Почему россия имея развитую промышленность экспортирует в основном сырье: помогите с географией 1)почему россия имея развитую промышленность экспортирует в основном

Содержание

Урок 6. Экономическое влияние России

Урок 6. Экономическое влияние России

Цели: Изучить, в чем сегодня заключается экономическое влияние России. Рассмотреть развитие экономических связей России с другими государствами, начиная с XVII века. Показать проблемы развития экономических связей России. Дать определения понятиям «экспорт» и «импорт».

Оборудование: Политическая карта мира, политико-административная карта России, контурные карты, этикетки импортных товаров (оформлен стенд или выставка).

Ход урока

I. Организационный момент

II. Проверка домашнего задания

Индивидуальные задания по желанию на выбор:

проверить задания на контурной карте (см. план урока № 5).

проверить объяснение терминов (см. план урока № 5).

проверить составленные 5 вопросов и ответы на них.

ответить на вопросы §3 уч. А. на с. 19 (выборочно).

взаимоопрос по плану-конспекту, или по графоконспекту (в группе или в паре).

III. Изучение нового материала

Геополитическое влияние России на положение дел в мире осуществляется различными способами: при помощи военной силы, воздействием на принятие политических решений, культурными связями и пр. Экономическое влияние России и СССР всегда было менее значительным. Основой экономического влияния страны является внешняя торговля, которая определяется двумя основными понятиями: экспорт и импорт.

Запись в тетрадь:

Экспорт — вывоз товаров из страны в другие страны. Импорт — ввоз товаров в страну из других государств.

Что же экспортировала и импортировала Россия? С какими странами имела торговые связи? Как это способствовало росту экономического влияния России в мире?

Архангельск,

Санкт-Петербург,

Астрахань

Зап. Европа

В XIX в. и начало XX в. После 1917 г. сокращение торговли

зерно (пшеница, рожь, овес, ячмень, кукуруза), лен,сахар, сливочное масло

машины, оборудование, металлы, хлопок

Санкт-Петербург, Архангельск

Зап. Европа 90% торговли Германия Великобритания

XX в. СССР

нефть

зерно

Санкт-Петербург, Новороссийск, Ильичевск, Калининград, Клайпеда, Рига, Таллин

социалистические и развивающиеся страны

Кроме торговли СССР строил предприятия (АЭС, металлургические заводы, ГЭС — Асуан)

После распада СССР -Россия (снижение объемов торговли)

металлы (25%), топливо (нефть, газ, уголь — 44%)

машины и оборудование, продовольствие

Владивосток, Находка, Санкт-Петербург, Мурманск

Германия, США, Италия, Китай, Нидерланды, Швейцария, Финляндия, Польша

Со странами СНГ сохранились экономические связи, сложившееся в Советский период: на металлургические заводы Урала поступает железная руда и уголь из Казахстана, Белоруссия поставляет тракторы («Беларусь») и автомобили (МАЗ и БелАЗ), из республик Средней Азии (Узбекистан, Туркмения) поступает хлопок.

Россия поставляет в республики СНГ нефть, газ, лес, машины и оборудование. Объемы поставок значительно снизились, но для многих стран СНГ поставки товаров из России играют важную роль.

IV. Закрепление

Проанализируйте полученную таблицу и сделайте вывод:

а) Об экономическом влиянии России в допетровские времена и при царство-
вании Петра I.

б) О различии экономических связей в дореволюционное время и в советский
период.

в) В чем заключается экономическое влияние России в настоящее время на
развитые страны и страны ближнего зарубежья?

Проанализируйте карту на с. 21, рис. 3, уч. А. и определите:

а) Статьи экспорта и импорта России в первой половине XIX в.

б) Какие крупные порты являлись центрами торговли с другими странами?

в) Использовались ли сухопутные дороги для ввоза и вывоза товаров?

Вариант ответа может выглядеть следующим образом: Анализ таблицы:

а) В допетровские времена Россия продавала только сельскохозяйственные

товары: икра, рыба, хлеб, лен, пушнина. Это говорит о том, что Россия была полностью аграрной страной.

При Петре I в России был основан г. Санкт-Петербург, ставший вторым основным портом. Среди сырья, отправляемого на экспорт, появилась продукция черной металлургии, в импорте преобладало оборудование для отечественной промышленности. Основным партнером оставалась Западная Европа.

б) В дореволюционное время в экспорте России преобладали сельскохозяйствен-
ные товары: зерно, лен, сахар. После революции 1917 года в связи с индустриализа-

цией страны и разведкой месторождений нефти в Волго-Уральском регионе и в
Западной Сибири статьями экспорта становятся нефть, газ, уголь. В
XX веке Рос-
сия импортирует зерно.

Основными торговыми партнерами России стали социалистические страны Восточной Европы, а также быстро развивающиеся страны Азии (Индия, Китай), Африки (Египет, Алжир) и Латинской Америки (Куба). Важной статьей экспорта в эти страны стало оружие.

в) В импорте преобладали машины и оборудование, а также продовольствие.
После распада СССР основными торговыми партнерами России стали развитые
страны Европы (Германия, Италия, Нидерланды), США. Из развивающихся стран
основной торговый партнер — Китай.

Россия остается поставщиком сырья (нефть, газ, уголь, металл, лес), а импортирует по-прежнему зерно и продукцию тяжелой промышленности: машины и оборудование.

Анализ карты (рис. 3):

/. Экспорт России в первой половине XIX века составляли: хлеб, меха, сало, лен, лес, шерсть, металлы.

Импорт состоял из хлопка, сахара, шелка, вин, машин, табака, х/б тканей, чая.

Основными портами были: Санкт-Петербург, Рига, Таллин, Одесса, Астрахань.

Для вывоза использовались железные дороги из Варшавы в Европу, и в Санкт-Петербург из Москвы. Основными путями для доставки грузов в порт на экспорт были реки бассейна Волги, Днепра, Западной Двины.

Домашнее задание

По уч. А.: §4 вопросы 1-7 на с. 234 (5 любых вопросов на выбор). Индивидуальные задания

Почему Россия, имея развитую промышленность, экспортирует в основном сырье (нефть, газ, металл, уголь)?

Приведите примеры импортных товаров и товаров отечественного производства у вас дома (5-6 видов).

Составьте схему экспорта и импорта России в настоящее время.

Знать определения терминов «импорт» и «экспорт».

Омск – город будущего!. Официальный портал Администрации города Омска

Омск — город будущего!

Город Омск основан в 1716 году. Официально получил статус города в 1782 году. С 1934 года — административный центр Омской области.

Площадь Омска — 566,9 кв. км. Территория города разделена на пять административных округов: Центральный, Советский, Кировский, Ленинский, Октябрьский. Протяженность города Омска вдоль реки Иртыш — около 40 км.

Расстояние от Омска до Москвы — 2 555 км.

Координаты города Омска: 55.00˚ северной широты, 73.24˚ восточной долготы.

Климат Омска — резко континентальный. Зима суровая, продолжительная, с устойчивым снежным покровом. Лето теплое, чаще жаркое. Для весны и осени характерны резкие колебания температуры. Средняя температура самого теплого месяца (июля): +18˚С. Средняя температура самого холодного месяца (января): –19˚С.

Часовой пояс: GMT +6.

Численность населения на 1 января 2020 года составляет 1 154 500 человек.

Плотность населения — 2 036,7 человек на 1 кв. км.

Омск — один из крупнейших городов Западно-Сибирского региона России. Омская область соседствует на западе и севере с Тюменской областью, на востоке – с Томской и Новосибирской областями, на юге и юго-западе — с Республикой Казахстан.

©Фото Б.В. Метцгера

Герб города Омска

Омск — крупный транспортный узел, в котором пересекаются воздушный, речной, железнодорожный, автомобильный и трубопроводный транспортные пути. Расположение на пересечении Транссибирской железнодорожной магистрали с крупной водной артерией (рекой Иртыш), наличие аэропорта обеспечивают динамичное и разностороннее развитие города.

©Фото Алёны Гробовой

Город на слиянии двух рек

В настоящее время Омск — крупнейший промышленный, научный и культурный центр Западной Сибири, обладающий высоким социальным, научным, производственным потенциалом.

©Фото Б.В. Метцгера

Тарские ворота

Сложившаяся структура экономики города определяет Омск как крупный центр обрабатывающей промышленности, основу которой составляют предприятия топливно-энергетических отраслей, химической и нефтехимической промышленности, машиностроения, пищевой промышленности.

©Фото Б.В. Метцгера

Омский нефтезавод

В Омске широко представлены финансовые институты, действуют филиалы всех крупнейших российских банков, а также брокерские, лизинговые и факторинговые компании.

Омск имеет устойчивый имидж инвестиционно привлекательного города. Организации города Омска осуществляют внешнеторговые отношения более чем с 60 странами мира. Наиболее активными торговыми партнерами являются Испания, Казахстан, Нидерланды, Финляндия, Украина, Беларусь.

Город постепенно обретает черты крупного регионального и международного делового центра с крепкими традициями гостеприимства и развитой инфраструктурой обслуживания туризма. Год от года город принимает все больше гостей, растет число как туристических, так и деловых визитов, что в свою очередь стимулирует развитие гостиничного бизнеса.

©Фото Б.В. Метцгера

Серафимо-Алексеевская часовня

Омск — крупный научный и образовательный центр. Выполнением научных разработок и исследований занимаются более 40 организаций, Омский научный центр СО РАН. Высшую школу представляют более 20 вузов, которые славятся высоким уровнем подготовки специалистов самых различных сфер деятельности. Омская высшая школа традиционно считается одной из лучших в России, потому сюда едут учиться со всех концов России, а также из других стран.

©Фото А.Ю. Кудрявцева

Ученица гимназии № 75

Высок культурный потенциал Омска. У омичей и гостей нашего города всегда есть возможность вести насыщенную культурную жизнь, оставаясь в курсе современных тенденций и течений в музыке, искусстве, литературе, моде. Этому способствуют городские библиотеки, музеи, театры, филармония, досуговые центры.

©Фото В.И. Сафонова

Омский государственный академический театр драмы

Насыщена и спортивная жизнь города. Ежегодно в Омске проходит Сибирский международный марафон, комплексная городская спартакиада. Во всем мире известны такие омские спортсмены, как борец Александр Пушница, пловец Роман Слуднов, боксер Алексей Тищенко, гимнастка Ирина Чащина, стрелок Дмитрий Лыкин.

©Фото из архива управления информационной политики Администрации города Омска

Навстречу победе!

Богатые исторические корни, многообразные архитектурные, ремесленные, культурные традиции, широкие возможности для плодотворной деятельности и разнообразного отдыха, атмосфера доброжелательности и гостеприимства, которую создают сами горожане, позволяют говорить о том, что Омск — город открытых возможностей, в котором комфортно жить и работать.

©Фото из архива пресс-службы Ленинского округа

Омск — город будущего!

Некоторые особенности «русской огранки»

Одной из значимых тенденций развития мирового алмазно – бриллиантового рынка становится создание гранильных производств в алмазодобывающих странах: Ботсване, Анголе, Намибии, ЮАР, Канаде. Пионером этого процесса стала, безусловно, Россия, которая является одним из крупнейших продуцентов алмазного сырья и где развитая национальная гранильная промышленность существует в рыночных условиях уже более полутора десятка лет. (Становление и развитие гранильной промышленности в СССР в1963 -1991 гг представляет сегодня лишь исторический интерес, поскольку экономические и политические условия, свойственные тому периоду, очевидно несопоставимы с нынешними). Изучение некоторых конфликтов и противоречий, которые сопровождали и продолжают сегодня сопровождать работу российской гранильной отрасли, может послужить назидательным примером для стран, решивших встать на этот путь.

 Крайне негативным последствием, сопровождавшим бурный рост числа гранильных предприятий в России, начиная с 1992 г., стала серьезная криминализация отрасли. Значительная часть новых гранильных предприятий выполняла роль инструмента обеспечения незаконного экспорта алмазного сырья по «серым» и «черным» схемам. И хотя пик этого процесса пришелся на 1995 – 1997 гг., серьезное беспокойство он продолжает вызывать и сегодня. В декабре 2005 г. в Госдуме РФ был проведен «круглый стол» на тему «Законодательное обеспечение эффективного развития алмазно-гранильной промышленности Российской Федерации». Выступая на этом представительном форуме, заместитель директора административного департамента Минфина Российской Федерации Л. Толпежников заявил, что несмотря на рост численности гранильных предприятий, объем действительно ограненного в России сырья составляет около 3,8 – 4,5 млн карат и этот показатель стабилен на протяжении нескольких лет. При этом «продажи алмазов на внутреннем рынке увеличились и практически вдвое превышают тот объем товара, который гранят наши предприятия».

И далее: «увеличение объема поставок на внутренний рынок не ведет к увеличению фактического объема огранки». В качестве источника информации, позволяющей сделать такой вывод, Л. Толпежников сослался на официальную отчетность Минфина, указав, что сведения имеют гриф «совершенно секретно». Это выступление, незаслуженно обойденное вниманием прессы, было фактическим признанием, что в теневом обороте находится до 50% алмазного сырья, продаваемого на внутреннем рынке России. Разумеется, подобный уровень криминализации не является специфичным исключительно для гранильной промышленности, но свойственен в целом для стран с переходным типом экономики и, соответственно, высоким уровнем коррупции и слабой и несовершенной правоохранительной системой. Очевидно, что Ангола, Намибия, Ботствана, ряд других африканских стран, горячо выступающих за создание национальных гранильных отраслей, неизбежно столкнутся с теми же проблемами и изрядно добавят головной боли остальным участникам «Кимберлийского процесса».

