Почему географическое положение сша выгодно для формирования хозяйства: Урок 8. северная америка. комплексная характеристика стран (сша, канада) — География — 11 класс

Содержание

Экономико-географическое положение как фактор размещения

Экономико-географическое положение (ЭГП) – одно из важных понятий экономической и социальной географии, широко используемое и в учебной географии. Большой вклад в его формирование внесли Н. Н. Баранский, И. М. Маергойз, Ю. Г. Саушкин, некоторые другие ученые.

Согласно Н. Н. Баранскому, экономико-географическое положение есть отношение какого-либо места, района или города ко вне его лежащим объектам («данностям»), имеющим то или иное экономическое значение, – будь то объекты природного порядка или объекты, созданные в процессе хозяйственной деятельности человека. По Баранскому, ЭГП – историческая категория, изменяющаяся во времени. У него также есть стыки с физико-географическим положением, так что «китайской стены» между ними возводить не следует.

Экономико-географическое положение может быть общим (интегральным) и покомпонентным. Различают четыре вида интегрального ЭГП: 1) центральное, 2) периферийное, 3) соседское, 4) приморское положение.

Центральное положение, как правило, приносит значительные выгоды. Это можно показать на примере Центральной России как исторического ядра Русского государства. Н. Н. Баранский анализировал выгоды центрального положения на примере городов – Москвы, Мадрида, Парижа, Берлина, Праги.

Периферийное (глубинное) положение в целом значительно менее выгодно. Это относится как к отдельным крупным районам больших стран (Аляска в США, Амазония в Бразилии, центральные и северные районы Австралии, Север в России, Запад в Китае), так и к отдельным странам, примером которых может служить Монголия.

Соседское положение в условиях нормальных политических взаимоотношений между странами обычно выступает в качестве благоприятного фактора, важной предпосылки международной экономической интеграции, например в Западной Европе.

И. М. Маергойз предложил выделять соседство первого и второго порядка. Под соседями первого порядка подразумевают страны, с которыми данная страна непосредственно граничит, второго порядка – страны-соседи стран первого порядка.

Например, Венгрия имеет шесть соседей первого порядка, но как бы «через них» она соседствует также с Россией, Польшей, ФРГ, Италией, Словенией, Боснией и Герцеговиной, Македонией, Болгарией. Роль соседства второго порядка возрастает в тех случаях, когда глубина территории стран первого порядка невелика, а проходимость ее хорошая.

Приморское положение фактически во все времена было выгодным фактором социально-экономического развития. Достаточно вспомнить Древнюю Грецию и Древний Рим, Венецию и Геную, Испанию и Португалию, Нидерланды и Великобританию, борьбу Петра I и Екатерины II за выход России к морям. В результате постепенного увеличения роли приморского положения приморское расселение стало одной из главных закономерностей общего расселения людей на земном шаре (уже говорилось о том, что в прибрежной 50-километровой зоне, занимающей всего 12 % суши, ныне сосредоточено почти 30 % мирового населения). В особенности это относится к тому географическому явлению, которое В.

В. Покшишевский и С. И. Брук назвали приморской урбанизацией. В самом деле, в приморской зоне живут 40 % горожан мира. А из 20 сверхгородов 14 – морские порты (табл. 66).

Уже в эпоху НТР, в 1960—1970-х гг. в мировом хозяйстве также довольно четко обозначилась тенденция к приморскому (приокеанскому) размещению производительных сил, получившая в литературе наименование сдвига к морю. Этот сдвиг происходил под воздействием многих факторов, среди которых особо следует отметить рост значения морских перевозок и соответственно увеличение морских грузопотоков, развитие приморской урбанизации. В первую очередь он затронул отрасли «нижних этажей» промышленности (нефтепереработку, черную и цветную металлургию), занятые переработкой сырья, поступающего в морские порты. Сказался он и на отраслях «верхних этажей», отправляющих морскими путями свою экспортную продукцию. Такой сдвиг к морю в наибольшей мере проявился на западном и средиземноморском побережьях Западной Европы, на южном и юго-восточном побережьях о.

Хонсю в Японии, на восточном и особенно южном побережьях США, на побережье Персидского залива, на восточном побережье Бразилии, на западном и восточном побережьях Австралии, на российском Дальнем Востоке. В результате во всех этих районах сложились крупные портово-промышленные комплексы. В некоторых из них сдвигу к морю способствовало развитие шельфовой добычи нефти и газа, хотя это, собственно говоря, уже не столько приморская, сколько собственно «морская» промышленность.

Что касается покомпонентных видов ЭГП, то, пожалуй, наиболее часто говорят о транспортно-географическом положении. В свое время И. М. Маергойз предложил выделять также энергогеографическое положение (по отношению к источникам топлива и энергии), агрогеографическое положение (по отношению к главным источникам продовольствия и сельскохозяйственного сырья), демогеографическое положение (по отношению к источникам трудовых ресурсов), рекреационно-географическое положение (по отношению к главным районам рекреации и туризма), но эти понятия не привились.

Экономико-географическое положение России, как и ее геополитическое положение, после распада СССР в целом изменилось к худшему. В первую очередь это связано с сокращением выходов в Мировой океан на Балтийском и Черном морях. С другой стороны, в системе стран СНГ территория России занимает центральное положение; на нее приходится 2/3 длины внешних границ этих стран. Именно с Россией они осуществляют многие важнейшие для них хозяйственные связи. Через территорию России проходят и транспортные пути, соединяющие их с целым рядом зарубежных государств.

ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ НА РЫНКАХ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПРОДУКЦИИ 2020

Библиография

ЧАСТЬ 1

1. ФАО. 2018. Cостояние рынков сельскохозяйственной продукции — 2018. Торговля сельскохозяйственной продукцией, изменение климата и продовольственная безопасность. Рим. 114 стр. (также доступно по адресу http://www.fao.org/3/I9542ru/i9542ru.pdf).

2. WTO. 2016. World Trade Statistical Review 2016. https://www.wto.org/english/res_e/statis_e/wts2016_e/wts2016_e.pdf

3. European Commission. 2015. Agri-food trade in 2015: China boosts EU exports. Monitoring Agri-trade Policy, MAP 2016-1. https://ec.europa.eu/info/sites/info/files/food-farming-fisheries/trade/documents/map-2016-1_en_0.pdf

4. ECA (Economic Commission for Africa). 2018. An empirical assessment of AfCFTA modalities on goods. https://www.uneca.org/sites/default/files/PublicationFiles/brief_assessment_of_afcfta_modalities_eng_nov18.pdf

5. ECA (Economic Commission for Africa) & TradeMark East Africa. 2020. Creating a unified regional market. Towards the implementation of the African Continental Free Trade Area in East Africa. United Nations Economic Commission for Africa and TradeMark East Africa. (также доступно по адресу https://www. uneca.org/sites/default/files/PublicationFiles/tmea_afcfta_report_5_june_2020.pdf)

6. Bennett, M.K. 1941. International Contrasts in Food Consumption.

Geographical Review, 31(3): 365–376.

7. Claessens, S., Dell’Ariccia, G., Igan, D. & Laeven, L. 2010. Cross-country experiences and policy implications from the global financial crisis. Economic Policy, 25(62): 267–293.

8. Lane, P.R. & Milesi-Ferretti, G.M. 2011. The Cross-Country Incidence of the Global Crisis. IMF Economic Review, 59(1): 77–110.

9. Berkmen, S.P., Gelos, G., Rennhack, R. & Walsh, J.P. 2012. The global financial crisis: Explaining cross-country differences in the output impact. Journal of International Money and Finance, 31(1): 42–59.

10. Baquedano, F. 2020. The convergence of food diets: Characterizing consumption patterns, food diversity, and the relationship to trade.

Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

11. Popkin, B.M. 2006. Global nutrition dynamics: The world is shifting rapidly toward a diet linked with noncommunicable diseases. The American Journal of Clinical Nutrition, 84(2): 289–298.

12. Pingali, P. 2007. Westernization of Asian diets and the transformation of food systems: Implications for research and policy. Food Policy, 32(3): 281–298.

13. Timmer, C.P. 2017. Food Security, Structural Transformation, Markets and Government Policy. Asia & the Pacific Policy Studies, 4(1): 4–19.

14. Tschirley, D., Reardon, T., Dolislager, M. & Snyder, J. 2015. The Rise of a Middle Class in East and Southern Africa: Implications for Food System Transformation. Journal of International Development

, 27(5): 628–646.

15. Popkin, B.M., Adair, L.S. & Ng, S.W. 2012. Global nutrition transition and the pandemic of obesity in developing countries. Nutrition Reviews, 70(1): 3–21.

16. Khonje, M.G. & Qaim, M. 2019. Modernization of African Food Retailing and (Un)healthy Food Consumption. Sustainability, 11(16): 4306.

17. Reardon, T. & Timmer, C.P. 2012. The Economics of the Food System Revolution. Annual Review of Resource Economics, 4(1): 225–264.

18. Rischke, R., Kimenju, S.C., Klasen, S. & Qaim, M. 2015. Supermarkets and food consumption patterns: The case of small towns in Kenya. Food Policy, 52: 9–21.

19. Schmidhuber, J., Pound, J. & Qiao, B.

2020. COVID-19: Channels of transmission to food and agriculture. Rome, FAO. https://doi.org/10.4060/ca8430en

20. Torero, M. 2020. Without food, there can be no exit from the pandemic. Nature, 580(7805): 588–589.

21. WTO Press Release 855. 2020. Trade set to plunge as COVID-19 pandemic upends global economy [онлайн]. https://www.wto.org/english/news_e/pres20_e/pr855_e.htm

22. FAO. 2020. Keeping food and agricultural systems alive — Analyses and solutions in a period of crises — COVID-19 Pandemic [онлайн]. http://www.fao.org/2019-ncov/analysis/en/

23. ФАО. 2020. Падение мировых цен на продовольственные сырьевые товары в апреле продолжилось [онлайн]. http://www.fao.org/news/story/ru/item/1274153/icode/

24. The Economist. 2020. The world’s food system has so far weathered the challenge of Covid-19. The Economist [онлайн]. [По состоянию на 21 мая 2020 года]. https://www. economist.com/briefing/2020/05/09/the-worlds-food-system-has-so-far-weathered-the-challenge-of-covid-19

25. Financial Times. 2020. Quarter of dairy farms ‘unviable’ as virus hits demand. Financial Times [онлайн]. [По состоянию на 20 апреля 2020 года]. https://www.ft.com/content/5d41173a-9fc8-4201-8a19-4c10c92df3ff

26. Orfanos, P., Naska, A., Rodrigues, S., Lopes, C., Freisling, H., Rohrmann, S., Sieri, S., Elmadfa, I., Lachat, C., Gedrich, K., Boeing, H., Katzke, V., Turrini, A., Tumino, R., Ricceri, F., Mattiello, A., Palli, D., Ocké, M., Engeset, D., Oltarzewski, M., Nilsson, L.M., Key, T. & Trichopoulou, A. 2017. Eating at restaurants, at work or at home. Is there a difference? A study among adults of 11 European countries in the context of the HECTOR* project. European Journal of Clinical Nutrition, 71(3): 407–419.

27. Binkley, J.K. 2019. Nutrition and Food Choice: Home vs. Restaurants. Journal of Consumer Affairs, 53(3): 1146–1166.

28. WTO. 2020. Standards, regulations and Covid-19 — What actions taken by WTO Members? https://www.wto.org/english/tratop_e/covid19_e/standards_report_e.pdf

29. ФАО. 2017. Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства — 2017. Использование продовольственных систем для всеобъемлющих преобразований в сельских районах. Рим. 191 стр. (также доступно по адресу http://www.fao.org/3/a-i7658r.pdf).

30. Reardon, T. 2015. The hidden middle: The quiet revolution in the midstream of agrifood value chains in developing countries. Oxford Review of Economic Policy, 31(1): 45–63.

31. Fink, C., Mattoo, A. & Neagu, I.C. 2002. Assessing the Impact of Communication Costs on International Trade. World Bank Policy Research Working Paper 2929. World Bank.

32. El Bilali, H. & Allahyari, M.S. 2018. Transition towards sustainability in agriculture and food systems: Role of information and communication technologies. Information Processing in Agriculture, 5(4): 456–464.

33. Arvis, J.-F., Duval, Y., Shepherd, B., Utoktham, C. & Raj, A. 2016. Trade Costs in the Developing World: 1996–2010. World Trade Review, 15(3): 451–474.

34. Reimer, J.J. & Li, M. 2010. Trade Costs and the Gains from Trade in Crop Agriculture. American Journal of Agricultural Economics, 92(4): 1024–1039.

35. Baldwin, R. 2012. Global Supply Chains: Why They Emerged, Why They Matter, and Where They Are Going. CEPR Discussion Papers No. 9103. CEPR.

36. Osnago, A. & Tan, S. 2016. Disaggregating the Impact of the Internet on International Trade. Policy Research Working Paper 7785, World Bank.

37. Novy, D. 2013. Gravity Redux: Measuring International Trade Costs with Panel Data. Economic Inquiry, 51(1): 101–121.

38. Abeliansky, A.L. & Hilbert, M. 2017. Digital technology and international trade: Is it the quantity of subscriptions or the quality of data speed that matters? Telecommunications Policy, 41(1): 35–48.

39. Goldberg, P.K. & Pavcnik, N. 2016. The Effects of Trade Policy, NBER Working Paper No. 21957. Cambridge, Massachusetts, USA, National Bureau of Economic Research.

40. Yi, K. 2003. Can Vertical Specialization Explain the Growth of World Trade? Journal of Political Economy, 111(1): 52–102.

41. ФАО и ВТО. 2017. Торговые и продовольственные стандарты. Рим, ФАО/ВТО. 79 стр. (также доступно по адресу http://www. fao.org/3/a-i7407ru.PDF).

42. Wieck, C. 2018. International Trade Rules for Food Safety and Food Quality. См.: K. Meilke & T. Josling, eds. Handbook of International Food and Agricultural Policies, pp. 277–308. World Scientific. (также доступно по адресу https://www.worldscientific.com/doi/abs/10.1142/9789813226487_0011).

43. UNCTAD & World Bank. 2018. The Unseen Impact of Non-Tariff Measures: Insights from a new database. (также доступно по адресу https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/ditctab2018d2_en.pdf).

44. Xiong, B. & Beghin, J. 2014. Disentangling Demand-enhancing and Trade-cost Effects of Maximum Residue Regulations. Economic Inquiry, 52(3): 1190–1203.

45. Cadot, O., Gourdon, J. & van Tongeren, F. 2018. Estimating Ad Valorem Equivalents of Non-Tariff Measures: Combining Price-Based and Quantity-Based Approaches. OECD Trade Policy Papers. Paris, OECD Publishing. (также доступно по адресу http://www.oecd.org/officialdocuments/publicdisplaydocumentpdf/?cote=TAD/TC/WP(2017)12/FINAL&docLanguage=En).

46. Santeramo, F.G. & Lamonaca, E. 2019. The Effects of Non-tariff Measures on Agri-food Trade: A Review and Meta-analysis of Empirical Evidence. Journal of Agricultural Economics, 70(3): 595–617.

47. Maertens, M. & Swinnen, J.F.M. 2009. Trade, Standards, and Poverty: Evidence from Senegal. World Development, 37(1): 161–178.

48. Unnevehr, L. 2015. Food safety in developing countries: Moving beyond exports. Global Food Security, 4: 24–29.

49. Ortega, D.L. & Tschirley, D.L. 2017. Demand for food safety in emerging and developing countries: A research agenda for Asia and sub-Saharan Africa. Journal of Agribusiness in Developing and Emerging Economies, 7(1): 21–34.

50. Okpiaifo, G., Durand-Morat, A., West, G.H., Nalley, L.L., Nayga, R.M. & Wailes, E.J. 2020. Consumers’ preferences for sustainable rice practices in Nigeria. Global Food Security, 24: 100345.

51. Pham, H.V. & Dinh, T.L. 2020. The Vietnam’s food control system: Achievements and remaining issues. Food Control, 108: 106862.

52. FAO. 2017. Voluntary sustainability standards in agriculture, fisheries and forestry trade. Trade Policy Brief No. 30. http://www.fao.org/3/I8843EN/i8843en.pdf

53. ВОЗ и ФАО. 2018. Понимание Кодекса. Пятое издание. Рим, ВОЗ/ФАО. 52 стр. (также доступно по адресу: http://www.fao.org/3/CA1176ru/ca1176ru.pdf).

54. Lu, L. & Reardon, T. 2018. An Economic Model of the Evolution of Food Retail and Supply Chains from Traditional Shops to Supermarkets to E-Commerce. American Journal of Agricultural Economics, 100(5): 1320–1335.

55. Barrett, C., Reardon, T., Swinnen, J. & Zilberman, D. 2019. Structural Transformation and Economic Development: Insights from the Agri-food Value Chain Revolution. Working Paper, Cornell University, Michigan State University, KU Leuven, and University of California-Berkeley.

56. Andam, K.S., Tschirley, D., Asante, S.B., Al-Hassan, R.M. & Diao, X. 2018. The transformation of urban food systems in Ghana: Findings from inventories of processed products. Outlook on Agriculture, 47(3): 233–243.

57. Traill, W.B. 2006. The Rapid Rise of Supermarkets? Development Policy Review, 24(2): 163–174.

58. Hawkes, C. 2005. The role of foreign direct investment in the nutrition transition. Public Health Nutrition, 8(4): 357–365.

59. Burt, S., Coe, N.M. & Davies, K. 2019. A tactical retreat? Conceptualising the dynamics of European grocery retail divestment from East Asia. International Business Review, 28(1): 177–189.

60. Roh, M. & Park, K. 2019. Adoption of O2O food delivery services in South Korea: The moderating role of moral obligation in meal preparation. International Journal of Information Management, 47: 262–273.

61. Song, G., Zhang, H., Duan, H. & Xu, M. 2018. Packaging waste from food delivery in China’s mega cities. Resources, Conservation and Recycling, 130: 226–227.

62. Nielsen. 2015. The future of grocery: E-commerce, digital technology and changing shopping preferences around the world. The Nielsen Company. https://www.nielsen.com/wp-content/uploads/sites/3/2019/04/nielsen-global-e-commerce-new-retail-report-april-2015. pdf

63. Statista. 2019. Food Report 2019: Statista consumer market outlook. Statista.

64. Zeng, Y., Jia, F., Wan, L. & Guo, H. 2017. E-commerce in agri-food sector: A systematic literature review. International Food and Agribusiness Management Review, 20(4).

65. Effland, A. 2018. A Brief History of Food Away From Home in the United States. См.: M.J. Saksena, A.M. Okrent & K. S. Hamrick, eds. America’s Eating Habits: Food Away From Home, pp. 18–22. No. EIB-196. U.S. Department of Agriculture, Economic Research Service.

66. Elitzak, H. & Okrent, A.M. 2018. A retrospective of food away-from-home expenditures from 1987 to 2017. См.: M.J. Saksena, A.M. Okrent & K.S. Hamrick, eds. America’s Eating Habits: Food Away from Home, pp. 23–34. No. EIB-196. U.S. Department of Agriculture, Economic Research Service.

67. McCullough, E.B., Pingali, P.L. & Stamoulis, K.G. 2008. Small Farms and the Transformation of Food Systems: An Overview. См.: E.B. McCullough, P.L. Pingali & K.G. Stamoulis, eds. The Transformation of Agri-Food Systems: Globalization, Supply Chains and Smallholder Farmers. FAO and Earthscan. 408 pp.

68. Reardon, T., Echeverria, R., Berdegué, J., Minten, B., Liverpool-Tasie, S., Tschirley, D. & Zilberman, D. 2019. Rapid transformation of food systems in developing regions: Highlighting the role of agricultural research & innovations. Agricultural Systems, 172: 47–59.

69. das Nair, R. 2018. The internationalisation of supermarkets and the nature of competitive rivalry in retailing in southern Africa. Development Southern Africa, 35(3): 315–333.

70. Reardon, T., Timmer, C.P., Berdegue, J. 2008. The Rapid Rise of Supermarkets in Developing Countries: Induced Organizational, Institutional and Technological Change in Agri-Food Systems. См.: E.B. McCullough, P.L. Pingali & K.G. Stamoulis, eds. The Transformation of Agri-Food Systems: Globalization, Supply Chains and Smallholder Farmers. FAO and Earthscan. 408 pp.

71. Reardon, T., Lu, L. & Zilberman, D. 2019. Links among innovation, food system transformation, and technology adoption, with implications for food policy: Overview of a special issue. Food Policy, 83: 285–288.

72. de Soysa, I. & de Soysa, A.K. 2018. Do Globalization and Free Markets Drive Obesity among Children and Youth? An Empirical Analysis, 1990–2013. International Interactions, 44(1): 88–106.

73. FAO. 2018. Trade and nutrition technical note. Trade Policy Technical Note No. 21. http://www.fao.org/3/I8545EN/i8545en. pdf

74. Cuevas García-Dorado, S., Cornselsen, L., Smith, R. & Walls, H. 2019. Economic globalization, nutrition and health: a review of quantitative evidence. Globalization and Health, 15(1): 15.

75. Goryakin, Y., Lobstein, T., James, W.P.T. & Suhrcke, M. 2015. The impact of economic, political and social globalization on overweight and obesity in the 56 low and middle income countries. Social Science & Medicine, 133: 67–76.

76. Costa-Font, J. & Mas, N. 2016. ‘Globesity’? The effects of globalization on obesity and caloric intake. Food Policy, 64: 121–132.

77. Dreher, A. 2006. Does globalization affect growth? Evidence from a new index of globalization. Applied Economics, 38(10): 1091–1110.

78. Knutson, A. & de Soysa, I. 2019. Does social globalisation through access to information communication technologies drive obesity among youth? An empirical analysis, 1990–2013. Global Public Health, 14(12): 1911–1926.

79. Miljkovic, D., de Miranda, S.H.G., Kassouf, A.L. & Oliveira, F.C.R. 2018. Determinants of obesity in Brazil: the effects of trade liberalization and socio-economic variables. Applied Economics, 50(28): 3076–3088.

80. Lin, T.K., Teymourian, Y. & Tursini, M.S. 2018. The effect of sugar and processed food imports on the prevalence of overweight and obesity in 172 countries. Globalization and Health, 14(1): 35.

81. Krivonos, E. & Kuhn, L. 2019. Trade and dietary diversity in Eastern Europe and Central Asia. Food Policy, 88: 101767.

Часть 2

1. World Bank. 2019. World Development Report 2020: Trading for Development in the Age of Global Value Chains. (также доступно по адресу https://www.worldbank.org/en/publication/wdr2020).

2. Kreager, P. 2017. Adam Smith, the Division of Labour, and the Renewal of Population Heterogeneity. Population and Development Review, 43(3): 513–539.

3. Ruffin, R.J. 2002. David Ricardo’s Discovery of Comparative Advantage. Duke University Press. (также доступно по адресу http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.981.984&rep=rep1&type=pdf).

4. Frankel, J.A. & Romer, D. 1999. Does Trade Cause Growth? American Economic Review, 89(3): 379–399.

5. Irwin, D.A. 2019. Does Trade Reform Promote Economic Growth? A Review of Recent Evidence. No. 25927. National Bureau of Economic Research. (также доступно по адресу http://www.nber.org/papers/w25927).

6. Winters, L.A. 2004. Trade Liberalisation and Economic Performance: An Overview. The Economic Journal, 114(493): F4–F21.

7. Ignatenko, A., Raei, F. & Mircheva, B. 2019. Global Value Chains: What are the Benefits and Why Do Countries Participate? No. WP/19/18. IMF. (также доступно по адресу https://www.imf.org/en/Publications/WP/Issues/2019/01/18/Global-Value-Chains-What-are-the-Benefits-and-Why-Do-Countries-Participate-46505).

8. Hummels, D., Ishii, J. & Yi, K.-M. 2001. The nature and growth of vertical specialization in world trade. Journal of International Economics, 54(1): 75–96.

9. Koopman, R., Wang, Z. & Wei, S.-J. 2014. Tracing Value-Added and Double Counting in Gross Exports. American Economic Review, 104(2): 459–94.

10. OECD & WTO. 2012. Trade in Value-Added: concepts, methodologies and challenges. (также доступно по адресу http://www.oecd.org/sti/ind/49894138.pdf).

11. Balié, J. , Del Prete, D., Magrini, E., Montalbano, P. & Nenci, S. 2019. Does Trade Policy Impact Food and Agriculture Global Value Chain Participation of Sub-Saharan African Countries? American Journal of Agricultural Economics, 101(3): 773–789.

12. Goldberg, P.K. & Pavcnik, N. 2007. Distributional Effects of Globalization in Developing Countries. Journal of Economic Literature, 45(1): 39–82.

12. Azevedo, P. & Chaddad, F. 2006. Redesigning the Food Chain: Trade, Investment and Strategic Alliances in the Orange Juice Industry. International Food and Agribusiness Management Review, 09.

14. Pahl, S. & Timmer, M.P. 2019. Patterns of vertical specialisation in trade: Long-run evidence for 91 countries. Review of World Economics, 155(3): 459–486.

15. Lenzen, M., Moran, D., Kanemoto, K. & Geschke, A. 2013. Building EORA: A Global Multi-Region Input–Output Database at High Country and Sector Resolution. Economic Systems Research, 25(1): 20–49.

16. Dellink, R., Dervisholli, E. & Nenci, S. 2020. Quantitative Analysis of Trends in Food and Agricultural GVCs. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

17. UNCTAD. 2019. World Investment Report 2019: Special Economic Zones. United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD) (также доступно по адресу https://www.un-ilibrary.org/economic-and-social-development/world-investment-report-2019_8a8d05f9-en).

18. Constantinescu, C., Mattoo, A. & Ruta, M. 2015. The Global Trade Slowdown: Cyclical or Structural? The World Bank Economic Review, 34(1): 121-142.

19. Alesina, A., Spolaore, E. & Wacziarg, R. 2005. Trade, Growth and the Size of Countries. Handbook of Economic Growth, pp. 1499–1542. Elsevier. (также доступно по адресу https://econpapers.repec.org/bookchap/eeegrochp/1-23.htm).

20. African Development Bank, OECD & United Nations Development Programme. 2014. African Economic Outlook 2014: Global Value Chains and Africa’s Industrialisation. Paris, OECD Publishing. (также доступно по адресу https://www.oecd-ilibrary.org/development/african-economic-outlook-2014_aeo-2014-en).

21. Auffret, P. 2003. Trade reform in Vietnam: Opportunities with emerging challenges. No. WPS3076. World Bank. (также доступно по адресу http://documents.worldbank.org/curated/en/724241468781156356/Trade-reform-in-Vietnam-opportunities-with-emerging-challenges).

22. EU Commission. 2018. The Food and Beverage Market Entry Handbook: Vietnam. См.: Chafea–European Commission [онлайн]. [По состоянию на 1 мая 2020 года]. https://ec.europa.eu/chafea/agri/en/content/food-and-beverage-market-entry-handbook-vietnam-0

23. Fagerberg, J., Lundvall, B.-Å. & Srholec, M. 2018. Global Value Chains, National Innovation Systems and Economic Development. The European Journal of Development Research, 30(3): 533–556.

24. Constantinescu, C., Mattoo, A. & Ruta, M. 2019. Does vertical specialisation increase productivity? The World Economy, 42(8): 2385–2402.

25. Del Prete, D., Giovannetti, G. & Marvasi, E. 2017. Global value chains participation and productivity gains for North African firms. Review of World Economics, 153(4): 675–701.

26. Montalbano, P. & Nenci, S. 2020. The effects of GVC participation on the economic growth of the agricultural and food sectors. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

27. Lopez Gonzalez, J. 2016. Using Foreign Factors to Enhance Domestic Export Performance: A Focus on Southeast Asia. OECD Trade Policy Papers No. 191 (также доступно по адресу https://www.oecd-ilibrary.org/trade/using-foreign-factors-to-enhance-domestic-export-performance_5jlpq82v1jxw-en).

28. Kasahara, H. & Rodrigue, J. 2008. Does the use of imported intermediates increase productivity? Plant-level evidence. Journal of Development Economics, 87(1): 106–118.

29. Halpern, L., Koren, M. & Szeidl, A. 2015. Imported Inputs and Productivity. American Economic Review, 105(12): 3660–3703.

30. Topalova, P. & Khandelwal, A. 2011. Trade Liberalization and Firm Productivity: The Case of India. The Review of Economics and Statistics, 93(3): 995–1009.

31. Amiti, M. & Konings, J. 2007. Trade Liberalization, Intermediate Inputs, and Productivity: Evidence from Indonesia. American Economic Review, 97(5): 1611–1638.

32. Montalbano, P., Nenci, S. & Pietrobelli, C. 2018. Opening and linking up: firms, GVCs, and productivity in Latin America. Small Business Economics, 50(4): 917–935.

33. OECD. 2019. Agricultural Policy Monitoring and Evaluation 2019. Paris, OECD Publishing. 190 pp. (также доступно по адресу https://www.oecd-ilibrary.org/content/publication/39bfe6f3-en).

34. Atkin, D. & Khandelwal, A. 2019. How Distortions Alter the Impacts of International Trade in Developing Countries. No. 26230. Cambridge, Massachusetts, USA, National Bureau of Economic ResearchWorking Paper. (также доступно по адресу http://www.nber.org/papers/w26230).

35. Harrison, A. & Rodríguez-Clare, A. 2010. Trade, Foreign Investment, and Industrial Policy for Developing Countries. См.: D. Rodrik & M. Rosenzweig, eds. Handbook of Development Economics, pp. 4039–4214. Handbooks in Economics. Elsevier. (также доступно по адресу http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B978044452944200001X).

36. Winters, L.A., McCulloch, N. & McKay, A. 2004. Trade Liberalization and Poverty: The Evidence so Far. Journal of Economic Literature, 62: 72–115.

37. Salvatici, L. 2020. Assessing the impact of trade and other policies on GVC participation, positioning and vertical specialization in agriculture and food. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

38. Greenville, J., Kawasaki, K. & Jouanjean, M.-A. 2019. Value Adding Pathways in Agriculture and Food Trade: The Role of GVCs and Services. OECD Food, Agriculture and Fisheries Papers No. 123. Paris, OECD Publishing. (также доступно по адресу https://www.oecd-ilibrary.org/agriculture-and-food/value-adding-pathways-in-agriculture-and-food-trade_bb8bb93d-en).

39. Johnson, R.C. & Noguera, G. 2017. A Portrait of Trade in Value-Added over Four Decades. The Review of Economics and Statistics, 99(5): 896–911.

40. Greenville, J., Kawasaki, K., Flaig, D. & Carrico, C. 2019. Influencing GVCs through Agro-Food Policy and Reform. OECD Food, Agriculture and Fisheries Papers No. 125. Paris, OECD Publishing. (также доступно по адресу https://www.oecd-ilibrary.org/agriculture-and-food/influencing-gvcs-through-agro-food-policy-and-reform_9ce888e0-en).

41. Fontagné, L. & Santoni, G. 2018. GVCs and the Endogenous Geography of RTAs. No. 2018–05. Paris, CEPII. (также доступно по адресу https://hal.archives-ouvertes. fr/hal-01763563).

42. WTO. 2015. World Trade Report 2015: Speeding up trade: benefits and challenges of implementing the WTO Trade Facilitation Agreement. [По состоянию на 6 марта 2020 года]. https://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr15_e.htm

43. Beverelli, C., Neumueller, S. & Teh, R. 2015. Export Diversification Effects of the WTO Trade Facilitation Agreement. World Development, 76: 293–310.

44. Johnson, R.C. & Noguera, G. 2016. A Portrait of Trade in Value Added over Four Decades. National Bureau of Economic Research Working Paper No. 22974. (также доступно по адресу http://www.nber.org/papers/w22974).

45. Pearce, B. 2020. COVID-19 Wider economic impact from air transport collapse. Paper presented at IATA Media Briefing, 7 April 2020. https://www.iata.org/en/iata-repository/publications/economic-reports/covid-19-wider-economic-impact-from-air-transport-collapse/

46. ФАО, ВОЗ и ВТО. 2020. Смягчение последствий COVID-19 для торговли и рынков продовольствия [онлайн]. http://www.fao.org/news/story/ru/item/1268973/icode/

47. ФАО, МФСР, Всемирный банк и ВПП. 2020. Совместное заявление о последствиях COVID-19 для продовольственной безопасности и питания ФАО, МФСР, ВПП и Всемирного банка [онлайн]. http://www.fao.org/news/story/ru/item/1272173/icode/

48. G20. 2020. G20 Extraordinary Agriculture Ministers Meeting [онлайн]. https://g20.org/en/media/Documents/G20_Agriculture%20Ministers%20Meeting_Statement_EN.pdf

49. WTO. 2020. Responding to the COVID-19 Pandemic with open and predicatable trade in agricultural and food products. https://docs.wto.org/dol2fe/Pages/SS/directdoc.aspx?filename=Q:/WT/GC/208R2.pdf [онлайн]

50. Reardon, T. 2015. The hidden middle: The quiet revolution in the midstream of agrifood value chains in developing countries. Oxford Review of Economic Policy, 31(1): 45–63.

51. Reardon, T., Chen, K., Minten, B. & Adriano, L. 2012. The Quiet Revolution in Staple Food Value Chains: Enter the Dragon, the Elephant, and the Tiger. Asian Development Bank. (также доступно по адресу https://think-asia.org/handle/11540/93).

52. Allen, T., Heinrigs, P. & Heo, I. 2018. Agriculture, Food and Jobs in West Africa. West African Papers No. 14. Paris, OECD Publishing. (также доступно по адресу https://www.oecd-ilibrary.org/content/paper/dc152bc0-en).

53. Yi, K. 2003. Can Vertical Specialization Explain the Growth of World Trade? Journal of Political Economy, 111(1): 52–102.

