреки разделению и отчуждению, которое господствовало между людьми в капиталистическом производстве, благодаря деятельности социалистов наемные работники осознавали общность своих интересов. Не говоря уже о том, что в России на момент революции 1917 года вообще подавляющее большинство населения не относилось к рабочему классу и тем не менее не только приняло активное участие в революции, но и стало ее движущей силой — например, если говорить о солдатах и матросах, которые вышли из крестьянской среды.

Поэтому, если мы говорим о том, какие силы сегодня могут бросить вызов сложившемуся порядку вещей, то должны понимать, что они могут прийти в движение только благодаря своему участию в политике, а не только исходя из их места в современной социальной структуре.

— Но мы наблюдаем в целом в мире очень серьезное ослабление партий как института, который способен что-то определять, падает доверие населения к большинству политических сил, мы видим это по выборам в разных странах. Одной из ключевых идей Ленина была мысль о ведущей роли партии как силе, меняющей реальность. Способны ли левые партии играть такую роль и насколько они вообще жизнеспособны в современном мире?

— Ленинская концепция партии была вызовом представлениям о партиях, существовавших в его время, — не только парламентским партиям элит, но и массовым рабочим вроде германской социал-демократии. Европейские социал-демократы исходили из того, что рабочие просто в силу своего отношения к средствам производства должны рассматривать партию как выражение своего классового интереса. Ленин отвергает этот подход и настаивает на том, что партия — организация революционеров, а не массовая организация рабочего класса. Такой взгляд на партию для марксистов того времени выглядел откровенно еретическим, но был на самом деле очень связан с условиями российского самодержавия и особенностью русской революционной традиции XIX века, на которую Ленин тоже в известной степени опирался.

Поэтому если мы сегодня говорим о кризисе партийной системы, то прежде всего речь идет о кризисе парламентских партий в рамках существующих институтов либеральной демократии. И ленинский партийный урок для сегодняшнего времени состоит в том, что необходимо искать новые формы политической организации, которые могли бы адекватно ответить на политический и социальный кризис.

— Если мы говорим о современных партиях левого спектра на Западе, то складывается впечатление, что они в какой-то момент сместили свой фокус с защиты интересов трудящегося большинства на защиту интересов различных меньшинств, феминистскую и экологическую повестку. В то же время новые правые, наоборот, стали себя позиционировать как представителей рабочего класса. Не с этим ли связано падение популярности системных левых сил? Почему вообще произошла такая перемена в повестке?

— Я не думаю, что это мнение полностью соответствует реальности. Возьмите, например, в США очень успешную кампанию Берни Сандерса, хотя он и вышел уже из президентской гонки. Политик прямо говорил о том, что обращается ко всем наемным работникам, невзирая на их идентичность и культурные установки. С другой стороны, борьба за права женщин и меньшинств, в том числе национальных, для социалистического движения исторически никогда не была отделена от борьбы за интересы трудящегося большинства.

Если же такое противопоставление где-то и произошло, то это случилось, как мне кажется, в результате того, что часть левых партий, став частью истеблишмента, стала проводить социальную политику, направленную фактически против интересов тех, кого они раньше защищали. Иногда данный поворот прикрывался новой риторикой, связанной с защитой прав меньшинств. Хотя мы видим, что положение меньшинств, которых якобы защищают эти сдвинувшиеся в либеральную сторону левые партии, по-прежнему остается очень уязвимым.

«Сегодня все отношения неравенства и несправедливости, которые существуют в нашем обществе, вышли наружу в предельно острой форме» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТОМ, ЧТО КАПИТАЛИЗМ ГАРАНТИРУЕТ РОСТ БЛАГОСОСТОЯНИЯ ВСЕГО ОБЩЕСТВА, ОКАЗАЛОСЬ ПОЛНОСТЬЮ ДИСКРЕДИТИРОВАННЫМ»

— Феномен Сандерса интересен тем, он появился в такой стране, как США, где, в отличие от Европы, нет большой социал-демократической традиции. И вдруг идеи социалистического типа внезапно вошли в политический дискурс Америки и, как кажется, напугали даже сам истеблишмент Демократической партии. С чем связана эта популярность? Левые идеи стали более привлекательны для населения?

— Да, конечно. В последние два десятилетия мы наблюдали постоянный рост неравенства, разочарование значительной части населения западных стран в институтах либеральной демократии. И, главное, представление о том, что капитализм гарантирует рост благосостояния всего общества, сегодня оказалось полностью дискредитированным. Оно совершенно не соответствует тому, как обстоят дела на самом деле.

— В России мы сейчас попали в очень тяжелый экономический кризис, спровоцированный пандемией коронавируса. Насколько для страны на данном этапе левые идеи могут быть популярны и кто может взять их на вооружение?

— Сегодня все отношения неравенства и несправедливости, которые существуют в нашем обществе, вышли наружу в предельно острой форме благодаря начавшемуся социальному и экономическому кризису, связанному с пандемией. И, конечно, требования справедливости, перераспределения доходов могут стать массовым настроением. Другой вопрос — насколько они являются собственно левыми? Несмотря на то что социальные лозунги неизбежно будут становиться основой риторики либеральной оппозиции, нельзя сказать, что это означает сдвиг влево, поскольку социалистическая идея связана именно с альтернативой рынку как главному принципу.

— А сами левые вообще эту альтернативу считают жизнеспособной? Если Ленин и большевики хотели трансформировать весь мир, то сегодня левые партии куда менее масштабны в своих предложениях, скорее пытаются что-то, условно говоря, отжать у капиталистической системы... налоги на богатых, поддержка социально незащищенных. Но разве левые требуют полного отказа от рыночной экономики? Ведь это основная претензия к ним — что они мечтают о чем-то, что совершенно не реализуемо или реализуемо как в СССР, только в замкнутом пространстве.

— С одной стороны, можно сказать, что те же требования Сандреса в США о здравоохранении для всех являются умеренными, не затрагивают основ капиталистического общества и вообще не предлагают никакой альтернативы существующей системе. С другой — любые альтернативы рождаются и осуществляются не просто потому, что они существуют в головах интеллектуалов. Левая политика связана не только с верной теорией, но и в первую очередь с изменением массового сознания. И в этом отношении требование всеобщего здравоохранения является как раз моментом, позволяющим такой переворот сознания, по крайней мере, начать.

Стоит вспомнить слова Ленина о том, что мы не знаем точного направления движения к социализму, но мы узнаем его, когда миллионы возьмутся за дело. То есть когда это случится, то все проекты, которые существуют как идеи, разделяемые немногочисленными интеллектуалами, приобретут конкретные черты и получат исторический шанс воплотиться в действительность. Я в данном смысле полностью разделяю известное утверждение Маркса о том, что один шаг действительного движения важнее тысячи программ. И для современных левых прежде всего необходимо понять, что именно будет моментом поворота в сознании.

Я думаю, что именно поэтому ключевой для современных левых, что, кстати, полностью соответствует ленинским установкам, является идея демократии. Но не только в смысле процедуры или принципа сменяемости власти, но и в плане возможности для людей самим принимать решения, которые касаются их собственной судьбы и должны быть на уровне и политики, и экономики. Почему существуют такие проблемы с советским опытом? Доказательства его провала сводятся к тому, что была выстроена система, в которой обычные люди полностью отчуждены от принятия решений. Именно поэтому не работала плановая экономика, а Советы, которые находились в центре ленинского демократического проекта, выродились в декорацию всевластия государственной бюрократии.

