Ограничение свободы как вид уголовного наказания: Раздел III. НАКАЗАНИЕ

Содержание

Официальный сайт Володарского муниципального района Нижегородской области

21.09.2021

В рамках Недели школьников в школе № 3 п. Ильиногорск прошел единый пионерский урок, посвященный 100-летию Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина.

21.09.2021

Избирательная комиссия Нижегородской области подвела итоги выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ восьмого созыва и депутатов Законодательного собрания Нижегородской области седьмого созыва,

20.09.2021

На этот раз школьники из сельского поселения Новосмолинский получили возможность для занятий в образовательных областях естественно-научной направленности (химия, физика, биология и информатика). ..

20.09.2021

С 09:0016.09.2021 г. по 21:00 19.09.2021г. на территории Володарского муниципального района проходило специализированное профилактическое мероприятие «Бахус»

20.09.2021

По данным ФГБУ «Верхне-Волжское УГМС», в период с 21 по 23 сентября 2021 г. местами по Нижегородской области сохранится чрезвычайная (5 класс) пожароопасность лесов и торфяников.

20.08.2021

По состоянию на 20.08.2021 года отмечены следующие тенденции на рынке труда Володарского района:

17.09.2021

По данным ФГБУ «Верхне-Волжское УГМС», в период с 18 по 20 сентября 2021 г. местами по Нижегородской области сохранится чрезвычайная (5 класс) пожароопасность лесов и торфяников

17.09.2021

Все избирательные участки в Нижегородской области приступили к работе в штатном режиме. Об этом сообщили в избирательной комиссии Нижегородской области. Голосование пройдет в течение трех дней: 17, 18 и 19 сентября.

17.09.2021

В этом году в дома жителей п. Ильино придет чистая питьевая вода, отвечающая санитарным нормам.

16.09.2021

В Росстате подвели итоги прохождения переписи в ТДР за август 2021 года. В этот период от побережья Карского моря до якутской тайги, пока позволяла погода, переписчики посетили отдаленные и труднодоступные районы семи регионов страны

15. 09.2021

важаемые жители Володарского района! Через неделю всех нас ждет важное и ответственное событие – выборы депутатов Государственной Думы, областного Законодательного Собрания. Участвуя в выборах, мы будем определять вектор развития своей страны, региона на предстоящее пятилетие.

14.09.2021

Роспотребнадзор в рамках проекта «Здоровое питание» объявляет о запуске нового многофункционального сервиса по подбору программ питания, профилактики и оздоровления «4 СЕЗОНА ТАРЕЛКА ЗДОРОВОГО ЧЕЛОВЕКА»…

14.09.2021

Лекция по правилам безопасного поведения на железной дороге

14.09.2021

Популярность возмездных услуг, предоставляемых Кадастровой палатой, растёт с каждым днём. ..

13.09.2021

Роспотребнадзор напоминает, что специфический иммунитет, полученный после вакцинации в детском возрасте, ослабевает спустя годы. Это означает, что делать прививки необходимо не только детям, но и взрослым.

13.08.2021

По состоянию на 13.08.2021 года отмечены следующие тенденции на рынке труда Володарского района:

13.09.2021

По данным ФГБУ «Верхне-Волжское УГМС», в период с 14 по 17 сентября 2021 г. местами по Нижегородской области сохранится чрезвычайная (5 класс) пожароопасность лесов и торфяников.

Новый вид наказания – ограничение свободы

1 Января 1970

Новый вид наказания – ограничение свободы

В народе такой вид  наказания прозвали «домашний арест». В отличие от прочих мер он не связан с заключением под стражу. Введение домашнего ареста, как альтернативной меры наказания является началом реформы уголовного законодательства. В Иркутской области вынесены первые приговоры по ограничению свободы в новых условиях содержания заключенных. Осужденные будут отбывать наказание без изоляции от общества.
Тут сразу же возникает вопрос: так чем же отличается ограничение свободы от условного осуждения? А различия заключаются в следующем.
Условное осуждение – это мера уголовно-правового характера, а ограничение свободы – это уже наказание. Заключается оно в установлении судом осужденному определенных ограничений, например: не уходить из дома в указанное время суток, не посещать общественные места, не выезжать за пределы территории муниципального образования, являться в УИИ для регистрации до 4-х раз в месяц. При  условном же осуждении возлагаются обязанности. Чем же отличается ограничение от обязанности? Отличия заключаются в том, что при исполнении наказания в виде ограничения свободы осужденный в соответствии с установленными ему ограничениями обязан получить согласие УИИ на те или иные перемещения.

Например, на перемену места жительства, работы и (или) учебы. При условном же осуждении он обязан лишь своевременно уведомить УИИ о перемене места жительства, работы и (или) учебы, уведомить о выезде за пределы территории обслуживаемой УИИ, где он состоит на учете.
 И последним отличием ограничения свободы от условного осуждения является то, что в соответствии со ст.60 УИК РФ, для обеспечения надзора, предупреждения преступлений и в целях получения необходимой информации о поведении осужденных к наказанию в виде ограничения свободы уголовно-исполнительная инспекция вправе использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора и контроля, перечень которых определяется Правительством Российской Федерации. К таковым техническим средствам относятся и так называемые  в народе «браслеты». В настоящее время такие технические средства применяются на практике пока в одной из областей России в качестве эксперимента. Полагаем, что во 2-ом полугодии 2011 года такими техническими средствами будут обеспечены все уголовно-исполнительные инспекции Иркутской области.

Ограничение свободы назначается как в качестве основного вида наказания, так и в качестве дополнительного вида наказания к лишению свободы.
 Данный вид наказания, с точки зрения гуманного отношения к людям, эффективен только для тех, кто впервые под влиянием сложных жизненных обстоятельств совершил преступление небольшой тяжести. При этом немаловажно и то, что совершил преступник. Если умышленное преступление закона вошло в систему, то в этом случае следует применять более серьезное наказание. Ограничение свободы, как вид наказания, дает человеку шанс, ведь в тюрьме он всегда теряет возможность исправить ошибку и вернуться к нормальной жизни. При назначении данного вида наказания известно только одно – что появится больше возможностей сохранить человеку пусть и ограниченную, но свободу и при этом не оставить его противоправный поступок без наказания. Ну, а для тех, кто не пожелает находиться в кругу близких и друзей и встать на путь исправления, уголовно-исполнительная инспекция может обратиться в суд, а суд по представлению инспекции может изменить наказание и направить преступника отбывать  срок в менее комфортабельное место, чем домашний диван.

 

Чем ограничение свободы отличается от лишения свободы? | Вопрос-ответ

Лишение свободы и ограничение свободы — это виды уголовного наказания наряду с исправительными работами, принудительными работами, штрафом и другими. Их основным отличием друг от друга является то, что лишение свободы подразумевает изоляцию осужденного от общества, а при ограничении свободы этого не происходит.

В каких случаях применяется наказание в виде лишения свободы?

Лишение свободы может назначаться на определенный срок или быть пожизненным. Для изоляции осужденного от общества его могут отправить в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, колонию-поселение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму.

Наказание в виде лишения свободы применяется в случае совершения преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлений. Если осужденный впервые совершил преступление небольшой тяжести без отягчающих обстоятельств, в большинстве случаев ему избирают другой вид уголовного наказания.

Какой обычно бывает продолжительность наказания?

При лишении свободы на определенный срок продолжительность наказания составляет от 2 месяцев до 20 лет. Однако при назначении наказания по совокупности преступлений сроки лишения свободы складываются (частично или полностью): в этом случае максимальный срок составляет 25 лет (по отдельным статьям 30 лет). Также сроки складываются при назначении наказания по совокупности приговоров: здесь лимит составляет 30 лет (35 лет по отдельным статьям).

Пожизненное наказание устанавливается осужденным, совершившим особо тяжкие преступления, если они посягали на жизнь, преступления были совершены против здоровья населения и общественной нравственности, общественной безопасности, а также половой неприкосновенности лиц, не достигших 14 лет. Такой вид наказания не применяется к женщинам, несовершеннолетним, а также мужчинам старше 60 лет.

Что такое ограничение свободы?

Ограничение свободы заключается в совокупности обязанностей и запретов, которые суд налагает на осужденного. Ему запрещают выезжать за пределы населенного пункта. Помимо этого, осужденному могут запретить покидать место постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, посещать определенные места, посещать места проведения массовых и иных мероприятий и участвовать в таких мероприятиях.

Отбывая наказание, осужденный обязан от одного до четырех раз в месяц являться для регистрации в специализированный орган, который осуществляет над ним надзор. Без согласия представителя этого органа человек не может поменять место жительства или пребывания, а также место работы или учебы.

Ограничение свободы очень схоже с мерой пресечения в виде домашнего ареста, которая применяется в отношении обвиняемых и подозреваемых по уголовным делам. Также этот вид наказания имеет много общего такой с мерой уголовно-правового характера, как условное осуждение (так называемый условный срок).

В каких случаях и на какой срок назначают наказание в виде ограничения свободы?

Ограничение свободы может устанавливаться в качестве основного либо дополнительного наказания. Дополнительно к принудительным работам или лишению свободы оно может назначаться на срок от шести месяцев до двух лет. Это возможно в случаях, которые предусматривает Уголовный кодекс (убийство, изнасилование несовершеннолетней, теракт, совершенный группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, и др.).

В качестве основного наказания ограничение свободы назначается при совершении преступлений небольшой или средней тяжести (кража, мошенничество и пр.) на срок от двух месяцев до четырех лет. В случае нарушения условий ограничения свободы суд может заменить неотбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы. Два дня ограничения свободы засчитываются за один день принудительных работ или один день лишения свободы.

Ограничение свободы не применяется по отношению к военнослужащим, иностранцам, лицам без гражданства, а также тем, кто не имеет места постоянного проживания.

Исполнение наказания в виде ограничения свободы

(ФОТО: открытые источники)

Статьей 50 Уголовного кодекса Российской Федерации определен вид уголовного наказания — ограничение свободы.

Ограничение свободы может быть назначено как в качество основного наказания, за совершение преступлений небольшой или средней тяжести, на срок от 2 месяцев до 4 лет, так и в качестве дополнительного вида наказания к принудительным работам или лишению свободы на срок от 6 месяцев до 2 лет.

Кроме того, лицу, отбывающему содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы судом, в соответствии со статьей 80 УК РФ, неотбытая часть наказания может быть заменена ограничением свободы, являющимся более мягким видом наказания.

Ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, не посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Также судом на осужденного возлагается обязанность являться в специализированный государственный орган для регистрации от 1 до 4 раз в месяц.

Установление судом осужденному ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования является обязательным, остальные же ограничения носят дополнительный характер, и устанавливаются судом по своему усмотрению, исходя из целесообразности их применения для исправления и воспитания осужденного.

В соответствии с часть 1 статьи 47.1 УИК РФ надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы возлагается на уголовно-исполнительные инспекции (далее — УИИ) по месту жительства осужденного.

Согласно данным ФКУ УИИ ГУФСИН России-по Пермскому краю, за 10 месяцев 2020 года по учетам инспекции прошло 21520 осужденных, в т. ч. к наказанию в виде ограничения свободу — 5794 человека.

Их них, 2684 лицам данный вид наказания был назначен в качестве замены неотбытой части наказания в виде лишения свободы.

Время самовольного отсутствия осужденного по месту жительства свыше одних суток без уважительных причин в срок ограничения свободы не засчитывается. В подобного рода случаях срок окончания отбывания, назначенного судом наказания, исчисляется с учетом незасчитанного времени.

В случае нарушения осужденным порядка и условий отбывания наказания в виде ограничения свободы, а также при наличии иных обстоятельств, свидетельствующих о целесообразности дополнения ранее установленных осужденному ограничений, начальник уголовно­исполнительной инспекции или замещающее его лицо может внести в суд соответствующее представление.

В случае злостного уклонения осужденного от отбывания наказания в виде ограничения свободы, назначенного в качестве основного наказания либо избранного в порядке замены неотбытой части наказания в виде лишения свободы, инспекция вносит в суд представление о замене ему неотбытого срока наказания в виде ограничения свободы наказанием в виде лишения свободы.

В текущем году судом по представлениям уголовно-исполнительной инспекции в отношении 1575 осужденных к ограничению свободы возлагались дополнительные обязанности (ограничения). В отношении 269 осужденных инспекцией вынесены постановления о незачете в срок наказания определенного времени. 494 нарушителям наказание в виде ограничения свободы заменено на лишение свободы.

Для обеспечения надзора, предупреждения преступлений и в целях получения необходимой информации о поведении осужденных сотрудники УИИ вправе посещать в любое время суток (за исключением ночного времени) жилище осужденного, вызывать его на беседы в УИИ в целях получения от него устных или письменных объяснений по вопросам, связанным с отбыванием им наказания, а также истребовать по месту жительства, работы или учебы осужденного сведения о его поведении,

Также уголовно-исполнительные инспекции вправе использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора и контроля, перечень которых определяется Правительством Российской Федерации.

Помимо мер взыскания, за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду и (или) учебе уголовно-исполнительная инспекция может применять к осужденным меры поощрения в виде благодарности, досрочного снятия ранее наложенного взыскания, разрешения на проведение за пределами территории соответствующего муниципального образования выходных и праздничных дней, разрешения на проведение отпуска с выездом за пределы территории соответствующего муниципального образования.

Всего за 10 месяцев 2020 года инспекцией поощрено 29 осужденных. Осужденный, место нахождения которого неизвестно, объявляется в розыск и подлежит задержанию органами внутренних дел на срок до 48 часов в целях решения вопроса отбытой части наказания на лишении свободы. Указанный срок может быть продлен судом до 30 суток.

 

Начальник отдела по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний прокуратуры Пермского края Андреей Александрович Пономарёв

первые результаты применения и перспективы – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 5 (296).

Право. Вып. 35. С. 56-60.

ПРОБЛЕМЫ УКРЕПЛЕНИЯ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА

Л. А. Барков

ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ КАК ВИД НАКАЗАНИЯ:

ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПРИМЕНЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Анализируются результаты и практика применения наказания в виде ограничения свободы в России в 2010, 2011 гг. и потенциал данного вида наказания. Представлены и исследованы статистические данные как по территории России в целом, так и отдельно по Челябинской области.

Ключевые слова: ограничение свободы, наказание, практика применения, статистика.

Содержание ограничения свободы как вида уголовного наказания было полностью изменено с 10 января 2010 г. со вступлением в силу ст. 6, 7 Федерального закона от 27 декабря

2009 г. № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы»1 (далее — Закон № 377-ФЗ).

Таким образом, с 10 января 2010 г. в сфере уголовно-правового регулирования России появился новый институт, который должен был стать важным средством в исправлении осужденных, поскольку не связан с разрывом социальных связей последних и является по своему содержанию одной из гуманных мер уголовно-правового воздействия, присущего в принципе правовому государству.

После введения в действие новой редакции ограничения свободы постепенно стало появляться большое количество публикаций, посвященных уголовно-правовому анализу норм

об ограничении свободы в Уголовном кодексе (УК) РФ, положительным и отрицательным его чертам, сходству с условным осуждением и т. д. Высказывались различные точки зрения о потенциале данного вида наказания и перспективах его применения. Однако до сегодняшнего дня отсутствуют исследования, посвященные анализу конкретных результатов использования правоприменителем норм об ограничении свободы.

По прошествии двух лет наконец-то появляется возможность провести исследование реальной практики применения ограничения свободы на основании применения статистических методов исследования и с использованием официальных данных.

В период до введения в действие Закона № 377-ФЗ2, в том числе в 2007, 2008 и 2009 гг., ограничение свободы как вид наказания российскими судами вообще не применялось (см. сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей (без военных судов) за 2007 г. и аналогичные статистические отчеты за 2008, 2009 гг.3).

В соответствии с отчетом Судебного департамента при Верховном Суде РФ о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел за шесть месяцев 2010 г. 4 ограничение свободы в качестве основного вида наказания было назначено 3 179 осужденным, в том числе 183 несовершеннолетним; за двенадцать месяцев

2010 г.5 ограничение свободы в качестве основного вида наказания было назначено 7 893 осужденным, в том числе 483 несовершеннолетним.

За шесть месяцев 2011 г.6 ограничение свободы в качестве основного вида наказания было назначено 5 752 осужденным, в том числе 330 несовершеннолетним, а ограничение свободы как дополнительный вид наказания — 1 789 осужденным, в том числе 48 несовершеннолетним. За двенадцать месяцев 2011 г.7 ограничение свободы в качестве основного вида наказания было назначено 11 761 осужденному, в том числе 675 несовершеннолетним, а ограничение свободы как дополнительный вид наказания — 5 215 осужденным, в том числе 118 несовершеннолетним.

Таким образом, даже за достаточно короткий срок, прошедший с момента введения в действие новой редакции ограничения свободы, можно отметить следующие тенденции в применении судами ограничения свободы как вида уголовного наказания.

Во-первых, практически сразу суды начали использовать данный вид наказания. Уже в первом полугодии 2010 г. к ограничению свободы в качестве основного вида наказания было осуж-

дено более 3 000 нарушителей. Указанное свидетельствует об актуальности данного вида наказания и высокой потребности судебной системы в наличии реальных альтернатив наказанию в виде лишения свободы. Необходимо отметить, что данный вид наказания начал применяться столь быстро, что проявились даже определенные проблемы его реализации и исполнения, так как уголовно-исполнительные инспекции еще не были готовы к его исполнению с использованием средств электронного контроля и мониторинга. Кроме того, вышеприведенные данные надо анализировать с учетом того, что в 2010 г. (особенно в первое полугодие) суды многих регионов по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями применяли новый вид наказания достаточно мало.

Во-вторых, наблюдается планомерный рост количества лиц, осужденных к наказанию в виде ограничения свободы. Оценивая динамику изменения показателей, надо оговориться, что некоторое увеличение количества лиц, осужденных во вторых полугодиях 2010 и 2011 гг., по сравнению с первыми полугодиями соответствующего периода обусловлено не только планомерным ростом, но еще и стремлением правоохранительных органов и судов завершить как можно большее количество дел в текущем году, что положительно сказывается на статистических данных.

В-третьих, в каждом из полугодий 2010 и 2011 гг. количество лиц, осужденных к ограничению свободы, возрастало не только планомерно, но и очень высокими темпами. Темп роста в первом полугодии 2011 г. по сравнению с показателями первого полугодия 2010 г. составил 180,9 % (1,8 раза), во втором полугодии 2011 г. по сравнению с показателями второго полугодия

2010 г. — 127 % (1,27 раза).

В целом наказание в виде ограничения свободы в качестве основного вида наказания применялось в 2011 г. в 1,5 раза чаще, чем в 2010 г. А если принять во внимание, что с 2011 г. судами активно назначается ограничение свободы как дополнительный вид наказания, то статистические данные становятся еще показательнее.

Это, кстати, обусловливает некоторое снижение темпов роста применения ограничения свободы в качестве основного вида наказания во втором полугодии 2011 г. по сравнению со вторым полугодием 2010 г., так как именно в этот период в 2,9 раза (291 %) возросло количе-

ство лиц, осужденных к ограничению свободы в качестве дополнительного вида наказания.

В целом в 2011 г. ограничение свободы (и как основной, и как дополнительный вид наказания) было применено судом к 16 976 лицам, совершившим преступления, что в 2,15 раза (215 %) больше, чем в 2010 году.

При этом согласно упоминавшимся выше отчетам в 2011 г. судами рассмотрено 1031 ходатайство о замене ограничения свободы лишением свободы (п. «г» ч. 2 ст. 397 Уголовнопроцессуального кодекса (УПК) РФ), из них удовлетворено 574 (за первые шесть месяцев 2011 г.— 401 и 230 соответственно). Рассмотрено также 210 ходатайств об отмене установленных осужденному ограничений к наказанию в виде ограничения свободы (п. 8.1 ст. 397 УПК РФ), из них удовлетворено 168 (за первые шесть месяцев

2011 г.— 53 и 34 соответственно).

В связи с изложенным представляются несколько недостоверными данные, приведенные начальником Управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества, ФСИН России Е. Л. Зарем-бинской, согласно которым по представлениям уголовно-исполнительных инспекций судами ограничение свободы было заменено лишением свободы в отношении 52 осужденных8.

Такое расхождение с официальной статистикой может быть объяснено в числе прочего либо технической ошибкой, либо умышленным занижением количества лиц, в отношении которых судом, по сути дела, признано неэффективным назначение наказания в виде ограничения свободы.

На территории Челябинской области судами в 2011 г. было рассмотрено пять ходатайств о замене ограничения свободы лишением свободы (п. «г» ч. 2 ст. 397 УПК РФ), из них удовлетворено два.

Статистика по рассмотрению вышеуказанных ходатайств в 2010 г. отсутствует в связи с тем, что учет данных ходатайств в статистической отчетности не был предусмотрен до

2011 г. (форма № 1 отчета Судебного департамента при Верховном Суде РФ о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел в последней редакции утверждена приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 10 июня 2011 г. № 1159). Кроме того, можно отметить, что подобные ходатайства в 2010 г. фактически не рассматривались, так как

наказание в виде ограничения свободы только начало применяться судами и исполняться уголовно-исполнительными инспекциями, и оснований для замены ограничения свободы лишением свободы либо для отмены установленных приговором суда ограничений еще не имелось.

Статистика же только одного 2011 года не позволяет объективно оценить динамику изменений показателей, характеризующих исправительный эффект ограничения свободы как вида наказания.

Превалирование количества ходатайств о замене ограничения свободы лишением свободы над ходатайствами об отмене установленных осужденному ограничений к наказанию в виде ограничения свободы не позволяет делать вывод о том, что исправительный эффект данным видом наказания не достигается, в виду следующего.

Во-первых, существующая система надзора за лицами, осужденными к ограничению свободы, еще не совершенна и, что важно, не отработанна, что затрудняет на начальном этапе сам процесс надзора за осужденными лицами, а также выявление и фиксацию нарушений осужденным установленного порядка отбывания наказания.

Во-вторых, органы исполнения наказания и существующая система контроля за осужденными нацелены в первую очередь на выявление возможных нарушений установленных осужденному ограничений и установленного порядка отбывания наказания. Положительное же поведение осужденного к ограничению свободы уголовно-исполнительным инспекциям выявить и оценить значительно сложнее по целому ряду объективных и субъективных причин. К примеру, сам по себе факт нахождения осужденного дома в установленное время, подтвержденный данными электронного мониторинга, не свидетельствует об исправлении осужденного и возможности снятия с него части ограничений, установленных приговором суда. В то же время факт отсутствия лица в месте проживания в установленное в приговоре суда время, зафиксированный с помощью средств электронного мониторинга и контроля, говорит о безусловном нарушении и в случае отсутствия уважительных причин послужит основанием в том числе для обращения уголовно-исполнительной инспекции в суд с ходатайством о замене ограничения свободы лишением свободы.

Кроме того, необходимо обратить внимание на крайне низкий процент удовлетворенных ходатайств о замене ограничения свободы лишением свободы (55,6 % на всей территории России и 40 % на территории Челябинской области). Это совершенно нехарактерно для российской судебной системы и косвенно свидетельствует как раз об эффективности ограничения свободы как вида наказания и, возможно, о некоторых сложностях доказывания в начальный период применения наказания нарушений установленных ограничений, допущенных лицами, осужденными к ограничению свободы.

Примерно аналогичная ситуация и динамика наблюдаются и в большинстве субъектов РФ. В качестве примера были исследованы статистические данные по Челябинской области.

В соответствии с ответом на запрос Управления Судебного департамента в Челябинской области в 2010 г. ограничение свободы в качестве основного вида наказания было назначено 73 осужденным, а ограничение свободы как дополнительный вид наказания — 10 осужденным.

В 2011 г. в Челябинской области ограничение свободы в качестве основного вида наказания было назначено 87 осужденным, а ограничение свободы как дополнительный вид наказания — 72 осужденным. При этом к ограничению свободы как основному или дополнительному наказанию на территории Челябинской области в 2010 г. были привлечены 9 несовершеннолетних, в 2011 г.— 17. Таким образом, в Челябинской области можно отметить следующие тенденции.

Наказание в виде ограничения свободы в качестве основного вида наказания применялось в 2011 г. в 1,2 раза чаще, чем в 2010 г. Наказание в виде ограничения свободы как дополнительный вид наказания применялось в 2011 г. в 7,2 (720 %) раза чаще, чем в 2010 г.