54. Diakantoni, A., Escaith, H., Roberts, M. & Verbeet, T. 2017. Accumulating trade costs and competitiveness in global value chains. WTO Staff Working Paper No. ERSD-2017-02. Geneva, WTO. (также доступно по адресу http://hdl.handle.net/10419/152255).

55. Taglioni, D. & Winkler, D. 2016. Making Global Value Chains Work for Development. Trade and Development. World Bank. 286 pp. (также доступно по адресу https://elibrary.worldbank.org/doi/abs/10.1596/978-1-4648-0157-0).

56. Baldwin, R. 2012. Global Supply Chains: Why They Emerged, Why They Matter, and Where They Are Going. CEPR Discussion Papers No. 9103. CEPR.

57. EU Commission. 2019. The EU-Mercosur Trade Agreement explained [онлайн]. https://ec.europa.eu/trade/policy/in-focus/eu-mercosur-association-agreement/agreement-explained/

58. Kuntze, J.-C. & Moerenhout, T. 2013.Local Content Requirements and the Renewable Energy Industry: A Good Match. International Centre for Trade and Sustainable Development. (также доступно по адресу http://www.ictsd.org/sites/default/files/research/2013/06/local-content-requirements-and-the-renewable-energy-industry-a-good-match.pdf).

59. Silvestre, B.S. 2015. Sustainable supply chain management in emerging economies: Environmental turbulence, institutional voids and sustainability trajectories. International Journal of Production Economics, 167: 156–169.

60. Li, D., Wang, X., Chan, H.K. & Manzini, R. 2014. Sustainable food supply chain management. Sustainable Food Supply Chain Management, 152: 1–8.

61. ФАО. 2015. Содействие созданию устойчивых производственно-сбытовых цепочек в сфере продовольствия. Рим. ФАО. (также доступно по адресу http://www.fao.org/3/a-i3953r.pdf).

62. Nepstad, D.C., Stickler, C.M. & Almeida, O. T. 2006. Globalization of the Amazon Soy and Beef Industries: Opportunities for Conservation. Conservation Biology, 20(6): 1595–1603.

63. Miranda, J., Börner, J., Kalkuhl, M. & Soares-Filho, B. 2019. Land speculation and conservation policy leakage in Brazil. Environmental Research Letters, 14(4): 045006.

64. Nascimento, N., West, T.A.P., Börner, J. & Ometto, J. 2019. What Drives Intensification of Land Use at Agricultural Frontiers in the Brazilian Amazon? Evidence from a Decision Game. Forests, 10(6): 464.

65. Gibbs, H.K., Rausch, L., Munger, J., Schelly, I., Morton, D.C., Noojipady, P., Soares-Filho, B., Barreto, P., Micol, L. & Walker, N.F. 2015. Brazil’s Soy Moratorium. Science, 347(6220): 377–378.

66. Soterroni, A.C., Ramos, F.M., Mosnier, A., Fargione, J., Andrade, P. R., Baumgarten, L., Pirker, J., Obersteiner, M., Kraxner, F., Câmara, G., Carvalho, A.X.Y. & Polasky, S. 2019. Expanding the Soy Moratorium to Brazil’s Cerrado. Science Advances, 5(7): eaav7336.

67. ФАО. 2016. Cоcтояние лесов мира — 2016. Леса и сельское хозяйство: проблемы и возможности землепользования. Рим, ФАО. 136 стр.

68. International Trade Centre. 2018. The State of Sustainable Markets 2018: Statistics and Emerging Trends. Geneva, International Trade Centre. (также доступно по адресу http://www.intracen.org/publication/The-State-of-Sustainable-Markets-2018-Statistics-and-Emerging-Trends/).

69. WTO. 2015. The Role of Trade in Ending Poverty. WTO. (также доступно по адресу https://www.wto-ilibrary.org/development-and-building-trade-capacity/the-role-of-trade-in-ending-poverty_6aef2887-en).

70. Acharya, S. 2015. Trade Liberalization. См.: J. Hölscher & H. Tomann, eds. Palgrave Dictionary of Emerging Markets and Transition Economics, pp. 393–412. London, Palgrave Macmillan UK. (также доступно по адресу https://doi.org/10.1007/978-1-137-37138-6_21).

71. Artuc, E., Porto, G. & Rijkers, B. 2019. Household Impacts of Tariffs: Data and Results from Agricultural Trade Protection. Policy Research Working Papers. The World Bank. 40 pp. (также доступно по адресу https://elibrary.worldbank.org/doi/abs/10.1596/1813-9450-9045).

72. Rodrik, D. 2018. New Technologies, Global Value Chains, and Developing Economies. No. 25164. Cambridge, Massachusetts, USA, NBER. (также доступно по адресу http://www.nber.org/papers/w25164).

73. Pahl, S. & Timmer, M.P. 2019. Do Global Value Chains Enhance Economic Upgrading? A Long View. Journal of Development Economics. [онлайн]. [По состоянию на 14 апреля 2020 года]. https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/00220388.2019.1702159

74. Cattaneo, O., Gereffi, G., Miroudot, S. & Taglioni, D. 2013. Joining, Upgrading and Being Competitive in Global Value Chains: A Strategic Framework. WPS6406. The World Bank. (также доступно по адресу http://elibrary.worldbank.org/doi/book/10.1596/1813-9450-6406).

75. FAO. 2017. The future of food and agriculture — Trends and challenges. Rome, FAO.

76. Reardon, T., Barrett, C.B., Berdegué, J.A. & Swinnen, J.F.M. 2009. Agrifood Industry Transformation and Small Farmers in Developing Countries. World Development, 37(11): 1717–1727.

77. Reardon, T., Lu, L. & Zilberman, D. 2019. Links among innovation, food system transformation, and technology adoption, with implications for food policy: Overview of a special issue. Food Policy, 83: 285–288.

78. Carletto, C., Corral, P. & Guelfi, A. 2017. Agricultural commercialization and nutrition revisited: Empirical evidence from three African countries. Food Policy, 67: 106–118.

79. Marrón-Ponce, J.A., Tolentino-Mayo, L., Hernández-F, M. & Batis, C. 2019. Trends in Ultra-Processed Food Purchases from 1984 to 2016 in Mexican Households. Nutrients, 11(1): 45.

80. Royo-Bordonada, M.Á., Fernández-Escobar, C., Simón, L., Sanz-Barbero, B. & Padilla, J. 2019. Impact of an excise tax on the consumption of sugar-sweetened beverages in young people living in poorer neighbourhoods of Catalonia, Spain: a difference in differences study. BMC Public Health, 19(1): 1553.

81. Malik V. S., Popkin B. M., Bray G. A., Després J.-P. & Hu F. B. 2010. Sugar-Sweetened Beverages, Obesity, Type 2 Diabetes Mellitus, and Cardiovascular Disease Risk. Circulation, 121(11): 1356–1364.

82. Colchero, M.A., Popkin, B.M., Rivera, J.A. & Ng, S.W. 2016. Beverage purchases from stores in Mexico under the excise tax on sugar sweetened beverages: Observational study. BMJ, 352.

83. Aburto, T.C., Pedraza, L.S., Sánchez-Pimienta, T.G., Batis, C. & Rivera, J.A. 2016. Discretionary Foods Have a High Contribution and Fruit, Vegetables, and Legumes Have a Low Contribution to the Total Energy Intake of the Mexican Population. The Journal of Nutrition, 146(9): 1881S–7S.

84. FAO. 2019. The impact of Chile’s food labeling law [онлайн]. [По состоянию на 20 мая 2020 года]. http://www.fao.org/partnerships/news-archive/news-article/en/c/1195359/

85. Gómez, M., Meemken, E. & Verteramo, L. 2020. Promoting Social and Environmental Sustainability in Agricultural Value Chains. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

86. Taillie, L.S., Reyes, M., Colchero, M.A., Popkin, B. & Corvalán, C. 2020. An evaluation of Chile’s Law of Food Labeling and Advertising on sugar-sweetened beverage purchases from 2015 to 2017: A before-and-after study. PLoS Medicine, 17(2).

87. Tayleur, C., Balmford, A., Buchanan, G.M., Butchart, S.H.M., Ducharme, H., Green, R.E., Milder, J.C., Sanderson, F.J., Thomas, D.H.L., Vickery, J. & Phalan, B. 2017. Global Coverage of Agricultural Sustainability Standards, and Their Role in Conserving Biodiversity. Conservation Letters, 10(5): 610–618.

88. Bailey, M., Bush, S.R., Miller, A. & Kochen, M. 2016. The role of traceability in transforming seafood governance in the global South. Current Opinion in Environmental Sustainability, 18: 25–32.

89. Krishnan, A. 2018. The origin and expansion of regional value chains: The case of Kenyan horticulture. Global Networks, 18(2): 238–263.

90. Beghin, J.C., Maertens, M. & Swinnen, J. 2015. Nontariff Measures and Standards in Trade and Global Value Chains. Annual Review of Resource Economics, 7(1): 425–450.

91. DeFries, R.S., Fanzo, J., Mondal, P., Remans, R. & Wood, S.A. 2017. Is voluntary certification of tropical agricultural commodities achieving sustainability goals for small-scale producers? A review of the evidence. Environmental Research Letters, 12(3): 033001.

92. Oya, C., Schaefer, F. & Skalidou, D. 2018. The effectiveness of agricultural certification in developing countries: A systematic review. World Development, 112: 282–312.

93. Swinnen, J. 2016. Economics and politics of food standards, trade, and development. Agricultural Economics, 47(S1): 7–19.

94. Hazell, P., Poulton, C., Wiggins, S. & Dorward, A. 2010. The Future of Small Farms: Trajectories and Policy Priorities. World Development, 38(10): 1349–1361.

95. OECD & World Bank. 2016. Inclusive Global Value Chains: Policy Options in Trade and Complementary Areas for GVC Integration by Small and Medium Enterprises and Low-Income Developing Countries. 107 pp. (также доступно по адресу https://www.oecd-ilibrary.org/content/publication/9789264249677-en).

96. Reardon, T. & Timmer, C.P. 2012. The Economics of the Food System Revolution. Annual Review of Resource Economics, 4(1): 225–264.

97. OECD. 2018. Concentration in Seed Markets. 236 pp. Paris, OECD Publishing. (также доступно по адресу https://www.oecd-ilibrary.org/content/publication/9789264308367-en).

98. Hernandez, M.A. & Torero, M. 2013. Market concentration and pricing behavior in the fertilizer industry: A global approach. Agricultural Economics, 44(6): 723–734.

99. Clapp, J. 2015. ABCD and beyond: From grain merchants to agricultural value chain managers. Canadian Food Studies / La Revue canadienne des études sur l’alimentation, 2(2).

100. Fuglie, K., Heisey, P., King, J., Pray, C.E., Rubenstein, K.D., Schimmelpfennig, D., Wang, S.L. & Karmarkar-Deshmukh, R. 2011. Research Investments and Market Structure in the Food Processing, Agricultural Input, and Biofuel Industries Worldwide. No. ERR-130. USDA Economic Research Service. (также доступно по адресу http://www.ers.usda.gov/publications/pub-details/?pubid=44954).

101. Zilberman, D., Lu, L. & Reardon, T. 2019. Innovation-induced food supply chain design. Food Policy, 83: 289–297.

102. Swinnen, J. 2020. Competition, Market Power, Surplus Creation and Rent Distribution in Agri-Food Value Chains. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

103. Sexton, R.J. & Xia, T. 2018. Increasing Concentration in the Agricultural Supply Chain: Implications for Market Power and Sector Performance. Annual Review of Resource Economics, 10(1): 229–251.

104. Sheldon, I.M. 2017. The competitiveness of agricultural product and input markets: A review and synthesis of recent research. Journal of Agricultural and Applied Economics, 49(1): 1–44.

105. Fałkowski, J., Ménard, C., Sexton, R.J., Swinnen, J. & Vandevelde, S. 2017. Unfair trading practices in the food supply chain: A literature review on methodologies, impacts and regulatory aspects. European Commission, Joint Research Centre.

106. Deconinck, K. (готовится к публикации). Market concentration and market power in the food chain. No. TAD/CA/APM/WP(2019)30/REV1. Paris, OECD.

107. Dillon, B. & Barrett, C.B. 2017. Agricultural factor markets in sub-Saharan Africa: An updated view with formal tests for market failure. Food Policy, 67: 64–77.

Часть 3

1. Timmer, C.P. & Selvin, A. 2008. The Structural Transformation as a Pathway out of Poverty: Analytics, Empirics and Politics. Working Paper № 150. Center for Global Development. (также доступно по адресу https://www.cgdev.org/sites/default/files/16421_file_structural_transformation.pdf).

2. Sen, A. 2001. Development as Freedom. Oxford, UK, and New York, USA, Oxford University Press. 366 pp.

3. Barrett, C. B. 2008. Smallholder market participation: Concepts and evidence from eastern and southern Africa. Food Policy, 33(4): 299–317.

4. Jayne, T.S., Zulu, B. & Nijhoff, J.J. 2006. Stabilizing food markets in eastern and southern Africa. Food Policy, 31(4): 328–341.

5. Rapsomanikis, G. 2014. The economic lives of smallholder farmers: An analysis based on household data from nine countries. Rome, FAO.

6. Feed the Future: The US Governments’ Global Hunger and Food Security Initiative (доступно по адресу https://www.feedthefuture.gov/article/from-plant-to-plate-kenya-s-national-horticulture-traceability-system/)

7. Minten, B., Tamru, S., Engida, E. & Kuma, T. 2016. Transforming Staple Food Value Chains in Africa: The Case of Teff in Ethiopia. The Journal of Development Studies, 52(5): 627–645.

8. Omamo, S.W. 1998. Farm‐to‐market transaction costs and specialisation in small‐scale agriculture: Explorations with a non‐separable household model. Journal of Development Studies, 35(2): 152–163.

9. Gourlay, S., Kilic, T. & Lobell, D.B. 2019. A new spin on an old debate: Errors in farmer-reported production and their implications for inverse scale-productivity relationship in Uganda. Journal of Development Economics, 141: 102376.

10. Jensen, R. 2000. Agricultural Volatility and Investments in Children. American Economic Review, 90(2): 399–404.

11. Gitter, S.R. & Barham, B.L. 2007. Credit, Natural Disasters, Coffee, and Educational Attainment in Rural Honduras. World Development, 35(3): 498–511.

12. Lowder, S.K., Sánchez, M.V. & Bertini, R. 2019. Farms, family farms, farmland distribution and farm labour: What do we know today? FAO Agricultural Development Economics Working Paper 19-08. Rome, FAO.

13. Eastwood, R., Lipton, M. & Newell, A. 2008. Farm size. См.: R. Evenson, & P. Pingali, eds. Handbook of Agricultural Economics, 4:3323–3397. North-Holland.

14. Masters, W.A., Djurfeldt, A.A., De Haan, C., Hazell, P., Jayne, T., Jirström, M. & Reardon, T. 2013. Urbanization and farm size in Asia and Africa: Implications for food security and agricultural research. Global Food Security, 2(3): 156–165.

15. UN DESA. 2019. World Urbanization Prospects: The 2018 Revision, New York, USA, UN. (также доступно по адресу https://doi.org/10.18356/b9e995fe-en).

16. Ravallion, M. & van de Walle, D. 2003. Land allocation in Vietnam’s agrarian transition. Policy Research Working Paper № 2951. World Bank.

17. Diao, X., McMillan, M. & Rodrik, D. 2019. The Recent Growth Boom in Developing Economies: A Structural-Change Perspective. См.: M. Nissanke & J.A. Ocampo, eds. The Palgrave Handbook of Development Economics: Critical Reflections on Globalisation and Development, pp. 281–334. Cham, Springer International Publishing. (также доступно по адресу https://doi.org/10.1007/978-3-030-14000-7_9).

18. Ogutu, S.O. & Qaim, M. 2019. Commercialization of the small farm sector and multidimensional poverty. World Development, 114: 281–293.

19. Tyrivayi, N., Knowles, M. & Davis, B. 2016. The interaction between social protection and agriculture: A review of evidence, Global Food Security.10:23-62. Rome, FAO. (также доступно по адресу http://www.fao.org/3/a-i3563e.pdf).

20. World Bank. 2013. IFC jobs study: Assessing private sector contributions to job creation and poverty reduction. Washington, D.C., World Bank Group. (также доступно по адресу http://documents.worldbank.org/curated/en/157191468326714061/IFC-jobs-study-assessing-private-sector-contributions-to-job-creation-and-poverty-reduction).

21. ILO. 2017. World Employment and Social Outlook 2017 – Sustainable enterprises and jobs: Formal enterprises and decent work. Geneva, International Labour Office. p. 147. (также доступно по адресу https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/—dgreports/—dcomm/—publ/documents/publication/wcms_579893.pdf).

22. World Bank. 2014. The Big Business of Small Enterprises: Evaluation of the World Bank Group Experience with Targeted Support to Small and Medium-Size Enterprises, 2006-12. Washington, D.C., World Bank Publications. 261 pp.

23. Ilie, E., Kelly, S. & Fall, A. Готовится к публикации. The role of small and medium agri-food enterprises in rural transformation: The case of rice processors in Senegal. Rome, FAO.

24. Reardon, T., Tschirley, D., Minten, B., Haggblade, S., Tasie-Liverpool, L., Dolislager, M., Snyder, J. & Ilumba, C. 2015. Transformation of African Agrifood Systems in the New Era of Rapid Urbanization and the Emergence of a Middle Class. Addis Ababa, International Food Policy Research Institute. (также доступно по адресу https://www.ifpri.org/publication/transformation-african-agrifood-systems-new-era-rapid-urbanization-and-emergence-middle).

25. ФАО. 2017. Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства — 2017. Использование продовольственных систем для всеобъемлющих преобразований в сельских районах. Рим. 191 стр. (также доступно по адресу http://www.fao.org/3/a-i7658r.pdf).

26. Kelly, S., Vergara, N. & Bammann, H. 2015. Inclusive business models: Guidelines for improving linkages between producer groups and buyers of agricultural produce. Rome, FAO. (также доступно по адресу https://agris.fao.org/agris-search/search.do?recordID=XF2017000234).

27. Eskesen, A., Desai, N. & Agrawal, R. 2014. Small and Medium Enterprises in the Agriculture Value Chain: Opportunities and Recommendations. (также доступно по адресу https://www.issuelab.org/resource/small-and-medium-enterprises-in-the-agriculture-value-chain-opportunities-and-recommendations.html).

28. Reardon, T. & Berdegué, J.A. 2002. The Rapid Rise of Supermarkets in Latin America: Challenges and Opportunities for Development. Development Policy Review, 20(4): 371–388.

29. Weatherspoon, D.D. & Reardon, T. 2003. The Rise of Supermarkets in Africa: Implications for Agrifood Systems and the Rural Poor. Development Policy Review, 21(3): 333–355.

30. Rösler, U., Hollmann, D., Naguib, J., Oppermann, A. & Rosendahl, C. 2013. Inclusive business models Options for support through PSD programmes. Bonn, Germany, Deutsche Gesellschaft für Internationale Zusammenarbeit (GIZ). (также доступно по адресу https://www.enterprise-development.org/wp-content/uploads/131014_giz_ib-models_rz_01_web.pdf).

31. IFPRI. 2017. Global Food Policy Report. Washington, DC, International Food Policy Research Institute. (также доступно по адресу http://ebrary.ifpri.org/cdm/ref/collection/p15738coll2/id/131085).

32. White, S. 2018. Creating Better Business Environments for Micro and Small Enterprises. Cambridge, UK, Donor Committee for Enterprise Development. (также доступно по адресу https://www.enterprise-development.org/wp-content/uploads/DCED-BEWG-BER-and-MSEs-Report-FINAL.pdf).

33. OECD. 2017. Small, Medium, Strong. Trends in SME Performance and Business Conditions. OECD Publishing, Paris. 120 pp. (также доступно по адресу https://read.oecd-ilibrary.org/industry-and-services/small-medium-strong-trends-in-sme-performance-and-business-conditions_9789264275683-en).

34. Vandenberg, P. 2006. Poverty Reduction through Small Enterprises: Emerging Consensus, Unresolved Issues and ILO Activities. SEED Working Paper No. 75. Geneva, ILO. (также доступно по адресу https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/—ed_emp/—emp_ent/documents/publication/wcms_093981.pdf).

35. Schiffer, M. & Weder, B. 2001. Firm size and the business environment: Worldwide survey results. International Finance Corporation Discussion Paper № IFD43. Washington, D.C., The World Bank. (также доступно по адресу http://documents.worldbank.org/curated/en/574601468739143195/Firm-size-and-the-business-environment-worldwide-survey-results).

36. Ibarraran, P., Maffioli, A. & Stucchi, R. 2009. SME Policy and Firms’ Productivity in Latin America. IZA Discussion Paper No. 4486. Rochester, New York, USA, Social Science Research Network. (также доступно по адресу https://papers.ssrn.com/abstract=1493862).

37. Grosh, B. 1994. Contract Farming in Africa: An Application of the New Institutional Economics. Journal of African Economies, 3(2): 231–261.

38. Eaton, C. & Shepherd, A.W. 2001. Contract farming partnerships for growth. FAO Agricultural Services Bulletin 145. Rome, FAO. (также доступно по адресу http://www.fao.org/3/y0937e/y0937e00.pdf).

39. Bellemare, M.F. 2012. As You Sow, So Shall You Reap: The Welfare Impacts of Contract Farming. World Development, 40(7): 1418–1434.

40. Bellemare, M.F. & Novak, L. 2017. Contract Farming and Food Security. American Journal of Agricultural Economics, 99(2): 357–378.

41. Bellemare, M.F. 2012. As You Sow, So Shall You Reap: The Welfare Impacts of Contract Farming. World Development, 40(7): 1418–1434.

42. Ton, G., Vellema, W., Desiere, S., Weituschat, S. & D’Haese, M. 2018. Contract farming for improving smallholder incomes: What can we learn from effectiveness studies? World Development, 104: 46–64.

43. Warning, M. & Key, N. 2002. The Social Performance and Distributional Consequences of Contract Farming: An Equilibrium Analysis of the Arachide de Bouche Program in Senegal. World Development, 30(2): 255–263.

44. Wang, H., Moustier, P. & Loc, N.T.T. 2014. Economic impact of direct marketing and contracts: The case of safe vegetable chains in northern Vietnam. Food Policy, 47: 13–23.

45. Miyata, S., Minot, N. & Hu, D. 2009. Impact of Contract Farming on Income: Linking Small Farmers, Packers, and Supermarkets in China. World Development, 37(11): 1781–1790.

46. Michelson, H.C. 2013. Small Farmers, NGOs, and a Walmart World: Welfare Effects of Supermarkets Operating in Nicaragua. American Journal of Agricultural Economics, 95(3): 628–649.

47. Bellamare, M.F., Lee, Y.N. & Novak, L. 2017. Contract Farming as Partial Insurance. Working Paper. University of Minnesota.

48. Saenger, C., Torero, M. & Qaim, M. 2014. Impact of Third‐party Contract Enforcement in Agricultural Markets—A Field Experiment in Vietnam. American Journal of Agricultural Economics, 96(4): 1220–1238.

49. Bernard, T., Hidrobo, M., Le Port, A. & Rawat, R. 2019. Nutrition‐based Incentives in Dairy Contract Farming in Northern Senegal. American Journal of Agricultural Economics, 101(2): 404–435.

50. Maertens, M. & Vande Velde, K. 2017. Contract-farming in Staple Food Chains: The Case of Rice in Benin. World Development, 95: 73–87.

51. Narayanan, S. 2014. Profits from participation in high value agriculture: Evidence of heterogeneous benefits in contract farming schemes in Southern India. Food Policy, 44: 142–157.

52. Barrett, C.B., Bachke, M.E., Bellemare, M.F., Michelson, H.C., Narayanan, S. & Walker, T.F. 2012. Smallholder Participation in Contract Farming: Comparative Evidence from Five Countries. World Development, 40(4): 715–730.

53. Bellemare, M.F. 2018. Contract farming: Opportunity cost and trade-offs. Agricultural Economics, 49(3): 279–288.

54. Banerjee, A., Duflo, E., Goldberg, N., Karlan, D., Osei, R., Pariente, W., Shapiro, J., Thuysbaert, B. & Udry, C. 2015. A multifaceted program causes lasting progress for the very poor: Evidence from six countries. Science, 348(6236): 1260799.

55. Bulte, E., Cecchi, F., Lensink, R., Marr, A. & van Asseldonk, M. 2019. Does bundling crop insurance with certified seeds crowd-in investments? Experimental evidence from Kenya. Journal of Economic Behavior & Organization. (также доступно по адресу https://doi.org/10.1016/j.jebo.2019.07.006).

56. Carter, M.R., Cheng, L. & Sarris, A. 2016. Where and how index insurance can boost the adoption of improved agricultural technologies. Journal of Development Economics, 118: 59–71.

57. Meyer, R.L., Hazell, P. B. & Varangis, P. 2017. Unlocking smallholder credit: Does credit-linked agricultural insurance works? Working Paper No. 121680. World Bank.

58. Michelson, H. 2020. Innovative Business Models for Small Farmer Inclusion. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets Report 2020. Rome, FAO.

59. Karlan, D., Osei, R., Osei-Akoto, I. & Udry, C. 2014. Agricultural Decisions after Relaxing Credit and Risk Constraints*. The Quarterly Journal of Economics, 129(2): 597–652.

60. Michelson, H., Reardon, T. & Perez, F. 2012. Small Farmers and Big Retail: Trade-offs of Supplying Supermarkets in Nicaragua. World Development, 40(2): 342–354.

61. Hoffmann, V. & Gatobu, K.M. 2014. Growing their own: Unobservable quality and the value of self-provisioning. Journal of Development Economics, 106: 168–178.

62. Arouna, A., Michler, J.D., Lokossou, J.C., Arouna, A., Michler, J.D. & Lokossou, J.C. 2019. Contract Farming and Rural Transformation: Evidence from a Field Experiment in Benin. Working Paper 25665, National Bureau of Economic Research.

63. ФАО. 2016. Cоcтояние лесов мира. Леса и сельское хозяйство: проблемы и возможности землепользования. Рим, ФАО. 136 стр.

64. Swinnen, J. & Vandeplas, A. 2012. Rich Consumers and Poor Producers: Quality and Rent Distribution in Global Value Chains. Journal of Globalization and Development, 2(2).

65. Gomez, M., Verteramo, L. & Meemken, E. 2020. Agricultural value chains and social and environmental impacts: Trends, challenges, and policy options. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

66. Giuliani, E., Ciravegna, L., Vezzulli, A. & Kilian, B. 2017. Decoupling Standards from Practice: The Impact of In-House Certifications on Coffee Farms’ Environmental and Social Conduct. World Development, 96: 294–314.

67. Loconto, A. & Dankers, C. 2014. Impact of international voluntary standards on smallholder market participation in developing countries: A review of the literature. Agribusiness and food industries series No. 3. Rome, FAO. 86 pp.

68. Blackman, A. & Naranjo, M.A. 2012. Does eco-certification have environmental benefits? Organic coffee in Costa Rica. Ecological Economics, 83: 58–66.

69. Saswattecha, K., Kroeze, C., Jawjit, W. & Hein, L. 2015. Assessing the environmental impact of palm oil produced in Thailand. Journal of Cleaner Production, 100: 150–169.

70. Ruysschaert, D. & Salles, D. 2014. Towards global voluntary standards: Questioning the effectiveness in attaining conservation goals. Ecological Economics, 107: 438–446.

71. Haggar, J., Soto, G., Casanoves, F. & Virginio, E. de M. 2017. Environmental-economic benefits and trade-offs on sustainably certified coffee farms. Ecological Indicators, 79: 330–337.

72. Takahashi, R. & Todo, Y. 2017. Coffee Certification and Forest Quality: Evidence from a Wild Coffee Forest in Ethiopia. World Development, 92: 158–166.

73. Holzapfel, S. & Wollni, M. 2014. Is GlobalGAP Certification of Small-Scale Farmers Sustainable? Evidence from Thailand. The Journal of Development Studies, 50(5): 731–747.

74. Latynskiy, E. & Berger, T. 2017. Assessing the Income Effects of Group Certification for Smallholder Coffee Farmers: Agent-based Simulation in Uganda. Journal of Agricultural Economics, 68(3): 727–748.

75. Loconto, A.M., Silva-Castaneda, L., Arnold, N. & Jimenez, A. 2019. Participatory Analysis of the Use and Impact of the Fairtrade Premium. Research report. HAL. (также доступно по адресу https://hal.archives-ouvertes.fr/hal-02048855/document).

76. Sellare, J., Meemken, E., Kouamé, C. & Qaim, M. 2020. Do Sustainability Standards Benefit Smallholder Farmers Also When Accounting for Cooperative Effects? Evidence from Côte d’Ivoire. American Journal of Agricultural Economics, 102(2): 681–695.

77. Tran, D. & Goto, D. 2019. Impacts of sustainability certification on farm income: Evidence from small-scale specialty green tea farmers in Vietnam. Food Policy, 83: 70–82.

78. Oya, C., Schaefer, F. & Skalidou, D. 2018. The effectiveness of agricultural certification in developing countries: A systematic review. World Development, 112: 282–312.

79. Akoyi, K.T. & Maertens, M. 2018. Walk the Talk: Private Sustainability Standards in the Ugandan Coffee Sector. The Journal of Development Studies, 54(10): 1792–1818.

80. Barham, B.L., Callenes, M., Gitter, S., Lewis, J. & Weber, J. 2011. Fair Trade/Organic Coffee, Rural Livelihoods, and the “Agrarian Question”: Southern Mexican Coffee Families in Transition. World Development, 39(1): 134–145.

81. Meemken, E.-M., Spielman, D.J. & Qaim, M. 2017. Trading off nutrition and education: A panel data analysis of the dissimilar welfare effects of Organic and Fairtrade standards. Food Policy, 71: 74–85.

82. Gitter, S.R., Weber, J.G., Barham, B.L., Callenes, M. & Valentine, J.L. 2012. Fair Trade-Organic Coffee Cooperatives, Migration, and Secondary Schooling in Southern Mexico. Journal of Development Studies, 48(3): 445–463.

83. Chiputwa, B. & Qaim, M. 2016. Sustainability Standards, Gender, and Nutrition among Smallholder Farmers in Uganda. The Journal of Development Studies, 52(9): 1241–1257.

84. van Rijn, F., Fort, R., Ruben, R., Koster, T. & Beekman, G. 2020. Does certification improve hired labour conditions and wageworker conditions at banana plantations? Agriculture and Human Values, 37(2): 353–370.

Часть 4

1. West, D.M. 2018. What is artificial intelligence? [онлайн]. [По состоянию на 3 апреля 2020 года]. https://www.brookings.edu/research/what-is-artificial-intelligence/

2. United Nations Global Pulse. 2013. Big Data for Development: A primer. United Nations Global Pulse. [По состоянию на 3 апреля 2020 года]. https://beta.unglobalpulse.org/wp-content/uploads/2013/06/Primer-2013_FINAL-FOR-PRINT. pdf

3. ITU. 2019. Measuring digital development: Facts and figures. [По состоянию на 16 марта 2020 года]. https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Documents/facts/FactsFigures2019.pdf3.

4. ITU. 2020. ITU Statistics: ICT Key Indicators. Доступно по адресу https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Pages/stat/default.aspx. Дата обращения: май 2020 года.

5. World Bank. 2016. World Development Report 2016: Digital Dividends. The World Bank. (также доступно по адресу http://elibrary.worldbank.org/doi/book/10.1596/978-1-4648-0671-1).

6. ITU. 2019. Yearbook of Statistics: Telecommunication/ICT Indicators 2009-2018. Statistical Reports. Geneva, ITU.

7. Đurić, I. 2020. Digital Technology and Agricultural Markets. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

8. FAO. 2016. Information and Communication Technology (ICT) in Agriculture — A Report to the G20 Agricultural Deputies. Rome, FAO.

9. Divanbeigi, R. & Saliola, F. 2017. Regulatory Constraints to Agricultural Productivity. Policy Research Working Paper No. 8199. World Bank.

10. Kayumova, M. 2017. The role of ICT regulations in agribusiness and rural development. World Bank. [По состоянию на 3 апреля 2020 года]. https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/29041/121932-WP-ICTPaper-PUBLIC.pdf?sequence=1&isAllowed=y

11. Townsend, R., Lampietti, J., Treguer, D., Schroeder, K., Haile, M., Juergenliemk, A., Hasiner, E., Horst, A. & Hakobyan, A. 2019. The future of food: Harnessing digital technologies to improve food system outcomes. World Bank.

12. Goldfarb, A. & Tucker, C. 2019. Digital Economics. Journal of Economic Literature, 57(1): 3–43.

13. Bloom, N., Garicano, L., Sadun, R. & Van Reenen, J. 2014. The Distinct Effects of Information Technology and Communication Technology on Firm Organization. Management Science, 60(12): 2859–2885.

14. Lendle, A., Olarreaga, M., Schropp, S. & Vézina, P.-L. 2016. There Goes Gravity: eBay and the Death of Distance. The Economic Journal, 126(591): 406–441.

15. Nakasone, E. 2013. The Role of Price Information in Agricultural Markets: Experimental Evidence from Rural Peru. IFPRI. [По состоянию на 2 апреля 2020 года]. https://ideas.repec.org/p/ags/aaea13/150418.html

16. Shimamoto, D., Yamada, H. & Gummert, M. 2015. Mobile phones and market information: Evidence from rural Cambodia. Food Policy, 57: 135–141.

17. Mitra, S., Mookherjee, D., Torero, M. & Visaria, S. 2018. Asymmetric Information and Middleman Margins: An Experiment with Indian Potato Farmers. The Review of Economics and Statistics, 100(1): 1–13.

18. Nakasone, E., Torero, M. & Minten, B. 2014. The Power of Information: The ICT Revolution in Agricultural Development. Annual Review of Resource Economics, 6(1): 533–550.

