Права подозреваемого упк рф: A potentially dangerous Request.Path value was detected from the client (?).

Содержание

Статья 46 УПК РФ — Подозреваемый

1. Подозреваемым является лицо:

1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса;

2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса;

3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса;

4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса.

2. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьей 91 настоящего Кодекса, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

3. В случае, предусмотренном пунктом 2 части первой настоящей статьи, подозреваемому предоставляется право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения, а дознаватель, следователь должен исполнить обязанности по уведомлению о задержании в соответствии со статьей 96 настоящего Кодекса.

4. Подозреваемый вправе:

1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;

2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса;

3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 — 3.1 части третьей статьи 49 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;

3.1) с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности. При этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства и отводы;

6) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;

7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

8) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

11) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.

Положения статьи 46 УПК РФ используются в следующих статьях:
  • Статья 47 УПК РФ Обвиняемый
    1) знать, в чем он обвиняется, и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела, по которому он привлечен в качестве обвиняемого, если копию такого постановления он не получил в соответствии с пунктом 1 части четвертой статьи 46 УПК РФ; Открыть статью
  • Статья 53 УПК РФ Полномочия защитника
    1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 46 и пунктом 9 части четвертой статьи 47 УПК РФ; Открыть статью
  • Статья 92 УПК РФ Порядок задержания подозреваемого
    1. После доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 УПК РФ. Открыть статью
  • Статья 223.1 УПК РФ Уведомление о подозрении в совершении преступления
    1. В случае, если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому и разъясняет ему права подозреваемого, предусмотренные статьей 46 УПК РФ, о чем составляется протокол с отметкой о вручении копии уведомления. В течение 3 суток с момента вручения лицу уведомления о подозрении в совершении преступления дознаватель должен допросить подозреваемого по существу подозрения.
    Открыть статью
  • Статья 317.3 УПК РФ Порядок составления досудебного соглашения о сотрудничестве
    2.1. Прокурор разъясняет подозреваемому или обвиняемому, заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, что в случае отказа от дачи показаний в суде в отношении соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления, с учетом положений пункта 2 части четвертой статьи 46, пункта 3 части четвертой статьи 47 УПК РФ его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу; что на основании статьи 317.8 УПК РФ приговор может быть пересмотрен, если после назначения подсудимому наказания будет обнаружено, что он умышленно сообщил ложные сведения или умышленно скрыл от следствия какие-либо существенные сведения, им не соблюдены условия и не выполнены обязательства, предусмотренные досудебным соглашением о сотрудничестве; что после рассмотрения в порядке, предусмотренном статьей 317.
    7 УПК РФ, уголовного дела, выделенного в отношении его в отдельное производство, он может быть привлечен к участию в уголовном деле в отношении соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления. Открыть статью
  • Статья 437 УПК РФ Участие лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и его законного представителя
    1. Лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично осуществлять принадлежащие ему и предусмотренные статьями 46 и 47 УПК РФ процессуальные права, если его психическое состояние позволяет ему осуществлять такие права. При этом учитываются заключение экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и при необходимости медицинское заключение медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. Законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, привлекается к участию в уголовном деле на основании постановления следователя либо суда. При отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства. Открыть статью

Опасности «двойной защиты»

Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, член Адвокатской палаты города Москвы, к.ю.н., доцент

23 июля 2019 г.

О Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 июля 2019 г. № 28-П


17 июля 2019 г. Конституционный Суд РФ вынес Постановление по делу о проверке конституционности ст. 50 и 52 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Ю.Ю. Кавалерова, признав указанные статьи УПК не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают, что дознаватель, следователь или суд может оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника.

Применение впредь данных положений ст. 50 и 52 УПК РФ вопреки указанному конституционно-правовому смыслу не допускается.

Хотелось бы верить и надеяться, что тем самым поставлена точка в концептуальном разрешении возникшего на практике вопроса. Ну а то, как сформулированная Конституционным Судом РФ правовая позиция будет воплощаться в жизнь, зависит от высказанного им тезиса о том, что не исключается возможность «оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при злоупотреблении правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника». При этом критерии наличия такого злоупотребления будут выработаны судебной практикой.

Анализируя уголовно-процессуальные нормы, Конституционный Суд РФ совершенно обоснованно обратил внимание на то, что, обеспечивая право подозреваемого, обвиняемого защищать свои права с помощью назначенного или выбранного им самим защитника, УПК РФ вместе с тем прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый, обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению. При этом такой отказ возможен (не противоречит Конституции РФ, принципам уголовно-процессуального права и другим нормам УПК РФ), но не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право подозреваемого, обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным, а потому положение ч. 2 ст. 52 УПК РФ о необязательности отказа от защитника для дознавателя, следователя и суда в данном случае не может применяться со ссылкой на защиту прав подозреваемого, обвиняемого.

Необходимо кратко пояснить историю вопроса, разрешенного ныне Конституционным Судом РФ, поскольку принятый почти 18 лет назад УПК РФ не содержит на него прямого ответа в силу отсутствия такой проблемы в советский и в начальный постсоветский периоды истории отечественного права.

Изначальные корни вопроса (точнее, даже сказать, «проблемы»), как я полагаю (но не утверждаю, чтобы не лишать оппонентов права на альтернативные точки зрения), в том, что примерно с середины 90-х гг. XX в. с расширением действия принципа состязательности в уголовном судопроизводстве, прав стороны защиты, постепенным признанием того, что подозреваемый и обвиняемый могут пригласить по соглашению не одного, а несколько защитников (до того, как такое право 18 декабря 2001 г. было прямо закреплено в ч. 1 ст. 50 УПК РФ), обозначились как позитивные, так и негативные последствия таких новаций.

Поскольку позитивные последствия очевидны, остановимся на анализе негативных.

Так, следователи и судьи долго не могли разобраться в вопросе о том, легитимно ли производство по уголовному делу, если для участия в следственном или судебном действии (судебном заседании) явились не все, а лишь некоторые из защитников по соглашению. В связи с этим все чаще стали возникать конфликтные ситуации, когда адвокатов по соглашению стали обвинять в намерении сорвать производство следственного или судебного действия даже в тех случаях, когда они добросовестно уведомили следователя и/или суд о своей неявке, другой (другие) защитник этого же лица по соглашению явился, а сам подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) не возражал против производства следственного или судебного действия с «неполным комплектом» защитников по соглашению.

Нужно отдать должное судьям Верховного Суда РФ, которые еще в 2006 г. в практическом пособии, получившем широкое распространение среди судебных юристов и впоследствии неоднократно переиздававшемся, указали, что «Статья 48 Конституции гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Согласно положениям ч. 1 ст. 50 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый вправе пригласить несколько защитников. Участие хотя бы одного защитника в судебном заседании обеспечивает осуществление функции защиты в уголовном процессе и гарантирует подсудимому право на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому при отсутствии одного из защитников в судебном заседании допускается продолжение судебного разбирательства, поскольку право на защиту подсудимого не нарушается, а его интересы представлены другими адвокатами»[1].

В итоге Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» четко указал: «Когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов» (абз. 4 п. 12).

С другой стороны, в указанный исторический период четко обозначилась такая тенденция: как один-единственный, так и несколько защитников (адвокатов) по соглашению стали под различными предлогами (как вполне формально обоснованными, так и вообще никак необоснованными) систематически срывать следственные действия и судебные заседания, отказываться от участия в них (например, от участия в судебных прениях), чтобы дождаться истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, объявления амнистии, либо оказать таким способом воздействие на следователя или судью, вынудив их удовлетворить какое-нибудь ходатайство и т.п. При этом широкое хождение в адвокатской среде получил тезис о том, что адвокат – слуга доверителя, что доверитель может запретить адвокату являться для участия, например, в конкретном следственном или судебном действии, а адвокат якобы не вправе ослушаться. Увы, насколько показывает мой личный практический опыт и постоянное общение с коллегами, некоторые адвокаты и по сей день искренне считают упомянутый тезис основанным на законе!

Рискуя быть обвиненным в субъективизме, позволю себе утверждать, что упомянутый не основанный на законе тезис – это, возможно, главная причина, приведшая в итоге к необходимости вынесения Конституционным Судом РФ комментируемого Постановления.

Не надеясь (в ряде случаев, будем честны, вполне реалистично и обоснованно) на возможность достижения благоприятного для подзащитного результата по делу теми средствами, которые прямо предусмотрены в уголовно-процессуальном законодательстве, и одновременно не желая в интересах доверителя нарушать запреты, установленные УК РФ (т.е. совершать преступления для «решения вопроса» доверителя), часть адвокатов стала использовать болевые точки судебно-следственной практики. Любому практику известно, что (по причинам, которые нет нужды анализировать в настоящем комментарии) гораздо легче добиться отмены приговора по тому основанию, что при производстве по уголовному делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, чем пытаться убедить вышестоящий суд в том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. А поскольку право на защиту (ст. 16 УПК РФ) – это исторически некая «священная корова», которой поклоняются (совершенно неважно, по каким причинам) все, включая дознавателей, следователей, прокуроров и судей, то адвокаты-защитники избрали тактику не только поиска уже кем-то допущенных нарушений, но и создания / провоцирования при производстве по уголовному делу ситуаций, которые актуальная на конкретный момент времени судебно-следственная практика с высокой долей вероятности могла признать нарушением права на защиту. Приведенный выше пример с новым институтом «нескольких защитников» и их неполной явкой – наглядное подтверждение сказанному.

Чрезвычайно способствовало поиску защитниками новых «творческих» методов работы и закрепление в новом уголовно-процессуальном законе огромного количества процессуальных сроков и последствий их нарушения. Причем, и сами сроки, и последствия их нарушения закреплялись и закрепляются в законе и вырабатываются правоприменительной практикой весьма нечетко и субъективно, что способствует сохранению ситуации правовой неопределенности. Длительное время суды не могли осознать, что домашний арест, будучи разновидностью заключения под стражу, не может быть бессрочным. Понадобилось вмешательство Конституционного Суда РФ, чтобы ст. 107 УПК РФ привели к состоянию, доступному для понимания рядового практика. До сих пор суд апелляционной инстанции, признав избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу или продление срока содержания под стражей произведенным с нарушением УПК РФ, не рассматривает ходатайство следователя сам по правилам производства в суде первой инстанции, а возвращает материал на новое рассмотрение, избирая лицу на «промежуточный» срок меру пресечения в виде содержания под стражей даже в тех случаях, когда не продление, а само избрание признаны этим судом произведенными с нарушением норм уголовно-процессуального права, и т. д. Такой неопределенностью защитники, естественно, пользуются в интересах доверителей.

Весьма неоднозначно толкуется на практике и ч. 3 ст. 50 УПК РФ, устанавливающая, что в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника (либо когда участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия) дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника. В ряде случаев совершенно очевидно, что ч. 3 ст. 50 УПК РФ по конкретному делу рассматривается стороной защиты как механизм, который должен повлечь осознанное создание недопустимых доказательств и совершение иных действий, расцениваемых как существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Одновременно с отмеченными тенденциями в судебной практике возникла другая проблема, совершенно не известная советскому и начальному постсоветскому уголовно-процессуальному праву.

15 июля 2002 г. Европейский суд по правам человека вынес Постановление по делу «Калашников против Российской Федерации» (жалоба № 47095/99), констатировав нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части нарушения государством права каждого при предъявлении ему любого уголовного обвинения на разбирательство дела в разумный срок. В Постановлении отмечалось, что в производстве по уголовному делу были значительные проволочки, которые нельзя объяснять сложностью дела или действиями заявителя. В частности, дело, находясь в производстве суда первой инстанции, оставалось фактически без движения почти два года, т.е. с 7 мая 1997 г. по 15 апреля 1999 г., на протяжении всего производства по делу заявитель содержался под стражей, а это обстоятельство требовало со стороны судов, занимавшихся делом, приложить особые усилия к тому, чтобы правосудие отправлялось быстро. После постановления приговора 3 августа 1999 г. и принятия решения от 29 сентября 1999 г. об отказе от обвинений, не учтенных при вынесении приговора, в отношении заявителя было выдвинуто новое обвинение на основании прежних фактов, что еще более способствовало затягиванию производства, которое к тому моменту в суде первой инстанции уже тянулось более четырех с половиной лет.

Так институт разумных сроков начал «победоносное шествие» в отечественном праве.

Завершилась эта эпопея принятием Федерального закона от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и введением в уголовное судопроизводство нового принципа «Разумный срок уголовного судопроизводства» (ст. 6.1).

Причем, как неоднократно отмечалось и в исследованиях, и на различных конференциях, «разумный срок» может исчисляться и годами, т.е. это понятие оценочное, не наполненное «предельным» содержанием, требующее учета всех обстоятельств конкретного дела.

Однако для рядового практика и его процессуального руководства такая неопределенность неудобна. Гораздо проще придумать какие-то сроки, которые сегодня кому-то из власть предержащих представляются разумными, и требовать их соблюдения, одновременно наказывая за нарушение. Естественно, что, зная о новой болевой точке должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, защитники стали этим знанием пользоваться.

Указанная совокупность событий (возможно, и не исчерпывающая) привела к появлению так называемых адвокатов-дублеров, т.е. адвокатов по назначению, которые привлекаются к участию в деле дознавателем, следователем или судом в ситуации, когда, по их мнению, адвокат (адвокаты) по соглашению затягивают производство по делу, т.е., пафосно выражаясь, совершают действия (бездействие), нарушающие принцип разумного срока уголовного судопроизводства, закрепленный в законе. Также отмеченное явление называют «двойной защитой».