Таким образом, Челябинская область имеет некоторые особенности в применении ограничения свободы. Количество лиц, осужденных к ограничению свободы в качестве основного вида наказания, в 2011 г. выросло незначительно, а вот количество лиц, осужденных к ограничению свободы как дополнительному виду наказания, выросло стремительно, скачкообразно. Помимо прочего данный факт может объясняться тем, что Челябинская область была в числе первых регионов, куда начали поступать средства электронного мониторинга под-

надзорных лиц, что и обусловило достаточно активное применение наказания уже в 2010 г.

В целом в 2011 г. ограничение свободы и как основной, и как дополнительный вид наказания было применено судами Челябинской области к 159 лицам, совершившим преступления, что в 1,91 раза (191 %) больше, чем в 2010 г. , и практически совпадает с общероссийским показателем (2,15 раза, или 215 %).

Оценивая статистические данные, необходимо также отметить следующее.

Несмотря на очень высокие темпы роста количества лиц, осужденных к ограничению свободы, общее их количество среди лиц, осужденных за совершение преступлений в 2010-2011 гг., остается крайне невысоким.

В соответствии с отчетом Судебного департамента при Верховном Суде РФ о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел за двенадцать месяцев 2011 г.10 на территории России осуждено за совершение преступлений 806 728 лиц, из них (основные виды наказаний) к лишению свободы на определенный срок — 236 901, условно осуждены к лишению свободы 285 890 лиц, к штрафу — 117 868, к обязательным работам — 92 170, к исправительным работам — 42 885 (приведены виды наказаний, к которым осуждено наибольшее количество лиц). За двенадцать месяцев 2010 г.11 осуждены за совершение преступлений 870 082 лица, из них (основные виды наказаний) к лишению свободы на определенный срок — 276 570, условно осуждены к лишению свободы 312 995 лиц, к штрафу — 127 578, к обязательным работам — 81 530, к исправительным работам — 41 446 (приведены виды наказаний, к которым осуждено наибольшее количество лиц). Таким образом, к ограничению свободы как основному виду уголовного наказания привлечено лишь около 1,4 % лиц, осужденных за совершение преступлений в 2011 г., и около 0,9 % лиц, осужденных за совершение преступлений в 2010 г.

В соответствии с ответом на запрос Управления Судебного департамента в Челябинской области всего в 2010 г. на территории Челябинской области осуждено за совершение преступлений 23 267 лиц, в 2011 г.— 22 937 лиц. Соответственно лишь 0,3 % осужденных в 2010 г. и 0,3 % в 2011 г. на территории Челябинской области было назначено наказание в виде ограничения свободы (как основное наказание). Таким образом, ограничение свободы как основной вид наказания

на территории Челябинской области применялось несколько реже, чем в целом по стране. При этом, как отмечается в статье «Краткий анализ состава осужденных к ограничению свободы»12, доля осужденных к ограничению свободы была незначительной и составляла по состоянию на 4 августа 2011 г. 1,7 % от общего количества осужденных без изоляции от общества. С учетом того, что ограничение свободы как вид наказания предусмотрено в значительном количестве статей УК РФ, в том числе практически во всех статьях Особенной части УК РФ, занимающих в структуре судимости доминирующее положение, можно сделать вывод о том, что этот вид наказания используется пока очень мало.

В то же время исследование демонстрирует стабильный рост числа лиц, осужденных к ограничению свободы, причем рост очень высокими темпами, что подтверждает высокую потребность российской судебной системы в наказаниях, не связанных с изоляцией осужденного от общества, но представляющих собой реальную альтернативу лишению свободы и доверие судебной системы к новому по своей сути виду наказания.

Вышеуказанное, на взгляд автора, позволяет сделать вывод об очень высоком по количеству лиц потенциале применения ограничения свободы как вида наказания и прогнозировать стабильный и быстрый рост количества лиц, осужденных к ограничению свободы. Развернутое прогнозирование на основании различных методов не входит в задачи настоящего исследования, но приблизительные расчеты с использованием основных прогностических методов позволяют предположить, что число лиц, осужденных к ограничению свободы, в ближайшие годы будет возрастать ежегодно в 1,5-2 раза и составит в ближайшем будущем более 120 000 человек ежегодно.

Примечания

1 Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ // Рос. газ. 2009. 30 дек. № 253.

2 Там же.

3 Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ

[Электронный ресурс] // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. иЯЬ: http://www.cdep.ru/index.php?id=79

4 Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей (без военных судов) за первое полугодие

2010 года [Электронный ресурс] // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. иЯЬ: http://www.cdep.ru/index.php?id=79

5 Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2010 год [Электронный ресурс] // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. иЯЬ: http://www.cdep.ru/ index.php?id=79

6 Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за первое полугодие 2011 года [Электронный ресурс] // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. иЯЬ: http://www.cdep.ru/ index.php?id=79

7 Сводные статистические сведения о деятельно -сти федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2011 год [Электронный ресурс] // Официальный сайт Судебного департамента

при Верховном Суде РФ. иЯЬ: http://www.cdep.ru/ index.php?id=79

8 На трезвую голову. Электронные браслеты осужденных к ограничению свободы планируется оснастить алкотестерами // Рос. газ. 2012. 17 мая. № 111 (5784). С. 4.

9 Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 10 июня 2011 г. № 115 «Об утверждении Табеля форм статистической отчетности о деятельности судов общей юрисдикции и судимости и форм статистической отчетности о деятельности судов и судимости» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: сайт. иЯЬ: http://www.consultant. ru/online/base/?req=doc;base=LAW;n=119057;page=esse

10 Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2011 год.

11 Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2010 год.

12 Краткий анализ состава осужденных к ограничению свободы [Электронный ресурс] // Официальный сайт ФСИН России. ИЯ!: http://fsin.su/activity/alterna-tive/freedom_restriction_in_august_2011/index.php

Проблемы ограничения свободы как дополнительного наказания

Библиографическое описание:

Буранов, Г. К. Проблемы ограничения свободы как дополнительного наказания / Г. К. Буранов, А. С. Чиканова. — Текст : непосредственный // Актуальные вопросы юридических наук : материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2018 г.). — Чита : Издательство Молодой ученый, 2018. — С. 53-55. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/284/14065/ (дата обращения: 22.09.2021).



Современная уголовная политика Российской Федерации направлена на ужесточение мер реагирования за тяжкие и особо тяжкие преступления ввиду их повышенной опасности. Одной из них является введение в санкции за посягательства дополнительных видов наказаний. Так поступил отечественный законодатель, расширив типовое наказание за убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 111 УК РФ), похищение человека (ч. ч. 2 и 3 ст. 126 УК РФ), изнасилование (ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 131 УК РФ), террористический акт (ч. ч. 1, 2 и 3 ст. 205 УК РФ) и ряд других опасных преступлений за счет ограничения свободы, назначаемого в качестве дополнительного наказания [3]. В то же время никто не снимал с повестки дня задачу дальнейшей гуманизации российского законодательства, выражающейся, прежде всего, в исправлении осужденного посредством минимального репрессивного воздействия и в обеспечении его надлежащей реабилитации и реинтеграции в общество.

Применительно к дополнительному ограничению свободы сложившиеся тенденции вступили в очевидные противоречия. При его назначении в качестве дополнительного наказания к длительному лишению свободы суд не может предвидеть изменения, которые могут произойти в жизни осужденного за период отбывания основного наказания. Соответственно суд не может с достаточной точностью определить характер, перечень и главное — целесообразность запретов и обязанностей для отбывания ограничения свободы. Минимум лишения свободы, например, за убийство (ч. 2 ст. 105 УК РФ), за изнасилование (ч. 3 ст. 131 УК РФ), за захват заложников (ч. 3 ст. 206 УК РФ), за бандитизм (ч. 2 ст. 209 УК РФ) — восемь лет. За этот период объективно станет другим окружающий мир и мировоззрение осужденного. Каким? — при назначении наказания не ясно. Следовательно, ограничение свободы, как отмечает П. В. Тепляшин, будет носить предельно абстрактный характер [2, с. 54]. При таком подходе запреты и правоограничения, образующие его содержание, по отбытии основного наказания создают существенные препятствия, в первую очередь, для трудоустройства. Так, требование не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, обязательное к назначению судом, ограничивает возможность использования вахтового способа работы, а также достаточно распространенного трудоустройства в соседнем муниципальном образовании. Для городов федерального значения проблема усугубляется тем, что муниципальными образованиями в них выступают территории, которые социально-экономически и инфраструктурно неразделимы не только между собой, но и более того — с прилегающими территориями других субъектов РФ (Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область). Переход на соседнюю улицу, относящуюся к другому району города или субъекту РФ, означает нарушение установленного запрета.

Требование не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток (чаще всего, ночное — с 22 часов до 6 часов) ввиду разнообразия режимов рабочего времени исключает трудоустройство в вечернюю и ночную смену (например, продавцом в магазине, сторожем, таксистом, оператором электростанции).

В сочетании с утратой ранее имевшихся профессиональных навыков, приобретением в местах лишения свободы непрестижных и малооплачиваемых специальностей проблема только осложняется.

Есть и другие недостатки ограничения свободы.

Во-первых, противоречие между положениями Общей части УК РФ об ограничении свободы и санкциями за преступления в Особенной части УК РФ. Часть 6 ст. 53 УК РФ предусматривает, что данное наказание не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Более трех десятков санкций в Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 105, ч.ч. 3 и 4 ст. 131, ч.ч. 3 и 4 ст. 132, ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 205, ч.ч. 1 и 2 ст. 205.1, ч.ч. 2, 3 и 4 ст. 206, ч.ч. 1 и 2 ст. 208, ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 209, ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 210, ч.ч. 2 и 3 ст. 211, ч. 3 ст. 221, ст.ст. 275–279 и др.) закрепляют ограничение свободы в качестве безусловного назначения в дополнение к лишению свободы. В результате суд, с одной стороны, в силу требований санкций и отсутствия по общему правилу оснований для применения ст. 64 УК РФ обязан назначить ограничение свободы как дополнительный вид наказания, с другой — не имеет на это права, если осужденный относится к одной из указанных категорий лиц.

Во-вторых, с 2011 года в практику социального контроля за осужденными введена мера административного надзора, которая устанавливается в отношении освобождаемого из мест лишения свободы совершеннолетнего лица, осужденного за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, при рецидиве преступлений, за умышленное преступление против несовершеннолетнего и некоторых других. Административный надзор может повлечь для осужденного следующие виды правоограничений: 1) запрещение пребывания в определенных местах; 2) запрещение посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в указанных мероприятиях; 3) запрещение пребывания вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в определенное время суток; 4) запрещение выезда за установленные судом пределы территории; 5) обязательная явка от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства, пребывания или фактического нахождения для регистрации. Срок административного надзора может составлять от одного-трех лет до момента погашения судимости (ст.ст. 3–5 Федерального закона от 06.04.2011 № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» [4]).

Согласно ч. 1 ст. 53 УК РФ, ограничение свободы состоит из следующих ограничений и обязанностей, устанавливаемых судом: 1) не покидать место постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, 2) не посещать в пределах муниципального образования определенные места, 3) не выезжать за его пределы, 4) не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в них, 5) без согласия специализированного государственного органа не изменять место жительства (пребывания), место работы и (или) учебы и 6) являться в данный орган от одного до четырех раз в месяц для регистрации.

Как видим из указанных нормативных положений, комплекс правоограничений административного надзора практически полностью совпадает с запретами и обязанностями наказания в виде ограничения свободы, а по периоду применения — действует гораздо дольше. Данные обстоятельства, а также то, что надзор устанавливается судом по освобождении из исправительного учреждения (т. е. с учетом конкретных социальных, материально-вещных и личностных особенностей жизни лица непосредственно в момент его назначения) указывают на возможность и рациональность замены административной мерой ограничения свободы, назначаемого в дополнение к основному наказанию. Того же мнения придерживается С. А. Ходжалиев [5, с. 704].

Вывод уместен еще и в связи с нелогичной ситуацией, порождаемой правилом ч. 4 ст. 5 Федерального закона от 06.04.2011 № 64-ФЗ. В ней предписывается исчислять срок административного надзора со дня отбытия наказания в виде ограничения свободы, если оно назначено в качестве дополнительного наказания. Получается фактическое продление срока наказания: на смену требований ограничения свободы приходят те же требования с разницей только в их наименовании — административный надзор.

В-третьих, та же по сути проблема возникает при обращении к нормам об условном осуждении. Часть 4 ст. 73 УК РФ закрепляет возможность назначения при условном осуждении дополнительных мер наказания, не делая исключений в отношении ограничения свободы. Согласно ч. 5 ст. 73 УК РФ, суд, постановляя основное наказание условным, в обязательном порядке возлагает на осужденного ряд обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, не посещать определенные места, трудиться (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательной организации и другие, способствующие его исправлению, перечень которых не ограничен. Абсурдность совпадения обязанностей условно осужденного, отбывающего ограничение свободы, дает не только основания рассматривать ограничение свободы как модификацию условного осуждения [1, с. 341], но и имеет практическое продолжение. При уклонении от выполнения предписаний приговора не реально определить, какие из обязанностей нарушены — относящиеся к условному осуждению или относящиеся к ограничению свободы, соответственно какие из последствий применять — уклонения от обязанностей условного осуждения или злостного уклонения от отбывания ограничения свободы.

Для преодоления конкуренции норм звучат предложения о дополнении формулировки ч. 4 ст. 73 УК РФ фразой «за исключением наказания в виде ограничения свободы» [6, с. 96]. Однако подобная новация половинчата, не решает всех перечисленных проблем.

Исходя из изложенного, считаем целесообразным отказаться от ограничения свободы в качестве дополнительного наказания и внести соответствующие изменения в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство.

Литература:

  1. Степашин В. М. Специальные правила назначения наказания и мер уголовно-правового характера. М.: Юрлитинформ, 2012. 520 с.
  2. Тепляшин П. В. Уголовное наказание в виде ограничения свободы: проблемы законодательной регламентации и эффективности в специальном предупреждении преступлений // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2010. № 4. С. 51–57.
  3. Федеральный закон от 27.12.2009 № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» // Собрание законодательства РФ. 2009. № 52 (1 ч.). Ст. 6453.
  4. Федеральный закон от 06.04.2011 № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 15. Ст. 2037.
  5. Ходжалиев С. А. Уголовно-правовая характеристика назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы по уголовному законодательству Российской Федерации // Фундаментальные исследования. 2014. № 11–3. С. 700–705.
  6. Шульга А. А. Некоторые проблемы регламентации и назначения наказания в виде ограничения свободы // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2016. № 3 (33). С. 94–97.

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, ограничение свободы, административный надзор, условное осуждение, дополнительное наказание, основное наказание, вид ограничения свободы, Особенная часть УК РФ, Российская Федерация, специализированный государственный орган.

Похожие статьи

Назначение

наказания в виде ограничения свободы

Основные термины (генерируются автоматически): Ограничение свободы, условное осуждение, УК РФ, административный надзор, дополнительное наказание, вид ограничения свободы, основное наказание, вид наказания, качество, наказание.

Проблемы правовой регламентации уголовного

наказания в виде

Основные термины (генерируются автоматически): Ограничение свободы, условное осуждение, УК РФ, административный надзор, дополнительное наказание, вид ограничения свободы, основное наказание, вид наказания, качество, наказание.

Основные проблемы назначения и исполнения уголовного…

Основные термины (генерируются автоматически): Ограничение свободы, условное осуждение, УК РФ, административный надзор, дополнительное наказание, вид ограничения свободы, основное наказание, вид наказания, качество, наказание.

Вопросы исполнение

наказания в виде ограничения свободы

условное осуждение, ограничение свободы, США, УК РФ, Российская Федерация, осужденный, служба пробации, лицо, инспекция, вид ограничения свободы.

Теория и практика исполнение

наказания в виде ограничения

Основные термины (генерируются автоматически): Ограничение свободы, условное осуждение, УК РФ, административный надзор, дополнительное наказание, вид ограничения свободы, основное наказание, вид наказания, качество, наказание.

Некоторые особенности применения

наказания в виде

условное осуждение, ограничение свободы, США, УК РФ, Российская Федерация, осужденный, служба пробации, лицо, инспекция, вид ограничения свободы.

Об эффективности

наказаний несовершеннолетних

УК РФ, ограничение свободы, административный надзор, условное осуждение, основное наказание, дополнительное наказание, Российская Федерация, специализированный государственный орган, вид

Ограничение свободы и принудительные работы в системе…

Ограничение свободы, условное осуждение, УК РФ, административный надзор, дополнительное наказание, вид ограничения свободы, основное наказание, вид наказания, качество, наказание.

Сравнительно-правовой анализ уголовного

наказания в виде

Ограничение свободы, условное осуждение, УК РФ, административный надзор, дополнительное наказание, вид ограничения свободы, основное наказание, вид наказания, качество, наказание.

Ограничение свободы как вид уголовного наказания

При исполнении наказания уголовно-исполнительной инспекцией (специализированный государственный орган, созданный именно для исполнения наказаний) достаточно четко прослеживаются отличия от деятельности исправительных учреждений, арестных домов или дисциплинарных воинских частей, исполняющих наказания, связанные с изоляцией от общества. Отсутствие изоляции человека от общества существенно снижает карательный потенциал применяемого наказания и вносит некоторый элемент добровольности в его исполнение. В этой связи уголовно-ис­полни­тель­ные инспекции в значительной мере заняты не столько исполнением, сколько контролем исполнения наказания.

Автор: Петров В.В.

Шел в комнату, попал в другую.
А.С.Грибоедов

Существуют различные классификации видов уголовных наказаний. Есть наказания основные и дополнительные, связанные и не связанные с обязательным привлечением осужденного к труду. Также выделяют наказания связанные и не связанные с изоляцией человека от общества.

Регламентация исполнения такого вида уголовного наказания, как ограничение свободы, помещено законодателем в раздел II Уголовно-исполни­тельного кодекса Российской Федерации «Исполнение наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества». Легальное определение понятия «изоляция от общества» на сегодняшний день отсутствует. Его нам не дают ни текст закона, ни подзаконные нормативные акты. Поэтому выделение уголовных наказаний, не связанных с изоляцией от общества, имеет в определенной степени произвольный характер.

Если следовать тексту Уголовно-исполнительного кодекса РФ, то к данной категории отнесены такие основные наказания, как обязательные ра­боты, исправительные работы, ограничение свободы, а также все, назначаемые только в качестве дополнительных (лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград; конфискация имущества) или в качестве как дополнительных, так и основных (штраф; лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью).

Ввиду отсутствия четких критериев отнесения того или иного вида наказания к данной группе, попытаемся выделить их наиболее характерные черты.

Большинство наказаний, не связанных с изоляцией от общества, предполагает для осужденного те или иные материальные ограничения, то есть наказание имеет характер денежного (или имущественного) взыскания. Так, например, штраф представляет собой денежное взыскание, ис­числяемое в минимальных размерах оплаты труда (от 25 до 1000) или в раз­мере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года. Ярким примером имущественного взыскания выступает конфискация имущества.

Основой наказания в виде исправительных работ выступают удержания из заработной платы осужденного в пределах от пяти до двадцати процентов ежемесячно. То есть это стабильное недополучение определенной части дохода на период от двух месяцев до двух лет.

Обязательные работы заключаются в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ. Обязательные работы устанавливаются на срок от шестидесяти до двухсот сорока часов. Таким образом осужденный не получит вознаграждения за работу в течение от восьми до тридцати полных рабочих дней.

Не столь явно этот признак выражен у наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной дея­тельностью. Однако ограничение в выборе трудовой деятельности может также обернуться упущенной материальной выгодой.

При отбывании наказаний, не связанных с изоляцией от общества, на осужденного не возлагается обязанность проживать в учреждении, исполняющем наказание. Могут вводиться определенные ограничения свободы передвижения – так, для отбывающего исправительные работы может быть установлен запрет покидать место жительства в выходные дни, а также в период отпуска и ряд других (см. ст.41 УИК РФ). Но, тем не менее, проживают осужденные дома.

Если это не противоречит требованиям приговора суда (например, о запрете занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью) осужденный продолжает трудиться на прежнем рабочем месте. В ряде случаев это даже прямо предусмотрено законом. Наказание в виде исправительных работ отбывается «по месту работы осужденного» (ст.50 УК РФ).

Наказание может исполняться государственным органом, для которого подобная деятельность не является основной. Это относится к наказаниям, исполняемым судом (штраф, конфискация имущества, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград). Даже в случаях, когда de facto наказание исполняется службой судебных приставов, мы имеем дело с государственной структурой, выполняющей еще ряд функций наряду с вышеназванной.

При исполнении наказания уголовно-исполнительной инспекцией (специализированный государственный орган, созданный именно для исполнения наказаний) достаточно четко прослеживаются отличия от деятельности исправительных учреждений, арестных домов или дисциплинарных воинских частей, исполняющих наказания, связанные с изоляцией от общества. Отсутствие изоляции человека от общества существенно снижает карательный потенциал применяемого наказания и вносит некоторый элемент добровольности в его исполнение. В этой связи уголовно-ис­полни­тель­ные инспекции в значительной мере заняты не столько исполнением, сколько контролем исполнения наказания. У уголовно-исполни­тель­ных инспекций отсутствует право применять поощрения и взыскания по отношению к осужденным. Этим, как и организацией труда осужденных, контролем его количества и качества, заняты предприятия и учреждения, в которых работают осужденные.

Совершенно особое место в рассматриваемой группе занимает наказа­ние в виде ограничения свободы. Причем первое, что наводит на эту мысль, не относится к исполнению именно этого наказания.

Статья 36 УИК РФ определяет порядок исчисления срока наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В случае назначения этого наказания в качестве дополнительного срок исчисляется по разному в зависимости от того, дополнительным к какому наказанию оно назначено. При назначении в качестве дополнительного к штрафу, обязательным работам или исправительным работам срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу.

Если рассматриваемое наказание назначено в качестве дополнительного к ограничению свободы, аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части или лишению свободы «срок указанного наказания исчисляется соответственно со дня освобождения осужденного из исправительного центра, из-под ареста, из дисциплинарной воинской части или из исправительного учреждения». Относительно ареста, содержания в дисциплинарной воинской части и лишения свободы все понятно – все они могут быть отнесены к «связанным с изоляцией от общества». В условиях изоляции осужденный не может занимать запрещенные для него должности и для него затруднительно заниматься запрещенной деятельностью. Однако в этом же перечне присутствует и ограничение свободы, наказание, помещенное в УИК РФ в раздел не связанных с этой самой изоляцией.

Проанализировав порядок и условия исполнения (отбывания) ограничения свободы приходишь к выводу, что данное наказание не соответствует ни одному из отмеченных выше критериев.

Во-первых, наказание в виде ограничения свободы полностью ли­шено каких бы то ни было элементов денежного (или имущественного) взыскания. Если осужденный к ограничению свободы работает, то из его заработной платы не производится никаких удержаний, обусловленных исполнением наказания.

Во-вторых, осужденный к ограничению свободы не про­живает дома. В соответствии со ст. 47 УИК РФ «осужденные к ограничению свободы отбывают наказание в специальных учреждениях – исправительных центрах, как правило, в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены». По аналогии с ранее существовавшими спецкомендатурами органов внутренних дел можно было бы предположить, что сеть исправительных центров будет относительно густой. Утверждать это с той или иной степенью достоверности пока не приходится, трудно предположить по какому пути пойдет практика со времени создания в будущем этих видов учреждений. Однако совершенно ясно, это будет проживание не по прежнему месту жительства.

В-третьих, осужденный не трудится по прежнему месту работы. Осужденные обязаны «работать там, куда они направлены администрацией исправительного центра» (п. «б» ч.3 ст.50 УИК РФ).

И, наконец, как уже было сказано, наказание в виде ограничения сво­боды исполняется специально для этого создаваемыми учреждениями – исправительными центрами (в организации деятельности которых много сходного с деятельностью исправительных учреждений). Орган местного самоуправления по представлению территориального органа уголовно-исполнительной системы, согласованному с органом внутренних дел, определяет границы территории исправительного центра (ч.1 ст.50 УИК РФ), за пределы которой осужденный не вправе выходить без разрешения на то администрации центра (п. «в» ч.3 ст.50 УИК РФ).