19. Aker, J.C. & Fafchamps, M. 2015. Mobile Phone Coverage and Producer Markets: Evidence from West Africa. The World Bank Economic Review, 29(2): 262–292.

20. Camacho, A. & Conover, E. 2019. The impact of receiving SMS price and weather information on small scale farmers in Colombia. World Development, 123: 104596.

21. Trendov, N.M., Varas, S. & Zeng, M. 2019. Digital technologies in agriculture and rural areas – Status report. Rome, FAO.

22. Aker, J.C., Ghosh, I. & Burrell, J. 2016. The promise (and pitfalls) of ICT for agriculture initiatives. Agricultural Economics, 47(S1): 35–48.

23. Halewood, N.J. & Surya, P. 2012. Mobilizing the Agricultural Value Chain. Information and Communications for Development 2012, pp. 31–43. The World Bank. (также доступно по адресу http://elibrary.worldbank.org/doi/abs/10.1596/9780821389911_ch02).

24. Tinsley, E. & Agapitova, N. 2018. Private Sector Solutions to Helping Smallholders Succeed. Social Enterprise Business Models in the Agriculture Sector. World Bank.

25. Goyal, A. 2010. Information, Direct Access to Farmers, and Rural Market Performance in Central India. American Economic Journal: Applied Economics, 2(3): 22–45.

26. Aker, J.C. & Ksoll, C. 2016. Can mobile phones improve agricultural outcomes? Evidence from a randomized experiment in Niger. Food Policy, 60: 44–51.

27. Joiner, J. & Okeleke, K. 2019. E-commerce in agriculture: New business models for smallholders’ inclusion into the formal economy. GSMA, UK Aid.

28. Mintel. 2020. UK Online Grocery will grow by around 33% in 2020. См.: Nintel News [онлайн]. [По состоянию на 12 мая 2020 года]. https://www.mintel.com/press-centre/retail-press-centre/mintel-forecasts-online-grocery-sales-will-grow-an-estimated-33-during-2020

29. Li, J., Hallsworth, A.G. & Coca-Stefaniak, J.A. 2020. The changing grocery shopping behaviour of Chinese consumers at the outset of the COVID-19 outbreak. Tijdschrift voor Economische en Sociale Geografie

30. Xiao, P. 2017. China’s Rising Online Food Trading: Its implications for the rest of the world. Resource Security and Governance Globalisation and China’s Natural Resources Companies. New York, Routledge.

31. Asian Development Bank. 2019. Application of Information and Communication Technology for Agriculture in the People’s Republic of China. Manila, Philippines, Asian Development Bank. (также доступно по адресу https://www.adb.org/publications/ict-technologies-agriculture-rural-china).

32. Luo, X. & Niu, C. 2019. E-commerce Participation and Household Income in Taobao Villages. Poverty & Equity Global Practice Working Paper Series. Working Paper 198. World Bank.

33. Qi, J., Zheng, X. & Guo, H. 2019. The formation of Taobao villages in China. China Economic Review, 53: 106–127.

34. Xiao, P. 2019. Regulating China’s Ecommerce: Harmonizations of Laws. Journal of Food Law & Policy, 14(2). (также доступно по адресу https://scholarworks.uark.edu/jflp/vol14/iss2/3).

35. Mbiti, I. & Weil, D. 2011. Mobile Banking: The Impact of M-Pesa in Kenya. National Bureau of Economic Research Working Paper No. 17129. Cambridge, Massachusetts, USA. (также доступно по адресу http://www.nber.org/papers/w17129.pdf).

36. Hove, L. & Dubus, A. 2019. M-PESA and Financial Inclusion in Kenya: Of Paying Comes Saving? Sustainability, 11(3): 568.

37. Kirui, O.K., Okello, J.J., Nyikal, R.A. & Njiraini, G.W. 2013. Impact of Mobile Phone-Based Money Transfer Services in Agriculture: Evidence from Kenya. Quarterly Journal of International Agriculture, 52(2): 1–22.

38. Suri, T. & Jack, W. 2016. The long-run poverty and gender impacts of mobile money. Science, 354(6317): 1288–1292.

39. Agyekumhene, C., de Vries, J.R., van Paassen, A., Macnaghten, P., Schut, M. & Bregt, A. 2018. Digital platforms for smallholder credit access: The mediation of trust for cooperation in maize value chain financing. NJAS — Wageningen Journal of Life Sciences, 86–87: 77–88.

40. IFC & Mastercard Foundation. 2018. Handbook of Digital Financial Services for Agriculture. (также доступно по адресу https://www.ifc.org/wps/wcm/connect/3d053636-c589-47ac-865d-731068f0736e/Digital+Financial+Services+for+Agriculture_IFC%2BMCF_2018.pdf?MOD=AJPERES&CVID=moq-VoG).

41. Porter, J.R., Xie, L., Challinor, A.J., Cochrane, K., Howden, S.M., Iqbal, M.M., Lobell, D.B. & Travasso, M.I. 2014. Food security and food production systems. Climate Change 2014: Impacts, Adaptation, and Vulnerability. Part A: Global and Sectoral Aspects. Contribution of Working Group II to the Fifth Assessment Report of the Intergovernmental Panel on Climate Change. [Field, C.B., V.R. Barros, D.J. Dokken, K.J. Mach, M.D. Mastrandrea, T.E. Bilir, M. Chatterjee, K.L. Ebi, Y.O. Estrada, R.C. Genova, B. Girma, E.S. Kissel, A.N. Levy, S. MacCracken, P.R. Mastrandrea, and L.L. White (eds.)], pp. 485–533. Cambridge, United Kingdom and New York, NY, USA, Cambridge University Press.

42. Hazell, P. & Hess, U. 2017. Beyond hype: Another look at index-based agricultural insurance. Chapter 11. In P. Pingali & G. Feder, eds. Agriculture and Rural Development in a Globalizing World: Challenges and Opportunities, pp. 211–227 Earthscan Food and Agriculture Series. London, United Kingdom, Routledge.

43. Cong, L.W. & He, Z. 2018. Blockchain Disruption and Smart Contracts. NBER Working Paper No. 24399. Cambridge, Massachusetts, USA. National Bureau of Economic Research. (также доступно по адресу http://www.nber.org/papers/w24399).

44. Catalini, C. & Gans, J.S. 2019. Some Simple Economics of the Blockchain. NBER Working Paper No. 22952. Cambridge, Massachusetts, USA National Bureau of Economic Research. (также доступно по адресу http://www.nber.org/papers/w22952).

45. Kamilaris, A., Fonts, A. & Prenafeta-Boldύ, F.X. 2019. The rise of blockchain technology in agriculture and food supply chains. Trends in Food Science & Technology, 91: 640–652.

46. Covantis. 2020. Covantis. It’s time to simplify global trade [онлайн]. [По состоянию на 14 мая 2020 года]. https://www.covantis.io

47. Sylvester, G. 2019. Blockchain for agriculture: Opportunities and challenges. E-agriculture in Action Series. Rome, FAO & International Telecommunication Union (ITU).

48. Michelson, H. 2020. Innovative Business Models for Small Farmer Inclusion. Background paper for The State of Agricultural Commodity Markets 2020. Rome, FAO.

49. Global Innovation Lab for Climate Finance. 2019. Blockchain climate risk crop insurance. [По состоянию на 29 апреля 2020 года]. https://www.climatefinancelab.org/project/climate-risk-crop-insurance/

50. Kamath, R. 2018. Food Traceability on Blockchain: Walmart’s Pork and Mango Pilots with IBM. The Journal of the British Blockchain Association, 1(1): 1–12.

51. IFC. 2019. Blockchain: Opportunities for Private Enterprises in Emerging Markets. IFC.

52. Jouanjean, M.-A. 2019. Digital Opportunities for Trade in the Agriculture and Food Sectors. OECD Food, Agriculture and Fisheries Papers No. 122. OECD. (также доступно по адресу https://www. oecd-ilibrary.org/agriculture-and-food/digital-opportunities-for-trade-in-the-agriculture-and-food-sectors_91c40e07-en).

53. Yiannas, F. 2018. A New Era of Food Transparency Powered by Blockchain. Innovations: Technology, Governance, Globalization, 12(1–2): 46–56.

54. Hoffman, J. 2020. Reducing the Risk of Fraud in the Spice Industry. Food Safety Magazine (December 2019/January2020) [онлайн]. [По состоянию на 9 апреля 2020 года].

55. Mzabri, Addi & Berrichi. 2019. Traditional and Modern Uses of Saffron (Crocus Sativus). Cosmetics, 6(4): 63.

56. Silvis, I.C.J., van Ruth, S.M., van der Fels-Klerx, H.J. & Luning, P.A. 2017. Assessment of food fraud vulnerability in the spices chain: An explorative study. Food Control, 81: 80–87.

57. Shahbandeh, M. 2019. Global saffron market value 2017 & 2026. Statista, 26 August 2020. (также доступно по адресу https://www.statista.com/statistics/1031474/market-value-of-saffron-worldwide/).

58. The Telegraph. 2018. The most valuable substances in the world by weight, 28 May 2018. (также доступно по адресу https://www.telegraph.co.uk/business/2016/05/18/the-most-valuable-substances-in-the-world-by-weight/saffron/).

59. ФАО. 2018. Cостояние мирового рыболовства и аквакультуры. Достижение целей устойчивого развития. Рим. 226 стр.

60. Cook, B. 2018. Blockchain: Transforming the seafood supply chain. WWF. (также доступно по адресу http://awsassets.wwfnz.panda.org/downloads/draft_blockchain_report_1_4_1.pdf).

61. Zhao, G., Liu, S., Lopez, C., Lu, H., Elgueta, S., Chen, H. & Boshkoska, B.M. 2019. Blockchain technology in agri-food value chain management: A synthesis of applications, challenges and future research directions. Computers in Industry, 109: 83–99.

62. Wüst, K. & Gervais, A. 2018. Do you need a blockchain? Paper presented at Crypto Valley Conference on Blockchain Technology (CVCBT), 2018.

63. D’Arpa, C. 2014. Agricultural Information and the State in the Late 19th Century: The Annual Reports of the United States Department of Agriculture. iConference 2014 Proceedings. Paper presented at iConference 2014 Proceedings: Breaking Down Walls. Culture — Context — Computing, 1 March 2014. (также доступно по адресу https://www.ideals.illinois.edu/handle/2142/47345).

64. CGIAR. Без даты. Big Data for climate-smart agriculture. CGIAR Research Programme on Climate Change, Agriculture and Food Security. [онлайн]. [По состоянию на 16 апреля 2020 года]. https://ccafs.cgiar.org/bigdata#.Xpha7y17Gu1

65. FAO. 2020. Realizing the potential of digitalization to improve the agri-food system: Proposing a new International Digital Council for Food and Agriculture. A concept note. Rome. (также доступно по адресу http://www.fao.org/3/ca7485en/ca7485en.pdf).

66. GFFA. 2020. Global Forum for Food and Agriculture Communiqué 2020. Food for All! Trade for Secure, Diverse and Sustainable Nutrition. [По состоянию на 29 апреля 2020 года]. https://www.gffa-berlin.de/wp-content/uploads/2020/02/GFFA-Communique-2020-EN.pdf

67. Schrepel, T. 2019. Collusion By Blockchain And Smart Contracts. SSRN Electronic Journal.

68. Awaya, Y. & Krishna, V. 2016. On Communication and Collusion. American Economic Review, 106(2): 285–315.

«Интересы и стратегия США в отношении Тихоокеанской России»

%PDF-1.5 % 2 0 obj > /Metadata 5 0 R /StructTreeRoot 6 0 R >> endobj 5 0 obj > stream 2013-11-07T13:35:24ZMicrosoft® Office Word 20072013-12-06T14:08:57Zapplication/pdf

  • «Интересы и стратегия США в отношении Тихоокеанской России»
  • Vlad
  • PDF-XChange Viewer [Version: 2. 0 (Build 47.0) (Feb 17 2010; 18:30:51)] endstream endobj 60 0 obj > stream [email protected] [email protected]%*$pYʦ9Djn»1ڇVO`ӄ»@G;hiuYa}EתQJ.UĿAŔlDΑtZ7xjeSOlOn2e >w N* endstream endobj 62 0 obj > stream

    Как географические особенности влияют на экономическую деятельность — видео и расшифровка урока

    Что такое географические объекты?

    Итак, какие географические особенности стоит учитывать?

    • Горы: Это естественные препятствия, которые блокируют доступ из одной области в другую.
    • Пустыни: это естественные препятствия, похожие на горы, потому что их трудно пересечь и они малонаселены.
    • Вода: это может быть препятствием для торговли, но также и благом.Это зависит от водоема и от того, есть ли у торговца доступ к ремеслу, который может перемещаться по водоему.

    Древняя торговля

    История исследований и торговли представляет собой исследование того, как люди пытались преодолеть географические особенности и обеспечить себя и свои семьи. Первая миграция началась в северной Африке. Район становился перенаселенным, и сообщества охотников и собирателей нуждались в больших участках земли, чтобы прокормить себя. Таким образом, они двинулись на север в современную Европу и на восток в Азию, установив в процессе торговых путей , которые были длинными путями из одного места в другое, по которым продавались товары и услуги.Люди также переходили сухопутный мост, по которому когда-то можно было пройти через Берингов пролив.

    Океаны были препятствием для древних людей из-за страха перед неизведанным, а также из-за того, что большинство используемых кораблей были слишком малы для океанского путешествия. Хотя многие люди жили вблизи океанов, они торговали внутри страны, используя озера и реки для перевозки товаров.

    Некоторые из этих водоемов прославились тем, что могли предоставить торговцам быстрое средство передвижения, чтобы они могли распространять свои товары среди большого количества потребителей.Прибрежные суда курсируют по водам Средиземного моря более 4000 лет между группами, продвигающими торговлю. В Европе Каспийское море, на самом деле самое большое озеро в мире, было достаточно безопасным, чтобы люди могли пересекать его на небольших судах. Реки по всей Европе, Азии и Африке позволяли торговать там, где наземные пути были либо медленными, либо почти непроходимыми.

    Большие засушливые районы, такие как пустыня Сахара в Северной Африке и пустыня Гоби в Азии, были большим препятствием для торговли между общинами.Торговцам приходилось использовать географические аномалии, чтобы торговать с людьми из других стран. Чтобы пересечь эти наземные пути, было важно, чтобы люди и животные могли использовать достаточно воды. Таким образом, вода в виде оазисов была жизненно важным ресурсом даже на самых отдаленных наземных торговых путях.

    В Соединенных Штатах река Миссисипи была основным торговым путем, которым пользовались американские индейцы и колониальные звероловы, как французы, так и англичане. Миссисипи обеспечивает прямой маршрут из северных штатов США в Мексиканский залив и до сих пор используется для перевозки большого количества грузов.Другие реки, такие как Огайо, Миссури, Арканзас, Колорадо и Колумбия, использовались для экономичного перемещения товаров.

    Великие озера — географический объект, который был наиболее доступным при прокладке ранних торговых путей в Северной Америке. Простираясь от Нью-Йорка до Миннесоты, они позволяли путешествовать и торговать с древних времен. Хотя озера могут быть капризными, в целом они представляют собой гораздо более быстрое средство передвижения, чем сухопутные маршруты.

    Земля, влияющая на экономическую деятельность

    Пустыни и горы могли быть препятствием для торговли, но доставлять товары из одной точки в другую все еще было возможно.В пустынях люди нашли воду и установили торговые пути, проходящие от одного известного источника воды к другому. В горах при отсутствии речного пути отыскивалось горных перевалов . Это участки более низкой высоты, которые образуют проходы через горы. Хайберский проход соединял Южную Азию с Центральной Азией и был частью торгового пути, которым следовали европейцы. В Европе люди на юге использовали перевалы, такие как Мон-Сени и Септимер, для торговли и завоеваний. В Соединенных Штатах первые поселенцы ушли от побережья, используя такие проспекты, как Камберленд-Гэп, чтобы пройти через Аппалачи.

    Еще одной наземной географической особенностью, сформировавшей экономику, были большие покрытые травой территории в таких странах, как Украина и США. Эти относительно плоские плодородные районы позволяли выращивать зерно и овощи в масштабах, невозможных где-либо еще. Из-за глубокой, богатой почвы, покрывающей тысячи квадратных миль, эти районы (и подобные им) использовались, чтобы накормить мир.

    Итоги урока

    Хорошо, давайте кратко повторим, что мы узнали. География и экономика тесно связаны друг с другом, потому что транспорт делает возможной торговлю с обширными территориями. Это связано с тем, что географических объектов включают горы, пустыни и воду, которые напрямую влияют на перемещение людей и, следовательно, на движение торговли. Вот почему мы изучаем, как земля вздымается и опускается в холмах и долинах, и как она наклоняется, чтобы позволить течь ручьям и рекам, что является полем топографии .

    Водные пути, такие как реки, озера и океаны, позволяют быстро перемещаться, и даже наземные объекты, такие как оазисы и горные перевалы (которые являются более низкими участками, которые образуют проходы через горы), были использованы для создания торговые пути , которые представляли собой длинные пути из одного места в другое, по которым продавались товары и услуги. Огромные участки земли, которые когда-то считались пустыней, также использовались, чтобы прокормить большое население и сделать экономику некоторых стран очень процветающей.

    Северная Америка: Человеческая география | Национальное географическое общество

    Северная Америка, третий по величине континент, простирается от крошечных Алеутских островов на северо-западе до Панамского перешейка на юге.

    Физическая география, окружающая среда и ресурсы Северной Америки и география человека могут рассматриваться отдельно.

    Северная Америка и Южная Америка названы в честь итальянского мореплавателя Америго Веспуччи. Веспуччи был первым европейцем, предположившим, что Америка не является частью Ост-Индии, а является совершенно отдельным массивом суши.Части суши, которые расширились к северу от Панамского перешейка, стали известны как Северная Америка.

    Сегодня в Северной Америке проживают граждане Канады, США, Гренландии, Мексики, Белиза, Коста-Рики, Сальвадора, Гватемалы, Гондураса, Никарагуа, Панамы, а также островных стран и территорий Карибского моря и западной части Северо-атлантический океан.

    Человеческий ландшафт Северной Америки точно отражает ландшафт ее физической среды: разнообразный, богатый и постоянно меняющийся.С самого начала и до наших дней народы Северной Америки работали вместе и против своего окружения, чтобы выжить и процветать.

    Исторические культуры

    Культуры коренных народов формировались и формировались под влиянием географии Северной Америки. Считается, что первые североамериканцы мигрировали из Сибири в северо-восточную Азию, перейдя сухопутный мост через Берингов пролив. Эти популяции разошлись веером на юг, в современные Флориду, Калифорнию, Мексику и Центральную Америку.

    Ольмеки и майя, коренные жители Центральной Америки, построили первые города на континенте, что в конечном итоге привело к большим городским районам Теночтитлан, Тескоко и Тлакопан. Эти города на территории нынешней центральной Мексики могли похвастаться сложными инженерными сооружениями, такими как каналы, многоквартирные дома и ирригационные системы.

    Многие из этих ранних североамериканских культур были развиты в науке и сельском хозяйстве. Календари и альманахи майя записывают небесные явления, такие как затмения и сезонные изменения.Майя также были развиты в математике. Их система счета могла представлять очень большие числа, используя только три символа: точки, линии и символ в форме футбольного мяча, обозначающий ноль. По сути, майя были первой культурой, у которой появился письменный символ нуля.

    Культуры на юге Северной Америки собирали кукурузу, кабачки и бобы в регулярных циклах. Этот вид сельского хозяйства позволил развиваться крупным цивилизациям. Люди больше не были обязаны производить еду и кров для своих семей — некоторые люди могли работать в пищевой и строительной промышленности, а другие становились инженерами, художниками и политическими лидерами.Ведущие североамериканские цивилизации включают майя и ацтеков на территории современной Мексики и ирокезов, проживающих на юго-востоке Канады и северо-востоке Соединенных Штатов.

    Обширность северной части континента побуждала другие коренные общины вести кочевой образ жизни. Эти культуры не создавали городских районов или сельскохозяйственных центров. Вместо этого они следовали благоприятным погодным условиям, естественным сельскохозяйственным циклам и миграциям животных.

    Индейцы Равнин, например, следили за сезонным выпасом и миграцией американских бизонов.Равнинные индейцы включают лакота, черноногих и нез-персе. Равнинные индейцы ели мясо бизона в качестве основного источника пищи и использовали шкуры и кости для создания жилищ, инструментов и одежды. Ареал бизонов, который простирался от южных провинций прерий Канады через Великие равнины до границы США и Мексики, совпадал с протяженностью общин индейцев равнин. Они были настолько взаимозависимы, что окончательное вымирание бизонов во многих районах Соединенных Штатов — из-за чрезмерной охоты, развития и антикоренной федеральной политики — резко ослабило власть и влияние жителей равнин.

    Окружающая среда также повлияла на традиционные верования и социальную структуру коренных народов Северной Америки. Например, инуиты, коренные жители Арктики, находились под сильным влиянием северного сияния, или северного сияния. Они считали, что удивительные световые представления были изображениями их семьи и друзей в загробной жизни, душами животных и духов, а также визуальными ориентирами для охоты. Инуиты также верили, что у всех вещей есть души, и что духи существуют для защиты этих душ.Уважая экосистему (живые и неживые объекты в окружающей среде), сообщества инуитов стремились поддерживать сбалансированное существование.

    Современные культуры

    Современные североамериканские общества также находятся под сильным влиянием богатой и разнообразной окружающей среды континента. Наш глобализированный мир заставил эти общества разработать сложные способы взаимодействия с географическими ресурсами и извлечения из них выгоды.

    Экономическая база Северной Америки в основном сосредоточена на добыче, разработке и торговле природными ресурсами.Местные сообщества, а также национальные правительства и региональные организации также используют природные ресурсы. В Гватемале, например, существует система традиционной медицины, в которую входят травники и спириты, использующие лекарственные растения для лечения болезней. Коста-Рика создала сеть устойчивых и справедливых производителей кофе, адаптированных к растущему международному рынку.

    Туризм также является важной частью экономики Северной Америки, особенно для малых островных государств Карибского моря.Эти островные государства предлагают нетронутую тропическую среду. Их разноцветные коралловые рифы являются одним из лучших мест для дайвинга в мире. Исторические связи островов с Соединенными Штатами и Европой облегчают организацию поездок и преодоление языковых барьеров. Каждый год острова посещают около 20 миллионов человек. В 2010 году туризм внес в экономику региона более 39 миллиардов долларов.

    Некоторые организации продвигают туризм, который более полезен для местной экономики и экосистем. Карибский альянс устойчивого туризма, например, стремится содействовать устойчивому управлению природными ресурсами региона.Устойчивый туризм поддерживает развитие местного бизнеса, в отличие от глобальных корпораций, таких как международные гостиничные сети.

    Индустрия туризма Карибского бассейна также расширяет возможности экотуризма для посетителей. Экотуризм побуждает туристов оказывать минимальное воздействие на природную среду. Экотуризм способствует путешествиям в естественные места, такие как коралловые рифы, а не в развитые места, такие как казино.

    Мультикультурная история Северной Америки — еще одна определяющая черта географии населения континента.Иммигранты искали возможности, особенно в Соединенных Штатах и ​​Канаде, на протяжении сотен лет. Иммигранты из Европы, Азии, Африки и Южной Америки внесли свой вклад в развитие континента. Иммигранты или дети иммигрантов в Северной Америке стали научными, деловыми и культурными лидерами.

    Большое присутствие иммигрантов отражается в современных этнических кварталах: кубинская «Маленькая Гавана» в Майами, Флорида; сомалийский «Маленький Могадишо» в Миннеаполисе, штат Миннесота; корейский «Корейтаун» в Торонто, Онтарио, Канада; и североафриканский «Маленький Магриб» в Монреале, Квебеке, Канада, — лишь некоторые из них.«Баррио Чино» в Мехико — один из самых маленьких китайских кварталов в мире, его длина составляет всего два городских квартала. Тем не менее, Баррио-Чино насчитывает 3000 семей китайского происхождения в пределах его границ.

    Многие иммигранты являются беженцами. По определению ООН, беженцем является человек, который проживает за пределами страны своего гражданства из-за страха подвергнуться преследованию. Беженцы могут опасаться экономических трудностей, политического или социального давления. Беженцы также могут иммигрировать из-за стихийного бедствия.

    Основные группы беженцев в Канаде включают жителей, спасающихся от гражданской войны в Шри-Ланке, политического угнетения в Пакистане и насилия в Колумбии. Основные группы беженцев в Соединенных Штатах включают жителей, спасающихся от бедности в Эфиопии, политического угнетения во Вьетнаме и на Кубе и от землетрясений на Гаити.

    С 2006 года в Оттаве, Канада, проводится Всемирная неделя беженцев, на которой представлены работы художников, ученых и активистов со всего мира. Это празднование разнообразия находит отражение во многих этнических и культурных праздниках, которые проходят по всей Северной Америке.

    Политическая география

    История и развитие Северной Америки были сформированы ее политической географией. Политическая география — это внутренние и внешние отношения между различными правительствами, гражданами и территориями.

    Исторические вопросы
    Контакты между коренными жителями Северной Америки и европейскими исследователями стали определяющим моментом в политической географии континента. Первая высадка итальянского исследователя Христофора Колумба на карибскую землю в 1492 году положила начало путешествиям других европейцев: испанских исследователей Эрнандо де Сото и Понсе де Леон; французский исследователь Жак Картье; и британские исследователи Себастьян Кабот и Генри Хадсон.

    Путешествия этих исследователей вдохновили различные европейские страны на захват и колонизацию земель Северной Америки. Европейские колонизаторы нашли разные способы работать с коренными общинами Северной Америки и против них.

    Колонизаторы на территории современных США вытеснили коренное население на запад. Из-за болезней, войн и насильственного переселения многие местные общины были уничтожены. Большие территории коренных народов превратились в изолированные резервации.

    Колонизаторы на территории современной Канады создали систему резерваций, которая защищала многие индейские поселения, но изолировала их от развития.Смешанные браки между европейцами и туземцами создали франко-индейскую общину, известную сегодня как метисы.

    В Мексике, Центральной Америке и странах Карибского бассейна коренное население было более полно интегрировано в политические и социальные системы. Метисы, люди европейского и коренного происхождения, внесли большой вклад в социальную структуру и культуру Латинской Америки.

    Сотрудничество и конфликты резко повлияли на отношения между странами Северной Америки. Например, у Соединенных Штатов и Канады самая длинная немилитаризованная граница в мире.Эта мирная граница отражает стабильные отношения сотрудничества между двумя странами.

    Однако история Северной Америки усеяна конфликтами. Американо-мексиканская война (1846-1848) привела к тому, что Соединенные Штаты приобрели 1 294 994 квадратных километра (500 000 квадратных миль) мексиканской территории, простирающейся от Рио-Гранде до побережья Тихого океана.

    Конфликты также вызвали напряженность среди жителей одной страны. Семилетняя война (1756-1763) привела к тому, что вся территория Франции к востоку от реки Миссисипи была передана Великобритании.Это резко изменило политическую географию Канады, создав разногласия между французскими канадцами и жителями Британского Содружества. Это разделение до сих пор влияет на канадскую политику.

    Страны Северной Америки также пострадали от гражданских войн. Гражданские войны, которые произошли в Гондурасе, Никарагуа, Гватемале и Сальвадоре в период с 1970-х по 1990-е годы, унесли жизни десятков тысяч мирных жителей и вынудили многих других иммигрировать в Мексику, США и Канаду. Регион также стал центром внешней политики и финансовой помощи.Соединенные Штаты, например, стремились защитить свои экономические и политические интересы, поддерживая различные военные правительства и партизанские группы.

    Современные проблемы
    Сегодня политическая география Северной Америки находится под сильным влиянием экономических и демографических тенденций. Две важные политики — Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА, подписанное в 1994 г.) и Соглашение о свободной торговле между Доминиканской Республикой и Центральной Америкой (CAFTA-DR, подписанное в 2004 г.) — повлияли на торговлю между странами континента.Что наиболее важно, соглашения сократили или отменили пошлины и тарифы. Пошлина — это своего рода налог, взимаемый с товаров, приобретенных за пределами страны. Тариф — это еще один вид налога, взимаемый с импорта и экспорта.

    Обе политики отменили пошлины на экспорт сельскохозяйственной продукции из США и Канады, такой как кукуруза, пшеница и соевые бобы. Соглашения также снизили тарифы на такие товары, как кофе, сахар, фрукты и овощи. Это важный экспорт для остальной части континента.

    Хотя соглашения облегчили торговлю между странами и регионами Северной Америки, они также вызвали серьезные политические и экономические проблемы. Импорт кукурузы в Мексику разорил многих мексиканских фермеров, которые не могут конкурировать с более низкими ценами в США или Канаде.

    Также считается, что НАФТА вытеснила многие отрасли промышленности из Соединенных Штатов на более дешевые рынки труда Мексики, Центральной Америки и Карибского бассейна. Компании считают, что производить товары в этих местах дешевле по многим причинам.Заработная плата ниже, а правил охраны труда и техники безопасности меньше. Поскольку часто существует меньше ограничений на детский труд и меньше возможностей для получения образования, многие компании находят гораздо больше работников. Эти более дешевые рынки труда снижают силу производственного сектора США.

    Иммиграция, пожалуй, самый деликатный аспект политической географии Северной Америки. Большая часть иммиграции подпитывается бедностью. Люди из слаборазвитых стран Северной Америки, таких как Гаити, часто иммигрируют в развитые страны континента, такие как Соединенные Штаты.

    Иммиграция может быть долгим и трудным процессом. Это включает в себя нечто большее, чем просто физическую миграцию из одной страны в другую. Правительства обеих стран должны согласиться на миграцию. Иммигрантам часто приходится изучать новый язык и культуру, в том числе способы одеваться, есть и общаться. Иммигранты, желающие стать гражданами, также должны посещать курсы, чтобы доказать свою лояльность к своей новой стране. Часто иммигранты должны полагаться на удачу: в Соединенных Штатах и ​​​​Канаде системы лотереи часто определяют, какие иммигранты могут легально мигрировать.

    В результате этих трудностей многие обедневшие иммигранты из Мексики, Карибского бассейна и Центральной Америки нелегально поселились в развитых странах. Нелегальные иммигранты мигрируют по тем же причинам, что и легальные иммигранты, — в поисках лучших экономических и политических возможностей.

    Критики нелегальной иммиграции говорят, что эти иммигранты с большей вероятностью совершат преступление и воспользуются программами социального обеспечения, такими как те, которые помогают оплачивать образование и медицинское обслуживание. Критики говорят, что эти иммигранты не вносят вклад в общество, платя налоги, которые финансируют эти государственные программы.

    Вопросы будущего
    После терактов 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты и вся Северная Америка стали больше заботиться о безопасности. Национальная безопасность на международном, региональном и внутреннем уровнях будет по-прежнему оставаться важным вопросом. На международном уровне развитые страны Северной Америки, особенно Соединенные Штаты, продолжают вести переговоры о своем дипломатическом присутствии в мире, защищая себя от террористических атак дома.

    Незаконный оборот наркотиков стал более заметным на региональном уровне, особенно на границе Панамы и Колумбии и на территории США.Южно-Мексиканская граница. Эта торговля была связана с крайним насилием, которое в настоящее время поражает северную Мексику, нанося ущерб политическим отношениям между Мексикой и Соединенными Штатами.

    Один из наиболее важных аспектов политического и финансового будущего Северной Америки во многом зависит от ее усилий по минимизации последствий изменения климата.

    Регулирование или сокращение выбросов углерода, возможно, является наиболее важной частью снижения глобального потепления и сведения к минимуму последствий изменения климата.В рамках международного соглашения 2009 года, известного как Копенгагенское соглашение, некоторые страны Северной Америки согласились сократить выбросы. Соединенные Штаты, один из крупнейших в мире производителей выбросов, договорились сократить к 2020 году выбросы парниковых газов на 17 процентов по сравнению с уровнем 2005 года. Коста-Рика обязалась к 2021 году стать полностью углеродно-нейтральной.

    Северная Америка: Физическая география | Национальное географическое общество

    Северная Америка, третий по величине континент, простирается от крошечных Алеутских островов на северо-западе до Панамского перешейка на юге.Континент включает в себя огромный остров Гренландия на северо-востоке и небольшие островные страны и территории, которые усеивают Карибское море и западную часть северной части Атлантического океана. На крайнем севере континент простирается на полмира, от Гренландии до Алеутских островов. Но в самой узкой части Панамы континент имеет ширину всего 50 километров (31 милю).

    Физическая география, окружающая среда и ресурсы Северной Америки и география человека могут рассматриваться отдельно.

    Северную Америку можно разделить на пять физических регионов: гористый запад, Великие равнины, Канадский щит, разнообразный восточный регион и Карибский бассейн.Западное побережье Мексики и Центральной Америки соединено с гористым западом, а его низменности и прибрежные равнины простираются до восточного региона.

    В этих регионах находятся все основные типы биомов в мире. Биом – это сообщество животных и растений, раскинувшееся на обширной территории с относительно однородным климатом. Некоторые разнообразные биомы, представленные в Северной Америке, включают пустыню, луга, тундру и коралловые рифы.

    Западный регион

    На западе возвышаются молодые горы. Самыми знакомыми из этих гор, вероятно, являются Скалистые горы, самая большая цепь Северной Америки. Скалистые горы простираются от провинции Британская Колумбия, Канада, до американского штата Нью-Мексико.

    Скалистые горы являются частью системы параллельных горных цепей, известных как Кордильеры. Кордильеры — это длинная цепь горных хребтов. Хотя кордильеры существуют по всему миру, в Северной Америке «Кордильеры» обозначают массивные горные хребты в западной части континента.Кордильеры простираются от Канады до Панамского перешейка.