Объективно оценивая институт адвокатов-дублеров, следует отметить, что если привлечение адвоката-дублера (защитника по назначению) мешает адвокату по соглашению реализовывать тактику затягивания процесса, то такая тактика не одобряется правом и не защищается им.

С другой стороны, активный адвокат по соглашению зачастую неудобен, гораздо спокойнее работать с адвокатом по назначению.

На следствии встречается опасная категория адвокатов-дублеров – «карманные» адвокаты, с участием которых в той или иной степени фальсифицируются как просто процессуальные документы, так и доказательства обвинения (явки с повинной, показания подозреваемого/обвиняемого и др.).

В судах адвокаты-дублеры в основном помогают рассмотреть дело в так называемые разумные сроки, определенные системой ГАС РФ «Правосудие» в 3 месяца, хотя в законе такой срок отсутствует. Новоявленные «разумные сроки» наверняка являются причиной активизации привлечения адвокатов-дублеров, так как судей реально наказывают за нарушение произвольно придуманных разумных сроков, и они боятся быть привлеченными к дисциплинарной ответственности. Интересно, что Европейский Суд никогда не признавал факт рассмотрения уголовного дела в срок свыше 3 месяцев (и даже в разумно более длительный) нарушением Конвенции, но «у страха глаза велики».

По факту многие суды стали любую неявку адвоката по соглашению рассматривать как срыв рассмотрения дела. Между тем, каждый может заболеть и не один раз (грань между придуманной болезнью и реальной, если они обе подтверждены врачом, разумеется, провести сложно), могут реально совпасть даты по двум, а то и по трем процессам, и вовсе не потому, что адвокат сделал это специально, а по так называемому закону подлости. Ну и есть еще ряд причин, которые всегда существовали и не мешали работать, дела откладывались не один и не два раза, но в пределах осознаваемой профессиональными участниками судопроизводства разумности.

Опасной тенденцией сегодняшнего дня является то, что многие суды взяли за правило держать всех адвокатов по соглашению на подозрении, поэтому даже при отсутствии со стороны адвоката по соглашению признаков процессуально неконструктивного поведения судья уже в самое первое заседание, в том числе в предварительное слушание, приглашает дублеров на случай, если адвокатам по соглашению в перспективе «захочется что-то сорвать». Чтобы неповадно было!

Между тем, в УПК РФ установлена презумпция приглашения обвиняемым защитника по соглашению, и лишь при отказе обвиняемого от реализации своего права на приглашение защитника за свой счет ему назначается защитник. Именно такой алгоритм четко и недвусмысленно прописан в ст. 50 УПК РФ.

Защитник по соглашению владеет материалами дела, собирал доказательственную информацию (в том числе, по ряду вопросов обращался к специалистам), т.е. делал то, что адвокат по назначению не всегда делает и/или может сделать (например, обратиться за платной консультацией к специалисту, поскольку такая активность из бюджета не финансируется). Не будем фантазировать и всерьез утверждать, что адвокаты по назначению всегда изучают все материалы многотомного дела. Такое случается, но отнюдь не ежедневно. Зачастую очевидно, что это невозможно: например, когда адвокат по соглашению заболевает, его заменяют на дублера, чтобы в конце года завершить рассмотрение многотомного дела, по которому разумные сроки судопроизводства действительно близки к завершению или вообще уже истекли (в некоторых случаях это связано с невозможностью дальнейшего продления срока содержания под стражей подсудимого до вынесения приговора).

Опасность массового (а не точечного) признания легитимности института адвокатов-дублеров состоит в том, что защитник по соглашению будет признан факультативным участником процесса. Как только он не придет для участия в следственном или судебном действии по любой самой уважительной причине, следственное действие или судебное заседание будет проводиться без него с участием адвоката-дублера, причем не всегда даже одного и того же. Невозможно отрицать за адвокатом право вести сразу несколько дел. Если обнаруживается, что адвокат явно «набрал» дел больше, чем то количество, по которому он может одновременно работать, он привлекается к дисциплинарной ответственности (подп. 5 п. 1 ст. 9, п. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката). Однако совершенно неправомерно (и этого никогда не было – ни в советское, ни в постсоветское время) требовать от адвоката по соглашению безоговорочной явки по любому требованию суда.

В следственно-судебной практике всегда существовал институт согласования времени производства действия, даты судебного заседания. Адвокат, в отличие от судьи и прокурора, не получает фиксированную зарплату, не зависящую от количества дел в производстве. Он не может вести одно дело. Только за счет работы по нескольким делам достигается какой-то адекватный уровень дохода, причем в ряде случаев (особенно в регионах) едва ли достигающий уровня зарплат судей. Когда сидишь в кабинете и получаешь пусть и не гигантскую, но стабильную зарплату, то кажется, что это так легко все рассчитать, везде успеть, следовать принципу судопроизводства о праве на рассмотрение дела в разумный срок. А вот когда бегаешь по городу по делам доверителей, когда твое «рабочее место» – то ли коридор суда, то ли коридор отделения полиции, да еще и застреваешь то в пробках, то в метро, то все видишь несколько в ином свете. Разумеется, если адвокат участвует в рассмотрении многотомного дела в суде первой инстанции, то он не всегда может вести даже еще одно дело. Если выясняется, что срывы были связаны с заведомо невозможным желанием «разорваться на два дела», адвокат привлекается к дисциплинарной ответственности.

Таким образом, если признать, что неявка по любой причине адвоката по соглашению не требует отложения дела, так как защиту будет осуществлять адвокат-дублер, то с качественной защитой можно распрощаться. Одним из самых опасных последствий станет то, что недобросовестные должностные лица будут доставлять и допрашивать важных свидетелей во время болезни адвоката по соглашению и т.д.

Самое главное, что изменилось отношение судей к заявлению адвоката о занятости в названную судьей дату. Если раньше это заявление воспринималось в большинстве случаев с пониманием и предпринимались попытки к конструктивному согласованию, то в настоящее время зачастую адвокату ультимативно называют даты, даже не пытаясь выяснить, свободен ли он, не назначено ли у него уже давно какое-то другое дело, а потом неявку расценивают как срыв судебного заседания.

С появлением адвокатов-дублеров (двойной защиты) адвокатское сообщество было вынуждено вырабатывать пути борьбы с незаконным ограничением права каждого подозреваемого, обвиняемого пользоваться помощью избранного им защитника.

27 сентября 2013 г. Совет Федеральной палаты адвокатов РФ принял решение «О двойной защите»[2], в котором разъяснил, что адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем; отказ подсудимого от защитника-дублера в данной ситуации является обоснованным и исключающим вступление адвоката в дело в качестве защитника по назначению. Органам адвокатских палат предписывалось предусмотреть в решениях советов об утверждении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению, положение о том, что адвокат не вправе по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда принимать поручение на защиту лиц против их воли, если интересы этих лиц в уголовном судопроизводстве защищают адвокаты на основании заключенных соглашений, а нарушение этого положения рассматривать в качестве дисциплинарного проступка, влекущего дисциплинарную ответственность вплоть до прекращения статуса адвоката. При этом в подтверждение своих выводов и предписаний Совет Федеральной палаты адвокатов РФ сослался на определения Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. № 424-О и от 8 февраля 2007 г. № 251-О-П, которые лишь косвенно можно отнести к затронутой в решении Совета узкой конкретной проблеме. Следует констатировать, что решение от 27 сентября 2013 г. установило жесткие, но не всегда выполнимые правила поведения, поскольку защита по уголовному делу (в отличие от представительства по гражданскому или административному делу, за исключением представительства на основании ст. 50 ГПК РФ и ст. 54 КАС РФ) связана не только с реализацией обвиняемым своих процессуальных прав, но и с основанной на нормах Конституции РФ и международного права (например, п. 1 ст. 6 и подп. «c» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) публично-правовой обязанностью государства обеспечить каждому реальные гарантии реализации права на защиту.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» указано: «Суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц» (абз. 2 п. 18). Причастные к разработке и обсуждению данного Постановления знают, что первоначальная редакция была гораздо более жесткой в отношении поведения стороны защиты.

С учетом того, что фактически на проблему двойной защиты (адвокатов-дублеров) обратил внимание Пленум Верховного Суда РФ, Совет Адвокатской палаты города Москвы по итогам анализа многочисленных ситуаций, возникавших в рамках осуществляемого органами Палаты дисциплинарного производства, 18 января 2016 г. принял разъяснение по вопросам профессиональной этики адвоката «Об участии в уголовном судопроизводстве защитников по назначению»[3], основные положения которого, как представляется, разделены в настоящее время Конституционным Судом РФ в комментируемом Постановлении.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 июля 2019 г. № 28-П подчеркнуто (п. 5), что непринятие отказа подозреваемого, обвиняемого от назначенного ему защитника (при одновременном участии по делу приглашенных и назначенных защитников), с учетом конкретных обстоятельств, характеризующих поведение обвиняемого и защитников, может быть продиктовано необходимостью обеспечить разумные сроки производства по делу, угроза нарушения которых вызвана злоупотреблением правом на защиту, когда процессуальное поведение подозреваемого, обвиняемого или приглашенного защитника, будучи недобросовестным, ущемляет конституционные права иных участников судопроизводства. Соответствующими обстоятельствами могут признаваться, в частности, сделанные неоднократно и без каких-либо оснований заявления о замене защитника, его неявка под разными предлогами в судебное заседание, т. е. действия, явно направленные на воспрепятствование нормальному ходу судебного разбирательства и указывающие на злоупотребление правом. В таких случаях непринятие отказа от назначенного защитника следует признать не противоречащим закону и не нарушающим право на защиту. Подобная практика согласуется с интересами правосудия и направлена на реализацию предписаний ст. 17 (ч. 3), 46 (ч. 1) и 48 Конституции РФ в ситуации, когда подозреваемый, обвиняемый, его защитник по соглашению злоупотребляет правом на защиту и такое злоупотребление дезорганизует ход досудебного либо судебного процесса, направлено на срыв производства по делу. Вместе с тем решение об отклонении отказа от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению по мотивам злоупотребления правом на защиту должно быть обоснованным и мотивированным и само по себе не должно исключать возможности приглашенного защитника выполнить взятое на себя поручение.

Разумеется, ряд адвокатов приветствовали бы более жесткие формулировки, четко констатирующие полную невозможность назначения подозреваемому, обвиняемому защитника в ситуации, когда его защиту осуществляет адвокат по соглашению. Но такой подход заведомо невозможен. Например, самый добросовестный адвокат по соглашению может заболеть. Если все вводить в жесткие формальные рамки, то законодателю придется установить количество дней (причем, подряд или в разбивку), в течение которых болезнь адвоката по соглашению следует считать добросовестным поведением, а далее – как поведение, явно направленное «на воспрепятствование нормальному ходу судебного разбирательства и указывающее на злоупотребление правом». Аналогично придется поступить и с неявками по причине занятости в других делах. Очевидно, что сделать это невозможно.

Поэтому, как и во многих случаях в сфере правоприменения, не имея возможности четко формализовать какие-либо правила процессуального поведения, законодатель прибегает к использованию оценочных категорий, опасность которых состоит в потенциальной возможности злоупотреблений и предвзятых толкований со стороны должностного лица или государственного органа, ведущего производство по уголовному делу.

Но иного подхода не существует.

Поэтому, как и прежде, остается надеяться и верить, а с нарушениями бороться способами, предусмотренными законом.

Послесловие:

Арбитражные суды уже давно, в отличие от судов общей юрисдикции, ввели правило – неявка представителя не препятствует слушанию дела. Это жестко, но эффективно. Тот, кто хочет бороться, пригласит двух и более представителей, чтобы обеспечить ход процесса. В гражданском и административном судопроизводстве, в общем и целом, еще зачастую сохраняется советский подход отложения дел в связи с неявкой представителя. Если по уголовным делам признать полную легитимность адвоката-дублера (поскольку это просто еще один профессиональный участник на стороне защиты, а, как известно, «кашу маслом не испортишь»), то более-менее платежеспособные граждане будут вынуждены приглашать двух адвокатов, так как один адвокат в самых редких случаях (по очень высокооплачиваемым делам) сможет сосредоточиться на одном процессе. Такой подход (который будет гораздо хуже существовавшего в критикуемую многими советскую эпоху) вряд ли можно признать «торжеством демократии».


[1] Практика применения Уголовно-процессуального кодекса РФ / Под редакцией заместителя председателя Верховного Суда РФ В.П. Верина. М.: Юрайт, 2006. С. 216. Вопрос 143.

[2] Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. 2013. № 4 (42). С. 32–34.

[3] Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2015. № 4 (130). С. 17–21; 2016. № 3 (133). С. 85–90.

 

Подозреваемый — статус, права

 

 

Права подозреваемого, предусмотренные УПК РФ

Права подозреваемого при проведении допроса

Права подозреваемого при задержании

Основания и порядок задержания подозреваемого

Основания освобождения подозреваемого

 

 

Правовой статус подозреваемого в совершении преступления определен в статье 46 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Подозреваемый – это лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо лицо, которое задержано, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления.

 

Права подозреваемого

 

Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном УПК РФ, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

 

В случае задержания подозреваемого ему в течение 3 часов с момента его доставления в орган дознания или к следователю предоставляется право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения, о чем делается отметка в протоколе задержания.