Еще один блок конфликтных ситуаций, в которые перманентно попадали и, увы, продолжают попадать, гранильные предприятия России, связан с несовершенством налоговой системы, фискальных процедур и административного регулирования. Некоторые аспекты проблемы, например, чрезмерное увлечение квотированием или параноидальная любовь к грифу «секретно» на любой информации, имеющей отношение к алмазам, были наследием тоталитарного прошлого. Другие, как например, упорное нежелание Минфина согласиться на организацию специализированного таможенного поста в Якутске, являлись следствием обоснованного чиновничьего шока, вызванного криминальным цунами. Некоторые были вызваны тактическими противоречиями в интересах добывающих компаний и гранильных предприятий и соответствующими усилиями их лоббистов. Как еще иначе можно объяснить тот факт, что экспорт алмазного сырья и продажа на внутренний рынок по-разному облагаются налогом на добавленную стоимость, при экспорте алмазодобывающая компания возвращает из бюджета НДС, а при продаже на внутренний рынок — нет? Потребовалось свыше 10 лет усилий, известных как «процесс либерализации алмазного рынка», чтобы снять часть такого рода противоречий и создать для отрасли условия хоть иллюзорно приближающиеся к нормам, по которым работают основные конкуренты: гранильные предприятия Израиля, Бельгии, Индии, Китая.

Но все же проблемы этого типа имели в значительной степени субъективную природу, и надежда на их разрешение путем переговоров и компромиссов оставалась всегда.

Но разрешить следующую проблему российские заинтересованные лица в принципе были не в силах. Для успешной работы гранильного предприятия нужны современные технологии и оборудование, хорошо подготовленные кадры, желательны налоговые преференции и лояльное администрирование. Но главное – нужны оборотные средства. Традиционно этот бизнес устроен так, что за сырые алмазы огранщик платит сразу, а готовый бриллиант дает ювелиру (или дилеру) в консигнацию. Следовательно – нужны кредиты, а учитывая то обстоятельство, что в стоимости готового бриллианта стоимость алмазного сырья может доходить до 90%, кредитная политика и является основным фактором успешности бизнеса. В Израиле, Индии, Бельгии существуют специализированные банки типа Antwerp Diamond Bank, ABN-AMRO Bank, State Bank of India  и т.п. Ставка кредитов для гранильщиков колеблется около величины LIBOR+2%. Такие условия для России были и остаются невозможными по причинам, от диамантеров не зависящим. О каких кредитах можно было серьезно говорить, если ставка рефинансирования в середине 90-х годов превышала 200% !? Сегодня отечественная процентная ставка – 10,0%. В Евросоюзе – 4,0%, в Китае – 3,6%, в Израиле – 4,5%, в Индии – 7,75%. Соответственно различается и стоимость кредитов. Эти несложные аргументы позволяют сделать не слишком радостный вывод: российское гранильное предприятие, работающее на кредитах российских банков, было, есть и видимо долгое еще время будет не конкурентноспособным по сравнению с израильскими, бельгийскими, индийскими, китайскими коллегами. В России до сих пор нет дешевых кредитов и нет банков, специализирующихся на инвестициях в гранильную промышленность. Поэтому если российский гранильщик «играет по правилам» он изначально обречен на поражение на рынке. Представляется, что подобная ситуация будет характерна и для большинства африканских алмазодобывающих стран, стремящихся войти в «клуб огранщиков».

Впрочем, до недавнего времени, некоторые российские гранильщики имели возможность «по правилам» не играть. Флагман российской огранки ОАО «ПО «Кристалл» (Смоленск) до 2004 г. получал товарный кредит от АЛРОСА. Такой же, беспрецедентной в мировой практике преференцией, пользовались уникальные якутские гранильные предприятия, вроде «Туймаады Даймонд». Более того, Якутия получала квоту в размере 25% от текущей добычи АЛРОСА, которая распределялась также в виде товарных кредитов по нескольким десяткам местных заводов. Эти условия позволяли сводить концы с концами (правда, некоторые якутские предприятия умудрялись банкротиться и в такой благоприятной среде). Но едва практика товарных кредитов была свернута, как у российских гранильщиков начались нешуточные проблемы, так смоленский «Кристалл» был вынужден заняться спекуляциями на фондовой бирже, чтобы только погасить проценты по кредитам. Этот рискованный эксперимент был удачен, но в тоже время подтвердил очевидную истину: кредиты в России слишком дороги, ограночный бизнес инвестиционно непривлекателен, а норма прибыли от спекуляций превышает таковую от огранки на 100%.

Среди тех российских предприятий, которые не имели возможности пользоваться товарными кредитами от АЛРОСА, меньшая часть могла нормально работать, поскольку использовала оборотные средства, предоставленные своими владельцами (например ЗАО «Руиз Даймондс» имеет российскую регистрацию, но принадлежит Leviev Group), а большая (по некоторым данным до 80% от всех зарегистрированных в России гранильных предприятий) практиковала толлинг. Причем, как только толлингерам представилась возможность, благодаря указу 2002 г., вывозить 15% закупленного в России сырья, они моментально ей воспользовались и стали экспортировать не «сырье, которое нерентабельно к огранке в России», а лучшие камни, которые можно было быстро перепродать с наиболее высокой маржой.

Итак, сегодня сложилась следующая картина. Успешны и конкурентоспособны в основном те гранильные предприятия с российской регистрацией, которые работают на иностранном капитале. Перспективы остальных сомнительны – им остается попытаться использовать лоббистский ресурс для получения каких-либо не рыночных преференций, вроде квот, либо по-прежнему практиковать толлинг и прочие «серые схемы».

Можно ли называть все это «национальной гранильной промышленностью»? Называть можно. Вкладывая тот же смысл, когда говорят о «развитии «отечественного автопрома», имея в виду всеволожский «Ford» или калиниградский «BMW».  В наше время бренд, под которым доходит до потребителя продукт, все меньше связан со страной своего происхождения. Учетная ставка 3,6% против 10,0% — достаточно весомый аргумент для придания «русской огранке» легкого китайского акцента.

Rough&Polished 

Доставка и экспорт в Израиль из России

Израиль – небольшое по территории, но экономически развитое государство на Ближнем Востоке, имеющее выход к Средиземному морю. В силу политических причин местные коммерческие фирмы слабо используют наземную инфраструктуру для связей с другими государствами. Поэтому в основном доставка в Израиль осуществляется морским и воздушным транспортом.

Страна обладает развитой промышленностью и при этом завозит большой перечень сырья для производственных нужд и сельского хозяйства. Все это обусловило особенности экспорта в Израиль из России. Большая его часть (почти половина) приходится на углеводороды и продукты их переработки. В то же время наша страна поставляет в это ближневосточное государство и другие виды товаров.

Что мы умеем и чем мы полезны

Имея в своем распоряжении опытные кадры и современную материально-техническую базу, транспортная компания «Таможенные технологии» осуществляет гарантированные перевозки на Ближний Восток всех типов продукции. Наши специалисты прекрасно осведомлены об особенностях и условиях экспорта в Тель-Авив и другие города страны, поэтому специфика внешней торговли с регионом обязательно будет учтена при оформлении необходимых документов. Кроме того, мы осуществим все необходимые логистические и прочие операции в соответствии с международными нормами и двусторонними договорами между Россией и Израилем. Они касаются оказания складских и экспедиторских услуг, упаковки, портовых сборов, страхования, при необходимости – экспертиз и контрольных инспекций. Все это даст возможность рассчитать стоимость оформления документов и доставки и получить данные о расчетной прибыли.

Работая на рынке второе десятилетие, мы сконцентрировали все услуги в одном месте, что значительно упрощает процесс выбора оптимальной технологии экспортной поставки. ГК «Таможенные технологии» вывозит товары из любых регионов РФ, в том числе из наиболее удаленных и имеющих слабо развитую инфраструктуру, что делает партнерство с нами еще более привлекательным для клиентов.

Оформление экспорта в Израиль и прочие предложения ГК «Таможенные технологии»

После проведения предварительных расчетов стоимости доставки Вашего груза в Израиль заключается контракт между заказчиком и перевозчиком, и мы приступаем к его реализации. На данном этапе необходимо получить всю необходимую документацию – сертификат о стране происхождения товара, лицензии, товаротранспортные и прочие документы.

Оформление может производиться различными способами:

  • Транспортная компания осуществляет экспорт товаров в Израиль на основании контракта о ВЭД, составленного и подписанного представителями поставщика самостоятельно. Это нормальный вариант для фирм, имеющих собственный департамент для внешнеторговой деятельности со специалистами, обладающими необходимыми опытом, знаниями, материально-техническими средствами, такими как современное компьютерное оборудование и актуальное специализированное ПО. При этом наши профессионалы в случае необходимости могут оформить недостающие сертификаты, разрешения, лицензии, заключения.
  • Оформление экспортной поставки полностью производится экспертами ГК «Таможенные технологии». Режим аутсорсинга – делегирование выполнения всех работ нам – отличное решение для поставщиков, не имеющих должного опыта работы на внешнеторговых рынках. В этом случае мы гарантируем грамотное заполнение документации, своевременное получение сертификатов и отправку отчетов, оплату таможенных сборов и т.п. Это избавит вас от вероятности наложения штрафов, проблем с покупателями, ареста груза.
  • Оформление экспорта от юридического лица перевозчика. Если вы не работаете с валютой, не имеете возможности или желания выходить на внешнеторговый рынок и общаться с соответствующими разрешительными и контролирующими органами, то аутсорсинг в режиме контрактодержателя – ваш вариант. Мы получим все документы для поставки, выкупим у вас товар или приобретем его у третьих фирм и осуществим поставку. А также сами решим все вопросы с таможенной и налоговой службами, иными ведомствами в случае, если того требуют условия вывоза груза.

 

Помимо этого нами отдельно предлагаются такие услуги, как аудит внешнеторговой деятельности, помощь в подготовке экспортной документации, прохождении таможенного контроля, оценка нетарифных мер регулирования ВЭД и многое другое. Подробнее об этом можно узнать у наших представителей через чат, по телефону или по электронной почте.

После оформления документов осуществляется доставки продукции.

Доставка в Израиль морским и воздушным транспортом

В большинстве случаев для доставки в Израиль используются морские перевозки и авиатранспорт. Теоретически возможна транспортировка автомобилями, но данный вариант применяется исключительно редко. В этом случае груз доставляется до северного Причерноморья, и отправляется в Турцию по морю с последующим пересечением границы Сирии. Так же возможна автомобильная перевозка через страны Центральной, Южной Европы и далее через Турцию и Сирию. Поскольку эти маршруты являются либо мультимодальными, либо требуют пересечения границ разных таможенных зон, они почти не применяются.

С другой стороны, собственные грузовые автомобили транспортной компании «Таможенные технологии» активно используются для вывоза товаров со склада поставщика в Российской Федерации и их перевозки в морские и аэропорты. В нашем распоряжении есть низкорамные тралы для негабаритов, рефрижераторы для скоропортящейся продукции, автопоезда для штучных товаров. Все они соответствуют международным стандартам и управляются опытными водителями-экспедиторами, работающими на трассах стран Европы и Азии.

Доставка морским транспортом осуществляется в основном контейнерами. Маршрут выбирается исходя из местонахождения порта отправки и местонахождения груза. Воздушный транспорт применяется для продукции, требующей скоростной доставки.

Независимо от выбора транспортного средства наши специалисты подготовят продукцию к экспорту в Израиль, оформят ее на таможне, проконтролируют погрузочно-разгрузочные работы, организуют отслеживание состояния груза в режиме реального времени с автоматическим информированием поставщика и выполнят прочие услуги по контракту.

Какие товары пользуются спросом в Тель-Авиве

Израильские коммерческие и производственные компании активно закупают в России:

  • Драгоценные металлы.
  • Драгоценные и полудрагоценные камни.
  • Минеральное сырье и воски.
  • Продукцию сельского хозяйства.
  • Продукцию пищевой промышленности.
  • Цветные металлы, чугун, сталь, изделия из них.
  • Древесину и изделия из нее.
  • Продукцию целлюлозно-бумажной промышленности.
  • Продукцию химического производства и т.п.

 
Ассортимент товаров достаточно велик. Среди них есть не только сырье, но и товары промышленного производства. Это говорит о возможности осуществлять экспорт в Израиль широкого товарного ряда и о больших перспективах сотрудничества между нашими странами.

Как работать с ГК «Таможенные технологии»

Схема работы с профессиональной транспортно-логистической компанией «Таможенные технологии» предельно проста. Для начала вам необходимо представить нам необходимые параметры будущей экспортной поставки для проведения расчетов. В том числе:

  • Массу и габариты груза.
  • Наименование и особенности груза для его определения согласно ТН ВЭД.
  • Местонахождение склада поставщика, на котором находится продукция.
  • Местонахождение получателя.
  • Желаемое время поставки (дата вывоза, срок перевозки).
  • Выбранную технологию оформления документации (например, от вашего или нашего юридического лица).
  • Предпочтительное транспортное средство.

 
На основании этих данных наши специалисты произведут предварительный расчет стоимости оформления и доставки в Израиль. После этого осуществляется согласование, заключается контракт, и мы приступаем к его выполнению.

Особо отметим, что заказ перевозки в профессиональной транспортной компании – гарантия ее своевременного, грамотного и аккуратного осуществления. Не рискуйте своими грузами, доверьте организацию экспорта профессионалам.

Мы работаем с разными странами мира, в том числе с Австралией, Египтом, Таиландом и многими другими, что подтверждает наш высокий профессиональный уровень. Заключив контракт с нами, вы всегда будете на шаг впереди конкурентов!

Россети Урал — ОАО “МРСК Урала”

Согласие на обработку персональных данных

В соответствии с требованиями Федерального Закона от 27.07.2006 №152-ФЗ «О персональных данных» принимаю решение о предоставлении моих персональных данных и даю согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе.

Наименование и адрес оператора, получающего согласие субъекта на обработку его персональных данных:

ОАО «МРСК Урала», 620026, г. Екатеринбург, ул. Мамина-Сибиряка, 140 Телефон: 8-800-2200-220.

Цель обработки персональных данных:

Обеспечение выполнения уставной деятельности «МРСК Урала».

Перечень персональных данных, на обработку которых дается согласие субъекта персональных данных:

  • — фамилия, имя, отчество;
  • — место работы и должность;
  • — электронная почта;
  • — адрес;
  • — номер контактного телефона.

