Ограниченно дееспособные граждане вправе самостоятельно: Как признать человека недееспособным или ограниченно дееспособным

Содержание

Ст. 30 ГК РФ. Ограничение дееспособности гражданина

1. Гражданин, который вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство.

Он вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки.

Совершать другие сделки он может лишь с согласия попечителя. Однако такой гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред. Попечитель получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного в порядке, предусмотренном статьей 37 настоящего Кодекса.

2. Гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством.

Над ним устанавливается попечительство.

Такой гражданин совершает сделки, за исключением сделок, предусмотренных подпунктами 1 и 4 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса, с письменного согласия попечителя. Сделка, совершенная таким гражданином, действительна также при ее последующем письменном одобрении его попечителем. Сделки, предусмотренные подпунктами 1 и 4 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса, такой гражданин вправе совершать самостоятельно.

Гражданин, ограниченный судом в дееспособности по основаниям, предусмотренным настоящим пунктом, может распоряжаться выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами с письменного согласия попечителя, за исключением выплат, которые указаны в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса и которыми он вправе распоряжаться самостоятельно. Такой гражданин вправе распоряжаться указанными выплатами в течение срока, определенного попечителем.

Распоряжение указанными выплатами может быть прекращено до истечения данного срока по решению попечителя.

При наличии достаточных оснований суд по ходатайству попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить такого гражданина права самостоятельно распоряжаться своими доходами, указанными в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса.

Гражданин, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, самостоятельно несет имущественную ответственность по сделкам, совершенным им в соответствии с настоящей статьей. За причиненный им вред такой гражданин несет ответственность в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Если основания, в силу которых гражданин был ограничен в дееспособности, отпали, суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над гражданином попечительство.

Если психическое состояние гражданина, который вследствие психического расстройства был в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи ограничен в дееспособности, изменилось, суд признает его недееспособным в соответствии со статьей 29 настоящего Кодекса или отменяет ограничение его дееспособности.

См. все связанные документы >>>

1. Дееспособность физического лица может быть в определенных случаях ограничена. В п. 1 комментируемой статьи говорится об условиях, процедуре и последствиях ограничения дееспособности. В частности ограничение устанавливается в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над лицом, ограниченным в дееспособности, устанавливается попечительство.

ГК РФ в комментируемой статье предусматривает следующие случаи ограничения дееспособности.

Так, ограничение дееспособности гражданина в соответствии с действующим гражданским законодательством допускается вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. При этом действует обязательное условие, что такой гражданин указанными действиями ставит свою семью в тяжелое материальное положение и ограничение дееспособности, выражающееся в лишении права распоряжаться своим имуществом и заработком, а также в передаче данных прав попечителю, устанавливается в интересах членов его семьи.

Как отмечено в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», «злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое их употребление, которое находится в противоречии с интересами его семьи и влечет расходы, ставящие семью в тяжелое материальное положение. При этом необходимо иметь в виду, что пункт 1 статьи 30 ГК РФ не ставит возможность ограничения дееспособности лица, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами, в зависимость от признания его страдающим хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Под пристрастием к азартным играм, которое может служить основанием для ограничения дееспособности гражданина, следует понимать психологическую зависимость, которая помимо труднопреодолимого влечения к игре характеризуется расстройствами поведения, психического здоровья и самочувствия гражданина, проявляется в патологическом влечении к азартным играм, потере игрового контроля, а также в продолжительном участии в азартных играх вопреки наступлению неблагоприятных последствий для материального благосостояния членов его семьи.

Наличие у других членов семьи заработка или иных доходов не является основанием для отказа в удовлетворении заявления об ограничении дееспособности гражданина по пункту 1 статьи 30 ГК РФ, если будет установлено, что данный гражданин обязан по закону содержать членов своей семьи, однако вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами не оказывает им необходимой материальной помощи либо члены его семьи вынуждены полностью или частично его содержать».

Порядок ограничения дееспособности определен ГПК РФ. Согласно п. 1 ст. 281 ГПК РФ дело об ограничении гражданина в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами может быть возбуждено на основании заявления членов его семьи, органа опеки и попечительства, медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь.

Ограничение касается права получать и распоряжаться заработком, пенсией и иными доходами и совершать сделки (кроме мелких бытовых). На совершение этих действий требуется согласие попечителя. Однако способность нести имущественную ответственность по совершенным сделкам и деликтоспособность такого лица не ограничиваются.

Так, часть 3 п. 1 комментируемой статьи предусматривает запрет выдачи заработной платы ограниченно дееспособному лицу без согласия на то попечителя. Этот запрет не касается права работника на заработную плату, он ограничивает лишь возможность личного получения заработной платы.

После ограничения дееспособности ограниченно дееспособное лицо сможет самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки, то есть сделки на незначительные суммы, направленные на удовлетворение потребностей ограниченно дееспособного лица: покупку продуктов питания, печатной продукции, канцелярских товаров, предметов быта и т.п. Совершать другие сделки он может лишь с согласия попечителя. Заработок, пенсия и иные доходы лица, ограниченного судом в дееспособности, расходуются попечителем в интересах подопечного.

Доходы подопечного в виде алиментов, пенсий, пособий, возмещения вреда здоровью и вреда, понесенного в случае смерти кормильца, а также иные выплачиваемые на содержание подопечного средства, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, зачисляются на отдельный номинальный счет, открываемый попечителем, и расходуются опекуном или попечителем без предварительного разрешения органа опеки и попечительства, но с предоставлением отчета о расходовании сумм, зачисляемых на отдельный номинальный счет (см.

комментарий к п. 1 ст. 37 ГК РФ).

Иные доходы подопечного, в том числе доходы от управления его имуществом, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, расходуются исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Поставить в тяжелое материальное положение семью можно в результате не только злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, но и чрезмерного увлечения азартными играми и систематического в них участия. Причем размер ущерба может быть даже больше. Известно немало случаев, когда из-за болезненного пристрастия к азартным играм люди проигрывали все свое имущество, включая квартиры и дачи. Появились даже специальные термины, обозначающие это пристрастие (игромания, лудомания).

Вместе с тем следует учитывать, что в дореволюционной России как основания ограничения в дееспособности применялись в законодательстве такие термины, как «мотовство» и «расточительство», которые были более широкими и включали в себя не только пристрастие к карточным и прочим играм на деньги, но и безмерную и разорительную роскошь, излишества при покупках и т. д. Люди, страдающие подобными болезненными пристрастиями, существуют и сейчас, поэтому можно было бы поставить вопрос о включении таких пристрастий в число оснований для ограничения дееспособности. Однако законодатель не пошел по этому пути. Очевидно, это произошло потому, что трудно установить сам факт болезненного пристрастия к расточительности. Строго говоря, к расточительности склонна вся женская половина нашей страны и немалое количество мужчин.

В п. 1 комментируемой статьи было внесено дополнение, в соответствии с которым право попечителя расходовать заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного ограничено правилами, предусмотренными статьей 37 ГК. Целесообразность внесения этих дополнений не совсем понятна, поскольку ст. 37 ГК, названная «Распоряжение имуществом подопечного», распространялась на все виды попечительства, в том числе и на попечительство ограниченно дееспособных.

Отдельно в ч. 3 п. 1 комментируемой статьи указано, что гражданин, ограниченный в дееспособности, самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред. Данному положению соответствует статья 1077 части второй ГК РФ, устанавливающая, что вред, причиненный гражданином, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, возмещается самим причинителем вреда.

2. Если ранее последствием психического заболевания могло быть только лишение гражданина дееспособности, то в настоящее время он может по этому основанию быть ограничен в дееспособности. Согласно п. 2 комментируемой статьи гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство.

Гражданин, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, самостоятельно несет имущественную ответственность по сделкам, которые он может совершать самостоятельно. Сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску попечителя (см. комментарий к ст. 176 ГК РФ).

Гражданин, ограниченный судом в дееспособности по вышеуказанным основаниям, может по общему правилу распоряжаться выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами с письменного согласия попечителя. Исключение составляют выплаты, которые указаны в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 ГК, которыми он вправе распоряжаться самостоятельно. Речь идет о праве распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами.

Такой гражданин вправе распоряжаться указанными выплатами в течение срока, определенного попечителем. Распоряжение указанными выплатами может быть прекращено до истечения данного срока по решению попечителя.

При наличии достаточных оснований суд по ходатайству попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить такого гражданина права самостоятельно распоряжаться своими доходами, указанными в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 ГК (см. комментарий к ней).

Очевидно, в данном случае речь идет о таких заболеваниях, как старческое заболевание, атеросклероз, и подобных заболеваниях, затрудняющих или делающих невозможным нормальную социализацию гражданина, однако не лишающих возможности такого гражданина понимать значение своих действий или руководить ими.

3. Возможны ситуации, когда основания, в силу которых гражданин был ограничен в дееспособности, отпали. Например, гражданин избавился от алкогольной, наркотической или игровой зависимости либо его семья более не ставится в тяжелое материальное положение (семья перестала существовать либо резко улучшилось материальное благополучие этого лица). В таких случаях суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над гражданином попечительство.

Ограниченный в дееспособности вследствие психического расстройства гражданин может выздороветь, и тогда суд также отменяет ограничение его дееспособности и соответственно отменяется попечительство.

Установлено общее правило, согласно которому если основания, в силу которых гражданин был ограничен в дееспособности, отпали, суд отменяет ограничение его дееспособности (например, гражданин перестал злоупотреблять спиртными напитками или наркотическими средствами). В таких случаях на основании решения суда отменяется установленное над гражданином попечительство.

Если же дееспособность была ограничена в результате психического расстройства, то в случае изменения его состояния возможны два варианта развития событий: при улучшении его состояния суд может отменить ограничение его дееспособности, а если оно ухудшилось, то суд признает его полностью недееспособным.

При развитии способности гражданина, который был признан недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц суд признает такого гражданина ограниченно дееспособным в соответствии с пунктом 2 статьи 30 ГК. На основании решения суда отменяется установленная над гражданином опека и в случае признания гражданина ограниченно дееспособным устанавливается попечительство

Признание гражданина ограниченно дееспособным — Городской округ Первоуральск

Признание гражданина ограниченно дееспособным

Разъясняет старший помощник прокурора Евсеева Э. В.

В прокуратуру города часто поступают обращения граждан о принятии мер в отношении родственников, страдающих алкогольной и иными видами зависимости.

Согласно ст. 30 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин может быть ограничен в дееспособности в судебном порядке, если он ставит свою семью в тяжелое материальное положение вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими веществами либо в результате пристрастия к азартным играм.

Требовать признания ограниченно дееспособным могут: члены семьи, органы опеки и попечительства, медицинская организация, оказывающая психиатрическую помощь.

Заявление подается в суд по месту жительства гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами. Если гражданин помещен в медицинскую организацию оказывающую помощь в стационарных условиях, то в суд по месту нахождения медицинской организации.

Гражданским процессуальным законодательством прокурор не отнесен к числу лиц которым предоставлено право на обращение  с заявлением в суд о признании лица ограниченно дееспособным.

Вместе с тем,  в порядке ст. 45 ГПК РФ  прокурор, органы опеки и попечительства  участвуют  при рассмотрении судами дел  о признании лиц ограниченно дееспособными (дают заключение), так как  речь идет о существенном изменении правового положения лица.

Гражданин, признанный судом ограниченно дееспособным вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки он может лишь с согласия попечителя. Однако такой гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред. Попечитель получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного.

   

Ограничение дееспособности гражданина вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами

На современном этапе одной из серьезных проблем общества является злоупотребление алкоголем и наркотическими средствами. Данная проблема  по своей сути оказывает не только серьезный ущерб здоровью отдельного человека, но и разрушает главную ячейку общества — семью. Примерно 20 из 59 разводов в текущем году произошли из-за злоупотребления одного из супругов спиртным.

Эти данные согласуются с информацией ОМВД района и ГАУЗ «Рыбно-Слободская ЦРБ», согласно которой за 10 месяцев 2013 года к административной ответственности за появление в состоянии алкогольного опьянения и распитие спиртных напитков в общественных местах привлечено 527 граждан, за потребление и хранение наркотических средств по статье привлечено 5 человек. В  связи с наркозависимостью на учете в ЦРБ района состоит 7 человек и 15 человек, склонных к наркомании, 412 человек страдают алкогольной зависимостью.

Не секрет наркомания и алкоголизм, приводит к росту преступности, с 14 преступлений в 2012 году до 32 в текущем возросло количество совершенных преступлений в состоянии опьянения, в том числе 1 в состоянии наркотического.

Законодательство содержит целый ряд действенных мер по борьбе с пьянством и алкоголизмом. Одной из таких мер является ограничение дееспособности. Если гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, он может быть ограничен судом в дееспособности. Над таким гражданином устанавливается попечительство. Он вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими, а также совершать другие сделки он может лишь с согласия попечителя. Вместе с тем, гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред.

Возникает вопрос, который волнует многие семьи, оказавшиеся в столь сложной жизненной ситуации, как же признать гражданина ограниченно дееспособным.

Согласно статье 281 ГПК РФ для этого нужно подать заявление об ограничении дееспособности гражданина вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Это могут сделать члены его семьи, орган опеки и попечительства, психиатрические или психоневрологические учреждения.

К числу членов семьи гражданина относятся: супруг, совершеннолетние дети, родители, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, которые проживают с ним и ведут общее хозяйство.

Необходимо отметить, члены семьи, проживающие отдельно, не вправе возбуждать дело о признании гражданина ограниченно дееспособным, поскольку его поведение не ставит указанных лиц в тяжелое материальное положение.

Заявление об ограничении гражданина в дееспособности подается в суд по месту жительства данного гражданина. В содержании заявления об ограничении дееспособности гражданина должны быть изложены обстоятельства, которые подтверждают то, что гражданин, злоупотребляющий спиртными напитками или наркотическими средствами, ставит свою семью в тяжелое материальное положение.

Целесообразно отметить, наличие хронического алкоголизма само по себе не является основанием для ограничения дееспособности (ст. 30 ГК РФ). Проведение наркологической экспертизы может инициироваться заявителем и заинтересованными лицами. Необходимым основанием, подлежащим доказыванию, является тяжелое материальное положение семьи вследствие алкоголизма.

Если суд установит, что лицо, подавшее заявление, действовало в корыстных целях и хотело необоснованно ограничить гражданина в дееспособности, все издержки, связанные с рассмотрением дела могут быть взысканы с этого лица.

Статья 286 ГПК РФ предусматривает и отмену судом ограничения гражданина в дееспособности, если будет доказано, в частности:

— прекращение злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, подтверждением могут являться медицинские документы;

— прекращение существования самой семьи лица, признанного ограниченно дееспособным, например, в результате развода или смерти, в подтверждение этого факта могут представляться копии свидетельств: о расторжении брака; о смерти и другие документы.

 

Прокурор района                                                                       А. Ф. Хусаенов

 

Общественный помощник

прокурора района                                                                     З.Ф. Ахметшина

Последнее обновление: 28 ноября 2013 г., 15:58

Виды устройства совершеннолетних граждан, признанных судом недееспособными

Опека устанавливается над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства.

Опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки.


Попечительство устанавливается над гражданами, ограниченными судом в дееспособности.

Попечители дают согласие на совершение сделок, которые граждане, находящиеся под попечительством, не вправе совершать самостоятельно.

Попечители граждан, дееспособность которых ограничена вследствие психического расстройства, оказывают подопечным содействие в осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей, а также охраняют их от злоупотреблений со стороны третьих лиц.