 

В случае отказа подозреваемого от права на телефонный разговор или невозможности в силу его физических или психических недостатков самостоятельно осуществлять указанное право такое уведомление производится дознавателем, следователем, о чем также делается отметка в протоколе задержания.

 

Подозреваемый имеет право знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения.

 

Также подозреваемый вправе:

 

  • давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний;
  • пользоваться помощью защитника (адвоката) и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;
  • с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности. При этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест;
  • представлять доказательства;
  • заявлять ходатайства и отводы;
  • давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;
  • пользоваться помощью переводчика бесплатно;
  • знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;
  • участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;
  • приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда.

 

Права подозреваемого при проведении допроса

 

Одним из доказательством вины в совершении уголовного преступления является показания подозреваемого. Допрос подозреваемого проводится с соблюдением прав, установленных требованиями статей 187 — 190 УПК РФ.

 

Допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого.

 

Важно. Допрос подозреваемого не может длиться непрерывно более 4 часов. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

 

Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

 

По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.

 

Во время допроса запрещено задавать наводящие вопросы.

 

Ход и результаты допроса отражаются в протоколе,

 

Права подозреваемого при задержании

 

В отношении подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, может быть применена мера в виде задержания.

 

Важно. Задержание может быть применено только за совершение преступлений, за которые предусмотрена ответственность в виде лишения свободы (например, за убийство, мошенничество, грабеж, разбой, взяточничество и др).

 

Задержание подозреваемого – это мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

 

С момента задержания подозреваемый имеет право на адвоката, на телефонный звонок, а также обладает всеми вышеуказанными процессуальными правами.

 

В соответствии с презумпцией невиновности подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены толкуются в пользу обвиняемого.

 

 

Основания задержания подозреваемого

 

Лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, может быть задержано при наличии одного из следующих оснований:

 

  1. когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
  2. когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
  3. когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

 

 

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

Порядок задержания подозреваемого

 

После доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым.

 

О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого.

 

 

Основания освобождения подозреваемого

 

Подозреваемый подлежит освобождению по постановлению дознавателя или следователя, если:

 

  1. не подтвердилось подозрение в совершении преступления;
  2. отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;
  3. задержание было произведено с нарушением требований УПК РФ.

 

 

ВАЖНО. По истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не продлил срок задержания.

 

При освобождении подозреваемого из-под стражи ему выдается справка, в которой указываются, кем он был задержан, дата, время, место и основания задержания, дата, время и основания освобождения.

 

Подготовлено «Персональные права.ру»

 

Дополнительная информация по уголовному процессу:

Правила проведения допроса свидетеля

Допрос подозреваемого в совершении преступления

Допрос обвиняемого

Порядок вызова к следователю (дознавателю) на допрос


Статья 46. Подозреваемый « Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

1. Подозреваемым является лицо:

1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса;

2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса;

3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса;

(в ред. Федерального закона от 29.05.2002 N 58-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223. 1 настоящего Кодекса.

(п. 4 введен Федеральным законом от 06.06.2007 N 90-ФЗ)

2. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьей 91 настоящего Кодекса, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

(часть вторая в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. В случае, предусмотренном пунктом 2 части первой настоящей статьи, следователь, дознаватель обязан уведомить об этом близких родственников или родственников подозреваемого в соответствии со статьей 96 настоящего Кодекса.

4. Подозреваемый вправе:

1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;

2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса;

(п. 2 в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 — 3.1 части третьей статьи 49 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;

(в ред. Федерального закона от 06.06.2007 N 90-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства и отводы;

6) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;

7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

8) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя;

11) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 46

1. Уголовное дело считается возбужденным против определенного лица, если в постановлении о возбуждении уголовного дела, согласованного с прокурором, конкретно указывается предполагаемый субъект преступления с квалификацией его действий по соответствующей статье уголовного закона. В таком случае с момента возбуждения уголовного дела лицо признается подвергаемым уголовному преследованию и приобретает процессуальный статус подозреваемого. О согласии прокурора на возбуждение уголовного дела следователь в тот же день уведомляет подозреваемого (ч. 4 ст. 146 УПК).

2. Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст. 91 и ст. 92 УПК, становится обладателем прав подозреваемого и получает возможность их использовать для защиты от уголовного преследования с момента фактического задержания.

3. В случае применения к лицу любой меры пресечения в порядке исключения до предъявления обвинения лицо становится подозреваемым с момента вынесения постановления о применении меры пресечения. Если в течение 10 суток с указанного момента обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется и лицо перестает быть подозреваемым (ст. 100 УПК).

4. Подозреваемому, как и обвиняемому, обеспечивается право на защиту, под которым подразумевается совокупность всех процессуальных прав, предоставляемых лицу для защиты от уголовного преследования.

5. Обеспечению подозреваемому и обвиняемому права на защиту придается значение принципа уголовного судопроизводства (ст. 16 УПК). Соответственно, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснить подозреваемому его права и обеспечить возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами.

6. Момент фактического задержания подозреваемого равнозначен моменту фактического лишения его свободы передвижения (п. 15 ст. 5 УПК). Определение момента фактического задержания подозреваемого как точки отсчета времени, в течение которого он должен быть допрошен в связи с ограничением его свободы, касается не только задержания в порядке ст. ст. 91, 92 УПК, но и применения в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК).

7. О понятии и круге близких родственников и родственников подозреваемого см. п. п. 4, 37 ст. 5 УПК.

8. Право подозреваемого знать, в чем он подозревается, предполагает необходимость объявить и разъяснить ему содержание подозрения наряду с вручением копии процессуального документа, отражающего решение прокурора, следователя, дознавателя о привлечении его к уголовному преследованию.

Содержание подозрения может быть доведено до сведения лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, одновременно с уведомлением его о согласии прокурора на возбуждение дела. При задержании подозрение, основания и мотивы задержания разъясняются подозреваемому немедленно. В случае применения к нему меры пресечения подозрение разъясняется при объявлении постановления об избрании меры пресечения.

9. Объяснения подозреваемого, поскольку они являются выражением его реакции на возникшее в отношении него подозрение, часто проявляются в форме отрицания инкриминируемых ему действий.

Показания подозреваемого (ст. 76 УПК) представляют собой сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в стадии предварительного расследования в соответствии с требованиями ст. ст. 187 — 190 УПК. Для обеспечения подозреваемому права на дачу показаний следователь, дознаватель в случаях и в сроки, предусмотренные ч. 2 коммент. статьи, обязаны предложить подозреваемому дать показания и, если он считает возможным и необходимым, сообщить какие-либо имеющие значение для уголовного дела сведения, допросить его. Подозреваемому не может быть отказано в проведении допроса, если он изъявит желание дать показания.

Право подозреваемого отказаться от дачи объяснений и показаний может быть охарактеризовано как право на молчание. Подозреваемый не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. Законом не предусматривается также возможность привлечения подозреваемого к уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

10. Подозреваемый вправе пользоваться помощью защитника не только с момента, предусмотренного п. п. 2 и 3 ч. 3 ст. 49 УПК. Как следует из положений указанной статьи, защитник по желанию подозреваемого допускается к участию в уголовном деле и с момента, предусмотренного п. 4 ч. 3, а также п. 5 ч. 3, при возбуждении в отношении него уголовного дела, кроме случаев, предусмотренных ст. 223 и ст. 318 УПК (см. коммент. к ст. 49).

11. Подозреваемый выбирает себе защитника по своему усмотрению. По просьбе подозреваемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем, прокурором (ч. 2 ст. 50). В случаях, предусмотренных ст. 51 УПК, участие защитника в производстве по уголовному делу обеспечивается в обязательном порядке независимо от мнения подозреваемого.

Конфиденциальность свиданий подозреваемого с защитником предполагает доверительный характер их отношений, создание для них возможности свободного, беспрепятственного общения и обсуждения вопросов защиты от уголовного преследования.

12. Право подозреваемого представлять доказательства дополняется его правом самостоятельно собирать письменные документы и предметы с целью последующего представления их следователю, дознавателю для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств (ст. 86 УПК). Следователь, дознаватель обязаны принять представленные подозреваемым доказательства, надлежащим образом отразить факт их принятия в соответствующих процессуальных документах и использовать в доказывании наравне с другими доказательствами.

13. Ходатайство может быть заявлено подозреваемым в любой момент производства по уголовному делу и подлежит рассмотрению следователем, дознавателем независимо от формы заявления. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное — заносится в протокол следственного действия (ст. 120 УПК).

Подозреваемому не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действиях, если обстоятельства, об установлении которых он ходатайствует, имеют значение для данного уголовного дела.

В случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства следователь, дознаватель обязаны вынести постановление, которое может быть обжаловано прокурору (ч. 3 и ч. 4 ст. 159 УПК).

14. Подозреваемый вправе заявить отвод должностным лицам, ответственным за производство по уголовному делу, — судье, прокурору, следователю, дознавателю, а также эксперту, специалисту, переводчику при наличии обстоятельств, вызывающих сомнение в их беспристрастности или компетентности (ст. ст. 61 — 71 УПК).

При наличии обстоятельств, исключающих участие в уголовном деле защитника (ст. 72 УПК), подозреваемый вправе отказаться от помощи данного защитника и выбрать себе другого защитника.

15. Подозреваемый пользуется правом давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет, независимо от того, ведется ли производство по уголовному делу на государственном языке России или на государственном языке одной из входящих в Российскую Федерацию республик (ст. 18 УПК). Следователь, дознаватель обязаны обеспечить осуществление подозреваемым данного права, в частности, путем предоставления возможности пользоваться помощью переводчика бесплатно.

16. Подозреваемый вправе знакомиться с протоколами любых следственных действий, произведенных в ходе предварительного следствия или дознания, при условии участия в их проведении. Подозреваемый является обязательным участником следственного действия, если он выступает в качестве допрашиваемого, опознаваемого или освидетельствуемого лица, т.е. когда без его участия невозможно формирование соответствующего доказательства. В иных случаях участие в следственных действиях зависит от усмотрения следователя или дознавателя, принимающего решение о круге участников того или иного следственного действия с учетом обстоятельств уголовного дела.

Праву подозреваемому знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания соответствует обязанность следователя, дознавателя предъявить протокол следственного действия для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии, и в случае поступления замечаний на протокол внести в него необходимые дополнения и уточнения (ч. 6 ст. 166 УПК).

17. Для обеспечения права подозреваемого приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя существует специальная, в том числе судебная, процедура рассмотрения жалоб (ст. 125 УПК), предусматривающая обязательное уведомление заявителя о результатах рассмотрения каждой жалобы (ч. 3 ст. 124) и порядок ее направления (ст. 126 УПК).

18. Перечень прав подозреваемого, изложенный в коммент. статье, не является исчерпывающим. Подозреваемому предоставляются и иные права, в частности право знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и др. (см. п. 1 ч. 1 ст. 198 УПК).

19. Подозреваемый является участником исключительно досудебного производства по уголовному делу. В случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 47 УПК, подозреваемый становится обвиняемым.

Основания задержания подозреваемого, предусмотренные ст.91 УПК РФ

Основания задержания подозреваемого, предусмотренные ст.91 УПК РФ

В соответствии с ч. 1 ст. 22 Конституции РФ каждый гражданин Российской Федерации имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Срок задержания подозреваемого может быть продлен судом до 72 часов, в течение которых органы уголовного преследования обязаны представить в суд материалы, подтверждающие необходимость применения меры пресечения в виде заключения под стражу, а сторона защиты — данные, препятствующие этому.

Исходя из гарантий, предоставляемых Конституцией РФ, сам факт задержания человека является существенным вторжением в сферу его прав.

Задержание как мера процессуального принуждения применяется на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления, при наличии одного из следующих, предусмотренных законом оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Основаниями для задержания могут быть и иные данные, дающие основания подозревать лицо в совершении преступления.

Лицо может быть задержано если:

— пыталось скрыться;

— не имеет постоянного места жительства;

— не установлена его личность;

— если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом РФ задержать может орган дознания, дознаватель или следователь. В то же время наименование соответствующей должности не имеет значения — это может быть начальник следственного отдела или управления, его заместитель, руководитель следственной группы (группы дознавателей), начальник подразделения дознания, то есть должностное лицо, обладающее полномочиями дознавателя или следователя.

Задержанию может быть подвергнут не каждый подозреваемый, а лишь тот, кто подозревается в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Задержание допускается по преступлениям, предусматривающим наказание в виде лишения свободы, как правило, более трех лет.

На практике обычно задержание или применение меры пресечения в виде заключения под стражу (в том числе в отношении несовершеннолетних) применяется лишь в случаях, когда лицу фактически может быть назначено наказание в виде реального лишения свободы.

Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) знать, в чем он подозревается (обвиняется) и на доказывание своей невиновности // Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации: Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б.

 

Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б.

Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации:
Учеб. пособие. 2-е изд., испр. и дополн. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2005. — 160 с.

К оглавлению.

5.2. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) знать, в чем он подозревается (обвиняется)

В уголовном процессе является аксиомой правило, что защита может дать положительные результаты только тогда, когда она активна. Для того чтобы подозреваемый мог активно защищаться, он должен, прежде всего, знать сущность и причины павшего на него подозрения.

Это право заключается в предоставлении подозреваемому возможности уяснить сущность подозрения и активно, целенаправленно действовать с целью его опровержения или разъяснения, обоснования несостоятельности тех данных, которые вызвали это подозрение, либо выяснения и объяснения своих действий в событии, повлекшем возбуждение уголовного дела. Данное право реализуется посредством передачи подозреваемому информации о том, в совершении какого преступления предполагается его виновность.

Подозреваемый по закону должен получить копию постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ). В законе не оговаривается, в каком объеме подозреваемому следует разъяснить сущность подозрения. В литературе высказаны мнения, что формула подозрения должна включать указание на конкретные обстоятельства преступления (время, место совершения преступления, и некоторые другие данные1), а также квалификацию преступления2.

В литературе нет единства взглядов на решение вопроса о необходимости доведения квалификации преступления до подозреваемого. Одни авторы считают, что в необходимых случаях из тактических соображений в формулировке подозрения допустимо не указывать юридическую квалификацию преступления3, а другие вообще возражают против сообщения подозреваемому юридической квалификации содеянного.

С такими суждениями трудно согласиться по ряду причин: 1) неразъяснение юридической квалификации преступления подразумевает под собой не что иное, как введение в заблуждение подозреваемого относительно сути подозрения, т. е. того, от чего он должен защищаться; 2) сама идея уже допускает возможность обмана подозреваемого, который может быть использован правоприменителем в целях получения доказательств виновности подозреваемого.

Конечно, формулировка подозрения не может быть такой же полной, как формулировка обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, но представляется, что объем подозрения в документах, ставящих лицо в статус подозреваемого, должен включать, как минимум: время, место, признаки преступного деяния, обстоятельства, свидетельствующие о причастности конкретного гражданина к совершенному преступлению, юридическую квалификацию деяния.

Если лицо поставлено в положение обвиняемого, то оно должно получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного акта (ст. 47 УПК).

Подсудимый должен получить копию постановления о назначении судебного заседания (ст. 227 УПК).

При этом следователь, прокурор, суд должны учитывать индивидуальные особенности личности (возраст, жизненный опыт, образование) и разъяснить сущность подозрения (обвинения), квалификацию преступления и возможные последствия в доходчивой и понятной форме для подозреваемого, обвиняемого (подсудимого). Если у лица имеется защитник, то разъяснение прав является также и его обязанностью.

Один из способов защиты — право подозреваемого, обвиняемого и подсудимого давать объяснения и показания.

5. 3. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) на доказывание своей невиновности

5.
3.1. Обеспечение прав подозреваемого (обвиняемого) давать объяснения и показания

В теории и практике нет единства взглядов по вопросу, являются ли эти права идентичными или же они неодинаковы по смыслу и по содержанию.

Одни авторы придают этим правам равнозначное, взаимозаменяемое значение4. По мнению других, рассматриваемые права несут разную смысловую нагрузку. Так, С.П. Бекешко и Е.А. Матвиенко обращают внимание на смысловое значение терминов «показание» и «объяснение» и приходят к выводу, что основное различие между показаниями и объяснениями состоит в том, что показания могут быть даны любым лицом, а объяснения — только лицом, которое предполагается или считается виновником данного явления, события, факта. Показания и объяснения — понятия соподчиненные, но не совпадающие полностью, не равнозначные. Однако различия между ними весьма незначительны5.

Действительно, правом на дачу объяснений среди участников процесса наделены только подозреваемый и обвиняемый (ст. 46, 47 УПК РФ), однако этот критерий не дает полного различия между объяснением и показанием.

И.М. Гуткин считает, что законодатель специально предусмотрел объяснение для того, чтобы подозреваемый мог сообщить органам следствия и дознания те или иные сведения в любое время, а не только во время допроса6.

И.Л. Петрухин видит два различия между показаниями и объяснениями. Во-первых, показания обвиняемого отличаются от объяснений отсутствием оценочного момента и сводятся к сообщениям о фактах, известных лицу. Во-вторых, показания обвиняемого могут быть положены в основу приговора, а объяснения доказательствами не являются7.

Реализация права на дачу показаний приводит к появлению на предварительном расследовании одного из видов доказательств, используемых для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, и представляет собой сообщение лица о фактических данных, полученное во время допроса или собственноручного изложения им своих показаний после допроса.

Реализация же права на дачу объяснений представляет собой разъяснение (истолкование) каких-либо обстоятельств (вызывающих подозрение или обвинение), которые могут быть даны при допросе и при производстве других следственных действий, а также самостоятельно при написании подозреваемым ходатайств, жалоб и заявлений и при реализации своего права на дачу показаний. Это право предоставляет возможность подозреваемому (обвиняемому) давать свое истолкование обстоятельствам дела, предлагать и аргументировать версии своей невиновности, высказывать свои суждения о согласии или несогласии с утверждениями других участников процесса.

На основании изложенного можно сделать вывод, что эти права имеют много общего, однако являются разными по своему содержанию и не могут быть взаимозаменяемыми.

Насколько будет защищено и обеспечено право подозреваемого (обвиняемого) на дачу показаний, зависит от того, какой порядок предусмотрен для этого в законе.

Гарантией права подозреваемого (обвиняемого) давать показания является то, что он не несет уголовной ответственности за дачу ложных показаний, за отказ давать показания, а также за оговор заведомо невиновного лица в совершении преступления.

Естественная заинтересованность подозреваемого (обвиняемого) в исходе дела нередко приводит к тому, что он пытается переложить свою вину, полностью или частично, на других соучастников или иных лиц. Это одно из средств защиты, и оно не может влечь никакой ответственности. Поэтому в тех случаях, когда подозреваемый (обвиняемый) дает показания против других лиц по тем обстоятельствам, которые составляют содержание подозрения или послужили основанием для задержания, либо вообще по тем фактам, деяниям, причастность к которым допрашиваемого проверяется, он вправе давать любые показания, и ответственность за них, даже в случае их заведомой ложности, наступить не может.

В УПК РСФСР содержалась ст. 123, в которой регламентировался вызов и допрос подозреваемого. В УПК РФ специальной статьи, регламентирующий порядок вызова и допроса подозреваемого, не предусматривается, но в ст. 76 УПК РФ говорится, что показания подозреваемого — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями ст. 187-190 УПК РФ. Поэтому порядок допроса должен осуществляться в соответствии со ст.187, 188, 189 УПК РФ, предусматривающими общие правила проведения допроса.

Однако в ст.188 (порядок вызова на допрос) определяется только порядок вызова потерпевшего и свидетеля, а о подозреваемом нет упоминания. По нашему мнению, такое упущение следует рассматривать как пробел законодательства.

Согласно ч. 3 ст. 123 УПК РСФСР, если подозреваемый задержан или в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, его допрос производится немедленно. Если произвести допрос немедленно не представляется возможным, подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента задержания. В УПК РФ (ч. 2 ст. 46) говорится только о том, что подозреваемый должен быть допрошен в течение 24 часов, и нет положения о том, что подозреваемый должен быть допрошен немедленно.

Немедленный допрос является важной гарантией лица, находящегося под стражей, на защиту своих прав и законных интересов, например, на предоставление алиби.

В протоколе допроса подозреваемого дополнительно разъясняется его право не свидетельствовать против самого себя и близких родственников, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ (Приложение 13), однако специально в статьях УПК РФ нигде не указывается, что ст. 51 Конституции должна разъясняться.

По нашему мнению, в законе необходимо предусмотреть специальную статью, регламентирующую вызов и порядок допроса подозреваемого, поскольку он является самостоятельным участником уголовного процесса.

Допросы в ночное время тягостны для подозреваемых, обвиняемых и других лиц, чьи показания необходимы для дела. Проведение таких допросов может стать способом психологического давления на подозреваемых (обвиняемых) и других допрашиваемых лиц с целью получения от них показаний, угодных следствию. Поэтому гарантией от возможного психологического давления является запрет на проведение ночью допросов подозреваемых (обвиняемых), а также обысков и выемок. Эти следственные действия могут быть проведены только в случаях, не терпящих отлагательства (ч. 3 ст. 164 УПК РФ).

В УПК РСФСР не устанавливалась максимальная продолжительность допроса подозреваемого. В связи с этим в специальной литературе неоднократно указывалось, что длительные допросы могут стать способом психического насилия над личностью подозреваемого (обвиняемого), так как длительный допрос парализует волю, притупляет внимание, вызывает апатию8.

В связи с этим вызывает одобрение установленное законодателем в УПК РФ ограничение продолжительности допроса, который не может длиться более четырех часов. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая длительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов. В случае медицинских противопоказаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача (ст. 187).

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности — более четырех часов в день (ст. 425).

Действующий УПК РФ предусматривает обязательное участие психолога или педагога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), не достигшего шестнадцатилетнего возраста, а также достигшего этого возраста, но признанного умственно отсталым (ч.3 ст. 425).

По данным исследования Н.Ш. Сафина, на практике педагог приглашался крайне редко: при 250 допросах несовершеннолетних подозреваемых он присутствовал только в 8 случаях (3,3 %)9.

Участие психолога или педагога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого имеет следующие плюсы:

1) лицо со специальным психологическим (педагогическим) образованием имеет большую возможность установить психологический контакт с несовершеннолетним;

2) психолог (педагог) может успешно способствовать реализации и защите прав несовершеннолетнего;

3) опытный психолог (педагог) способен на основании уже первых показаний подростка усомниться в его нормальном развитии и предположить наличие умственной отсталости10, что послужит для следователя аргументом для проведения психолого-педагогической экспертизы.

УПК РФ предусматривает обязательное участие родителей и других законных представителей, при их наличии у несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого (ч. 1 ст. 426). Участие законного представителя в допросе несовершеннолетнего подозреваемого позволяет следователю установить контакт с несовершеннолетним, тактически правильно провести допрос, а нередко избежать причинения несовершеннолетнему и его близким неприятных переживаний. Присутствие близкого человека поможет успокоится несовершеннолетнему подозреваемому и снять у него напряжение.

Однако участие законного представителя в допросе несовершеннолетнего подозреваемого в тех случаях, когда он не пользуется авторитетом у несовершеннолетнего, не уделяет внимания его воспитанию, ведет аморальный образ жизни, представляется нежелательным. Кроме того, законный представитель часто заинтересован в исходе уголовного дела и может помешать установлению истины, способствовать сокрытию следов преступления, негативно воздействовать на подозреваемого.

В связи с этим законодатель в ч. 4 ст. 426 УПК РФ предусмотрел право следователя на отстранение от участия в деле законного представителя, если имеются основания считать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего. При этом органы расследования обязаны позаботиться о приглашении другого законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого).

Законодатель также предусматривает, что при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление о задержании с санкции прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Показания подозреваемого (обвиняемого) имеют большое значение для получения доказательств, характеризующих его личность, преступные намерения, мотивы преступления. Эти показания влияют на объем и направление расследования по делу, так как в них содержатся сведения об обстоятельствах совершения преступления, даются объяснения и приводятся доказательства, указывающие на непричастность или причастность подозреваемого к преступлению.

Показания лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления дают возможность следствию более полно установить обстоятельства содеянного, соучастников преступления, их роли. Однако значение показаний подозреваемого (обвиняемого) этим не исчерпывается. Они служат не только источником информации, но и средством проверки выдвинутых версий. При этом надо отметить, что показания играют важную роль только при условии, если они правдивы и получены при неукоснительном соблюдении закона. Показания подозреваемого (обвиняемого) в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ являются рядовым источником доказательств по уголовному делу, не обладающим ни преимуществом, ни меньшей значимостью в сравнении с другими источниками доказательств.

Сообщенные подозреваемым (обвиняемым) фактические данные могут быть положены в основу обвинительного приговора в тех случаях, когда лицо, выступая в качестве подозреваемого (обвиняемого) в своих показаниях информировало об обстоятельствах, уличающих его в совершении преступления, а затем после привлечения в качестве обвиняемого изменило прежние показания или отказалось от дачи показаний в качестве обвиняемого. Безусловно, сообщенные подозреваемым сведения, объективно должны быть подтверждены другими доказательствами по делу.

5.3.2. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) на заявление ходатайств

Под правом подозреваемого (обвиняемого) заявлять ходатайства понимается обращение к органам, ведущим производство по делу, с официальными просьбами, подлежащими обязательному рассмотрению и разрешению.

Подозреваемый (обвиняемый) имеет право заявлять ходатайства о допросе свидетелей, производстве экспертиз и других следственных действий по собиранию доказательств, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, могут иметь значение для дела. Имеющими значение для дела являются обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ, а равно все другие обстоятельства, выяснение которых может иметь значение для правильного расследования дела.

Закон не предусматривает обязанности подозреваемого обосновывать заявляемые им на предварительном следствии ходатайства. Между тем следует отметить, что только обоснованное ходатайство является гарантией его рассмотрения. Подозреваемый (обвиняемый) должен указать, для установления каких именно обстоятельств необходимо производство следственных действий, о которых он ходатайствует, а также обосновать значение сведений, которые будут получены в результате их производства для раскрытия преступления и установления его обстоятельств.

В ст. 119 УПК РФ предусматривается право обвиняемого «заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела». Необоснованность ходатайства не может служить основанием для отказа в его удовлетворении.

Необоснованный отказ в удовлетворении ходатайств в ряде случаев может повлечь неполноту исследования обстоятельств дела, а впоследствии — направление дела для дополнительного расследования или отмену приговора, о чем говорится в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР № 2 от 17 апреля 1984 г. , предусматривающего, что существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим возвращение дела на дополнительное расследование, является «необоснованное отклонение ходатайств обвиняемого и других участников процесса об установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, если эти обстоятельства не могут быть установлены судом».

Представляется, что отказ в удовлетворении ходатайства возможен по следующим основаниям: 1) ходатайство заявлено для установления обстоятельств, которые не могут иметь значения для дела; 2) следственные действия, о проведении которых содержится просьба в ходатайстве, уже осуществлены, и сомнений в их законности нет; 3) отсутствуют законные основания для принятия решения по заявленному ходатайству.

Как ранее уже отмечалось, необоснованное ходатайство влечет чаще всего отказ в его удовлетворении. Между тем грамотно написать ходатайство лицу, не искушенному в вопросах уголовного процесса и без достаточного образования, представляется весьма затруднительным занятием.

В этой связи целесообразно процедуру, предусмотренную на стадии разрешения вопроса о назначении судебного заседания и заключающуюся в том, что судья вправе вызывать для объяснений лицо или представителя организации, заявивших ходатайство, в случаях, если возникает сомнение в обоснованности ходатайства, распространить и на стадию предварительного расследования.

Для этого законодатель должен предусмотреть в тех случаях, когда у лица, производящего дознание или предварительное следствие, возникает сомнение в обоснованности ходатайства, право получить объяснения лица или представителя организации, заявивших ходатайство, для установления каких обстоятельств необходимо проведение следственных действий.

Гарантией надлежащего разрешения ходатайств является четкое установление сроков их рассмотрения. Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. Если немедленное принятие решения невозможно, ходатайство должно быть рассмотрено не позднее 3 суток (ст. 121 УПК РФ) после его заявления.

При этом необходимо решить вопрос и о сроке, в течение которого заявитель должен быть уведомлен о принятом следователем решении, иначе это может вызвать напрасное беспокойство заявителя, жалобы, даже в тех случаях, когда ходатайство разрешено положительно.

На наш взгляд, наиболее приемлем срок не позднее 5 суток, который мы и предлагаем установить в УПК РФ.

5.3.3. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) представлять доказательства

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 74 УПК РФ).

Следует сразу отметить, что право подозреваемого (обвиняемого) на представление доказательств в определенной степени условно, поскольку сбор доказательств — прерогатива органа дознания, следователя, прокурора и суда, именно от их воли зависит, будут ли те или иные сведения признаны доказательствами по уголовному делу.

Законодателем не раскрыто содержание этого права и не определено, в каком порядке должно производиться и оформляться представление доказательств. Необходимо правильно понимать содержание термина «представление». Представлять доказательства значит в какой-либо форме информировать органы расследования или суд о наличии определенных сведений, могущих иметь значение для расследования или разрешения дела по существу.

По вопросу о сущности понятия «представление доказательств» и содержании соответствующего права обвиняемого в процессуальной литературе нет единства взглядов. Так, С.П. Бекешко, Е.А. Матвиенко полагают, что данное право следует понимать как право на представление вещественных и письменных источников доказательств (орудий совершения преступления, объектов преступных действий, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметов, могущих служить средством установления истины по делу, справок, характеристик, различных записок и записей, писем, доверенностей, расходных ордеров, актов и иных документов, в которых содержатся данные, имеющие значение для дела)11.

По мнению С.А. Колосович и А.В. Парий, это право означает возможность ходатайствовать перед следователем о приобщении к делу в качестве вещественных доказательств или документов известных подозреваемому предметов, документов либо о допросе лиц, показания которых имеют значение для дела12.

Третья точка зрения высказана А.А. Напреенко, который считает, что лицо может осуществлять это право

«а) путем непосредственного представления следователю, лицу, производящему дознание, прокурору документов и предметов, имеющих доказательственное значение и находящихся в распоряжении подозреваемого; б) путем заявления ходатайств о допросах свидетелей, производстве осмотров, обысков, выемок, назначении экспертизы, истребовании дополнительных материалов и т.д.; в) путем дачи показаний; г) путем участия в производстве отдельных следственных действий, имеющих целью собирание и проверку доказательств»13.

Вряд ли можно согласиться с авторами первой точки зрения, поскольку представление вещественных или письменных источников доказательств самим подозреваемым возможно только в случае, когда подозреваемый находится на свободе, а подозреваемые, находящиеся под стражей, фактически этого права лишаются. Между тем право на представление доказательств распространяется на всех участников процесса, независимо от того, находятся они на свободе или содержатся под стражей. Например, лица, содержащиеся под стражей, представить предметы и документы не могут, но они вправе заявить ходатайство о производстве следственных действий для изъятия предметов и документов, которые могут являться доказательствами их невиновности.

Понимание этого права только как представление предметов материального мира является очень суженным.

Между тем согласиться с авторами второй точки зрения, считающих, что право на представление доказательств может выражаться в форме ходатайств о приобщении к делу в качестве вещественных доказательств предметов или документов либо ходатайств о допросе лиц, показания которых имеют значение для дела, было бы неправильно, так как выражение права на представление доказательств только путем заявления ходатайств фактически сводилось бы к праву на заявление ходатайств о производстве ряда следственных действий.

Право на заявление ходатайств о производстве следственных действий — один из способов выражения права на представление доказательств, так же, как и право на дачу показаний.

На наш взгляд, точка зрения, высказанная А.А. Напреенко, наиболее удачна. Поскольку все права тесно между собой связаны и в совокупности образуют право на защиту подозреваемого, то право на представление доказательств может быть реализовано рядом действий: 1) представлением следователю, лицу, производящему дознание, прокурору документов и предметов, имеющих доказательственное значение и находящихся в распоряжении подозреваемого; 2) путем подачи ходатайств о производстве следственных действий; 3) путем дачи показаний и объяснений; 4) путем участия в производстве следственных действий, имеющих целью собирание и проверку доказательств.

Сведения, представленные подозреваемым в устной или письменной форме, могущие иметь доказательственное значение, должны быть отражены в протоколе допроса подозреваемого или в собственноручной записи подозреваемым своих показаний.

Сложнее обстоит дело с изъятием и оформлением предметов и документов, которые представляются подозреваемыми лицами добровольно.

В этой связи нужно отметить, что в литературе неоднократно высказывалось предложение о необходимости отражать факт представления доказательств подозреваемым (обвиняемым) в специальном протоколе14.

Кроме того, для повышения гарантий права на представление доказательств в виде предметов и документов необходимо в законе закрепить единый порядок представления предметов и документов, могущих являться доказательствами по уголовному делу. Для этого нужно предусмотреть обязанность должностных лиц, производящих дознание или следствие, при добровольном представлении участниками процесса предметов или документов, могущих иметь доказательственное значение по уголовному делу, допрашивать лиц по поводу представляемых ими предметов или документов. Изъятие этих предметов и документов должно происходить в присутствии понятых и оформляться протоколом представления предметов или документов, копия которого должна вручаться лицу, представившему эти предметы или документы.


1 См.: Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. М., 1980. С. 81.

2 См.: Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. Казань, 1974. С. 40-41.

3 См.: Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу. М., 1982. С. 69.

4 См.: Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. Саратов, 1964. С. 16.

5 См.: Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Указ. соч. С. 63.

6 См.: Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. Казань, 1974. С. 42; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. М. 1980. С. 78.

7 См.: Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат… М., 1993. С. 263.

8 См.: Петрухин И. С. 286.

9 См.: Cафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве (процессуальный и криминалистический аспекты проблемы). Казань, 1990. С. 38.

10 Напомним, что новеллой УК РФ является указание в ч. 3 ст. 20 о том, что не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, достигший возраста, когда наступает уголовная ответственность, который вследствие отставания в психическом развитии в момент совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

11 См.: Бекешко С.П., Матвиено Е.А. Указ. соч. С. 68-69.

12 См.: Колосович С.А., Парий А.В. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. Волгоград, 1997. С. 32.

13 См.: Напреенко А.А. Подозреваемый как участник уголовного процесса // Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства в свете Постановления ЦК КПСС «Об улучшении работы по охране правопорядка и усилению борьбы с правонарушениями». М., 1980. С. 31.

14 Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С. 50.


 

Права подозреваемых и обвиняемых по уголовным делам.

  1. Главная
  2. Статьи
  3. Права подозреваемого, обвиняемого по уголовному делу

Подозреваемый — это лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления но обвинения в совершении этого преступления ему еще не предъявлено. 
Обвиняемый — лицо в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого или вынесен обвинительный акт. Именно в отношении подозреваемых и обвиняемых ведется уголовное судопроизводство. Права подозреваемого и обвиняемого подробно изложены в ст. 46, 47 Уголовно-Процессуального кодекса РФ. Рассмотрим права подозреваемого. 

О своем задержании подозреваемый имеет право уведомить близких родственников по телефону в присутствии сотрудника полиции с указанием места своего нахождения.  

Подозреваемый вправе:

1) знать в чем он подозревается и получать копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения.  
2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса; 
3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 — 3.1 части третьей статьи 49 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого; 3.1) с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности. При этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом; 
4) представлять доказательства; 
5) заявлять ходатайства и отводы; 
6) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет; 
7) пользоваться помощью переводчика бесплатно; 
8) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания; 
9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя; 
10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда; 
11) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.   

Права обвиняемого: 

Права обвиняемого изложены в ст. 47 УПК РФ. Они аналогичны правам подозреваемого, но более расширены в рамках наличия у обвиняемого больших возможностей для защиты своих прав и интересов. Уголовно-процессуальный закон закрепляет право как обвиняемого, так и подозреваемого защищаться всеми не запрещенными законом средствами и способами. Ограничение в правах подозреваемого и обвиняемого является нарушением принципа состязательности.

Возврат к списку

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС

РАЗДЕЛ 1. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Ст. 1.01. КОРОТКОЕ НАЗВАНИЕ. Этот Закон известен и может упоминаться как «Уголовно-процессуальный кодекс».

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт.1.02. ДАТА ВСТУПЛЕНИЯ В СИЛУ. Настоящий Кодекс вступает в силу и вступает в силу с 1 января 1966 года и после этой даты. Предусмотренная здесь процедура распространяется на все уголовные дела, возбужденные после даты вступления в силу настоящего Закона, и на все дела, находящиеся на рассмотрении на дату вступления настоящего Закона в силу, насколько это применимо.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.025. РАЗДЕЛИМОСТЬ. Если какое-либо положение настоящего Кодекса или его применение к какому-либо лицу или обстоятельству будет признано недействительным, недействительность не влияет на другие положения или применения кодекса, которые могут быть введены в действие без недействительного положения или применения, и с этой целью положения настоящего код отделим.

Добавлено Acts 2019, 86th Leg., R.S., Ch. 469 (HB 4173), гл. 1.01, эфф. 1 января 2021 г.

Арт. 1.026. СТРОИТЕЛЬСТВО. Статьи, содержащиеся в главе 722 (SB 107), Актов 59-го Законодательного собрания, очередной сессии, 1965 г., в редакции, переписывании, изменении, объединении и кодификации, не могут толковаться как продолжение прежних законов, за исключением случаев, предусмотренных в этом Действовать.

Добавлено Acts 2019, 86th Leg., R.S., Ch. 469 (HB 4173), гл.1.01, эфф. 1 января 2021 г.

Арт. 1.03. ОБЪЕКТЫ НАСТОЯЩЕГО КОДЕКСА. Настоящий Кодекс призван охватить правила, применимые к предупреждению и судебному преследованию преступлений против законов этого штата, и сделать правила процедуры в отношении предотвращения и наказания преступлений понятными для должностных лиц, которые должны действовать в соответствии с ними, и всем лицам, чьи права должны быть затронуты ими. Он ищет:

1. Принять меры по предотвращению совершения преступления;

2.Лишить правонарушителя всякой надежды на побег;

3. Обеспечить судебное разбирательство с минимальной задержкой, насколько это соответствует целям правосудия;

4. Приобщить к расследованию каждого правонарушения в судебном порядке все доказательства, имеющие значение для обвинительного или оправдательного приговора;

5. Обеспечить справедливое и беспристрастное судебное разбирательство; и

6. Определенное исполнение приговора закона при объявлении.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт.1.04. НАДЛЕЖАЩЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО. Ни один гражданин этого штата не может быть лишен жизни, свободы, имущества, привилегий или иммунитетов или каким-либо образом лишен избирательных прав, кроме как в соответствии с законом страны.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.05. ПРАВА ОБВИНЯЕМОГО. Во всех уголовных делах обвиняемый должен предстать перед безотлагательным открытым судом беспристрастных присяжных. Он имеет право запросить характер и основание обвинения против него и получить его копию.Он не может быть принужден к даче показаний против самого себя. Он будет иметь право быть выслушанным сам, или адвокатом, или и тем, и другим; должен предстать перед свидетелями против него и должен иметь принудительный процесс для получения свидетелей в его пользу. Ни одно лицо не может быть привлечено к ответственности за уголовное преступление, кроме как по обвинительному акту большого жюри.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.051. ПРАВО НА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО СОВЕТА. а) Подсудимый по уголовному делу имеет право быть представленным защитником в состязательном судебном процессе.Право быть представленным адвокатом включает в себя право консультироваться с адвокатом наедине достаточно заблаговременно до судебного разбирательства, чтобы обеспечить надлежащую подготовку к судебному разбирательству.

(b) Для целей настоящей статьи и статей 26.04 и 26.05 настоящего Кодекса под «неимущим» понимается лицо, не имеющее финансовой возможности нанять адвоката.

(c) Нищий ответчик имеет право на адвоката, назначенного для его представления в любом состязательном судебном разбирательстве, которое может привести к наказанию в виде лишения свободы, и в любом другом уголовном процессе, если суд придет к выводу, что интересы правосудия требуют представительства.В соответствии с подразделом (c-1), если малоимущий ответчик имеет право на назначение адвоката и просит его, и если против ответчика было начато состязательное судебное разбирательство, суд или назначенное судом лицо, уполномоченное в соответствии со статьей 26. 04 назначать адвоката неимущим ответчикам в округ, в котором обвиняемый арестован, должен назначить адвоката как можно скорее, но не позднее:

(1) конец третьего рабочего дня после даты, когда суд или назначенный судом представитель получает просьбу ответчика о назначение адвоката, если обвиняемый арестован в округе с населением менее 250 000 человек; или

(2) в конце первого рабочего дня после даты, когда суд или представитель суда получает просьбу ответчика о назначении адвоката, если ответчик арестован в округе с населением 250 000 человек или более.

(c-1) Если малоимущий ответчик арестован на основании ордера, выданного в округе, отличном от округа, в котором был произведен арест, и ответчик имеет право и требует назначенного адвоката, суд или назначенное судом лицо, уполномоченное в соответствии с Статья 26.04. Назначение адвоката неимущим обвиняемым в округе, выдавшем ордер, должно назначить адвоката в течение сроков, установленных Подразделом (с), независимо от того, находится ли ответчик в округе, выдавшем ордер, и даже если состязательное судебное разбирательство еще не состоялось. возбуждено против ответчика в округе, выдавшем ордер.Однако, если ответчик не был передан или освобожден под стражу округом, выдавшим ордер, до 11-го дня после даты ареста и если адвокат не был назначен ответчику в округе, производившем арест, в соответствии с настоящей статьей, Суд или назначенный судом представитель, уполномоченный в соответствии со статьей 26.04 назначать защитника для неимущих обвиняемых в округе, в котором производился арест, должен немедленно назначить защитника для представления ответчика по любому делу в соответствии с главой 11 или 17, независимо от того, было ли возбуждено состязательное судебное разбирательство против ответчика в арестующий округ.Если адвокат назначается обвиняемому в округе, производящем арест, в соответствии с требованиями настоящего подраздела, округ, производящий арест, может потребовать от округа, выдавшего ордер, возмещения фактических расходов, уплаченных округом, производящим арест, на назначенного адвоката.

(d) Подсудимый, имеющий на это право, имеет право на то, чтобы суд первой инстанции назначил адвоката для его представления в следующих апелляционных и постсудимых делах habeas corpus:

(1) апелляция в апелляционный суд;

(2) апелляция в Апелляционный суд по уголовным делам, если апелляция подается непосредственно судом первой инстанции или если было удовлетворено ходатайство о дискреционном пересмотре;

(3) процедура habeas corpus, если суд приходит к выводу, что интересы правосудия требуют представительства; и

(4) любое другое апелляционное производство, если суд приходит к выводу, что интересы правосудия требуют представительства.

(e) Назначенный адвокат имеет право на подготовку к судебному разбирательству в течение 10 дней, но может отказаться от этого времени с согласия ответчика в письменной форме или в протоколе открытого судебного заседания. Если неплатежеспособный ответчик появляется на судебном разбирательстве без адвоката после того, как ему была предоставлена ​​разумная возможность нанять адвоката, суд, уведомив ответчика за 10 дней о диспозитивном урегулировании, может продолжить рассмотрение дела без обеспечения письменного отказа или назначения адвоката. . Если малоимущий ответчик, который отказался от назначенного адвоката, чтобы нанять частного адвоката, появляется без адвоката после того, как ему была предоставлена ​​возможность нанять адвоката, суд, предоставив ответчику разумную возможность просить о назначении адвоката или, если ответчик решит не ходатайствовать о назначении защитника после получения отказа от права на защитника в соответствии с подразделами (f) и (g), может приступить к рассмотрению дела, уведомив ответчика за 10 дней о положительном решении.

(f) Ответчик может добровольно и разумно отказаться в письменной форме от права на помощь адвоката. Отказ, полученный в нарушение подраздела (f-1) или (f-2), считается недействительным.

(f-1) В любом состязательном судебном разбирательстве, которое может привести к наказанию в виде лишения свободы, адвокат, представляющий штат, не может:

(1) инициировать или поощрять попытку добиться от обвиняемого, который не представлен адвокатом, отказ от права на адвоката; или

(2) связываться с ответчиком, который просил о назначении защитника, за исключением случаев, когда суд или уполномоченный судом уполномоченный в соответствии со статьей 26.04, чтобы назначить адвоката для неимущих ответчиков в графстве, отклонил запрос и, после отказа, ответчик:

(A) была предоставлена ​​разумная возможность нанять и не удалось нанять частного адвоката; или

(B) отказывается или отказался от возможности нанять частного адвоката.

(f-2) В любом состязательном судебном разбирательстве, которое может привести к наказанию в виде лишения свободы, суд не может направлять или поощрять ответчика к общению с адвокатом, представляющим государство, до тех пор, пока суд не уведомит ответчика о праве на адвоката и порядок запроса назначенного защитника и ответчику была предоставлена ​​разумная возможность запросить назначенного защитника. Если ответчик запросил назначенного адвоката, суд не может направлять или поощрять ответчика к общению с адвокатом, представляющим штат, за исключением случаев, когда суд или назначенное судом лицо, уполномоченное в соответствии со статьей 26.04 назначать адвоката неимущим ответчикам в округе, отклонили запрос и , после отказа ответчик:

(1) получил разумную возможность нанять и не нанял частного адвоката; или

(2) отказывается или отказался от возможности нанять частного адвоката.

(g) Если подсудимый желает отказаться от права на адвоката для целей заявления о признании вины или начала судебного разбирательства, суд информирует подсудимого о характере обвинений против подсудимого и, если подсудимый переходит к суд, опасности и недостатки саморепрезентации. Если суд установит, что отказ сделан добровольно и разумно, суд должен предоставить ответчику заявление по существу в следующей форме, которое, если оно будет подписано ответчиком, должно быть подано и стать частью протокола судебного разбирательства:

«Сего ______ дня __________ 2 ____ года суд (название суда) уведомил меня о моем праве на представительство адвокатом по делу, находящемуся против меня. Мне также сообщили, что, если я не смогу позволить себе адвоката, мне назначат его бесплатно. Понимая свое право на бесплатного назначения адвоката, если у меня нет финансовых возможностей нанять адвоката, я хочу отказаться от этого права и просить суд продолжить рассмотрение моего дела без назначения мне адвоката. Настоящим я отказываюсь от своего права на адвоката. (подпись ответчика)»

(h) Ответчик может отозвать отказ от права на помощь адвоката в любое время, но не имеет права повторять ранее проведенное разбирательство или отказ от него исключительно на основании последующего назначения или удержания адвоката.Если ответчик отзывает отказ, суд первой инстанции по своему усмотрению может предоставить назначенному адвокату 10 дней на подготовку.

(i) В соответствии с пунктом (c-1) в отношении округа с населением менее 250 000 человек, если малоимущий ответчик имеет право на назначение адвоката и просит его и если против ответчика не было начато состязательное судебное разбирательство , суд или представитель суда, уполномоченный в соответствии со статьей 26. 04 назначать адвоката неимущим ответчикам в графстве, в котором обвиняемый арестован, должен назначить адвоката сразу после истечения трех рабочих дней после даты, когда суд или представитель суда получает ходатайство ответчика о назначении защитника.Если состязательное судебное разбирательство начато против ответчика до истечения трех рабочих дней, суд или назначенный судом представитель назначает адвоката в соответствии с подпунктом (с). В соответствии с подразделом (c-1) в округе с населением 250 000 человек или более суд или назначенный судом представитель назначает адвоката в соответствии с требованиями настоящего подраздела сразу после истечения одного рабочего дня после даты, когда суд или представитель суда получает просьбу ответчика о назначении адвоката.Если состязательное судебное разбирательство начато против ответчика до истечения одного рабочего дня, суд или назначенный судом представитель назначает адвоката в соответствии с пунктом (с).

(j) Невзирая на любые другие положения настоящего раздела, если малоимущий обвиняемый освобождается из-под стражи до назначения защитника в соответствии с настоящим разделом, назначение защитника не требуется до первой явки ответчика в суд или до начала состязательного судебного разбирательства. , что наступит раньше.

(k) Суд или уполномоченный судом может без неоправданной задержки назначить нового адвоката для представления неимущего ответчика, для которого адвокат назначен в соответствии с пунктом (c), (c-1) или (i), если:

( 1) подсудимому впоследствии предъявлено обвинение по делу о преступлении, отличном от преступления, в совершении которого подсудимому первоначально было предъявлено обвинение; и

(2) уважительная причина для назначения нового адвоката указана в протоколе, как того требует Статья 26.04(j)(2).

Добавлено Деяниями 1987 г., 70-й этап., гл. 979, сек. 1, эфф. 1 сентября 1987 г. Подразд. (c) с поправками и подпунктами. от (i) до (k) добавлены Деяниями 2001 г., 77-й закон, гл. 906, сек. 2, эфф. 1 января 2002 г.

Внесены изменения:

Законы 2007 г., 80-я лег., Р.С., гл. 463 (HB 1178), гл. 1, эфф. 1 сентября 2007 г.

Деяния 2015 г., 84 лег., Р.С., гл. 858 (SB 1517), гл. 1, эфф. 1 сентября 2015 г.

Арт. 1.052. ПОДПИСАННЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ ОТВЕТЧИКА. (a) Состязательная бумага, ходатайство и другие документы, поданные от имени или от имени ответчика, представленного адвокатом, должны быть подписаны по крайней мере одним зарегистрированным поверенным от имени поверенного и содержать адрес поверенного.Ответчик, не представленный адвокатом, должен подписать любую состязательную бумагу, ходатайство или другой документ, поданный от имени ответчика или от его имени, и указать адрес ответчика.

(b) Подпись поверенного или ответчика является свидетельством поверенного или ответчика о том, что лицо ознакомилось с состязательной бумагой, ходатайством или другим документом и что, насколько это известно, информация и убеждения лица, сформированы после обоснованное расследование того, что документ не является безосновательным и представленным недобросовестно или необоснованным и предъявленным для преследования, неоправданной задержки или другой ненадлежащей цели.

(c) Если состязательная бумага, ходатайство или другой документ не подписаны, суд отменяет их, если они не подписаны сразу после того, как об упущении было доведено до сведения адвоката или ответчика.

(d) Поверенный или ответчик, который подает фиктивное заявление по делу с ненадлежащей целью, описанной в подразделе (b), или делает заявление в заявлении, которое, как известно адвокату или ответчику, является необоснованным и ложным, для получения отсрочки судебного разбирательства дела или с целью домогательств, признается виновным в неуважении к суду.

(e) Если состязательная бумага, ходатайство или иной документ подписаны в нарушение настоящей статьи, суд по ходатайству или по собственной инициативе после уведомления и слушания налагает соответствующую санкцию, которая может включать приказ о выплатить другой стороне или сторонам обвинения или в общий фонд округа, в который были поданы состязательная бумага, ходатайство или другой документ, сумму разумных расходов, понесенных в связи с подачей состязательной бумаги, ходатайства или другого документа, включая разумные гонорары адвоката.

(f) Суд исходит из того, что заявление, ходатайство или иной документ подан добросовестно. Санкции в соответствии с настоящей статьей не могут быть наложены, кроме как по уважительной причине, указанной в приказе о санкциях.

(g) Заявление о «невиновности», «отсутствии состязания» или «nolo contendere» не является нарушением настоящей статьи. Утверждение о том, что событие имело место или произошло в определенный день или около него, не является нарушением настоящей статьи.

(h) В этой статье «необоснованный» означает отсутствие оснований в законе или фактах и ​​не оправданных добросовестными доводами в пользу расширения, изменения или отмены действующего закона.

Добавлено Деяниями 1997 г., 75-я лег., гл. 189, разд. 11, эфф. 21 мая 1997 г.

Арт. 1.053. НАСТОЯЩАЯ СПОСОБНОСТЬ ПЛАТИТЬ. Если иное специально не предусмотрено, при определении платежеспособности ответчика для любых целей суд должен учитывать только текущую платежеспособность ответчика.

Добавлено Acts 2019, 86th Leg., R.S., Ch. 1352 (SB 346), гл. 3.01, эфф. 1 января 2020 г.

Арт. 1.06. ОБЫСКИ И ИЗЪЯТИЯ. Люди должны быть в безопасности в своих личностях, домах, бумагах и имуществе от всех необоснованных конфискаций или обысков.Ни один ордер на обыск какого-либо места или на арест какого-либо лица или вещи не может быть выдан без их максимально точного описания или без вероятной причины, подкрепленной присягой или заявлением.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.07. ПРАВО НА ЗАЛОГ.

Любое лицо имеет право на освобождение под залог, если только отказ в освобождении под залог прямо не разрешен Конституцией Техаса или другим законом. Это положение не может быть истолковано как препятствующее освобождению под залог после предъявления обвинения в результате изучения доказательств в порядке, установленном законом.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Изменено:

Акты 2021 г., 87-я лег., 2-я К.С., гл. 11 (СБ 6), гл. 2, эфф. 1 января 2022 г.

Арт. 1.08. ХАБЕАС КОРПУС. Судебный приказ о хабеас корпус является судебным приказом и никогда не может быть приостановлен.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.09. ЖЕСТОКОСТЬ ЗАПРЕЩЕНА. Не допускается ни чрезмерный залог, ни наложение чрезмерных штрафов, ни применение жестоких или необычных наказаний.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.10. ОПАСНОСТЬ. Ни одно лицо за одно и то же преступление не может дважды подвергаться опасности жизни или свободы; также лицо не может повторно предстать перед судом за то же преступление после оправдательного приговора суда компетентной юрисдикции.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.11. ОПРАВДАНИЕ БАР. Оправдание подсудимого освобождает его от повторного судебного разбирательства или повторного судебного преследования за то же преступление, каким бы неправильным ни было судебное разбирательство; но если подсудимый будет оправдан на суде в суде, не имеющем юрисдикции в отношении преступления, он может быть вновь привлечен к ответственности в суде, имеющем юрисдикцию.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.12. ПРАВО ПРИСЮДА. Право на суд присяжных остается неприкосновенным.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.13. ОТКАЗ ОТ СУДА ПРИСЯЖНЫМИ. (a) Обвиняемый в уголовном преследовании за любое преступление, кроме тяжкого преступления, караемого смертной казнью, в котором государство уведомляет суд и ответчика о том, что оно будет добиваться смертной казни, имеет право после заявления о признании вины отказаться от права суд присяжных при условии, однако, что, за исключением случаев, предусмотренных статьей 27.19, отказ должен быть сделан лично ответчиком в письменной форме в открытом судебном заседании с согласия и одобрения суда и поверенного, представляющего государство. Согласие и одобрение суда должны быть внесены в протокол судебного заседания, а согласие и одобрение поверенного, представляющего государство, должны быть оформлены в письменной форме, подписаны этим поверенным и подшиты к документам дела до судебного заседания. ответчик вступает в заявление ответчика.

(b) В деле о тяжком преступлении, в котором поверенный, представляющий штат, уведомляет суд и ответчика о том, что он не будет добиваться смертной казни, ответчик может отказаться от права на суд присяжных, но только в том случае, если поверенный, представляющий штат , в письменной форме и в открытом судебном заседании, соглашается на отказ.

(c) Подсудимый может согласиться отказаться от суда присяжных независимо от того, представлен ли подсудимый адвокатом на момент отказа, но до того, как обвиняемый в уголовном преступлении, у которого нет адвоката, может согласиться отказаться от суда присяжных , суд должен назначить адвоката, который будет представлять его интересы.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Изменено Законами 1991 г., 72-й закон, гл. 652, гл. 1, эфф. 1 сентября 1991 г.; подразд. (c) с поправками, внесенными Законами 1997 г., 75-й закон., гл. 285, разд. 1, эфф. 1 сентября 1997 г.

Внесены изменения:

Законы 2011 г. , 82-я лег., Р.С., гл. 1031 (HB 2847), гл. 1, эфф. 1 сентября 2011 г.

Арт. 1.14. ОТКАЗ ОТ ПРАВ. (a) Обвиняемый в уголовном преследовании за любое правонарушение может отказаться от любых прав, закрепленных за ним по закону, за исключением того, что обвиняемый по делу о тяжком преступлении может отказаться от права на рассмотрение дела судом присяжных только в порядке, разрешенном статьей 1.13(b) настоящего код.

(b) Если ответчик не возражает против недостатка, ошибки или неправильности формы или содержания в обвинительном акте или информации до даты начала судебного разбирательства по существу, он отказывается и лишается права возражать против дефект, ошибка или неправильность, и он не может выдвигать возражение по апелляции или в любом другом процессе после вынесения обвинительного приговора.Ничто в настоящей статье не запрещает суду первой инстанции потребовать, чтобы возражение против обвинительного акта или информации было сделано в более раннее время в соответствии со статьей 28. 01 настоящего Кодекса.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722. Изменено Законами 1967 г., 60-й закон, с. 1733 г., гл. 659, гл. 1, эфф. 28 августа 1967 г .; Деяния 1973 г., 63-й лег., с. 1127, гл. 426, ст. 3, разд. 5, эфф. 14 июня 1973 г.

Изменено Законами 1985 г., Закон 69, гл. 577, гл. 1, эфф. дек.1, 1985; Деяния 1991 г., 72-я лег., гл. 652, гл. 2, эфф. 1 сентября 1991 г.

Арт. 1.141. ОТКАЗ ОТ ОБВИНЕНИЯ ЗА НЕКАПИТАЛЬНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Лицо, представленное адвокатом, может в открытом судебном заседании или посредством письменного документа добровольно отказаться от права быть обвиненным в совершении любого преступления, кроме тяжкого преступления. При отказе в порядке, предусмотренном настоящей статьей, обвиняемому вменяется в вину информация.

Добавлено Актами 1971 г., 62-я лег., с. 1148, гл. 260, сек. 1, эфф. 19 мая 1971 года.

Арт. 1.15. СУД ПО ДЕЛУ. Ни одно лицо не может быть осуждено за тяжкое преступление, кроме как по вердикту присяжных, должным образом вынесенному и зарегистрированному, если только ответчик, подав заявление о признании вины, лично в открытом судебном заседании не отказался от своего права на рассмотрение дела присяжными в письменной форме в соответствии со статьями 1. 13 и 1,14; при условии, однако, что государству необходимо внести в протокол доказательства, свидетельствующие о виновности подсудимого, и эти доказательства принимаются судом в качестве основы для его приговора, и ни при каких обстоятельствах лицо, обвиняемое в совершении преступления, не может быть осуждено. его заявление без достаточных доказательств, чтобы поддержать то же самое.Доказательства могут быть оговорены, если подсудимый по такому делу дает письменное согласие в открытом судебном заседании на отказ от явки, очной ставки и допроса свидетелей, а в дальнейшем соглашается либо на устное оговорение доказательств и показаний, либо на представление свидетельских показаний под присягой, письменных показаний свидетелей и любых других документальных доказательств в поддержку решения суда. Такой отказ и согласие должны быть одобрены судом в письменной форме и подшиты к делу.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722. Изменено Законами 1967 г., 60-й закон, с. 1733 г., гл. 659, гл. 2, эфф. 28 августа 1967 г .; Деяния 1971 г., 62-я лег., с. 3028, гл. 996, гл. 1, эфф. 15 июня 1971 г .; Деяния 1973 г., 63-й лег., с. 1127, гл. 426, ст. 3, разд. 5, эфф. 14 июня 1973 г.

Изменено Законами 1991 г., 72-й закон, гл. 652, гл. 3, эфф. 1 сентября 1991 г.

Арт. 1.16. СВОБОДА СЛОВА И ПЕЧАТИ. Каждое лицо имеет право высказывать, писать или публиковать свое мнение по любому вопросу и несет ответственность за злоупотребление этой привилегией; и ни один закон никогда не должен быть принят, ограничивающий свободу слова или печати.При судебном преследовании за публикацию документов, расследующих поведение офицеров или рядовых в публичном качестве, или когда опубликованный материал подходит для публичного информирования, его истинность может быть представлена ​​в качестве доказательства. По всем обвинениям в клевете присяжные имеют право определять закон и факты по указанию суда, как и в других случаях.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.17. РЕЛИГИОЗНОЕ ВЕРОВАНИЕ. Ни одно лицо не может быть лишено права давать показания в любом суде этого штата по причине его религиозных взглядов или отсутствия каких-либо религиозных убеждений; но все клятвы или утверждения должны приводиться в порядке, наиболее обязывающем совесть, и должны подвергаться наказанию за лжесвидетельство.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.18. ЗАКОН И ТРАНСПОРТИРОВКА. Ни один гражданин не может быть объявлен вне закона, и ни одно лицо не может быть вывезено из штата за какое-либо правонарушение, совершенное в нем.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.19. ПОВРЕЖДЕНИЕ КРОВИ И Т.Д. Никакое осуждение не может привести к развращению крови или конфискации имущества.

Acts 1965, 59 Leg., vol.2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.20. ОСУЖДЕНИЕ ЗА ИЗМЕНУ. Ни одно лицо не может быть осуждено за государственную измену, кроме как на основании показаний двух свидетелей одного и того же явного деяния или признания в открытом судебном заседании.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.21. ПРИВИЛЕГИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЕЙ. Сенаторы и представители, за исключением случаев государственной измены, тяжкого преступления или нарушения общественного порядка, имеют право не подвергаться аресту во время сессии Законодательного собрания, а также при въезде на него и обратно с предоставлением одного дня на каждые двадцать миль, в которых может проживать такой член. от места созыва Законодательного собрания.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.23. ДОСТОИНСТВО ГОСУДАРСТВА. Все судьи Верховного суда, судьи Апелляционного суда по уголовным делам, судьи апелляционных судов и судьи окружных судов в силу своих должностей должны быть блюстителями мира на всей территории штата. Стиль всех судебных приказов и процессов должен быть «Штат Техас». Все судебные преследования должны осуществляться «от имени и властью штата Техас» и завершаться «вопреки миру и достоинству штата».

Acts 1965, 59 Leg. , vol. 2, с. 317, гл. 722.

С поправками, внесенными Законами 1981 г., 67-й закон, с. 801, гл. 291, гл. 97, эфф. 1 сентября 1981 г.

Арт. 1.24. ОБЩЕСТВЕННЫЙ СУД. Судебные и судебные разбирательства во всех судах являются публичными.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.25. ПРОТИВОСТОЯНИЕ СВИДЕТЕЛЬЦЕВ. Подсудимый в судебном заседании вызывается со свидетелями, за исключением отдельных случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, при которых берутся показания.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.26. ПОСТРОЕНИЕ НАСТОЯЩЕГО КОДЕКСА. Положения настоящего Кодекса должны толковаться либерально для достижения целей, намеченных Законодательным собранием: Предупреждение, пресечение и наказание преступлений.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Арт. 1.27. ПРИНИМАЕТСЯ ОБЩЕЕ ПРАВО. Если настоящий Кодекс не устанавливает правил процедуры в каком-либо конкретном случае, который может возникнуть, применяются и имеют преимущественную силу нормы общего права.

Acts 1965, 59 Leg., vol. 2, с. 317, гл. 722.

Страница не найдена | Институт мира США

Поиск USIP.org

Тип контентаСообщение в блогеЦентрКурсЮжный Суданский мирный процесс Цифровая библиотека ЭлементСобытиеВнешние новостиСтипендияТема обсужденияGC — Academy LandingGC — Продвижение курсаGC — EventGlossary TermGrantINPROL PublicationLanding PageNewsOnline CoursePagePersonProjectsPublicationPublic Education PageБиблиотечный ресурсSite Notification

СтраныАфрика-Ангола-Бенин-Ботсвана-Буркина-Фасо-Бурунди-Камерун-Кабо-Верде-Центральноафриканская Республика-Чад-Коморские Острова-Кот-д’Ивуар-Демократическая Республика Конго-Джибути-Экваториальная Гвинея-Эритрея-Эфиопия-Габон-Гана -Гвинея-Гвинея-Бисау-Кения-Лесото-Либерия-Мадагаскар-Малави-Мали-Мавритания-Маврикий-Мозамбик-Намибия-Нигер-Нигерия-Руанда-Сан-Томе и Принсипи-Сенегал-Сейшельские острова-Сьерра-Леоне-Сомали-Южная Африка- Южный Судан-Судан-Свазиленд-Танзания-Гамбия-Республика Конго-Того-Уганда-Замбия-ЗимбабвеАмерика-Антигуа и Барбуда-Аргентина-Багамы-Барбадос-Белиз-Боливия-Бразилия-Канада-Чили-Колумбия-Коста-Рика -Куба-Доминика-Доминиканская Республика-Эквадор-Сальвадор-Гренада-Гватемала-Гайана-Гаити-Гондурас-Ямайка-Мексика-Никарагуа-Панама-Парагвай-Перу-Сент-Китс и Невис-Сент-Люсия-Сент-Винсент и Гренадины-Тринидад и Тобаго-США-Уругвай-ВенесуэлаАзия-Афганистан-Австралия-Бангладеш-Бутан-Бруней-Бирма-Камбоджа-Китай-Фиджи-Индия-Индонезия-Япония-Казахстан- Кирибати-Кыргызстан-Лаос-Малайзия-Мальдивы-Маршалловы Острова-Микронезия-Монголия-Науру-Непал-Новая Зеландия-Северная Корея-Пакистан-Палау-Новая Гвинея-Филиппины-Самоа-Сингапур-Соломоновы Острова-Южная Корея-Шри-Ланка- Суринам-Таджикистан-Таиланд-Тимор-Лешти-Тонга-Туркменистан-Тувалу-Узбекистан-Вануату-ВьетнамЕвропа-Албания-Андорра-Армения-Австрия-Азербайджан-Беларусь-Бельгия-Босния-Герцеговина-Болгария-Хорватия-Кипр-Чехия-Дания- Эстония-Финляндия-Франция-Грузия-Германия-Греция-Гренландия-Святой Престол (Ватикан)-Венгрия-Исландия-Ирландия-Италия-Косово-Латвия-Лихтенштейн-Литва-Люксембург-Македония-Мальта-Молдова-Монако-Черногория-Нидерланды -Норвегия-Польша-Португалия-Румыния-Россия-Сан-Марино-Сербия-Словакия-Словения-Испания-Швеция-Швейцария-Турция-Украина-Великобритания Ближний Восток и Северная Африка-Алжир-Бахрейн-Египет-Иран-Ирак-Израиль и Палестинские территории-Иордания-Кувейт-Ливан-Ливия-Марокко-Оман-Катар-Саудовская Аравия-Сирия-Тунис-Объединенные Арабские Эмираты-Йемен

Проблемные областиВоенно-гражданские отношенияАнализ и предотвращение конфликтовДемократия и управлениеЭкономика и окружающая средаОбразование и обучениеНасилие на выборахХрупкость и устойчивостьГендерГлобальное здравоохранениеГлобальная политикаПрава человекаПрава человекаСправедливость, безопасность и верховенство законаПосредничество, переговоры и диалогНенасильственные действияМирные процессыПримирениеРелигияНасильственный экстремизмМолодежь

Сортировать

Актуальность

Дата

Уголовно-процессуальный кодекс Техаса — УК П Ст.

38.22

сек. 1. В данной статье под письменным заявлением обвиняемого понимается:

(1) показания, сделанные обвиняемым собственноручно; или

(2) заявление, сделанное на языке, который обвиняемый может прочитать или понять:

(А) подписывается обвиняемым; или

(B)  имеет отметку обвиняемого, если обвиняемый не может писать, и отметка засвидетельствована лицом, не являющимся блюстителем порядка.

сек. 2. Ни одно письменное заявление, сделанное обвиняемым в результате допроса в заключении, не допускается в качестве доказательства против него в любом уголовном процессе, если в самом заявлении не указано, что:

(a) обвиняемый до дачи показаний либо получил от мирового судьи предупреждение, предусмотренное в Статья 15.17 настоящего кода или полученное от лица, которому делается заявление, предупреждение о том, что:

(1) он имеет право хранить молчание и вообще не делать никаких заявлений, и что любое сделанное им заявление может быть использовано против него на суде;

(2) любое его заявление может быть использовано в качестве доказательства против него в суде;

(3) он имеет право на присутствие адвоката для консультирования до и во время любого допроса;

(4) если он не может нанять адвоката, он имеет право на то, чтобы адвокат был назначен для консультирования до и во время любого допроса; и

(5) он имеет право прекратить собеседование в любое время; и

(b) обвиняемый до и во время дачи показаний сознательно, разумно и добровольно отказался от прав, изложенных в предупреждении, предусмотренном подпунктом (а) настоящей статьи.

сек. 3. (a) Ни одно устное или жестовое заявление обвиняемого, сделанное в результате допроса под стражей, не может быть принято против обвиняемого в уголовном процессе, за исключением случаев, когда:

(1) по заявлению делается электронная запись, которая может включать кинофильм, видеокассету или другую визуальную запись;

(2) до заявления, но во время записи обвиняемый получает предупреждение в соответствии с подразделом (а) раздела 2 выше, и обвиняемый сознательно, разумно и добровольно отказывается от любых прав, изложенных в предупреждении;

(3) записывающее устройство способно производить точную запись, оператор компетентен, запись является точной и не была изменена;

(4) идентифицированы все голоса на записи; и

(5) не позднее чем за 20 дней до даты судебного разбирательства адвокату, представляющему ответчика, предоставляется верная, полная и точная копия всех записей ответчика, сделанных в соответствии с настоящей статьей.

(b) Каждая электронная запись любого заявления, сделанного обвиняемым во время допроса в заключении, должна сохраняться до тех пор, пока обвинительный приговор обвиняемому за какое-либо правонарушение, связанное с ним, не станет окончательным, не будут исчерпаны все прямые апелляции по ним или судебное преследование за такие правонарушения запрещено законом.

(c) Подраздел (a) настоящего раздела не применяется к любому заявлению, содержащему утверждения о фактах или обстоятельствах, которые признаны верными и которые способствуют установлению вины обвиняемого, например обнаружение утаенного или украденного имущества. или инструмент, с помощью которого, по его словам, было совершено преступление.

(d) Если обвиняемый является глухим, показания обвиняемого в соответствии с разделом 2 или пунктом 3(а) настоящей статьи не принимаются в отношении обвиняемого, за исключением случаев, когда предупреждение, содержащееся в разделе 2 настоящей статьи, интерпретируется глухому лицу переводчик, имеющий квалификацию и приведенный к присяге, как это предусмотрено в Статья 38. 31 этого кода.

(e) Суды этого штата должны строго толковать Подпункт (а) настоящей статьи и не могут толковать Подпункт (а) как делающий заявление допустимым, если штат не выполнил все требования этого подраздела, за исключением того, что:

(1) идентифицируются только существенные голоса; и

(2) обвиняемому было вынесено предупреждение в соответствии с Подпунктом (а) Раздела 2 выше или его полностью действующим эквивалентом.

сек. 4. Когда какое-либо заявление, допустимость которого регулируется настоящей статьей, предполагается использовать в связи с официальным разбирательством, любое лицо, дающее ложную присягу относительно фактов и обстоятельств, которые, если бы они были верными, сделали бы заявление допустимым в соответствии с настоящей статьей предполагается, что он действовал с намерением ввести в заблуждение и со знанием смысла заявления для целей судебного преследования за дачу ложных показаний при отягчающих обстоятельствах в соответствии с Раздел 37. 03 Уголовного кодекса .Ни одно лицо, преследуемое по настоящему подразделу, не имеет права на испытательный срок.

сек. 5. Ничто в настоящей статье не препятствует признанию заявления, сделанного обвиняемым в открытом судебном заседании в ходе его судебного разбирательства, перед большим жюри или на следственном судебном заседании в соответствии с Статьи 16.03 и 16.04 настоящего кодекса, или показания, являющиеся результа- том ареста или правонарушения, или показания, не вытекающие из допроса под стражей, или добровольные показания, независимо от того, являются ли они результатом допроса под стражей, влияние на достоверность обвиняемого как свидетеля или любого другого заявления, которое может быть допустимым по закону.

сек. 6. Во всех случаях, когда ставится вопрос о добровольности заявления обвиняемого, суд должен сделать независимое заключение в отсутствие присяжных относительно того, было ли заявление сделано на добровольных условиях. Если было установлено, что заявление было сделано добровольно и признано допустимым с точки зрения закона и факта судом на слушании в отсутствие присяжных, суд должен издать постановление, в котором излагается его заключение относительно того, является ли заявление было сделано добровольно, наряду с конкретным установлением фактов, на которых основывалось заключение, приказ должен быть подан среди бумаг по делу.Такой приказ не должен быть представлен присяжным, а его решение не должно быть доведено до сведения присяжных каким-либо образом. После установления судьей в соответствии с законом факта, что заявление было сделано добровольно, доказательства, относящиеся к такому вопросу, могут быть представлены присяжным, и ему должно быть дано указание, что, если только присяжные не полагают вне разумных сомнений, что заявление было добровольно сделано, присяжные не должны рассматривать такое заявление ни для каких целей, ни какие-либо доказательства, полученные в результате этого.В любом случае, если заявлено ходатайство об отказе от заявления и представлены в суд доказательства по этому вопросу, суд в пределах своего усмотрения может пересмотреть такие доказательства, признав, что заявление было сделано добровольно, а те же доказательства представлены в суд. суд в судебном заседании по ходатайству о прекращении дела составляется в составе протокола так же, как если бы оно было представлено в судебном заседании. Однако государство или ответчик вправе представить любые новые доказательства по вопросу о добровольности заявления до вынесения судом вступившего в законную силу определения и постановления с изложением его выводов.

сек. 7. Когда вопрос поднимается из-за доказательств, судья первой инстанции должен надлежащим образом проинструктировать присяжных, как правило, о законе, относящемся к такому заявлению.

сек. 8.  Несмотря на любые другие положения этой статьи, письменное, устное или жестовое заявление обвиняемого, сделанное в результате допроса в заключении, допустимо против обвиняемого в уголовном процессе в этом штате, если:

(1) выписка была получена в другом штате и была получена в соответствии с законами этого штата или этого штата; или

(2) выписка была получена сотрудником федеральных правоохранительных органов в этом или другом штате и была получена в соответствии с законами Соединенных Штатов.

сек. 9. Несмотря на любые другие положения этой статьи, никакие устные, жестовые или письменные заявления, сделанные лицом, обвиняемым в совершении преступления, перечисленного в Статья 2.32(б) и произведенный в результате допроса в месте содержания под стражей, как этот срок определяется Статья 2.32 , допускается в отношении обвиняемого в уголовном процессе, за исключением случаев, когда:

(1) внесена электронная запись заявления, как того требует Статья 2.32(б) ; или

(2) Адвокат, представляющий штат, представляет удовлетворительные для суда доказательства того, что уважительная причина, как описано в Статья 2.32(г) , которые делали электронную запись допроса под стражей невозможной.

Уголовно-процессуальный кодекс — Введение — Поправки, процедуры, обыски и процесс

Уголовно-процессуальные меры являются гарантией против неизбирательного применения уголовных законов и беспричинного обращения с подозреваемыми преступниками. В частности, они предназначены для обеспечения соблюдения конституционных прав подозреваемых и обвиняемых в уголовных преступлениях, начиная с первоначального обращения в полицию и заканчивая арестом, расследованием, судом, вынесением приговора и обжалованием.

Основные конституционные положения, касающиеся уголовного судопроизводства, можно найти в поправках IV, V, VI и VIII к Конституции США. ЧЕТВЕРТАЯ ПОПРАВКА охватывает право на свободу от необоснованных обысков и арестов:

Право людей на безопасность их личностей, домов, документов и имущества от необоснованных обысков и конфискаций не должно нарушаться, и никакие ордера не должны выдаваться, кроме как по вероятной причине, подкрепленной присягой или подтверждением, и в частности описание места, подлежащего обыску, и лиц или вещей, подлежащих изъятию.Ордер — это документ, подтверждающий судебное одобрение обыска или ареста. Верховный суд США постановил, что Четвертая поправка не требует ордера на все обыски; скорее, он запрещает необоснованные обыски. Все обыски без ордера являются необоснованными, если они не проводятся в соответствии с одним из нескольких исключений, установленных Судом.

ПЯТАЯ ПОПРАВКА охватывает целый ряд процедурных вопросов, включая смертную казнь, несколько судебных процессов за одно и то же уголовное преступление ( ДВОЙНОЕ ПРИЗНАНИЕ ), САМОВИНОЛЕНЕНИЕ ПРОЦЕСС .В соответствующей части он гласит:

.

Ни одно лицо не может быть привлечено к ответственности за преступление, наказуемое смертной казнью, или иное позорное преступление, кроме как по представлению или обвинительному акту Большого жюри… и ни одно лицо не может дважды подвергаться опасности для жизни или здоровья за одно и то же преступление; он также не может быть принужден в каком-либо уголовном деле к даче показаний против самого себя, а также не может быть лишен жизни, свободы или имущества без надлежащей правовой процедуры.

ШЕСТАЯ ПОПРАВКА касается процедур, необходимых в суде.Он обеспечивает,

При любом уголовном преследовании обвиняемый имеет право на безотлагательное и публичное судебное разбирательство беспристрастным судом присяжных штата и округа, где было совершено преступление, какой округ должен быть предварительно установлен законом, и быть проинформированным о характере и основании обвинения; встретиться со свидетелями против него; иметь обязательный процесс получения свидетелей в свою пользу и иметь помощь адвоката для своей защиты.

Наконец, ВОСЬМАЯ ПОПРАВКА гласит: «Не требуется ни чрезмерный залог, ни наложение чрезмерных штрафов, ни применение жестоких и необычных наказаний».

Сначала эти поправки были истолкованы как применимые только к федеральным обвинениям. Штаты имели право принимать уголовные процедуры, противоречащие им, до принятия ЧЕТЫРНАДЦАТОЙ ПОПРАВКИ в 1868 году. Четырнадцатая поправка запрещает штатам «лишать любого человека жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры». (§ 1).В соответствии с Четырнадцатой поправкой государства должны обеспечить большую часть уголовных гарантий, предусмотренных Четвертой, Пятой, Шестой и Восьмой поправками.

Федеральные суды должны соблюдать все уголовные процедуры, перечисленные в поправках к Конституции. Что касается судов штатов, Верховный суд США принял подход «выборочного включения», чтобы точно определить, какой процесс должен быть осуществлен ответчиком по уголовному делу. При таком подходе защищаются только основные права.

По мнению Суда, основные права в уголовном процессе включают свободу от необоснованных ОБЫСКОВ И ИЗЪЯТИЙ ; свобода от ЖЕСТКОЕ И НЕОБЫЧНОЕ НАКАЗАНИЕ ; помощь адвоката; ЗАЩИТА ОТ САМОВЛИЧЕНИЯ ; очная ставка противоположных свидетелей; a SPEEDY TRIAL ; обязательный процесс получения свидетелей; суд присяжных для судебного преследования по делам, по которым обвиняемый может быть лишен свободы; и защита от двойной опасности. Единственные меры защиты, которые конкретно не требуются от штатов, — это запрет Восьмой поправки на чрезмерный залог и требование Пятой поправки о том, что печально известные преступления должны преследоваться большим жюри.

Судебное толкование основных прав предоставило государствам значительную свободу действий в формировании своих собственных уголовных процедур. Хотя их процессуальные правила и статуты во многих отношениях схожи, федеральные законодательные органы и законодательные органы штатов несут ответственность за свои собственные уголовные процедуры, и процедуры различаются от штата к штату.Правительство штата и федеральное правительство не могут ограничивать защиту, гарантированную Конституцией, но могут расширять ее.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.