    Горная система Сьерра-Мадре является частью Кордильер. Сьерра-Мадре простирается от юго-запада США до Гондураса. Сьерра-Мадре включает в себя множество высоких вулканов (до 5 636 метров, или 18 500 футов), которые простираются через Мексику к югу от городов Гвадалахара и Мехико.

    Вулканические горные хребты в Гватемале, Гондурасе, Никарагуа, Коста-Рике и Панаме также считаются частью Кордильер.В этом регионе часто происходят извержения вулканов и землетрясения. Вулканическая активность может разрушить города и поселки. Это также способствует богатым, плодородным почвам региона.

    Одни из самых молодых гор на Земле находятся в Каскадном хребте американских штатов Вашингтон, Орегон и Калифорния. Некоторые пики начали формироваться всего около миллиона лет назад — мгновение ока в долгой истории Земли. В горах есть тропический лес умеренного пояса — биом, уникальный для этого района. В тропических лесах умеренного пояса ежегодно выпадает невероятное количество осадков, от 254 до 508 сантиметров (от 100 до 200 дюймов).Однако его прохладная зима и мягкое лето способствуют росту мхов, папоротников, грибов и лишайников.

    В тропических лесах умеренного пояса существует множество видов жизни. Ель ситкинская, западный красный кедр и пихта Дугласа — деревья, произрастающие в тропических лесах умеренного пояса Северной Америки. Некоторые из этих деревьев достигают более 90 метров (300 футов) в высоту и 3 метров (10 футов) в диаметре. Черные медведи, лоси Рузвельта и сурки являются местными видами животных.

    Три основных пустынных региона Северной Америки — Сонора, Мохаве и Чиуауа — находятся на юго-западе Америки и в северной части Мексики.Эти большие пустыни расположены в тени дождя близлежащих гор. Горы блокируют осадки и ускоряют движение горячего сухого ветра над этими регионами. Сонора находится в тени прибрежных хребтов, Мохаве — в тени Сьерра-Невады, а чихуахуа — в тени Сьерра-Мадре.

    Известные виды пустынных растений включают в себя кактус сагуаро, дерево Джошуа и мескитовый. К видам животных относятся дорожный бегун, монстр Хила и гремучая змея.

    Помимо гор, пустынь и лесов, северная часть западного региона Северной Америки также обладает богатейшими на континенте месторождениями нефти и природного газа. Большинство этих месторождений расположено на шельфе, в Северном Ледовитом и Тихом океанах.

    Великие равнины

    Великие равнины лежат в центре континента. Глубокая, богатая почва покрывает большие площади равнин в Канаде и Соединенных Штатах. Зерно, выращенное в этом регионе, называемом «житницей Северной Америки», кормит большую часть мира.Великие равнины также являются домом для богатых месторождений нефти и природного газа.

    Большая часть плодородной почвы образовалась из материала, отложившегося во время последнего ледникового периода. Этот ледниковый период достиг своего пика около 18 000 лет назад. По мере отступления ледников потоки растаявшего льда оседали на землю, создавая слои продуктивной почвы.

    Луга или прерии Великих равнин составляют самый большой биом в Северной Америке. Экстремальные погодные условия препятствуют росту крупных растений, но идеально подходят для местных трав, преобладающих в регионе.

    Местные травы различаются по размеру от 2 метров (7 футов) в высокотравных прериях до всего 20 или 25 сантиметров (8 или 10 дюймов) в низкотравных прериях. К местным видам животных относятся бизоны, луговые собачки и кузнечики.

    Канадский щит

    Канадский щит представляет собой возвышенное, но относительно плоское плато. Он простирается над восточной, центральной и северо-западной Канадой. Канадский щит характеризуется скалистым ландшафтом, изрытым поразительным количеством озер.

    Тундра, простирающаяся вдоль северных границ Аляски и Канады до района Гудзонова залива, является биомом, общим для Канадского щита. Тундра — это место, где низкие температуры и уровень осадков препятствуют росту деревьев. Для тундры характерна вечная мерзлота — почва, промерзшая на два и более года. Эта вечная мерзлота удерживает влагу у поверхности почвы, способствуя росту растительности даже в экстремальных арктических условиях тундры.

    Летом этот верхний слой почвы оттаивает менее чем на 10 сантиметров (всего несколько дюймов), образуя многочисленные мелководные озера, пруды и болота.Этим мелководьем пользуются лишайники, мхи, водоросли и суккуленты. В свою очередь, они дают пищу карибу и овцебыкам, типичным для этой местности.

    Восточный регион

    Этот разнообразный регион включает Аппалачи и прибрежную равнину Атлантического океана.

    Древние горные хребты Северной Америки, включая Аппалачи, возвышаются у восточного побережья США и Канады. На протяжении сотен лет в этих районах разрабатывались богатые залежи угля и других полезных ископаемых.

    Атлантическая прибрежная равнина простирается от рек, болот и водно-болотных угодий к востоку от гор до песчаных пляжей атлантического побережья. Водно-болотные угодья являются биомом восточного региона и состоят из участков земли, почва которых насыщена постоянной или сезонной влагой. Флорида Эверглейдс — крупнейшая система водно-болотных угодий в Соединенных Штатах, покрывающая более 11 137 квадратных километров (4300 квадратных миль) южной Флориды.

    Эверглейдс представляет собой биологически разнообразный регион с несколькими граничащими экосистемами.Sawgrass болота являются самым знаковым растительным сообществом Эверглейдс и процветают на медленно текущей воде водно-болотных угодий. Аллигаторы гнездятся в траве, в то время как болотные птицы, такие как цапли, цапли, колпицы и ибисы, делают свои нерестилища в других видах деревьев водно-болотных угодий, таких как кипарисы и мангровые заросли.

    Карибский регион

    Карибский регион включает более 7000 островов, островков, рифов и отмелей. Острова региона и более мелкие островки разнообразны по своей топографии; некоторые имеют относительно плоскую и песчаную местность, а другие — пересеченную, гористую и вулканическую.

    Коралловые рифы и рифы Карибского моря являются одними из самых живописных биомов Северной Америки. Риф — это гряда зубчатой ​​скалы, коралла или песка прямо над или под поверхностью моря. Некоторые коралловые рифы окружают острова, такие как Багамы, Антигуа и Барбадос. Другие находятся у Флорида-Кис, цепи рифов — небольших островов, расположенных на платформе коралловых рифов — недалеко от южного побережья американского штата Флорида.

    Коралловые рифы состоят из миллионов крошечных животных — кораллов, которые образуют твердую оболочку вокруг своего тела.Эта твердая поверхность обеспечивает богатое сообщество водорослей и растений, таких как водоросли. Ярко окрашенные тропические рыбы, а также акулы, морские черепахи, морские звезды и морские коньки — это животные, обитающие на коралловых рифах Карибского моря.

    Чудеса природы

    В разнообразном ландшафте Северной Америки есть множество чудес природы. Здесь есть глубокие каньоны, такие как Медный каньон в мексиканском штате Чиуауа. Денали, самая высокая вершина континента, находится на высоте 6 194 метра (20 320 футов) в национальном парке и заповеднике Денали в США.С. штат Аляска. В Йеллоустонском национальном парке в американских штатах Вайоминг, Монтана и Айдахо находятся одни из самых активных гейзеров в мире. Канадский залив Фанди имеет самый большой диапазон приливов и отливов в мире. Великие озера образуют самую большую площадь пресной воды на планете. Река Миссисипи, протяженностью 3730 километров (2320 миль), является одной из самых длинных речных систем в мире и впадает полностью или частично в 31 штат США.

    География и макроэкономика: новые данные и новые выводы

    Аннотация

    Связь между экономической деятельностью и географией очевидна: популяции скапливаются в основном на побережьях и редко на ледяных щитах. Прошлым исследованиям взаимосвязей между экономической деятельностью и географией мешали ограниченные пространственные данные об экономической деятельности. Настоящее исследование представляет данные о глобальной экономической деятельности, базу данных G-Econ, которая измеряет экономическую активность для всех крупных стран, измеренную по шкале 1° широты и 1° долготы. Описаны методики исследования. Исследованы три приложения данных. Во-первых, обнаруживается сбивающий с толку «инверсия климат-выброс», при котором взаимосвязь между температурой и выработкой отрицательная при измерении на душу населения и сильно положительная в расчете на площадь.Во-вторых, база данных позволяет лучше определить влияние географических характеристик на бедность в Африке, обнаружив, что география является важным источником различий в доходах по сравнению с регионами с высоким уровнем доходов. Наконец, мы используем данные G-Econ для оценки экономического воздействия парникового потепления с более высокими оценками ущерба от потепления, чем в предыдущих исследованиях.

    Связь между экономической деятельностью и географией очевидна для большинства людей: популяции скапливаются в основном на побережьях и редко на ледяных щитах.Тем не менее, современная макроэкономика и экономика роста обычно игнорируют такие географические факторы, как климат, близость к воде, почвы, тропические вредители и вечная мерзлота. В этом вступительном эссе рассматривается это интеллектуальное разделение, представляются данные о географической экономической деятельности и исследуются некоторые из основных взаимосвязей между макроэкономической деятельностью и географическими показателями. Полное описание данных и методов можно найти на веб-сайте проекта (http://gecon.yale.edu).

    Почему макроэкономика вообще игнорирует географию? Как будет показано в последующих разделах, тщательной интеграции географических факторов в макроэкономический анализ помешали три фактора.Во-первых, теория экономического роста подчеркивает роль эндогенных и политических факторов, таких как накопление капитала, образование и технологии, а не экзогенных факторов, таких как география или даже численность населения. Хотя природные ресурсы (особенно земля и полезные ископаемые) упоминались в некоторых исследованиях, климат, почвы, тропические болезни и подобные «неизменные» факторы обычно не учитывались в современном анализе экономического роста.

    Во-вторых, исследования влияния географии на экономическую деятельность подчеркивали уровень или рост производства на душу населения.Хотя такое внимание разумно для такой дисциплины, как экономика, которая фокусируется на национальной экономической политике и уровне жизни, в таких исследованиях трудно уловить неизменные во времени географические факторы. Чтобы отделить географические факторы, в этом исследовании изучается территориальная плотность производства и объем производства на душу населения. Мы увидим, что смещение меры резко меняет предполагаемое влияние географии на экономическую активность.

    В-третьих, большинство показателей экономической деятельности представляют собой временные ряды или панели, измеренные на уровне страны, которые обеспечивают ≈100 наблюдений в самых разных географических масштабах. Представленный здесь набор данных (gecon 1.1), который измеряет выходные данные с разрешением 1° широты на 1° долготы, покрывает 25 572 наземных ячеек сетки. Такое увеличение разрешения аналогично изображениям с телескопа Хаббл, которые дают четкие и четкие ответы на многие ранее трудные и нечеткие вопросы.

    Предлагаемое здесь изменение акцента оказывает огромное влияние на предполагаемое влияние географических атрибутов на экономическую деятельность. База данных G-Econ (подробно описанная во второй части этой статьи) может быть полезна не только экономистам, интересующимся пространственной экономикой, но и ученым-экологам, желающим связать свои спутниковые и другие географические данные с экономическими данными.

    Я начну с краткого обзора роли географических факторов в экономическом анализе и эмпирической работе. В этом обзоре я буду обсуждать в основном макроэкономику, и следует подчеркнуть, что эти замечания представляют собой весьма сжатый взгляд на исследования, связанные с глобальными экономическими процессами. Обширная и впечатляющая литература по географии и региональной экономике выходит за рамки данного исследования.

    Будет полезно указать, что я понимаю под «географическими» факторами (или, лучше сказать, геофизическими факторами, изучаемыми в «физической географии»).Эти физические атрибуты привязаны к определенным местам. Они могут быть нестохастическими в соответствующей временной шкале (например, широта, расстояние от береговой линии или высота над уровнем моря) или они могут быть стохастическими с медленно меняющимися средними значениями и изменчивостью (например, климат или почвы). Одной из важнейших особенностей настоящего подхода является то, что географические факторы являются статистически экзогенными в том смысле, что они вызывают, но в первом приближении не вызываются экономическими и другими социальными переменными. Для наших целей мы опускаем большинство экологических и эндогенных географических переменных, таких как загрязнение, землепользование и доля природных ресурсов в торговле или продукции. Хотя эти факторы имеют решающее значение для многих целей, здесь основное внимание уделяется экзогенным и крупномасштабным факторам, на которые в значительной степени не влияет деятельность человека в десятилетних временных масштабах.

    Размышляя о богатстве наций, ранние экономисты предполагали, что климат является одним из основных факторов, определяющих национальные различия. В обществах, где большая часть населения жила на фермах, это предположение, вероятно, было правильным. Более ранние цивилизации, такие как те, что исследованы в истории экономического роста Ландеса (1) или в анализе социального коллапса Даймонда (2), сильно зависели от местных ресурсов и климатических условий и были менее способны специализироваться и торговать, чем большинство современных экономик.

    Однако одним из основных факторов экономического развития был переход от сельского хозяйства, чувствительного к климатическим изменениям, к производству и обслуживанию, нечувствительным к климату. В 1820 году 72% рабочих мест в США приходилось на фермы, тогда как к 2004 году их доля снизилась до 1,2%. Многие исследования показывают, что рыночная экономика в развитых странах относительно нечувствительна к умеренным и постепенным изменениям климата или аналогичных географических условий (см. ниже).

    Текущие теории и эмпирические исследования экономического роста сегодня обходят вниманием климат как основу различий в богатстве наций.Обзор нескольких учебников по экономическому развитию показывает, что климат ограничивается несколькими строками на сотнях страниц. (Исключениями являются ссылка 3 и более поздние работы, обсуждаемые ниже.) Современный взгляд на экономический рост представляет развитие как двигатель, питаемый капиталом, трудом и технологиями; иногда сюда включаются и минеральные ресурсы, но только с большой натяжкой мы можем приравнять ресурсы к географическим атрибутам. Недавняя волна исследований, посвященных международным различиям в производительности, как правило, не учитывала климат в качестве определяющей переменной.

    За последнее десятилетие экономисты начали внедрять географию в исследования экономического роста и развития. В одном из первых исследований Холла и Джонса (4) изучались причины огромного разнообразия доходов на душу населения в разных странах. Их основная гипотеза заключалась в том, что средние различия в объеме производства между странами в первую очередь определяются институтами и государственной политикой. Изучая статистически экзогенные инструменты, они обнаружили, что география (измеряемая как расстояние от экватора) была одной из наиболее значимых переменных, определяющих различия в производстве на душу населения по странам.Они предположили, что местоположение влияет на экономический успех из-за моделей населенных пунктов, которые влияют на институты.

    Изучение экономической географии получило новую жизнь благодаря работе Сакса и его коллег (5, 6). Основная цель этой работы — понять экономические проблемы тропической Африки. Они исследуют географические факторы, такие как процент площади суши в тропиках, как влияющие на рост. Их неожиданный вывод таков: «Наши статистические оценки, по общему признанию, неточны, на самом деле относят примерно две трети веса дефицита роста Африки к «неэкономическим» условиям и только одну треть к экономической политике и институтам» (5). В других исследованиях изучается влияние отсутствия выхода к морю, прибрежных поселений и тропических болезней на экономическую деятельность (6).

    Географические исследования Африки подверглись резкой критике как по техническим, так и по экономическим причинам. Один набор вопросов касается статистической «эндогенности» независимых переменных. Вторая и более далеко идущая критика касается относительной важности институтов. В нескольких исследованиях утверждается (в духе Холла и Джонса, о которых говорилось выше), что высокие доходы сегодня лучше всего понимать как определяемые историческими условиями, в которых география привела к моделям поселений, которые благоприятствовали хорошим институтам (таким как британские поселения в Северной Америке) и затем, что хорошие институты привели к высоким доходам (7).Хотя эти исследования не являются последним словом в этом вопросе, беглый взгляд на Восточную и Западную Германию, Северную и Южную Корею, Нижнюю и Альта-Калифорнию, несомненно, свидетельствует о важности институтов для экономического роста.

    Существующие исследования служат многим полезным целям, но они имеют три явных недостатка для определения влияния географических атрибутов на экономическую деятельность, все из которых устранены с помощью настоящего набора данных. Во-первых, практически все исследования сосредоточены на национальных данных. Если институты действительно являются ключевым компонентом экономического роста, то было бы очень трудно отделить географическое влияние от национального без дезагрегирования ниже национального уровня.Используемые здесь данные с координатной сеткой преодолевают это препятствие, используя почти 20 000 наземных наблюдений (следовательно, много на страну) по сравнению со 100 или около того национальными наблюдениями, обычно используемыми в только что рассмотренных исследованиях.

    Во-вторых, анализ здесь в первую очередь касается географической интенсивности экономической деятельности, а не личной интенсивности экономической деятельности. Другими словами, он фокусируется на интенсивности экономической деятельности на единицу площади, а не на душу населения или на отработанный час. Хотя географическая интенсивность может представлять меньший интерес для многих целей политики, чем детерминанты дохода на душу населения, в настоящем подходе акцент явно делается на географическом положении.

    В-третьих, практически все предшествующие исследования были сосредоточены на косвенных показателях географических переменных, а не на тех, которые важны сами по себе. Расстояние от экватора и процент площади в тропиках, например, не имеют внутреннего экономического значения. Одним из преимуществ использования данных с координатной привязкой по сравнению с национальными данными является то, что они позволяют нам использовать гораздо более богатый набор географических атрибутов.Большинство важных географических данных (включая климат, местоположение, расстояние от рынков или морских побережий и почвы) сопоставляются на географической основе, а не на основе политических границ. Существует также важная взаимосвязь между более высоким разрешением экономических данных и использованием географических данных, поскольку для многих стран средние значения большинства географических переменных (таких как температура или расстояние от морского побережья) охватывают такую ​​огромную территорию, что они практически бессмысленны. , тогда как для большинства ячеек сетки средние значения покрывают достаточно небольшую площадь.

    Методология оценки общего клеточного продукта

    Концепция валового клеточного продукта (GCP).

    Основной статистический вклад настоящей исследовательской программы заключался в разработке «выходных данных с координатной привязкой», или GCP. В этой работе «ячейка» представляет собой поверхность, ограниченную 1-градусной широтой контурами в 1-градус долготы. Полное описание данных и методов можно найти на веб-сайте проекта (http://gecon.yale.edu).

    Земной шар содержит 64 800 таких ячеек сетки; мы предоставляем выходные оценки для 25 572 наземных сот.Из этих наземных ячеек 19 136 ячеек находятся за пределами Антарктиды, 17 433 имеют полные данные минимального качества, а 14 859 имеют полные данные минимального качества с ненулевым населением и выходом.

    Ячейка сетки выбрана, потому что это единица, для которой данных, особенно о населении, больше всего. Он также является наиболее удобным для интеграции с глобальными данными об окружающей среде. Кроме того, эта система координат (в первом приближении) статистически независима от экономических данных (что, очевидно, не относится к политическим границам), а элементы имеют (почти) одинаковый размер, за исключением полярных регионов.С практической точки зрения нет альтернативы системе измерения сетки, такой как та, что используется в статье.

    Концептуальная основа GCP такая же, как у валового внутреннего продукта и валового регионального продукта, разработанная в счетах национального дохода и продукта основных стран, за исключением того, что географической единицей является ячейка сетки широта-долгота. GCP — это валовая добавленная стоимость в конкретном географическом регионе; валовая добавленная стоимость равна общему объему производства рыночных товаров и услуг в регионе за вычетом закупок у других предприятий.GCP агрегирует по всем ячейкам страны валовой внутренний продукт. Мы измеряем выпуск в долларах США 1995 года с поправкой на покупательную способность, используя национальные агрегаты, рассчитанные Всемирным банком. Обычно мы не делаем поправку на разницу покупательной способности в отдельных странах. Исключением из этого правила является то, что мы делаем поправку на покупательную способность добычи нефти и полезных ископаемых в странах с высокой долей продукции, поступающей из этих источников.

    Общая методика расчета GCP следующая:

    Подход в уравнении. 1 особенно привлекательна, потому что группа географов и демографов недавно построила подробный набор оценок населения по ячейкам сетки, первому члену в правой части уравнения. 1 . Таким образом, оценки GCP в первую очередь требуют новых оценок выпуска продукции на душу населения по ячейкам сетки.

    Методики оценки GCP на душу населения.

    Детализация и точность экономических и демографических данных сильно различаются в разных странах, и мы разработали альтернативные методологии в зависимости от наличия и качества данных.Методологии описаны (http://gecon.yale.edu; WN, Q. Azam, D. Corderi, NM Victor, M. Mohammed и A. Miltner, неопубликованные данные), а данные по каждой стране также доступны по запросу. запрос.

    При разработке данных и методов для проекта центральное место занимают два различных атрибута: уровень пространственной дезагрегации и исходные данные, используемые для построения оценок валового клеточного продукта. С точки зрения пространственной дезагрегации обычно существует три политических подразделения: ( i ) национальные данные, ( ii ) «данные штата» из первого политического подразделения и ( iii iii ) «данные провинции» из второго политического подразделения. подразделение.Мы используем самое низкое политическое подразделение, по которому имеются данные, хотя иногда объединяются различные уровни.

    Существует четыре основных источника экономических данных: ( i ) валовой региональный продукт (например, валовой государственный продукт США), ( ii ) региональный доход по отраслям (например, трудовой доход по отраслям и округам или провинции для Соединенных Штатов и Канады), ( iii ) региональная занятость по отраслям (например, подробная занятость по отраслям и регионам для Египта) и ( iv ) региональное городское и сельское население или занятость вместе со сводными отраслевыми данными о сельскохозяйственные и несельскохозяйственные доходы (используется для африканских стран, таких как Нигер).Для каждой страны мы объединяем один или несколько из четырех наборов данных на одном или нескольких региональных уровнях.

    Специальные методики.

    Несколько примеров иллюстрируют разнообразие методологий. ( i ) Для Соединенных Штатов правительственные оценки доступны для валового государственного продукта для 50 штатов. Мы используем подробные данные о трудовых доходах по отраслям для 3100 округов для расчета валового продукта округа на душу населения. Затем мы применяем пространственное масштабирование, описанное ниже, чтобы преобразовать данные округа в 1369 наземных ячеек сетки для Соединенных Штатов.Мы считаем эти оценки весьма надежными. Аналогичный подход был использован для Канады, Европейского союза и Бразилии. ( ii ) Для большинства других стран с высоким уровнем дохода мы используем валовой региональный продукт по первым политическим единицам (например, по областям для Российской Федерации). Для малых или средних стран (Аргентина) этот подход будет относительно надежным, тогда как для больших стран (Россия) регионы иногда бывают очень большими и, следовательно, пространственное разрешение плохое.( iii ) Для многих стран со средним уровнем дохода, таких как Египет, у нас есть данные недавних переписей, которые собирают данные о занятости по регионам и отраслям. Затем мы используем эти данные вместе с данными национальных счетов о национальном выпуске по отраслям для оценки выпуска по регионам и отраслям, а затем объединяем эти данные по отраслям для получения оценок валового регионального продукта. ( iv ) Для Нигерии и многих стран с самым низким уровнем доходов у нас нет региональных экономических данных. В этих случаях мы объединяем данные переписей сельского и городского населения с национальными данными о занятости и выпуске для оценки выпуска на душу населения по регионам.Для этих стран из-за скудности экономических данных и ограниченности региональных данных оценки GCP менее точны, чем оценки для стран с высоким уровнем дохода.

    Пространственное масштабирование.

    Данные о выпуске и выпуске на душу населения оцениваются в политических границах. Чтобы создать данные с координатной сеткой, нам нужно преобразовать данные в географические границы. Я называю этот процесс «пространственным изменением масштаба», хотя в количественной географии он имеет множество названий, таких как «проблема изменяемой единицы площади», «агрегация по площади» или «интерполяция площади» (10–12).Пространственное масштабирование возникает в ряде различных контекстов и требует вывода распределения данных в одном наборе пространственных агрегатов на основе распределения в другом наборе пространственных агрегатов, где ни один из них не является подмножеством другого. Здесь возникает проблема масштабирования, поскольку все экономические данные публикуются с использованием политических границ, и эти данные необходимо преобразовать в географические границы.

    Рассмотрев альтернативные подходы и проведя некоторое моделирование с использованием экономических данных, мы остановились на правиле «пропорционального распределения» (подробности доступны по запросу).Первый шаг — разделить каждую ячейку сетки на «подсеточные ячейки», каждая из которых однозначно принадлежит наименьшей доступной политической единице (назовем их «провинциями»). Следующим шагом является сбор или оценка выпуска на душу населения для каждой провинции. В-третьих, правило пропорционального распределения предполагает, что выпуск на душу населения равномерно распределен в каждой провинции и что население равномерно распределено в каждой ячейке сетки. Основываясь на этих предположениях, мы можем рассчитать предварительную оценку выпуска для каждой ячейки подсетки как произведение площади ячейки подсетки, умноженной на плотность населения ячейки сетки, умноженной на выпуск продукции на душу населения в провинции.Затем мы вычисляем GCP как сумму выходных данных каждой ячейки подсетки. Последним шагом является корректировка GCP, чтобы они соответствовали итоговым значениям для провинции и страны.

    Этот подход требует больших объемов данных и вычислительных затрат, поскольку требует оценки доли каждой ячейки сетки, принадлежащей каждой провинции, и оценки экономических данных для каждой из провинций. Расчеты показывают, что дезагрегирование дает значительный выигрыш в точности. Для Соединенных Штатов, используя фактические данные по округам, мы подсчитали, что дезагрегирование среднего национального показателя по округам уменьшает среднеквадратичную ошибку среднего значения по ячейке в 5 раз.

    Влияние географии, климата и других географических видов деятельности на экономическую деятельность

    В этом заключительном разделе представлены некоторые результаты анализа моделей экономической деятельности с использованием нового набора данных G-Econ. Это исследование не предназначено для всестороннего анализа, который должен быть завершен после интеграции данных с дополнительными географическими атрибутами и временными рядами пространственных экономических данных. Более того, на данном этапе мы в первую очередь изучаем базовые закономерности и оценки в приведенной форме; будущая работа должна быть сосредоточена на структурных оценках основных переменных.

    Экономическая карта Европы.

    На рис. 1 показана контурная экономическая карта Европы, на которой отмечены некоторые важные горы и низменности. В отличие от привычных контурных карт, эта имеет высоту, пропорциональную плотности производства (выпуск продукции на квадратный километр) в различных регионах. Экономические горы Эверест расположены вдоль основного региона от южной Англии до северной Италии, тогда как периферийные районы, особенно арктическая Европа, представляют собой экономические низменности.Карты других стран предоставляются по запросу.

    Рисунок 1.

    Экономическая карта Европы. На этом рисунке показана экономическая топографическая карта Европы с высотами, пропорциональными валовому внутреннему продукту на единицу площади. Обратите внимание, что экономическая активность сосредоточена в центре, тогда как на периферии экономический подъем гораздо ниже.Наблюдения измеряют экономическую активность в миллионах долларов США 1995 года на 2 км по шкале 1° широты и 1° долготы.

    На рис. 2 показаны графики дробного ядра пяти основных географических переменных. Фрактальный график сначала упорядочивает переменную от наименьшего к наибольшему наблюдению. Затем он оценивает функцию плотности ядра или сглаженную нелинейную зависимость между долей и логарифмом (log 10 ) выходной плотности.Например, выходная плотность отличается в 10 5 от кратного минимума до пика для средней температуры, тогда как разница для среднего количества осадков составляет 10 2 от минимума до пика. Ясно, что все географические переменные оказывают серьезное систематическое влияние на экономическую активность. Отношения трудно уловить простым способом, потому что воздействия очень нелинейны.

    Инжир.2.

    Фрактильный график для ключевых географических переменных. На рисунке показаны фрактильные графики для ключевых переменных (средняя температура, среднее количество осадков, среднее расстояние от побережья, средняя высота над уровнем моря и абсолютное значение широты). Фрактили ранжируют каждую переменную от самого низкого до самого высокого уровня наблюдения за ячейкой. Для каждой переменной мы подобрали функцию плотности ядра к двумерному соотношению между log 10 (выходная плотность) и географической переменной. Нулевые значения выхода включены как равные 0 ( n = 17 796).

    Инверсия климата.

    Первый набор тестов исследует взаимосвязь между экономической деятельностью и ограниченным набором географических видов деятельности, уделяя особое внимание климату. Многие экономические исследования изучали взаимосвязь между географией и экономической деятельностью. Одним из основных выводов является то, что объем производства на душу населения увеличивается по мере удаления от экватора. В этих исследованиях в качестве единицы наблюдения использовались страны.Подтверждаются ли результаты, когда единица наблюдения уточняется до ячеек сетки внутри стран?

    На рис. 3 показана «коробчатая диаграмма» взаимосвязи между средней температурой в каждой ячейке сетки и выпуском продукции на душу населения в этой ячейке сетки. Блочная диаграмма группирует наблюдения в каждом бине, а затем оценивает несколько статистических данных для этих наблюдений; различные статистические данные поясняются в легенде к рис. 3. Для этого бины имеют ширину 2°C (каждый второй бин показан на нижней оси).Рис. 3 подтверждает сильную отрицательную, но весьма нелинейную зависимость между температурой и выпуском продукции на душу населения.

    Рис. 3.

    Блок-диаграмма объема производства на душу населения и температуры. Более ранние исследования показывают, что в странах высоких широт объем производства на душу населения выше, чем в странах низких широт. Это соотношение проверяется с использованием средней температуры в качестве географической переменной для ячеек сетки.В самых холодных регионах объем производства на душу населения в ≈12 раз выше, чем в самых теплых регионах. На ящичковых диаграммах средние значения — это красные кружки, медианы — жирная красная горизонтальная линия, диапазоны медианы в одну сигму — это области, заштрихованные синим цветом, а межквартильные диапазоны — прямоугольники. Ширина прямоугольника пропорциональна квадратному корню из числа наблюдений в каждом бине. Ячейка показана на горизонтальной оси, но на этом графике может поместиться только любая другая ячейка. Вертикальный масштаб — log 10 , так что каждая единица соответствует коэффициенту 10.Нулевые наблюдения опущены ( n = 15 755).

    Хотя объем производства на душу населения является ключевой экономической переменной, объем производства на единицу площади является ключевой переменной с географической и экологической точек зрения. На рис. 4 показана прямоугольная диаграмма зависимости между средней температурой в каждой ячейке сетки и выходной плотностью в этой ячейке сетки. Для этой цели мы предположили, что данные подвергнуты цензуре и что нулевые наблюдения имеют более низкий диапазон усечения, равный 1 доллару за 2 км, поэтому log 10 (усеченные наблюдения) = 0.Оценки относительно ненадежны для log 10 плотностей <1.

    Рис. 4.

    Блочная диаграмма выходной плотности и температуры. На этой диаграмме показано распределение выходной плотности по температуре. Плотность выпуска варьируется не менее чем на пять порядков от холодного региона к умеренному. Пояснение к диаграммам см. на рис.3. Нулевые наблюдения устанавливаются на log 10 (x) = 0 ( n = 18 995).

    Поразительным открытием является очень резкий положительный градиент между выходной плотностью и температурой от самых низких наблюдений до ≈5°C; разница между пиковой и наиболее низкотемпературной (полярной) областями не менее чем в 10 5 раз . Выходная температура незначительно колеблется выше 0°C, достигая максимума между 7°C и 14°C. Выходная плотность падает в ≈100 раз от пика к высокотемпературным областям.

    Поразительный парадокс, показанный на рис. 3 и 4 можно обозначить изменением направления климат-выход. Это обращение указывает на противоположные отношения между климатом и выпуском в зависимости от того, рассматриваем ли мы объем производства на человека или объем производства на единицу площади. (Эта связь аналогична, если географической переменной является широта.)

    Чем объясняется реверсия климатической продукции? В первом приближении причина в том, что люди мобильны, а земля нет. В экономических условиях, которые существовали на протяжении всей истории человечества, площадная продуктивность в покрытых льдом и очень холодных регионах низка.Этот момент очевиден для сельского хозяйства, но за немногими исключениями (такими как лыжный спорт и гляциология) он справедлив и для других секторов экономики. Для иллюстрации мы можем использовать различные регионы стран с высоким уровнем доходов. Плотность добычи в северной Гренландии составляет 500 долларов на км 90 307 2 90 308 , плотность добычи без учета нефти на Аляске в среднем составляет 6000 долларов на км 90 307 2 90 308 , тогда как плотность добычи в нижних 48 штатах США составляет 800 000 долларов на км 90 307 2 90 308 . Если глобальная экономика не будет в значительной степени посвящена добыче льда, вполне вероятно, что будет преобладать низкая продуктивность холодных регионов.

    Причины высокой душевой продуктивности низкотемпературных регионов не столь очевидны. Чтобы увидеть, что можно объяснить человеческим поведением, возьмем случай идеальной экономической мобильности в пространстве. Другими словами, предположим, что люди мигрируют до тех пор, пока средние объемы производства не сравняются во всех регионах. При таком предположении градиент температуры/производительности на душу населения на рис. 3 будет горизонтальным. Хотя допущение об идеальной мобильности в последние годы не работает, особенно за пределами национальных границ, человеческая мобильность, безусловно, лежит в основе различий между рис.3 и 4.

    Три других фактора могут придать градиенту температуры/производительности на душу населения отрицательный наклон. Во-первых, некоторая продукция в регионах с низкими температурами является очень капиталоемкой (например, добыча нефти) и, следовательно, имеет тенденцию к высокой производительности на душу населения. Этот фактор можно исключить, учитывая относительную незначительность добычи полезных ископаемых в высокоширотных районах. Во-вторых, могут существовать «компенсирующие различия», когда людям требуется более высокая реальная заработная плата, чтобы жить в неприятных холодных условиях.Здесь снова, хотя холодные регионы непривлекательны, данные о компенсирующих различиях не могут объяснить большие различия. Более того, тропические регионы имеют свои собственные опасности и не демонстрируют таких же больших компенсирующих различий. В-третьих, и наиболее сложный, это плохо изученный факт, что страны в умеренных и холодных регионах имеют более высокий уровень производства на душу населения, чем большинство низкоширотных и высокотемпературных регионов. Как описано в первом разделе, основные споры в литературе по экономическому росту заключаются в том, касаются ли эти различия в первую очередь географии или национальных институтов.

    Мы можем использовать набор данных G-Econ, чтобы отделить институциональные и другие национальные факторы от географических. Оценки линейного уравнения натурального логарифма производства на душу населения в зависимости от средней температуры могут быть выполнены с фиксированными эффектами страны и без учета для всех больших и средних стран ( n = 15 229). Если национальные эффекты, связанные с институтами и политическими системами, являются наиболее важными, страновые эффекты охватывают такие воздействия. Страновые эффекты снижают чувствительность логарифма производства на душу населения к средней температуре примерно на одну треть с -0.058 (±0,00068) до -0,040 (±0,00092). Этот результат указывает на то, что примерно две трети градиента, показанного на рис. 3, не могут быть объяснены специфическими для страны факторами, такими как институциональные различия, история, основные преимущества местоположения и подобные национальные факторы. На данный момент оставшиеся источники изменения направления климатического воздействия все еще остаются открытым вопросом.

    Различия в объемах производства объясняются чистой географией?

    Один из центральных вопросов экономической географии заключается в том, насколько дисперсия выпуска объясняется географическими переменными.Данные G-Econ представляют собой идеальную лабораторию для ответа на этот вопрос. Для этой цели я оценил многомерную регрессию с логарифмом выхода на км 2 в качестве зависимых переменных, с независимыми переменными, являющимися температурой, осадками и другими географическими переменными. Точнее, уравнение где i — ячейка, j — страна или регион, а k — географическая переменная. Переменные y ij выпускается на км 2 в 1995 г. международный U.С. цены, Граф j — эффекты страны, а ε ij — невязка уравнения. Географические переменные, Geo ijk, — среднегодовая температура, среднегодовое количество осадков, средняя высота, «шероховатость», измеренная как стандартное отклонение высоты в ячейке сетки, категории почвы и расстояние от береговой линии. g k представляют собой полиномиальные функции географических переменных.Греческие переменные β 0j являются коэффициентами регионов, тогда как β k — коэффициенты регрессии по географическим переменным. Следует отметить, что мы опускаем все явно эндогенные переменные (такие как плотность побережья, близость к рынкам и состояние здоровья).

    В этом тесте используется плотный набор экзогенных переменных для регистрации всех взаимодействий. Уравнение объясняет 91% дисперсии выходной плотности для всех 17 409 наблюдений минимального качества.Все географические переменные очень значимы (как видно из температуры на рис. 3 и 4).

    Уравнение имеет некоторые интересные особенности. Это указывает на то, что «оптимальная» температура (которая максимизирует выходную плотность) составляет ≈12°C. Более того, это предполагает, что некоторые страны особенно хорошо или плохо справляются со своим климатом. Страны с большими отрицательными выбросами — Австралия, Мозамбик, Мадагаскар и Ангола. К странам с положительным страновым эффектом относятся Дания, Япония, Франция и Италия.Низкая плотность производства в Гренландии, Канаде, России и на Аляске согласуется с экономически суровым климатом в этих регионах.

    Следует признать, что значительная часть рассредоточения экономической деятельности необъяснима; стандартная ошибка многомерной регрессии составляет 1,97, что эквивалентно средней ошибке фактора exp(1,97) = 7,2. Географические переменные, вероятно, никогда не смогут объяснить высокую плотность экономической активности в Мадриде, Париже или Москве, а также относительно низкие уровни в Южной Америке и Южной Африке с умеренным климатом.География важна, но остается много изменчивости.

    Африка: география, экономика и судьба.

    Африка широко признана неспокойным континентом земного шара. С точки зрения экономической статистики, хотя в 2004 году валовой внутренний продукт на душу населения в странах с высоким уровнем доходов составлял более 30 000 долларов США, в 10 странах тропической Африки объем производства на душу населения в этом году оценивался в <1 000 долларов США. Для жителей мирного и благополучного севера эти абстрактные цифры вряд ли могут отразить состояние условий жизни в этом регионе (6, 13).

    Каковы источники бедности в тропической Африке? Эта тема занимается учеными не менее двух столетий, и последние работы сосредоточены на сложном взаимодействии факторов: рабство и колониальные репрессии, зависимость от сырьевых товаров, плохо продуманная экономическая политика, политическая нестабильность и гражданские конфликты, перенаселенность, высокий уровень этнолингвистической и религиозное разнообразие, слабое здоровье и недавняя эпидемия СПИДа. На протяжении всего анализа развития Африки подчеркивались неблагоприятные географические условия.Например, Блум и Сакс заключают: «В основе бедности Африки лежит ее чрезвычайно невыгодное географическое положение…» (6) В своем крупном статистическом анализе Африки Блум и Сакс используют в качестве зависимой переменной рост производства на душу географическими переменными являются процент площади суши в тропиках, плотность населения прибрежных районов и фиктивная Африка. В недавней работе исследуются структурные оценки взаимосвязи между болезнью и климатом (14).

    Эти исследования чрезвычайно полезны, но они не могут реалистично отразить влияние географии по трем основным причинам.Во-первых, на самом деле во многих исследованиях нет интересных географических измерений и, что наиболее важно, они опускают какие-либо климатические переменные. Основной географической переменной в большинстве экономических исследований является широта, которая в лучшем случае является показателем температуры. Во-вторых, как обсуждалось выше, единицей наблюдения обычно является страна. Поскольку страны явно имеют разные институциональные особенности (см. Северную Корею и Южную Корею), практически нет степеней свободы для любых используемых географических переменных.В-третьих, статистический анализ страдает от проблем с идентификацией, поскольку многие объясняющие переменные являются эндогенными и, следовательно, частично определяются климатом (например, плотность прибрежного населения явно является эндогенной).

    Базу данных G-Econ можно использовать для получения более точной оценки воздействия климата на экономические показатели тропической Африки. Для этого в выборку вошли 22 страны тропической Африки, по которым имеются экономические данные в базе данных G-Econ.Затем мы оцениваем уравнение 2 и рассчитайте влияние географии на тропическую Африку и шесть других регионов. Все остальные регионы представляют собой низкоширотные ячейки сетки (широта <25) за пределами Африки, промышленной Европы (промышленные регионы Западной Европы), Гренландии и трех стран: Австралии, России и прилегающих к ней Соединенных Штатов.

    Подход заключается в оценке влияния географии с помощью уравнения. 2 выше, а затем применить коэффициенты к географии различных регионов.Эти уравнения представляют собой редуцированную форму, а не структурные эконометрические оценки. Влияние географии рассчитывается как оценочные коэффициенты, умноженные на значения географических переменных для каждого региона. Например, влияние географии на тропическую Африку оценивается как где i = ( j Af ) указывает на то, что оценка содержит только ячейки сетки для тропической Африки ( Af ). Затем мы вычисляем дифференциальное влияние географии между регионами p и m, как

    В Таблице 1 показаны оценки географических воздействий, Δ pm , в виде матрицы для различных эталонных регионов.Каждая запись показывает логарифмическое преимущество области вверху по сравнению с областью слева. Анализ показывает влияние на три переменные: плотность производства (долл. США на км 2 ), объем производства на душу населения (долл. США на человека) и плотность населения (человек на км 2 ). Размер выборки составляет 2315 для тропической Африки и от 153 наблюдений (промышленная Европа) до 3066 наблюдений (другие низкие широты) для других регионов.

    Таблица 1.

    Оценки влияния географии для разных регионов

    Первый блок таблицы показывает общее влияние географии на плотность выпуска. Эта оценка показывает, что тропическая Африка находится в крайне невыгодном положении по сравнению с промышленными регионами, с географическим недостатком, равным -2,25 по сравнению с промышленной Европой (что эквивалентно снижению плотности населения в Африке на 89%). Он также находится в невыгодном положении по сравнению с другими низкоширотными регионами. С другой стороны, она имеет выгодную географию относительно России и замерзшей Гренландии.

    Что касается производства на душу населения, Африка находится в значительно более невыгодном географическом положении по сравнению со всеми регионами, хотя географическое отставание по сравнению с другими низкоширотными регионами является лишь небольшим. Географическое положение снижает объем производства на душу населения на 0,67 по сравнению с промышленно развитыми странами, в то же время снижая объем производства на душу населения на 0,16 по сравнению с другими низкоширотными регионами. Относительное влияние географии на плотность населения неоднозначно: Африка находится в невыгодном положении по сравнению с регионами средних широт и в более выгодном положении по сравнению с холодными регионами.

    Насколько разница в экономических показателях объясняется географией? В последнем столбце таблицы 1 показана логарифмическая разница фактических значений между Африкой и регионом в столбцах 3–8. Отношение коэффициента в первом столбце к последнему является оценкой доли логарифмической разницы, объясняемой географией. География объясняет 20% разницы в производстве на душу населения между тропической Африкой и двумя промышленными регионами; и это объясняет ≈12% разницы в производстве на душу населения между тропической Африкой и другими регионами низких широт.Следовательно, география в значительной степени способствует плохим экономическим показателям Африки, но другие факторы, по-видимому, вносят больший вклад.

    В целом географическое положение Африки налагает значительные препятствия на плотность производства и объем производства на душу населения по сравнению с промышленными регионами. С другой стороны, объем производства на душу населения в тропической Африке, по-видимому, не имеет серьезного географического недостатка по сравнению с другими низкоширотными регионами.

    Следует подчеркнуть, что этот анализ исключает многие географические факторы, динамику и социальные факторы.Понятно, что тропическая география в настоящее время экономически непродуктивна, но причины этого не под силу современным данным разрешить. Тем не менее, главный вывод заключается в том, что тропическая география оказывает существенное негативное влияние на плотность производства и объем производства на душу населения по сравнению с регионами с умеренным климатом.

    Влияние изменения климата на объем производства.

    В дополнение к пониманию текущих моделей глобального производства, данные G-Econ могут использоваться для изучения последствий изменений окружающей среды.Одним из ярких примеров является влияние глобального потепления на выпуск продукции как в глобальном масштабе, так и по регионам.

    В большинстве исследований экономических последствий глобального потепления анализируются последствия для конкретных секторов (например, сельского хозяйства) или региональных экосистем (15–17). Однако исследования воздействия были сосредоточены на Соединенных Штатах и ​​странах с высоким уровнем дохода с экстраполяцией на другие регионы.

    Используя базу данных G-Econ, мы можем оценить влияние различных сценариев потепления на объем производства, используя глобальную базу данных.Предположения, лежащие в основе этого прогноза, аналогичны тем, которые используются в «рикардианской» методике для оценки экономических последствий изменения климата в сельском хозяйстве (18). В частности, этот подход предполагает, что экономика находится в долгосрочном равновесии по отношению к климатическим и другим географическим переменным (эта взаимосвязь называется «равновесием климата и экономики»). Поскольку климатические переменные в последние годы менялись медленно по сравнению со временем оборота большинства запасов капитала и других основных экономических переменных, предположение о равновесии климата и экономики разумно, за исключением тех областей, где капитал или природные запасы изменяются чрезвычайно медленно (контрпримерами являются почвы). , водно-болотные угодья или расположение таких городов, как Новый Орлеан).

    Чтобы оценить влияние изменения климата, я сравниваю экономическую продуктивность существующего климата с экономической продуктивностью двух сценариев изменения климата, которые отражают равновесное воздействие удвоения 2 эквивалентных концентраций CO в атмосфере.

    СС1.

    В первом сценарии предполагается изменение только температуры. Мы принимаем стандартный сценарий, который соответствует удвоению атмосферных концентраций CO 2 -эквивалента парниковых газов.Этот сценарий предполагает среднее изменение температуры поверхности на 3,0°C по всем наземным ячейкам сетки в выборке, а изменение температуры зависит от широты для получения оценок из моделей общей циркуляции. Первый сценарий предполагает отсутствие изменений в осадках.

    СС2.

    Второй сценарий предполагает высыхание в средней части континента, а также изменение температуры, предполагаемое в CC1. Для моделирования среднеконтинентального высыхания предполагается, что количество осадков уменьшается на 15 % в районах, удаленных не менее чем на 500 км от побережья в регионах средних широт (между 20 и 50° северной или южной широты), тогда как количество осадков увеличивается на 7 % в других районах. (19).

    Сценарии взяты из мультимодельных оценок в Третьем оценочном отчете Межправительственной группы экспертов по изменению климата (19), глава 9, рисунки 9.10 и 9.11. Они были перемасштабированы, чтобы соответствовать глобальному среднему равновесному увеличению на 3°C. CC1 широко используется в литературе по воздействиям. Несмотря на чрезмерное упрощение, он достаточно хорошо отражает результаты моделей общей циркуляции. Предположения, лежащие в основе второго сценария, менее обоснованы, поскольку масштабы и местонахождение среднеконтинентального высыхания значительно различаются в разных моделях.Одной из задач будущих исследований в этой области будет прямое соединение выходных данных с привязкой к координатной сетке и других экономических взаимосвязей с моделями климата.

    Прогноз воздействия изменения климата начинается с уравнения. 2 описан выше с одной дополнительной модификацией. Я изменил спецификацию в формуле. 2 путем использования более скудного списка переменных и добавления переменных, которые представляют собой линейные температурные эффекты для конкретной страны.Цель этих модификаций состоит в том, чтобы уменьшить вероятность ложных корреляций и гарантировать, что низкокачественные данные по странам не исказят оценки. §

    Чтобы оценить влияние двух сценариев, необходимо выполнить следующие шаги: ( i ) Во-первых, оценить регрессию выходных данных ячейки, используя исторический климат и другие переменные. ( ii ) Затем измените температуру и осадки по ячейке сетки согласно сценариям CC1 или CC2.( iii ) Затем оцените изменение выпуска как разницу между прогнозами для сценариев в ( i ) и ( ii ). ( iv ) Затем агрегируйте изменения, используя в качестве весов площадь ячейки, выход и население. ( v ) Поскольку уравнения и преобразования сильно нелинейны, оцените статистическую изменчивость оценок и прогнозов, используя методы начальной загрузки со 100 повторениями.

    Основные результаты показаны в таблице 2, где мы объединили два сценария и бутстрапы с различными подходами к агрегированию.Веса населения измеряют изменение средних доходов, веса выпуска оценивают влияние на глобальный выпуск, а веса площади задают вопрос о том, что происходит со средним местоположением на Земле.

    Таблица 2.

    Расчетное влияние глобального потепления на мировой объем производства

    Основное сообщение заключается в том, что сценарий CC1 (потепление без изменения количества осадков) показывает негативное влияние на выпуск любой из трех систем взвешивания.Прогнозируемое изменение выхода составляет -0,9% при использовании выходных весов ячеек и -1,7% при использовании весов популяций клеток. Диапазоны в одну сигму вокруг оценок указывают на то, что оценки очень точно определены.

    Сценарий CC2 (потепление с осушением средней части континента) демонстрирует более неблагоприятные последствия, чем сценарий CC1. Различия между этими двумя сценариями постепенно увеличиваются по мере того, как весовые коэффициенты перемещаются от объема производства к площади и к населению. Интуиция здесь такова, что самые большие воздействия происходят там, где плотность населения самая высокая.Возможно, наиболее релевантным результатом является сценарий CC2, взвешенный по численности населения, который указывает на среднее воздействие в размере −3,0% от среднего объема производства по сценарию удвоения.

    Эти результаты являются одними из первых комплексных оценок глобальных экономических последствий парникового потепления. Эти глобальные оценки также имеют статистическую основу и, следовательно, могут определять соответствующие статистические ошибки. Предполагаемое воздействие больше, чем большинство существующих оценок рыночного ущерба. Нордхаус и Бойер оценили последствия в 2 балла.Потепление на 5°C будет составлять −0,2% и −0,4% глобального производства для веса производства и населения соответственно (17). Ориентировочная оценка Tol для потепления на 1°C составляет +2,3% для взвешенных воздействий выпуска (20). Р. Мендельсон, А. Динар и Л. Уильямс (неопубликованное исследование) используют подход, аналогичный нынешнему, фокусируясь на странах, и обнаруживают нейтральный эффект изменения климата (±0,1% в глобальном масштабе с использованием весов выпуска) в 2100 г., хотя ожидается, что страны с низкими широтами столкнутся с серьезными негативными экономическими последствиями.

    При этом следует подчеркнуть три оговорки. Во-первых, оценки влияния географических переменных на выпуск оставляют значительную часть выпуска необъяснимой. Пока не будут полностью и надежно объяснены вариации выпуска, мы не можем быть уверены в прогнозе, основанном на неполной модели. Во-вторых, эти оценки включают только рыночный выпуск и не включают какие-либо нерыночные воздействия или резкие изменения климата. Таким образом, воздействие на экосистемы или благоустройство, и особенно возможность резкого изменения климата, необходимо включить в полный анализ воздействия (21, 22).Наконец, модель, лежащая в основе приведенных здесь оценок, особенно предположение о равновесии климата и экономики, сильно упрощена. Динамический характер экономического роста не может быть адекватно отражен в перекрестных оценках. Учитывая вялую реакцию распределения населения на изменяющиеся условия, существующие модели расселения и экономики могут все еще приспосабливаться к экономическим и климатическим условиям. Решение каждой из этих проблем требует дополнительных данных и методологических разработок.

    Следующие шаги.

    В этой статье описывается только начальный экскурс в использование экономических данных в географическом масштабе для понимания места экономической деятельности в глобальном масштабе. Предстоит еще много работы. Для базы данных важно не только расширять данные в пространстве, но, что еще более важно, создавать временные ряды и, в конечном счете, дезагрегировать данные по основным секторам (особенно сельскому хозяйству, горнодобывающей промышленности и обрабатывающей промышленности). Для аналитической работы необходимо будет включить другие географические переменные и переменные, отражающие исторические, технологические и институциональные факторы.Структурные оценки путей от климата к выпуску и уровню жизни являются важным следующим шагом.

    Несмотря на ограничения анализа и данных, выделяются четыре пункта. Во-первых, очевидно, что глобальную экономическую активность можно измерить в более точном масштабе, чем это делалось до сих пор; такие подходы, как данные G-Econ, обеспечивают более единообразные измерения, обеспечивают более высокое пространственное разрешение в ≈100 раз и позволяют лучше увязывать экономические данные с географическими данными.Во-вторых, данные показывают закономерность, согласно которой плотность экономической деятельности очень сильно связана с географическими условиями, особенно с температурой, осадками и близостью побережья. В-третьих, применяя данные к тропической Африке, мы оцениваем, что география Африки действительно является серьезным экономическим недостатком по сравнению со странами с умеренным климатом, но география Африки лишь незначительно невыгодна по сравнению с другими низкоширотными регионами. Наконец, используя данные G-Econ для оценки воздействия глобального потепления, мы пришли к выводу, что равновесное удвоение концентрации парниковых газов в эквиваленте CO 2 будет иметь значительно более негативные последствия, чем было обнаружено в более ранних исследованиях.

    Благодарности

    Я благодарю многих сотрудников, которые помогли разработать базу данных G-Econ, а также Роберта Мендельсона, Джеффри Сакса, В. Керри Смита, Ричарда Тола, Уолдо Тоблера, Б. Л. Тернера II и Кристофера Удри. Это исследование финансировалось Национальным научным фондом и Фондом прогресса Глейзера.

    Сноски

    • *Электронная почта: william.nordhaus{at}yale.edu
    • Этот вклад является частью специальной серии Учредительных статей членов Национальной академии наук, избранных 1 мая 2001 г.

    • Вклад авторов: W.D.N. разработал исследование, провел исследование и написал статью.

    • Заявление о конфликте интересов: Конфликты не заявлены.

    • ↵ † Данные о населении с привязкой к сетке доступны в Интернете по адресу http://sedac.ciesin.columbia.edu/plue/gpw с полной документацией в исх.8 и обновлено в исх. 9.

    • ↵ ‡ Точная спецификация в уравнении. 2 содержит 72 страновых эффекта плюс девять полиномиальных членов температуры и осадков, шесть статистических данных по экстремальным и более высоким моментам температуры и осадков, первый и второй моменты высоты, три переменные для расстояния от побережья (<50 км, <100 км и < 200 км) и 27 типов почв.Уравнение имеет 17 305 степеней свободы, хотя это, вероятно, завышено из-за пространственной корреляции. Проведение дальнейшего анализа этих данных с использованием методов пространственной статистики является важной областью исследований. Все результаты подробно описаны в справочной документации, которую можно получить по запросу.

    • ↵ § Уравнение, используемое для уравнения глобального потепления, представляет собой логарифм выходной плотности в качестве зависимой переменной и, в качестве независимых переменных, средней и квадратичной температуры, среднего и квадратичного количества осадков, высоты, шероховатости, квадрата шероховатости, трех переменных расстояния от побережья. , страновые эффекты и линейные температурные эффекты по странам.

    • Сокращение:
      GCP,
      валовой клеточный продукт.
    • Бесплатно доступен в Интернете через опцию открытого доступа PNAS.

    • © 2006 г. Национальной академии наук США

    Первый банк США

    Война за независимость закончилась, но не все ладилось. Соединенные Штаты Америки, название, которое новая страна приняла в соответствии со Статьями Конфедерации, столкнулись с проблемами.В 1780-е годы произошли повсеместные экономические потрясения. Перед лидерами новой страны была поставлена ​​задача: восстановить торговлю и промышленность, погасить военный долг, восстановить стоимость валюты и снизить инфляцию.

    У одного видного архитектора молодой страны — Александра Гамильтона, первого секретаря казначейства по новой Конституции — были амбициозные идеи о том, как решить некоторые из этих проблем. Одним из них было создание национального банка. В декабре 1790 года Гамильтон представил Конгрессу отчет, в котором изложил свое предложение.Гамильтон использовал устав Банка Англии как основу для своего плана. Он утверждал, что американская версия этого учреждения может выпускать бумажные деньги (также называемые банкнотами или валютой), обеспечивать безопасное место для хранения государственных средств, предлагать банковские услуги для коммерческих операций и действовать в качестве финансового агента правительства, включая сбор государственных налогов. доходов и погашения государственных долгов.

    Не все были согласны с планом Гамильтона. Томас Джефферсон опасался, что национальный банк создаст финансовую монополию, которая может подорвать государственные банки и принять политику, которая благоприятствовала бы финансистам и торговцам, которые, как правило, были кредиторами, а не владельцам плантаций и семейным фермерам, которые, как правило, были должниками.Такой институт противоречил представлению Джефферсона о Соединенных Штатах как преимущественно аграрном обществе, а не обществе, основанном на банковском деле, торговле и промышленности. Джефферсон также утверждал, что Конституция не дает правительству полномочий создавать корпорации, в том числе национальный банк. Несмотря на голоса противников, законопроект Гамильтона был одобрен как Палатой представителей, так и Сенатом после долгих дебатов. Президент Вашингтон подписал закон в феврале 1791 года.

    Банк Соединенных Штатов, который теперь обычно называют первым Банком Соединенных Штатов, открылся в Филадельфии 12 декабря 1791 года с двадцатилетним уставом.Филиалы открылись в Бостоне, Нью-Йорке, Чарльстоне и Балтиморе в 1792 г., за ними последовали филиалы в Норфолке (1800 г.), Саванне (1802 г.), Вашингтоне, округ Колумбия (1802 г.) и Новом Орлеане (1805 г.). Банком руководил совет из двадцати пяти директоров. Томас Уиллинг, бывший президент Банка Северной Америки, принял должность нового президента национального банка.

    Банк Соединенных Штатов начал с капитализации в 10 миллионов долларов, из которых 2 миллиона долларов принадлежали правительству, а остальные 8 миллионов долларов принадлежали частным инвесторам.Размер его капитализации сделал Банк не только крупнейшим финансовым учреждением, но и крупнейшей корпорацией любого типа в новой стране. Продажа акций банка стала крупнейшим первичным публичным размещением акций (IPO) в стране на сегодняшний день. Многие из первоначальных инвесторов были иностранцами, что не устраивало многих американцев, хотя иностранные акционеры не могли голосовать. IPO предлагало не акции с немедленной доставкой, а скорее подписку или «бумажные сертификаты», которые выступали в качестве первоначального взноса при покупке акций банка.Когда в июле 1791 года банковские подписки поступили в продажу, они были проданы так быстро, что многие потенциальные инвесторы остались без внимания, что вызвало ожесточенные торги на вторичном рынке за ценные бумаги.

    Банк действовал в качестве фискального агента федерального правительства, собирая налоговые поступления, обеспечивая безопасность государственных средств, предоставляя ссуды правительству, переводя государственные депозиты через сеть филиалов банка и оплачивая государственные счета. Банк также управлял процентными выплатами Министерства финансов США европейским инвесторам в США.С. государственные ценные бумаги. Хотя правительство США, крупнейший акционер, не управляло банком напрямую, оно получало часть прибыли банка. Министр финансов имел право проверять бухгалтерские книги банка, запрашивать отчеты о состоянии банка не реже одного раза в неделю и забирать государственные депозиты в любое время и по любой причине. Во избежание инфляции и видимости нарушений Банку было запрещено покупать государственные облигации США.

    В дополнение к своей деятельности от имени правительства Банк Соединенных Штатов также действовал как коммерческий банк, что означало, что он принимал депозиты от населения и выдавал ссуды частным лицам и предприятиям.Его банкноты (бумажные деньги) чаще всего поступали в обращение в процессе кредитования. Он выдавал больше кредитов и выпускал больше валюты, чем любой другой банк в стране, потому что это было крупнейшее финансовое учреждение в Соединенных Штатах и ​​единственное учреждение, держащее депозиты федерального правительства и имеющее филиалы по всей стране. Банкноты, выпущенные Банком Соединенных Штатов, были широко приняты по всей стране. И в отличие от банкнот, выпущенных государственными банками, банкноты Банка Соединенных Штатов были единственными, которые принимались в качестве оплаты федеральных налогов.

    Устойчивое, инклюзивное и растущее будущее США

    По мере того, как Соединенные Штаты выходят за рамки кризиса COVID-19, у них есть возможность создать условия для устойчивого роста экономики, и в то же время инклюзивного и устойчивого роста. Преимущества экономики, обеспечивающей всеобщее процветание; продвигает гораздо больше людей в большем количестве мест, оставляя меньше позади; и защищает окружающую среду для этого поколения и следующего многообразны.

    Достичь этой амбициозной цели будет непросто. Как подчеркивают наши коллеги из McKinsey, создание условий для экономики, которая растет и устойчиво и включительно, является особенно сложной задачей. В то время как три элемента устойчивости, интеграции и роста вместе могут создать мощную и самоусиливающуюся динамику, они также могут противодействовать друг другу сложным образом (Иллюстрация 1). Даже если они не рассматриваются как компромиссные или противоречащие друг другу, цели могут рассматриваться некоторыми как идеалы, к которым нужно стремиться последовательно, с небольшим согласием относительно того, какой должна быть эта правильная последовательность.

    Экспонат 1

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

    На этот раз перед Соединенными Штатами и перед мировой экономикой в ​​целом стоит, безусловно, большая задача. Стране необходимо будет преследовать эти три цели одновременно, используя динамизм взаимосвязей между ними и, в то же время, преодолевая их противодействие.Это сложно, но достижимо. Соединенные Штаты имеют богатую историю того, как идти навстречу обстоятельствам и создавать новые возможности перед лицом серьезных проблем, а также традиции демократии, которые помогают им в этом.

    Эта статья основана на предыдущем исследовании, проведенном Глобальным институтом McKinsey (MGI) и коллегами из McKinsey (см. врезку «Дополнительная литература»). В нем освещаются некоторые из более крупных проблем, которые Соединенным Штатам необходимо будет решить, если они хотят вступить в новую эру устойчивого и инклюзивного роста, а также некоторые уникальные инструменты и ресурсы, уже имеющиеся в их распоряжении.Мы завершаем статью рядом беспроигрышных действий, которые могли бы поставить экономику США на правильный путь. Многие сложные проблемы еще предстоит решить, если страна хочет добиться устойчивого, инклюзивного роста, и мы не претендуем на то, что у нас есть хотя бы первые ответы на все вопросы. Но сформулировать вопросы и начать дискуссию прозрачным, реалистичным и, в конечном счете, прагматичным способом — это важнейшая отправная точка.

    Вызовы, стоящие перед США

    Еще до начала пандемии COVID-19 были очевидны значительные проблемы в модели роста США, включая ее экономическую конкурентоспособность и социальный договор, и пандемия привлекла к ним пристальное внимание.Здесь мы выделяем семь ключевых проблем, с которыми Соединенным Штатам придется столкнуться на пути к более устойчивой, инклюзивной и растущей экономике:

    • Рост производительности (который способствует общему экономическому росту и процветанию) и инвестиции, которые его подпитывают, замедлились . Соединенные Штаты пережили сильный бум производительности в середине 1990-х и начале 2000-х годов, за которым последовал резкий спад роста производительности, начавшийся еще до финансового кризиса 2008 года.В период с 2005 по 2019 год годовой рост производительности в Соединенных Штатах упал более чем вдвое, до 1,0 процента, а с 2010 по 2019 год — до 0,6 процента после мирового финансового кризиса 2008 года. Федеральные расходы на образование, инфраструктуру и научные исследования упали примерно с 2,5 процента ВВП в 1980 году до менее 1,5 процента ВВП сегодня. Пандемия усугубила замедление инвестиций: чистое накопление основного капитала снизилось с 12 процентов ВВП в 1950 году до 8 процентов в 2007 году и всего 4 процента в 2014 году и полностью выровнялось в период между третьими кварталами 2019 и 2020 года.Рост спроса замедляется из-за демографических изменений, а растущее неравенство приводит к перемещению доходов от расточителей к сбережениям.
    • Рост, инвестиции и экономическая активность в Соединенных Штатах были неравномерными . В последние годы экономический рост страны был относительно сконцентрирован в нескольких местах. Например, всего на 6 % округов США приходится две трети ВВП. Исследование MGI «Будущее работы в Америке» выявило совершенно неравные модели роста рабочих мест в зависимости от географического положения: за последнее десятилетие 25 мегаполисов и быстрорастущих центров США обеспечили более двух третей прироста рабочих мест в стране.Напротив, в 54 отстающих городах и примерно 2000 сельских округов, в которых проживает четверть населения США, за тот же период наблюдался более высокий уровень безработицы и более низкий уровень образования.
    • Производительность и конкурентоспособность неодинаковы в разных секторах и компаниях. В то время как в Соединенных Штатах находится много ведущих мировых компаний и секторов, другие, которые важны для национальной конкурентоспособности, устойчивости, роста числа рабочих мест и процветания, не остались конкурентоспособными.Например, в то время как обрабатывающая промышленность США росла в абсолютном выражении, ее относительная глобальная доля снизилась за последние два десятилетия с 25 процентов с 1997 года до 17 процентов, при этом чистая потеря рабочих мест составила 4,6 миллиона человек. Во всех секторах конкурентоспособность все больше определяется сильнейшими суперзвездами, которые мы определяем как 10% лучших компаний, получающих около 80% положительной экономической прибыли, а не более широким кругом компаний. Прибыль за последние 20 лет была сосредоточена в небольшом подмножестве секторов, включая финансы, недвижимость, технологии, фармацевтику и некоторые бизнес-услуги.Эта концентрация привела к сильному эффекту благосостояния за счет более высокой доходности владельцев физических и нематериальных активов и капитала. А во время пандемии меньшая доля компаний США показала рост факторов, определяющих конкурентоспособность, по сравнению с допандемическим показателем.
    • Заработная плата стагнирует, а доходы миллионов американцев находятся под угрозой. В период с 2000 по 2018 год, несмотря на расширение возможностей трудоустройства, заработная плата в США стагнировала: рост средней заработной платы составил всего 0.9 процентов ежегодно в 2000–2018 годах, или одну треть от 2,8 процента ежегодного роста в 1995–2000 годах. Доля труда в доходах частного бизнеса США снизилась примерно на 5,4 процентных пункта между периодами 1998–2002 и 2012–2016 годов. Без такого снижения с 1998 года средняя заработная плата рабочих могла бы быть примерно на 3000 долларов в год выше в реальном выражении. Более того, в Соединенных Штатах мы наблюдаем растущий разрыв между производительностью, которая выросла (пусть и относительно слабо в последние годы), и заработной платой, которая в основном осталась неизменной (Иллюстрация 2).

    Экспонат 2

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]
    • Рост стоимости предметов первой необходимости — жилья, здравоохранения и образования — подорвал рост доходов средней семьи в США . Затраты на образование, здравоохранение и жилье росли быстрее, чем общая инфляция в Соединенных Штатах в период с 2002 по 2018 год (Иллюстрация 3).На эти три категории приходится более половины потребительских расходов, а рост расходов съедает более половины прироста доходов среднего американского домохозяйства. Это затрагивает четыре из пяти домохозяйств США с низким и средним уровнем дохода. Опрос McKinsey American Opportunity Survey показал, что только 51 процент опрошенных американцев, в том числе только 45 процентов чернокожих респондентов и 41 процент латиноамериканцев, заявили, что могут покрыть расходы на проживание более двух месяцев в случае потери работы в своей семье.

    Приложение 3

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]
    • Неравенство растет, и члены групп меньшинств, женщины и молодые американцы несут основную тяжесть экономических проблем. Непропорционально большая доля экономических выгод приходится на домохозяйства с высокими доходами, что приводит к неравенству как в богатстве, так и в доходах в Соединенных Штатах.Например, в 2021 году 10 процентов самых богатых домохозяйств владели примерно 70 процентами всего богатства, а 1 процент самых богатых в 2021 году владел более чем 30 процентами. Среди демографических групп сохраняются большие разрывы в уровне участия в рабочей силе, заработной плате и уровне высшего образования (Иллюстрация 4). Пандемия оказала регрессивное воздействие на женщин на рабочем месте: доля женщин, участвующих в рабочей силе США, упала с более чем 57,7 процента в декабре 2019 года до менее 56 процентов в сентябре 2021 года — самого низкого уровня за три десятилетия.Другое исследование, которое мы провели, выявило ежегодную разницу в 220 миллиардов долларов между заработной платой чернокожих рабочих США сегодня и их уровнем, если бы те же самые рабочие достигли полного паритета в заработной плате и структуре занятости. Почти половина чернокожих американских рабочих сосредоточена в сфере здравоохранения, розничной торговли и гостиничного бизнеса, причем подавляющее большинство этих работников занимают низкооплачиваемые должности в сфере обслуживания. Молодежь Америки борется на нескольких фронтах и ​​накапливает богатство гораздо медленнее, чем их сверстники полвека назад.Например, в 2017 году только 31 % людей в возрасте от 30 до 34 лет в США имели средний уровень благосостояния взрослого человека по сравнению с 69 % в 1984 году
    • .

    Экспонат 4

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]
    • Изменение климата по-разному влияет на людей в разных регионах США, и ситуация может ухудшиться. В некоторых частях Соединенных Штатов прогнозируется 70-процентное сокращение среднегодового запаса поверхностных вод к 2050 году. Хотя изменение климата затронет всю страну, оно может также иметь регрессивный характер, поскольку места с самым низким ростом рабочих мест и экономическими возможностями являются наиболее уязвимыми. Исследования показали, что в штатах на северо-востоке и западе дела обстоят относительно лучше, чем в частях Среднего Запада и Юго-Востока, которые пострадают особенно сильно. Усилия по квадратуре уравнения чистого нуля огромны, требуя сокращения выбросов на 90 процентов, чтобы Соединенные Штаты соответствовали 1.5°C путь (цель ограничения повышения глобальной средней температуры на 1,5°C по сравнению с доиндустриальным уровнем). Для достижения этого сокращения потребуются потенциально очень крупномасштабные инвестиции и затраты, а переходы, которыми необходимо управлять, значительны.
    Смотреть

    Мероприятие McKinsey Live, посвященное устойчивому, инклюзивному и растущему будущему.

    Рассчитывая на силу Америки и новые импульсы

    Несмотря на всю экономическую немощь Соединенных Штатов, уязвимое население и заброшенные места, они могут рассчитывать на основные сильные стороны, включая устойчивость своей экономики, силу своего частного сектора и давние традиции инноваций.Самих по себе следующих активов будет недостаточно для обеспечения устойчивого и инклюзивного роста, но они являются важными инструментами, необходимыми для того, чтобы помочь стране в этом:

    • Динамичная и устойчивая экономика . За последние два десятилетия экономика США продемонстрировала замечательную устойчивость и динамизм. Соединенные Штаты оправились от финансового кризиса 2008 года благодаря устойчивому совокупному росту занятости, низкой инфляции и технологическим инновациям, которые стимулировали предпринимательство и резко снизили цены на многие потребительские товары и услуги.Кроме того, его экономика демонстрирует явные признаки восстановления после пандемии COVID-19.
    • Устойчивая рыночная экономика и частный сектор с опытом реализации . Несмотря на недавнее замедление, ВВП США на душу населения более чем удвоился за последние 50 лет, а расходы на личное потребление почти утроились за этот период. Вклад отечественного бизнеса в ВВП США на душу населения увеличился в четыре раза. На предприятия приходится 83 процента инвестиций в технологии США, 76 процентов инвестиций США в исследования и разработки и 81 процент роста производительности труда в США в 21 веке.А американцы живут дольше и имеют больше свободного времени.
    • Беспрецедентный инновационный двигатель . Соединенные Штаты находятся в авангарде передовых технологий, от биотехнологии до искусственного интеллекта, с вкладом компаний, университетов и государственных учреждений. Эти технологии могут стать важнейшими новыми источниками роста и потенциально способствовать как интеграции, так и устойчивости, причем достижения в науке о климате особенно актуальны для последней. Инновации происходят не только в лабораториях: кризис COVID-19 ускорил внедрение новых технологий.Опрос McKinsey, проведенный в октябре 2020 года, показал, что примерно половина респондентов сообщили о растущей оцифровке клиентских каналов (например, через электронную коммерцию, мобильные приложения и чат-боты), а две трети сообщили об ускорении внедрения автоматизации и искусственного интеллекта.
    • Многообещающие перспективы роста производительности . Данные некоторых компаний и секторов свидетельствуют о том, что Соединенные Штаты могут восстановиться после пандемии COVID-19 с новой силой. Действительно, пандемия ускорила тенденции, которые, вероятно, будут иметь устойчивые последствия с глубокими экономическими последствиями, ускоряя потенциал роста производительности даже в тех секторах, которые исторически менялись медленно.Например, в розничной торговле, за исключением игроков электронной коммерции, компании не спешили внедрять стратегии цифровых продаж, делая это в основном как способ дополнить розничную торговлю на главной улице. Все резко изменилось во время пандемии. Чтобы повысить производительность на национальном уровне, потребуется больше компаний и больше секторов, способствующих повышению производительности. Если все американские компании и ключевые крупные отрасли примут ряд цифровых технологий и ускорение производительности, уже наблюдаемое во время пандемии, страна может увидеть около 1–1.5-процентный рост во всех секторах в течение следующих трех лет (Иллюстрация 5).

    Экспонат 5

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]
    • Перспектива устойчивого спроса в ближайшем будущем, хотя его необходимо поддерживать .Программы стимулирования, связанные с пандемией, увеличили личные доходы и представляют собой значительные сбережения, которые можно потратить. Только с марта по апрель 2020 года уровень личных сбережений в Соединенных Штатах подскочил почти до 34 процентов с 13 процентов и оставался выше 15 процентов на протяжении большей части пандемии, поскольку домохозяйства сокращали расходы в условиях неопределенности. Этот большой объем накопленных сбережений и неудовлетворенный спрос могут стимулировать рост, поскольку люди начнут тратить на допандемическом уровне, предполагая массовую вакцинацию и благоприятный сценарий «выход из COVID-19».
    • Растущие обязательства по углероду и чистому нулю . Забегая вперед, можно сказать, что неотложность смягчения последствий изменения климата и адаптации к нему в настоящее время более широко признается в Соединенных Штатах и ​​других странах, происходит перезагрузка правительственных и корпоративных программ, затраты на «зеленые» технологии благоприятны и снижаются, а инвестиции в климат и инфраструктуру может повысить рабочие места. Многие американские компании берут на себя обязательства по достижению нулевого уровня выбросов и начинают разрабатывать планы по их достижению. Потребители могут быть более открыты к требованию более устойчивых товаров и услуг.Согласно опросу McKinsey, проведенному в октябре 2020 года, например, более половины опрошенных потребителей заявили, что они будут покупать больше продуктов в устойчивой упаковке, если их цены будут соответствовать ценам на товары в традиционной упаковке.
    • Совместная работа над инклюзивной экономической программой . Еще до пандемии COVID-19 организации изучали свою позицию в отношении инклюзивности. Например, Круглый стол деловых кругов США пересмотрел свое заявление о целях, чтобы сделать новый акцент на «экономике, которая служит всем американцам», расширив сферу охвата от акционеров до более широкого круга заинтересованных сторон.Во время пандемии общественный договор США был укреплен за счет массивной государственной поддержки отдельных лиц, хотя еще неизвестно, будет ли это устойчивым изменением. В будущем будет важно использовать экономический динамизм, который уже существует в сообществах меньшинств. Государственно-частное сотрудничество было успешным во многих регионах, а внедрение технологий, вызванное пандемией, предлагает новые решения — не только гибридную работу, но и цифровые финансы и крупномасштабные программы переподготовки.

    Все это только начало. Расстояние, которое Соединенные Штаты могут преодолеть по всем трем аспектам устойчивости, интеграции и роста, является значительным, учитывая глубину проблем, которые мы ранее обозначили. Но есть возможность для согласованных и решительных действий всех, как частного, так и государственного секторов, чтобы добиться прогресса в необходимых масштабах и темпами.

    Начните путешествие с беспроигрышных действий

    Как Соединенные Штаты вступают на путь устойчивого и инклюзивного роста? Борьба с противодействующими силами трех элементов и использование динамизма их взаимосвязей — это масштабные задачи, которые, вероятно, потребуют сочетания подходов, которые, как известно, работают, а также смелых и новаторских подходов, соответствующих масштабу и срочности задач.Хотя у нас нет ответов, существует четкий набор областей, требующих внимания, которые можно считать беспроигрышными приоритетами. Их недостаточно или всесторонне, но они кажутся необходимыми и, в некоторых случаях, основополагающими. Среди них:

    • Создание более конкурентоспособного производственного сектора США. Это может иметь мультипликативный эффект в широкой и разнообразной географической зоне. Наш анализ 16 производственных секторов показывает, что они могут увеличить годовой ВВП США на 275-460 миллиардов долларов по сравнению с базовыми прогнозами, при этом сумма составит 1.5 млн рабочих мест, в том числе для работников средней квалификации. Обновление основного капитала в обрабатывающей промышленности США могло бы привлечь миллиарды долларов инвестиций, запустив благотворный цикл повышения экономической активности в сообществах, которые остро в ней нуждаются. Обрабатывающая промышленность США вносит непропорциональный вклад в национальную конкурентоспособность по сравнению с их долей ВВП и занятости. Хотя на этот сектор приходится примерно 10 % ВВП и рабочих мест США, он обеспечивает 20 % капиталовложений страны, 35 % роста производительности, 60 % экспорта и 70 % коммерческих расходов на НИОКР.Производство остается основным двигателем экономики и основным работодателем примерно в 500 округах по всей стране.
    • Удвоение и масштабирование развития и переподготовки кадров . На протяжении многих лет квалификация рабочей силы вызывала растущую озабоченность в Соединенных Штатах. Сейчас технологии требуют новых навыков более высокого уровня, в том числе более критического мышления, творчества и социально-эмоциональных навыков. Навыки, необходимые для быстрорастущих научных, технических, инженерных и математических должностей, в частности, постоянно развиваются.Старая модель обучения в раннем возрасте должна уступить место модели обучения на протяжении всей жизни. Обучение и образование больше не могут заканчиваться, когда работникам исполняется 20 лет. Работодатели могут быть естественными поставщиками возможностей обучения и непрерывного обучения для многих работников. Но миллионам американцев, которым необходимо сменить работодателя или профессию, потребуются варианты обучения за пределами рабочего места. Здесь могут сыграть роль правительства всех уровней, некоммерческие организации, поставщики образовательных услуг и отраслевые ассоциации.Работники среднего возраста должны продолжать оплачивать свои счета, пока они готовятся к следующей главе своей карьеры; им требуются короткие, гибкие курсы, которые следуют модели учебного лагеря, обучая новым навыкам за недели или месяцы, а не за годы. Перед нами стоит задача расширить масштабы наиболее успешных программ. Использование данных для отслеживания результатов трудоустройства может помочь направить финансирование на то, что работает, и позволить людям делать более осознанный выбор в отношении собственного обучения и карьеры.
    • Возрождение предпринимательства и базы малого и среднего бизнеса (SMB). малых и средних предприятий составляют примерно 48 процентов экономики США и обеспечивают работой около 60 миллионов человек в Соединенных Штатах. Многие из них имеют лишь низкую финансовую устойчивость, и в ходе опроса, проведенного во время кризиса COVID-19, почти треть заявили, что до кризиса они работали в убыток или безубыточны. Чтобы процветать в постпандемическую эпоху, малым и средним предприятиям может потребоваться адаптироваться к новым бизнес-моделям и операционным моделям — как некоторые уже начали делать — и внедрять новые технологии. Тем не менее многим не хватает капитала, людей и доступа к технологиям, которыми пользуются их более крупные коллеги.Чтобы помочь малым предприятиям процветать, потребуются инновации и участие всей экономики. Одним из способов более эффективной конкуренции для малого и среднего бизнеса было бы найти новые способы дифференцировать свои ценностные предложения, такие как сосредоточение внимания на тенденциях гиперлокального спроса, конкуренция за качество услуг, а не за цену, и повышение лояльности клиентов с помощью маркетинговых кампаний, вовлекающих местное сообщество. Политика может сыграть роль в модернизации малых предприятий и производителей с помощью программ финансирования, бизнес-акселераторов или налоговых льгот.
    • Ускорение инфраструктуры и жилья. Это могло бы помочь многим американским городам, которые борются с нехваткой доступного жилья, что может замедлить экономический рост. По оценкам MGI, только в Лос-Анджелесе нехватка доступного жилья снижает ВВП в районе мегаполиса более чем на 2 процента, или от 18 до 22 миллиардов долларов в виде убытков каждый год. В большинстве случаев это происходит, когда домохозяйства отказываются от других видов потребления, чтобы платить арендную плату или ипотеку. Помимо удовлетворения потребностей потребителей, развитие инфраструктуры может привести к повышению производительности и ускорить создание рабочих мест — по оценкам Совета США, каждый 1 миллиард долларов инвестиций в дорожную и транспортную инфраструктуру поддерживает 13 000 прямых, косвенных и индуцированных рабочих мест в течение одного года. экономических советников, например.Помня о затратах и ​​выгодах, Соединенным Штатам предстоит сделать важный выбор в отношении объема необходимой инфраструктуры по сравнению с суммой, которую они тратят в настоящее время, как лучше спланировать структуру инвестиций и как эффективно использовать имеющиеся бюджеты.
    • Инвестиции в здравоохранение . Это важная возможность одновременно улучшить жизнь и экономику. По оценкам MGI, каждый год плохое здоровье обходится экономике США примерно в 3 доллара.2 триллиона от преждевременных смертей и потерянного производственного потенциала, связанного с болезнями. Используя существующие подходы к улучшению здоровья, профилактике и лечению заболеваний, было обнаружено, что к 2040 году Соединенные Штаты могут сократить бремя болезней на одну треть. Это окажет значительное влияние на здоровье человека. Например, исследование показало, что средний 65-летний американец в 2040 году будет так же здоров, как сегодня средний 55-летний человек, и что в живых будет еще почти восемь миллионов американцев.Ключом к достижению этих преимуществ для здоровья является профилактика: большая часть улучшения здоровья может быть достигнута просто путем обеспечения доступа к вмешательствам, которые носят профилактический характер, таким как контроль веса, отказ от курения, использование профилактических непатентованных лекарств и плановая вакцинация.
    • Устранение гендерных и расовых различий. Это еще одна мощная возможность. Хотя достижение полного гендерного равенства в короткие сроки маловероятно, учитывая барьеры, которые продолжают препятствовать продвижению женщин на рынке труда сегодня, MGI обнаружила, что лучший в своем классе сценарий, в котором каждый штат США соответствует штату с самыми быстрыми темпами улучшения к гендерному паритету в работе за последнее десятилетие может добавить около 2 долларов.1 трлн прироста ВВП в 2025 году. Это на 10 процентов выше, чем в обычном сценарии. Устранение разрыва в оплате труда чернокожих рабочих в США в размере 220 миллиардов долларов, то есть обеспечение представительства чернокожих по профессиям, соответствующего доле чернокожих в населении, и устранение расового разрыва в оплате труда в профессиональных категориях, повысит общую заработную плату чернокожих рабочих на 30 процентов и привлечет примерно один миллион дополнительных чернокожих рабочих получили работу. Улучшение формирования бизнеса в недостаточно инвестируемых сообществах может помочь поддержать и создать новые бизнес-кластеры для продолжения инноваций при создании новых центров создания рабочих мест.Предыдущее исследование McKinsey показало, что равный доступ к капиталу — путем предоставления принадлежащим меньшинствам малым и средним предприятиям капитала, необходимого им для работы, — может добавить миллиарды долларов в экономику США. Это также может стимулировать дальнейший экономический рост, создавая мультипликативный эффект, который отражается на сообществах по всей территории Соединенных Штатов.
    • Инвестирование и решение проблемы неравенства по месту жительства . Каждое сообщество, от самого динамичного до самого бедственного, сталкивается с проблемами экономического развития, которые необходимо решать на местном и региональном уровне.Для мегаполисов и быстрорастущих центров приоритетами могут быть предоставление малоимущим слоям населения новых возможностей, строительство доступного жилья и улучшение транспорта. Сообщества, в которых наблюдается снижение их экономического динамизма, могут сосредоточиться на предпринимательстве и развитии навыков. Это может означать инвентаризацию доступных промышленных площадей, природных достопримечательностей, местных университетов и специализированных навыков рабочей силы, а также других активов, и использование этого для построения плана экономического развития.Следующим шагом является привлечение инвестиций из различных источников. Для сельской местности дорога сложнее. Во многих из этих мест нет оживления, экономической активности, притока инвестиций или людей для создания новых рабочих мест. Никакая переподготовка рабочей силы не может решить большую проблему отсутствия экономической активности. Отдельные компании могут помочь облегчить эту нагрузку, рассмотрев, есть ли экономическое обоснование для открытия операций в более доступных частях страны, которые нуждаются в инвестициях.

    Даже если Соединенные Штаты реализуют все эти действия, им все равно придется решить множество сложных проблем, чтобы добиться устойчивого и инклюзивного роста. Противодействующие силы остаются сильными и вызывают множество вопросов. Например, даже несмотря на то, что американцы извлекают выгоду из масштаба, который приносит технология, как они не позволяют технологическому росту работать против включения работников со средней и низкой оплатой труда? Как они предотвращают рост потребления неустойчивых товаров и услуг, что создает новую нагрузку на окружающую среду? Как они могут защитить уязвимых, если программа устойчивого развития приводит к сокращению некоторых рабочих мест или повышению цен на энергоносители? Как они финансируют инвестиции, необходимые для решения проблем устойчивого развития, а затем решают проблемы переходного периода, которые могут возникнуть? Как они поощряют инвестиции и деловую активность в большей части Соединенных Штатов? И как они помогают наиболее уязвимым, в том числе работающим беднякам, поскольку эти группы изо всех сил пытаются позволить себе здравоохранение и жилье?

    Мы надеемся работать со многими другими над этими коллективными проблемами и возможностями, и мы вернемся к этим вопросам более подробно в ближайшие месяцы.Что уже ясно, так это то, что все заинтересованные стороны — правительства, предприятия, местные сообщества и отдельные лица — имеют возможность сыграть свою роль, чтобы открыть новую эру устойчивого и инклюзивного роста. Несмотря на все кажущиеся неразрешимыми проблемы, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты, они преуспевают в использовании возможностей и снова и снова демонстрируют, насколько хорошо они могут противостоять вызовам. В некотором смысле целостная цель устойчивого и инклюзивного роста может стать постпандемическим выстрелом в луну страны — амбициозной и широкомасштабной программой, улучшающей жизнь каждого.То, как Соединенные Штаты примут эту новую повестку дня, ознаменует их будущее процветание.

    ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ: Американский план занятости

    Хотя Американский план спасения меняет ход пандемии и оказывает помощь работающим семьям, сейчас не время возвращаться к тому, что было раньше. Это момент, чтобы переосмыслить и восстановить новую экономику. Американский план занятости — это инвестиции в Америку, которые создадут миллионы хороших рабочих мест, восстановят инфраструктуру нашей страны и позволят Соединенным Штатам превзойти Китай.Государственные внутренние инвестиции как доля экономики упали более чем на 40 процентов с 1960-х годов. Американский план занятости будет инвестировать в Америку так, как мы не инвестировали с тех пор, как построили автомагистрали между штатами и выиграли космическую гонку.

    Соединенные Штаты Америки — самая богатая страна в мире, но мы занимаем 13-е место среди и по общему качеству нашей инфраструктуры. После десятилетий отказа от инвестиций наши дороги, мосты и системы водоснабжения рушатся.Наша электрическая сеть подвержена катастрофическим отключениям. Слишком многие не имеют доступа к недорогому высокоскоростному Интернету и качественному жилью. Прошлый год привел к потере рабочих мест и поставил под угрозу экономическую безопасность, подорвав более чем 30-летний прогресс в обеспечении участия женщин в рабочей силе. Это разоблачило хрупкость нашей инфраструктуры по уходу. И наша страна отстает от своих крупнейших конкурентов в исследованиях и разработках (НИОКР), производстве и обучении. Для нас никогда не было так важно инвестировать в укрепление нашей инфраструктуры и повышение конкурентоспособности, а также в создание хорошо оплачиваемых профсоюзных рабочих мест в будущем.

    Подобно великим проектам прошлого, план президента объединит и мобилизует страну для решения великих задач нашего времени: климатического кризиса и амбиций авторитарного Китая. Он будет инвестировать в американцев и предоставлять рабочие места и возможности, которых они заслуживают. Но в отличие от прошлых крупных инвестиций, план ставит во главу угла устранение давней и постоянной расовой несправедливости. План нацелен на 40 процентов выгод от инвестиций в климат и чистую инфраструктуру для неблагополучных сообществ.Кроме того, план инвестирует в сельские общины и общины, затронутые рыночным переходом на экологически чистую энергию. В частности, план президента Байдена будет:

    Ремонт автомагистралей, восстановление мостов, модернизация портов, аэропортов и транзитных систем . План президента предусматривает модернизацию 20 000 миль автомагистралей, дорог и главных улиц. Он устранит десять наиболее экономически значимых мостов страны, нуждающихся в реконструкции. Он также отремонтирует 10 000 самых ветхих мостов меньшего размера, обеспечивая жизненно важные связи с населением.И он заменит тысячи автобусов и железнодорожных вагонов, отремонтирует сотни станций, обновит аэропорты и расширит транзит и железную дорогу в новые сообщества.

    Доставить чистую питьевую воду, обновленную электрическую сеть и высокоскоростной широкополосный доступ всем американцам.  План президента Байдена предусматривает устранение всех свинцовых труб и коммуникаций в наших системах питьевой воды, что улучшит здоровье детей нашей страны и цветных сообществ. Это заставит сотни тысяч людей работать, прокладывая тысячи миль линий электропередачи и перекрывая сотни тысяч бесхозных нефтяных и газовых скважин и заброшенных шахт.И это обеспечит доступную, надежную и высокоскоростную широкополосную связь каждому американцу, включая более 35 процентов жителей сельских районов, у которых нет доступа к широкополосной связи на минимально приемлемых скоростях.

    Построить, сохранить и переоборудовать более двух миллионов домов и коммерческих зданий, модернизировать национальные школы и детские учреждения, а также модернизировать больницы для ветеранов и федеральные здания . План президента Байдена создаст хорошие рабочие места в строительстве, ремонте и модернизации недорогого, доступного, энергоэффективного и устойчивого жилья, коммерческих зданий, школ и детских учреждений по всей стране, а также значительно улучшит федеральные учреждения нашей страны, особенно те, которые служить ветеранам.

    Укрепить инфраструктуру нашей экономики ухода за больными путем создания рабочих мест и повышения заработной платы и пособий для основных работников по уходу на дому . Этим работникам, большинство из которых составляют цветные женщины, слишком долго недоплачивали и недооценивали. План президента предусматривает значительные инвестиции в инфраструктуру нашей экономики ухода, начиная с создания новых и лучших рабочих мест для работников по уходу. Его план предусматривает уход на дому и по месту жительства для лиц, которым в противном случае пришлось бы ждать целых пять лет, чтобы получить услуги, в которых они остро нуждаются.

    Оживить производство, обезопасить цепочки поставок в США, инвестировать в исследования и разработки и подготовить американцев к работе в будущем . План президента Байдена гарантирует, что лучшие и разнообразные умы Америки будут работать над созданием инноваций будущего, одновременно создавая сотни тысяч качественных рабочих мест уже сегодня. Наши рабочие будут строить и изготавливать вещи в любой части Америки, и они будут обучены хорошо оплачиваемой работе среднего класса.

    Создание качественных рабочих мест с преобладающей заработной платой на безопасных и здоровых рабочих местах, при этом обеспечивая работникам свободный и справедливый выбор для организации, вступления в профсоюз и заключения коллективных договоров со своими работодателями .Обеспечивая, чтобы доллары американских налогоплательщиков приносили пользу работающим семьям и их сообществам, а не транснациональным корпорациям или иностранным правительствам, план потребует, чтобы товары и материалы производились в Америке и отправлялись на судах под флагом США и с американским экипажем. План также гарантирует, что американцы, которые на протяжении поколений сталкивались с системной дискриминацией и исключением, наконец, получили шанс получить хорошо оплачиваемую работу и стать частью профсоюза.

    Наряду со своим планом создания рабочих мест в Америке президент Байден публикует налоговый план «Сделано в Америке», чтобы убедиться, что корпорации платят свою справедливую долю налогов и поощряют создание рабочих мест дома.Недавнее исследование показало, что в 2018 году 91 компания из списка Fortune 500 заплатила 0 долларов США в виде федеральных налогов на доходы в США. Другое исследование показало, что средняя корпорация платит всего 8 процентов налогов. Президент Байден считает, что прибыльные корпорации не должны уклоняться от уплаты небольших налогов или вообще без уплаты налогов, переводя рабочие места и прибыль за границу. План президента Байдена вознаградит инвестиции внутри страны, остановит перемещение прибыли и гарантирует, что другие страны не получат конкурентного преимущества, став налоговыми убежищами.

    Президентский план занятости в Америке — это историческое государственное вложение, состоящее в основном из единовременных капитальных вложений в производительность нашей страны и долгосрочный рост.Он будет инвестировать около 1 процента ВВП в год в течение восьми лет, чтобы модернизировать нашу национальную инфраструктуру, оживить производство, инвестировать в фундаментальные исследования и науку, укрепить цепочки поставок и укрепить нашу инфраструктуру здравоохранения. Это инвестиции, которые, по мнению ведущих экономистов, обеспечат американцам хорошие рабочие места сейчас и окупятся для будущих поколений, сделав страну более конкурентоспособной, а наши сообщества — более сильными. Всего в этом десятилетии в рамках плана будет инвестировано около 2 триллионов долларов. Если он будет принят вместе с планом президента Байдена по корпоративному налогообложению «Сделано в Америке», он будет полностью оплачен в течение следующих 15 лет и сократит дефицит в последующие годы.

    СОЗДАНИЕ ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ МИРОВОГО КЛАССА: РЕМОНТ АВТОМОБИЛЕЙ, ВОССТАНОВЛЕНИЕ МОСТОВ И МОДЕРНИЗАЦИЯ ПОРТОВ, АЭРОПОРТОВ И ТРАНЗИТНЫХ СИСТЕМ аэропорты и транзитные системы. План президента гарантирует, что эти инвестиции создадут качественные рабочие места с жесткими трудовыми стандартами, преобладающей заработной платой и свободным и справедливым выбором для вступления в профсоюз и заключения коллективных договоров.Эти инвестиции будут способствовать расовому равенству, предоставляя лучшие рабочие места и лучшие транспортные возможности малообеспеченным сообществам. Эти инвестиции также расширят возможности малого бизнеса для участия в проектировании, строительстве и производстве новой инфраструктуры и компонентов. План президента Байдена создаст инфраструктуру, которой американцы могут доверять, потому что она будет устойчива к наводнениям, пожарам, ураганам и другим угрозам и не будет хрупкой перед лицом этих растущих рисков.Президент Байден призывает Конгресс:

    Преобразовать нашу разваливающуюся транспортную инфраструктуру:

    Десятилетия сокращения государственных инвестиций привели к тому, что наши дороги, мосты, железные дороги и транспортные системы находятся в плохом состоянии, с отставанием в триллион долларов на необходимый ремонт . Ежегодно в дорожно-транспортных происшествиях на дорогах США погибает более 35 000 человек, и еще миллионы получают серьезные и часто необратимые травмы. В Соединенных Штатах один из самых высоких показателей смертности в результате дорожно-транспортных происшествий в промышленно развитых странах, вдвое больше, чем в Канаде, и в четыре раза больше, чем в Европе.В городах, пригородах и сельской местности план президента Байдена поможет родителям надежно и по доступной цене найти работу, уменьшить последствия изменения климата для наших детей и сделать так, чтобы меньше семей оплакивали потерю близкого человека в дорожных авариях. В его инвестиции будут использоваться более экологичные и инновационные материалы, в том числе более чистая сталь и цемент, а также комплектующие, произведенные в Америке и доставленные на судах под флагом США с американскими экипажами в соответствии с законодательством США. А его инвестиции в инфраструктуру уменьшат социально-экономическое неравенство, укрепят расовое равенство и будут способствовать доступному доступу к возможностям.

    Президентский план предусматривает дополнительные инвестиции в размере 621 миллиарда долларов в транспортную инфраструктуру и обеспечение устойчивости. Будет:

    • Ремонт американских дорог и мостов . Одна из пяти миль или 173 000 миль наших автомагистралей и основных дорог находятся в плохом состоянии, а также 45 000 мостов. Задержки, вызванные только пробками на дорогах, обходятся более чем в 160 миллиардов долларов в год, и автомобилисты вынуждены ежегодно платить более 1000 долларов за потраченное впустую время и топливо. Президент предлагает выделить в общей сложности 115 миллиардов долларов на модернизацию мостов, автомагистралей, дорог и главных улиц, которые больше всего нуждаются в ремонте.Это включает в себя финансирование улучшения качества воздуха, ограничения выбросов парниковых газов и уменьшения заторов. Его план предусматривает модернизацию 20 000 миль автомагистралей, дорог и главных улиц, не только «исправляя их в первую очередь», но и «исправляя их правильно», с учетом безопасности, устойчивости и всех пользователей. Он отремонтирует наиболее экономически значимые большие мосты в стране, нуждающиеся в реконструкции, и отремонтирует 10 000 самых плохих мостов меньшего размера, в том числе мосты, обеспечивающие жизненно важные связи с сельскими и племенными общинами.План включает 20 миллиардов долларов на повышение безопасности дорожного движения для всех пользователей, в том числе расширение существующих программ безопасности и новую программу «Безопасные улицы для всех» для финансирования государственных и местных планов «нулевого видения» и другие улучшения, направленные на снижение аварий и смертельных случаев, особенно для велосипедистов и велосипедистов. пешеходы.
    • Модернизация общественного транспорта . Домохозяйства, которые ездят на работу на общественном транспорте, тратят в два раза больше времени на дорогу, а цветные домохозяйства в два раза чаще пользуются общественным транспортом.Наша нынешняя транспортная инфраструктура неадекватна — Департамент транспорта оценивает отставание в ремонте более чем в 105 миллиардов долларов, что включает более 24 000 автобусов, 5 000 железнодорожных вагонов, 200 станций и тысячи миль пути, сигналов и энергосистем, нуждающихся в замене. Это приводит к задержкам и сбоям в обслуживании, которые оставляют пассажиров в затруднительном положении и препятствуют использованию общественного транспорта. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 85 миллиардов долларов в модернизацию существующего общественного транспорта и помочь агентствам расширить свои системы для удовлетворения спроса на пассажиров.Эти инвестиции удвоят федеральное финансирование общественного транспорта, покроют незавершенные ремонтные работы и обеспечат автобусное, скоростное автобусное и железнодорожное сообщение с сообществами и районами по всей стране. В конечном итоге это уменьшит заторы на дорогах для всех.
    • Инвестируйте в надежное пассажирское и грузовое железнодорожное сообщение . Национальные железнодорожные сети могут предложить безопасные, надежные, эффективные и безвредные для климата альтернативы для перевозки людей и грузов. Однако, в отличие от автомагистралей и транзита, железным дорогам не хватает многолетнего потока финансирования для решения проблем с отсроченным техническим обслуживанием, улучшения существующих коридоров и строительства новых линий в районах с высоким потенциалом.В настоящее время есть проекты, ожидающие финансирования, которые дадут миллионам американцев надежное и быстрое междугороднее железнодорожное сообщение. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 80 миллиардов долларов в решение проблемы с ремонтом Amtrak; модернизировать Северо-восточный коридор с интенсивным движением; улучшить существующие коридоры и соединить новые пары городов; и расширить программы грантов и кредитов, которые поддерживают безопасность, эффективность и электрификацию пассажирских и грузовых железных дорог.
    • Создание хороших рабочих мест путем электрификации транспортных средств .Доля рынка США в продажах подключаемых электромобилей (EV) составляет всего одну треть от размера китайского рынка электромобилей. Президент считает, что это должно измениться. Он предлагает инвестировать 174 миллиарда долларов, чтобы завоевать рынок электромобилей. Его план позволит автопроизводителям активизировать внутренние цепочки поставок от сырья до запчастей, переоборудовать заводы, чтобы они могли конкурировать на глобальном уровне, и поддержать американских рабочих в производстве аккумуляторов и электромобилей. Это даст потребителям скидки в точках продаж и налоговые льготы для покупки электромобилей американского производства, гарантируя при этом, что эти автомобили доступны для всех семей и производятся работниками с хорошей работой.Он создаст программы грантов и стимулирования для государственных и местных органов власти и частного сектора для создания национальной сети из 500 000 зарядных устройств для электромобилей к 2030 году, одновременно продвигая строгие стандарты труда, обучения и установки. Его план также заменит 50 000 дизельных транзитных транспортных средств и электрифицирует не менее 20 процентов нашего парка желтых школьных автобусов в рамках новой программы «Чистые автобусы для детей» Агентства по охране окружающей среды при поддержке Министерства энергетики. Эти инвестиции направят нас на путь к 100-процентно чистым автобусам, гарантируя при этом, что американская рабочая сила обучена эксплуатации и обслуживанию этой инфраструктуры 21 ст  века.Наконец, он будет использовать обширные инструменты федеральных закупок для электрификации федерального флота, включая Почтовую службу США.
    • Улучшить порты, водные пути и аэропорты. В США построили современную авиацию, но наши аэропорты сильно отстают от конкурентов. Согласно некоторым рейтингам, ни один из аэропортов США не входит в число 25 лучших аэропортов мира. Наши порты и водные пути также нуждаются в ремонте и переосмыслении. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 25 миллиардов долларов в наши аэропорты, включая финансирование Программы улучшения аэропортов, модернизацию активов FAA, обеспечивающих безопасные и эффективные авиаперевозки, а также новую программу поддержки реконструкции терминалов и мультимодальных соединений для доступных, удобных, безавтомобильный доступ к авиаперевозкам.Президент Байден призывает Конгресс инвестировать дополнительно 17 миллиардов долларов во внутренние водные пути, прибрежные порты, наземные порты въезда и паромы, которые необходимы для грузовых перевозок нашей страны. Это включает в себя программу «Здоровые порты», направленную на смягчение кумулятивного воздействия загрязнения воздуха на районы вблизи портов, часто на цветные сообщества. Эти инвестиции позволят Соединенным Штатам стать мировым лидером в области экологически чистых грузовых перевозок и авиации.
    • Устраните историческое неравенство и создайте транспортную инфраструктуру будущего. Транспортный план президента не просто масштабен, он разработан с учетом справедливости и создания Америки для будущего. Слишком часто прошлые инвестиции в транспорт разделяли сообщества — например, скоростная автомагистраль Клэйборн в Новом Орлеане или I-81 в Сиракузах — или не учитывали людей, которые больше всего нуждались в доступных вариантах транспорта. План президента включает 20 миллиардов долларов на новую программу, которая воссоединит районы, отрезанные историческими инвестициями, и обеспечит, чтобы новые проекты расширяли возможности, продвигали расовое равенство и экологическую справедливость, а также продвигали доступный доступ.План президента вдохновит на фундаментальные исследования, такие как усовершенствованные тротуары, перерабатывающие углекислый газ, и «расчетные на будущее» инвестиции, которые рассчитаны на десятилетия, чтобы оставить грядущим поколениям безопасную, справедливую и устойчивую транспортную систему. И план президента ускорит преобразующие инвестиции, от предварительной разработки до строительства, превратив «достойные лопаты» идеи в «готовые к лопате» проекты. Это включает в себя 25 миллиардов долларов для специального фонда для поддержки амбициозных проектов, которые приносят ощутимую пользу региональной или национальной экономике, но слишком велики или сложны для существующих программ финансирования.
    • Разумно инвестируйте ресурсы для реализации инфраструктурных проектов, которые приносят реальные результаты. Америка отстает от своих конкурентов, включая Канаду, Великобританию и Австралию, в плане своевременного и бюджетного предоставления инфраструктуры и отстает от таких стран, как Китай, по общим инвестициям. Для реализации этих исторических инвестиций потребуется партнерство между правительством, профсоюзами и промышленностью, чтобы добиться значимых результатов для американского народа — надежный транспорт, безопасная вода, доступное жилье, здоровые школы, чистое электричество и широкополосная связь для всех.Когда президент Байден руководил реализацией Закона о восстановлении, он настаивал на максимально строгих мерах подотчетности и прозрачности, чтобы обеспечить эффективное и действенное инвестирование государственных долларов. Когда Конгресс примет Американский план создания рабочих мест, президент представит передовой опыт из Закона о восстановлении и модели со всего мира, чтобы разрушить барьеры и стимулировать осуществление инвестиций в инфраструктуру на всех уровнях правительства для реализации президентского видения безопасных, надежных, и отказоустойчивая инфраструктура.Крайне важно, чтобы добиться наилучших результатов по стоимости и производительности для американского народа, администрация будет поддерживать правительства штатов, местных органов власти и племен, реализующих эти проекты, посредством обучения мирового уровня, технической помощи и передового опыта закупок. Кроме того, план президента будет использовать интеллектуальную, скоординированную инфраструктуру, позволяющую ускорить принятие решений на федеральном уровне, уделяя при этом первоочередное внимание взаимодействию с заинтересованными сторонами, консультациям с общественностью и максимизируя выгоды для справедливости, здоровья и окружающей среды.