Опекун или попечитель назначается органом опеки и попечительства по месту жительства лица, нуждающегося в опеке или попечительстве, в течение месяца с момента, когда указанным органам стало известно о необходимости установления опеки или попечительства над гражданином. При наличии заслуживающих внимания обстоятельствопекун или попечитель может быть назначен органом опеки и попечительства по месту жительства опекуна (попечителя).


Опекунами и попечителями могут назначаться только совершеннолетние дееспособные граждане. Не могут быть назначены опекунами и попечителями граждане, лишенные родительских прав, а также граждане, имеющие на момент установления опеки или попечительства судимость за умышленное преступление против жизни или здоровья граждан.

Опекун или попечитель может быть назначен только с его согласия. При этом должны учитываться его нравственные и иные личные качества, способность к выполнению обязанностей опекуна или попечителя, отношения, существующие между ним и лицом, нуждающимся в опеке или попечительстве, а если это возможно — и желание подопечного.

Обязанности по опеке и попечительству исполняются безвозмездно.

Опекуны и попечители обязаны заботиться о содержании своих подопечных, об обеспечении их уходом и лечением, защищать их права и интересы.
Опекуны и попечители заботятся о развитии (восстановлении) способности гражданина, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, или гражданина, признанного недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими.

Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным или ограниченно дееспособным, отпали, опекун или попечитель обязан ходатайствовать перед судом о признании подопечного дееспособным и о снятии с него опеки или попечительства.

Если основания, в силу которых гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими при помощи других лиц, был ограничен в дееспособности, изменились, попечитель обязан обратиться в суд с заявлением об отмене ограничения дееспособности подопечного или о признании его недееспособным.

В букмекерских конторах могут появиться стоп-листы для игроманов

20 Мая 2021

Граждане, подсевшие на игру, смогут добровольно вносить себя в стоп-листы у букмекеров или в казино. В том числе — в онлайн-тотализаторах. Если же человек, проигрывающий все и вся одноруким бандитам, сам не решится пойти в отказ, в запретный список его могут внести родственники по решению суда. И тогда любые организаторы азартных игр перестанут принимать у человека ставки.

Соответствующий законопроект рассмотрела подкомиссия по совершенствованию контрольных функций органов власти при правительственной комиссии по проведению административной реформы, сообщает Российская газета.

«Законопроект предполагает создание единого списка граждан, отказавшихся от участия в азартных играх. В таком случае ни в казино, ни в букмекерских конторах, ни в онлайн-тотализаторах у граждан не будут принимать ставки, — рассказал председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.Попасть в своего рода стоп-лист человек сможет либо по добровольному заявлению, либо после признания его судом ограниченно дееспособным или недееспособным».

Как уточнил председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, в последнем случае подать с заявление о включении игрока в реестр будет уполномочен его попечитель или опекун.

Он напомнил, что ограничение дееспособности предполагает установление попечительства над человеком. При этом ограничение дееспособности не предполагает лишения человека всех прав, однако над его доходами и расходами устанавливается контроль.

«Суд вправе ограничить дееспособность физического лица при установлении, что результатом пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами явилось тяжелое материальное положение семьи этого человека. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, суды в течение 2020 года удовлетворили 837 заявлений о признании гражданина ограниченно дееспособным», — пояснил Владимир Груздев.

Он подчеркнул: если гражданин самостоятельно и добровольно попросит включить себя в стоп-лист, то подать заявление об исключении из списка сможет не ранее чем через год.

«Предполагается, что с помощью такой меры люди, пристрастившиеся к азартным играм, смогут вводить самоограничения прежде, чем в суде будет поставлен вопрос о признании их недееспособными или ограничении дееспособности», — резюмировал председатель правления АЮР.

Как подчеркивают эксперты, ограничение дееспособности может быть отменено решением суда, если обстоятельства, его вызвавшие, отпали.

Надо заметить, что игроманам можно не только ограничивать дееспособность, но и полностью признавать их недееспособными, такие случаи также есть в судебной практике.

Источник: Российская газета

Признание алкоголика ограниченно дееспособным | Статьи

Злоупотребление спиртными напитками — одна из самых злободневных проблем современного общества, поскольку является частой причиной различных правонарушений, деградации человека как личности, гибели людей. Наше государство уделяет особое внимание борьбе с пьянством различными мерами. Одной из таких является гражданско-правовая, которая заключается в признании судом гражданина ограниченно дееспособным в распоряжении заработной платой, пенсией и другими доходами за исключением мелких бытовых сделок, а также принадлежащим ему имуществом без согласия попечителя.

Согласно ч.1 ст.30 Граждан­ского кодекса Республики Беларусь для ограничения дееспособности гражданина необходимы два находящиеся в причинной связи условия: злоупотребление им спирт­ными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами; поставление своей семьи в тяжелое материальное положение.
В соответствии с п.7 Постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 16.12.2004 г. №13 «О практике рассмотрения судами дел о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным, а также о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения дееспособно­сти» заявление о признании гражданина ограниченно дееспособным может быть подано в суд членами его семьи, прокурором, органом опеки и попечительства, а также общественным объединением, уставом которого предоставлено такое право.
К членам семьи относятся: супруг (супруга), дети и родители, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные лица, которые проживают совместно с гражданином, в отношении кото­рого ставится вопрос об ограничении дееспособности, и ведут с ним общее хозяйство. Раздельное проживание и отсутствие общего хозяйства является основанием к отказу этим членам семьи в удовлетворении требований.
При проживании таких лиц в вашей семье не нужно скрывать проблему, ее просто необходимо решать. С этой целью вы вправе обратиться в суд самостоятельно или через про­куратуру Полоцкого района.

Я.И.СОСНОВСКИЙ, старший
помощник прокурора
Полоцкого района.

Совсем лишить нельзя:

Статья 30. Ограничение дееспособности гражданина 1. Гражданин, который вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство. Он вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки он может лишь с согласия попечителя. Однако такой гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред. Попечитель получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного в порядке, предусмотренном статьей 37 настоящего Кодекса. 2. Гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство. Такой гражданин совершает сделки, за исключением сделок, предусмотренных подпунктами 1 и 4 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса, с письменного согласия попечителя. Сделка, совершенная таким гражданином, действительна также при ее последующем письменном одобрении его попечителем. Сделки, предусмотренные подпунктами 1 и 4 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса, такой гражданин вправе совершать самостоятельно. Гражданин, ограниченный судом в дееспособности по основаниям, предусмотренным настоящим пунктом, может распоряжаться выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами с письменного согласия попечителя, за исключением выплат, которые указаны в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса и которыми он вправе распоряжаться самостоятельно. Такой гражданин вправе распоряжаться указанными выплатами в течение срока, определенного попечителем. Распоряжение указанными выплатами может быть прекращено до истечения данного срока по решению попечителя. При наличии достаточных оснований суд по ходатайству попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить такого гражданина права самостоятельно распоряжаться своими доходами, указанными в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса. Гражданин, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, самостоятельно несет имущественную ответственность по сделкам, совершенным им в соответствии с настоящей статьей. За причиненный им вред такой гражданин несет ответственность в соответствии с настоящим Кодексом. 3. Если основания, в силу которых гражданин был ограничен в дееспособности, отпали, суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над гражданином попечительство. Если психическое состояние гражданина, который вследствие психического расстройства был в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи ограничен в дееспособности, изменилось, суд признает его недееспособным в соответствии со статьей 29 настоящего Кодекса или отменяет ограничение его дееспособности.Источник: stgkrf.ru/30

Как сообщили «МК» в Верховном суде, разработан проект постановления Пленума ВС, касающийся гражданско-правовых отношений. Высшие судьи заступились за семьи, которых в тяжелое материальное положение поставило порочное пристрастие одного из близких. Типичный пример: отец-алкоголик не просто пропивает всю зарплату, но и распродает имущество. По закону, суд вправе ограничить дееспособность гражданина, если будет установлено, что вследствие пагубной привычки он оставил свою семью без средств к существованию. Однако до сих пор люди в мантиях полагали, что для этого как минимум нужна справка от врача с установленным диагнозом.

Согласно документу ВС, диагноз теперь не будет обязательным условием. Возможность ограничения дееспособности лица, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами, не перестанет стоят в зависимости от признания его страдающим хроническим алкоголизмом или наркоманией. ВС уточнил — наличие у других членов семьи собственного заработка не является основанием для отказа в удовлетворении заявления об ограничении дееспособности. Достаточно будет того, что они докажут: он не оказывает им необходимой материальной помощи либо они вынуждены полностью или частично его содержать.

Главная / Службы и территориальные единицы / Прокуратура района / Информация 13 сентября 2016

Злоупотребление граждан спиртными напитками, наркотическими средствами, психотропными веществами – это не только проблема самого гражданина, но и общества. Пьянство и наркомания разлагают личность, не позволяя адекватно оценивать свои поступки и действия, от чего могут страдать и члены семьи гражданина, у которого имеется такой недуг. Он же является частой причиной семейно-бытовых конфликтов и насилия.

Именно поэтому такая гражданско-правовая мера, как ограничение дееспособности лиц, злоупотребляющих спиртными напитками, наркотическими средствами, психотропными веществами, имеет важное профилактическое значение.

Кто может быть ограничен в дееспособности?

В соответствии со ст. 30 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен в дееспособности судом в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством.

Таким образом, для решения вопроса об ограничении дееспособности такого лица необходимо соблюдение следующих условий, находящихся в причинной связи друг с другом:

злоупотребление им спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами;

поставление своей семьи в тяжелое материальное положение.

Важно! Наличие заработка и иных доходов у других членов семьи само по себе не является поводом отказываться от заявления требований об ограничении дееспособности.

Если гражданин не принимает участия в расходах по содержанию семьи не вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами, а в связи с отсутствием постоянного заработка или дохода по объективным причинам (по болезни, невозможности трудоустройства и т.д.), то он не может быть ограничен в дееспособности.

Для признания ограниченно дееспособным не требуется, чтобы гражданин являлся хроническим алкоголиком или наркоманом.

Кто может подать заявление об ограничении дееспособности?

Заявление о признании гражданина ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами может быть подано в суд членами его семьи, прокурором, органом опеки и попечительства, а также общественным объединением, уставом которого предоставлено такое право (ч. 1 ст.373 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК).

К членам семьи относятся: супруг (супруга), дети и родители, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные лица, которые проживают совместно с гражданином, в отношении которого ставится вопрос об ограничении дееспособности, и ведут с ним общее хозяйство (п. 9 ч. 1 ст. 1 ГПК). Раздельное проживание и отсутствие общего хозяйства является основанием к отказу этим членам семьи в удовлетворении требований.

Прокурор или орган опеки и попечительства вправе обратиться в суд с заявлением об ограничении гражданина в дееспособности, если этого требуют интересы несовершеннолетних детей или иных лиц, проживающих совместно с таким гражданином.

Важно! Если дело было начато по заявлению прокурора, органа опеки и попечительства, общественного объединения, уставом которого предоставлено право на подачу заявления о признании гражданина ограниченно дееспособным, в качестве заявителей в деле должны принимать участие члены семьи или близкие родственники гражданина.

Правила подачи заявления об ограничении дееспособности

Заявление о признании гражданина ограниченно дееспособным подается в суд по месту жительства данного гражданина.

Судебные расходы по делу о признании гражданина ограниченно дееспособным с заявителя не взыскиваются, за исключением случаев, когда заявители действовали не добросовестно, с целью заведомо необоснованного ограничения дееспособности гражданина.
Важно! Заявление о признании гражданина ограниченно дееспособным, помимо предъявляемых к нему общих требований, должно содержать указание на обстоятельства, свидетельствующие, что лицо, злоупотребляющее спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами, ставит свою семью в тяжелое материальное положение.,

Факт злоупотребления гражданином спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами должен быть подтвержден в суде соответствующими доказательствами, к которым относятся: справки о помещении в медвытрезвитель либо об оказании медицинской помощи в связи с состоянием, связанным со злоупотреблением спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами; акты освидетельствования на предмет установления зависимости от алкоголя, наркотических средств или психотропных веществ; акты судебно-наркологической или судебно-психиатрической экспертиз;, документы правоохранительных органов о допущенных нарушениях общественного порядка, создании конфликтных ситуаций в семье, иные доказательства, подтверждающие зависимость лица от алкоголя, наркотических средств либо психотропных веществ.

Правовые последствия удовлетворения заявленных требований

Над гражданином, признанным судом ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами устанавливается попечительство.

Такой гражданин вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки.

Совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя.

Для назначения попечителя суд в течение трех дней со дня вступления решения в законную силу высылает его копию органу опеки и попечительства по месту жительства лица, признанного ограниченно дееспособным (ч.5 ст.375 ГПК).

Важно! Гражданин, признанный судом ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами, самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред.

Прокуратурой Лоевского района по обращениям граждан направлено в суд заявлений об ограничении дееспособности лиц в следствие злоупотребления спиртными напитками:

за 2014 год – в отношении 4 лиц, из которых судом Лоевского района ограничено в дееспособности 1 лицо, по 3 заявлениям дела прекращены;

за 2015 год — в отношении 3 лиц, из которых судом Лоевского района ограничено в дееспособности 1 лицо, по 2 заявлениям дела прекращены;

в истекшем периоде 2016 года — в отношении 3 лиц, из которых судом Лоевского района ограничено в дееспособности 2 лица, по 1 заявлению дело прекращено.

Основанием к прекращению дел об ограничении дееспособности, в каждом случае являлся отказ гражданина от ранее заявленных требований, что, как правило, связано с временным примирением с пьющим родственником.

Перечень основных прав и обязанностей попечителя совершеннолетнего гражданина, ограниченного судом в дееспособности — Информация для населения — Опека и попечительство над совершеннолетними недееспособными гражданами — Администрация Богучанского района

1. Попечитель дает согласие на совершение тех сделок, которые гражданин, находящийся под попечительством, не вправе совершать самостоятельно (пункт 2 статьи 33 Гражданского кодекса Российской Федерации).

2. Попечитель не имеет право собственности на имущество подопечного, в том числе на суммы алиментов, пенсий, пособий и иных предоставляемых на содержание подопечных социальных выплат (пункт 1 статьи 17 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

3. Попечитель не вправе пользоваться имуществом подопечных в своих интересах, за исключением случаев пользования имуществом подопечного с разрешения органа опеки и попечительства (пункт 4 статьи 17 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

4.Попечитель не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из его долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного (пункт 2 статьи 37 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 21 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

5.Попечитель, его (её) супруг и близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также представлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом (супругой) попечителя и их близкими родственниками (пункт 3 статьи 37 Гражданского кодекса Российской Федерации).

6. Попечитель вправе давать согласие на внесение денежных средств подопечного только в кредитные организации, не менее половины акций (долей) которых принадлежат Российской Федерации (пункт 3 статьи 19 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

7. Попечитель не вправе давать согласие на заключение кредитного договора и договора займа от имени подопечного, выступающего заемщиком, за исключением случаев, если получение займа требуется в целях содержания подопечного или обеспечения его жилым помещением. Кредитный договор, договор займа от имени подопечного в указанных случаях заключаются с предварительного разрешения органа опеки и попечительства (пункт 4 статьи 19 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

8. Попечитель не вправе давать согласие на заключение договора о передаче имущества подопечного в пользование, если срок пользования имуществом превышает пять лет. В исключительных случаях заключение договора о передаче имущества подопечного в пользование на срок более чем пять лет допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства при наличии обстоятельств, свидетельствующих об особой выгоде такого договора (пункт 6 статьи 19 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

9. Попечитель вправе требовать признания недействительными сделок, совершенных его подопечным без согласия попечителя (пункт 3 статьи 22 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

10. Попечитель обязан извещать органы опеки и попечительства о перемене места жительства не позднее дня, следующего за днем выбытия подопечного с прежнего места жительства (пункт 2 статьи 36 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 5 статьи 15 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

11. Если основания, в силу которых гражданин был признан ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами отпали, попечитель обязан ходатайствовать перед судом о признании подопечного дееспособным и о снятии с него попечительства (пункт 5 статьи 36 Гражданского кодекса Российской Федерации).