«Революционное насилие по большей части начиналось как ответ, как реакция в ситуации, где никакие другие методы попросту не исповедывались» Фото: «БИЗНЕС Online»

«СТОИТ ПЕРЕЧИТАТЬ СТАТЬЮ «О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ», ГДЕ ЛЕНИН ЯСНО ВЫСТУПАЕТ ПРОТИВ ИМПЕРСКОЙ ПОЛИТИКИ»

— Один из самых тяжелый вопросов и о революции, и о Ленине — это о насилии, цене революций. Левые силы пришли тогда к власти с помощью насилия и своих противников зачастую просто уничтожали. Основные претензии, которые предъявляются левым, Советскому Союзу в том числе, что мол, вы всех хотите осчастливить, но при этом всех несогласных готовы ликвидировать. Есть ли у левых сил представления о каком-то переустройстве общества, которое не было бы связано с подобными методами? Ведь революция — это не только историческое событие, но и трагедия, жертвы, конфликты, гражданская война.

— Насилие как явление не было изобретено революционерами, но остается неотъемлемой частью капиталистического порядка, что за его историю неоднократно подтверждено мировыми войнами, геноцидами и колониальной политикой. Силы, которые хотят изменить существующее положение вещей, действуют в этом мире с его противоречиями и методами, в том числе и с готовностью правящих элит защищать свое положение любыми средствами. Потому революционное насилие по большей части начиналось как ответ, как реакция в ситуации, где никакие другие методы попросту не исповедывались. Но так как задачей социалистов является построение общества в интересах большинства, то насилие не относится к главным методам этого общества: меньшинство, находящееся у власти, по определению нуждается в насилии всегда больше, чем большинство, которое ее лишено. Потому насильственный характер социальных революций связан в первую очередь не с установкой революционеров на насильственное решение политических проблем, а с теми условиями, в которых они вынуждены были действовать.

— Существует мнение, что никто не хочет больше повторения тех трагических событий и потому революции России больше не нужны. Однако из этого следует зачастую вывод, что, раз никто не готов на жертвы ради изменений, тогда в каком-то смысле надо смириться с тем, что изменений и не будет. Можно надеяться на то, что каким-то образом проблема будет снята и общества найдут способ меняться без трагических сломов, связанных с потрясениями и жертвами?

— Хотелось бы ответить на этот вопрос утвердительно, но у меня нет оснований так уверенно предвидеть будущее. Однако сам аргумент о том, что переход к новому будет сопровождаться такими жертвами, что от него стоит отказаться, как мне кажется, искажает саму постановку проблемы. Дело в том, что существующее общество само постоянно порождает жертв. Просто сейчас мы живем в ситуации, когда жертвы непрерывно производятся механизмом этой системы через экономические кризисы, обнищание и вспыхивающие постоянно военные конфликты и где большинство людей так или иначе являются жертвами, однако их призывают остаться в своей жертвенной ситуации для того, чтобы избежать какой-то другой страшной жертвы, которая по определению страшнее, чем уже существующие. Мне кажется, что просто стоит попытаться на эту проблему посмотреть с другой точки зрения — насколько существующая ситуация продолжает оставаться выносимой для людей, которые вынуждены постоянно страдать и жертвовать.

— Наследие Ленина очень велико, им написана масса книг, статей. У современного человека зачастую не так много времени, если он не историк, чтобы прочесть все труды того или иного мыслителя прошлого. Что бы вы порекомендовали, если кто-то хочет понять общую философию Владимира Ильича, его взгляды? На что обратить внимание как на наиболее актуальное сегодня?

— В первую очередь это уже упомянутая книга «Государство и революция», так как она не только дает ответ на вопрос о том, как марксисты относятся к государству, но и позволяет увидеть различие между ленинским подходом и его искажением, которое мы, к сожалению, наблюдали большую часть советской истории.

Также я, безусловно, рекомендую «Империализм как высшую стадию капитализма», так как там очень точно описаны механизмы постоянного воспроизводства войн в рамках капиталистической системы. Надо сказать, что новая, современная волна интереса к марксистской теории империализма и этой ленинской работе конкретно была связана с событиями начала 2000-х — войной в Ираке и всеми последовавшими военными конфликтами, которые во все большей степени носили открытый империалистический и межимпериалистический характер.

Наконец, сегодня стоит перечитать статью «О праве наций на самоопределение», где Ленин ясно выступает против имперской государственной политики, ограничивающей права национальных меньшинств, и связывает борьбу за полную реализацию этих прав с задачами социалистического преобразования общества.

— То есть, с вашей точки зрения, наследие Владимира Ильича продолжает оставаться актуальным и сегодня для понимания происходящего в мире?

— Оно продолжает оставаться актуальным не потому, что Ленину удалось дать исчерпывающие ответы на все вопросы современности, но потому, что он в этих работах использует метод, освоив который вы найдете такие ответы самостоятельно.

ленинизм | Britannica

Ленинизм , принципы, изложенные Владимиром И. Лениным, который был выдающейся фигурой в русской революции 1917 года. Были споры о том, представляют ли ленинские концепции вклад в марксистскую мысль или ее искажение, но их влияние на последующее Развитие коммунизма в Советском Союзе и в других странах имело фундаментальное значение.

Подробнее по этой теме

Марксизм: русский и советский марксизм

… Марксизмом для русских условий был Ленин.

В «Манифесте коммунистов » (1848 г.) Карл Маркс и Фридрих Энгельс определили коммунистов как «наиболее передовую и решительную часть партий рабочего класса каждой страны, ту часть, которая толкает вперед всех остальных». Эта концепция была основой ленинской мысли. Ленин рассматривал Коммунистическую партию как высоко преданную интеллектуальную элиту, которая (1) имела научное понимание истории и общества в свете марксистских принципов, (2) была привержена цели покончить с капитализмом и установить вместо него социализм, о продвижении через этот переход после достижения политической власти, и (4) были привержены достижению этой власти любыми возможными средствами, включая насилие и революцию, если это необходимо.Упор Ленина на действия небольшой, глубоко преданной группы людей проистекал как из потребности в эффективности и осмотрительности в революционном движении, так и из авторитарного уклона, присутствовавшего во всей его политической мысли. Авторитарный аспект ленинизма проявился также в его настаивании на необходимости «пролетарской диктатуры» после захвата власти, диктатуры, которая на практике осуществлялась не рабочими, а лидерами коммунистической партии.

В основе ленинского авторитаризма лежало недоверие к спонтанности, убежденность в том, что исторические события, если их предоставить самим себе, не принесут желаемого результата - i.э., Становление социалистического общества. Ленин вовсе не был убежден, например, в том, что рабочие неизбежно приобретут надлежащее революционное и классовое сознание коммунистической элиты; вместо этого он боялся, что они будут довольны улучшением условий жизни и труда, достигнутым благодаря профсоюзной деятельности. В этом ленинизм отличался от традиционного марксизма, который предсказывал, что материальных условий будет достаточно, чтобы рабочие осознали необходимость революции.Таким образом, для Ленина коммунистическая элита - «рабочий авангард» - была больше, чем катализатором, который ускорил события по их неизбежному курсу; это был незаменимый элемент.