    Сделайте нашу инфраструктуру более устойчивой:

    Миллионы американцев каждый год ощущают на себе последствия изменения климата, когда их дороги размыты, в аэропортах отключается электричество или школы затапливают. Только в прошлом году Соединенные Штаты столкнулись с 22 стихийными бедствиями, связанными с погодой и климатом, ущерб от каждого из которых превысил 1 миллиард долларов, а совокупный ущерб составил почти 100 миллиардов долларов. Хроническое недостаточное инвестирование в устойчивость нанесло ущерб американской транспортной инфраструктуре, нарушив обслуживание, сделав условия передвижения небезопасными, причинив серьезный ущерб и увеличив расходы на техническое обслуживание и эксплуатацию.

    В 2020 году Соединенные Штаты пережили 22 отдельных погодных и климатических стихийных бедствия, которые обошлись в 95 миллиардов долларов в виде ущерба домам, предприятиям и общественной инфраструктуре. В Луизиане ураган «Лаура» нанес ущерб в размере 19 миллиардов долларов, что привело к поломке систем водоснабжения и серьезному повреждению электросети, что помешало быстрому восстановлению. Чтобы восстановить лучше, необходимо, чтобы инвестиции в этот исторический план сделали нашу инфраструктуру более устойчивой перед лицом все более сильных наводнений, лесных пожаров, ураганов и других рисков.Каждый доллар, потраченный на восстановление нашей инфраструктуры при администрации Байдена, будет использован для предотвращения, уменьшения и противостояния последствиям климатического кризиса. Кроме того, президент призывает выделить 50 миллиардов долларов целевых инвестиций для повышения устойчивости инфраструктуры и:

    • Охрана критически важной инфраструктуры и услуг, а также защита уязвимых сообществ. Цветные люди и люди с низким доходом чаще живут в районах, наиболее уязвимых к наводнениям и другим погодным явлениям, связанным с изменением климата.У них также меньше шансов иметь средства для подготовки к экстремальным погодным явлениям и восстановления после них. После урагана «Харви» чернокожие и латиноамериканцы в два раза чаще, чем белые жители, сообщали о том, что испытали финансовый шок без поддержки восстановления. План президента Байдена повышает устойчивость наиболее важных услуг, включая электросеть; продовольственные системы; городская инфраструктура; общественное здравоохранение и больницы; и наши дороги, железные дороги и другие транспортные активы. Его план также нацелен на инвестиции в поддержку инфраструктуры в тех сообществах, которые наиболее уязвимы физически и финансово перед стихийными бедствиями, вызванными изменением климата, и в восстановление существующих норм и стандартов.План президента будет инвестировать в уязвимые сообщества через ряд программ, в том числе программу FEMA по созданию устойчивой инфраструктуры и сообществ, программу блочных грантов HUD по развитию сообществ, новые инициативы Министерства транспорта, двухпартийную налоговую льготу для предоставления стимулов для низкого и среднего уровня. — семьям с доходом и малым предприятиям инвестировать в устойчивость к стихийным бедствиям, а также помощь в переходе и переселении для поддержки перехода под руководством сообщества для наиболее уязвимых племенных общин.
    • Максимально повысить устойчивость земельных и водных ресурсов для защиты населения и окружающей среды. План президента Байдена будет защищать и, при необходимости, восстанавливать природную инфраструктуру — наши земли, леса, водно-болотные угодья, водоразделы, а также прибрежные и океанские ресурсы. Семьи и предприятия по всей территории Соединенных Штатов полагаются на эту инфраструктуру для своей жизни и средств к существованию. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать в защиту от экстремальных лесных пожаров, устойчивость прибрежных районов к повышению уровня моря и ураганам, поддержку управления сельскохозяйственными ресурсами и климатически оптимизированными технологиями, а также защиту и восстановление основных земельных и водных ресурсов, таких как Эверглейдс и Эверглейдс во Флориде. Великие озера.Кроме того, план президента предусматривает финансирование кризиса засухи на западе за счет инвестиций в программы повышения эффективности использования воды и рециркуляции, племенные водные поселения и безопасность плотин. План президента Байдена предоставит местным лидерам возможность формировать эти фонды проектов восстановления и повышения устойчивости в соответствии с Законом о силах восстановления на открытом воздухе.

    ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ ЧИСТОЙ ПИТЬЕВОЙ ВОДЫ, ОБНОВЛЕНИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ СЕТИ И ВЫСОКОСКОРОСТНОЙ ШИРОКОПОЛОСНОЙ ПОЛОСЫ ДЛЯ ВСЕХ АМЕРИКАНЦЕВ

    Слишком много американских семей пьют загрязненную воду, не имеют доступа к недорогому высокоскоростному Интернету или слишком часто перебои в подаче электроэнергии — все, платя больше за эти услуги.План президента Байдена предусматривает инвестиции в инфраструктуру, необходимую для того, чтобы, наконец, обеспечить водоснабжение, широкополосную связь и электроснабжение, которых заслуживают американцы. В частности, его план будет:

    Обеспечить право на чистую, безопасную питьевую воду во всех сообществах:

    По всей стране трубы и очистные сооружения изнашиваются, а загрязненная питьевая вода ставит под угрозу здоровье населения. По оценкам, от шести до десяти миллионов домов по-прежнему получают питьевую воду по свинцовым трубам и инженерным сетям.Инвестиции президента в улучшение водной инфраструктуры и замену ведущих линий связи создадут хорошие рабочие места, включая профсоюзы и преобладающие оплачиваемые рабочие места. План президента Байдена инвестирует 111 миллиардов долларов в:

    • Заменить 100 процентов свинцовых труб и инженерных коммуникаций страны.  По данным CDC, не существует безопасного уровня воздействия свинца на детей. Свинец может замедлять развитие и вызывать проблемы с обучением, поведением и слухом у детей, а также длительное повреждение почек и головного мозга.Президент Байден считает, что ни одна американская семья не должна по-прежнему получать питьевую воду по свинцовым трубам и инженерным сетям. Чтобы устранить все свинцовые трубы и коммуникации в стране, он призывает Конгресс инвестировать 45 миллиардов долларов в Государственный оборотный фонд питьевой воды Агентства по охране окружающей среды и в гранты Закона об улучшении водной инфраструктуры для нации (WIIN). В дополнение к снижению воздействия свинца в домах, эти инвестиции также снизят воздействие свинца в 400 000 школ и детских учреждений.
    • Обновите и модернизируйте системы питьевой воды, сточных вод и ливневых стоков в Америке, боритесь с новыми загрязнителями и поддерживайте инфраструктуру чистой воды в сельских районах Америки. Стареющие системы водоснабжения угрожают общественному здоровью в тысячах населенных пунктов по всей стране. Президент Байден модернизирует эти системы, расширив существующие успешные программы, в том числе предоставив 56 миллиардов долларов в виде грантов и недорогих гибких кредитов штатам, племенам, территориям и малообеспеченным сообществам по всей стране.План президента Байдена также предусматривает финансирование в размере 10 миллиардов долларов на мониторинг и восстановление PFAS (пер- и полифторалкильные вещества) в питьевой воде, а также на инвестиции в небольшие сельские системы водоснабжения и бытовые колодцы и системы сточных вод, включая дренажные поля.

    Оживить цифровую инфраструктуру Америки:

    Несколько поколений назад федеральное правительство осознало, что без доступного доступа к электричеству американцы не могут в полной мере участвовать в жизни современного общества и современной экономики.С принятием Закона об электрификации сельских районов 1936 года федеральное правительство сделало исторический вклад в обеспечение электричеством почти каждого дома и фермы в Америке, и миллионы семей и наша экономика пожинают плоды. Широкополосный доступ в Интернет — это новое электричество. Американцам необходимо выполнять свою работу, равноправно участвовать в школьном обучении, здравоохранении и оставаться на связи. Тем не менее, по одному определению, более 30 миллионов американцев живут в районах, где нет широкополосной инфраструктуры, обеспечивающей минимально приемлемые скорости.Американцам в сельской местности и на племенных землях особенно не хватает надлежащего доступа. И отчасти потому, что в Соединенных Штатах одни из самых высоких цен на широкополосный доступ среди стран ОЭСР, миллионы американцев не могут пользоваться широкополосным доступом в Интернет, даже если инфраструктура существует там, где они живут. В городских районах также существует резкое цифровое неравенство: гораздо более высокий процент белых семей использует домашний широкополосный доступ в Интернет, чем черные или латиноамериканские семьи. Прошлый год болезненно показал цену этих различий, особенно для студентов, которые изо всех сил пытались общаться во время дистанционного обучения, усугубляя потери в обучении и социальную изоляцию для этих студентов.
    Президент считает, что мы можем предоставить доступную, надежную и высокоскоростную широкополосную связь каждому американцу благодаря историческим инвестициям в размере 100 миллиардов долларов. Эта инвестиция составит:

    • Создайте высокоскоростную широкополосную инфраструктуру для достижения 100-процентного покрытия. В плане президента приоритет отдается созданию перспективной инфраструктуры широкополосной связи в необслуживаемых и недостаточно обслуживаемых районах, чтобы мы, наконец, достигли 100-процентного покрытия высокоскоростным широкополосным доступом. Он также уделяет приоритетное внимание поддержке сетей широкополосной связи, находящихся в собственности, управлении или связанных с местными органами власти, некоммерческими организациями и кооперативами — провайдеров, которые менее заинтересованы в получении прибыли и готовы обслуживать целые сообщества.Кроме того, он обеспечивает выделение средств на инфраструктуру на племенных землях и консультации с племенными народами при администрировании программы. Попутно это создаст хорошо оплачиваемые рабочие места с охраной труда и правом на организацию и коллективные переговоры.
    • Содействовать прозрачности и конкуренции.  План президента Байдена будет способствовать прозрачности цен и конкуренции между интернет-провайдерами, в том числе за счет снятия барьеров, которые не позволяют муниципальным или аффилированным поставщикам и сельским электросетевым кооперативам конкурировать на равных с частными поставщиками, и требовать от интернет-провайдеров четкого раскрытия информации. цены, которые они устанавливают.
    • Снижение стоимости услуг широкополосного доступа в Интернет и содействие более широкому внедрению.  Президент Байден считает, что создания широкополосной инфраструктуры недостаточно. Мы также должны сделать так, чтобы каждый желающий американец мог позволить себе качественный и надежный широкополосный доступ в Интернет. Хотя президент признает, что в краткосрочной перспективе могут понадобиться индивидуальные субсидии для покрытия расходов на интернет, он считает, что постоянное предоставление субсидий для покрытия затрат на интернет-услуги с завышенными ценами не является правильным долгосрочным решением для потребителей или налогоплательщиков.Американцы платят слишком много за интернет — намного больше, чем люди во многих других странах, — и президент намерен работать с Конгрессом, чтобы найти решение, позволяющее снизить цены на интернет для всех американцев, увеличить его использование как в сельских, так и в городских районах, привлечь к ответственности поставщиков. , и сэкономить деньги налогоплательщиков.
       

    Возобновление энергетической инфраструктуры Америки:

    Как показали недавние отключения электроэнергии в Техасе, наша стареющая электросеть нуждается в срочной модернизации.Исследование Министерства энергетики показало, что перебои в подаче электроэнергии обходятся экономике США в 70 миллиардов долларов в год. План президента создаст более устойчивую сеть, снизит счета за электроэнергию для американцев среднего класса, улучшит качество воздуха и показатели общественного здравоохранения, а также создаст хорошие рабочие места с возможностью вступления в профсоюз на пути к достижению 100-процентного безуглеродного электричества. к 2035 году. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 100 миллиардов долларов в:

    • Создайте более устойчивую систему электропередачи. Благодаря инвестициям в сеть мы можем поставлять более дешевую и чистую электроэнергию туда, где она больше всего нужна. Это начинается с создания целевого инвестиционного налогового кредита, который стимулирует строительство не менее 20 гигаватт высоковольтных линий электропередач и мобилизует десятки миллиардов долларов частного капитала вне очереди – сразу. Кроме того, план президента Байдена предусматривает создание в Министерстве энергетики нового органа по развертыванию энергосистемы, что позволит лучше использовать существующие полосы отвода — вдоль автомобильных и железных дорог — и поддерживает творческие инструменты финансирования для стимулирования дополнительных высокоприоритетных высоковольтных сетей. линии передачи.Эти усилия создадут хорошо оплачиваемые рабочие места для профсоюзных рабочих, линейных рабочих и электриков, а также создадут спрос на строительные материалы и детали американского производства.
    • Вакансии Spur, модернизирующие производство электроэнергии и поставляющие чистую электроэнергию. Президент Байден предлагает продлить на десять лет и поэтапно сократить расширенную налоговую льготу на прямые инвестиции и налоговую льготу на производство для производства и хранения экологически чистой энергии. Эти кредиты будут сочетаться с строгими трудовыми стандартами, чтобы гарантировать, что созданные рабочие места являются рабочими местами хорошего качества со свободным и справедливым выбором для вступления в профсоюз и заключения коллективных договоров.План президента Байдена мобилизует частные инвестиции для модернизации нашего энергетического сектора. Он также будет поддерживать правительства штатов, местные органы власти и правительства племен, решившие ускорить эту модернизацию с помощью дополнительных политик, таких как блочные гранты на экологически чистую энергию, которые можно использовать для поддержки экологически чистой энергии, расширения прав и возможностей работников и обеспечения экологической справедливости. И он будет использовать невероятную покупательную способность федерального правительства для продвижения чистой энергии на рынке, покупая чистую энергию 24/7 для федеральных зданий.Чтобы гарантировать, что мы в полной мере воспользуемся возможностью, которую предоставляет модернизация нашего энергетического сектора, президент Байден установит Стандарт энергоэффективности и чистой электроэнергии (EECES), направленный на сокращение счетов за электроэнергию и загрязнение окружающей среды, усиление конкуренции на рынке, стимулирование более эффективного использования. существующей инфраструктуры и продолжая использовать энергию, не загрязняющую углерод, обеспечиваемую существующими источниками, такими как ядерная и гидроэнергетика. Все это будет осуществляться при обеспечении соответствия этих объектов надежным и строгим стандартам безопасности работников, населения и окружающей среды, а также экологической справедливости — и все это при переходе к 100-процентной безуглеродной энергии к 2035 году.
    • Заставьте энергетическую отрасль работать, закупоривая бесхозные нефтяные и газовые скважины и расчищая заброшенные шахты. Сотни тысяч бывших бесхозных нефтяных и газовых скважин и заброшенных шахт представляют серьезную угрозу безопасности, а также наносят постоянный ущерб воздуху, воде и другой окружающей среде. Многие из этих старых колодцев и шахт расположены в сельских общинах, которые пострадали от долгих лет сокращения инвестиций. План президента Байдена включает немедленные авансовые инвестиции в размере 16 миллиардов долларов, которые позволят сотням тысяч людей работать в профсоюзах, закупая нефтяные и газовые скважины, а также восстанавливая и рекультивируя заброшенные угольные, скальные и урановые шахты.Помимо создания хороших рабочих мест в сильно пострадавших сообществах, эти инвестиции сократят выбросы метана и рассола, которые вытекают из этих колодцев, точно так же, как мы инвестируем в сокращение утечек из других источников, таких как изношенные трубы и распределительные системы.
    • Ремонт и реконструкция незанятой недвижимости, а также стимулирование строительства жизненно важной физической, социальной и гражданской инфраструктуры в неблагополучных и неблагополучных районах. В тысячах сельских и городских поселений по всей стране сотни тысяч бывших промышленных и энергетических объектов теперь простаивают и являются источниками упадка и загрязнения.Благодаря инвестициям в размере 5 миллиардов долларов в ремонт и реконструкцию этих объектов Brownfield и Superfund, а также в соответствующее развитие экономики и рабочей силы план президента Байдена превратит эту неиспользуемую недвижимость в новые центры экономического роста и создания рабочих мест. Но недостаточно реконструировать старую инфраструктуру. План президента Байдена также предоставит этим сообществам новую важнейшую физическую, социальную и гражданскую инфраструктуру. Это означает инвестирование в программу общественных работ Агентства экономического развития (сняв при этом ограничение в 3 миллиона долларов на проекты) и в усилия по возрождению «Мейн-стрит» через HUD и USDA.План президента Байдена также будет стимулировать целенаправленные усилия по устойчивому экономическому развитию посредством программы грантов POWER Региональной комиссии Аппалачей, грантов Министерства энергетики на переоснащение бездействующих заводов (в рамках программы Раздела 132) и целевого финансирования для поддержки усилий сообщества по обеспечению экологической справедливости, таких как в качестве грантов на создание потенциала и проектов для борьбы с унаследованным загрязнением и кумулятивными воздействиями, испытываемыми прифронтовыми и приграничными сообществами.
    • Создание предприятий нового поколения в бедствующих сообществах. Президент Байден считает, что рыночный переход к экологически чистой энергии открывает огромные возможности для развития новых рынков и новых отраслей. Например, объединив инвестиции в 15 демонстрационных проектов обезуглероженного водорода в бедствующих районах с новой налоговой льготой на производство, мы можем стимулировать модернизацию капитальных проектов и установки, которые укрепляют и обезуглероживают нашу отрасль. Президентский план также предусматривает создание десяти первопроходческих объектов, демонстрирующих модернизацию крупных сталелитейных, цементных и химических производств, демонстрирующих модернизацию улавливания углерода, при этом обеспечивая защиту перегруженных сообществ от увеличения кумулятивного загрязнения.Кроме того, в соответствии с двухпартийным законом SCALE, его план будет поддерживать крупномасштабные усилия по секвестрации, которые используют лучшие научные достижения и уделяют первоочередное внимание участию сообщества. А чтобы ускорить развертывание ответственного улавливания углерода и обеспечить постоянное хранение, план президента Байдена реформирует и расширяет двухпартийную налоговую льготу по Разделу 45Q, делая ее прямой оплатой и более простой в использовании для промышленных приложений, трудно поддающихся обезуглероживанию, прямого улавливания воздуха и модернизации существующих. электростанции.
    • Мобилизуйте следующее поколение специалистов по охране окружающей среды и обеспечению устойчивости. Эти инвестиции в размере 10 миллиардов долларов заставят новое, разнообразное поколение американцев работать над сохранением наших общественных земель и вод, укрепляя устойчивость общества и продвигая экологическую справедливость через новый Гражданский климатический корпус, и в то же время предоставляя хорошо оплачиваемые рабочие места в профсоюзах для большего американцы.

    ПОСТРОИТЬ, СОХРАНИТЬ И МОДЕРНИЗИРОВАТЬ БОЛЕЕ ДВУХ МИЛЛИОНОВ ЖИЛЫХ И КОММЕРЧЕСКИХ ЗДАНИЙ; МОДЕРНИЗИРОВАТЬ НАШИ ШКОЛЫ, ОБЩЕСТВЕННЫЕ КОЛЛЕДЖИ И ДОМАШНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ОБЪЕКТЫ НАШЕЙ СТРАНЫ; И МОДЕРНИЗИРУЙТЕ БОЛЬНИЦЫ ДЛЯ ВЕТЕРАНОВ И ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ЗДАНИЯ

    В Америке существует острая нехватка доступного жилья, и Американское общество инженеров-строителей ставит нашей школьной инфраструктуре оценку «D+».Президент Байден считает, что мы должны инвестировать в строительство и модернизацию современных, устойчивых и энергоэффективных домов и зданий, включая национальные школы, учреждения раннего обучения, больницы для ветеранов и другие федеральные здания, и в процессе нанимать американских рабочих на рабочие места. с хорошей заработной платой и льготами. План президента Байдена предусматривает:

    Построить, сохранить и переоборудовать более двух миллионов домов и коммерческих зданий для преодоления кризиса доступного жилья:

    В Америке существует острая нехватка вариантов доступного жилья.Миллионы семей платят более половины своего дохода за аренду, и расходы на электроэнергию в доме также являются серьезной проблемой для американских арендаторов. И по всей стране люди изо всех сил пытаются купить свой первый дом.

    План президента предусматривает инвестиции в размере 213 миллиардов долларов США в производство, сохранение и модернизацию более двух миллионов доступных и устойчивых жилых помещений. Он сочетает эти инвестиции с инновационным новым подходом к отмене государственных и местных законов об исключительном зонировании, которые повышают стоимость строительства и не позволяют семьям переезжать в районы с большими возможностями для них и их детей.План президента поможет справиться с растущей стоимостью аренды и создать рабочие места с преобладающей заработной платой, в том числе посредством проектных трудовых соглашений со свободным и справедливым выбором для вступления в профсоюз и заключения коллективных договоров.

    Президент Байден призывает Конгресс:

    • Произведите, сохраните и модернизируйте более миллиона недорогих, устойчивых, доступных, энергоэффективных и электрифицированных единиц жилья.  За счет целевых налоговых льгот, финансирования по формуле, грантов и помощи в аренде на основе проектов план президента Байдена расширит возможности аренды доступного жилья для малообеспеченных сообществ по всей стране, включая сельские районы и районы проживания племен.
    • Построить и отремонтировать более 500 000 домов для покупателей жилья с низким и средним уровнем дохода. Президент Байден призывает Конгресс принять немедленные меры, чтобы стимулировать строительство и ремонт домов для недостаточно обслуживаемых сообществ. В частности, он призывает Конгресс принять новаторский двухпартийный Закон об инвестициях в дома по соседству (NHIA). Предоставление налоговых льгот NHIA на сумму 20 миллиардов долларов в течение следующих пяти лет приведет к тому, что будет построено или отремонтировано около 500 000 домов, что создаст возможность для большего количества семей купить дом и начать накапливать богатство.
    • Устранение запретительного зонирования и политики вредного землепользования. На протяжении десятилетий законы о запретительном зонировании, такие как минимальные размеры участков, обязательные требования к парковке и запреты на строительство многоквартирных домов, завышали стоимость жилья и строительства и не позволяли семьям попасть в районы с большими возможностями. Президент Байден призывает Конгресс принять инновационную новую конкурсную программу грантов, которая предоставляет гибкое и привлекательное финансирование юрисдикциям, которые предпринимают конкретные шаги для устранения таких ненужных барьеров на пути строительства доступного жилья.
    • Удовлетворение давних потребностей в капитале государственного жилья.  Годы сокращения инвестиций привели к тому, что наше государственное жилье пришло в упадок. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 40 миллиардов долларов в улучшение инфраструктуры системы государственного жилья в Америке. Это финансирование будет направлено на решение важнейших проблем безопасности жизни, смягчение неизбежных опасностей для жителей и принятие мер по повышению энергоэффективности, которые значительно сократят текущие эксплуатационные расходы. Эти улучшения принесут непропорционально большую пользу женщинам, цветным людям и людям с ограниченными возможностями.
    • Направьте работников профсоюзов на работу по модернизации домов и предприятий, чтобы сэкономить деньги семей.  План президента Байдена будет модернизировать дома с помощью программ блочных грантов, Программы помощи в утеплении, а также путем продления и расширения налоговых льгот на дома и коммерческую эффективность. План президента Байдена также предусматривает создание Ускорителя чистой энергии и устойчивого развития стоимостью 27 миллиардов долларов для мобилизации частных инвестиций в распределенные энергетические ресурсы; реконструкция жилых, коммерческих и муниципальных зданий; и чистый транспорт.Особое внимание в этих инвестициях уделяется обездоленным сообществам, которые еще не получили выгоды от инвестиций в экологически чистую энергию.

    Модернизация национальных школ и дошкольных учреждений:

    Слишком много учащихся посещают ветхие, небезопасные и опасные для здоровья школы и детские сады. Эти условия опасны для наших детей и существуют непропорционально в школах с высоким процентом учащихся с низким доходом и цветных учащихся. И даже до COVID-19 43 процента родителей сообщали, что им трудно найти подходящее детское учреждение для своих детей.Президент Байден призывает Конгресс:

    • Модернизируйте наши государственные школы. Президент Байден считает, что мы не сможем сократить разрыв в возможностях, если дети из малообеспеченных семей будут ходить в школы в зданиях, которые подрывают здоровье и безопасность, в то время как более состоятельные учащиеся получат доступ к безопасным зданиям с лабораториями и технологиями, которые подготовят их к работе в будущем. План президента инвестирует 100 миллиардов долларов в модернизацию и строительство новых государственных школ, за счет прямых грантов в размере 50 миллиардов долларов и дополнительных 50 миллиардов долларов, привлеченных через облигации.Эти средства в первую очередь пойдут на обеспечение того, чтобы наши школы были безопасными и здоровыми местами обучения для наших детей и работали для учителей и других специалистов в области образования, например, путем улучшения качества воздуха и вентиляции в помещениях. По мере того, как мы делаем наши школы более безопасными, мы также будем инвестировать в передовые, энергоэффективные и электрифицированные, устойчивые и инновационные школьные здания с технологиями и лабораториями, которые помогут нашим преподавателям подготовить учащихся к тому, чтобы они были продуктивными работниками и ценными учениками. Согласно плану президента, более эффективные школьные объекты сократят выбросы парниковых газов, а также станут средой устойчивости общества с зелеными насаждениями, чистым воздухом и безопасными местами для собраний, особенно во время чрезвычайных ситуаций.Также будут выделены средства на улучшение наших школьных кухонь, чтобы их можно было использовать для более качественного приготовления питательной пищи для наших учеников и обеспечения экологичности за счет сокращения или отказа от использования бумажных тарелок и других одноразовых материалов.
    • Инвестиции в инфраструктуру местных колледжей . Инвестиции в объекты и технологии муниципальных колледжей помогают защитить здоровье и безопасность студентов и преподавателей, решить проблемы с образованием (особенно в сельских общинах), развить местную экономику, повысить энергоэффективность и устойчивость, а также уменьшить неравенство в финансировании в краткосрочной перспективе, поскольку мы перестроить нашу систему финансирования высшего образования в долгосрочной перспективе.Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 12 миллиардов долларов для удовлетворения этих потребностей. Штаты будут нести ответственность за использование долларов для удовлетворения потребностей как в существующей физической, так и в технологической инфраструктуре муниципальных колледжей, а также за определение стратегий для обеспечения доступа к муниципальным колледжам в образовательных пустынях.
    • Модернизация детских учреждений и строительство новых объектов в наиболее нуждающихся районах.  Отсутствие доступа к уходу за детьми мешает родителям, особенно матерям, полноценно участвовать в рабочей силе.В районах с наибольшей нехваткой мест по уходу за детьми участие женщин в рабочей силе примерно на три процентных пункта меньше, чем в районах с большим количеством мест по уходу за детьми, что наносит ущерб семьям и препятствует росту и конкурентоспособности США. Президент Байден призывает Конгресс выделить 25 миллиардов долларов на модернизацию детских учреждений и увеличение предложения услуг по уходу за детьми в районах, которые больше всего в этом нуждаются. Финансирование будет предоставляться через Фонд развития и инноваций в области ухода за детьми для штатов для создания предложения по уходу за младенцами и детьми младшего возраста в районах с высоким спросом.Президент Байден также призывает к расширению налоговой льготы, чтобы побудить предприятия строить детские учреждения на рабочих местах. Работодатели получат 50 процентов от первых $1 млн затрат на строительство каждого объекта, чтобы сотрудники могли наслаждаться душевным спокойствием и удобством, связанными с уходом за детьми на месте. Эти инвестиции обеспечат безопасную, доступную, энергоэффективную и высококачественную учебную среду для поставщиков услуг по обучению детей и уходу за ними. Государственные инвестиции в школы и учреждения по уходу за детьми улучшают результаты детей, что является основой для будущего роста производительности.Например, в классах с плохой вентиляцией количество пропусков занятий учащихся на 10-20% выше.

    Модернизация больниц и федеральных зданий VA:

    Федеральное правительство управляет офисными зданиями, зданиями судов и другими учреждениями в каждом штате, где миллионы рабочих обслуживают население в устаревших, неэффективных, а иногда и небезопасных условиях труда. В то время как средний возраст больниц частного сектора США составляет примерно 11 лет, средний возраст больниц Управления по делам ветеранов составляет 58 лет.Президент считает, что наши ветераны заслуживают самых современных больниц и заботы. План президента Байдена предусматривает 18 миллиардов долларов на модернизацию больниц и клиник по делам ветеранов. План президента Байдена также инвестирует 10 миллиардов долларов в модернизацию, устойчивость и устойчивость федеральных зданий, в том числе через двухпартийный Федеральный оборотный фонд капитала для поддержки инвестиций в крупную покупку, строительство или ремонт федеральных объектов. И план президента Байдена использует обширные инструменты федеральных закупок для закупки низкоуглеродных материалов для строительства и чистой энергии для этих недавно построенных больниц штата Вирджиния и федеральных зданий.

    УКРЕПЛЕНИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ НАШЕЙ ЭКОНОМИКИ УХОДА ЗА СОЗДАНИЕ РАБОЧИХ МЕСТ И ПОВЫШЕНИЕ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ И ПОСОБИЙ ДЛЯ ОСНОВНЫХ РАБОТНИКОВ ПО УХОДУ НА ДОМУ
    Еще до COVID-19 наша страна переживала кризис ухода. Помимо ухода за детьми, семьи несут финансовое бремя ухода за престарелыми родственниками и членами семьи с инвалидностью, а люди с инвалидностью, живущие самостоятельно, испытывают финансовые трудности, чтобы обеспечить уход на дому.В то же время сотни тысяч людей, нуждающихся в более качественном уходе, не могут получить к нему доступ, даже если они имеют право на участие в программе Medicaid. Фактически, этим людям могут потребоваться годы, чтобы получить услуги, в которых они остро нуждаются. Стареющие родственники и инвалиды заслуживают лучшего. Они заслуживают высококачественных услуг и поддержки, которые отвечают их уникальным потребностям и личному выбору.
    Воспитателям, среди которых непропорционально много цветных женщин, слишком долго недоплачивали и недооценивали. Заработная плата основных работников по уходу на дому составляет примерно 12 долларов в час, что делает их одними из самых низкооплачиваемых работников в нашей экономике.Фактически каждый шестой работник этого сектора живет за чертой бедности. Президент Байден призывает Конгресс сделать существенные инвестиции в инфраструктуру медицинской помощи в нашей стране. В частности, он призывает Конгресс выделить 400 миллиардов долларов на расширение доступа к качественному и доступному уходу на дому или по месту жительства для престарелых родственников и людей с ограниченными возможностями. Эти инвестиции помогут сотням тысяч американцев, наконец, получить долгосрочные услуги и поддержку, в которых они нуждаются, а также создать новые рабочие места и предложить работникам по уходу давно назревшее повышение, более значительные льготы и возможность организовать или вступить в профсоюз и вести коллективные переговоры. .Исследования показывают, что повышение оплаты труда работников, осуществляющих непосредственный уход, значительно повышает финансовую безопасность работников, повышает производительность и повышает качество предлагаемого ухода. Другое исследование показало, что повышение оплаты труда медицинских работников позволило предотвратить смертность, сократить количество нарушений здоровья и снизить стоимость профилактического обслуживания.

    План президента Байдена:

    • Расширение доступа к услугам долгосрочного ухода в рамках Medicaid.  Президент Байден считает, что больше людей должны иметь возможность получать уход на дому, в поддерживающем сообществе или у любимого человека.План президента Байдена расширит доступ к услугам на дому и по месту жительства (HCBS) и расширит давнюю программу «Деньги следуют за человеком», которая поддерживает инновации в предоставлении долгосрочного ухода.
    • Создать инфраструктуру для создания хороших рабочих мест для среднего класса со свободным и справедливым выбором вступления в профсоюз. Расширение HCBS в рамках Medicaid может поддерживать хорошо оплачиваемые рабочие места по уходу, которые включают льготы и возможность коллективных переговоров, создание государственной инфраструктуры для повышения качества услуг и поддержки работников.Это повысит заработную плату и качество жизни основных домашних медицинских работников и принесет значительные экономические выгоды малообеспеченным и цветным сообществам.

    ИНВЕСТИРУЙТЕ В НИОКР, ВОЗРОЖДАЙТЕ ПРОИЗВОДСТВО И МАЛЫЙ БИЗНЕС И ОБУЧАЙТЕ АМЕРИКАНЦЕВ К РАБОТЕ БУДУЩЕГО

    Половина рабочих мест в наших быстрорастущих секторах с высокой шанс на работу среднего класса. Президент Байден считает, что даже перед лицом автоматизации и глобализации Америка может и должна сохранить хорошо оплачиваемые профсоюзные рабочие места и создать их больше по всей стране.Производство в США было арсеналом демократии во время Второй мировой войны и сегодня должно стать частью арсенала американского процветания, способствуя восстановлению экономики работающих семей. От изобретения полупроводника до создания Интернета благодаря государственным инвестициям, поддерживающим исследования, коммерциализацию и надежные цепочки поставок, появились новые двигатели экономического роста. Президент Байден призывает Конгресс делать разумные инвестиции в исследования и разработки, производство и региональное экономическое развитие, а также в развитие рабочей силы, чтобы предоставить нашим работникам и компаниям инструменты и обучение, необходимые им для конкуренции на мировой арене.В частности, президент Байден призывает Конгресс:

    Инвестиции в исследования и разработки и технологии будущего:
    Государственные инвестиции в исследования и разработки закладывают основу для будущих прорывов, которые со временем приведут к новым предприятиям, новым рабочим местам и большему экспорту. Однако нам нужно больше инвестиций, если мы хотим сохранить наше экономическое преимущество в сегодняшней глобальной экономике. Мы являемся одной из немногих крупных экономик, чьи государственные инвестиции в исследования и разработки сократились в процентах от ВВП за последние 25 лет.Такие страны, как Китай, активно инвестируют в НИОКР, и сейчас Китай занимает второе место в мире по расходам на НИОКР. Кроме того, барьеры для карьеры в высокоинновационных секторах остаются значительными. Мы должны сделать больше, чтобы улучшить доступ к более высокооплачиваемым секторам нашей экономики. Президент Байден считает, что для того, чтобы победить в экономике 21  века, Америка должна вернуться к инвестициям в исследователей, лаборатории и университеты по всей стране. Но на этот раз мы должны сделать это с обязательством поднять рабочих и регионы, которые остались за пределами прошлых инвестиций.Он призывает Конгресс сделать инвестиции в размере 180 миллиардов долларов, которые:

    • Укрепите лидерство США в критически важных технологиях и модернизируйте исследовательскую инфраструктуру Америки. Лидерство США в области новых технологий — от искусственного интеллекта до биотехнологий и вычислений — имеет решающее значение как для нашей будущей экономической конкурентоспособности, так и для нашей национальной безопасности. Основываясь на двухпартийных предложениях, президент Байден призывает Конгресс инвестировать 50 миллиардов долларов в Национальный научный фонд (NSF), создав технологическое управление, которое будет сотрудничать с существующими программами правительства и развивать их.Он будет посвящен таким областям, как полупроводники и передовые вычисления, передовые технологии связи, передовые энергетические технологии и биотехнологии. Он также призывает Конгресс выделить 30 миллиардов долларов дополнительного финансирования на исследования и разработки, которые стимулируют инновации и создание рабочих мест, в том числе в сельской местности. Его план также предусматривает инвестирование 40 миллиардов долларов в модернизацию исследовательской инфраструктуры в лабораториях по всей стране, включая стационарные объекты, вычислительные мощности и сети. Эти средства будут распределены между федеральными агентствами НИОКР, в том числе в Министерстве энергетики.Половина этих средств будет зарезервирована для колледжей и университетов исторически чернокожих (HBCU) и других учреждений, обслуживающих меньшинства, включая создание новой национальной лаборатории, специализирующейся на климате, которая будет связана с HBCU.
    • Сделать США лидером в климатологии, инновациях и НИОКР . Президент призывает Конгресс инвестировать 35 миллиардов долларов в полный спектр решений, необходимых для достижения технологических прорывов, направленных на преодоление климатического кризиса и позиционирование Америки как мирового лидера в области экологически чистых энергетических технологий и рабочих мест в области экологически чистой энергетики.Это включает в себя запуск ARPA-C для разработки новых методов сокращения выбросов и повышения устойчивости к изменению климата, а также расширение повсеместного финансирования климатических исследований. В дополнение к увеличению финансирования других исследований, связанных с климатом, на 5 миллиардов долларов, его план предусматривает инвестирование 15 миллиардов долларов в демонстрационные проекты для приоритетных исследований и разработок в области климата, включая хранение энергии в коммунальном масштабе, улавливание и хранение углерода, водород, передовые ядерные технологии, редкоземельные элементы. разделения, плавучий морской ветер, биотопливо / биопродукты, квантовые вычисления и электромобили, а также укрепление U.S. технологическое лидерство в этих областях на мировых рынках.
    • Устранение расового и гендерного неравенства в исследованиях и разработках, науке, технологиях, инженерии и математике. Дискриминация приводит к меньшему количеству инноваций: одно исследование показало, что количество инноваций в Соединенных Штатах увеличится в четыре раза, если женщины, цветные люди и дети из малообеспеченных семей будут изобретать по количеству тех групп, которые не сдерживаются дискриминацией и структурными барьерами. Сохраняющееся неравенство в доступе к средствам на НИОКР и к карьере в инновационных отраслях мешает американскому бизнесу.С. экономика от полного раскрытия своего потенциала. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 10 миллиардов долларов в исследования и разработки HBCU и других MSI. Он также призывает Конгресс инвестировать 15 миллиардов долларов в создание до 200 центров передового опыта, которые служат исследовательскими инкубаторами в HBCU и других MSI для предоставления стипендий для выпускников и других возможностей для малообеспеченных слоев населения, в том числе в рамках программ довузовского образования.

    Модернизация и оживление американских производителей и малых предприятий:
    The U.На производственный сектор Ю. приходится 70 процентов расходов бизнеса на НИОКР, 30 процентов роста производительности и 60 процентов экспорта. Производство — это важнейший узел, который помогает преобразовать исследования и инновации в устойчивый экономический рост. Рабочие на заводе работают рука об руку с инженерами и учеными, чтобы оттачивать и поддерживать наше конкурентное преимущество. В то время как производственные рабочие места были лестницей к жизни среднего класса, мы позволили нашему промышленному центру опустеть, а качественные рабочие места переместились за границу или в регионы с более низкой заработной платой и меньшим количеством защиты для рабочих.Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 300 миллиардов долларов, чтобы:

    • Укрепление производственно-сбытовых цепочек критически важных товаров. Президент Байден считает, что мы должны производить у себя дома технологии и товары, которые отвечают сегодняшним вызовам и используют возможности завтрашнего дня. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 50 миллиардов долларов в создание нового офиса в Министерстве торговли, который будет заниматься мониторингом внутренних промышленных мощностей и финансированием инвестиций для поддержки производства критически важных товаров.Президент также призывает Конгресс инвестировать 50 миллиардов долларов в производство и исследования полупроводников, как того требует двухпартийный закон о чипах.
    • Защитите американцев от будущих пандемий. Это финансирование предоставляет 30 миллиардов долларов в течение 4 лет для создания рабочих мест в США и предотвращения серьезной потери рабочих мест, вызванной пандемиями, за счет новых крупных инвестиций в производство медицинских контрмер; исследования и разработки; и связанная с этим биоготовность и биозащита. Это включает в себя инвестиции в укрепление стратегических национальных запасов нашей страны; ускорить сроки исследований, разработки и полевых испытаний и терапевтических средств для возникающих и будущих вспышек; сократить время реагирования за счет разработки прототипов вакцин на этапах испытаний I и II, тестирования технологий для быстрого масштабирования производства вакцин и обеспечения достаточных производственных мощностей в случае чрезвычайной ситуации; усилить У.S. инфраструктура для биоподготовки и инвестиции в биобезопасность и биозащиту; обучать персонал реагированию на эпидемии и пандемии; и наземные активные фармацевтические ингредиенты. COVID-19 унес более 500 000 жизней американцев и стоил триллионы долларов, продемонстрировав разрушительный и растущий риск пандемий и других биологических угроз. За последние два десятилетия вспышки атипичной пневмонии, лихорадки Эбола, гриппа, вируса Зика и других привели к снижению производительности на миллиарды долларов. Риск катастрофических биологических угроз возрастает из-за нашего взаимосвязанного мира, повышенного риска распространения инфекции от животных к человеку, простоты создания и модификации пандемических агентов и размывания норм, запрещающих разработку и использование биологического оружия.Американский план спасения служит первоначальными инвестициями в размере 10 миллиардов долларов. Благодаря этим новым крупным инвестициям в предотвращение будущих пандемий Соединенные Штаты будут опираться на импульс, полученный в рамках Американского плана спасения, укрепят научное лидерство, создадут рабочие места, заметно сократят время от обнаружения новой угрозы до применения оружия и предотвратят будущие биологические катастрофы.
    • Запуск производства экологически чистой энергии за счет федеральных закупок. Ежегодно федеральное правительство тратит более полутриллиона долларов на покупку товаров и услуг.В результате у него есть возможность быть первопроходцем на рынках. Эта невероятная покупательная способность может быть использована для стимулирования инноваций и производства экологически чистой энергии, а также для поддержки высококачественных рабочих мест. Чтобы достичь целей президента по достижению нулевых выбросов к 2050 году, Соединенным Штатам потребуется больше электромобилей, зарядных портов и электрических тепловых насосов для отопления жилых и коммерческих зданий. Президент призывает Конгресс обеспечить производство этих автомобилей, портов, насосов и чистых материалов, а также важнейших технологий, таких как усовершенствованные ядерные реакторы и топливо, здесь, дома, посредством инвестиций в размере 46 миллиардов долларов в федеральную покупательную способность, создавая хорошие оплату рабочих мест и оживление местной экономики, особенно в сельской местности.
    • Сделать это во ВСЕЙ Америке. Президент считает, что мы должны построить социальную инфраструктуру для поддержки инноваций и производительности по всей стране. Он призывает Конгресс инвестировать 20 миллиардов долларов в региональные инновационные центры и Фонд возрождения сообщества. По меньшей мере десять региональных инновационных центров будут использовать частные инвестиции для стимулирования развития технологий, связывания городской и сельской экономики и создания новых предприятий в регионах за пределами нынешней горстки быстрорастущих центров.Фонд возрождения сообщества будет поддерживать инновационные проекты реконструкции под руководством сообщества, которые могут стимулировать новую экономическую деятельность, предоставлять услуги и удобства, повышать благосостояние сообщества и устранять существующие пробелы в доступе к инновационной экономике для цветных сообществ и сельских сообществ, которые пострадали от многолетней дезинвестиции. И президент Байден призывает Конгресс инвестировать 14 миллиардов долларов в NIST, чтобы объединить промышленность, академические круги и правительство для продвижения технологий и возможностей, имеющих решающее значение для будущей конкурентоспособности.Он призывает Конгресс в четыре раза увеличить поддержку Партнерства по расширению производства, увеличив участие принадлежащих меньшинствам и расположенных в сельской местности малых и средних предприятий в технологическом прогрессе.
    • Расширение доступа к капиталу для отечественных производителей.  Обрабатывающая промышленность Америки должна внедрять инновации, адаптироваться и масштабироваться, чтобы завоевать отрасли будущего. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать более 52 миллиардов долларов в отечественных производителей.Президент призывает Конгресс инвестировать в существующие программы доступа к капиталу, доказавшие свою эффективность, с упором на поддержку сельского производства и экологически чистой энергии. План президента также включает конкретную поддержку модернизации цепочек поставок, в том числе в автомобильном секторе, например, расширение программы налоговых льгот 48C. Он также призовет к созданию новой программы финансирования для поддержки инвестиций в долг и акционерный капитал для производства, чтобы повысить устойчивость цепочек поставок Америки.
    • Создать национальную сеть инкубаторов малого бизнеса и центров инноваций . Почти все производители (98%) — мелкие и средние фирмы. Кроме того, владение малым бизнесом является краеугольным камнем создания рабочих мест и увеличения благосостояния. Однако даже до пандемии многим предпринимателям было трудно конкурировать в системе, которая так часто склоняется в пользу крупных корпораций и богатых людей. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать 31 миллиард долларов в программы, которые дают малому бизнесу доступ к кредитам, венчурному капиталу и долларам на исследования и разработки.Предложение включает финансирование местных инкубаторов малого бизнеса и инновационных центров для поддержки роста предпринимательства в цветных сообществах и сообществах с недостаточным уровнем обслуживания.
    • Сотрудничайте с сельскими и племенными общинами для создания рабочих мест и экономического роста в сельской местности Америки. Сегодня, несмотря на то, что сельские и племенные общины по всей стране богаты активами, более 8 из 10 округов с хронической бедностью находятся за пределами мегаполиса. План президента Байдена предусматривает инвестиции в сельские и племенные общины, в том числе путем обеспечения 100-процентного покрытия широкополосной связи, восстановления разрушающейся инфраструктуры, такой как дороги, мосты и системы водоснабжения, предоставления финансирования исследований и разработок университетам, предоставляющим земельные участки, и позиционирования США.S. сельскохозяйственный сектор, чтобы возглавить переход к нулевым выбросам, предоставляя новые экономические возможности для фермеров. Президент Байден также предлагает изменить то, как федеральное правительство сотрудничает с сельскими и племенными общинами, чтобы создавать рабочие места и стимулировать инклюзивный экономический рост. Сельские сообщества часто не имеют такого же бюджета, как большие города, для найма персонала, необходимого для навигации и доступа к федеральным программам. Кроме того, им приходится ориентироваться в множестве программ с разными целями и требованиями.В рамках своего плана по обеспечению восстановления всех сообществ — независимо от географии — президент Байден предлагает выделить 5 миллиардов долларов на новую Программу партнерства в сельских районах, чтобы помочь сельским регионам, в том числе племенным нациям, опираться на свои уникальные активы и реализовать свое видение инклюзивного сообщества. и экономическое развитие. Эта программа расширит возможности сельских регионов, поддерживая местные усилия по планированию и наращиванию потенциала, а также предоставляя гибкое финансирование для удовлетворения насущных потребностей.

    Инвестиции в развитие рабочей силы:

    По мере того, как все больше американцев возвращаются на работу или ищут новые возможности в меняющейся экономике, возрастает потребность в возможностях повышения квалификации для работников всех видов.Чтобы обеспечить рабочим доступ к навыкам, которые им потребуются для достижения успеха, а также улучшить расовое и гендерное равенство, президент Байден призывает Конгресс инвестировать 100 миллиардов долларов в проверенные программы развития рабочей силы, ориентированные на группы с недостаточным уровнем обслуживания, и на то, чтобы наши студенты пошли по пути. к карьере до окончания средней школы. Его план будет:

    • Сочетайте усилия по созданию рабочих мест с обучающими программами нового поколения. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать в научно обоснованные подходы к поддержке рабочих.Это включает комплексные услуги, поддержку доходов, консультирование и ведение дел в сочетании с высококачественным обучением и эффективным партнерством между учебными заведениями, профсоюзами и работодателями. В частности, он призывает инвестировать 40 миллиардов долларов в новую программу Dislocated Workers и отраслевое обучение. Это финансирование обеспечит комплексные услуги для работников, которые потеряли работу не по своей вине, для приобретения новых навыков и получения карьерных услуг, в которых они нуждаются, на востребованных рабочих местах.Отраслевые программы обучения будут сосредоточены на растущих секторах с высоким спросом, таких как чистая энергетика, производство и уход, помогая работникам всех видов найти качественную работу в постоянно меняющейся экономике.
    • Целевые возможности развития рабочей силы в недостаточно обслуживаемых сообществах . Структурный расизм и сохраняющееся экономическое неравенство подорвали возможности миллионов рабочих. Все инвестиции в обучение рабочей силы будут направлены в первую очередь на сообщества с недостаточным уровнем обслуживания и сообщества, сильно пострадавшие от трансформирующейся экономики.Президент Байден также призовет Конгресс обеспечить, чтобы новые рабочие места, созданные в сфере чистой энергетики, производства и инфраструктуры, были открыты и доступны для женщин и цветных людей. Президент Байден призывает Конгресс также специально нацелить финансирование на рабочих, сталкивающихся с одними из самых серьезных проблем, с инвестициями в размере 12 миллиардов долларов. Это включает в себя 5 миллиардов долларов в течение восьми лет для поддержки научно обоснованных программ предотвращения насилия в сообществе. Он призывает Конгресс инвестировать в профессиональное обучение бывших заключенных и молодых людей, занимающихся правосудием, а также в повышение общественной безопасности.Он также призывает Конгресс решить проблему долгосрочной безработицы и неполной занятости с помощью новой программы субсидируемых рабочих мест. И он призывает Конгресс отменить положения о минимальной заработной плате в разделе 14 (c) Закона о справедливых трудовых стандартах и ​​расширить доступ к конкурентоспособным, интегрированным возможностям трудоустройства и справедливой заработной плате для работников с ограниченными возможностями.
    • Повышение потенциала существующих систем развития и защиты персонала . Соединенные Штаты на протяжении десятилетий недостаточно инвестировали в систему развития рабочей силы.Фактически, в настоящее время мы тратим лишь одну пятую от среднего показателя, который другие страны с развитой экономикой тратят на рабочую силу и программы на рынке труда. Этот недостаток инвестиций влияет на всех нас: более образованные работники создают побочные эффекты для других работников, а отсутствие работы оказывает негативное социальное воздействие на сообщества. Президент Байден призывает Конгресс инвестировать в общей сложности 48 миллиардов долларов в инфраструктуру развития американской рабочей силы и защиту рабочих. Это включает в себя зарегистрированное ученичество и предварительное ученичество, создание от одного до двух миллионов новых зарегистрированных мест для ученичества и укрепление канала для большего числа женщин и цветных людей, чтобы получить доступ к этим возможностям посредством успешных программ предварительного ученичества, таких как Женщины в ученичествах в нетрадиционных Профессии.Это обеспечит этим недостаточно обслуживаемым группам более широкий доступ к новым рабочим местам в инфраструктуре. Эти инвестиции включают создание программ карьерного роста в средних и старших классах, уделяя приоритетное внимание расширению доступа к информатике и высококачественным профессиональным и техническим программам, которые связывают недостаточно представленных учащихся с STEM и востребованными секторами посредством партнерских отношений как с высшими учебными заведениями, так и с работодателями. . План президента также будет поддерживать партнерские отношения с местными колледжами, которые наращивают потенциал для реализации программ профессионального обучения на основе востребованных навыков.Его план будет лучше адаптировать услуги к потребностям работников в поиске работы и развитии карьеры за счет инвестиций в расширенные услуги по трудоустройству и программу обучения грамоте взрослых Title II. План президента включает финансирование для укрепления потенциала наших органов по обеспечению соблюдения законов о труде для защиты от дискриминации, защиты заработной платы и пособий, обеспечения соблюдения мер безопасности и охраны здоровья, укрепления планов здравоохранения и пенсионного обеспечения, а также содействия созданию профсоюзов и коллективным переговорам.
       

    СОЗДАВАЙТЕ КАЧЕСТВЕННЫЕ РАБОЧИЕ МЕСТА С ОПЛАЧИВАЕМОЙ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЕЖЕЙ В БЕЗОПАСНЫХ И ЗДОРОВЫХ РАБОЧИХ МЕСТАХ, ОБЕСПЕЧИВАЯ РАБОТНИКАМ СВОБОДНЫЙ И СПРАВЕДЛИВЫЙ ВЫБОР ОРГАНИЗОВАТЬСЯ, ВСТУПАТЬ В ПРОФСОЮЗ И ЗАКЛЮЧАТЬ КОЛЛЕКТИВНЫЕ ТОРГОВЫ СО СВОИМИ РАБОТОДАТЕЛЯМИ 90 разрушительные вызовы смертельной пандемии, экономический кризис и расплата за расы, которая выявляет глубокие различия, нам нужно вызвать новую волну рабочей силы, чтобы создать экономику, которая работает для всех.Мы обязаны этим не только тем, кто всю жизнь трудился, но и следующему поколению рабочих, которые знали только Америку с растущим неравенством и сужающимися возможностями. Это особенно важно для цветных рабочих и женщин, которые на протяжении поколений подвергались дискриминации и систематическому исключению из экономических возможностей. Все мы заслуживаем того, чтобы в полной мере насладиться обещанием Америки, и лидеры нашей страны обязаны преодолеть расовое, гендерное и другое неравенство, чтобы это произошло.С этой целью президент призывает Конгресс создать новые высококачественные профсоюзные рабочие места для американских рабочих, используя их мужество и изобретательность для преодоления климатического кризиса и создания устойчивой инфраструктуры. Расширение профсоюзов также может повлиять на наш экономический рост в целом за счет повышения производительности. План президента Байдена будет:

    • Расширение прав и возможностей работников . Президент Байден призывает Конгресс обновить общественный договор, который дает работникам возможность добиться успеха, преодолеть расовое и другое неравенство, которое было барьером для слишком многих американцев, расширить средний класс и укрепить сообщества.Он призывает Конгресс обеспечить всем работникам свободный и справедливый выбор для вступления в профсоюз, приняв Закон о защите права на организацию (PRO), а также гарантировать права профсоюзов и права на ведение переговоров для государственных служащих. Его план также гарантирует, что домашние работники получают юридические льготы и защиту, которых они заслуживают, и устраняет неравенство в оплате труда по признаку пола.
    • Создание хороших рабочих мест . План президента требует, чтобы работодатели, получающие выгоду от этих инвестиций, следовали строгим трудовым стандартам и оставались нейтральными, когда их работники стремятся организовать профсоюз и вести коллективные переговоры.Он просит Конгресс привязать федеральные инвестиции в чистую энергию и инфраструктуру к преобладающей заработной плате и требовать инвестиций в транспорт для соблюдения существующих правил защиты труда при транзите. Он также призывает к инвестициям, связанным с проектным трудом, общественной рабочей силой, местным наймом и зарегистрированным ученичеством, а также другими программами обучения труду или управлению трудовыми ресурсами, чтобы федеральные инвестиции поддерживали хорошие рабочие места и пути к среднему классу. Наконец, он просит Конгресс включить обязательство по увеличению числа рабочих мест в США посредством положений «Покупай Америку» и «Отправляй американцев».
    • Защита рабочих . Президент Байден призывает Конгресс предоставить федеральному правительству инструменты, необходимые для обеспечения того, чтобы работодатели предоставляли работникам хорошие рабочие места, в том числе рабочие места со справедливой и равной оплатой, безопасные и здоровые рабочие места, а также рабочие места, свободные от расовых, гендерных и других форм. дискриминации и домогательств. В дополнение к инвестициям в размере 10 миллиардов долларов в правоприменение в рамках предложений плана по рабочей силе президент призывает ужесточить штрафы, когда работодатели нарушают правила безопасности и гигиены труда.

    НАЛОГОВЫЙ ПЛАН «СДЕЛАНО В АМЕРИКЕ»

    Наряду с Американским планом занятости президент предлагает исправить корпоративный налоговый кодекс, чтобы он стимулировал создание рабочих мест и инвестиции здесь, в налоговых убежищ и гарантирует, что крупные корпорации платят свою справедливую долю.

    Налоговый закон 2017 года только ухудшил несправедливую систему. Недавнее независимое исследование показало, что 91 компания из списка Fortune 500 заплатила 0 долларов США в виде федеральных корпоративных налогов в США.S. доход в 2018 году. Фактически, согласно недавнему анализу Объединенного комитета по налогообложению, законопроект о налогах 2017 года сократил среднюю ставку, которую платят корпорации, вдвое с 16 процентов до менее 8 процентов в 2018 году. Ряд положений в Закон 2017 года также создал новые стимулы для перевода прибыли и рабочих мест за границу. Реформа президента Байдена устранит этот ущерб и коренным образом изменит отношение налогового кодекса к крупнейшим корпорациям.

    Реформа президента Байдена также сделает Соединенные Штаты снова мировым лидером и поможет положить конец гонке уступок по ставкам корпоративного налога, которая позволяет странам получить конкурентное преимущество, становясь налоговыми убежищами.Это возможность для поколений коренным образом изменить то, как страны всего мира облагают налогом корпорации, чтобы крупные корпорации не могли уклоняться от уплаты налогов или отменять их, переводя рабочие места и прибыль из Соединенных Штатов в офшоры.
    Вместе эти изменения в корпоративном налогообложении принесут более 2 триллионов долларов в течение следующих 15 лет и больше, чем окупят в основном разовые инвестиции в Американский план занятости, а затем сократят дефицит на постоянной основе:

    • Установите ставку корпоративного налога на уровне 28 процентов. Налоговый план президента обеспечит выплату корпорациями справедливой доли налогов за счет повышения ставки корпоративного налога до 28 процентов. Его план вернет доходы от корпоративного налога как долю экономики примерно к среднему показателю 21   года по сравнению с периодом до принятия налогового закона 2017 года и значительно ниже того уровня, который был до 1980-х годов. Это поможет финансировать критически важные инвестиции в инфраструктуру, чистую энергию, исследования и разработки и многое другое для поддержания конкурентоспособности Соединенных Штатов и роста экономики.
    • Препятствовать офшорингу путем усиления глобального минимального налога для многонациональных корпораций США. В настоящее время налоговый кодекс награждает многонациональные корпорации США, которые переводят прибыль и рабочие места за границу, освобождением от налога на первые десять процентов дохода от иностранных активов, а остальная часть облагается налогом в размере половины внутренней налоговой ставки. Более того, налоговый закон 2017 года позволяет компаниям использовать налоги, которые они платят в странах с высокими налогами, для защиты прибыли в налоговых гаванях, поощряя перевод рабочих мест в офшоры.Предложение президента по налоговой реформе повысит минимальный налог для корпораций США до 21 процента и будет рассчитывать его для каждой страны отдельно, чтобы он отражал прибыль в налоговых гаванях. Это также отменит правило, позволяющее американским компаниям платить нулевые налоги с первых 10 процентов прибыли, когда они размещают инвестиции в зарубежных странах. Создавая стимулы для инвестиций здесь, в Соединенных Штатах, мы можем поощрять компании, которые помогают развивать экономику США, и создавать более равные условия для местных компаний и транснациональных корпораций.
    • Завершите кругосветную гонку на дно. Соединенные Штаты могут возглавить мир, чтобы положить конец гонке уступок по ставкам корпоративного налога. Одного минимального налога на корпорации США недостаточно. Это по-прежнему может позволить иностранным корпорациям выводить прибыль из Соединенных Штатов, а американские корпорации потенциально могут избежать уплаты налогов в США, перевернув свои штаб-квартиры в другие страны. Эта практика должна прекратиться. Президент Байден также предлагает побудить другие страны принять высокие минимальные налоги на корпорации, как в Соединенных Штатах, чтобы иностранные корпорации не получали преимуществ, а иностранные страны не могли пытаться получить конкурентное преимущество, выступая в качестве налоговых убежищ.Этот план также отказывает иностранным корпорациям в вычете платежей, которые могут позволить им выводить прибыль из Соединенных Штатов, если они базируются в стране, которая не принимает сильного минимального налога. Кроме того, он заменяет неэффективное положение налогового законодательства 2017 года, которое пыталось помешать иностранным корпорациям выводить прибыль из Соединенных Штатов. В настоящее время Соединенные Штаты стремятся к глобальному соглашению о сильном минимальном налоге посредством многосторонних переговоров. Это положение делает нашу приверженность глобальному минимальному налогу очевидным.Пришло время уравнять правила игры и больше не позволять странам получать конкурентное преимущество за счет снижения ставок корпоративного налога.
    • Предотвращение обращения корпораций США в налоговые убежища или заявления о том, что они являются их резидентами.  В соответствии с действующим законодательством корпорации США могут приобретать иностранные компании или объединяться с ними, чтобы избежать уплаты налогов в США, заявляя, что они являются иностранной компанией, даже если место их управления и деятельности находятся в Соединенных Штатах. Президент Байден предлагает усложнить жизнь У.С. корпорации инвертировать. Это поддержит другие реформы, которые в первую очередь должны устранять стимулы для этого.
    • Отказать компаниям в вычете расходов на офшоринг и кредитных расходов на оншоринг. Предложение президента Байдена по реформе также гарантирует, что компании больше не смогут списывать расходы, связанные с переводом рабочих мест в офшоры. Это вопрос справедливости. Налогоплательщики США не должны субсидировать компании, отправляющие рабочие места за границу. Вместо этого президент Байден также предлагает предоставить налоговую льготу для поддержки рабочих мест.
    • Ликвидируйте лазейку для интеллектуальной собственности, которая поощряет офшорные рабочие места, и инвестируйте в эффективные стимулы для НИОКР. Амбициозная реформа налогового кодекса, проведенная президентом, также включает в себя реформирование способов, которыми он способствует исследованиям и разработкам. Это начинается с полной отмены налоговых льгот в налоговом законе Трампа для «нематериального дохода, полученного из-за рубежа» (FDII), который давал корпорациям налоговые льготы для перемещения активов за границу и неэффективен для поощрения корпораций к инвестированию в исследования и разработки.Все доходы от отмены вычета FDII будут использованы для расширения более эффективных стимулов для инвестиций в НИОКР.
    • Ввести в действие минимальный налог на балансовую прибыль крупных корпораций. Президентская налоговая реформа также гарантирует, что крупные прибыльные корпорации не смогут использовать лазейки в налоговом кодексе, чтобы обходиться без уплаты корпоративных налогов США. Минимальный 15-процентный налог на доход, который корпорации используют, чтобы отчитываться о своей прибыли перед инвесторами, известный как «учетный доход», поддержит другие амбициозные реформы налогового плана и будет применяться только к самым крупным корпорациям.
    • Отменить налоговые преференции для ископаемых видов топлива и убедиться, что загрязняющие отрасли промышленности платят за очистку окружающей среды . Текущий налоговый кодекс включает миллиарды долларов в виде субсидий, лазеек и специальных иностранных налоговых кредитов для отрасли ископаемого топлива. В рамках обязательства президента вывести страну на путь нулевых выбросов к 2050 году его предложение по налоговой реформе отменит все эти специальные преференции. Президент также предлагает восстановить платежи загрязнителей в трастовый фонд Superfund, чтобы загрязняющие отрасли промышленности могли справедливо покрывать расходы на очистку.
    • Усиление правоприменения в отношении корпораций. Все эти меры значительно усложнят для крупнейших корпораций уклонение от уплаты налогов за счет устранения тех частей налогового кодекса, которыми слишком легко злоупотреблять. Это будет сочетаться с инвестициями в правоприменение, чтобы корпорации платили свою справедливую долю. Типичная заработная плата работников сообщается в IRS, и их работодатель удерживает, поэтому они платят все причитающиеся налоги. Напротив, в распоряжении крупных корпораций есть лазейки, которые они используют, чтобы уклониться от налоговых обязательств или уклониться от них, и армия высокооплачиваемых налоговых консультантов и бухгалтеров, которые помогают им избежать наказания за это.В то же время, IRS с недостаточным финансированием не в состоянии тщательно изучить эти подозрительные налоговые маневры: десять лет назад практически все крупные корпорации ежегодно проверялись IRS; сегодня уровень аудита составляет менее 50 процентов. Этот план изменит эти тенденции и обеспечит Налоговую службу ресурсами, необходимыми для эффективного обеспечения соблюдения налогового законодательства в отношении корпораций. Это будет сопровождаться более широкой правоприменительной инициативой, о которой будет объявлено в ближайшие недели и которая будет направлена ​​на борьбу с уклонением от уплаты налогов среди корпораций и американцев с высокими доходами.

    Это ключевые шаги на пути к более справедливому налоговому кодексу, который поощряет инвестиции в Соединенные Штаты, останавливает перемещение рабочих мест и прибылей за границу и гарантирует, что корпорации платят свою справедливую долю. Президент надеется на сотрудничество с Конгрессом и в ближайшие недели выдвинет дополнительные идеи по реформированию нашего налогового кодекса, чтобы он вознаграждал работу, а не богатство, и чтобы люди с самым высоким доходом платили свою справедливую долю.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.