12. Попечитель может быть освобожден от исполнения им своих обязанностей по его просьбе (пункт 2 статьи 39 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 3 статьи 29 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

13. Попечители отвечают за вред, причиненный по их вине личности или имуществу подопечного, в соответствии с предусмотренными гражданским законодательством правилами об ответственности за причинение вреда (пункт 2 статьи 26 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

14. Попечители несут уголовную ответственность, административную ответственность за свои действия или бездействие в порядке, установленном соответственно законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации (пункт 4 статьи 26 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

Прокламация к годовщине принятия Закона об американцах-инвалидах 2021 г.

Тридцать один год назад, 26 июля 1990 года, наша нация приблизилась к выполнению своего основополагающего обещания, приняв Закон об американцах-инвалидах (ADA). Этот знаменательный закон подтверждает и защищает основные права людей с ограниченными возможностями — право на равные возможности, экономическую самодостаточность, независимый образ жизни и равноправное участие во всех аспектах американской жизни.За более чем три десятилетия ADA сделала наши сообщества, нашу экономику и нашу страну сильнее и динамичнее. Это помогло сохранить достоинство примерно 61 миллиона американцев с инвалидностью — короче говоря, это триумф американских гражданских прав.

Я был чрезвычайно горд тем, что стал одним из спонсоров ADA, принятие которого стало свидетельством не только бесстрашной пропаганды, но и двухпартийного прогресса. Демократический законопроект, подписанный президентом-республиканцем, ADA стал возможным в немалой степени благодаря энтузиазму и настойчивости сенаторов Тома Харкина и Теда Кеннеди, а также конгрессменов майора Оуэнса и Тони Коэльо. Я никогда не забуду момент сразу после прохождения ADA, когда сенатор Харкин произнес речь на американском языке жестов из зала Сената — дань уважения своему старшему брату Фрэнку, который был глухим. Этот момент стал эмоциональным напоминанием для всех нас о том, насколько личным и влиятельным будет принятие Закона об ADA для миллионов американских семей.

Несмотря на невероятный прогресс, которого мы добились за последний 31 год, борьба за равный доступ и инклюзивность далека от завершения.Пандемия COVID-19 усугубила давнее неравенство и предубеждения, существующие в отношении людей с ограниченными возможностями; постоянная дискриминация и отсутствие доступа к услугам продолжают угрожать здоровью и благополучию слишком многих американцев. На протяжении всей пандемии люди с инвалидностью сталкивались с повышенным риском — особенно те, у кого нет доступа к услугам по уходу или поддержке, те, кто живет в общественных домах, и непропорционально большая доля людей с инвалидностью, занятых в отраслях, пострадавших из-за пандемии.Дети и учащиеся с ограниченными возможностями также столкнулись с особенно трудным годом, будучи вынуждены ориентироваться и адаптироваться к онлайн-обучению, поскольку вирус нарушил их обычный школьный распорядок.

Пока мы работаем над завершением работы по победе над COVID-19, моя администрация стремится развивать наследие ADA. Американский план спасения предоставляет финансирование для расширения доступа к услугам на дому и по месту жительства в рамках Medicaid, что позволит большему количеству людей с ограниченными возможностями жить безопасно и независимо в своих домах.Моя программа «Восстановить лучше, чем было» будет основываться на этом путем значительных инвестиций в услуги на дому и в общине для людей с ограниченными возможностями и пожилых американцев. Это также будет стимулировать создание качественных рабочих мест с хорошей оплатой, хорошими льготами и возможностью организовывать и вести коллективные переговоры для лиц, осуществляющих уход.

Моя администрация также стремится продвигать права людей с ограниченными возможностями на рабочем месте для поддержки экономической самодостаточности. Я предложил отменить устаревшие положения Закона о справедливых трудовых стандартах, которые позволяют работодателям платить работникам с инвалидностью меньше минимальной заработной платы.Мое предложение включает в себя финансирование этого перехода в размере 2 миллиардов долларов, чтобы расширить доступ к конкурентоспособным интегрированным возможностям трудоустройства для работников с ограниченными возможностями. Кроме того, я полон решимости сделать федеральное правительство образцовым работодателем, в том числе для людей с ограниченными возможностями, чтобы установить золотой стандарт того, как лучше всего поддерживать инклюзивность и обеспечивать соответствующие приспособления. С этой целью я недавно подписал Исполнительный указ о продвижении разнообразия, равенства, инклюзивности и доступности в федеральной рабочей силе — обязательство подавать пример для содействия экономической стабильности и хорошо оплачиваемых рабочих мест для американцев с ограниченными возможностями.

Прежде чем я стал президентом, я пообещал, что каждая политика, проводимая моей администрацией — от восстановления нашего среднего класса до борьбы с изменением климата и обеспечения всеобщего охвата услугами здравоохранения — будет разрабатываться с учетом полной интеграции и достоинства американцев с ограниченными возможностями. Я с гордостью могу сказать, что с момента моего первого дня пребывания в должности моя администрация выполнила это обещание. Отмечая монументальное наследие ADA, сегодня мы вновь обязуемся поддерживать и укреплять его защиту, а также продолжать продвигать равенство, достоинство, доступ и инклюзивность вместе с сообществом людей с ограниченными возможностями по мере того, как мы лучше восстанавливаем нашу нацию.

ПОЭТОМУ Я, ДЖОЗЕФ Р. БАЙДЕН-МЛАДШИЙ, Президент Соединенных Штатов Америки, в силу полномочий, предоставленных мне Конституцией и законами Соединенных Штатов, настоящим провозглашаю 26 июля 2021 г. Годовщина Закона об американцах-инвалидах. Я призываю американцев по всей стране отпраздновать 31-ю годовщину принятия этого закона о гражданских правах и большого вклада людей с ограниченными возможностями.

В УДОСТОВЕРЕНИЕ ЧЕГО я приложил свою руку к настоящему в двадцать шестой день июля, в год Господа нашего две тысячи двадцать первый и Независимости Соединенных Штатов Америки двести сорок шестой.

ДЖОЗЕФ Р. БАЙДЕН МЛАДШИЙ.

Право на самостоятельную жизнь инвалидов

Что?

Проект рассматривает право людей с ограниченными возможностями жить независимо и быть включенным в общество, как указано в статье 19 Конвенции Организации Объединенных Наций о правах инвалидов (КПИ). Его цель состоит в том, чтобы предоставить основанную на фактических данных помощь и экспертные знания учреждениям ЕС и государствам-членам о том, как реализовать это право.Особое внимание уделяется процессу деинституционализации.

Почему?

Право жить независимо и быть включенным в общество гарантируется статьей 19 КПИ и защищается законодательством ЕС, в частности, посредством запрета дискриминации по признаку инвалидности (статья 21 Хартии основных прав ЕС). ) и принцип интеграции лиц с ограниченными возможностями (статья 26 Хартии основных прав ЕС).

Право на независимый образ жизни и участие в жизни общества является неотъемлемой частью реализации многих других прав, закрепленных в КПИ.К ним относятся равенство и недискриминация, автономия и свобода, правоспособность и свобода передвижения. ЕС и его государства-члены уделяют приоритетное внимание усилиям по поддержке права на независимую жизнь, подчеркивая, насколько это право имеет центральное значение для эффективного осуществления КПИ.

Как?

Проект включает три взаимосвязанных вида деятельности:

  1. Подведение итогов: путем картирования различных типов институциональных и общественных услуг для людей с ограниченными возможностями во всех 28 государствах-членах ЕС.
  2. Выявление пробелов в реализации: путем разработки и применения показателей в области прав человека. Это помогает оценить прогресс в выполнении статьи 19 КПИ и поддержать текущие усилия по реализации права на независимую жизнь.
  3. Изучение ситуации на месте: путем проведения качественных полевых исследований в пяти странах-членах ЕС (Болгария, Финляндия, Ирландия, Италия и Словакия) на разных этапах процесса деинституционализации. Это помогает определить и лучше понять движущие силы и препятствия на пути перехода от институциональной поддержки к поддержке на уровне сообщества.

Находки

  1. Подведение итогов
    Обзор типов и характеристик институциональных и общественных услуг для людей с ограниченными возможностями в 28 государствах-членах ЕС, а также справочные данные по каждому государству-члену.
  2. Выявление пробелов в реализации
    Три отчета, посвященных различным аспектам законодательства и политики в отношении деинституционализации и самостоятельной жизни людей с ограниченными возможностями:
  3. Изучение ситуации на местах
    В отчете «От учреждений к жизни в сообществе для людей с ограниченными возможностями: перспективы с мест» собраны результаты полевых исследований FRA в Болгарии, Финляндии, Ирландии, Италии и Словакии.

    Кроме того, FRA опубликовало:

  • Резюме отчета на английском, болгарском, финском, итальянском и словацком языках.
  • Национальные отчеты о тематических исследованиях, в которых представлены результаты пяти стран, в которых проводились полевые исследования, на английском и соответствующем национальном языке.
  • Легко читаемые национальные отчеты о тематических исследованиях на английском и соответствующем национальном языке.
  • Инфографика, представляющая пять основных характеристик успешной деинституционализации.
  • Видео, демонстрирующее некоторые из основных результатов исследования.
  • Три информационных бюллетеня по вариантам жилья, обеспечивающим деинституционализацию для всех, и основные вехи можно найти в разделе загрузок ниже

 

Закон о

американцах с ограниченными возможностями | Министерство труда США

Закон об американцах с ограниченными возможностями (ADA) запрещает дискриминацию людей с ограниченными возможностями в нескольких областях, включая трудоустройство, транспорт, общественные места, связь и доступ к программам и услугам государственных и местных органов власти.Что касается трудоустройства, Раздел I Закона об ADA защищает права как сотрудников, так и лиц, ищущих работу. ADA также устанавливает требования к службам ретрансляции телекоммуникаций. Раздел IV, который регулируется Федеральной комиссией по коммуникациям (FCC), также требует использования скрытых субтитров в объявлениях общественных служб, финансируемых из федерального бюджета.

Несмотря на то, что Управление политики трудоустройства инвалидов (ODEP) Министерства труда США (DOL) не обеспечивает соблюдение ADA, оно предлагает публикации и другую техническую помощь по основным требованиям закона, в том числе покрываемому обязательству работодателей предоставлять разумные приспособления для квалифицированных кандидатов на работу и сотрудников с ограниченными возможностями.Для краткого обзора ADA прочитайте «Закон об американцах с ограниченными возможностями: краткий обзор».

Помимо Министерства труда США, несколько других федеральных агентств играют роль в обеспечении соблюдения или расследовании претензий, связанных с ADA:

  • Комиссия США по равным возможностям при трудоустройстве (EEOC) обеспечивает соблюдение Раздела I ADA. Раздел I запрещает частным работодателям, правительствам штатов и местным органам власти, агентствам по трудоустройству и профсоюзам дискриминировать квалифицированных лиц с ограниченными возможностями при приеме на работу, приеме на работу, увольнении и профессиональной подготовке.
  • Министерство транспорта США обеспечивает соблюдение правил, регулирующих общественный транспорт, что включает в себя обеспечение того, чтобы получатели федеральной помощи, а также государственные и местные органы, отвечающие за дороги и пешеходные объекты, не допускали дискриминации по признаку инвалидности в программах или мероприятиях дорожного транспорта. Департамент также выпускает руководство для транспортных агентств о том, как соблюдать ADA, чтобы обеспечить доступность транспортных средств и объектов общественного транспорта.
  • Федеральная комиссия по связи (FCC) обеспечивает соблюдение правил, касающихся телекоммуникационных услуг.Раздел IV ADA распространяется на доступ к телефону и телевидению для людей с нарушениями слуха и речи. Он требует от телефонных и интернет-компаний предоставления общенациональной системы телекоммуникационных ретрансляционных услуг, которые позволяют людям с нарушениями слуха и речи общаться по телефону.
  • Министерство юстиции США обеспечивает соблюдение правил ADA, регулирующих государственные и местные государственные службы (Раздел II) и общественные помещения (Раздел III).
  • СШАДепартамент образования, как и многие другие федеральные агентства, обеспечивает соблюдение Раздела II Закона об ADA, который запрещает дискриминацию в программах или мероприятиях, получающих федеральную финансовую помощь от департамента.
  • Министерство здравоохранения и социальных служб США (HHS) также обеспечивает соблюдение Раздела II ADA, касающегося доступа к программам, услугам и мероприятиям, получающим федеральную финансовую помощь HHS. Это включает в себя обеспечение того, чтобы глухие или слабослышащие люди имели доступ к сурдопереводчикам и другим вспомогательным средствам в больницах и клиниках, когда это необходимо для эффективного общения.
  • Еще одно федеральное агентство, Совет по соблюдению архитектурных и транспортных барьеров (ATBCB), также известный как Совет по доступу, выпускает руководящие принципы, обеспечивающие доступность зданий, сооружений и транспортных средств для людей с ограниченными возможностями. Руководящие принципы и стандарты, изданные в соответствии с ADA и другими законами, устанавливают требования к проектированию для строительства и изменения объектов. Эти нормы распространяются на места общественного размещения, коммерческие объекты, объекты государственной власти и местного самоуправления.

Два агентства в составе Министерства труда США обеспечивают соблюдение положений ADA. Управление программ соблюдения федеральных контрактов (OFCCP) имеет координирующие полномочия в соответствии с положениями ADA, касающимися занятости. Центр гражданских прав (CRC) отвечает за обеспечение соблюдения Раздела II Закона о правах человека в том, что касается практики государственных и местных органов власти и других государственных организаций, связанной с рабочей силой. Посетите подраздел «Законы и правила» для получения конкретной информации об этих положениях.

Ресурсы DOL на ADA

Другие ресурсы по ADA

 

Maine.gov: Жители: ресурсы для инвалидов

Maine.gov: Жители: ресурсы для инвалидов
  1. Дом
  2. » Резиденты
  3. » Ресурсы для инвалидов

Доступный отдых, искусство и досуг

Преимущества

  • Программа помощи клиентам
    Программа помощи клиентам (CAP) — это программа, финансируемая из федерального бюджета, которая предоставляет информацию, помощь и защиту людям с ограниченными возможностями, которые обращаются за услугами или получают их в соответствии с Законом о реабилитации.Программы в соответствии с этим законом включают профессиональную реабилитацию, услуги по самостоятельному проживанию и проекты с участием промышленности.
  • Служба определения инвалидности, Департамент социальных служб
    Служба определения инвалидности штата Мэн состоит из работников штата Мэн, которые принимают решения об инвалидности для Администрации социального обеспечения. Эти решения напрямую служат интересам граждан нашего штата и приносят пользу гражданам штата Мэн с ограниченными возможностями примерно в четыреста миллионов долларов.

Трудоустройство и образование

Общие государственные программы

  • Отделение глухоты
    Отделение глухоты (DoD) предоставляет различные услуги глухим гражданам штата Мэн, включая информацию и направления; защита интересов; общегосударственный реестр; и поощрение доступности. Кроме того, Министерство обороны координирует оценку потребностей глухих и слабослышащих людей, чтобы рекомендовать законодательство для изменения или улучшения услуг. Другие программы включают телекоммуникационные устройства, юридический перевод, удостоверения личности, регистрацию слуховых аппаратов.