Подобно тому, как ленинизм был прагматичным в выборе средств достижения политической власти, он также был оппортунистическим в проводимой им политике и компромиссах, на которые он шел для сохранения своей власти. Хорошим примером этого является собственная Новая экономическая политика Ленина (1921–28), которая временно восстановила рыночную экономику и некоторые частные предприятия в Советском Союзе после катастрофических экономических результатов военного коммунизма (1918–21).

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

На практике безудержное стремление ленинизма к социалистическому обществу привело к созданию тоталитарного государства в Советском Союзе. Если бы условия России в ее отсталой стадии развития не привели естественным образом к социализму, то после прихода к власти большевики легализовали бы социализм и осуществили бы деспотический контроль, чтобы сломить общественное сопротивление. Таким образом, каждый аспект политической, экономической, культурной и интеллектуальной жизни Советского Союза стал регулироваться Коммунистической партией в строгой и регламентированной манере, которая не терпела никакой оппозиции.Строительство социалистического общества шло при новом самодержавии партийных чиновников и бюрократов. Марксизм и ленинизм изначально ожидали, что с победой пролетариата государство, которое Маркс определил как орган классового господства, «отомрет», потому что классовые конфликты прекратятся. Вместо этого коммунистическое правление в Советском Союзе привело к значительному усилению власти государственного аппарата. Террор применялся без колебаний, гуманитарные соображения и права личности игнорировались, а признание классового характера всей интеллектуальной и моральной жизни привело к релятивизации стандартов истины, этики и справедливости.Таким образом, ленинизм создал первое современное тоталитарное государство.

Владимир Ленин | Биография, факты и идеология

Создание революционера

Трудно выделить какие-либо конкретные события в его детстве, которые могли бы предвосхитить его поворот на пути профессионального революционера. Владимир Ильич Ульянов родился в Симбирске, который в его честь переименовали в Ульяновск. (Он принял псевдоним Ленин в 1901 году во время подпольной партийной работы после ссылки в Сибирь.) Он был третьим из шести детей, рожденных в дружной, дружной семье высокообразованных и культурных родителей. Его мать была дочерью врача, а отец, хотя и был сыном крепостного, стал школьным учителем и дослужился до инспектора школ. Ленин, интеллектуально одаренный, физически сильный, воспитанный в теплом, любящем доме, рано проявил ненасытную страсть к учебе. Он окончил среднюю школу, заняв первое место в своем классе. Он отличился латинским и греческим языками и, казалось, был предназначен для жизни классического ученого.Когда ему было 16 лет, ничто в Ленине не указывало на будущего бунтаря, тем более профессионального революционера, за исключением, пожалуй, его поворота к атеизму. Но, несмотря на комфортные обстоятельства их воспитания, все пятеро ульяновских детей, достигших зрелости, присоединились к революционному движению. Это не было редкостью в царской России, где даже высокообразованной и культурной интеллигенции было отказано в элементарных гражданских и политических правах.

Подростком Ленин пережил два удара, которые, несомненно, повлияли на его последующее решение встать на путь революции.Во-первых, его отцу незадолго до его безвременной кончины пригрозило преждевременным выходом на пенсию реакционное правительство, которое стало опасаться распространения государственного образования. Во-вторых, в 1887 году его любимый старший брат Александр, студент Санкт-Петербургского университета (позже переименованного в Ленинградский государственный университет), был повешен за сговор с революционной террористической группой, которая планировала убить императора Александра III. Внезапно, в 17 лет, Ленин стал главой семьи, которую теперь клеймили как воспитавшего «государственного преступника».”

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Узнайте о жизни российского революционного лидера Владимира Ленина

Вопросы и ответы о русском революционном лидере Владимире Ленине.

Encyclopædia Britannica, Inc. Посмотреть все видеоролики к этой статье

К счастью, доход от пенсии его матери и наследства поддерживал семью в комфортных условиях, хотя и не мог предотвратить частые тюремные заключения или ссылки ее детей.Более того, директор Ленинской средней школы (отец Александра Керенского, который впоследствии должен был возглавить Временное правительство, свергнутое ленинскими большевиками в ноябре [октябрь, О.С.] 1917 г.) не отвернулся от «преступной» семьи. Он отважно написал характеристику персонажа, которая облегчила поступление Ленина в университет.

Осенью 1887 года Ленин поступил на юридический факультет Императорского Казанского университета (впоследствии переименованного в Казанский государственный университет [В.И. Ленина]), но в течение трех месяцев был исключен из училища по обвинению в участии в незаконном студенческом собрании. .Он был арестован и сослан из Казани в имение своего деда в селе Кокушкино, где милиция уже приказала проживать его старшей сестре Анне. Осенью 1888 года власти разрешили ему вернуться в Казань, но отказали в приеме в университет. В течение этого периода вынужденного безделья он встречался с ссыльными революционерами старшего поколения и с увлечением читал революционную политическую литературу, особенно «Das Kapital » Маркса. Он стал марксистом в январе 1889 года.

Командные высоты: Владимир Ленин

Владимир Ленин был российским революционным лидером и теоретиком, который председательствовал в первом правительстве Советской России, а затем в Союзе Советских Социалистических Республик (СССР). Ленин был лидером радикальной социалистической большевистской партии (позже переименованной в Коммунистическую партию), захватившей власть в октябрьский период русской революции 1917 года. После революции Ленин возглавил новое советское правительство, сформированное в России.Он стал лидером СССР с момента его основания в 1922 году. Ленин занимал высший пост в советском правительстве до своей смерти в 1924 году, когда к власти пришел Иосиф Сталин.

Ленин родился Владимир Ильич Ульянов в городе Симбирск в центральной европейской части России. (Он принял псевдоним Ленин, вероятно, от реки Лена в Сибири, выполняя секретную работу в качестве революционера ....) Когда Ленин заканчивал школу в Симбирске в 1887 году, его старший брат Александр был арестован и казнен в Санкт-Петербурге. .Петербург (тогда столица России) за участие в заговоре с целью убийства российского императора Александра III. В том же году Ленин поступил в Казанский университет (ныне Казанский государственный университет), где собирался изучать право. Однако до завершения первого семестра в университете Ленин был исключен за участие в студенческой демонстрации ....

Живя в имении [своей матери], Ленин начал погружаться в радикальную политическую литературу того времени. Особенным фаворитом был роман «Что делать?» (1863) русского писателя Николая Чернышевского.Один из главных героев романа, человек по имени Рахметев, вел жизнь крайней самодисциплины и целенаправленно занималась революционной политикой. Рахметев послужил образцом для Ленина, и именно эти идеалы русской революционной традиции, прославлявшие политические действия и жизнь, полностью посвященную делу революционных политических изменений, сформировали политическую личность Ленина. Примерно в это же время Ленин познакомился с революционными идеями немецкого философа Карла Маркса через величайший труд Маркса « Das Kapital » (опубликованный в трех томах с 1867 по 1895 год).Идеи Маркса оказали глубокое влияние на Ленина, и вскоре он стал считать себя марксистом ....

Ленин получил юридическое образование в 1892 году. Он переехал в Самару и стал помощником юриста. Однако раннее столкновение Ленина с властями ограничивало его перспективы как юриста, и вскоре он начал направлять свои амбиции в революционную политику. В середине 1890-х годов Ленин оставил юридическую практику в Самаре и поселился в Санкт-Петербурге. Там он стал ассоциироваться с группой радикалов, на которых одинаково впечатлили идеи Маркса и влиятельного русского марксиста Георгия Плеханова....