На территории данного учреждения должны действовать Правила внутреннего распорядка исправительных центров, которым обязаны подчиняться не только осужденные, но и иные лица, находящиеся на этой территории. Осужденные не имеют на руках паспортов или заменяющих их документов, вместо этого они обязаны постоянно иметь при себе «документ установленного образца, удостоверяющий личность» (п. «е» ч.3 ст.50 УИК РФ). Для осужденных, находящихся в исправительных центрах, устанавливается перечень предметов и веществ, запрещенных к хранению и приобретению (ч.6 ст.50 УИК РФ). Осужденные, а также помещения, в которых они проживают, могут подвергаться обыску, а вещи осужденных – досмотру (ч.7 ст.50 УИК РФ).

По сравнению с иными наказаниями, не связанными с изоляцией от общества, при исполнении ограничения свободы администрация исполняющего наказание учреждения (исправительного центра) пользуется достаточно широкими дисциплинарными правами по отношению к осужденным – статьи 57 и 58 УИК РФ содержат перечни поощрений и взысканий, применяемых к отбывающим это наказание. Причем среди взысканий фигурирует водворение в дисциплинарный изолятор сроком до 15 суток (п. «в» ч.2 ст.58 УИК РФ), то есть помещение в условия, которые по аналогии с другими видами наказания могут быть названы условиями «строгой изоляции», что до­воль­но странно для наказания не связанного (de jure) с изоляцией как таковой.

Осужденные, отбывающие ограничение свободы, организуются в отряды (как в исправительных учреждениях).

Статья 13 УИК РФ, гарантирующая право осужденных на личную безопасность, регламентирует порядок реализации этого права в отношении отбывающих арест, лишение свободы и ограничение свободы. То есть вновь ограничение свободы фигурирует вместе с наказаниями, связанными с изоляцией от общества. Аналогичная картина выявляется и в отношении регламентации порядка освобождения от отбывания наказания. Предусмотрен единый порядок освобождения от таких видов наказаний, как арест, лишение свободы и ограничение свободы.

Описанные выше условия, предусмотренные для исполнения (отбывания) ограничения свободы во многом (если не в большинстве своем) соответствуют условиям исполнения (отбывания) наказания в колониях-по­­селе­ниях (см. ст.129 УИК РФ). Однако есть весьма существенное различие – колонии-поселе­ния исполняют лишение свободы. В результате для двух разных осужденных, отбывающих наказания за аналогичные преступления в почти идентичных условиях, это будет иметь кардинально разные правовые последствия.

При самовольном оставлении исправительного центра без уважи­тель­ных причин это будет квалифицировано как злостное уклонение от отбывания наказания и грозит осужденному заменой неотбытой части срока на лишение свободы. Аналогичное оставление колонии-поселения будет квалифицироваться по ст.313 УК РФ как побег из места лишения свободы. А это – новое осуждение, новый срок, отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима, причем человек (как совершивший умышленное преступление в период отбывания лишения свободы) будет сразу же помещен в строгие условия отбывания наказания.

Если оба наши осужденные отбывали наказание впервые и до снятия или погашения судимости вновь совершили умышленное преступление (допустим, тяжкое), за которое их осудили к лишению свободы, то один из них (отбывавший наказание в исправительном центре) будет направлен в исправительную колонию общего режима, второй (тот, что содержался в колонии-поселении) – в колонию строгого режима.

Но даже если эти два человека отбыли наказание и никогда более не совершали преступлений, последствия для них все равно существенно различаются. Срок судимости для лиц, осуждавшихся к наказаниям более мягким, чем лишение свободы (каковым является ограничение свободы) предусмотрен в один год; для осуждавшихся к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести (то есть когда лишение свободы может отбываться в колонии-поселении) – три года.

Описанная выше ситуация, при всей ее внешней парадоксальности, является, в известной степени, закономерной. Дело в том, что довольно продолжительное время высказывались предложения отказаться от варианта отбывания лишения свободы в колониях-поселениях и преобразовать его в самостоятельный вид наказания – ограничение свободы[1]. Но, как это бывает у нас достаточно часто, победил компромиссный вариант. Новый вид наказания – ограничение свободы – был введен, при сохранении исполнения лишения свободы в колониях-поселениях.

Вероятно, это был бы действительно идеальный вариант – исполнение ограничения свободы в колониях-поселениях. Но если исходить из действующего законодательства и учесть разительные отличия ограничения свободы от иных наказаний, не связанных с изоляцией от общества, было бы логичным вывести его из соответствующего раздела Уголовно-ис­полнитель­но­го кодекса.

Литература

См., например: Уткин В.А. Курс лекций по уголовно-исполнительному праву. Особенная часть. – Томск: Изд-во ТГУ, 1995. С.13.

Опубликовано: Научные исследования высшей школы: Материалы итоговой научно-практической конференции. Тюмень: ТЮИ МВД России, 2003.


Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации — подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Статья 7: Нет наказания без закона

Этот текст взят непосредственно из Закона о правах человека.

Статья 7: Запрещение наказания без закона

1. Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления на основании какого-либо действия или бездействия, которые на момент их совершения не составляли уголовное преступление согласно национальному законодательству. Также не может быть назначено более суровое наказание, чем то, которое применялось во время совершения уголовного преступления.

2.Настоящая статья не препятствует судебному разбирательству и наказанию любого лица за любое действие или бездействие, которое на момент его совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами.

Пример дела — R против Государственного секретаря Министерства внутренних дел, ex parte Uttley [2004]

Мужчина, осужденный за различные сексуальные преступления, включая изнасилование, был приговорен к 12 годам лишения свободы. Он был освобожден после отбытия двух третей своего приговора при соблюдении условий лицензии (правила, которые должны соблюдаться после досрочного освобождения из тюрьмы), которые касались трех четвертей первоначального приговора.Однако если бы он был признан виновным и приговорен во время совершения правонарушений, действовавшие на тот момент правовые положения дали бы ему право на временное освобождение без каких-либо условий. Он утверждал, что условия его лицензии представляют собой более суровое наказание, чем применялось в момент совершения его правонарушений, и что его право на отсутствие наказания без закона было нарушено.

Палата лордов не согласилась. Они постановили, что закон о правах человека будет нарушен только в том случае, если приговор превышает максимальное наказание, предусмотренное законом, действовавшим на момент совершения преступления.Здесь этого не было, потому что даже на момент совершения преступления максимальным наказанием за изнасилование было пожизненное заключение. Цель права на отсутствие наказания без закона не состояла в том, чтобы наказать правонарушителя точно так же, как это было бы во время правонарушения. Это просто гарантирует, что человек не будет наказан более суровым, чем максимальное наказание, применяемое на момент совершения преступления. В этом случае введение лицензионных условий не усложнило наказание по сравнению с предыдущим режимом.

(Краткое изложение дела взято из «Права человека, человеческие жизни: руководство к Закону о правах человека для органов государственной власти» . Загрузите публикацию, чтобы увидеть больше примеров и юридических тематических исследований, которые показывают, как права человека работают на практике.)

Права человека заключенных | Энциклопедия Первой поправки

В судебной практике США права заключенных согласно Первой поправке резко ограничены. При анализе заявлений заключенных о высказываниях Верховный суд продемонстрировал значительное сопротивление, чтобы администраторы исправительных учреждений сомневались.Тест Turner v. Safley учитывает четыре фактора при определении того, нарушает ли тюремное регулирование конституционные права, давая тюремным администраторам свободу принимать правила, имеющие уважительную причину. Применяя тест, суды низшей инстанции отклонили широкий спектр требований о свободе слова. Например, они сохранили ограничения на доступ заключенных к пишущим машинкам, телефонам и подписке на журналы и газеты, а также к входящей почте. На этой фотографии капитан Дуэйн Уильямс проверяет заключенного в отделении особого управления тюрьмы штата Джорджия в 2015 году.(AP Photo / David Goldman, использовано с разрешения Associated Press)

В судебной практике США права заключенных согласно Первой поправке резко ограничены. При анализе заявлений заключенных о высказываниях Верховный суд продемонстрировал значительное сопротивление, чтобы администраторы исправительных учреждений сомневались.

Суд полагается на администрацию тюрьмы при рассмотрении ограничений на свободу слова заключенных

В деле Джонс против Союза заключенных Северной Каролины (1977 г.) Суд оставил в силе прямые ограничения на попытки сокамерников создать профсоюз и управлять им, включая запрет на призыв других заключенных присоединиться к профсоюзу, собрания членов профсоюза и т. Д. и рассылка заключенным массовых рассылок о профсоюзе из внешних источников.

Вынося заключение Суда, судья Уильям Х. Ренквист установил чрезвычайно почтительный стандарт для оценки конституционности ограничений на свободу слова заключенных. Ссылаясь на «широкое уважение к решениям тюремной администрации», Ренквист процитировал Pell v. Procunier (1974) о том, что «в отсутствие существенных доказательств в протоколе, указывающих на то, что должностные лица преувеличили свою реакцию на По соображениям [безопасности], суды обычно должны полагаться на свое экспертное заключение по таким вопросам.”

Когда дело доходит до нелегальной почты заключенного, суды проводят различие между входящей и исходящей почтой. Поскольку внутренняя безопасность тюрьмы может быть серьезно нарушена из-за объектов или коммуникаций, поступающих в тюрьму из внешнего мира, почтительный тест Тернера регулирует все ограничения на входящую почту. Но таких же повышенных требований безопасности не существует для исходящей почты заключенного, таких как почтовые переводы, которые Ян Уоррен рассматривает на этой фотографии. Она просматривает журнал Prison Life в зале заседаний тюрьмы строгого режима в Бедфорд-Хиллз, Нью-Йорк, 1995 год.Для заключенных, которые хотят делать покупки за пределами своих стен, их основным вариантом является почтовый перевод с объявлениями в каталогах и других публикациях. (AP Photo / Lisa Quinones, использовано с разрешения Associated Press)

Тест Тернера

является уважительным стандартом для случаев, когда заключенные говорят о речи.

Десять лет спустя, в деле Turner v. Safley (1987), Суд подтвердил широкие ограничения на переписку между заключенными — и в процессе подтвердил свою приверженность уважительным стандартам в делах о речи заключенных.Объявляя об испытании, которое преобладает по сей день, судья Сандра Дэй О’Коннор заявила, что «когда тюремное регулирование нарушает конституционные права заключенных, оно является действительным, если оно разумно связано с законными пенологическими интересами».

Судья О’Коннор в своем заключении по делу Turner определил четыре фактора, которые следует учитывать при применении этого стандарта:

  • Существует ли действительная, рациональная связь между постановлением и государственными интересами, выдвигаемыми для его обоснования;
  • Оставлены ли заключенные с альтернативными средствами осуществления права, которое ограничивает постановление;
  • Будет ли реализация заявленного права иметь значительный волновой эффект на сокамерников или тюремный персонал;
  • И есть ли готовая альтернатива регламенту, которая полностью приспосабливает заявленное право с минимальными затратами к действующим пенологическим интересам.

Применительно к федеральным судам первый из этих факторов является наиболее важным. До тех пор, пока правительство может оправдать свое регулирование как продвижение законного интереса к реабилитации заключенных или обеспечению безопасности тюрьмы — снижение вероятности, например, беспорядков, попыток побега, самоубийства, физического насилия или сексуальных домогательств, — оно будет поддерживаться, если только «логические Связь между регулированием и заявленной целью настолько удалена, что делает политику произвольной или иррациональной.”

В последние годы Верховный суд подтвердил свою приверженность уважительному тесту Тернера при рассмотрении дел о речи заключенных. В деле Shaw v. Murphy (2001) Суд постановил, что ограничения на переписку между заключенными должны быть проанализированы в соответствии со стандартом Тернера, даже если они ограничивают способность заключенного оказывать юридическую помощь сокамернику.

Применяя тест Тернера , федеральные суды отклонили широкий спектр возражений по поводу положений о заключении, касающихся тюрем.Они, например, сохранили ограничения на доступ заключенных к пишущим машинкам и текстовым редакторам, к телефонам, а также к подписным журналам и газетам.

Исходящая почта и дела по юридической почте подвергаются повышенному вниманию

Что касается исков о заключенных, то есть только две ситуации, в которых суды отклоняются от Тернера и применяют повышенное внимание:

  • Когда правительство подвергает цензуре исходящую почту заключенных;
  • И когда правительство вмешивается в «легальную» почту заключенного (переписка между заключенным и его адвокатом).

Когда дело доходит до нелегальной почты заключенного, суды проводят различие между входящей и исходящей почтой. Поскольку внутренняя безопасность тюрьмы может быть серьезно нарушена из-за объектов или коммуникаций, поступающих в тюрьму из внешнего мира, почтительный тест Тернера регулирует все ограничения на входящую почту. Но таких же повышенных требований безопасности не существует в отношении исходящей почты заключенного.

Повышенная проверка доступна для заявителей на бесплатное осуществление, которые ссылаются на Закон 2000 года о религиозном землепользовании и институционализированных лицах (RLUIPA).RLUIPA предусматривает, что правительство не должно возлагать существенное бремя на религиозные обряды лица, проживающего в учреждении или ограниченного им, даже если это бремя вытекает из правила общей применимости, если только правительство не продемонстрирует, что возложение бремени на это лицо преследует неоспоримые государственные интересы и является наименее ограничивающим средством для продвижения этого непреодолимого интереса. На этой фотографии заключенный исправительного учреждения Уинфилд Линкольн Уильямс (в центре) сидит, пока сокамерники молятся после сеанса «От сердца к сердцу».7 февраля 2001 года в тюрьме в Уинфилде, штат Канзас. Сессия является частью религиозной тюремной программы под названием The InnerChange Freedom Initiative. (AP Photo / Charlie Riedel, использовано с разрешения Associated Press)

Тест

Martinez используется в делах исходящей почты

Соответственно, когда правительство подвергает цензуре исходящую корреспонденцию заключенного, тест Тернера не подходит. Вместо этого надлежащий тест представляет собой форму повышенного внимания, взятую из Procunier v.Martinez (1974), известный как тест Martinez . В тесте Martinez есть два фактора:

  • Постановление должно способствовать реализации важных или существенных государственных интересов, не связанных с подавлением выражения мнений;
  • И ограничение не должно быть больше, чем необходимо для защиты этих интересов.

Применяется ли повышенная проверка теста Martinez ко всем ограничениям на исходящую корреспонденцию заключенных? Очевидно нет.Хотя Верховный суд не ответил на этот вопрос, похоже, что Мартинес применяет только государственную цензуру исходящей корреспонденции заключенных. Почтительный тест Тернера следует использовать для анализа всех других правил, которые влияют на нелегальную исходящую почту заключенных.

Заключенные имеют право Первой поправки присутствовать при вскрытии их юридической почты

Что касается юридической почты, Суд уделяет повышенное внимание речевым заявлениям заключенных.Федеральные суды выразили «повышенную озабоченность» по поводу защиты частной жизни и беспрепятственного прохождения всей переписки между заключенным и его адвокатом. Заключенные имеют устоявшееся право присутствовать при первой поправке к Первой поправке всякий раз, когда тюремные чиновники открывают их легальную почту — и они могут открывать ее только для проверки на предмет контрабанды, но не для ее прочтения. Любые попытки тюремных властей прочитать, утаить, ограничить или подвергнуть цензуре официальную почту заключенного должны подвергаться усиленной проверке.

Тест Тернера используется в качестве стандарта для других гарантий Первой поправки

Переходя от пункта о речи к другим гарантиям Первой поправки, мы обнаруживаем, что Turner снова обеспечивает предполагаемый стандарт для требований, предъявляемых заключенными.Дело Overton v. Bazzetta (2003) установило, что дело Turner регулирует иски заключенных, в которых содержится ссылка на защиту свободы ассоциации в соответствии с Первой поправкой. Последнее решение Суда о свободе выражения мнения заключенными, Beard v. Banks (2006), также подтвердило ограничительную тюремную политику, отклонило иски заключенных о Первой поправке и продемонстрировало широкое уважение к тюремным чиновникам.

Суд постановил, что безопасность пенитенциарных учреждений является неотложным интересом правительства, и подчеркнул, что тюрьма вправе сопротивляться просьбам о религиозных приспособлениях, которые либо налагают неоправданное бремя на других заключенных, либо ставят под угрозу эффективное функционирование тюрьмы.На этой фотографии видны последствия беспорядков. Переписка заключенного видна на полу, усеянном битым стеклом и обломками, во время экскурсии по Калифорнийскому учреждению для мужчин в Чино, Калифорния, 11 августа 2009 г. Мужские пропитанные кровью матрасы, опаленные постельные принадлежности, брошенные спинки и медицинские принадлежности были разбросаны по комнате. кампус тюрьмы Чино, свидетельство жестокости беспорядков на выходных, в результате которого была закрыта часть учреждения и ранено около 200 заключенных. (AP Photo / Reed Saxon, использовано с разрешения Ассошиэйтед Пресс)

Для случаев бесплатного выполнения упражнений доступна более тщательная проверка

Но более тщательная проверка доступна для заявителей на бесплатное осуществление, которые ссылаются на Закон 2000 года о религиозном землепользовании и институционализированных лицах (RLUIPA).Приняв RLUIPA и ранее принятый Закон о восстановлении свободы вероисповедания (RFRA), Конгресс намеревался отойти от стандарта разумности Тернера, который Верховный суд установил для исков о свободе заключенных в деле O’Lone v. Estate of Shabazz (1987).

RLUIPA предусматривает, что правительство не должно возлагать существенное бремя на религиозные обряды лица, проживающего в учреждении или ограниченного им, даже если это бремя вытекает из правила общей применимости, если только правительство не продемонстрирует, что возложение бремени на это лицо преследует неоспоримые государственные интересы и является наименее ограничивающим средством реализации этих непреодолимых интересов.

Безопасность тюрем — неотложный интерес государства

Похоже, это строгий тест, но в деле Cutter v. Wilkinson (2005) Верховный суд предупредил, что суды должны применять этот тест с «должным уважением к опыту и знаниям тюремных администраторов при установлении необходимых правил и правил». процедуры для поддержания порядка, безопасности и дисциплины с учетом затрат и ограниченных ресурсов ». Суд особо отметил, что «[1] мастера, поддерживающие RLUIPA, помнили о безотлагательности дисциплины, порядка, безопасности и охраны в пенитенциарных учреждениях.Суд постановил, что безопасность тюрьмы является неотложным интересом государства, и подчеркнул, что тюрьма может свободно сопротивляться просьбам о религиозных приспособлениях, которые либо налагают неоправданное бремя на других заключенных, либо ставят под угрозу эффективное функционирование тюрьмы.

Суд проявил чувствительность к иску RLUIPA заключенного из Арканзаса в деле Holt v. Hobbs (2015). Суд постановил, что администрация тюрьмы нарушила права заключенного, когда отказалась позволить ему отрастить очень короткую бороду. Тюремные власти утверждали, что ограничение даже на короткие бороды было необходимо для обеспечения безопасности в тюрьме.Они утверждали, что заключенные могли скрывать контрабанду за своей короткой бородой

В письме для Суда судья Сэмюэл Алито отверг этот аргумент: «Мы с готовностью согласны с тем, что Департамент крайне заинтересован в пресечении потока контрабанды в свои помещения и внутри них, но аргумент о том, что этот интерес может быть серьезно поставлен под угрозу, если позволить заключенному к тому, чтобы отрастить бороду в полдюйма, трудно относиться серьезно ».

Заключенные должны исчерпать все доступные административные средства правовой защиты до подачи иска

Наконец, юристы, которые подают иски о Первой поправке от имени заключенных, должны уделять особое внимание Закону о реформе судопроизводства в тюрьмах (PLRA).Раздел 1997e (a) PLRA предусматривает, что «никакие иски не могут быть возбуждены в отношении условий содержания в тюрьме… заключенным… до тех пор, пока не будут исчерпаны все доступные административные средства правовой защиты». Суды, рассматривающие возражения против Первой поправки к тюремным правилам, постановили, что такой иск должен быть отклонен (без ущерба), если заключенный не заявляет, что он исчерпал все доступные административные средства правовой защиты.

Эта статья была первоначально опубликована в 2009 году. Кевин Фрэнсис О’Нил — адъюнкт-профессор юридического колледжа Кливленд-Маршалл, где он преподает Первую поправку, доказательства, гражданский процесс и досудебную практику.Его стипендия сосредоточена на пункте о речи Первой поправки. До прихода в научные круги г-н О’Нил работал директором по правовым вопросам Американского союза гражданских свобод в Огайо, где он сосредоточил особое внимание на вопросах Первой поправки, репродуктивной свободе, неправомерном поведении полиции и жестоком обращении со стороны правительства с бездомными.

Отправить отзыв об этой статье

Свобода слова | Amnesty International


Обзор

Ваш голос имеет значение.У вас есть право говорить то, что вы думаете, делиться информацией и требовать лучшего мира. Вы также имеете право соглашаться или не соглашаться с теми, кто находится у власти, и выражать это мнение в мирных протестах.

Осуществление этих прав — без страха или незаконного вмешательства — имеет ключевое значение для жизни в открытом и справедливом обществе; тот, в котором люди могут получить доступ к правосудию и пользоваться своими правами человека.

Тем не менее, правительства по всему миру регулярно сажают в тюрьму людей — или того хуже — за высказывания, хотя в конституциях почти каждой страны говорится о ценности «свободы слова».

Правительства обязаны запрещать разжигающие ненависть и подстрекательские высказывания, но многие злоупотребляют своими полномочиями, чтобы заставить замолчать мирное инакомыслие, принимая законы, криминализирующие свободу выражения мнений. Часто это делается во имя борьбы с терроризмом, национальной безопасности или религии. В последнее время свобода выражения мнения оказалась под угрозой из-за того, что власти начали преследовать активистов, неправительственные организации и отдельных лиц, помогающих беженцам и мигрантам.

То, как правительства терпят неблагоприятные взгляды или критические голоса, часто является хорошим показателем того, как они относятся к правам человека в целом.

Amnesty International поддерживает людей, которые мирно высказываются за себя и других — будь то журналист, освещающий насилие со стороны сил безопасности, профсоюзный деятель, разоблачающий плохие условия труда, или лидер коренных народов, защищающий свои права на землю от крупного бизнеса. Мы также защищаем право тех, кто поддерживает позиции крупного бизнеса, сил безопасности и работодателей, мирно выражать свои взгляды.

Мы считаем всех, кого лишают свободы исключительно за то, что они мирно пользуются своим правом на свободу слова, узником совести и призываем к их немедленному и безоговорочному освобождению.

Полиция жестоко разгоняет стихийную акцию протеста на Тверской улице после вынесения приговора по делу Болотной, Москва, февраль 2014 г. © Александр Барошин / Amnesty International Полиция силой разгоняет стихийную акцию протеста на Тверской улице после вынесения приговора по делу Болотной, Москва, Февраль 2014 г. © Александр Барошин / Amnesty International

Почему важна свобода слова?

Право на свободу выражения мнений закреплено в статье 19 Всеобщей декларации прав человека, в которой в общих чертах излагаются права человека, которыми обладает каждый из нас.Позже он был юридически защищен множеством международных и региональных договоров.

Защита свободы выражения мнений всегда была основной частью работы Amnesty International и жизненно важна для привлечения к ответственности сильных мира сего. Свобода выражения также лежит в основе других прав человека, таких как право на свободу мысли, совести и религии, и позволяет им процветать.

Это также тесно связано со свободой ассоциации — правом создавать и вступать в клубы, общества, профсоюзы или политические партии с кем угодно по вашему выбору; и свобода мирных собраний — право принимать участие в мирной демонстрации или публичном собрании.

Однако именно эти свободы подвергаются регулярным нападкам со стороны правительств, которые хотят подавить критику.

Например, в Египте сейчас критиковать правительство крайне опасно. В течение 2018 года власти арестовали не менее 113 человек, сославшись на множество абсурдных причин, включая сатиру, твиты, поддержку футбольных клубов, осуждение сексуальных домогательств, редактирование фильмов и дачи интервью.

Арестованных обвиняют в «членстве в террористических группах» и «распространении ложных новостей».Задержанные без суда в течение нескольких месяцев, те, кто в конечном итоге предстал перед судом, были приговорены военными судами, хотя военные процессы над гражданскими лицами в Египте, как и везде, по своей сути несправедливы.

Свобода прессы

Свободное освещение в прессе вопросов, которые нас интересуют и формируют нашу жизнь, является ключевым строительным блоком любого уважающего права общества. Однако в Азербайджане, Турции и Венесуэле, если назвать лишь несколько стран, журналисты сталкиваются с репрессиями и нападениями.

В июне 2019 года парламент Танзании ускорил принятие законопроекта о писаных законах, который, помимо других нарушений, усилит цензуру.Журналисты в стране уже действуют в жестких рамках закона о СМИ, который требует, чтобы медиа-дома «транслировали или публиковали новости или вопросы государственной важности по указанию правительства».

В июле 2019 года на Филиппинах начался судебный процесс по делу о клевете против Марии Рессы, исполнительного редактора интернет-издания Rappler. Ресса, известный критик президента Родриго Дутерте, был арестован в феврале 2019 года по сфабрикованным обвинениям в клевете после того, как Рапплер опубликовал подробные расследования некоторых из тысяч внесудебных казней, совершенных полицией и неизвестными вооруженными лицами при явном поощрении Дутерте во время наркобизнеса. операции.Ее дело широко рассматривается как нападение правительства на свободу прессы.

Во время конфликта репрессии могут усугубиться, например, в Мьянме, где журналисты, расследующие убийство мужчин и мальчиков рохинджа силами безопасности в штате Ракхайн, были арестованы и заключены в тюрьму, а затем освобождены под международным давлением.

Свобода слова

Свобода слова или свобода выражения распространяется на все виды идей, включая те, которые могут быть глубоко оскорбительными.Хотя международное право защищает свободу слова, есть случаи, когда слова могут законно ограничиваться одним и тем же законом — например, когда они нарушают права других или пропагандируют ненависть и подстрекают к дискриминации или насилию.

Однако любые ограничения свободы выражения мнения должны быть предусмотрены законом, защищать определенные общественные интересы или права других и быть явно необходимыми для этой цели. .

В 2018 году Amnesty International опубликовала исследование, которое показало, что Twitter — это платформа, на которой процветают насилие и жестокое обращение с женщинами, зачастую без подотчетности.Вместо того, чтобы платформа была местом, где женщины могут свободно выражать себя и где их голоса усиливаются, Twitter заставляет женщин самоцензурировать то, что они публикуют, и ограничивать их взаимодействие. Твиттер как компания не выполняет свои обязанности по соблюдению прав женщин в Интернете, неадекватно расследуя сообщения о насилии и жестоком обращении, и открыто реагируя на них.

Цифровая граница

Цифровой мир дает многим из нас доступ к необходимой информации, в том числе для того, чтобы бросить вызов правительствам и корпорациям.Информация — это сила, и Интернет может значительно расширить возможности семи миллиардов людей во всем мире.

Но свобода слова сегодня все еще часто зависит от богатства, привилегий и нашего места в обществе. Богатые и влиятельные люди редко ограничиваются в выражении своих взглядов. Точно так же те, у кого есть свои ноутбуки с широкополосным доступом, имеют гораздо больший доступ к информации, чем те, кому приходится идти пешком до интернет-кафе.

Некоторые штаты все чаще пытаются создать брандмауэры для цифровых коммуникаций или, в случае Египта, Судана и Зимбабве, в частности, реагируют на массовые уличные протесты отключением Интернета.Иран, Китай и Вьетнам пытались разработать системы, позволяющие им контролировать доступ к цифровой информации. В регионе северного Кашмира Индии мобильный Интернет и связь отключаются в связи с любыми беспорядками. В Amnesty International мы постоянно ищем новые способы остановить блокировку нашего веб-сайта в Китае.

Правительства также используют опасные и изощренные технологии для чтения частной электронной почты активистов и журналистов и удаленно включают камеры или микрофоны своих компьютеров, чтобы тайно записывать свою деятельность.В 2014 году Amnesty и коалиция правозащитных и технологических организаций запустили Detekt — простой инструмент, который позволяет активистам сканировать свои устройства на предмет обнаружения шпионского ПО.

Что делает Amnesty для защиты свободы слова?

Пример из практики: Польша и право на протест

Amnesty International задокументировала, как люди в Польше вышли на улицы, чтобы выразить свое мнение, несмотря на ограничительное законодательство в сочетании с деспотической охраной, слежкой, преследованием и преследованием, которые угрожают ущемить право на мирные протесты.

С 2016 года десятки тысяч людей протестовали против репрессивного законодательства, направленного на ограничение прав женщин и подрыв независимости судебной власти. Протестующие обычно сталкиваются с демонстрацией силы и ограничительными мерами, которые нарушают их право быть увиденными и услышанными. Сотни людей оказались под стражей в полиции и столкнулись с длительными судебными разбирательствами.

Параллельно с ужесточением законов, влияющих на осуществление права на свободу мирных собраний, правительство значительно расширило надзорные полномочия правоохранительных органов, доказав, что эти расширенные полномочия использовались против людей, участвующих в организации и участии в мирных протестах. .

Пример из практики: рост числа узников совести во Вьетнаме

В 2019 году Amnesty , Amnesty опубликовала шокирующее исследование, показывающее, что число узников совести, несправедливо заключенных в тюрьмы во Вьетнаме, резко выросло на треть, что свидетельствует о растущем подавлении мирной активности со стороны юристов, блоггеров, правозащитников, активистов-экологов и т. Д. борцы за демократию.

Условия содержания заключенных остаются ужасными, поскольку есть свидетельства пыток и жестокого обращения с людьми, которые обычно содержатся без связи с внешним миром и в одиночных камерах, содержатся в ужасных условиях и лишены медицинской помощи, чистой воды и свежего воздуха.

Многие узники совести были заключены в тюрьму за комментарии, сделанные в социальных сетях, и подверглись преследованиям с использованием расплывчатых и чрезмерно общих положений уголовного кодекса.

Один из узников совести — Тран Хоанг Фук. Активист за демократию и защиту окружающей среды, он был арестован в июне 2017 года. Его осудили и признали виновным по обвинению в «ведении пропаганды против государства» за создание и распространение в социальных сетях видеороликов, которые, как считается, содержат критику правительства. Он был приговорен к шести годам лишения свободы. в тюрьме, а затем четыре года под домашним арестом.

Решение: К чему призывает амнистия?

  • Узники совести во всем мире должны быть немедленно и безоговорочно освобождены.
  • Все законы, криминализирующие людей, которые высказываются или мирно протестуют, должны быть исключены из свода законов.
  • Законы, запрещающие разжигание ненависти или иное подстрекательство к дискриминации и насилию, не должны использоваться для подавления мирного инакомыслия.
  • Люди должны иметь доступ к информации, а полномочия правительств и компаний по получению информации о частных лицах и организациях должны быть ограничены.

Помогите нам защитить свободу слова. Присоединяйтесь к миллионам борющихся за права человека

Присоединяйся сейчас

Икс

Подтвердите свою страну, и мы перенаправим вас на страницу присоединения


Связанное содержимое

Следующий шаг: прекращение чрезмерного наказания за тяжкие преступления

Хотя Закон о первом шаге и другие реформы уголовного правосудия ограничили количество людей, лишенных свободы за преступления, связанные с наркотиками, они еще не привели к значительному снижению чрезмерных наказаний за насильственные преступления.Почти половина заключенных в США в настоящее время отбывает срок за тяжкое преступление, включая нападение и ограбление.


Содержание:

  1. Краткое содержание
  2. Введение
  3. Отвергая смерть и пытки
  4. Законодательные реформы, снижающие чрезмерные наказания
  5. Использование осмотрительности для смягчения суровых приговоров
  6. Признание реабилитационного потенциала молодежи и молодых людей
  7. Деполитизация решений об условно-досрочном освобождении: штат Нью-Йорк
  8. Исправление слишком общих определений насильственного преступления
  9. Уменьшение последствий залога
  10. Заключение

И.Краткое содержание

Хотя уровень насильственных преступлений упал до половины от уровня начала 1990-х годов, количество людей, лишенных свободы за насильственные преступления, росло до 2009 года и с тех пор сократилось всего на 3%. Эта тенденция проистекает из увеличения числа поступающих в тюрьмы и увеличения срока наказания, несмотря на свидетельства того, что чрезмерные наказания контрпродуктивны. Длинные приговоры выводят из строя пожилых людей, которые представляют небольшую угрозу общественной безопасности, оказывают ограниченный сдерживающий эффект, поскольку большинство людей не ожидают, что их поймают, и отвлекают от более эффективных инвестиций в общественную безопасность.

Для тех, кто стремится положить конец массовым заключениям, есть признаки надежды. За последние два десятилетия местные, государственные и федеральные законодатели, губернаторы, судьи и практикующие врачи отвергли смертную казнь, сократили чрезмерные сроки тюремного заключения за насильственные приговоры, уменьшили побочные последствия, сузили широкие определения насилия и положили конец длительному одиночному заключению. заключение. Представленные в этом отчете 15 реформ, реализованных в более чем 19 штатах, представляют собой более эффективные, надежные с финансовой точки зрения и морально справедливые меры по борьбе с насилием.Эти реформы являются исключением в эпоху карателей, но служат образцом для будущего. Например:

Отказ от пыток в тюрьме

В 2017 году исполнительный директор Департамента исправительных учреждений штата Колорадо Рик Рэмиш ограничил одиночное заключение только серьезными нарушениями в тюрьмах и установил максимальную продолжительность 15 дней.

Осмотрительность для уменьшения крайних приговоров

Окружной прокурор Филадельфии Ларри Краснер стремится положить конец сильной зависимости города от приговоров к жизни без права досрочного освобождения (LWOP).Он проводил индивидуальную оценку, когда делал предложения о повторном наказании лиц, осужденных как несовершеннолетние, проявлял сдержанность в решениях о предъявлении обвинений и предложениях о признании вины в делах об убийствах, а также одобрил закон, позволяющий оценивать условно-досрочное освобождение людей, обслуживающих LWOP, после 15 лет лишения свободы. 7

Законодатели смягчают чрезмерные приговоры

В 2014 году законодатели штата Миссисипи реформировали требование штата об установлении истины в приговоре за насильственные преступления, сократив долю приговора, который должны отбыть лица с определенными насильственными убеждениями, прежде чем они получат право на условно-досрочное освобождение, с 85% до 50%.

Признание реабилитационного потенциала молодежи и молодых людей

В 2010 году Верховный суд постановил, что приговоры по закону о наказании за убийство были неконституционными за преступления, не связанные с убийством, совершенные несовершеннолетними. Позднее Суд также постановил, что обязательные приговоры за убийство за убийство не признают «уменьшенную вину молодых людей и большие перспективы исправления». В 2018 году Калифорния построила этот прецедент, направив лиц, осужденных в возрасте до 26 лет, на «слушания по условно-досрочному освобождению несовершеннолетних правонарушителей».”

Сокращение побочных последствий

В 2018 году

жителей Флориды проголосовали за повторное предоставление избирательных прав лицам, осужденным за тяжкие преступления, в том числе осужденным за самые тяжкие преступления.

Реформы, указанные в этом отчете, демонстрируют, что можно отменить чрезмерные наказания за насильственные преступления, одновременно способствуя общественной безопасности. Они являются следующим шагом реформы уголовного правосудия и предлагают планы политики, которые позволят лучше положить конец массовому заключению под стражу при нашей жизни.

Таблица 1. Избранные реформы, сокращающие чрезмерное наказание за тяжкие преступления, 1999-2019 гг.
Государство Реформы
Арканзас
  • Губернатор смягчил ряд приговоров за тяжкие преступления
Калифорния
  • Губернатор смягчил ряд приговоров к пожизненному заключению и поддержал более широкие реформы
  • Законодательство требовало, чтобы лица, отбывающие пожизненное заключение за преступления, совершенные в возрасте до 26 лет, проходили специальные слушания по условно-досрочному освобождению, в которых большее значение придается уменьшению вины молодежи и молодых людей
  • Законодательный орган ограничил действие правила об убийстве за тяжкое преступление теми, кто имел намерение убить или участвовал в убийстве
Колорадо
  • Начальник исправительной колонии ограничил применение одиночного заключения до 15 суток и только за серьезные дисциплинарные нарушения в тюрьме
  • Губернатор смягчил приговоры 12 лицам, осужденным за убийство в молодом возрасте
Коннектикут
  • Управлением губернатора и пенитенциарной системы создано более реабилитационное место лишения свободы для группы от 18 до 25 лет
Флорида
  • Избиратели одобрили поправку 4, повторно предоставляющую избирательное право до 1.4 миллиона граждан, отбывших все сроки наказания, не считая только тех, кто был осужден за убийство или преступления на сексуальной почве
Иллинойс
  • Законодательный орган повысил минимальный возраст для передачи несовершеннолетних в суды для взрослых с 15 до 16 лет (разрешая передачу 15-летних без слушания)
Айова
  • Верховный суд штата постановил, что все обязательные приговоры для несовершеннолетних неконституционны
Луизиана
  • Законодательная поддержка двух партий и одобрение избирателей прекращены единогласными решениями жюри
  • Законодательный орган ввел в действие программу отпуска по оказанию медицинской помощи
Мэн
  • Число заключенных, содержащихся в одиночных камерах, сократилось вдвое
Мэриленд
  • Решение суда привело к освобождению почти 200 пожилых людей, отбывающих условно-досрочное освобождение к пожизненному заключению
Миссисипи
  • Законодательный орган уменьшил с 85% до 50% долю приговора, который должны отбыть лица с определенными насильственными убеждениями, прежде чем они получат право на условно-досрочное освобождение
Нью-Йорк
  • Прокуратура Бруклина и Бронкса разрешает перевод некоторых дел о серьезных и насильственных преступлениях из тюремного заключения в программу восстановительного правосудия
  • Указ губернатора восстановил право голоса 35 000 человек в порядке условно-досрочного освобождения
  • Суды и губернатор оказали давление на совет по условно-досрочному освобождению, чтобы он следовал требованию законодательного органа о том, чтобы он уделял больше внимания оценке рисков при принятии решений об условно-досрочном освобождении, а не сосредотачивался на первоначальном преступлении и уголовном прошлом
Пенсильвания
  • Окружной прокурор Филадельфии (DA) предложил пересмотреть приговор лицам, приговоренным к пожизненному заключению без права досрочного освобождения в качестве несовершеннолетних
  • Округ Филадельфии призвал своих сотрудников выбирать соответствующее, а не максимальное обвинение во всех делах об убийствах и требует, чтобы они получали одобрение на любое предложение о признании вины, предлагающее длительный тюремный срок
  • Округ Филадельфии одобрил законопроект, который позволит людям, обслуживающим LWOP, подвергаться условно-досрочному освобождению после 15 лет лишения свободы
Теннесси
  • Губернатор смягчил несколько приговоров за убийство
Вирджиния
  • Губернатор восстановил избирательные права более 173 000 человек, в том числе осужденных за преступления с применением насилия
По всей стране
  • Четыре постановления Верховного суда резко ограничили самые суровые наказания для лиц моложе 18 лет: смерть и жизнь без права досрочного освобождения
  • Верховный суд ограничил действие федерального закона
  • об уголовных преступлениях в отношении вооруженной карьеры.
  • Конгресс рассмотрел, но в конечном итоге отклонил попытки широко расширить побочные последствия насильственных приговоров в рамках Закона о сельском хозяйстве
  • Действия Верховного суда, законодательные, губернаторские и международные действия сделали смертные приговоры и казни необычными в Соединенных Штатах, теперь они выносятся и приводятся в исполнение лишь в небольшом количестве преимущественно южных штатов

II.Введение

Двухпартийный консенсус выявил основные движущие силы массового заключения: война с наркотиками, более длительные сроки тюремного заключения и повышенная вероятность тюремного заключения после ареста. В результате количество заключенных в США выросло с 315 000 человек в 1980 году до пика в 1,6 миллиона в 2009 году. В настоящее время формируется двухпартийный консенсус, направленный на то, чтобы исправить этот контрпродуктивный ответ на преступность и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. С трудом проведенные реформы в сфере наказания за наркотики позволили сократить количество людей, лишенных свободы за преступления, связанные с наркотиками, на 22% в период с 2007 по 2015 год.Реформы также помогли сократить неравенство в количестве заключенных между чернокожими и белыми: количество заключенных афроамериканцев было в 7,3 раза больше, чем среди белых в 2000 году, по сравнению с 5,6 раза в 2016 году.

Количество преступников в тюрьмах США, 1980-2015 гг.

Примечание. Осужденные в тюрьмах штатов и федеральных тюрьмах. Снижения по каждому виду нарушения начиная с пикового года. С 2007 года количество людей, лишенных свободы за имущественные преступления, снизилось на 11%.
Источник: Статистическое бюро статистики заключенных (1994-2016).

Несмотря на этот прогресс, большинству политиков и практиков еще предстоит существенно сократить сроки наказания за серьезные и насильственные преступления. Число людей, лишенных свободы за тяжкие преступления, увеличилось более чем на 300% в период с 1980 по 2009 год, когда оно достигло своего пикового уровня в 740 000 человек. К 2016 году четверть людей, осужденных за тяжкие преступления, отбывала пожизненное заключение. Для этого населения увеличились сроки тюремного заключения, несмотря на свидетельства того, что длинные приговоры: 1) выводят людей из строя в пожилом возрасте, когда они больше не представляют угрозы общественной безопасности, 2) имеют ограниченное сдерживающее значение, поскольку люди, совершающие преступления, не ожидают, что их поймают, и 3) отвлекают от более эффективных инвестиций в общественную безопасность.Эти инвестиции включают расширение медицинского страхования для профилактики и лечения расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, расширение охвата высококачественным дошкольным образованием для улучшения образовательных перспектив молодых людей и содействие программам мобильности по месту жительства для уменьшения сегрегации по соседству. Учитывая, что длительные приговоры за тяжкие преступления оказывают повышательное давление на всю структуру приговоров, сокращение наиболее суровых наказаний является ключом к прекращению массовых тюремных заключений.

Число людей, лишенных свободы за насильственные преступления, сократилось всего на 3% с момента достижения пикового уровня в 2009 году, хотя уровень насильственных преступлений упал до половины от уровня начала 1990-х годов.Число заключенных, отбывающих пожизненное заключение, не перестает расти. Фактически, некоторые усилия США по сокращению сроков тюремного заключения за правонарушения более низкого уровня сопровождались мерами по ужесточению наказаний за серьезные и насильственные преступления. Законодатели и практики продолжали выносить длительные сроки тюремного заключения за насильственные преступления, несмотря на то, что в 25 странах наблюдалось сопоставимое снижение преступности, как в Соединенных Штатах, во многих странах без увеличения уровней тюремного заключения.

В этом отчете описываются реформы по всей стране, которые прокладывают путь к более эффективной и гуманной политике в отношении насильственных преступлений.Сторонников этих реформ можно найти в различных ветвях власти, по обе стороны политического прохода, а также в красных и синих штатах. Руководствуясь фискальными, моральными и научно обоснованными целями разработки политики, они преодолели яростное сопротивление, показали, что можно отменить чрезмерные наказания за насильственные преступления, одновременно способствуя общественной безопасности, и вдохновили других последовать их примеру. Но их усилий остается слишком мало. Проект вынесения приговоров подсчитал, что при нынешних темпах обезвреживания потребуется почти 75 лет — до 2093 года — чтобы сократить U.С. заключенных вдвое. Чтобы положить конец массовым тюремным заключениям при нашей жизни, лидеры системы уголовного правосудия и политики должны расширить и ускорить темпы подобных реформ.

III. Отвергая смерть и пытки

Общенациональное снижение смертной казни

Смертные приговоры и казни стали редкостью в Соединенных Штатах, теперь они выносятся и приводятся в исполнение лишь в небольшом числе штатов, преимущественно южных. Фактически, только 2% округов США несли ответственность за большинство казней с 1976 года.

Число казней резко упало со 167 ежегодно в 1930-е годы до нуля в 1968 году и 10 из следующих 12 лет. Соединенные Штаты, казалось, были в авангарде отмены смертной казни в конце 1960-х годов, и правовая кампания Фонда правовой защиты NAACP убедила Верховный суд отменить действующие законы о смертной казни в 1972 году из-за их дискриминационного и дискриминационного характера. капризная натура. Но Суд восстановил смертную казнь в 1976 году в ответ на пересмотренные законы штата.Затем количество казней увеличивалось и снова сокращалось в соответствии с растущими конституционными постановлениями, не достигнув ни максимумов, ни минимумов более раннего периода. Количество казней достигло 98 в 1999 году, затем упало до 25 в 2018 году. В 20 штатах и ​​округе Колумбия смертная казнь запрещена, и хотя большинство штатов и федеральное правительство по-прежнему санкционируют эту практику, только в 11 штатах кого-либо казнили в прошлом. два года.
Количество казненных государственными или федеральными властями США, 1930-2016 гг.

Примечание: не включает 160 казней, проведенных военными властями с 1930 по 1961 год.Источник: Дэвис Э. и Снелл Т. Л. (2018). Смертная казнь, 2016 г. Бюро судебной статистики. Получено с https://www.bjs.gov/content/pub/pdf/ cp16sb.pdf.

По мере роста преступности между 1970-ми и 1990-ми годами, политики отреагировали на растущие карательные настроения и разожгли их, подняв уровень тюремного заключения до беспрецедентного уровня и возродив смертную казнь. Но как уровень преступности, так и количество казней снизились с конца 1990-х годов, хотя уровни тюремного заключения продолжали расти в течение следующего десятилетия.Общественная поддержка смертной казни для людей, осужденных за убийство, увеличилась с 42% в 1966 году до 80% в 1994 году и постепенно упала до 56% в 2018 году. Когда предоставляется выбор между смертным приговором или пожизненным заключением без условно-досрочного освобождения для кого-то, осужденного за убийство, меньшинство американцев теперь поддерживает смертный приговор.

Конституционная структура Верховного суда, регулирующая смертную казнь, отреагировала и помогла сформировать общественное мнение, в то время как изменение международных и корпоративных норм сократило доступ к смертельным инъекционным наркотикам.Усиление конституционной защиты также резко увеличило затраты на приведение в исполнение смертных приговоров и позволило оправдать 164 невиновных человека, приговоренных к смертной казни в период с 1973 по 2018 год — факты, которые побудили многих губернаторов, суды и законодательные органы отвергнуть смертную казнь как бесчеловечное наказание. неэффективная и несправедливая форма наказания.

После восстановления смертной казни в 1976 году (Грегг против Джорджии) Верховный суд установил дополнительные процессуальные гарантии и потребовал вынесения индивидуального приговора.Кроме того, в серии дел, отвечающих «развивающимся стандартам приличия», которые основывались на государственных уставах, приговорах присяжных, профессиональном мнении, международных нормах и данных опросов, Верховный суд постепенно сузил круг преступлений и лиц, в отношении которых смерть можно было искать. Это включало запрет на смертную казнь за определенные преступления, такие как изнасилование взрослой женщины (Кокер против Джорджии, 1997 г.), а позднее за большинство преступлений, помимо убийства (Кеннеди против Луизианы, 2008 г.). Это сужение также включало запрет на смертную казнь для лиц с умственными недостатками (Atkins v.Вирджиния, 2002 г.) или моложе 18 лет (Ропер против Симмонса, 2005 г.). Тем не менее, ученые-правоведы Кэрол и Джордан Стайкер предостерегают, что из-за нетребовательных стандартов принуждения к конституционному регулированию смертной казни «последние четыре десятилетия создали сложный регулирующий аппарат, который позволяет достигать чрезвычайно скромных целей при максимальном политическом и юридическом дискомфорте».

Хотя уровень казней в 2018 году составил четверть от уровня 1999 года, остаются три проблемы. Во-первых, Соединенные Штаты остаются единственной западной демократией, все еще применяющей смертную казнь: в 2018 году в камерах смертников находилось 2738 человек.Эта продолжающаяся практика противоречит позиции религиозных организаций, включая Католическую церковь, которая в настоящее время работает в направлении всемирной отмены практики, которая является «посягательством на неприкосновенность и достоинство личности», и противоречит рекомендациям юридических экспертов, в том числе Американский юридический институт, который в 2009 году исключил смертную казнь из своего набора допустимых форм наказания за убийство.

Во-вторых, смертная казнь по-прежнему применяется на расовой почве.Чернокожие подсудимые с большей вероятностью, чем их белые коллеги, будут обвинены в преступлениях, которые могут быть приговорены к смертной казни, будут осуждены или приговорены к смертной казни. Расовые различия в делах о смерти наиболее распространены, когда обвиняемый черный, а жертва белая. Суженное определение Верховным судом неконституционной расовой предвзятости при вынесении приговора к смертной казни до того, что может быть доказано как преднамеренное (McCleskey v. Kemp, 1987), продлило эту проблему.

Наконец, движение за отмену смертной казни способствовало резкому увеличению количества приговоров к пожизненному освобождению без условно-досрочного освобождения, поскольку законодательные акты и практика предъявления обвинений «расширили использование таких приговоров, значительно превышающих те числа, которые были бы получены, если бы это был только приговор». альтернатива смертной казни.«В 2016 году более 50 000 человек отбывали пожизненное заключение без права досрочного освобождения, что в четыре раза больше, чем в 1992 году. Резкий рост числа людей, приговоренных к смерти в тюрьме, подчеркивает необходимость признания, как сказал Папа Франциск Конгрессу в 2015 году». что справедливое и необходимое наказание никогда не должно исключать измерение надежды и цель реабилитации ».

Колорадо ограничивает одиночное заключение до 15 дней

«[Длительная изоляция] вызывает и усугубляет психическое заболевание.Это не решило никаких проблем; в лучшем случае он поддерживал их », — написал Рик Рэмиш, исполнительный директор Департамента исправительных учреждений штата Колорадо, объясняя, почему в 2017 году он ограничил использование государством одиночного заключения до 15 дней и только за серьезные дисциплинарные нарушения в тюрьмах, такие как нападение . Он опирался на работы своего предшественника Тома Клементса, который был убит в 2013 году человеком, выпущенным непосредственно в сообщество после почти шести лет одиночного заключения. Во время двухлетнего срока Клементса государство закрыло недавно построенную сверхмощную тюрьму, предназначенную для одиночного заключения, и вдвое сократило общее количество одиночных заключенных с 1500 до 700 человек.Раэмиш сократила это число до 18 к 2017 году. Помимо того, что эти реформы были более гуманными и менее затратными, Раэмиш считает, что эти реформы помогли снизить уровень насилия в отношении тюремного персонала и способствовали более безопасному возвращению в общины.

«Прекращение длительного одиночного заключения и введение программных реформ может быть достигнуто в пенитенциарных системах по всей стране» — Рик Рэмиш, Департамент исправительных учреждений штата Колорадо

В 2014 году законодательный орган штата Колорадо ограничил использование одиночного заключения для лиц с серьезными психическими заболеваниями, укрепив ранее разработанную политику Министерства уголовного правосудия.В том году Раэмиш привлек к себе всеобщее внимание за то, что подверг себя 20 часам одиночного заключения, известному в штате как административная изоляция, и назвал себя обеспокоенным даже этим относительно коротким сроком. Позже он пришел к выводу, что длительное одиночное заключение (более 15 дней) в «камере размером с парковочное место» контрпродуктивно и является формой пыток — точку зрения, которую разделяет Специальный докладчик ООН по пыткам и другим жестоким видам жестокости, Бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, Коллегия адвокатов штата Нью-Йорк и Национальная комиссия по исправительным учреждениям здравоохранения.

Рик Рэмиш, будучи исполнительным директором Департамента исправительных учреждений штата Колорадо, провел 20 часов в одиночной камере и назвал себя обеспокоенным этим опытом. Фотография Дэвида Кидда, 2018 г.

Реформы DOC 2017 устанавливают 15 дней в качестве верхнего предела для одиночного заключения и требуют, чтобы лица, содержащиеся в одиночных камерах, получали не менее четырех часов в день вне камеры для отдыха или групповых занятий. Штат также запрещает одиночное заключение в своих двух тюрьмах, предназначенных для лечения психически больных людей, позволяя им посещать «комнаты деэскалации», которые предлагают различные средства для успокоения.

«Я убежден, что прекращение длительного одиночного заключения и введение программных реформ могут быть осуществлены в пенитенциарных системах по всей стране», — пишет Раэмиш. Он работал над реализацией своего видения, помогая модернизировать международные стандарты обращения с людьми в тюрьмах, известные теперь как Правила Нельсона Манделы, и помогая разработать стандарты для Американской исправительной ассоциации. Он также работал в консультативном совете Института правосудия Веры по разработке Инициативы «Безопасные альтернативы сегрегации» (SAFE), которая предлагает альтернативы изолированному жилью в тюрьмах.Согласно сайту SAFE:

Эти альтернативы могут включать в себя реализацию структурированной сетки санкций для обеспечения использования соответствующих и соразмерных ответов и использование альтернативных ответов на менее серьезные нарушения правил, таких как занятия по посредничеству или управлению гневом, отказ в доступе к магазину, отмена прав на просмотр телевидения, ограничение прав посещения, возложение на заключенного лица ответственности за расходы, связанные с повреждением имущества, и назначение этого лица на нежелательную рабочую смену.

Колорадо возглавляет группу штатов, реализующих значительные реформы в политике одиночного заключения. В штате Мэн, например, вдвое сократилось количество лиц, содержащихся в одиночных камерах, в штате Миссисипи уменьшились и в конечном итоге были закрыты камеры одиночного заключения в одной тюрьме, а в Калифорнии резко сократилась зависимость от длительного одиночного заключения после голодовки и в рамках программы юридическое урегулирование.

IV. Законодательные реформы, снижающие чрезмерные наказания

Луизиана прекращает вынесение единогласного решения жюри и начинает программу отказа от медицинских услуг

Луизиана, штат с самым высоким в стране показателем тюремного заключения, предприняла скромные шаги по реформированию своей системы уголовного правосудия, в том числе для тех, кто обвиняется или осужден за совершение насильственных преступлений.Избиратели приняли Поправку 2 в 2018 году, положив конец закону времен Джима Кроу, который позволял выносить единогласные вердикты присяжных в судебных процессах по уголовным делам. Кроме того, штат начал новую программу медицинского отпуска для освобождения больных, заключенных с ограниченными физическими возможностями для получения медицинской помощи за пределами учреждения под надзором условно-досрочного освобождения.

После того, как Конституция США разрешила афроамериканцам входить в состав присяжных, Луизиана приняла политику, согласно которой только 9 из 12 присяжных должны согласовывать вердикт (позже число присяжных было увеличено как минимум до 10), чтобы ограничить власть афроамериканских присяжных. .Расследование, проведенное The Advocate, показало, что в последние годы 40% обвинительных приговоров присяжных в Луизиане были вынесены на основании возражений одного или двух несогласных присяжных. Газета обнаружила, что чернокожие обвиняемые — которые составляют почти две трети заключенных в штате — на 30% чаще, чем белые, будут осуждены по приговору раздельного жюри.

Новый закон вступил в силу в начале 2019 года, но обратной силы не имеет. Введенная сенатором штата Дж. П. Морреллом и возглавляемая в Палате представителей Шерманом Маком, эта мера получила поддержку обеих партий и была включена в избирательный бюллетень, и была одобрена 64% избирателей.И сеть Коха, и Фонд «Открытое общество» Джорджа Сороса поддержали реформу, к которой в течение многих лет стремились Американский союз гражданских свобод и Южный правовой центр по борьбе с бедностью, а Ассоциация окружных прокуроров Луизианы заняла нейтральную позицию после первоначального противодействия. Принятие поправки 2 оставляет Орегон единственным оставшимся штатом, допускающим неоднозначные приговоры присяжных. Там законодатели тоже начали реформы.

Луизиана также начала новую программу отпусков на лечение в 2017 году в рамках своего пакета реформ в области реинвестирования правосудия.Реформа, являющаяся частью Закона 280, допускает временное освобождение заключенных, которые не представляют угрозы для общественной безопасности и чье серьезное или хроническое состояние здоровья ограничивает их мобильность, позволяя им получать помощь в учреждениях, не связанных с тюремным заключением. Политика нацелена на людей, которые «не могут выполнять повседневную деятельность без посторонней помощи или [привязаны] к постели», но, как ожидается, проживут более 60 дней и поэтому исключены из программы сострадательного освобождения. Их освобождение требует одобрения Совета Луизианы. о помиловании и условно-досрочном освобождении, и они находятся под наблюдением офицера службы пробации или условно-досрочного освобождения и возвращаются в тюрьму, если выздоравливают.В то время как первоначальный закон исключал лиц, приговоренных к смертной казни, в 2018 году законодательный орган также исключил из программы лиц, осужденных за убийство первой степени (Закон 573).

В штате, где почти каждый третий заключенный отбывает пожизненное заключение, реформаторы отметили, что отпуск по медицинским показаниям снизит расходы на медицинское обслуживание в тюрьмах, поскольку освобожденные лица могут получать лечение через финансируемую из федерального бюджета программу Medicare. В 2017 году Департамент исправительных учреждений Луизианы потратил около 75 миллионов долларов на медицинское обслуживание заключенных.Некоторые законодатели надеялись продлить свою программу медицинского отпуска, также предложив условно-досрочное освобождение для престарелых, что позволило бы людям старше 50 лет, которые отбыли не менее 30 лет своего пожизненного заключения и соответствовали особым требованиям, иметь право на слушание по условно-досрочному освобождению, за исключением осужденных. об убийстве первой степени. Этот законопроект не был принят, но находился на пересмотре.

Миссисипи снижает требования к установлению истины в отношении некоторых тяжких преступлений

Губернатор штата Миссисипи Фил Брайант снизил требование штата о справедливости приговора в отношении некоторых насильственных преступлений, подписав законопроект Палаты представителей № 585 в 2014 году.Среди нескольких реформ этот закон сократил с 85% до 50% долю приговора, который должны отбыть лица с определенными насильственными убеждениями, прежде чем они получат право на условно-досрочное освобождение.

В штате Миссисипи установлен 85-процентный порог истинности приговора после того, как федеральный закон 1994 года о борьбе с насильственными преступлениями и правоохранительных органах учредил федеральные субсидии для штатов, реализующих эту меру. Это изменение приговора, поддержанное губернатором Брайантом, когда он был членом Палаты представителей штата, помогло удвоить количество заключенных в штате в период с 1995 по 2008 год и привело к тому, что Миссисипи занимает второе место по количеству заключенных в стране после Луизианы.В 2008 году государство снизило порог достоверности приговора за ненасильственные преступления и применило эту реформу задним числом. На основе рекомендаций Целевой группы по исправительным учреждениям и уголовному правосудию, состоящей из заинтересованных сторон, в том числе судей, прокуроров, правоохранительных органов и защитников потерпевших, законодатели в 2014 году также снизили порог установления истинности приговора для некоторых насильственных преступлений с 85% до 50. %. «Законопроект № 585 позволит сэкономить налоги без ущерба для общественной безопасности», — написал губернатор Брайант в поддержку закона.

В ходе проведения этих реформ законодатели частично компенсировали свои цели по обезвреживанию, обозначив некоторые дополнительные преступления как «насильственные» и, таким образом, предъявили к ним более длительные требования. Хотя этот компромисс может «ослабить или даже обратить вспять ожидаемое влияние реформ», до сих пор реформы по установлению истины в приговоре, по-видимому, способствовали сокращению числа заключенных на 14% в период с 2008 по 2016 год. уровень преступности снизился на 8%, а уровень зарегистрированных преступлений против собственности снизился на 5%.

Проведение реформ по установлению истины в приговоре в Миссури, Оклахоме и Южной Каролине

Hearts for Inmates, группа из Южной Каролины, основанная Эрикой Филдер (в центре), выступает за снижение закона штата о правдивости приговора с 85% до 65% для всех правонарушений. Фотография любезно предоставлена ​​организацией Hearts for Inmates.

Политики других штатов надеются пойти по стопам Миссисипи. Законодатели штата Миссури разработали законодательство по сокращению срока обязательного отбытия наказания с 85% до 50% за преступления, классифицируемые как опасные, включая грабеж и нападение.Директор Департамента исправительных учреждений Оклахомы Джо Оллбо призвал свой штат снизить требование о том, чтобы люди, осужденные за насильственные преступления, отбывали 85% срока наказания до освобождения, как и адвокаты в Южной Каролине. Луизиана уже немного сократила срок службы людей с насильственными убеждениями, прежде чем они получат право на условно-досрочное освобождение и освобождение «до поры до времени».

V. Использование осмотрительности для уменьшения строгости наказания

Губернатор Калифорнии смягчает приговоры к пожизненному заключению путем условно-досрочного освобождения и смягчения наказания

Недавние губернаторы Калифорнии обладали необычайной властью при определении сроков тюремного заключения за тяжкие насильственные преступления.Джерри Браун был первым, кто широко использовал эту способность для смягчения чрезмерных приговоров. В штате, который возглавляет страну по количеству лиц, имеющих право на условно-досрочное освобождение, — с более чем 34 000 человек в 2016 году — губернаторы с 1980-х годов смогли отменить или изменить решения комиссии по условно-досрочному освобождению в отношении этого населения. В то время как его предшественники отменили более половины (54%) всех пособий по условно-досрочному освобождению пожизненно в период с 1991 по 2010 год, Браун отменил только 12% к 2018 году. Губернатор также назначил комиссаров по условно-досрочному освобождению, которые резко повысили низкий уровень пособий по условно-досрочному освобождению в штате, заменили ряд д.)

«Многие люди в современном обществе не верят ни в прощение, ни в искупление… Они верят, что то, что вы делаете, — это то, кем вы являетесь. Я не разделяю эту философию », — Джерри Браун, бывший губернатор Калифорнии

Бывший иезуитский семинарист, Браун руководствовался моральными убеждениями и опасениями по поводу контрпродуктивных последствий чрезмерных тюремных сроков, а также их стоимости. Хотя во время своего первого срока пребывания на посту губернатора Калифорнии, начиная с 1970-х годов, он одобрил закон, способствовавший массовому лишению свободы, и позже он защищал переполненность тюрем в качестве генерального прокурора в 2000-х годах, во второй губернаторский срок он привел штат к лидерству в лишении свободы.

Браун опередил своих недавних предшественников и коллег в смягчении чрезмерных сроков тюремного заключения за тяжкие преступления. За последний год своего пребывания в должности Браун смягчил приговоры 284 людям, большинство из которых получили длительные сроки за убийство или покушение на убийство. Замена часто ограничивалась расширением права на условно-досрочное освобождение для людей, приговоренных к пожизненному заключению без возможности условно-досрочного освобождения (общее число которых превышает 5000 в штате) или ускорения сроков получения права на условно-досрочное освобождение. Некоторые замены сократили срок тюремного заключения и привели к немедленному освобождению.«Многие люди в современном обществе не верят ни в прощение, ни в искупление», — сказал Браун. «Они верят, что то, что вы делаете, — это то, кем вы являетесь. Я не разделяю эту философию. Я не думаю, что это христианский… и это не соответствует историческим представлениям о справедливости ». Верховный суд штата вмешался в некоторые из замен Брауна, отклонив 10 поправок к приговору для лиц, которые были осуждены за несколько уголовных преступлений.

Но милосердие Брауна имело пределы. Несмотря на его собственное неприятие смертной казни и поддержку со стороны групп, в том числе шести бывших У.Губернатора Южной Америки, религиозных лидеров и редакционной коллегии Los Angeles Times Браун не предоставил полную замену для 740 человек, приговоренных к смертной казни в Калифорнии. Такой поступок мог бы повторить поступок губернатора Иллинойса Джорджа Райана, который в 2003 году заменил все 167 смертных приговоров штата на пожизненное или меньшее тюремное заключение.

Объем губернаторского помилования

В эпоху массовых тюремных заключений большинство губернаторов отошли от традиции использования исполнительной власти помилования для исправления несправедливости.Но некоторые проявили милосердие даже к людям, осужденным за тяжкие насильственные преступления. К ним относятся:

Арканзас

За десять лет своего пребывания на посту губернатора Арканзаса, начиная с 1996 года, Майк Хакаби помиловал 1058 человек и смягчил наказание, в том числе людям с насильственными убеждениями. Бывший баптистский священник, Хакаби стремился почтить искупление и исправить несправедливость. Он защищал эти решения, когда они подверглись тщательной проверке во время его президентских выборов. Накануне республиканских праймериз 2008 года Митт Ромни раскритиковал милосердие Хакаби.Хакаби возразил, что нежелание Ромни использовать свои полномочия помилования на посту губернатора равносильно «игре в политику с человеческими жизнями», при этом хвастаясь своим собственным опытом наблюдения за казнями. В 2009 году Хакаби снова отстаивал свое помилование после того, как кто-то, чей приговор он смягчил, якобы убил четырех полицейских. Он объяснил, что он не мог бы принять лучшее решение во время замены, учитывая имеющуюся у него информацию. Преступление этого человека в виде грабежа и кражи со взломом в возрасте 16 лет обычно приводит к лишению свободы на несколько лет, «но поскольку он был черным парнем, он получил 108 лет!» Хакаби объяснил.

Колорадо

Перед тем, как покинуть свой пост в январе 2019 года, губернатор Колорадо Джон Хикенлупер впервые использовал свое помилование для смягчения приговоров. Он предоставил право на условно-досрочное освобождение или ускоренное условно-досрочное освобождение 18 человек, в том числе 12, которые были осуждены за убийство в юношеском или подростковом возрасте, большинство из которых были приговорены к пожизненному заключению без права досрочного освобождения. Один из мужчин, Кертис А. Брукс, был осужден за тяжкое убийство в возрасте 15 лет и будет освобожден после 24 лет тюремного заключения.«Их преступления были серьезными», — сказал Хикенлупер в заявлении, но добавил: «Мы считаем, что молодые правонарушители, выросшие в образцовых личностей и явно извлекшие уроки из своих ошибок, должны получить второй шанс».

Теннесси

Перед уходом с поста в 2019 году губернатор Теннесси Билл Хаслам заменил Синтою Браун пожизненным условно-досрочным освобождением через 51 год до 15 лет и проявил милосердие как минимум в двух других случаях убийства.

«Унгеры» обходят нарушенный процесс условно-досрочного освобождения Мэриленда

Мэриленд входит в число штатов, которые, как и Калифорния, позволяют губернатору штата отклонять решения Комиссии по условно-досрочному освобождению людей, отбывающих пожизненное заключение. С середины 1990-х годов губернаторы Мэриленда использовали это право, чтобы практически исключить возможность условно-досрочного освобождения пожизненно, и Комиссия неохотно давала рекомендации по условно-досрочному освобождению. В 2011 году Генеральная ассамблея приняла закон, обязывающий губернаторов действовать в течение 180 дней с момента вынесения Комиссией рекомендаций об условно-досрочном освобождении лиц, отработавших не менее 25 лет.В 2017 году законопроект о прекращении губернаторского надзора за решениями об условно-досрочном освобождении (законопроект 723 Палаты представителей) был принят Палатой представителей, но его сопутствующий закон (законопроект Сената 694) застопорился в комитете из-за угроз вето губернатора Ларри Хогана. Канцелярия губернатора вновь выразила свое несогласие с этой реформой в 2019 году. Бывший губернатор Пэррис Гленденинг, который инициировал политику единого отказа во всех пособиях на пожизненное условно-досрочное освобождение, с тех пор дезавуирует эту политику, поскольку она подрывает надежду и финансовое бремя.

«Унгеры» — это часть пожизненного населения Мэриленда, которое обошло эти блокпосты и добилось освобождения через суд.В 2012 году Апелляционный суд Мэриленда постановил, что в деле Унгер против штата, указание присяжных, которое применялось судами Мэриленда до 1981 года, отказывало ответчикам в надлежащей правовой процедуре, что привело к повторным судебным разбирательствам почти 250 человек, приговоренным к пожизненному заключению в 1970-х и 1980-х годах. С тех пор было освобождено 188 пожилых людей. Показатели рецидивов среди этой группы были чрезвычайно низкими: только пятеро вернулись в тюрьму за нарушение условий условно-досрочного освобождения или за новое преступление, что намного ниже общего показателя рецидивизма по штату.

«Унгеры» — это группа из почти 188 пожизненных людей из Мэриленда, получивших свободу через суд.Их чрезвычайно низкий уровень рецидивизма подчеркивает необходимость того, чтобы государство устраняло препятствия на пути к условно-досрочному освобождению. Фотография Майкла Миллеманна, 2017 г.

Окружной прокурор Филадельфии снижает количество приговоров к пожизненному заключению

Ларри Краснер, адвокат по гражданским правам и бывший государственный защитник, выступавший против массового заключения, расового неравенства и несправедливости по отношению к бедным, был избран окружным прокурором Филадельфии. преступлениях, Краснер использует усмотрение своего офиса и политический вес, чтобы положить конец неблагородному статусу государства как лидера в приговорах к пожизненному без права досрочного освобождения (LWOP).«Просто ненормально находиться в состоянии, когда так много людей ведут жизнь без права досрочного освобождения и не желают рассматривать альтернативы», — сказал Краснер, добавив: «Я предлагаю здесь использовать скальпель вместо бензопилы. ”

«Это просто ненормально — находиться в штате, где так много людей живут без права досрочного освобождения и не хотят искать альтернативы», — говорит окружной прокурор Филадельфии Ларри Краснер. Фотография любезно предоставлена ​​Джаредом Пайпером / Городской совет Филадельфии, 2018 г.

В 2016 году в Пенсильвании было второе место в стране по количеству людей, отбывающих пожизненное заключение без права условно-досрочного освобождения: 5 398 человек, что составляло 11% заключенных штата.Почти две трети этого населения составляли афроамериканцы. Более того, группа лиц, отбывающих наказание в виде пожизненного без условно-досрочного освобождения за преступления, совершенные в подростковом возрасте, — 479 человек — была самой большой в стране. Поскольку пожизненное заключение отвлекает ресурсы общественной безопасности на заключение в тюрьму людей спустя долгое время после того, как они состарились с криминальным возрастом, Краснер рассматривает отход от пожизненного заключения как возможность высвободить ресурсы для работы полиции, государственного образования, лечения наркозависимости, профессионального обучения и т. Д. и экономическое развитие.Он объяснил персоналу:

Пенсильвания и Филадельфия на протяжении десятилетий содержатся в тюрьмах с еще большей частотой, чем сопоставимые штаты и города США.… Тем не менее, Пенсильвания и Филадельфия в результате не являются более безопасными из-за того, что тратят ресурсы на исправительные учреждения, а не вкладывают средства в другие меры, снижающие уровень преступности.

Пенсильвания санкционирует приговоры LWOP для взрослых, осужденных за убийство первой и второй степени, и требует того же наказания для несовершеннолетних до тех пор, пока Верховный суд не вынесет постановления по делу Miller v.Дело Алабамы и Монтгомери против Луизианы отменило приговоры к принудительному освобождению несовершеннолетних без права досрочного освобождения (JLWOP). В ответ Генеральная ассамблея Пенсильвании установила руководящие принципы вынесения приговоров несовершеннолетним как минимум 25-35 лет жизни за убийство первой степени и 20-30 лет жизни за убийство второй степени, в зависимости от возраста, и оставила жизнь без права досрочного освобождения в качестве наказания. дискреционный вариант. Офис Краснера изучил эти законы об обязательном назначении наказания и руководящие принципы вынесения приговоров, чтобы добиться менее суровых приговоров за тяжкие преступления:

  • Поскольку Верховный суд объявил многие приговоры JLWOP неконституционными, в индивидуальной оценке Краснера тех, кто ожидает пересмотра приговора, были предложены более короткие сроки тюремного заключения, чем у предыдущего окружного прокурора, который в основном придерживался правил назначения наказания.
  • Краснер поручил помощникам окружного прокурора четко определить количественно и обосновать финансовые затраты на рекомендованные сроки заключения. Он призвал своих сотрудников выбрать соответствующее, а не максимальное обвинение в делах об убийствах (выбирая из спектра, который варьируется от непредумышленного убийства до убийства первой степени) и требует, чтобы они получали одобрение на любое предложение о признании вины, предлагающее тюремный срок более От 15 до 30 лет. «Мы не собираемся завышать цену. Мы не собираемся пытаться принуждать обвиняемых », — сказал Краснер, добавив:« Мы собираемся продолжить дело по обвинению, которое подтверждается фактами по делу, точка.”
  • Его офис одобрил закон, позволяющий оценивать условно-досрочное освобождение людей, отбывающих наказание в тюрьме после 15 лет лишения свободы, — реформа, которая соответствует рекомендациям национальных экспертов по вынесению приговоров и условно-досрочному освобождению. Внесенный в 2017 году сенатором штата Шариф Стрит и представителем штата Джейсоном Докинзом, законопроект Сената № 942 (HB 135) предусматривает «отсутствие права на условно-досрочное освобождение», но положит конец ненужному тюремному заключению людей, которые вряд ли будут совершать повторные преступления, потому что они исправились, больны или пожилые люди. .

Стремясь устранить долгосрочные последствия массовых тюремных заключений для сообществ с помощью реформ приговоров, офис Краснера также стремится повысить общественную безопасность за счет снижения вероятности ответного насилия. Эти реформы включают в себя возложение несмертельной стрельбы на прокуроров по расследованию убийств, с тем чтобы улучшить реакцию департамента, и разработку программы быстрого реагирования для ускорения взаимодействия сотрудников с потерпевшими во время незавершенных расследований.

Сенатор штата

Шариф Стрит ввел закон, позволяющий людям, отбывающим пожизненный срок без возможности условно-досрочного освобождения, оценивать условно-досрочное освобождение после 15 лет лишения свободы.Фотография любезно предоставлена ​​офисом Сен-Стрит, 2018.

Усилия Краснера получили множество откликов. Группы активистов, поддержавшие его избрание, и Ассоциация защитников Филадельфии хвалят этот прогресс, но подчеркивают необходимость дальнейших реформ. Некоторые судьи сопротивлялись его просьбам о признании вины, считая их слишком милосердными. Некоторые жертвы поступили так же, хотя другие присоединились к его команде. В то время как Краснер сталкивается с противодействием Братского ордена полиции, Guardians — ассоциация, представляющая афро-американских полицейских в Филадельфии — поддержала реформы его офиса.

Восстановительное правосудие в Нью-Йорке

В Нью-Йорке прокуратура Бруклина и Бронкса разрешила вывести из заключения некоторые случаи серьезных и жестоких преступлений, включая нападение и грабеж, в рамках программы восстановительного правосудия. Программой управляет Common Justice, местная организация, которая предлагает альтернативы тюремному заключению и программы оказания помощи жертвам. Согласившиеся на участие пострадавшие стремятся достичь соглашения с ответственной стороной, чтобы устранить причиненный им вред и разработать некарцеральные стратегии ответственности.Это может включать реституцию, обширные общественные работы и обязательства посещать школу и работу, а также завершение 12-15-месячной интенсивной программы вмешательства в связи с насилием. Благодаря такому подходу Common Justice стремится «восстановить, а не разорвать общинные связи после тяжкого преступления».

VI. Признание реабилитационного потенциала молодежи и молодых людей

Верховный суд и штаты ограничивают приговоры к пожизненному заключению для молодежи

Четыре U.S. Постановления Верховного суда за последние пятнадцать лет резко ограничили самые суровые наказания для лиц моложе 18 лет. Согласно делу «Ропер против Симмонса» (2005 г.) молодежь не может быть приговорена к смертной казни. В то время 12 штатов запретили смертную казнь во всех случаях, а 18 других запретили ее для несовершеннолетних. Ропер оставил жизнь без права досрочного освобождения как самое суровое наказание для молодежи (в том числе и для ранее приговоренных к смертной казни). Пять лет спустя Грэм против Флориды ограничил жизнь несовершеннолетнего без права досрочного освобождения осуждением за убийство (требуя нового приговора для молодых людей, приговоренных к пожизненному заключению без права досрочного освобождения за преступления, не связанные с убийством).Грэм не требовал, чтобы государства гарантировали в конечном итоге свободу молодым людям, осужденным за преступления, не связанные с убийством, но он давал им «реальную возможность получить освобождение на основании продемонстрированной зрелости и реабилитации».

Брайан Стивенсон, основатель и исполнительный директор Equal Justice Initiative, успешно выступил против Миллера против Алабамы (2012 г.), в котором Верховный суд постановил, что обязательное вынесение приговора к пожизненному освобождению без условно-досрочного освобождения за убийство является жестоким и необычным приговором для молодежь до 18 лет.Фотография любезно предоставлена ​​организацией Equal Justice Initiative.

По состоянию на 2012 год более 2500 человек отбывали пожизненный срок без права досрочного освобождения за преступления, совершенные до 18 лет. Примерно две трети из них были осуждены только в пяти штатах: Пенсильвании, Мичигане, Флориде, Калифорнии и Луизиане. . В деле Miller v. Alabama (2012 г.) Суд постановил, что обязательное вынесение приговора к пожизненному без права досрочного освобождения за убийство является жестоким и необычным приговором для несовершеннолетнего.Дискреционное наложение приговора по-прежнему является конституционным, при этом суды первой инстанции рассматривают смягчающие факторы, связанные с молодежью, до его вынесения. Это обязательное / дискреционное различие важно, поскольку суды неохотно навязывают несовершеннолетним пожизненное без права досрочного освобождения, когда им предоставляется альтернатива: более трех четвертей несовершеннолетних получили приговор в качестве обязательного минимума.

До Миллера только несколько штатов запрещали жизнь несовершеннолетних без права досрочного освобождения («JLWOP»), хотя несколько других редко или никогда не использовали его.Шестнадцать дополнительных штатов и округ Колумбия запретили JLWOP с момента вынесения постановления либо законодательно, либо постановлениями Верховного суда штата, в результате чего их использование было запрещено в 21 штате и округе Колумбия.

Миллер инициировал множество повторных приговоров, хотя некоторые штаты не спешили обеспечивать право на условно-досрочное освобождение, не говоря уже о предоставлении условно-досрочного освобождения. Ключевым вопросом оставался вопрос об обратной силе Миллера, который стал еще более актуальным из-за отрицательных решений верховных судов штатов в тех штатах, которые наиболее склонны к вынесению приговоров о пожизненном освобождении без права досрочного освобождения молодежи.В деле Монтгомери против Луизианы (2016 г.) суд установил, что Миллер применил обратную силу, что означает, что любое лицо, получившее пожизненное без права досрочного освобождения в качестве обязательного приговора, в то время как несовершеннолетний имеет право на пересмотр приговора.

Двадцать девять штатов провели реформы по изменению приговоров несовершеннолетним за убийство после постановлений Миллера, а Верховные суды некоторых штатов широко интерпретировали новые строгие правила в отношении вынесения приговоров несовершеннолетним. Верховный суд Айовы постановил, что все обязательные приговоры для молодежи неконституционны.

В новых законах указываются способы использования личного анамнеза молодого человека для смягчения приговора, например, в соответствии с SB 590 штата Миссури (2016 г.) и HB 4210 Западной Вирджинии (2014 г.). В штатах, включая Калифорнию и Нью-Йорк, комиссии по условно-досрочному освобождению должны учитывать важность молодежи в слушаниях по условно-досрочному освобождению (см. Разделы 6 и 7). Другая ключевая особенность — более короткие периоды времени до получения права на условно-досрочное освобождение. В Неваде и Западной Вирджинии несовершеннолетние, осужденные за убийство, могут иметь право на условно-досрочное освобождение после отбытия 15 лет.Закон Южной Дакоты не предлагает никаких рекомендаций для несовершеннолетних, осужденных за убийство, оставляя приговор на усмотрение суда. Пределы этих реформ подчеркиваются в деле самого Генри Монтгомери, названного истца в историческом решении Верховного суда. Хотя он имел право, ему было отказано в условно-досрочном освобождении комиссией по условно-досрочному освобождению Луизианы в феврале 2018 года, даже после того, как он провел более 50 лет в тюрьме.

Кампания за справедливое осуждение несовершеннолетних сообщила, что 1100 человек по-прежнему отбывают пожизненный срок без права досрочного освобождения за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет в соответствии с законодательством, принятым вслед за Миллером, и последующими повторными приговорами.По оценкам Проекта вынесения приговоров, около 7000 человек отбывают подлежащие условно-досрочному освобождению пожизненные сроки за преступления, совершенные до 18 лет, а еще 2000 отбывают виртуальное пожизненное заключение, определяемое как 50 лет и более. В 2016 году более трех четвертей людей, отбывающих пожизненное заключение (включая виртуальную жизнь) за правонарушение в отношении несовершеннолетних, были цветными.

Государства сокращают передачу несовершеннолетних в суды для взрослых

В то время как большинство штатов рассматривают правонарушения, совершенные несовершеннолетними в возрасте до 18 лет, в судах по делам несовершеннолетних, все допускают передачу тяжких правонарушений несовершеннолетних в суды для взрослых.Это происходит либо посредством законов, требующих рассмотрения определенных правонарушений в судах для взрослых, либо посредством дискреционных полномочий, предоставленных судьям или прокурорам судов по делам несовершеннолетних в отношении выбора тех молодых людей в рамках определенных параметров, которые будут рассматриваться в судах для взрослых. Законы о передаче несовершеннолетних настолько разнообразны, что по состоянию на 2016 год все штаты, кроме четырех, разрешили рассматривать даже обвинения в наркотиках в судах для взрослых. Однако недавние законодательные реформы почти в десятке штатов, включая Коннектикут, Иллинойс, Юту и Вермонт, ограничили переводы за счет повышения минимального возраста перевода и ограничения правонарушений, за которые молодые люди могут быть обвинены, как если бы они были взрослыми.Эти реформы, наряду с сокращением числа правонарушений среди молодежи, резко снизили количество молодых людей, обвиняемых, как если бы они были взрослыми. К 2015 году примерно 9 200 молодых людей в возрасте до 18 лет были привлечены к уголовной ответственности как взрослые на основании законов о передаче, судебных отказов или усмотрения прокуратуры.

Передача молодежи в систему уголовного правосудия для взрослых не привела к значительному сдерживанию совершения правонарушений среди молодежи и уменьшению числа повторных преступлений среди осужденных. Фактически, систематический обзор научных исследований показал, что среди тех молодых людей, которых судили во взрослом возрасте, по сравнению с теми, кого судили в подростковом возрасте за аналогичные правонарушения, возросло количество повторных правонарушений.

Переход молодежи во взрослую систему подвергает ее ряду хорошо задокументированных разрушительных последствий. Осуждение совершеннолетнего влечет за собой более суровое наказание и влечет за собой ряд побочных последствий, поскольку удалить записи взрослых труднее, чем записи о несовершеннолетних. Находясь в тюрьме для взрослых, молодежь получает более низкую реабилитационную программу и более низкое образование, чем в учреждениях для несовершеннолетних. Молодежь в учреждениях для взрослых также подвергается большему риску причинения вреда от самих себя или других заключенных и охранников, чем молодежь в учреждениях для несовершеннолетних.

Цветная молодежь особенно подвержена негативным последствиям передачи в суды для взрослых, хотя данные о передаче несовершеннолетних и их расовом составе неполны, особенно в отношении несудебных отказов. По оценкам Федерального управления ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений, среди небольшой подгруппы переводов, последовавших за слушанием дела в суде по делам несовершеннолетних, цветная молодежь составляет 66% таких переводов, несмотря на то, что на них приходится 57% дел о правонарушениях. Проведенный Институтом Бернса обзор отказов прокуратуры в Калифорнии показал еще большие различия, когда решение о возбуждении уголовного дела в судах для взрослых было принято окружными прокурорами, исследование, которое помогло положить конец этой практике в этом штате.

Государства ограничили передачу молодых людей в суды для взрослых с помощью двух ключевых типов реформ, важную роль в проведении которых сыграла Кампания за правосудие в отношении молодежи. Один из подходов заключался в повышении минимального возраста, с которого разрешается перевод. Вермонт повысил минимальный возраст для перевода с 10 до 12, Канзас с 12 до 14, а Коннектикут и Нью-Джерси с 14 до 15. Четырнадцатилетние подростки в этих штатах все еще могут быть переведены, но только после слушания в суде по делам несовершеннолетних. Иллинойс повысил минимальный возраст для автоматического перевода с 15 до 16 лет.Как и в Коннектикуте, 15-летние подростки из Иллинойса по-прежнему могут судить над взрослыми, но слушание о переводе должно состояться. Калифорния, Делавэр и Техас провели процессуальные реформы, которые могут направить больше дел несовершеннолетних в суды по делам несовершеннолетних, несмотря на то, что они начинаются в уголовных судах для взрослых.

Второй набор реформ ограничил количество правонарушений, за которые молодые люди могут быть обвинены как взрослые. Иллинойс больше не предъявляет автоматических обвинений взрослой молодежи по определенным обвинениям в краже оружия, а Юта резко ограничила список обвинений, которые автоматически передаются в уголовные суды.Индиана теперь допускает обратные отказы для возвращения молодежи в суды по делам несовершеннолетних. Избиратели провели в Калифорнии процессуальные реформы, чтобы ограничить право прокуратуры отправлять молодых людей в суды для взрослых, как и законодательный орган Вермонта.

Еще одно направление реформ — это возможность по-новому взглянуть на длительные приговоры, вынесенные несовершеннолетним. В Луизиане и Коннектикуте люди, отбывающие длительные сроки в молодости, имеют право на пересмотр приговора. После принятия закона Рэйчел Гассерт из Луизианского центра по правам детей отметила: «Содержание реабилитированных детей взаперти не имеет никакой другой цели, кроме как наказать их, а это не то, для чего предназначена система несовершеннолетних.”

Поднимите возраст

По всей стране арестованным подросткам в возрасте до 18 лет обычно предъявляются обвинения в судах по делам несовершеннолетних, а лицам от 18 лет и старше — как взрослым. Но штаты, которые являются исключениями из этого правила, вызвали основную часть уголовных преследований молодых людей в возрасте до 18 лет: 66 700 дел в 2015 году. Два десятилетия назад эти возрастные границы были более разнообразными: тринадцать штатов обычно предъявляли обвинения 17-летним, как если бы они были взрослыми, в том числе трое, которые поступили так с 16-летними арестованными.Совсем недавно в этих штатах был принят закон о повышении возраста юрисдикции судов по делам несовершеннолетних до 18 лет, хотя реализация этих законов означает, что реформы все еще продолжаются. В период с 2007 по 2014 год эти реформы помогли сократить вдвое число молодых людей в возрасте до 18 лет, исключенных из системы ювенальной юстиции из-за низкого предельного возраста для несовершеннолетних в их штате. К концу 2018 года только в Джорджии, Мичигане, Техасе и Висконсине еще не были приняты законы, удерживающие большинство подростков моложе 18 лет в судах по делам несовершеннолетних.В 2018 году Вермонт стал первым штатом, включившим в систему для несовершеннолетних 18-19 летних, за исключением лиц, обвиненных в тяжких насильственных преступлениях.

Коннектикут создает тюремные отделения для молодых взрослых, чтобы сосредоточиться на реабилитации

Исследования мозга подростков доказывают, что развитие продолжается до 25 лет. Эти данные свидетельствуют о том, что возраст юрисдикции судов по делам несовершеннолетних, обычно заканчивающийся 18-летним возрастом, является устаревшим. Винсент Ширальди и Брюс Вестерн из Колумбийского университета отмечают, что нынешний возраст взрослой жизни был произвольным выбором, сделанным более 100 лет назад.Политические барьеры, даже в прогрессивных государствах, до сих пор не позволяли поднять возраст юрисдикции судов по делам несовершеннолетних до подросткового возраста.

На протяжении большей части своего второго срока губернатор Коннектикута Дэннел Маллой пытался убедить законодательный орган включить подростков старшего возраста (до 21 года) в суды по делам несовершеннолетних. Эти предложения не прошли законодательный орган и даже не получили голосования в комитете. Но работая с Институтом правосудия Веры, губернатор Маллой и комиссар Департамента исправительных учреждений Скотт Семпл предприняли реформы, чтобы обеспечить более реабилитационное место заключения для подростков от 18 до 25 лет.В 2017 году штат открыл в Чеширском исправительном учреждении программу TRUE (аббревиатура от «Истина, уважительность, понимание и возвышение»), рассчитанную на 90 молодых людей и планы по расширению. В 2018 году в Йоркском исправительном учреждении была открыта параллельная программа под названием WORTH (Женщины, преодолевшие рецидивизм тяжелым трудом) для молодых женщин, которая открылась в исправительном учреждении Йорка и рассчитана на 50 человек. общее количество заключенных в этой возрастной группе.

Подразделения для молодых взрослых были вдохновлены визитом Мэллоя и Семпла с Верой в Германию, где они увидели учреждения, которые подчеркивают человеческое достоинство, реабилитацию и возвращение. Они также согласуются с рекомендациями экспертов «рассмотреть возможность создания специальных исправительных учреждений для несовершеннолетних правонарушителей». Молодые люди, размещенные в TRUE и WORTH, работают в паре со взрослыми заключенными более старшего возраста, которые выступают в качестве наставников. Нынешний губернатор Нед Ламонт посетил TRUE Unit с новым комиссаром по исправительным учреждениям Роллином Куком, которого Ламонт выбрал отчасти из-за его готовности расширить терапевтические тюремные программы.

Джон Питтман (слева) является наставником Дэвона Элдемайра (справа) в рамках программы TRUE Коннектикута. Питтман, отбывающий 60 лет за убийство, говорит: «Некоторые из нас лишили жизни, поэтому будет справедливо пытаться спасти жизни». Фотография Карстена Морана, 2018. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ: Карстен Моран для проекта Marshall Project

.
Калифорния предоставляет молодежи и молодым людям более значимые слушания по делу об условно-досрочном освобождении

Основываясь на научных данных, показывающих, что мозг подростков не полностью созревает до тех пор, пока люди не достигнут среднего или позднего 20-летнего возраста, Законодательное собрание Калифорнии учредило «Слушания по условно-досрочному освобождению несовершеннолетних правонарушителей», чтобы придать больший вес уменьшению вины молодежи и молодых людей, отбывающих длительный срок. предложения и подчеркнуть их потенциал для роста и зрелости.Законопроект Сената 260, вступивший в силу в 2014 году, применил эту реформу к молодежи в возрасте до 18 лет, которая была осуждена как совершеннолетняя. Законопроект № 261 Сената, принятый в 2016 году, распространил его на лиц, не достигших 23-летнего возраста, что соответствует юрисдикции Министерства ювенальной юстиции. Законопроект 1308 Ассамблеи, вступивший в силу в 2018 году, расширил эти специализированные слушания на молодых людей, осужденных в возрасте до 26 лет, чтобы стимулировать усилия по реабилитации.

«Если вам 15 лет и вы осуждены даже за очень серьезное преступление, к 35 годам вы станете другим человеком», — заявил сенатор штата Лони Хэнкок, спонсор SB 260. , говорится в интервью для прессы о законопроекте.«Те, кто существенно не изменится в тюрьме, — добавила она, — не будут иметь права на… эту возможность». Ньют Гингрич назвал SB 260 «значительным достижением» и охарактеризовал SB 261 как «сострадательный, справедливый и подкрепленный последними научными представлениями о развитии мозга». Член Ассамблеи Марк Стоун, представивший Закон о собрании 1308, объяснил, что эта политика должна распространяться на лиц в возрасте до 25 лет, потому что люди «с гораздо большей вероятностью поступят в школу, бросят банду или примут участие в позитивных программах, если смогут сидеть раньше. Совет по условно-досрочному освобождению раньше, если вообще, и иметь шанс быть освобожденным.Эти законопроекты поддержали такие организации, как Human Rights Watch, #cut 50, Коалиция по борьбе с рецидивизмом, Национальный центр молодежного права и Коалиция за молодежное правосудие.

«Если вам 15 лет и вы осуждены даже за очень серьезное преступление, к 35 годам вы станете другим человеком». — Лони Хэнкок, бывший штат Калифорния Сенатор

В газете San Francisco Chronicle сообщается, что к декабрю 2017 года 900 человек были освобождены условно-досрочно в соответствии с первыми двумя реформами, в то время как 2600 человек, добивавшихся освобождения, получили отказ.Исследование SB 260, проведенное профессором Юго-западной школы права Бет Колдуэлл, показало, что сначала новая политика «создавала, по крайней мере, чуть более значимые возможности для освобождения». 109 человек, прошедших такие слушания в течение первых шести месяцев 2014 года, отбыли в тюрьме в среднем 24,7 года. Но за первые четыре месяца 2015 года комиссия по условно-досрочному освобождению предоставила условно-досрочное освобождение несовершеннолетним правонарушителям по более низкой ставке, чем их взрослым осужденным коллегам. Это несоответствие могло произойти из-за того, что некоторые лица, осужденные в подростковом возрасте, еще недостаточно участвовали в программах, чтобы продемонстрировать свою реабилитацию до слушаний по ускоренному условно-досрочному освобождению.

VII. Деполитизация решений об условно-досрочном освобождении: штат Нью-Йорк,

«Сломанный, ужасно сломанный», — так бывший комиссар Совета по условно-досрочному освобождению Нью-Йорка Томас Грант описал процесс условно-досрочного освобождения штата в 2012 году, отметив, что у уполномоченных есть стимул ограничивать количество грантов на условно-досрочное освобождение, чтобы повысить шансы их повторного назначения, особенно в случаях, которые привлекут внимание внимание СМИ. Роберт Деннисон, бывший председатель и уполномоченный Совета по условно-досрочному освобождению Нью-Йорка, повторил эту мысль в 2014 году, объяснив: «Если вы позволите кому-то уйти, и это привлечет внимание средств массовой информации, вас не будут повторно назначать.Государственные суды неоднократно наказывали комиссию по условно-досрочному освобождению за несоблюдение закона в своих решениях. Под давлением судов, адвокатов и губернатора в 2016 году совет, наконец, предложил новые правила, чтобы соответствовать требованиям закона 2011 года. Это изменение, вкупе с назначением нескольких новых членов совета по условно-досрочному освобождению, помогло увеличить ставку пособия по условно-досрочному освобождению для людей, отбывающих пожизненное заключение, с 27% до 37% в сопоставимые периоды с 2017 по 2018 год.

Согласно закону Законодательного собрания об условно-досрочном освобождении от 2011 года совет директоров должен:

устанавливает письменные процедуры его использования при принятии решений об условно-досрочном освобождении в соответствии с требованиями закона.Такие письменные процедуры должны включать принципы риска и потребностей для измерения реабилитации лиц, предстающих перед советом, вероятности успеха таких лиц после освобождения и помощи членам государственной комиссии по условно-досрочному освобождению в определении того, какие заключенные могут быть освобождены под надзор за условно-досрочным освобождением.

По словам Филипа Дженти, профессора Колумбийской школы права, эти изменения были направлены на то, чтобы «сместить основной акцент при принятии решений Советом по условно-досрочному освобождению от статических факторов криминальной истории и серьезности преступления на более динамичный и детализированный набор оценок рисков. ‘процедуры.’Но правление сопротивлялось осуществлению этих реформ. В свидетельских показаниях перед Комитетом по исправительным учреждениям Ассамблеи в 2013 году Исправительная ассоциация Нью-Йорка заявила, что правление «отказывает в условно-досрочном освобождении, часто многократно слишком большому количеству людей, часто исходя из характера преступлений, связанных с осуждением заявителей, или прошлой криминальной истории, в то время как это невозможно. учитывать достижения людей, готовность к возвращению или объективный риск ». Суды штатов отчитывали правление за несоблюдение законов, регулирующих принятие решений об условно-досрочном освобождении, и совет дважды обвинялся в неуважении к суду за игнорирование директив, придающих большее значение факторам, помимо основного правонарушения, и за объяснение причин отказа в условно-досрочном освобождении.

В 2011 году Законодательное собрание поручило совету по условно-досрочному освобождению разработать и внедрить инструмент оценки рисков. После некоторой задержки правление приняло инструмент оценки рисков повторного входа в систему КОМПАС, но оно не всегда использовало этот инструмент и не применяло его результаты для принятия своих решений.

Наконец, в 2016 году, в ответ на давление со стороны судов, адвокатов и губернатора Эндрю Куомо, правление предложило новые правила для соответствия законодательным требованиям 2011 года. Предлагаемое положение требует, чтобы совет директоров руководствовался рисками и потребностями подателя заявления об условно-досрочном освобождении, а также чтобы совет предоставлял объяснения, когда он отклоняется от оценки риска для отказа в условно-досрочном освобождении.Постановление также потребовало бы, чтобы правление рассмотрело уменьшение виновности и продемонстрированное увеличение зрелости пожизненных лиц, совершивших свои преступления в возрасте до 18 лет. В 2017 году губернатор Куомо также назначил шесть новых членов комиссии по условно-досрочному освобождению, «многие из которых более точно отражают личности и опыт людей в тюрьмах и выходцы из более широкого круга профессиональных кругов », — говорится в кампании« Освободить пожилых людей в тюрьмах »(RAPP).

Эти изменения произошли слишком поздно для Джона Маккензи.Он был приговорен к 25 годам пожизненного заключения за убийство полицейского Мэтью Джильо во время попытки ограбления в 1975 году. К 70 годам он отсидел более 40 лет в тюрьме, ему 10 раз отказывали в условно-досрочном освобождении. Несмотря на то, что он стал образцовым человеком в тюрьме, и многие поддерживали его освобождение, в том числе редакционная коллегия New York Times, епископ Римско-католической епархии Олбани и судья штата, который презирал совет за его нежелание оценивать реабилитацию Маккензи, Совет по условно-досрочному освобождению выпустил свой 10-й отказ в условно-досрочном освобождении в 2016 году.Неделю спустя Маккензи повесился и покончил с собой в исправительном учреждении Fishkill в Биконе, штат Нью-Йорк.

Несмотря на то, что недавние реформы помогли незначительно улучшить количество пособий по условно-досрочному освобождению, проблемы сохраняются. RAPP и другие защитники призывают губернатора полностью укомплектовать совет по условно-досрочному освобождению и назначить больше людей «из широкого круга профессиональных кругов, которые твердо верят в принципы реабилитации, милосердия и искупления». Адвокаты и пресса также ждут ответа губернатора на вывод о том, что расовые предубеждения среди сотрудников исправительных учреждений приводят к расовому неравенству в результатах слушаний по делу об условно-досрочном освобождении.Будущее людей, приговоренных к пожизненному заключению с возможностью условно-досрочного освобождения, которых в штате более 9000, висит на волоске.

Джон Маккензи покончил с собой в тюрьме Нью-Йорка после того, как в 2016 году ему в десятый раз отказали в условно-досрочном освобождении. Фотография Натаниэля Брукса / New York Times, 2016.

VIII. Исправление слишком общих определений насильственного преступления

Верховный суд сужает Федеральный закон об уголовном преступлении за военную карьеру

В 2015 году Верховный суд ограничил действие Закона об уголовной ответственности за военную карьеру (ACCA).Закон наложил обязательное 15-летнее лишение свободы на всех, кто был признан виновным в хранении оружия или боеприпасов и имел три судимости за «тяжкое преступление» или «тяжкое преступление, связанное с наркотиками». ACCA определяет насильственное тяжкое преступление, включающее кражу со взломом, поджог и вымогательство, а также остаточную категорию, включающую любое преступление, которое «связано с поведением, которое представляет серьезный потенциальный риск нанесения телесных повреждений другому лицу» и может быть наказуемо лишением свободы сроком на один год. . В решении 8-1 по делу Джонсон против Соединенных Штатов Суд отменил остаточную оговорку ACCA как неконституционно расплывчатую.В 2016 году Верховный суд постановил, что это решение будет применяться задним числом к ​​лицам, требующим пересмотра ранее вынесенных приговоров.

Размышляя над остаточной оговоркой после решения Верховного суда, профессор права Университета штата Огайо Дуглас А. Берман объяснил: «Если прокурор действительно хочет ударить парня с большим послужным списком, он заинтересован в изображении любой части этого. история как квалифицирующая «. Комиссия по вынесению приговоров США ранее подчеркивала отсутствие ясности в ACCA, отмечая, в частности, что ACCA «может применяться к правонарушителям, которые отбыли минимальный или минимальный срок лишения свободы за свои основные правонарушения, что еще больше увеличивает вероятность непоследовательного применения, поскольку В таких случаях наказание может рассматриваться как чрезмерно суровое.По оценкам Комиссии, в период с 2013 по 2016 годы решение Джонсона и реформы федеральной практики взимания платы способствовали сокращению числа лиц, осужденных по закону ACCA, с 582 до 304 человек.

В дополнение к призыву внести больше ясности в законодательные определения в ACCA, Комиссия по вынесению приговоров рекомендовала Конгрессу снизить строгость обязательного приговора. Комиссия подсчитала, что сокращение обязательного наказания ACCA с 15 до 10 лет в соответствии с Законом о реформе приговоров 2015 г. (H.R. 3713), уменьшил бы приговоры 277 человек в год и, если бы он был применен задним числом, мог бы сократить приговоры до 2317 человек в федеральных тюрьмах. В недавнем отчете Комиссия также отметила, что 70% лиц, осужденных за преступления, предусматривающие обязательное наказание в соответствии с ACCA в 2016 году, были афроамериканцами. Несмотря на эти факты, генеральный прокурор Джефф Сешнс раскритиковал решение суда, в то время как тогдашний сенатор Оррин Хатч от штата Юта и сенатор Том Коттон от Арканзаса предложили закон, отменяющий его.

Закон об иммиграции и гражданстве

В деле Sessions v. Dimaya в 2018 году Верховный суд отменил положение Закона об иммиграции и гражданстве, которое привело к депортации иммигрантов, осужденных за «тяжкое преступление с отягчающими обстоятельствами», включая «преступление насилия», за неконституционное поведение. нечеткий. Судья Елена Каган, написавшая от имени большинства, сравнила определение «насильственного преступления» с неконституционным расплывчатым определением «насильственного преступления» в ACCA и отменила это положение.

Калифорния ограничивает объем уголовного преступления Правило

Среди значительных законопроектов, которые губернатор Калифорнии Джерри Браун подписал с целью изменения системы уголовного правосудия в штате, был закон о сокращении «правила об убийстве за тяжкое преступление». Как и в других штатах, в законе Калифорнии говорилось, что лица могут быть привлечены к ответственности за убийство первой степени за убийство, совершенное во время совершения тяжких преступлений, таких как кража со взломом и ограбление, даже если они не были фактическими убийцами или присутствовали при убийстве. место.В результате наказание было бы смертью, пожизненным условно-досрочным освобождением или жизнью с возможностью условно-досрочного освобождения через 25 лет. В сентябре 2018 года губернатор Браун подписал законопроект Сената 1437 (SB) 1437, ограничивающий уголовное преследование за убийство теми, кто намеревался убить, принимал непосредственное участие в убийстве, умышленно помогал убийце или играл важную роль в основном преступлении и «Действовал с безрассудным безразличием к человеческой жизни». Закон имеет обратную силу, позволяя ранее осужденным подавать ходатайства о пересмотре приговора.

Новый законопроект об убийстве в Калифорнии был разработан обеими партиями сенатора от демократического штата Нэнси Скиннер и сенатора от республиканского штата Джоэла Андерсона. Законодатели в поддержку законопроекта заявили, что предыдущий закон устарел и несправедливо применяли длительные приговоры к людям, которые никого не убивали. Сторонники также подчеркнули, что предыдущее правило об убийстве за тяжкое преступление несправедливо наказывало женщин, молодых людей и цветных людей. Примерно три четверти женщин, заключенных в тюрьму за тяжкое убийство в Калифорнии, не были убийцами, а средний возраст осужденных по закону составляет 20 лет.Почти 40% осужденных по закону являются чернокожими и около 27% — латиноамериканцами. По словам сенатора Скиннера:

Закон применяется несправедливо. Если бы это было универсально применимо ко всем и каждому, кто был причастен к преступлению, повлекшему за собой убийство, или рядом с ним, тогда гораздо больше людей были бы обвинены в тяжком убийстве, и статут был бы изменен давным-давно.

Новый закон позволяет от 400 до 800 человек, ранее осужденных за тяжкое убийство, подавать заявление о пересмотре приговора.Калифорния — один из нескольких штатов, в том числе Гавайи, Арканзас, Массачусетс, Кентукки и Мичиган, которые сузили возможности применения правила об убийстве за тяжкое преступление.

Жак Уилсон (слева) свидетельствовал в Капитолии штата о SB 1437 вместе со своим отцом Маком Уилсоном (справа) от имени своего брата, Неко Уилсона, который ожидал суда по закону об убийстве. Фотография Макса Уиттакера / New York Times, 2018.

IX. Уменьшение побочных последствий

Конгресс в значительной степени поддерживает доступ к продовольственным талонам для людей с насильственными убеждениями

В рамках «реформы системы социального обеспечения» 1996 года Конгресс потребовал от штатов запретить лицам, осужденным за наркотики, получать федеральную денежную помощь и талоны на питание.Более дюжины штатов использовали положение законопроекта, чтобы полностью отказаться от обоих этих запретов, а еще 30 штатов и Округ Колумбия решили хотя бы частично отказаться от одного запрета. Несмотря на реформы на уровне штатов, направленные на сокращение побочных последствий, и поддержку федеральным правительством повторного въезда на основании Закона о втором шансе в 2007 году и его повторное разрешение в 2018 году, Конгресс неоднократно рассматривал вопрос об исключении людей с определенными насильственными убеждениями из права на продовольственные талоны.

В 2013 году Сенат единогласно одобрил поправку тогдашнего сенатора Дэвида Виттера от Луизианы к Закону о сельском хозяйстве, наложив пожизненный запрет на получение талонов на питание для людей с определенными насильственными убеждениями (включая сексуальные посягательства, убийства и особые преступления против детей.) Ограничение на Программу дополнительной помощи в питании, или SNAP, имело бы обратную силу, отказав в помощи в питании людям, которые давно отбыли срок наказания. У штатов не будет возможности отказаться от запрета.

В то время как некоторые законодатели предполагали, что поправка Виттера будет сдерживать преступность, правозащитники возражали, что «если угроза тюрьмы не удерживает людей от правонарушений, трудно понять, как запрет на помощь после заключения под стражу имеет сдерживающий эффект.Такие ограничения на денежную помощь и талоны на питание не только неэффективны, но и вредны: они затрудняют повторный въезд и непропорционально сказываются на цветных людях, которые заботятся о детях.

Хотя Сенат принял поправку Виттера без особых дебатов, и одна из версий Закона о фермерских хозяйствах включала поправку, защитники убедили законодателей ограничить ее влияние при объединении законопроектов. Окончательная версия ограничения распространялась только на лиц, не соблюдающих сроки наказания, и задним числом не применялась.

В 2018 году Конгресс снова рассмотрел и в конечном итоге отклонил предложение представителя Джорджа Холдинга из Северной Каролины о принятии первоначальной поправки Виттера. «Я считаю, что нам не следует ждать, пока преступник, который уже был осужден за эти действия, нарушит условия своего приговора, прежде чем прекращать льготы», — сказал Холдинг о своей поправке. Против ограничения выступила широкая коалиция групп. Свыше 100 организаций, занимающихся проблемами бедности и голода, направили письмо против поправки Холдинга к SNAP и других ограничений, равно как и более 60 организаций вероисповедания, защиты гражданских прав и прав человека.Две группы «Американцы за процветание и свободу», финансируемые братьями Кох, также призвали Конгресс отклонить поправку, написав: «Отвергая барьеры, которые мешают возвращающимся людям стать полноправными членами нашего общества, вы показываете, что каждый достоин второй шанс, невзирая на прошлые ошибки ». Хотя Палата представителей единогласно одобрила версию закона о сельском хозяйстве с поправкой Холдинга, защитники убедили Сенат принять версию без нового ограничения. В окончательный пакет, принятый Конгрессом, поправка о холдинге была исключена.

Восстановление губернатором штата Вирджиния избирательных прав включает приговоры с применением насилия

Для своего официального портрета губернатор Вирджинии Терри МакОлифф предпочел изобразить его на работе в «самый гордый момент в качестве губернатора», восстанавливая право голоса для людей, осужденных за уголовное преступление. Фотография любезно предоставлена ​​Гэвином Глакасом, 2018 г.

Вирджиния — один из четырех штатов в стране — наряду с Флоридой, Айовой и Кентукки — лишил гражданских прав всех лиц, приговоренных к пожизненному преступлению, если они не могут добиться помилования от губернатора.В результате ограничительной политики штата 8% всех взрослых жителей Вирджинии не смогли проголосовать из-за осуждения за уголовное преступление в 2016 году, как и 22% чернокожих вирджинцев избирательного возраста. В апреле 2016 года губернатор-демократ Терри МакОлифф издал распоряжение о восстановлении права голоса примерно 206 000 человек, отбывших срок тюремного заключения за уголовное преступление, условно или условно-досрочно, включая тех, кто был осужден за тяжкое преступление. Он намеревался издать дополнительные приказы о восстановлении избирательных прав тех, кто отбыл срок до того, как покинул свой пост в 2018 году.В июле 2016 года республиканские лидеры штата успешно убедили Верховный суд штата отменить исполнительное постановление на том основании, что оно превысило полномочия губернатора, восстановив право голоса в массовом порядке, а не в индивидуальном порядке. МакОлифф отреагировал на это индивидуализированным процессом восстановления права голоса, который выдержал дальнейшие судебные разбирательства и восстановил избирательные права более 173 000 человек, прежде чем он покинул свой пост.

МакОлифф, проводивший кампанию по этому вопросу, ранее предпринял шаги по оптимизации процесса восстановления избирательных прав, включая сокращение периода ожидания для подачи заявления с пяти до трех лет для лиц, осужденных за совершение насильственных преступлений, и устранение периода ожидания для тех, кто судимость за наркотики.По его словам, его распоряжение потрясло тех, «кто отчаянно держится за последние пережитки эпохи Джима Кроу», и его администрация представила десятки свидетельств недавно получивших избирательные права избирателей. Марк Мауэр из проекта Sentencing Project назвал действия Маколиффа «самым значительным действием по лишению избирательных прав, которое мы когда-либо видели со стороны губернатора». Губернатор, чья реставрация изображена на его официальном портрете, назвал эту работу «моментом, которым он гордился как губернатор».

Демократическая партия штата сплотилась вокруг этой политики, «как главного достижения его срока», согласно Washington Post, и Ральф Нортам, член администрации Маколиффа и его преемник, назвал ее «одним из наших величайших достижений».((Портной, Дж. (2016, 22 июля). Высокий суд штата Вирджиния отменяет постановление МакОлиффа о восстановлении права голоса преступников. The Washington Pos t; Vozzella, L., & Nirappil, F. (2017, 23 октября). Гиллеспи преследует Нортама с телеобъявлением о восстановлении прав преступников. The Washington Post. Получив обязательство продолжить эту работу, Нортэм преодолел критику в адрес бывшего вице-губернатора за помощь в установлении «автоматического восстановления прав для насильственных преступников и сексуальных преступников».Перед уходом с поста МакОлифф утверждал, что длительные изменения потребуют от штата внесения поправок в свою Конституцию, «чтобы создать автоматический процесс восстановления прав для всех».

Движение за восстановление избирательных прав

Вирджиния — один из 23 штатов, которые с 1997 года предприняли шаги по сокращению числа лиц, лишенных избирательных прав за тяжкие преступления. В 2005 году по указу губернатора Айовы Тома Вилсака избирательные права были восстановлены примерно у 100 000 граждан, отбывших срок наказания. В то время как некоторые недавние реформы исключили людей с насильственными убеждениями, некоторые из самых далеко идущих реформ этого не сделали.Другие недавние примеры включают:

  • Поправка 4 во Флориде, одобренная 64% избирателей на выборах 2018 года, как ожидается, восстановит право голоса до 1,4 миллиона жителей Флориды, отбывших все сроки своего наказания, что потенциально затронет четыре пятых населения, лишенного избирательных прав в этом отношении. состояние в связи с осуждением за уголовное преступление. Хотя инициатива по голосованию охватывала большинство приговоров, связанных с насилием, из нее были исключены лица, признанные виновными в убийстве или преступлениях на сексуальной почве.
  • Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо издал распоряжение от 2018 года о предоставлении права голоса 35000 человек под надзором условно-досрочного освобождения, отметив, что 71% этого населения составляют афроамериканцы или латиноамериканцы.Лидеры республиканцев штата выпустили рекламные объявления и провели слушания, осуждающие реформу, особо выделяя дела людей, осужденных за убийства и преступления на сексуальной почве. Демократы отвергли эту реакцию как политически мотивированную, и губернатор Куомо планирует повторно предоставить избирательные права людям, которые подпадают под систему условно-досрочного освобождения на постоянной основе, пока он находится в должности.

В дополнение к этим примерам реформы восстановления избирательных прав в штатах, включая Мэриленд, Нью-Мексико и Род-Айленд, не привели к исключению людей с насильственными убеждениями.

X. Заключение

Наступает момент, когда вы действительно должны спросить себя, достигли ли мы социальной цели, удерживая этих людей в тюрьмах так долго. Стоят ли общественные затраты и затраты на содержание в тюрьме кого-то постарше — более высокие медицинские расходы и тому подобное? Это разговор, который действительно необходим этой стране »(США). Сенатор Кори Букер, 2016

Чрезмерные наказания за насильственные преступления не только неэффективны — выводят из строя людей, которые больше не представляют угрозу общественной безопасности, и не оказывают сдерживающего эффекта, — они также отвлекают инвестиции от более эффективных программ общественной безопасности.Эти факты были подтверждены криминологическими исследованиями и практикой уголовного правосудия, включая реформы, описанные в этом отчете. Вот почему Рик Рэмиш, исполнительный директор Департамента исправительных учреждений штата Колорадо, считает, что меньшая зависимость его департамента от одиночного заключения способствует сокращению насилия в отношении тюремного персонала и содействию более безопасному возвращению в общины. Вот почему сокращение числа казней и ограничение приговоров к пожизненному освобождению несовершеннолетних не остановили общенациональное снижение уровня насильственных преступлений.Вот почему у Унгеров, части пожизненного населения Мэриленда, получивших освобождение через суд, уровень рецидивов намного ниже среднего по штату. Эти успешные реформы подчеркивают необходимость учитывать человеческие и финансовые издержки чрезмерного наказания и полагаться на доказательства, а не на эмоции, чтобы эффективно инвестировать в общественную безопасность.

Учитывая, что почти половина заключенных в США отбывает наказание за тяжкие преступления, политикам, специалистам в области уголовного правосудия и судам необходимо будет использовать представленные здесь модели, чтобы положить конец массовым заключениям.Для некоторых юрисдикций это требует прекращения их статуса выброса. Так было, например, в случае отмены в Луизиане неоднозначных вердиктов присяжных, восстановления права голоса Флориды для людей, отбывших срок тюремного заключения, тюрьмы или общественного надзора, а также уменьшения в штате Миссисипи требований об установлении истинности приговора. за самые тяжкие преступления. Возможные будущие реформы в этом ключе будут включать отмену смертной казни в нескольких штатах, которые продолжают выносить приговоры, отмена губернаторского пересмотра решений об условно-досрочном освобождении в Калифорнии и Мэриленде и повышение возраста уголовной ответственности до 18 лет в Техасе. , Джорджия, Висконсин и Мичиган.

Но догнать другие штаты недостаточно, учитывая, что наказания за насильственные преступления чрезмерны по всей стране. Лидерство в этом вопросе проявляется как минимум в трех формах. Во-первых, реформы постепенно исключали определенные преступления, а некоторых людей — от чрезмерных наказаний. Так было с общенациональными реформами, учитывающими реабилитационный потенциал молодежи и молодых людей, провозглашенными Верховным судом и особенно продвинутыми в Калифорнии. Следующим шагом в борьбе с преступлениями, совершаемыми молодежью, является признание разницы между подростковым и взрослым возрастом, независимо от серьезности преступления.Молодые люди более поддаются реабилитации и, как таковые, не должны подвергаться суровым наказаниям, не учитывающим их незрелость. Штатам следует отменить обязательные минимумы для молодежи, как это сделала Айова, и повысить возраст уголовной ответственности до более позднего подросткового возраста.

Во-вторых, лидеры разработали закон, снижающий чрезмерные наказания для всех. Это имело место в штатах, которые отменили смертную казнь, и в штате Нью-Йорк, где суды и губернатор оказали давление на совет по условно-досрочному освобождению, чтобы тот следовал требованию законодательного органа уделять больше внимания оценке рисков при принятии решений об условно-досрочном освобождении, а не сосредотачиваться на оригинальное преступление и криминальное прошлое.Проект вынесения приговоров призвал политиков расширить эти усилия и отменить пожизненное заключение, установив максимальные сроки тюремного заключения до 20 лет.

В-третьих, лидеры использовали свои дискреционные полномочия, чтобы предпринять смелые действия, чтобы положить конец несправедливым наказаниям. Примеры здесь включают в себя индивидуальные оценки окружного прокурора Филадельфии Ларри Краснера для внесения предложений о повторном вынесении приговора в делах о пожизненном освобождении несовершеннолетних без права досрочного освобождения и его намерение не взимать завышенную плату в делах об убийствах, замену губернатором Калифорнии Джерри Брауна ряда пожизненных приговоров, не подлежащих условно-досрочному освобождению. и восстановление избирательных прав губернатора Вирджинии Терри МакОлиффа для людей, независимо от их осуждения.Прокуроры могут использовать доказательства и опыт, чтобы уменьшить наказание, которого они добиваются, в то время как губернаторы и президент могут вернуться к традиции использования полномочий исполнительной власти о помиловании для исправления прошлой несправедливости. Только такое смелое руководство положит конец массовым заключениям при нашей жизни.

Восьмая поправка и уголовное наказание

Права, предусмотренные Восьмой поправкой, в основном применяются к этапу наказания в системе уголовного правосудия; но эти права могут также применяться всякий раз, когда люди получают травмы от рук государственных чиновников.Сюда входят травмы, полученные во время содержания под стражей или ареста еще до того, как кого-либо даже судят за преступление, или во время нахождения в тюрьме или в какой-либо другой форме государственного содержания под стражей. Физические лица имеют право требовать возмещения убытков и других средств правовой защиты в случае нарушения их прав по Восьмой поправке путем подачи иска о нарушении гражданских прав.

Ниже приводится краткое изложение Восьмой поправки и уголовного наказания с упором на права обвиняемого.

Жестокое и необычное наказание

Восьмая поправка является важным ограничением способности правительства причинять вред людям, будь то экономически через чрезмерный залог или штраф, или физически.Однако, когда дело касается жестоких и необычных наказаний, эти слова не всегда интерпретировались одинаково в разные эпохи. Верховный суд охарактеризовал жестокие и необычные наказания как те, которые «противны совести человечества», но, как мы знаем, то, что считается «отвратительным», со временем может измениться.

Например, в 1972 году Верховный суд фактически наложил мораторий на смертную казнь на всей территории США из-за опасений по поводу того, как она применяется, только для того, чтобы через несколько лет наказание было восстановлено.Существуют также определенные формы смертной казни, такие как электрический стул или газовая камера, которые, как было установлено, представляют собой жестокое и необычное наказание, хотя они применялись в течение нескольких лет и в то время не считались отвратительными.

Восьмая поправка, уголовное наказание и умышленное безразличие

Помимо телесных повреждений, бывают ситуации, когда бездействие из-за «умышленного безразличия» государственного чиновника может нарушить Восьмую поправку.Например, неоказание необходимой медицинской помощи заключенному под стражу может представлять собой жестокое и необычное наказание, если оно причиняет этому лицу вред. В таких делах, которые обычно предъявляются заключенными, в иске должно быть указано, что:

  • Преступник знал о некоторой опасности или риске причинения вреда;
  • Правонарушитель предпочел не предпринимать никаких действий для решения проблемы; и
  • Это повлекло за собой причинение вреда истцу.

Как видите, восьмая поправка, хотя и относительно короткая, содержит широкий спектр очень важных средств защиты для людей, когда они взаимодействуют с правительственными чиновниками.

Восьмая поправка: текст

Не требуется ни чрезмерного залога, ни чрезмерных штрафов, ни жестоких и необычных наказаний.

Поправка восьмая и уголовное наказание: аннотации

Раздел «Аннотации» предоставляет более подробную информацию о различных правах, защите, исключениях и истории данного правового кодекса. Следующие аннотации вносят больше ясности в Восьмую поправку:

Узнайте больше о своих правах по Восьмой поправке: поговорите с адвокатом

Если вас беспокоят приговоры и наказания или вы просто хотите узнать больше о своих правах в соответствии с Восьмой поправкой и уголовном наказании в целом, вам следует обратиться к опытному адвокату по уголовным делам.Адвокат может не только обосновать вашу невиновность, но и при необходимости помочь вам добиться справедливого приговора.

Радикальные идеи Чезаре Беккарии о преступлении и наказании

12 апреля 1764 года жители Милана стали свидетелями жестокого убийства Бартоломео Луизетти. Он был приговорен к смерти по обвинению в содомии. Луизетти был убит удушьем, а затем сожжен на костре на глазах у толпы. По всей Европе правящие элиты считали, что уголовное правосудие должно быть осуществлено и должно быть выполнено; и это уголовное наказание должно быть жестоким, чтобы вселить страх перед Богом в людей, наблюдающих за этим ужасающим зрелищем.

Чезаре Беккариа с ужасом наблюдал за происходящим. Трудно было поверить, что такую ​​жестокость можно рассматривать как рациональную реакцию. На момент проведения мероприятия Беккариа было всего около 20 лет, но он уже имел твердые политические и философские взгляды. Он родился в 1738 году и был первым сыном известного миланского аристократа. Он получил образование в удушливой иезуитской школе в Парме. Изучив право в Павии, он вернулся в Милан, где ему открыли глаза « Persanes Lettres (1721)» Монтескье, или Persian Lettres, , эпистолярный роман, в котором посторонний критически оценивает парижские обычаи.Беккариа без колебаний вошел в мир философии Просвещения; его путеводной звездой были французские и британские интеллектуалы, и он был вдохновлен, в частности, чтением Клода Адриана Гельвеция, Дени Дидро, Дэвида Юма и Джона Локка.

В 1759 году Беккариа стал членом так называемой «академии кулачных боев» — группы молодых миланских аристократов, восставших против угнетения местной элиты, включая их собственные семьи: конфликт был социальным и межпоколенческим.По их мнению, интересы немногих систематически преобладали над интересами многих, а законы были разработаны для усиления власти привилегированного класса. Их сотрудничество породило журнал под названием Il Caffé, , проводник реформистских идей. В 1762 году Руссо опубликовал Общественный договор, , который предоставил Беккарией идеологическую основу: его трактат О преступлениях и наказаниях (1764) был опубликован двумя годами позже и за 25 лет до Французской революции.Манифест Беккариа против жестокого наказания быстро распространился по Европе, положив начало радикальным реформам репрессивных и принудительных институтов по всему континенту.

Европа была в то время глубоко иерархическим обществом, где несколько привилегированных людей правили всем населением с произвольной и безответственной властью. Философы Просвещения считали неравенство зародышем социальной несправедливости. Беккариа стремился радикально реформировать свое общество, институты и законы.Это стремление разделяли все мыслители эпохи Просвещения в Европе, хотя средства для достижения этой реформы были разными. Франция пошла по революционному пути, а Милан проводил постоянные реформы изнутри; Беккариа и другие боксеры должны были играть важную роль в управлении городом-государством.

Европейские радикальные мыслители согласились с тем, что Церковь была одним из самых сильных проводников неравенства и подчинения. Действительно, итальянские политические умы никогда не переставали вдохновляться центральной идеей Никколо Макиавелли о том, что христианская мораль несовместима с моралью гражданского республиканизма.Первый пассивен и требует подчинения установленной власти; последний активен и требует участия в политической жизни города. Только когда город будет поставлен на первое место, институты и законы будут отражать интересы всего общества, а не только корыстные интересы нескольких привилегированных.

Помня об интересах многих, Беккариа сформулировал девиз: la massima felicità divisa nel maggior numero (наибольшее счастье, разделяемое большим числом), который впоследствии был принят английским мыслителем-утилитаром Джереми Бентам.Беккариа рассматривал эту максиму как фундаментальный постулат новой науки, объектом которой было человеческое общество и имя которой было «наука о человеке», вторя в этой фразе проекту Юма. Живой интерес Беккариа к математике и естественным наукам был направлен на развитие политической экономии, и вскоре после этого Беккариа был назначен председателем политической экономии в Милане, что стало его первым гражданским назначением.

Политическая экономия для Беккарии была не просто инструментом более эффективного управления государством; Это была коперниканская революция, которая объяснила место человека в обществе и важность переосмысления политики для служения интересам любого конкретного общества.Политическая экономия задумывалась как наука о счастье и была нацелена на то, чтобы заменить религию в качестве ориентира человеческого поведения. Беккариа осознавал, что благодаря политико-экономическим реформам в общественных делах был достигнут большой прогресс: торговля заменила войны, печать распространяла новые идеи, а отношения между сувереном и подданными были переосмыслены. Но он также отметил, что мало было сказано и сделано о жестокости и произволе уголовных законов, о самом непосредственном и очевидном проявлении грубой силы, которое еще не подвергалось рациональному анализу.Он знал, что в те годы нередки случаи, когда людей приговаривали к смерти и жестоко разоряли на городской площади с целью просвещения граждан.

О преступлениях и наказаниях была первой попыткой применить принципы политической экономии к практике наказания, чтобы гуманизировать и рационализировать использование принуждения со стороны государства. В конце концов, произвольное и жестокое наказание было самым непосредственным инструментом, который государство должно было запугать людей и заставить их подчиниться, чтобы избежать восстания против иерархической структуры общества.Проблема, с которой столкнулся Беккариа, заключалась в том простом факте, что элита полностью контролировала закон, что было семейным делом и в высшей степени эзотерическим языком, которым могли овладеть только посвященные. Путь, ведущий к рациональной реформе уголовного права, потребовал фундаментального философского переосмысления роли и места права в обществе.

Беккариа планировал демонтировать здание римского права, которое он насмешливо называл «несколькими странными остатками законов древней расы завоевателей, кодифицированных 1200 лет назад князем, правившим в Константинополе».Он чувствовал, что закон — это загадочный язык власти; его содержание было неясным и неточным, поскольку оно было составлено из странной примеси римского права и местных обычаев и было «собрано в бессвязных томах малоизвестных академических переводчиков». Непрозрачность закона была преднамеренной и способствовала контролю над людьми.

Беккариа был дипломированным юристом и математиком, но философия была ключом к его миссии реформ. О преступлениях и наказаниях был первым вопиющим образцом разоблачающего труда цензурной юриспруденции.Как отмечал в 1982 г. английский философ Х. Л. Харт:

Бентам восхищался Бекарией не только потому, что он был согласен с его идеями и вдохновлялся ими, но и из-за ясного представления Бекариа о задаче вида , над которой он был занят. По словам Бентама, Беккариа был первым, кто предпринял критику закона и отстаивал реформы, не смешивая эту задачу с описанием фактически существовавшего закона.

Работа Беккариа была полностью цензурной; он был первым философом права, который проводил очень четкое различие между оценкой и описанием закона.

Философия была критическим инструментом, который Беккариа использовал для революционного изменения взглядов европейских обществ на закон. Его не интересовало, что говорится в законе: верховенство закона на момент его написания было химерой, поскольку закон подчинялся верховенству юристов и служил интересам немногих. Цензорный подход Беккариа был сосредоточен на законе как социальном институте, который всегда воспринимался как должное как благотворный инструмент общественного порядка. Вклад Беккариа в философскую методологию был монументальным, но мы не должны забывать, что в основе этого философского поворота лежало стремление к существенной социальной, политической и институциональной реформе.

Беккариа обвинялся в том, что он «социалист», в самом раннем из известных наречий этого термина. Обвинение исходило с двух противоположных сторон: Падре Факкини, теолог, который опасался роста политической экономии как имманентной замены религии, первым использовал это. Затем пришли французские экономисты, так называемые физиократы и другие сторонники свободного рынка, которые критиковали Беккариа за требовательную роль, которую он отводил государству в экономике, позицию, которая указала путь к перераспределению и социальной справедливости.И Факчини, и физиократы вместе с Адамом Смитом считали, что рынок — это спонтанный порядок, управляемый невидимой рукой, возможно, рукой Бога. Беккариа не согласился с этим: политические институты должны сыграть важную интервенционистскую роль в преодолении разрыва между богатыми и бедными, который он правдоподобно считал основной причиной преступности.

Был ли Беккариа социалистом в том смысле, который мы признаем сегодня, — вопрос спорный. Однако он определенно был светским политическим мыслителем, главной целью которого было содействие созданию свободного и равноправного общества, и его основное внимание уделялось политической справедливости, а не божественной справедливости.Он считал, что политическая справедливость существует только благодаря созданию политического общества, которое представляет собой свободное объединение людей через общественный договор. Таким образом, преступление определяется как нарушение общественного договора, а не как грех.

Его оригинальность заключается в том, как он приходит к компромиссу между свободой и полезностью во имя справедливости.

Согласно общественному договору, люди соглашаются объединить минимальную часть своей свободы, чтобы гарантировать ее защиту объединенной властью власти: они меняют свою естественную свободу в естественном состоянии на политическую свободу в гражданском порядке государства. штат.Социальный договор — это не праздник. Люди неохотно соглашаются подписать пакт друг с другом, и у них часто возникает соблазн его разорвать, чтобы добиться своей выгоды. Что побуждает их придерживаться пакта, так это чувство неуверенности, из-за которого они не могут пользоваться своей естественной свободой действовать в соответствии с их непосредственными увлечениями. Неуверенность в том, как пользоваться естественной свободой, заставляет каждого принять основную необходимость: что-то должно быть отдано, чтобы каждый мог пользоваться подлинной политической свободой.Минимальная часть естественной свободы каждого человека составляет , является общественным залогом суверенитета, который является основой права наказывать за действия, наносящие вред человеческому обществу. Право на наказание — это необходимое зло, которым пользуется суверен, чтобы отреагировать на радикальную неопределенность, создаваемую неограниченным использованием естественной свободы.

Политическая свобода — это психологическое, качественное состояние, которое не может быть измерено или количественно определено законом.Однако закон может помочь, давая четкие и предсказуемые указания относительно того, что считается социально вредным поведением, что, в свою очередь, приведет к чувству безопасности. Цель уголовного права — гарантировать политическую свободу. Настаивание Беккариа на верховенстве закона как гаранте свободы личности было позже закреплено в статье 4 Французской декларации прав человека и гражданина (1789 г.):

Свобода состоит в свободе делать все, что никому не причиняет вреда; следовательно, осуществление естественных прав каждого человека не имеет ограничений, кроме тех, которые гарантируют другим членам общества пользование такими же правами.Эти ограничения могут быть определены только законом.

Однако оригинальность Беккариа заключается не в разработке новаторских интерпретаций полезности, политической свободы или общественного договора. Его оригинальность заключается в том, как он комбинирует их, чтобы прийти к компромиссу между свободой и полезностью во имя справедливости. Что касается уголовного правосудия, право на наказание должно быть как можно более узким, чтобы оно считалось законным. Заключение О преступлениях и наказаниях не могло быть более ясным:

Для того, чтобы наказание не являлось актом насилия, совершаемым одним или несколькими частными лицами, важно, чтобы оно было публичным, безотлагательным, необходимым, минимально возможным в данных обстоятельствах и определялось законом.

Эта теорема привела в движение культурную революцию. Небольшой трактат Беккариа является символом философского движения, которое стремилось заменить укоренившиеся формы знания, которые использовались элитами для сохранения своих привилегий. Традиционное понимание закона было загадочным и недоступным. Беккариа хотел заменить его демистифицированной концепцией закона как продукта социального факта, единственным источником которого было бы законодательство. Он также знал, что религия по-прежнему является мощной формой общественного контроля; по этой причине он с энтузиазмом воспринял поворот к политической экономии как к источнику знаний, который правительство могло бы использовать для обоснования своей политики разумом.Однако важно подчеркнуть, что его философский метод был движущей силой его идей. Он использовал философию, чтобы подорвать основы древнего закона и создать имманентную область политики, свободную от традиционалистского и моралистического понимания справедливости.

Для оправдания наказания с помощью разума, призванного уменьшить — даже минимизировать — количество и качество насилия в обществе. Не только насилие, связанное с преступлениями, но также насилие, вызванное реакцией на преступления частных лиц и государственных властей.Целью Беккариа было регулирование права на наказание и искоренение всех форм мести и религиозных убеждений. У этой идеи рационального наказания, конечно же, есть свои сторонники и противники. Адвокаты понимают, что жестокое и произвольное наказание не способствует укреплению доверия к государственной власти; они также считают, что наказание может быть необходимым сдерживающим фактором против использования насилия в частной и общественной жизни, поэтому они принимают наказание как выражение приверженности общества борьбе с насилием.С другой стороны, недоброжелатели считают, что рационализация наказания означает предоставление государству более эффективного инструмента, с помощью которого можно контролировать и дисциплинировать нас. Оба взгляда важны, но для Беккариа проект рационализации наказания имел глубокий реформистский смысл. Это означало переход от общества, в котором наказание использовалось как средство массового контроля, к обществу, в котором наказание было бы только крайней мерой и соразмерно преступлению.

Минимальный уголовный закон — подходящая формула для описания критики Беккарией практики наказания.Это относится к особому характеру общественного договора Беккариа, который предусматривает лишь минимальную передачу естественной свободы. В свою очередь, контракт будет оправдывать лишь минимальное ограничение естественной свободы и страданий. Принцип минимального зла выводится из жертвенного характера контракта: минимальная передача естественной свободы для максимального приобретения политической свободы.

Поскольку вмешательство уголовного права ограничено необходимостью, государство может использовать уголовное право только в качестве последнего средства.Если есть другие средства предотвращения преступлений, их следует использовать. Эту часть мысли Беккариа часто игнорируют те, кто считает его праотцом утилитаризма в Англии или родоначальником права и экономики в Соединенных Штатах. Это потому, что Beccaria требует наименьшего количества штрафных санкций и максимального предоставления социальных услуг в рамках одного и того же пакета. Сводить к минимуму нужно уголовное право, а не государство. Беккариа требует решительного вмешательства государства для устранения неравенства и предотвращения преступлений путем обучения людей и оказания им помощи, а не путем их подавления.

Следует ли нам вкладывать средства в отслеживание мелких воров или система должна сосредоточить свое внимание на преступности в крупных размерах?

Взгляды Беккарии покорили просвещенные круги Европы. В Париже его приняли как героя философов и : Дидро комментировал свой небольшой трактат, а Вольтер написал обзор, в котором утверждалось, что реформа уголовного права в соответствии с идеями Беккариа должна стать одним из центральных элементов реформ Просвещения. Томас Джефферсон, который в то время проживал в Париже, прочитал книгу на итальянском языке и отправил множество заметок американским отцам-основателям.Екатерина II из России даже пригласила Беккариа возглавить разработку российского уголовного кодекса и реформу уголовного правосудия. Трактат Беккариа стал настолько популярным, что в 1866 году Федор Достоевский позаимствовал его название для одного из своих главных произведений. Менее чем через столетие Европа начала претворять в жизнь его идеи: пытки стали исчезать, а смертная казнь была отменена во все большем числе государств. Чтобы отпраздновать 100-летие О преступлениях и наказаниях , итальянский парламент проголосовал в 1865 году за отмену смертной казни в королевстве и возведение статуи Беккарии в его родном Милане.

Книжка Беккариа, которую тихо игнорировали в течение столетия или более, сегодня открывают заново. Почему? Я подозреваю, что его радикальный реформистский дух находит отклик у многих людей. Неравенство снова растет. В большинстве стран криминализация также набирает обороты: уголовное право пытается контролировать поведение многих на микроуровне, предоставляя при этом чистый чек богатым миллиардерам, чье уклонение от налогов и эксплуататорское поведение остаются безнаказанными.

Мы снова подошли к тому моменту, когда нам необходимо пересмотреть всю систему уголовного правосудия.Дело не в том, чтобы возиться с тем, что у нас есть; речь идет о радикальном реформировании уголовного законодательства. Что больше вредит нашему обществу? Должны ли мы вкладывать бесконечное количество ресурсов в отслеживание мелких воров и мелких нарушений, или система должна сосредоточить свое внимание на преступности в крупных размерах?

Беккариа осудил неравенство между правящим классом и массами: он настаивал на том, что непропорциональное неравенство неизбежно приведет к увеличению уровня преступности из-за бедности и несправедливости. В свою очередь, это затруднительное положение может привести только к усилению социальных конфликтов и меньшей уверенности в безопасности в обществе.В результате этого, вероятно, ухудшится уголовная практика; и уголовное право вполне могло бы снова стать силой, служащей сильным против наиболее уязвимых. В наших обществах, которые глубоко поляризованы и неравноправны, мысль Беккариа по-прежнему актуальна: нам нужно больше социальной справедливости и меньше уголовного наказания. Было замечательно увидеть это уже в 18 веке.

Защита прав человека заключенных

«Практическая степень и гарантии минимальных прав заключенных очень сильно различаются от страны к стране.Во многих случаях сохранение смертной казни является утверждением, что в крайнем случае человек может лишиться всех прав », — написала британский судья и реформатор тюрем Марджери Фрай (1874–1958) в своем ответе на исследование ЮНЕСКО, посвященное философским вопросам. основы прав человека, представленные в 1947 году под названием «Права человека и правонарушитель».

Сара Марджери Фрай

При рассмотрении прав человека по отношению к государству, в котором он проживает, ограничивающим случаем в мирное время является дело лица, обвиняемого или осужденного за нарушение закона этого государства.С самых ранних времен, задолго до образования организованных правительств, сообщество взяло на себя право защищать себя от этих врагов в пределах своих границ корпоративными действиями закона, как оно это делает в войне против внешних врагов. И хотя в очень примитивные времена таким образом наказывались в основном ритуальные проступки, нарушение табу и обычаев племени, тем не менее, личные травмы, которые поначалу были предметом индивидуальной мести, очень рано стали рассматриваться как равнозначные. забота всего сообщества.

Часто указывалось, что индивид в первобытном обществе имеет чрезвычайно ограниченный диапазон свободных действий, и, возможно, развитие раннего закона следует рассматривать скорее как определение и, следовательно, ограничение власти сообщества над индивидом. чем ограничение свободы личности в интересах общества.

История этого определения и ограничения — это история уголовного права. Формулировка этого закона, определение действий, оправдывающих вмешательство государства в жизнь гражданина, во все цивилизованные эпохи занимали некоторые из лучших умов; Гораздо меньше внимания уделяется вопросу о том, какие пределы должны быть установлены для лишения прав нарушителем своих прав.Слишком часто эта конфискация рассматривается как полная, затрагивающая саму жизнь. Если сохраняется жизнь, на какой срок государство имеет право на окончательное или временное лишение нарушителя других его свобод? Есть ли у человека какие-то права, за нарушение которых у общества нет моральной санкции?

Такие вопросы были полностью осознаны только в течение последних 200 лет, и Беккариа принадлежит заслуга в том, что он был первым писателем, который представил их на видном месте перед вниманием цивилизованного мира.Сам вдохновленный французскими философами восемнадцатого века, он, в свою очередь, оказал на них большое влияние.

Беккариа провозгласил мерой преступления ущерб, нанесенный обществу. Преступления против Бога, которые не угрожают общественной безопасности, должны быть оставлены на усмотрение божественного правосудия, и объектом наказания должно быть не причинение боли, а просто удержание правонарушителя и других от будущих преступлений. Таким образом, он, как и его последователи, отверг полетеократическую обязанность государства наказывать моральный порок как таковой.Доктрины пенологов периода конца восемнадцатого и начала девятнадцатого веков ни разу не были ни опровергнуты, ни реализованы на практике полностью. Невозможно без ужаса рассматривать безмерность ненужных человеческих страданий, которые можно было бы спасти, если бы их взгляды действительно возобладали. «Там, где законы позволяют человеку в определенных случаях перестать быть человеком и стать вещью , свободы нет», — писал Беккариа.История последних двадцати лет в Европе слишком ярко это проиллюстрировала. Более того, оно показало, что там, где не установлено никаких ограничений власти государства над теми, кто нарушает его законы, где никакие права вообще не признаются универсальными, вероятно возникнет определенная международная напряженность. Меньшинство одной страны часто связано расовыми или политическими связями с большинством другой, и бесчеловечное обращение с таким меньшинством, осужденным за нарушение законов, направленных на пользу большинства, снова и снова вызывает крайне ожесточенную международную ненависть. .

Набор минимальных правил

Возможно, отчасти именно этот аспект дела, хотя он не забывает и о его гуманитарной стороне, побудил Лигу Наций включить вопрос об администрации пенитенциарных учреждений в свою повестку дня в 1929 году и потребовать сотрудничества с Международным уголовным судом. и Комиссия по пенитенциарным учреждениям в разработке минимальных правил обращения с заключенными. Они, после распространения среди государств (членов и нечленов Лиги), были окончательно одобрены Лигой как составляющие минимум, ниже которого не должна падать ни одна пенитенциарная система штата (1934 г.).Международная уголовная и пенитенциарная комиссия, призванная таким образом к консультации Лигой Наций, сама по себе является выражением общей заинтересованности государств в надлежащем применении уголовных санкций, то есть окончательного отношения государства к отдельному нарушителю закона. Он существует с 1872 года как постоянный орган экспертов по уголовным делам, назначаемых различными правительствами, и организовал десять международных конференций по вопросам уголовного права. Таким образом, минимальные правила обращения с осужденными заключенными, предложенные Комиссией, явились результатом длительного и широкого изучения правовых наказаний в большей части цивилизованного мира.

Хотя эти правила и не сформулированы в форме заявления о «правах», они, если они будут выполняться в полном объеме, гарантируют, что заключенный в тюрьме не «станет вещью», но сохранит по крайней мере некоторые из условий, без которых жизнь становится невыносимой, несмотря на то, что ему было отказано в осуществлении большинства заветных свобод. Фактически, принимая во внимание список в Меморандуме ЮНЕСКО о правах человека [27 марта 1947 г.], даже если Правила неукоснительно соблюдались, единственные свободы, сохраненные за заключенным (во время его заключения), — это номера 1 и 14 — если только не настаивают на том, что « хорошая жизнь »может быть достигнута даже в тюрьме.

Следует отметить, что право на достойное обращение в качестве заключенного не тождественно праву № 18, праву на правосудие, поскольку правонарушитель, который был справедливо осужден, не должен таким образом отказываться от всех притязаний на сносное существование.

Современные эксперименты

На самом деле, пока эти правила не соблюдаются полностью, со всеми их рекомендациями, сомнительно, что какая-либо страна даже достигла этих так называемых «минимальных» стандартов. Степень достижений сильно различается от страны к стране, и во всех странах, которые непосредственно пострадали от последствий войны, условия в целом серьезно ухудшились, несмотря на несколько заметных исключений.Некоторые из этих исключительных современных экспериментов, как правило, показывают, что ограничение нормальных свобод, страдания (хотя и не, как правило, физические страдания), преднамеренно причиненные государствами для предотвращения преступлений, обычно превышают то, что, по утилитарным расчетам, оправдано, поскольку более мягкие методы могут быть признаны эффективными для соблюдения закона.

«Минимальные правила» касаются в основном обращения с осужденными, однако появилось множество доказательств того, что обращение с неосужденными или неосужденными людьми в местах лишения свободы во многих странах по крайней мере столь же серьезно противоречит элементарным правам человека.Лига Наций занималась сбором от технических организаций, с которыми она поддерживала связь, предложений о правилах «защиты свидетелей и лиц, ожидающих суда, от применения насилия и любых других форм физического или психического принуждения». Эти предложенные правила фактически обсуждались на собрании тех же организаций в июне 1939 года. Эта часть работы осталась незавершенной (но более чем когда-либо необходимой) к началу войны.

Информированное общественное мнение

Практическая степень и гарантии минимальных прав заключенного очень сильно различаются от страны к стране.Во многих случаях сохранение смертной казни является утверждением, что в крайнем случае человек может лишиться всех прав.

Вопрос о гарантиях особенно сложен в случае с заключенными. Их голос, в отличие от голоса власть имущих, не может быть услышан через тюремные стены; их заявления часто вызывают подозрение. Наиболее важны гарантии приема в тюрьмы квалифицированных специалистов. Самая надежная гарантия против злоупотреблений — это бдительное и хорошо информированное общественное мнение.Таким мнением Организация Объединенных Наций в высшей степени способна руководствоваться. Принятие Лигой Наций определенных стандартов обращения с лишенными свободы лицами было шагом в правильном направлении. К сожалению, из-за отсутствия какой-либо системы международной инспекции и отчетности в слишком многих случаях это признание было чисто словесным. Но даже в этом случае для мира будет невосполнимая потеря, если позволить уже заложенным основам разрушиться до того, как на них будет воздвигнута новая и прочная структура для защиты прав особенно беззащитной части человеческого рода.

Фото: Себастьян Ван Маллегем

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.