Поведенческое здоровье

Независимая жизнь

  • Программа услуг по самостоятельному проживанию
    Программа услуг по независимому проживанию (ILS) помогает людям со значительной степенью инвалидности вести более независимый образ жизни в своих домах и сообществах. Программа предоставляет и организует необходимые услуги IL при наличии средств. Программа также является программой защиты интересов людей с ограниченными возможностями и их семей.

Права и защита

  • Центр по правам инвалидов, Департамент социальных служб
    Центр по правам инвалидов предоставляет услуги по защите и защите прав людей всех возрастов с отклонениями в развитии или психическими заболеваниями.DRC предлагает непосредственную помощь в защите интересов, информацию и направления, а также обучение.

Технологии и связь

Другие организации и каталоги инвалидов

  • AccessMaine
    Каталог ресурсов и информации для майнеров с ограниченными возможностями.

Движение за права инвалидов | Backgrounders

Американцы с инвалидностью — это группа из примерно 40,7 миллиона человек, которые сегодня ведут независимую, самоутверждающуюся жизнь и определяют себя в соответствии со своей личностью — своими идеями, убеждениями, надеждами и мечтами — помимо своей инвалидности.С середины 1900-х годов люди с инвалидностью настаивали на признании инвалидности как аспекта идентичности, который влияет на опыт человека, а не как единственную определяющую черту человека.

Людям с ограниченными возможностями пришлось бороться с веками предвзятыми предположениями, вредными стереотипами и иррациональными страхами. Стигматизация инвалидности привела к социальной и экономической маргинализации поколений американцев с инвалидностью и, как и многие другие угнетенные меньшинства, оставила людей с инвалидностью на века в состоянии крайней нищеты.

В 1800-х годах люди с ограниченными возможностями считались жалкими, трагичными, жалкими личностями, непригодными и неспособными внести свой вклад в общество, кроме как служить высмеиваемыми объектами развлечения в цирках и на выставках. Их считали ненормальными и слабоумными, и многие люди были вынуждены пройти стерилизацию. Людей с инвалидностью также заставляли помещать в учреждения и приюты, где многие из них провели всю свою жизнь. «Очищение» и изоляция инвалидов считались милосердными действиями, но в конечном итоге служили для того, чтобы инвалиды оставались невидимыми и скрытыми от напуганного и предвзятого общества.

Маргинализация людей с ограниченными возможностями продолжалась до Первой мировой войны, когда ветераны-инвалиды ожидали, что правительство США обеспечит реабилитацию в обмен на их службу нации. В 1930-х годах в Соединенных Штатах появилось много новых достижений в области технологий, а также государственной помощи, что способствовало уверенности в своих силах и самодостаточности людей с ограниченными возможностями.

Президент Франклин Делано Рузвельт, первый президент с инвалидностью, был активным сторонником реабилитации людей с инвалидностью, но по-прежнему исходил из того, что инвалидность — это ненормальное, постыдное состояние, которое следует лечить или лечить с помощью медицинских препаратов.

В 1940-х и 1950-х годах ветераны-инвалиды Второй мировой войны оказывали все большее давление на правительство, чтобы обеспечить их реабилитацию и профессиональную подготовку. Ветераны Второй мировой войны сделали проблемы инвалидности более заметными для страны благодарных граждан, которые были обеспокоены долгосрочным благополучием молодых людей, которые пожертвовали своими жизнями, чтобы обеспечить безопасность Соединенных Штатов.

Несмотря на эти первоначальные успехи, достигнутые в направлении независимости и уверенности в себе, люди с ограниченными возможностями по-прежнему не имели доступа к общественному транспорту, телефонам, ванным комнатам и магазинам.Офисные здания и рабочие площадки с лестницами не обеспечивали вход для людей с ограниченными возможностями, которые искали работу, а отношение работодателей создавало еще более серьезные барьеры. В противном случае талантливые и подходящие люди с ограниченными возможностями были лишены возможности полноценной работы.

К 1960-м годам начало формироваться движение за гражданские права, и защитники прав инвалидов увидели возможность объединить усилия вместе с другими группами меньшинств, чтобы потребовать равного обращения, равного доступа и равных возможностей для людей с ограниченными возможностями.Борьба за права людей с инвалидностью шла по той же схеме, что и многие другие движения за гражданские права: борьба с негативным отношением и стереотипами, призывы к политическим и институциональным изменениям и лоббирование самоопределения сообщества меньшинств.

Активисты за права инвалидов, мобилизованные на местном уровне, требуют национальных инициатив по устранению физических и социальных барьеров, с которыми сталкивается сообщество инвалидов. Защитники родителей были в первых рядах, требуя, чтобы их детей забрали из учреждений и приютов и поместили в школы, где их дети могли бы иметь возможность участвовать в жизни общества, как и дети, не являющиеся инвалидами.

В 1970-х годах активисты за права людей с инвалидностью лоббировали Конгресс и маршировали на Вашингтон, чтобы включить формулировку гражданских прав для людей с инвалидностью в Закон о реабилитации 1972 года. В 1973 году был принят Закон о реабилитации, и впервые в истории гражданские права инвалидов были защищены законом.

Закон о реабилитации 1973 г. (раздел 504) предоставил равные возможности для трудоустройства в рамках федерального правительства и в программах, финансируемых из федерального бюджета, и запретил дискриминацию по признаку физической или умственной неполноценности.Раздел 504 Закона о реабилитации также учредил Совет по соблюдению архитектурных и транспортных барьеров, предписывающий равный доступ к общественным услугам (таким как государственное жилье и услуги общественного транспорта) для людей с ограниченными возможностями, а также выделение денег на профессиональное обучение.

В 1975 году был принят Закон об образовании для всех детей-инвалидов, гарантирующий равный доступ к государственному образованию для детей-инвалидов. В этом законодательном акте указывалось, что каждый ребенок имеет право на образование, и предусматривалось полное включение детей-инвалидов в обычные классы образования, за исключением случаев, когда удовлетворительный уровень образования не может быть достигнут из-за характера инвалидности ребенка.

Закон об образовании для всех детей-инвалидов был переименован в 1990 г. в Закон об образовании лиц с инвалидностью (IDEA), в котором уточнялось включение детей с инвалидностью в обычные классы, но также основное внимание уделялось правам родителей на участие в образовательные решения, затрагивающие их детей. IDEA требовала, чтобы Индивидуальный план обучения был разработан с одобрения родителей для удовлетворения образовательных потребностей ребенка с инвалидностью.

В 1980-х годах активисты-инвалиды начали лоббировать объединение различных законодательных актов в один общий закон о гражданских правах, который защищал бы права людей с ограниченными возможностями, подобно тому, как Закон о гражданских правах 1964 года добился для чернокожих американцев.Закон о гражданских правах 1964 года запрещал дискриминацию по признаку расы, религии, национального происхождения или пола, но инвалиды не подпадали под такую ​​защиту.

После десятилетий кампаний и лоббирования в 1990 году был принят Закон об американцах-инвалидах (ADA), который обеспечил равное обращение и равный доступ людей с ограниченными возможностями к возможностям трудоустройства и общественным местам. ADA намеревался запретить дискриминацию по признаку инвалидности при приеме на работу, услугах, предоставляемых государственными и местными органами власти, местах общественного пользования, транспорте и телекоммуникационных услугах.

В соответствии с ADA предприятия были обязаны предоставлять разумные приспособления для людей с ограниченными возможностями (например, реструктуризация рабочих мест или модификация рабочего оборудования), государственные службы больше не могли отказывать в предоставлении услуг людям с ограниченными возможностями (например, системы общественного транспорта), все общественные приспособления были ожидается, что будут внесены изменения, чтобы сделать их доступными для людей с ограниченными возможностями, и всем телекоммуникационным службам было поручено предлагать адаптивные услуги для людей с ограниченными возможностями.Этим законодательным актом правительство США определило полное участие, включение и интеграцию людей с ограниченными возможностями на всех уровнях общества.

Несмотря на то, что подписание ADA выдвинуло немедленные законодательные требования по обеспечению равного доступа и равного обращения с людьми с ограниченными возможностями, глубоко укоренившиеся предположения и стереотипные предубеждения не были мгновенно преобразованы одним росчерком пера. Люди с ограниченными возможностями по-прежнему сталкиваются с предубеждениями и предубеждениями из-за стереотипного изображения людей с ограниченными возможностями в фильмах и в средствах массовой информации, физических барьеров на пути к школам, жилью и избирательным участкам, а также отсутствия доступного медицинского обслуживания.Обещание ADA еще предстоит полностью реализовать, но движение за права людей с ограниченными возможностями продолжает делать большие успехи в расширении прав и возможностей и самоопределении американцев с ограниченными возможностями.

Обоснование права на жизнь в сообществе (Статья 19 КПИ) в подходе возможностей к социальной справедливости

Int J Law Psychiatry. 2020 март-апрель; 69: 101551.

Emma Wynne Bannister

a Департамент глобального здравоохранения и социальной медицины, King’s College London, Соединенное Королевство

Sridhar Venkatapuram

Building b King’s Global Health Institute, Franklins College London, King’s Global Health Institute, Franklins College, Лондон , Stamford Street, London SE1 9NH, United Kingdom

a Департамент глобального здравоохранения и социальной медицины, King’s College London, United Kingdom

b King’s Global Health Institute, King’s College London, Franklin-Wilkins Building, Stamford Street , London SE1 9NH, Соединенное Королевство

Автор, ответственный за корреспонденцию: Департамент глобального здравоохранения и социальной медицины, Королевский колледж Лондона, Bush House North East Wing, 3-й этаж, кампус Strand, London WC2R RLS, Соединенное Королевство[email protected]_ennyw.amme

Поступила в редакцию 28 февраля 2019 г.; Пересмотрено 17 февраля 2020 г .; Принято 20 февраля 2020 г.

Это статья в открытом доступе по лицензии CC BY (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/).

Abstract

Для защитников прав людей с инвалидностью, особенно лиц с психическими расстройствами, право человека жить в обществе в качестве равноправного члена рассматривается как центральное, а зачастую даже как основа для всех других прав человека. права. Тем не менее, несмотря на его формулировку в праве прав человека в Конвенции о правах людей с ограниченными возможностями (КПИ), основополагающие вопросы, касающиеся этого права, остаются недостаточно теоретическими и неясными.В этом документе используется подход, основанный на возможностях, нормативная база человеческого благополучия, социального развития и социальной справедливости, в связи с этим центральным вопросом прав инвалидов, этики психического здоровья и международного права в области прав человека: защита и уважение права человека на жизнь. в обществе на равных. Мы утверждаем, что это человеческое и моральное право лучше всего понимать как возможность жить в сообществе в качестве равноправного члена. Подход, основанный на возможностях, обеспечивает эту способность надежной этической основой и концептуальными ресурсами для направления рассуждений и их практической реализации.

Ключевые слова: Подход, основанный на возможностях, КПИ (Конвенция о правах лиц с ограниченными возможностями), права человека, инвалидность, сообщество

1. как равноправный член» (CLCE) как моральное основание законного права человека жить независимо и быть включенным в общество (статья 19 CRPD). Используя подход возможностей (CA), нормативную базу человеческого благополучия, социального развития и социальной справедливости в качестве философской основы, мы формулируем CLCE.Мы используем СА для решения одной из центральных задач в области прав инвалидов, психического здоровья, этики и международного права в области прав человека — защиты и реализации права и способности человека жить в сообществе в качестве равноправного члена.

Для защитников прав людей с ограниченными возможностями, в том числе лиц с психическими расстройствами, право человека на жизнь в обществе (HRLC) считается центральным и даже основой для других прав и притязаний (Gradwohl, 2017; HRC , 2014).Оно четко сформулировано в статье 19 КПИ как право жить независимо и быть включенным в общество (UNCRPD, 2006). Кодификация HRLC в международном праве является выдающимся достижением и отражает важный интерес лиц с ограниченными возможностями в юридических дебатах. Тем не менее, несмотря на формулировку в законодательстве о правах человека, основополагающие вопросы права остаются недостаточно теоретическими и неясными. Не разъясняется в полной мере, что настолько важно в жизни в сообществе, что считается правом человека и правом, которое должно быть закреплено в международном праве.Также неясно, откуда берется это право до того, как оно было сформулировано в законе.

Существует настоятельная необходимость прояснить этические рамки и основы, которые могут оправдать такое право, а также дать рекомендации о том, как отдельные лица, учреждения и общества должны действовать в связи с ним. Без такой основы или структуры существует опасность того, что HRLC будет уязвим для давней и новой критики прав человека (Hopgood, 2013; Moyn, 2018; Posner, 2014).Или что он будет вовлечен в юридические дебаты и судебные разбирательства по поводу его масштабов, значения и последствий. Как утверждает Тасиулас (2017) о правах человека в целом, «мы не можем поддерживать нашу приверженность правам человека по дешевке, ссылаясь только на закон (…) Только более глубокое обоснование может объяснить, почему мы имеем право закрепить их в законе… » (онлайн). В дополнение к указанию на закон (например, КПИ), философский и моральный аргумент в пользу КПЧ, включая последовательную концепцию и обоснование, — это то, что нам нужно, чтобы иметь возможность объяснить это друг другу, где бы мы ни находились. .Аргумент, против которого не может возразить ни один разумный человек, предлагает глубокое обоснование прав, закрепленных в законе о правах человека (Scanlon, 1998).

Заземление HRLC в CA является оптимальным, поскольку этот подход включает всех людей (Nussbaum, 2006). Фактически, СА была разработана в ответ на постоянные лишения, испытываемые обездоленными людьми, и слабость стандартных подходов к теоретизированию социальной справедливости (Nussbaum, 2006; Sen, 1979). СА также обеспечивает существенную этическую основу для прав человека в целом.Как заявляют Визард, Фукуда-Парр и Элсон (2011), в нем подчеркивается «важность рассмотрения прав человека как обладающих легитимностью и обоснованностью в этической сфере (а не просто как «продуктов» правовых и институциональных механизмов)» ( п.2).

Требование жить в сообществе в качестве равноправного члена сформулировано здесь как CLCE и основано на двух этических ценностях свободы и достоинства, являющихся основополагающими ценностями CA. Независимо от того, основано ли оно на какой-либо ценности, это базовая или центральная человеческая способность (CHC) и часть минимально достойной или процветающей человеческой жизни.Это морально ценно как составная часть благополучия из-за присущей людям общительности и инструментально ценно, поскольку помогает использовать другие способности, которые составляют достойную и процветающую жизнь. Такое право (и возможность) важно для всех людей, а также имеет важное значение и имеет решающее значение для самых разных людей, находящихся в неблагоприятном положении.

Однако это особенно заметно для лиц с психическими расстройствами, поскольку они часто исключаются либо физически из-за институционализации, либо социально из-за того, что с ними не обращаются как с равноправными членами.Среди многих видов инвалидности психические расстройства исторически были одними из наиболее игнорируемых состояний в области здравоохранения и социальной политики (Black, Laxminarayan, Temmerman, & Walker, 2016). Это сделало тех, кто страдает от них, инвалидами, с плохим качеством жизни, уязвимыми и часто зависимыми от других (Lang, Kett, Groce, & Trani, 2011). Более того, «моральный статус» лиц с психическими расстройствами, у которых есть когнитивные нарушения, долгое время оставался ненадежным в западных философских дискуссиях (Putnam, Wasserman, Blustein, & Asch, 2013; Wasserman, Asch, Blustein, & Putnam, 2012; Wilkinson, 2008). ).Вера в то, что люди с психическими расстройствами менее чем морально равны или не являются полностью людьми, делает их более уязвимыми для исключения и лишения жизни в качестве равноправных членов человеческих сообществ.

Следующее обсуждение состоит из четырех разделов. В разделе 2 представлен подход, основанный на возможностях, с акцентом на его актуальность для настоящего аргумента. В Разделе 3 обсуждаются КПИ и Статья 19. В Разделе 4 КП объединяется со Статьей 19 КПИ, в которых утверждается, как КП может обеспечить этическую основу для права человека на возможность жить в сообществе в качестве равноправного члена.В нем также представлены некоторые возможные неверные толкования и критика аргумента CLCE. Наконец, в разделе 5 представлен вывод по обсуждению.

В соответствии с социальной моделью инвалидности и СА, которые будут далее обсуждаться в документе, термин «инвалидность» будет использоваться по всему тексту для обозначения тех условий, при которых лица с ограниченными возможностями становятся инвалидами в силу социальных, экономических и условия окружающей среды (внешние условия в терминологии возможностей), которым они подвергаются.Термины психические расстройства и болезни относятся к индивидуальным биологическим или психологическим состояниям (внутренним состояниям в терминологии способностей), которые влияют на психическое здоровье человека в любой момент его жизни (Burchardt, 2004; Oliver, 1983). В этой статье, следуя рекомендациям, изложенным в КПИ, «лица с ограниченными возможностями» будут предпочтительным термином, когда речь идет о лицах с нарушениями, которые становятся инвалидами при взаимодействии с несколькими социальными барьерами (UNCRPD, 2006). Эта терминология используется в разделе 3, поскольку КПИ фокусируется на инвалидности в более общем плане.Однако в данной работе основное внимание уделяется лицам с психическими отклонениями. То есть те лица с нарушениями психики, которые становятся инвалидами от взаимодействия с внешними условиями. Хотя предлагаемая CLCE актуальна для всех людей, мы считаем, что она особенно актуальна для лиц с психическими расстройствами, которым часто отказывали в упомянутых способностях в первую очередь из-за помещения в лечебные учреждения и неравного обращения.

2. Подход, основанный на возможностях

СА представляет собой аналитическую и этическую структуру, которая переопределяет концепции человеческого благополучия, равенства и свободы, а также меняет парадигму социального развития и прогресса.Некоторые из основополагающих концепций СА восходят к аристотелевскому пониманию человеческого процветания, марксову концептуализации функционирования и идее Адама Смита об относительной бедности (Sen, 1983, Sen, 1999c; Wells, 2012). Первоначальное изложение теории человеческих способностей было в лекции Таннера о человеческих ценностях 1979 года под названием «Равенство чего?» дан экономистом Амартией Сеном, который позже был удостоен Нобелевской премии за вклад в экономику благосостояния. В лекции он выявил концептуальные недостатки измерения неравенства, бедности и благосостояния в преобладающих тогда терминах дохода или материальных ресурсов, отрицательных свобод, базовых потребностей или полезности (счастья).В качестве альтернативы он выдвинул концепции человеческих «способностей», того, чем люди могут быть и что делать в своей повседневной жизни, а также равенства/равенства способностей (Sen, 1979).

СА мотивирует описание и оценку благополучия или качества жизни человека с точки зрения его практически возможных возможностей («способностей») для достижения различных результатов – «существ и действий» – («функционирования»), составляющих благо или цветущей жизни. С точки зрения ЦА социальное развитие или прогресс — в странах с низким, средним и высоким уровнем дохода — это расширение таких реальных возможностей людей.СА ставит в центр анализа людей, их ценности и свободу выбора использования возможностей быть и делать определенные вещи. Важно отметить, что СА рассматривает благополучие как нечто, состоящее из различных видов существ и действий, каждое из которых ценно и не подлежит обмену (Nussbaum, 2002b, Nussbaum, 2003, Nussbaum, 2006, Nussbaum, 2011; Sen , 1979, Сен, 1992, Сен, 1999а, Сен, 1999б, Сен, 1999с).

С точки зрения СА способности — это не просто внутренние характеристики человека и не индивидуальные способности; способности формируются за счет сочетания внутренних и внешних условий.К внутренним факторам относятся индивидуальные, часто биологические особенности. К ним могут относиться такие факторы, как нарушения, болезнь, пол или возраст. Все это приводит к разнообразным биологическим потребностям. В то время как внешние условия охватывают как физическую, так и социальную среду. Они охватывают разнообразие окружающей среды, такое как климатические условия; институциональные различия, такие как различные государственные услуги, доступные в различных контекстах; различные точки зрения на отношения, связанные с товарными требованиями, установленными социальными нормами, соглашениями и обычаями; и факторы распределения, например, как товары распределяются между группами, включая семьи (Deneulin & Shahani, 2009; Sen, 1999c).В результате СА «обеспечивает способ концептуализации неблагоприятного положения людей в обществе, которое подчеркивает социальные, экономические и экологические барьеры на пути к равенству» (Бурхардт, 2004, стр. 735).

Марта Нуссбаум, которая несколько лет сотрудничала с Сеном, также внесла значительный вклад в CA. Она разработала теорию десяти КГК и обосновала их человеческим достоинством. Это контрастирует с тем, что Сен основывал CA на ценности свободы. Нуссбаум понимает людей как этических субъектов, которые, в соответствии с аристотелевской и марксистской мыслью, являются нуждающимися, общительными и способными рассуждать существами (Formosa & Mackenzie, 2014; Nussbaum, 2002b).Эти характеристики лежат в основе ее концепции достоинства и являются тем, что «порождает моральные претензии к другим в отношении защиты и развития некоторых основных способностей» (Венкатапурам, 2014, стр. 410). Она утверждает, что отношение достоинства к другим понятиям, включая уважение, свободу действий и равенство, делает его важным для жизни человека (Nussbaum, 2011). Ее теория базовой справедливости, или дополитических (читай, доюридических) прав, состоит из центральных способностей, которыми должны обладать все люди, причем до определенного порога (Nussbaum, 2011).

Десять основных способностей Нуссбаума составляют жизнь с человеческим достоинством. В ее список входят возможности для 1) жизни, 2) телесного здоровья, 3) телесной целостности, 4) чувств, воображения и мышления, 5) эмоций, 6) практического разума, 7) принадлежности, 8) других видов, 9) игры и 10) контроль над своим окружением (Нюссбаум, 1997, Нуссбаум, 2011). Список основных возможностей можно дополнять и адаптировать для различных контекстов. Однако общества не могут пренебрегать ни одной из десяти основных способностей, и все население должно иметь или быть доведено до определенного порога каждой из этих основных способностей.Учитывая множественность ценностей и разброс социальных приоритетов, существующих в разных странах, разные пороги могут и должны устанавливаться каждой нацией (Nussbaum, 2011). Нуссбаум, однако, прямо не указал, как следует определять каждый порог, за исключением того, что он должен быть достигнут с помощью опыта и демократических дебатов. Учитывая, что десять способностей составляют лишь минимальное человеческое процветание, теория Нуссбаума является частичной или базовой теорией справедливости. Это не полная теория или концепция социальной справедливости, поскольку это «социально-минимальный подход… он не говорит, что следует делать с неравенством, превышающим его довольно широкий порог» (Nussbaum, 2009, p.332).

За четыре десятилетия, прошедшие после лекции и многочисленных публикаций Сена по этому вопросу, вокруг первоначальной идеи о человеческих возможностях сформировалась обширная междисциплинарная школа мысли. Ученые, исследователи и практики разработали и использовали этот подход в качестве аналитической и нормативной основы в широком диапазоне областей. Аналитический вклад СА заключается в измерении благополучия с точки зрения способностей, что, как утверждается, более последовательно, чем измерение запасов ресурсов, свобод, основных потребностей или полезности.Примеры этого приложения включают анализ и измерение национального благосостояния, бедности и неравенства, моделирование и оценку проектов развития и оценку уровня жизни (Alkire, 2002, Alkire, 2005; Anderson, 1999; Arneson, 2002; Brighouse, & Robeyns, I. (Eds.), 2010; Deneulin, 2003; Wolff, & de-Shalit, A., 2007). И его нормативный или этический вклад — это философское обоснование моральных требований каждого человека к способностям, а также концепции хорошего общества как общества, которое защищает и расширяет человеческие возможности (Robeyns, 2005, Robeyns, 2011, Robeyns, 2017).Это привело, например, к предписанию и разработке политики социального обеспечения.

2.1. Инвалидность в CA

В большинстве формулировок подхода, основанного на возможностях, способность (и) здоровья считается одним из основных аспектов хорошей жизни (Nussbaum, 2011; Sen, 1999c). Многие ученые использовали СА для изучения и анализа вопросов здоровья и его центральной роли для благополучия (Burchardt, 2004; Coast, Smith, & Lorgelly, 2008; Entwistle, Cribb, & Owens, 2018; Ruger & Mitra, 2015; Venkatapuram, 2011). ).Среди тем здравоохранения также были выдвинуты философские аргументы из CA, рассматривающие инвалидность в связи с распределительной справедливостью. Признание индивидуального разнообразия людей и уникального положения каждого из них в повседневной жизни является центральным принципом СА. В результате люди с инвалидностью считаются равными с самого начала теоретизирования о равенстве и социальной справедливости. И Сен, и Нуссбаум упоминали инвалидность во многих своих работах, в том числе в начальной лекции Таннера (Nussbaum, 2006; Sen, 1979, Sen, 1999b, Sen, 2009).

Поскольку СА фокусируется на том, на что люди способны быть и что делать, и что один из основных принципов СА заключается в том, что разнообразие присуще людям, понимание того, как люди преобразуют ресурсы (внешние условия и товары) в способности и функционирование которые важны для благополучия, занимает центральное место (Robeyns, 2011). В рамках КА понятие «коэффициенты преобразования» отражает различные способности людей превращать свои внутренние характеристики и внешние условия в существа и действия, которые они ценят.Это верно для всех людей и особенно характерно для людей с ограниченными возможностями. Например, человеку с тяжелым психическим расстройством может потребоваться больше ресурсов для покрытия расходов на постоянный уход, что позволит ей иметь такой же уровень благополучия, как и человеку без умственной отсталости, не нуждающемуся в уходе. Таким образом, СА позволяет рассматривать ограничения инвалидности или возможностей как результат сочетания как внутренних, так и внешних факторов, которые мешают человеку полноценно функционировать в обществе, а не исключительно как продукт биологии или индивидуальных обязанностей (Burchardt, 2004; Harnacke, 2013; Митра, 2006; Митра, 2018).

Каждое человеческое существо будет ограничено своей биологией в разное время на протяжении всей своей жизни. Таким образом, СА понимает, что инвалидность может быть временной или постоянной, а также утверждает, что люди должны иметь право на основные способности независимо от того, каким сочетание их внутренних и внешних условий и их темпоральность (Burchardt, 2004; Mitra, 2018; Nussbaum, 2002a; Ruger & Mitra, 2015).В свете этой точки зрения СА оказался важной и продуктивной основой для выявления и измерения того, как люди с ограниченными возможностями, в том числе с психическими расстройствами, нуждаются в различных типах и количествах ресурсов на основе их коэффициентов преобразования для достижения того же (читай равные) способности и функции как неинвалиды (Burchardt, 2004; Sen, 1994). Это понимание также помогло выявить нарушения законных прав в отношении барьеров, с которыми люди с ограниченными возможностями сталкиваются в повседневной деятельности и при доступе к поддержке (Szmukler & Bach, 2015).

Это свидетельствует о том, что СА имеет несколько общих черт с социальной моделью инвалидности (Burchardt, 2004; Dubois & Trani, 2009; Mitra, 2006). А именно, инвалидность — это ограничение возможностей быть частью общества наравне с другими. Социальная модель утверждает, что инвалидность возникает из-за физических, социальных и экономических факторов окружающей среды, которым подвергаются люди (Burchardt, 2004; Oliver, 1983). Различие между инвалидностью, которая связана с социальными, экономическими и экологическими или внешними условиями, и нарушением, которое относится к биологическому или внутреннему состоянию, является основополагающим вкладом социальной модели инвалидности (Oliver, 1983).Он возлагает вину за неучастие в жизни сообщества на социальные условия, а не на человека с нарушением (Burchardt, 2004). Для сравнения, СА исходит из того, что люди в обществе будут иметь разные потребности и способности (Harnacke, 2013), они меняются на протяжении всей жизни, а у некоторых будут серьезные нарушения на протяжении всей жизни. Игнорирование такого разнообразия как в теоретизировании, так и в практической разработке политики рассматривается как причина многих предотвратимых страданий, а также терпимости к неравенству в благополучии.

Sen, Nussbaum и другие сторонники CA ясно заявили, что люди с ограниченными возможностями должны рассматриваться как имеющие равный статус в данном обществе (Nussbaum, 2006; Sen, 1999b, Sen, 2009). Защитники прав людей с инвалидностью находят СА привлекательным, потому что люди с инвалидностью не являются второстепенными по отношению к концептуализации СА справедливости и благосостояния и занимают центральное место в том, как эта структура была разработана и функционирует. Кроме того, в модели социальной инвалидности говорится, что именно социальные условия делают людей инвалидами, но она не дает этического аргумента в пользу того, почему социальные условия должны способствовать развитию людей.CA приводит аргументы в пользу возможностей (способностей), а затем говорит, что социальные условия несправедливы, чтобы игнорировать или ограничивать способности людей. СА расширяет позитивные обязательства по соблюдению прав человека, чтобы поддерживать и защищать их, в дополнение к негативным обязанностям, позволяющим людям следовать своим разнообразным взглядам на жизнь (Sen, 2009, Vizard, 2010). СА полезен как в аналитическом, так и в нормативном отношении. С точки зрения справедливости общество должно воздерживаться от причинения вреда/вмешательства в жизнь людей и имеет позитивные обязательства по содействию расширению возможностей.

3. КПИ и Статья 19

Закон о правах человека является важной основой, которая была использована для защиты интересов людей с ограниченными возможностями. Хотя Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) 1948 года была направлена ​​на инклюзивность и предоставление прав всем людям, в то время инвалиды «по-прежнему считались «объектами» благотворительности, медицинского лечения и социального обеспечения» (UN., 2018). . Совсем недавно КПИ представляет собой смену парадигмы по сравнению с другими договорами о правах человека.Он признает лиц с ограниченными возможностями, как умственными, так и физическими, «субъектами» с правами, «которые способны отстаивать эти права и принимать решения в отношении своей жизни на основе своего свободного и информированного согласия, а также являются активными членами общества» (Куинн и Дойл, 2012 г.; UNCRPD, 2006 г.).

Действительно, до КПИ лица с ограниченными возможностями включались в многочисленные международные соглашения о правах. Однако восприятие людей с инвалидностью как объектов общественного беспокойства, а не как лиц, обладающих свободой воли, сохраняется.И такое восприятие привело к жестким лишениям и нарушениям неимущественных прав инвалидов. Кроме того, до сих пор неясно, какие конкретные или уникальные требования имеют лица с инвалидностью, и каковы обязательства национальных правительств и других сторон по обеспечению реализации этих требований или прав (UN., 2007). Защитники прав людей с инвалидностью и международное сообщество стремились решить проблему отсутствия инклюзивности, дегуманизации и постоянной дискриминации людей с инвалидностью, разработав новый документ по правам человека (UN., 2007).

Таким образом, КПИ является «последним дополнением к своду основных международных документов по правам человека» (UN., 2007, стр. 5). В нем всесторонне определяется, что люди с инвалидностью являются правообладателями и полноправными гражданами, которые вносят ценный вклад в жизнь общества. Цель состоит в том, чтобы «поощрять, защищать и обеспечивать полное и равное осуществление всех прав человека и основных свобод всеми лицами с ограниченными возможностями, а также способствовать уважению присущего им достоинства» (UNCRPD, 2006, онлайн).Хотя КПИ не дает определения инвалидности, в ней говорится, что к инвалидам относятся лица с физическими, умственными, интеллектуальными или сенсорными нарушениями (UNCRPD, 2006).

КПИ стремится установить, что люди с ограниченными возможностями имеют право на права человека по своей природе, и предлагает беспрецедентный уровень защиты для этих людей. Конвенция не устанавливает никаких новых прав человека и, скорее, направлена ​​на разъяснение обязанностей государств уважать и обеспечивать равное осуществление существующих прав человека людьми с ограниченными возможностями.Таким образом, он определяет, где необходимо внести изменения и где необходимо обеспечить защиту (читай, поддержку), чтобы люди с ограниченными возможностями могли получить доступ к правам человека, которые они постоянно нарушали (UN., 2007). Конвенция, являясь обязательным международным договором и юридическим инструментом в области прав человека с аспектом социального развития, направлена ​​на устранение барьеров, мешающих лицам с психическими расстройствами в полной мере участвовать «в качестве равноправных членов» в жизни общества по всему миру (Szmukler, Daw, & Callard, 2014 г.; UNCRPD, 2006 г.).

В попытке снять эти барьеры, помимо аргументов в пользу лиц с ограниченными возможностями в качестве субъектов, КПИ также отличается от предыдущих артикуляций прав человека несколькими способами. Во-первых, он устанавливает четкие обязанности и действия для государств по соблюдению, защите и обеспечению этих прав. Это должно быть сделано путем включения этих прав в национальную правовую систему, а также путем повышения осведомленности, повышения доступности услуг, обеспечения защиты в гуманитарных кризисах, обеспечения доступа к правосудию, обеспечения мобильности и реабилитации, а также мониторинга политики и статистики (КПЧ). , 2014; ООН., 2007, ООН., 2018; КПИ ООН, 2006 г.). Во-вторых, в нем устанавливается, что государство несет ответственность за вовлечение инвалидов во все мероприятия в области развития как на национальном, так и на международном уровне. В-третьих, КПИ требует, чтобы государства консультировались с организациями, представляющими инвалидов, по вопросам, которые их затрагивают, будь то политика, направленная конкретно на них, или политика, которая может их затронуть. И, в-четвертых, КПИ также определяет важность международного сотрудничества посредством обмена знаниями, наращивания потенциала и экономической помощи (HRC, 2014; UN., 2007, ООН., 2018; КПИ ООН, 2006 г.).

Важно отметить, что консультирование лиц с ограниченными возможностями отражает право лиц с ограниченными возможностями контролировать свой образ жизни, а также участвовать в жизни общества (Комитет КПИ, 2017 г.). В соответствии с этим утверждением КПИ утверждает, что «независимая жизнь и инклюзивная жизнь в обществе — это идеи, которые неразрывно связаны с движением за права инвалидов» (Комитет КПИ, 2017 г., стр. 1). Таким образом, КПИ также является новаторской, поскольку прямо включает статью 19, право жить независимо и в обществе.Фактически, это право описывается как суть всей конвенции (Gradwohl, 2017; HRC, 2014; Quinn & Doyle, 2012; Simplican, Leader, Kosciulek, & Leahy, 2015) и «существенное средство для реализации других прав» (HRC, 2014). Более того, утверждается и обратное; основные принципы Конвенции, провозглашенные в статье 3, «(…) особенно уважение присущего человеку достоинства, автономии и независимости (статья [a]), а также полное и эффективное участие и включение в жизнь общества (статья.3[c])» являются основой статьи 19 (Комитет КПИ, 2017 г.).

Социальная изоляция и часто физическая изоляция от семьи и общества, по-видимому, не вызывали серьезной озабоченности у здоровых людей. Таким образом, право на защиту от этого не было прямо выражено в праве прав человека. Жизнь в обществе, по-видимому, была отправной точкой в ​​предыдущих декларациях и договорах о правах человека. КПИ трансформирует это предположение в прямое и центральное право, подчеркивая, что «жить как часть наших сообществ — от местных до глобальных — служит основой для всего, что мы делаем в жизни» (CECHR, 2012).Кроме того, он основан на идее о том, что человеческое процветание более вероятно, когда мы можем развиваться в сообществе с другими (Quinn & Doyle, 2012). Таким образом, статья 19 «воплощает в себе позитивную философию, которая позволяет людям жить полной жизнью в обществе» (CECHR, 2012).

Это право является результатом цели КПИ по обеспечению прав, уже доступных для лиц без инвалидности, для лиц с ограниченными возможностями, независимо от того, насколько серьезна инвалидность или насколько интенсивны потребности в поддержке (Hammarberg, 2012).Это право жить независимо и быть включенным в общество сформулировано в статье 19 КПИ следующим образом:

«Государства-участники настоящей Конвенции признают равное право всех инвалидов жить в других, и принимают эффективные и надлежащие меры для содействия полному осуществлению инвалидами этого права и их полному включению и участию в жизни общества, включая обеспечение того, чтобы: а) инвалиды имели возможность выбирать место жительства и где и с кем они проживают наравне с другими и не обязаны проживать в определенном жилищном порядке; b) инвалиды имеют доступ к целому ряду услуг по поддержке на дому, по месту жительства и других услуг по месту жительства, включая личную помощь, необходимую для поддержания жизни и включения в сообщество, а также для предотвращения изоляции или сегрегации от общества; (c) Общественные услуги и объекты для населения в целом доступны на равной основе для лиц с ограниченными возможностями и отвечают их потребностям» (UNCRPD, 2006, онлайн).

Различные положения статьи 19, указанные в статье, направлены на защиту различных аспектов этого права. Пункт (а) посвящен выбору и концепции лиц с ограниченными возможностями как автономных личностей, способных делать собственный выбор (CECHR, 2012). В нем также подчеркивается важность того, чтобы не ограничиваться конкретными условиями проживания. Такая свобода направлена ​​на то, чтобы избежать принудительной или ненужной институционализации (Quinn & Doyle, 2012). В пункте (b) подчеркивается важность индивидуальной поддержки сообщества.Он отражает концепцию независимой жизни, где независимость не означает самодостаточной жизни на расстоянии от других. Вместо этого он выступает за создание систем поддержки, которые человек может выбирать и контролировать (CECHR, 2012). Наконец, в пункте (c) основное внимание уделяется равенству лиц с ограниченными возможностями, когда речь идет о государственных услугах, существующих в обществе. Он призывает к расширению социальных связей и к тому, чтобы существующие социальные услуги включали людей с ограниченными возможностями; инвалиды и здоровые граждане должны иметь доступ к государственным услугам как равноправные члены общества и граждане (Quinn & Doyle, 2012).

Эти пункты подчеркивают области, в которых государство должно принять меры для защиты права на независимый образ жизни и быть включенным в общество. Тем не менее, нет простых решений, как реализовать это право. Утверждалось, что КПИ является амбициозным договором и что, несмотря на ратификацию КПИ государствами, трудно привлечь их к ответственности за выполнение (De Búrca, 2010; Molas, 2016). Часто соблюдение КПИ требует от государств пересмотра своей инфраструктуры и законодательства, что делает внедрение дорогостоящим и сложным, особенно в некоторых случаях.Особенно это касается прав лиц с психическими расстройствами (McSherry, 2014).

Кроме того, в некоторых ситуациях отсутствует понимание инвалидности с точки зрения прав человека, несмотря на то, что политический дискурс утверждает обратное (Lang et al., 2011). Среди основных проблем, выявленных при реализации КПИ, Lang et al. (2011) утверждают, что требования прав по-прежнему рассматриваются как относящиеся к сфере благотворительности из-за того, что страны имеют «(…) ограниченные знания, понимание и, в некоторых случаях, [ограниченную] поддержку фундаментальных принципов и практики, лежащих в основе прав человека» (стр. .215). Следовательно, нарушения прав человека в отношении лиц с физическими и психическими нарушениями продолжают иметь место, и о них сообщается во всем мире (Szmukler & Bach, 2015).

Учитывая эти проблемы, концептуальная и этическая основа для статьи 19 КПИ, включая веские основания, выходящие за рамки или предшествующие международному праву прав человека, необходимы для обеспечения того, чтобы лица с психическими расстройствами могли превратить это основное право во что-то значимое в своей жизни. Повседневная жизнь. CLCE, основанный на подходе возможностей, может помочь отдельным лицам и сообществам понять и реализовать это право, а учреждениям и правительствам признать его место в разработке политики.Обоснование этого права и его происхождение до юридического дискурса полезно для правительств, чтобы понять, почему это важно. Таким образом, СП может придать смысл юридическим правам человека, сформулированным в международных договорах. Точно так же концепция порога в подходе возможностей может позволить правительствам работать над обеспечением минимального уровня CLCE, который соответствует достойной жизни с учетом их ограничений ресурсов и контекстуальных приоритетов.

Аргумент также может помочь защитникам прав инвалидов получить доступ к этическому языку и ресурсам теорий справедливости, включая дебаты о правах, правах человека, равенстве и благополучии.Концептуальная ясность в отношении того, что подразумевается под инвалидностью, предлагаемая СА, а также социальная модель инвалидности, позволяют правозащитникам объяснять правительствам содержание документов по правам человека. Этот этический язык также может помочь объяснить ценности, лежащие в основе CLCE. Свобода и достоинство — это ценности, которые могут получить более широкую поддержку в различных контекстах, чем международные правовые документы, являющиеся результатом политических размышлений.

4. Этические основы права человека на жизнь в обществе (HRLC)

СА может быть полезной основой для решения вопросов, поднятых КПИ.Фактически, есть некоторые свидетельства того, что КПИ была проинформирована СА, так же как это также повлияло на многие другие недавние международные договоры. Утверждается, что понятие человеческого процветания, занимающее центральное место в СА, «глубоко укоренено в логике КПИ ООН» (Quinn & Doyle, 2012). Но большая часть концептуальной ясности СП могла быть утрачена в окончательных текстах конвенции, которые часто достигаются в результате сложных политических и правовых переговоров, типичных для международных разбирательств (Basser, Jones, & Rioux, 2011; Venkatapuram, 2014).Следующий раздел направлен на то, чтобы представить концептуализацию СА права жить независимо и в сообществе в качестве равноправного члена, а также его ключевое значение для человеческого благополучия.

И Сен, и Нуссбаум каким-то образом обсуждали центральную роль способности жить в сообществе для СА, хотя и не формулировали ее явно как базовую способность. Кроме того, внимание Сена к свободам и внимание Нуссбаума к достоинству обеспечивают хорошие отправные точки для этических основ статьи 19.Все разумные люди ценят свободу разрабатывать, реализовывать и пересматривать свои жизненные планы (Sen, 1992; Venkatapuram, 2013). СА четко формулирует важность наличия реальных возможностей быть и делать то, что человек ценит, включая важность автономии и понимание того, что создание социальных условий, создающих способности, специфичные для разнообразия личности, обеспечивает автономию и является обязанностью окружающее общество, включая государственный аппарат.

Хотя Сен не определил универсальный и основной набор человеческих способностей, его обсуждение свободы жить в обществе на равных свидетельствует о ее важности (Sen, 2002).Он считает людей по своей природе социальными и подчеркивает, что индивидуальные свободы зависят от социального устройства (Deneulin & Ritchie, 2006; Sen, 2002). Из работ Сена о способностях и благополучии ясно, что он рассматривает социальную интеграцию как способность, которая широко ценится (Nussbaum & Sen, 1993). То есть общительность — это важная свобода, а социальные взаимодействия создают определенные свободы. Кроме того, Сен утверждает, что социальная изоляция может привести к другим формам депривации.Например, исключение из социальных отношений может привести к тому, что у человека не будет возможности трудоустроиться, что может привести к обнищанию, что еще больше сузит его возможности (Sen, 2000).

Сен также привел несколько аргументов о стыде и возможности участвовать в жизни общества. Сен говорит о существовании определенных моральных прав, которые могут быть не сформулированы в законе, которые необходимы человеку, чтобы чувствовать себя включенным в сообщество. Он иллюстрирует это на примере важности защиты свободы слова человека путем обеспечения того, чтобы лица, страдающие заиканием, не подвергались насмешкам (Sen, 2009).Он также отмечает, что часто членство в сообществе требует наличия таких же способностей, как и у всех остальных членов сообщества, чтобы избежать стыда и обеспечить возможность социального взаимодействия (Sen, 1983). Сен утверждает, что все вышеперечисленные аспекты важности сообщества для человеческого благополучия связаны с «аристотелевским пониманием того, что человек неизбежно ведет «социальную» жизнь» (Sen, 2000, стр. 4).

Однако, несмотря на подчеркивание важности включения в сообщество в качестве равноправного члена, Сен утверждает, что возможности, признанные ценными, должны быть достигнуты путем общественного обсуждения.Далее он приводит практический аргумент о связи между способностями и правами человека. Он утверждает, что способности — это базовые свободы, которые начинают считаться правами человека, когда они достигают порога релевантности, который включает как важность этой свободы, так и возможность ее реализации. Такая актуальность также должна быть достигнута посредством публичных рассуждений, когда общественная ценность определенного вида свободы оправдывает его включение в права человека (Sen, 2009).

С другой стороны, Нуссбаум утверждает, что ее CHC были дополитическими правами человека.Она понимает эти базовые способности как универсальные моральные требования, которые могут служить основанием для юридических требований, закрепленных в конституциях штатов и международных договорах по правам человека. Однако она утверждает, что одного права, когда оно «изложено на бумаге», недостаточно. Только когда существуют эффективные меры для их достижения, они становятся реальными (Nussbaum, 2002b).

Что касается включения в сообщество, Нуссбаум утверждал, что «люди пользуются статусным достоинством в силу своей человечности; то есть в силу их принадлежности, во-первых, к человеческому роду и, во-вторых, к человеческому сообществу» (Formosa & Mackenzie, 2014).И в свой список она явно включила возможность присоединения (Nussbaum, 1997, Nussbaum, 2011). Более того, она выражает мнение, что, хотя все способности в ее списке имеют центральное значение, принадлежность, а также практическое обоснование имеют «особую важность, поскольку они одновременно организуют и пронизывают все другие способности, делая их стремление поистине человеческим» (Нюссбаум). , 1995, Нуссбаум, 1997). Способность к принадлежности, согласно Нуссбауму, направлена ​​на то, чтобы дать людям свободу:

«(A) возможность жить с другими и по отношению к другим, узнавать других людей и проявлять заботу о них, участвовать в различных формах социального взаимодействия. ; уметь представить ситуацию другого.(Защита этой способности означает защиту институтов, которые составляют и питают такие формы принадлежности, а также защиту свободы собраний и политического слова.) (B) Иметь социальную основу самоуважения и неунижения; иметь возможность обращаться с ним как с достойным существом, чья ценность равна ценности других. Это влечет за собой положения о недискриминации по признаку расы, пола, сексуальной ориентации, этнической принадлежности, касты, религии, национального происхождения» (Нусбаум, 2011, стр. 34).

Хотя среди ученых ЦА существуют некоторые разногласия по поводу составления списка CHC, из вышеизложенного ясно, что CLCE определяется как в подходах Sen, так и Nussbaum.Опираясь на эту работу, CLCE можно представить следующим образом. Основанная на свободе или достоинстве, способность жить в сообществе в качестве равноправного члена является важным аспектом процветающей жизни. Такая способность так же важна, если не решающа, для благополучия людей с ограниченными возможностями, как и для здоровых людей. И способность остается важной независимо от того, является ли инвалидность постоянной или временной.

Он заключается в свободе принимать решение о своем жизненном устройстве в рамках сообщества, а также в свободе участия в качестве равноправного члена общества в соответствии с достойной жизнью.То есть CLCE влечет за собой свободу быть включенным в сообщество на равных при адекватной поддержке со стороны государства и других членов сообщества. Поддержка должна предоставляться с учетом как внутренних, так и внешних факторов, которые позволяют человеку достичь CLCE. Как таковое, оно представляет собой как социальную, так и физическую интеграцию в сообщество и требует поддержки со стороны социальной и физической среды, а также ресурсов. Он порождает обязанности по социальной поддержке, включая адекватный уровень ухода и наличие опекунов для поддержки лиц с ограниченными возможностями и обеспечения этой свободы.Точно так же она требует поддержки со стороны физического окружения через институты и инфраструктуру, которые должны быть инклюзивными и реагировать на потребности людей с ограниченными возможностями, в том числе лиц с психическими расстройствами. Кроме того, учитывая разнообразные способности людей преобразовывать ресурсы в существа и действия, существует обязанность обеспечить адекватное распределение ресурсов, которое позволит лицам с психическими расстройствами достичь того же уровня социальной и физической интеграции в сообщество, что и люди, которые не иметь инвалидности.

Что важно, так это то, что CLCE является компонентом благополучия, который ценен как по своей сути, так и с точки зрения инструментов. Это самоценно, потому что люди по своей природе являются социальными и нуждающимися существами (Nussbaum, 2002b; Sen, 2002). Свобода быть социально и физически включенным в сообщество является частью того, что составляет жизнь с равным человеческим достоинством. С другой стороны, CLCE имеет инструментальную ценность, потому что эта возможность позволяет реализовать другие основные способности человека.Жизнь в сообществе в качестве равноправного члена позволяет инвалидам участвовать в социальных мероприятиях и взаимодействиях, от которых зависят другие ценные свободы.

Одним из источников неправильного толкования являются переводы HRLC на другие языки. Младенов (2013) обнаружил, что независимая жизнь была переведена как «самостоятельный» и «автономный» на нескольких языках. Это может привести к политике, которая выступает за «деинституционализацию» без предоставления поддержки в сообществе для осуществления повседневной деятельности при самостоятельной жизни.Действительно, в английском языке понятие «независимая жизнь» может интерпретироваться по-разному. Ясная способность жить в обществе в качестве равноправного члена порождает обязанности поддерживать человека с ограниченными возможностями, чтобы он имел свободу жить достойной жизнью.

Аргумент CLCE не предназначен для деинституционализации, в результате чего люди будут предоставлены сами себе. Такая точка зрения «основана на ошибочном представлении о том, что жизнь в сообществе — это исключительно физическое размещение в сообществе» (CECHR, 2012).Более того, эти ошибочные толкования не учитывают, что «несчётное количество людей с инвалидностью физически находятся в своих сообществах, но лишены возможности полноценного участия (…), потому что либо услуги недоступны, либо сообщества организованы таким образом, что исключают их участие» (ЦЕКПЧ, 2012 г.).

Таким образом, истинное участие включает опору на социальную солидарность, поскольку включенность в сообщество идет рука об руку с принадлежностью к семьям и другим группам, которые могут оказать поддержку (Deneulin & Ritchie, 2006; Stewart, 2005; Trani & Dubois, 2011). .CLCE отражает полное включение человека с инвалидностью в свою среду, поскольку в нем содержится аргумент в пользу того, чтобы люди жили как равные члены, другими словами, в равном положении с другими. То есть нельзя ожидать, что они будут полностью автономны и не должны быть изолированы от участия в жизни сообщества, поскольку этого нельзя ожидать от человека, у которого нет инвалидности. Эта способность воплощает в себе понимание того, что для того, чтобы люди с инвалидностью могли вести достойную или минимально благополучную жизнь, они должны иметь такие же свободы, как и другие.

Некоторые из критических замечаний, которые может получить аргумент в пользу способности жить в сообществе в качестве равноправного члена, включают точку зрения о том, что нехватка ресурсов делает бессвязным утверждение чего-то в качестве морального права на базовую способность, когда она не может быть реализована немедленно. Или что структура возможностей является навязыванием западных ценностей и рассуждений.

Критика нехватки ресурсов также касается правозащитных подходов. То есть что-то не может быть правом или правом человека, если оно не может быть реализовано немедленно. Определение этого права как возможности позволяет сделать заявление о том, что люди имеют моральное право жить в сообществе как равные члены, и привести доводы в пользу соответствующие обязанности национальных государств должны взять на себя ответственность за ее реализацию.Кроме того, концептуализация порога Нуссбаумом влияет на критику ресурсов в реализации способности жить в сообществе в качестве равноправного члена. Подход Нуссбаума позволяет странам установить порог каждой способности, отражающий минимальное человеческое достоинство, гарантируя, что все люди имеют доступ к этой возможности. Если у страны нет ресурсов, чтобы помочь своим гражданам достичь порога, требуется международная помощь. Это повлечет за собой появление у национальных государств дополнительных ресурсов для поддержки тех, кто не может предоставить базовые пороговые возможности своим гражданам в целях обеспечения глобальной справедливости (Nussbaum, 2009).

В то время как некоторые ученые заявляют, что СА, как и права человека, отражает западные ценности (Dean, 2009; Stewart, 2001), Нуссбаум утверждает, что СА может избежать этой критики. Подход Нуссбаума основан на описании человеческого процветания, которое исторически обосновано и основано на эмпирическом исследовании того, что ценят люди в разных обществах, и, прежде всего, на результате философского теоретизирования (Nussbaum, 1992, Nussbaum, 2011). Ее список из 10 CHC сформировался за годы межкультурных дискуссий, которые, как она утверждает, могут привести к частичному консенсусу по включенным пунктам (Nussbaum, 2000).Кроме того, она утверждает, что, поскольку это подход с минимальным социальным охватом, ее список позволяет вести несколько образов жизни, которые могут поддерживаться во всех обществах, включая плюралистические общества. Способности из ее списка могут быть сконструированы и реализованы по-разному в разных обществах, а не навязывать определенную концепцию хорошей жизни во всех контекстах (Нуссбаум, 1992, Нуссбаум, 2000; Нуссбаум, 2006; Уян-Семерци, 2007; Васбист, 2010). . Действительно, как заметил Уян-Семерчи (2007), «этот подход черпает свою силу, потому что он искренне пытается развить понимание человеческого разнообразия» (стр.203). Более того, Сен утверждает, что свобода, основа КД, оказалась ценностью, универсально разделяемой в различных культурах и обществах (Sen, 1999c). Точно так же Робейнс (2017) заявил, что, поскольку терминология ЦА не привязана к западной или колониальной державе, она не считается инструментом господства, как это утверждалось в отношении прав человека.

5. Заключение

Защитники прав людей с инвалидностью настаивают на праве человека на независимую жизнь в обществе для людей с инвалидностью, поскольку они утверждают, что это право является основополагающим для других прав.Действительно, это право (и возможность) важно для всех людей и особенно важно для уязвимых групп, включая людей с ограниченными возможностями. Несмотря на то, что люди с ограниченными возможностями долгое время находились в центре внимания различных международных соглашений по правам, КПИ представляет собой сдвиг парадигмы и достижение для движений за права людей с ограниченными возможностями. Однако ученые и практики определили «необходимость дальнейшей этической аргументации для обоснования того, почему и как существует такой сдвиг парадигмы» (Celik, 2017, стр.935). Остались неясными такие вопросы, как то, что важно в жизни в сообществе и откуда берется это право до принятия закона.

Отвечая на этот призыв, мы стремились обосновать право на независимую жизнь в сообществе на основе подхода, основанного на возможностях, поскольку он может служить этической основой и основами, которые могут оправдать такое право. Это право было концептуализировано как возможность, и было показано, что оно основано на двух ценностях свободы и достоинства. Способность жить в сообществе в качестве равноправного члена состоит в возможности принимать решения о своих условиях жизни в сообществе, а также в наличии свободы участвовать в качестве равноправного члена в обществе в соответствии с достойной жизнью.

Таким образом, CLCE влечет за собой свободу быть включенным в сообщество на равных при адекватной поддержке со стороны государства и других членов сообщества. В частности, было разъяснено, что эта возможность является не просто аргументом в пользу деинституционализации лиц с психическими расстройствами без надлежащей поддержки. Скорее, это положительный аргумент в пользу поддержки лиц с психическими расстройствами в развитии CLCE, который обеспечит реальную интеграцию в общество.

Финансирование

Эмма Винн Баннистер поддерживается Национальным советом по науке и технологиям Мексики (CONACYT) и стипендией сэра Ричарда Трейнора.Финансирующие органы не участвовали в подготовке данной статьи. Финансирование было получено от Совместной премии Wellcome Trust «Психическое здоровье и справедливость» (203376/Z/16/Z).

Благодарности

Исследование для этой статьи является частью докторского исследования Эммы Винн Баннистер и связано с рабочим направлением 2 Совместной премии Wellcome Trust (Великобритания) «Психическое здоровье и справедливость» (203376/Z/16/Z). Авторы хотели бы поблагодарить Giulia Cavaliere за комментарии к более ранней версии этой статьи.

Ссылки

Алкире С. Почему подход с возможностями? Журнал человеческого развития. 2005;6(1):115–135. doi: 10.1080/146498805200034275. [CrossRef] [Google Scholar] Андерсон Э. В чем суть равенства? Этика. 1999;109(2):287–337. дои: 10.1086/233897. [CrossRef] [Google Scholar] Basser L.A., Jones M., Rioux M.H. Брилл . 2011. Критические взгляды на права человека и законодательство об инвалидности. [CrossRef] [Google Scholar] Блэк Р.Э., Лаксминараян Р., Теммерман М., Уокер Н.Приоритеты борьбы с болезнями. В: Патель В., Чишолм Д., Дуа Т., Лаксминараян Р., Медина-Мора М.Л., редакторы. Психические, неврологические расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ . 3-е изд. Том. 4. Всемирный банк; 2016. [CrossRef] [Google Scholar] Brighouse H., Robeyns, I. (Eds.). Издательство Кембриджского университета; Кембридж: 2010. Измерение справедливости: основные блага и возможности. [CrossRef] [Google Scholar] Бурхардт Т. Способности и инвалидность: структура возможностей и социальная модель инвалидности. Инвалидность и общество . 2004;19(7):735–751. doi: 10.1080/09687500284213. [CrossRef] [Google Scholar] CECHR . Издательство Совета Европы; 2012. Право людей с ограниченными возможностями жить независимо и быть включенным в общество. [Google Scholar] Челик Э. Роль КПИ в переосмыслении темы прав человека. Международный журнал прав человека. 2017;21(7):933–955. doi: 10.1080/13642987.2017.1313236. [CrossRef] [Google Scholar] Кост Дж., Смит Р., Лоргелли П.Следует ли применять подход, основанный на возможностях, в экономике здравоохранения? Экономика здравоохранения . 2008;17(6):667–670. doi: 10.1002/hec.1359. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Комитет КПИ . Управление Верховного комиссара по правам человека; 2017. Проект общего комментария о праве на независимый образ жизни и на участие в жизни общества. [Google Scholar] Де Бурка Г. ЕС в переговорах по конвенции ООН об инвалидности. Обзор европейского права . 2010;35(2) [Google Scholar] Дин Х. Возможности критики: отвлекающие факторы обманчивой концепции.Критическая социальная политика. 2009;29(2):261–278. doi: 10.1177/0261018308101629. [CrossRef] [Google Scholar] Денелен, Ричи А. Представлено на 5-й Международной конференции по подходу, основанному на возможностях: знания и общественные действия в ЮНЕСКО. Центр теологии и сообщества; Париж: 2006 г. Принадлежность и деятельность сообщества: случай широкой общественной организации в Лондоне. [Google Scholar] Денелен С. Оксфордский университет; 2003. Изучение подхода Сена к развитию как руководящей теории политики развития (докторская диссертация) [Google Scholar] Денелин С., Шахани Л. 1-е изд. Публикации Земли, ООО; Лондон: 2009. Введение в подход человеческого развития и возможностей: свобода и свобода действий. [Google Scholar] Дюбуа Ж.-Л., Трани Ж.-Ф. Расширение парадигмы возможностей для решения сложных проблем инвалидности. ALTER — Европейский журнал исследований инвалидности / Revue Européenne de Recherche Sur Le Handicap. 2009;3(3):192–218. doi: 10.1016/j.alter.2009.04.003. [CrossRef] [Google Scholar] Энтвистл В. А., Крибб А., Оуэнс Дж. Почему медицинская и социальная поддержка людей с хроническими заболеваниями должна быть ориентирована на то, чтобы они могли жить хорошо. Health Care Analysis: HCA: Journal of Health Philosophy and Policy . 2018;26(1):48–65. doi: 10.1007/s10728-016-0335-1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Формоза П., Маккензи С. Нуссбаум, Кант и подход возможностей к достоинству. Этическая теория и моральная практика . 2014;17(5):875–892. doi: 10.1007/s10677-014-9487-y. [CrossRef] [Google Scholar] Gradwohl C. 2017. Право жить в сообществе как право иметь права. [Google Scholar] Хаммарберг Т.Комиссия по правам человека Совета Европы; Страсбург: 2012 г. Годовой отчет о деятельности за 2011 г. Комиссия по правам человека Совета Европы. [Google Scholar] Харнаке К. Инвалидность и возможности: изучение полезности подхода Марты Нуссбаум к возможностям для Конвенции ООН о правах людей с ограниченными возможностями. Журнал права, медицины и этики: журнал Американского общества права, медицины и этики . 2013;41(4):768–780. doi: 10.1111/jlme.12088. Оглавление.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Hopgood S. Cornell University Press; Итака, штат Нью-Йорк: 2013 г. Конец прав человека. [CrossRef] [Google Scholar] HRC . Совет по правам человека; Организация Объединенных Наций: 2014. Тематическое исследование о праве лиц с инвалидностью на независимый образ жизни и участие в жизни общества (№ двадцать восьмая сессия) [Google Scholar] Ланг Р., Кетт М., Гроус Н., Трани Дж.- Ф. Осуществление Конвенции Организации Объединенных Наций о правах инвалидов: принципы, последствия, практика и ограничения. ALTER — Европейский журнал исследований инвалидности / Revue Européenne de Recherche Sur Le Handicap . 2011;5(3):206–220. doi: 10.1016/j.alter.2011.02.004. [CrossRef] [Google Scholar] МакШерри Б. Законы о психическом здоровье: куда отсюда? Обзор права Университета Монаша . 2014;40(1):175–197. [Google Scholar] Митра С. Способность и инвалидность. Журнал исследований политики в отношении инвалидов. 2006;16(4):236–247. doi: 10.1177/10442073060160040501. [CrossRef] [Google Scholar] Митра С.Инвалидность, здоровье и развитие человека. Нью-Йорк: Palgrave Macmillan US. 2018 г.: 10.1057/978-1-137-53638-9. [CrossRef] [Google Scholar] Младенов Т. Конвенция ООН о правах инвалидов и ее толкование. ALTER — Европейский журнал исследований инвалидности / Revue Européenne de Recherche Sur Le Handicap . 2013;7(1):69–82. doi: 10.1016/j.alter.2012.08.010. [CrossRef] [Google Scholar] Молас А. Защита КПИ: Достоинство, процветание и всеобщее право на психическое здоровье.Международный журнал прав человека. 2016;20(8):1264–1276. doi: 10.1080/13642987.2016.1213720. [CrossRef] [Google Scholar] Мойн С. Издательство Гарвардского университета; Кембридж, Массачусетс, и Лондон, Англия: 2018 г. Недостаточно: права человека в неравном мире. [CrossRef] [Google Scholar] Нуссбаум М. Человеческое функционирование и социальная справедливость: в защиту аристотелевского эссенциализма. Политическая теория . 1992;20(2):202–246. doi: 10.1177/0090591792020002002. [CrossRef] [Google Scholar] Нуссбаум М. Аристотель о человеческой природе и основах этики.В: Altham JEJ, Harrison R., редакторы. Мир, разум и этика: Очерки этической философии Бернарда Уильямса . Издательство Кембриджского университета; Кембридж: 1995. стр. 86–131. [CrossRef] [Google Scholar] Нуссбаум М. Возможности и права человека. Обзор права Фордхэма / Под редакцией студентов-юристов Фордхэма . 1997;66(2):273. [Google Scholar] Нуссбаум М. Издательство Кембриджского университета; Кембридж: 2000. Женщины и человеческое развитие: подход с точки зрения возможностей. [Google Scholar] Нуссбаум М.Возможности и инвалидность: правосудие для умственно отсталых граждан. Философские темы . 2002;30(2):133–165. [Google Scholar] Нуссбаум М. Возможности и социальная справедливость. Обзор международных исследований. 2002;4(2):123–135. doi: 10.1111/1521-9488.00258. [CrossRef] [Google Scholar] Нуссбаум М. Возможности как основные права: Сенат и социальная справедливость. Феминистская экономика . 2003;9(2–3):33–59. doi: 10.1080/1354570022000077926. [CrossRef] [Google Scholar] Нуссбаум М.Издательство Белкнап издательства Гарвардского университета; Кембридж, Массачусетс: 2006. Границы справедливости: инвалидность, национальность, принадлежность к видам. [Google Scholar] Нуссбаум М. Возможности людей с когнитивными нарушениями. Метафилософия . 2009;40(3–4):331–351. doi: 10.1111/j.1467-9973.2009.01606.x. [CrossRef] [Google Scholar] Нуссбаум М. Белкнап, издательство Гарвардского университета; Кембридж, Массачусетс: 2011 г. Создание возможностей: подход к человеческому развитию. [Google Scholar] Нуссбаум М., Сен, А. (ред.). Качество жизни. Издательство Оксфордского университета. 1993 г.: 10.1093/0198287976.001.0001. [CrossRef] [Google Scholar] Познер Э.А. 1-е изд. Издательство Оксфордского университета; Оксфорд, Великобритания: 2014. Сумерки закона о правах человека. [Google Scholar] Патнэм Д., Вассерман Д., Блустейн Дж., Аш А. 2013. Инвалидность и правосудие (Стэнфордская философская энциклопедия) [Google Scholar] Куинн Г., Дойл С. 2012. Получение жизни – жизнь независимо и быть включенным в сообщество: юридическое исследование текущего использования и будущего потенциала структурных фондов ЕС для содействия достижению статьи 19 Конвенции Организации Объединенных Наций о правах людей с ограниченными возможностями.(Организация Объединенных Наций) [Google Scholar] Робейнс И. Подход, основанный на возможностях: теоретический обзор. Журнал развития человека . 2005;6(1):93–117. doi: 10.1080/146498805200034266. [CrossRef] [Google Scholar] Робейнс И. Издательство Open Book Publishers; Кембридж, Великобритания: 2017 г. Благосостояние, свобода и социальная справедливость: пересмотр подхода к возможностям. [Google Scholar] Ругер Дж. П., Митра С. Здоровье, инвалидность и подход к возможностям: введение. Журнал человеческого развития и способностей .2015;16(4):473–482. doi: 10.1080/19452829.2015.1118190. [CrossRef] [Google Scholar] Скэнлон Т.М. Издательство Белкнап издательства Гарвардского университета; 1998. Чем мы друг другу обязаны. [Google Scholar] Сенатор А. Стэнфордский университет; Стэнфордский университет: 1979. Равенство чего? Представлен на лекции Таннера о человеческих ценностях. [Google Scholar] Сен А. Бедный, условно говоря. Оксфордские экономические документы . 1983;35(2):153–169. doi: 10.1093/oxfordjournals.oep.a041587. [CrossRef] [Google Scholar] Сен А.Неравенство пересмотрено. Издательство Оксфордского университета. 1992 г. doi: 10.1093/0198289286.001.0001. [CrossRef] [Google Scholar] Сен А. Благосостояние, возможности и государственная политика. Журнал Экономики и Анналы Экономики . 1994; ЛIII(7–9):333–347. [Google Scholar] Сенатор А. Издательство Гарвардского университета; 1999. Выбор, благосостояние и измерение. 1997, изд. [Google Scholar] Сен А. ОУП; Индия: 1999 г. Товары и возможности. [Google Scholar] Сенатор А. Издательство Оксфордского университета; Оксфорд: 1999.Развитие как свобода. [Google Scholar] Сен А. Управление окружающей среды и социального развития Азиатского банка развития; 2000. Социальная изоляция: концепция, применение и анализ. [Google Scholar] Сен А. Ответ на комментарии. Исследования в области сравнительного международного развития. 2002;37(2):78–86. doi: 10.1007/BF02686264. [CrossRef] [Google Scholar] Сен А. Издательство Белкнап издательства Гарвардского университета; Кембридж, Массачусетс: 2009. Идея справедливости. [Google Scholar] Simplican S.C., Leader G., Kosciulek J., Лихи М. Определение социальной интеграции людей с нарушениями интеллекта и развития: экологическая модель социальных сетей и участия сообщества. Исследования в области нарушений развития . 2015; 38:18–29. doi: 10.1016/j.ridd.2014.10.008. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Стюарт Ф. Женщины и человеческое развитие: подход к возможностям, МАРТА НУССБАУМ (издательство Кембриджского университета, Кембридж: 2000, стр. xxi +312, hbk £17,95) Journal of International Development .2001;13(8):1191–1192. doi: 10.1002/jid.773. [CrossRef] [Google Scholar] Стюарт Ф. Группы и возможности. Журнал развития человека . 2005;6(2):185–204. doi: 10.1080/14649880500120517. [CrossRef] [Google Scholar] Шмуклер Г., Доу Р., Каллард Ф. Закон о психическом здоровье и Конвенция ООН о правах людей с ограниченными возможностями. Международный журнал права и психиатрии . 2014;37(3):245–252. doi: 10.1016/j.ijlp.2013.11.024. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Trani J.-Ф., Дюбуа Ж.-Л. Возможности и инвалидность: подходы к лучшему пониманию вопросов инвалидности. В: Regis Mahieu F., редактор. Усилия по развитию в Афганистане: есть ли воля и способ? Дело об инвалидности и уязвимости . 2011. (L’HARMATTAN) [Google Scholar] UN. ООН; Женева: 2007 г. От изоляции к равенству: реализация прав людей с ограниченными возможностями. [Google Scholar] ООН. Департамент Организации Объединенных Наций по экономическим и социальным вопросам; Нью-Йорк: 2018.Организация Объединенных Наций и инвалидность: 70 лет работы по созданию более инклюзивного мира. [Google Scholar] Уян-Семерси П. Реляционный отчет о списке возможностей Нуссбаума. Журнал развития человека . 2007;8(2):203–221. doi: 10.1080/14649880701371034. [CrossRef] [Google Scholar] Васбист Л. Марта Нуссбаум, подход к возможностям: опасности и обещания. Журнал Индийского юридического института . 2010;52(2):230–266. [Google Scholar] Венкатапурам С. Полити; Кембридж, Великобритания: 2011.Справедливость здоровья. [Google Scholar] Венкатапурам С. Умственная отсталость, права человека и подход, основанный на возможностях: поиск основ. Международный обзор психиатрии . 2014;26(4):408–414. doi: 10.3109/09540261.2014.926867. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Визард П. Идея справедливости : Отношение Сена к правам человека . Журнал человеческого развития и способностей . 2010;11(4):615–621. doi: 10.1080/19452829.2010.520977. [CrossRef] [Google Scholar] Визард П., Фукуда-Парр С., Элсон Д. Введение: подход, основанный на возможностях, и права человека. Журнал человеческого развития и способностей . 2011;12(1):1–22. doi: 10.1080/19452829.2010.541728. [CrossRef] [Google Scholar] Вольф Дж., де-Шалит А. Недостаток. Издательство Оксфордского университета. 2007 г.: 10.1093/acprof:oso/9780199278268.001.0001. [CrossRef] [Google Scholar]

Одни только законы о гражданских правах не помогут инвалидам в пост-COVID Америке

Тридцать лет назад Конгресс принял Закон об американцах-инвалидах (ADA) с целью решения сохраняющейся социальной и экономической маргинализации американцев-инвалидов.Но, пишет Дэвид Петтиниккио , слабое правоприменение и узкое толкование ADA с тех пор ограничивают его эффективность. Он утверждает, что ADA была только началом: теперь мы должны распространить ее ценности на все области социальной политики.

В эту тридцатую годовщину принятия Закона об американцах-инвалидах (ADA) пандемия COVID-19 напоминает нам о том, что прав недостаточно, чтобы эффективно бороться со структурным неравенством и широко распространенными эйбилистскими взглядами и убеждениями.Несмотря на знаменательную АДА 1990 года — так называемую «прокламацию об эмансипации» для людей с ограниченными возможностями — социально-экономическая борьба среди американцев-инвалидов по-прежнему актуальна и сегодня.

За последние несколько месяцев мы размышляли о повседневных вещах, которые считаем само собой разумеющимися, например, о том, где мы хотим быть или кого хотим видеть. То есть свобода и независимость делать то, что мы хотим, иметь контроль над своей повседневной жизнью. Меры социального дистанцирования, которые некоторые из нас неохотно приняли, а другие, восприняв их как вызов личным свободам, против которых протестуют, заставляют нас жаждать возвращения к нормальной жизни.

Но для многих людей с ограниченными возможностями COVID-19 не был необходимым напоминанием об этих само собой разумеющихся повседневных свободах. Пандемия довольно быстро выявила глубоко укоренившееся неравенство, поддерживаемое дискриминационными, эйблистскими убеждениями. Такие вещи, как отсутствие необходимых масок, респираторов или даже медицинской помощи просто потому, что жизни инвалидов считаются менее приоритетными. Или полное игнорирование масок беспокойства и паники может привести к тому, что некоторые люди с аутизмом или люди, которые полагаются на чтение по губам для эффективного общения.

Для людей с ограниченными возможностями на работе или в школе, где жизнь продолжалась удаленно, были сделаны основные предположения, что в этих новых условиях продолжались трудоустройство и академические приспособления, предусмотренные законодательством о гражданских правах. Тем не менее, многие люди с ограниченными возможностями борются с неудовлетворенными потребностями, потому что соответствующие приспособления не поспевают за удаленной работой или учебой.

Они служат напоминанием о том, что люди с инвалидностью остаются гражданами второго сорта, и о них забудут только еще больше, если что-то не будет сделано во время пандемии и после нее.

За последние несколько лет уровень занятости среди людей с ограниченными возможностями был на уровне ужасающих 20 процентов. Во время пандемии уровень занятости упал примерно до 14 процентов. Работники-инвалиды чаще заняты на низкооплачиваемых работах в пищевой промышленности и сфере услуг — секторах, наиболее пострадавших от COVID-19. Вероятность того, что многие из этих работников с инвалидностью возобновят постоянную работу, вызывает сомнения, что еще больше усугубляет и без того большой разрыв в доходах между людьми с инвалидностью и без нее, а также высокий уровень бедности по инвалидности.

«Гордость инвалидов в Филадельфии, 16 марта», Джо Пиетт, лицензирована под номером CC BY NC SA 2.0

ADA: благие намерения, слабое правоприменение

На самом деле почти 50 лет назад законодатели признали, что необходимо что-то делать с постоянной социальной и экономической маргинализацией американцев-инвалидов. Их решение состояло в том, чтобы расширить существующую политику профессиональной реабилитации, включив в нее гражданские права.Члены Конгресса полагали, что их подход поместит людей с ограниченными возможностями рядом с другими исторически маргинализованными группами, подчеркнув параллели в их борьбе. Но этот подход быстро пострадал из-за слабого правоприменения, законодательных компромиссов и узких судебных толкований, которые также продолжают преследовать ADA.

Несмотря на первое название ADA, в котором прямо говорится о дискриминации при приеме на работу, нетрудно заключить, как и многие, что тяжелое социально-экономическое положение, в котором сегодня находятся люди с ограниченными возможностями, частично является провалом политики и политического процесса в целом.Но дело в том, что одних законов о правах — по крайней мере, в том виде, в каком мы их знаем, — недостаточно для решения проблем неравенства, с которыми сталкиваются люди с ограниченными возможностями. И это еще более усугубилось пандемией. Иными словами, права остаются банальностью, когда нет эффективной поддержки в области социального обеспечения, здравоохранения и образования, чтобы сделать эти права значимыми.

Потребность в лучшем домашнем и общественном уходе

Особенно хорошим примером этого является продолжающаяся борьба за уход на дому или по месту жительства.Пандемия повысила ставки в национальном кризисе, связанном с уходом за больными, поскольку дома престарелых стали очагами распространения COVID-19, а меры социального дистанцирования сделали почти невозможным доступ работников по уходу в дома людей. Пандемия должна ярче пролить свет на растущее число взрослых с ограниченными возможностями в возрасте до 65 лет, без необходимости помещенных в эти учреждения, даже когда ADA и Верховный суд в деле Олмстеда в 1999 году признали помещение инвалидов в лечебные учреждения дискриминационным и незаконным, если они могут жить в своих домах. сообщества с адекватной поддержкой.

Но вот в чем проблема: в американской системе здравоохранения серьезно не хватает адекватной поддержки. Уход на дому, в отличие от ухода в доме престарелых, не является правом программы Medicaid, которая в настоящее время является крупнейшим спонсором ухода за людьми с ограниченными возможностями. Уход на дому является одним из первых объектов сокращения, когда возникают угрозы финансированию Medicaid, несмотря на право жить без ограничительной и изолирующей среды.

ADA должно быть только началом

Пока мы празднуем АДА, мы также должны признать, что это был не конец процесса, а его начало.ADA не является панацеей и не должна использоваться для освобождения от нашей постоянной ответственности за прекращение несправедливой эйблистской системы, охватывающей все социальные институты. Для обеспечения права на труд более систематическая интеграция его принципов и широкое признание их неотъемлемого значения должны быть распространены на все области социальной политики. Без адекватной социальной поддержки мы не можем ожидать, что только гражданские права решат проблему неравенства. Это слишком важный момент, учитывая разговоры о возвращении к нормальной жизни после пандемии.Для многих возвращение к нормальной жизни означает возвращение в тюрьму, на низкооплачиваемую работу или вообще без работы. Новая нормальность, безусловно, может означать возвращение к статус-кво или что-то еще хуже. Но это не обязательно. Новая норма может стать возможностью исправить ошибки, с которыми сталкиваются люди с ограниченными возможностями. Однако для этого мы должны смотреть за пределы ADA на более широкий набор политик, которые продолжают игнорировать американцев с ограниченными возможностями и их права.

Прежде чем комментировать, ознакомьтесь с нашей политикой комментариев.

Примечание: В этой статье представлены взгляды автора, а не позиция USAPP – American Politics and Policy или Лондонской школы экономики.

Сокращенный URL этого поста: https://bit.ly/31wqlN8


Об авторе

Дэвид Петтиниккио Университет Торонто
Дэвид Петтиниккио является доцентом социологии и аффилированным преподавателем Школы глобальных отношений и государственной политики Мунка в Университете Торонто. В его новой книге «Политика расширения прав и возможностей: права инвалидов и цикл американской реформы политики » (Stanford University Press, 2019) исследуется, как и почему, казалось бы, устоявшиеся политики, такие как ADA, уступают усилиям по сокращению расходов, а также важную роль как политических элиты и обычные граждане в мобилизации против этих политических угроз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.