Значение ленинского видения для русских марксистов стало очевидным на Втором съезде Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП), состоявшемся в 1903 г. (Первый съезд, состоявшийся в 1898 г., завершился вскоре после его созыва, когда большинство делегатов были арестованы). На этой встрече Ленин и его коллеги обсуждали вопрос партийной организации и членства. Ленин выступал за плотно организованную, ограниченную по численности партию, члены которой активно участвовали бы в организационной работе....

В 1904 году Россия вступила в войну с Японией. Череда военных поражений и напряжение, оказанное на общество войной, создали напряженную атмосферу в Санкт-Петербурге, и к началу 1905 года различные слои российского общества, включая студентов и либеральных дворян, призывали к политической реформе. . Когда 9 января (или 22 января, по западному или новому стилю) толпа безоружных рабочих прошла к Зимнему дворцу города, чтобы подать петицию императору Николаю II, силы безопасности открыли огонь по толпе, убив или ранив нескольких сто участников марша.Репрессии привели к новым забастовкам и демонстрациям по всей стране, что положило начало кризису, который стал известен как Русская революция 1905 года.

В октябре 1905 года император издал свой Октябрьский манифест, в котором он сделал ряд политических уступок, в том числе обязательство создать всенародно избранное законодательное собрание под названием Дума ... В декабре 1907 года Ленин начал свое второе продолжительное пребывание в Западной Европе, поселившись сначала в Женеве, Швейцарии, а затем в Париже.... В 1912 году Ленин и его сторонники организовали партийную конференцию в Праге. На этой конференции Ленин формально порвал со своими оппонентами-меньшевиками и остальной частью РСДРП и образовал независимую большевистскую партию.

Ленин снова поселился в Швейцарии, где провел первые годы Первой мировой войны (1914-1918). Война послужила вдохновением для создания одного из самых влиятельных произведений Ленина под названием « Империализм, высшая стадия капитализма » (1916). В этой книге Ленин утверждал, что мировая война была неизбежным результатом западного капитализма и империализма, в результате чего капиталистические государства Европы стали полагаться на агрессивную иностранную экспансию для поддержания экономической прибыли.Ленин был убежден, что война знаменует окончательный упадок мировой капиталистической экономики и тем самым приближает социалистическую революцию. Он объявил себя «пораженцем», утверждая, что поражение имперской России в войне будет самым надежным средством вызвать революцию в России. Выступая за поражение России в Первой мировой войне, Ленин оказался очень одиноким среди своих собратьев-русских марксистов, в которых война вызвала изрядную долю патриотизма ....

В марте 1918 года большевики переименовали себя в Коммунистическую партию России ( Большевик).Тем летом бывшие офицеры имперской армии, а также политические деятели, свергнутые в результате захвата власти большевиками, начали формировать антибольшевистские армии на юге России и в Сибири. Эти группы, получившие название «белые армии», решительно выступали против Брест-Литовского мирного договора и антидемократического захвата власти большевистской партией. Белых поддержали союзники Первой мировой войны, которые считали, что их победа над Германией зависит от присоединения России к делу союзников. Тем временем Советское правительство начало организовывать свою собственную военную силу, Красную Армию, под руководством давнего соратника Ленина Льва Троцкого.В августе 1918 года Ленин был тяжело ранен двумя пулями в результате покушения, совершенного политическим противником. Его сильное выздоровление от ран и быстрое возвращение к работе во многом способствовали «культу» Ленина как фигуры, подобной Христу, которая могла творить чудеса.

С 1918 по 1921 год в России шла гражданская война между Белой Армией и Красной Армией Советского правительства. Летом 1918 года Советское правительство под руководством Ленина начало Красный террор, жестокую кампанию, направленную на уничтожение политических противников среди гражданского населения.Правительство также приняло ряд экономических мер, чтобы претворить в жизнь социалистические принципы и удовлетворить насущные экономические потребности России. В рамках этой программы, получившей название «военный коммунизм», правительство начало насильственно отбирать зерно и другие продукты питания у крестьян, чтобы увеличить продовольствие для армейских войск и рабочих в городах. В городских районах фабрики были национализированы, а рабочие подверглись строгой дисциплине.

Борясь с гражданской войной и экономическими потрясениями у себя дома, Ленин обратил внимание и на международную арену.В марте 1919 года он организовал Третий Интернационал, широко известный как Коммунистический Интернационал или Коминтерн, чтобы продвигать мировую революцию в соответствии с российской коммунистической моделью. Первоначально Коминтерн рассматривал Европу как центр будущей революции. Однако, когда европейские потрясения не смогли материализоваться, Коминтерн переключил свое внимание на Азию, где он поддержал дело колониальных народов, борющихся против европейского империализма.

Политика военного коммунизма привела к значительному сокращению сельскохозяйственного и промышленного производства в России.В городах и сельской местности вспыхнули массовые забастовки и восстания, а к началу 1921 г. массовые беспорядки угрожали стабильности Советской власти. На X съезде Коммунистической партии России, состоявшемся в марте, Ленин представил политику экономической либерализации, известную как Новая экономическая политика (НЭП). Эта политика означала временный отход от ленинской цели преобразования советской экономики в полностью коммунистическую.

В мае 1922 года у Ленина случился инсульт. Через три месяца он выздоровел и возобновил работу, но затем, в декабре, у него случился второй инсульт, и стало очевидно, что его здоровье серьезно ухудшилось.В том же месяце Советское правительство объявило о создании Союза Советских Социалистических Республик (СССР), федерального союза, состоящего из Советской России и соседних территорий, которые находились под российской военной оккупацией или управлялись ветвями коммунистического движения. Ленин был озабочен тем, как будет управляться новый СССР после его смерти. Он выступал за коллективное руководство, которое сменило его, и был особенно обеспокоен политической борьбой, которая привела к разделению партийного руководства и Советского правительства.В конце 1922 - начале 1923 года Ленин продиктовал то, что стало известно как его «завещание», в котором он выразил сожаление по поводу направления, в котором пошло советское правительство, с особым упором на его диктаторский стиль и сложную бюрократию. Он выделил Иосифа Сталина, тогдашнего генерального секретаря Коммунистической партии, как главного виновника многих из этих тенденций. Агрессивное поведение Сталина привело его к конфликту с больным Лениным.

Ленин был одним из выдающихся революционных лидеров ХХ века.Как политик он отличался недюжинной решимостью, безжалостностью, а иногда и жестокостью. Хотя именно ясность видения Ленина в конечном итоге привела большевиков к власти, его видение будущего России и СССР было менее ясным. Ленин был более успешным как революционный лидер, чем как государственный деятель, и его наследие внесло вклад в политические и идеологические разногласия, которые характеризовали советское руководство в 1920-е годы. Величайшие достижения Ленина были достигнуты в борьбе - например, в борьбе большевиков за власть в 1917 году и в их усилиях по сохранению своей власти во время гражданской войны.Его руководство и его концепция революционной партии как дисциплинированной организации военного стиля послужили важной моделью для более поздних революционных лидеров 20-го века, таких как Мао Цзэдун из Китая и Фидель Кастро из Кубы. Ленин также был одним из ведущих русских писателей и мыслителей того времени, и его произведения внесли важный вклад в развитие революционной социалистической теории.

Авторские права © 1993-2000 Корпорация Майкрософт. Все права защищены.

Владимир Ленин Определение

Кем был Владимир Ленин?

Владимир Ильич Ленин был архитектором большевистской революции 1917 года в России и первым лидером Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Насильственными методами он наложил на бывшую империю систему марксистского социализма, называемую коммунизмом, которая предприняла попытку перераспределения богатства с целью уничтожить аристократию и создать более справедливое общество для масс.

История Владимира Ленина

Ранние годы

Выдающийся марксист Ленин родился в 1870 году в России по фамилии Ульянов. Свои политические убеждения он приобрел во время своего первого непродолжительного пребывания в университете, откуда его исключили за политическую деятельность. В конце концов, ему разрешили сдать экзамены по праву и он получил диплом юриста. Он стал общественным защитником и частью группы революционных марксистов. В конце концов, из-за его деятельности он был сослан в Сибирь на три года, с 1897 по 1900 год.После этого он переехал в Европу, где стал революционным журналистом, прежде чем вернуться в Россию для участия в революции 1905 года, а затем снова уехать в Европу во время Первой мировой войны.

Русская революция

Ленин вернулся в Россию в апреле 1917 года после того, как царь отрекся от престола и началась советская революция. Страной управляло временное правительство, которое Ленин называл «диктатурой буржуазии». Он представлял себе «диктатуру пролетариата», при которой правят рабочие и крестьяне.Русские были в отчаянии из-за потерь, которые нанесла стране Первая мировая война, и хотели перемен, и эта усталость от войны позволила Ленину и его Красной гвардии, тайно организованной армии крестьян, рабочих и разочарованных русских военных, захватить контроль над ней. правительство в результате бескровного государственного переворота в ноябре 1917 года.

Гражданская война в России

Оказавшись у власти, Ленин вывел Россию из Первой мировой войны, но его Красная Армия в итоге вела трехлетнюю гражданскую войну с Белой армией, коалицией монархистов, капиталистов и демократических социалистов.Чтобы финансировать войну, Ленин учредил так называемый «военный коммунизм», который национализировал все производство и промышленность и реквизировал зерно у фермеров, чтобы прокормить войска и продать за границу, чтобы собрать деньги для правительства.

После покушения на него в 1918 году, когда он был тяжело ранен, Ленин развязал красный террор через большевистскую тайную полицию, известную как ЧК. По некоторым оценкам, государство убило более 100 000 человек, которые, как считается, выступали против целей революции (известные как «контрреволюционеры») или просто связаны с теми, кто находился в оппозиции.Красная Армия разгромила последние остатки Белой армии в Крыму в ноябре 1920 года.

Формируя СССР

Ленинский военный коммунизм в конечном итоге привел к экономическому краху. После русского голода 1921 года, унесшего жизни не менее пяти миллионов человек, он ввел свою новую экономическую политику в попытке предотвратить вторую революцию. Он разрешил некоторым частным предприятиям ввести систему заработной платы и разрешить крестьянам продавать продукты и другие товары на открытом рынке, при этом им приходилось платить налог с любых доходов, будь то деньги или сырье.Государственные предприятия, такие как сталь, работали на коммерческой основе.

Кроме того, различные валюты того времени, включая совзнаки, керенки, старые имперские деньги и облигации, были заменены новой валютой - российским рублем, поддерживаемым золотым стандартом. Страна переживала гиперинфляцию, когда для покупки буханки хлеба требовались тачки, набитые бумажными купюрами.

Между 1922 и 1924 годами Ленин перенес серию инсультов, из-за которых ему стало трудно говорить и управлять.Он умер 21 января 1924 года, всего через год после того, как большевики окончательно основали СССР, 30 декабря 1922 года, в результате договора между Россией, Украиной, Беларусью и Закавказской Федерацией (позже Грузией, Арменией и Азербайджаном). Его тело было забальзамировано и выставлено в мавзолее на Красной площади в Москве, где оно находится по сей день.

Опрос России, проведенный Левада-центром в 2017 году, показал, что репутация Ленина как отца своей страны подорвана, но никоим образом не отменена.56% россиян считают, что он сыграл полностью или в основном положительную роль в истории России, по сравнению с 40% в 2006 году. Однако многие из опрошенных не могли точно сказать, что он сделал.

Коммунизм: Карл Маркс Иосифу Сталину

Коммунизм был одной из самых влиятельных экономических теорий всех времен; признание его влияния является ключом к пониманию как прошлых, так и текущих событий. Более того, соперничество между коммунизмом и капитализмом, разыгравшееся во время холодной войны, возможно, было определяющей борьбой 20-го века.В этом разделе дается краткий обзор коммунистической идеологии в европейском и российском контекстах и ​​содержится информация о подъеме Советского Союза при Владимире Ленине и его продолжении при Иосифе Сталине. Он завершается объяснением напряженности, возникшей в конце Второй мировой войны между США и СССР, которая привела к холодной войне.

Что такое коммунизм?

Коммунизм - это политическая идеология и тип правления, при котором государство владеет основными ресурсами общества, включая собственность, средства производства, образование, сельское хозяйство и транспорт.По сути, коммунизм предлагает общество, в котором все в равной степени пользуются благами труда, и устраняет классовую систему путем перераспределения доходов.

Видео: Карл Маркс и Манифест Коммунистической партии

Отец коммунизма, Карл Маркс, немецкий философ и экономист, предложил эту новую идеологию в своем Коммунистическом манифесте , который он написал вместе с Фридрихом Энгельсом в 1848 году. Манифест подчеркивал важность классовой борьбы в каждом историческом обществе, а также возникла опасная нестабильность капитализма.Хотя в нем были изложены некоторые основные требования к коммунистическому обществу, манифест в значительной степени анализировал исторические события, которые привели к его необходимости, и предлагал конечные цели системы, но не содержал конкретных инструкций по созданию коммунистического правительства. Хотя Маркс умер задолго до того, как правительство проверило его теории, его труды в сочетании с растущим недовольным рабочим классом по всей Европе сразу же повлияли на революционных промышленных рабочих по всей Европе, которые создали международное рабочее движение.

Карл Маркс

Гражданские беспорядки: коммунизм, рабочие и промышленная революция

По замыслу Маркса, коммунизм должен был стать глобальным движением, вдохновляющим и ускоряющим неизбежные революции рабочего класса во всем капиталистическом мире. Хотя книга еще не была опубликована, эти революции уже начались в начале 1848 года во Франции. Новый городской рабочий класс, который жил и работал в ужасных условиях по всей Европе, пресытился своей убогой жизнью, увидев, как граждане высшего класса (буржуа, как Маркс назвал их в Манифесте) живут в роскоши.Идеи и цели коммунизма сильно понравились революционерам даже после провала революций 1848 года. В течение следующих нескольких десятилетий сытые по горло рабочим и крестьянам из низшего класса крепко держались за наследие революционеров 1848 года и коммунистической идеологии, ожидая подходящего момента для извлечения выгоды.

Российский контекст: русская революция

Коммунизм был принят в России после русской революции, серии революций, продолжавшейся на протяжении всего 1917 года. На протяжении веков, предшествовавших Первой мировой войне, Россией правила абсолютная монархия, при которой низшие классы долгое время страдали от нищеты.Это напряжение усугубилось голодом по всей стране и человеческими жертвами в результате Первой мировой войны. Первая революция началась, когда российская армия была направлена ​​для подавления протеста, возглавляемого фабричными рабочими, недавно потерявшими работу. Однако армия не выполняла приказы царя, и многие солдаты дезертировали и протестовали в знак солидарности с рабочими. Военные быстро потеряли контроль над ситуацией, и царь был вынужден отречься от престола. Имперский парламент сформировал временное правительство, но большевистская партия Владимира Ленина свергла его в октябре 1917 года.Лидеры большевиков заняли много высоких постов и начали применять коммунистические методы, основанные на идеологии Маркса.

Видео: Владимир Ленин

Владимир Ленин

Когда царь был свергнут, Владимир Ленин вернулся в Россию после ссылки за антицарские заговоры. Другие революционеры, включая Льва Троцкого, также вернулись в Россию, чтобы воспользоваться этой возможностью. Эти двое основали партию большевиков, коммунистическую партию, которая решительно выступала против войны, которая продолжала сеять хаос в нестабильной нации.Антивоенная платформа большевиков была популярна среди россиян, и Ленин использовал этот импульс, чтобы свергнуть временное правительство, взять страну под контроль и вывести Россию из войны. Ленин также пообещал «Хлеб, землю и мир» многочисленным группам населения, пострадавшим от голода, что еще больше повысило популярность партии. Однако, когда большевики набрали только 25 процентов голосов на выборах 1917 года, Ленин отменил результаты и применил военную силу для предотвращения демократических собраний.Он учредил несколько государственных программ и политик, которые в той или иной форме будут действовать на протяжении всего правления Советского Союза. Его план восстановления национальной экономики, План ГОЛЕРО, был первым в своем роде и был разработан для стимулирования экономики за счет обеспечения электроэнергией всей России. Ленин создал национальную систему бесплатного здравоохранения и бесплатного государственного образования. Он также учредил ЧК - тайную полицию, призванную защищать успех русской революции, подвергать цензуре и контролировать антибольшевистские газеты и активистов.После двух неудавшихся покушений Ленин по предложению военачальника по имени Иосиф Сталин санкционировал начало красного террора, приказа о казни бывших правительственных чиновников при царе и временном правительстве, а также королевской семьи.

Ленин за работой в Кремле.

Вскоре после этого в стране началась гражданская война между правящими большевиками и Белой гвардией, непрочным союзом антибольшевистских партий, включая цари, правые партии, националисты и антикоммунистические левые партии.Обе стороны использовали тактику террора друг против друга, включая массовые казни и создание трудовых лагерей для военнопленных, и нанесли ущерб и без того слабой сельскохозяйственной и экономической системе страны. После окончания войны в 1921 году Ленин установил новую экономическую политику, которая допускала частный бизнес и рыночную экономику, несмотря на ее прямое противоречие с марксистской идеологией. Он также аннексировал Армению, Грузию и Азербайджан, чтобы обеспечить географическую и политическую защиту от политических и идеологических врагов партии.Он умер в январе 1924 года от сердечного приступа. После его смерти несколько членов исполнительного комитета Коммунистической партии, Политбюро, боролись за контроль над правительством.

Восстание Иосифа Сталина

Иосиф Сталин (Подробнее на фотографии.)

Иосиф Сталин, урожденный Иосеб Бесарионис Дзе Джугашвили (на его родном грузинском языке), был ключевым военным лидером на протяжении всего периода красного террора и гражданской войны. Как вы узнали, Сталин фактически предложил Ленину идею борьбы с врагами Коммунистической партии посредством систематического массового террора и убийств.В качестве генерального секретаря при Ленине он также руководил жестокими военными действиями на протяжении гражданской войны и руководил вторжением в Грузию в 1921 году с целью свержения недружественного социал-демократического правительства. В Грузии Сталин возглавил установление большевистского режима в стране, проводившей жесткую политику, которая принудительно подавляла любую коммунистическую оппозицию. Ленин не соглашался с тактикой Сталина в Грузии и прямо перед смертью продиктовал заметки в своем Завещании, предупреждая об чрезмерных амбициях и одержимости Сталина властью, и посоветовал снять его с поста генерального секретаря.Однако вскоре после этого Ленин умер, и Сталин объединился с несколькими другими членами Политбюро, чтобы подавить Завещание Ленина и остаться у власти.

В течение следующих нескольких лет Сталин изолировал своих основных противников в Коммунистической партии, в конечном итоге изгнал их и стал бессменным лидером Советского Союза. Официально он правил страной с 1924 по 1953 год. В первые годы своего правления Сталин пересмотрел экономическую политику Советского Союза, заменив ленинскую политику новой экономики высоко централизованной командной экономикой, контролируемой государством, что привело к быстрой индустриализации страны.Однако быстрый переход от сельского хозяйства к промышленности нарушил снабжение продовольствием и вызвал массовый голод с 1932 по 1933 год. Одновременно людей, которых считали политическими врагами, начали заключать в трудовые лагеря или депортировать в отдаленные районы России. В 1934 году действия против политических врагов, включая членов Коммунистической партии, не согласных с политикой Сталина, усилились с началом Великой чистки. С 1934 по 1940 год по приказу Сталина было казнено около миллиона человек.

Видео: Иосиф Сталин
В 1939 году Сталин подписал Пакт о ненападении с Адольфом Гитлером нацистской Германии. Однако, когда Гитлер нарушил пакт и вторгся в 1941 году, Советский Союз присоединился к западным союзникам в их битве против нацистов. В то время как Соединенные Штаты возглавляли атаку на Западном фронте другие союзные европейские страны, а Сталин отступал с Востока, нацисты потерпели поражение в результате взятия Берлина Советской Красной Армией в мае и вторжения западных армий в день "Д" в июне 1944 года. .

Кредиты: Эта страница была подготовлена ​​CES.

Коммунизм - Econlib

До революции 1917 года в России «социализм» и «коммунизм» были синонимами. Оба относятся к экономическим системам, в которых государство владеет средствами производства. Эти два термина разошлись по значению в значительной степени в результате политической теории и практики Владимира Ленина (1870–1924).

Как и большинство современных социалистов, Ленин считал, что социализм не может быть достигнут без насильственной революции.Но никто не следовал логике революции так строго, как он. Решив, что насильственная революция не произойдет спонтанно, Ленин пришел к выводу, что она должна быть спровоцирована квазивоенной партией профессиональных революционеров, которую он начал и возглавил. Поняв, что у революции будет много противников, Ленин решил, что лучший способ подавить сопротивление - это то, что он откровенно назвал «террором» - массовые казни, рабский труд и голод. Увидев, что большинство его соотечественников выступают против коммунизма даже после его военного триумфа, Ленин пришел к выводу, что однопартийная диктатура должна продолжаться до тех пор, пока она не получит непоколебимой народной поддержки.В хаосе последних лет Первой мировой войны тактика Ленина оказалась эффективным способом захвата и удержания власти в бывшей Российской империи. Социалисты, принявшие методы Ленина, стали известны как «коммунисты» и в конечном итоге пришли к власти в Китае, Восточной Европе, Северной Корее, Индокитае и других странах.

Самый важный факт, который нужно понять об экономике коммунизма, заключается в том, что коммунистические революции побеждали только в обществах с сильной аграрной деятельностью. Следовательно, государственная собственность на средства производства не могла быть достигнута путем экспроприации нескольких промышленников.Ленин понимал, что правительству придется захватить земли десятков миллионов крестьян, которые обязательно будут сопротивляться. Он пытался во время Гражданской войны в России (1918–1920), но отступил перед лицом хаоса и пяти миллионов смертей от голода. Преемник Ленина, Иосиф Сталин, завершил свою работу десять лет спустя, отправив миллионы наиболее зажиточных крестьян («кулаков») в сибирские рабско-трудовые лагеря, чтобы предотвратить организованное сопротивление и заставить остальных покориться голодом.

Механизм сталинского «голодомора террора» был прост.Коллективизация снизила общее производство продуктов питания. Изгнанные кулаки были самыми передовыми фермерами, и, став государственными служащими, у оставшихся крестьян не было особых стимулов к производству. Но квоты правительства резко увеличились. Недостаток вышел из живота крестьян. Роберт Конквест объясняет:

Сельскохозяйственное производство было резко сокращено, и крестьяне были изгнаны миллионами на смерть и ссылку, а оставшиеся, по их мнению, превратились в крепостных.Но теперь государство контролировало производство зерна, хотя и уменьшилось в количестве. И коллективное хозяйство возобладало.

На капиталистическом Западе индустриализация была побочным продуктом повышения производительности сельского хозяйства. По мере увеличения производства на одного фермера, чтобы прокормить население, требовалось все меньше фермеров. Те, кто больше не нуждался в сельском хозяйстве, перебрались в города и стали промышленными рабочими. Модернизация и рост производства продуктов питания шли рука об руку. Напротив, при коммунизме индустриализация сопровождалась падением производительности сельского хозяйства на человек.Правительство использовало продукты, отобранные у крестьян, чтобы кормить промышленных рабочих и оплачивать импорт. Новые промышленные рабочие были, конечно, бывшими крестьянами, бежавшими из ужасающих условий колхозов.

Одна из самых основных концепций в экономике - это граница производственных возможностей (PPF), которая показывает возможные комбинации, например, пшеницы и стали. Если граница остается неизменной, больше стали означает меньше пшеницы. В некоммунистическом мире индустриализация представляла собой непрерывный сдвиг PPF наружу, вызванный технологическими изменениями (рис. 1).В коммунистическом мире индустриализация была болезненным движением по PPF; или, если быть более точным, он двигался вдоль PPF при смещении на (рис. 2).

Другой отличительной чертой советской индустриализации было то, что немногие произведенные товары когда-либо доходили до потребителей. Акцент был сделан на «тяжелую промышленность», такую ​​как сталь и уголь. Это вызывает недоумение, пока не поймешь, что термин «индустриализация» употребляется неправильно. То, что произошло в Советском Союзе в 1930-е годы, было не индустриализацией, а милитаризацией, наращиванием вооружений больше, чем у любой другой страны в мире, включая нацистскую Германию.Мартин Малия объясняет:

Вопреки заявленным целям режима, система производства была противоположностью системы производства, заключающейся в создании изобилия для возможного удовлетворения потребностей населения; это была система общего давления на население для производства капитальных товаров для создания промышленной мощи, чтобы производить все больше капитальных благ, с помощью которых можно было бы производить еще большую промышленную мощь и, в конечном итоге, производить вооружения.

Апологеты Сталина утверждают, что Германия навязала ему милитаризацию.По правде говоря, Сталин не только начал Вторую мировую войну как активный союзник Гитлера против Польши, но также видел в войне прекрасную возможность для коммунистической экспансии: «Советское правительство ясно дало понять в своем циркуляре Коминтерна от сентября 1939 года, что стимулирование «Вторая империалистическая война» была в интересах Советского Союза и мировой революции, в то время как поддержание мира - нет ».

Как ни глупо он присматривал за обманом Гитлера в 1941 году, оценка Сталина была верной. После Второй мировой войны СССР установил коммунистические режимы по всей Восточной Европе.Что еще более важно, поражение Японии создало вакуум власти в Азии, что позволило Мао Цзэдуну установить ленинскую диктатуру в материковом Китае. Европейские марионетки полностью следовали советской модели, но их более высокий довоенный уровень развития сделал переход менее смертоносным. Мао, напротив, проводил даже более радикальную экономическую политику, чем Сталин, кульминацией которой стал Большой скачок вперед (1958–1960). Тридцать миллионов китайцев умерли от голода в ходе повторной советской коллективизации.

После смерти Сталина в 1953 году экономическая политика Советского Союза и его европейских сателлитов снизилась.Большинство рабов было освобождено, а лагеря превратились в тюрьмы для диссидентов, а не на предприятия для дешевой добычи отдаленных ресурсов. Коммунистические режимы уделяют больше внимания производству потребительских товаров и продуктов питания, а не вооруженным силам. Но их экономическая родословная оставалась очевидной. Военная сила была приоритетом, а товары народного потребления и продукты питания - второстепенным.

Самой распространенной экономической критикой советского блока долгое время было его неспособность использовать стимулы. Это полуправда.Как объяснил Хедрик Смит в книге « Русские», «» руководство партии использовало стимулы в тех секторах, где оно действительно хотело результатов:

Мало того, что оборонные и космические усилия получают высший национальный приоритет и финансирование, они также работают в системе, отличной от остальной экономики. Сэмюэл Писар, американский юрист, писатель и консультант по торговле между Востоком и Западом, сделал мне проницательное наблюдение, что военный сектор - это «единственный сектор советской экономики, который работает как рыночная экономика в том смысле, что вне экономического механизма, какие виды вооружения они хотят.. . . Военные, как заказчики на Западе. . . можем сказать: «Нет, нет, нет, мы этого не хотим» ».

В известном смысле крушение коммунизма не удивило бы Ленина. Ленин знал, что партия нуждается в терроре до тех пор, пока у нее не будет прочной народной поддержки. Когда к власти пришел Михаил Горбачев, народная поддержка не материализовалась даже в СССР, не говоря уже о его европейских сателлитах. Горбачев с ослепительной скоростью демонтировал аппарат террора, сняв семь десятилетий запугивания за несколько лет.Результатом стал быстрый конец коммунизма в сателлитах в 1989 году, за которым последовал распад Советского Союза в 1991 году. Лоскутное одеяло национализмов оказалось гораздо более популярным, чем когда-либо был марксизм-ленинизм.


Рисунок 1 Нормальная индустриализация и PPF





Рисунок 2 Коммунистическая индустриализация и PPF




Многие страны бывшего советского блока, но не все, теперь имеют заметно больше экономической и политической свободы - изменения видны соответственно в исследовании «Экономическая свобода мира» (EFW) и рейтинге стран Freedom House (FH) (Таблица 1).В 1988 году республики Советского Союза имели оценку экономической свободы ниже 1. В том же году Freedom House классифицировал весь советский блок как «несвободный», за исключением «частично свободных» Польши и Венгрии.

Реформы свободного рынка подверглись резкой критике, особенно радикальные реформы, названные «шоковой терапией». Но в странах, которые реформировали больше всего, уровень жизни повысился, а в странах, сопротивляющихся переменам, дела идут плохо. Критики сетуют на значительное умеренное снижение выпуска, но большая часть «упущенного выпуска» приходится на продукцию, на которую изначально не было большого потребительского спроса.Многие бывшие коммунистические страны пострадали от гиперинфляции, но только потому, что, игнорируя все разумные экономические советы, они печатали деньги для покрытия огромного бюджетного дефицита. Рецепт «шоковой терапии» заключался бы в сокращении государственных расходов и / или продаже большего количества государственных активов.



Таблица 1 Рост экономической свободы (EFW) и политической свободы (FH)


Страна 2002 Оценка экономической свободы Классификация политической свободы 2002 г.

Болгария 6.0 F
Чешская Республика 6,9 F
Эстония 7,7 F
Венгрия 7,3 F
Латвия 7,0 F
Литва 6,8 F
Польша 6,4 F
Румыния 5,4 F
Россия 5.0 ПФ
Словацкая Республика 6,6 F
Украина 5,3 ПФ

Источники:
http://www.freetheworld.com/2004/2004dataset.xls; http://www.freedomhouse.org/ratings/allscore04.xls.
Примечания: Диапазон оценок EFW, 0–10, 10 - самый свободный; Freedom House классифицирует страны как свободные (F), частично свободные (PF) и несвободные (NF).

Китай пошел другим путем от коммунизма. После смерти Мао в 1976 году его преемники по существу приватизировали сельское хозяйство, что позволило начать относительно нормальное развитие. Экономическая свобода значительно выросла, но Китай остается однопартийной диктатурой. Некоторые объясняют впечатляющий экономический рост сочетанием умеренной экономической свободы и авторитарного правления. Однако в значительной степени этот рост отражает крайнюю нищету маоистского Китая; легко удвоить производство, если вы начнете почти с нуля.

В течение двадцатого века общепризнанные социалисты пришли к власти во всем мире, но только последователи Ленина приблизились к первоначальной цели - уничтожению частной собственности на средства производства. Диктатура и террор были необходимыми средствами, и лишь немногие политики-некоммунисты полностью их приняли. Готовность коммунистов вести тотальную войну против собственного народа отличает их.


Об авторе

Брайан Каплан - доцент экономики Университета Джорджа Мейсона.Его веб-страница www.bcaplan.com.


Дополнительная литература

Вводный

Беккер, Джаспер. Голодные призраки: тайный голод Мао. Нью-Йорк: Холт, 1998.

Боркенау, Франц. Мировой коммунизм: история Коммунистического Интернационала. Нью-Йорк: Нортон, 1939.

Завоевание, Роберт. Жатва скорби: советская коллективизация и террор-голод. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1986.

Ленин, Владимир. "Что нужно сделать?" В Собрании сочинений, т. 5. Москва: Иностранные языки, 1961. Стр. 347–530.

Малия, Мартин. Советская трагедия: история социализма в России, 1917–1991. Нью-Йорк: Free Press, 1994.

Продвинутый

Эпплбаум, Энн. ГУЛАГ: история. Нью-Йорк: Даблдей, 2003.

Куртуа, Стефан и др. Черная книга коммунизма: преступления, террор, репрессии. Trans. Джонатан Мерфи и Марк Крамер. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1999.

Фу, Чжэнъюань. Самодержавная традиция и китайская политика. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1993.

Ландауэр, Карл. Европейский социализм: история идей и движений. Westport, Conn .: Greenwood Press, 1976.

Пайпс, Ричард. Русская революция. Нью-Йорк: Винтажные книги, 1991.


Сноски

1.Коммунизм был навязан относительно развитой Восточной Германии и Чехословакии оккупационными силами Советского Союза, а не революцией. 2. Роберт Конквест, Жатва скорби (Нью-Йорк: Oxford University Press, 1986), с. 187. 3. Еще больше не повезло миллионам рабов в шахтах и ​​лесных лагерях Сибири. Смертность была очень высокой. Вопреки западным представлениям, большинство ссыльных были крестьянами, а не бывшими членами партии. 4. Стэнли Пейн, История фашизма, 1914–1945 гг. (Мэдисон: Университет Висконсина Press, 1995), с.370. 5. Мартин Малиа, Советская трагедия: история социализма в России, 1917–1991 (Нью-Йорк: Free Press, 1994), с. 209. 6. Пейн, История фашизма, с. 361. 7. См. Брайан Каплан, «Действительно ли социализм« невозможен »?» Критический обзор 16, вып. 1 (2004): 33–52. 8. Хедрик Смит, Русские (Нью-Йорк: Ballantine Books, 1974), стр. 312–313. 10. Шлейфер и Трейсман (2003) указали, что измеряемый посткоммунистический рост не связан со скоростью реформ, но добавили, что измеренный объем производства в нереформированных странах завышен.Отсюда следует, что истинный объем производства рос быстрее в странах, проводивших больше реформ.

Коммунизм и ленинизм посетят индийскую свадьбу брата социализма | Новости искусства и культуры

Это имена сыновей районного коммунистического лидера в штате Тамил Наду, самый молодой из которых собирается жениться на Мамате Банерджи в воскресенье.

Даже маленький марксизм не пропустит, когда социализм женится на юге Индии в эти выходные с его старшими братьями коммунизмом и ленинизмом.

Все они являются потомками А Мохана, районного секретаря Коммунистической партии Индии в штате Тамил Наду, где левая идеология все еще горит докрасна.

«Мой первый сын родился во время распада Советского Союза, и везде в новостях я читал, что это конец коммунизма», - сказал Мохан информационному агентству AFP.

«Но коммунизму нет конца, пока живет человечество, поэтому я назвал своего первенца Коммунизмом», - сказал он.

Его следующих двух сыновей назвали ленинизмом - чей пятимесячный сын марксизм также будет присутствовать на свадьбе в воскресенье - и жених Социализм.

Фотографии приглашения на свадьбу с тиснением в виде серпа и молота стали вирусными в социальных сетях.

Пара собирается пожениться в воскресенье в Салеме, Тамил Наду.
Жениха зовут Социализм.
У него есть два брата, ленинизм и коммунизм.
Их отец, А Мохан, является районным секретарем Коммунистической партии Индии.
Невесту зовут Мамта Банерджи.
Ее семья поддерживает Конгресс. pic.twitter.com/21lw91oPqL

- Сумядипта (@Soumyadipta) 11 июня 2021 г.

Социализм выйти замуж за Мамату Банерджи

Будущая невеста социализма - П. Мамата Банерджи, названная дедом в честь главного министра штата Западная Бенгалия, который недавно победил правую партию премьер-министра Нарендры Моди на выборах в штате.

Тот факт, что этот другой Банерджи также положил конец нескольким десятилетиям коммунистического правления в Западной Бенгалии в 2011 году и стал его главным министром, не портит партию.

Индия больше склонялась к Советскому Союзу во время холодной войны, и такие имена, как Сталин, Ленин, Троцкий, Пушкин и даже «Правда» - название государственной газеты СССР - не являются чем-то необычным, особенно на юге страны.

Нынешний главный министр Тамил Наду - М.К. Сталин, названный отцом в честь советского коммунистического диктатора всего за несколько дней до его смерти в России.

Мохан сказал, что в именах его сыновей нет ничего необычного. По его словам, некоторые из его товарищей дали своим детям имена, такие как Москва, Россия, Вьетнам и Чехословакия.

Но он признал, что его мальчиков, особенно коммунистов, иногда дразнили в школе. Одна больница отказалась признать коммунизм, когда ему было три года.

«Они боялись названия коммунизм, и сначала у меня было много неприятностей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *