Области установления правовых основ технического регулирования: Статья 2. Основные понятия / КонсультантПлюс

Содержание

(PDF) Правовые основы технического регулирования (ПОСТ) в Российской Федерации: Учебно-методический комплекс

30

4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 но-

ября 2002 г. № 138-ФЗ (Ред. 26.12.2005) // СЗ РФ, № 46, ст. 4532, 2002,

18 ноября; Российская газета, № 2, 2006, 12 января.

5. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. (Ред.

14.11.2002) // Ведомости Верховного Совета РСФСР, № 24, ст.407,

1964, 11 июня; СЗ РФ, № 46, ст.4531, 2002, 18 ноября (утратил силу).

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24

июля 2002 г. № 95-ФЗ. (Ред. 17.11.2005) // Российская газета, № 137,

2002, 27 июля; СЗ РФ, № 48, ст.5123, 2005, 28 ноября.

7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (Ред. 3.07.2006) / Российская газета, №

256, 2001, 31 декабря; СЗ РФ, № 28, ст.2975, 2006, 10 июля.

8. Налоговый кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая (Ред.

26.07.2006) // СЗ РФ, № 31, ст.3824, 1998, 3 августа; Российская газета,

№ 162, 2006, 27 июля.

9. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-

ФЗ (Ред. 30.06.2006) // СЗ РФ, № 1 (Ч.1), ст.3, 2002, 7 января; Референт,

2006, 5 июля.

10. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ

(Ред. 2.05.2006) // СЗ РФ, № 25, ст.2954, 1996, 17 июня; Российская га-

зета, № 95, 2006, 5 мая.

11. Модельный закон об обеспечении единства измерений // Информаци-

онный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств-

участников СНГ, № 18, 1998.

12. Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 4871-1 “Об обес-

печении единства измерений” (Ред. 10.01.2003) / Российская газета, №

109, 1993, 9 июня; Парламентская газета, № 7, 2003.

13. Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 “О защите

прав потребителей” (Ред. 21.12.2004) // ВСНД и ВС РФ, 1992, № 15,

ст. 766; Парламентская газета, № 245, 2004, 29 декабря.

Техническое регулирование в сфере обращения медпродукции

Рахманов Михаил Львович
Начальник управления развития, информационного обеспечения и аккредитации Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии, д.техн.н., проф.

Такая система предполагает установление ясных, конкретных и выполнимых обязательных требований к продукции, обеспечивающих, в первую очередь, ее безопасность, повышение эффективности защиты рынка от опасной продукции, снижение технических барьеров в торговле.

Реформа технического регулирования в современных условиях должна также учитывать процессы внедрения новых технологий и совершенствование существующих, которые создают новые технологические области и сферы хозяйственной деятельности, ориентированные на внедрение инноваций. Многовекторное развитие системы технического регулирования требует, прежде всего, формирования адекватной нормативной и правовой базы.

Со времени действия Федерального закона «О техническом регулировании» в него внесены изменения, отвечающие требованиям нового и глобального подходов к техническому регулированию, принятых в Евросоюзе.

К настоящему времени принято 9 технических регламентов, на рассмотрение в Государственную Думу ФС РФ внесен 21 проект технических регламентов. В соответствии с Федеральным законом «О техническом регулировании» до 1 января 2010 г. должны быть приняты 16 первоочередных технических регламентов, в том числе о безопасности изделий медицинского назначения, пищевых продуктов. Следует принять во внимание, что реформа технического регулирования предполагает не только принятие технических регламентов, но и подготовку к каждому из них определенного пакета нормативно-правовых актов, а также разработку значительного количества стандартов для обеспечения исполнения технического регламента, включающих требования к продукции, методики испытаний и измерений и т.д. В условиях инновационного развития количество стандартов, обеспечивающих исполнение требований технического регламента, будет постоянно увеличиваться.

В этой связи подготовка и внесение изменений в соответствующие нормативно-правовые акты и нормативно-технические документы должна осуществляться регулярно.

В силу сложившихся обстоятельств представляется правильным ставить вопрос об исключении из закона сроков завершения реформы. При этом следует предусмотреть изменения, согласно которым в дальнейшем сохранятся обязательные требования стандарта по безопасности продукции до момента вступления в силу технических регламентов, охватывающих соответствующий вид продукции. Анализ правоприменительной практики реализации принятых технических регламентов позволил выявить ряд системных проблем оценки соответствия продукции требованиям технических регламентов, которые могут привести к невыполнению целей технического регулирования, появлению дополнительных административных барьеров или, наоборот, снижению уровня безопасности продукции. К таким проблемам относятся: избыточность или недостаточность форм оценки соответствия в технических регламентах, отсутствие подходов к оценке соответствия, учитывающих особенности инновационной продукции, несогласованность норм смежного законодательства и т.

д. Результаты проведенного анализа норм технических регламентов и проектов регламентов, определяющих проведение оценки соответствия продукции установленным требованиям, были рассмотрены коллегией Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии в июле 2009 г. Коллегия определила ряд мер по совершенствованию работ в данной области.

Так, в целях совершенствования механизма аккредитации предстоит подготовить предложения по внесению изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании», предусматривающие установление дополнительных критериев аккредитации, направленных на усиление требований к практической деятельности объектов аккредитации, а также на повышение ответственности экспертных организаций и экспертов при проведении работ по аккредитации. Планируется подготовить предложения по внесению изменений в Постановление Правительства РФ от 24.02.09 №163, учитывающих международный подход к аккредитации.

Проблемы в практике применения технических регламентов, связанные с отсутствием в них правил и процедур оценки соответствия, могут быть частично решены путем разработки и принятия соответствующих национальных стандартов. С этой целью в 2008 г. Ростехрегулированием утверждена перспективная программа стандартизации в области оценки соответствия на 2009–2011 гг. В рамках этой программы ежегодно разрабатываются Национальные стандарты, устанавливающие правила подтверждения соответствия продукции требованиям принятых техническим регламентов. До конца 2009 г. Федеральное агентство подготовит ряд методических документов, предназначенных как для разработчиков технических регламентов, так и для предприятий, реализующих нормы технических регламентов, с учетом экономического анализа и европейского опыта в области оценки соответствия. Анализ показывает, что к 2010 г. уровень гармонизации Национальных стандартов должен быть увеличен до 40%, чему в немалой степени будет способствовать реализация «Перспективной программы развития Национальных стандартов, обеспечивающих их гармонизацию с международными стандартами в научно-технической и производственной сферах».

Для применения и исполнения технических регламентов следует в приоритетном порядке осуществлять подготовку предложений по разработке стандартов. Разработка новых стандартов, как правило, может быть начата только после того, как текст проекта технического регламента готов, либо находится на стадии готовности к его утверждению.

В общей сложности предстоит создать доказательную базу 16 первоочередных технических регламентов объемом около 6 тыс. Национальных стандартов. В 2008 г. в инициативном порядке Ростехрегулированием разработан проект Федерального закона «О стандартизации». Правоприменительная практика в области стандартизации показала, что Федеральный закон «О техническом регулировании» не охватывает все области, нуждающиеся в систематизации и регламентации имеющихся и возникающих вновь вопросов, оптимально решаемых методами стандартизации, не учитывает роль и возможности стандартизации в современных условиях функционирования экономики и социальной сферы, а также проводимой государственной политики по интеграции страны в мировую экономику. Положения законопроекта направлены на формирование правовых и организационных основ стандартизации, которые должны стать едиными и обязательными для всех субъектов стандартизации, в целях решения важнейших государственных задач.

В экономической сфере это обеспечение единства и целостности экономического пространства РФ, повышение качества и конкурентоспособности российской продукции, работ и услуг, реализуемых на внутреннем и внешнем рынках, стратегическое продвижение технологических инноваций, обеспечение рационального использования ресурсов, устранение технических барьеров в торговле. В социальной сфере: улучшение качества жизни, уровня здравоохранения, решение экологических проблем, обеспечение охраны труда, защита прав потребителей, реализация приоритетных национальных проектов. Таким образом, закон должен определить статус и роль стандартизации как ключевого фактора поддержки государственной социально-экономической политики и эффективного инструмента обеспечения конкурентоспособности отечественной промышленности.

Для завершения очередного этапа реформы технического регулирования коллегией Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии приняты следующие решения: в области методического обеспечения технического регулирования разработать рекомендации по выбору рационального состава форм оценки соответствия в технических регламентах, рекомендации по разработке раздела «Оценка соответствия» технических регламентов, рекомендации по введению в действие технических регламентов, рекомендации, устанавливающие требования к экспертам и специалистам в области технического регулирования.

Будут также внесены изменения в основополагающие стандарты национальной системы стандартизации в части определения требований к разработке и содержанию национальных стандартов, используемых для подтверждения требований технических регламентов.

Кроме того, Ростехрегулирование планирует подготовить предложения по внесению изменений в КоАП РФ, Уголовный кодекс РФ в части установления ответственности за нарушение требований технических регламентов, а также за недостоверность и необъективность результатов исследований (испытаний) и измерений. В целом, Федеральному агентству совместно с заинтересованными органами исполнительной власти, в том числе с Росздравнадзором, предстоит большая, ответственная работа в ходе реформы технического регулирования.

Выступление на пленарном заседании конференции «ФармМедОбращение»

Правовые аспекты стандартизации в Российской Федерации в условиях реформы технического регулирования

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются вопросы технического регулирования в условиях медленно протекающей реформы, проблема определения места технических регламентов в российской правовой системе и подходы государства к стандартизации в условиях современного технического регулирования. Приводится сравнительный анализ правового регулирования стандартизации в отношении оборонной продукции и продукции гражданского назначения.

ABSTRACT

This article considers the issues of technical regulation in the slow flowing reform. The problem of determination of technical regulations in the Russian legal system and approaches to standardization in the modern technical regulation are discussed. The comparative analysis of legal regulation of standardization in respect of defence products and civilian products is given.

 

Актуальность темы стандартизации и технического регулирования в Российской Федерации обусловлена медленно протекающей реформой технического регулирования в России; изменчивым подходом государства к вопросам стандартизации в условиях проводимой реформы; отсутствием конституционного закрепления понятия «технического регулирования» и неопределенностью места технического регулирования в классификаторе правовых актов [5].

Обзор юридической и научной литературы показал, что учеными и юристами недостаточно полно изучены правовые вопросы технического регулирования и стандартизации в Российской Федерации, правовая природа технических регламентов. Нечетко определено место технического регламента в классификаторе правовых актов и в системе права России.

Рассмотрим понятие технического регулирования, вопросы и этапы проводимой в России реформы технического регулирования.

Техническое регулирование, в международном понимании этого термина, включает деятельности по стандартизации, разработке и применению технических регламентов, а также по оценке соответствия.

Согласно Федеральному закону «О техническом регулировании», техническое регулирование – это правовое регулирование отношений в области установления, применения и исполнения обязательных требований к продукции, процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, а также в области применения на добровольной основе требований к продукции, процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг и правовое регулирование отношений в области оценки соответствия [7].

Несмотря на то, что понятие «техническое регулирование» на первый взгляд воспринимается как термин, имеющий отношение к технике, процессам производства и определению порядка обращения с орудиями и средствами производства, в действительности это совсем не так. Понятие «техническое регулирование» имеет социальный характер и сугубо юридическое содержание.

Необходимо отметить отсутствие конституционного закрепления понятий «технического регламента» и «технического регулирования» в отличие от стандартов. Последние прямо указываются в Конституции РФ и находятся в ведении Российской Федерации [4].

Правовой основой проводимой в России реформы технического регулирования стал принятый в 2002 году Федеральный закон «О техническом регулировании», заложивший новую модель технического регулирования, направленную, прежде всего, на ее гармонизацию с международными принципами. Это позволит снять имеющиеся торговые барьеры и создаст благоприятные условия для свободного обращения товаров на международном рынке, а также увеличения экспорта российских товаров.

Научное и инженерное сообщества страны негативно восприняли принятый закон, резко выступая против его принятия и не соглашаясь как с концепцией документа, так и с его содержанием.

С момента принятия Федерального закона специалисты отмечали множество противоречий в его содержании, отсутствие методической базы для разработки технических регламентов, существенные расхождения с международными, и прежде всего европейскими, подходами к разработке технических регламентов, а также документами ВТО.

Законодательная новелла с трудом вписывается в российскую правовую систему. Юридическая наука оказалась не готовой к новому взгляду на технические нормы. Если говорить о месте технического регулирования в системе права, оправданно «приписывать» технические нормы к источникам административного права. Это создает перспективу формирования отрасли права о техническом регулировании как подотрасли административного законодательства. Проблема определения места технического регулирования в российской правовой системе, в том числе отнесения к предметам ведения РФ и субъектов РФ или только Федерации, осложнена отсутствием конституционного закрепления понятия «технического регулирования». В отличие от технических регламентов стандарты прямо указаны в Конституции РФ и относятся к предмету ведения РФ.

Снижение технических барьеров в торговле в соответствии с требованиями ВТО осуществлено в России посредством установления единственного и основного требования к продукции – безопасности, другие требования к продукции являются (факультативными) добровольными. Исключением является оборонная продукция, в отношении которой требования стандартов остались по-прежнему обязательными. За их нарушение в ст. 14.49 КоАП РФ установлена административная ответственность [3].

Положение дел с качеством продукции гражданского назначения и стандартизацией, посредством которой обеспечивается ее качество, на законодательном уровне обстоит иначе. Основным свойством продукции в условиях современного технического регулирования является безопасность. Требования стандартов к таким показателям качества, как надежность, долговечность и другим являются, в лучшем случае, добровольными или отсутствуют вовсе. Среди специалистов существует мнение о том, что, учитывая индивидуальность и разнообразие требований потребителей к качеству продукции, стандарты в этих условиях не могут быть обязательными. В противном случае свойства и ассортимент продукции будет ограниченным, так как жестко урегулирован государством в форме обязательных требований стандартов. Однако с указанной позицией можно согласиться лишь частично в связи с разным представлением специалистов о содержании стандартов. Авторы придерживаются позиции, в которой стандарты должны содержать минимально необходимые требования для обеспечения гарантированного, минимально необходимого качества продукции, при несоответствии которым продукция не должна попадать в гражданский оборот.

Очевидно, что в условиях рыночной экономики при недостаточно развитой конкуренции качество продукции не будет удовлетворять потребности потребителя. Таким образом, повышается вероятность потребления некачественной продукции (работ, услуг). В этих условиях основным правовым актом, направленным на защиту потребителя, является Федеральный закон «О защите прав потребителей». Однако предметом регулирования указанного закона являются отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами, при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг). Закон устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды. На законодательном уровне закрепляются права на получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), на просвещение, право на государственную и общественную защиту интересов потребителя. Закон определяет механизм реализации этих прав без указания способов обеспечения качества продукции. Можно сказать, что рассматриваемый Федеральный закон направлен на защиту потребителя от некачественной продукции, однако носит декларативный характер, так как в нем отсутствуют нормы, обеспечивающие надлежащее качество продукции (работ, услуг). Возвращаясь к сравнению с оборонной продукцией, поставляемой по государственному оборонному заказу, интересы заказчика по качеству продукции, помимо соответствующих достаточно жестких условий государственного контракта, охраняются ст. 14.55 КоАП РФ. За нарушение условий государственного контракта, касающихся комплектности, качества, количества и сроков, указанной статьей КоАП РФ предусмотрена административная ответственность должностных лиц исполнителя (поставщика).

Очевидно, что государство предъявляет достаточно высокие требования к качеству оборонной продукции, обусловленные ее характером и предназначенной для выполнения одной из основных функций государства – обороны страны.

С принятием Федерального закона «О техническом регулировании» утратил силу Закон РФ «О стандартизации» 1993 года. Таким образом, стандартизация потеряла прежнее многолетнее самостоятельное значение и заняла второстепенное вспомогательное место в техническом регулировании в России. Стандарты разрабатываются для обеспечения выполнения требований технических регламентов.

Основным принципом стандартизации в Законе назван принцип добровольного применения документов в области стандартизации, что соответствует международным соглашениям по вопросам технического регулирования.

Согласно Закону «О техническом регулировании», «технический регламент может быть принят международным договором Российской Федерации, подлежащим ратификации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в соответствии с международным договором Российской Федерации, ратифицированным в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Технический регламент может быть принят указом Президента Российской Федерации, или постановлением Правительства Российской Федерации, или нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию в соответствии с положениями настоящего Федерального закона» [7]. Регламент устанавливает обязательные для применения и исполнения требования к объектам технического регулирования.

Стандарты приобрели добровольный характер и предназначены главным образом для реализации требований технических регламентов.

Отношение государства к стандартизации постепенно меняется, принимается «Концепция развития национальной системы стандартизации Российской Федерации на период до 2020 года», одобренная распоряжением Правительства РФ от 24. 09.2012 г. № 1762-р [6]. Согласно Концепции, стандартизация является одним из ключевых факторов, влияющих на модернизацию, технологическое и социально-экономическое развитие России, а также на повышение обороноспособности и безопасности государства.

Во исполнение Концепции разработан законопроект «О стандартизации в Российской Федерации», который распоряжением Правительства РФ от 26 июня 2014 года N 1141-р «О проекте федерального закона «О стандартизации в Российской Федерации» был внесен на рассмотрение в Государственную Думу Федерального Собрания РФ, 29 июня 2015 года указанный Закон был подписан Президентом РФ.

Настоящий закон о стандартизации направлен на восстановление и повышение на законодательном уровне статуса и значения системы стандартизации в Российской Федерации, что в перспективе повысит и качество продукции, производимой в России.

Вместе с тем, несмотря на принятие нового, самостоятельного закона, одним из принципов стандартизации в Российской Федерации в ст. 4 Закона по-прежнему первым назван принцип добровольности применения документов по стандартизации [8].

Сравнительный анализ подходов государства к техническому регулированию и стандартизации в отношении оборонной продукции и продукции народного хозяйства показал, что они значительно отличаются, что обусловлено понятной заинтересованностью государства к качественному вооружению, военной и специальной технике, необходимой для обеспечения обороны и безопасности Российской Федерации.

Главным отличием в подходах государства является обязательность требований документов по стандартизации оборонной продукции и наличие соответствующих охранительных норм, установленных в КоАП РФ. Анализ особенностей стандартизации оборонной продукции показал также отличие и в перечне документов по стандартизации. В отношении оборонной продукции перечень значительно больше номенклатуры документов по стандартизации в отношении продукции гражданского назначения. Например, в отношении оборонной продукции существуют такие документы, как отраслевые стандарты, которые имели до реформы технического регулирования широкое применение в отношении гражданской продукции, так как учитывали специфику каждой отрасли и были прямо предусмотрены «старым» законом «О стандартизации» 1993 года. Современный же закон о стандартизации такого вида стандарта не содержит, появился новый вид документа по стандартизации – технические условия, которые принимаются в форме стандарта организации. Однако в отношении данного вида документов в научно-техническом сообществе возникли вопросы в связи с тем, что технические условия (ТУ) до момента принятия закона о стандартизации имели статус только конструкторского документа, порядок разработки которого установлен ГОСТ 2.114. Думается, что в этих условиях ТУ будут разрабатываться сначала в виде конструкторского документа с последующим преобразованием в стандарт организации, требования к оформлению которому регламентированы ГОСТ Р 1.4-2015.

По результатам анализа подходов государства к вопросам стандартизации в различное время можно сказать, что целесообразно распространить подход государства к стандартизации оборонной продукции в отношении товаров народного потребления с приданием стандартам обязательного характера и установлением ответственности за их нарушение. Данный подход повысит роль стандартов в обеспечении качества народнохозяйственной продукции до достижения определенного уровня конкурентоспособности. В условиях намеченного курса импортозамещения в связи с применением антироссийских санкций это будет способствовать увеличению качества продукции отечественных производителей.

 


Список литературы:

1. Белобрагин В.Я. Основы технического регулирования: учеб. пособие. – 2-е изд., исправ. и доп. – М.: РИА «Стандарты и качество», 2008. – 424 с.
2. Ефанова И. Стандартизация в XXI веке // Стандарты и качество. – 2015. – № 9. – С. 20-23.
3. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // «Собрание законодательства РФ», 07.01.2002, № 1 (ч.1), ст. 1.
4. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30. 12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // «Собрание законодательства РФ», 04.08.2014, № 31, ст. 4398.
5. Указ Президента РФ от 15.03.2000 № 511 «О классификаторе правовых актов» // «Собрание законодательства РФ», 20.03.2000, № 12, ст. 1260.
6. Распоряжение Правительства РФ от 24.09.2012 г. № 1762-р «Об одобрении Концепции развития национальной системы стандартизации РФ на период до 2020 года» // «Собрание законодательства РФ», 01.10.2012, № 40, ст. 5485.
7. Федеральный закон от 27.12.2002 № 184-ФЗ (ред. от 05.04.2016) «О техническом регулировании» // «Собрание законодательства РФ», 30.12.2002, № 52 (ч. 1), ст. 5140.
8. Федеральный закон от 29.06.2015 № 162-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О стандартизации в Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 06.07.2015, № 27, ст. 3953.

3.2 Характеристика ФЗ № 184-ФЗ «О техническом регулировании». Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека

Похожие главы из других работ:

Банковский сектор как объект государственного регулирования

1.
2 Законодательство о правовом регулировании банковской деятельности

Законодательство о правовом регулировании банковской деятельности традиционно разделяется на четыре вида: · специальное законодательство; · смешанное законодательство; · отчетное законодательство; · налоговое законодательство…

Исследование нормативно-правового акта как источника права

2.2 Доктрина и доктринальность: применение в правовом регулировании

В целом право рассматривается как универсальная категория, а потому в качестве средств регулирования использует как писаные, так и неписаные формы права. В последнем случае в числе неписаных форм права подразумевается и правовая доктрина…

Лицензирование и сертификация

2.3 Федеральный закон о техническом регулировании

Закон регулирует отношения, возникающие при установлении как обязательных требований, так и добровольных правил и характеристик в отношении продукции, процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации. ..

Научно-технический прогресс и международное право

1.2 Международные соглашения о научно-техническом сотрудничестве

В настоящее время стала развиваться такая отрасль взаимоотношений между государствами, как научно-техническое сотрудничество. Заключая договоры в области научно-технического сотрудничества…

Правовое регулирование земельных отношений

2.2 Опыт Германии в регулировании земельных отношений

Немецкая система управления недвижимостью, исходя из юридических традиций стран, которые относятся к этой группе, отличается от прежде рассмотренных систем регистрации, прежде всего, детально обработанными процедурами…

Правовые системы современности

2.2 Правовые системы, основанные на традиционном и религиозном регулировании

Значительным своеобразием обладают правовые системы, основанные на традиционном и религиозном регулировании, где право не рассматривается как результат рациональной деятельности человека, а тем более государства. ..

Расторжение брака через органы ЗАГС

Глава 2. Правовые аспекты в регулировании бракоразводного процесса

Соотношение норм права и иных социальных регуляторов

1.3 Функции социальных норм в нормативном регулировании

Из приведённого нами определения социальных норм видно, что в основном «юридическая наука рассматривает данное явление как регулятор общественных отношений» Теория государства и права: учебник для вузов. Отв. ред. д. ю. н., проф. В. Д. Перевалов…

Сравнительный анализ подходов к стандартизации в законах «О стандартизации» (1993) и «О техническом регулировании» (2002)

Глава 1. Федеральные законы Российской Федерации «О стандартизации» (1993) и «О техническом регулировании» (2002)

Сравнительный анализ подходов к стандартизации в законах «О стандартизации» (1993) и «О техническом регулировании» (2002)

1.2 Общие положения Федерального закона «О техническом регулировании» (2002)

Статья 1. Сфера применения настоящего Федерального закона 1. Настоящий Федеральный закон регулирует отношения, возникающие при: Ш разработке, принятии, применении и исполнении обязательных требований к продукции, процессам производства…

Сравнительный анализ подходов к стандартизации в законах «О стандартизации» (1993) и «О техническом регулировании» (2002)

2.2 Сравнительный анализ Федеральных Законов Российской Федерации «О стандартизации» (1993) и «О техническом регулировании» (2002)

Федеральный закон «О техническом регулировании» не распространяется на многие области, традиционно являющимися объектами стандартизации: социально-экономических, организационных, санитарных…

Стандартизация и сертификация услуг, их правовые основы

1. Основные проблемы в области стандартизации социально-культурных и туристических услуг в РФ. Закон РФ «О техническом регулировании» и его роль в развитии отечественной стандартизации

В соответствии с Законом Российской Федерации «О стандартизации», стандартизация — это деятельность по установлению норм, правил и характеристик для обеспечения некоторых целей. Они упомянуты ниже. Кроме того…

Функции права в государственном регулировании ввоза и вывоза оружия (на примере таможенной системы РФ)

Глава 1. Функции права и их роль в государственном регулировании

Хозяйственная и торговая деятельность

4. Понятие безопасности продукции, процессов производства, эксплуатации (по Закону «О техническом регулировании»)

Закон «О техническом регулировании» [Глава 1] [Статья 2] Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия: — безопасность продукции, процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки…

Частноправовой метод регулирования общественных отношений

3. Роль государства в регулировании общественных отношений

Деятельность государства, в сфере правового регулирования имущественных и личных неимущественных отношений осуществляемая преимущественно частноправовыми методами, подразумевает и наличие императивных начал, к числу которых, прежде всего. ..

Из Африки (и Ближнего Востока): правила конфиденциальности вступают в силу быстрыми темпами

Страны Африки и Ближнего Востока принимали законы о конфиденциальности данных головокружительными темпами в течение последних нескольких лет, намного опережая темпы других регионов мира, таких как Азия и Америка.[1] За последнее десятилетие в этом регионе было принято 24 закона; 14 из них были только за последние пять лет. Для сравнения, за тот же 10-летний период было принято 13 новых законов в Азии и 21 в Америке.Все указывает на то, что правила конфиденциальности в регионе будут продолжать расти быстрыми темпами до 2021 года и далее. Правоприменение также, вероятно, усилится в регионе, поскольку все больше стран создают свои органы по защите данных, и эти режимы конфиденциальности начинают развиваться.

У этого региона есть несколько отличительных черт, отличающих его от других регионов мира, особенно в отношении трансграничной передачи и требований к регистрации. Вопреки общемировой тенденции минимизировать требования к регистрации, большинство законов в этом регионе требуют, чтобы организации регистрировали деятельность по обработке данных в органе по защите данных (DPA).Более того, с его разнообразным набором трансграничных правил ландшафт конфиденциальности данных в этом регионе сродни Дикому Западу.

Взрыв новых и несопоставимых законов в этом регионе за такой относительно короткий период времени в сочетании с тем фактом, что почти треть этих юрисдикций еще не создали свои DPA, затрудняет для компаний разработку региональных требований к конфиденциальности. подходы, не говоря уже об их интеграции в свои глобальные программы соответствия. Тем не менее важно учитывать эти различия при разработке программ соблюдения конфиденциальности.В этом предупреждении обсуждаются некоторые общие черты и различия между режимами конфиденциальности в регионе, а также указываются юрисдикции, которые, вероятно, примут новые или измененные законы в ближайшие несколько лет

Характеристики современного регионального ландшафта: сходства и различия

Тридцать четыре юрисдикции в регионе теперь имеют всеобъемлющие законы о конфиденциальности. [2] Более двух третей этих законов (24) были приняты в течение последнего десятилетия, из них 14 — за последние пять лет.Новейшие законы приняты в Республике Конго, Египте, Кении, Нигерии, Того и Уганде. Кроме того, за последние три года были внесены поправки в действующие законы Бенина, Маврикия и ОАЭ (DIFC и ADGM).

Несмотря на то, что они имеют одни и те же основные элементы защиты данных, все эти законы имеют особые правила, которые сильно отличаются друг от друга и от правил, действующих в других регионах. Однако внедрение программ обеспечения конфиденциальности данных в соответствии с этими правилами может оказаться сложной задачей, особенно в тех юрисдикциях, которые еще не создали свои DPA.[3]

Объем. Большинство законов этого региона распространяются только на обработку внутри страны. Однако три имеют экстерриториальные положения: Бенин, Катар и Уганда. Закон Бенина применяется к обработке контролерами или обработчиками в Бенине, независимо от того, происходит ли обработка в Бенине или за его пределами. Это также относится к контролерам и процессорам, не зарегистрированным в Бенине, которые обрабатывают личную информацию людей в Бенине, где эта деятельность по обработке относится к:

  • предложение товаров или услуг людям в Бенине, независимо от того, обязаны ли они платить или нет;
  • наблюдение за поведением отдельных лиц, поскольку такое поведение имеет место в Бенине; или
  • Обработка
  • , которая происходит в государстве-члене Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС).

Закон Катара применяется к обработке контролерами, обработчиками и операторами веб-сайтов, а закон Уганды применяется к организациям в Уганде, которые обрабатывают личную информацию, или организациям за пределами Уганды, которые обрабатывают личную информацию, относящуюся к гражданам Уганды.

Трансграничные переводы. Хотя большинство юрисдикций (31) налагают ограничения на трансграничную передачу персональных данных, набор правил настолько разнообразен, что практически невозможно дать им содержательную характеристику. [4]

Адекватность. Двадцать девять из этой 31 страны разрешают передачу в страны, обеспечивающие надлежащую защиту; однако большинство (24) не опубликовали свои списки адекватных стран. Из пяти, которые есть, их списки сильно различаются. Например, Кот-д’Ивуар признает государства-члены ЭКОВАС[5]; Чад признает государства-члены Центральноафриканского экономического и валютного сообщества (CEMAC) и Экономического сообщества центральноафриканских государств (CEEAC)[6]; Лесото признает государства-члены, которые перенесли требования к защите данных Сообщества по вопросам развития стран юга Африки (САДК)[7]; Марокко признает государства-члены ЕЭП и Канаду; а ОАЭ/DIFC и ADGM признают государства-члены ЕЭЗ, а также другие юрисдикции, признанные ЕС, как обеспечивающие адекватную защиту.

Для переноса в подходящую страну восьми из этих 29 стран дополнительно требуется разрешение, уведомление или лицензия DPA: Бенин, Республика Конго, Египет, Гвинея, Марокко, Сенегал, Того и Тунис. Две из этих стран, Республика Конго и Того, еще не создали DPA.

Адекватные меры защиты. Двадцать две из 29 стран разрешают передачу при наличии надлежащих мер защиты, таких как договорные положения, но во многих случаях DPA также должны одобрять передачу и/или договорные положения.Лишь несколько DPA (в зонах свободной торговли ОАЭ/DIFC и ADGM) выпустили собственные положения. В качестве альтернативы Израиль разрешает использование стандартных договорных условий ЕС с небольшими изменениями.

Правовые основы. Все законы, кроме нескольких, разрешают переводы в несоответствующие страны при условии, что применяется одно из правовых оснований, указанных в законе. Однако эти правовые основания сильно различаются. Некоторые предусматривают одно или несколько правовых оснований, таких как согласие, договорная необходимость, жизненно важные интересы и/или юридическое требование; некоторые разрешают такие передачи только на основе согласия, в то время как другие ограничивают использование согласия теми передачами, которые являются ограниченными и конкретными. Многие законы также требуют разрешения DPA для таких переводов. Напротив, законы таких стран, как Буркина-Фасо, Кот-д’Ивуар, Гвинея, Нигер и Тунис, не предусматривают никаких правовых оснований, кроме разрешения DPA.

Уведомление о нарушении. Более трети законов (14) требуют уведомления в случае утечки данных.[8] В пяти юрисдикциях не требуется уведомление отдельных лиц и/или DPA, если отсутствует риск причинения вреда в результате нарушения.Остальные девять юрисдикций требуют уведомления DPA в случае любого нарушения безопасности данных. В то время как многие законы требуют, чтобы уведомление было направлено физическим лицам и/или DPA только «как можно скорее» или «без задержки», другие (Республика Конго, Египет, Маврикий и ОАЭ/ADGM) требуют уведомления. в DPA в течение 72 часов. Большинство из них требует, чтобы как отдельные лица, так и DPA были уведомлены о нарушении.

Правовые основания для обработки. Почти половина законов (16) не разрешает обработку на основе законных интересов. Вместо этого законы опираются на другие правовые основания, такие как согласие, договорная необходимость, юридические требования или жизненные интересы. Только две страны, Израиль и Мали, прямо не требуют юридических оснований для обработки. Вместо этого они указывают, что обработка для целей, отличных от тех, для которых была предоставлена ​​информация, представляет собой нарушение конфиденциальности.

Индивидуальные права. Права доступа и исправления должны быть предоставлены во всех странах. Более двух третей законов (24) предусматривают права на удаление данных, а четверть (8) — права на переносимость данных.Сроки ответа на индивидуальные запросы о правах также сильно различаются: 12 стран требуют ответов на запросы о правах в течение 30 дней или более; два в течение 21 дня; восемь в течение 10-15 дней; и один в течение шести дней. Десять не указывают конкретный период времени.

Сотрудник по защите данных (DPO). Более четверти юрисдикций (10) требуют назначения DPO: Бенин, Республика Конго, Египет, Мадагаскар, Маврикий, Нигерия, Южная Африка, Тунис, Уганда и ОАЭ/DIFC.

Регистрация. В то время как во всем мире наблюдается тенденция к минимизации требований к регистрации, большинство законов в регионе (31) требуют, чтобы организации регистрировали процессинговую деятельность в DPA. Страны, которые не предъявляют требований к регистрации, — это Республика Конго, Нигерия и Катар.

Безопасность. Немногим более половины стран (18) имеют определенные или очень подробные положения о безопасности.Странами с подробными обязательствами по безопасности являются Бенин, Израиль, Сенегал и ОАЭ/DIFC. Три страны, Бенин, Кот-д’Ивуар и Нигерия, требуют ежегодно представлять в DPA отчеты о соблюдении требований безопасности или аудиторские отчеты.

Оценка воздействия на защиту данных (DPIA). Большинство законов региона не требует от организаций проведения DPIA. DPIA требуются только в Бенине, Республике Конго, Израиле, Кении, Маврикии, Южной Африке и ОАЭ/DIFC.

Правоприменение. С вступлением в силу нескольких новых законов за последние два года и недавним учреждением DPA в Кении и Уганде, которые, скорее всего, последуют в ближайший год или около того, правоприменительная деятельность в регионе, вероятно, усилится. Наиболее активными были DPA в Бенине, Гане, Израиле, Мали, Маврикии, Марокко, Сенегале и Тунисе; DPA в Нигерии и Южной Африке также, вероятно, вскоре присоединятся к этому списку. В прошлом году DPA Нигерии начало выдавать уведомления о несоблюдении требований организациям, которые не представили требуемые проверки защиты данных.В Южной Африке DPA существует уже несколько лет, но применение закона о конфиденциальности данных начнется только с 1 июля 2021 года.

Недавно принятые законы о конфиденциальности

Ниже приводится краткий обзор недавно принятых законов:

Бахрейн. Закон Бахрейна о защите персональных данных, Закон № 30 от 2018 г., вступил в силу 1 августа 2019 г. DPA еще не создан; однако Министерство юстиции временно приняло на себя свои функции и полномочия до тех пор, пока независимому органу не будет выделен бюджет и не будет создан совет директоров.

Республика Конго. Закон № 29-2019 о защите персональных данных вступил в силу в ноябре 2019 года; к ноябрю 2020 года требуется соблюдение требований организациями частного сектора. DPA еще не установлен.

Египет. Закон о защите персональных данных № 151 от 2020 г. вступил в силу 14 октября 2020 г.; соблюдение требуется через год после издания исполнительных постановлений. Ожидается, что эти правила будут опубликованы до 14 апреля 2021 года.ДПН еще не создан.

Кения. Закон о защите данных 2019 г. вступил в силу в ноябре 2019 г.; однако уполномоченный по защите данных был назначен совсем недавно, в ноябре 2020 года.

Нигерия . Постановление о защите данных 2019 г. («Положение») было выпущено Национальным агентством по развитию информационных технологий (NITDA) в январе 2019 г. Впоследствии NITDA выпустило проект концепции реализации защиты данных для Постановления, которую оно рекомендовало компаниям использовать в качестве руководства по соблюдению до тех пор, пока выдается окончательный текст. Окончательный текст еще не опубликован в окончательном виде. Тем временем, как обсуждается ниже, в настоящее время предпринимаются усилия по разработке нового и более всеобъемлющего закона о защите данных.

Южная Африка. Несмотря на то, что Закон Южной Африки о защите личной информации был принят в 2013 году, он вступил в силу только 1 июля 2020 года. Организациям дали срок до 1 июля 2021 года для соблюдения закона. DPA работает с 2016 года.

Того. Закон о защите персональных данных вступил в силу в октябре 2019 г., введение в действие началось в октябре 2020 г.; однако DPA еще не создан.

Уганда. Закон Уганды о защите данных и конфиденциальности 2019 г. был принят в феврале 2019 г. и вступил в силу в феврале 2020 г. Однако необходимые подзаконные акты еще не изданы. Министерство ИКТ и национального руководства опубликовало для общественного обсуждения проект Положения о защите данных и конфиденциальности 2020 г. («Проект постановления»), в котором, среди прочего, рассматриваются положения, касающиеся регистрации, уведомления о нарушениях безопасности и требований DPO.Закон предусматривает создание офиса по защите данных в рамках Национального управления информационных технологий; однако в настоящее время нет никаких указаний на то, что этот офис был создан.

ОАЭ/DIFC . Новый закон о защите данных, Закон DIFC № 5 от 2020 г., вступил в силу 1 июля 2020 г. и заменил закон о защите данных DIFC 2007 г. В ответ на пандемию правительство объявило, что предприятиям, подпадающим под действие закона, будет предоставлен трехмесячный льготный период до 1 октября 2020 года для приведения в соответствие с законом.Хотя закон в целом соответствует Общему регламенту ЕС по защите данных, существуют некоторые заметные различия в положениях, касающихся, например, согласия, индивидуальных прав, регистрации и уведомления о нарушении безопасности.

Новые законы ожидаются в 2021 году и далее

Ожидаемые поправки к действующим законам

Израиль. Спустя почти 40 лет после вступления в силу Закона Израиля о защите конфиденциальности 5741-1981 Министерство юстиции Израиля объявило в 2020 году о своих планах обновить закон с учетом новых технологических разработок.В декабре 2020 года он провел консультации, чтобы узнать мнение общественности о том, как следует внести поправки в закон. Кроме того, с 2018 года предпринимаются усилия по улучшению и обновлению надзорных и правоприменительных возможностей DPA.

Изменения в странах, где нет законов о конфиденциальности

В ближайшие пару лет мы ожидаем принятия новых законов, возможно, в Иордании, Намибии, Нигерии, Саудовской Аравии и Зимбабве:

Иордания. Министерство цифровой экономики и предпринимательства представило в Совет министров проект закона о защите данных, который в январе 2020 года был опубликован на сайте Бюро законодательства и мнений. В случае принятия законопроект, среди прочего, установит общие принципы защиты данных, потребует юридических оснований для обработки персональных данных, обеспечит индивидуальные права, включая право на забвение и переносимость данных, наложит требования об уведомлении о нарушениях в течение 72 часов и ограничит трансграничная передача персональных данных в страны, обеспечивающие надлежащие правила защиты. DPA будет создан в Министерстве цифровой экономики и предпринимательства.

Намибия. Министерство информационных и коммуникационных технологий (MICT), как сообщается, работает над проектом закона о защите данных. В феврале 2020 года Министерство приняло участие в семинаре по разработке законодательства о защите данных, организованном совместно с Советом Европы.

Нигерия. Правительство Нигерии разработало закон о защите данных, Закон о защите данных 2020 года, который, как ожидается, будет представлен в Национальном собрании.В отличие от практически всех других законов, принятых в мире, предлагаемый закон будет регулировать персональные данные физических и юридических лиц (как общедоступных, так и частных). Кроме того, это будет применяться к обработке контролерами, зарегистрированными в Нигерии, контролерами, не зарегистрированными в Нигерии, которые используют оборудование в Нигерии для обработки персональных данных, а также контролерами (независимо от их учреждения), которые осуществляют обработку информации, касающейся физических лиц, проживающих внутри или за пределами Нигерии и персональные данные, которые частично или полностью происходят из Нигерии. Как и другие законы, этот закон устанавливает основные принципы и правовые основы (такие как законные интересы, договорная необходимость и согласие) для обработки персональных данных, обеспечивает индивидуальные права, включая права на удаление и переносимость данных, и налагает требования безопасности, включая конкретные обязательства по процессоры данных. Кроме того, он накладывает ограничения на трансграничные переводы и требует предоставления ежегодных аудиторских отчетов и уведомления об утечках данных в течение 48 часов.Наконец, он предусматривает создание Комиссии по защите данных и налагает уголовные наказания за нарушения закона.

Саудовская Аравия. Национальное управление данных Саудовской Аравии (NDMO), организация, отвечающая за управление данными в Королевстве, недавно выпустила Временные правила национального управления данными («Временные правила»), но их правовой статус (будь то обязательные правила или добровольное руководство) остается неясным. Временные правила касаются таких областей, как классификация данных, обмен данными и конфиденциальность данных, в ожидании дальнейших правил или законодательства в этой области.Положения, касающиеся конфиденциальности данных, среди прочего, налагают требования к локализации данных, которые требуют, чтобы контролеры хранили и обрабатывали персональные данные в пределах страны, если контролеры не получили предварительное письменное разрешение от регулирующих органов, и требовали согласия на обработку персональных данных в большинстве случаев и уведомления об утечке данных в течение 72 часов.

Зимбабве. Законопроект о кибербезопасности и защите данных в настоящее время находится на рассмотрении парламента.В прошлом году были проведены публичные слушания и консультации по предложенному закону, и ожидается, что законодательный орган приступит к принятию закона в 2021 году. Законопроект вызвал споры, в основном в отношении положений, предусматривающих уголовную ответственность за определенные формы онлайн-выступлений и деятельности. Критики заявляют, что эти положения подорвут свободу слова и свободу СМИ. Что касается положений, связанных с защитой данных, законопроект устанавливает общие правила обработки персональных данных, включая конфиденциальные данные, такие как генетические, биометрические данные и данные о состоянии здоровья, и устанавливает требования об уведомлении, согласии и уведомлении о нарушениях.

Это было переиздано в Отчете Pratt’s Privacy & Cybersecurity Law Report .


[1] Ознакомьтесь с уведомлениями наших клиентов о законах о конфиденциальности в Азии и Америке.

[2] Этими юрисдикциями являются Алжир, Ангола, Бахрейн, Бенин, Ботсвана, Буркина-Фасо, Кабо-Верде, Чад, Республика Конго, Кот-д’Ивуар, Египет, Экваториальная Гвинея, Габон, Гана, Гвинея, Израиль, Кения, Лесото, Мадагаскар, Мали, Мавритания, Маврикий, Марокко, Нигер, Нигерия, Катар, Сан-Томе и Принсипи, Сенегал, Сейшельские острова, ЮАР, Того, Тунис, Уганда и Объединенные Арабские Эмираты (в двух зонах свободной торговли – Дубайская Международный финансовый центр (DIFC) и Глобальный рынок Абу-Даби (ADGM)). Закон Мавритании еще не вступил в силу. Для вступления закона в силу должен быть издан исполнительный указ. Кроме того, закон на Сейшельских островах не действует.

[3] Юрисдикциями являются Алжир, Бахрейн, Ботсвана, Республика Конго, Египет, Экваториальная Гвинея, Лесото, Мадагаскар, Мавритания и Того.

[4] Законы Ганы, Катара и Сейшельских островов не ограничивают трансграничную передачу персональных данных.

[5] Государствами-членами ЭКОВАС являются Бенин, Буркина-Фасо, Кабо-Верде, Кот-д’Ивуар, Гамбия, Гана, Гвинея, Гвинея-Бисау, Либерия, Мали, Нигер, Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне и Того.

[6] Шестью членами CEMAC являются Габон, Камерун, Центральноафриканская Республика (ЦАР), Чад, Республика Конго и Экваториальная Гвинея. Десятью членами CEEAC являются Ангола, Бурунди, Камерун, Центральноафриканская Республика, Чад, Республика Конго, Демократическая Республика Конго, Габон, Экваториальная Гвинея и Сан-Томе и Принсипи.

[7] Государствами-членами САДК являются Ангола, Ботсвана, Коморские острова, Демократическая Республика Конго, Эсватини, Лесото, Мадагаскар, Малави, Маврикий, Мозамбик, Намибия, Сейшельские острова, Южная Африка, Танзания, Замбия и Зимбабве.

[8] Бенин, Ботвана, Чад, Республика Конго, Египет, Гана, Израиль, Кения, Лесото, Маврикий, Катар, Южная Африка, Уганда и Объединенные Арабские Эмираты (DIFC и ADGM).

Технические барьеры в торговле — Азербайджан и Всемирная торговая организация

ГлавнаяОбласти Технические барьеры в торговле

Государственная политика и нормативно-правовая база в сфере

Конституция Азербайджанской Республики предусматривает, что все люди имеют право на здоровую жизнь и окружающую среду.В целях развития вышеуказанного положения и создания правовой основы для стандартизации и оценки соответствия Парламент Азербайджана принял несколько законов и ратифицировал международные соглашения.

 

Основными нормативными актами, регулирующими вопросы ТБТ, являются следующие законы:

  1. Закон № 60-IQ «О стандартизации» , принятый 16.04.1996
  2. Закон № 965-IVQ «Об аккредитации в области оценки соответствия» , принят 30. 05.2014
  3. Закон № 1113 «О защите прав потребителей» , принят 19.09.1995
  4. Постановление Кабинета Министров Азербайджанской Республики № 343 «О Положении о Национальной системе сертификации» , принятое 01.07.1993

 

Соглашение ВТО по техническим барьерам в торговле и законодательство Азербайджана в сфере

Введение

Соглашение о технических барьерах в торговле («Соглашение по ТБТ») включает особенности, характерные для подготовки и применения мер регулирования, влияющих на торговлю товарами: оно настоятельно поощряет использование международных стандартов и подчеркивает необходимость избегать ненужных барьеров для торговля.Кроме того, он содержит подробные положения, разъясняющие весь процесс подготовки, принятия и применения мер ТБТ (жизненный цикл регулирования). Соглашение по ТБТ также разделяет многие основополагающие принципы с другими соглашениями ВТО – недискриминация, обеспечение предсказуемости доступа к рынкам, техническая помощь и особый и дифференцированный режим для развивающихся стран при реализации Соглашения.

 

Объем

Соглашение ТБТ охватывает торговлю всеми товарами (как сельскохозяйственными, так и промышленными) – это прямо указано в статье 1.3. Не покрываются:

  • Услуги (Статья 1.3 и вступительный абзац Приложения 1 к Соглашению по ТБТ) 
  • Закупочные спецификации, подготовленные государственными органами для производства или потребления требований государственных органов (Статья 1.4 Соглашения ТБТ)
  • Меры, предусмотренные Соглашением о применении санитарных и фитосанитарных мер («Соглашение СФС») (Статья 1.5 Соглашения ТБТ)

 

Три категории мер ТБТ

Соглашение по ТБТ различает три категории мер: 

  • Технические регламенты
  • Стандарты 
  • Процедуры оценки соответствия

 

Точное определение этих мер содержится в Соглашении по ТБТ.

 

 

Если мера не подпадает ни под одну из этих трех категорий мер, Соглашение по ТБТ к ней не применяется.

 

Технические регламенты 

Технические регламенты устанавливают требования, соблюдение которых является обязательным. Это основное отличие от стандартов, которые являются добровольными. Типы и охват продуктов могут сильно различаться: они могут быть конкретными, например, касаться максимально допустимых уровней содержания свинца в краске, используемой для игрушек, или запрещать использование определенных добавок в табачных изделиях.Другие меры могут носить более общий характер и включать, например, установление критериев маркировки органических сельскохозяйственных продуктов или требований по выбросам для дизельных двигателей. Общим для них является то, что через ту или иную форму государственного вмешательства (закон, постановление, указ, акт) доступ на рынок зависит от выполнения требований, изложенных в техническом регламенте.

 

Согласно судебной практике ВТО, для существования технического регламента необходимо наличие следующих трех критериев: 

  • Требования (изложенные в документе, содержащем технический регламент) должны распространяться на идентифицируемый товар или группу товаров (даже если это прямо не указано в документе)
  • Требования должны указывать одну или несколько характеристик продукта (они могут быть присущи самому продукту или просто относиться к нему, и они могут быть предписаны или навязаны как в положительной, так и в отрицательной форме) и
  • Соответствие характеристикам продукта должно быть обязательным

 

Пример технического регламента:
«Директива 2009/48/EC Европейского парламента и совета от 18 июня 2009 г. о безопасности игрушек» гласит, что игрушки, предназначенные для продажи на рынке ЕС, не должны содержать следующие аллергенные ароматизаторы: масло корня алана (Inulahelenium), аллилизотиоцианат, Бензилцианид, 4-трет-бутилфенол, масло Chenopodium, цикламеновый спирт и др.

 

​Для создания современной правовой базы для применения нетарифных мер в парламент внесены проект Закона «О техническом регулировании» и новый проект Закона «О стандартизации», которые отражают основные требования Соглашения по ТБТ. Азербайджанская Республика.

 

Стандарты

В отличие от технических регламентов, стандарты не являются обязательными и могут разрабатываться большим количеством различных субъектов, включая как государственные, так и негосударственные органы.Стандарты часто используются в качестве основы как для технических регламентов, так и для процедур оценки соответствия, и в таких случаях требования, изложенные в стандарте, становятся обязательными в силу вмешательства государства (через технические регламенты или процедуры оценки соответствия).

 

Стандарты рассматриваются Соглашением по ТБТ в отдельном «Кодексе рекомендуемой практики подготовки, принятия и применения стандартов» (Кодекс), содержащемся в Приложении 3 к Соглашению по ТБТ.Этот Кодекс, открытый для принятия любым органом по стандартизации, предлагает руководство по процессу разработки стандартов (например, они должны быть прозрачными, а органы по стандартизации должны принимать комментарии и избегать дублирования). Соглашение по ТБТ (Статья 4) предписывает членам обеспечить, чтобы их центральные государственные органы по стандартизации принимали Кодекс и соблюдали его. По состоянию на июль 2018 года 164 органа по стандартизации (всех типов) уведомили о принятии Кодекса. Для многих органов по стандартизации, которые по своей природе являются неправительственными, Соглашение по ТБТ требует, чтобы правительства «принимали такие разумные меры, которые могут быть им доступны, для обеспечения того, чтобы местные органы власти и неправительственные органы по стандартизации на их территории… принимали и соблюдали это Кодекс хорошей практики». Таким образом, Соглашение по ТБТ возлагает на правительства определенную ответственность за обеспечение того, чтобы неправительственные организации на их территории соблюдали правила, изложенные в Кодексе, которые в значительной степени отражают принципы Соглашения по ТБТ.

 

Пример стандарта
В ISO 19867-1:2018 для чистых кухонных плит и чистых решений для приготовления пищи указано, что кухонные плиты с периодической загрузкой включают, помимо прочего, печи TLUD (с верхним освещением и восходящей тягой) или материалы биологического происхождения, используемые в качестве топлива, могут включать, но не ограничиваются древесиной, сельскохозяйственными отходами, навозом, биогазом и переработанной лигноцеллюлозой (например,г. уголь, брикеты и пеллеты).

 

Общая основа для подготовки и применения стандартов в Азербайджане предусмотрена Законом «О стандартизации» № 60 от 16 апреля 1996 года. Этот Закон устанавливает два типа стандартов – обязательные (также известные как «Государственные стандарты») и добровольные . На территории Азербайджанской Республики действуют 22 000 межгосударственных стандартов («ГОСТ») и 700 национальных стандартов («АЗС»).Большинство из них были либо полностью обязательными, либо содержали обязательные аспекты.

 

Как указывалось выше, проект Закона «О стандартизации» представлен в Парламент Азербайджанской Республики и в настоящее время находится на стадии принятия.

 

Оценка соответствия

Процедуры оценки соответствия используются для определения того, соответствуют ли такие товары, как игрушки, электроника, продукты питания и напитки, требованиям, установленным соответствующими техническими регламентами или стандартами.Они дают потребителям уверенность в целостности продуктов и повышают ценность маркетинговых заявлений производителей. Типичные процедуры оценки соответствия включают процедуры тестирования, проверки и сертификации. Учитывая, что разные типы процедур оценки соответствия по-разному влияют на торговлю, ключевым вопросом с точки зрения ВТО является выбор того, какую процедуру оценки соответствия использовать в конкретной ситуации. Одним из факторов, который может повлиять на этот выбор, является уровень риска: например, сертификация третьей стороной (форма процедуры оценки соответствия, которая, как правило, дороже, чем, например, декларация о соответствии поставщика) может быть выбором в ситуациях, когда при котором риск причинения вреда достаточно высок.

 

Перечень продукции, подлежащей обязательной сертификации в Азербайджане, установлен Постановлением Кабинета Министров №343 от 1 июля 1993 года. Более подробную информацию можно найти по следующей ссылке: www.e-qanun.az/framework /13985

 

Ввоз товаров, подлежащих обязательной сертификации, возможен только на основании сертификата соответствия, выданного соответствующим органом исполнительной власти, или признанного сертификата соответствия (статья 10. 4 Закона «О защите прав потребителей»). Вся продукция, в том числе продукция отечественного производства, подлежащая обязательной сертификации, должна быть сертифицирована до ее размещения на рынке в Азербайджане (статья 3.2 Положения о Национальной системе сертификации). Кроме того, статья 3.5.1 Положения о национальной системе сертификации предусматривает, что импортеры должны получить сертификат соответствия или признанный иностранный сертификат до ввоза. Азербайджан принимает в качестве эквивалентных сертификаты только из стран, имеющих соглашения о взаимном признании с Азербайджаном (страны СНГ, Болгария, Иран и Турция).Результаты испытаний лабораторий, аккредитованных в соответствии с ISO/IEC 17025, и результаты испытаний, представленные органами по оценке соответствия, аккредитованными членом Международного сотрудничества по аккредитации лабораторий («ILAC»), также признаются в Азербайджане.

 

Недискриминация

Что важно с точки зрения торговли, так это избегать произвольного установления правил и обеспечивать, чтобы они не использовались для защиты отечественных производителей от иностранной конкуренции. Соблюдение этих фундаментальных правил является важным средством обеспечения того, чтобы страны могли достичь своих целей государственной политики, извлекая выгоду из открытой торговли.

 

В соответствии с Соглашением по ТБТ правительства должны обеспечить, чтобы меры по ТБТ не дискриминировали иностранные товары (в пользу отечественных производителей) или между иностранными производителями (например, отдавая предпочтение одной стране перед другой): товары, импортируемые с территории любого члена должен быть предоставлен «режим не менее благоприятный», чем тот, который предоставляется «подобным товарам» национального происхождения и аналогичным товарам, происходящим из любой другой страны.Эти дисциплины применяются ко всем трем категориям мер, охватываемых Соглашением по ТБТ: технические регламенты (статья 2.1), стандарты (приложение 3.D) и процедуры оценки соответствия (статья 5.1.1).

 

Спор ВТО «США – сигареты Clove»
Дело касалось запрета Соединенных Штатов на производство или продажу сигарет, содержащих ароматизаторы, отличные от табака или ментола. Целью этой меры было сокращение курения среди молодежи.Индонезия, не оспаривая важность сокращения курения, жаловалась, что эта мера не позволяет ей экспортировать сигареты со вкусом гвоздики в Соединенные Штаты. Он утверждал, среди прочего, что запрет на один аромат (гвоздика), но не на другой (ментол), является дискриминационным. Основываясь на конкурентных отношениях между продуктами, окончательное решение определило, что сигареты с гвоздикой, импортированные из Индонезии, и сигареты с ментолом, произведенные в Соединенных Штатах, были «подобны».

 

Органы исполнительной власти и их компетенция

27 декабря 2001 года Государственное агентство по стандартизации, метрологии и патентам (АЗСТАНД) было создано Указом Президента Азербайджанской Республики №623. 19 ноября 2008 г. Агентство было преобразовано в Государственный комитет по стандартизации, метрологии и патентам в соответствии с Указом Президента № 53. В ведении указанного Комитета были созданы три отдельные государственные службы по стандартизации, аккредитации и метрологии. существовал.

 

10 февраля 2017 года Указом Президента Азербайджанской Республики № 1234 «О дополнительных мерах по совершенствованию управления в сферах стандартизации, метрологии, аккредитации и охраны объектов патентного права» организаций было создано:

  • Азербайджанский институт стандартизации
  • Азербайджанский Аккредитационный Центр
  • Азербайджанский институт метрологии

 

Изменения были обоснованы в целях обеспечения стабильности экономических реформ, повышения качества, безопасности, конкурентоспособности и экспортного потенциала производимой в Азербайджане продукции, большей либерализации внешней торговли, сокращения сфер стандартизации, метрологии, аккредитации и защиты субъектов патентного права в соответствии с современными требованиями, достижениями повышения прозрачности и эффективности механизма контроля, а также обеспечить реализацию мероприятий, предусмотренных в «Стратегической дорожной карте по перспективам национальной экономики Азербайджанской Республики».

 

20 апреля 2018 года Президент Азербайджанской Республики подписал Указ «О мерах по совершенствованию управления в сферах надзора за потребительским рынком, стандартизации, метрологии и защиты прав интеллектуальной собственности». В соответствии с указанным Постановлением принять следующие меры:

  • На базе Государственной службы по антимонопольной политике и защите прав потребителей при Министерстве экономики Азербайджанской Республики в качестве центрального исполнительный орган
  • Государственный комитет по стандартизации, метрологии и патентам Азербайджанской Республики подлежит упразднению
  • Полномочия упраздняемого Комитета в области технического регулирования, стандартизации, метрологии, подтверждения соответствия, аккредитации и управления качеством передать Государственному агентству по контролю в сфере антимонопольного законодательства и рынка потребления (Госагентство)
  • Полномочия учредителей публично-правовых юридических лиц «Азербайджанский институт метрологии», «Азербайджанский институт стандартизации» и «Азербайджанский аккредитационный центр» передать Государственному агентству

 

Ликвидация Государственного комитета по стандартизации, метрологии и патентам началась в мае 2018 года. По состоянию на июль 2018 года Устав Государственного агентства по контролю за антимонопольным рынком и рынком потребления еще не утвержден и не опубликован. Таким образом, Агентство еще не функционирует. До тех пор, пока это не произойдет, Министерство экономики отвечает за надзор в области ТБТ.

 

Ресурсы

Страницы ВТО, посвященные вопросам ТБТ:  

Центр международной торговли

Прочие ресурсы

Законы штатов, касающиеся цифровой конфиденциальности

Содержание

Связаться с

Обзор

Интернет и новые технологии постоянно поднимают новые вопросы политики в отношении конфиденциальности, и законодатели штатов продолжают решать множество вопросов конфиденциальности, возникающих в сетевой деятельности.

Эта веб-страница документирует законы штатов в ограниченном числе областей : всеобъемлющая конфиденциальность данных потребителей, политика конфиденциальности веб-сайтов, конфиденциальность онлайн-загрузок книг и информации о просмотре читателей, личная информация, хранящаяся у интернет-провайдеров, онлайн-маркетинг определенных продуктов, направленных на несовершеннолетние и мониторинг электронной почты сотрудников. Другие типы законов штатов касаются конфиденциальности и могут также применяться к онлайн-действиям.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ:  NCSL обслуживает законодателей штата и их сотрудников.Этот сайт предоставляет только общую сравнительную информацию и не следует полагаться или толковать его как юридическую консультацию. Кроме того, NCSL не защищает и не занимает позицию в отношении законодательства, законов или политики штата. Любые внешние ресурсы, представленные ниже, предназначены только для информационных целей.

Законодательство о конфиденциальности данных потребителей

Всеобъемлющие законы о конфиденциальности данных потребителей

Три штата — Калифорния, Колорадо и Вирджиния — приняли всеобъемлющие законы о конфиденциальности данных потребителей.Эти три закона имеют несколько общих положений, таких как право на доступ к личной информации и ее удаление, а также право на отказ от продажи личной информации и другие. Другие положения требуют от коммерческих веб-сайтов или онлайн-сервисов публикации политики конфиденциальности, в которой описываются типы собираемой личной информации, какая информация передается третьим лицам и как потребители могут запрашивать изменения определенной информации.

Калифорния

Кал.Гражданский Кодекс §§ 1798.100 и след. (Закон штата Калифорния о защите прав потребителей от 2018 г. (CCPA))
Дает потребителям право запрашивать у компании раскрытие категорий и конкретных частей личной информации, которую компания собрала о потребителях, а также источника этой информации и бизнес-целей. для сбора информации. Предусматривает, что потребители могут потребовать, чтобы компания удалила личную информацию, которую компания получила от потребителей. Предусматривает, что потребители имеют право отказаться от продажи компанией их личной информации, и компания не может дискриминировать потребителей, которые отказываются.Распространяется на жителей Калифорнии. (A.B. 375, вступает в силу с 1 января 2020 г. С изменениями, внесенными S.B. 1121 2018 г.)

Связанная информация CCPA: 

Закон штата Калифорния о защите прав потребителей (CPRA)
Предложение 24, утвержденное в ноябре 2020 г. , вступает в силу с 1 января 2023 г.
Дополняет законы о конфиденциальности данных потребителей. Разрешает потребителям: (1) запрещать компаниям делиться личной информацией; (2) исправить неточную личную информацию; и (3) ограничить использование компаниями «конфиденциальной личной информации», включая точную геолокацию; гонка; этническая принадлежность; религия; генетические данные; частные сообщения; сексуальная ориентация; и конкретную информацию о здоровье.Создает Калифорнийское агентство по защите конфиденциальности для дополнительного обеспечения соблюдения и реализации законов о конфиденциальности потребителей и наложения штрафов. Изменены критерии, по которым предприятия должны соблюдать законы. Запрещает компаниям хранить личную информацию дольше, чем это необходимо. Втрое увеличивает максимальное наказание за нарушения, касающиеся потребителей в возрасте до 16 лет. В соответствии с указаниями разрешает гражданско-правовые санкции за кражу информации для входа в систему. (с поправками от 2021 A.B. 1490)

Колорадо

Колор.Преподобный Стат. § 6-1-1301 и след. (2021 SB 190)
Создает Закон штата Колорадо о конфиденциальности в рамках Закона штата Колорадо о защите прав потребителей. Учитывает права потребителей на неприкосновенность частной жизни, ответственность компаний за защиту персональных данных и уполномочивает Генерального прокурора и окружных прокуроров принимать принудительные меры в случае нарушений. Определяет различные термины, относящиеся к охватываемым предприятиям, потребителям и данным, включая определение термина «контролер» как лица или группы людей, которые определяют, как данные используются и обрабатываются.Дата вступления в силу – 1 июля 2023 года. 

Вирджиния

2021 Х.Б. 2307/2021 С.Б. 1392 (Закон о защите данных потребителей)
Устанавливает основу для контроля и обработки персональных данных в Содружестве. Закон применяется ко всем лицам, которые ведут бизнес в Содружестве и либо (i) контролируют или обрабатывают персональные данные не менее 100 000 потребителей, либо (ii) получают более 50 процентов валового дохода от продажи персональных данных и контролируют или обрабатывают персональные данные. не менее 25 000 потребителей.В законе излагаются обязанности и стандарты защиты конфиденциальности для контролеров и обработчиков данных. Законопроект не распространяется на государственные или местные органы власти и содержит исключения для определенных типов данных и информации, регулируемых федеральным законом. Закон предоставляет потребителям права на доступ, исправление, удаление, получение копии персональных данных и отказ от обработки персональных данных в целях целевой рекламы. Закон предусматривает, что генеральный прокурор обладает исключительными полномочиями по обеспечению соблюдения законов, и для поддержки этих усилий создается Фонд защиты прав потребителей.Закон предписывает Совместной комиссии по технологиям и науке создать рабочую группу для рассмотрения положений этого закона и вопросов, связанных с его реализацией, и сообщить о своих выводах к 1 ноября 2021 года. Дата вступления в силу — 1 января 2023 года. 

Другие ключевые законы о конфиденциальности данных потребителей

Калифорния

кал. Гражданский Кодекс §§ 1798.99.80 и след. (Регистрация брокера данных)
Требуется, чтобы брокеры данных зарегистрировались и предоставили определенную информацию Генеральному прокурору.Определяет брокера данных как бизнес, который сознательно собирает и продает третьим сторонам личную информацию потребителя, с которым бизнес не имеет прямых отношений, с учетом указанных исключений. Требует от Генерального прокурора сделать информацию, предоставленную брокерами данных, доступной на своем интернет-сайте. Брокеры данных, которые не могут зарегистрироваться, подлежат судебному запрету и ответственности за гражданско-правовые штрафы, сборы и расходы по иску, возбужденному Генеральным прокурором, с любым возмещением, которое должно быть депонировано в Фонд защиты конфиденциальности потребителей, как указано.Законопроект будет содержать заявления о законодательных выводах и декларациях, а также о намерениях законодателей.

Невада

NRS § 603A.300  (Требуется, чтобы веб-сайты в Неваде позволяли пользователям отказаться от продажи своих личных данных третьим лицам. )
Требуется оператор (например, лицо, которое владеет или управляет интернет-сайтом или онлайн-службой для коммерческого целях или собирает и хранит указанную информацию от жителей Невады) для установления назначенного адреса запроса, через который потребитель может отправить проверенный запрос, предписывающий оператору не продавать какую-либо покрываемую информацию, собранную о потребителе.Термин «продажа» определяется как обмен обслуживаемой информацией за денежное вознаграждение оператором какому-либо лицу, чтобы это лицо могло лицензировать или продавать обслуживаемую информацию дополнительным лицам. Закон также запрещает оператору, получившему такой запрос, осуществлять продажу любой закрытой информации, собранной о потребителе. Генеральный прокурор может потребовать судебного запрета или административного взыскания за нарушения.

Невада 2021 С.Б. 260, гл. 292
Относится к конфиденциальности в Интернете; освобождает определенных лиц и информацию, собранную о потребителе в этом штате, от требований, предъявляемых к операторам, брокерам данных и закрытой информации; запрещает брокеру данных продавать определенную информацию, собранную о потребителе в штате, если это указано потребителем; пересматривает положения, касающиеся продажи определенной информации, собранной о потребителе в штате.

Вермонт

9 VSA § 2446-2447 (Защита личной информации: брокеры данных)
Требуется, чтобы брокеры данных — компании, которые сознательно собирают и лицензируют личную информацию потребителей, с которыми такие компании не имеют прямых отношений, — должны ежегодно регистрироваться у секретаря. государства. Брокеры данных также должны предоставлять потребителям определенную информацию, включая имя, адрес электронной почты и интернет-адреса брокера данных; разрешает ли брокер данных потребителю отказаться от сбора личной информации или продажи данных; способ запроса отказа; действия или продажи, к которым применяется отказ; и позволяет ли брокер данных потребителю уполномочить третью сторону выполнить отказ от имени потребителя.Заявление, определяющее сбор данных, базы данных или действия по продажам, от которых потребитель не может отказаться, и заявление о том, реализует ли брокер данных процесс проверки учетных данных покупателя, среди прочего раскрытия информации. Брокеры данных также должны внедрить и поддерживать письменную программу информационной безопасности, содержащую административные, технические и физические меры безопасности для защиты информации, позволяющей установить личность.

Конфиденциальность личной информации, хранящейся у интернет-провайдеров (ISP)

См. также 2017-2020   Законодательство о конфиденциальности, касающееся интернет-провайдеров

Невада и Миннесота требуют, чтобы поставщики интернет-услуг хранили в тайне определенную информацию о своих клиентах, если клиент не дает разрешения на раскрытие информации.Миннесота также требует, чтобы интернет-провайдеры получали разрешение от подписчиков, прежде чем раскрывать информацию о привычках подписчиков в Интернете и посещенных веб-сайтах. Мэн запрещает использовать, раскрывать, продавать или разрешать доступ к личной информации клиента, если клиент не дает на это явного согласия. Мэн также запрещает провайдеру отказываться обслуживать клиента, взимать с клиента штраф или предлагать клиенту скидку.

Конфиденциальность детей в Интернете

Калифорния
КалифорнияАвтобус. & Prof. Code §§ 22580-22582
Закон штата Калифорния о правах на неприкосновенность частной жизни несовершеннолетних в цифровом мире штата Калифорния, также называемый законопроектом о «ластике», разрешает несовершеннолетним удалять или запрашивать и получать удаление контента или информации, размещенной в Интернете. Веб-сайт, онлайн-сервис, онлайн-приложение или мобильное приложение. Он также запрещает оператору веб-сайта или онлайн-сервиса, предназначенного для несовершеннолетних, продавать или рекламировать несовершеннолетним определенные продукты или услуги, покупать которые несовершеннолетним запрещено по закону.Закон также запрещает продавать или рекламировать определенные продукты на основе личной информации, относящейся к несовершеннолетнему, или сознательно использовать, раскрывать, компилировать или разрешать делать это третьей стороне.

Делавэр
Дел. Код §  1204C 
Запрещает операторам веб-сайтов, онлайн-сервисов или служб облачных вычислений, онлайн-приложений или мобильных приложений, предназначенных для детей, заниматься маркетингом или рекламой определенных продуктов или услуг в Интернете, не предназначенных для просмотра детьми, таких как алкоголь, табак, огнестрельное оружие или порнография.Когда маркетинг или реклама в интернет-службе, предназначенной для детей, предоставляется рекламной службой, оператор интернет-службы обязан уведомить рекламную службу, после чего применяется запрет на маркетинг и рекламу указанных продуктов или услуг. напрямую в рекламную службу. Закон также запрещает оператору интернет-сервиса, который фактически знает, что ребенок использует интернет-сервис, использовать личную информацию ребенка для продажи или рекламы продуктов или услуг ребенку, а также запрещает раскрывать личную информацию ребенка. если известно, что личная информация ребенка будет использоваться в целях маркетинга или рекламы этих продуктов или услуг для ребенка.

Конфиденциальность электронной книги


Аризона
Аризона Rev. Stat. § 41-151.22
Предусматривает, что библиотека или библиотечная система, поддерживаемая за счет государственных средств, не должна допускать раскрытия каких-либо записей или другой информации, включая электронные книги, которая идентифицирует пользователя библиотечных услуг как запрашивающего или получающего определенные материалы или услуги или иным образом используя библиотеку.

Калифорния
Кал. правительство §§ 6254, 6267 и 6276.28 
Кодекса Защищает записи об использовании посетителем библиотеки, например, письменные записи или электронные транзакции, которые идентифицируют информацию о заимствовании посетителем или использовании информационных ресурсов библиотеки, включая, помимо прочего, записи поиска в базе данных, записи о заимствовании, записи занятий и любое другое идентифицирующее личность использование информационных запросов или запросов о библиотечных ресурсах.

кал. Гражданский кодекс § 1798.90
Закон штата Калифорния о конфиденциальности читателей защищает информацию о книгах, которые калифорнийцы просматривают, читают или покупают в электронных службах и у интернет-магазинов книг, которые могут иметь доступ к подробной информации о читателях, например, к конкретным просматриваемым страницам. Требуется ордер на обыск, постановление суда или положительное согласие пользователя, прежде чем такая компания сможет раскрыть личную информацию своих пользователей, связанную с использованием ими книги, за определенными исключениями, включая неминуемую опасность смерти или серьезной травмы.

Делавэр
Дел. Код tit. 6, § 1206C
Защищает личную информацию пользователей цифровых книжных услуг и технологий, запрещая коммерческой организации, которая предоставляет книжные услуги населению, раскрывать личную информацию о пользователях книжных услуг правоохранительным органам, государственным органам или другим лицам, за исключением определенных обстоятельств. Позволяет немедленно раскрывать информацию о книжных услугах пользователя правоохранительным органам, когда существует неминуемая опасность смерти или серьезных телесных повреждений, требующих раскрытия информации о книжных услугах, и требует от поставщика книжных услуг сохранять информацию о книжных услугах пользователя в течение определенного периода. времени по требованию правоохранительных органов.Требует, чтобы поставщик книжных услуг готовил и размещал в Интернете годовой отчет о раскрытии им личной информации, если он не освобожден от этого. Отдел защиты прав потребителей Министерства юстиции имеет право расследовать и преследовать в судебном порядке нарушения законов.

Миссури
Mo. Rev. Stat. §§ 182.815, 182.817
Дает определение «электронной книге» и «цифровому ресурсу или материалу» и добавляет их к элементам, указанным в определении «библиотечного материала», который посетитель библиотеки может использовать, брать или запрашивать.Предусматривает, что любая третья сторона, нанятая библиотекой, которая получает, передает, поддерживает или хранит библиотечные записи, не может раскрывать или раскрывать все или часть библиотечных записей кому-либо, кроме лица, указанного в записи или по решению суда.

Политика и практика конфиденциальности для веб-сайтов или онлайн-сервисов

Калифорния
Калифорния Автобус. & Prof. Code § 22575 
Требуется, чтобы оператор коммерческого веб-сайта или онлайн-сервиса раскрывал в своей политике конфиденциальности, как он реагирует на сигнал веб-браузера «Не отслеживать» или аналогичные механизмы, предоставляющие потребителям возможность выбора в отношении онлайн-услуг. отслеживание их личной информации на сайтах или в службах с течением времени.Он также требует, чтобы оператор раскрывал информацию о том, осуществляют ли третьи стороны такое отслеживание на сайте или в сервисе оператора.

Калифорнийский автобус. & Prof. Code § 22575-22578 (CalOPPA)
Калифорнийский закон о защите конфиденциальности в Интернете требует, чтобы оператор, определяемый как физическое или юридическое лицо, которое собирает личную информацию от жителей Калифорнии через веб-сайт в Интернете или онлайн-сервис в коммерческих целях, размещал заметную политику конфиденциальности на своем веб-сайте или онлайн-сервисе (который может включать мобильные приложения) и соблюдать эту политику. Закон, среди прочего, требует, чтобы политика конфиденциальности определяла категории личной информации, которую оператор собирает об отдельных потребителях, которые используют или посещают его веб-сайт или онлайн-сервис, а также о третьих лицах, которым оператор может делиться информацией.

кал. Гражданский Кодекс §§ 1798.130(5), 1798.135(a)(2)(A)
Требует от некоторых компаний раскрывать определенную информацию в политике или политиках конфиденциальности в Интернете, если у компании есть политика или политики конфиденциальности в Интернете, а также в любом описании для Калифорнии. о правах потребителей на неприкосновенность частной жизни или, если компания не придерживается этих политик, на своем интернет-сайте и обновляет эту информацию не реже одного раза в 12 месяцев.Требует, чтобы некоторые компании включали описание прав потребителя в соответствии с разделом 1798.120, а также отдельную ссылку на веб-страницу «Не продавать мою личную информацию» в политике конфиденциальности в Интернете.

кал. Эд. Кодекс § 99122
Требует, чтобы частные некоммерческие или коммерческие высшие учебные заведения разместили политику конфиденциальности в социальных сетях на веб-сайте учреждения в Интернете.

Коннектикут
Conn. Gen. Stat. § 42-471
Требует, чтобы любое лицо, собирающее номера социального страхования в ходе своей деятельности, разработало политику защиты конфиденциальности.Политика должна быть «общедоступна» путем публикации на веб-странице, и политика должна (1) защищать конфиденциальность номеров социального страхования, (2) запрещать незаконное раскрытие номеров социального страхования и (3) ограничивать доступ к номерам социального страхования. .

Делавэр
Дел. Код Тит. 6 § 205C
Требуется оператор коммерческого веб-сайта в Интернете, онлайн-сервиса или службы облачных вычислений, онлайн-приложения или мобильного приложения, которое собирает через Интернет личную информацию об отдельных пользователях, проживающих в Делавэре, которые используют или посещают коммерческий веб-сайт оператора в Интернете. или службу облачных вычислений, онлайн-приложение или мобильное приложение, чтобы сделать свою политику конфиденциальности заметно доступной на своем интернет-сайте, онлайн-службе или службе облачных вычислений, онлайн-приложении или мобильном приложении.Оператор считается нарушителем этого подраздела только в том случае, если оператор не делает свою политику конфиденциальности заметно доступной в течение 30 дней после получения уведомления о несоблюдении. Определяет требования к политике.

Невада
NRS § 603A.340
Требует от операторов интернет-сайтов или онлайн-сервисов, которые собирают информацию, позволяющую установить личность, идентифицировать категории информации, собираемой через его интернет-сайт или онлайн-сервис, о потребителях, которые используют или посещают сайт или сервис, и категории третьих лиц, с которыми оператор может делиться такой информацией.Предоставляет описание процесса, если таковой существует, для отдельного потребителя, который использует или посещает веб-сайт или онлайн-службу в Интернете, чтобы просмотреть и запросить изменения любой из его или ее информации, которая собирается через веб-сайт или онлайн-службу.

Орегон
ORS § 646.607
Делает незаконной торговую практику, если лицо публикует на веб-сайте, связанном с бизнесом этого лица, или в потребительском соглашении, связанном с потребительской сделкой, заявление или представление факта, в котором лицо утверждает что лицо определенным образом или для определенных целей будет использовать, раскрывать, собирать, хранить, удалять или распоряжаться информацией, которую это лицо запрашивает, требует или получает от потребителя, и это лицо использует, раскрывает, собирает, хранит, удаляет или распоряжается информацией таким образом, который существенно не соответствует заявлению или представлению лица.

Другие законы, касающиеся раскрытия или обмена личной информацией

Кроме того, законы Калифорнии и Юты, хотя и не нацелены конкретно на онлайн-предприятия, требуют, чтобы все нефинансовые предприятия раскрывали клиентам в письменной форме или по электронной почте типы личной информации, которую предприятие передает или продает третьей стороне. в целях прямого маркетинга или за компенсацию. В соответствии с законодательством штата Калифорния компании могут публиковать заявление о конфиденциальности, которое дает клиентам возможность отказаться от бесплатного обмена информацией.

Ложные и вводящие в заблуждение заявления в политиках конфиденциальности

Охватывает законы, которые прямо ссылаются на ложные или вводящие в заблуждение заявления в политиках конфиденциальности в Интернете. Во всех 50 штатах также действуют законы о недобросовестных и вводящих в заблуждение действиях и действиях (UDAP), которые также могут применяться к информации, размещенной в Интернете.

Небраска
Небраска Стат. § 87-302(15)
штата Небраска запрещает заведомо ложное или вводящее в заблуждение заявление в политике конфиденциальности, опубликованной в Интернете или иным образом распространяемой или опубликованной, в отношении использования личной информации, предоставленной представителями общественности.

Орегон
ORS § 646.607
Закон штата Орегон квалифицирует как незаконную торговую практику следующее, если лицо в ходе своей деятельности, призвания или занятия:
«…(12) публикует на веб-сайте, связанном с бизнесом этого лица , или в потребительском соглашении, связанном с потребительской сделкой, заявление или представление факта, в котором лицо утверждает, что это лицо определенным образом или для определенных целей будет использовать, раскрывать, собирать, хранить, удалять или распоряжаться информацией что лицо запрашивает, требует или получает от потребителя, и это лицо использует, раскрывает, собирает, хранит, удаляет или распоряжается информацией таким образом, который существенно несовместим с заявлением или представлением лица.»

Пенсильвания
18 Па. C.S.A. § 4107(a)(10)
Пенсильвания включает ложные и вводящие в заблуждение заявления в политиках конфиденциальности, опубликованных на веб-сайтах или иным образом распространяемых в своем законе о вводящих в заблуждение или мошеннических методах ведения бизнеса.

Уведомление о мониторинге сообщений электронной почты сотрудников, доступа к Интернету или информации о местоположении

Коннектикут, Делавэр и Нью-Йорк требуют, чтобы работодатели уведомляли сотрудников перед мониторингом сообщений электронной почты или доступа в Интернет.Колорадо и Теннесси требуют, чтобы штаты и другие государственные организации приняли политику, связанную с мониторингом электронной почты государственных служащих. Гавайи запрещают работодателям требовать от сотрудников загружать мобильное приложение на личное устройство связи сотрудника, которое позволяет отслеживать местонахождение сотрудника или раскрывать личную информацию сотрудника.

Коннектикут Генерал Стат. § 31-48д

  • Работодатели, участвующие в электронном мониторинге любого типа, должны заблаговременно уведомить всех сотрудников в письменной форме, информируя их о возможных видах мониторинга.
  • Если у работодателя есть разумные основания полагать, что работники занимаются незаконным поведением, и электронный мониторинг может предоставить доказательства этого неправомерного поведения, работодатель может проводить мониторинг без предварительного письменного уведомления.
  • Предусматривает гражданские штрафы в размере 500 долларов за первое нарушение, 1000 долларов за второе нарушение и 3000 долларов за третье и каждое последующее нарушение.
Делавэр Дел. Код § 19-7-705
  • Запрещает работодателям контролировать или перехватывать электронную почту или доступ в Интернет или использование работника, если только работодатель предварительно не направил работнику однократное письменное или электронное уведомление.
  • Предусмотрены исключения для процессов, которые выполняются исключительно в целях обслуживания и/или защиты компьютерной системы, а также для действий по решению суда.
  • Предусмотрен гражданский штраф в размере 100 долларов за каждое нарушение.

Гавайи 2021 H.B. 1253

Запрещает работодателю, с некоторыми исключениями,:

  • (1) Требование к сотруднику или потенциальному сотруднику загрузить мобильное приложение на личное устройство связи сотрудника, которое позволяет отслеживать местонахождение сотрудника или раскрывать личную информацию сотрудника в качестве условия занятости или продолжения работы; или
  • (2) Увольнение, увольнение или иная дискриминация сотрудника за: (A) отказ загрузить или отказ дать согласие на загрузку на личное устройство связи сотрудника мобильного приложения, позволяющего отслеживать местонахождение сотрудника, или личной информации сотрудника. информация, подлежащая раскрытию; или (B) Противодействие любой практике, запрещенной настоящим Законом, или подача жалобы, дача свидетельских показаний или помощь в любом судебном разбирательстве, касающемся незаконной практики, запрещенной настоящим Законом.

Нью-Йорк Гражданский. Кодекс RTS § 52-C*2 (действует с 7 мая 2022 г.) 

  • Требует от работодателей частного сектора, которые отслеживают или перехватывают телефонные разговоры или передачи, электронную почту или передачи, доступ в Интернет или использование работником любого электронного устройства или системы, предварительно уведомлять при приеме на работу всех работников, на которых распространяются электронный мониторинг.

  • Обеспечивает исполнение генеральным прокурором.Работодатели, уличенные в нарушении, подлежат максимальному административному штрафу в размере 500 долларов США за первое нарушение, 1000 долларов США за второе нарушение и 3000 долларов США за третье и каждое последующее нарушение.

Колорадо Colo. Rev. Stat. § 24-72-204.5

  • Требует от штата или любого агентства, учреждения или его политического подразделения, которое эксплуатирует или обслуживает систему электронной почты, принять письменную политику в отношении любого мониторинга сообщений электронной почты и обстоятельств, при которых он будет проводиться.
  • Политика должна включать заявление о том, что корреспонденция сотрудника в форме электронной почты может быть общедоступной записью в соответствии с законом о государственных записях и может подлежать публичной проверке в соответствии с этой частью.

Теннесси Кодекс Теннесси § 10-7-512

  • Требует от штата или любого агентства, учреждения или его политического подразделения, которое эксплуатирует или обслуживает систему электронной почты, принять письменную политику в отношении любого мониторинга сообщений электронной почты и обстоятельств, при которых он будет проводиться.
  • Политика должна включать заявление о том, что корреспонденция сотрудника в форме электронной почты может быть общедоступной записью в соответствии с законом о государственных записях и может подлежать публичной проверке в соответствии с этой частью.

Политика конфиденциальности: правительственные веб-сайты

По меньшей мере в 16 штатах государственные веб-сайты или порталы штатов должны устанавливать политики и процедуры конфиденциальности или включать машиночитаемые политики конфиденциальности в свои веб-сайты.

Дополнительные ресурсы

 

 

 

федеральных законов | Информационные технологии

Законы США о кибербезопасности и система конфиденциальности, возможно, являются старейшими, самыми надежными и эффективными в мире.Государственная система конфиденциальности в большей степени опирается на постфактум государственного правоприменения и частные судебные разбирательства. В настоящее время регулирование кибербезопасности состоит из директив исполнительной власти и законодательства Конгресса, защищающего информационные технологии и компьютерные системы.

Постановление Федерального правительства

Существует три основных федеральных правила кибербезопасности:

– Закон 1996 г. о переносимости и подотчетности медицинского страхования (HIPAA)

— Закон Грэмма-Лича-Блайли 1999 г.

— Закон о национальной безопасности 2002 г., который включал Федеральный закон об управлении информационной безопасностью (FISMA)

.

Эти три правила предписывают организациям здравоохранения, финансовым учреждениям и федеральным агентствам защищать свои системы и информацию.Однако эти правила не являются надежными в защите данных и требуют только «разумного» уровня безопасности.

Например, FISMA, который применяется к каждому государственному учреждению, «требует разработки и внедрения обязательных политик, принципов, стандартов и руководств по информационной безопасности».

Но эти правила не касаются многих отраслей, связанных с компьютерами, таких как интернет-провайдеры (ISP) и компании-разработчики программного обеспечения. Кроме того, расплывчатый язык этих правил оставляет много места для интерпретации.

Последние федеральные законы

В рамках недавних усилий по усилению своих законов о кибербезопасности федеральное правительство вводит несколько новых законов о кибербезопасности, а также вносит поправки в старые для улучшения экосистемы безопасности. Ниже приведены некоторые из них:

Закон об обмене информацией о кибербезопасности (CISA)

 Его цель — улучшить кибербезопасность в США за счет расширенного обмена информацией об угрозах кибербезопасности и для других целей. Закон разрешает обмен информацией об интернет-трафике между США.С. правительство и технологические и производственные компании. Законопроект был внесен в Сенат США 10 июля 2014 г. и принят Сенатом 27 октября 2015 г.

.

Закон о повышении кибербезопасности от 2014 г.

:

Закон был подписан 18 декабря 2014 г. Он обеспечивает постоянное добровольное государственно-частное партнерство для повышения кибербезопасности и усиления исследований и разработок в области кибербезопасности, развития и обучения кадров, а также информирования и обеспечения готовности общественности.

Закон Федеральной биржи об уведомлении об утечке данных от 2015 года:

.

Этот законопроект требует, чтобы биржа медицинского страхования уведомляла каждого человека, чья личная информация, как известно, была получена или к ней был получен доступ в результате нарушения безопасности любой системы, поддерживаемой биржей, как можно скорее, но не позднее, чем через 60 дней после обнаружения. нарушения.

Закон о развитии национальной кибербезопасности от 2015 г.:

 Этот закон вносит поправки в Закон о внутренней безопасности от 2002 года, разрешая Национальному центру кибербезопасности и интеграции коммуникаций (NCCIC) Министерства внутренней безопасности (DHS) включать племенные правительства, центры обмена информацией и анализа, а также частные организации среди своих нефедеральных представителей.

 

От Кодекса — Закон к Закону — Кодекс

1Мы тратим все больше времени на взаимодействие с платформами, пользовательская база которых уступает существующим национальным государствам.И все же их управление очень далеко от ценностей демократических стран. Вместо этого они управляются программным обеспечением и алгоритмами, которые регулируют наши взаимодействия. Как выразился Лессиг, «Кодекс — это закон», форма регулирования, при которой частные лица могут внедрять свои ценности в технологические артефакты, эффективно ограничивая наши действия. Сегодня кодекс также используется государственным сектором в качестве регулирующего механизма. Это дает множество преимуществ, в основном связанных с возможностью автоматизировать закон и априорно применять правила и положения, т.е.е. перед фактом. Тем не менее, регулирование с помощью кодекса также сопряжено с важными ограничениями и недостатками, которые могут создать новые проблемы, связанные со справедливостью и надлежащей правовой процедурой. Технология блокчейн предоставляет много новых возможностей превратить закон в код. Перенося юридические или договорные положения в «умный контракт» на основе блокчейна с гарантией исполнения, эти правила автоматически применяются базовой сетью блокчейна и, следовательно, всегда будут выполняться в соответствии с планом, независимо от воли сторон.Это, конечно, порождает новые проблемы, связанные с тем, что ни одна сторона не может повлиять на выполнение этого кода. С широким распространением машинного обучения можно обойти некоторые ограничения регулирования с помощью кода. ML позволяет вводить правила на основе кода, которые по своей сути являются динамичными и адаптивными, воспроизводя некоторые характеристики традиционных юридических правил, характеризующихся гибкостью и двусмысленностью естественного языка. Однако использование ОД в контексте регулирования не лишено недостатков: принятие решений на основе данных продемонстрировало скрытую предвзятость, дискриминирующую меньшинства, а законы, основанные на ОД, могут нанести ущерб традиционным принципам, таким как универсальность и недискриминация.

2Мы тратим все больше времени на взаимодействие с платформами, чья пользовательская база умаляет базу существующих национальных государств, т.е. У Facebook более 2 миллиардов пользователей, у Youtube — 1 миллиард, а у Instagram — 700 миллионов. И все же их управление очень далеко от ценностей демократических стран. Вместо этого они управляются программным обеспечением и алгоритмами, которые регулируют наши взаимодействия и онлайн-коммуникации с помощью неясных правил, встроенных в исходный код и разработанных горсткой частных лиц.

3Цифровая среда открывает двери для новой формы регулирования — со стороны частных субъектов, — которые могут попытаться навязать свои собственные ценности, внедрив их в технологический артефакт. Как заявил Лессиг (1999), «Кодекс — это закон»: код — это, в конечном счете, архитектура Интернета, и как таковой он способен ограничивать действия человека с помощью технологических средств.

4Поскольку все больше и больше наших взаимодействий регулируется программным обеспечением, мы все больше полагаемся на технологии как на средство непосредственного соблюдения правил.Действительно, в отличие от традиционных юридических правил, которые просто определяют, что люди должны или не должны делать, технические правила определяют, в первую очередь, что люди могут или не могут делать. Это устраняет необходимость вмешательства сторонних правоохранительных органов постфактум, чтобы наказать тех, кто нарушил закон. Программное обеспечение в конечном итоге определяет, что можно или нельзя делать в конкретной онлайн-среде, чаще, чем применимое законодательство, и, возможно, гораздо эффективнее.

5Ярким примером этого являются схемы управления цифровыми правами (DRM), трансформирующие положения закона об авторском праве в технические меры защиты (Rosenblatt, et al. , 2002) и, таким образом, ограничивающие использование произведений, защищенных авторским правом (, например, , ограничивая количество возможных копий цифровой песни, которые можно сделать). Преимущество этой формы регулирования по коду заключается в том, что вместо того, чтобы полагаться на принудительное исполнение ex-post третьими сторонами ( i.е. , суды и полиция), правила применяются ex-ante , что в первую очередь затрудняет их нарушение людьми. Кроме того, в отличие от традиционных правовых норм, которые по своей природе гибки и неоднозначны, технические правила в высшей степени формализованы и почти не оставляют места для двусмысленности, что устраняет необходимость в судебном арбитраже.

6Сегодня регулирование с помощью кодекса постепенно становится регулирующим механизмом, принятым не только в частном, но и в государственном секторе.Правительства и государственные администрации все больше полагаются на программные алгоритмы и технологические инструменты для определения правил кодовой базы, которые автоматически выполняются (или применяются) базовой технологией. Так обстоит дело, например, со списком запрещенных для полетов в США, который опирается на интеллектуальный анализ данных для прогнозной оценки потенциальных угроз национальной безопасности (Citron 2007) или на использование компьютерных алгоритмов для поддержки судебных решений. вынесение и определение приговоров к тюремному заключению или условно-досрочному освобождению (O’Neil 2016).

7Опирание на технологические инструменты и правила, основанные на кодексах, как на средство регулирования общества приносит множество преимуществ, в основном связанных со способностью автоматизировать закон и обеспечивать соблюдение правил и положений априори, т. е. . перед фактом. Тем не менее, регулирование с помощью кодекса также имеет важные недостатки, которые в конечном итоге могут нарушить некоторые из основных принципов права.

8С одной стороны, в отличие от традиционных правовых норм, которые должны быть оценены судьей и применяться в каждом конкретном случае, правила, основанные на кодексах, написаны на жестком и формализованном языке кодекса, который не приносит пользы от гибкости и двусмысленности естественного языка.С другой стороны, архитектурная реализация онлайн-платформ в конечном итоге зависит от конкретного выбора операторов платформ и разработчиков программного обеспечения, стремящихся поощрять или предотвращать определенные действия. Как и любой другой технологический артефакт, код не нейтрален, а по своей сути политичен: он имеет важные социальные последствия, поскольку он может поддерживать определенные политические структуры или способствовать определенным действиям и поведению по сравнению с другими (Winner, 1980).

9 Технология Блокчейн — технология, лежащая в основе Биткойн — это новая технология, которая предоставляет множество новых возможностей превращения закона в код (De Filippi & Hassan, 2016).С появлением «умных контрактов» (программное обеспечение , т.е. , развернутое в сети на основе блокчейна, такой как Биткойн, и выполняемое распределенным образом распределенной сетью одноранговых узлов), технология блокчейна может революционизировать то, как люди координируют себя и участвовать во многих экономических сделках и социальных взаимодействиях (Tapscott & Tapscott 2016). Действительно, перенос юридических или договорных положений в смарт-контракт может привести к появлению нового набора правил, основанных на коде, с «гарантией исполнения». Эти правила автоматически применяются базовой сетью блокчейнов и, следовательно, всегда будут выполняться в соответствии с планом, независимо от воли сторон.

10 Смарт-контракт может быть реализован таким образом, чтобы позволить нескольким сторонам, людям или машинам, взаимодействовать друг с другом. Эти взаимодействия опосредованы приложением блокчейна, контролируемым исключительно набором неизменных и неизменных правил, встроенных в его исходный код.Таким образом, смарт-контракты повышают применимость регулирования с помощью кода , позволяя людям формализовать договорные соглашения и экономические транзакции в набор предопределенных правил, основанных на коде, которые являются самоисполнимыми и самодостаточными. И поскольку сети на основе блокчейна и связанные с ними смарт-контракты не полагаются на какой-либо центральный сервер, они не могут быть произвольно отключены какой-либо одной стороной, если только это специально не предусмотрено в их коде. Это еще больше усугубило проблему, связанную с жесткостью и формальностью регулирования, основанного на кодексах, поскольку какой-либо отдельной стороне становится все труднее обновлять кодекс или даже просто влиять на выполнение этого кодекса.

11 Машинное обучение (ML) позволяет программному обеспечению получать знания из внешних источников, а также учиться или делать то, для чего оно не было явно запрограммировано. Доступность растущих объемов данных («больших данных»), наряду с недавними достижениями в области нейронных сетей и методов интеллектуального анализа данных, привели к широкому внедрению машинного обучения на нескольких онлайн-платформах. С ML фактически становится возможным обойти некоторые ограничения, традиционно связанные с регулированием r с помощью кода .В то время как эти платформы по-прежнему по большей части регулируются набором жестких и формализованных правил, основанных на коде, машинное обучение позволяет вводить правила, основанные на коде, которые по своей сути являются динамичными и адаптивными, тем самым воспроизводя некоторые характеристики традиционных правовых норм, характеризовавшихся благодаря гибкости и двусмысленности естественного языка. Действительно, в той мере, в какой они могут учиться на данных, которые они собирают или получают, эти системы могут постоянно развиваться, совершенствуя свои правила, чтобы лучше соответствовать конкретным обстоятельствам, к которым они должны применяться.

12Однако использование ОД в контексте регулирования не лишено недостатков. Уже доказано, что принятие решений на основе данных неявно предвзято и, следовательно, несправедливо (Hardt, 2014). Якобы «нейтральные алгоритмы» систематически дискриминируют группы меньшинств в своих обобщениях, показывая результаты, которые могут быть классифицированы, например, как расистские или сексистские (Guarino 2016).

13Более того, если бы они были закреплены в законе, динамичность этих правил могла бы подорвать представления об универсальности ( i.е. «все равны перед законом») и недискриминации. Поскольку законы включены в систему, правила которой динамично развиваются по мере поступления новой информации в систему, людям может стать трудно не только понять, но и поставить под сомнение законность правил, которые ежедневно влияют на их жизнь. . И по мере того, как все больше и больше этих правил можно настраивать и адаптировать к профилю каждого отдельного пользователя, основные принципы универсальности и недискриминации, которые характеризуют нынешнюю правовую систему, могут быть навсегда утеряны.

Новый общий закон Бразилии о защите данных — подробный анализ

14 августа 2018 г. Бразилия приняла Общий закон о защите данных (на португальском языке). Закон вступит в силу после 18-го периода адаптации, в начале 2020 года.

LGPD создает новую правовую базу для использования персональных данных в Бразилии как онлайн, так и оффлайн, в частном и государственном секторах. Важно отметить, что в стране уже действует более 40 правовых норм федерального уровня, которые прямо и косвенно касаются защиты неприкосновенности частной жизни и персональных данных в отраслевой системе.Однако LGPD заменяет и/или дополняет эту отраслевую нормативную базу, которая иногда была противоречивой, болотистой, лишенной правовой определенности и делала страну менее конкурентоспособной в контексте общества, все более ориентированного на данные.

Текст, являющийся результатом широкого обсуждения, направлен не только на обеспечение прав личности, но и на содействие экономическому, технологическому и инновационному развитию посредством четких, прозрачных и всеобъемлющих правил надлежащего использования персональных данных.Приняв Общий закон о защите данных, Бразилия входит в список более 120 стран, которые на сегодняшний день могут считаться имеющими адекватный уровень защиты конфиденциальности и использования персональных данных.

Что говорит закон

LGPD имеет сквозное и многоотраслевое применение как в государственном, так и в частном секторах, онлайн и офлайн. В нем рассматривается понятие персональных данных и перечисляются правовые основания, разрешающие их использование (и согласие является лишь одним из них), подчеркивая возможность обработки персональных данных на основе законных интересов контролера данных в дополнение к общим принципам защиты данных; основные права субъекта данных, такие как право на доступ, исключение данных и объяснение; а также обязательства и ограничения, которые должны применяться к любой организации, обрабатывающей персональные данные.

Основные пункты нового закона:

  • Сфера применения:   LGPD будет иметь сквозное, многоотраслевое применение во всех секторах экономики, как государственных, так и частных, онлайн и офлайн. За некоторыми исключениями, такими как национальная и общественная безопасность; чисто исследовательские, художественные и публицистические цели; любая практика обработки персональных данных будет регулироваться законом.
  • Экстерриториальное применение:  По аналогии с Общим регламентом ЕС по защите данных LGPD будет иметь экстерриториальное применение, то есть обязанность соблюдения будет выходить за географические пределы Бразилии.Любая иностранная компания, имеющая хотя бы филиал в Бразилии или предлагающая услуги на бразильском рынке и собирающая и обрабатывающая персональные данные субъектов данных, находящихся в стране, независимо от национальности, будет подпадать под действие нового закона.
  • Понятие персональных данных:   LGPD предусматривает широкое понятие того, что следует считать персональными данными, относящимися к идентифицированному или идентифицируемому физическому лицу. То есть: любые данные, изолированные или объединенные с другими, которые могут позволить идентифицировать физическое лицо или подвергнуть его определенному поведению (возможна интерпретация из интегративного прочтения текста).В наше время больших данных, которые позволяют быстро сопоставлять большие, структурированные и неструктурированные базы данных, практически любые данные могут в конечном итоге считаться личными, а значит, подчиняться закону.
  • Понятие конфиденциальных персональных данных: Конфиденциальные персональные данные — это данные, которые по самой своей природе могут подвергать данные, являющиеся предметом дискриминационной практики, такие как данные о расовом или этническом происхождении, религиозных убеждениях, политических взглядах, данных о здоровье или сексуальной жизни. ; или позволяет однозначно и постоянно идентифицировать субъекта данных, например, генетические данные (с обеими аспектами, дискриминацией и идентификацией) или биометрические данные. С такими данными следует обращаться дифференцированно, с дополнительными уровнями безопасности и с разными правовыми основаниями, такими как прямо выраженное согласие субъекта данных.
  • Анонимные данные: Анонимные данные относятся к данным о субъекте данных, который не может быть идентифицирован с учетом использования разумного времени, затрат и технических средств, доступных на момент обработки данных. Таким образом, анонимизированные данные не подпадают под действие закона, за исключением случаев, когда процесс анонимизации может быть отменен или если данные используются для целей поведенческого профилирования.По сути, анонимные данные необходимы для технологий в сфере Интернета вещей, искусственного интеллекта, машинного обучения, умных городов и анализа больших поведенческих контекстов.
  • Общедоступные данные: Было много дискуссий об ограничениях на использование общедоступных персональных данных, таких как данные, содержащиеся в базах данных, находящихся в ведении государственных органов, официальных публикациях и нотариальных записях, или данные, прямо обнародованные их субъекты данных, такие как общедоступные профили в социальных сетях.LGPD имеет дело с такими ситуациями, рассматривая их по-разному и налагая определенные ограничения, такие как ограничение использования целями, которые привели к раскрытию общедоступных персональных данных. Это не означает, что общедоступные данные больше нельзя использовать для других целей, просто бизнес-модели, основанные на этом типе данных, должны будут адаптироваться.
  • Правовые основания для обработки данных — согласие и законные интересы:  Для обработки персональных данных, включая практику их сбора, всегда необходимо наличие правового основания.LGPD перечисляет 10 гипотез, разрешающих использование персональных данных, и однозначное согласие — лишь одна из них. Следует отметить, что правовая основа, известная как «законный интерес», которой не существовало в прежней бразильской правовой системе защиты данных, позволяла бы использовать данные в целях, отличных от тех, которые первоначально были разрешены ее субъектами данных или привели к к его раскрытию. Благодаря тесту на пропорциональность, учитывающему интересы контролеров и права субъекта данных, эта гипотеза позволит по-новому использовать данные, что сделает их необходимыми во времена больших данных, искусственного интеллекта, машинного обучения и инновационных бизнес-моделей. на основе использования персональных данных.
  • Общие принципы защиты данных: LGPD перечисляет 10 принципов, которые следует учитывать при обработке персональных данных, таких как ограничение цели, необходимость, прозрачность, безопасность, недискриминация и — новый — принцип подотчетности, что обязывает контролера данных и обработчика данных полностью и прозрачно демонстрировать принятие эффективных мер, способных доказать соблюдение правил защиты персональных данных.Это можно сделать с помощью оценок защиты данных, методологий, также предусмотренных законом.
  • Основные права субъектов данных: Основные права субъектов данных будут расширены, и они должны быть гарантированы доступным и эффективным образом. Среди перечисленных прав важно выделить право на доступ к данным, исправление, аннулирование или исключение, возражение против обработки, право на информацию и разъяснение об использовании данных. Большой новинкой является право на переносимость данных, которое позволяет субъекту данных не только запрашивать полную копию своих данных, но и предоставлять их в совместимом формате, что направлено на облегчение их передачи другим службам, даже для конкурентов. .По своему характеру это новое право рассматривается как сильный элемент конкуренции между различными компаниями, предлагающими аналогичные услуги на основе использования персональных данных.
  • Ответственность: Различные агенты, участвующие в обработке данных — контролер и обработчик — могут нести солидарную ответственность за инциденты информационной безопасности и/или ненадлежащее и несанкционированное использование данных или за несоблюдение закона. Однако ответственность обработчика, то есть лица, осуществляющего обработку данных от имени контролера, может быть ограничена его договорными обязательствами и обязательствами по информационной безопасности, если он не нарушает правила, установленные LGPD.Поэтому важно определить, следует ли рассматривать компанию как контролера или обработчика, или и того, и другого, чтобы установить пределы ее ответственности.
  • Обязательное уведомление об утечке данных:  Уведомление об утечке данных в орган по защите данных становится обязательным и должно быть выполнено в разумные сроки, которые могут, в зависимости от серьезности случая, определить уведомление всех вовлеченных субъектов данных и широкую огласку инцидента.
  • Международная передача данных: LGPD предлагает ряд правовых инструментов, позволяющих осуществлять международную передачу персональных данных даже в страны, которые не имеют надлежащего уровня защиты.Персональные данные можно будет передавать на международном уровне на основе конкретного и явного согласия субъекта данных, которое должно быть предварительным и отделенным от других целей и требований согласия. Также будет возможно осуществить передачу при наличии гарантии со стороны контролера посредством договорных инструментов, таких как обязательные корпоративные правила и стандартные положения, что она будет соответствовать принципам, правам субъекта данных и режиму защиты данных, предусмотренным законом. .Подобно GDPR, закон разрешает передачу посредством принятия печатей, сертификатов и кодексов поведения, выданных и утвержденных Управлением по защите данных.
  • Сотрудник по защите данных: DPO — это физическое лицо, назначенное контролером, которое выступает в качестве канала связи между контролером, субъектами данных и органом по защите данных. Кроме того, DPO должен нести ответственность внутри учреждения за соблюдение компанией правил, предусмотренных законом, и направлять сотрудников и подрядчиков организации в отношении методов, которые необходимо применять в отношении защиты персональных данных.Первоначальное прочтение LGPD позволяет сделать вывод, что любое лицо, которое обрабатывает персональные данные, должно указать DPO, но орган по защите данных может установить дополнительные нормы в отношении определения и атрибуции ответственного лица, включая гипотезы, на которых компании не будут основываться. необходимо назначить DPO.
  • Оценка воздействия на защиту данных: Рассматривается как оценка воздействия на защиту персональных данных, относится к документации контролера, которая содержит описание действий по обработке данных, которые могут создавать риски для субъектов данных, а также мер, мер безопасности и смягчения последствий. реализованы механизмы.DPIA может быть обязательным в ситуациях, уже охарактеризованных как рискованные, или по запросу властей, когда обработка данных основана на законных интересах. Методология DPIA широко применяется в GDPR и позволяет, помимо картирования рисков, эффективно фотографировать статус соответствия организации нормативным требованиям.
  • Запись действий по обработке данных: Любые и все действия по обработке персональных данных должны быть зарегистрированы, от их сбора до их исключения, с указанием того, какие типы персональных данных будут собираться, правовая основа, разрешающая их использование, цели, время хранения, методы информационной безопасности, реализованные в хранилище, и с кем данные могут быть в конечном итоге разделены, методология, известная как отображение данных.
  • Стандарты информационной безопасности: И контролер данных, и обработчик данных должны принимать соответствующие технические меры, меры безопасности и административные меры для защиты персональных данных. Орган по защите данных может предусмотреть минимальные технические стандарты с учетом характера обрабатываемых данных, конкретных характеристик обработки и текущего состояния технологий.
  • Конфиденциальность по замыслу и по умолчанию: При проектировании услуг, продуктов и бизнес-моделей необходимо учитывать практику гарантирования прав на конфиденциальность и защиту данных.Поэтому общие принципы LGPD и стандарты безопасности должны соблюдаться от концепции до реализации и предложения продукта и услуги. Кроме того, элементы управления конфиденциальностью, обычно доступные через информационные панели на онлайн-платформах, по умолчанию должны быть наиболее безопасными, и субъекты данных должны сделать их гибкими, если они того пожелают.
  • Кодексы поведения и органы по сертификации: LGPD однозначно поощряет принятие отраслевых кодексов поведения и органов по сертификации, которые могут обеспечить соблюдение правил защиты данных.Определенные слои общества могут создавать свои собственные кодексы поведения при использовании данных, которые могут быть даже выше закона. Они должны быть предварительно санкционированы уполномоченным органом и предусматривать методы, демонстрирующие соответствие. Кроме того, юридические лица могут претендовать на то, чтобы уполномоченный орган удостоверял, что другие учреждения соблюдают общий закон.
  • Санкции: Административные санкции могут быть применены властями в случае нарушения LGPD. Среди санкций есть уведомления и штрафы, которые могут варьироваться от 2 процентов от оборота компании, группы или конгломерата в Бразилии за последний финансовый год, ограниченный в общей сложности до 50 000 000 рандов.00 (пятьдесят миллионов реалов) за нарушение. Существует также возможность ежедневного штрафа для принуждения субъекта к прекращению нарушений.
  • Период перехода и адаптации: LGPD вступит в силу через 18 месяцев после публикации. Поэтому государственные и частные структуры должны будут адаптироваться до февраля 2020 года. Кроме того, национальный орган при его создании может устанавливать правила постепенной адаптации баз данных, созданных до даты вступления в силу закона, с учетом сложности операций обработки и характера данных.
Ветос

Национальный орган по защите данных, один из наиболее важных пунктов, установленных законом, был наложен вето из-за правовых аспектов, связанных с тем, какая ветвь правительства должна была инициировать новый закон. Однако президент уже упомянул, что орган будет создан отдельным законом.

Президент также наложил вето на три статьи законопроекта, которые касались защиты персональных данных доступа к запросам информации, передачи персональных данных между государственными органами и частными лицами — такая передача не будет запрещена, но будет основываться на иная правовая основа, а также прозрачность использования данных, которыми обмениваются государственные органы.

Также были наложены вето на статьи VII, VIII и IX статьи 52, которые предусматривали санкции за приостановление и запрет — полный или частичный — деятельности по обработке и хранению персональных данных в случаях нарушения законодательства. Таким образом, предусмотрены только наказания в виде предупреждения, штрафа, блокировки или удаления данных и раскрытия нарушения.

Следующие шаги

DPA после создания станет независимым государственным органом, отвечающим за надзор за соблюдением закона и правоприменением.Его формат еще не определен, но он должен работать так же, как и другие регулирующие органы или надзорные органы. Орган может установить руководящие принципы для поощрения защиты персональных данных в Бразилии. Таким образом, он должен обеспечивать защиту персональных данных; разработать «Национальную политику защиты данных и конфиденциальности», как это определено законом; контролировать и применять санкции в случае нарушения соответствующих законов; выполнять запросы субъектов данных в отношении лиц, ответственных за обработку их данных, и нормативные вопросы по защите данных, среди прочего.Закон, который создаст DPA, вероятно, предусматривает создание Национального совета по защите данных, консультативного органа с многоотраслевым составом, который может предлагать руководящие принципы и стратегии, проводить исследования и распространять знания о защите данных в Бразилии.

Короче говоря, LGPD окажет такое влияние на общество, какое раньше имели немногие законы, поскольку сегодня практически каждая практика общества связана с использованием персональных данных. Компании из всех секторов должны будут адаптироваться, и должна быть сформирована новая культура надлежащего использования данных, чего трудно достичь, учитывая, что Бразилия, в отличие от других регионов мира (в основном в Европе), все еще находится в зачаточном состоянии в отношении в тему.

В этом смысле защита персональных данных должна и может рассматриваться не как стоимость, а как конкурентное преимущество, дифференциация рынка. Во времена крупных утечек информации и скандалов, связанных с неправомерным использованием данных, соблюдение четких, прозрачных и гармоничных правил может восстановить или повысить доверие потребителей к компаниям и рынку. Поэтому компаниям необходимо соответствовать сегодняшним правилам и понимать, что предвосхищение будущего регулирования — это инвестиция и конкурентное преимущество.

фото предоставлено: Бразилия 2014 через фотоштифт (лицензия)

Раздел IX и дискриминация по признаку пола

Министерство образования США
Управление по гражданским правам
400 Maryland Avenue, SW
Washington, D.C. 20202-1328
Пересмотрено в августе 2021 г.



Название IX

Управление по гражданским правам (OCR) Министерства образования США обеспечивает соблюдение, среди прочего, Раздела IX Поправок об образовании 1972 года.Раздел IX защищает людей от дискриминации по признаку пола в образовательных программах или мероприятиях, получающих федеральную финансовую помощь. Раздел IX гласит:

Ни одно лицо в Соединенных Штатах не может быть отстранено по признаку пола от участия, лишено преимуществ или подвергнуто дискриминации в рамках любой образовательной программы или деятельности, получающей федеральную финансовую помощь.

Сфера действия Раздела IX

Раздел IX распространяется на школы, местные и государственные образовательные учреждения и другие учреждения, получающие федеральную финансовую помощь от Департамента.Эти получатели включают около 17 600 местных школьных округов, более 5 000 высших учебных заведений и чартерных школ, коммерческих школ, библиотек и музеев. Также включены агентства профессиональной реабилитации и образовательные агентства 50 штатов, округа Колумбия и территорий США.

Учреждение-получатель, получающее средства Департамента, должно осуществлять свою образовательную программу или деятельность на недискриминационной основе без дискриминации по признаку пола, включая сексуальную ориентацию и гендерную идентичность.Вот некоторые ключевые области, в которых получатели имеют обязательства по Разделу IX: набор, прием и консультирование; финансовая помощь; легкая атлетика; домогательства на сексуальной почве, в том числе сексуальные посягательства и другие формы сексуального насилия; лечение беременных и родителей студентов; обращение со студентами ЛГБТКИ+; дисциплина; однополое воспитание; и занятость. Кроме того, ни один получатель или другое лицо не может запугивать, угрожать, принуждать или дискриминировать какое-либо лицо с целью вмешательства в какие-либо права или привилегии, закрепленные в Разделе IX или его имплементационных правилах, или в связи с тем, что данное лицо подал отчет или жалобу, дал показания. , помогал, участвовал или отказывался участвовать в судебном разбирательстве в соответствии с Разделом IX.Любой ответ получателя считается нарушением Раздела IX. Положения Министерства по разделу IX (том 34 Свода федеральных правил, часть 106) содержат дополнительную информацию о формах дискриминации, запрещенных разделом IX.

Правоприменение OCR Раздела IX

OCR строго следит за соблюдением Раздела IX, чтобы гарантировать, что учреждения, получающие федеральную финансовую помощь от Департамента, соблюдают закон. OCR оценивает, расследует и разрешает жалобы на дискриминацию по признаку пола.OCR также проводит упреждающие расследования посредством направленных расследований или обзоров соответствия для изучения потенциальных системных нарушений на основе источников информации, отличных от жалоб.

В дополнение к своей правоприменительной деятельности OCR предоставляет информацию и рекомендации школам, университетам и другим учебным заведениям и агентствам, чтобы помочь им в добровольном соблюдении закона.

Чтобы узнать больше о подаче жалобы в OCR, посетите
https://www2.ed.gov/about/offices/list/ocr/complaintintro.html. Для получения помощи, связанной с разделом IX или другими законами о гражданских правах, обращайтесь в OCR по адресу [email protected] или 800-421-3481, TDD 800-877-8339.

По запросу эта публикация доступна в других форматах, таких как шрифт Брайля или крупный шрифт. Для получения дополнительной информации, пожалуйста, свяжитесь с Центром альтернативного формата Департамента по телефону 202-260-0818 или по электронной почте по адресу [email protected] Если у вас есть трудности с пониманием английского языка, вы можете запросить услуги переводчика для информации Департамента, доступной для общественности.Эти услуги языковой помощи предоставляются бесплатно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.