Перечень действий с персональными данными, на совершение которых дается согласие:

Любое действие (операция) или совокупность действий (операций) с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу, обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение.

Персональные данные в ОАО «МРСК Урала» могут обрабатываться как на бумажных носителях, так и в электронном виде только в информационной системе персональных данных ОАО «МРСК Урала» согласно требованиям Положения о порядке обработки персональных данных контрагентов в ОАО «МРСК Урала», с которым я ознакомлен(а).

Согласие на обработку персональных данных вступает в силу со дня передачи мною в ОАО «МРСК Урала» моих персональных данных.

Согласие на обработку персональных данных может быть отозвано мной в письменной форме. В случае отзыва согласия на обработку персональных данных.

ОАО «МРСК Урала» вправе продолжить обработку персональных данных при наличии оснований, предусмотренных в п. 2-11 ч. 1 ст. 6 Федерального Закона от 27.07.2006 №152-ФЗ «О персональных данных».

Срок хранения моих персональных данных – 5 лет.

В случае отсутствия согласия субъекта персональных данных на обработку и хранение своих персональных данных ОАО «МРСК Урала» не имеет возможности принятия к рассмотрению заявлений (заявок).

Лесопромышленность,лесозаготовка…

08.02.2013 Рубрика: Управление в сфере промышленности

Уважаемый Русэм Закиевич!

Одним из актуальных вопросов в сфере экономики для нашей республики является такая отрасль как лесопромышленность. Известно,что республика обладает колоссальной сырьевой базой,особенно в южной и юго-восточной части Башкортостана,где огромные запасы хвойного леса,в основном на этот лес и ориентирован современный рынок,не для кого это не секрет. На сегодняшний день основная масса лесов к сожалению находится в аренде не уместных предприятий,естественно это пагубно сказывается на экономике республике, к тому же нет обещанных рабочих мест,и как токовой нет развитой инфраструктуры лесозаготовки и ее промышленности,крупные арендаторы в большинстве своем ориентированны на внешний рынок,и то продавая сырье в большинстве,а не готовую продукцию,при этом цена на внешний рынок почему то меньше нежели покупателю-малому предпринимателю из числа местных лесозаготовителей и переработчиков древесины. Соответственно возникают вопросы,нормально ли это и не нарушает ли интересы государства в секторе «монополии»? Думаю,что властям стоит задуматься о данном вопросе. К тому же это не только экономический приоритет,но и основной — сохранение природного естественного фактора,соблюдение экологической безопасности жизнедеятельности государства.
Поэтому,предлагаю оптимальный вариант развития лесопромышленности в Башкортостане,как с пользой для региона,так и ее жителей. Республике следует взять на вооружение следующую модель развития лесопромышленности и лесозаготовки. Раз уж так сложилось,что появились крупные арендаторы,то тогда необходимо урегулировать с ними вопрос консолидации с малым бизнесом региона,чтобы малый бизнес мог закупать у них по приемлемой цене сырье,для дальнейшей переработки древесины,выводя ее в готовую продукцию,в то же время самим крупным арендаторам стоит также усилить и развить переработку,делая готовую продукцию. Т.е. прекратить вывоз сырья за пределы Республики Башкортостан,вывозя только пиломатериалы и иную готовую продукцию как в соседние регионы РФ,так и на экспорт в страны дальнего и ближнего зарубежья. Второе,не стоит забывать про подведомственные Минлесхозу РБ ГУПы. К сожалению сегодня большинство ГУПов находятся в критической ситуации,имея колоссальную перерабатывающую и производственную базу, эти предприятия сидят без работы и объемов. Лишний раз присосавшись к государству. Вывод такой,что менеджмент и маркетинг в системе ГУПов абсолютно отсутствует,как и контроль над ними,иначе подобной ситуации бы не было. Фактически эти предприятия не конкурентоспособны на современном рынке. К примеру,за последнее время многие ГУПы,особенно в хвойных лесах башкирского Зауралья, просто на просто проиграли свои «государственные контракты» ,и на сегодня не имеют своей сырьевой базы,а такие важные лесохозяйственные работы как санитарные рубки,очистка,прореживание и иные полезные для леса мероприятия оказались в руках дилетантов. Выводы делайте сами. В сложившейся ситуации я вижу два выхода. Первый, учитывая что каждый ГУП РБ имеет возможность переработки древесины в среднем 400-500 куб.м в месяц,по сравнению с тем,что малый бизнес в данном секторе может за указанный срок переработать ок. 100 куб.м. и чуть выше. В данным случае я указал в куб.метрах готовую продукцию (пиломатериал). Необходимо загрузить мощностя этих предприятий сырьем крупных и мелких лесозаготовителей по фиксированной цене утвержденной Правительством РБ,что предоставит не только оздоровление ГУПам,сохранит рабочие места в районах,но и увеличит объемы готовой продукции для внутреннего и внешнего рынка. Таким образом все это сыграет на пользу реальной переработки,и ограничит вывоз сырья из республики,а нас сделает конкурентоспособными на рынке древесины. Второе, пока ГУПы не обанкротились,а их имущество в сохранности,необходимо выводить их из под неумелого руководства Минлесхоза РБ, объединить ГУПы в единую Республиканскую Корпорацию (государственная корпорация),с основной долей Правительства РБ. Учитывая важность Корпорации, а лес это такое же сырье как нефть,газ и иные недра и полезные ископаемые, корпорация как и ее руководство должны будут подчиняться Президенту РБ. Т.о. у республики появится собственная лесопромышленная корпорация,которая будет работать на нужды государства,реализацию государственных программ,а также станет самым крупным переработчиком древесины  не только на рынке Башкортостана,но и России. На сегодняшней день такого предприятия еще нет. Создав его в РБ,мы усилим свои позиции на современном рынке.А во главе корпорации необходимо будет назначить не просто «лесников»,а  умелых и конкурентоспособных менеджеров,знающих и понимающие бизнес.
Вообщем,кроме того для общей консолидации и решения всех этих задач,думаю,стоило  бы провести Съезд лесопромышленников и лесозаготовителей Республики Башкортостан. Где можно будет не только обсудить вопросы и проблемы, но и поставить приоритетные задачи,для дальнейшего контроля по их выполнению. Съезд удобнее было бы провести в одном из лесных районов,таких как Бурзянский или Белорецкий.

С уважением, Независимый Совет ветеранов лесного хозяйства юго-восточного Башкортостана.

Какую промышленность поднимала Эстония, чтобы стать развитой страной?

Посмотрим, что экспортируется из самой удачливой прибалтийской республики.

Есть два показателя, по которым МВФ дает каждой из стран статус развитой или развивающейся. Первый — простой, ВВП на душу населения. Второй показатель сложнее. Для того чтобы гордо именоваться развитой страной, нужна разнообразная структура экспорта. Причем это должен быть не широкий ассортимент сырья — пшеницы, нефти, газа, металлов и т.д., а изобилие товаров с высокой добавленной стоимостью.

В мире есть страны с колоссальным подушевым ВВП, которые никто не относит к развитым. К примеру, у Катара — 52,14 тысячи долларов на человека в прошлом году, а у Эмиратов — 31,98 тысячи. Но называть экономики этих стран развитыми никто не торопится.

В отличие от этих (и других :)) нефтедобывающих государств, Эстония входит в число стран с развитой экономикой. Какую промышленность они развивали, чтобы обеспечить достойный экспорт?

Жизнь без нефти

Сказать, что Эстония напрочь обделена ресурсами, нельзя. Да, там нет промышленно значимых запасов нефти и газа, но некоторые природные запасы все-таки есть. Например, месторождения фосфоритов — готовая основа для развития производства удобрений. Или залежи марганца в Балтийском море.

Плюс в тех же фосфоритах встречаются редкоземельные металлы, которые с развитием спроса на разнообразные гаджеты стали весьма и весьма востребованы. Переработкой редкоземельных элементов в Эстонии занимается NPM Silmet, одно из самых успешных местных предприятий… Но — не могу не подколоть. Завод этот в 2015 году обанкротили, его тут же выкупили канадцы (Neo Performance Materials Corp.), и сейчас NPM Silmet — лучшее предприятие химической промышленности Эстонии. Спасибо канадцам, подняли завод.

Город Силламяэ, где расположен завод Силмет. Население всего 12,5 тыс. чел.

Впрочем, как я могу судить по тону публикаций эстонских экономистов, они про свое сырье вспоминают редко. Посыл там обычно такой: «У нас нет углеводородов, поэтому мы должны работать». Под «работать» обычно понимается — производить товары с высокой добавленной стоимостью, как это делают успешные европейские страны.

Что экспортирует Эстония?

Объем эстонского экспорта товаров и услуг превышает 90% ВВП, а на услуги приходится около трети общего экспорта. Но торговый баланс страны, который я вижу, отрицательный. Это значит, что товаров/услуг больше ввозится, чем вывозится. Если хотите конкретных цифр, они есть за первый квартал 2021 года по услугам и за апрель по товарам, от Статистического управления Эстонии:

Допускаю, что просто период неудачный, потому и в отрицательной зоне оба показателя

Из экспортируемых услуг самый большой вклад вносят логистика и хранение, авторемонт, телекоммуникации и IT-сфера, обрабатывающая промышленность, а также профессиональная, научная и техническая деятельность.

Товарный экспорт Эстонии нацелен в первую очередь на Европу. Интересно, что Россия и США в нем идут на равных, мы даем прибалтийской республике по 5-7% в общем объеме поставок. Но главные цели — Финляндия, Швеция, Германия, Франция и другие страны старой Европы.

Развитие каких предприятий стимулировалось?

Не преувеличу, если скажу — любых. Настолько разнообразного экспорта, как у Эстонии, еще поискать… Упор делался на два вида производств: на собственных ресурсах и на локализации международного бизнеса. Например, можно поставлять за границу древесину. А можно ее переработать и продавать за пределы родины бумагу, готовые к сборке домокомплекты, рояли и прочие товары деревообработки второго, третьего и последующих переделов.

Показываю наиболее значимые статьи в эстонском экспорте. По ним можно сделать выводы, какие производства стоит стимулировать, чтобы стать развитой страной:

  • Машины, оборудование, электроника (работают в основном на субподрядах, это тема для отдельной статьи… Почти половина оборудования в Эстонии производится для Швеции и Финляндии).
  • Изделия из дерева (от канцтоваров до мебели и готовых домов).
  • Продукты металлопереработки.
  • Товары химической промышленности (от удобрений и лекарств до красок и пластмассовых изделий).
  • Товары легкой промышленности (трикотаж, одежда, обувь и т.д.).
  • Продукты питания и напитки.

Список не исчерпывающий, я привел только самые значимые производства.

В завершение — вишенка на торте. Эстонцы экспортируют в Европу продукты переработки топлива, импортируемого из России. Нормально? Вот так и становятся развитыми странами, почти не имея собственного сырья…

Вконтакте

Facebook

Twitter

LiveJournal

Одноклассники

Мой мир

Российское сырье: превращая угрозу в возможность

Большинство западных бизнесменов считают само собой разумеющимся, что компании, которые сейчас создаются в бывшем Советском Союзе, не будут конкурировать на Западе еще 15 или 20 лет. России и ее новым независимым соседям потребуется как минимум столько же времени, чтобы построить рыночную экономику, сформировать дух предпринимательства и подготовить поколение молодых менеджеров. Но в сырьевом секторе сегодня существует конкурентная угроза , потому что экономики новых независимых государств (ННГ) находятся в таком беспорядке.

В результате огромных структурных изменений, таких как радикальное сокращение советской оборонной промышленности, огромное количество никеля, цинка, алюминия, магния, поташа, алмазов и других критически важных материалов теперь продается на Западе на распродаже. Цены. Фактически, проблема для западных поставщиков сырья настолько серьезна, что они вынуждены снижать производство, увольнять рабочих и сокращать инвестиции; и когда такие компании, как Alcoa, Dow Chemical и Inco, начинают отменять планы и сокращать бюджеты, волны шока начинают распространяться по предприятиям, у которых они покупают и поставляют.

То, как крупные металлургические компании отреагируют на эту конкуренцию, окажет глубокое и, возможно, продолжительное влияние на экономику стран Запада и ННГ. До сих пор большинство из них занимало оборонительную позицию, сокращая производство и лоббируя защиту западных правительств. Но может быть способ получше. Одна из западных компаний, Reynolds Metals Company, нашла способ остановить конкурентное наводнение с помощью такой формы вмешательства, которая должна помочь экономике ННГ, дать RMC прочный плацдарм на рынках ННГ и оказать неоценимую услугу некоторым из старейших клиентов RMC — все на чужие деньги.

Причина и следствие

Упадок советской оборонной промышленности и нестабильность рубля — два наиболее заметных фактора, способствующих потоку сырья из НИС на западные рынки, но и другие силы тоже сыграли свою роль.

Рассмотрим алюминий. НИС производит около 20% мировых поставок алюминия, почти весь он находится в России. До недавнего времени российская промышленность поглощала большую часть этой продукции, но внезапное сокращение военных расходов, начавшееся в 1991 году, снизило спрос примерно на 40%.Кроме того, инфляция и контроль над ценами вынудили внутренние цены упасть значительно ниже экспортных, а государственные субсидии стали непредсказуемыми. Поэтому, когда прибыли посредники, чтобы предоставить финансирование и установить контакты с западными рынками, российские производители алюминия ухватились за возможность продать свои излишки.

НИС производит около 20% мировых поставок алюминия.

Российский экспорт вырос. Поставки из России в США увеличились в 370 раз — с 806 метрических тонн в 1991 году до примерно 300 000 в 1993 году на сумму полмиллиарда долларов.Доля России на западных рынках выросла с немногим более 1% в 1989 году до более чем 11% в 1993 году.

Экспорт никеля продемонстрировал аналогичный рост. Россия производит почти половину мировых поставок никеля и традиционно большую часть его продает на внутреннем рынке. Однако в 1991 г. первичный рынок российского никеля резко иссяк.

Лидером роста экспорта стал Комбинат «Норильский никель» (ННК), недавно приватизированная российская компания и крупнейший производитель никеля в мире, на долю которого приходится почти 30% мирового производства.У него так много сотрудников — 150 000, а его социальные службы настолько обширны, что предприятие, расположенное недалеко от полярного круга, само по себе является почти маленьким королевством. В 1980-х годах большая часть продукции NNC использовалась советскими военными, в основном для производства нержавеющей стали и суперсплавов, используемых в реактивных двигателях. Но в 1991 году сокращение расходов на оборону сказалось: примерно половина производственных мощностей компании оказалась избыточной и, как следствие, стала доступна для других рынков.

Падение рубля усугубило проблему.С позиции почти паритета с долларом в 1988 году рубль фактически рухнул в 1991 году. Эта девальвация вместе с контролем над внутренними ценами вбила клин между ценами на никель в России и в других странах. В январе 1991 года, когда мировая цена составляла 3,65 доллара за фунт, цена в России составляла всего 5 центов за фунт — менее 1,5% от мирового уровня цен. Правительство России быстро сократило разрыв примерно до 50%, но это несоответствие все же дало NNC огромный стимул для экспорта.

К несчастью для Запада, NNC отреагировал рационально. В 1991 году из-за производственных проблем объем производства в России сократился примерно на 10%, но экспорт из России увеличился на 75% до 145 000 тонн (с учетом несанкционированных поставок и лицензионных продаж), что составляет 15% от мирового производства. Мировой спрос на никель уже несколько лет остается относительно низким, но NNC продолжает экспортировать не менее 100 000 тонн в год. В результате резервы Лондонской биржи металлов выросли на 250%, а цены упали на 35%. Некоторые западные производители едва держатся.

Что касается цинка, спрос и предложение на Западе находились в равновесии по приемлемой цене для производителей в течение нескольких лет до того, как NIS вышла на рынок. Основное применение цинка — гальваника стали для предотвращения ржавчины, но он также переходит в латунь и используется в литых под давлением деталях, таких как шестерни и карбюраторы. Мировое потребление составляло около 7 миллионов тонн в год; запасы на Лондонской бирже металлов были значительно ниже 100 000 тонн; и цены оставались стабильными в районе 60 центов за фунт.НИС была нетто-импортером цинка; она вообще не экспортировала на Запад.

Затем, когда промышленные распределительные сети в ННГ рухнули, а экономика ННГ начала разваливаться, потребление цинка резко упало. НИС отреагировал сокращением производства на 10%, но в 1992 году он также отправил примерно 280 000 тонн на Запад — около 30% своей мощности и 4% мирового спроса. Эта тенденция продолжилась и в 1993 году, и к концу года запасы на Лондонской бирже выросли более чем в десять раз до одного миллиона тонн, а цены упали до менее чем 40 центов за фунт.

Магний, используемый в основном для повышения твердости и коррозионной стойкости алюминия, является еще одним примером. США экспортируют примерно 140 000 тонн в год, но в прошлом году они также импортировали около 12 500 тонн из России и Украины из-за низкой цены. Европейский Союз (ранее Европейское сообщество) утроил импорт магния в 1993 году, закупив около 8000 тонн. Основываясь в основном на недавнем всплеске экспорта из НИС, мировые товарные запасы выросли вдвое, цены упали на 20% за год, а западные производители теряют деньги, некоторые почти до банкротства.Аналогичные ситуации складываются с другим сырьем для оборонной промышленности, таким как хром, ферросилиций и титан, а также с медью. Новая конкуренция в сырье обходится западным компаниям во многие миллиарды долларов и десятки тысяч рабочих мест.

Затронуты не только металлы. Нехватка финансирования для фермеров из ННГ и недостаточное предложение валюты для торговли между новыми республиками внезапно заставили беларусский калий для удобрений в огромных количествах попасть в Соединенные Штаты. Увеличение экспорта урана связано с еще одной причиной: чернобыльская катастрофа привела к сокращению роста производства ядерной энергии в ННГ. Еще одна потенциальная проблема — это бриллианты. Россия производит как драгоценные камни, так и технические алмазы для внутреннего потребления, но и эти рынки рухнули.

На сегодняшний день лишь немногие западные компании, затронутые этой внезапной волной экспорта, нашли долгосрочные стратегические решения этой проблемы. В некоторых случаях временные меры усугубили ситуацию.Сокращение производства и увольнение рабочих — не рецепт выживания и роста. И просьбы о вмешательстве правительства могут иметь неприятные последствия. В случае с урановой промышленностью они уже есть.

Барьеры часто приносят больше вреда, чем пользы. В случае с ураном вмешательство правительства дало обратный эффект.

По просьбе американских компаний Вашингтон заключил соглашение о минимальной цене, по которому компании ННГ и их агенты не могли продавать уран покупателям из США, если рыночная цена не вырастет до 13 долларов за фунт. Эта мера, вероятно, защитит американских производителей урана, которые могут получить прибыль по такой цене. Но именно западноевропейские производители доминируют в отрасли и устанавливают рыночную цену, и их ответом было удержание цен чуть ниже отметки в 13 долларов, что не позволяло производителям урана из ННГ и США выйти на рынок. Теперь Вашингтон будет пересматривать это соглашение с ННГ, но большой ущерб уже нанесен.

В общем, защитные реакции мало что сделали для облегчения проблемы, что требует нового мышления и нового подхода.Идеальным решением было бы, чтобы сырье НИС никогда не доходило до западных рынков, но есть только два пути для достижения этой цели. Один из способов — каким-то образом закрыть от 50% до 75% шахт и плавильных заводов, производящих слитки, что явно невыполнимо. Ничто не могло убедить правительства и предприятия ННГ совершить экономическое и политическое самоубийство, выбросив сотни тысяч рабочих мест и миллионы долларов доходов.

Другой способ — каким-то образом восстановить внутренний спрос на это сырье в НИС, не восстанавливая гигантские оборонные предприятия, которые раньше их использовали. Это подход, который выбрала RMC — или, скорее, это обстоятельство и возможность подтолкнули RMC к выбору — вместе с несколькими партнерами по совместному предприятию. Фактически, это была серия незапланированных, не связанных между собой событий, которые привели компанию к стремлению утвердиться в НИС в качестве производителя алюминиевых потребительских товаров для рынков НИС.

Решение было сложным; совместное предприятие еще сложнее. Он включает в себя крупные капиталовложения, итальянских и российских партнеров, западноевропейских инвесторов, крупных западных и восточных клиентов, государственное финансовое агентство, а также постоянные усилия по обучению российских производителей тому, как повышать ценность российских материалов, создавать новые продукты и стимулировать их производство. собственные внутренние рынки.Не случайно это также связано с использованием огромного количества российского алюминия в России.

Слишком много алюминия

Алюминий, широко применяемый в различных сферах применения — банки для напитков, оконные рамы, фольга для упаковки пищевых продуктов, автомобильные компоненты и многие другие — представляет собой обширную отрасль промышленности. Только слитки приносят 15 миллиардов долларов в год. На Западе основные металлургические предприятия находятся в Канаде, США, Франции, Норвегии и Австралии. Производственные затраты составляют около одной трети каждая для энергии (плавка), материалов (глинозем, изготовленный из бокситовой руды) и всего остального (рабочая сила, завод, обслуживание долга, амортизация, транспортировка).Поскольку при выплавке используется очень много электроэнергии, отрасль недавно расширилась на страны с дешевой гидроэлектроэнергией, такие как Венесуэла и Бразилия. Известные производители включают Alcan в Канаде, RMC и Alcoa в США и Pechiney во Франции.

В конце 1980-х западные производители чрезмерно расширились в ожидании появления новых автомобильных рынков, материализация которых оказалась медленной. В течение десяти или более лет рынок рос от 3% до 4% в год, но глобальная рецессия снизила этот рост до минимума.Цены на наличные в Лондоне отразили замедление. Алюминий продавался по цене 1,17 доллара за фунт в 1988 году, 89 центов за фунт в 1989 году и 74 цента за фунт в 1990 году.

В этой мрачной обстановке практически ни один западный менеджер не мечтал о внезапной конкуренции со стороны Советского Союза. Четыре предприятия в Сибири производили практически весь алюминий в России, и в течение многих лет они пользовались преимуществами дешевой гидроэлектроэнергии, низкой заработной платы и большого капитала, не используя эти преимущества для выхода на западные рынки.Советские военные использовали почти всю свою продукцию. Четыре предприятия ежегодно экспортировали на Запад несколько тысяч метрических тонн — ничтожно малая часть западного спроса.

Однако в 1991 году российский рынок резко изменился, и начался потоп. Западные металлургические заводы, в том числе RMC, ответили накоплением запасов и сокращением мощностей. С 1990 по 1993 год запасы алюминиевых слитков на Лондонской бирже металлов подскочили на 800%, с 310 000 метрических тонн до более чем 2,5 миллионов метрических тонн.Между 1990 и 1993 годами западные компании сократили 12% своих мощностей, или 2 миллиона тонн, на сумму более 2 миллиардов долларов. Американские компании сократили объемы добычи особенно сильно: с середины 1991 по 1993 год было ликвидировано почти 750 000 тонн — снижение на 17%.

Увеличение запасов привело к снижению цен, несмотря на сокращение производства и производственных мощностей. Цена наличными в Лондоне упала с 74 центов за фунт в 1990 году до примерно 50 центов в 1993 году, то есть на 32%. Практически все западные производители алюминия почувствовали давление. В 1991 году три ведущих U.Производители S. — Alcoa, Kaiser и RMC — показали прибыль. Kaiser и RMC сообщили об убытках в 1992 и 1993 годах, а Alcoa потеряла деньги в четвертом квартале 1993 года.

Российский алюминий начал поступать на запад в 1992 году, когда его внутреннее потребление резко упало.

Между тем, россияне по-прежнему не могли использовать свои избыточные мощности внутри страны. Они были готовы производить более сложные продукты, такие как банки для напитков или строительные материалы для местного потребления, но их прокатные станы не были оборудованы для производства таких товаров. Без финансовой поддержки, технических знаний и обученного руководства они не могли расширить производство за пределы простых продуктов, таких как слитки, низкосортные листы и трубы. Западные производители умоляли свои правительства ввести торговые барьеры, и впоследствии русские согласились немедленно сократить производство на 300 000 тонн и еще на 200 000 тонн, если Запад согласится на собственное значительное сокращение.

Эти переговоры были неоднозначными. Западные правительства пообещали России, что откроют свои рынки для российских товаров в качестве награды за экономические реформы, и многие из этих правительств теперь неохотно идут на переговоры по торговому соглашению, которое противоречит политике доступа на рынки.

Были и иронии. Прежде всего, Запад ранее призывал Россию прекратить производство МиГов и другой военной техники; теперь же Запад был почти так же недоволен излишками алюминия, образовавшимися в результате военных сокращений. Более того, хотя русские были готовы сократить производство, чтобы предотвратить ухудшение медицины, они обнаружили, что сокращения трудно осуществить без возврата к тому самому виду централизованного планирования, от которого их призывал Запад. Производители стали независимыми предприятиями и до некоторой степени были вне досягаемости государственного контроля.Некоторые на Западе начали сомневаться в готовности россиян соблюдать международное соглашение.

Похоже, правда состоит в том, что русские пытались подчиниться, даже несмотря на то, что они также пытались сохранить рабочие места, сохранить здоровье своих производителей алюминия и обеспечить доходы в твердой валюте. Российский экспорт действительно снизился, но основная проблема осталась нерешенной.

Появляется Рэндольф Рейнольдс, глава отдела международных операций RMC, а ныне вице-председатель компании. Внук основателя компании, Рейнольдс давно вынашивал идею выхода на рынок NIS, но так и не разработал стратегию.Производство алюминия в России было настолько велико, что он знал, что компания должна сыграть какую-то роль. Он считал, что наиболее логичным местом является последующая обработка. Рейнольдса также привлек отложенный спрос в России на потребительские товары и возможность использовать существующие в России заводы и оборудование.

Он и его коллеги боролись с возможностями. Что именно они могли сделать? Никто в RMC не знал, как и где начать бизнес в России. Что делать: лист, фольга или сборный продукт? Что могли надежно производить российские поставщики? Следует ли RMC построить новый завод или модернизировать существующие местные активы? Было ли лучше объединиться с российским продюсером или основать новую компанию, чтобы избежать простой ошибки — неправильного выбора партнера? Как им найти партнера, которому можно доверять? Не имея опыта работы в России, у Рейнольдса не было ни одного ответа, и компания с оборотом в 5 миллиардов долларов не собиралась бросаться в темноту.

Затем один из поставщиков оборудования RMC, европейская группа Fata из Турина, Италия, обратилась к Рейнольдсу с предложением создать совместное предприятие NIS. Fata проектировала и производила оборудование для заводов в Советском Союзе 28 лет. Теперь ее менеджеры хотели построить в России завод по производству фольги. У них даже был потенциальный российский партнер, Саянский металлургический завод в Саяногорске, для контроля и устранения неполадок на местном уровне. Но Fata требовалась третья сторона, которая могла бы предоставить необходимые технологические и управленческие навыки.Хотя итальянцы могли проектировать, строить и устанавливать оборудование для завода, они ничего не знали об индустрии алюминиевой фольги, и без этого опыта проект никогда бы не получил финансирования.

Рейнольдс отклонил предложение. Но в течение следующих нескольких недель, в ходе обычных разговоров с международными клиентами, которые использовали пленку RMC для упаковки своих товаров для распространения, он начал сомневаться. Несколько потребителей пищевой промышленности независимо друг от друга рассказали Рейнольдсу, что они хотят производить и продавать продукты питания в России российским потребителям, но опасаются волатильности рубля, которая может помешать им импортировать упаковку, которая им понадобится для работы их предприятий.

Рейнольдс в Сибири

Рейнольдс однажды днем ​​сидел за своим столом, говорит он, когда все части сложились вместе. Он понял, что, открыв магазин в НИС, компания сможет поставлять на месте фольгу и другие алюминиевые изделия, необходимые западным клиентам в России, Украине и других бывших советских республиках. А, войдя в Россию и став поставщиком на основе рубля, компания могла бы предоставить этим западным клиентам новых услуг , защищая их от российской инфляции и потрясений обменного курса.

Став поставщиком на основе рубля, RMC сможет защитить своих западных клиентов от инфляции и потрясений обменного курса в России.

Это был конкурентный маневр, о котором никто из его западных коллег не подумал. И в этом была вся мотивация, необходимая компании для вступления в НИС. Даже если предприятие окажется безубыточным или немного потеряет деньги, оно позволит RMC укрепить свои связи с западными потребителями, одновременно расширив свои горизонты и самостоятельно выйдя на российский рынок, продавая фольгу и российским потребителям.Рейнольдс вспомнил предложение Фаты, и идея внезапно обрела смысл. Он позвонил менеджерам Fata и сказал им, что передумал.

Первым препятствием было местоположение. Фата хотела открыть свой завод в Сибири, недалеко от Саянского медеплавильного завода в Саяногорске. Менеджер завода был талантлив и полон энтузиазма, а Саяногорский завод был единственным современным и экологически чистым алюминиевым заводом в России. Но хотя Рейнольдс одобрял саяногорского партнера, он предпочел построить завод по производству фольги в Москве, рядом с рынком на западе России, где он мог бы минимизировать складские и транспортные расходы и иметь более легкий доступ из Соединенных Штатов.

Через несколько недель Рейнольдс вылетел в Саяногорск, чтобы встретиться с директором завода Геннадием Абдуловичем Сиразутдиновым и обсудить строительство нового завода в Москве. Полет в Сибирь только подтвердил его мнение. Поездка была долгой, и самолет сделал три неожиданных и необъяснимых остановки — вряд ли то, что могло успокоить новичка. Но Сиразутдинов отказался строить завод в Москве. В некотором роде патриарх, он хотел служить своим существующим сотрудникам. Он также хотел избежать политического болота в столице страны.

Самолет в Сибирь сделал три необъяснимые остановки — вряд ли новичок успокоил бы его.

Сиразутдинов убедил Рейнольдса в том, что все необходимые детали и опыт доступны на местном уровне, и, что более важно, он заверил Рейнольдса, что, поскольку он сам много лет жил в Саяногорске и знал его политиков, поставщиков и бюрократов, он был в состоянии убедитесь, что предприятие прошло гладко. Знание местных условий и поддержка имеют решающее значение в России, и Рейнольдс знал это.Опираясь на заверения и навыки Сиразутдинова, Рейнольдс согласился открыть магазин в Сибири.

По условиям предприятия, которое три стороны назвали Sayanol, Fata согласилась поставить оборудование для комбината и местные ноу-хау, которых не хватало RMC. Саянский металлургический завод согласился предоставить новое здание и взял на себя ответственность за защиту предприятия от превратностей российской политики. Сиразутдинов также привлек еще четырех партнеров — строительную компанию и три квазигосударственные организации — чтобы помочь Саянолу ориентироваться в местных политических и культурных водах.200 миллионов долларов капитала, которые потребовались предприятию для запуска, были получены от консорциума частных инвесторов в Западной Европе и были гарантированы агентством итальянского правительства.

Таким образом,

RMC минимизировал свои риски, используя чужой капитал и установив связи с надежными, опытными партнерами, но поистине новаторский шаг заключался в том, чтобы сосредоточить предприятие на внутреннем российском рынке. В ряде других стран, таких как Бразилия, иностранные производители алюминия открыли плавильные предприятия в основном для экспорта; Здесь, напротив, было совместное предприятие по производству алюминия, первым шагом которого было строительство дорогостоящего завода для использования местного производства для местного потребления.

RMC снижает риски, используя чужой капитал и находя партнеров, которые были там раньше.

А «Саянол» может поглотить много российского алюминия. RMC имеет опыт работы с недостаточно обслуживаемыми потребительскими рынками в других частях мира, и Рейнольдс верит в возможность взрывного роста. «Саянол» откроется в конце этого года и за первый год работы будет перерабатывать около 40 000 тонн алюминия.

Только фольга может впитать 40 000 тонн сибирского алюминия ежегодно.

Рейнольдс не остановился на Саяноле. С тех пор он инициировал еще три предприятия в ННГ по производству банок для напитков, строительных материалов и колесных дисков. В конечном итоге каждый из этих заводов будет обслуживать одного или нескольких западных клиентов RMC, которым эти продукты нужны для обработки своих товаров для рынков NIS. Эти предприятия также укрепят собственные позиции RMC как компании по производству потребительских товаров в ННГ.

Более того, поскольку каждая инициатива может потреблять столько алюминия, сколько потребляет Саянол, потенциальный объем всех четырех — 160 000 тонн в год или более — составляет одну треть сокращений производства, которые Россия согласилась произвести в ответ на давление со стороны Запад. Если бы две другие компании сделали то, что делает RMC, они вместе вывели бы 500 000 тонн алюминия с экспортного рынка без каких-либо сокращений. Это могло бы положить конец угрозе для западных производителей алюминия и фактически ликвидировать международный торговый кризис в этом секторе. По общему признанию, время строительства необходимых заводов велико, но окупаемость такого сильного присутствия на рынках ННГ может быть намного дольше.

Время двигаться

Некоторые отрасли производства материалов ННГ вряд ли когда-либо будут представлять для своих западных коллег такую ​​же угрозу, как алюминий, никель и цинк.Российская нефтяная промышленность, например, быстро росла в начале 1980-х годов, но также быстро сокращалась, в первую очередь из-за того, что правительство слишком сильно настаивало на увеличении добычи, чтобы генерировать твердую валюту для обслуживания долга и импорта потребительских товаров. Нефтяные месторождения чрезмерно эксплуатировались и одновременно лишались капитала из-за введения низкой цены и большого объема для продажи на внутреннем рынке. Таким образом, отрасль была быстро декапитализирована, в то время как ее потребность в деньгах для ремонта поврежденных нефтяных месторождений достигла критического уровня.Российская нефть не собирается наводнять мировые рынки. Напротив, российская нефтяная промышленность ищет поддержки Запада, чтобы остановить падение своих мощностей.

В других секторах хорошо зарекомендовавшие себя организации быстро установили контроль над российским рынком и предотвратили экспортный кризис. De Beers, например, защищает свою алмазную империю, заключая соглашение о сбыте почти всех огромных поставок алмазов ювелирного качества в России. В последнее время на эту договоренность оказало давление российское правительство, которое хочет большего контроля над рынком, но De Beers может преуспеть в сохранении контроля над рынком, достаточным для поддержания международных цен.

Однако в большинстве сырьевых отраслей существует настоятельная потребность в инновационных долгосрочных ответах на перепроизводство в ННГ. В никелевой промышленности основной задачей является развитие гражданского рынка нержавеющей стали, который представляет собой единственно возможный способ для комбината «Норильский никель» продолжать использовать свои мощности, не отвлекая западных производителей. Одним из быстрорастущих секторов может быть пищевая промышленность, которой нужна нержавеющая сталь для новых ресторанов, молочного оборудования, грузовиков с напитками и десятков других областей применения.Но сейчас нужна помощь Запада, потому что NNC имеет опыт в области применения нержавеющей стали в военных целях, но не разбирается в потребительских товарах. Без использования западного опыта в разработке и производстве продукции ни одна российская компания не сможет создать местный спрос на продукцию NNC, и проблема экспорта российского никеля сохранится.

Перспективы цинка аналогичны. Представитель цинковой промышленности США заявил, что большинство западных топ-менеджеров сочли бы инвестиционную миссию в ННГ «бесполезной тратой времени». «Но с помощью западных технологий НИС могла продуктивно и прибыльно использовать собственный цинк. Самый большой потенциальный рынок для цинка — это модернизация инфраструктуры, которая потребует массивного цинкования мостов, армированных стержней для бетона и ограждений на автомагистралях. Другими серьезными возможностями являются рынки жилья и автомобилей, которые являются массовыми потребителями цинка и которые быстро выросли в других странах, начавших макроэкономические реформы. (Обсуждение макроэкономического давления на предприятия ННГ см. Во вставке «Инфляция, долг и ликвидность.”)

Казахстан сам по себе может обеспечить быстрый рост инфраструктуры, жилья и автомобилей: ВВП страны и валютные резервы растут с каждым аукционом прав на добычу полезных ископаемых. (Только Chevron заплатила 4 миллиарда долларов за запасы нефти в 1993 году.) В России предприятия по цинкованию листового металла имеют отставание в несколько лет; одному российскому автопроизводителю в настоящее время необходимо импортировать оцинкованный лист.

Для руководителей компаний, мыслящих в том же духе, что и Рэндольф Рейнольдс, есть также доступный запас этого важнейшего ингредиента, наличных денег, в форме государственных гарантий.Американские компании могут получить от 75% до 85% капитала своих проектов, гарантированных против всех рисков Корпорацией зарубежных частных инвестиций или Экспортно-импортным банком США. Более того, часть от 15% до 25%, не гарантированная OPIC и ExIm, может быть доступна из фондов акций, спонсируемых правительством США. Возможно даже привлечь Агентство США по торговле и развитию для финансирования технико-экономических обоснований.

Но неудача большинства западных организаций до сих пор войти в львиную логово ННГ не может быть результатом аналитических ограничений, недостатка смелости или даже недостатка капитала.Скорее, это может отражать психологический барьер, который является наследием холодной войны, когда западным компаниям не приходилось иметь дело напрямую с компаниями из Советского Союза. Советские предприятия не играли по западным правилам: их заставляли производить, не имея представления о прибыли, и они получали субсидии, когда у них не хватало капитала. Таким образом, их вторжение на западные рынки было достигнуто несправедливо по западным стандартам, а их агрессивность гарантировала — а часто и приводила — к торговой защите со стороны США.С. правительство по соображениям национальной безопасности.

Но западные правила игры и правила игры в ННГ быстро сближаются, поскольку НИС подвергается приватизации и отмене государственных субсидий. И если западные компании не приложат усилий, чтобы изменить свое мышление и взяться за рынки ННГ, экономики ННГ будут продолжать наносить ответный удар — бессистемно, когда они борются, и агрессивно, когда они укрепляются.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май – июнь 1994 г.

Почему России не удалось диверсифицировать экспорт?

Хорошо известно, что большая часть экспорта России зависит от нефти и газа. Менее известно о том, насколько структура российского экспорта и зависимость от добывающих отраслей остались неизменными с течением времени. В частности, по данным Статистического управления России, около трех четвертей российского экспорта как в 2004, так и в 2014 году приходилось на сырье.

В 2004 году четырьмя основными группами экспорта сырья были: нефть и газ, 53 процента от общего объема экспорта; черные и цветные металлы — 18 процентов; древесина, 3.5 процентов; и драгоценные камни — 1 процент. В 2014 году на нефть и газ приходилось 64 процента от общего объема экспорта; металлы — на 8 процентов; древесина — 2,5 процента; драгоценные камни — 2% (таблица 1).

Таблица 1 Доля экспорта сырья в общем объеме экспорта
Доля в общем экспорте (в процентах)
Сектор 2004 2014
Нефть и газ 53 64
Черные и цветные металлы 18 8
Древесина 3. 5 2,5
Драгоценные камни 1 2
Итого, сырье 75,5 76,5
Источник : Статистическое управление России.

Среди продукции обрабатывающей промышленности на машины и оборудование приходилось 4,6 процента экспорта в 2014 году по сравнению с 7 процентами десятью годами ранее. Экспорт сельскохозяйственной продукции и продуктов питания составил 3,3 процента в 2014 году, что на 2 процентных пункта выше, чем в 2004 году.На протяжении всего периода химическая промышленность сохраняла свою долю экспорта на уровне около 5,5 процента. Транспортные услуги, особенно авиационная отрасль, увеличили свою долю в структуре экспорта — с 2 процентов в 2004 году до почти 4 процентов в 2014 году. Так же, как и услуги информационных технологий (ИТ), телекоммуникации и программное обеспечение, достигнув почти 1 процента от общего объема экспорта. в прошлом году.

Эти цифры показывают, что экспорт мало диверсифицировался, за исключением постепенного роста агроперерабатывающих и пищевых продуктов, транспорта и ИТ-услуг.Тем не менее, дискуссия о необходимости диверсификации началась более десяти лет назад тогдашним министром экономического развития и торговли Германом Грефом: «В начале 1990-х годов высокотехнологичная продукция составляла более 25 процентов всего российского экспорта. За десять лет, к 2002 году, эта доля упала до 12 процентов. Другими словами, мы потеряли половину нашего экспорта высоких технологий ». 1 Предлагаемые им решения: повышение налогов на экспорт энергии, государственная поддержка инновационных технологий, например нанотехнологий и авиации, и создание кредитных бюро, чтобы помочь новым частным предприятиям получить доступ к финансированию.«Без решительных мер, без диверсификации траектория развития экономики пойдет по инерции», — заключил Греф. 2

Перенесемся на десяток лет вперед: налоги на российский экспорт энергоносителей остаются низкими и недавно были дополнительно снижены для борьбы с падением мирового спроса. Схемы импортозамещения, введенные Министерством экономического развития и торговли в 2014 году для противодействия последствиям западных санкций, применяются в первую очередь в таких низкотехнологичных отраслях, как пищевая промышленность и сборка автомобилей.А недавний скачок процентных ставок коммерческих банков лишил малый бизнес доступа к кредитам. В результате экспортный портфель России все больше концентрируется на сырье, достигнув почти 70 процентов от общего объема экспорта за первую половину 2015 года. В целом, пошли по инерции.

Описанный здесь феномен не нов и не специфичен для России. В экономике это известно как «голландская болезнь» и в основном является результатом лени в политике: если государственная казна пополняется деньгами от экспорта сырья, зачем вообще заниматься развитием других отраслей? Другими словами, самым большим препятствием на пути к диверсификации российского экспорта является неспособность правительства провести необходимые реформы, в том числе перечисленные ранее.

Есть повод для оптимизма. Слабый рубль и низкие цены на сырье — хорошие стимулы для диверсификации. Слабая валюта помогает экспорту в целом, особенно тем, которые используют местную рабочую силу и материалы. А низкие цены на сырьевые товары делают производство и экспорт услуг относительно более прибыльными.

Но это всего лишь положительные внешние факторы. Чтобы диверсификация заработала, российскому правительству необходимо будет направить инвестиции в ориентированные на экспорт компании и отрасли — и отказаться от неэффективной политики импортозамещения.

Банкноты

1. Виктория Лаврентьева, «Греф говорит, что пора выжимать большую нефть», Moscow Times , 20 февраля 2003 г.

2. Анна Смольченко, «Греф призывает разнообразие для сохранения роста», Moscow Times , 11 июля 2006 г.

Природные ресурсы и их значение для экономического и политического развития России

Россия — это страна, которая богата разнообразными природными полезными ископаемыми и, таким образом, имеет как преимущества, так и недостатки, связанные со значительным богатством природных ресурсов.Тем не менее, страна занимает уникальное положение по сравнению со многими другими развивающимися рынками, занимающими такое же естественно богатое положение, и, как следствие, ее необходимо оценивать на основе ее особого положения. Его положение подвергает российскую экономику целому ряду пагубных последствий, которые, если с ними не бороться эффективно, могут обернуться катастрофой для экономики страны и ее долгосрочного роста. Важность эффективного макроэкономического управления не имеет себе равных, поскольку политическая экономия играет решающую роль в развитии России и устойчивом росте.В этом эссе будут рассмотрены последствия государственного контроля, поиска ренты и налогово-бюджетной политики правительства в попытке раскрыть природу ресурсной зависимости России, а также вопрос о том, ставится ли под угрозу будущий успех страны из-за наличия природных богатств или политической слабости. .

Одна из основных проблем, связанных с наличием обильных природных ресурсов, таких как нефть, газ и другие природные месторождения, — это потенциальные негативные последствия, которые они могут иметь для остальной экономики.В других странах, ориентированных на ресурсы, заметное снижение производительности обрабатывающей промышленности было отмечено как прямой результат возросшего значения эксплуатации ресурсов в национальном экспорте (Dobrynskaya & Turkisch, 2010). Этот эффект присутствует на ряде развивающихся рынков, которые делают упор на развитие своих секторов природных ресурсов. Воздействие было наиболее заметно в Голландии после открытия залежей природного газа в 1950-х и 60-х годах, что привело к развитию концепции «голландской болезни» (Powell, 2008).В результате многие экономисты отвергли предположение о том, что наличие природных ресурсов благоприятно сказывается на экономическом росте страны, а наличие сырья все чаще рассматривается как препятствие для успешного будущего развития (Ahrend, 2005). Это сочетается с растущим объемом эмпирических исследований, предполагающих, что страны, богатые природными ресурсами, с большей вероятностью будут отставать с точки зрения долгосрочного роста, что приводит к синдрому, часто известному как «Ресурсное проклятие» или «Парадокс изобилия» (Ahrend, et al. al., 2007). Однако в случае с Россией экономисты разделились во мнениях относительно того, страдает ли страна в настоящее время от « голландской болезни », будет ли она страдать от экономического недуга в будущем или, если теория все еще актуальна, учитывая Концепция так же часто отсутствует, как и в странах, богатых ресурсами (Powell, 2008).

Аргументы, предполагающие, что страна в настоящее время находится в тисках тяжелого случая «голландской болезни» (Sapir, 2005), в значительной степени основаны на очевидной зависимости России от нефти для ее экономического роста с 1998 года и далее, а также на наличии количество симптомов, связанных с заболеванием.Россия пострадала от повышения курса рубля из-за высоких объемов экспорта энергоносителей, сокращения занятости в производственном секторе и роста в секторе услуг страны, все это указывает на то, что страна в настоящее время страдает от последствий ресурсной зависимости и голландской экономики. Болезнь »(Добрынская, Туркиш, 2010). Однако, в отличие от теории, во многих случаях промышленные сектора выросли и испытали повышение уровня производительности (Ahrend, 2005). До финансового кризиса 2008 года сильное развитие российской промышленности поддерживалось двумя основными факторами: резким ростом внутреннего спроса и хорошими показателями российской продукции на зарубежных рынках, таких как Еврозона и Содружество Независимых Государств (СНГ), независимо от того. их растущих цен (Добрынская и Туркиш, 2009).Несмотря на это, Рюдигер Аренд высказал предположение, что рост, достигнутый в секторах, не связанных с сырьевыми ресурсами, был результатом « пассивной » реструктуризации, при этом очевидный рост возможен только из-за высокой неэффективности, с которой столкнулась промышленность в советский период ( 2005).

Как предполагает Аренд, рост производительности обрабатывающей промышленности в России во многом может быть связан с плохой производственной средой при коммунизме и деиндустриализацией, которая произошла во время экономических трудностей 1990-х годов.В начале 2000-х наблюдался быстрый процесс восстановления, который объясняет рост производства, несмотря на сокращение занятости, с доказательствами, позволяющими предположить, что спрос со стороны Китая и СНГ на российские товары также способствовал предотвращению спада российской промышленности (Dobrynskaya & Turkisch , 2010). Добрынская и Туркиш (2010) утверждают, что очевидные симптомы «голландской болезни» также можно объяснить другими факторами, такими как эффект Балассы-Самуэльсона в связи с повышением курса рубля и быстрым ростом услуг из-за их недостаточного развития. в советский период (Добрынская, Туркиш, 2010).Хотя экономисты могут указать на причины продолжающегося промышленного роста и конкурентоспособности, несмотря на зависимость страны от экспорта нефти для финансирования большей части ее развития, продолжающийся долгосрочный рост экономики России зависит от разработки разумной денежно-кредитной и макроэкономической политики по мере роста экономики. будущее будет значительно труднее. Если российское правительство решит проблему ресурсной зависимости с помощью хорошего макроэкономического развития, это, несомненно, снизит уязвимость экономики страны перед внешними факторами (Anon., 2006). Можно утверждать, что будущее развития России продиктовано способностью правительства управлять природными ресурсами страны, при этом эффективное управление в конечном итоге сводит на нет эффекты, связанные с обилием природных материалов. Поэтому крайне важно, чтобы мы признали роль, которую играют российские власти в управлении ресурсами, если мы хотим сделать какие-либо прогнозы относительно будущего долгосрочного роста России.

Российское правительство пыталось контролировать ситуацию, складывающуюся в стране, с помощью ряда фискальных политик, некоторые из которых были более успешными, чем другие.Попытки Владимира Путина контролировать укрепление рубля по отношению к доллару в 2004 году, тем самым защищая отечественных производителей от растущего импорта, были в значительной степени безуспешными, что привело к инфляции, возобновлению оттока капитала и кризису ликвидности, который затронул несколько банков, что привело к почти полной остановке экономика (Арис, 2005). Россия испытала значительные трудности с укреплением рубля, и это привело к некоторой противоречивой денежно-кредитной политике, когда Путин признал в 2004 году, что экономика изо всех сил пытается сохранить конкурентоспособность из-за сильного повышательного давления на рубль, вызванного ресурсозависимым характером экономики. Российский экспорт (Анон., 2006).

Однако создание стабилизационного фонда, призванного служить буфером против притока «нефтедолларов», защищает российскую экономику от падения цен на нефть и действует для стерилизации последствий чрезмерного притока при высоких ценах ( Арис, 2005). Обеспечивая финансовую безопасность от колебаний цен на нефть, стабилизационный фонд также является наиболее эффективным средством контроля над инфляцией, играя ключевую роль в поддержании бюджетных расходов, роста и стабильности обменного курса в случае развития « отрицательных условий торговли » ( Джанелла, 2007).Стабилизационный фонд частично контролирует денежную массу страны и, хотя и не полностью предотвращает ее, в некоторой степени снижает рост инфляции (Dobrynskaya & Turkisch, 2010). Структура налоговой системы имеет решающее значение для контроля поступления доходов от природных ресурсов, с развитием эффективной системы налогообложения, обеспечивающей перенаправление любой сверхприбыли в стабилизационный фонд в размере до 500 миллиардов рублей. Прямое налогообложение ресурсных секторов позволит российским властям снизить налоговую нагрузку на обрабатывающую промышленность, тем самым помогая обеспечить постоянную конкурентоспособность промышленности (Gianella, 2007).

Несмотря на это, ряд проблем, связанных со стабилизационным фондом, стал очевиден. Первоначально кажется, что лимита в 500 миллиардов рублей, скорее всего, хватит только на то, чтобы компенсировать дефицит страны не более чем на год. Фонд также не индексируется по темпам инфляции и, как следствие, падает в цене по отношению к ВВП России примерно на 15-20% в год (Ahrend, 2005). Тем не менее, самый заметный вопрос и широко обсуждаемый вопрос в российском правительстве заключается в том, что делать с избыточным непредвиденным доходом? Поскольку отсутствует законодательный механизм, позволяющий контролировать быстрое расходование стабилизационных фондов свыше 500 миллиардов рублей, существует реальная опасность «проскальзывания бюджета» (Gianella, 2007).Некоторые предлагали реинвестировать доходы от нефти в инфраструктуру, здравоохранение и образование. Однако опасности такого реинвестирования включают проциклическую финансовую потерю и инфляционное давление, при этом бывший министр финансов Алексей Кудрин предостерегает от таких мер и призывает правительство использовать непредвиденные доходы для погашения внешнего долга, тем самым избегая проциклической политики, которая повысит риск «голландской болезни» (Gianella, 2007). Пока российские власти учли этот совет и осторожно использовали излишки для списания внешнего долга страны (Anon., 2006). Без введения жестких, но гибких ограничений на использование стабилизационного фонда [1], бесконечных спекуляций внутри российского правительства могло бы быть достаточно, чтобы повлиять на управление обменным курсом, с ожиданиями нарушения государственной дисциплины, усиливающей давление. о повышении курса рубля (Gianella, 2007). Отсюда ясно, что сохранение полезности стабилизационного фонда для защиты экономики от чрезмерного поступления доходов от природных ресурсов почти полностью продиктовано политической волей.В результате будущая финансовая стабильность России и поддержание долгосрочного экономического роста уязвимы для изменений политических целей, мнений и правительств; делая свою позицию без значительного усиления законодательных ограничений в лучшем случае хрупкой. Политическая опасность очевидна. Стимулы для правителей, которые не уверены в надежности своего пребывания в должности, с большей вероятностью будут манипулировать и агрессивно расходовать доходы от природных ресурсов в попытке закрепить свой будущий политический авторитет, отстаивая свое положение за счет снижения налогов и государственных расходов, а также использования таких непредвиденных доходов для умиротворить социальный протест, если он произойдет.Возникает соблазн использовать средства для немедленного потребления, а не для поддержки прогрессивной реформы (Tompson, 2005).

Последствия политической экономии потенциально являются одним из самых серьезных препятствий, с которыми сталкиваются богатые ресурсами страны, поскольку поиск ренты и связанные с этим негативные последствия играют заметную роль в развитии стран, зависящих от ресурсов. В этом отношении Россия не исключение. Распределение талантов по областям в ресурсном секторе является обычным делом, поскольку люди часто гоняются за рентой, обеспечиваемой природными богатствами России, вместо того, чтобы заниматься предпринимательством в других отраслях, не связанных с природными ресурсами (Ahrend, 2005).Как частный, так и государственный секторы в России сосредоточены на обеспечении ренты, создаваемой ресурсами, а не на создании нового богатства. В результате борьба за контроль над средствами производства ресурсов породила значительные проблемы для диверсификации российской экономики, выступив в качестве основного очага политического конфликта и заставив экономическое производство пострадать из-за непродуктивного характера борьбы (Tompson , 2005). Такие конфликты привели к доминированию над ресурсами меньшего числа более крупных фирм, что усилило политический стимул для национализации этих компаний, особенно когда они составляют значительную часть экономики, из-за опасений правительства перед крупными и политически неуправляемыми предприятиями.Причина такого интенсивного поиска ренты в России в значительной степени связана с общей слабостью прав собственности и правовой системой, плохо приспособленной для решения возникающих споров, а не с природой природных ресурсов. В этой среде агенты с большей вероятностью будут преследовать перспективы получения краткосрочной прибыльности, а не создавать неопределенные долгосрочные предприятия (Tompson, 2005). Очевидно, что, хотя погоня за рентой является серьезной проблемой для российской экономики, она не вызвана напрямую наличием богатых природных ресурсов.Призыв к погоне за рентой будет продолжаться в России до тех пор, пока не будет какой-либо формы законодательного вмешательства, которое резко укрепит права собственности и не создаст правовую систему, способную эффективно защищать право человека на собственность. Таким образом, можно резюмировать, что политические проблемы в России вызваны не нефтью, газом или другими месторождениями полезных ископаемых, а несовершенной и непоследовательной судебной системой и слабой законодательной властью. Таким образом, можно утверждать, что поиск ренты в России и его политические последствия не являются результатом экономических факторов, а следствием слабой правовой системы, которая делает такую ​​экономическую деятельность жизнеспособной.

Традиционно государства, зависящие от природных ресурсов, страдают от неразвитости добывающих институтов из-за их способности получать значительные доходы от своих основных секторов, что снижает стимулы для развития сложных финансовых институтов (Tompson, 2005). Такой сценарий потенциально очень пагубен для политического развития России, поскольку их способность финансировать деятельность без необходимости облагать население налогами снижает подотчетность правительства перед своим народом. Однако эта ситуация, похоже, не отражает и не объясняет условия в России.Чрезвычайно слабые добывающие институты после коммунизма означали, что правительство должно было разработать систему, в которой оно могло бы эффективно облагать налогом все сферы общества. Первоначально проводилась политика общего налогообложения и мало внимания уделялось обеспечению ренты от природных ресурсов, что свидетельствует о том, что до налоговых изменений в 2000–2003 годах на политическое развитие страны не оказывала негативного влияния рента за ресурсы (Tompson, 2005). В 2003 году налоговые поступления правительства России по экспортным пошлинам и налогам на ресурсы (20%) были ниже, чем социальные (22.2%) и налоги на потребление (29,5%), что ясно показывает, что налоговые поступления от ресурсного сектора не являются основным источником доходов российского правительства, а НДС в России выступает в качестве единственного наиболее важного налога, составляя 35,8% от всех налоговых поступлений. налоговые поступления страны в 2004 г. (Tompson, 2005). Хотя после президентства Владимира Путина в системе управления России произошел отчетливый авторитарный сдвиг, его нелегко связать с развитием налоговой системы или налогово-бюджетной политики, стремящейся к поиску ресурсной ренты.Вместо этого вклад ресурсной ренты в эрозию политической подотчетности произошел не через фискальную систему, а стал результатом усиления прямого государственного контроля над ориентированными на топливо ресурсными секторами, что заметно проявилось в приобретении активов ЮКОСа в 2006 году ( Томпсон, 2005). В то время как налоговая система развивалась прозрачно и эффективно, государственные компании — нет. Неясно, кто несет ответственность в этих организациях, и многие подозревают, что их использование для финансирования деятельности власть имущие предпочли бы не фигурировать в бюджете (Tompson, 2005).Продолжающийся государственный контроль над сырьевыми секторами будет по-прежнему оказывать пагубное влияние на демократическое и позитивное политическое развитие в России, а также на многие негативные экономические разветвления.

Одна из проблем, с которыми сталкиваются богатые ресурсами страны и угрожающие низким экономическим показателям, — это не обязательно наличие богатых природных ресурсов, но вместо этого структуры контроля и собственности, которые эти страны часто выбирают для управления своими ресурсными секторами (Ahrend, 2005).Принято считать, что частные предприятия более эффективны, чем операции, принадлежащие государству, и этот контраст хорошо виден в России между газовым сектором, в значительной степени принадлежащим государству при Газпроме, и почти полностью частными нефтяными компаниями (до 2005 г.) (Anon., 2006). ). В результате большая часть развития России в период с 2000 по 2005 год была в значительной степени обусловлена ​​экспортом нефти, при этом в нефтяной отрасли наблюдался значительный рост почти на 70% по сравнению со стагнацией, имевшей место в газовом секторе (Ahrend, et al., 2007). Участие российского правительства в определенных стратегических областях, особенно в энергетическом и финансовом секторах, имело ряд пагубных последствий для развития добычи полезных ископаемых. В государственных компаниях управление иностранными инвестициями со стороны государства было неудовлетворительным из-за чрезмерных ограничений и неясности законодательства, касающегося иностранных инвестиций. Это привело к тому, что внешние инвесторы отговорились от участия в энергетических отраслях России и, в конечном итоге, снизили потенциал роста региона.Политика правительства в области реинвестиций также имеет серьезные недостатки, поскольку акцент делается на приобретении активов за рубежом, а не на развитии добычи ресурсов внутри страны, что подрывает перспективы возможного роста секторов в будущем (Dobrynskaya & Turkisch, 2009).

Однако обрабатывающая промышленность не подвергалась таким ограничениям из-за большой доли частных компаний. В результате улучшилась инвестиционная среда в обрабатывающих отраслях, а также улучшилось восприятие иностранных инвесторов, которых привлекла относительно невысокая стоимость производства и высококвалифицированный российский рынок труда (Добрынская и Туркиш, 2009).Из этого ясно, что большинство государственных предприятий были недостаточно успешными и подчинялись часто политически мотивированным целям правительства. Однако, по иронии судьбы, непривлекательность российского энергетического сектора для иностранных инвесторов, несмотря на потенциально высокую прибыльность, позволила обрабатывающей промышленности воспользоваться этим, добившись значительного роста там, где теория «голландской болезни» предсказывала эрозию производства и, в конечном итоге, сокращение. индустриализация. Приватизация нефтяной промышленности — один из примеров того, как Россия оказалась в лучшем положении, чем большинство других ресурсозависимых развивающихся рынков, но также ясно, что страна не лишена государственного управления и может отказаться от производительности в пользу государственного контроля. .Несмотря на это, неэффективное управление государственным сектором во многих отношениях помогло в краткосрочной перспективе предотвратить «голландскую болезнь». Тем не менее, маловероятно, что любое подобное неправильное обращение в будущем принесет какие-либо реальные выгоды в будущем, поскольку продолжение такой политики, вероятно, приведет к экономической стагнации, зависимости от ресурсов и неспособности разработать полностью подотчетную политическую систему. Можно предположить, что многие проблемы, с которыми столкнулась Россия, не являются результатом «ресурсного проклятия», а на самом деле являются следствием «проклятия государственной собственности» (Tompson, 2005).

Очень трудно использовать обычные объяснения, чтобы понять влияние, которое изобилие природных ресурсов оказало как на политическую систему, так и на экономику России. Во многом это связано с рядом явных различий между условиями в России и условиями, которые традиционно наблюдаются на других ресурсозависимых развивающихся рынках. Во-первых, Россия не является типичной экономикой, основанной на ресурсах, поскольку она не испытала «ресурсный шок» в результате открытия ресурсов, как в Великобритании или Нидерландах, а вместо этого он стал результатом корректировки относительных цен вначале. постсоветского переходного периода в стране (Tompson, 2005).Во-вторых, наследие коммунизма в России означало, что внутри страны существовала значительная промышленная база, инфраструктура и бюрократия, что устраняло одно из самых значительных препятствий, мешающих развитию ресурсозависимых стран с нуля. Несмотря на наличие некоторых симптомов «голландской болезни» и очевидную важность экспорта ресурсов в реальном ВВП страны, унаследованный промышленный сектор в какой-то мере сводит на нет потенциально пагубное воздействие на экономический рост страны, защищая Россию от деиндустриализация, обычно ассоциируемая с «голландской болезнью».Ясно, что влияние ресурсной зависимости на Россию можно легко преувеличить, и, несмотря на некоторое хорошее макроэкономическое управление системой, с созданием стабилизационного фонда и эффективной системы налогообложения, большая часть экономических трудностей переживается. в России — это прямой результат политической ориентации страны, а не наличия природных ресурсов. Слабая законодательная база, отсутствие значимых прав собственности и неэффективная судебная система привели к поиску ренты, коррупции, растущей национализации и снижению ответственности правительства.Однако, как и в экономике страны, многие из этих политических факторов развиваются не так, как в других странах, зависящих от ресурсов. Национализация не была прямой, но продолжает расти, погоня за рентой является результатом плохих прав собственности, а не характера ресурсов, а уменьшение ответственности российских лидеров не является результатом их свободы от необходимости консультироваться с обществом. или для переговоров об условиях добычи ресурсов, но в результате растущего контроля государства над топливными отраслями промышленности.В настоящее время страна не страдает «голландской болезнью», но без реформы законодательства, касающейся макроэкономической политики страны, усиления прав собственности и совершенствования судебной системы, экономическое будущее России неясно, не из-за наличия богатые природные ресурсы, поскольку, глядя на бедных ресурсами соседей России, кажется, что Россия будет страдать от тех же политических проблем, независимо от их богатства ресурсами, но из-за непостоянства и потенциально саморазрушительного характера политической экономии страны.

Процитированные работы

Аренд Р., 2005. Может ли Россия сломать «ресурсное проклятие» ?. Евразийская география и экономика, 46 (8), стр. 584-609.

Аренд Р., де Роса Д. и Томпсон В., 2007. Производство в России и угроза «голландской болезни»: сравнение изменений конкурентоспособности в промышленности России и Украины. Рабочие документы Департамента экономики ОЭСР, стр. 1-59.

Anon., 1977. Голландская болезнь. The Economist , 26 ноября, стр.82-83.

Anon., 2006. Going Dutch ?: Обратная сторона бытия и энергетическая сверхдержава. Business Easter Europe , 17 июля, стр. 4–5.

Арис, Б., 2005. Русская рулетка. Euromoney, 36 (429), стр. 44-48.

Добрынская В. и Туркиш Э., 2009. Болеет ли Россия «голландской болезнью» ?. CEPII, с. 1-33.

Добрынская В. и Туркиш Е., 2010. Диверсификация экономики и «голландская болезнь» в России. Посткоммунистическая экономика, 22 (3), стр.283-302.

Джанелла К., 2007. Золотое правило для России? Как фискальная политика, основанная на правилах, может позволить плавную адаптацию к новым условиям торговли. Организация экономического сотрудничества и развития, стр. 1-47.

Оомес, Н. и Калчева, К., 2007. Диагностика голландской болезни: есть ли у России симптомы ?. Рабочий документ МВФ, стр. 1-32.

Пауэлл, Б., 2008. № 8 Лечение «голландской болезни». Time International (Канада), 171 (12), стр.41.

Сапир, Дж., 2005. Нефть и газ в столицах. Мировая нефть, 226 (7), стр. 21.

Tompson, W., 2005. Замороженная Венесуэла? «Ресурсное проклятие» и российская политика. В кн .: М. Эллман, под ред. Нефть и газ в России: золотое дно или проклятие ?. Лондон: Гимн, стр. 189-212.


[1] Поскольку чрезмерно жесткие ограничения с большей вероятностью будут упущены из виду во время финансовой неопределенности, чем ограничения с определенной степенью гибкости (Gianella, 2007).


Написано: Тимоти Фрейн
Написано: Университет Бирмингема
Написано для: Доктор Ричард Коннолли
Дата написания: январь 2012

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Россия (RUS) Экспорт, импорт и торговые партнеры | OEC

Обзор В июне 2021 года Россия экспортировала 43 миллиарда долларов и импортировала 24,8 миллиарда долларов, в результате чего положительное сальдо торгового баланса составило 18,2 миллиарда долларов. С июня 2020 года по июнь 2021 года экспорт России увеличился на 18 долларов.8B (77,4%) с 24,2 млрд долларов США до 43 млрд долларов США, а импорт увеличился на 6,31 млрд долларов США (34,2%) с 18,5 млрд долларов США до 24,8 млрд долларов США.

Торговля В июне 2021 года крупнейшими экспортными товарами из России были сырая нефть (10,9 млрд долларов), очищенная нефть (6,02 млрд долларов), неуказанные в других местах товары (4,26 млрд долларов), золото (1,7 млрд долларов) и угольные брикеты (1,52 млрд долларов). ). В июне 2021 года основными статьями импорта в Россию были товары, нигде не указанные (1,24 млрд долларов США), запчасти для автомобилей (996 млн долларов США), телефоны (773 млн долларов США), автомобили (702 млн долларов США) и упакованные лекарства (701 млн долларов США).

Истоки В июне 2021 года экспорт в Россию осуществлялся в основном из МОСКВЫ, СТОЛИЦЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (15 долларов США.8Б), СТ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (2,73 млрд долларов), САХАЛИНСКАЯ ОБЛАСТЬ (2,5 млрд долларов), ХАНТЫ-МАНСИЙСКИЙ АВТОНОМНЫЙ РАЙОН (1,83 млрд долларов) и РЕСПУБЛИКА ТАТАРСТАН (1,22 млрд долларов). РЕГИОН (3,03 млрд долл.), ST. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (2,3 млрд долларов США), КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ (815 млн долларов США) и КАЛУЖСКАЯ ОБЛАСТЬ (758 млн долларов США).

Пункты назначения В июне 2021 года Россия экспортировала в основном в Китай (5,92 млрд долларов США), Нидерланды (4,06 млрд долларов США), Соединенное Королевство (2,35 млрд долларов США), Германию (2,35 млрд долларов США) и Турцию (2 доллара США.34 млрд) и импортировались в основном из Китая (5,58 млрд долларов), Германии (2,27 млрд долларов), США (1,35 млрд долларов), Беларуси (1,32 млрд долларов) и Франции (1,23 млрд долларов).

Рост В июне 2021 года ежегодный рост российского экспорта объяснялся, прежде всего, увеличением экспорта в Нидерланды (2,35 млрд долларов или 137%), Китай (1,82 млрд долларов или 44,5%) и Турцию (1,47 доллара США). B или 171%), а также увеличение экспорта сырой нефти (5,71 млрд долларов или 110%), нефтепродуктов (2,91 млрд долларов или 93,7%) и сырьевых товаров, не указанных в других местах (2 доллара США.56Б или 150%). В июне 2021 года ежегодный рост импорта России объяснялся в первую очередь увеличением импорта из Китая (1,03 млрд долларов или 22,5%), Франции (602 млн долларов или 96,6%) и Германии (486 млн долларов или 27,3%). , и увеличение импорта товаров, не указанных в других местах (757 млн ​​долларов или 158%), автомобильных запчастей (484 млн долларов или 94,5%) и автомобилей (381 млн долларов или 119%).

Торговля сырьем — OECD

В некоторых странах полезные ископаемые представляют собой огромный источник дохода и богатства.Но изобилие ресурсов не всегда приводит к устойчивому экономическому росту и развитию — оно может иметь противоположный эффект, который иногда называют «ресурсным проклятием». Страны, которые сильно зависят от своих минеральных богатств, часто имеют более слабые институты, меньше тратят на образование и более коррумпированы.

Горнодобывающий сектор обычно обеспечивает небольшую прямую занятость в странах и регионах, где ведется добыча. Стремясь создать больше рабочих мест, некоторые страны ограничивают экспорт необработанных полезных ископаемых, чтобы стимулировать создание на внутреннем рынке более ценных рабочих мест в сфере переработки и сбыта.

Ограничения на экспорт сырья также используются для других целей; например, для получения доходов для правительства, для контроля за экспортом незаконно добываемой продукции, для усиления защиты окружающей среды или для компенсации воздействия на обменный курс, вызванного экспортом нескольких товаров. Все это законные политические цели, которые должны определяться в каждой стране предпочтениями ее граждан.

Но экспортные ограничения часто не достигают желаемых целей

Анализ ОЭСР показывает, что экспортные ограничения — не лучший способ достижения этих важнейших целей политики.А в некоторых случаях они действительно могут иметь обратный эффект. Недавнее исследование, в котором изучается использование экспортных ограничений четырьмя африканскими странами в отношении различных минералов и металлов с заявленной целью поощрения последующей переработки, показывает, что ни в одном из четырех случаев отрасли переработки не принесли пользы. В некоторых странах горнодобывающий сектор испытал существенный негативный эффект.

Дальнейший анализ, проведенный ОЭСР, оценил эффект устранения всех экспортных барьеров в секторе черной металлургии и сталеплавильного сырья.Воздействие было положительным для мирового благосостояния и, что несколько удивительно, было даже положительным в тех странах, которые используют экспортные ограничения на сырье для производства стали. Таким образом, данные свидетельствуют о том, что экспортные ограничения не являются подходящим политическим инструментом для решения проблем регулирования добывающего сектора для обеспечения устойчивого роста в масштабах всей экономики.

Несмотря на это, меры, ограничивающие экспорт, распространены в отношении многих видов сырья, таких как минералы, металлы, древесина, продукты питания и сельское хозяйство.В некоторых странах с развивающейся экономикой большая часть экспорта полезных ископаемых подлежит ограничениям. Распространенность таких мер вызывает вопрос: почему политики используют этот инструмент торговой политики для решения проблем внутренней политики? Одна из причин — просто потому, что они могут. Некоторые региональные торговые соглашения пытались навести дисциплину в этой области. В соответствии с правилами ВТО страны-члены обязаны уведомлять об использовании экспортных ограничений, но до настоящего времени их реализация была неоднородной.

Политика, альтернативная экспортным ограничениям

К счастью, есть конкретные примеры того, как минеральные ресурсы могут способствовать устойчивому экономическому росту.Анализ ОЭСР указывает на некоторые успехи и делится некоторыми уроками из их опыта.

  • Нормативная стабильность, в том числе налоговая, критически важна для горнодобывающих компаний, поскольку они обязаны делать долгосрочные капитальные вложения. Нормативно-правовая база должна быть прозрачной и применяться ко всем фирмам, снижая вероятность коррупционного поведения или погони за рентой.
  • Способ расходования и инвестирования доходов от сырья также важен. Например, правительство Ботсваны потратило всю прибыль, полученную от своих огромных запасов алмазов за последние три десятилетия, на здравоохранение, образование и инфраструктуру.
  • Некоторые страны успешно создали кластеры вокруг своих горнодобывающих секторов. В Австралии горнодобывающие услуги — проектирование, картографирование, геологический анализ, специализированное оборудование и технологии для добычи и переработки — выросли в пять раз за последние 15 лет, и в настоящее время на них приходится 7% занятости в Австралии, что намного больше, чем сама горнодобывающая промышленность.
  • В других странах, где продолжается незаконная добыча, организации гражданского общества работают с мелкими горнодобывающими предприятиями над адаптацией устойчивых методов добычи полезных ископаемых.
  • Качественная и подробная геологическая информация является ключевым фактором для богатых полезными ископаемыми стран, стремящихся привлечь инвестиции. Такая информация является общественным достоянием и может повысить эффективность добычи и разведки.

Хотя это лишь несколько примеров того, как некоторые страны успешно навязывают стабильную и сбалансированную нормативно-правовую среду для своих промышленных сырьевых секторов, более полный набор политических рекомендаций можно найти в тематических исследованиях по Чили, Ботсване, Перу и Колумбии.

Вы можете использовать наш интерактивный инструмент визуализации данных, чтобы увидеть, как выглядит торговля сырьем в вашей стране.

Экономический и политический обзор Россия

Обзор экономики

Для получения последних обновленных данных об основных экономических ответах правительств по устранению экономических последствий пандемии COVID-19, пожалуйста, обратитесь к платформе отслеживания политики МВФ.

После нескольких лет отрицательного роста из-за массового оттока капитала, обвала рубля, падения цен на нефть и торговых санкций, введенных Западом после украинского кризиса, российская экономика вернулась к скромному росту с 2017 года. в основном за счет добычи полезных ископаемых и частного потребления.Однако из-за пандемии COVID-19 экономика сократилась до -3,1% ВВП в 2020 году (с + 2% в 2019 году), так как экспорт, инвестиционная активность и потребительский спрос резко упали. Согласно прогнозу МВФ на апрель 2021 года, ожидается восстановление экономики в 2021 году (+ 3,8%) и 2022 году (+ 3,8%) при поддержке налогово-бюджетных и монетарных стимулов и при условии постепенной нормализации ситуации.

После рецессии 2015–2016 годов правительство проводило осмотрительную макроэкономическую политику, направленную на поддержание финансовой стабильности, а центральный банк тщательно контролировал инфляцию.Таким образом, российская экономика вступила в кризис COVID-19 с надежной налогово-бюджетной базой и значительным пространством для маневра в политике (МВФ). Уровень государственного долга, который был низким в 2019 году (13,8% ВВП), увеличился до 19,3% ВВП в 2020 году и, как ожидается, снизится до 18,1% ВВП в 2021 году и 17,7% ВВП в 2022 году (МВФ). Кроме того, Россия получает значительные сбережения в Фонде национального благосостояния. Из профицита в 2% ВВП в 2019 году в государственных финансах был зарегистрирован дефицит -4,4% ВВП в 2020 году, но ожидается, что он восстановится до -0.4% ВВП в 2021 году и достижение баланса в 2022 году (МВФ). Инфляция снизилась с 4,5% в 2019 году до 3,4% в 2020 году и, по прогнозам, останется на этом уровне в 2021 и 2022 годах (МВФ). В ответ на кризис российские власти приняли сильный пакет мер в области здравоохранения и экономики, составивший около 3,5% ВВП (МВФ). Меры включали расширение социальных пособий и пособий по безработице. Обуздание пандемии COVID-19 и предотвращение длительного ущерба для экономики является основным приоритетом, но к 2021 году Россия планирует сократить государственную поддержку экономики и консолидировать свою налогово-бюджетную политику, чтобы вернуться к бюджетному правилу к 2022 году. .Россия сталкивается с множеством проблем: сильное присутствие государства, слабое управление и институты, недостаточная инфраструктура, низкий уровень конкурентоспособности, недостаточные инвестиции, низкие производственные мощности, зависимость от сырья, плохой экономический климат, отсутствие структурных реформ и старение населения.

Уровень безработицы, оцененный МВФ в 4,6% в 2019 году, снижался до кризиса COVID-19, но реальная заработная плата также упала. Социальное неравенство остается высоким, особенно между большими городами и сельскими районами.Только 1% населения владеет около 70% частных активов. Несмотря на появление городского среднего класса, уровень бедности по-прежнему составляет около 13%. Протестное движение среднего класса призывает положить конец коррупции и покровительству. По оценкам МВФ, уровень безработицы увеличился до 5,8% в 2020 году под воздействием пандемии, но должен постепенно снизиться до 5,4% в 2021 году и 5% в 2022 году.

Основные показатели 2018 2019 2020 (д) 2021 (д) 2022 (д)
ВВП (миллиарды долларов США) 1.00 1,00 1,00 1,00 1,00
ВВП (постоянные цены, изменение в% годовых) 2,5 2,0 -3,1 3,8 3,8
ВВП на душу населения (долл. США) 11 11e 10 11 12
Сальдо государственного бюджета (в% ВВП) 2,9 2,0 -4.4 -0,4 -0,0
Валовой долг сектора государственного управления (в% ВВП) 13,5 13,8 19,3 18,1 17,7
Уровень инфляции (%) 2,9 4,5 3,4 4,5 3,4
Уровень безработицы (% от рабочей силы) 4,8 4,6 5,8 5.4 5,0
Текущий счет (в миллиардах долларов США) 115,68 64,81 32,49 67,29 58,49
Текущий счет (в% ВВП) 6,9 3,8 2,2 3,9 3,3

Источник: МВФ — База данных «Перспективы развития мировой экономики», апрель 2021 г.

Примечание 1: (e) Оценочные данные

Основные отрасли промышленности

Россия обладает значительными природными ресурсами.Это второй по величине производитель природного газа в мире и третий по величине производитель нефти, а также один из основных производителей и экспортеров алмазов, никеля и платины. В период с конца 2019 года до середины 2020 года планировалось ввести в эксплуатацию три новых газопровода (в Германию, Турцию и Китай). Несмотря на большую площадь, в России сравнительно мало пахотных земель из-за неблагоприятных климатических условий. Тем не менее страна владеет 10% сельскохозяйственных земель в мире и является одним из основных экспортеров зерновых.Северные регионы страны в основном занимаются животноводством, а южные регионы и Западная Сибирь выращивают зерновые. На сельское хозяйство приходится 3,4% национального ВВП, и в нем занято около 6% всего работающего населения.

Промышленность составляет 32,2% ВВП России и обеспечивает занятость 27% рабочей силы. Страна унаследовала большую часть промышленных баз Советского Союза. Наиболее развиты отрасли химии, металлургии, механики, строительства и обороны. В ответ на экономические санкции со стороны США и ЕС правительство ввело политику импортозамещения, которая могла бы стимулировать внутреннее производство.

В сфере услуг занято 68% населения и генерируется 54% ВВП. После финансового кризиса 1998 года банковский сектор не претерпел полной реструктуризации. Учитывая размеры страны, особенно важны транспорт, связь и торговля. Туризм также становится важным источником дохода.

В 2020 году из-за пандемии COVID-19 большинство секторов экономики сократились. Туризм, рестораны, развлечения и индустрия красоты больше всего пострадали от второй волны.В меньшей степени на сельскохозяйственный сектор временно повлияли меры изоляции, не позволяющие сезонным рабочим приезжать в Россию, но он оказался очень устойчивым к кризису. По данным Минсельхоза, в 2020 году сельскохозяйственное производство в России увеличилось на 2%.

Разбивка экономической деятельности по отраслям Сельское хозяйство Промышленность Услуги
Занятость по секторам (в% от общей занятости) 5.8 26,8 67,4
Добавленная стоимость (в% ВВП) 3,7 30,0 56,3
Добавленная стоимость (годовое изменение,%) 0,2 -3,2 -2,2

Источник: Всемирный банк, 2017 г., Последние доступные данные.

Расширенный поиск: CQR

Чтобы найти полную фразу, заключите ее в кавычки.Используйте операторы поиска, чтобы сузить поиск: and, or, not, *, w / #.
Советы по поиску

Введите слова или фразы:

Поиск: Ключевое слово / весь текст Только заголовки отчетов Только темы

Диапазон дат:
AnytimeOnSinceBeforeBetween MonthMonth Январь Февраль Март апрель Может июнь июль август сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь DayDay 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 год 22 23 24 25 26 год 27 28 год 29 30 31 год Год Год 2021 г. 2020 г. 2019 г. 2018 г. 2017 г. 2016 г. 2015 г. 2014 г. 2013 2012 г. 2011 г. 2010 г. 2009 г. 2008 г. 2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 2003 г. 2002 г. 2001 г. 2000 г. 1999 г. 1998 г. 1997 г. 1996 г. 1995 г. 1994 г. 1993 г. 1992 г. 1991 г. 1990 г. 1989 г. 1988 г. 1987 г. 1986 г. 1985 г. 1984 г. 1983 г. 1982 г. 1981 г. 1980 г. 1979 г. 1978 г. 1977 г. 1976 г. 1975 г. 1974 г. 1973 1972 г. 1971 г. 1970 г. 1969 г. 1968 г. 1967 1966 г. 1965 г. 1964 г. 1963 г. 1962 г. 1961 г. 1960 г. 1959 г. 1958 г. 1957 г. 1956 г. 1955 г. 1954 г. 1953 г. 1952 г. 1951 г. 1950 1949 г. 1948 г. 1947 г. 1946 г. 1945 г. 1944 г. 1943 г. 1942 г. 1941 г. 1940 г. 1939 г. 1938 г. 1937 г. 1936 г. 1935 г. 1934 г. 1933 г. 1932 г. 1931 г. 1930 г. 1929 г. 1928 г. 1927 г. 1926 г. 1925 г. 1924 г. 1923 г. и МесяцМесяц Январь Февраль Март апрель Может июнь июль август сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь DayDay 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 год 22 23 24 25 26 год 27 28 год 29 30 31 год Год Год 2021 г. 2020 г. 2019 г. 2018 г. 2017 г. 2016 г. 2015 г. 2014 г. 2013 2012 г. 2011 г. 2010 г. 2009 г. 2008 г. 2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 2003 г. 2002 г. 2001 г. 2000 г. 1999 г. 1998 г. 1997 г. 1996 г. 1995 г. 1994 г. 1993 г. 1992 г. 1991 г. 1990 г. 1989 г. 1988 г. 1987 г. 1986 г. 1985 г. 1984 г. 1983 г. 1982 г. 1981 г. 1980 г. 1979 г. 1978 г. 1977 г. 1976 г. 1975 г. 1974 г. 1973 1972 г. 1971 г. 1970 г. 1969 г. 1968 г. 1967 1966 г. 1965 г. 1964 г. 1963 г. 1962 г. 1961 г. 1960 г. 1959 г. 1958 г. 1957 г. 1956 г. 1955 г. 1954 г. 1953 г. 1952 г. 1951 г. 1950 1949 г. 1948 г. 1947 г. 1946 г. 1945 г. 1944 г. 1943 г. 1942 г. 1941 г. 1940 г. 1939 г. 1938 г. 1937 г. 1936 г. 1935 г. 1934 г. 1933 г. 1932 г. 1931 г. 1930 г. 1929 г. 1928 г. 1927 г. 1926 г. 1925 г. 1924 г. 1923 г.

Тема:
AnyAgricultureискусство, культура и спортБизнес и экономикаОборона и национальная безопасностьОбразованиеЗанятость и рабочая сила Энергия Окружающая среда, климат и природные ресурсыГосударственный бюджет и налогиГосударственные функцииЗдоровьеЖилищное строительство и развитиеПрава человекаМеждународные отношенияМеждународная торговля и развитиеЗаконодательство и юстицияТехнологии в области СМИТехнологии социальных и семейных отношенийКонгресс США Президентство США Верховный суд и судебная система Война и конфликт

Выполните поиск по всем разделам отчета.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *